.

Журов М.С. 2000 – Аффилиация и власть как социально-психологический феномен в организации совместных отношений (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
1 10986
Скачать документ

Журов М.С. 2000 – Аффилиация и власть как социально-психологический
феномен в организации совместных отношений

Предисловие

Борьба за власть является характерным процессом в период социальных
перераспределений ранее устоявшихся отношений. Этот процесс в равной
мере наблюдается как на бытовом, государственном, так и
межгосударственном уровнях. Он имеет одинаковые закономерности в
материальных духовных и юридических формах отношений. Понятие власти
исключительно многогранно и непременно связано с процессом управления,
его организацией в различных условиях жизнедеятельности от межличностных
отношений до организации государственной власти. Практически вопрос
власти является социально-психологической основой любых форм
общественных отношений.

Правильное понимание данного социально-психологического феномена
является основой в подготовке работников правоохранительных органов и
лиц связанных с организацией и управлением общественных отношений.
Проблема реструктуризации прежних структур управления требует
обоснованного понимания вносимых изменений не только их инициаторами, а
и со стороны всего общества.

Несмотря на большой объем исследований данной проблемы, наличия
значительного количества теоретических разработок, особенно в вопросах
организации политической власти, все еще остается мало изученной
социально-психологическая природа ее понимания и восприятия, изменения
психологии личности наделенной властью и причин возникновения
злоупотребления или неподчинения ей, что приводит к скрытому
противостоянию, которое при известных условиях выливается в открытый
протест.

Все это в целом и определяет высокую актуальность изучения природы
феномена власти не только как социальной организации общественных
отношений, но и психологической основы ее восприятия. С одной стороны
стремление к власти чтобы, быть защищенным, а с другой господство
определяют тесную связь социальных мотивов аффилиации и власти.

I. Анализ состояния вопроса

Любые отношения между людьми могут преследовать различные цели. Во всех
случаях отмечается, с одной стороны, стремление к общению и контактам,
если это приносит положительный результат и избеганию или
противодействию, если это приносит вред соответствующей стороне.
Определенный класс социальных взаимодействий, имеющих повседневный и в
тоже время фундаментальный характер, определяющий формы контактов и виды
общения характеризуется как аффилиация.

С другой стороны феномен власти, неравенство ее распределения между
людьми, социальными группами и государственными институтами требует
обоснования данной формы поведения как противоположной аффилиации и в
тоже время входящей в нее как необходимое условие взаимных отношений.

Следовательно для понимания структуры взаимообусловленных отношений и их
организации необходимо исходить из правильного понимания
социально-психологической основы мотивов аффилиации и власти.
Непосредственно с аффилиацией и властью связана психология лидерства и
подчинения, маскулинности и феминности в поведенческих свойствах
индивидуума. Все эти стороны поведения имеют социальную и
психологическую составляющие, которые являются предметом исследования на
протяжении всего периода развития психологической науки и остаются
открытыми для дальнейших исследований.

Совместная деятельность людей приводит к потребности заводить дружбу и
испытывать привязанность, стремиться к группам и жить вместе с ними.
Первые исследования в мотивации аффилиации принадлежат Мюррею [H.A.
Murray, 1938]. В работах по изучению природы аффилиационного поведения
отмечается, что стремление к завязыванию и поддержанию отношений между
людьми строятся исходя из самых различных целей, к которым можно отнести
желание произвести впечатление, оказать помощь, достичь власти. Степень
реализации этих стремлений зависит не только от стремящегося к
аффилиации, но и от другой стороны. Следовательно во всех случаях это
двухсторонний процесс и для успешного достижения общения с окружающей
средой индивид стремящийся к такому контакту должен раскрыть свою
привлекательность или полезность: т.е. показать свою ценность в
удовлетворении потребностей человека или группы, с которой он вступает в
контакт. Несимметричность в проявлении взаимных интересов и стремление
превратить партнера в средство удовлетворения своих потребностей наносит
всегда ущерб аффилиации как таковой и может полностью разрушить ее. В
конфликтологии данная форма отношений предполагает равное удовлетворение
потребностей с обоих сторон.

Основополагающим фактором сохранения равноудовлетворенных отношений
выступают нормы поведения и ее оценки с обоих сторон как справедливости,
или как ее определяют Р.К. Хьюсман, Д.Д. Хетфилги [1993] фактора
справедливости в отношениях между людьми.

Существенной особенностью в оценке справедливости является формирование
ее восприятия с одной стороны социальными условиями среды, а с другой
психофизиологическими особенностями личности, что и вносит определенную
степень неточности или расплывчатости этого понятия (его толерантности).

Фактор справедливости или основа аффилиации базируется на двух
составляющих – дать и взять. Для сохранения равновесных отношений
необходимо соблюдать равнозначность этих сторон. Во всех отношениях,
делается это сознательно или подсознательно, как правило, любая сторона
отдает, чтобы получить. В обмене результатами своей деятельности каждая
их сторон ценит то, что для нее составляет большую сложность для их
достижения. Отдается то, что легче достигается или не имеет на данный
момент потребности взамен за то, что составляет трудность или
невозможность сделать самому. Сравнение и оценка такого обмена и рождает
чувство справедливости. Естественно, что оно носит субъективный
характер.

Говоря о некой социальной норме справедливости необходимо всегда
исходить из ее вероятностной природы формирования с усредненной
характеристикой и границами соблюдения или согласия [А.М. Бандурка, В.А.
Друзь,1997].

Фактор справедливости в изложенном представлении находит широкое
использование в психологии, экономике, философии. Впервые это понятие
было определено более 2-х тысяч лет назад в работе Аристотеля
«Никомахова этика», где он отмечал, что суть человеческих
взаимоотношений заключается в том, что люди отдают и получают. «… Само
существование – отмечал он – зависит от взаимодействия в обмене
результатов труда, связывающих людей». Построение отношений по принципу
«дать, чтобы получить» нашло в последующем свое отражение в
экономической истории XVIII – XIX в.в. [Дж. Стюарт; А.П. Петровский,
М.Г. Ярошевский 1996].

Однако в исследовании аффилиационных отношений главной трудностью
является отсутствие качественной оценки их полезности и справедливости,
что и не позволило до настоящего времени найти более строгие формы их
описания. В основном сегодня используются вербальные характеристики.

Аффилиация состоит из двух сторон – получение и отдача, поэтому цель
мотива аффилиации можно определить как взаимную доверительную связь, где
каждый из партнеров дружески поддерживают друг друга. О мотивированности
поведения стремлением к аффилиации можно судить по количеству и
позитивному содержанию речевых высказываний, по выражению лица,
длительности контакта, жестикуляции [A. Mehrabian, 1974; А.В.
Петровский].

Психологическая природа детерминантов аффилиации представляет большой
диапазон индивидуальных различий. Наряду с положительной
привлекательностью и «ожидаемой ценности» противоположным детерминантом
выступает отрицательная привлекательность неудачной аффилиации, где
также наблюдаются индивидуальные различия. Соотношение положительных и
отрицательных сторон мотивов аффилиации каждый индивидуум может иметь
характеристику либо с надеждой на аффилиацию, либо на ее отвержение, что
и определяет особенности первых контактов в межличностных отношениях, а
в общем случае двух сторон, которые стремятся построить свои отношения
по каким-либо причинам.

Каждый из альтернативных результатов действия ожидается с некоторой
вероятностью. Таким образом, индивид на основе своего опыта в сфере
общения обладает статистически обобщенным ожиданием относительно успеха
аффилиации или отвержения. Следовательно привлекательность удачи и
неудачи составляет некоторую величину, что и отражает индивидуальную
характеристику обобщенной положительной и отрицательной
привлекательности или надежды на аффилиацию и страх на отвержение. Чем
больше обобщенное ожидание успеха преобладает над ожиданием неудачи, тем
значительнее положительная привлекательность. Отношение ожидания и
привлекательности отличает мотив аффилиации от мотива достижения,
который характеризуется прямо противоположным соотношением отмеченных
параметров. Чем выше вероятность успеха, тем легче задание, но меньше
его привлекательность и чем выше вероятность неудачи, тем труднее
задание, но выше привлекательность успеха.

Устойчивость ковариации ожидания и привлекательности в мотивации
аффилиации до сих пор не проверена эмпирическим, но обосновывается рядом
исследователей: Бирном, Мак-Дональдом, Микавой [D. Byrne, R.D. VcDonald,

J. Mikawa, 1963].

По мнению этих авторов, индивидуальный профиль мотива аффилиации
определяется исключительно складывающимся в опыте обобщенными ожиданиями
положительного и отрицательного подкрепления, так что в конечном счете
для объяснения индивидуальных различий соответствующей мотивации
привлекательность результата оказывается излишней так как
привлекательность принимает то же значение, что и ожидание. О такой
взаимозаменяемости говорится в работах Мехрабяна и Ксензкого [A.
Mehrabian, S. Ksionzky, 1974].

Их исследования представляют наиболее разработанную попытку создания
теории мотивации аффилиации, в которой выделяется четыре типа возможных
мотивов. К первому относится условия, когда ожидание успеха относительно
высоко, а ожидание неудачи невелико. Обратное соотношение этих
характеристик дает мотив второго типа. Третий тип представляет лиц с
конфликтной мотивацией, когда оба ожидания очень высокие. Создается
высокая напряженность и волнение ожидания. Четвертый тип характеризуется
слабым мотивом аффилиации, когда оба ожидания низки. Лица с таким типом
поведения создают впечатления безразличия к предстоящим отношениям и
характеризуются спокойным ожиданием. Первые попытки измерения мотива
аффилиации исходили из существования двух отличных друг от друга форм
поведения. Одна заключалась в стремлении к контакту, а другая к его
избеганию [D. Byrne, McDonald, 1963].

Однако такая тенденция раздельной фиксации с помощью использования
метода ТАТ существенно усложняет классификацию мотивов [М.А.Робер,

Ф.Тильман 1988]. Следует отметить, что в ряде случаев введение
классификаций мотива поведения базируется совершенно на разных исходных
положениях и их отношениях при построении классификаций. Так в первом
случае при базовых характеристиках ожидания успеха и неудачи получено
четыре типа поведения. Авторы подчеркивают, что в основе поведения лежит
предшествующий опыт разрешимости подобного рода ситуаций. Практически
можно говорить о наличии двух локализованных центров, определяющих
стереотипные формы поведения. Последние в определении адекватного
поведения могут находиться в конкурентном отношении, составляя
дихотомическую пару. В этом случае можно говорить о первом и втором типе
мотивации. При характеристике третьего типа мотивации отмечается очень
высокая напряженность, что соответствует максимальной одновременной
активности обоих центров стереотипного поведения. Четвертый тип слабого
мотива характерен минимальной одновременной одинаковой активностью
[Бехтерев 1991, 1994].

В выводах авторов использующих классификацию мотивов по принципу
успех-неудача даны только четыре типа мотивации, что можно получить из
формирования этих отношений по принципу независимости отношений двух
нервных центров, определяющих стереотипы соответствующего достижения. К
сожалению, данная классификация носит только вербальное описание и не
позволяет количественно учитывать соотношение значимости ожидания успеха
или неудачи и более того, совершенно не учитывается возможная смена
активности этих центров, определяющих с некоторой периодичностью выбор
мотивации.

Если использовать подход в построении теоретических основ классификации,
предложенный A. Meharabian, S. Ksionzky не в вербальной форме описания,
а графической, то появляется возможность практически дать исчерпывающую
классификацию не только качественных оценок, но и их количественного
проявления. Это свидетельствует о верности подхода A. Meharabian,

S. Ksionzky и возможности его дальнейшего применения в практике
психологических исследований. Сущность отмеченного положения заключается
в том, что получаемые оценки ТАТ должны отмечаться в линейной системе
координат, где один конец оси отражает уровень ожидания успеха, а другой
уровень ожидания неудачи. В таком случае каждая из крайних точек
соответствует своему типу мотивации. Их действительно две
противоположных, но в данном случае любая точка координатной оси
отражает тип мотивации.

В зависимости от точности измерения тенденции к достижению и тенденции к
избеганию как диаметрально противоположной характеристики можно
установить промежуточный тип мотивации с различной долевой значимостью
присутствия каждой из характеристик. Если полное присутствие двух
составляющих определить равное единице, а деление диапазона от крайних
проявлений характеристики осуществить на некоторое число n, которое
отражает точность оценки присутствия признака, то в каждом конкретном
случае эта зависимость будет представляться биномом Ньютона (a + b)n =
1. Любой член этого бинома (an-k * bk) показывает какая часть каждого
признака присутствует и определяет данный тип мотивации. В зависимости
от точности измерения контролируемых признаков число типов существенно
растет.

Если исходить из психофизиологического обоснования того, что мотивация
тенденции к успеху и тенденции к избеганию в обеспечении поведения
обязательно имеет центр в коре головного мозга, который определяет
динамический стереотип поведения, то тогда типизация мотивов может быть
представлена в ортогональном отношении двух характеристик, каждая из
которых изменяется от нуля до единицы, а любая точка координатной
плоскости отражает промежуточный тип мотивации. При этом вершины
квадрата в этой плоскости (0.0; 1.0, 1.1; 01) будут строго
соответствовать четырем типам мотивации установленным A. Meharabian, S.
Ksionzky.

Полную аналогию рассуждений можно отнести к измерению мотивов аффилиации
исходя из существования двух других форм поведения – стремление к
контакту и его избегание, введенных D. Byrne. Фактически это совершенно
самостоятельные характеристики оценки в классификации мотивации
аффилиации, которые могут сочетаться с любым вариантом из классификации
Mehabian, Ksinozky, что и объясняет тот факт, что раздельная
классификация этих характеристик с помощью разработанных на базе ТАТ
методик удалась, как и в случае мотивов достижения, не сразу (Хейнц
Хеккаузен, 1986). Сложность решения этой задачи определяется
многообразием вариантов сочетания выделенных самостоятельных
характеристик аффилиационного поведения.

Пространство оценки мотивации аффилиации, основанное на тенденции
«избегание-достижение» можно представить аналогично предшествующим
описаниям. В данном случае к двум имеющимся характеристикам, которые
были выдвинуты Дональдом добавляются две, определенные Бирлом. В этом
случае появляется возможность построения более сложного описания мотивов
аффилиации уже с учетом их совместного присутствия у того или иного
индивидуума. Учитывая, что каждый центр мотивации может иметь различное
присутствие как по времени, так и по силе своего проявления можно
говорить о всей сложности изучения аффилиационного поведения личности.

Возможность решения этой задачи становится осуществимой только в случае
упорядоченного представления данных характеристик и построения на
основании этой упорядоченности пространств событий с введением в них
количественной и качественной оценки типизации аффилиационного
поведения. Идея построения таких пространств была высказана еще в начале
20-го века В. Вундтом (1919), а затем развита в середине века К. Левиным
(1935, 1948). Однако окончательное решение данной проблемы во всех
разделах теории личности не было достигнуто и до настоящего времени [Л.
Хьелл, Д. Зиглер, 1997].

Как первая так и вторая рассмотренные методики оценки мотивов аффилиации
основаны на установлении степени разрешимости существующей потребности.
Так уровень ожидания успеха или неудачи определяется предшествующим
опытом. И при сопоставлении конкретной ситуации с предшествующим опытом
оценивается вероятность разрешимости стоящей задачи. В зависимости от
исхода доминирующий очаг возбуждения и определяет тот стереотип
поведения, который избирает индивид.

Проявление уровня тенденций достижения или избегания в аффилиационном
поведении также связан с разрешимостью достижения цели. Разрешение
стоящей задачи через стремление к достижению или избеганию как
проявление пассивной формы поведения, связанной с выжиданием, полностью
зависит от психической предрасположенности и предыдущего опыта. Как
форма поведения – тенденция достижения и тенденция избегания
определяется соответствующими нервными центрами, что убедительно
доказано в экспериментальной психофизиологии [В.Пенфильд 1964, Г.Мегун,
1965]. Следовательно аффилиация как форма поведения имеет по меньшей
мере четыре самостоятельных нервных центров и их долевое участие в
формировании текущего динамического стереотипа поведения и определяет
его качественную характеристику.

На основании двух независимых подходов в описании мотивации аффилиации
возможно построение обобщенной теории, где каждая из пар используемых
базовых характеристик «достижение-избегание», «успех-неудача» составляют
не ортогональные отношения, а дихотомические, которые и представляют
полное пространство мотивации аффилиации.

Особенность данного представления объединенной методики «Mehabian,
Ksinozky – Byrne, Donald» заключается в том, что пересечение осей
координат является точка «О», которая отражает не отсутствие значений
характеристик, а равенство их проявления. В действительности из точки
«О» должна исходить третья составляющая полного пространства событий –
ось напряженности, которая отражает величину проявления одновременной
активности базовых характеристик. Как и в случае составляющих полного
пространства событий при посменной активности каждого из нервных
центров, определяющих проявление работы базовых характеристик будет
образовываться поверхность отклика, по которой движется точка,
отражающая текущую основу мотивации аффилиации.

Привлечение биологических подходов исследования личности, к которым
можно отнести работы Пенфильда, Мегуна, позволяет более глубоко раскрыть
истинную природу мотивации поведения. Сегодня большинство персонологов
сходятся на том, что индивидуальные различия коренятся в биологических
процессах и генетической предрасположенности личности (Rowe, 1989).

Многие исследования этого направления обоснованно доказывают
предположение о том, что такие черты личности как эмоциональность,
общительность, активность, импульсивность в значительной мере
обусловлены наследственной предрасположенностью [Loehlin et al., 1987;
Plomin, 1989; Rushton et al., 1986; Tellegen et al., 1988]. Объединение
социобиологических и психоаналитических теорий позволяют прийти к
принципиально новым решениям в теории поведения личности [R. Hogan, 1982
(Роберт Хоган)]. В работах Buss [1984], Wilson [1978] даются логически
последовательные объяснения значения биологических механизмов для
развития, поведения и опыта человека. Эти исследования в первую очередь
направлены на такие сферы личности как агрессия, привязанность,
альтруизм, темперамент, умственные способности. Однако объединение
накопленных знаний в смежных науках также требует их систематизации и
упорядочивания в определенных системах представления через базисные
характеристики и понятия. То есть в любом случае последующий шаг в
исследовании рассматриваемой проблемы связан с возможностью построения
квазипространств, в которых рассматриваемые процессы или явления могли
быть охарактеризованы как с качественной стороны так и иметь
количественную оценку. Такой подход получил свое развитие в работах
Фридмана , в которых активно рассматриваются вопросы моделирования
психической деятельности человека [Л.М.Фридман 1977].

Анализ различных подходов в изучении мотивов аффилиации показывает, что
в существующих теоретических обоснованиях рассматривается четыре ведущие
базовые характеристики. Поскольку каждая из них является независимой и
имеет свою морфофункциональную основу, то их отношения по два из четырех
может дать шесть вариантов. Они все могут быть получены из имеющихся
комбинаций путем перестановки при замене их дихотомического отношения на
взаимно ортогональное. Естественно, что подобные преобразования
позволяют открыть совершенно новые виды мотивации аффилиации и
использовать их в характеристике личности.

В действительности понятие полноты пространства в выше приведенном
описании носит относительный характер. Понятие аффилиации подразумевает
целый класс социальных взаимодействий, определяющих стремление человека
к общению. Последнее может возникать как по доброй воле, так и по
принуждению, быть направлено на принесение пользы либо вреда и
оканчиваться успехом или неудачей. Однако такое представление требует
использования метода многомерного шкалирования и применяется в
исследованиях, когда требуется глубокая детализация мотивов поведения,
относящихся к общению, но существенно отдаляющихся от первоначального
понимания аффилиации

[А.М. Бандурка, В.А. Друзь, 1999].

Формирование отношений между людьми может преследовать различные цели.
Это могут быть стремления произвести впечатление, достичь власти над
другими, получить или оказать помощь. Это двухсторонний процесс и важно
учитывать степень разрешимости этой задачи от интересов второй стороны,
которая может проявить интерес, остаться нейтральной или отвергать
стремление к общению. Фактически должна существовать определенная
потребность в контакте и общении и условия ее разрешимости, которые
обеспечивают необходимую степень удовлетворенности. Естественно, что
учесть все многообразие факторов, которые формируют мотив аффилиации,
практически не удается и определяющими в этом случае должны быть условия
отношений порождающих потребности в совместной деятельности. Отдельный
индивид или группа выступают только носителями этой социальной
потребности, придавая при этом характерные особенности их выражения.

Естественно, ставя задачу изучения мотивов аффилиации и власти,
необходимо определить степень потребности в ней и условия вызывающие эти
потребности. С одной стороны такая потребность определяется социальными
условиями среды, а с другой – психологической предрасположенностью
индивидуума к той или иной форме поведения.

Для выяснения социальной составляющей формы поведения в организации
совместной деятельности необходимо рассмотреть побуждающие потребности к
ней. Этой проблеме уделялось исключительно много внимания так как в
любой деятельности человека наблюдается коллективная ее организация.
Однако, несмотря на обширную литературу по этому вопросу многие вопросы
остаются открытыми. Достаточно заметить, что не существует однозначного
определения самого понятия коллектив. По различным ведущим
характеристикам, входящим в определение этого понятия, оно имеет более
семидесяти пяти определений [Я.В. Подоляк 1989]. Сам этот факт делает
затруднительным решение задачи о поисках мотивов аффилиации и власти в
организации совместного взаимообусловленного поведения.

Для организации коллективного поведения и его управления необходимо
определить потребности его возникновения как фактора социализации
человеческого общества [А.Н. Леонтьев 1976]. Необходимым условием
совместной деятельности является наличие общих потребностей, но это
только необходимые условия, которых еще недостаточно для формирования
взаимообусловленности отношений.

Примером наличия общих потребностей и их удовлетворения могут быть любые
развлекательные мероприятия. В частности футбольный или хоккейный матч
удовлетворяет потребности тысяч зрителей. Они объединены общим
интересом, но не взаимными потребностями в отношении друг с другом. В
свою очередь команды, выступающие на поле представляют определенную
численную структуру связанную взаимообусловленными отношениями для
получения конечного положительного результата. По определению П.К.
Анохина они составляют некоторую функциональную систему [П.К. Анохин
1978]. Однако функционирование этой системы возможно только в
определенной среде, которой и является зрительская аудитория.
Следовательно, любая взаимообусловленная деятельность как потребность
отношений некоторой группы людей для достижения совместной цели должна
быть продуктом удовлетворения потребности других. В данном случае эти
другие составляют среду удовлетворения потребности первых.

Этой средой необязательно должны быть «зрители» или «другие», ею может
выступать любой фактор, процесс или объект окружающей среды, который
является предметом потребности, но недостижим для удовлетворения этих
потребностей отдельным человеком. Именно необходимость увеличения усилий
до достаточного минимума и определяет достаточные условия для
возникновения совместной взаимообусловленной деятельности. В этих
условиях возникает необходимость организации совместных усилий, что и
порождает коллективные отношения [А.М. Бандурка, В.А. Друзь 1999].

Одной из важных сторон коллективных отношений является стабильность.
Именно эта характеристика выступает предметом всесторонних исследований.
Однако следует отметить неоднозначность понятия стабильности, что и
определяет сложность проводимых исследований. Наряду с понятием
стабильности как показателя постоянства проявления отношений в ряде
работ в него вкладывается смысл устойчивости и надежности, в отдельных
случаях как синоним используется понятие жизнеспособный [В.А. Друзь,
СамсонкинВ.Н. 1997]. Естественно, что такая вариативность в
характеристике коллективных отношений создает обширное поле полемики.
Устойчивость и надежность структуры совместных отношений являются
принципиально различными по своему смысловому понятию и составляют
предмет исследования двух совершенно самостоятельных областей знаний.
Устойчивость и надежность порождают жизнеспособность. Последняя является
результирующим показателем произведения этих характеристик [В.Н.
Самсонкин, 1999]. В такой постановке данного вопроса необходимо
установить при каком их взаимоотношении результат будет наиболее
высокий.

В силу большой сложности данного вопроса в наших исследованиях ставилась
задача только рассмотрения природы возникновения потребностей совместно
обусловленной формы поведения и отношение к ее осуществлению со стороны
каждого, кто участвует в ее реализации. Формирование коллективных
отношений является одной из важнейших сторон воспитательной работы
будущего работника МВД. Однако организованная преступная деятельность
тоже основывается на общих принципах построения совместной деятельности
и в этом отношении изучение необходимых и достаточных условий
определяющих потребность совместного поведения является важнейшей
задачей, а социальная направленность мотивации такого поведения
определяет его полезность или вредность в данной среде.

В организации совместной деятельности существенную роль играет
упорядоченность отношений, степень доверия и подчиненность. Многообразие
наблюдаемых форм отношений, от жесткого дисциплинарного подчинения,
когда все запрещено кроме уставных форм поведения до абсолютного
независимого поведения, когда все разрешено, кроме отдельных положений,
порождают споры – какая из этих форм лучше. Как отмечается в работе
«Психология власти» такая постановка вопроса принципиально неверна [А.М.
Бандурка, В.А. Друзь, 1999]. Рассмотрение любой формы поведения без
конкретных условий, в которых она существует, не имеет смысла так как
при этом нарушается один из основополагающих принципов организации –
принцип единства объекта и среды его существования [А.М. Бандурка, В.А.
Друзь, 1999].

Следовательно, именно условия окружения, в которые входят как
естественная природная среда существования, так и социальная
составляющая предопределяют адекватную форму организации людей в группы
различной численности для удовлетворения побуждающих их для этой цели
потребностей

[А.М. Бандурка, С.П. Бочарова 1998].

Таким образом, если существуют условия, которые предопределяют
совместную целенаправленную деятельность, то они всегда порождают
одинаковые адекватные формы поведения, что в полной мере соответствует
принципу инвариантности структурно-функциональной организации
взаимообусловленных отношений [Кетле 1911]. Если же стоит задача
сформировать определенную форму поведения, то верное будет и обратное
утверждение, которое требует создавать адекватные условия
соответствующей форме поведения. В известной мере этому соответствуют
психологические тренинги, однако, в подавляющем большинстве в
организации воспитательной и учебной работе эти требования не
выполняются [А.А.Бодалев 1988].

Отсутствие реальных побуждающих факторов к глубоко мотивированным
стремлениям совместной деятельности в подавляющем большинстве делает эту
работу малоэффективной. Чаще всего это наблюдается при организации
воспитательной работы в учебных группах ВУЗов. Распределение курсантов,
слушателей, студентов на группы или подразделения осуществляет только
необходимость одновременного осуществления регламентированных форм
поведения. Такое положение равносильно мотивированному сбору лиц с
одинаковыми потребностями, но не требующих совместных усилий в
достижении конечного результата. Складывающиеся товарищеские отношения
между отдельными лицами мотивированы стремлением одних найти
защищенность, а у других стремление к покровительству и господствованию
над ними. Подобного рода складывающиеся группы не способствуют решению
тех задач, которые ставятся старшими лицами. Более того, на базе таких
объединений формируется групповщина, обострение их интересов и открытое
враждебное отношение. Фактически отсутствует потребность во взаимных
дополнениях друг друга. Такие условия среды, когда имеются разнообразные
по направленности интересы всегда приводят к характерным конфликтным
ситуациям, за которыми следуют дисциплинарные нарушения [М. Пирен 1997].

Сегодня существует значительное количество пособий по проблемам
конфликтологии. Однако подавляющее их число сводится к вербализированной
форме описания природы конфликта и набору примеров тех или иных
характерных форм конфликтов или конфликтных ситуаций. Такое положение
вопроса существенно затрудняет использование имеющихся результатов в
практической деятельности [Д.П. Зеркин 1998].

Формирование поведения нужного содержания или селекции его
направленности требует разработки научно обоснованных и строго
регламентированных положений, которые должны определять практическую
деятельность. Психологический компонент этого процесса связан с
необходимостью оценки индивидуальной предрасположенности к той или иной
форме поведения в формировании адекватного стереотипа адаптации к среде
пребывания.

В свою очередь социальная среда также определяет некоторую
предпочтительность поведения для достижения положительного результата в
ней. Совпадение предрасположенности и предпочтительности в поведении и
определяет его эффективность в достижении цели.

Противоположной формой аффилиации служит стремление к господствованию
или к власти. Будучи необходимой формой в организации совместных
отношений, стремление к власти остается предметом дальнейшего
исследования как в психологии так и в социологии. Готовя руководителя,
который должен эффективно обеспечить управление тем или иным процессом,
ему передается власть. Естественно, что и в данном случае необходимо
иметь систему объективно обоснованных методов диагностики с одной
стороны предрасположенности индивидуума, а с другой стороны
предпочтительности этой формы поведения в данной среде.

Любая совместная деятельность предполагает определенные формы поведения,
в которых предусмотрены права и обязанности, формы контроля за их
использованием, готовность каждой из сторон выполнять эти нормы. Эти
положения и определяют необходимость рассмотрения вопроса о власти и
дисциплине, об их правовых и моральных основах. Стремление проникнуть в
сущность этих взаимоотношений отмечается на протяжении многих веков и на
каждом этапе возникали теоретические обоснования, которые оказывались
недостаточными по мере того, как приобретались новые знания о
социально-психологической организации общественных отношений. Феномен
власти и ее распределение с давних времен порождали столько объяснений,
сколько не вызывало ни какое-либо другое явление [Х. Хекхаузен, 1986].

Сегодня наука об обществе и его организации стремится рассмотреть власть
как центральный объяснительный механизм. Феномен власти чрезвычайно
сложен. Проявляется он на повсеместно встречающихся конфликтных
ситуациях, возникающих как результат несовместимости целей и средств
каждой из взаимосвязанных сторон при их реализации [P. Swingle, 1970,
J.T. Tedeschi, 1974]. Фактически в их работах речь идет о сопоставимости
или направленности интересов и целей и силе их проявления.

Понятие власть всегда связывается с представлением о принуждении. При
этом в принуждение вкладывается смысл угнетения, насилия и
несправедливого господствования. Однако в понятии власть всегда
присутствует такое смысловое содержание как узаконенное руководство,
авторитет, лидерство, воспитание, урегулирование интересов, формирование
солидарности [A.A. Berle, 1967].

Из приведенных противопоставлений содержательной структуры власти видно,
что в ней имеются два компонента: насилие различного уровня проявления и
убежденность, которая добровольно объединяет стороны в их совместной
деятельности. Каждый из этих полюсов располагает своим механизмом
реализации власти, которые имеют обоснованность использования в
конкретных ситуациях. Естественно многообразие вариантов принудительного
и добровольного убеждения при реализации властных полномочий создают
обширное поле для полемики, но в подавляющем большинстве случаев в споре
участвующие стороны рассматривают конкретный способ реализации
поставленной цели. В силу того, что конечный положительный результат
является всегда отражением мультипликативных исходных условий и имеет
неоднозначный вариант достижения, то всегда остается сомнение не лучше
ли был бы не реализованный вариант.

Следует отметить, что в конкретных условиях реализуется тот вариант
достижения цели, который имеет большую предпочтительность и обеспечивает
оптимальный путь к достижению цели.

В социологии, политологии в основном проводится анализ сложившихся
отношений власти. В психологии акцент ставится на исследование процесса
реализации власти и прогнозирования его протекания [W.E. Pollard,
T.R.Mitchell, 1972]. Различные подходы к изучению власти с позиции
различных дисциплин порождают множество определений, которые базируются
на тех составляющих предмет исследования данного многогранного процесса.
Во всех случаях о власти говорят тогда, когда одна сторона стремится
побудить другую сделать то, что она сама не стала бы делать [А.М.
Бандурка, В.А. Друзь 1999].

Из анализа различных определений понятия власти можно выделить
формулировку этого понятия Расселом. Согласно его определению «… любое
достижение намеченного результата уже является выражением власти –
независимо от того, приводит оно к конфликту с другой стороной или нет».

В психологии власть рассматривается, как и в других науках, как некая
всеобщая способность, которая определяет организацию отношений. Любое
стремление оказать воздействие на окружающую среду определяется наличием
власти, которая может расцениваться как способность, сила или
компетентность. Фактически во всех случаях речь идет о превосходстве или
силе превосходства, которой достаточно для достижения цели. В
зависимости от уровня превосходства и определяется вариант реализации
предпринимаемых действий. Однако по оценке F. Heider (1958) такое
представление является крайне упрощенным, когда каждое действие с
последующим результатом представляется зависящими только от двух
факторов «МОГУ» (силы воздействия) к противодействующим внешним силам и
решимостью действовать или «ХОЧУ». Естественно, что в этом теоретическом
подходе отсутствует потребность в действиях т.е. «НАДО».

Именно такой подход в отображении поведения в целом основанного на
различном долевом проявлении аффилиации и власти обоснован в работе
А.М.Бандурки, В.А. Друзя [1999], где полное пространство событий
представлено тремя независимыми дихотомическими осями координат:
«хочу-нехочу»; «надо-не надо»; «могу-немогу» или в более обобщенной
интерпретации: «разрешимость»; «потребность»; «удовлетворенность».

Представление Хайдером (Heider) данного подхода как крайне упрощенного
является необоснованным, так как описание сводится не к двум факторам, а
представляется в системе координат имеющей двумерное измерение.
Ошибочность такого заключения объясняется тем, что в шестидесятых годах
прошлого столетия в психологии сформировалось стремление найти
всеохватывающее пространство событий, в котором возможно описать любое
поведение человека [Фридман, 1977]. В последующем, когда были
разработаны новые методы обработки экспериментальных данных, стала ясна
неразрешимость этого вопроса [В.П. Леонов 1998].

Стремление создавать многомерные пространства или многомерное
шкалирование для представления анализируемых данных привело к
затруднению интерпретации обработанных результатов. Основная причина
этого заключалась в том, что шкалы были взаимозависимые и в их выборе
допускалась ошибка, связанная со смешением понятия сложности и уровня
организации сложности оцениваемого процесса или отдельного действия
[А.А. Братко изд. 1969].

Успешным шагом на пути преодоления этой методологической трудности
явился метод понижения размерности пространства, или обобщения, что
позволило любой многомерный процесс при расчленении его по уровням
сложности представить последний не более чем в 3-х мерном пространстве
[Л.И.Седов 1981, В.Н.Ефимов, 1971].

Полным аналогом такого преобразования обрабатываемой информации являются
психофизиологические процессы, которые определяют поведение человека
[Г.И.Поляков, 1964 П.К.Анохин, 1978 Є. Зиман, О.Бьюнеман 1970]. Данный
метод анализа поведения, связанного с проявлением мотивов аффилиации и
власти находит широкое использование в психологии и известен как
кластерный анализ [В.Леонов 1998]. Его использование позволяет намного
более эффективно установить классификацию мотивационной основы власти,
что являлось предметом исследования на протяжении длительного времени.

Стремление к универсальному объяснению взаимодействия одной из сторон с
окружающей средой с положений теории действия, аналогична теории
мотивации. Так теоретические положения R. White (1960) власть
характеризуют и представляют как результат некоторого всеобщего
фундаментального мотива. В понимании власти он вкладывает любое
превосходство – силу, способности, компетенцию, материальное положение.
Во всех этих случаях превосходство направлено на подчинение среды для
достижения своих потребностей. В работах Уайта (White),1960 К.Пиаже
(1994) не затрагиваются объективные условия, порождающие власть как
необходимый элемент организации сложных совместных отношений, где она
выступает как естественная потребность регуляции совместных действий
направленных на достижение положительного конечного результата.

Более ранние работы, которые посвящены исследованию мотива власти,
представляют ее как результат особого мотива стремления к господству и
превосходству из первоначальной недостаточности власти [A. Adler, 1922].

Стремление индивида усовершенствовать свои способности к эффективному
действию в окружающей среде куда входит и социальная среда, порождает
efectance motive (мотив порождения эффекта). Познавая и приспосабливаясь
к окружающей среде, индивид на всех стадиях своего развития стремится
выяснить отношения, которые связаны с тем, что может он и, что могут
относительно его. В результате этого устанавливается понимание о своем
месте и отношении к другим при этом осуществляются непрерывные попытки
проявления доступной власти и возможности ее расширения либо сохранения
предшествующего положения Адлером в «индивидуальной психологии» вводит
понятие «воли к власти», пытаясь при этом объяснить стремление к власти
как компенсацию недостатка своих способностей и некой неполноценности.
Не раскрывая многогранности понятия власти и различной долевой
значимости ее компонентов в достижении стабильного положения со средой
окружения ни теория мотива порождения эффекта, ни стремление к власти не
смогли оказать влияние на результаты исследования мотивации власти.
Многогранность различий индивидуального применения власти в одних и тех
же условиях не позволили отмеченным авторам выявить общие предпосылки
использования власти.

Однако их исследования отчетливо показали, что проявление власти
возникает всегда, когда происходит необходимость перераспределения
сложившихся отношений, которые не позволяют с достаточной эффективностью
удовлетворить существующие потребности. Стремление стабилизировать
положение при изменившихся условиях приводит к необходимости установить
новые отношения переподчинив прежние, которые не дают необходимого
эффекта. Высказанные критические замечания оппонентов относительно
данных теоретических подходов о чрезмерной обобщенности и применимости в
качестве объяснительного принципа к любым мыслимым индивидуальным
различиям не могут быть отнесены к недостаткам. Именно обобщенность и
применимость высказанных положений к широкому классу явлений указывает
на правильность избранного подхода. Недостатком в этих исследованиях
является отсутствие на тот период достаточно разработанного
математического аппарата, который позволил бы сделать обобщения на
необходимо уровне и психофизиологических данных, которые могли объяснить
природу мотивации власти [Мегун].

Не достигнув разрешимости в понимании данной проблемы дальнейшие
психологические исследования были направлены на изучение источников
власти. Для успешного воздействия одной стороны отношений на другую у
нее должны быть определенные ресурсы. Именно эти ресурсы или
потенциальные возможности по определению J.R. French и B.H. Raven (Френч
и Равена, 1959) получили название источников власти. В последующем B.H.
Raven и A.W.Kruglanski (Равен, Кругланский, 1970) ввели в классификацию
власти еще один вид – информационную власть и осуществили дифференциацию
видов власти с каждым из источников. К числу таких источников можно
отнести следующие.

Власть вознаграждения или поощрения, сила которой определяется ожиданием
удовлетворения существующих потребностей. Естественно, что сила этой
власти определяется вариантами разрешимости в удовлетворении возникших
потребностей, степенью их проявления, отношением того, что нужно отдать
за то, что будет получено. Как обобщающее понятие, вознаграждение как
власть относится к категории доброжелательности в достижении согласия.

В противоположность поощрительного воздействия выступает власть
принуждения или наказания. Однако более обобщенное понятие может
выступать насилие, где принуждение выступает как некоторый уровень
проявления насилия. Сущность этого вида власти заключается в страхе
ожидания неблагополучных воздействий и возможности избегания их, если
выполняются требования. Власть принуждения тем более сильная, чем больше
превосходства в силе воздействия.

Как средняя форма управления между максимальным задабриванием до
предельного насилия выделяется нормативная власть. В данном случае речь
идет о нормах, согласно которых стороны строят свои отношения. Однако
выделение нормативной власти как самостоятельной не представляется
целесообразной так как в ней выступают в определенном долевом
соотношении как власть принуждения так и поощрения и в зависимости от
конкретных условий и потребностей определяется способ их разрешения
[Бандурка А.М., Друзь В.А. 1999].

Выделяемая власть эталона связана со стремлением подражать поведению или
положению одной стороны другой. Ее можно определить как влечение к
воображаемому благополучию или состоянию. Выделение данного вида власти
целесообразно отнести к категории добровольного подчинения, но не при
непосредственном поощрении за требуемое поведение, а как указание цели,
достижение которой даст воображаемое удовлетворение. Происходит как бы
поощрение направленностью подражания для достижения удовлетворенности.

Власть знатока может рассматриваться как разновидность власти эталона,
так как она зависит от влечения к тому кто знает как достичь того или
иного решения на пути удовлетворения потребности. Фактически происходит
подражание либо стремление попасть под опеку и осуществлять обмен одних
услуг на другие. Эта категория власти так же может быть отнесена к
добровольному подчинению одной стороны другой, где принуждение может
быть только внутренним, но не проявляться с другой стороны.

И, наконец, введенная A.W. Kruglanski информационная власть или власть
знаний, которые могут позволить представить последствие осуществляемого
поведения одной из сторон в новом свете. В данном случае как и в двух
предшествующих нет какого-либо насилия. Если приводимые аргументы
убедительны и происходит подчинение, то можно говорить о внутреннем
насилии одних убеждений над другими, но это добровольное подчинение.

Существенной особенностью в применении информационной власти является ее
направленность. В данном случае речь идет о цели использования
превосходящей информации – введение в заблуждение (обмана) или
разъяснение ошибки либо перспективности того или иного поведения.
Фактически это не что иное как власть знатока и также как и она
информационная власть относится к добровольному подчинению.

При анализе всех видов власти, которые были представлены следует
отметить, что в них рассматривается только цель оказать воздействие
одной стороны на другую для ее подчинения и удовлетворения своих
потребностей. Во всех случаях остается без должного освещения
удовлетворенность второй стороны. Не раскрывается вопрос направленности
цели воздействия на другую сторону – оказание ей пользы или вреда.

Следовательно, из изложенного материала можно сделать заключение, что
все многообразие средств власти может быть разделено на две категории –
по их направленности воздействия, а именно на насильственные и
доброжелательные, по цели воздействия на другую сторону власть сводится
к нанесению вреда или принесения пользы. Естественно, что не все
предпринимаемые действия, какой бы они не были направленности могут,
стороне оказывающей действия и ставящей конкретную цель достигать
успеха. Следовательно, третьей составляющей в отношении двух сторон при
оценке власти следует считать результат: успех-неудача. Таким образом,
говоря о власти необходимо наряду с рассматриваемым источником власти
учитывать направленность средств, цели и результатов власти, что может
предлагаться как пространство реализации власти при ее анализе и
классификации. Что же касается источников власти, то отмеченные выше
шесть не являются всеохватывающими и число их в современных источниках
литературы непрерывно растет, что тоже требует необходимости их
упорядочивания.

Наиболее актуальной проблемой при изучении мотивации власти и ее
использования являются индивидуальные различия мотивации власти и ее
действия у различных людей в одинаковых ситуационных условиях. Одной из
задач исследований данного направления является установление
соответствия сконструированных средств измерения мотива власти и оценки
особенностям действия власти.

Естественно, что между людьми существуют различия в стремлении к власти
и увеличения ее источников и их силы. Стремление к власти может быть
порождено применением ее к другому человеку, само чувство обладания
власти, использование власти для удовлетворения личных интересов,
желание помочь другим. Однако обладание властью не дает одинаковый
результат даже в одинаковых условиях у различных людей.

Существенной причиной различия между людьми в использовании власти
определяются степенью развития способности к быстрому и безошибочному
определению мотивационной основы другого человека и соизмерения
возможностей влияния на него своим потенциалом власти. Такого рода
способности определяются различными показателями, которые заложены как
врожденные особенности индивида. Находчивость, сообразительность
объединяются таким понятием как способности, но это совершенно не
связано со стремлением к власти.

В проявлении стремления к власти также существуют индивидуальные
различия. Этот показатель очень важен, поскольку он лежит в
дифференциации «сильных» и «слабых» лидеров и характера использования
ими источников власти в решении поставленных задач. Естественно, что на
вопрос какой же из лидеров «сильный» или «слабый» является лучшим не
может быть однозначного ответа, так как это всецело зависит от
конкретных условий среды. В условиях быстрых преобразований естественно
«сильный» лидер будет предпочтительней, но в стабильных устоявшихся
связях он внесет ненужные возмущения и в данном случае более выигрышным
будет «слабый» лидер. Между границей сильный и слабый имеется
уравновешенная форма лидера. Таким образом, для классификации качества
лидерства необходимо использовать систему отображения
«способности-возможности-стремление». Сочетание этих трех характеристик
дает наиболее эффективного лидера [R.E. Donley, D.C. Winter, 1970].

Не менее важным показателем эффективности применения власти является
отношение к действию власти со стороны тех на кого она направлена.
Врожденное качество противостоять насилию и откликаться на просьбу как
необходимость помощи определяет выбор средств воздействия – просьбу или
приказ. Наличие врожденных склонностей к внешнему контролю, как правило
считают все способы оказания влияния, за исключением наказания и
принуждения чересчур слабым [B.E. Goodstadt, L.A. Hjelle, 1973]. Для
характеристики личности по этим показателям естественно требуется и
соответствующие конструкции их отображения. В итоге можно отметить, что
индивид может располагать и источником власти, и решимостью применять
ее, и адекватным средством воздействия, но он может не иметь
способностей распорядиться этим арсеналом условий. Паспортизация
личности по данным показателям особенно важна при выдвижении лица на
руководящие должности. Уровень возможного руководства, которое может
обеспечить тот или иной индивид зависит от величины характеризующих
качеств и степени их соизмеримости. В этом заключается одна из основных
задач проводимой работы.

Не менее важным показателем, который влияет на качество человека,
облеченного властью и необходимости учета его при составлении паспорта
личности, является моральные цели обладания властью. Индивидуальные
различия проявляются в целях, ради которых человек стремится применить
власть. В данном случае вступает оценка, связанная с моральными
ценностями. С моральной точки зрения предполагаемые намерения
использующего власть лица оценивается наблюдателями и участниками как
«хорошие» или «плохие», «законные» или «незаконные». Для обеспечения
этой оценки D.C. McClelland, W.N. Davis (1972, 1975) выделил два вида
мотивации: личностноориентированные и социоориентированные. Сущность
этих категорий указывает направлено ли применение власти на достижение
собственного блага или блага других. На основании различия
направленности мотива власти на собственное благо или благо других людей
D.C. McClelland (Мак-Клелланд, 1975) разработал теорию четырех стадий
«Я». В свою очередь J.Tibaut, H.H. Kelly (Тибо и Келли, 1976) оценивая
моральные намерения ввели понятия фатального и поведенческого контроля.
В случае фатального контроля господствующая сторона не заботится о
последствиях своего воздействия. В случае поведенческого контроля
воздействие оказывается в той мере, в какой удалось предварительно
достичь согласия в целях используемого воздействия. Следует отметить,
что как в разработках Келли так и в разработках Мак-Клелланда отмечается
две крайние противоположности моральных намерений использования власти.
В подавляющем большинстве наблюдаются промежуточные варианты, в которых
каждая из указанных характеристик имеет свою весовую часть. Именно это
позволяет ввести систему контроля и оценки за моральностью намерений
использования власти. В данном случае эти две характеристики выступают
как независимые координаты пространства возможных форм мотивации
использования власти.

Как качественная характеристика отношения двух сторон к проявлению
власти является такой показатель как страх перед последствиями действия
власти. В поведении различных индивидуумов можно наблюдать существенные
отличия друг от друга в том, что кроме возможностей и последствий своего
использования власти, вызывающей надежды и желание у ряда лиц возникает
опасность. В литературе посвященной исследованию данного вопроса
выделяется пять видов страха власти: разрастание источников власти; их
потери; использованием; ответным применением; безуспешностью
использования D.C.Winter (1973) R.Е. Donley, D.C. Winter (1970).

В освещении данного вопроса до настоящего времени отсутствуют
дифференцированные измерения видов страха власти и более глубокой их
классификации. Единственные попытки измерения страха власти касающегося
безуспешного ее использования были предприняты Винтером [Winter] на
студентах. В тоже время решение данного вопроса представляет особый
интерес при рекомендации и отборе лиц на руководящую работу, где власть
является инструментом достижения цели и крайне важно искусно владеть
этим инструментом, адекватно стремиться его использовать, т.е. хотеть
это делать и наконец направленность использования власти или цели ее
применения. Наличие паспортизации по данным показателям существенно
способствовало профессиональной ориентации.

Использование власти непосредственно связано с профессией руководителя.
Сама власть выступает как инструмент или орудие производства. Такой
подход дает полное право обоснованности постановки задачи о
профессиональной пригодности к работе руководителя конкретной структуры
в соответствующих условиях ее функционирования. Решение данной задачи
путем естественного отбора нередко не только снижает эффективность
производственной деятельности, но и наносит ей урон. Однако следует
отметить, что успешность ее решения затрудняется еще и тем, что
одинаковый конечный результат имеет неоднозначный путь достижения. Это
приводит к противоречивым заключениям и необходимости установления
полного набора инвариантных решений с тем, чтобы обеспечивать адекватный
отбор лиц, способных осуществлять данный вид профессиональной
деятельности. В свою очередь для установления какого-либо упорядоченного
представления данных необходимо определить базовые характеристики
пространства рассматриваемых форм поведения (профессиональной
деятельности).

Приведенная Уинтером классификация страха перед последствиями действия
власти не может считаться специфической так как в равной степени при
использовании любого иного инструмента профессиональной деятельности или
орудия вызывает аналогичные предчувствия и опасения. Эти предчувствия и
опасения встречаются в любой профессиональной деятельности и связаны с
убежденностью разрешимости стоящей задачи.

В поисках ответа и путей решения данной проблемы существенным условием
успеха является необходимость учета двух составляющих – социальных
факторов среды, в которой осуществляется как отбор лиц так и протекание
их деятельности и психофизиологических способностей индивидуума в
осуществлении профессиональной деятельности соответствующего уровня
сложности.

Существенным показателем значимости социального фактора в проявлении
мотива власти является оценка предпочтительности определенных сфер
использования власти. В различных областях своей жизни каждый человек
проявляет неодинаковое стремление к власти. Это особенно очевидно при
сопоставлении поведения в сфере личной, профессиональной и общественной
жизни. Причина такого положения зависит от степени разрешимости
поставленной цели. Различия действия власти в разных сферах жизни
определяются силой мотива и значимостью цели, степени готовности другой
стороны оказать адекватное поведение, силой источника власти, наличием
конкретных средств воздействия. Однако полная совокупность условий не
подвергалась достаточному исследованию [Хейнц Хеккаузен, 1986]. Как
правило, предпочитаемые сферы жизни в которых индивидуум проявляет
власть являются те, где наиболее сильны его источники власти. Проводимые
исследования в этой области показывают, что сама по себе доступность
источников власти ведет к ее использованию, если даже при этом нет
достаточной необходимости. Но следует отметить, что в данном случае
существенную роль играют индивидуальные особенности личности, что еще
раз подчеркивает независимость двух составляющих мотивации власти – ее
социальную и психофизиологическую особенность.

Характеризуя результат проведенного анализа оценки мотивов власти и
аффилиации следует отметить, что до настоящего времени отсутствуют
ясность по многим аспектам этой проблемы.

Подвергая исследованию мотивацию власти часто не дается четкого
определения понимания самого термина власть, природы ее социальной
структуры, целей достижения. Часто проводимые исследования уделяют
внимание только личностным характеристикам, влияющим на эту форму
поведения, что является естественно недостаточными мерами.

Как недостаток исследований данного направления можно считать стремление
найти наиболее общие, определяющие характеристики власти, которые могли
бы служить критериями индивидуальных показателей поведения и в то же
время попытки сделать эти критерии всеохватывающими. Такой подход не мог
дать должного результата. Рассматривая виды власти и проявление
способностей ее освоения и использования, можно установить только
качественную характеристику власти и при этом отметить неравнозначность
ее проявления у одного и того же индивидуума. Эти стремления могут
ограничиваться в сфере семейных отношений – к детям, к супругам;
профессиональной сферой, что проявляется в воздействии на подчиненных
или коллег; в сфере общественной жизни – при решении политических и
социальных проблем можно говорить о власти прямого и промежуточного
воздействия и целый ряд других ее разновидностей. Во всех этих случаях
власть характеризуется с качественной стороны проявления ее
разновидностей. Таких разновидностей может быть столько, сколько
существует форм отношений в структуре организации общества
(экономически, идеологически, физически).

Следовательно в данном случае не осуществлялось разделение силы
взаимообусловленных отношений и их качественной направленности. В свою
очередь, составляя многомерное шкалирование исследуемой формы поведения
и охватывая максимально возможное число ее качественной разновидности,
возникает настолько широкая вариативность сочетаний, что затрудняет
четкую классификацию индивидуумов. Наиболее существенной причиной этих
трудностей является отсутствие разделения или классификации поведения по
сложности его организации и уровням этой сложности. Или выделения
горизонтальных и вертикальных форм организации общественных и
межличностных отношений, на что указывается в работах А.М. Бандурки
(1998, 1999).

Страх перед использованием власти, о которой говорится в исследовании
[Хайнц Хекхаузен, 1986]. Указывает не на отсутствие этой формы поведения
у индивидуума, а на недостаточную силу ее проявления для достижения
цели. Таким образом, надо говорить о власти как силе превосходства над
противной стороной и использование ее как инструмента для организации
возможной, а не желаемой формы отношений.

Одним из наиболее существенных упущений, которые создают трудности в
интерпретации результатов исследования, является отсутствие
однозначности в самом определении понятия власть. При сопоставлении
смыслового содержания этого понятия в различных исследованиях можно
отметить их неадекватность. Это естественный результат так как любое
слово как знак носит обобщающий характер и под одним словом-знаком может
находиться различный уровень обобщения и сама сущность этого обобщения.
Именно такое положение представляется относительно столь многогранного
понятия как власть. Не осуществляя сопоставление вкладываемого смысла в
понятие власть анализ результатов различных экспериментальных
исследований заведомо допускает неточность при их сопоставлении.
Стремление к власти как форма поведения характерно для любого человека,
но степень его превосходства в среде пребывания определяет уровень ее
открытого проявления и только при определенном уровне ее недостатка
наблюдаются другие механизмы адаптации.

Таким образом, аффилиация и власть, выступая как формы поведения в
совместных взаимообусловленных отношениях, должны рассматриваться как
результат социального порождения общества. С другой стороны находясь в
абсолютно одинаковых социальных условиях различные индивидуумы проявляют
совершенно по-разному такие качества как решительность, покорность,
агрессивность, доброжелательность, что свидетельствует о врожденных
компонентах поведения. Следовательно, аффилиация и власть являются
разнообразным проявлением приспособительного поведения для достижения
конечной цели. В зависимости от условий среды и врожденных данных,
достижение цели может быть обеспечено различными путями. Любое общение в
совместной деятельности требует своей координации и признания
необходимости поступать по определенным критериям т.е. подчиняться
власти координирующей силы. Потенциал этой силы и составляет власть.
Успешное целенаправленное ее использование повышает защищенность
индивида, что и является причиной стремления получить этот инструмент
зашиты. Представления о доступности достижения и определяет
индивидуальное влечение к власти. Понятие аффилиации не может
противопоставляться власти, поэтому один и тот же человек в разных
условиях может выступать как тоталитарная личность и как фиминная. Для
объективизации индивидуальных склонностей к аффилиации и власти
требуется дальнейшее изучение этого вопроса и поиска независимых
критериев отражения поведения как процесса и построения специальных
пространств событий, в которых упорядоченная форма поведения приобретет
очевидные закономерности, определяющие ее организацию.

На основании проведенного анализа состояния вопроса можно сформулировать
следующие проблемы, которые определили задачи исследования. Остаются
окончательно не установленными мотивы в организации совместной
деятельности и причины (потребности) побуждающие отдельные личности в их
стремлении к коллективным отношениям. Именно эти побуждения и определяют
все многообразие проявления отношений аффилиации и власти.

При самых различных условиях организации коллективных отношений всегда
остается проблемой численность лиц, участвующих в этих отношениях и
механизмы регуляции этих отношений. Избыток или недостаток числа лиц в
организации определенных коллективных действий всегда приводит к
возникновению внутренних конфликтов, что существенно дезорганизует
эффективность их работы.

Это приводит к необходимости решения другой задачи – установления причин
возникновения недовольства, как латентной формы противостояния.

Неизбежность существования противоречий в организации совместной
деятельности определяет необходимость установления оптимального
соотношения таких форм воздействия как принуждение и поощрение, что
составляет основу власти, охватывающей диапазон от строго уставного
подчинения до согласительных форм поведения.

Длительное наблюдение за динамикой совместных отношений в любом
коллективе показывает, что эти отношения претерпевают определенные фазы
изменения. Однако все еще остаются предметом исследования базовые
характеристики, которые влияют на динамику такого процесса. Не более
определенным является и вопрос о длительности этих фаз и самих
совместных отношений, их надежности и устойчивости.

ii. Разработка системы оценок структуры поведения во взаимообусловленных
отношениях

Вопросы внутренних отношений среди работников ОВД и отношений работников
ОВД с населением требуют глубокого понимания природы
взаимообусловленного поведения, которое имеет исключительную
многогранность. Это обуславливает необходимость достаточного уровня
психологических знаний в вопросах мотивации поведения человека.
Потребность таких знаний возникает во всех профессиях, где встречаются
отношения «человек-человек».

Введение должности практического психолога в ОВД потребовало обратиться
к тому теоретическому и практическому наследию, которое было достигнуто
в классической психологии. Однако громоздкость существующих тестов и
методик, высокая относительность их суждений не позволяют в полной мере
решать те проблемы, которые возникают при необходимости психологического
сопровождения оперативно-служебной деятельности в системе ОВД.

Основными недостатками в существующих методиках являются их большая
длительность проведения, приспособление обследуемого при многократном
применении одних и тех же методик. Это снижает достоверность результатов
обследования, делает тексты опросника высоко привязанными к
социально-средовым условиям, создает необходимость систематической их
адаптации с учетом возраста, пола, региона, уровня образования,
социального положения, профессии. Все это в целом поставило остро вопрос
о необходимости разработки новых подходов в построении методов
психологического контроля и сопровождения, которые обладали бы более
высокой эффективностью, простотой в обращении и скоростью получения
необходимой объективной информации.

Если рассмотреть психофизиологические механизмы оценки человеком влияния
окружающей среды при организации им адаптивного стереотипного поведения,
то можно отметить, что в основе этого процесса лежит статистический
принцип функционирования нервных центров. Практически этот принцип
заложен и в построении всех тестовых опросников.

В основе оценки какого-либо влияния лежат две характеристики. Одна из
них – абсолютное значение воздействующего фактора, а вторая – отношение
этой величины воздействия к текущим возможностям индивида. Такая
структура построения оценки приводит к тому, что один и тот же фактор
воздействия в разных состояниях у одного и того же человека может
вызывать совершенно различную оценку значимости этого фактора.

При получении конечного результата по методикам, которые используются в
настоящее время, объединяется такая информация, как индивидуальные
особенности восприятия личности, ее состояние и вариация средового
воздействия.

С целью исключения этого недостатка была использована методика
«субъективного» шкалирования, которая заключается в том, что на отрезке
произвольной длины его крайним точкам присваиваются значения максимально
проявляемых состояний – «положительного» и «отрицательного», середина
отрезка соответствует нормальному состоянию контролируемого показателя.
При проведении тестирования необходимо указать на основании своей
текущей субъективной оценки свое состояние. Оценочная шкала измеряемой
характеристики в обязательном порядке должна включать дихотомическое
отношение исследуемых показателей. Любой индивид, имея такую шкалу
оценки, может отмечать свое текущее состояние. Накопление этих оценок в
конкретной среде дает возможность получить статистическую характеристику
с указанием диапазона колебания оценки и наиболее частого ее проявления.
Такой результат является более объективным, чем при его получении
классическим методом. Основное преимущество «субъективного» шкалирования
заключается не только в скорости получения результата, а в том, что
такие дихотомические пары могут выбираться по необходимости
осуществления контроля конкретного показателя. В силу того, что каждая
такая пара является независимой, то на основе их ортогонального
пересечения можно строить координатную плоскость, в которой и получается
количественная оценка контролируемого качества. Такая паспортизация
индивида не может расцениваться как хорошая или плохая, полезная или
вредная. Это то, что характерно для индивида. Наличие такого паспорта
позволяет целенаправленно использовать характерные особенности личности.
Сами показатели или характеристики в одинаковой степени могут быть как
хорошими так и плохими, в зависимости от их адекватности среде.

В классических методиках предполагается дать ответ при оценке конкретной
ситуации. При понимании того, что от тебя хотят, всегда возможна
фальсификация ответа. Кроме того, уже составленный набор контролируемых
характеристик не всегда соответствует в полной мере проводимым
наблюдениям, что создает неточность в построении заключений.

Введение метода «субъективных» шкал при их стандартизованном перечне
позволяет с высокой степенью объективности обеспечить оценку
профессиональной пригодности, оценить допустимые границы текущей
готовности индивида к выполнению деятельности и установить перечень
требований и границ проявления необходимых качеств личности в каждой
конкретной профессии, что и представляет паспорт профессиограммы.

Наличие конкретного набора характеристик индивида и предъявляемых
требований средой профессиональной деятельности позволит с высокой
объективностью оценить адекватность выбора профессии.

При проведении психологического сопровождения в оперативно-служебной
деятельности, использование данного метода оценки позволяет установить
те допустимые границы профессиональных нагрузок, за которыми возникает
профессиональная деформация и возможные потери личного состава.

Методика «субъективного» шкалирования существенно уменьшает необходимый
объем наблюдений, так как попарное совмещение, а при необходимости
трехмерное представление результатов оценки, позволяет при их сочетании
по два и три из числа стандартизованных практически обеспечить
возникающий запрос.

Существенной стороной данной методики является тот факт, что с помощью
попарных ортогональных построений устанавливается связь между вербальной
характеристикой и ее количественным наполнением качества. В целом ряде
случаев обнаруживается неадекватное применение вербальных определений,
которые оказываются производными от предшествующих базовых понятий, в
которых они измеряются. Последние, в свою очередь, так же могут
выступать как базовые понятия, но для следующего уровня организации
поведения. При этом предшествующая система отображения оценки
характеристик полностью опосредуется. Любая попытка описать характерные
паспортные особенности организации поведения более высокого уровня
базовыми характеристиками предшествующего крайне усложняют эту задачу и
на практике делают ее недостижимой.

Использование метода «субъективного» шкалирования позволяет в более
компактной форме хранить информацию о базовых характеристиках субъекта.
При оценке его степени адекватности соответствующей форме средовой
нагрузки последнего можно рекомендовать к ее выполнению с минимальным
фактором риска. Использование компьютерного обеспечения для хранения и
обработки необходимой информации полученной данным образом существенно
повысит эффективность психологического сопровождения
оперативно-служебной деятельности и придаст ему новый качественный
уровень.

В непосредственной работе практического психолога использование данной
методики во многом облегчает сбор информации и предоставление
необходимых рекомендаций. Данная методика применима для осуществления
самоконтроля, так как собственные восприятия своих ощущений и понимание
происходящего наиболее правильно может отразить сам индивид без тех
искажений, которые естественно вносятся при недостаточном понимании
поставленных вопросов в системах используемых тестов.

При использовании данной методики практически исключается преднамеренное
искажение информации в связи с тем, что каждая отдельная характеристика
не может быть расценена как хорошая или плохая, так как такие понятия в
организации сложного адекватного поведения в принципе исключаются.
Значимость их определяется долевым соотношением при достижении конечного
результата. Хорошее или плохое качество определяется их достаточностью в
конкретной организации адекватного поведения в среде, где осуществляется
деятельность.

Одна и та же характеристика в разных случаях может в одинаковой степени
быть полезной индифферентной или вредной. Плохим результатом может быть
только ее полное отсутствие, что не позволяет в конечном счете построить
полноценное адекватное адаптивное поведение.

III. Основные положения, определяющие построения методики
«субъективного» шкалирования

Устойчивое состояние поведения в среде пребывания определяется умением
регулировать равновесия в ней. Это может достигаться самыми различными
способами. Сам факт существования равновесного или адекватного состояния
в среде пребывания определяется принципом единства среды и объекта. Если
среда имеет определенные возмущения (изменения), то нужно говорить о
диапазоне их колебания. При этом учитываются такие показатели как
степень отклонения от равновесного состояния, длительность такого
отклонения, скорость (подвижность) таких переходов, многокомпонентность
таких отклонений. Естественно, что для сохранения адекватного состояния
в динамической среде пребывания, необходимо располагать конкретными
регулятивными механизмами построения адаптивного (приспособительного)
поведения. При полном соответствии диапазона адаптивных возможностей
индивида среде пребывания можно говорить о его жизнеспособности в ней.

В силу того, что регулятивная функция связана с компенсацией отклонений
от равновесного состояния, а последние могут иметь как положительное так
и отрицательное направление, то и соответствующие адаптивные ответные
действия должны иметь адекватные ответные стабилизирующие реакции. Они
должны совпадать по силе противодействия, его длительности, скорости
развития и сложности организации.

Таким образом, если говорить о принципе единства условий существования
среды и объекта находящегося в ней, то требуется соблюдение необходимых
и достаточных требований их адекватности. Необходимые требования
заключаются в наличии соответствующих характеристик регуляции
адаптивного процесса, а достаточными требованиями выступают их
адекватное соотношение. Только при соблюдении необходимых и достаточных
требований можно говорить о жизнеспособности конкретного объекта в
конкретной среде.

В определенной среде, обладающей конечной сложностью ее организации и
уравновешенным колебанием составляющих ее компонентов, можно говорить о
диапазоне их отклонений в сторону увеличения (+) и в сторону уменьшения
(–). Определим процесс увеличения (+) как возбуждение (акселерацию), а
уменьшение (–) как торможение (подавление). Фактически это два активных
регулирующих процесса. В уравновешенной среде возможности обеспечить
возбуждение (В) и торможение (Т) требуют, чтобы В=Т. Образное
представление процесса регуляции при таких условиях можно представить
как движение по горизонтальной плоскости, где после соответствующего
разгона требуется для возвращения к прежнему состоянию оказать активное
торможение и объем работ должен быть равен, т.е. выполняться условие
В=Т.

В среде, где наблюдается некоторая деформация в равенстве организации
отношений возбуждающих и тормозящих факторов требуется соответствующая
неуравновешенность и их наличия в объекте, который находится в этой
среде. Возвращаясь к выше приведенному аналогу представим организацию
управляемого движения по наклонной плоскости вверх, где фактически
препятствующие силы больше способствующих в организации равномерного
движения, а для его ускорения нужно больше усилий чем для обеспечения
торможения. В данном случае можно говорить о нарушении равновесия Т=В и
для того, чтобы из существующего Т>В достичь равенства необходимо ввести
понятие – коэффициент неуравновешенности (К). Если этим коэффициентом
неуравновешенности обладает объект, то в такой среде он достигает
равновесного (адекватного) процесса управления, т.е. Т = К ( В. Объект
для организации равновесного процесса управления должен иметь при этих
условиях во столько раз большее возбуждающее воздействие, чем
торможение, во сколько в среде больше тормозящих условий чем
способствующих.

Полную аналогию можно провести и для противоположной зависимости, когда
управление движением осуществляется при наклоне плоскости вниз, где
способствующие силы движения (В) преобладают над препятствующими (Т),
т.е. выполняется в данном случае условие В>Т. В этом случае для
обеспечения равномерного разгона и торможения объект должен иметь
обратное отношение уравновешенности этих процессов т.е. Т>В и для
достижения равномерного регулирования необходимо ввести коэффициент
«деформации» отношений, при котором будет выполняться условие К(Т=В.
Введение коэффициентов уравновешенности позволяет осуществлять анализ
поведения, который может быть обоснован для среды, где соотношение
способствующих и препятствующих факторов соответствует условию (Т=В).
Схематически такие отношения можно представить следующим образом (рис.
1).

Условия равномерного продвижения в среде

Рис. 1. Схема уравновешенного отношения объект-среда

ТС и ВС являются характеристикой способствующих и препятствующих
факторов организации поведения в среде;

ТО и ВО являются соответствующими характеристиками, которыми обладает
объект. К – это коэффициент уравновешенности отношения этих
характеристик у объекта, при котором он обеспечивает равномерное
поведение в данной среде. Коэффициент уравновешенности КО относительно
средового находится в обратной зависимости т.е. КО = 1/КС.

Продолжая используемую аналогию можно охарактеризовать среду, где
продолжительность способствующих и препятствующих условий действия
допускает некоторый диапазон от максимально до минимально встречающихся
по времени проявления. В свою очередь сама крутизна «подъема» и «спуска»
или препятствующих и способствующих условий продвижения тоже может иметь
определенный диапазон вариации от максимального своего значения до
минимального. Частота встречаемости такой вариации изменения условий
продвижения определяет необходимость скорости перестройки режимов
управления, что может характеризоваться подвижностью процессов смены
возбуждения и торможения или способствования и препятствования движения.
Измерение подвижности можно осуществлять по их числу на единицу времени
и на единицу пути передвижения (отдаленности отклонения от нормального
состояния).

Таким образом, средовые условия можно паспортизировать по диапазону
колебания сил способствующих и препятствующих протеканию какого-либо
процесса, по диапазону продолжительности проявления возможной силы этих
отклонений, по диапазону подвижности их смены и по диапазону сложности
сочетания организации вариантов таких отклонений. Для обеспечения
организации адекватного адаптивного поведения объекта, который находится
в данной среде, последний должен обладать диапазоном проявления
достаточной силы противостояния для сохранения устойчивого поведения и
достаточным диапазоном объемов этих сил для длительного и надежного
сохранения устойчивого поведения. Эти характеристики жизнеспособности
объекта должны присутствовать в соответствующем соотношении с таковыми в
среде пребывания, чем и обеспечиваются необходимые и достаточные условия
их единства существования как структурно-функционального целого.

Следовательно, для того, чтобы говорить об адекватности объекта среде
или профессиональной пригодности к соответствующей деятельности
необходимо установить степень соответствия индивидуальных возможностей
средовым требованиям, что характеризуется как оценка предрасположенности
объекта для его эксплуатации в соответствующей среде. Сюда входит набор
необходимых качеств, их соответствующее отношение. Так как набор качеств
и их отношения, оценивая предрасположенность, не учитывают достаточности
их количественного проявления, то необходимо говорить о степени развития
заложенных возможностей. Набор качеств и их соотношения отражают
паспортные данные индивида, а уровень развития зависит от условий среды,
которые могут как способствовать так и препятствовать их максимальному и
минимальному проявлению и разницы между этими границами. Фактически
развитие заложенных предрасположенностей это формирование процесса их
развития. При оптимальных условиях обучения последние могут достичь
максимальных возможностей заложенных у соответствующего индивида.

Вторым условием, которое определяется взаимоотношением со средой,
является текущее состояние контролируемого лица. Таким образом, конечный
результат, который обеспечивает уровень адекватности объекта среде,
определяется предрасположенностью умноженное как на коэффициент на
уровень ее развития и на текущее состояние. В общем виде это можно
представить как КО=П(Р(С, где под КО понимается конечный потенциал
возможностей индивида; П – предрасположенность к соответствующей среде
пребывания или уровень адекватности среде; Р – степень развития
потенциальных возможностей; а С – текущее состояние. При оценке
адекватности объекта и среды, в которой осуществляется его деятельность,
необходимо контролировать отношения КО/КС, где под КС понимается
требуемый потенциал среды.

При КО/КС=1 можно говорить о полной структурно-функциональной
адекватности; при КО/КС <1 можно говорить о несоответствии отношений и уровня риска, а по отношению к индивиду о его дискомфорте и профессиональной деформации; при условии КО/КС >1 можно говорить о
высокой профессиональной пригодности, состоянии комфортности и
надежности при выполнении профессиональной деятельности.

Каждая из входящих характеристик, которые влияют на проявление конечного
результата, представляет достаточно большую сложность в их паспортизации
и еще во многом требуют своей доработки.

Оценка предрасположенности или одаренности составляет проблему
профессионального отбора.

Оценка уровня развития, а вернее сам процесс развития заложенных
способностей является проблемой разработки оптимального алгоритма
обучения, а в общем случае процесса адаптации к окружающей среде. Данное
научное направление представляется областью интереса и исследований на
протяжении более ста лет в педологии, педагогике, психологии, физиологии
высшей нервной деятельности, а последние более пятидесяти лет эти
проблемы стали областью исследований кибернетики, математической
психологии, синергетики, теории управления.

Не менее сложной оказывается оценка текущего состояния с учетом
индивидуальных особенностей обеспечения конечного результата в
формировании адаптационного потенциала. В целом это проблема
индивидуальной нормы, которая получила достаточно широкое свое развитие
только в последние двадцать лет, хотя первые удачные подходы к решению
этой проблемы отмечались еще вначале двадцатого столетия.

Естественно, что нерешенность данных проблем не позволило разработать
достаточно эффективные тестовые методы оценки индивидуальных
возможностей и уровня адекватности их к соответствующей профессиональной
среде, так как создание этих методик началось гораздо раньше чем было
достигнуто понимание и найдены пути решения стоящих проблем. Сегодня
арсенал используемых методик морально устарел и требует существенного
пересмотра.

Именно это и определило необходимость разработки метода «субъективного»
шкалирования, который до настоящего времени имел эпизодическое
использование, что в полной мере объясняется недостаточным уровнем
развития отмеченных вопросов. Учитывая высокую потребность в наличии
эффективных методик, которые могут обеспечить психологическое
сопровождение оперативно-служебной деятельности в органах внутренних
дел, предлагаются общие положения, которые лежат в основе построения
метода «субъективного» шкалирования и понимания самой природы
формирования отношений во взаимообусловленных отношениях.

Отношение объекта со средой или в последующем двух сторон, где под
каждой из сторон понимается как отдельная личность или их группа,
социальный слой или целый класс, государство или их коалиции. В
конкретном случае это отдельно взятый индивид и зона значимого для его
существования окружения, определяемая удовлетворением взаимных
потребностей. Такого рода отношения могут предполагать одностороннее и
двухстороннее проявление потребностей. При одностороннем проявлении
потребностей можно допустить, что потребность другой стороны равна нулю
и рассматривать эти отношения как частный случай двухсторонней
взаимообусловленности. В действительности такие отношения широко
распространены и носят название – паразитирование.

Удовлетворение потребностей осуществляется через конкретные формы
отношений во взаимообусловленном поведении. Исходя из условий адекватной
предрасположенности объекта среде его пребывания необходимо рассмотреть
набор таких форм поведения, которые в своем разнообразном сочетании
могут привести к желаемому конечному результату. Такая организация
достижения конечного результата носит название мультипликативной или
многокомпонентной. Совокупность различных сочетаний, которые приводят к
одинаковому конечному результату определяется принципом стохастической
их организации. Если набрать достаточное число наблюдений по числу
проявления вариантов мультипликативного обеспечения, приводимых к
одинаковому конечному результату, то в стационарной среде это
распределение носит «нормальный закон», который графически напоминает
одномодальное колоколообразное накопление контролируемых вариантов
мультипликативных сочетаний, дающих одинаковый конечный результат.

Следовательно при построении «субъективной» шкалы оценки признака
принципиально нельзя говорить о его полезности или вредности так как
значимость его долевого участия в обеспечении конечного адекватного
результата полностью зависит от средового запроса и в разных случаях
одно и тоже сочетание может оказаться как положительным так и
отрицательным, что и проявляется в использовании стереотипных форм
поведения в различных средовых условиях пребывания, когда говорят об
отрицательном и положительном переносе динамического стереотипа
поведения.

В организации поведения крайне важна оценка результата удовлетворения
потребности на каждом этапе его достижения. Фактически процесс
координации поведения зависит от точности оценки контролируемых
процессов. Допустимая неточность или толерантность пространства
организации взаимообусловленных отношений определяет сложность
предпринимаемого поведения и степень разрешимости поставленных задач.
Данное положение имеет строгое математическое обоснование в теории
нечетких множеств, в которых фактически и протекает организация
взаимообусловленных отношений, связанных с удовлетворением возникающих
потребностей.

Таким образом, в любом процессе организации отношений при его результате
существует ошибка: переоценка либо недооценка результата. Граница этих
ошибок определяет адекватность пребывания в среде и сложность
организации адаптивного поведения. Размер естественной ошибки зависит от
состояния индивида, его подготовленности или развития заложенной в нем
предрасположенности к пребыванию в данной среде. У каждого индивида
имеется свой диапазон ошибок и возможное систематическое их смещение в
сторону преувеличения или переоценки результата, либо преуменьшения или
недооценки результата. Обе эти характеристики изменяются от текущего
функционального состояния. Такое положение позволяет говорить о наличии
во всех случаях шкалы индивидуальной оценки результата с определенной
степенью точности. Данная шкала носит нелинейный характер при измерении
полученного результата и чем этот результат более значимо отличается от
нормального для данного индивида, тем ошибка приобретает более грубую
оценку. Это объясняется тем, что оценка происходит не путем сравнения на
сколько больше или меньше, а во сколько раз то, что получено больше или
меньше оценки в нормальном состоянии адекватного ему воздействию среды.
Следовательно, определяемая психофизиологическими процессами мера носит
экспоненциальный характер. Кроме естественной ошибки вторая сторона или
в общем случае средовое окружение может предпринимать преднамеренное
искажение результата, что может проявляться как в преувеличении так и
принижении полученного конечного результата. Естественно существует
реальное или объективное значение результата с уровнем действительной
адекватности происходящего запроса и удовлетворения.

Следовательно, результат любого поведения оценивается по шкале с
наличием ошибки. В данном случае преднамеренная ошибка или ложь не может
расцениваться как хороший или плохой показатель так как этот компонент
поведения находит самое широкое использование во взаимообусловленном
поведении и служит для целенаправленной коррекции конечного результата.
Конечный эффект или результат можно всегда оценить при обусловленном
сопоставлении реальной индивидуальной и средовой оценки, но принцип
построения шкалы измерения «переоценка-недооценка» либо «успех-неудача»
в достижении конечного результата остается одинаковым и может выступать
как шкала «субъективной» оценки результата от 100% переоценки до 100%
недооценки на любом произвольно выбранном отрезке, где ноль
соответствует абсолютно правильной оценке, отсутствию ошибки.

В зависимости от взаимоотношения со средой индивид может стремиться
достичь источник удовлетворения возникших потребностей либо пытаться
избегать неблагоприятных воздействий, т.е. всегда возможно говорить о
стремлении достичь чего-либо или избавиться. Эти стремления также могут
быть измерены в «субъективной» шкале оценки в процентах или долях
единицы в интервале от (-1) до (+1). Эту шкалу можно представить как
«стремление-безразличие-избегание».

Следующая шкала, которую можно использовать для характеристики поведения
является сама форма осуществляемых стремлений, которая может
характеризоваться как «пассивное-активное» поведение, либо его можно
трактовать как «уступать-наступать», либо «выжидать-искать». По сути эти
шкалы измеряют уровень активного и пассивного осуществления достижения
цели.

Цель самого отношения со средой может быть направлена как на нанесение
ей вреда, либо принесения ей пользы, что порождает шкалу «польза-вред».

Само достижение цели может быть обеспечено через насильственные формы
принуждения, либо доброжелательного привлечения к согласию необходимого
поведения, что определяет шкалу «насилие-доброжелательность».

В зависимости от успеха или неудачи можно видеть причины такого
результата либо в своих действиях, либо в средовом окружении при этом
считать «виновен я» – «виновны они», что порождает шкалу оценки участия
в результате «виновен я – виновны они». В определенной степени это
повторение шкалы «успех-неудача» с предписанием кому этот результат
относится.

Для организации взаимообусловленных отношений важно оценить степень
терпимости от равного взаимообмена, особенно если это относится к
нанесению вреда, что порождает шкалу оценки «прощаю-наказываю». Если
речь идет о принесении пользы, то тогда можно говорить о шкале
«восторгаюсь-укоряю».

Если учитывать использование ошибки поведения и форм достижения
результата, то можно ввести шкалу формы проявления организации поведения
«демонстративное-скрытое», где оценивается эффект воздействия
преувеличения результата как ошибки в оценке окружающих в пределах ее не
распознаваемости для устрашения, либо принижение результата
«прибеднения» для сочувствия и снижения требований.

Следовательно, все многообразие взаимообусловленных отношений
направленных на удовлетворение потребностей протекает в пределах
«отдаю-забираю»; «отдают-забирают», что и определяет отношения
«объект-среда». Для достижения необходимого результата можно «привлекать
к себе – отталкивать от себя», либо сама среда может
«привлекать-отталкивать». Однако это аналог уже приведенных шкал
«избегать-стремиться», но в другом вербальном представлении. Аналогично
можно ввести шкалы «хочу – не хочу», «могу – не могу», «надо – не надо»
или иной их аналог: «разрешимость», «потребность», «удовлетворенность».

При оценке искажения или внесения преднамеренной ошибки в общении можно
говорить о шкале «вру – говорю правду», а по отношению к полученному
результату можно говорить о шкале «верю – не верю».

Во всех случаях происходит возвращение к первоначальному перечню
«субъективных» оценочных шкал.

Какими бы не оказались сложными взаимообусловленными отношения которые
складываются при удовлетворении своих потребностей они всегда
сопровождаются стремлением минимизировать затраты либо по прилагаемым
усилиям, либо по времени достижения цели, либо по упрощению сложности
построения отношений. Для этой цели необходимо расширить свои
возможности за счет привлечения сопутствующих факторов, что и порождает
такие формы поведения как аффилиация (affiliation) либо стремление к
власти как противоположную форму, направленную к принудительному
подчинению. Именно этим формам поведения посвящено значительное число
разработанных методик в практике обоснования взаимообусловленных
отношений.

Степень аффиляционной привязанности определяется сложностью, которая при
всем своем многообразии зависит от трех видов базовых характеристик, к
которым относятся материальные, духовные и физические. Именно стремление
получить удовлетворенность по этим видам потребностей определяет поиски
степени своей защищенности либо через аффиляционные отношения, либо
через стремление к власти, что и порождает все возможные варианты
взаимообусловленных отношений в системе общественноразделенного труда.

Приведенные шкалы «субъективных оценок отражают базовые характеристики,
которые лежат в основе организации совместных взаимообусловленных
отношений. В различных их формах встречается различное долевое
соотношение базовых характеристик, что особенно отчетливо наблюдается
при построении профиля личности в методики многомерного шкалирования.
Использование последней хоть и находит довольно широкое применение,
однако в силу большой сложности представления результата данная методика
малоинформативная, кроме того, она крайне сложна в сопоставлении
качественной и количественной сличимости сравниваемых форм поведения или
лиц, которым эти характеристики принадлежат.

‚ „ U Ue T

V

Ae

AE

O

N$O&OFOHO?OOO^O`OeOeO?Oe [email protected]*B*?*O*xUzUxUeuoioioioioioeaeaeoioioioioioio
ioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioioio

z

?

uoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoeuoenoe
uoeuoeuoeuoeuoeuoeuoenenoeuoeuoeuoeuoenenoenoenoenoeuoeuoeuoeuoe

e

?

?x??????????

?¤?¦?4?6?T?V?ueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeuenenueoeueoeueoeue
oeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeue
oeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoeueoe

h¶[7]денных шкал «субъективной» оценки позволяет получить произвольные
шкалы второго порядка, которые характеризуют организованную форму
поведения. При этом получается возможность не только качественного
сравнения наблюдаемых форм поведения, но и их количественное отражение
так как каждая из них представляется вектором, имеющим определенную
направленность и размер. Геометрическое представление можно строить в
одно-, двух- и трехмерном пространстве. При этом набор базовых
характеристик зависит от потребности отражения содержания
рассматриваемых зависимостей.

В свою очередь диагонали в двухмерном и трехмерном пространстве как
новые шкалы измерения вновь могут использоваться для качественной и
количественной характеристики наблюдаемых аффиляционных и властных
отношений в общении двух сторон. На базе второго уровня построения
оценок поведения вновь можно использовать диагонали для построения
третьего уровня возможных зависимостей. Практически такой процесс можно
осуществлять неограниченно в любом направлении как в сторону усложнения
описаний поведения, так и в сторону упрощения, достигая максимального
его упрощения, к которому стремились бихевиористы.

Существенной особенностью различных попарных представлений используемых
критериев оценки для описания взаимообусловленных отношений является
возможность отражать и измерять такие свойства как уравновешенность
контролируемых показателей, границы их распространяемости и подвижности
при смене друг друга. В изложенной структуре построения оценок
взаимообусловленных отношений в полной мере вписываются и ранее
используемые оценки поведения во взаимообусловленных отношениях. Однако
в их представлениях такие оценки носили крайне приближенный характер, а
для конечного графического представления результата наблюдений
необходимо провести тестовую оценку по вопросникам, что занимает много
времени и делает методику громоздкой и малоэффективной, хотя сама идея
заложенная в этих методиках требует глубокого уважения к ее создателям
так как ими были заложены основы метода построения пространств описания
поведения наблюдаемого в общении сторон, которые строятся на базе
«субъективных» шкал оценки контролируемых показателей. Основываясь на
изложенном в следующем разделе описываются построения конкретных
пространств отображения различных форм поведения возникающего в общении
двух сторон.

Следует отметить, что изложенные формы оценок дают зависимости в
относительных единицах измерения и указывают на принципы организации
поведения в общении двух сторон, что позволит решить вопросы
профессионального отбора и профориентации, обоснованно составлять
паспорт профессиональных нагрузок, но в них отсутствуют абсолютные
значения действующих факторов, т.е. конкретные значения тех максимумов и
минимумов нагрузок, которые принимались за (-1) и (+1). Дополняя
методику оценки «субъективного» шкалирования значениями конкретного
абсолютного показателя действующего фактора возможно установить
соизмерение условного значения диапазона от (-1) до (+1) и указать
границы реального воздействия и устойчивости индивида величинам нагрузок
предъявляемым выполняемой работы. Установление таких границ по всем
контролируемым показателям позволяет дать объективные характеристики,
которые и определяют паспорт профессии. При решении этой задачи можно
говорить о реальном осуществлении целенаправленного отбора, проведения
полноценного психологического сопровождения оперативно-служебной
деятельности в органах внутренних дел, которое возложено на практических
психологов, а также составления профессиограмм с количественной оценкой
предъявляемой нагрузки и режимов ее проявления характерных конкретно
рассматриваемой профессии.

Таким образом, в методике «субъективного» шкалирования могут быть
использованы следующие дихотомические шкалы (рис. 2).

Дихотомические шкалы, используемые в оценке организации поведения

Возбуждение Торможение

Способствовать процессу – Препятствовать процессу

Насилие – Доброжелательность

Награждаю – Наказываю

Недооценка результата Переоценка результата

Неудача – Успех

Стремление – Избегание

Осторожность – Решительность

Пассивное – Активное

Уступать – Наступать

Выжидать – Искать

Нанесение вреда – Принесение пользы

Виновен (я) – Виновна среда

Демонстративные действия – Скрытые действия

Отдавать – Забирать

Привлекать – Отталкивать

Хочу – Не хочу

Могу – Не могу

Надо – Не надо

Вру – Говорю правду

Верю – Не верю

Рис. 2. Вербальное представление меры в дихотомической шкале

№ 7 «стремление-избегание»

IV. Анализ и обоснование методов и разработка критериев оценки
аффилиации и власти как феномена поведения в совместных отношениях

Проблема взаимоотношений между людьми всегда составляла предмет и
интерес в исследованиях психологов. Этому вопросу посвящены разработки
многих авторов, среди которых метод Томаса-Килмена и Акоффа-Эмери
занимает видное место и их методики находят свое использование в
практической работе и в настоящее время. Однако введенный принцип меры,
которая представляет ответ да или нет, позволяет выделить только крайние
формы проявления контролируемых признаков, кроме того, необходимость
ответов на вопросы и последующая обработка полученного материала
существенно ограничивают использование этих методов. Наличие современных
компьютерных технологий позволили снять эти трудности и сделать эти
методики намного эффективнее. В данной работе используется
усовершенствованный вариант отмеченных методик, которые были
апробированы в исследованиях оценки индивидуальной склонности в выборе
определенной формы поведения с партнером для достижения поставленной
цели.

Мотивация поведения всегда определяется силой проявления потребности и
ее направленностью. В своем стремлении достигнуть цель, которая
обеспечивает удовлетворение потребности, конкретно рассматриваемый
индивид, а в общем случае сторона приступает к осуществлению своих
намерений через доступные ей действия. Не уточняя вид потребностей можно
характеризовать их как положительные и отрицательные, связанные со
стремлением достичь или избежать чего-либо, что и определяет
направленность деятельности.

В свою очередь в зависимости от достаточности сил определяются пути
разрешимости задачи или достижения цели. Если сил достаточно, а время
удовлетворения потребности ограничено, то действия носят активный
характер. Если же силы лимитированы, но времени достаточно, избирается
пассивная форма поведения или выжидание, когда стечение обстоятельств
позволяет сделать задачу разрешимой. Наиболее часто встречающиеся
действия носят смешанный характер. Успех или неудача в достижении цели
определяется правильностью выбранного варианта разрешимости стоящих
задач на пути к достижению цели. Общая схема такого процесса может быть
представлена следующим образом (рис. 3).

Схема последовательности формирования и выбора формы поведения

Рис. 3 (а). Построение шкал контроля в оценке цели, деятельности и ее
результата

Пассивная форма поведения выбирается при достаточном времени для
достижения цели, что позволяет обеспечить экономию силы при наступлении
благоприятных условий.

Активная форма поведения определяется лимитом времени и требует быстрого
поиска решений, является менее экономичной в энергетическом отношении.
Во всех случаях организации поведения можно говорить о допустимом
временном интервале его протекания с установлением временных границ
(избыток времени – недостаток времени). Следовательно, полное
представление условий организации поведения требует введения третьей оси
– времени и отражение поведения в системе «результат – форма поведения –
время протекания», что и приведено на рис. 1(в).

Рис. 3 (б). Графическое представление результата избранной формы
поведения

Стремление увеличить свою разрешимость в среде пребывания приводит к
объединению усилий, поиску контактов, привлечения к себе либо
предложение себя т.е. влечения к другим. Следовательно, аффилиация как
форма поведения проявляется тогда, когда поставленная задача неразрешима
самостоятельно для одного индивида или стороны и требует объединения
усилий, что приводит к поиску контактов. В данном случае важна цель, для
кого надо это достичь – всем объединившимся или одному, который
стремится к объединению. Индивидуальные интересы могут приводить к
стремлению создать ложную видимость значимости этого интереса для
других, чтобы заинтересовать их. В зависимости от сложности поставленной
цели одна и та же сторона на одном уровне разрешимости может быть
властной, а на более высоком или просто ином стремиться к аффилиации.
Это зависит от степени доступности самостоятельного решения задачи в
конкретной ситуации.

Рис. 3 (в)

В свою очередь целесообразность проявления аффилиационных побуждений
определяется последующим распределением достигнутого и его достаточным
удовлетворением для всех участвующих. Во всех случаях, когда это
удовлетворение недостижимо, вне зависимости от преднамеренного обмана
или ошибки проявляется обратное стремление избавиться от другой стороны
или других. То есть аффилиация как форма поведения носит полярный
характер. На стремление избавиться от других и использование для этой
цели различных приемов необходимых исследований не проводилось, что и
привело к представлению аффилиации как противопоставления власти.
Фактически ее можно рассматривать как способ увеличения возможностей
достижения цели, т.е. своеобразную силу воздействия на среду для
достижения своей цели. Можно говорить о способе достижения цели, но
именно способ определяет разрешимость задачи и выбирается тот, который
минимизирует затрату сил – выступает как коэффициент усиления
возможности, своего рода рычаг. Так как потребности могут выражаться
стремлением достигнуть или избавиться чего-либо, то при рассмотрении
любой формы поведения следует всегда учитывать цель, организацию
действий и их содержание. Такое представление аффилиационного поведения
можно представить следующим образом (рис. 4).

Виды аффилиации

Рис. 4 (а). Поле системообразующих форм аффиляционных отношений

Аффилиация как форма поведения имеет дихотомическую структуру. С одной
стороны стремления как положительная форма влечения, что и считается
общепринятым содержанием этого понятия и избегание как отрицательная
форма стремления. В свою очередь аффилиация может проявляться не только
со стороны индивида, но и по отношению к нему, что и отражает данное
представление аффилиационной формы поведения. Виды стремлений или
привлекательности могут быть: физические, материальные, духовные и
смешанные. Каждое из стремлений может характеризоваться: силой,
длительностью, сложностью организации и периодичностью проявления.

Рис. 4 (б). Второй вариант построения системообразующего поля
аффиляционных отношений

К двухмерному представлению видов аффилиации может быть включена третья
пара характеристик: «отталкиваю от себя – ухожу от других» или «избегают
меня – избегаю сам».

Полная «трехмерная» характеристика может быть использована, когда
возникает необходимость глубокого анализа поведения индивида в различных
по своей структуре группах и объяснения выбора формы его поведения.

Каждая из указанных форм имеет два варианта проявления – активное и
пассивное, что отмечалось ранее на рис. 3 (а).

Рис. 4 (в). Представления аффилиационных отношений в 3-х-мерном
пространстве

В оценке построения и характеристики взаимоотношения двух сторон
существуют самые различные подходы. Используя характер формы поведения –
«активную» и «пассивную» и ее организационную сторону «индивидуальные
действия – совместные действия» Томас и Килман разработали методику,
которая представляется в виде сетки или системы координат, где одна ось
составляет интервал от пассивного до активного поведения, а вторая от
индивидуального до совместного поведения. Авторы методики не вводят меры
по избранным осям координат, что естественно представляет существенную
трудность. С помощью опросника они ограничиваются определением только
преобладающей направленностью поведения. На основании этого выделяется
пять стилей поведения: соперничество, уклонение, приспособление,
сотрудничество и компромисс. Стиль компромисса находится в середине
«сетки Томаса-Килмана», что естественно указывает на эту форму поведения
как связывающую или переходную между граничными формами. Фактически
интуитивно предполагается мера используемых характеристик, определяющих
форму или стиль поведения (рис. 5).

Методика Томаса-Килмана и ее модификация

Рис. 5 (а). Методика Томаса-Килмана

Характеристики каждого стиля поведения в этой методике определяются
следующим образом: «Соперничество» или конкуренция характеризуется
активной формой поведения с индивидуальным (односторонним) принятием
выбора цели средств и методов ее достижения. На рисунке это вершина
«ИА».

«Уклонение» характеризуется использованием пассивного поведения, что
свидетельствует о недостаточности сил или невысокой потребности
достижения цели с индивидуальным (односторонним) принятием решений.
Уклонение или избегание в случае недостатка сил для достижения цели
оказывается лучшим методом сохранения независимости и удовлетворения
текущих потребностей (вершина ИП).

Рис. 5 (б). Модифицированная методика Томаса-Килмана

Диагональ «ИП-АС» – шкала активности участия в деятельности.

Диагональ «ПС-ИА» – шкала стремления к власти.

«Приспособление» проявляется в случаях недостатка сил индивидуально
достичь собственных интересов, но они совпадают с интересами другой
стороны и в роли соучастия можно достичь желаемого результата при его
распределении (вершина ПС).

«Сотрудничество» характеризуется активной совместной деятельностью и
определяется достижением более значимого результата. Высокий уровень
аффилиации и активности действий определяется и возможен только при
единстве цели. Сотрудничество можно характеризовать как сложное
взаимообусловленное поведение (вершина АС).

«Компромисс», находясь в средине сетки Томаса-Килмана свидетельствует о
частичном обмене тем, что у одной стороны в достатке на то, что ей надо.
Фактически это отношения «ты мне, я тебе». Обмен совершается в меру
понимания каждой из сторон тех ценностей чем они меняются.

Выделяя только пять форм поведения Томас и Килман условно назвали
предложенную структуризацию решеткой, поскольку нет границ
компромиссного поведения и меры перехода к остальным формам.
Предложенный авторами опросник и описание каждой формы поведения по
размещению ее в «решетке» надолго определил репродуктивную форму
использования в практике данной методики. Хотя сам принцип ее построения
и более обобщенный подход в характеристике поведения содержат в себе
глубокое научное обоснование построения классификационных характеристик
поведения. Фактически введение более точной меры чем «да-нет» по оси
«индивидуальное-совместное» поведение показывает уровень или степень
аффилиации в структуре складывающихся отношений. Ось
«пассивное-активное» поведение отражает его организацию, связанную со
способами разрешимости поставленной цели.

Для более точной меры признака по избранным осям координат при
использовании классического метода построения опросника треебовалось
существенное расширение количества промежуточных вопросов, что резко
увеличивало время проведения обследования и снижало эффективность
использования методики. В силу того, что у каждого индивида существует
различная степень обобщения вербальных описаний, то такой путь повышения
точности измерения контролируемых характеристик не дает положительного
эффекта.

Фактически стремление ввести более точную детализацию чем да-нет требует
увеличения числа дополнительных вопросов. Это в свою очередь увеличивает
толерантность формирования ответа и при достижении критического объема
вопросов конечный результат падает, что предопределило ограничение
развития метода опроса, кроме этого существенно увеличивается время
проведения исследований на одного испытуемого. В этом случае более
эффективным оказался метод субъективной «шкалированной» оценки своего
представления о проявлении контролируемой характеристики.

Суть метода заключается в том, что испытуемый на основании своих
субъективных восприятий и оценок определял точку или некоторый интервал
на каждой из шкал. Затем на основании этих данных определяется точка на
плоскости координат «решетки» Томаса-Килмана. Такой вариант
использования методики не уступает, а в ряде случаев более точен
классической методики, но в скорости проведения несравненно превосходит
метод ответов на вопросы и последующую их обработку. В компьютерном
варианте такой способ оценки позволяет накапливать результаты
многократных проб и быстро оценивать зону наиболее характерного
состояния с границами ее вариации.

Введенные дополнения позволяют использовать методику «Томаса-Килмана»
для оценки индивида в его склонности выбирать определенную форму
поведения для достижения поставленной цели в самых различных условиях и
практически в любой аудитории, что существенно расширяет границу ее
практического использования. В силу отсутствия конкретных вопросов, при
оценке характеристики своего отношения или отношения к тебе, сбор данных
в различных средах пребывания позволяет установить адекватность
отношений «объект-среда» и давать практические рекомендации для
формирования групп при необходимости совместной деятельности, а при
отсутствии вариации выбора возможного состава рекомендовать
предпочтительные формы поведения.

Формирование коллективных отношений в рабочих группах во многом
определяет эффективность их деятельности. Имея много общего в построении
методики оценки организации совместной деятельности по Томасу и Килману,
Р. Акофф, Ф. Эмери в свою очередь предлагают методику совместимости двух
индивидов. Для этой цели ими избраны базовые характеристики, как и в
предыдущей методике, отражающие форму поведения «пассивная» и «активная»
и его направленность на «себя» и на «внешние обстоятельства». Вторая
составляющая является отличимой от формы организации поведения в
предыдущей методике, а именно «индивидуальная» и «совместная»
деятельность. В интерпретации результатов обследования просматривается
организация поведения и склонность каждого из индивидов (в общем случае
сторон) выступать против внешних неблагоприятных воздействий совместно
либо индивидуально.

Следовательно данная методика может широко быть использована в оценке
аффилиации индивида или одной из сторон. Недостатком методики является
тот факт, что учитываются только неблагоприятные внешние воздействия и
оценка реакции на них двух индивидуумов. Методика рекомендована для
оценки супружеских пар, но она имеет гораздо более широкий диапазон
использования особенно если во внешние факторы внести не только
неблагоприятные, но и благоприятные воздействия и реакцию партнеров в их
взаимоотношениях при достижении поставленной цели.

В таком варианте данная методика нашла применение в оценке совместимости
членов экипажей, боевых групп, рабочих коллективов и любых других
объединений людей связанных необходимостью совместного пребывания при
выполнении своей деятельности. Методика Р. Акоффа, Ф. Эмери в
первоначальном виде приведена на рис. 6 (а).

Многочисленные исследования совместимости людей позволили авторам этой
методики прийти к формулировке эмпирического закона совместимости,
который утверждает, что врожденные качества в совместимых парах должны
быть диаметрально противоположны, тогда как способ разрешимости
возникших ситуаций, или «приобретенные качества» должны быть схожи.

Союзы людей, формирующихся в одинаковой социальной среде, которая
определяет их условия жизнедеятельности, воспитания, ценностей,
интересов, идеалов, привычек (приобретенные качества) обеспечивает более
высокую вероятность совпадения.

Методика Р. Акоффа – Э. Эмери и ее модификация

Рис. 6 (а). Методика Р.Акоффа–Э.Эмери оценки характерной формы поведения

Представление характеристики индивидуума как и их совместного отношения
можно выразить в системе координат: форма поведения «пассивная-активная»
и направленности его организации «на себя – на внешние обстоятельства».
В такой системе представления (рис. 6) Р. Акофф, Ф. Эмери выделяют
только четыре типа индивидов, размещенных в каждой четверти избранной
системы координат, затем дается анализ попарного сочетания вариантов по
два из четырех. Всего таких вариантов 10. Если обозначить активность как
«А», пассивность через «П», внешние обстоятельства – «О», внутренние и
личные обстоятельства через «Л», то типы можно определить как ОА; ОП;
ЛА; ЛП, а их сочетания «ОП-ЛА», «ЛП-ОА», «ОА-ЛА», «ОП-ОЛ», «ЛП-ЛА»,
«ЛА-ПА», «ОП-ОП», «ЛП-ЛП», «ОА-ОА», «ОП-ЛП», «ЛА-ЛА».

Рис. 6 (б). Модифицированная методика Р.Акоффа–Э.Эмери классификации
характерных форм поведения

Методика Р. Акоффа, Ф. Эмери предполагает присутствие или отсутствие
используемых характеристик т.е. ответ может быть да или нет. В
действительности в диапазоне каждой из осей координат можно ввести меру,
и тогда число возможных сочетаний пар может возрасти до неограниченного
количества, что и наблюдается в действительности.

Недостатками как методики Томаса-Килмана так и Р. Акоффа, Ф. Эмери
является предельно огрубленная мера признака – да или нет, что
существенно обедняет вариативность оценки. Данные методики позволяют
характеризовать индивидов только при крайне отчетливо проявляющихся
признаках или поведения в состояниях, когда эти признаки достигают
такого проявления. Не менее существенным недостатком является
определение понятия «направлен на личные переживания либо на внешние
обстоятельства». В ряде случаев эти характеристики, составляющие шкалу
формы организации поведения, были переведены и соответственно трактуются
как изменения своего внутреннего мира или приспособление к среде, а
чувствительность к внешним обстоятельствам характеризуется как
приспособление среды к своим интересам, т.е. наступательное действие на
среду. Фактически как показатели по первой шкале – «склонность к
активной или пассивной форме поведения», так и «склонность уходить в
себя или активно воздействовать на среду» являются врожденными
характеристиками, а стереотипы поведения, базирующиеся на них, являются
результатом средового наполнения. Свободная трактовка врожденных и
приобретенных форм поведения, которую допускают авторы методики,
существенно ограничивали диапазон ее проявления.

В силу того, что данные методики имеют общую ось «пассивное-активное»
поведение, они могут быть совмещены в одну, составляя трехмерное
пространство характеристики возможного поведения индивида (рис. 7).

Представление объединенных методик Томаса-Килмана и Акоффа-Эмери

Рис. 7. Трехмерное пространство представления взаимообусловленных
отношений

Объединение методик Т-К и А-Э позволяет более глубоко оценить
индивидуальные особенности поведения личности и установить необходимую
нишу жизнедеятельности как по форме поведения так и среде, где эта форма
поведения оказывается адекватной. Для этой цели испытуемому необходимо
по каждой из шкал «интуитивно» отметить соответствующее значение, а
набор такого рода информации в различных средах пребывания позволит
оценить наиболее предпочтительную или избрать соответствующую форму
поведения, если то или другое имеется в возможностях выбора индивида.

В методике Р. Акоффа и Ф. Эмери, в силу того, что они используются для
характеристики отношения двух сторон, возможно добавить третье измерение
«прав-виноват» (рис. 8).

Различные варианты трехмерного представления методик Томаса-Килмана,
Акоффа-Эмери

Рис. 8 (а). Трехмерное представление методик Томаса-Килмана и
Акоффа-Эмери

Рис. 8 (б). Трехмерное представление методик Томаса-Килмана и
Акоффа-Эмери

Успех или неудача закрепляют форму поведения, которая становится
стереотипной в соответствующей среде и доминирует при выборе формы
поведения либо избегания (при неудаче) либо достижения (при успехе).
Совмещение четырех шкал в графическом представлении невозможно, однако
совмещение обобщенных характеристик как новой системы представления форм
поведения крайне целесообразно, но такое многомерное пространство
целесообразно отражать в алгоритмизированном варианте описания.
Применение компьютерного варианта методики позволяет все конечное
многообразие характеристик из 3-х мерного пространства представить в
виде одномерной шкалы набора форм поведения и соотнести их к успеху и
неудаче как шкале результата. А третья ось в новом пространстве может
выступать перечень различных средовых условий, в которых рассматривался
результат различных форм поведения.

Рис. 8 (в). Трехмерное представление методик Томаса-Килмана и
Акоффа-Эмери

В данном представлении учтены только варианты построения возможных форм
взаимообусловленных отношений при организации общения. Конечный
результата таких форм отношений, который выражается в успехе или
неудаче, не учитывается.

Фактически данная характеристика поведения присутствует в стандартной
трактовке, которую дают сами авторы, но делается это по интуитивному
пониманию и выбору самого автора, что существенно ослабляет широкую
применимость этой методики в практике. Возможность и необходимость
введения данной координаты в модифицированной методике Р. Акоффа, Ф.
Эмери определяется тем, что при диагностике большой численности
обследуемых на предмет признания своей вины в неудаче или обвинения
окружения в неудаче наблюдается четкое «нормальное» распределение.
Основная масса лиц равномерно признает свою и чужую неправоту, но
встречаются лица, которые категорически винят кого угодно и что угодно,
кроме себя и противоположные им, которые винят во всем только себя [А.М.
Бандурка, В.А. Друзь].

Рис. 8 (г). Трехмерное представление методик Томаса-Килмана и
Акоффа-Эмери

Подчеркивая несомненную целесообразность использования методов
Томаса-Килмана и Р. Акоффа, Ф. Эмери следует отметить их ограниченность,
которая легко может быть устранима. Если учесть, что это пространство
событий построено на дихотомических – линейно независимых базисных
характеристик, то по осям координат необходимо ввести меру
контролируемого признака и тогда каждая точка плоскости будет
характеризоваться как индивид, обладающий определенной долевой
значимостью попарных характеристик, что неограниченно увеличивает число
взаимодействующих форм отношений и практически дает возможность отразить
поведение с наперед заданной точностью. В анализе 10 вариантов
отношений, выделенных авторами, фактически рассматриваются только
диагональные вершины.

Введение меры проявления признака может указать на силу выражения той
или иной формы поведения. Однако, столь важная сторона разработки этих
методик оставалась до сих пор без должного решения. Такое положение
вещей более вероятно объясняется трудностью введения меры базовых
признаков, что характерно в целом для психологии как еще во многом
описательной науки.

Использование метода «субъективного» шкалирования существенно разрешает
эту задачу. Полный объективный контроль возможен только при условии
психофизиологической оценки, основанной на индивидуальной норме
протекания физиологических процессов [Друзь В.А, 1988]. Но существующие
сегодня методы съема и обработки объективных показателей остаются ниже,
чем индивидуальное «субъективное» шкалирование, которое контролируется
статистической воспроизводимостью результата. Учитывая данное положение,
все последующие тестовые оценки предполагается проводить с данной формой
введения меры. Основная суть этих методик заключается в выборе
независимых координат, в которых отражаются интересуемые характеристики
индивида.

Широкое использование в оценке аффилиационных форм поведения находят
методики Доналда-Бира и Махрабана-Ксенского, которыми оцениваются такие
характеристики как «уровень ожидания успеха», «уровень ожидания неудачи»
и «уровень достижения», «уровень избегания».

Существенной сложностью в интерпретации результатов изложенных методик
является то, что в одном случае используемые характеристики такие как
«уровень ожидания успеха», «уровень ожидания неудачи» выступают как
дихотомические структуры, а в другом они находятся в ортогональных
отношениях как независимые характеристики, порождая при этом некоторое
пространство событий. В отдельных случаях эти подходы
противопоставляются. Однако оба они правомерны и основная причина
различной интерпретации заключается в том, что не учитывается принцип
изоморфизма в организации функциональной деятельности. На разных уровнях
организации функциональной деятельности дихотомические отношения
выступают как противоположность, а в другом случае ортогональность.

Составляя полный диапазон вариантов поведения, например, «уровень
ожидания успеха – уровень ожидания неудачи» эти взаимопротивоположные
характеристики выступают как ось с двумя полюсами и точкой равновесного
состояния. В реальных условиях каждая форма поведения имеет свой нервный
центр, в котором хранится опыт поведения и при оценке конкретной
ситуации оценивается возможность достижения поставленной цели. В
зависимости от результата решения этой задачи выбираются предшествующий
опыт поведения, который в процессе реализации может изменяться несколько
раз либо сохраняться в течении всего периода достижения цели как
доминирующий очаг возбуждения. В ортогональной системе представления
этих характеристик поведения опосредованно присутствуют их
дихотомические отношения, что позволяет указать на их уравновешенность,
уровень проявления, диапазон колебания, что в значительно большей мере
позволяет характеризовать склонности индивида и описать возможные
варианты его поведения. Такой подход в интерпретации используемых ранее
методик описывается впервые. Подробно данные характеристики представлены
на рис. 9 и рис. 10.

Отражения уравновешенности форм поведения «ожидание успеха»–«ожидание
неудачи» и степени их напряжения во взаимных отношениях

В стремлении достичь что-либо присутствуют определенные ожидания успеха
или неудачи. В ряде случаев можно отметить неуверенность, которая
проявляется в постепенном ожидании возможного результата, либо
утомительное напряжение при одновременном проявлении представлений о
результате. Для оценки индивидуальных форм поведения при различных
уровнях ожидания эффективной является следующая система представления
результатов в фазовой плоскости.

Рис. 9. Фазовая плоскость отражения характера ожидания

На оси ожидание успеха отмечен интервал [ab] колебания проявления данной
характеристики, аналогично на оси ожидания неудачи отмечен интервал
[cd]. В пределах этих интервалов относительно точки «О», отражающей
уравновешенность контролируемых характеристик может наблюдаться смена
состояния оценки. Особенность индивидуального поведения определяется
местом нахождения точки «О» на плоскости и размеров интервалов [ab]
[cd]. Это определяет форму эллипса и место его нахождения.

Из данного представления диагональ «успех-неудача» может использоваться
как самостоятельная шкала для субъективной оценки своих наблюдений. Эта
шкала может характеризоваться как шкала воображаемого результата перед
началом действий.

Отражение уравновешенности форм поведения «тенденция к достижению» –
«тенденция к избеганию»

В организации своего поведения в достижении поставленной цели можно
отметить реально проявляющийся уровень тенденции достижения или
избегания. Аналогично предшествующему рис. 9 для оценки различного
уровня стремления достижения или избегания, эффективной является
следующая система представления результата, где по вертикали
откладывается уровень проявления тенденции достижения, а по горизонтали
уровень проявления тенденции избегания.

На рис. 10 интервалы [ab] и [cd] отражают индивидуальные границы
колебания поведения индивида. В отличии от предшествующего рисунка здесь
центр «О» смещен относительно осей «напряженности» и «уравновешенности».
В этом случае из точки «О» проводятся параллельные прямые к диагоналям,
которые выступают основными шкалами и в местах их пересечения
определяется уровень напряжения «О1» и уравновешенность «О2».

Диагональ «стремление» – «избегание» может использоваться как шкала для
субъективной оценки своих наблюдений. Данная шкала используется для
регистрации реально наблюдаемого поведения как в ходе его протекания так
и после завершения.

В данном случае диагонали ортогонального представления выступают одна
как показатель (шкала) уравновешенности, а вторая, которая является
биссектрисой угла начала координат, отражает уровень напряжения
рассматриваемых характеристик. При их последовательной смене можно
говорить о подвижности смены форм поведения. Исключая время как
показатель протекания контролируемого процесса, в фазовой плоскости
можно описать цикл последовательной смены форм поведения с указанием
границ их колебания. Данный подход в построении диагностических методик
будет использоваться во всех последующих случаях.

Рис. 10. Фазовая плоскость отражения смены тенденции
«достижение-избегание»

Основываясь на предшествующих характеристиках можно построить более
полную оценку поведения при использовании дополнительной оси измерения,
которая отражает реальный успех или неудачу. Отношение предполагаемого
успеха или неудачи при выбранной форме поведения «избегание-достижение»
к реальному успеху или неудаче вызывает эмоциональное состояние, которое
влияет на дальнейшую форму поведения. Последняя имеет сугубо
индивидуальную характеристику, которая зависит от типа высшей нервной
деятельности, предшествующего опыта, текущего состояния. Наблюдаемые
вариации поведения можно представить в трехмерной структуре результата
(рис. 11).

Каждая из осей представляет шкалу «субъективной» оценки и может
использоваться самостоятельно.

Первая шкала отражает границы вариации элементов поведения
«избегания-достижения» или их можно назвать «наступать-уступать».

Вторая шкала отражает получение реального результата при выбранной форме
поведения т.е. отношение «успех-неудача».

Третья шкала отражает уровень предполагаемого результата при выборе
конкретной формы поведения.

Наличие показателей по всем трем шкалам позволяет установить при каком
соотношении предполагаемого и реального результата наблюдается влияние
на избранную форму поведения.

Полное пространство событий отражения формы поведения индивидуума во
взаимообусловленных отношениях

Рис. 11. Трехмерное фазовое пространство для представления форм
взаимообусловленного поведения

Это представление является пространством реальных событий и позволяет
осуществить упорядоченную систему зависимости между лицами, находящимися
в различных его зонах.

Кроме этого можно проводить паспортизацию конкретного лица с
установлением зависимости отношения «предполагаемый результат» к
«реальному результату» и величине изменения избранного ранее поведения.

Фактически, такие характеристики как длительность проявления избранной
формы поведения отражает степень «застойности» очага «возбуждения» либо
«торможения». При учете силы функционального проявления очага можно
говорить о количественной зависимости «силы-длительности». Сильное и
длительное проявление избранной формы поведения характеризует его
устойчивость протекания и может расцениваться как
упрямство-настойчивость-фанатизм. Однако это только одна
последовательность вербальной меры характеристики поведения, обладающей
большой силой проявления и длительностью его сохранения. Полное поле
событий можно представить в системе координат «сила-длительность». При
этом, как по отношению к силе так и к длительности, предполагается
наличие определенного диапазона их проявления. У каждого индивидуума
этот диапазон имеет свои размеры и место нахождения границ, что при
накоплении статистики часто сглаживает результат оценки в силу высокой
вариативности характеристики относительно среднестатистического
показателя. Поэтому при построении характеристики в данной системе
координат вводится субъективная оценка ее места нахождения. Такой метод
построения структуры шкалирования соответствует с психологической
природой восприятия и оценки адекватности воздействия и строится по
принципу 0?(Fmax – Fтекущ.)/(Fmax – Fmin)?1.

Этот подход позволяет сопоставлять тип проявления поведения, а не
сравнивать его абсолютные показатели. Система координат такого
представления индивидуального поведения дана на рис. 12.

Представление зависимости «силы-длительности» проявления

контролируемой формы поведения

Рис. 12. Количественные оценки в системе «сила-длительность» в долях
единиц различных форм поведения

В данном поле представления результатов любая точка имеет количественную
характеристику выражения, которая в вербальном представлении
предполагает ее присутствие. Как пример на диагонали «min F; min t – max
F; max t» приведены широко употребляемые адекватные наименования.
Расстояния между нанесенными на диагональ точками одинаковые. Это
соответствует правилу «трех ?» построения шкалы при нормальном
распределении результата, что предполагается на основании аналогичных
построений, полученных на основании экспериментальных данных различных
авторов.

Соответствующая форма поведения закрепляется при достижении разрешимости
поставленной задачи. В силу того, что в организации поведения всегда
участвуют два центра, которые способствуют или препятствуют развитию
текущей формы поведения, то, контролируя скорость их смены, можно
говорить о подвижности психической деятельности, а диапазон колебания
контролируемых характеристик оценивает ее распространяемость
«иррадиацию-концентрацию».

Таким образом в таком представлении контролируемых результатов можно
получить количественную характеристику силы психического процесса, его
уравновешенности, подвижности и распространяемости, что позволяет более
точно характеризовать тип высшей нервной деятельности обследуемого
индивида.

Показатель уровня достижения и избегания в зависимости от соотношения
предполагаемого и полученного результата, сохранение и неповторяемость
осуществляемой формы поведения может быть представлена несколько в иной
форме. При этом процесс «избегания и достижения» как форму поведения
следует сопоставлять с реально достигнутым результатом «успех-неудача».
В зависимости от числа повторения исходной формы поведения можно
паспортизировать каждого индивидуума по его склонностям к азартному
увлечению, настойчивости, осторожности или конформизму. Систематическое
накопление материала по такому виду паспортизации позволяет определить
как склонность к форме организации поведения так и адекватную среду
пребывания. Система координат, в которой осуществляется данная
паспортизация, представлена на рис. 13.

По вертикальной оси отмечается оценка успеха или неудачи, что может
иметь объективную характеристику при сопоставлении предполагаемого
результата к достигнутому.

По горизонтальной оси отмечается уровень стремления к достижению или
избеганию. Количество повторных действий при полученном результате
отражает уровень настойчивости.

По любому из направлений в соответствии с его качественной
характеристикой можно дать вербальную оценку. Так диагональ, соединяющая
вершины «неудача-возбуждение» – «успех-торможение» от нормы поведения
можно ввести последующую градацию настойчивость, упрямство,
напористость, фанатичность. В противоположную сторону уравновешенность
осторожность, сомнительность, подозрительность, недоверие. В любом из
диагональных направлений вербализованная мера строится на антонимах.
Однако следует отметить, что вербальное определение не всегда существует
в силу асимметричности понятий. Эта причина делает особо эффективным
шкалу «субъективного» измерения, если это самостоятельное тестирование с
учетом числа повторных действий или объективной оценке успеха или
неудачи при оценке индивида со стороны наблюдающего.

Паспортизация индивидуальной нормы поведения

при достижении успеха или неудачи

Рис. 13. Упорядоченные качественные характеристики поведения, полученные
на базе двух шкал: «успех-неудача» и «возбуждение-торможение»

Факт того, что каждый индивидуум в силу своей психофизиологической
организации нервной системы имеет предрасположенность к формированию
предпочтительных форм поведения, говорит о наличии врожденных
характеристик, определение которых должно лежать в основе
профессионального отбора. В свою очередь профессиональная деятельность
является средовым отображением условий, которые определяют наиболее
эффективное поведение для достижения конкретной цели.

Таким образом, соотношение средовых и врожденных характеристик или
наличие паспорта профессии и паспортизация индивидуальных
предрасположенностей лежит в основе эффективной организации труда в
любой профессиональной деятельности. Соотношение средовых и врожденных
характеристик являются взаимонезависимые, что позволяет построить
пространство событий, в котором определить зоны наиболее эффективного и
наименее эффективной деятельности и зону оптимального режима ее
организации. Данная зона определяется допустимой погрешностью при
организации профессионального отбора, которые не выводят режим
функциональной деятельности за пределы профессиональной непригодности.
Именно такая организация профессионального труда является наиболее
экономичной, что требует разработки и совершенствования методов
профессионального отбора (рис. 14).

Построение шкалы оценки эффективности

осуществляемой деятельности

Рис. 14 (а). Средовые условия, определяющие границы предъявляемой
нагрузки при осуществлении профессиональной деятельности

Интервал [AB] средовых воздействий профессиональной деятельности,
которые предъявляются человеку какой-либо профессиональной деятельности
(это могут быть физические, интеллектуальные, материальные или
социальные воздействия).

Таким образом в суммарный эффект входят три базовые характеристики, что
охватывает все варианты возможных средовых условий, определяющих границы
предъявляемой нагрузки, где нижняя граница – это условия, после которых
осуществление профессиональной деятельности невозможно, а верхняя – это
предельные условия, которые может выдержать человек. Обобщенное
представление средовых условий определяется как диагональ трехмерной
зависимости, соединяющей вершины 3-х максимумов (max) и 3-х минимумов
(min).

Рис. 14 (б). Обобщенная шкала оценки эффективности профессиональной
деятельности

Наибольшую вариативность воздействия представляют средние режимы, что
отражено плоскостью, перпендикулярной к обобщенной характеристике.

По полной аналогии строится обобщенная характеристика устойчивости
личности к физическим, интеллектуальным и социальным воздействиям.

На основании совмещения двух независимых характеристик, одна из которых
является отражением профессиональных средовых требований, а другая
индивидуально проявляемых возможностей, строится поле распределения
эффективности профессиональной деятельности различного контролируемого
контингента.

Рис. 14 (в). Распределение профессионального уровня напряженности в
работе в зависимости от профессиональной пригодности

По оси ординат откладывается диапазон функциональных возможностей
индивида.

По оси абсцисс откладывается диапазон требований к индивиду при
выполнении профессиональной деятельности заданной напряженности.

Наличие данной сетки и паспортизованных лиц по их функциональным
возможностям позволяет осуществить целенаправленное использование
потенциальных возможностей индивида при осуществлении профессиональной
деятельности.

Средовые требования профессии составляют основу профессиограммы и
указывают на степень различимости профессии и особенности ее
профессиональную направленность.

Индивидуальные особенности личности указывают на ее профпригодность к
освоению данной профессии. Введение шкал оценки профессиональных
требований позволяет установить сравнительные характеристики различных
профессий и возможность их обеспечения соответствующими кадрами.

Рис. 14 (г). Сетка процентного распределения вариантов соотношения
«требования среды – возможности индивида», которое наблюдается при
нормальном распределении степени нагрузки, предъявляемой
профессиональной средой и нормальным распределением степени готовности
или индивидуального соответствия

При завышенных условиях средового воздействия происходит деформация
нормального распределения (асимметрия вдоль оси «напряженность») в
направлении профдеформации.

При повышенном индивидуальном соответствии асимметрия идет в сторону
зоны комфорта.

При эффективном использовании имеющихся кадров наблюдается эксцесс
(сжатие относительно оси напряжения). «Веретено вдоль оси адекватности».

При низком уровне координации использования кадрового потенциала
наблюдается эксцесс (сжатие относительно оси адекватности предъявляемой
нагрузки). «Веретено вдоль оси напряжения».

Координаты «эксцесс-асимметрии» в контролируемых показателях
эффективности профессиональной деятельности являются объективной оценкой
динамики происходящих отношений «объект-среда» и могут быть использованы
в контроле за эффективностью организации профессиональной деятельностью.

Протекание любой совместной деятельности предполагает
взаимообусловленные отношения как минимум двух лиц, а в общем случае
сторон, где под стороной могут пониматься группы, социальные слои,
классы, государства и их коалиции. В рассматриваемом случае в понятие
двух сторон, организующих совместную деятельность будет вкладываться
только отношение между двумя лицами или индивидами и группой, если между
ними установились какие-либо отношения.

Все многообразие складывающихся отношений размещается в интервале от
полной покорности одной из сторон до абсолютного господствования.
Среднее положение будет соответствовать равным взаимообусловленным
отношениям. В таком представлении можно говорить о разной силе
проявления аффилиационных отношений и их качественном характере.

Многие авторы исследуя данную форму поведения выделяют различные мотивы,
побуждающие к стремлению общения. Однако, следует исходить из того
положения, что любое окружение, и социальное в том числе, может
расцениваться как средовое и в стремлении достичь ту или иную цель
индивид может стремиться подчинить среду для достижения своей цели или
подчиниться среде используя ее возможности. В формировании самого
поведения его действия могут быть подавляющие (наступающие) либо
уступающие (покорность). Естественно, что в этом диапазоне крайних форм
поведения имеются промежуточные варианты поведения с различной степенью
преобладания подавляющего или уступающего поведения как по времени так и
уровню проявления. В таком же положении можно находиться и со средой:
подчиняя ее или подчиняясь ей. Если объединить эти две характеристики
как ортогональные, то все многообразие поведения можно представить в
упорядоченном пространстве «форма поведения – отношение к среде
окружения» (рис. 15).

Варианты поведения в достижении поставленной цели

Рис. 15. Распределение форм поведения в зависимости от направленности
поведения и отношения со средой

В данном представлении упорядоченных форм поведения результат не
учитывается (отсутствует третья ось «успех-неудача») предполагается
проявление наиболее установившегося, характерного поведения, которое
сформировалось и закрепилось в соответствующей среде пребывания.

Верхняя часть плоскости – зоны I и II характеризуются повышенным
стремлением к власти. Зона I характеризуется максимальным использованием
возможностей среды для достижения своей цели.

Зона II характеризуется максимальным проявлением своих сил для
подчинения среды в достижении своей цели, характеризуется высокой
авторитарностью.

Нижняя часть плоскости – зоны III и IV характеризуются повышенным
проявлением аффилиации.

Зона III характерна способностью к ассимиляции, наступление через
проникновение, аффилиации с целью демонстрации своего превосходства
(реализовать себя, красоваться своим превосходством в среде
проникновения).

Зона IV характеризуется подчинением среде, согласием с ее требованиями,
приспособлением для сохранения устойчивого состояния.

Зона V – характерна умеренным использованием всех четырех форм
поведения, но наибольше выражена независимость и самостоятельность.

В таком представлении аффилиация и власть являются частным выражением
проявления поведения, которое может в различной степени проявляться у
одного и того же индивида как по своей силе так и по продолжительности.
Поскольку каждая форма поведения при организации адаптивного
динамического стереотипа имеет свою морфофункциональную обусловленность,
то естественно говорить о наличии врожденной предрасположенности в
выборе поведения. В свою очередь среда порождает условия, в которых та
или иная форма оказывается предпочтительнее. Поэтому при паспортизации
формы поведения индивида необходимо учитывать средовые требования и
только при адекватном совмещении можно говорить об эффективности
организации адекватного поведения. Аффилиация как проявление к общению
может осуществляться под действием внешних побуждающих силах, которые
заставляют либо искать общение, либо не допускают к такому общению. В
свою очередь внутренние потребности могут определять стремление к
общению либо избегание его. Форма выражения этих стремлений как со
стороны индивида так и среды могут быть от скрытого или тайным
проявлением до демонстративного. Используя три данные характеристики
поведения, в котором власть и аффилиация выступает как частные
проявления можно построить пространство упорядоченных отношений,
позволяющее давать как качественную так и количественную оценку
содержания поведения, что является необходимыми компонентами
паспортизации личности (оценка профпригодности) и паспортизации
профессии (построение профессиограммы) (рис. 16).

Ось добровольной аффилиации имеет полярную структуру, где под (+)
понимается стремление к общению, а под (–) – избегание общения. Та и
другая форма поведения принимается по собственным соображениям в
зависимости от средовых условий.

Ось принудительной аффилиации отражает условия, когда насильственно
принуждают к общению (+), либо когда общение запрещается вопреки
стремлениям сторон (–).

Ось формы проявления аффилиации предназначена для отражения уровня ее
проявления и предполагает демонстративную ее форму (+) и скрытую или
тайную (–). В данном случае не рассматривается цель конкретно взятой
формы поведения. Основной задачей такой систематизации поведения
является определение самой структуры поведения.

Представление возможных аффилиационных отношений в системе независимых
базовых характеристик

Рис. 16. Трехмерное пространство, объединяющее все виды аффилиации

По каждой из осей предполагается равномерная шкала измерения от
минимального до максимального показателя характеристики. Текущая
характеристика определяется из условия 0 ( (max – текущее) / (max – min)
( 1, что позволяет осуществлять сопоставление результатов оценки при
различных абсолютных значениях наблюдаемого результата у каждого
индивида.

Использование такого метода паспортизации личности и среды
профессиональной деятельности дает возможность унифицировать организацию
профессионально ориентированного отбора и характеристики специфики
среды, профессиональной деятельности. При определении адекватности
индивида соответствующей среде профессиональной деятельности можно
судить о принципиальной разрешимости данного вопроса. В ряде случаев
предъявляемые требования среды для обеспечения эффективной
профессиональной деятельности выходят за границы возможности отдельного
человека и становится очевидным организация совместных взаимодополняющих
действий определенного числа лиц. В подавляющем числе случаев данные
вопросы решаются чисто эмпирическим путем.

Проблема общения и взаимозависимости сторон, когда возникает
необходимость совместной деятельности для достижения конечного
результата, всегда приобретает особую актуальность. Говоря об общении
как отдельных лиц так и целых групп необходимо всегда выделять
определяющие стороны этого процесса, к которым относится прежде всего
цель. Каким бы не было многообразие целей, все они могут быть разделены
по направленности конечного результата: нанести вред или принести
пользу. Цель отношений может колебаться как по направленности так и по
силе своего проявления. Эти характеристики являются исключительно
важными при паспортизации интересов как отдельной личности так и целых
групп.

Достижение поставленной цели в удовлетворении своих потребностей в
общении с другими, а в общем случае в общении со средой всегда
проявляется во влиянии на другую сторону и это влияние определяется
формой воздействия, которое может носить доброжелательную направленность
либо переходить в насильственные формы принуждения. Естественно, ставя
цель и выбирая форму поведения для ее достижения, следует говорить о
результате, который в зависимости от адекватности выбранного поведения
может быть успешным или неудачным.

Во всех случаях проведения анализа общения сторон необходимо
осуществить, как первый шаг, оценку по трем отмеченным характеристикам.
Накопление результатов такого рода оценок лежат в основе формирования
адаптивных форм поведения. Практически каждая из указанных характеристик
выступает дихотомической структурой независимой от других, что позволяет
построить пространство оценки всего многообразия возможных проявлений
общения.

Аффиляционные формы поведения, которые отражены в системе координат
«польза-вред» как цель общения и формы достижения этой цели
«доброжелательность-насилие» могут быть качественно охарактеризована
как: благотворительность, добродеятельность, строгость, диктат,
агрессия, зловредность, вероломство, порядочность и нормальное
поведение. Оценка качественной формы поведения определяется его
принадлежностью к одной из зон (I – V), а степень проявления
характеризуется координатами базисных осей координат. Данная система
представляет оценку поведения конкретной личности по отношению к другим,
если считать, что польза или вред приносятся другим, а средства
достижения этой цели относятся к оцениваемой личности.

Эта же система координат может быть использована для оценки среды
пребывания. В этом случае польза и вред это направленность действия
среды, а доброжелательность или насилие это средства достижения
поставленной цели.

Классификация аффиляционного общения с учетом направленности его цели и
формы проявления

Рис. 17. Упорядоченное пространство представления видов аффилиационного
общения

В обоих случаях верхняя полуплоскость отражает альтруистическую
направленность поведения, а нижняя – эгоистическую. Избранная форма
поведения может считаться адекватной, если она достигает успеха. В
случае если она оказывается неудачной требуется новый стереотип
поведения в данной среде либо необходимость изменения среды.

Для обеспечения принятия необходимого решения требуется оценка степени
успеха или неудачи для чего необходимо введение третьей координаты
«успех-неудача» или «победа-поражение», что отражено на рис. 17 (а).

Рис. 17 (а)

Ось «насилие-доброжелательность» отражает избранную форму общения.

Ось «польза-вред» отражает поставленную цель общения.

Ось «успех-неудача» отражает результат.

По всем осям вводится линейная шкала измерения контролируемых
характеристик. Координаты плоскости накопления показателей характеризует
контролируемый объект. Зона области накопления отражает границы
вариативности поведения.

Накопление результатов индивидуального проявления общения в данной
системе оценки позволяет составить наиболее характерные особенности
индивидуального поведения, что выступает как врожденные склонности
поведения.

Естественно, что одной из индивидуальных особенностей поведения человека
является диапазон колебания отмеченных выше характеристик и их смена при
формировании своего поведения. В таком случае приходится говорить об
уравновешенности отношений, их подвижности и силе проявления. Данные
особенности организации поведения не могут быть отражены в системе
ортогональных дихотомических представлений. Это объясняется тем, что
каждая из используемых характеристик в обеспечении поведения реализуется
динамическим стереотипом, который в своем противодействии может
осуществлять и последовательную смену активности своего выражения, т.е.
выступать сами как ортогональные образования. В таком случае каждая ось,
имеющая полярное распределение контролируемых характеристик,
преобразуется в плоскость, на которой можно отразить цикл колебания
смены дихотомии отношений. При этом можно говорить об их
уравновешенности, подвижности. Три самостоятельные плоскости могут быть
ортогонально размещены относительно друг друга, что порождает новое
пространство, характеризующее индивидуальную форму поведения каждой из
взаимодействующих сторон (рис. 18).

Представление динамики аффиляционных отношений

Рис. 18 (а). Отражение форм аффилиации с указанием долевого присутствия
каждой из дихотомий, порождающих оси координат

Отношения составных компонентов направленности поведения определяют
общую характеристику поведения. При постепенном их проявлении
порождается некая область колебания направленности поведения
относительно точки «М», характеризующей уравновешенность базовых
характеристик. Проекция области на оси показывает диапазоны колебания
характеристики в организации адаптивного поведения.

По полной аналогии строятся взаимообусловленные отношения характеристик
«доброжелательность-насилие», «успех-неудача». В каждой плоскости
имеется своя область изменения попарных характеристик, которые являются
отражением проекции общей области в трехмерной системе, состоящей из
отмеченных плоскостей при их ортогональном совмещении, что представлена
на рис. 18 (б).

Рис. 18 (б)

Для оценки обобщенной формы поведения в трехмерном пространстве даются
границы колебания каждой из характеристик и центра, относительно
которого они колеблются. Однако в данном случае необходимо ввести
обобщенные координаты X, Y, Z и через их измерение давать качественную и
количественную характеристику результирующей области и ее точки
равновесного состояния.

Истинные устойчивые отношения характеризуются стабильными предельными
циклами во всех трех плоскостях. В теоретических исследованиях такая
модель может представлять широкий интерес и позволяет установить
возможную смену отношений сторон, либо рассматривать допустимые границы
их сохранения с целью упреждения конфликтных ситуаций.

Рассматривая в структуре поведения человека аффилиацию как стремление
быть в обществе других людей многими исследователями обращается внимание
на поведение отдельного человека, его мотивы, форму реализации
стремления к цели. Однако в подавляющем числе случаев остается
совершенно без внимания обобщенная оценка природы порождения
аффиляционных отношений, которая вытекает из необходимости общения, его
форм, направленности, продолжительности, силы проявления. Именно на эти
вопросы требуются ответы во всех случаях организационной и
управленческой деятельности.

Сама суть аффилиации как присоединения или стремление к другим людям
всегда определяется конкретной целью увеличить свою защищенность и в
данном случае она может достигаться либо стремлением к другим под
покровительство, что и понимается в собственном смысле аффилиации; либо
стремление к другим для использования их возможностей и объединения их
интересов для увеличения своей силы в достижении поставленной цели. В
ряде случаев это рассматривается как форма аффилиации, но в большинстве
случаев как стремление к власти. При этом стремление к власти
рассматривается как противоположная форма поведения аффилиации. Такого
рода неопределенность не позволяет достичь полной объективности в
классификации поведения личности и затрудняет работу практических
психологов.

Ставя задачу паспортизации личности по склонности его поведения и
построения отношений во взаимообусловленном общении с другими лицами,
следует, прежде всего, иметь формализованно-упорядоченные представления
о природе самого общения, видах и формах его проявления, причинах и
потребностях возникновения.

Потребность в совместной деятельности как необходимость упрочнения или
расширения возможностей во взаимодействиях с окружающей средой с целью
сделать эти отношения более надежные и устойчивые и определяет
стремление различных лиц к общению. В общем случае, как уже отмечалось,
общение можно рассматривать как отношение двух сторон, направленное на
достижение определенной цели. Понимание необходимости такого общения
каждой из сторон может быть различной. Эти различия заключаются, прежде
всего, в силе убежденности и глубине понимания целесообразности
предпринимаемых стремлений, длительности их сохранения. Определенные
несовпадения приводят к тому, что одна сторона стремится к общению, а
другая избегает ее. Естественно, что каждая из них может использовать
свои способы заставить общаться, либо препятствовать ему. В свою очередь
само стремление заставить либо препятствовать может достигаться как
через убеждение так и насилие. В своем проявлении общение может быть
демонстративным с целью подчеркнуть его значимость либо скрытым,
особенно в случаях его запрещения и отсутствия достаточных сил
противостояния этому запрещению.

Таким образом, классифицируя формы общения следует учитывать уровень его
проявления, который может быть демонстративным или тайным-скрытым.
Естественно, что в этом диапазоне можно говорить о некоторой зоне или
интервале формы проявления стремлений.

Само общение может быть разнонаправленным. Как положительное направление
можно принять стремление к общению, а отрицательное – избегание общения.
Аналогично предыдущей характеристике в оценке направленности общения
можно говорить о некотором интервале проявления стремления или
избегания.

Для достижения своей цели каждая из сторон может прибегать к запрету или
принуждению, где так же можно говорить о границах проявления этой
характеристики. Наличие трех независимых характеристик позволяет
построить пространство измерения качественного проявления общения и силы
или величины проявления этого качества. Поскольку аффилиация является
стремление к общению, то вкладывая смысл различной направленности
аффилиации как поведенческого процесса в общении данное пространство
можно принять за пространство форм аффилиации. Если допускать, что
аффилиация может быть принудительной, то такой участок этого
пространства соответствует проявлению власти над той стороной, которая
подвергается этому принуждению. В данном пространстве отражения всего
многообразия общение одновременно присутствуют такие его формы как
классическое представления аффилиации и власти. Общая структура
представления форм общения дана на рис 16.

В организации совместной деятельности, естественным образом встает
вопрос о длительности ее сохранения и если есть стремление к аффилиации
или власти, то как долго они сохраняются. Сама зависимость в отношении
сторон может быть крайне незначительной, либо абсолютно полной.
Качественная сторона взаимных стремлений может касаться либо отдельного
интереса, либо всех, охватывая материальные, физические и духовные.
Именно эти три составляющих определяют круг взаимообусловленных
отношений и стремление каждой из сторон минимизировать усилия для
достижения одинакового результата за счет привлечения в достижении цели
второй стороны. Во всех случаях организации такого рода отношений
представляет интерес определить наиболее справедливые отношения, которые
обладают максимальной устойчивостью и надежностью из всех возможных в
соответствующем пространстве событий. В данном случае таким
пространством выступают ортогональные отношения трех базисных
характеристик: сила, длительность и содержание отношений, где под
содержанием отношений имеются в виду интерес к взаимным отношениям по
материальным, физическим или интеллектуальным соображениям. Если не
уточнять качественное содержание полноты зависимости, то в таком случае
все варианты складывающихся форм отношений могут быть представлены
графически (рис. 20).

Построение пространства отображения аффиляционных форм поведения на базе
определяющих факторов совместных взаимообусловленных отношений

Оценка отношений определяется тем, что «влечет», как сильно и как долго
это «влечет». Следовательно, можно говорить о содержании влечения, силе
влечения и продолжительности влечения.

Рис. 20 (а). Связь сил зависимости двух сторон (а) и продолжительности
их зависимости (б)

А – сила одной из сторон во взаимообусловленных отношениях при
воздействии на В и наоборот, В – сила воздействия второй стороны на А.

Диагональ [О – 1; 1] соответствует всем значениям равнозначного
воздействия сторон с оценкой степени напряжения этого равновесия.

Диагональ FAFB отражает степень долевой зависимости одной стороны от
другой. Произвольная точка (М) на плоскости характеризуется вектором,
который соединяет начало координат с ней. Угол наклона отражает степень
зависимости одной стороны от другой, а степень напряженности
определяется меньшей составляющей этой зависимости. Аналогичные
рассуждения относительно временной зависимости между сторонами А и В.

Рис. 20 (б). Связь зависимости силы и длительности каждой из сторон

На рис. 20 (а, б) точка 1:1 соответствует полной и постоянной
зависимости. Любая точка, не принадлежащая границе области отражения,
имеет частичную временную зависимость, что определяется ее координатами.
Верхняя граница области отражает полную зависимость с различной ее
продолжительностью.

Правая граница области отражает постоянную зависимость с различной
степенью ее полноты по силе.

Оси координат отражают отсутствие либо силы зависимости либо
продолжительности ее действия, т.е. принадлежат к полной свободе стороны
от любого режима воздействия.

Их всех вариантов отношения зависимостей по времени и силе можно
составить три попарных соотношения, так как каждая из характеристик
является независимой от других, т.е. ортогональной.

В системе представления (а) вершины Fata и Fbtb соответствуют полной
постоянной зависимости одной стороны от другой, а вершины tatb FaFb
равных взаимообусловленных отношений.

В системе представления (б) совпадает диагональ равных
взаимообусловленных отношений FaFb, tatb, а вершины диагонали Fbta-Fatb
соответствуют полной независимости.

Рис. 20 (в).

В системе представления (в) совпадает диагональ Fata-Fbtb с системой
представления (б). Фактически (в) выступает объединением (а) и (б),
которые можно совместить по одноименным диагоналям. При этом каждая
плоскость отображения зависимости двух сторон по силе и длительности
остаются ортогональны относительно друг друга, а трехмерное пространство
позволяет охватить все варианты взаимообусловленных отношений двух
сторон. При этом координатными осями этого пространства являются
диагонали трех двумерных зависимостей, приведенных на рис. 20 (в).
Картина полной зависимости дана на рис. 20 (г). Такое представление
наблюдаемых зависимостей является следующим уровнем сложности, т.к. в
нем используются базовые характеристики, которые получены как
производные от предшествующих построений, где базовыми были иные
характеристики. Любое иное «многомерное» представление не позволяет
получить необходимых заключений.

Рис. 20 (г).

В данном случае ось tatb-FaFb отражает равные взаимообусловленные
отношения. Ось Fata-Fbtb отражает полную постоянную зависимость или
рабство. Ось Fatb-Fbta – полную постоянную независимость или свободу.
Пересечение координатных осей (или диагоналей) двумерных представлений
соответствует равновозможным отношениям любой направленности. Полученное
пространство отображения форм взаимообусловленных отношений
аффилиация-власть представляет собой октаэдр. Как геометрическое тело
это один из пяти правильных многогранников, что представляет
самостоятельный интерес для анализа, который не входит в задачи
проводимых исследований.

Если силу зависимости измерять в процентах или долях единицы, то
отношение двух сторон можно представить на шкале, составляющую отрезок
от [-1] до [+1], где под (-1) понимается полная зависимость, а под (+1)
– господство. В данном случае точка (0) соответствует независимым
отношениям. Именно (0) как состояние наиболее сложно представимо, т.к.
необходимо при этом понимать не абсолютную свободу одной стороны от
другой, а равные возможности противостояния, которые обеспечивают
нейтральное положение. В силу того, что каждая из сторон выступает как
независимая характеристика, то для описания подобного рода связей можно
использовать их ортогональное отношение, как более полное представление
всевозможных форм поведения.

Определив силу зависимости через F1 и F2, где индексы 1, 2 определяют
принадлежность характеристики к одной из сторон, а факторы среды,
которые влияют на продолжительность проявления этих зависимостей
соответственно через t1 и t2, то тогда можно представить попарно
ортогонально независимые отношения в виде «сила-длительность»,
«время-время», «сила-сила». Из четырех независимых компонентов по два
можно представить 3-и пары или 6 сочетаний. Все возможные варианты таких
отношений позволяют построить трехмерное пространство (как видно на рис.
20 г), где три ортогональные оси соответствуют условиям, которые
благоприятствуют возникновению зависимости; индивидуальной
независимости; и условиям равных отношений. Или оси подавления (F1t1 –
F2t2); оси независимости (F1t2 – F2t1) и оси сотрудничества (t1t2 –
F1F2).

Используя обобщения понятий зависимость (подавление), сотрудничество,
независимость без указания какая из каких сторон находится в
соответствующем отношении, можно трехмерное представление перевести в
одномерное, где на оси отражения характеристик крайние значения
интервала соответствуют: полная зависимость, полная независимость, а
между ними находится точка сотрудничества. Такое представление
результатов наблюдений за взаимообусловленными отношениями сторон
позволяет установить их распределение по частоте встречаемости по любому
виду зависимости и на основании этого построить общее пространство
отношений, в котором исследовать формы поведения на их устойчивость и
надежность (рис. 21).

Обобщенное пространство аффиляционных отношений

Если в предшествующем отображении взаимообусловленных отношений рис. 20
(г) осуществить необходимые обобщения – такие как совмещение вершин оси
«сотрудничество» в точку «равные отношения», а также совместить вершины
оси «абсолютная зависимость», понимая при этом сам факт зависимости, а
не кто от кого зависит, что превращает эту ось в полуось «равные
отношения – зависимость». Аналогичным образом возможно осуществить эту
же процедуру с осью «независимость», трансформируя ее в полуось «равные
отношения – независимость», то из октаэдра можно получить обобщенную ось
отношений – рис. 21 (а).

Рис. 21 (а). Формирование шкалы нового уровня аффиляционных отношений

Такие оси строятся для материальной, духовной и физической
взаимообусловленности совместных отношений, что определяет качественное
содержание полноты отношений. На основании этих базисных характеристик
строится новая форма отражения взаимообусловленных отношений, в которой
опосредуется предшествующая информация. В новом трехмерном пространстве
представлений обобщенной зависимости рис. 21 (б) диагональ, соединяющая
три положительные и три отрицательные вершины, является шкалой
соизмеримости духовной, физической и материальной степени зависимости.

Рис. 21 (б).

Если относительно данной диагонали провести перпендикулярные сечения, то
можно получить варианты эквивалентных сочетаний равной зависимости, что
представлено на рис. 21 (в).

Рис. 21 (в).

Как видно в сечении, проходящем через точку (О), существует наиболее
широкая вариативность равновозможных эквивалентных состояний, что и
определяет сложность их диагностирования без наличия обобщенной
оценочной шкалы.

Фактически «координатные оси» составляющие базовые характеристики
пространства могут быть условно разделены на шесть равных частей, что
обосновывается «нормальным» распределением частоты встречаемости уровня
взаимообусловленных отношений. В таком случае каждый участок
соответствует ( отклонению. Сигмальная зона отклонения в обе стороны
относительно нулевой точки каждой оси расценивается как зона
функционального оптимума в организации взаимообусловленных отношений.
Такие зоны выделяются относительно материальной, духовной и физической
зависимости. Если соединить границы этих зон, то получаются
геометрические структуры, поверхности которых ограничивают зоны
допустимых сочетаний трех базовых характеристик, которые порождают
отношения не выходящие за допустимые границы функционального напряжения,
еще допускающие двухстороннее сотрудничество рис. 21 (г).

а)
б)

Рис. 21 (г).

Представленные геометрические структуры позволяют проводить их анализ на
основании математических методов, которые не входят в используемые в
данной работе. Более сложный анализ полученных зависимостей выходит за
рамки поставленных задач. Из представленных геометрических построений
образование (а) является икосаэдром и относится к одному из пяти
правильных многогранников.

Геометрические построения показывают, что предельные формы отношения
могут наблюдаться по любой из координатных осей, но отклонение по
остальным осям не должно выходить за зону допустимого функционального
оптимума. Однако данный вопрос является предметом самостоятельного
исследования.

в)

Рис. 21 (г).

Такая процедура последовательного понижения размера пространства и затем
на основании их, как независимых характеристик, построение пространства,
которое опосредует предшествующие уровни организации отношений позволяет
выразить многомерные зависимости в удобных графических представлениях,
доступных для введения привычного понятия меры и установления
характерных закономерностей.

Из рассмотренного выше следует, что анализ аффиляционного поведения и
стремления к власти являются намного более сложными процессами чем это
представляется на основе методик опроса и той классификации, которая
была построена на базе их использования. Основной их недостаток связан с
установлением стационарных статистических характеристик. При этом
остаются без достаточного отражения динамика изменения контролируемых
характеристик, возможная периодичность их проявления, что представляет
крайне важным в паспортизации индивида и использования этих данных при
формировании групп и прогнозирования развития возможных отношений.

Причиной этих недостатков являлась многофакторность составных
характеристик рассматриваемых форм поведения, которая возникла в
результате совмещения разноуровневых критериев их оценки, а в следствие
этого крайней громоздкости организации и постановки эксперимента. Второй
причиной, осложняющей постановку экспериментальных исследований,
являлось введение меры в многофакторных зависимостях разных уровней.
Именно это явилось основной причиной использования только оценки:
присутствует результат – отсутствует. Такое загрубление меры существенно
увеличивает толерантность контролируемых процессов, а как следствие и
сложность разрешимых задач.

Правильно решенный вопрос о представлении любых потребностей как
дихотомических форм отношения, которые определяют процесс
взаимообусловленных отношений, оставлял без внимания то факт, что каждая
из дихотомий может составлять не только ось, определяющую диапазон
изменения контролируемых параметров, но выступать как независимые
ортогональные характеристики. Это дает возможность представить
результаты рассматриваемых форм поведения в динамике их отношений и
получить такие характеристики как уравновешенность, подвижность,
распространяемость и силу проявления изучаемых форм поведения, которые
представляются в едином двухмерном пространстве событий. Такого рода
паспортизация личности или сторон, строящих взаимообусловленные
отношения, позволяет более точно отразить их структуру. Использование
обобщений в каждом из полученных пространств, в которых проводится
описание изучаемых процессов позволяет понизить их размерность, а
обобщенные характеристики использовать для построения новых пространств,
в которых отражаются более высокие уровни организации этих процессов
(рис. 22).

Вариативность используемых форм поведения при построении
взаимообусловленных отношений

Рис. 22. Оценка индивидуальной подвижности смены форм поведения

В оценке поведения по характеру выбора стремлений к достижению и
избегания всегда наблюдается обе составляющие с различным соотношением
степени их проявления, скорости чередования, границ проявления. Все эти
характеристики можно извлечь на основе обобщенной системы представления
результатов наблюдений в указанной системе координат.

На каждой оси отмечаются границы проявления соответствующей формы
поведения. В установленной зоне учитывается плотность распределения
частоты наблюдаемой формы поведения, что позволяет говорить о таком
свойстве как распространяемость процесса (границы иррадиации и
концентрации) с установлением в ней зоны функционального оптимума.

Возможно оценить уравновешенность составляющих форм поведения
(избегание, достижение), а оценивая скорость смены или время прохождения
по циклу можно говорить о подвижности процессов. Место пересечения линий
проходящих через середины границ диапазонов проявления контролируемых
форм поведения (точка М) отражает силу их протекания. Таким образом, в
одной системе отображения можно получить характеристику основных
особенностей поведения индивидов и проводить их сравнения.

Список Рекомендованной литературы

1. Анохин П.К. Психическая форма отображения действительности// Избр.
труды (Философские аспекты теории функциональных систем). М., 1978.

2. Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. Основы психологии
управления. Х., 1999.

3. Бандурка А.М., Друзь В.А. Конфликтология. Х., 1997.

4. Бандурка А.М., Друзь В.А. Психология власти. Х., 1998.

5. Беседин А.Н., Липатов И.И., Тимченко А.В., Шапарь В.Б. Книга
практического психолога: Часть 1. Х., 1996.

6. Беседин А.Н., Липатов И.И., Тимченко А.В., Шапарь В.Б. Книга
практического психолога: Часть 2. Х., 1996.

7. Братко А.А., Волков П.П., Кочергин А.Н., Царегородский Г.И.
Моделирование психической деятельности. М., 1969.

8. Гиппенрейтер Ю.Б., Романова В.Я. Психология индивидуальных различий.
Тексты. М., 1982.

9. Донцов А.И. психология коллектива. М., 1984.

10. Дружинина Е.А. Лучшие психологические тесты. Х., 1994.

11. Друзь В.А. ЭВМ в профилактической медицине. Проблема индивидуальной
нормы и пути ее разрешения. Рига, 1988.

12. Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности.
Псков, 1994.

13. Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика личности.
-Псков, 1994. 280 с.

14. Ефимов Н.В. Высшая геометрия. М., 1971.

15. Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Ростов-на-Дону, 1998.

16. Зиман Э., Бьюнеман О. Толерантные пространства и мозг // На пути к
теоретической биологии. М., 1970.

17. Кудряшов А.Ф. Лучшие психологические тесты для профотбора и
профориентации. Описание и руководство к использованию. СПб., 1992.

18. Леонов В.П. Кластерный анализ. Международный журнал медицинской
практики, 1998. №4. С. 7-12.

19. Мегун Г. Бодрствующий мозг. М., 1965.

20. Пенфильд В., Робертс Л. Речь и мозговые механизмы. Л., 1964.

21. Петренко В.Ф., Митина О.В. Психосемантический анализ динамики
общественного сознания. Смоленск, 1997.

22. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1994.

23. Пірен М. Основи конфліктології. К., 1997.

24. Подоляк Я.В. Личность и коллектив: психология военного управления.
М., 1989.

25. Поляков Г.И. Проблема происхождения рефлекторных механизмов мозга.
М., 1964.

26. Самсонкин В.Н. Теоретические основы автоматизированного контроля
человеческого фактора в человеко-машинных системах. Х., 1997.

27. Седов Л.И. Методы подобия и размерности в механике. М., 1981.

28. Франселла Ф., Баннистер Д. Новый метод исследования личности. М.,
1987.

29. Фридман Л.М. Моделирование в психологии и психология моделирования
// Вопросы психологии. 1977. №2. С. 15-28.

30. Хеккаузен Х. Мотивация и деятельность: В 2 т. Т. 2. М., 1986.

31. Хеккаузен Х. Мотивация и деятельность: Т. 1. М., 1986.

32. Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. СПб., 1997.

33. Хьюсман Р.К., Хетфилж Д.Д. Фактор справедливости в отношениях между
людьми. М., 1993.

34. Adler A. Uber den nervosen Charakter (Z. Aufl) Munchen, 1922.

35. Berle A.A. Power. N.Y., 1967.

36. Buss D.M. Evolutionary biology and personality psychology: Towarda
conception of human nature and individual differences // American
Psychologist. №39, 361-377, 1984.

37. Byrne D., Donald R.D. Mikava J. Apporoach and avoidance affiliation
motives // Journal of Personality. 1963.

38. Donley R.E., Winter D.C. Measuring the motives of public officials
at a distance: An. Exploratory study of American presidents //
Behavioral Scienses. 1970. 15.

39. Donly R.E., Winter D.G. Measuring the motives of public officials at
a distance: An exploratory study of American presidents // Behavioral
Sciences. 1970. 15.

40. Druz V.A., Sobolev Y.V., Samsonkin V.N., Nemchenko V.P. A human
operator state control based on a individual norm of functional behavour
// The 6th IFAC-Symposium on automated systems based on human skill //
Kranjska gora (Slovenia). 1997.

41. French J.R., Raven B.H. The basis of social power. – in:
D.Cartwright (ed.) Studies in Social Power. Ann Arbor. Michigan, 1959.

42. Goodstadt B.E., Hjelle L.A. Power to the powerless: Locus of control
and the use of power. – Journal of Personality and Social Psychology,
1973. 27.

43. Heider F. The Psychology of interpersonal Relations. N.Y., 1958.

44. Hogan R.A. Socianalytic theory of personality. In M.Page (Ed).
Nebraska. Symposium on motivatoin (pp. 55-59). Lincoln: University of
Nebraska Press, 1982.

45. Kelly H.H. Attribution theory in social psychology // D. Levin
(ed.). Nebraska. Simposium on Motivation. Lincoln, 1967.

46. Kelly H.H. Recent research in causal attribution Доклад прочитан 10
апреля 1976 г. на заседании Western Psychological Association. Los
Angeles, 1976.

47. Levin K. Resolving Social Conflicts. N.Y., 1948.

48. Lochlin J.C., Willerman L., Horn J.M. Personality resemblance in
adoptive families: A 10-year follow-up. Journal of Personality and
Social Psychology. №53, 961-969, 1987.

49. McClelland D.C., Davis W.N., Kalvin R., Wanner E. The Drinking.
Man., N.Y., 1972.

50. McClelland D.C., Teague G. Predicting risk preference among power
related tasks. – Journal of Personality, 1975, 43.

51. Mehrabian A., Ksionzky S.A. Theory of Affiliation. Lexington. Mass,
1974.

52. Murray H.A. Explorations in. Personality. N.Y., 1938.

53. Plomin R. Environment and genes: Determinants of behavior. American
Psychologist. №44, 105-111. 1989.

54. Pollard W.E., Mitchell T.R. Decision theory analysist of social
power // Psychological Bulletin, 1972. 78.

55. Raven B.H., Kruglanski A.W. Conflict and power // P.Swingle (ed).
The Structure of Conflict. N.Y., 1970.

56. Rowe D.C. Personality theory and bechavioral genetics: cjntributions
and issues. In D.M. Buss, N. Cantor (Eds). Personality Psychology:
Recent trends and emerging directions (p. 294-307) N.Y. Spinger-Verlag,
1989.

57. Rushton J.P., Fulher D.W., Neale M.C. Altruism and aggression: The
heritability of individual differences. Journal of Personality and
Social Psychology. №50, 1192-1198, 1998.

58. Swingle P. The struture of Conflict. N.Y., 1970.

59. Tedeschi J.T. Perspectives on Social Power. Chicago, 1974.

60. Tellegen A., Lykken D.T., Bouchard T.J. Personality similarity in
twins reared apart and together. Journal of Personality and and Social
Psychology. №54, 1031-1039, 1988.

61. White R.W. Competence and the psychosexuel stages of development //
M.R. Jones (Ed.) Nedraska. Simposium on Motivation. Lincoln, Nebraska,
1960.

62. Wilson C. New pathways in psychology: Maslow and the post-Freudion
revolution. New York: Taplinger Publishing, 1984.

63. Wilson E.O. On human nature. Cambridge, M.A.: Harvard University
Press, 1978.

64. Winter D.G. The power Motive. N.Y., 1973.

Содержание TOC \f \t “Глава;1”

Предисловие PAGEREF _Toc497807916 \h 3

I. Анализ состояния вопроса PAGEREF _Toc497807917 \h 4

II. Разработка системы оценок структуры поведения во взаимообусловленных
отношениях PAGEREF _Toc497807918 \h 27

III. Основные положения, определяющие построения методики
«субъективного» шкалирования PAGEREF _Toc497807919 \h 31

IV. Анализ и обоснование методов и разработка критериев оценки
аффилиации и власти как феномена поведения в совместных отношениях
PAGEREF _Toc497807920 \h 42

Список Рекомендованной литературы PAGEREF _Toc497807921 \h 91

Учебное издание

Журов Михаил Стефанович

ОСНОВЫ ТЕОРИИ ОБУЧЕНИЯ:

АФФИЛИАЦИЯ И ВЛАСТЬ

КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

В ОРГАНИЗАЦИИ СОВМЕСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В авторской редакции

Компьютерная верстка Н.В. Коваленко

Формат 60х90/16. Ум. друк. арк.5.0 Обл.-вид. арк. 5.2

Аффилиация – многогранная форма поведения и может характеризоваться
различной сложностью организации и уровнем организации и естественно
большой перечень характерных сторон аффиляционного поведения не могут
наблюдаться у одного человека, поэтому используемое многомерное
шкалирование для оценки индивидуальных особенностей является
нецелесообразным. Следует иметь оценки по шкалам, но в зависимости от
необходимости получения информации составлять из них необходимые
пространства отображения.

PAGE 1

– PAGE 2 –

+1 0
-1

отчаянный

авантюрист

решительный

норма

трусливый

боязливый

осторожный

норма

ТО = ВО

ТО (К=ВО

Тс > Вс

Тс < ВсТО = К(ВОТс = ВсУсловия средыПотребностьМотивацияЦельДостичь черезНанесение вреда Принесение пользыРезультатНедостаточный Оптимальный Избыточныйнеудача нормальный успехДеятельностьОптимальнаяАктивная (формирование и поиск необходимых условий)Пассивная (выжидание необходимых условий)2% 14% 34% 34% 14% 2%Диапазон вариации форм деятельностиИзбавиться черезНанесение вреда Принесение пользыПассивнаяформа поведенияНеудачаУспехАктивнаяформа поведенияЗона IЗона IIЗона IIIНеудачаПассивноеповедениеУспехАктивноеповедениеИзбыток времениНедостаток времени+ Сила стремления моя– – – – +Сила избегания меняСила стремления ко мне+ – + + +Сила избегания -мояДиагональ конфликтных отношенийДиагональ единства интересовЗона несовмещенных аффилиационных интересовЗона успешной отрицательной аффилиацииОсновная зона межличностных отнош.VIIIIIIIVЗона несовмещенных аффилиационных интересовЗона успешной положительной аффилиацииМое избеганиеМое влечениеКо мне влечениеШкала проявления силы интересов или напряженности их отношенийШкала уравновешенности отношений и интересовМеня избеганиеЯ привлекаю к себе+Я отталкиваю от себя+–Меня отталкивают от себя–Я предлагаю себя (навязываюсь)Другие стремятся или навязываются –+Другие привлекают к себеМера удовлетворения собственных интересовИАИндивидуальные действия ИДействия активныеАППассивные действияМера удовлетворения интересов другой стороныПСССовместные действияАСИПСтиль конкуренцииIСтиль сотрудничестваIVСтиль приспособленияIIIСтиль уклоненияIIСтиль компро-миссаVЭнтузиастАССтремящийся к власти (самоуверенный распорядитель, рвач)ИАИндивидуалист,независимыйИОрганизаторАПСоучаствующийБезынициативен, добросовестныйПСС ИнициаторПристроившийсяИПКонкуренцияСотрудни-чествоПриспособлениеУклонениеОсь вида поведенияКомпромиссОсь организации формы поведенияЛАППассивныйАктивныйАИндивидуальная озабоченносфтьЛЛПАОВнешние обстоятельстваОПОЛАППассивноеАктивноеАВнутренняя или личная озабоченностьЛЛПАОВнешние обстоятельстваОПОВсегда считает себя правым, оправдываясь винит других (эгоизм)Борется с внешними причинами, виновны другиеВинит себя, признает вину за собойПринимает трудности на себя (альтруизм)Ось направленности компенсаторного поведенияОсь формы поведенияЗона равномерного проявления всех форм поведенияНа внутреннюю озабоченность (на себя)На внешнее обстоятельство(на других)СовместнаяАктивнаяПассивнаяИндивидуальнаяВнутренние обстоятельства(виновен сам)Активная форма поведенияУспехВнешние обстоятельства(виновата среда)НеудачаПассивная форма поведенияДействия индивидуальныеДействия активныеУспех (прав)Действия совместныеНеудача (виновен)Действия пассивныеПрав тыППВВВПВиновен яПрав яВПВиновен тыВПВПППВВУспехНеудачаСовместноАктивныеВнешние обстоятельстваИндивидуальноВнутренниеПассивные100%Уровень ожидания успеха(радостное предчувствие успехаили надежды)Диагональ уровня проявления контролируемых характеристик поведенияabc dДиагональ уравновешенности контролируемой характеристики поведения100% Уровень ожидания неудачи (удрученное предчувствие беды, тревога)Уровень проявления тенденции достижения100%abc d 100%Уровень проявления тенденции избегания0О1ОО2321100%Уровень реальнойнеудачиУровень стремления к достижению100%Уровень реального успеха100%Уровень ожидаемой неудачи 100%100%Уровень ожидаемого успеха100%Уровень стремления к избеганиюУбежденный,постоянныйИмпульсивный,непостоянныйF max (сила)ФанатизмНеустойчивый, слабыйt min(Продолжительность)t max(сила) F minПлюрализмКонформизмУпрямствоНастойчивостьНормаБоится потерять приобретенное, удовлетворить достигнутоеСтремление приобрести возможноеСтремление вернуть утраченное или недостигнутоеСтремлениене потерять оставшеесяУдовлетворение, осторожностьЗаниженная оценка успехаЗанижение результата(безразличие)Азарт (положительные эмоции, восторг)Увлеченность (завышение результата)Упрямство, настойчивость, злостьЗаниженная оценка неудачи, безразличиеКонформизм, соглашательство, боязнь большей неудачи, подавленностьНорма поведенияВозбуждениеТорможениеНеудачаУспехMin оптим. режим maxA воздействия Bдля выполнения проф. деятельностиМинимально предъявляемые нагрузки, необходимые для профессиональной деятельностиМаксимально допустимые нагрузки, при которых еще возможна работа индивидаМатериальный maxmaxmax физическийmax интеллектуальныйminminminminЗона проф. деформацииIVадекватное соответствиеIIIадекватное соответствиеIЗона комфортаIIЗона оптимального соответствияV(пригодность)Шкала индивидуальных возможностейmin max оптимумmaxоптимумminminmax Шкала профессиональных требований (средовые требования профес.)Диагональ соответствия требованиям среды и индивидуальным возможностямДиагональ различного уровня профессиональной напряженности0,20,20,20,20,20,20,22,32,32,32,30,20,22,32,317170,20,22,32,317170,20,22,32,32,32,30,20,20,20,20,20,20,2minЗона повышенных нагрузок (5,6%)Шкала индивидуального соответствияmin maxmax Шкала средового воздействия5,6%Зона уме- minренногокомфорта0,4%Зона комфорта88%Зона оптимальных нагрузокДиагональ полной адекватности предъявляемой нагрузкеДиагональ напряженности при выполняемой функц деятельностиЗона проф. деформации (0,4%)Наступая – подчинять.МаскулинностьУступатьНаступатьПодчинятьПодчиняясь –наступатьПодчинятьсяУступая -подчинятьсяФиминностьУступая – подчинить – используется инерция противной стороныIIIIIIIVФорма отношений со средойVНаправленность формы поведения–Запрет к общениюСтремление к общению+–Избегание общения–Демонстративное общение+Принуждение к общению+Ось принудительной аффилиацииОсь формы проявления аффилиацииСкрытое общениеОсь добровольной аффилиацииНормальное поведениеVАгрессияНасилие,диктатСтрогая добродеятельность (справедливость)Польза, добродеятельностьБлаготворительностьВред, зловредностьДоброжелательность, порядочностьВероломствоIIIVIIIIОсь цели общенияОсь формы общения+ ПользаУспех+Насилие –Вред –+ Доброжелательность–Неудача1Пользаabc d1 ВредО1;1МПользаYДоброжелательностьНеудачаВредУспехНасилиеZXМО FB 0;11;0 1;11;0 1;1О tB 0;1МtAFAО tA 0;11;0 1;1О tB 0;11;0 1;1FBFAFBFAFAtB tB FBtBFAtA tA tAFBtAFBtAtB tB FBtBFAtA FA FAFBtBFBFBtA tA tAtBFAFB FA FAtBв)а) б)FAtBFBtBFAtBFAtAtAtBFAFBОсь абсолютной зависимостиFAtA FBtBОсь сотрудничестваtAtB FAFBОсь независимостиFAtB FBtAПолная или абсолютная зависимостьНезависимостьСотрудничество или равные отношения+ ДуховнаяМатериальная +––– – –+ Физическая–+ + +СА54321ОШкала проявления стремлений избеганияШкала проявления стремлений достиженияА / В = уравновешенностьГраница концентрацииРаспространяемость процессаГраница иррадиацииЗона функционального оптимумаМАВ

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019