.

Алексеев, Макарова 1985 – Ораторское искусство в суде (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
14 29791
Скачать документ

Алексеев, Макарова 1985 – Ораторское искусство в суде

Глава первая

КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ ОРАТОРСКОГО ИСКУССТВА

Уже в Древнем Египте, Ассиро-Вавилонии, Индии. Китае

было известно ораторское искусство, но подлинной его роди-

ной является Древняя Греция, где публичное слово имело

большое общественное значение ‘. Ораторы выступали с сенат-

ских трибун, на народных собраниях и форумах, на судебных

процессах и различных торжествах. Известными риторами

Древней Греции были Демосфен, Исократ, Эсхин, Филократ,

Лисий. Самым блестящим оратором Древней Греции, власти-

телем дум являлся всемирно известный Демосфен, речи кото-

рого, насыщенные фактическим материалом и содержащие

немало личных наблюдений, были отмечены предельной напря-

женностью, динамикой, аргументированы, понятны слушате-

лям. Для Демосфена была характерна артистическая манера

держаться на трибуне, что также способствовало его успеху

как оратора. В суде Демосфен выступал в качестве адвоката.

Современники так характеризовали Демосфена: ^

Древняя Греция является родиной полемики, знаменитого

диалога, зачинателем которого был Сократ ^

Теорию ораторского искусства разрабатывали Платон

и Аристотель. По мнению Платона, красноречие должно быть.

деловым, а не пустословным, неподкупным, честным и высоко-

нравственным. Особенно критически Платон относился к су-

дебным ораторам.

Аристотель рассматривал ораторское искусство в философ-

ском плане, подчеркивая его этические и эстетические функ-

‘ Об истории ораторского искусства см., напр.: Апресян Г. 3. Ора-

торское искусство. М., 1969.

” О возвышенном. М.; Л., 1966, с. 28.

Ї К о зар же век и и А. И, Искусство полемики. М., 1972: Поцее

с я и ц В. Сократ. М., 1977.

ции. И сейчас мы можем найти много ценного и полезного для

себя в его трудах.

Аристотель считается создателем теории спора. Он разли-

чал: а) диалектику-искусство спорить в целях выяснения ис-

тины; б) эристику-искусство любой ценой оставаться правым

в споре; в) софистику – стремление добиться победы в споре

путем преднамеренного использования ложных доводов.

Традиции древнегреческого ораторского искусства были

плодотворно развиты в Древнем Риме”*. Ораторское искусство

приравнивалось к искусству полководца. Риторика и эстетика

рассматривались как единое целое. В Древнем Риме выросла

целая плеяда известнейших ораторов и среди них Катон Стар-

ший, Тиберий и Гай Гракхи, Марк Тулий Цицерон, Корнелий

Тацит. Блестящим теоретиком ораторского искусства и вели-

ким оратором, чье имя стало нарицательным еще в древности,

является Марк Тулий Цицерон, который провел на форуме

почти 40 лет и был подлинным идейным вождем римского се-

ната. Он выработал стиль, который позволял ему быть про-

стым II блистательным, безыскусным и страстным. Замеча-

тельным свойством цицероновской речи были музыкальность

II ритмичность. Прославился он своими знаменитыми патети-

ческими вступлениями и заключениями. Как судебный оратор

Цицерон был выше Демосфена.

В Цицероне органически сочетались теория и практика

красноречия. Свои теоретические идеи он блестяще воплощал

в практической деятельности. Идеалом оратора он считал че-

ловека высокой культуры, постоянно духовно обогащающего-

ся, знающего литературу, историю, философию, право, одина-

ково хорошо владеющего и простым и высоким стилем, пони-

мающего влияние ритма на слух аудитории, умеющего заста-

вить ее и смеяться и плакать, могущего властвовать над ее

душой. Взгляды Цицерона на ораторское искусство, его сове-

ты имеют важное, непреходящее значение для каждого, кто

пожелает научиться . Для ре-

чей Цкцерона характерны восклицания, повторения, градация,

ирония, употребление риторического приема бессоюзия, что

придавало речи чеканность.

Теория ораторского искусства в Древнем Риме находилась

^.

В средние века абсолютизм и возвышение религии в зна-

чительной мере задержали развитие ораторского искусства.

История религии более насыщена войнами и кровавыми собы-

тиями, чем проповедями. Средневековый оратор пересказывал

догматы веры и библейские легенды. Главный принцип пропо-

ведничества – внушение, а не убеждение. Для церковных ора-

торов, таких как Иоанн Златоуст, Фома Аквинский, протопоп

Аввакум и других, характерны незыблемая убежденность

в правоте своей веры, умение овладевать чувствами и созна-

нием верующих, влиять на их воображение, вызывать чувство

экстаза.

Средневековье наложило свой отпечаток на ораторское ис-

кусство, которое дискредитировало себя, оторвалось от жизни.

Но и в это время, в огне антифеодальных войн и восстаний

выдвинулись такие ораторы-проповедники, как Д. Болл,Я.Гус,

Я. Жижка и другие, которые призывали к борьбе за свободу.

На смену феодальному строю пришел буржуазный со зна-

менитым лозунгом . В период

буржуазных революций особенно проявилась классовая на-

правленность ораторского искусства, которая ярче всего обна-

ружилась у выдающихся политических деятелей и ораторов

Марата и Робеспьера. Им были присущи идейная убежден-

ность. смелость, бесстрашие, страстность, полемический задор.

Выдающимся трибуном, потрясающим народные массы, была

деятельница французской буржуазной революции XVIII в.,

певица Т. де Мерикур^. История знает мало имен женщин-

ораторов, поэтому каждое такое имя достойно сохранения

в памяти людей.

Ораторы французской буржуазной революции подняли на

небывалую до того высоту социально-политическое красноре-

чие, превратив его в оружие против феодализма.

Однако буржуазия недолго удерживалась на гребне рево-

люционных и прогрессивных идей, которые вскоре предала.

Буржуазно-парламентская трибуна выдвинула таких ораторов,

как А. Ламартип, Б. Дизраэли, У. Гладстон, говоривших для

того, чтобы скрывать свои мысли. Для них характерны крас-

нобайство, лицемерие, прямой обман масс. Буржуазное крас-

норечие неоднократно подвергалось критике К. Марксом

и Ф. Энгельсом, высмеявшими позерство, ханжество, подыгры-

вание под дурные вкусы, напыщенные фразы. К. Маркс

и Ф. Энгельс вскрыли социальную подоплеку буржуазного

красноречия, показали его классовую, антинародную сущ-

ность^

Начало русскому красноречию положил М. В. Ломоносов,

который добился того, чтобы лекции в университетах читались

на русском языке, а не на иностранных. Мы очень многим обя-

заны М. В. Ломоносову, в том числе и тем, что стали слушать

публично русскую речь. Великий, свободный, могучий и прав-

дивый русский язык зазвучал в аудиториях университетов.

В 1746 г. Ломоносов прочитал в Петербурге первую лекцию

на русском языке. Традиционное красноречие наполнялось но-

вым содержанием, национальными элементами. Ломоносов был

не только первым русским оратором, но и первым русским

теоретиком ораторского искусства. Его труд ^ содержит основные положения и прин-

ципы ораторского искусства. Для Ломоносова главным в крас-

Ї Козаржевский А. Ч. Античное ораторское искусство. М., 1980,

с. 39.

^ Там же, с. 6!.

” Герцен А. И. Былое и думы. Куйбышев, 1975, с. 403, 639.

‘ См.: Маркс К-. Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 35, с. 149; т. 8,

с. 510: т. 6, с. 289-29!.’

” Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., т. 7. М., 1952.

норечии было содержание, глубокая мысль, логика рассужде-

ний, вразумительность п упорядоченность речи.

Основные положения Ломоносова по риторике развивал

А. Ф. Мерзляков ‘Ї. В университетах России появились блестя-

щие ораторы: Т. Н. Граионский, В. О. Ключевский, Д. И. Мен-

делеев, К. А. Тимирязев, II. II. Павлов и др.” Эти ученые соз-

дали образцы русского академического красноречия, которое

провозглашало и пропагандировало прогрессивные научные

идеи и достижения отечсстнснной и зарубежной науки, отли-

чалось яркой формой изложения, уп.чскателыюстью.

Великие русские писатели А. II. Герцен, В. Г. Белинский,

Н. В. Гоголь, М. Е. Салтыков-Щедрин нс только поддержива-

ли русское академическое ораторское искусство, но и сами

были мастерами публичного слова. А. И. Герцен писал

о В. Г. Белинском: <...> ‘2.

Для юристов наибольший интерес представляет русское су-

дебное красноречие. В 1864 г. в России была проведена су-

дебная реформа, которая ввела суд присяжных, основанный на

принципах гласности, и адвокатуру, что было прогрессивным

явлением. Между обвинением и защитой происходили публич-

ные состязания, вызывающие интерес слушателей. Судебные

процессы нередко освещались в печати. Все это способствова-

ло быстрому развитию и совершенствованию судебного крас-

норечия. Выдвинулась целая когорта талантливых судебных

ораторов: А. Ф. Кони, В. Д. Спасович, К. К. Арсеньев, С. А. Ан-

дреевский, Ф. А. Александров, А. И. Урусов, А. Я. Пассовер,

Ф. Н. Плевако, В. И. Жуковский, Н. П. Карабчевскнй и др.^

Судебные речи привлекали пристальное внимание обществен-

ности, ибо в них поднимались злободневные вопросы, волно-

вавшие умы и чувства многих.

Правила, относящиеся

‘”Мерзляков А. Ф. Краткая риторика, ил:

ко всем родам сочинений прозаических. М., 1821.

“Кохтев Н. Н. На трибуне ученые. М., 1976.

” Герцен А. И. Былое и думы, с. 409.

“Тимофеев А. Г. Судебное красноречие в России. СПб., 1900: Ля-

х овец к и И Л. Д. Характеристика известных русских судебных ораторов.

СПб., 1897: Судебные речи известных русских юристов. М., 1957; Ми-

хаил овская Н. Г., Одинцов В. В. Искусство судебного

1 10Я1

оратора.

М., 1981

12

Первым среди судебных ораторов по праву {

А. Ф. Кони-чародей слова, как его называли^. ВСЯ

прокурорская деятельность Кони характеризовалась б1

растием, независимостью и высокой принципиальностью.

был большим мастером рисовать портреты людей, в СВОИХ”?’)

чах давал тонкий психологический анализ обстоятельств ДМ1&

Для выражения своих мыслей он находил простые, единствен-

но верные слова, которые западали в ум и сердце человека.

Тон речи у Кони ровный, спокойный, сдержанный, полный до-

стоинства. Всем речам Кони присуще уважение к человеческой

личности. ^. Гуманное от-

ношение Кони к подсудимому никогда не превращалось в сла-

бость обвинения. Современники справедливо замечали, что

едва ли был обвинитель более опасный, стойкий и сильный

вследствие такта и чувства меры, отсутствия натяжек, передер-

жек и односторонности. Кони всегда глубоко изучал и хорошо

знал материалы дела, хотя выписки делал редко; вникал в су-

щество дела, применял научный анализ в изложении содер-

жания судебной речи. Кони создал у нас тип судебного обви-

нителя, применяющего научные приемы к живому делу суда.

Он создал образцы ученого судебного красноречия и юриди-

ческого анализа.

А. Ф. Кони оставил много полезных советов и рекоменда-

ций судебным ораторам и вообще всем ораторам^ Он требо-

вал от прокурора и адвоката строгой логичности, глубокой аргу-

ментации, тонкого психологического анализа, объективного

и обстоятельного разбора доказательств, учил умелому исполь-

зованию богатств русского языка и не терпел вульгаризмов ‘^

Адвоката В. Д. Спасовича заслуженно называли королем

русской адвокатуры. Спасович многое сделал для того, чтобы

вести защиту на научной основе, был активным творцом основ

русского судебного ораторского искусства, одним из создате-

лей школы русского судебного красноречия “. В. Д. Спасо-

вич – большой художник и оригинальный судебный оратор.

В его речах поражала красота языка и мощь мысли, что весь-

ма впечатляло как судей, так и всех присутствующих. –

представителем адвокатуры, но всей своей деятельностью на

этом поприще преподал достойные самого внимательного изу-

чения приемы и способы, согласные с непосредственными це-

лями, и вместе с тем с общественными задачами адвокатуры>^.

Как правило, Спасович уже в начале речи обозначал позицию

по делу, раскрывал сноп намерения, намечал программу вы-

ступления.

Топким психологом был адвокат С. А. Андреевский-ора-

тор смелый, верящий и силу свободного слова, заботящийся

о стиле своего выступления, однако вольно обращающийся

с фактами. Андреевский почти не касался обычного материа-

ла судебного следствия-улик и доказательств-или касался

его очень поверхностно, но предметом своей речи избирал лич-

ность подсудимого, его житейскую обстановку и условия окру-

жавшей его среды ‘^

Адвокату К. К. Арсеньеву была присуща ровная, плавная,

быстрая, чуждая эффектов и блеска, но логическая, доказа-

тельная речь, основанная на тщательном изучении материалов

дела. Как судебный оратор Арсеньев убеждал судей довода-

ми, построенными на анализе фактов и обстоятельств дела ^.

В, И. Жуковского называли самым остроумным человеком

в адвокатской корпорации. Он обладал редким даром язвить

противника, легко разрушал сильную аргументацию удачной

шуткой, меткой остротой. По свойству своего ораторского та-

ланта он был обличитель-обвинитель, произносил речи в раз-

говорном стиле, без всякой торжественности и приподнятости

тона ^.

Свободная, громкая речь адвоката Н. Л. Карабчевского, по

отзывам современников, лилась быстро и лихо, словно русская

тройка. Он был большим мастером вести судебное следствие

энергично и умело. Судебные речи отличались страстностью

и художественным изображением событий дела ^.

Сила судебного оратора адвоката А. Я. Пассовера была не

во внешней форме речи, а в ее содержании. Он тщательно

обдумывал композицию речи и все доводы. Для его речей была

характерна импровизация, ^.

Речь адвоката Н. И. Урусова горяча, резка, исполнена по-

‘> Кони А. Ф. Собр. соч., т. 5. М., 1968, с. 114.

” Там же. с. 175.

^Судебные речи известных русских юристов. М., 1957, с. 222,

^ Ляховецкий Л. Д. Характеристика известных русских судебных

орптороз. с. 102-117.

“Смолярчук В. И. Н. П. Карабчевский-русский судебный ора-

тор и писатель.-Советское государство и право, 1983, № 8.

“Карабчевский Н. П. Около правосудия. СПб., 1902, с. 91.

лемического задора. О нем, как об ораторе, говорили, что он

ищет страстей, столкновений, войны. Судебные речи его укра-

шали яркие и красивые эпитеты. ^.

Великолепным оратором был адвокат П. А. Александров.

Свои речи он произносил не слишком громким голосом, в спо-

койной манере. Его выступления в суде отличались глубиной

логического анализа, силой ядовитого сарказма, умением нане-

сти острый удар своему противнику. Защитительная речь Алек-

сандрова по делу Веры Засулич явилась крупным событием

общественной жизни ^.

Судебные речи известного русского адвоката Ф. Н. Плева-

ко, имя которого стало нарицательным, отличались большой

психологической глубиной, доходчивостью и простотой. Содер-

жание и форму своих речей Плевако увязывал с настроением

слушателей, умело воздействовал на аудиторию. Как правило,

речи Плевако были кратки и остры, стилизованы под тон про-

стой, непринужденной беседы. Он мастерски пользовался бо-

гатством русского языка. Так, по делу Максименко заявил:

. Стрем-

ление указать внутренний смысл того или иного явления или

житейского положения заставляло Плевако брать краски из

существующих поэтических образов или картин или рисовать

их самому с тонким художественным чутьем и, одушевляясь

ими, доходить до своеобразного лиризма, производившего не

только сильное, но иногда неотразимое впечатление. В его ре-

чах не было места юмору или иронии, но часто, в особенности,

где дело шло об общественном явлении, слышался с тру-

дом сдерживаемый гнев илп страстный призыв к негодо-

ванию^.

Опыт русского судебного ораторского искусства был обоб-

щен в книге П. С. Пороховщикова (П. Сергеича) , которая до сих пор оказывает юристам неоце-

нимую помощь в работе над судебной речью ^.

Проследив в общих чертах историю ораторского искусства,

можно отметить, что прогрессивное красноречие характеризу-

ют общественная активность, гражданская смелость, искрен-

ность, глубокая убежденность в правоте тех идей, которые

провозглашались ораторами, осознанное, уважительное отноше-

ние к слову, упорный труд, постоянная работа над языком

-1 стилем.

Глава вторая

СОВРЕМЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ СОВЕТСКОГО СУДЕБНОГО

ОРАТОРСКОГО ИСКУССТВА В ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ,

ПРАВОВОМ И НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ

ГРАЖДАН

Ознакомившись с выдающимися представителями оратор-

ского искусства, мы убедились в том, что ораторское искусство

постоянно совершенствуется и развивается. Для всех выдаю-

щихся ораторов был присущ тот ораторский стиль, который

соответствовал их личности, творческой индивидуальности. Они

постоянно оттачивали свое мастерство, постоянно работали над

собой, накапливали знания, были передовыми людьми своего

времени, правдивыми и искренними.

Изучение и освоение многовекового опыта ораторского ис-

кусства необходимо каждому оратору для развития и совер-

шенствования своего мастерства.

Конституция СССР среди главных задач социалистического

общенародного государства указывает задачу воспитания че-

ловека коммунистического общества. В ст. 8 установлено:

. Тем самым Конституция СССР возвела задачу

воспитания граждан в ранг наиважнейших.

Постановления ЦК КПСС 1979 г. и , развивая положения Конституции,

поставили задачу по усилению идеологического, правового

и нравственного воспитания граждан ‘. В постановлениях

ЦК КПСС говорится, что существенно снижают эффективность

воспитательной работы формализм, напыщенность, внешнее

наукообразие языка, словесная трескотня, назидательность,

громкие фразы, всякого рода пропагандистские штампы, се-

рый, стиль и механическое повторение общих ис-

тин вместо их творческого осмысления. Там же говорится

и о необходимости повысить воспитательное значение судеб-

ных процессов, практиковать их проведение с выездом на пред-

приятия, стройки, в колхозы и совхозы.

В постановлении Пленума ЦК КПСС от 15 июня 1983 г.

говорится: ^.

Эти указания партии обязательны для судебных ораторов,

” Сергенч П. Искусство речи на суде. М., 1960.

‘ Ся.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пле-

нумов ЦК, т. 13. М., с. 352-369, 462-469.

2 Коммунист, 1983, № 9, с. 44.

которые должны строить свои выступления с учетом полити-

ко-воспитательного воздействия судебного процесса на ауди-

торию, обеспечивая высокий профессиональный и воспита-

тельный уровень как государственного обвинения ^ так и за-

щиты.

В ч. 2 ст. 2 Закона о прокуратуре СССР установлено: . Часть 2

ст. 1 Закона об адвокатуре в СССР гласит: . Таким образом, для прокурора и адво-

ката воспитание граждан является профессиональной обязан-

ностью.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 8 от

7 декабря 1979 г. разъяснено: вся работа по правовому воспи-

танию должна проводиться целеустремленно, на высоком идей-

но-политическом и правовом уровне; необходимо воспитывать

у советских граждан, особенно молодежи, уважение к нормам

н правилам социалистического общежития, нетерпимое отно-

шение ко всякого рода антиобщественным проявлениям, разо-

блачать клеветнические измышления буржуазной пропаганды*.

В судебных речах профессиональные юристы осуждают

и бичуют чуждые нам идеологию и взгляды. Принцип партий-

ности является ведущим в деятельности судебного оратора..

^ Именно с партийно-идейных пози-

ций следует подходить к оценке преступления и любого дру-

гого правонарушения.

Развернутая общественно-политическая оценка преступле-

ния особенно необходима на процессах широкой гласности,

в выездных сессиях суда. Участники судебных прений дают

партийную оценку совершенному общественно опасному дея-

” Оценка труда прокурора п следователя по количеству и качест-

ву.- Социалистическая законность, 1982, № 9.

* Бюллетень Верховного Суда СССР, 1980, № 1.

^ Лпресян Г. 3. Опираясь на ленинские принципы.-Вопросы лекци-

онной пропаганды, вып. 5. М., 1980, с. 26.

пию, которая должна быть органически увязана с конкретны-

ми материалами дела, основана на них.

В одной из своих речей прокурор В. И. Царев говорил:

^.

Прокурор, выступая с речью, показывает всем присутствую-

щим в зале, почему закон наказывает за совершение опреде-

ленного действия или бездействия, почему такие действия

и бездействия являются общественно опасными. Оценка, давае-

мая преступлению прокурором, должна убеждать суд, слуша-

телей, подсудимого, других участников процесса в опасности

совершенного преступления, в справедливости и обоснованно-

сти осуждения виновного.

В речи прокурора могут освещаться различные вопросы,

представляющие общественный интерес. Так, уместно говорить

о пьянстве как большом социальном зле, причине многих пре-

ступлений (правонарушений), если это связано с конкретными

обстоятельствами дела.

Например, о пьянстве можно сказать так: “.

Общественно-политическая оценка, оторванная от фактов,

утрачивает свой смысл и значительно снижает воспитательное

Ї Царев В. И. Слово государственному обвинителю, М” 1982,

с. 73-74.

” Там же, с. 14-15.

воздействие речи. Прокурор по делу гражданина Малеева, учи-

нившего драку, дал такую общественно-политическую оценку:

.

Далее в контексте речи следовали тезисы: . 10. Феофанов справедливо замечает по-

этому поводу:

^

По делам о хищении государственного или общественного

имущества следует подчеркнуть, что основу экономической си-

стемы СССР составляет социалистическая собственность на

средства производства в форме государственной (общенарод-

ной) и колхозно-кооперативной собственности. Наряду с осве-

щением этих вопросов в судебной речи прокурор может раз-

вить нравственные темы (о вреде равнодушия, мещанства, об>

уважении к чести и достоинству людей, и т. п.).

Из речи В. И. Царева:

. Правильно посту-

пил следователь прокуратуры, сообщив в партком стспло;)ацода имени”

Х годовщины Октября о попустительстве и непринятии рукоиодитглями це-

ха своевременных мер к пресечению антиобщественного поведения Васнль-

чеико и Тимонина. Как известно, руководящие работники цеха, вииоииы^’

в потворстве нарушителям дисциплины, привлечены к партийной ответствен-

ности. Пусть они не забывают этот жизненный урок. Сейчас важно, чтобы-

общественные организации завода и поселка вели постоянную, настойчивую’

II целеустремленную воспитательную работу среди населения, остро крити-

ковали равнодушное отношение к общественным интересам, невзирая на’

лица, воспитывали в людях чувство гражданского долга перед коллекти-

вом, семьей, обществом>^.

Прокурор В. Н. Сажии по делу С. и Е. справедливо указал:.

‘”.

Еще можно услышать судебные речи, в которых прокуро-

ры далеко не всегда дают общественно-политическую оценку

совершенным преступлениям, что снижает воспитательное воз-

действие процесса.

Участвуя в судебном рассмотрении уголовных дел, проку-

рор, поддерживая обвинение, выявляет причины и условия, спо-

собствовавшие совершению преступления. Осуществляя данную-

деятельность, прокурор формирует общественное мнение и мо-

билизует общественность на борьбу с преступностью, антиоб-

щественными и аморальными явлениями. Государственный

обвинитель содействует созданию вокруг правонарушителей ат-

мосферы всеобщего морального осуждения, содействует вос-

питанию граждан в духе нетерпимости к правонарушителям,

к поступкам, чуждым советской морали, в духе соблюдения

советских законов и правил социалистического общежития.

Прокурор обязан освещать все общественно-политические ни-

ти преступления, чтобы слушатели могли вынести из суда уро-

ки общественной морали и практической политики.

Вся речь прокурора должна оказывать на судебную ауди-

торию воспитательное воздействие, которое усиливается обще-

ственно-политической оценкой преступления. Иногда прокуро-

ры в своих речах сгущают краски, думая этим оказать боль-

шее воспитательное воздействие на аудиторию. Так, называют

^ Феофанов

1973, 3 дек.

Ю. От до : Заметки журналиста.- Известия,

Ї Царев В. И. Слово государственному обвинителю, с. 19-20.

^ Судебные речи государственных обвинителей Российской Феде-

рации, вып. 3. М” 1975, с. II-12.

21

преступление тяжким, хотя оно по закону не относится к та-

ковым, называют преступление , , сравнивают его с , хотя рассматривается

..дело о хулиганстве, в осиоие которого лежит семейно-бытовой

конфликт. Подобные искусственные преувеличения, в которых

явно проявляется обвинительный уклон, значительно снижают

воспитательный эффект речи прокурора”.

Прокурору следует обвинять подсудимого только в том пре-

ступлении, которое он действительно совершил, дать правиль-

ную квалификацию его действий, не допускать отступлений от

закона. Воспитательное воздействие речи повышает и просьба

к суду о справедливом наказании подсудимого. Характеризуя

личность подсудимого, прокурор должен проявить чувство ме-

,ры. объективность, умеренность. Характеристика подсудимого

.дается только на основании доказательств, исследованных

в судебном заседании, что повышает воспитательное воздей-

ствие речи. А. Ф. Кони писал: ‘^.

Важное воспитательное и предупредительное значение име-

ет анализ причин и условий, способствовавших совершению

преступления, и предложения об их устранении, умелый показ,

.как забвение хотя бы одного из требований морального кодек-

-са, может привести человека к преступлению. Речь прокурора

строится и излагается таким образом, чтобы все присутствую-

щие з зале могли извлечь из нее уроки общественной морали,

чтобы она служила образцом уважения к закону, человеческо-

.му достоинству, нормам коммунистической нравственности.

На выездных сессиях суда и по делам о преступлениях несо-

вершеннолетних воспитательное значение обвинительной речи

возрастает. В таких процессах каждая фраза прокурора долж-

на быть задачами воспитания. Раскрывая в речи

условия жизни и воспитания несовершеннолетнего подсудимо-

го. прокурор указывает на конкретные недостатки семейного

и школьного воспитания, а также устанавливает, где именно

воспитатели упустили подростка и предоставили его самому

себе. В этой части речи не следует увлекаться и перелагать

всю вину за совершенное преступление на родителей и воспи-

тателей. Прокурору надлежит так излагать свои рассуждения,

чтобы всем, в том числе и несовершеннолетнему подсудимому,

было ясно: в преступлении виноват сам подросток, за что он

.должен понести наказание, а родители и воспитатели отвеча-

ют лишь за нарушение своего долга ‘^. Речь прокурора по этим

делам должна оказать воспитательное воздействие о первую-

очередь на подсудимого, быть доходчива и понятна подрост-

кам. В ней необходимо развивать темы, которые несовершен-

нолетним представляются важными: о дружбе, о чувстве това-

рищества, об отношении к женщине и т.д. Во время произне-

сения речи государственный обвинитель ни на минуту не мо-

жет забывать о своей воспитательной роли и о том, что е^

суждения влияют на формирование общественного мнения.

Выступая в судебных прениях, адвокат также дает обще-

ственно-политическую оценку совершенному преступлению.

Лучшие советские адвокаты умело сочетают в речах защиту

с осуждением преступления.

Защита в советском уголовном процессе является общест-

венной функцией. Ни при каких обстоятельствах защита не-

может быть аполитичной. Защищая права и законные интере-

сы подсудимого, адвокат не должен забывать об интересах об-

щества, государства, правосудия. Адвокат защищает не пре-

ступление, а лицо, его совершившее. Он так же, как и любой-

член нашего общества, не может не осуждать преступление.

В своей речи адвокат должен сочетать острую, глубокую-

и правильную оценку общественно-политического значения де-

ла с подлинной и действительной защитой прав и законных

интересов подсудимого ‘^. ‘^.

В защитительных речах адвокаты ставят важные нрав-

ственные проблемы, связанные с рассматриваемым делом, под-

нимают вопросы, имеющие большое общественное значение,

вскрывают причины и условия, способствовавшие совершении^

преступлений. В этом особенно ярко проявляется идейно-поли-

тическая направленность защитительной речи. Уже с первых

слов речи обнаруживается общественная значимость того, что’

хочет сказать адвокат.

ли а ре в В. И. Воспитательная роль речи государственного обвини-

теля.-Социалистическая законность, 1972, № 9; Маляров М. Повысить

пос[![!тате.11)ную роль прокурора в судебном процессе.- Социалистическая

законность. 1975, Л> 2; Басков В. Речь прокурора в суде.-Социалисти-

чсская законность, 1979, № 12.

” Кони А. Ф. Собр. соч., т. 4. М” 1967, с. 128.

^ Г у к о вс к а я Н. И., Долгова А. И., Миньковский Г. М..

Расследование и судебное разбирательство дел о преступлениях несовершен-

нолетних. М., 1974, с. !65.

” С арки с ян ц Г. П. Защитник в уголовном процессе. Ташкент, 1971,.

с. 159-160; РогачевскнИ Л. Воспитательное значение речи адвока-

та.-Советская юстиция, 1981, № 7.

^ Феофанов Ю. Слово о защите.-Известия, 1982, 5 апр.

Три молодые девушки – Аня Александрова, Люба Владимирова и Ле-

ща Кузьмина – были преданы суду за кражу носильных и других вещей

из двух квартир дома, где сами проживали. Все они не работали и не

учились, жили на иждивении родителей. Когда дело находилось еще в ста-

дии предварительного расследования, в появилась

большая статья, в которой подробно описывались обстоятельства этого де-

ла. В статье резко осуждались поведение и поступки не только девушек,

но и всс11 компании молодых .подей, с которыми проводили время девушки,

за безнравственный образ жизни, за то, что они . Суровые упреки были направлены также в адрес

родителей девушек, которые, по мнению авторов этой статьи, воспитывали

их в праздности, оберегая даже от домашней работы и не обращая вни-

мания на их времяпрепровождение, совершенно их не контролировали.

Статья вызвала большой интерес и горячо обсуждалась, особенно в моло-

дежных коллективах, в среде педагогов.

Вот как начал свою речь в защиту Анн Александровой ад-

вокат В. Г. Викторович:

^.

Речь адвоката-защитника, как и речь прокурора, служит за-

даче воспитания нового человека. Адвокат является пропаган-

дистом коммунистических идей и морали. В своей защититель-

ной речи он не только провозглашает принципы коммунисти-

ческой морали, но и сам опирается на них при исследовании

.$1 оценке материалов дела. Вся речь защитника должна быть

.проникнута духом коммунистической идейности.

Воспитательное воздействие защитительной речи зависит

ют политической зрелости адвоката, его профессиональной под-

готовленности, понимания им общественной значимости вы-

ступления в суде, от его знаний и способностей. О должном

^воспитательном воздействии речи адвоката можно говорить

только тогда, когда им избрана правильная позиция по делу,

т. е. в соответствии с законными интересами подсудимого

!И установленными материалами дела.

Отдельные адвокаты освобождают себя от обязанности слу-

жить делу воспитания нового человека. Они ограничиваются

тем, что заявляют о своем согласии с прокурором в общест-

венно-политической оценке совершенного преступления. Так

поступать нельзя. Даже если адвокат согласен с прокурором,

он обязан найти для выражения своих мыслей новые, яркие,

нужные слова.

Адвокаты в судебных речах с точки зрения защиты долж-

“” Защитительные речи советских адвокатов. М” 1957, с, 83.

пы уделять внимание анализу причин и условий, способство-

вавших совершению преступлений, вскрывать недостатки*

в воспитательной работе, нарушения законности и т. д.

Своему подзащитному адвокат может давать только поло-

жительную характеристику в силу обязанностей защитника..

Однако не следует неосновательно и бездоказательно расхва-

ливать подсудимого. Некоторые адвокаты так увлекаются,

этим, что у слушателей, да и у самого подсудимого возникает

вопрос: зачем же судить столь образцового человека? Такое

смещение акцентов вредит осуществлению воспитательной за-

дачи. Речь защитника должна пробуждать добрые мысли>

и чувства у всех слушающих ее, в том числе у подсудимого,.

на которого защитительная речь оказывает огромное воздей-

ствие. Подсудимый доверяет своему защитнику, верит его сло-

вам, чем и должен воспользоваться адвокат. Своей речью он-

должен вызывать у подзащитного желание не только прислу-

шаться к мнению адвоката, но и последовать его совету.

Адвокату следует правильно объяснить значение чистосер-

дечного раскаяния подсудимого, особенно когда прокурор не

обратил на это внимания; дать тонкий психологический ана-

лиз личности подсудимого и его поведения, доказать суду, что

раскаяние подсудимого (если это действительно так)-не же-

лание снизить себе наказание, а моральная потребность очи-

ститься от преступления.

По делам о преступлениях несовершеннолетних адвокату

следует показать (прежде всего самому подсудимому), в чем

заключается конкретная вина несовершеннолетнего, какие

субъективные причины привели к тому, что он стал преступни-

ком, и наметить пути исправления подростка. Не следует при-

страстно анализировать причины и условия, способствовавшие

совершению преступления, условия жизни и воспитания несо-

вершеннолетнего. Речь адвоката по своему содержанию и фор^

ме должна вызывать у несовершеннолетнего подсудимого чув-

ство неловкости и стыда за свое поведение, желание честно-

жить и трудиться ‘^

Очень осторожным надо быть в оценке личности законных

представителей-родителей несовершеннолетних. Прежде чем

давать в речи отрицательную оценку их личности и поведения,

следует решить, нужно ли это делать, а если нужно, то как

это сделать. Вообще не рекомендуется весь гнев-

на родителей, забывая о том, что к уголовной ответственности

привлечен несовершеннолетний. Метание

в отношении родителей может создать неверное представление

у подростка о его вине. Недопустимо переложение ответствен-

ности с несовершеннолетнего подсудимого на других лиц и ор-

” Голубев а Л. М. Судебное рассмотрение дел о преступлениях

несовершеннолетних (Вопросы теории и практики). Фрунзе, 1981, с^ 221.

ганизации, которые не уделили должного внимания его воспи-

танию, не предупредили преступление ^. Адвокату необходимо

знать, как подросток относится к своим родителям, и щадить

его чувства. Иначе можно во время речи услышать от своего

подзащитного: .

Характеризуя короткую жизнь несовершеннолетнего, адво-

кат опирается только на доказанные факты. Подростки особен-

но чутки ко всякой фальши, поэтому если адвокат искренне

заинтересован в деле, в судьбе несовершеннолетнего, он и сво-

ей речью пытается помочь ему стать лучше, чище. О своей

педагогической миссии защитник должен помнить во время

произнесения речи, каждая фраза которой направлена на ока-

зание воспитательного воздействия. У несовершеннолетнего

должно сложиться впечатление, что защитником сделано все

для того, чтобы защитить его и помочь в дальнейшем исправ-

лении.

В делах о преступлениях несовершеннолетних адвокаты, как

и прокуроры, в речах часто развивают темы о мужской друж-

бе, товариществе, мужском достоинстве и чести. Если по делу

установлено, что взрослые толкали несовершеннолетних на

преступный путь, вовлекали в пьянство и т. п., адвокату необ-

ходимо ставить вопрос об их ответственности, просить суд

вынести частное определение ^.

Некоторые авторы и адвокаты полагают, что защитнику

далеко не всегда требуется давать общественно-политическую

оценку действиям подсудимого^. Однако адвокат в каждой

своей речи обязан с общественно-политических позиций оцени-

вать не только и не столько действия подсудимого, сколько

рассматриваемое дело, его сущность и значение. Если защит-

ник оспаривает квалификацию действий обвиняемого, он ука-

зывает на значение правильной уголовно-правовой оценки со-

вершенного деяния. Выявляя смягчающие вину подзащитного

обстоятельства, адвокат подчеркивает необходимость учета их

для определения справедливого наказания и т. п. Считая свое-

го подзащитного невиновным, адвокат также раскрывает обще-

ственную значимость дела, а именно: показывает значение за-

дач и основных принципов советского уголовного процесса,

в частности презумпции невиновности, гуманизм и справедли-

вость советских законов; если лицо оказалось привлеченным

к уголовной ответственности вследствие халатности или зло-

употребления должностных лиц, адвокат говорит об этом и про-

^ Калмыкова Н. В. Защита по делам несовершеннолетних. Минск,

1981, с. 68.

^Гинзбург Г. А., Поляк А. Г., Самсонов В. А. Советский

адвокат. М., 1968, с. 185; Гольдинер В. Д. Защитительная речь. М.,

1970, с. 109.

^ См., напр.:.Стецовский Ю. И. Уголовно-процессуальная деятель-

чость защитника. М” 1982, с. 94.

сит суд определенным образом отреагировать на данное об-

стоятельство, вскрывает причины незаконного и необоснован-

ного привлечения к уголовной ответственности, подчеркивает>

что обвинительный приговор может быть вынесен только в от-

ношении действительно виновного.

Адвокаты еще редко дают общественно-политическую оцен-

ку рассматриваемого дела, а ведь именно та часть речи, где

дается общественно-политическая оценка, несет большой вос-

питательный заряд.

Некоторые прокуроры склонны преувеличивать обществен-

ную опасность преступления, а некоторые адвокаты – при-

уменьшать. Отдельным адвокатам свойствен по отношению к другим подсудимым, что отнюдь не

усиливает воспитательного воздействия процесса.

Правильное формирование общественного мнения во мно-

гом зависит от судебных речей. Факты, ставшие предметом-

обсуждения в судебных прениях, в судебном разбирательстве,

осознаются не только присутствующими в зале, но и переда-

ются другим людям, которые, узнав об этих фактах, также

могут получить .

Велика роль судебных речей в нравственном воспитании

граждан. ^.

Прокуроры и адвокаты обязаны (п. 5

постановления Пленума Верховного Суда СССР № 2 от

20 июня 1979 г. ) ^.

Вот как объяснил в своей речи адвокат В. В. Шапошников

сущность закона о необходимой обороне:

^.

Советский суд решает вопрос о виновности привлеченного

к уголовной ответственности лица только на основании закона

.11 собранных доказательств.

Об этом в своей речи по делу О. В. Пеньковского и И. Г. Вин-

та государственный обвинитель А. Г. Горный сказал:

^.

В речах по гражданским делам также рассматриваются

^различные нравственные проблемы, например, по делам об

установлении отцовства, разделе имущества, бракоразводным

делам и др. Освещение в речах нравственных вопросов позво-

ляет прокурору и адвокату выполнить воспитательные задачи,

стоящие перед ними. По гражданским делам судебные орато-

ры анализируют нормы советской морали, дают отрицатель-

ную оценку чуждым нашему обществу стремлениям к наживе,

корыстным интересам и т, п. и тем самым оказывают воспи-

тательное воздействие на аудиторию.

По гражданскому делу О. И. и О. А. Куприяновых было установлено,

что Олег Куприянов вместе со своими родителями проживал в трехком-

натной квартире общей площадью 45,5 кв. м. Когда он женился, молодые

с согласия его родителей поселились в этой квартире, но прописка Ольги-

жены Олега – оформлена не была, поскольку этому никто не придавал зна-

чения. Без видимых причин отец Олега предложил молодым оставить квар-

тиру и снять комнату у частных лиц. Это обстоятельство вызвало предъ-

явление иска молодыми Куприяновыми о признании за Ольгой права на

жилую площадь как за членом семьи и о разделе жилой площади. Адвокат

Э. С. Васильева по делу О. И. и О. А. Куприяновых сказала: ^

Эта речь по делу о разделе жилой площади несла большой

нравственный заряд, содействовала нравственному воспи-

танию.

Выступая с речами по гражданским делам, прокурор и ад-

вокат раскрывают сущность советских законов, показывают их

подлинный гуманизм и демократизм. Из речи адвоката

Н. В. Елизаровой:

<...>^.

Таким образом, прокуроры и адвокаты, выступая по уго-

ловным и гражданским делам, содействуют воспитанию граж-

дан в духе коммунистической идеологии и морали, уважения

.к Конституции СССР и иным советским законам.

” Речи советских адвокатов. М., 1968, с. 98.

“” Судебные речи советских обвинителей. М” 1965, с. 257.

“‘ Речи советских адвокатов по гражданским делам, М., 1976, с. 115.

^ Слово адвокату. М., 1981, с. 65.

Глава третья

СУДЕБНАЯ РЕЧЬ

1. Понятие и предмет судебной речи

Речь представляет собой выражение тех или иных мыслей,.

суждений словами. Устная речь делится на монологическую’

(говорит один) и диалогическую (говорят двое и более). Пуб-

личная речь (ораторская) – монологическая.

В судебных процессах выступают лишь те участники, кото-

рым такое право предоставлено законом. Судебная речь имеет

место в заседании суда первой и второй инстанций и адресу-

ется определенной аудитории: суду, другим участникам процес-

са и всем присутствующим в суде, т. е. судебная речь является

видом публичной (ораторской) монологической речи. Выступая

в судах с речами, прокурор и адвокат подводят итоги не толь-

ко судебного рассмотрения дела, но и всей своей предшеству-

ющей работы, анализируют доказательства, излагают свою

позицию по делу, свои соображения по всем вопросам, на ко-

торые суду предстоит ответить в совещательной комнате при

составлении приговора, решения или определения. Произнесе-

ние судебной речи для них является профессиональной и про-

цессуальной обязанностью. Остальные участники процесса,

наделенные правом выступления в судебных прениях и в суде

второй инстанции, либо излагают мнение коллектива, предста-

вителями которого они являются (общественный обвинитель,

общественный защитник по уголовным делам, представитель

общественных организаций и трудовых коллективов по граж-

данским делам), либо отстаивают свои права и законные инте-

ресы, или их представляют (подсудимый, потерпевший, граж-

данский истец, гражданский ответчик или их представители по

уголовным делам; соответственно в гражданском процессе:

гражданский истец, гражданский ответчик, третьи лица и их

представители).

Судебная речь-это публичная речь, обращенная к суду

и всем участвующим и присутствующим при рассмотрении уго-

ловного или гражданского дела, произнесенная в судебном за-

седании и представляющая собой изложение выводов оратора

по данному делу и его возражения другим ораторам. Судебные

“О

речи влияют на формирование внутреннего судейского убеж-

дения, помогают суду глубже разобраться во всех обстоятель-

ствах дела, всесторонне, полно и объективно исследовать эти

обстоятельства, установить истину по делу и принять правиль-

ное решение’.

Судебные прения являются составной частью судебного раз-

бирательства, а судебная речь, в свою очередь,-составной

частью судебных прений и как таковая представляет собой

процессуальную деятельность. Реплика – это тоже судебная

речь, в которой возражают другим судебным ораторам. Судеб-

ная речь имеет место при рассмотрении дел как судом первой

инстанции, так и судом кассационной инстанции, поэтому по-

нятие судебной речи шире понятия судебных прений.

Предметом судебной речи являются те вопросы, которые

суд, исследуя конкретное преступление или правонарушение,

разрешает при постановлении приговора, решения или опреде-

ления, ибо именно по данным вопросам складывается внутрен-

нее убеждение судьи, на правильное формирование которого

оказывают воздействие выступления в судах. Данные вопросы

определены: для суда первой инстанции-в ст. ст. 303, 314, 321

.УПК РСФСР и ст. ст. 194, 197 ГПК РСФСР; для суда второй

инстанции-в ст. ст. 339, 351 УПК РСФСР и ст. ст. 305, 311

ГПК РСФСР. На них ждет ответа суд от участников судеб-

ного разбирательства, они исследуются в судебном заседании

и анализируются в речах.

Помимо данных вопросов суд рассматривает также и иные

обстоятельства, входящие в предмет доказызания по уголов-

ным делам (ст. ст. 68, 392, 404 УПК РСФСР и др.). Хотя

в гражданском процессе законом не определен предмет дока-

зываиия (он зависит от характера заявленного гражданского

иска), тем не менее содержание судебных речей в граждан-

ском процессе определяется также и обстоятельствами, входя-

щими в предмет доказывания.

В предмет судебной речи по уголовным делам в суде пер-

вой инстанции входят:

1) фактические обстоятельства дела (и. 1 ст. 68, п.1 ст. 303,

п. 1 ст. 392, п. 1 ст. 404 УПК РСФСР), их общественно-полити-

ческая оценка;

2) анализ и оценка доказательств (ч. 4 ст. 295, ст. 314 УПК.

РСФСР);

3) юридическая оценка установленных фактических обстоя-

тельств-квалификация преступления (п. 2 ст. 68, п.п. 2-4

ст. 303, п. 2 ст. 404 УПК РСФСР);

4) характеристика личности подсудимого, а в необходимых

‘ См. подр.: Б охан В. М. Формирование убеждения суда. Минск,

1973; Грошевой Ю. М. Проблемы формирования судейского убеждения

в уголовном судопроизводстве. Харьков, 1975.

31

случаях и других участников процесса (п. 3 ст. 68, п. 6 ст. 303,

пп. 2, 4 ст. 392, пп. 3, 4 ст. 404 УПК РСФСР);

5) вопросы, связанные с применением уголовного наказа-

ния или освобождения от него (п. 3 ст. 68, пп. 5, 6 ‘ ст. 303

УПК РСФСР);

6) вопросы, связанные с разрешением гражданского иска

(п. 4 ст. 68, п. 7 ст. 303, п. 5 ст. 404 УПК РСФСР);

7) иные вопросы, требующие своего разрешения (пп. 8-10,

ст. 303 УПК РСФСР);

8) анализ причин и условий, способствовавших совершению

преступления, и предложения о мерах по их устранению (ст. 21,

ч. 2 ст. 68, ст. 321, п. 3 ст. 392 УПК РСФСР).

Предметом судебной речи по гражданским делам в суде

первой инстанции являются:

1) фактические обстоятельства, имеющие значение для

дела;

2) оценка доказательств;

3) предложения о применении того или иного закона по

данному делу;

4) предложения по разрешению дела;

5) предложения о вынесении частного определения при на-

личии к тому оснований (ст. ст. 194, 197, 225 ГПК РСФСР).

В связи с усилением борьбы с преступностью и необходи-

мостью повышения качества и эффективности работы по вос-

питанию граждан следует, по нашему мнению, дополнить УПК

и ГПК РСФСР нормой, устанавливающей предмет судебной

речи.

Представители общественности должны в своих речах под-

держивать и обосновывать мнение коллективов, которые по

ручили им выступать в суде, давать характеристики подсуди-

мым, потерпевшим и иным участникам процесса, раскрывать

общественную значимость рассматриваемого дела. Требовать

в их речах специальных знаний нельзя, поскольку они в про-

цессе выполняют общественные, а не профессиональные обя-

занности.

В суде второй инстанции, где-рассматриваются дела по

протестам и жалобам, судебные прения не имеют места, поэто-

му содержание выступлений в судебном заседании носит иной

характер и определяется содержанием определения, выноси-

мого судом кассационной инстанции (ст. ст. 339, 351 УПК

РСФСР и ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР), а также содержани-

ем кассационной жалобы или протеста и дополнительными

материалами, которые могут быть представлены в суд второй

инстанции. В предмет судебной речи, произносимой в судеб-

ном заседании при рассмотрении дела в кассационной инстан-

ции, входят:

1) обоснование кассационной жалобы или протеста либо

чх критика;

2) критика или обоснование правильности решения или

приговора;

3) анализ и оценка дополнительных материалов;

4) предложения о внесении определенного решения (опре-

деления суда кассационной инстанции).

Итак, в содержание каждой судебной речи обязательно

входят те элементы, которые образуют ее предмет. Здесь мо-

гут возникнуть опасения: если судебная речь всегда должна

содержать одни и те же элементы, не станут ли все речи в су-

де одинаковыми, стандартными, похожими друг на друга? Од-

нако следует иметь в виду, что на содержание и форму судеб-

ной речи огромное влияние оказывают характер и объем де-

ла, личность оратора, судебная аудитория. В зависимости от

характера и объема конкретного дела одним элементам пред-

мета судебной речи будет уделено больше внимания, другим –

меньше, о третьих достаточно только упомянуть. Личность ора-

тора и судебная аудитория определяют построение и изложе-

ние судебной речи. Как нет одинаковых дел и людей, так не

может быть и одинаковых судебных речей. Если судебный

оратор постоянно выступает по существу с одной и той же

речью, то он тем самым демонстрирует свою профессиональ-

ную непригодность. Свободное владение формами судебной

речи является искусством, которое, как и всякое другое искус-

ство, может обратиться у некоторых ораторов в трафарет^.

Чтобы такого не случилось, судебный оратор должен творче-

ски подходить к определению содержания и формы каждой

судебной речи. Главным в судебной речи является ее содер-

жание, мысли оратора. <...>^.

Таким образом, предмет судебной речи составляет ее со-

держание, в которое входят фактические и юридические дан-

ные, т. е. содержание имеет две стороны: фактическую и юри-

дическую, неразрывно связанные друг с другом и образующие

единство. Форма же судебной речи представляет собой ее

внешнее выражение: построение и произнесение.

2. Виды и цели судебных речей и их роль

в осуществлении процессуальных функций

В судебном заседании по рассмотрению уголовных и граж-

данских дел можно выделить следующие виды судебных речей:

1) речь прокурора по уголовным делам в суде первой ин-

станции (обвинительная речь и речь при отказе от обвине-

ния) ;

^Виноградов В. В. Проблемы русской стилистики. Л1., 1981, с. 37.

э Во л ьке и штейн Ф. Я., Бобрищев-Пушкин А. В. Прения

сторон в уголовном процессе. СПб., 1903, с. 6.

2) речь адвоката по уголовным делам в суде первой ин-

станции (защитительная речь и речи адвокатов – представите-

лей потерпевшего, гражданского истца и гражданского от-

ветчика) ;

3) речь подсудимого в свою защиту (самозащитительная

речь);

4) речь потерпевшего и его представителя;

5) речи гражданского истца и гражданского ответчика или

их представителей (в пределах гражданского иска по уголов-

ным делам);

6) речи истца н ответчика и их представителей по граж-

данским делам;

7) речи прокурора и адвоката по гражданским делам в су-

де первой инстанции;

8) речи прокурора и адвоката по уголовным и граждан-

ским делам в суде второй инстанции;

9) речи общественного обвинителя и общественного защит-

ника по уголовным делам;

10) ре-111 представителей общественных организаций и тру-

довых коллективов по гражданским делам;

II) реплика как особый вид речи.

Именно в этих речах излагаются выводы участников про-

цесса по разбираемому делу, обосновываются их процессуаль-

ные позиции, анализируются и оцениваются доказательства,

формулируются просьбы к суду.

Любая ораторская речь, в том числе и судебная, представ-

ляет собой речевую деятельность; ее цель построить выска-

зывание, которым можно воздействовать на слушателей в нуж-

ном направлении^ Различают три вида речевого воздействия-

информирование, убеждение и внушение. Прокурор и адвокат,

выступая с судебными речами и желая воздействовать на суд

и других слушателей, широко пользуются данными видами

воздействия. Представляется неверным мнение о том, что про-

курор информирует суд, а адвокат убеждает суд и внушает

ему^ И прокурор, и адвокат в равной степени используют

все три вида речевого воздействия. Информирование в судеб-

ных речах проявляется в цитировании законов, постановлений

Пленумов Верховных Судов СССР и союзных республик, разъ-

яснений и толкований их, ссылках на научные труды, в анали-

зе теоретических проблем и т. и.

Как необходимая часть судебных прений судебная речь не

устанавливает новых фактов и доказательств; в ней дается

только интерпретация фактов, их объяснение, освещение с точ-

ки зрения позиции судебного оратора. Участники судебных

* Л е о н т ь е в А. А. Психологические особенности деятельности лекто-

ра. М., 1981. е. 20.

Ї> Лео и т ь ев А, А,, Шахнаровнч А. М., Батов В. И. Речь

в криминалистике и судебной психологии. М., 1977, с. 40.

прений не вправе ссылаться на доказательства н обстояч^мп.-

ства, которые не были предметом обсуждения в суде (с1-.2!)5

УПК РСФСР, ст. 188 ГПК РСФСР). Этим судебные прения

отличаются от других видов судебной речи-выступлений в су-

де второй инстанции, где возможны новые данные в виде до-

полнительных материалов, представленных в кассационную

инстанцию и анализируемых прокурором и адвокатом в речах

(ст. 337 УПК РСФСР, ст. 302 ГПК’ РСФСР).

Так как судебная речь обращена не только к разуму, но

н к чувствам аудитории (суда и остальных слушателей), в ней

наряду с информированием используются убеждение и вну-

шение, которые тесно взаимосвязаны, действуют вместе, орга-

нически дополняют друг друга. Однако основным видом воз-

действия в судебной речевой деятельности, а потому и се

целью является убеждение, носящее устойчивый характер,

обращенное к сознанию слушателей и подкрепленное аргумен-

тами, фактами, доказательствами, которые служат основой

деятельности юриста.

Поскольку судебная речь-разновидность не только рече-

вой, но и процессуальной деятельности, протекающей в стро-

гом соответствии с законом, постольку ее цель определяется

также и требованиями закона.

И. М. Резниченко полагает, что судебная ричь имеет две

цели: определенное разрешение дела и воспитательную”. Что

касается воспитательной цели. то она бесспорно имеет ‘чести,

так как каждое выступление судебного оратора должно ока-

зывать воспитательное воздействие на подсудимого, потерпев-

шего, иных участников процесса п всех присутствующих в за-

ле судебного заседания. Прокурорам и адвокатам, как мы уже

установили, необходимо быть хорошими пропагандиста?лн ком-

мунистического мировоззрения, советских закопоз и коммуни-

стической нравственности. Следовательно, одной из целей су-

дебной речи является идеологическое, правовое и нравствен-

ное воспитание граждан.

Другая важнейшая цель, стоящая перед судебным орато-

ром, который обязан способствовать правильному формирова-

нию внутреннего судейского убеждения, заключается в содей-

ствии установлению истины по делу. На это направлена дея-

тельность всех профессиональных юристов в процессе, в том

числе прокурора и адвоката. Установление истины необходи-

мо для правильного разрешения дела, следовательно, судеб-

ные речи помогают правильному разрешению дела, но само-

стоятельной цели определенного разрешения дела они не име-

ют и иметь не могут, ибо разрешить дело вправе только суд.

Общая цель судебной речи – содействие установлению исти-

Ї Резниченко И. М. Основы судебной речи. Владивосток, 1975,

с. 6-7.

ны и воспитание граждан. Содействуя установлению истины,

судебные ораторы стремятся убедить суд в правильности сво-

ей позиции, в том, что согласие суда с их выводами позволит

объективно и справедливо разрешить дело. Таким образом,

конкретная цель судебной речи-убедить суд и остальную су-

дебную аудиторию, заставить их согласиться с выводами, пред-

лагаемыми судебным оратором, и тем самым способствовать

празильному формированию внутреннего судейского убежде-

ния и правосознания граждан. Через данную конкретную цель

достигается цель общая, ибо, только убедив судей, можно со-

действовать уста появлению истины и правильному разрешению

дела, а убедив остальную судебную аудиторию, достигнуть

цели воспитания граждан. Поэтому судебная речь носит пре-

имущественно убеждающий характер.

По своему процессуальному значению судебная речь явля-

ется правовым актом, посредством которого участники судеб-

ного разбирательства реализуют свои права и обязанности.

Прокурор, адвокат, потерпевший, гражданский истец, граж-

данский ответчик н их представители, представители общест-

венности в своих речах обосновывают позицию по делу, кото-

рая определя-ет содержание речей. Каждый из них избирает

позицию в соответствии со своим процессуальным положением

и конкретны^ли материалами дела. Процессуальная позиция-

это выводы участника процесса по рассматриваемому делу, ко-

торые он отстаивает в ходе своей процессуальной деятельности

и главным образом в судебной речи, где его позиция получает

окончательное оформление.

В судебной речи оратор высказывает свое отношение к об-

винению, иску, ожидаемому приговору и решению. В соответ-

ствии с избранной позицией судебный оратор определяет со-

держание и форму речи таким образом, чтобы убедить судей

в необходимости принятия выводов оратора. Тем самым судеб-

ный оратор завершает выполнение определенной процессуаль-

ной функции. Так, прокурор при рассмотрении уголовного дела

в суде, выполняя функцию надзора за соблюдением законно-

сти, в судебной речи обосновывает правильность предъявлен-

ного обвинения или отказывается от него, вскрывает причины

и условия, способствовавшие совершению преступления, и т.д.

Адвокат, выступая с защитительной речью, с точки зрения

защиты дает свою оценку доказательствам, причинам и усло-

виям, способствовавшим совершению преступления, т. е. вы-

полняет уголовно-процессуальную функцию защиты.

Представители общественности, выполняя возложенные на

них обязанности, доводят до суда мнение коллектива по рас-

сматриваемому делу и о личности подсудимого, потерпевшего,

сторон в гражданском процессе.

Подсудимый, потерпевший, гражданский истец и граждан-

ский ответчик в судебных речах отстаивают и защищают свои

права и интересы, высказывают, формулируют свои просьбы

к суду.

Таким образом, в судебной речи в концентрированном ви-

де завершается определенный этап осуществления участника-

ми судебного разбирательства выполняемых ими функций,

3. Судебная аудитория и общение с ней

Судебная аудитория представляет собой определенное ко-

личество людей в зале судебного заседания, которые участву-

ют в рассмотрении дела или интересуются им.

На наш взгляд, судебную аудиторию следует разграничи-

вать по целевым установкам и обязанностям лиц, находящих-

ся в зале судебного заседания, поэтому судебную аудиторию

составляют следующие группы:

2) профессиональные участники процесса (суд, прокурор,

адвокат), принимающие участие в рассмотрении дела в силу

своих профессиональных и процессуальных обязанностей;

2) представители общественности (общественный обвини-

тель. общественный защитник, представители общественных

организаций и трудовых коллективов), выполняющие в су-

дебном заседании своп общестцспньк’, моральные обязан-

ности;

3) иные участники процесса, заинтересованные в исходе де-

ла или оказывающие помощь в его рассмотрении (подсуди-

мый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик,

свидетели, эксперты н т. д.), явившиеся в судебное заседание

для защиты своих интересов или исполнения возложенных на

них законом процессуальных обязанностей;

4) слушатели (публика), пришедшие в суд по различным

мотивам и побуждениям, но всех их объединяет интерес к про-

цессу по рассматриваемому делу.

Практика показывает, что эта группа судебной аудитории

редко бывает однородной по своему составу. Как правило,

однородность имеет место только в выездных заседаниях суда,

когда дело слушается, например, по месту работы. При рас-

смотрении же дела постоянной сессией суда одни слушатели

приходят в суд, чтобы за СЕОИХ родных, близких,

знакомых, другие-узнать что-то новое, третьи–узнать, как

разрешаются дела о правонарушениях, четвертые-просто по-

слушать ораторов и т. д.

Для эффективного общения с аудиторией оратор стремится

понять ее, поставить себя на место слушателей. Такой соци-

ально-психологический механизм взаимодействия людей друг

с другом называется идентификацией, или уподоблением, смысл

которого состоит в том, чтобы эмоциональное состояние, логи-

ка суждений того, кто оказывает воздействие, стали поиятпы-

ми, близкими, приемлемыми для тех, на кого это воздействие

направлено^.

Для достижения стоящих перед судебным оратором целей

ему необходимо воздействовать на всю судебную аудиторию.

Именно поэтому следует изучать слушателей, чутко следить за

их настроением во время произнесения речи. Для наилучшего

восприятия и понимания судебной речи аудиторией оратору

необходимо оценить весь комплекс социально-психологических

характеристик аудитории, ее установок, мотивов, интересов,

знаний, убеждений, настроений^

Деятельность судебного оратора, с одной стороны, облег-

чается тем, что он, в отличие от других ораторов, имеет время

для изучения аудитории во время судебного следствия. Но,

с другой стороны, состав слушателей весьма неоднороден по

своему отношению к рассматриваемому делу, а судебному ора-

тору необходимо добиться внимания всех слушателей к своему

выступлению. В этом заключаются трудности установления

контакта с аудиторией.

Оратору следует учесть возраст, эмоциональное состояние,

уровень внимания, степень утомления, готовность вступить

в контакт, заинтересованность слушателей^, что поможет уста-

новить контакт с судебной аудиторней, цель которого-рас-

положить ее к себе и заставить слушать себя.

Контакт, установленный со слушателями в начале речи,

должен постоянно поддерживаться и регулироваться. Это по-

зволит оратору определить плодотворность и эффективность

его взаимоотношений с аудиторией. Важное значение для под-

держания контакта со слушателями имеет их физическое со-

стояние. Аудитория наиболее внимательна в середине отрезка

времени, отведенного на выступление. Учитывая это. судебный

оратор самое главное и сложное должен изложить в среди-

ной части речи, которая, как правило, состоит из анализа

и оценки доказательств – самого сложного се элемента.

Согласно ч. 5 ст. 295 УПК РСФСР суд не может ограни-

чивать продолжительность судебных прений определенным вре-

менем. Тем самым закон разрешает судебному оратору самому

установить время, необходимое для его выступления. Однако

председательствующий вправе останавливать участвующих

в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих

отношения к рассматриваемому делу (ст. 295 УПК РСФСР).

Одновременно суд не должен допускать ограничений участ-

ников судебных прений при изложении ими доводов по суще-

ству обвинения (п. 17 постановления № 5 Пленума Верховно-

” Об искусстве полемики. М., 1982, с. 191.

^Зимняя И. А. Лекция как комплексное воздействие на аудито-

рию.-Вопросы лекционной пропаганды, вып. 5. М., 1980, с. 41-54.

Ї Л еонтье в А. А. Психологические особенности деятельности лекто-

ра, с. 45.

то Суда СССР от 16 июня 1978 г. ) “”.

С составом суда’ установить контакт значительно легче, чем

с остальной аудиторией. Во-первых, суд обязан выслушать су-

дебного оратора. Во-вторых, состав суда, как правило, бывает

боле^ или менее известным, особенно председательствующий

по делу. Однако здесь возникают и определенные трудности

для оратора, так как суд тоже хорошо знает приемы его ора-

торского мастерства и привык к ним, в связи с чем судебному

оратору приходится каждый раз искать новые способы воз-

действия на судей. Состав остальной аудитории (кроме участ-

ников процесса) заранее, до слушания дела, судебному орато-

ру нс известен и постоянно меняется, что требует умения на-

блюда.ть за слушателями и правильно толковать результаты

этого наблюдения для овладения их вниманием.

Внимание аудитории можно привлечь и удержать следую-

щими приемами”, которые одновременно могут являться сред-

ствам)! выразительности судебной речи, усиления ее эмоцио-

нального воздействия.

1. Прямое требование внимания от слушателей. Панрнмср:

н т. д.

2. П’ауза. Если судебный оратор установил, что его не слу-

шают или слушают невнимательно, он может остановиться

в изложении содержания речи, что привлекает внимание к вы-

ступающему. Кроме того, пауза позволяет выделить то глав-

ное, чти последует за ней.

3. Голосовые приемы. Чтобы активизировать внимание

аудитории, оратор повышает или понижает голос, меняет темп

речи. Так, желая подчеркнуть значимость той или иной фразы,

судебный оратор произносит ее медленно, громко, отчетливо,

удлиняя гласные, подчеркивая голосом (интонационно) отдель-

ные слова.

4. Обращение к слушателям с вопросом, связанным с со-

держанием речи. Такие вопросы обостряют и активизируют

внимание аудитории. ^.

“* Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978, № 3.

” О приемах управления аудиторией см., напр.: Ножин Е. А. Осно-

ни советского ораторского искусства. М., 1978, с. 232-234; Сергеич II.

Искусство речи на суде. М., 1960, с. 317-318.

^Судебные речи советских адвокатов. М., 1960, с. 104-105.

5. Заранее сказать о том, о чем предстоит говорить впос-

ледствии. Например:

6. Неожиданный перерыв мысли, т. е. когда оратор неожи-

данно для слушателей прерывает начатую мысль,- ‘^. В одной из своих речей прокурор Л.Е.Орел

сказал:

^.

Из речи С. А. Андреевского:

‘Ї.

7. Средства языковой выразительности (пословицы, пого-

ворки, яркие образы, юмор). Вот как говорил Ф. Н. Плевако:

^.

Образно показал тот же Спасович сущность косвенных доказательств

в речи по иску к купцу Овчинникову, поджегшему свою мельницу, чтобы

получить большие страховые суммы. ^.

Выразительные средства широко использовал Я. С. Кисе-

лев:

^”.

Краткой будет такая судебная речь, в которой сказано

только то, что нужно, и ничего лишнего. Дело не во времени,

в тсчсч^е которого произносится речь, а в содержательности,

идейной глубине речи. Речь может звучать час и казаться

краткой, а может-10 Ш1нут и казаться длинной, утомитель-

ной. Лишнее в речи расхолаживает слушателей, ведет к утра-

те их внимания. Таким образом, краткость-это умение ора-

тора говорить емко, способность излагать мысли точно, сжа-

то. и в то же время энергично, эмоционально. Многословие-

бич многих выступлений вообще, в том числе и в суде. Не сле-

дует злоупотреблять вниманием и временем судей и других

участников процесса. Не следует также задерживать внима-

ние слушающих и в подходах к новым вопросам.

В судебной речи бывают необходимы краткие отступления.

Зачастую речь в суде произносится в конце рабочего дня, пос-

ле напряженной работы в ходе судебного следствия. Слуша-

тели утомлены, II поэтому в речи рекомендуется делать легкие

отступления, даже комического характера, однако эти отступ-

ления должны быть уместны и увязаны с содержанием речи.

В небольшой речи можно обойтись и без отступлений. Внима-

ние слушателей к такой речи сохраняется содержанием самой

речи.

Судебная речь только тогда вызовет интерес у всей ауди-

тории, когда судебный оратор во время ее произнесения демон-

стрирует свою компетентность и активность, которые проявля-

ются не только в содержании, форме речи, но и в поведении

^ Сергеи ч П. Искусство речи на суде, с. 318.

” Судебные речи прокуроров, вып. 1. М., 1958, с. 51.

^ Судебные речи известных русских юристов. М., 1957, с. 129.

‘” Плевако Ф. Н. Речи, т. 1. М., 191Й, с. 50.

“Кони А. Ф. Собр. соч., т. 1. М., 1966, с. 44.

‘” Киселев Я. С. Судебные речи. Л., 1967, с. 88.

^ Коня А. Ф. Советы лекторам.-В кн.: Об ораторском искусстве.

М” 1958, с. 124, 126.

^Цнт. по: Адамов Е. О культуре речи юриста.–.Советская юсти-

ция, 1966, № 1, с. 16.

оратора. Произносить речь нужно спокойно, неторопливо, от-

четливо, с интонациями живой, разговорной речи; поведение

оратора должно быть непринужденным, свободным. Его одеж-

да не должна , привлекать к себе внима-

ние. Очень важно по время выступления в суде поддерживать

постоянный зрительный контакт со слушателями. Хотя судеб-

ный оратор обращается к суду, ему не следует забывать об

остальной аудитории.

Для того чтобы судебная речь была интересна слушате-

лям, оратор сам должен быть заинтересован в ее содержа-

нии. <...>^. Судебному оратору необхо-

димо не к сложившемуся у других участни-

ков процесса мнению, а вызвать интерес у аудитории у. воз-

действовать на формирование нового мнения, нужного оратору.

Судебная речь, как всякая публичная речь, является моио-

логической по форме и диалогической по содержанию, ибо

оратор во время произнесения речи ведет как бы диллог

с аудиторией. Не только оратор воздействует на слушйтслс”.

но и они властвуют над оратором, оказывая сущесг1^п”‘)о

влияние не только на его настроение, но и на такие, например,

устойчивые характеристики личности, как самоуважение, са-

мооценка, уверенность в себе^. Таким образом, судебный ора-

тор вступает в общение с аудиторией, которое представляет

собой специфическую форму взаимодействия человека с дру-

гими людьми.

Общаясь с судебной аудиторией, оратор стремится к тому,

чтобы суд согласился с его доводами и свое согласие зафик-

сировал в приговоре или решении, а потому оратору важно

аудиторию своей главной идеей. Даже после произ-

несения судебная речь должна оказывать психологическое

на судей в совещательной комнате. В против-

ном случае оратор не достигнет стоящей перед ним цели со-

действия установлению истины и правильпому разрошеиню

дела.

Для оказания нужного воздействия на слушателей судеб-

ный оратор использует такие средства и виды общения, как

язык, мимику, жесты, которые будут предметом специального

рассмотрения в последующих главах. .Мотивы судебного сра-

‘горского общения определяются функциями, осущсстилясмимп

участниками судебного разбирательства, а также общими за-

дачами судопроизводства. Эти мотивы связаны с интересами

и целями общества в целом, что позволяет отнести их к мо-

тивам социального плана.

Если оратору удалось слушателей своими мыс-

лями и настроениями, они проявляют интерес к выступлению,

реагируют на него. Такой интерес слушателей захватывает

самого оратора, который, установив обратную связь с ауди-

торией, чувствуя ее поддержку и одобрение, начинает говорить

еще лучше, выразительнее и убедительнее. Чтобы вызвать

и п-ддержать интерес аудитории к себе, судебный оратор дол-

жен быть объективным, естественным, искренним, эрудирован-

ным человеком, и это обязательно почувствуют слушатели, так

как при произнесении речи выявляются личностные качества

самого оратора. Великий Сократ отказался от помощи Лисия,

который принес ему прекрасно написанную защитительную

речь. Он сказал: . -ответил Сократ^. Эта речь не

имела тех качеств, которыми обладал Сократ,-смелости и му-

жества.

Чтобы овладеть вниманием аудитории, оратору необходимо

внушить к себе уважение. Практика показывает, что уваже-

нием пользуются те судебные ораторы, которые обладают ши-

рокими познаниями не только в общественных и юридических

науках, по и в психологии, этике и т. д., отлично знают

советские законы и материалы дела, объективны, искренни,

ярко и образно излагают свою позицию, свои выводы по делу.

Существует мнение о том, что оратор-это актер. И дру-

гое,– что оратор не может и не должен быть актером. Кто же

пра.з? Думается, что оратор нс является актером, хотя в дея-

тельности оратора и актера есть много общего: работа над

языком, дикцией, мимикой, жестами, движениями, способами

воздействия на публику и т. п. И оратор, и актер стараются

вызвать и использовать в нужных целях сопереживание слу-

шателей, Влияние на аудиторию в большой степени зависит

от того, как оратор говорит, какой образ создает. Элементы

артистизма в судебной речи могут быть выражены широко

и разнообразно, не только в тонике и мелодике речи, но и в ми-

мике II жестикуляции^.

Актер и оратор создают образы и этим воздействуют на

слушателей, однако оратор всегда создает образ самого себя,

^ М а II II Т. Доктор Фаустус. М” 1975, с. 75.

^ Х ора ш А. У. Лектор и слушатель: монолог или диалог? – Вопро-

сы лекционной пропаганды, вып. 6. М., 1981, с. 166.

“Диоген Л а э рте к и и. О жизни, учениях и изречениях знамени-

тых ^м-с-офов. М.. 1979, с. 116.

^ Виноградов В. В. О теории художественной речи. М., 1971,с. 141).

выступая на суде в роли убеждающего и ннформнрую-щего слу-

шателей. В какой роли выступить в суде, как полагают

Н. Г. Михайловская и В. В, Одинцов, зависит от стратегии

речи, а не политического или морального облика оратора^.

Однако на выбор стратегии речи огромное влияние оказывает

политический и моральный облик самого судебного оратора.

Чтобы дать правильную партийную и нравственную оценку

преступлению (правонарушению), содействовать идеологиче-

скому, правовому и нравственному воспитанию граждан, необ-

ходимо самому иметь высокие политические и моральные ка-

чества, позволяющие избрать правильную, справедливую, объ-

ективную позицию по делу и определить целесообразное по-

строение содержания судебной речи, сделать ее убедительной

и тем самым оказать нужное воспитательное воздействие.

Умение говорить публично, как правильно заметил А. Ф, Ко-

ни, достигается выполнением трех требований: ^.

4. Искусство убеждать и воздействовать в суде

К. Цеткни так вспоминала о докладе В. И. Ленина на

III Конгрессе Коминтерна: “. Такого

же воздействия на слушателей должен добиваться и судебный

оратор. Выступая в суде, профессиональный горист не только

тщательно исследует все материалы и доказательства по делу,

но и стремится, как мы уже говорили, убедить судей в необ-

ходимости принятия именно того решения, которое он предла-

гает. Следовательно, к судебной речи предъявляются требова-

ния быть убедительной, для чего оратору необходимо владеть

искусством убеждать и воздействовать.

^Михайловская Н. Г., Одинцов В. В. Искусство судебного

оратора. Л1″ !981. с. 40.

^ Копи А’: Ф. Собр. со”., т. 4. Л!.. 1967, с. 142–143.

“” Ц С Т К II Н К. Из пОС110М1;:1йПИ11 О Лс11;;;Н’.-В КН.: Об ОраТОрСКОМ

искусстве. Л1.. 1953, с. 307.

Все древние ораторы подчеркивали, что ораторское искус-

ство по сути дела есть искусство убеждения. Так, Аристотель

определял риторику как способность находить возможные спо-

собы убеждения относительно каждого данного предмета; спо-

собы убеждения, по мнению Аристотеля, находятся в зависимо-

сти от характера говорящего, от настроения слушателей, от

самой речи^. Таким образом, чтобы судебная речь прозвучала

действительно убедительно, оратор должен иметь определен-

ные качества, знания, уметь учитывать психическое и физиче-

ское состояние аудитории и произносить содержательные речи,

в которых есть ответы на все важные вопросы рассматривае-

мого дела.

Для судебной речи характерно широкое использование ло-

гических доводов, аргументов, доказательств; при этом оратор

стремится с помощью убедительных фактов оказать нужное

воздействие на сознание слушателей. Убедить аудиторию-

значит заставить ее согласиться с мнением, взглядами, выво-

дами оратора и, более того, заставить принять взгляды орато-

ра как свои собственные^. убеждения сводится

к тому, чтобы сделать аудиторию соучастницей процесса фор-

мирования вывода, которым на нее хотят повлиять, принятие

которого от нее требуется^. Судебный оратор располагает ча-

сти своей речи, а также процессуальные и логические доказа-

тельства таким образом, чтобы убедительность речи возраста-

ла по мере развертывания ее содержания. Слушателям и преж-

де всего суду должно быть ясно. как формируется мысль, до-

казательство оратора, почему он одни доказательства отвер-

гает, другие-считает достоверными, третьи-сомнительными,

противоречивыми. Судебный оратор как бы ведет за собой

аудиторию в поисках им истины, единственно верного вывода

по делу. делает ее своим попутчиком на этом трудном пути.

Таким образом, в основании судебного красноречия, как пра-

вильно указывал А. Ф. Кони, лежит необходимость доказывать

и убеждать.

Для того чтобы судебная речь была убедительной, необхо-

димо соблюдать определенные условия ^. Юрист должен пре-

восходно знать материалы дела. разобраться во всех обстоя-

тельствах, доказательствах, правильно оценить все факты, име-

ющие отношение к делу. Судебному оратору необходимо по-

чувствовать материалы дела, уметь представить себе картину

‘” Аристотель. Риторика.-В кн.: Античные риторики. Л1., 1978,

с. 19.

^ Нож;?н Е. А. Основы советского ораторского пскусств”. ‘Л., 1981,

с. КМ.

^ Богко В. В., Л1аок;!11 Л. 3. Пропагандист в аудпорпп. М., 1980,

с. III.

^Адамов Е. Искусство убеждать 1Г воздействозать.- Совстскзл юс-

тиция, 1966, № 6.

преступления, обстановку, в которой оно было совершено, и т. п.

А. Ф. Кони в ночь перед заседанием по делу об утоплении

крестьянки Емельяновой ее мужем ходил по своей квартире

и обдумывал доводы обвинения. Он настолько ясно представил

себе событие совершенного преступления, все его детали, что,

входя в среднюю комнату квартиры, лежавшую в во-

де ничком, с распущенными волосами, несчастную Лукерью

Емельянову, и ему стало жутко ^. Следовательно, юрист дол-

жен обладать сильным и художественным воображением для

того, чтобы воздействовать на слушателей образами, должен

быть глубоко убежденным в том, о чем он говорит, в чем же-

лает убедить судей, А. Ф. Кони отмечал, что искренность по

отношению к чувству и к деловому выводу или утверждаемо-

му положению должна составлять необходимую принадлеж-

ность хорошей, т. е. претендующей на влияние речи ^.

Искренность судебного оратора привлекает к себе внима-

ние аудитории, вызывает уважение и расположение к нему,

ибо искренний оратор глубоко убежден в правоте своих мыслей

и действительно чувствует то, что он выражает словами. Про-

курор и адвокат приходят в суд не лицедействовать, а честно,

прямо, аргументнрованно высказать свое мнение по делу н тем

самым помочь суду в правильном осуществлении правосудия.

Мы не можем согласиться с мнением, что возможны речи

(при осуществлении защиты по уголовным делам), когда, су-

дебный оратор убежден в том, что его позиция не будет вос-

принята аудиторией^. Если оратор заранее настроен на это,

то какой смысл в его выступлении? Во-первых, такая речь

никому нс нужна; во-вторых, когда судебный оратор занимает

подобную позицию, его речь не будет ни искренней, ни убеди-

тельной. Зачем высказывать такое мнение, в котором сам ора-

тор не уверен? Только собственная убежденность оратора и до-

казательность речи порождают се убедительность, ибо в этом

случае трудно не согласиться с доводами, выводами судебного

оратора и не увлечься его идеей.

Для того чтобы воздействовать на суд, надо отыскать в пер-

вую очередь верные доводы н облечь их в такую форму выра-

жения, которая была бы наиболее убедительной. Неправильно

поступают те ораторы, которые надеются убедить судей комп-

лиментами типа ,

и т. п. Зная пси-

хологию и умело пользуясь ее приемами, судебный оратор уси-

ливает убедительность речи и ее воздействие на судебную ауди-

торию.

^ Кони А, Ф. Собр. соч., т. 4, с. 152.

^ Там же, с. 143.

^ Рсзничснко И. М. Основы судебной речи, с. 86.

Образцом такого использования, например, яиля^гся 1Н”11. IНIп^.IIп)^(1

советского адвоката Я. С. Киселева по делу Путиловых. 1″:1Лип:1 11у
пинта

была доставлена в больницу с признаками отравления, 0п;1 пояснила, тго

пыталась покончить с собой, не выдержав травли, которон она подш-цгп-

лась в семье своего мужа-Дмитрия Путилова. Д. Путнлоп и . Харак1е;)!1ЫМ11 особенностями

всех речей Я. С. Киселева являлись их высокий праисгцепиый ур>’11е111>.
уме-

лое нспользоаанне психологических приемов н блестящие нснхологнч^-^ис

пселедования, позволяющие заглянуть в сокровенные т.” ^ пики души чгло-

вечесхой ^.

Речь обращена к разуму н чувству судей. Умело по.льзуясь

этим, оратор привлекает их внимание к тем фактам и обстоя-

тельстиам дела, которые необходимы ему. Оратор запоевывает

внима.нне аудитории не категоричностью своих суждений, а та-

ким их построением, которое бы привело слушателей к его вы-

воду. Нужно быть убедительным, по ие категоричным. Преуве-

личенное навязывание сзосго мнения вызывает отрицательное

отношение. Следует проявлять сдержанность и доверие к по-

ниманию судей.

Н. В. Комодов, выступая в кассационной инстанции, сооб-

щил суду, что протокол судебного заседания не подписан пред-

седательствующим. Но вместо того, чтобы подчеркнуть, как

это сделали бы некоторые ораторы, ,

и допущенного су-

дом нарушения закона, Н. В. Комодов сказал: ^.

Такая тактичная и деликатная форма изложения существен-

ного нарушения процессуального закона действует сильнее.

Судебная речь должна строиться с учетом индивидуальных

особенностей судейского восирнятия, которые устанавливаются

в ходе процесса и за проявлением которых оратор должен вни-

мательно следить.

Я. С. Киселев приводил яркий пример того. как невнимание к особен-

ностям висприятня суде^ может отрицательно повлиять на убедительность

речи. <. ii> ем\’. а просто потому, что хотел погулять. Время
возник-

новения умысли имело значение, оно могло подтвердить или исключить вне-

запность возникшего душевного волнения. По ходу объяснений выяснилось,

что еще п автобусе, по дороге в парк, подсудимый обнаружил, что у него

похитили кошелек с деньгами. Один из заседатслен удивился.

– У вас украли деньги, а вы, вместо того, чтобы заявить об этом,

пошли гулять в парк? Неужели вам было до гулянья? Можно спорить,

обоснованно или необоснованно предположение заседателя о том, что кра-

жа кошелька должна была произвести такое угнетающее впечатление, что

не могло возникнуть желания погулять в парке, но не дать ответа на это

предположение судьи значило бы допустить серьезный урон в степени убе-

дительности своей речн>^”.

Для убеждения и воздействия юрист должен привлекать

прежде всего те факты, которые влияют на сознание слушате-

лей,-так называемые логические доказательства. Кроме того,

судебный оратор умело пользуется и такими фактами, которые

воздействуют главным образом на чувства слушателей.

Талантливая речь, как правило, воплощает единство рацио-

нального и эмоционального способов познания. История ора-

торского искусства свидетельствует о том, что рациональное

и эмоциональное стали важными категориями красноречия,

оратороведенпя^. Они отражают одну из главнейших особен-

ностей абсолютного большинства видов публичных речей. Ра-

циональное и эмоциональное в различных речах могут нахо-

диться в различных сочетаниях. Оратор сам выбирает нужное

соотношение этих категорий с учетом содержания выступле-

ний и специфики аудитории. Во время выступления соотноше-

ние рационального и эмоционального также может меняться

с учетом поведения и реакции слушателей. ^.

Рациональное начало речи отражает ее гносеологическую

сущность, содержательность, идейную направленность. Судеб-

ный оратор обязан ясно и четко формулировать основные

положения речи, дать им стройное логическое и процессуаль-

ное обоснование, постоянно подчеркивать и выделять главную

мысль своего выступления, правильно анализировать и оцени-

вать доказательства, обстоятельства дела, умело обосновывать

квалификацию преступления, юридически грамотно анализи-

ровать закон и иные нормативные акты. Однако это отнюдь не

означает, что оратору можно обойтись и без эмоций, без эмо-

ционального начала в речи.

В любой работе нужны ум, чувства, нравственные устои.

Недаром Ф. Э. Дзержинский неоднократно отмечал, что у че-

киста должны быть холодная голова, горячее сердце и чистые

руки. Он также говорил, что чекист-это три слова на бук-

ву : *”.

Нельзя противопоставлять в человеческих делах рацио-

нальное и эмоциональное. В человеческих мечтаниях, стремле-

ниях, свершениях велика роль эмоции. Всем известны слова

В. И. Ленина о том, что “\ Эмоции всегда содержательны и поэтому играют опре-

деленную роль в познании.

В судебной речи эмоциональное начало выражает ее чув-

ственные моменты, субъективные особенности, нередко порож-

дающие синхронные и аналогичные чувства в аудитории. Если

оратор забывает об эмоциях слушателей, то тем самым он ли-

шает себя важного средства воздействия на аудиторию. ^. Эмоциональ-

ную окрашенность судебной речи придают убежденность ора-

1; того, чтобы уяснить: что будет проверяться в суде; соот-

ветствуют ли выводы обвинительного заключения материалам

дела; учтены ли следователем все обстоятельства и доказа-

гельства по делу; есть ли необходимость восполнения пробелов

предварительного следствия в суде. Знание дела позволяет хо-

рошо ориентироваться в его материалах, не пойти на поводу

у других участников процесса, разработать методику и такти-

ку своего участия в судебном следствии, определить позицию

![ содержание речи, составить ее план.

При ознакомлении с делом требуется найти ответы на во-

просы, что и почему произошло, что и как надо доказать су-

ду, чем можно оказать влияние на решение суда ‘. Главным

1> содержании судебной речи является окончательный вывод

но делу. Влияние на решение суда оказывают различные об-

стоятельства и доказательства, для отыскания которых необ-

ходимо не только знание материалов дела, но и активная ра-

бота на судебном следствии.

При ознакомлении с делом рекомендуется группировать

*’ АУ II х а и л о и с к а

оратора, с. 60.

Н. Г.. Одинцов В.

Искусство судебного

Сергеич П. Искусство речи на суде. М.. 1960, с. 91.

различные источники доказательств, что облегчает проверку

их достоверности или сомнительности и противоречивости.

Прокурор и адвокат делают выписки из материалов дела.

которые вместе с записями, сделанными ими в судебном засе-

дании, составляют их производства (наблюдательное и адво-

катское). По большим и сложным делам записи предпочти-

тельнее делать по следующим разделам: эпизоды обвинения,.

показания подсудимых, документы, вещественные доказатель-

ства, заключения -экспертоз и т. д.

Все материалы дела должны стать объектом изучения..

Нельзя выделять только факты, бросающиеся в глаза, и остав-

лять в стороне обстоятельства, кажущиеся незначительными,

ибо трудно заранее определить, что окажется важным, а что-

не будет иметь никакого значения. Следует не только прочи-

тать показания всех участвующих в деле лиц, но и тщательно

ознакомиться с документами и вещественными доказательства-

ми. Например, по делу об изнасиловании на одежде потерпев-

шей, приобщенной в качестве вещественного доказательства,.

не видно следов сопротивления, т, е. одежда находится в пол-

ном порядке. Значит необходимо в судебном заседании прове-

рить, действительно ли имело место насилие и при наличии

иных доказательств поставить вопрос об отсутствии состава-

преступления.

При ознакомлении с делом оратор обращает внимание на’

факты, которых не было при совершении преступления, что

может иметь доказательственное значение. Из речи прокурора

Л. Е. Орла:

,

что 011 якобы всыпал порошок люминала в стакан чая Грущепскои и ‘по

поэтому она крепко спала>”.

Таким образом, при изучении дела можно принимать по

внимание факты, которые не установлены и которые следует

нспользоаать как логические доказательства.

Многое для ознакомления с личностью подсудимого и по-

терпевшего дают их дневники, письма, документы. В деле нет

мелочей, все подвергается тщательному изучению и анализу.

В противном случае дело может преподнести нежелательные

сюрпризы, и вы окажетесь на суде в весьма неприятном поло-

женин. Плохое знание материалов дела подрывает авторитет

судебного оратора, вызывает недоверие к его доводам, аргу-

ментам, к его позиции.

Дело начинают изучать с обвинительного заключения или

искового заявления в гражданском процессе. После этого зна-

комятся с постановлением судьи либо с определением распо-

рядительного заседания суда о предании суду, с протоколом

распорядительного заседания. Затем изучают постановление

ч привлечении в качестве обвиняемого. На данной стадии озна-

комления с делом важно проверить, согласуется ли объем

обвинения в постановлении (определении) о предании суду,

в обвинительном заключении с предъявленным обвинением.

Далее изучается протокол допроса обвиняемого, где зафикси-

ровано отношение обвиняемого к предъявленному обвинению.

Проверяется, когда и какая мера пресечения избрана; при-

нтом следует особое внимание обратить на сроки содержания

под стражей. После ознакомления с данными документами де-

ло начинают изучать с листа № 1-постановления о возбуж-

дении уголовного дела н т. д.

При изучении показаний свидетелей и заключения экспер-

та следует выделять главное в них. При ознакомлении с за-

ключением эксперта обращается внимание не только на его

заключительную часть, где формулируются выводы, но и на

ту часть, где эти выводы обосновываются. Тщательно обдумы-

ваются вопросы, которые необходимо задать подсудимым, сви-

детелям, потерпевшим, эксперту. При постановке вопросов не

следует увлекаться выяснением лишних подробностей в под-

тверждение своей позиции. Защитники и прокуроры, к сожа-

лению, нередко забывают об этом правиле и во время судеб-

ного следствия начинают исследовать такие подробности, ко-

торые только запутывают свидетеля, подрывая доверие ко’

всем его показаниям. Например, свидетель дал четкие пока-

зания, подтверждающие обвинительный тезис. Прокурор после

^того задает серию вопросов:

.

Свидетель: ,

М., 1958, с. 57-58.

‘ Судебные речи прокуроров,

Прокурор: .

(Свидетель: .

Прокурор: (это обстоятельство не имеет никакого

отношения к существу дела).

Свидетель (неуверенно): . Еще несколько ненужных вопросов, неуверенных отве-

той и доверие к правдивым показаниям свидетеля подорвано.

Таким образом, ненужное выяснение подробностей запутывает

ясное и очевидное.

Ознакомившись с делом, судебный оратор отделяет бес-

спорно установленные факты от всего сомнительного, неизвест-

ною и противоречивого. Нс следует удовлетворяться оценкой

доказательсти, данной ранее следователем. Надо постараться

найти свое объяснение доказательствам и фактам. Возможно,

в этом и будет заключаться главная работа. Любые доказа-

тельства дела можно объяснить иначе, чем это сделал следо-

ватель.

Разграничив сомнительные и достоверные сведения о фак-

тах, пе следует торопиться признавать другие сведения не

име.ощими значения для дела. Иногда в этих на первый взгляд

безразличных данных можно найти ответы на возникшие сом-

нения. Нередко с помощью безразличных или необъяснимых

фактов можно установить связь с главными обстоятельствами

по делу.

Каждое обстоятельство исследуется оратором со своей точ-

ки зрения и с точки зрения процессуального противника. Это

необходимо не для того, чтобы угадать доводы противника,

а для того, чтобы проверить прочность своих аргументов. Ци-

церо.; учил: ^

Работа над делом протекает не только за столом и не толь-

ко в рабочее время. О деле нужно думать много и постоянно.

Только тогда появятся нужные мысли, только тогда наступит

и оратор увидит главное в деле. Те речи, которые

кажутся произнесенными легко, просто, без всякого труда, на

самом деле являются результатом широкого общего образова-

ния, опыта, постоянной работы над собой, над повышением

своих знаний, и, кроме всего этого, большой напряженной ра-

богы над делом. При каждом удобном случае надо мысленно

возвращаться к делу, размышлять над ним.

После ознакомления с материалами дела определяется по-

зиция, которая составляет основное содержание судебной речи.

^ Циг. по: Ссргеич П. Искусство речи на суде, с. 100.

Процессуальная позиция избирается в соответствии с устлпоп-

ленными обстоятельствами дела, требованиями закона и внут-

ренним убеждением судебного оратора.

В результате изучения материалов предварительного рас-

следования избирается предварительная позиция. Защитник

обязан сообщить данную позицию подсудимому и обсудить ее

с ним. После окончания судебного следствия определяется уже

окончательная позиция по делу (также согласованная защит-

ником с подсудимым), которая отстаивается в судебной речи.

Избрать правильную позицию помогают не только материалы

дела, но и хорошее знание законов, руководящих разъяснений

Пленума Верховного Суда СССР п союзных республик, тео-

рии, судебной практики.

2. Композиция и план судебной речи

Композиция судебной речи представляет собой логику раз-

вития позиции судебного оратора с учетом особенностей ауди-

тории и обстановки, а также цели убедить судей и иравил!.-

пости своих выводов. Ораторское мастерство как раз и про-

является прежде всего в умении композиционно нравнл^ю

построить речь в соответствии с ее целью. Композиция позволя-

ют изложить материал речи логично, стройно, носледователы;^,

ясно, убедительно, доходчиво, выразительно. Облик ораторской

речи определяется общей композиционной системой, се по-

строением.

Построение речи и се оформление в первую очередь зави-

сят от содержания выступления. Прежде, чем составит;) план

речи, следует ответить себе на вопросы: что говорить? как го-

ворить? Говорит оратор о том, что составляет предмет судеб-

ной речи. При ответе на вопрос , первое, что

нужно сделать,- это определить композицию речи. Еще антич-

ные риторы делили речь на вступление, срединную, или глав-

ную, часть и заключение, составляющие триединство, которое

отражало накопленный опыт ораторского искусства.

Значительная доля успеха оратора определяется удачным

иступленнем. Вступление к речи () вводит слушателей

ч тему сообщения, подготавливает их к восприятию основного

содержания речи. Кроме того, оно несет большую психологи-

ческую нагрузку. Вступлением оратор стремится вызвать инте-

рес аудитории, овладеть ее вниманием, установить с ней кон-

такт и завоевать ее доверие, подготовить благоприятную

психологическую почву для усвоения остальной части

речи.

Вступление к речи-категория гибкая и многовариантная.

Разные ораторы в различных ситуациях начинают речи по-раз-

ному. Цицерои свою речь против Луция Сергия Катилины на-

чал словами ^, которые с тех пор стали

.знаменитыми и обошли весь мир. Вступительные части судеб-

ных речей А. Ф. Кони нс отличались многословием. Они, как

правило, переплетались с кратким изложением фактических

обстоятельств дела н тем самым сразу вводили слушателей

в существо дела. В каждом отдельном случае вступление к ре-

чи должно быть особенным, единственным в своем роде, т.е.

:паиболсс правильным для данной аудитории, для данной си-

туации, точно определяющим тему публичного выступления

или дающим почувствовать ораторские намерения.

М. И. Калинин давал совет нс пачипать речь трафаретно ^

Этому совету обязательно должны следовать судебные орато-

ры, которым в течение длительного времени приходится высту-

пать перед одними и темп же судьями. И если каждый раз

оратор начинает свою речь одинаковым вступлением, его не

услышат, ибо таким вступлением интерес к речи вызвать нель-

зя. По первым фразам речи можно уже определить, каково

будет ее содержание. Таким образом, вступление в ораторской

речи-это своеобразный камертон, настраивающий аудиторию.

М. В. Ломоносов писал: ^.

Вступление в судебной речи каждый раз должно быть но-

вым, орнгир1алы1ым и неожиданным. Такое начало не только

привлекает слушателей к речи, но дает интеллектуальный

и эмоциональный ключ к пониманию всего последующего ее

содержания.

Древние ораторы различали три вида вступления: искус-

ственное, естественное и внезапное^ При пскусственпом вступ-

.ленни оратор постепенно готовит слушателей к изложению

главной темы речи. Я. С. Киселев защитительную речь по де-

лу Ковалева начал так;

“.

* ‘О времена^ О нравы> (лат.).

” Калинин М. И. Беседа со студентами Института государственного

права и государственного управления 28 мая 193> г.-В кн.- Об оратоо-

С1..ом искусство. М., 1973, с. 283.

^ Ломоносов М. В. Краткое руководство к риторике на пользу лю-

б!ПСлеГ[ сладкоречия.- Там же, с. 77.

‘ II о ж и н Е. А. Основы советского ораторского искусства. М 1^73

с. 102. –

^ Киселев Я. С. Судебные речи. Л., 1967, с. 7-8.

Естественное вступление сразу же, без предварительной!

подготовки вводит слушателей в суть дела.

Свою речь по делу по обвинению американского летчика-

шпиона Ф. Пауэрса Генеральный прокурор СССР Р. А. Руден-

ко начал так:

^

При внезапном вступлении оратор, взволнованный каким-

либо событием, начинает речь внезапно, неожиданно, раскры-

вая перед слушателями охватившее его чувство.

Оказавшись под сильным впечатлением защитительной ре-

чи П. А. Александрова, Н. П. Карабчевский, который высту-

пал сразу после него, начал свою речь такими словами: ^.

Во вступлении может быть развита какая-либо обща>

мысль, афоризм, который приводится либо в форме цитаты,

либо в собственном изложении оратора. Темой вступления не-

редко берется политическое значение, актуальность, важность

рассматриваемого дела. Иногда, особенно после длительного

и запутанного следствия, когда предстоит большая речь, во

вступлении допустимо обращение к судьям, указывающее на.

смысл и цель их деятельности. Предметом вступления может

СЛУЖИТЬ также одно из утверждений процессуального против-

ника, особо выгодные для такого вступления обстоятельства

и доказательства. Если центр тяжести преступления в бытовой-

обстановке, то содержанием вступления целесообразнее сде-

лать описание главнейших событий преступного деяния. Во

вступлении можно развивать не одну, а несколько тем.

Темой, раскрываемой во вступлении судебной речи, могут

быть такие ее элементы, как обществснно-пол.итическая оценка

дела, причины и условия совершения преступления, характери-

стика подсудимого или потерпевшего.

Например: Карабчевский Н. П. Около правосудия. СПб., 1902, с. 106.

иоз.чеао, что на отделочиои фабрики ппспптп-п^п.ппя 1);1б()та
проводилась

неудовлетворительно. Частые факты г.мо^ип.пого поисдепия молодежи не

обсуждались, им не давилось прппциинальнип оценки, не проводились меры

профилактики. За последит’ песполько лет культурио-массоная и спортивная

работа находится в запущенном состоянии. Не принимаются меры к созда-

нию материальной ба:;ы для организации разумного досуга молодежи. Не-

которые руководители хозинсгненных подразделении отделочной фабрики

рассуждают примерно тип: ,,М1>1 организуем труд на предприятии, обеспе-

чиваем ныполнсние нроизподстшчщых планоп, стараемся не допускать ка-

ких-либо нротпвопрапних ^ксиессон на производстве. Разве этого недоста-

точно? Почему мы должны знать о новсдсини рабочих и служащих в быту?

Почему ми должны нести отнетсшенность за нх поведение на улице

и 1; других общестнонных меета^”. Такие рассуждепия в корне ошибочны.

Пра1)11Л1)ная организация труда и нронзподстпа еще далеко не исчерпыва-

ют :;:!Д;1Ч хозянстненных руконодителеп. Сам по себе труд не является

единственным источником формирования коммунистических убеждений>”.

Как мы видим, темой вступления этой обвинительной речи

был анализ причин и услоний совершения преступления.

Темой вступления может быть формулирование позиции по

делу. Вот, например, начало речи В. Д. Спасовича по делу

Пальме:

^.

Работа над вступлением-творческая работа; вступление

обдумывается в период подготовки речи, однако пет никакой

необходимости приготовлять вступление заранее. Лучше это

сделать после того, как план речи будет уже готов. Подготов-

ленным вступлением можно и не воспользоваться в суде, ибо

оно соотносится с обстановкой и особенностями аудитории, ко-

торые бывает иногда трудно предугадать. Во время судебного

заседания возможно удастся найти более удачное вступление.

чем то, которое было приготовлено, но обдумать вступление

заранее необходимо. Ф. Н. Плевако так однажды начал свою

речь:

^.

Вступление должно быть простым и связанным с осталь-

ными композиционными частями речи. М. М. Сперанскр1Й со-

ветовал: ^.

Вступление всегда кратко, лаконично. Это-непременное

условие успешного начала речи. Не следует затягивать даже

удачно задуманного вступления. Смысл первых фраз должен

мгновенно доходить до слушателей. Следует избегать длинных,

запутанг^ых фраз вообще, а во вступлении-особенно, здесь

они наиболее вредны, ибо основное содержание речи может

не соответствовать такому началу.

В главной части речи решаются общие и конкретные зада-

чи выступления в суде’, всесторонне раскрывается содержание

речи; со своей точки зрения, судебный оратор и данной части

речи освещает события, доказательства по делу, стараясь при

этом убедить суд и остальную аудиторию в правильности из-

бранноИ им позиции по делу.

Поставленные перед судебной речью цели могут быть до-

стигнуты, как ‘111.1 уже знаем, только в том случае, если обес-

печена устойчивость [зпимаиня. Во вступлении завоевано

внимание аудитории, которое надо сохранить па протяжении

нсей речи. Устойчивость внимания во многом зависит от по-

строения главной части речи, планирующейся так, чтобы ора-

тор вел мысль аудитории за собой. Это возможно только тог-

да, когда логическая структура главной части речи предельно

ясна п одно положение вытекает из другого.

В обширной речи, где анализируется огромное количество

доказательств и обстоятельств дела, эпизодов обвинения, необ-

ходимо наметить программу изложения главной части речи.

Самое важное в программе-ясная и точная постановка пунк-

тов и вопросов, которые бы легко запоминались слушателями.

Программа судебной речи представляет собой выяснение на-

мерений оратора, краткое указание пути, которыми он пойдет

в развитии обвинения или защиты.

Основным содержанием судебной речи, ее стержнем явля-

^Плевако Ф. Н. Речи, т. 1. М” 1912, с. 112.

^Сперанский М. М. Правила высшего красноречия. СПб., 1884.

– 14-15.

ются изложение фактических обстояч-с.чьств дела, анализ

и оценка доказательств. Прокурор и адвокат высказывают

свое мнение по делу на основании фактом судебного следствия.

обстоятельств, установлен и ых но делу. В судебной речи об-

стоятельства излагаются и форме хронологического, система-

тического или смешанного пересказа действий и фактов, обра-

.зующих состап преступления и установленных в ходе судеб-

ного следстцня^. Ирудночтенне отдас-гся тому способу, кото-

рый является наиболее целесообразным и эффективным по

конкретному дел у.

При систематическом сиисибе обстоятельства дела излага-

ются в той иоследопателыюсти, в какой они имели место

в действительности в момент сопершення преступления. Суть

хронологического способа заключается в том, что оратор из-

.лагает обстоятельства дела так, как они устанавливались в про-

цессе следствия и суда. Если при систематическом способе

анализ доказательств следует за изложением фактической фа-

булы дела, то при хронологическом способе они осуществля-

ются одновременно. Применение смешанного способа, сочета-

ющего в себе элементы хронологического и систематического

способов, оправдано по многоэпизодным делам и особенно тог-

.да, когда отдельные эпизоды установлены прямыми доказа-

тельствами, а другие-прямыми и косвеннымн или только кос-

венными. При смешанном способе в речи по каждому эпизоду

указывается, чем подтверждаются определенные факты, каки-

ми доказательствами, затем анализируются эти доказатель-

ства. После оценки доказательств делается вывод: доказаны

по данному эпизоду определенные факты или пет. Затем пере-

ходят к следующему эпизоду и т. д. В конце анализа и оцен-

ки доказательств устанавливается: какие факты доказаны и их

требуется оставить в обвинении, какие-исключить, какие-

изменить. Фабула обвинения четко и ясно формулируется, что

позволяет правильно определить квалификацию преступления,

Все установленные и доказанные факты обязательно логиче-

ски увязываются с юридической оценкой преступных дей-

ствий подсудимого.

Судебному оратору нет никакой необходимости перечис-

лять все установленные обстоятельства по делу, достаточно

остановиться на самых главных. Однако нельзя

отдельные, выгодные для оратора факты из всей их совокуп-

ности, нс замечая и не опровергая невыгодных обстоятельств.

Центральное место в главной части судебной речи зани-

мают аргументация и использование доказательств, что тре-

бует от судебного оратора хорошего знания законов логики

М., 1078,

^ М а т в и е и к о Е. А. Судебная речь. Линиек. 1972, с. 105-III; Фат-

к у л л 1! II Ф. Н., Зпнатуллнн 3. 3., Лврах Я. С. Обвинение и защита

по уголовным делам. Казань, 1976, с. 58; Прокурорский надзор

де перзоп инстанции по уголовным делам.

а умения ими пользоваться. Человек мыслит логически сти-

хийно, тем не менее сознательное пользование законами логи-

ки способствует эффективности мышления и изложения мыс-

лей, предохраняет от логических ошибок.

Чаще всего в судебной речи доказательство используется

как развернутая цепочка рассуждений, в которой отчетливо

видны все положения, подтверждающие вывод оратора. Имен-

но воспроизведение логики доказательства, конкретный показ,

почему и как оратор пришел к своему выводу, делают судеб-

ную речь убедительной, а следовательно, и способной оказать

воздействие на формирование внутреннего судейского убеж-

дения.

Судебный оратор должен знать и применять следующие за-

коны логики:

1) закон тождества, требующий, чтобы любая мысль имела

определенное, устойчивое и вполне конкретное содержание.

3 процессе рассуждения недопустимо подменять ее другими

мыслями;

2) закон противоречия, запрещающий на один и тот же

вопрос, в одно и то же время, в одном и том же смысле отве-

чать п и . Понятия, суждения, умозаключения не

должны быть противоречивыми:

3) закон исключенного третьего, указывающий направление

в поисках истины. Нельзя уклоняться от признания истины од-

ного из двух противоречащих друг другу высказываний и ис-

кать среднее между ними;

4) закон достаточного основания, утверждающий важней-

шее свойство логического мышления – обоснованность. Всякая

правильная мысль должна быть обоснована другими, истин-

ность которых доказана практикой ‘”.

Исходя из данных законов, требования к оратору можно

сформулировать следующим образом: речь оратора должна

быть определенной, последовательной, обоснованной. Только

соблюдая правила логики, оратор может сделать правильный

вывод. Всякое же нарушение их приводит к ложному выводу,

^ избранию неправильной позиции по делу.

При работе над речью используются не только логические

решения, нередко оратор действует интуитивно, неожиданно

для самого себя, обнаружив удачный . Но эти , эти – тоже результат длительной подсозна-

гельпо-интуитивной работы мышления, которая может внезап-

но перейти в сознание.

Оратор обязан уметь обосновать свою мысль. Без этого

немыслима любая ораторская деятельность, ибо доказатель-

ства являются основой убедительности наших рассуждений.

устного выступления.- Под зна-

^Жаркова Л. Логические основы

ченем ленинизма, 1976, № 12.

Это приобретает важное значение п суде, где каждое положе-

ние, выдвигаемое оратором, должно быть подтверждено дока-

зательствами.

Любое доказательство, как логический прием, складывает-

ся 113 трех взаимосвязанных элементон: тезиса, доводов (ар-

гументов) II способа доказательства (демонстрацип). Тезис-

мысль или положение, истинность которого требуется дока-

зать. Он должен быть истинным, четко сформулированным, не

содержат], и себе логического противоречия н оставаться од-

ним II тем же н ходе всего доказательства. Доводы (аргумен-

ты, основания, доказательства)-мысли или положения,

истинность которых уже ироверспа, доказана. Доводы, как

][ тезисы, должны быть истинными и достаточными для дан-

ного тезиса. Причем их истинность должна быть доказана

независимо от тезиса. Доводы только тогда уместны на суде,

когда они черпаются из фактов судебного следствия. Самым

сильным и неопровержимым доводом является совокупность

фактов, имеющих отношение к тезису. Способ доказательства

(демонстрация)-форма логической связи между доводами

н тезисом, процесс доказывания, с помощью которого устанав-

ливается (показывается) связь тезиса с аргументами. Демон-

страция доказывает, что тезис необходимо обосновывается

доводами и поэтому является истинным. Демонстрация осу-

ществляется в форме индукции, дедукции пли аналогии, В пуб-

личной речи демонстрация должна быть как можно проще

и короче ^. Допустим, что адвокату в речи необходимо дока-

зать тезис об алиби подсудимого. Адвокат прежде всего ука-

зывает, что в день и час совершения преступления УГО под.’-

щитный находился в другом месте, т. е. выделяет н формули-

рует тезис. Доводами или аргументами в подтперждеше

правильности данного тезиса будут процессуальные доказате,^-

ства. Демонстрация наглядно убеждает суд в логической связи

между выводом адвоката и установленными по делу доказа-

тельствами.

Нередко судебному оратору приходится сначала доказы- ‘

вать достоверность или сомнительность процессуальных дока-

зательств с тем, чтобы в дальнейшем использовать пли не ис-

пользовать их в демонстрации. Достоверные доказательства

должны согласовываться друг с другом и быть достаточными

для обоснования тезиса. Таким образом, ‘”.

При доказывании в суде важно не только выдвинуть пра-

вильный, истинный тезис, но и позаботиться, чтобы такой те-

зис опирался на достаточное основание, т. е. был доказли убе-

дительными аргументами-достоверными процессуальными

доказательствами. Каждый тезис речи судебный оратор под-

тверждает доводами, доказательствами, логическими рассуж-

дениями, т. е. доказывает. Суду должны быть ясны и понятны

все элементы предмета судебной речи.

В главной части судебной речи внимание судебного орато-

ра сосредоточивается на процессуальных доказательствах.

В план речи во всех случаях, по любому делу включаются ана-

лиз и оценка доказательств по делу. Доказательства необхо-

димо четко распределить: одни подтверждают или опровергают

событие преступления, другие – конкретный состав пре-

ступления, третьи-отдельные эпизоды обвинения, четвер-

тые – характеристику подсудимого и потерпевшего и т. д. По-

рядок анализа доказательств зависит от занятой позиции по

делу. Более правильно группировать доказательства в речи

нр^^еяптельно к предмету доказывания по фактическим дан-

ным и источникам доказательств.

В судебных речах нередко доказательства анализируются

н оцениваются в ходе построения различных версий по делу.

В зависимости от обстоятельств дела и позиции оратора воз-

можны два варианта рассмотрения версий: первый-когда

в начале опровергаются версии, по мнению оратора, нс нод-

твер/кдаюшиеся материалами дела, а затем обосповьшастся

правильная версия; второй-когда излагаются сначала дово-

ды, обосновывающие правильную, по мнению оратора, версию,

а затем опровергаются иные версии.

При размещении доказательств в речи принимается во вни-

мание следующее обстоятельство. Как установили психологи,

лучше воспринимается н запоминается та информация, о кото-

рой говорится в начале или в конце последовательно излагае-

мых событий или фактов ^. Замечено также следующее: если

.аудитории известен предмет речи н она глубоко заинтересова-

на в излагаемых проблемах (что характерно для судебной

речи), то более предпочтительно идти от менее важных к бо-

лее важным аргументам. Этим создается ощущение динамики

в речи. В судебной речи самые сильные доказательства сле-

дует приводить в последнюю очередь. Об использовании в глав-

ной части отдельных процессуальных доказательств мы будем

говорить в главах, посвященных содержанию видов судебных

речей.

Изложение главной части возможно несколькими метода-

ми^. Оратор при логической организации данной части судеб-

ной речи применяет дедуктивный и индуктивный методы, метод

аналогии. Кроме того, используются: концентрический метод

” Ножин Е. А. 1) Основы советского оцаторского пскусстви, с. 128-

129; 2) Мастерство устного выступления. М., 1978, с. 88-80.

^ Эйсман А. А. Логика доказыпапня. М., 1971, с. 19.

‘Ї Ножии Е. А. Основы советского ораторского искусства, с. 148.

‘” Ножин Е. А. Мастерство устного выступления, с. 87-113.

(когда содержание речи строится вокруг главного вывода по

делу: своя позиция постоянно удержпнастся и центре рассуж-

дений, н оратор все время возвращается к ней); ступенчатый

метод рассчитан на последовательное изложение позиции (ора-

тор как бы подводит судебную аудиторию к своему главному

выводу; данный метод нредстакляется наиболее эффективным

в судебнои речи): нсторнческиП (хронологический), т. е. собы-

тия преступления нзлаг. потея н той последовательности, в ко-

торой (11111 (1)иерн1ались; пространственный метод позволяет су-

дебному оратору нее факты н события преступления передать

наглядно, в их динампке.

К судебной речи можно применять несколько методов одно-

временно. При выборе метода в первую очередь учитывается

цель речи. Хорош тот метод, который позволит убедить суд

и других слушателей в правильности выводов судебного ора-

тора, Практика показывает, что прокуроры и адвокаты чаще

всего при изложении срединной части своих выступлений при-

меняют хронологический метод, хотя с точки зрения стратегии

обвинения и защиты по некоторым речам более целесообраз-

ным является применение концентрического и ступенчатого

методов.

Заключение должно быть кратким, ясным и выразитель-

ным, таким, чтобы главная мысль оратора была очевидна для

всех. Заключение-последняя часть судебной речи, в ней де-

лаются окончательные выводы и высказывается просьба ора-

тора к суду. В заключении судебный оратор должен передать

свою позицию в сжатом, концентрированном виде: заключение

выражается такими словами, которые с наибольшей полнотой

донесут до слушателей главную мысль выступающего.

,-писал А. Ф. Кони^. Заканчивать речь надо так же

решительно, как и начинать. Подобно вступлению заключение

разрабатывается заранее, однако звучать должно естественно-

без ложного пафоса. Как и вступление, оно может быть изме-

нено в ходе судебного заседания. Из речи А. Ф. Кони:

^.

” Кони А. Ф. Избранные произведения. М., 1956, с. 114.

^ Кони А. Ф. Собр. соч., т. 3. М., 1967, с. 37-38.

Приемы в заключении могут быть самыми различными: от

простого, спокойного изложения до самого патетического. На-

значение заключения судебной речи-возбудить в судьях

нужное настроение и определенные мысли. Иногда в заключе-

нии полезно повторить все наиболее важное из сказанного

оратором. Окончательная просьба к суду излагается ясно, точ-

но и вытекает из предшествующих частей речи. Из речи

Н. В. Крыленко по делу провокатора Малиновского:

^.

Чтобы речь была эффективной, необходимо найти наиболее

целесообразную форму ее изложения, в которую входят н так-

тические приемы, обдуманные оратором заранее или появив-

шиеся в момент произнесения речи. Ораторская речь пред-

ставляет собой развитие ряда положений посредством такти-

ческих ходов, составляющих речи. В , плане речи намечаются пункты, которые реализуются

в виде текста, отрезка речи^.

Важнейшим рабочим документом, в котором развертывает-

ся логическая структура речи, является план, отражающий со-

держание речи, соединяющий разрозненные ее части в единое

целое, композиционно распределяющий их. План помогает ора-

тору наиболее оптимально изложить содержание речи, а слу-

шателям легче воспринять и усвоить выступление оратора.

План необходим по каждому делу, без него нельзя произнести

хорошую речь. Значение плана возрастает, когда в распоря-

жении оратора много фактов, доказательств, мыслей, идей,

так как в этом случае особенно важна четкая логическая орга-

низация материала речи, которая облегчает понимание судья-

ми позиции судебного оратора.

Некоторые ораторы как бы , мыс-

лят вслух, кажется, что никакого плана у них нет. Но даже

самая блестящая импровизация всегда каким-либо образом

спланирована в расчете на аудиторию. –

чаще всего эффектный ораторский прием, который создает ат-

мосферу сопереживания, вовлекает слушателей в процесс

^Крыленко Н. В. Судебные речи. Избранное. М., 1964, с. 38.

“Михайловская Н. Г., Одинцов В. В. Искусство судебного

оратора. М., 1981, с. 34.

поиска истины. Таким образом, любая речь, любое выступление

перед аудиторией так или иначе обязательно планируется.

Вопрос о необходимости во всех случаях нрсднарительно

составлять письменный текст речи яплястся весьма спорным

и своими корнями уходит и глубокую дрспность. Ораторское

искусство-живое и непосредственное тиорчество. Как бы ора-

тор тщательно не подготоннлся к пыстунлснню, он обязательно

что-то творит и 11;1 людях, спюмнпутно. Талантливый оратор

никогда не будет говорить заученными фразами. Излагая своп

мысли, делясь своими чувствами, оратор облек;1^.

Конечно, импровизация усиливает творческий характер ре-

чи, ее впечатляемость, динамизм, обнаруживает ораторскую

находчивость и т. д. Все это весьма располагает слушателей

к оратору, но импровизация опасна тем, что она может увести

оратора в сторону от основного содержания судебной речи.

главной темы. Поэтому импровизация не может быть само-

целью, не может служить , внешним эффектом.

Она непосредственно увязывается с темой выступления, с глав-

ной мыслью оратора, которую он хочет донести до слушателей.

импровизации обманчива. На самом деле она яв-

ляется одним из трудных приемов ораторского искусства.

Импровизация возможна, а в некоторых случаях даже необ-

ходима, однако нужно быть очень осторожным с ней, ибо,кйч

справедливо заметил П. Сергеич, ^. Дар импровизации дается не сразу и не каждому. Он

посещает только того, кто имеет широкий культурный круго-

зор, глубокую научную подготовку, ораторский талант, кто

является по-настоящему интересной, незаурядной личностью.

Поэтому судебному оратору не стоит полагаться на вдохно-

вение, на стихийную импровизацию. Рождающееся на глазах

слушателей творчество на самом деле может быть заранее

продумано, запланировано. Можно рекомендовать формулы-

стереотипы: , и т. д.

Таким образом, речь должна быть заранее обязательно

спланирована, а писать или не писать текст речи–решает сам

^ К о и и А. Ф. Собр. соч., т. 3, с. 7.

^Сергеич П. Искусство речи на суде, с. 306.

оратор. Все зависит от подготовки, опыта, умения оратора, ха-

рактера и содержания дела и его объема. Но в любом случае

оратор обязан подготовить себя к речи, должен мысленно

обдумать свое выступление. Высокий профессионализм, безуко-

ризненное знание материалов дела, законов помогают успешно

подготовиться к выступлению в судебных прениях.

Даже А. Ф. Кони, который никогда не писал своих речей,

указывал, что материалы дела должны оставить свой след не

только в памяти оратора, но и в его письменных заметках. По

сложным делам А. Ф. Кони считал необходимым иметь ^. П. И. Сергеич полагал, что нужно

обязательно писать тексты речей, причем много писать^. На-

писанный текст дисциплинирует оратора, помогает ему в ра-

боте над совершенствованием композиции и языка. Работая

над текстом речи, оратор имеет возможность шлифовать язык

и стиль, отбрасывать все лишнее, добиваться максимальной

лаконичности и выразительности. Но даже полностью написан-

ную речь ни в коем случае нельзя читать.

Можно предложить рекомендацию, которая дана в свое

время неизвестным адвокатом еще в 1776 г.: ^-

Затем следует учиться речь в уме. Слова бу-

дущей речи должны произноситься в мозгу столь же совер-

шенным образом, как и перед аудиторией. Когда молодой ора-

тор выполнит эту работу, он составляет конспект речи. По

своей структуре конспект сходен с планом и тезисами, однако

изложение материала здесь более подробное.

Приучать себя к постоянному написанию полного текста

или конспекта речи не следует. Если заучивать наизусть зара-

нее составленные на бумаге речи, то невозможно будет быст-

ро и дельно возражать в судебных прениях. Лучше всего поль-

зоваться планом и тезисами – кратким изложением содержа-

ния разделов и подразделов речи. Говоря без плана, можно

легко потерять главную мысль, . Когда же

имеется общий план речи, в него всегда можно внести то но-

вое, что появилось у оратора в ходе судебного заседания. По

большим и сложным делам следует составить подробный план

” К они А. Ф. Собр. соч., т. 4. М” 1967, с. 152-153.

^ Сергеич П. Искусство речи на суде, с. 305-308.

^ А ж а м М. Искусство говорить публично. СПб., 1900, с. 32.

66

и тезисы. В каждом плане должны обязательно быть три ча-

сти речи: вступление, главная часть и заключение, которые,

в свою очередь, могут подразделяться на несколько пунктов.

Прокуроры и президиумы коллегии адвокатов требуют, что-

бы в каждом наблюдательном и адвокатском производствах

были планы речей в судах 1-й и 2-й инстанций, поэтому со-

ставление планов речей для прокуроров и адвокатов является

профессиональной обязанностью. План мобилизует оратора,

дает возможность сконцентрировать внимание на самом глав-

ном, являясь ориентиром, путеводителем в пыстунлснии. Он

должен быть логичным и построенным таким образом, чтобы

одно положение неизменно вытекало из другого, предшество-

вало ему. Все элементы, составляющие предмет судебной речи,

должны найти свое отражение в плане.

3. Работа над языком и стилем

Работа над языком и стилем является важным этапом под-

готовки к речи. Для того чтобы произнести убедительную речь,

необходимо не только быть убежденным в правоте своих суж-

дений, но следует также свободно владеть словом, богатства-

ми родного языка. Задача оратора, готовящегося к выступле-

нию в суде, состоит в том, чтобы в каждом конкретном случае

найти для передачи своих мыслей самые нужные, точные и вы-

разительные слова. Основой любой речи является слово, к ко-

торому следует относиться бережно, особенно на суде, где ^.

Для отстаиванр1Я своего мнения оратор находит наиболее

подходящую для выражения мыслей н чувств языковую фор-

му, что обязывает его к высокой речевой культуре. Культурная

речь-это такая речь, которой присущи смысловая точность,

богатство и разносторонность словаря, грамматическая пра-

вильность, логическая стройность, художественная изобрази-

тельность и которая отвечает существующим в настоящее вре-

мя нормам правильного произношения и ударения (орфоэпии).

Язык как социальное явление выполняет различные функ-

ции, связанные с той или иной формой человеческой деятель-

ности. К важнейшим общественным функциям языка относят-

ся: общение, сообщение и воздействие. Для реализации этих

функций существуют соответствующие разновидности языка.

которые называются функциональными стилями. Можно выде-

лить следующие языковые стили: разговорный (функция обще-

ния), научный и официально-деловой (функция сообщения),

публицистический и литературно-художественный (функция

воздействия) з’. Все эти стили нередко переплетаются так, что

трудно определить, в каком стиле произносится речь. Язык

судебной речи выполняет все функции: общения, сообщения

и воздействия, поэтому для нее характерны все языковые сти-

ли. Разговорный стиль, обслуживающий бытовую неофициаль-

ную сторону жизни людей, делает судебную речь доступной,

понятной. Научный и официально-деловой стиль позволяют

пользоваться специальными научными терминами, юридически-

ми категориями, набором готовых, стандартных формул, т. е.

нормами закона. Использование данного стиля необходимо, так

как судебную речь слушают люди с юридическим образовани-

ем и определенной юридической грамотностью: судьи, прокуро-

ры, адвокаты, народные заседатели. Задачами публицистиче-

ского стиля являются общественно-политическая информация,

агитация и пропаганда, что также, как мы уже установили,

свойственно судебной речи. Этот стиль характеризуется повы-

шенной эмоциональностью, что роднит его с литературно-худо-

жественным стилем, требующим от оратора выразительности,

литературной правильности речи.

Например: ^.

Правильно пользоваться литературным языком – значит

следовать определенным нормативным рекомендациям. Следо-

вать данным рекомендациям необходимо потому, что их нару-

шение отвлекает аудиторию от процесса слушания, заслоняет

содержание речи, снижает ее воздействие. Нормативные реко-

мендации даются в словарях, грамматике, учебниках, специ-

альных справочниках, которые должны стать настольной кни-

гой оратора.

Судебному оратору важно также чувствовать соответствие

средств языкового выражения тем обстоятельствам, о которых

он сообщает суду и остальной судебной аудитории. Чувство

языка может быть природным даром, но его можно и развить.

Судебный оратор пользуется, по образному выражению

Н. П. Карабчевского, ^.

^Владимиров Л. Е. Психологическое исслсдонпши’ и уголовном

суде. М., 1901, с. 3-4.

68

Ро.! енталь Д. Особенности публичной речи.- Политическое са-

мообразование, 1975, № 5, с. 107.

“” Судебные речи адвокатов. Л., 1972, с. 60.

^ К араб ч е вский Н. П. Около правосудия, с. 64.

В результате постоянной работы над собой, частых выступ-

лений перед аудиторией у каждого оратора складывается свой

стиль. Ораторский стиль представляет собой конкретную и ин-

дивидуализированную форму, через котирую реализуется метод

ораторского искусства. Ораторский стиль-ато форма и ха-

рактер речи, тон и интонация, выразительность глова; он по-

зволяет собрать виедино нее выразительные <.i> свою речь

вслух, он убеждается в необходимости движений, которые уси-

ливают выразительность речи. Готовясь к судебной речи, ра-

ботая над языком и стилем, следует помнить о ее содержании,

главном выводе по делу. ^.

Итак. чтобы быть готовым произнести хорошую судебную

речь, необходимо тщательно готовиться к ней; постоянно рабо-

тать над собой, совершенствовать юридические и другие зна-

ния: бьпь высококультурным и образопанным человеком; от-

лично знать материалы дела, законы, судебную практику, науч-

ную литературу; иметь план речи, репетировать ее; готовить

себя эмоционально к выступлению.

^Апресян Г. 3. Ораторское искусство. М” 1972, с. 128-143.

> Там же, с. 133-134.

^ Иванова С. Ф. Специфика судебной речи. М” 1978, с. 43.

“Одоевский В. Ф. О литературе и искусстве. М” 1982, с. 126.

Глава пятая

ПРОИЗНЕСЕНИЕ СУДЕБНОЙ РЕЧИ

1. Начало и окончание речи

Самый ответственный момент в деятельности любого ора-

тора – произнесение речи, когда на суд аудитории выносятся

результаты большой подготовительной работы (коммуинкатип-

ная фаза). Именно во время произнесения речи реализуются

цели, стоящие перед оратором, поэтому с полным нравом ком-

муникативную фазу речи называют кульминацией ораторского

искусства. Вся огромная, предшествующая творческая работа

направляется на осуществление главной деятельности орато-

ра – выступление с речью перед слушателями.

Содержание любого ораторского выступления определяется

его темой и мастерством оратора. Форма же ораторского [по-

ступления зависит от состава слушателей, кинкретнип снтуп

ции, ораторского стиля. Она должна быть такоН, ‘11061.1 содоц

жание речи стало доступным, понятным и убедительным т’

только для состава суда, но и для всех присутстпующнх 1) :1;1.чг

судебного заседания. Форма судебной речи обдумып.ичся и ги

товится заранее, но окончательно она вырабатынастся но нрг-

мя ее произнесения, когда оратор имеет возможность скоррек-

тировать речь с учетом внешних условий. Работ;> над содц)-

жанием и формой речи требует творческого подход;>, что д>1Лг

ко не всегда имеет место на практике.

При произнесении судебной речи, как н любой нублипнон

речи, большое значение имеет начало, которое, как мы уст;1

новили, должно быть оригинальным и ярко нндинидуальным.

Не надо торопиться начинать речь! Получи> слепо, следует

подняться со стула и немного помолчать. Начильнпя н;1у.1;1

имеет огромное значение, поскольку в эти секунды аудитория

знакомится с оратором н составляет о нем спое нерпос шп’-

чатление. Кроме того, во время начальной п и приобрести уверенность в себе судебному ор;)-

^т^^

тору помогают отличное знание материалов дела, убежден-

ность в правильности своей позиции, хорошая подготовка к ре-

чи, а также такие качества оратора, как смелость и решитель-

ность, вырабатывающиеся в ходе частых выступлений.

А. Ф. Кони писал, что ‘.

Однако не следует путать с твор-

ческим волнением, которое совершенно естественно для ора-

тора, ожидающего встречи с публикой. Такое волнение необ-

ходимо. Оно стимулирует оратора и в первые же минуты кон-

такта с аудиторией переходит в воодушевление, позволяющее

увлечь за собой слушателей, в наивысший творческий подъ-

ем – вдохновение, наилучшим образом стимулирующее дея-

тельность оратора и повышающее ее плодотворность. Однако

вдохновением нужно уметь управлять, и здесь большую роль

играет волевое начало. Нужно быть уверенным в своих знани-

ях, взглядах, в своем призвании оратора, однако уверенность

никогда не должна перерастать в самоуверенность и само-

влюбленность. Оратор, хорошо владеющий своими чувствами,

быстро подавляет в себе сомнения, страх.

Во время начальной паузы опытный оратор улавливает на-

строение аудитории, ее отношение к нему, к содержанию речи,

нащупывает верный тон и создает атмосферу сотрудничества

со слушателями. Помолчав, речь начинают спокойно, с незна-

чительных слов, что необходимо для того, чтобы взять естест-

венный тон. Судебная речь всегда начинается словами . Лучше всего начинать речь просто, в замедлен-

ном темпе и сравнительно негромко.

^.

Во время произнесения речи оратор смотрит на слушате-

лей, обращается к суду, поддерживая с ним постоянный зри-

тельный контакт. Положение тела меняется только во время

речи и никогда-во время паузы. Поза оратора определяется

его индивидуальным стилем, но каждый оратор должен доби-

ваться ощущения легкости, подвижности, естественности своей

позы.

Конец речи должен связывать ее с началом, придавать

всей речи композиционную завершенность. Он должен быть

‘Кони А. Ф. Избранные произведения. М” 1956, с. 108.

^Достоевский Ф. М. Поли. собр. соч.. т. 15. Л., 1976, с. 152-153.

ходится мучительно искать подходящее слово, образуется пау-

за, которую заполняют словами-паразитами. Слова-паразиты

затрудняют восприятие речи, хотя и привлекают внимание

слушателей, иногда веселят их. В такой ситуации содержание

речи воспринимается с трудом. Следует решительно избавлять-

ся от таких слов, для чего нужно хорошо готовиться к произ-

несению речи, говорить медленно, тщательно следить за своей

речью.

Недостаточный словарный запас ведет к многословию, ибо

оратор, пытаясь найти нужное слово, обращается к множеству

лишних, к словам-сорнякам, словам-паразитам: , , , и т. п. Иногда можно

услышать: ; ;

; .

Не следует злоупотреблять юридической терминологией,

которая может оказаться неизвестной не только слушателям,

но и народным заседателям. Малоупотребляемые термины

разъясняются в речи, а изречения на иностранных языках сра-

зу же переводятся на русский. Избегайте употребления

в судебной речи сокращенных слов (например, ),

так как они для большинства присутствующих в зале

непонятны.

Целый ряд языковых ошибок ораторов связан с контами-

нацией-образованием нового слова или нового устойчивого

словосочетания в результате скрещения частей двух различ-

ных слов или выражений, близких по звучанию, построению,

значению. Например, из литературных оборотов и возникает

такая фраза: .

К оратору предъявляются требования хорошего стиля

и слога. Это предполагает правильное употребление глаголь-

ных форм, прилагательных, синонимов, градации. Глагольная

форма делает речь динамичной. Например, по делу Левчин-

ской адвокат Я. С. Киселев сказал: ^ Из речи адвоката

Э. С. Васильевой:

“*.

Синонимы способствуют разнообразию речи. Случается, что

судебные ораторы неточно выбирают синонимы. Например, го-

ворят:

вместо того, чтобы сказать , или: – вместо . Неумение использовать синонимы приводит к тав-

тологии. Иногда мы слышим: или .

Градация усиливает характеристику явления и повышает

внимание слушателей. Защитник в романе Ф. М. Достоевского

говорит:

<...>“.

Выразительность речи придают также форма диалога, не-

редко применяемая судебными ораторами, вопросно-ответный

прием, повтор. Из речи адвоката Я. С. Киселева:

^.

Усиливает выразительность судебной речи одновременное

употребление градации и повтора. Из речи Р. А. Руденко на

Нюрнбергском процессе:

“.

Из речи Г. Димитрова на Лейпцигском процессе:

^.

Ї Судебные речи советских адвокатов. М., 1960, с. 102.

‘Ї Речи советских адвокатов по гражданским делам, с. 110.

” Достоевский Ф. М. Поли. собр. соч., т. 15, с. 169.

‘^Судебные речи адвокатов, Л” 1972, с. 99.

” Судебные речи советских обвинителей. М” 1965, с. 122.

^Димитров Г. Перед фашистским судилищем. М., 1936, с. 8-9.

ПоЕТоры слова, словосочетания, формулировки, синтакси-

ческой конструкции усиливают содержание речи, ее логиче-

скую последовательность, подчеркивают главную мысль, кото-

рую требуется донести до слушателей, делают фразу интона-

ционно ритмичной, облегчают ее восприятие на слух, избав-

ляют оратора от лишних слов.

По одному из уголовных дел обвинялся в халатности за-

служенный мастер спорта-инструктор альпинизма. Адвокат

в своей речи так раскрыл самовольный характер действий по-

гибшего: пошел вперед несмотря на отсутствие соответствую-

щей команды; пошел вперед несмотря на запрещение само-

вольного движения на предшествующем инструктировании;

пошел вперед несмотря на прямое запрещение движения; по-

шел вперед несмотря на то, что еще не была обеспечена стра-

ховка передвигающихся альпинистов.

Однако злоупотреблять повтором не следует, ибо он может

перейти в свою противоположность, т. е. сделать речь невыра-

зительной. Более эффективно пользоваться повтором в глав-

ной части выступления.

Эмоциональность и эффективность судебной речи возраста-

ют с введением в нее риторических вопросов. Например, адво-

кат Н. П. Кан в одной из своих речей сказал:

“”.

речи придает антитеза – резкое

Особую выразительность

поотийопоставлсние.

Например, в своей речи Демосфен говорил:

^.

Портит судебную речь употребление просторечной лексики

и просторечных форм слов (, ; ; и т. п.),

а также неуместное употребление или нарушение фразеологиз-

мов – установленных словосочетаний (; ; ; ).

Нередко судебные ораторы допускают смешение парони-

мов – однокоренных слов, близких по звучанию, но отличаю-

щихся по значению. Например, невежа-невежда, лицо-лич-

ность, надеть-одеть и др. Так, в речах говорят: вместо , тогда как следует сказать ; , а не и т. п.

Не понимая значения иноязычных слов, не следует их упот-

реблять. Встречаются, например, такие выражения: ; ; .

Придаточные предложения, причастия, деепричастия, стра-

дательные обороны должны употребляться в речи реже, ‘ ибо

они неблагозвучны и трудно воспринимаются на слух. Не сле-

дует также пользоваться однообразными синтаксическими кон-

струкциями – это утомляет слушателей.

Чисто риторические приемы, так называемые , может применять только оратор, обладающий при-

родным даром художественного слова. Выжимать их из себя

не стоит, ибо они могут оказаться безвкусными, напыщенны-

ми, неуместными. Если же во время речи пришли на ум удач-

ный эпитет, сравнение, аллегория и т. д., если сеть уверен-

ность, что такая образность подтвердит нужную мысль, можно

смело использовать данный стилистический прием.

В судебных речах недопустимы сомнительные художествен-

ные красивости, которые могут быть метко использованы дру-

гим судебным оратором против своего процессуального против-

ника, употребившего такие .

Известный русский адвокат В. И. Жуковский так ответил “.

По своей форме судебная речь должна быть правильной,

яркой, образной, для чего оратору необходимо понимать и чув-

ствовать многозначность слова, уметь пользоваться всеми воз-

можностями русского языка. ^.

Важнейшее требование хорошего слога-ясность. Крите-

рием ясности речи служит ее понимание слушателями, ее до-

ступность, доходчивость. Простота изложения – важнейшее ка-

чество судебной речи. Каждое слово оратора слушатели долж-

ны понимать так же, как его понимает сам оратор. В суде речь

должна быть необыкновенно, исключительно ясной, простой

и доходить до сознания слушателей без всяких усилий. Квин-

тилиан учил: . Ясность в языке современной

публичной речи означает умелое сочетание научного изложе-

ния с разговорными средствами, ориентированными на кон-

кретную аудиторию. Необходимое условие ясности – правиль-

ное произношение слов, т. е. внятность и чистота произноше-

ния, правильное подчеркивание и оттенение отдельных слов,

слогов, предложений. Неясность речи возникает от неумения

следить за своим произношением. Следовательно, надо при-

учать свой слух к тому, чтобы различать звуки речи, особен-

ности в словах, звучащих похоже. Если ухо привыкнет к зву-

кам голоса, к словам, которые произносятся, языку будет лег-

че достигнуть требуемой ясности.

Судебная речь произносится доступно, нет никакой необ-

ходимости делать ее сложной, наукообразной, не следует раз-

глагольствовать по проблемам, которые не имеют никакого от-

ношения к делу. Однако простота, доступность речи-это не

ее простоватость. Нельзя говорить в судебной речи приземлен-

но и буднично, . Речь любого ора-

тора должна возвышаться над обыденной речью своей торже-

ственностью, интонациями, художественностью, но она должна

быть понятна и судьям, и народным заседателям, и участни-

кам процесса, и всем присутствующим в зале, поэтому следует

избегать иностранных и малопонятных слов. Иначе можно по-

лучить характеристику, которую дала герою одна из героинь

пьес А. П. Чехова: ^. Одновременно следует избе-

гать вульгарности и циничности выражений. ^.

Правильность речи означает строгое следование нормам ли-

тературного языка. Еще многие судебные речи не соответству-

ют этим требованиям. Говорят ,

, вместо , , .

‘”Михайловская Н. Г” Одинцов В. В. Искусство судебного

оратооа. М., 1981, с. 173.

‘ вместо .

Судебному оратору не обязательно стремиться к красоте

слога – роскоши, дозволительной для тех, у кого она является

сама собой, но каждый оратор обязан быть неумолим к чисто-

те своей речи, ибо судебный оратор должен побудить судей

принять предлагаемое им решение по делу, а для этого необ-

ходимо, чтобы судьями речь воспринималась именно так, как

задумал ее оратор. Отсюда и важность требования чистоты

слога.

Огромную роль играет правильное, уместное употребление

слов. А. Ф Кони писал: ^. Источником обо-

гащения словаря судебного оратора служит народная речь

н литература. Русская литература дает нам классические об-

разцы стиля и слога, у классиков мы должны учиться гово-

рить правильно, красиво, образно.

Содержание речи, ее словесное оформление продумывают-

ся во время подготовки к речи. Когда же оратор выступает

в суде, то о словах лучше не думать. Если он употребил в сво-

ей речи неудачное выражение, надо остановиться и поправить-

ся. Ничего страшного в этом нет, авторитет оратора не по-

страдает, если он сам исправит свою ошибку. Для того чтобы

нужные слова к выступающему во время речи,

рекомендуется вставлять отдельные отрывки из будущей речи

в случайные разговоры. Такие дают возможность

проверить логически мысли оратора, приспособить их к нрав-

ственному сознанию слушающих, передать свои мысли естест-

венным тоном в судебной речи^.

К. Чуковский писал: <...>^. Из ре-

чи в речь кочуют набившие оскомину обороты-штампы: , , и т. п. Следует помнить, ‘.то лю-

бой штамп-враг выразительной речи. Конечно, судебная речь

может (а иногда и должна) содержать элементы делового

и научного стиля ^, но надо стараться всеми силами избегать

штампов и канцеляризмов.

Оратор никогда не должен опускаться до аудитории, заиг-

рывать с ней. Он может пользоваться книжной лексикой, спе-

циальными терминами, объяснение и толкование которых уси-

ливают выразительность речи. Например, в судебной речи

можно употреблять (ко времени и к месту) специальные тер-

мины на латинском языке: опив ргоЬагиН (бремя доказывання),

1п диЪю рго гео (всякое сомнение толкуется в пользу обиинне-

мого) и др.^, которые обязательно должны быть переведены

и разъяснены.

В судебной речи можно и нужно пользоваться цитатой, ко-

торая подтверждает точку зрения оратора и более убеждает

слушателей, так как исходит от авторитетного лица. Оратору

следует не только вводить цитаты в свое выступление, и’>

и комментировать их, высказывать свое отношение к ним. Это

позволяет лучше донести свою мысль до сознания зудптори;:.

Но не всегда и не везде цитаты уместны. Загромождение речи

цитатами снижает ее выразительность и восприятие. Слушатель

не может понять, где же мысли самого оратора и, естествен-

но, начинает испытывать к нему недоверие. Цитата вводится

в речь непринужденно, свободно, легко, незаметно, она долж-

на быть достаточно авторитетна с точки зрения литературной

нормы, стиля и вкуса. Такая цитата украшает речь, придает

ей ббльшую образность и убедительность. Цитату лучше всего

вводить такими словами: , и т. п. Не следует увлекаться длинными цитатами.

так как это расхолаживает слушателей. Цитаты в речи выде-

ляются силой голоса, тоном и темпом речи, вводными и заклю-

чительными замечаниями. Если цитата читается, то необходи-

мо почаще поднимать глаза от текста и обращать взор на слу-

шателей.

Цитаты имеют силу логического или психологического до-

иода ^, ибо они помогают убеждению слушателей и воздей-

СТ13ИЮ на них. Цитатой могут быть крылатые слова и выраже-

ния, излюбленные строчки из популярных песен, стихов, по-

говорок, т. е. готовые языковые формулы. Прокурор, харак-

теризуя свидетеля, не желавшего помочь суду установить

истину, сказал: . Словами популярной песни была дана меткая

характеристика свидетеля.

Художественными и эстетическими элементами языка явля-

ются эпитеты, метафоры, крылатые слова. Некоторые из них

понятны без объяснений и дают наглядное представление о са-

мом глазном. Например, . В судебных речах нередко ис-

пользуются пословицы, поговорки.

Выразительность судебной речи усиливается применением

юмора. Любопытно, что греки оспаривали применение юмора

оратором, римские же ораторы пользовались им весьма охот-

но и успешно. Таким образом, широкое распространение юмо-

ра в ораторском искусстве-чисто римская традиция. Юмор

был любимым оружием римских иратории. Цнцсрон считал,

что юмор-свойство природное и ему научиться нельзя. Юмор

оправдан тогда, когда он способствует раскрытию существа де-

ла. При пользовании им в речи необходимы строгое чувство

меры, такт, высокий художественный вкус, знание специфики

аудитории. Чувство юмора-это своего рода талант, которым

обладают не все люди и не в одинаковой степени. Поэтому

“ели у оратора недостаточно развито такое чувство, не следует

применять юмор в речи. Обходитесь без него. Комическое про-

является з результате неожиданного сочетания, сопоставления

“ли резкого противопоставления явлений или понятий, несо-

гласований ожидаемого с реальным, привычного с новым,

необычным и создание на основе этого определенных ассоциа-

тивных связей, представлений и образов “. Остроумие в ора-

торской речи привлекает к ней внимание слушателей, являет-

ся средством аргументации, опровержения, критики. Юмор

повышает образность речи, делает ее более выразительной и эмо-

циональной; им уместно пользоваться для критики вскрытых

во время судебного процесса отрицательных явлений, при ана-

лизе отдельных источников доказательств, для полемики с дру-

гими участниками судебных прений^.

м Чуковский К. И. Собр. соч., т. 3, с. 236.

“* Рахманин Л. В. Стилистика деловой речи и редактирова-п-е слу-

жебных документов. М., 1982.

^ Журнал периодически пуоликует ла-

тинские юридические термины и изречения, которые можно использовать

в судебной речи (см. также: Латинская юридическая фразеология. М.,

1979).

^ Н о ж и н Е, А. Основы советского ораторского искусства. М., 1973

с. 148.

^Зворыкин Ю. Н. Юмор в публичном выступлении. М” 1977, с. 10.

^Гальперин И. Г. Подготовка и произнесение защитительной ре-

чи.-В кн.: Проблемы уголовного процесса и криминалистики, вып. 27.

Свердловск, 1973, с. 80.

83

Судебный оратор должен быть строгим к своей речи и не

допускать неуместной игры слов.

А. И. Урусов, выступая однажды в роли обвинителя, возражал защит-

нику, усиленно подчеркивавшему безвыходность денежного положения под-

судимого, внушавшего ему мысль зарезать своего спутника. ^.

Существенную роль в речи играет ее ритмичность, которая

облегчает путь к слушателям и тем самым способствует их

убеждению. Ритм речи создается определенным чередованием

ударных и безударных слогов в речи, ударный слог выделяет-

ся высотой тона, усилением звучания, длительностью, а в ре-

зультате распределения ударений и расположения слов в пред-

ложении возникает определенный ритм^. Ритм речи связан

с ее темпом и интонацией. Темп речи не должен быть слиш-

ком медленным (усыпляет) или слишком быстрым (ухудшает

восприятие и понимание речи). Правильный темп судебной ре-

чи придает ей дополнительную выразительность.

Под интонацией понимают сложный комплекс совместно

действующих элементов (компонентов) звучащей речи, кото-

рые создают звуковую оболочку речи, ее звучание, материаль-

ное воплощение содержания, смысла речи^. Интонация помо-

гает более полно раскрыть содержание речи, донести до слу-

шателей главную мысль оратора. Судебному оратору, особенно

начинающему, полезно текст речи проинтонировать, т. е. наме-

тить в нем паузы и ударения.

Большое значение в устной речи имеет пауза, которая мо-

жет изменить смысл фразы. Она необходима, как мы уже зна-

ем, перед началом речи, ею отделяется переход от одного во-

проса к другому. Пауза останавливает внимание слу-

шателей на том, что было-на последнем слове. Паузами сле-

дует оттенять важные места, основные доказательства, наибо-

лее серьезные возражения. Это придает четкость речи юриста,

усиливает ее выразительность и Бездействующую силу.

Различают логические и психологические паузы. По образ-

ному выражению С. Волконского, ^; она придает судебной речи стройность, закон-

ченность, позволяет переходить от одной части судебной речи

к другой, от одного предложения к другому. Психологическая

пауза целиком определяется подтекстом и действует как вы-

разительное средство художественной речи, усиливает ее со-

держание. Например, в речи произносят: Сделав паузу, оратор продолжает

свою мысль. Такая пауза привлекает внимание слушателей,

особенно к тому, что последует непосредственно за ней.

Выразительность судебной речи превращает ее в художест-

венную, и тогда она может доставить эстетическое наслаж-

дение.

Можно ли требовать, чтобы судебная речь всегда обладала

эстетическими достоинствами? Думается, что нег, ибо худо-

жественный дар дается не всем, а потому к любой судеб-

ной речи предъявляется требование культуры, а затем уже

выразительности. Выразительной речь бывает у судебного ора-

тора с хорошо развитым образным мышлением, но каждый

выступающий в суде профессиональный юрист должен стре-

миться к выразительности своей речи, поскольку это усилива-

ет ее понимание, эмоциональность и воздействие на судебную

аудиторию и в первую очередь на судей, которых необходимо

убедить в правильности позиции судебного оратора. Единство

многоплановых воздействий (рационального, эмоционального,

эстетического) создает убедительную силу ораторской речи.

Выразительная речь содержит образные слова, вызываю-

щие деятельность воображения, внутреннее видение и эмоцио-

нальную оценку изображаемой картины, события, действующе-

го лица ^. Необходимость умелого использования образных

слов возрастает, когда в судебной речи исследуются психоло-

гические вопросы при характеристике мотивов преступления,

личности участников процесса, причин и условий, способство-

вавших совершению преступления. Данный психологический

анализ находит свое выражение ^.

Именно такими являются все речи известного советского ад-

воката Я. С. Киселева.

В речи по делу Левчинской, Путиловых и других мастер-

ски, на высоком художественном уровне, образно описывают-

ся характеры, мотивы, причины преступления:

^.

Судебные ораторы нередко для усиления воздействия своей

речи пользуются образными словами, стараются в художест-

венной форме передать те или иные события. Из речи адвока-

та А. Н. Туровецкого:

^.

В. Д. Спасович дал такую выразительную характеристику

делу:

^.

Большую выразительность речи придает голос – сильный,

крепкий и гибкий. Гибкий, красивый голос, хорошая дикция

позволяют передать тончайшие оттенки чувств, ощущений и на-

строения, придают речи уверенность, легкость, свободу. Совер-

шенствованию голосовой гибкости способствуют специальные

упражнения, помогающие скрыть природные недостатки. Ора-

тору необходимо развивать технику речи, следить за своим го-

лосом и дыханием ^.

К внеречевым средствам, усиливающим выразительность

и эмоциональность речи, относятся жест и мимика, которые

справедливо называют языком чувств. Содержание речи есте-

ственным образом и чаще всего неосознанно подкрепляется,

усиливается жестом и мимикой, которые оживляют речь, дела-

ют ее зримой. Жест является эмоционально смысловым дви-

жением. И жесты, и мимика многогранны в своих функциях;

они содержательны и эмоциональны, особенны и всегда опре-

деленны. В речи нельзя допускать двусмысленных жестов

^Киселев Я. С. Судебные речи. Л” 1967, с. 191.

^ Речи советских адвокатов по гражданским делам, с. 57.

“Спасович В. Д. Сочинения, т. IV. СПб., 1894, с. 325-326.

^ Рекомендуется изучить упражнения из следующих книг: Николь-

ская С. Т. Техника речи. М” 1978; Савичева Е. Сценическое слово.

М., 1963; Савкова 3. В. Лектор и его голос. М., 1972; Чихачев В.

Техника речи пропагандиста. М” 1981.

86

II мимики, расходящихся с тем, что говорит оратор. Одни и тот

же жест оратора может выражать многое: подчеркивать важное

и речи, наглядно представлять ту или иную мысль оратора,

стремиться глубже раскрыть ее реальное содержание, подра-

аумсвать подтекст только что высказанного предположения

и т. д. И жесты, и мимика должны быть понятны слушателя-

ми в истинном смысле. Они не заслоняют звуковую речь, а уси-

ливают ее смысловую емкость и выразительность. Жесты у су-

дебного оратора более сдержанны, не так часты, более услов-

ны, чем у художественного чтеца и драматического актера.

Жест, как и вообще ораторский стиль,- явление сугубо инди-

индуальное, но тем не менее существуют определенные пра-

вила, которые необходимо соблюдать^. Нельзя злоупотреблять

жестом, ибо чрезмерная жестикуляция не помогает, а мешает

оратору, она забавляет слушателей, отвлекает их от содержа-

ния речи. В Петра 1 записано: ^.

Вряд ли можно жест и мимику заранее репетировать перед

зеркалом. Дело в том, что они определяются не только выра-

жаемой мыслью, но и конкретной обстановкой, настроением

слушателей и ораторским настроением. У различных людей

чувства выражаются различными жестами и мимикой. Следу-

ет знать, что жест и мимика – это наглядное, чаще всего

интуитивное выявление мысли. Вот почему необходимо иметь

более или менее ясное представление о форме произнесения

речи. Все это подготавливает и определяет логическую мота-

инрованность жестов и мимики. Однако несмотря на это, же-

сты и мимика чаще всего явления сиюминутные и в этом их

естественность и привлекательность. В позе судебного орато-

ра, жестах и мимике должны отражаться его деловитость,

скромность, собранность, искренность. Таким образом, жесты

II мимика, будучи элементами кинетической системы общения,

“Апресян Г. 3. Ораторское искусство. М” 1978, с. 245-246; Н и –

к (1 л а ев а С. М. Жест и мимика в публичной речи. М., 1972; Н о ж и н
Е. А.

Основы советского ораторского искусства, с. 220-224.

*Ї Полное собрание законов Российской империи, т. IV. СПб. 1830,

с. ,{39.

х

г.

н,- справедливо за-

метил А. Ф. Кони *.

На практике еще встречаются обвинительные речи, кото-

рые совершенно не отвечают предъявляемым к ним требова-

ниям. Вот как выступил один прокурор по делу о хулиган-

стве: ^ Каждый прокурор, готовясь к обвинительной речи, дол-

жен обязательно учитывать рекомендации, содержащиеся в ме-

тодическом пособии Прокуратуры СССР ^.

УПК РСФСР не устанавливает элементов обвинительной

речи. Ст. 248 гласит: . Однако исходя из предмета

судебных прений практика выработала определенную структу-

ру обвинительной речи. В содержание обвинительной речи вхо-

дят следующие обязательные элементы: 1) общестненно-ноли-

тическая оценка преступления; 2) изложение фактических об-

стоятельств дела; 3) анализ и оценка собранных по делу

и исследованных в суде доказательств; 4) обоснование квалифи-

кации преступления; 5) характеристика личности подсудимого,

а иногда и потерпевшего; 6) соображения по поводу меры на-

казания и гражданского иска; 7) анализ причин и условий,

способствовавших совершению преступления, и предложения

по их устранению.

Характеристика личности подсудимого, а иногда потерпев-

шего и иных лиц, необходима не только для обоснования инди-

видуализации ответственности подсудимого, но и для установ-

ления субъективной стороны преступления, для оценки дока-

зательств. Вот почему характеристика личности должна быть

отдельным элементом судебной речи.

Расположение основных частей структуры не должно со-

храняться, ибо тогда, действительно, речи станут шаблонными,

похожими друг на друга, что не будет способствовать их убе-

^Ляховицкий Л. Д. Характеристика известных русских судебных

ораторов. СПб., 1897, с. 167.

^ Кудрявцев П” Сапожников И. О подготовке мастеров су-

дебного слова.- Социалистическая законность, 1976, № 7, с. 27.

“Социалистическая законность, 1938, № 10; Практическое руко-

водство для районных прокуроров. М., 1939.

^дд^

дительности и воспитательному воздействию. Нл ИвШ взгляд,

соотношение и последовательность частей обвинительной речи

могут быть самыми различными. Если обвинение полностью

подтверждено доказательствами, то о них можно говорить

меньше. Когда квалификация преступления является спорной,

требуется больше внимания уделить обоснованию юридической

оценки преступления. Если обвинение основывается на одних

косвенных доказательствах, следует подробно изложить фак-

тические обстоятельства дела и дать тщательный анализ дока-

зательств.

В обвинительной речи подводятся итоги судебного след-

ствия, освещаются все материалы дела, анализируются дока-

зательства с точки зрения государственного обвинителя. Про-

курор обвиняет от имени государства, поэтому к его речи

предъявляются повышенные требования. В каждой обвини-

тельной речи дается общественно-политическая оценка разби-

раемому делу, показывается общественная опасность совер-

шенного преступления, необходимость борьбы со всеми и вся-

кими преступлениями, какими бы незначительными они ни ка-

зались, неизбежность разоблачения всех преступников, какие

бы меры они ни принимали к сокрытию своих преступных

деяний.

Вся речь должна иметь идейно-политическую направлен-

ность. Именно вся речь, а не только та часть, где дается

общественно-политическая оценка совершенного преступления.

Не обязательно начинать обвинительную речь с общественно-

политической оценки. Краткая политическая оценка преступ-

ления может быть соединена с его юридической оценкой, с из-

ложением фактических обстоятельств дела, но чаще всего

общественно-политическая оценка дается во вступительной

части речи. К сожалению, далеко не все государственные обви-

нители вступительную часть, где дается общественно-полити-

ческая оценка преступления, увязывают с конкретными обстоя-

тельствами дела. У таких прокуроров обвинительная речь пре-

вращается в доклад на политическую тему. Совершенно недо-

пустимо во вступительной части касаться всевозможных

проблем, которые не подкреплены материалами дела и вообще

далеки от рассматриваемых вопросов. На практике в речах

некоторых прокуроров дается абстрактная общественно-поли-

тическая оценка, оторванная от материалов рассматриваемого

дела.

Развернутая общественно-политическая оценка преступле-

ния необходима на процессах широкой гласности, п нысздпых

сессиях суда. В этом случае следует ск:иат1> о значении, осо-

бенностях рассматриваемого д(‘л;1, о том полпенни, которое

вызвал процесс, и дать партийную оценку сопгрик-нному об-

щественно опасному деянию. Нлчало речи мо/кст бып) и не

связано с общественно-полнтнчоскоП оценкой ^о11(1)11111111ого

общественно опасного деяния. Так, по одному делу, которое

неоднократно возвращалось на доследование, прокурор начал

с[зою речь с сообщения о том, какая большая работа была про-

делана следственными органами. Тем не менее по большинству

дел во вступительной части обвинительной речи целесообраз-

нее давать общественно-политическую оценку совершенного

преступления, рассматриваемого дела на основании его кон-

кретных материалов. Из речи прокурора В. Н. Сажина:

aL A 4 A h u † A AE 8¬" – 2 AE b i i 0 0 4 H \ U TH „ X Ae ? v c ¦ >

?

,[,1рствен11ые деньги расхищались в течение нескольких лет и преступники

на были своевременно разоблачены. А такое положение, как известно, край-

III.’ опасно. Оно разлагающе действует не только на самих нарушителей
со-

ветских законов, но и на некоторых неустойчивых лиц, которые их окру-

жают. И, наконец, нельзя не сказать о том, что подсудимые втянули в нрс-

сгупную деятельность целую группу лиц, с помощью и при посредстве ко-

торых они занимались хищениями или скрывали следы злоупотреблений>”.

Прокурор начал свою речь оригинально, ярко, дал конкрет-

ную общественно-политическую оценку и преступления, и рас-

сматриваемого дела: рано или поздно безнаказанности насту-

пает конец, каждому преступнику придется держать ответ пе-

[)ед судом; указаны конкретные особенности дела, в которых

проявилась общественная опасность деяния. Таким образом,

иощественно-политическая оценка в речи прокурора органиче-

ски увязана с материалами дела, основана на доказательствах

II фактах, установленных по делу.

К обвинительной речи прокурора предъявляются важные

этические требования, среди которых главное – правильность

позиции прокурора по существу, строгое соответствие его вы-

1юдов закону, объективность и справедливость выводов и всех

сто рассуждений.

Все содержание обвинительной речи должно соответство-

пать нормам коммунистической нравственности, но наиболее

1ркое выражение этические взгляды и представления проку-

рора находят в общественно-политической оценке преступле-

государственных обвинителей Российской Феде-

93

‘ Судебные речи

,Ц11и. М” 1975, с. 8,

ния и оценке личности подсудимого и потсрисишсго. С этиче-

ской точки зрения самый сложный элемент обпиинтслыюи ре-

чи-характеристика подсудимого. Прежде всего прокурору

нельзя забывать, что он говорит о человеке, который еще не

признан преступником. Суд вправе и не согласиться с мнени-

ем прокурора, поэтому характеристика подсудимого должна

подтверждаться доказательствами по делу и вытекать из его

материалов. Нельзя допускать голословных утверждений.

игнорировать положительные данные. Субъективный подход

к оценке личности подсудимого должен быть исключен, иначе

в обвинительной речи он перерастет в обвинительный уклон.

в стремление прокурора обвинить во что бы то ни стало, что

приводит к необъективности прокурора, игнорированию им

многих важных доказательств.

В подсудимом нужно искать те черты и качества, которые

проявились в преступлении или обусловили его и имеют зна-

чение для дела. Не обязательно давать полную характеристи-

ку подсудимого. Важно подчеркнуть те черты, которые опре-

деляют его моральный облик, показать, что его поведение,

предшествующее преступлению, находится в связи с совершен-

ным общественно опасным деянием или, наоборот, оно проти-

воречит ему. же в биографии подсудимого, искать

порочащие его данные, не имеющие отношения к делу, недопу-

стимо и безнравственно. Прокурору не следует оглашать све-

дений об интимной жизни подсудимого, если это не имеет

существенного значения для дела. А. Ф. Кони писал: ^

Прокурор не вправе толковать как отягчающие ответствен-

ность подсудимого непризнание им своей вины, противоречи-

вые показания и т. п. Ст. 39 УК РСФСР, которая содержит

обстоятельства, отягчающие ответственность, расширительно-

му толкованию не подлежит. К сожалению, некоторые проку-

роры забывают об этом и мотивируют свою просьбу о стро-

гом наказании тем, что подсудимый себя виновным не при-

знал, давал противоречивые показания, п суде отказался от

дачи показаний или от показаний, данных им на предвари-

тельном следствии. Однако если подсудимый пытается воздей-

ствовать на свидетелей и потерпевшего, стремится переложить

вину на другого, невиновного человека, фальсифицирует дока-

зательства, то прокурор обязан сказать об этом.

Прокурору должны быть чужды насмешки над подсуди-

мым, издевательский тон, злорадство, стремление унизить че-

ловека. При пользовании иронией необходимо быть осторож-

ным, тактичным. Ирония к месту и в меру усиливает харак-

теристику участника процесса. Из речи В. ‘И. Царева:

^.

В некоторых случаях прокурору надлежит дать характери-

стику и потерпевшему. Прокурор обязан защищать доброе имя

потерпевшего от клеветы и необоснованных обвинений подсу-

димого и других лиц. Из обвинительной речи В. И. Царева по

делу об убийстве:

‘”.

Отрицательная характеристика потерпевшего должна быть

корректной, сдержанной, обоснованной. Нельзя умалчивать

з речи о противоправных, аморальных действиях потерпевше-

го в момент совершения преступления, но следует быть объ-

ективным в оценке действий и личности потерпевшего,

В речи недопустимы вольности, непродуманные остроты,

, однако всем было по-

нятно, какое негодование прокурора вызывают действия М.

Такое выступление прокурора произвело огромное впечатление

на всех присутствующих в зале судебного заседания.

Прокурору в обвинительной речи не следует допускать ка-

тегорических утверждений, ибо категоричность подразумевает

обязательное согласие суда с этими утверждениями, в то вре-

мя как суд-единственный орган правосудия, которому никто

не вправе навязывать свое мнение. В выступлении прокурора

все присутствующие должны почувствовать его уважение к су-

ду, должны почувствовать, что прокурор сам искренне убеж-

ден в правильности своей позиции и потому убеждает в этом

суд. Прокурор способствует осуществлению целей правосудия

и задач суда при строгом соблюдении принципа независимо-

сти судей и подчинения их только закону-таково требование

закона (ст. 15 Основ законодательства Союза ССР и союзных

республик о судоустройстве в СССР и ст. 31 Закона СССР

о Прокуратуре СССР) и нравственных норм, регулирующих

взаимоотношения прокурора с судом.

2. Изложение фактических обстоятельств дела.

Анализ и оценка доказательств. Обоснование квалификации

преступления

Изложение фактических обстоятельств дела, анализ и оцен-

ка доказательств зачастую переплетаются и тесно связаны

друг с другом, поэтому И. Д. Перлов полагал, что выделение

в речи специального раздела, посвященного изложению суще-

ства дела, является нецелесообразным “. М. Л. Шифман же

считает выделение такого раздела необходимым ^. Думается,

что изложение фактических обстоятельств дела в качестве са-

мостоятельного раздела обвинительной речи зависит от осо-

бенностей конкретного дела. Если прокурор не собирается про-

” Перлов И. Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого

в советском уголовном процессе. М., 1957, с. 57,

^ Шифман М. Л. Речь прокурора по уголовному делу. М., 1960

с. 38.

сить об изменении квалификации преступления, об изменении

объема предъявленного обвинения, если у прокурора по фак-

тическим обстоятельствам дела нет спора с защитой, то о них

достаточно упомянуть и сказать, что все факты обвинения и су-

дебном заседании подтверждены доказательствами, после чего

приступить к анализу и оценке собранных по делу доказа-

тельств.

Но если фактическая фабула обвинения изменилась, если

некоторые обстоятельства оказались недоказанными, их изло-

жение становится самостоятельной частью обвинительной ре-

чи. Как правило, прокуроры достаточно полно излагают фак-

тические обстоятельства дела.

Анализ и оценка доказательств являются центральной

II важнейшей частью обвинительной речи, в которой необходи-

мо доказать само событие преступления и виновность подсу-

димого в его совершении. Именно анализ и оценка доказа-

тсльсгз убеждают суд в правильности позиции прокурора, за-

ставляют прислушаться к его мнению.

Совокупность доказательств, приводимых прокурором в ре-

чи. должна убедительно подтвердить правильность обвинитель-

ного вывода. Признание подсудимым своей вины,

дела 11с освобождают прокурора от анализа доказательств.

Б п. 2 постановления Пленума Верховного Суда СССР от

16 июня 1978 г. разъяснено, что

на основании закона обязанность доказывания обвинения ле-

жит ка обвинителе ^. На обвиняемого бремя доказывания ни

в коек случае не переходит.

Б своей речи прокурор разбирает, какие доказательства

II почему являются достоверными, какое обвинение они под-

тверждают, доказывает все обстоятельства, перечисленные

в ст. 68 УПК РСФСР. Внутреннее убеждение прокурора о за-

конности и обоснованности обвинения основывается на факти-

ческих данных. В противном случае он обязан отказаться от

обвинения (ст. 248 УПК РСФСР).

Доказыванне в речи происходит путем выдвижения тезиса

и подтверждения его аргументами. При доказывании соблю-

даются все правила формальной логики. Применение средств

и методов логики в процессе доказыванпя, осуществляемого

прокурором в обвинительной речи, возможно в ходе анализа

и оценки доказательств как каждого в отдельности, так п их

совокупности. В обвинительной речи нередко прокурору при-

ходится исследовать различные версии, высказанные подсуди-

мым к его защитником в ходе судебного следствия. В таких

случаях необходимо установить, имеют ли эти версии факти-

ческий базис, которым являются доказательства. Затем версии

” Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978, № 3.

7 2129

проверяются не только процессуальными доказательстиамп, по

и выведением из них логических следствий, которые также мо-

гут подтвердить или опровергнуть версии защиты. Вот пример

из речи прокурора:

^.

В обвинительной речи уже возможна полемика с защитни-

ком, однако предвосхищать его позицию не следует, ибо про-

курор может допустить ошибку, чем немедленно воспользует-

ся защитник.

Хороший пример этому можно привести из защитительной

речи Л. Е. Владимирова:

,- так говорят обык-

новенно в делах, подобных настоящему: ‘Ї.

Прокурор сможет убедить суд и всех слушателей в дока-

занности обвинения только в том случае, если он конкретно

и тщательно проанализирует все доказательства по делу. Еще

^ Царев В. И. Слово государственному обвинителю, с. 33.

“”Владимиров Л. Е. Защитительные речи и публпчш.к’ лекции. М..

1982, с. 140-141.

встречаются отдельные прокуроры, которые просто псрсгк^зи-

вают материалы предварительного и судебного следстиия без

критического анализа, а некоторые прокуроры ограиичнпают-

ся только чтением обвинительного заключения. В одном про-

цессе прокурор вместо обвинительной речи

прочитал обвинительное заключение. Адвокат же в защити-

тельной речи заявил, что прокурор, вооруженный обвинитель-

ным заключением, даже не счел нужным заметить материалы

судебного следствия, которые опровергают выводы предвари-

тельного следствия.

Только сила аргументов, только убедительность доводов,

только доказательства будут иметь значение для полного за-

вершения формирования внутреннего убеждения судей. В об-

винительной речи приводятся в систему все собранные по делу

доказательства. В зависимости от особенностей дела в одних

случаях прокурор указывает, что отпало из обвинения в ходе

судебного следствия и переходит к дальнейшему изложению

содержания обвинительной речи. В других-делает упор на

то, что полностью доказано, а затем останавливается на об-

стоятельствах, которые не подтвердились и должны быть иск-

лючены из обвинения.

Прокурор в своей речи нс только указывает на источники

доказательств, но и раскрывает их содержание, т. с. анализи-

рует фактические данные, имеющиеся и них. Некоторые про-

куроры заявляют, что определенное обстоятельство подтверж-

дается показаниями свидетелей, потерпевшего, заключением

эксперта и т. д., однако какими конкретными данными под-

тверждается это, не указывают. Такая речь прокурора звучит

неубедительно, т. е. не достигает стоящей перед ней цели. Про-

курор анализирует и оценивает не только доказательства, под-

тверждающие обвинительный тезис, но и те, которые колеб-

лют обвинение, смягчают ответственность подсудимого. Это

повышает убедительность речи и свидетельствует об объектив-

ности прокурора.

Если прокурор не убежден в достоверности показаний под-

судимого, потерпевшего, свидетелей, то он обязан указать, по-

чему эти показания не вызывают доверия, какими доказатель-

ствами это подтверждается. Из речи прокурора В. Е. Миляева:

[11)!; продукции они уже не вошли.
Приведенная

цепь противозаконных дспстинн свидетельствует о том, что Л. знала о на-

личии приписок [! пынолненни иланоп но реализации продукции, скрывала

их, а потому действовала умышленно>^.

Попоедем пример из речи прокурора В. И. Царева:

-^ данною конкретном случае мы должны делать вывод о помыслах

.[ чуйс’!вау Взсильченко з момент совершения нападения, исходя из его

!;О!;:’Р’.:П”,:Х действий. Если бы Васнльтенхо не хотел убивать Бегаеву,
то

!.ге к,! нес бы ей удар ножом. Почему сн применил нож? На этот вопрос

проливает свет его показание, данное вскоре после ареста. Он заявил тог-

да, “то слышал, как Бегаева крикнула Порсенковой: ,,Беги, я его знаю!”

Именно в данный момент возникла мысль об убийстве, чтобы избежать

ра.чоблачзнля в разбойном нападении. .Могла ли Бегаева узнать Васильчен-

ко? Учитывая, что они длительное время проживали в одном поселке, такая

возмо>кнос1Ь не исключается. Почему Бегаева крикнула Порсенковой имен-

но такие слова? Потому что она знала: деньги в сумме 435 рублей нахо-

дятся у Порсенкозой, н их надо спасти от разбойников. Этот выкрик, прав-

да, ;:е слышали нн Порсенкова, ни Тнмонип. Они находились в некотором

отдалении от БегаепоИ н Васнльчснко, их состояние в тот драматический

чомснт нельзя 11;);1.!11;[Т1, споконным, к юму же первый выкрик мог быть

не слишком громкни, то ест>, не тккнм, какой был после удара ножом, ког-

да Бегаева взывала о помощи. Вот почему Васи.чьченко слышал слова Бе-

гаевой, н он о них сказа-л на второй день после ареста, а Порсенкова и
Ти-

моннн этих слов не слышали. Поэтому, услышав предупреждение Бегае-

во:1, Васнльчснко действовал стремительно, чтобы избежать разоблачения.

Он предвидел неизбежность гибели Бегаевой, то есть совершил убийство

с прямым умыслом>^”.

Особое внимание прокурора требуется при анализе и оцен-

ке оговора одного из подсудимых другим. В таком случае

устанавливаются мотивы, причины таких показаний.

Весьма сложен анализ доказательств и тогда, когда под-

судимый, потерпевший пли свидетели в суде существенно изме-

няют показания, данные ими на предварительном следствии.

Некоторые прокуроры склонны считать, что па предваритель-

ном следствии всегда даются правдивые показания, а в суде-

нет, в то время как нередко бывает наоборот.

^ Судебные речи государственных обвинителей Российской Феде-

рации. с. 31-32.

‘ Царев В. II. Слово государственному обвинителю, с. 13,

Противоречивые показания (особенно подсудимых) тща-

тельно исследуются в обвинительной речи.

Например: ^.

Устанавливая фактическую сторону дела, прокурор подво-

дит базу для юридической оценки установленных фактов. При

этом требуется проводимый по закону логики анализ всех эле-

ментов состава преступления. Чтобы правильно обосновать

квалификацию преступления, рекомендуем расчленить его со-

став и под каждый элемент подвести факты, установленные

по делу. В обвинительной речи прокурор доказывает правиль-

ность своей фактической и юридической оценки преступления.

При сравнении установленных фактических обстоятельств

с требованиями закона (как уголовного, так и уголовпо-про-

цессуального) он использует выводное знание^. Свой вывод

о юридической оценке преступления прокурор должен сфор-

мулнрозать ясно н определенно. В этом вопросе альтернатива

недопустима, т. е. нельзя ставить вопрос о квалификации пре-

ступлений либо по одной, либо по другой статье УК. Прокурор

обосновывает правильность предлагаемой им квалификации

‘л показывает неправильность всех других возможных в дан-

ном случае квалификаций. Когда квалификация приобретает

спорный характер, прокурор четко высказывает свою позицию

и обстоятельно ее аргументирует.

Хотя речь идет о юридической квалификации – специаль-

ном вопросе, тем не менее эта часть речи также произносится

в форме, доступной для всех присутствующих в зале. Практика

показывает, что наибольшее количество ошибок у прокуроров

возникает именно в части обоснования квалификации преступ-

ления. Иногда прокуроры вместо обоснования юридической

оценки преступления ограничиваются лишь одной ссылкой на

статью УК РСФСР. Отдельные прокуроры недобросовестно от-

носятся к своей обязанности доказать и обосновать надлежа-

щую квалификацию.

Хорошее знание законов, судебной практики, умение логи-

чески мыслить позволят прокурору четко и ясно аргументиро-

вать свое мнение о квалификации преступления. Из речи про-

курора Н. А. Асеевой:

^.

3. Характеристика личности подсудимого и потерпевшего.

Анализ причин и условий, способствовавших

совершению преступления

Характеристика личности подсудимого в речи прокурора

необходима для обоснования выводов прокурора об общест-

^Перлов И. Д. Судебные прения и последнее слово подсудимого

в совгтско:,; уголовном процессе, с. 73; Матвее и к о Е. А. Судебная
речь.

Минск, 1573, с. 122-123.

” Царев В, II. Слово государственному обвинителю, с. 35.

^” Карнеева Л. М. Доказывание в советском уголовном процессе

и основанке процессуальных решений,-Советское государство и право,

1981, № 10, с. 89.

^ Судебные речи государственных обвинителей Российской Феде-

рации- с. 44.

венной опасности преступления и преступника, о наказании,

которое, по мнению прокурора, следует применить. Кроме то-

го, данные о личности подсудимого позволяют выявить причи-

ны и условия, способствовавшие совершению преступления.

Характеристика личности подсудимого помогает установить мо-

тивы преступления, а, следовательно, и его квалификацию (на-

пример, корыстные побуждения). Характеризуя подсудимого,

прокурор должен показать степень опасности его преступных

действий для государства и общества, определить роль подсу-

димого и преступлении, пыясипть мотивы преступной деятель-

пости подсудимого, показать общественно-политическое лицо

преступника. Такая задача не может быть достигнута простым

перечислением анкетных данных подсудимого, чем иногда огра-

ничиваются прокуроры в своих речах. Характеристика подсу-

димого должна быть обстоятельной, объективной ц соответ-

ствовать тем этическим требованиям, на которые уже указы-

валось, А, Ф. Кони в речи по делу Емельянова дает ;~ослсд-

нему такую характеристику:

^.

Ничего А. Ф. Кони нс упустил: ни положительного, ки отри-

цательного в личности Емельянова.

Из речи прокурора В. И. Царева:

^.

Прокурору не приличествует чернить подсудимого, не >н-

деть хорошее, доброе в нем, превращать достоинства [> недо-

статки. В речи по делу о выпуске недоброкачественной про-

дукции прокурор В. Б. Лосев характеризовал подсудимого

следующим образом:

^.

Иногда в речи уместно противопоставить характеристики

потерпевшего и подсудимого. Например, благородство потер-

певшего – низость подсудимого. Однако характеристика под-

судимого и потерпевшего не должна подменять анализа дока-

зательств. Характеристика подсудимого дополняет анализ до-

казательств и подводит к выводу о мере наказания, Нз харак-

теристики, даваемой подсудимому прокурором, должно оыть

понятно всем присутствующим в зале, ничему прокурор п;)ч-

снл одному из подсудимых более строгое наказание, ;1 лцу-

гим-менее строгое. По этому попросу у слушателеи после

речи прокурора не должно остапаться шивших недоуменных

вопросов.

Можно привести такой пример: “.

Характеризуя подсудимого, нельзя ограничиться общими

утверждениями пли обоснованием своих выводов лишь одним

фактом совершения преступления. И самое главное-макси-

мальная объективность при характеристике личности. Согласно

Царев В. Н. Слово государственному обвинителю, с. 61-62.

Судебные речи государственных обвинителей Российской Ф”де-

м Кон и А. Ф. Собр. соч., т. 3. М” 1967, с. 29.

Царев

И. Слово государственному обвпни-гслю, с. 36-37.

104

ст. 55 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союз-

ных республик и ст. 21 УПК, РСФСР прокурор обязан выяв-

лять причины и условия, способстпопапшие совершению пре-

ступления, и принимать меры к их устранению, вследствие

чего в обвинительной речи необходимо анализировать причи-

ны преступления, условия, списобствовавшие ему, а также вы