.

Зелинский А.Ф. 1999 – Криминальная психология (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
1 25659
Скачать документ

Зелинский А.Ф. 1999 – Криминальная психология

ВВЕДЕНИЕ

Известное во всем мире латинское слово сптеп озна-

чает преступление. Наукой о внутреннем мире человека

является психология (в переводе с греческого – учение о

душе). Таким образом, в буквальном смысле криминаль-

ная психология – это наука о субъективной стороне пре-

ступления, его внутренней детерминации и личности

преступника.

Преступление и преступность всегда, во все времена

привлекали к себе пристальное внимание людей. О них с

гневом писали библейские пророки, предрекая Божью ка-

ру за человеческую греховность. Все философские систе-

мы и религии пытались отыскать и объяснить истоки зла

в отношениях между людьми и народами. Глубокий

психологический анализ злодейства находим м;ы в произ-

ведениях классиков мировой литературы У. Шекспира,

ф. Шиллера, Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского, Тараса

Шевченко, Панаса Мирного и многих других писателей.

Такие основополагающие институты, как вина, вменяе-

мость, субъективная сторона состава преступления и цели

наказания, опираются на психологические представления.

Криминологическая наука, которая заявила о своей са-

мостоятельности во второй половине XIX в., начиная со

своих первых позитивистских теорий рассматривала чело-

века и его психику как важнейший объект исследования.

И поныне две основные ветви криминологических тео-

рий – биопсихологическая и социологическая – разли-

чаются между собой лишь тем, какое место в криминаль-

ной детерминации они оставляют личности преступника.

Позитивистские теории преступности и фрейдизм

получили широкое распространение во многих странах, в

том числе в дореволюционной России. В 20-е гг. во мно-

гих университетских городах России и Украины были

созданы криминологические научно-исследовательские

центры (“кабинеты по изучению преступности и личности

преступника”). В тематике исследований значительное

место занимала криминальная психология. Об этом свиде-

Ферри Э. Уголовная социология. – Спб., 1910. – Ч. 1;

Ашаффенбург Г. Уголовная психология для врачей и юристов. –

Одесса, 1906. – С. 231.

тельствуют даже заголовки научных публикаций: “Юные

правонарушители” (В. И. Куфаев. Москва, 1924), “Изуче-

ние личности преступника в СССР и за границей

(Е. К. Краснушкин. Москва, 1925), “Психология хулиган-

ства” (А. М. Халецкий. Одесса, 1928), “Уголовное право и

рефлексология” (Г. И. Волков. Харьков, 1926) и др.

Исследования проводились в основном преподавателями и

студентами юридических факультетов в содружестве с

психиатрами и психологами. Постепенно криминально-

психологическая тематика стала вырастать из рамок кри-

минологии и оформляться в самостоятельную отрасль

юриспруденции. В 1923 г. была переведена на русский

язык монография немецкого криминолога М. Геринга

“Криминальная психология”, а через три года под таким

же заголовком вышла в свет работа российского кримино-

лога С. В. Познышева. Параллельно развивалась и

судебная психология, изучавшая психологию следствия,

поведения участников процесса в суде. Занимались этим

преимущественно психиатры и психологи: А. Р. Лурия

П. Б. Ганнушкин, Е. К. Краснушкин, А. Е. Брусиловский

А. С. Тагор и др.

В начале 30-х гг. по обвинению в “методологических

ошибках”, связанных с изучением личности преступника,

криминология .была объявлеяа “буржуазной лженаукой”

и надолго, почти на тридцать лет, изгнана из учебных пла-

нов вузов и программ научных исследований. “Психологи-

зация” социальных и правовых проблем стала рассматри-

ваться как недопустимый “грех”, а поэтому судебную пси-

хологию постигла та же участь. Восстановление кримино.

логии и судебной психологии в начале 60-х гг. происходи.

ло медленно. В 1964 г. было введено преподавание крими.

нологии, исправительно-трудового права. Но после сокру.

шительного разгрома кримивология не сумела восстано-

вить свои позиции и превратилась в несущественный при-

даток уголовно-правовой теории с ярко выраженной нор-

мативистской ориентацией. Судебная психология, наобо

рот, была реанимирована как отрасль психологическог

науки, что нашло официальное признание в решения:

4-го Всесоюзного съезда психологов в июне 1971 г.,

котором судебная психология была представлена отдель-

ной секцией. Со временем еЮ активно стали заниматься

юристы, главным образом специалисты в области крими

налистики (А. Р. Ратинов, А. В. Дулов, В. Е. Коновалова,

М. В. Костицкий и др.). Дальнейшее развитие психологии

отношений, возникающих в процессе предварительного

расследования, судебного рассмотрения уголовного дела в

суде и исполнения наказания в виде лишения свободы,

привело к оформлению новой прикладной отрасли психо-

логической науки – юридической психологии.

И вдруг оказалось, что и переживания преступника,

цинично отвергающего законы человеческие и Божьи, –

это тоже юридическая (правовая) психология (В. Конова-

лова, М. Еникеев, Ю. Чефрановский и др=). На 7-м съезде

Общества психологов СССР, который обсуждал проблемы

юридической психологии, около 40% докладов было

посвящено вопросам преступного и иного девиантного

поведения, связанного с преступностью. Почти все они

были выполнены профессиональными психологами.

Классификация гуманитарных наук зависит от их

предмета. Как отмечалось выше, судебная психология, на

основе которой оформилась юридическая психология, изу-

чает поведение участников процесса, то есть поведение

правомерное. Уголовно-исполнительная (ранее – испра-

вительно-трудовая) психология имеет дело с законной дея-

тельностью лиц администрации учреждения, исполняю-

щих наказание в виде лишения свободы, а также с пове-

дением осужденных, регулируемым соответствующими

правовыми нормами. То же самое можно сказать и о пси-

хологии правотворческой деятельности и других подотрас-

лях юридической психологии: везде речь идет о правовой

регуляции. Преступное поведение правом не регулирует-

ся, наоборот, оно является отрицанием права, дерзким вы-

зовом правопорядку. Нельзя не считаться и с традициями.

Уместно в связи с этим вспомнить, что понятия “правовая

психология”, “правовые переживания (эмоции)” ввел в на-

учный оборот Л. И. Петражицкий – основоположник пси-

хологической теории права в начале уходящего века. И

речь шла о правовых переживаниях, а не о преступлении.

Юридическая психология: Тезисы докладов VII съезду Об-

щества психологов. – М., 1989.

Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравствен-

ности. Эмоциональная психология. – Спб., 1908; Теория права и

государства в связи с теорией нравственности. – Т. 1. -Спб., 1909.

Исходя из этих соображений, считаю, что психология пре-

ступного поведения имеет мало общего с юридической

(правовой) или судебной психологией, поскольку она изу-

чает ненормативную активность, а юридическая психоло-

гия, в том числе судебная, имеет своим предметом психо-

логию участников правоотношений – процессуальных,

уголовно-исполнительных и иных – не только выступа-

ющих в ролях обвиняемого или осужденного, но и –

государственного служащего. Криминальная психология

имеет также непосредственное отношение и к уголовному

праву, в частности к изучению субъективной стороны

преступления.

Развитие системы наук – естественный, закономер-

ный процесс. Появляются новые научные дисциплины,

исчезают отжившие, опровергнутые жизнью. Но крими-

нология живет. Значит, живет и ее неотъемлемая часть –

криминальная психология, потому что изучать поведение

людей и воздействовать на него невозможно без учета

внутреннего мира личности.

Центральной криминологической проблемой является

личность преступника. Необходим дифференцированный

подход к личности правонарушителя в зависимости от

характера преступной деятельности, формы вины, степе-

ни социального отчуждения. Криминологическое учение о

субъекте преступления не может игнорировать также

онтогенез личности, в том числе ее наследственность.

Междисциплинарной проблемой криминологии и

уголовного права выступает криминальная мотивация.

Речь идет о субъективной стороне преступления, которая1

в уголовно-правовой теории традиционно рассматриваете

как вина лица, нарушившего уголовный закон, и основа-

ние уголовной ответственности. В криминологии мотива-

ция – это внутренний “механизм” преступного поведе-

ния, его личностный смысл. Полагаю, что объединений

этих двух концепций в межотраслевой криминальное

психологии пошло бы на пользу науке и практике.

Криминальная психология изучает мотивацию раз-

личных видов преступного поведения, в частности пре-Д

ступной деятельности, импульсивных и привычных по

ступков. Криминологическая характеристика корыстное

и агрессивной преступности, а также “беловоротничко-1

вой”, экономической, невозможна без использования пси-

хологических методов исследования.

Мотивация многих агрессивных правонарушителей от-

личается очевидной иррациональностью, а их субъекты –

различного рода психическими аномалиями, акцентуа-

циями характера и темперамента. В стране отмечается

психопатизация населения, и это не может не сказываться

на психическом здоровье лиц, совершающих преступле-

ния. В связи с этим особую актуальность приобрела кри-

минальная патопсихология. Патопсихология как психоло-

гическая дисциплина исходит из основных положений и

закономерностей “нормальной” психологии, но изучает

процессы распада психической деятельности и свойств

личности в сопоставлении их с закономерностями форми-

рования и протекания психических процессов в норме.

Следовательно, криминальная патопсихология исследует

криминогенное влияние психических аномалий и акцен-

туаций личности для разработки научно обоснованных

рекомендаций по корректировке асоциального поведения

психопатов> невротиков и иных лиц, страдающих психи-

ческими аномалиями, и предупреждения новых преступ-

лений. Поскольку патопсихология “отпочковалась” от

общей психологии личности (а не психиатрии), имеются

все основания считать криминальную патопсихологию

разделом криминальной психологии. В 1991 г. в России

издана интересная монография по криминальной патопси-

хологии, написанная криминологом Ю. М. Антоняном и

психологом В. В. Гульданом.

Наука о преступлении и преступности – криминоло-

гия получила свое имя и место в официальном реестре на-

ук рядом с уголовным правом сравнительно недавно –

немногим более ста лет тому назад. Но по своей сути

она – одна из древнейших. В течение веков сложились

десятки философских, этических, религиозных и юриди-

ческих криминологических теорий. В их основе – психо-

логические представления и методы исследования внутрен-

него содержания преступного поведения.

Зейгарник В. В. Патопсихология. – М., 1986. – С. 5.

Антонян Ю. М., Гульдан В. В. Криминальная патопсихоло-

гия.-М., 1991.

Признавая криминальную психологию продуктом на

учной интеграции, следует, на мой взгляд, считать е<частью науки - криминологии. Этот вывод вполне соответствует общепризнанному представлению о ней каккомплексной области знаний, в которой юриспруденци.стыкуется с социологией и психологией, а такжепсихиатрией, статистикой, математикой, экономикой :другими пограничными отраслями наук.По-видимому, решая вопрос о том, к какому роду нау1следует отнести ту либо иную междисциплинарную отрасль знаний, следует исходить из приоритета изучаемойинформации, то есть предмета изучения. Ведь никто н<называет криминологию математической наукой на токосновании, что она не может существовать без математической статистики. Тот же подход должен сохраняться 1при решении вопроса о дисциплинарной принадлежностэкриминальной психологии. Это, вне сомнения, криминологическая наука.Конечно, для науки неважно, кто открывает истинуДля осуществления научных исследований не имеет значения, к какому роду наук формально относится та либ(иная проблема. Но для подготовки научных кадров далеканебезразлично, на базе какого вузовского образованияготовить криминологов и в какой специальный совет п(защите диссертаций направлять работу, выполненную п<проблемам криминальной психологии.И несколько слов об этой книге. Она представляечсобой далеко не первую попытку наведения мостов межддвумя правоведческими науками - правом и психологией. Среди научных публикаций на эту тему следует назвать работы С. А. Тарарухина и А. И. Селецкого (1981 г.)А. П. Закалюка с соавторами (1984 г.), а среди российскихавторов - Ю. М. Антоняна, В. В. Лунеева, В. Г. Самовичева, В. В. Гульдана, М. И. Еникеева и др. Но все он1касались лишь отдельных, частных аспектов становлениякриминальной психологии, как и изданная мной в 1986 гмонография "Осознаваемое и неосознаваемое в преступно}поведении". Предлагаемая читателю книга представляесобой развитие основных положений этой работы, ито1многолетних наблюдений и размышлений.Глава 1ЛИЧНОСТЬСОВЕРШИВШЕГО ПРЕСТУПЛЕНИЕНсиацг чемвеческая ейсйвцеЛ велцшхом, всем, чЛо в ней есйь,сознсимельш) и ессознсцаельно.... Л. 3)осШйеес1шй1.1. Человек, индивид, личностьЛичность преступника - альфа и омега криминаль-ной психологии, ее краеугольный камень. Человек, на-рушивший уголовный закон, является автором пре-ступления, а его "дело" превращает гражданина в пре-ступника, отвергаемого общественным сознанием. Об-щественное сознание и соответствующая ему огромнаядетективная литература изображают этих отвержен-ных как носителей зла и слуг дьявола. В условиях бур-но растущей преступности и довольно сурового уголов-ного законодательства население страны разделяетсяна "мы" и "они" - те, которые "сидят" или "сидели".Ну и, конечно, "они" очень плохие, а "мы" на их фонесмотримся вполне респектабельно. Нам так удобно: мыбольше себя уважаем и легко забываем собственныегрешки, когда только случай или высокое покровитель-ство спасли от тюрьмы...В действительности все значительно сложнее. Одиниз ведущих криминологов начала века Г. Ашаффенбургсознавался в своем бессилии написать портрет преступ-ника: "... черты грубейшей жестокости уравновешива-поразитель- теорию чудовищной. Вероятно, он был прав, иначея сентиментальными иакдаиим"г"воречий ность осужденного определялась бы его ролью ли-я лживость одного находится в резкое . подверженного наказанию, а это вряд ли продвину-пткоовенной наивностью другого, и 41 ц ветре- до бы нас к пониманию типичных личностных качеств" е часто в одном и ток же мдивид категории правонарушителей.м соединение самых противоречивых с, Де следует отождествлять понятия личности и чело-словам можно было бы добавитьтакже хотя из стилистических соображений это иногдадддие с методологическими дроблена> делается. Человек – это обобщенный
образ представи-

дд личности преступника, р отвер- теля высшего вида млекопитающих,
наделенных созна-

” идеологизированное обществоведение . способностями к труду и
содиальной жизни. Это

ддо “психологизацию” личности “Рминац утверждение не претендует на
научное определение,

зглашало определяющую роль среды даескоГ” каН и множество широко
известных афоризмов о наи-

тт. _”” “”а последствия ио _”)й додее существенных человеческих
свойствах: человек

1р1еп5), человек – существо, делаю-

и т.п., а также “человек – это жи-

ивает”. Ф. М. Достоевский в своих

возглашало определяющую ро –<" - гическ" как > -“—- – .

поступков. До сего дня последствия вде я существенных человеческих

диктата дают себя знать в расхожей “ществе>- разумный (Ното зар1еп5),
человек

формуле “личность – это совокупность № изломе- щее орудия труда, и т.п.,
а также “человек –

–“”и” Посему необходимо КР< вое, которое убивает". Ф. М. ДостоевскийыГотношенийПосемунеоохт-й. вот>-,-“.-.— .– ..-

ние некоторых исходных теоретических> ц- “записках из мертвого дома”
писал, что <человек - су-Как это нередко бывает, в оиределевчи цет. щество, ко всему привыкающее, и это самое лучшее егоных.казалосьбы.понятийсредиенм определений.радичимся здесь кратким рабочим чцх Индивид- это образ конкретного человека, отли-иности как совокупности соцши сц и чающий его от всех других людей. Индивидуальныепиств конкретного человека - чММ ,цч свойства выходят за рамки личности, поскольку не всектадеятельности.Слотпо, о- они имеют социальное значение и определяют статусния произошло от "личины- о- личности, например, цвет волос, тембр голоса и т. п.,хТяступалГартисты бродячих \ со- в определенных случаях и они могут приобретатьтопых выступали у _____ ппидЛа. личностные свойства, например, тембр голоса певца.торыхиавнТшнивдивидуальныепризнакираатри-гласно которой ваются как знаки определенных личностных качеств.стоя ее социальными Р яИже Цезарь говорит своему придворному: <Хочу я видеть ввоина,учащегосяит.д.0ченьемкаме. прилизанных и крепко спящихкое, определение личности ность - ночью. А Кассий тощ, в глазах холодный блеск. Онриканский психолог Гордон УVм много думает, такой опасен"динамическая организация тех психо Подчеркивая социальный смысл понятия личности,тем внутри индивидуума, которые ощ российский некоторые авторы считают ее социумом, в котором "неттерные для нее поведение и мышлепи рщЦ ни грана биологического". Не ввязываясь в полемикупсихолог, признанный лидер деятельв ев по этому поводу (она увела бы нас в сторону от темыпсихологии личности А. Н. Леонтьев --______-- """ угс,щвваЯ Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. - М1 аффенбург Г. Преступление и бор _с,П. 1997.-С. 170.психология для врачей и социологов.- дадяв Шекспир В. Полное собрание сочинений. - М., 1959. -2 Хоелл Л., Зшмр Д. Теории иT 273. - 231-232.исследования и применение. - ит., 1>>

II

исследования), отмечу, однако, что большинство совре-

менных ученых успешно преодолевает демагогическое

выхолащивание природного начала в личности Ин-

теллект, эмоциональность, задатки, способности и ода-

ренность, а также темперамент человек получает от

рождения, хотя, конечно, их реализация зависит и от

социальных условий.

Многолетняя дискуссия о том, что в личности “важ-

нее” – социальное или биологическое, лишена, на мой

взгляд, оснований. Дихотомические, взаимоисключаю-

щие суждения в этом споре неуместны, так как соци-

альное в личности формируется на наследственной ос-

нове. Собственно, диалектический подход к проблеме

приводит к выводу, что социальное вообще – это осо-

бым образом организованное биологическое, равно как

биологическая форма движения материи – особым об-

разом организованное ее молекулярное строение и так

далее, вплоть до механического движения. Конечно,

каждый раз имеет место качественный скачок, но все

же он происходит на прежнем материале.

1,2. Человек – не вещь среди вещей

Бихевиоризм – направление в американской пси-

хологии – механистически рассматривает поведение

человека как реакцию на внешние раздражители (сти-

мулы или влияния). Как известно, советская психоло-

гическая наука отвергала бихевиоризм, обвиняя его в

игнорировании активного начала личности в детерми-

нации поведения, но в то же время заимствовала от не-

го тезис о решающей роли внешнего воздействия. Рос-

сийский психолог С. Л. Рубинштейн, много писавший

по проблемам детерминации человеческого поведения,

полагал, что “внешние причины действуют через внут-

ренние условия. Особенно важно это положение н

Заворыкин А. А. Личность как единство генотипических,

психофизиологических, социальных сторон человека и методы ее

изучения // Проблемы личности: Материалы симпозиума. – М.,

1970. -Т. 2.-С. 9; Гиппнрейтер Ю. Б. Введение в общую

психологию: Курс лекций. – М., 1988. – С. 239

уровне психического для преодоления интроспективно-

го понимания внутреннего, хотя оно имеет важное зна-

чение на всех уровнях” Если причина – это то, что

порождает, а условие лишь способствует появлению

следствия, то ясно, что “диалектическое материалисти-

ческое понимание” в данном случае превращается в би-

хевиоризм с несущественным дополнением – призна-

нием условий в виде внутреннего мира человека.

Положение, сформулированное С. Л. Рубинштей-

ном (“внешние причины через внутренние условия”),

стало почти общепризнанным, часто цитируется и по-

ныне. Личность, рабски зависимая от внешних команд

и иных объективных обстоятельств, вполне устраивала

диктаторский режим. Личность низводится до уровня

прочих вещей, наполняющих этот мир, до пресловутых

“винтиков”.

Таким образом, как видим, тезис “внешние причи-

ны через внутренние условия”, преподносимый его

адептами как высшее достижение “диалектико-мате-

риалистической” мысли, имел вполне определенный

идейный и политический смысл, противоречащий

гуманистическим теориям личности. Личность, наде-

ленная сознанием, является творцом своих поступков

и является их приоритетной причиной. Об автономии

личности в процессе детерминации поведения очень

хорошо сказал В. Франкл: “Человек – не вещь среди

других вещей. Вещи детерминируют друг друга. Чело-

век же определяет себя сам. Или, скорее, он решает,

позволит ли он себе быть определяемым…” И еще:

“Человек – не что иное, как то, чем он делает себя сам”

(Ж.-П. Сартр).

Конечно, будучи открытой системой, личность по-

стоянно испытывает на себе внешние воздействия. Слу-

чаются и экстремальные ситуации, подавляющие волю

и сознание индивида. Но тогда и нет ответственности.

Во всех иных случаях решает все-таки человек, и на

Страшном суде будет спрошено не о внешней среде, а о

Рубинштейн С. Л. Человек и мир // Проблемы общей психо-

логии. – М., 1973. – С. 359.

Франкл В. Человек в поисках смысла. – М., 1990. – С. 84.

нашем самоопределении на основании свободы каждого

из нас.

Личность – не только продукт той социальной сре-

ды, в которой она формировалась. Есть в человеке что-

то такое, что позволяет ему противиться самым небла-

гоприятным внешним влияниям. Что помогает челове-

ку, бредущему в жизненной грязи, не запачкаться? Не

знаю. Не нашел я ответа на этот вопрос ни в прожитых

годах, ни в прочитанных мудрых книгах. Может быть,

душа вечная, дар Божий. Может быть – совесть или

врожденный иммунитет против зла – непостижимая

способность сохранять нравственную чистоту поступ-

ков и помыслов. Столь же явно и труднообъяснимо ус-

тойчивое стремление к злу и преступлению некоторых

людей, выросших в благоприятной среде. Обратимся к

одному из ярких мыслителей прошлого века Фридриху

Нищие: “Против учения о влиянии среды и внешних

причин – внутренняя сила бесконечно важнее} многое,

что представляется влиянием извне, в сущности есть

только приспособление этой внутренней силы к окру-

жающему. Совершенно тождественные среды могут по-

лучить прямо противоположное толкование и быть ис-

пользованы в противоположном смысле…”

1.3. Структура личности

в криминологической литературе структура лич-

ности преступника обычно рассматривается исходя из

социально-демографических характеристик осужден-

ных и уголовно-правовой квалификации совершенных

ими преступлений. И делается это из принципиальных

соображений, о чем прямо говорится в одном из новых

российских учебников по криминологии: “При анализе

ближайших к преступлению причинных цепочек и

комплексов допустимо ограничение только социологи-

ческими, социально-психологическими и этико-право-

выми исследованиями”. Если эту замысловатую фразу

Нищ.ие Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценнос-

тей. – М” 1994. – С. 72.

)

Криминология; Учеб. для юг>”” –

>Р.вов.-м.,1

14

– С. 281.

понимать противоположно ее буквальному тексту (а

иначе она вообще непостижима), то есть как рекомен-

дацию воздержаться от других, кроме перечисленных,

методов изучения личности, то возникает недоумение:

почему криминологу социальной психологией зани-

маться разрешается, а общей нельзя? Удивление усили-

вается, когда авторы все же вторгаются в психологи-

ческую структуру личности, в ее потребностно-моти-

вационную сферу. И правильно делают, так как иссле-

дование поведения человеческого невозможно без обра-

щения к его субъективной стороне, то есть к психоло-

гии. А все предостережения по этому поводу свидетель-

ствуют лишь о сохранившемся со сталинских времен

страхе перед “психологизацией правовых явлений”.

На мой взгляд, структура личности – это прежде

всего психологическое понятие. Никто, вероятно, не

сомневается в том, что всякая личность, в том числе и

личность преступника, представляет собой самоуправ-

ляемую биосоциальную систему высочайшей сложно-

сти и что элементы (подструктуры) личности взаимо-

действуют между собой на психологическом уровне. Но

когда авторы коллективной монографии о личности

преступника пишут, что структура личности преступ-

ника состоит из социально-демографических признаков

(пол, возраст, род занятий и пр.), общественной деятель-

ности (партийная принадлежность, членство в проф-

союзе), нравственных свойств (добрый, злой, скупой,

щедрый и т. п.) и иных особенностей характера, то

трудно избавиться от впечатления, что это лишь пере-

чень разноплановых свойств людей, как грешников,

так и праведников, а структурного в нем ничего нет.

Однако с тех пор утвердилась традиция ограничиваться

статистическими данными об осужденных вместо

системных исследований внутренних причин преступ-

лений.

Зигмунд Фрейд, великий первооткрыватель в нау-

ке, усматривали в человеческой психике три начала, три

См.: Криминология: Учеб. для юрид. вузов. – С. 287-296.

В. Н. Кудрявцев, Н. С. Лейкина, Г. М. Миньковский и др.

Личность преступника. – М>, 1975. – С. 32-37.

блока побуждений, которые находятся между собой в

весьма сложных отношениях. Первое начало назвал ла-

тинским ЕВО (“Я”). В нем сосредоточены самосознание,

рассудок, забота о самосохранении. Второе начало – М

(“Оно”) состоит из врожденных инстинктов, влечений

и желаний, не осознаваемых индивидом, но от того не

менее могучих. Они иррациональны, безнравственны и

жаждут удовольствий и разрушений. Третья внутрен-

няя сила личности – Зирегео (“Сверх-Я”) – это со-

весть человека, полученные в результате воспитания

социальные, этические и эстетические представления,

установки, запреты (табу). Это культурный слой лич-

ности, далеко не одинаковый у разных людей.

Взаимоотношения между “Я” и “Оно” Фрейд срав-

нивал с отношениями всадника с необъезженной ло-

шадью. “Я” стремится обуздать иррациональные им-

пульсы и агрессивность “Оно”, но это не всегда ему

удается. Порой “Я” сознательно “отпускает вожжи”,

обнаруживая слабость, любопытство, непоследователь-

ность и пр. “Сверх-Я” помогает удержать рвущееся к

удовольствиям “Оно” и “наказывает” “Я” за соглаша-

тельство с “Оно” угрызениями совести и невротически-

ми расстройствами.

3. Фрейд разработал довольно эффективную методи-

ку лечения неврозов. Она сводится к тому, что врач-

психоаналитик в результате длительных бесед (сеансов)

обнаруживает истинный источник невроза и помогает

пациенту осознать возникшее в нем противоречие, что

приводит к исцелению

В более поздних своих работах, изданных после пер-

вой мировой войны, Фрейд концентрирует внимание на

двух фундаментальных влечениях “Оно” – стремлении

к удовольствиям и к жизни (эрос, либидо) и стремле-

нии к разрушению и смерти (танатос, мортидо). По-

следнее лежит в основании агрессивных эксцессов.

Фрейд 3. Разделение психологической личности // Введение

в психоанализ: Лекции. – М., 1989. – С. 334-349.

Фрейд 3. Будущее одной иллюзии // Психологические этю-

ды. – М., 1991. – С. 481-524; По ту сторону принципа удоволь-

ствия // Психология бессознательного: Сб. произведений. – М.,

1989. – С. 382-424.

Большинство людей контролируют позывы своего

“оно” благодаря развитому самосознанию (“Сверх-Я”).

но слабость социального слоя личности и буйство натуры,

акдущей удовольствий, приводит к аморальным и пре-

ступным поступкам: “сон разума порождает чудовищ”.

Многие специалисты, в том числе и ученики

з, фрейда, критикуют классический психоанализ за

его преувеличенные представления о роли эротических

влечений (либидо) в мотивации поведения. Не будем

вовлекаться в полемику по этому поводу: 3. Фрейда

критикуют уже более ста лет, а популярность психо-

анализа от того не падает. Заметим лишь, что некото-

рые современные построения личностных структур,

составленные авторами, которых трудно заподозрить в

приверженности фрейдизму, созвучны изложенной вы-

ше тройственной структуре.

В конце 60 – начале 70-х гг. в советской психо-

логии получила распространение динамическая функ-

циональная структура личности, предложенная

К. К. Платоновым. Он различает четыре подструкту-

ры психики, которые находятся в иерархической зави-

симости (см. табл. 1).

Таблица 1

Динамическая функциональная структура личности

ПодструктураПсихологическое содержание подструктур личности

Направленность личности Подструктура опыта Особенности протекания
психических процессов Биологически обусловленные свойстваСистема
установок (диспозиций): ценностные ориентации, установки на определенные
виды деятельности, поступки и операции Знания, уме

Платанов К. К. О системе психологии. – М., 1972.

С. 125-130; Структура и развитие личности. – М., 1986.

С. 27-30.

Направленность личности – ведущая ее динамичес-

кая подструктура. Она формируется в процессе жизни

индивида, его обучения и воспитания. Будучи верхним

слоем структуры личности, направленность определяет

стиль жизни, выбор видов деятельности и отдельных

поступков. Это тот стержень, то активное начало в че-

ловеке, которое объединяет поступки в определенную

систему и обуславливает его способность противостоять

случайным изменениям ситуаций.

Психические свойства, составляющие подструктуру

опыта, – это приобретенные в процессе жизнедеятель-

ности знания, умения, навыки, привычки. Их роль в

саморегуляции поведения не вызывает сомнений. В

криминологии выделяются типы привычных преступ-

ников и изучается криминогенность вредных привычек

(алкоголизм, наркомания и др.).

Интеллектуальные, волевые и эмоциональные

свойства личности самым непосредственным образом

влияют на выбор способа действий и деятельности.

Биологически обусловленные качества – темпера-

мент, задатки, способности, безусловные рефлексы,

одаренность и патологии психики составляют природ-

ную основу личности, в частности ее характера. Строго

говоря, все этажи личности, включая и ее направлен-

ность, формируются под воздействием соответствую-

щей природной основы. А в отдельных случаях под

влиянием экстремальной ситуации иерархическая пи-

рамида личности “переворачивается”, и низший ее

слой врожденных качеств и приобретенных болезней

становится ведущим регулятором поведения. Тогда со-

вершаются преступления, названные в этой работе ре-

активными. Хотя природные инстинкты и особеннос-

ти темперамента в такой же мере могут породить и са-

моотверженный поступок.

В норме поведение человека регулируется всей

структурой личности. С. Л. Рубинштейн писал: “…пси-

хические процессы протекают сразу на нескольких

уровнях и высший уровень всегда существует лишь не-

отрывно от низших… Мыслить здесь однопланово, ис-

кать мотивы поступков только на одном уровне – зна-

чит заведомо лишать себя возможности понять псх

догию людей и объяснять их поведение”.

Н. И. Рейнвальд изображает структуру личности

виде концентрической схемы. В центре окружностей

цаправленность, ядро личности. Его охватывает круг,

изображающий динамичность личности, то есть ее тем-

перамент. К направленности примыкают интеллект,

воля и эмоции и, значит, три стороны характера – ин-

теллектуальная, морально-волевая, эмоциональная.

Внешний круг изображает биологически обусловлен-

ные способности. Из предложенной структуры почему-

то выпадает подструктура опыта, в остальном она мало

отличается от платоновской.

Направленность личности – ее социальность

фрейду может быть названа “Сверх-Я”. Ум, воля, э]

циональность, а также приобретения личности –

знания, умения, навыки, – это и есть “Я”. Все осталь-

ное, имеющее главным образом наследственное проис-

хождение, – это энергетическая характеристика лич-

ности, ее “Оно”. Что касается соотношений между тре-

мя ипостасями личности, то наряду с деятельностью,

“- “”””птапрнности личности, на-

по

эмо-

ее

МЯ ИПОСТаиптп. . .–

которая соответствует направленности личности, пп-

званные авторы пишут о “срывах”, то есть об эмоцио-

нальных деструктивных отклонениях, вызванных

неосознаваемыми влечениями “подвалов” психики.

Таким образом, психоанализ 3. Фрейда, которого

советские теоретики не называли иначе как реакционе-

ром, во многом предопределил современные структур-

ные схемы личности.

В заключение важно отметить, что далеко не все в

личности охватывается ее сознанием. Не подчинены со-

знанию влечения, установки, навыки и привычки, мно-

гие, ушедшие в подсознание, мысли, знания, чувства,

образы. Утратившие свою актуальность или неприем-

лемые для самосознания личности, они кажутся забы-

тыми, но потом возвращаются в сознание. Подобно ак-

терам, они уходят со сцены, чтобы в нужный момент

Рилштейн С. Л. Основы общей психологии. – М., 1946. –

С. 261.

Рейнвальд Н. И. Психология личности. – М., 1987. – С. 84.

вернуться. И сознание не знает обычно ни об их уходе,

ни о приходе.

На неразрывную связь (синергию) сознания с бессо-

знательным в человеческой психике указывают многие

видные психологи и философы. И не только Фрейд и

его предшественники, но и наши современники. По

мнению Л. С. Выготского, “Бессознательное не отделе-

но от сознания какой-то неодолимой стеной. Процессы,

начинающиеся в нем, имеют часто свое продолжение в

сознании и, наоборот, многое сознательное вытесняется

нами в подсознательную сферу”. Ф. В. Бассин пишет

“об интимном вплетении” бессознательного в созна-

ние Еще более категоричен А. Е. Шерозия: “В прин-

ципе нет никакого сознания и никакого бессознатель-

ного психического вне единой системы их совместного

проявления”

В юриспруденции и криминологии господствует,

однако, отождествление человеческой психики с со-

знанием.

1.4. Понятие личности преступника

и лица, совершившего преступление

В семантическом плане преступник и лицо, совер-

шившее преступление, – тождественные понятия. Но

содержание их разное. В слове “преступник” слышится

нравственно-правовой упрек, чего нет в описательном

и нравственно нейтральном обозначении правонаруши-

теля. Но существуют ли вообще особые личностные

признаки преступника?

На этот вопрос в юридической литературе есть два

взаимоисключающих ответа. Первый, наиболее распро-

страненный: лица, совершившие преступления (пре-

ступники), отличаются от правопослушных граждан

Выготский Л. С. Психология искусства. – М., 1986. – С. 96.

Бассин. Ф. В. Проблеме, бессознательного (о неосознаваемых

формах высшей нервной деятельности). – М., 1968. – С. 268.

Шерозия А. Е. Психика. Сознание. Бессознательное. – Тби-

лиси, 1979.-С. 63.

наличием у них

цалпчпсм У “их антиобщественной направленности

(установки). Так писали П. С. Дагель, Н. С. Лейкина,

к. Е. Игошев и многие другие современные юристы.

А. И> Долгова предложила называть преступника кри-

миногенной личностью, то есть – преступной лич-

ностью. Другое мнение заключается в отрицании поня-

тия личности преступника, поскольку оно не содержит

никаких специфических свойств, которые были бы

присущи только лицам, осужденным за совершение

преступлений, кроме формального – вступление в силу

обвинительного приговора (Г. М. Резник, Ю. Д. Блув-

штейн и др.). Компромиссная позиция изложена авто-

рами одного из разделов Курса советской криминоло-

гии (М., 1965), которые употребили понятие “лица, со-

вершившие преступления” как родовое по отношению

к личности преступника (криминогенному типу) и слу-

чайному преступнику. Хотя случайный правонаруши-

тель все же назван преступником и схема получилась

логически небезупречной, такой подход к затронутой

проблеме представляется заслуживающим поддержки.

Личность человека в значительной мере формирует-

ся в процессе деятельности. Различные виды деятель-

ности в жизни человека занимают неодинаковое место:

игру в определенном возрасте вытесняет учебная (по-

знавательная) деятельность, затем – трудовая. Веду-

щая деятельность откладывает свой отпечаток на лич-

ность, формирует те либо иные ее свойства. Всякая дея-

тельность сочетается с общением. Собственно, общение

– это коммуникативная деятельность, которой чело-

век занимается всю свою жизнь.

Мы говорим о личности воина, следователя, ученого

и др. Правда, профессиональные черты обусловлены не

только занятием, но и отбором исполнителей. Однако в

ряды преступников никто специально не отбирает. Кро-

ме того, не всякое преступление может быть названо

деятельностью – целенаправленным волевым поведе-

нием, да и виды преступной деятельности существенно

разнятся между собой. Поэтому вызывает возражение

расхожая формула: личность преступника – это лич-

ность человека, совершившего преступление, посколь-

ку, во-первых, она тавтологична, а во-вторых, трудно

21

Более корректно говорить о личности преступника

определенного типа – корыстного, агрессивного, “бе-

ловоротничкового”, анархического. Чаще всего они об-

ладают соответствующими пороками в ценностной

ориентации или иными асоциальными наклонностями

в определенной сфере человеческих отношений. Но

упорные правонарушители случаются также по причи-

не иных личностных дефектов, в том числе патологиче-

ского характера. Это утверждение не означает, что на-

званные пороки присущи лишь преступникам. Многие

отъявленные негодяи ни разу не побывали на скамье

подсудимых не только потому, что ловко от нее укло-

нялись. Возвращаясь к вопросу, поставленному в нача-

ле этого параграфа, следует признать, что признаков,

однозначно аттестующих личность преступника, не

существует. Можно говорить лишь о повышенной час-

тоте тех либо иных негативно личностных свойств сре-

ди лиц, осужденных за преступную деятельность опре-

деленной категории, по сравнению с лицами примерно

того же возраста и социального положения, но несуди-

мыми или судимыми за другие преступления.

Завершая свои рассуждения относительно понятия

личности преступника и отвечая при этом на вопрос,

поставленный в начале параграфа, полагаю, что лич-

ность преступника – это совокупность психологиче-

ских и нравственных характеристик, в той или иной

мере типично присущих людям, повинным в преступ-

ной деятельности определенного типа.

Что касается личности иных правонарушителей, то

их можно называть “лицами, совершившими преступ-

ления”, поскольку они не обладают статистически дос-

товерными личностными особенностями.

1.5. Криминологическая и психологическая

классификации лиц,

совершивших преступления

Гуманитарная типология событий, явлений и людей

не бывает единообразной. Сказываются идеологические

и теоретические пристрастия, а также трудности опре-

24

деления критериев в оценке и измерении человеческих

характеров и поступков. К тому же юридическая кри-

минология нередко игнорирует достижения психологи-

ческой науки – “королевы человековедения”.

Создатели позитивистской школы уголовного пава

врач-психиатр Ч. Ломброзо и криминолог Э. Ферри

различали пять типов преступников: 1) прирожден-

ных; 2) “преступников вследствие безумия”, психопа-

тов и иных, страдающих психическими аномалиями

3) преступников из страсти; 4) случайных; 5) привыч-

ных. Так называемая социологическая школа. Кото-

рая возникла как реакция на крайности ломброзиан-

ства, сохранила в основном ту же классификацию

исключив из нее лишь прирожденного преступник

В период становления и кратковременного расцвета

советской криминологии 20-х гг. проблеме типолопцц

преступников было посвящено несколько интересных

работ, в которых к традиционному перечню, принято-

му в “буржуазной криминологии”, присовокуплялись

профессиональные преступники (Е. Немировский), а

также расхитители и коррумпированные чиновники

(Г. Шнейдер и др.).

Специальное исследование различных типов пре-

ступников провел в те годы С. В. Познышев. В зависи-

мости от того, как соотносятся объективные обсто-

ятельства и внутренняя личностная готовность к пре-

ступлению, он разделил всех правонарушителей на он-

тогенных и экзогенных. Первых назвал идейными про-

тивниками правопорядка, извлекающими из преступ-

лений выгоду, “моральными психастениками”, кото-

рым чужды нормы морали и способность к сопережи-

ванию. Позже категория онтогенных преступников по-

лучила в литературе наименование “социопаты”. Вто-

рые, совершившие преступление под воздействием

внешних влияний, могут быть лицами: 1) с недостаточ-

Фэрри Э. Уголовная антропология и социализм // Проблемы

преступности. – Харьков, 1924. – Сб. 2-й. – С. 31-32.

Сурский М. Преступность и экономические факторы // Тц

же.-С. 178-186.

но развитыми правовыми чувствами; 2) недостаточщ

самостоятельными в выборе поступков, т. е> внушаема

ми, легкомысленными и слабохарактерными

Современный

представитель биопсихологическиа

лчои]

направлений в криминологии ЗК. Пинатель также рач.

деляет правонарушителей на две категории – особыа

и обычных. Первые, в свою очередь, разделяются на

психопатов, дебилов, алкоголиков и наркоманов. Средв

обычных – профессиональные преступники и случай-

ные. Последние могут быть: а) криминолоидами,

б) “псевдопреступниками” (совершившие преступле-

ния по неосторожности) и преступниками по страсти.

Ж. Пинатель называет свою классификацию биопсихо-

социальной. Среди последователей 3. Фрейда в совре-

менной криминологии привлекает к себе внимание

Р. Санфорд, который различает три категории преступ-

ников в зависимости от соотношения у них самосозна-

ния (“Я”), нравственности (“Сверх-Я”) и бессознатель-

ных деструктурных влечений (“Оно”); 1) досоциаль-

ные; у них слабое “Я” и инфантильное “Сверх-Я”, ко-

торое не в состоянии контролировать примитивные

деструктивные влечения “Оно” к насилию или иной аг-

рессии; 2) антисоциальные – сильное “Я”, слабое

“Оно” и слабое “Сверх-Я” обусловливают эгоцентризм

личности и корыстную направленность совершаемых

преступлений; 3) асоциальные – лица со слабыми “Я”

и “Сверх-Я”, но достаточно агрессивным “Оно”, склон- Ц

ные к дезадаптивному поведению (бродяжничеству, 1

проституции, алкоголизму, наркомании и связанным с 1

ними преступлениям).

Вот пример современной криминологической клас-

сификации социологического направления; 1) социопа-

ты, у которых отсутствуют внутренние моральные за-

преты и способность к эмоциональным контактам 2) нев-

ротики; 3) эгоистические личности; 4) преступники в силу

М.,

1ьная психология. Преступные

Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки.

1923. – С. 107-112; Криминальная психология. Пп

типы. – Л., 1926. – С. 91.

26

рерженности к определенной субкультуре и рефе-

рентной группе .

р 60-70-е гг., когда советская криминология, об-

пвзяо говоря, восстала из пепла, она была уже не та-

дй, как в конце 20-х гг. Показательной в этом отно-

шении оказалась теоретическая метаморфоза, проис-

шедшая тогда с признанным лидером и старейшиной

криминологии А. А. Герцензоном. Избежав ареста в го-

ды репрессий, он, активный в прошлом сторонник ес-

тественно-научной методики, в конце 60-х гг. выступил

с серией статей, направленных против “биологизации и

психологизации” социальных явлений, к которым при-

надлежит и преступность. Соответственно вели себя и

неофиты – преподаватели уголовного права, заняв-

шиеся криминологией. Преступников группировали

преимущественно по социально-демографическим (пол,

возраст и пр.), уголовно-правовым признакам (виды

преступлений, их тяжесть, рецидив). В сущности, это

никакая не классификация преступников, а показате-

ли структуры преступности, что и отметил А. Б. Саха-

ров в своей монографии о причинах преступности и

личности преступника в СССР. Он же разработал кри-

минологическую классификацию личности, построен-

ную по двум основаниям: 1) по характеру совершенных

преступлений; 2) по глубине и стойкости антиобщест-

венной направленности личности.

По первому основанию выделяются: 1) насильствен-

ные (агрессивные) – убийцы, насильники, хулиганы,

осужденные за телесные повреждения, вандализм и

т. п.; 2) корыстные преступники, совершившие кражи,

хищения, мошенничество, а также взяточники, дельцы

наркобизнеса, контрабандисты и т. п.; 3) корыстно-на-

Мелик-Дадоева А И., Трубицына Э. М. Типология преступ-

ников в буржуазной криминологии // Типология личности пре-

ступника и индивидуальные предупреждения преступлений. –

М., 1979. – С. 137-143, 145-146.

Герцензон А. А. Против биологических теорий причин пре-

ступности // Вопросы предупреждения преступности. – 1966. –

Вып. 4. – С. 5-43; Вопросы борьбы с преступностью. – 1967. –

Вып. 5. – С. 3-53.

27

сильственные: бандиты, грабители, вымогатели, кил-

леры (наемные убийцы); 4) лица, нарушившие уголов-

ные запреты в силу своей гражданской недисциплини-

рованности и правового нигилизма, бескорыстно и без

применения насилия: дезертиры, уклоняющиеся от

призыва на действительную военную службу, осужден-

ные за должностные преступления и т.п.; 5) лица,

осужденные за неосторожные правонарушения.

По второму критерию – глубине и стойкости анти-

социальной направленности – различаются: 1) случай-

ные преступники, повинные в преступлениях, которые

не являются тяжкими; 2) ситуативные, впервые совер-

шившие тяжкие преступления под воздействием небла-

гоприятно сложившейся ситуации (напр., убийство из

ревности); 3) неустойчивые, повинные в умышленных

преступлениях, но в отличие от случайных и ситуатив-

ных, ранее они допускали различного рода отклоняю-

щееся поведение; 4) злостные, которые длительное вре-

мя ведут преступную деятельность, в том числе ранее

судимые (рецидивисты); 5) особо злостные, ведущие

длительную преступную деятельность, в том числе “во-

ры в законе”, особо опасные рецидивисты, лидеры пре-

ступных группировок. Эта классификация была затем

отражена почти во всех учебниках и учебных пособиях

советской поры; встречается она и поныне. Соединение

названных оснований приводит к определению 25 ти-

пов: насильственные злостные, насильственные слу-

чайные, корыстные ситуативные и т. д.

Бесспорно, классификация, предложенная А. Б. Са-

харовым, сыграла положительную роль в становлении

советской криминологии и имела определенное прак-

тическое значение. Однако следует отметить, что ха-

рактер и тяжесть совершенных преступлений не всег-

да однозначно аттестуют виновное лицо. Глубина и стой-

кость антиобщественной установки – это, конечно,

существенный характерологический признак, но,

Сахаров А. Б. О личности преступника и причинах преступ-

ности в СССР. – М., 1961; Личность преступника и типология

преступника // Соц. законность. – 1973. -№3.-С. 19-24.

ро-первых, он нуждается в измерениях, а во-вторых,

далеко не все преступления, даже умышленные, не го-

роря уже о неосторожных, порождены антиобществен-

ной установкой личности.

Личность как субъект деятельности – понятие

прежде всего психологическое. Юридическая класси-

фикация преступлений вряд ли может быть положена

в основу криминолого-психологической классифика-

ции личности. По-видимому, решение этой проблемы

должно опираться на исследования психологов.

Следует отметить, что в работах отечественных и за-

рубежных психологов такие типологии встречаются

редко – от крайне примитивных, облекающих в нау-

кообразную терминологию житейски очевидные сужде-

ния о том, что есть люди очень плохие, частично пло-

хие и такие, которые могут стать плохими, до чрезвы-

чайно сложных, порой запутанных, стремящихся

учесть чуть ли не все проявления основных психиче-

ских состояний и процессов (А. Е. Петрова).

Остановлюсь на краткой характеристике наиболее

известных в науке типологий личности, разработанных

К. Г. Юнгом, Э. Фроммом, А. Е. Петровой, А. Ф. Ла-

зу рским.

Ученик и оппонент 3. Фрейда Карл Густав Юнг де-

лил всех людей на интравертов и экстравертов. Ин-

траверты в своем поведении ориентируются главным

образом на собственные переживания, мысли и оценки.

Экстраверты превыше всего ставят мнения других и

значительно больше, чем интраверты, зависят от внеш-

них влияний.

Те и другие в зависимости от преобладания в их ре-

шениях мысли либо эмоций, ощущений или интуиций

разделяются соответственно на мыслительных (интел-

Исходя из степени “криминальной зараженности правонару-

шителя”, А. Г. Ковалев различает: 1) глобальный преступный

тип; 2) парциальный, то есть с частичной криминальной зара-

женностью; 3) предкриминальный тип преступника. См.: Кова

лев А. Г. Психологические основы исправления правонарушителя. –

М., 1968. – С. 46-52.

лектуальных), эмоциональных (сентиментальных)

ощущающих (сензитивных) и интуитивных.

Юнговское деление людей на интравертированн)

и экстравертированных широко известно. УПОМИН!

шийся ранее российский криминолог С. В. Позныше)

в своей классификации преступников фактическ>

использовал ее. Сам Юнг, однако, не пытался р1

пространить свою схему на классификацию престо

ников.

Другой последователь неофрейдизма Эрих Фро1

исходил из того, что человек существует, во-первых,

благодаря тому, что он производит и потребляет вещи

(процесс ассимиляции) и, во-вторых, устанавливает

отношения с другими людьми (процесс социализации).

Люди по-разному относятся к этим процессам. Разли-

чаются два типа ориентаций – продуктивная и непро-

дуктивная. Продуктивность – это способность и жела-

ние человека реализовать заложенные в нем силы и

возможности для творчества, любви и добра. Непродук-

тивная ориентация сводится к стремлению не давать, а

брать, не любить, а быть любимым, не производить,

а накапливать ценности, произведенные другими.

Поскольку преступники – это лица, повинные в

преступной деятельности, то их ориентацию вряд ли

можно назвать продуктивной. Типы характеров лиц с

непродуктивной ориентацией в процессе их преобразо-

вательной (ассимиляции) и коммуникативной (социа-

лизации) деятельности бывают следующими:

а) рецептивный (получающий) и мазохистский;

б) эксплуататорский (берущий) с садистскими

нак лонностями;

в) накопительский с деструктивными наклонностя-

ми в отношениях с другими людьми и обществом;

г) рыночный (обменивающий) с выраженным эго-

центризмом и равнодушием к другим людям.

Мазохистские и садистские наклонности часто соче-

таются, а деструктивизм и эгоизм обусловливают состо-

ддие психической и социальной отчужденности.

А. Е. Петрова, как и другие авторы психологиче-

ских схем, начинает свою классификацию с разделения

всех людей на две исходные категории – нормальных

дюдей (непримитивных) и примитивных, то есть с не-

развитой психикой и социально неадаптированных.

Примитивными признаются дети, душевнобольные и

преступники.

Обе названные категории граждан делятся автором

на сходные типы. В частности, “примитивные” бывают

конкретно-эмоциональными, конкретно-аффективны-

ми, аффективно-абстрактными, импульсивно-абстракт-

ными, интеллектуально-волевыми. Описываются осо-

бенности восприятия, мышления, воображения, памя-

ти, внушаемости, внимания, а также протекания воле-

вых и эмоциональных психических процессов в каждой

из названных групп. Примитивы отличаются от непри-

митивов неясным восприятием, недостаточно развитым

мышлением, импульсивной реакцией, неразвитостью

социально-правовых понятий и нравственных чувств;

действия их, как правило, не согласуются с мыслями.

Типология А. Е. Петровой ныне мало кому извест-

на. Не была она популярной и при жизни автора: ссыл-

ки на нее в специальной литературе того времени очень

редки. Вероятно, заслуживают критики недостаточно

корректные и нечеткие формулировки. Так, трудно со-

гласиться с делением людей на примитивов и неприми-

тивов. Многих профессиональных преступников и

дельцов “теневой” экономики примитивными личнос-

тями никак не назовешь. Трудно отличить понятия

“конкретно-эмоциональные” от “конкретно-аффектив-

ных”> В тоже время заслуживает, на мой взгляд, вни-

мания попытка дать описание особенностей разных сто-

Юнг К. Г. Аналитическая психология // История зарубеж.

психологии. – М., 1986. – С. 165-169.

30

Фромм Э. Человек для самого себя. Введение в психологию

этики // Э. Фромм. Психоанализ и этика. – М” 1993. – С. 59-95.

Петрова А. Е. Психологическая классификация личностей.

Элементарная методика. – М., 1927. – С. 243-245.

рон характера, типичных для соответствующих груЩ

людей.

Если работа Петровой оказалась почти забытой,

классификация личностей, предложенная А. Ф. Лаз

ским в те же годы, была высоко оценена современники

ми и используется в наше время. В. Н. Мясищев ,

В. А. Журавель пишут; “Нет сомнений в том, что по.

пытки А. Ф. Лазурского построить классификации

личностей, исходя из выдвинутых им положений с)

трех разрядах людей по их психическому уровню (п

активности личности), а также о существенных разли-

чиях между людьми по их “психическому содержа-

нию”, представляют значительный интерес, не утерян-

ный в настоящее время”.

В начале главы утверждалось, что личностью пре-

ступника следует признавать личность человека, по-

винного в преступной деятельности определенного ти-

па, поскольку в процессе деятельности формируются

специфические личностные свойства, которые среди ее

исполнителей встречаются значительно чаще, чем у

иных людей. В этом смысле преступников следует от-

нести к той человеческой категории, которую А. Ф. Ла-

зурский назвал извращенным типом. Принимая во

внимание доминирующие черты характера (“психиче-

ское содержание личности”), автор разделяет этот тип

на четыре подтипа: рассудочные, слабовольные, импуль-

сивные, эмоциональны? и располагает их на трех уров-

нях психической активности – высшем, среднем и

низшем.

Понятие психической активности отражает силу,

стойкость и динамичность психики. “Сущность этого

компонента, – писал психофизиолог В. Д. Небыли-

цын, – состоит главным образом в тенденции личности

к самовыражению, эффективному освоению и преобра-

зованию внешней действительности… Степени актив-

распределяются от вялости, инертности и пассив-

” д созерцательства на одном полюсе до высших сте-

ней энергии, мощной стремительности действий и

достоянного подъема – на другом”

Представителей высшего уровня психической ак-

дцости мы находим среди талантливых ученых-по-

движников, выдающихся писателей, художников,

“удьпторов, политических деятелей и др. Есть они и

рди злодеев масштаба Нерона, царя Ивана Грозного,

ртдера, Сталина. К счастью, их немного, ибо “гений и

злодейство – две вещи несовместные”. Поэтому, ис-

пользуя классификационную схему А. Ф. Лазурского,

будем ограничиваться двумя уровнями психической

активности – низшим и средним

Рассудочных преступников низшего уровня мы на-

зываем “расчетливыми эгоистами”. На среднем уров-

не располагаются “лицемеры”. Слабовольные низшего

уровня называются “апатичными”, а среднего – “не-

приспособленными”. Импульсивные состоят из “беспо-

рядочных импульсивных” и “аффективных”. Эмоцио-

нальные правонарушители низшего уровня называют-

ся “сосредоточенно жестокими”, а среднего – “энер-

гичными озлобленными” (см. табл. 2).

Таблица 2

Психологическая классификация личности

Подтипы уровни”РассудочныеСлабовольныеИмпульсивныеЭмоциональные

НизшийРасчетливые эгоистыАпатичныеБеспорядочныеСосредоточенно жестокие

СреднийЛицемерыНеприспособленныеАффективныеЭнергичные озлобленные

Мясищев В. Н., Журавель В. А. На пути создания психологи-

ческой теории личности // Вопросы психологии. – 1974. –

№2. -С. 40; См. также: НадьярныйА. В. Психологические ха-

рактеристики типов правонарушителей // Вопросы борьбы с пре-

ступностью. – М., 1974. – Вып. 21. – С. 127-128.

Небылицын В. Д. Психофизиологические исследования ин-

дивидуальных различий. – М., 1976. -С. 178.

Лазурский А. Ф. Классификация личностей. – М.-Пг.,

1923.-С. 85-193.

Характеры указанных в таблице лиц во многом

впадают с описаниями акцентуаций личности, раз1

ботанными значительно позже немецким психолог>

К> Леонгардом, русский перевод книги которого “А

центуированные личности” был издан в Киеве в 1981 г.1

Его первыми последователями стали российские и ук

раинские психологи и психиатры А. Е. Личко (1983 г.)

В. Т. Кондрашенко (1988 г.), В. В. Королев (1992 г.)

Н. П. Крейдун (1993 г.). По общему мнению, акцентуа

ции личности или характера (по терминолопи

Ао Е. Личко) – это такие его особенности, которые а

являются вполне патологическими, но, находясь ка]

бы на границе нормы и патологии, влияют на поведе

ние, в том числе преступное.

Как показали исследователи, среди преступников 1

распространены акцентуации: истероидные (демонст-

ративные), неустойчивые (циклоидные), тревожные,

застревающие (параноики или эксплозивные), возбуди-

мые (эпилептоиды), гипертимные, неустойчивые (дис-

тимические), шизоидные (интравертированные).

“Рассудочные” тяготеют к корыстным правонару-

шениям. С. В. Познышев писал о “расчетливых” пре-

ступниках: “Никакого идейного базиса под свое пре-

ступление расчетливые преступники не подводят; они

знают, что оно нехорошо, и им не следовало бы его де-

лать, но их соблазняет представляющаяся им связь это-

го преступления, как средства, с целью которой они ре-

шили добиться”

Для “рассудочных” характерны гипертимная, де-

монстративная и педантическая акцентации, хотя, ко-

нечно, бывают и другие.

Гипертимы подвижны, болтливы, общительны,

деятельны, преимущественно экстравертны, то есть

ориентируются главным образом на мнение “значимых

других”. Стремятся привлекать к себе внимание, всегда

быть в центре происходящих событий. В то же время

их суждения часто легковесны, а поступки аморальны.

Демонстративная, или истероидная, акцентуация

во многом схожа с гипертимной, но у истероидов –

Познышев С. В. Криминальная психология… – С. 245.

рнутая театральность в общении, повышенная

“цобностъ увлеченно лгать и даже верить в собствен-

ложь. Из тщеславия готовы на рискованные по-

пки, в том числе преступные.

Педантическая акцентуация характеризуется на-

явостью состояний, приступами ипохондрии, нере-

щдедьностью и осторожностью поведения. С другой

вороны, все, что делают педанты, они выполняют об-

стоятельно, аккуратно.

Акцентуации характера и темперамента личности

редко обнаруживаются в чистом виде. В монографии

К. Леонгарда описываются также симбиозы, характер-

ные для “расчетливых” преступников: сочетание де-

монстративных (истерических) и параноических (“за-

стревающих”) акцентуаций; сочетание параноических

черт с педантической наклонностью. В первом случае

личность приобретает целеустремленность, соединен-

ную с беспринципностью и лживостью. Во втором –

упорство в достижении цели, а также такое свойство,

как ригидность, то есть продолжение прежнего поведе-

ния, несмотря на то, что оно стало очевидно бессмыс-

ленным и опасным.

Названные акцентуации характеризуют “рассудоч-

ных” преступников обоих уровней – низшего и средне-

го. Различие между ними – лишь в активности воле-

вых, эмоциональных и волевых проявлений преступ-

ной деятельности. Однако типичная акцентуация “ли-

цемеров” – демонстративная (истерическая). Истерои-

ды этого типа склонны к авантюризму и стремятся к

лидерству. Обладают повышенной способностью к вы-

теснению из своего сознания нежелательной информа-

ции. Легко приспосабливаются к условиям отбывания

наказания, примыкая к активу, поддерживающему ад-

министрацию, либо к “отрицаловке”, а нередко к тем и

другим, тайно, разумеется. Наиболее распространены

среди “лицемеров” преступления, совершенные путем

обмана, главным образом мошенничество. Резонер-

ствующие “лицемеры” иногда становятся лидерами

преступных групп и участвуют в крупномасштабных

экономических преступлениях.

Разновидности подтипа слабовольных названы апа-

тичными (низший уровень) и неприспособленными

(средний уровень). Те и другие нередко экстраверп

легко поддаются внешним влияниям, склонны к ,

прессивным состояниям.

“Слабовольные” обладают преимущественно дисп

мической и аффективно-лабяльной акцентуацияма

Дистимы (неустойчивые) представляют собой против<положность гипертимам. Личности этого типа по наг}ре молчаливы, медлительны и обычно сосредоточещна мрачных сторонах жизни. В общении сдержаннозамкнуты, подозрительны. В то же время в силу свое<пассивности обладают повышенной внушаемостью, 41используют подстрекатели и лидеры преступных гругпировок.Аффективно-лабильная (циклоидная) акцептуйция означает сочетание в личности гипертимических щдистимических характеристик. На передний план вы>1

ступает то беспечная веселость, то мрачное депрессив-1

ное состояние. Неустойчивость настроений отражает

внутреннее раздвоение личности, снижающее сопро-1

тивляемость житейским неудачам и неблагоприятному

влиянию ближайшего окружения. 1

Различие между двумя разновидностями слабоволь-

ных состоит в уровне интеллектуальных и волевых ка-

честв. Следует в то же время отметить, что наименова-

ния “апатичные” и “неприспособленные” носят услов- >

ный характер, как, впрочем, и всякие предельно крат-

кие дефиниции.

Лица, которых А. Ф. Лазурский считал импульсив-

ными, отличаются эмоционально-волевой неуравнове-

шенностью, нестабильным и часто бездумным поведе-

нием. Опрометчивые решения принимают по первому

побуждению, без размышлений? “.”вновь возникшее

желание немедленно переходит в соответствующее дей-

ствие, не будучи задерживаемо ни мотивами противо-

положного характера, ни попытками обсудить предсто-

ящий поступок и его последствия> Отсюда их реши-

тельность и склонность к энергичным действиям, со-

единенная, однако, со значительным легкомыслием,

несерьезностью и беспорядочностью поступков” Им-

ЛазурскийА. Ф. Указанная работа. – С. 101.

дрдьге правонарушители совершают главным об-

” м насильственные преступления, в том числе и осо-

п тяжкие – умышленное убийство, увечье, злостное

хулиганство, вандализм

д соответствии с описаниями, содержащимися в

иге А. Ф. Лазурского, многие из числа рассматривае-

категории лиц обладают эпалептоидной (возбуди-

ли) акцентуацией. По общему мнению исследовате-

дрй, занимавшихся проблемой акцентуаций, возбуди-

мые наиболее криминогенны. Они неуправляемы, им-

пульсивны, вспыльчивы, раздражительны, подверже-

ны алкоголизму, аморальны. Отличаются также жесто-

костью и злобностью. Низший уровень импульсивных

назван беспорядочными, средний – аффективными.

Как и в других подгруппах, эти названия, предло-

женные А. Ф. Лазурским и отражающие терминологию

20-х гг., довольно условны и сохранены здесь без изме-

нений главным образом по этическим соображениям.

Аффективные обладают более развитым интеллектом и

волевыми качествами. Может быть поэтому они чаще,

чем беспорядочные, стремятся к рационализации соде-

янного, пытаются переложить вину на других лиц, в

том числе на потерпевшего. Это – один из способов

психологической защиты от травмирующего психику

сознания нелепости поступка. Аффективное состояние

в момент импульсивной реакции – не единственное

условие бессмысленного поступка. Снижают самоконт-

роль также алкогольное опьянение, наркотическое ли-

бо токсическое возбуждение, иные болезненные состо-

яния психики.

Эмоциональные преступники в отличие от импуль-

сивных действуют обычно под воздействием устойчиво-

го эмоционального состояния – чувства мести, жажды

власти, полового влечения, ущемленного самолюбия и

т. п. Два уровня активности – “сосредоточенно-жесто-

кие” и “энергичные озлобленные”. Первым свойствен-

ны злобность, примитивное мышление, аморальность.

Вторые отличаются стойкой враждебностью, часто бес-

Бандурка А. М., Зелинский А. Ф. Вандализм. – Харьков,

1996. – С. 104-105.

причинной, к окружающим людям к обществу пп>

де, культурным ценностям и коч счете

всему миру. Совершаемые ими преступлениТ ~

преимущественно агрессивные посатванГп

“ут-

УПОминавГэ

(параноическая) и шизоидная

акцентуации, а также их сочетаниях эпилептоидной и

застревающей> (параноической), шизоидной и эиле

тоиднои (возбудимой). Особенно опасны ца с эТе

оидно-параноической акцентуацией. Жестоси

непредсказуемость эпилептоида у нихоется с

злопамятностью, честолюбием, подозритеь

обидчивостью параноика. Литературный пр

гожин в романе ф. М. Достоевс-Идитизоиды

противоречивы, с раздвоением личности пТобн

сопереживанию и непредсказуемы. В сочетав

х формируются личное сер-

ных убийц, террористов, насильников, бандитов

В заключение хотелось бы отметить окримино

логическая классификация, выполненная с

лескои типологии, разработанной вегг

А. ф. Лазурским, и современных исследователей л

“аТТ” ” ” Р-Уенд::

сТЇ Р- и всякая иная, нам

известная. Бесконечное разнообразие человеческ

характеров вообще невозможно бе остатка втсть

какую бы то ни было завершенную схему И Рас

сматривал роль личности в формировании хкт

:кТ ” ” ос

иной социа.ной и психологической л

н” ” -иежност престо

Глава II

ПСИХИЧЕСКИЕ АНОМАЛИИ,

ИХ ВИДЫ И КРИМИНОГЕННОСТЬ

Лм1 чемвека сциекй не ииоили}4мьш, Золее

Лйю, он чаившЯельто шицйксамн. Лашчен,

а слецовсиНельно, и помн иКсим…

Л. Шевзия

2.1. Понятие и виды

патопсихопогических отклонений

Криминологи всегда отмечали повышенную распро-

страненность среди лиц, осужденных за преступления,

особенно агрессивные, различного рода психологиче-

ских аномалий, которые, однако, далеко не всегда ста-

новятся основанием для признания виновных невме-

няемыми. Как уже упоминалось, антропологическая

школа выделяла особую категорию “сумасшедших и

полусумасшедших” преступников (Э. Ферри и др.).

Некоторые авторы утверждают, что вся преступность,

в сущности, – это социальная патология (кримино-

лог Э. Ф. Побегайло) или “болезнь духа” (писатели

Г. А. Медынский, А. Мень).

Криминологические научно-исследовательские цент-

ры (кабинеты) 20-х гг. в Украине и России тщательно

изучали проблемы криминальной патопсихологии.

Был определен “психопатологический индекс”, то есть

средняя частота психических отклонений у осужден-

ных, которая оказалась равной 68% . Умственная отста-

лость (олигофрения) обнаружилась у 37% обследован-

ных, психопатия -у 31%. Были также получены све-

дения о взаимоотношениях между психическими от-

клонениями и различными видами правонарушений

Е. К. Краснушкин различал три типа правонаруши-

телей с нездоровой психикой: шизотимиков, циклоти-

миков и эпилептотимиков. Первые отличаются мелан-

холическими настроениями, противоречивостью и

неустойчивостью поведения; вторые – стремлением к

разгульной жизни и воровству, третьи – жаждой влас-

ти и богатства.

В последующие годы, после ликвидации кримино-

логических кабинетов, проблемы криминальной пато-

психологии долгие годы не разрабатывались; любая по-

пытка определить криминогенность неврозов, психопа-

тий и других болезненных аномалий психики, не ис-

ключающих вменяемости, рассматривалась как “био-

логизация социальных процессов” и, следовательно,

как грубая методологическая ошибка, что было тогда

небезопасно. Здесь уместно заметить, что боязнь обви-

нений в биологизме, похоже, сохранилась до сего вре-

мени. Даже авторы монографии, озаглавленной “Кри-

минальная патопсихология”, спешат заверить читателя

в своей непричастности к биологическим теориям пре-

ступности: “Не психические аномалии способствуют та-

кому поведению (преступному. — А. 3.) сами по себе, а

те психические особенности, которые формируются под

их влиянием. Эту же мысль можно выразить так: как

и внешние социальные условия, психические расстрой-

ства не ведут напрямую к преступлению, не преломля-

ясь через психику субъекта”. Мне кажется, что в этом

высказывании не больше логики, чем, к примеру, в за-

явлении о том, что часы барахлят не по причине неот-

Краснушкин Е. К. Кабинеты по изучению личности преступ-

ника и преступности в СССР и за границей. -М., 1925.-С. 23-

41; Ганкушкин П. Б. Клиника психопатий. Их статика,

динамика и систематика. – М., 1933. – С. 15-50.

о

Краснушкин Е. К. Опыт психиатрического построения ха-

рактеров у правонарушителей // Преступник и преступность. –

М., 1927. – С. 7-33.

о

– С. 38.

Антонян Ю. М., Гульдан В. В. Указанная работа.

40

регулированного маятника, а потому, что они неисп-

равны. Психика едина, и попытки противопоставить ее

“здоровые” и “больные” элементы грешат очевидной

недиалектичностью суждений. “Каждый человек не-

множко сумасшедший”, – считает Н. А. Амосов, и, на

мой взгляд, небезосновательно. Так называемые акцен-

туации личности, о которых речь шла в предшеству-

ющей главе, – это состояние психики на границе меж-

ду нормой и патологией. Не случайно наименования

большинства акцентуаций совпадают с латинскими

названиями психопатий. Границы между степенями

“сумасшествия”, определяющими акцентуацию, психо-

патологические отклонения и невменяемость очень раз-

мыты, а то и условны. Поэтому отрицание действую-

щим уголовным законодательством понятия уменьшен-

ной вменяемости противоречит научным представлени-

ям о соотношениях между нормой и патологией. Пси-

хиатр С. Ф. Семенов по этому поводу пишет: “Вменяе-

мость и невменяемость, так же как здоровье и болезнь,

связаны целым рядом переходов, их нельзя ни ото-

ждествлять, ни абсолютно противопоставлять… Неиз-

бежны случаи, когда в процессе диалектической борь-

бы болезни и защитно-приспособительных сил организ-

ма интеллект и воля оказываются не полностью нару-

шены, а лишь ослаблены”.

Частичное ослабление интеллекта и воли обусловле-

ны болезненными изменениями личности. В психи-

атрической литературе такие болезненные состояния

называются пограничными. Ю. А. Александровский,

который ввел в научный оборот это понятие, разделяет

пограничные нервно-психические расстройства на две

категории: неврозы и психопатии. В специальной ли-

тературе отмечается также умственная отсталость,

последствия органического или травматического повре-

ждения головного мозга (энцефалопатия), алкогольный

Семенов С. Ф. К вопросу об ограниченной (уменьшенной) вме-

няемости // Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Кор-

сакова. – 1966. – Т. 66.- Вып. 8. – С. 1271.

Александровский Ю.А. Глазами психиатрии. – М., 1977. –

С. 108.

41

психоз и наркомания. Пограничные состояния отлича-

ются от акцентуаций, а также от различного рода реак-

тивных состояний (аффекта, стресса, сильного алко-

гольного опьянения или наркотического возбуждения

и т.п.) тем, что поражают всю личность, а не отдельные

ее функции, и являются ее устойчивыми характеристи-

ками, практически неизлечимыми. В то же время ука-

занные патологии не могут служить основанием для

признания виновного невменяемым, поскольку они не

устраняют возможности осознания совершаемых дей-

ствий и руководства ими.

2.2. Распространенность психических

аномалий пограничного характера

среди осужденных

Криминогенность пограничных состояний психики

можно было бы определить более или менее достоверно

путем обследования биографий представительного чис-

ла психопатов в сопоставлении с контрольными груп-

пами с последующими расчетами частоты лиц, осуж-

денных за преступления среди тех и других. Насколько

мне известно, такие массовые исследования в Украине

и других странах СНГ не проводились. Но имеются све-

дения о распространенности патопсихологических от-

клонений среди осужденных за различные преступле-

ния. По данным Н. Ф. Кузнецовой и Н. С. Лейкиной,

около 45% убийц, подвергнутых судебно-психиатриче-

ской экспертизе, были признаны психопатами. Намно-

го больше – 68,7% – оказалось психопатов, невроти-

ков и иных лиц, совершивших преступления в погра-

ничных состояниях психики, среди убийц и насильни-

ков, изученных другими авторами. Аналогичные ре-

Кузнецова Н. Ф., Лейкина Н. С. Криминологический аспект

соотношений социального и биологического // Сов. государство и

право. – 1977. – №9.- С. 110.

о

” Антонян Ю. М” Виноградов М. В., Голуб Ц.А. Преступность

и психические аномалии // Там же. -1979.-№7.-С. 100.

дультаты были получены украинскими криминолога-

,дц1, Г. И. Чечель из заключений судебно-психиатриче-

цкцк экспертиз по Алтайскому краю установил, что бо-

дее 15% убийц признано невменяемыми, а 65,2% –

психопатами Более подробную характеристику пато-

психологий, установленных психиатрами-экспертами,

дает московский психолог М. Н. Еникеев; психопаты

составили 18,3%, лица с остаточными явлениями орга-

нических повреждений головного мозга – 18,7%, с

травматической энцефалопатией – 18%, хронические

алкоголики – 16%. В сумме получается 71%, что поч-

ти совпадает с “психопатологичным индексом”, най-

денным в 20-х гг.

Большинство известных исследований такого рода

не сопоставляются с контрольной группой, а это су-

щественно снижает научную ценность результатов. Не-

обходима хотя бы статистика психического здоровья

населения, чтобы судить о том, много или мало психо-

патов среди убийц и других агрессивных преступников.

О психопатологии населения в печати изредка появля-

ются отрывочные сведения. Так, в апреле 1989 г. на

Всесоюзном совещании психиатров в Москве сообща-

лось, что в мире психически нездоровых лиц насчиты-

вается не менее 40 млн. В 1989 г. на территории СССР

учтено 15 млн психически больных людей, из них

5,5 млн состояли на активном учете психиатрических

диспансеров. 17% студентов высших учебных заведе-

ний лечились от неврозов Это было в год подъема

демократического движения в стране, в разгар долго-

Закалюк А. П., Коротченко А. И., Москалюк Л. Н. Допре-

ступное поведение и механизм совершения преступлений прияа-

рушении психики пограничного характера // Проблемы

изучения личности правонарушителя. – М., 1984. – С. 145.

Чечель Г. И. Влияние психических аномалий на назначение

и отбывание наказания // Личность преступника и уголовная от-

ветственность> – Саратов, 1981. – С. 129.

Еникеев М. Н. Основы судебной психологии. Психические

свойства личности. – М., 1982. – С. 91.

Манчурова Е. Психиатрия без зон молчания // Известия, –

1989. -19 апреля.

ддддой “перестройки”. И вряд ли положение улучши-

лось в конце 90-х гг., когда в странах бывшего СССР

отмечаются глубокие кризисные явления в экономике

д дравствейно-психологической сфере. В Украине на-

считывается более 1,2 млн лиц, страдающих различно-

го рода психическими аномалиями, что составляет 2%

населения страны. И хотя значительное количество

психически нездоровых людей не учтено официальной

статистикой, их относительное число среди агрессив-

д1д преступников в десятки раз больше средних пока-

м-тепеп что может свидетельствовать о криминоген-

доди психических аномалий.

рддается в глаза зависимость от психических рас-

стоойств девиантного поведения несовершеннолетних.

поставляя преступность среди психически здоро-

вых детей и достаточно представительной группы де-

линквентов того же возраста, В. П. Емельянов опреде-

ддд что уровень преступности несовершеннолетних со

здоровой психикой в 1,7-2 раза ниже, чем у стоящих

дд диспансерном учете олигофренов в возрасте 14-17

лет в 15-16 раз ниже, чем у психопатов и в 300 раз

ддр ц у эпилептиков того же возраста. Установле-

но также, что психопаты чаще, чем иные психически

дздододые подростки, обвиняются в агрессивных пра-

вонарушениях (около 68%).

дрцди осужденных несовершеннолетних, страдаю-

” слабоумием (олигофренов), агрессивные проявле-

ди составляют менее половины (485). По данным

д Личко, 1″ госпитализированных в связи с

прддздскими аномалиями подростков 40% – право-

дяр-ущители, а среди психопатов их больше половины.

опубликованы и другие данные, свидетельствующие о

ом что среди несовершеннолетних правонарушителей

иронические аномалии встречаются значительно чаще,

1 ромднцее Г. ПараноХв ковчег // Голос УкраХни. – 1997. –

5 КБ1ТНЯ.

2 Едьянов В. П. Преступность несовершеннолетних с психи-

ческими аномалиями. – Саратов, 1981. -С. II.

ЛичкаА. Е. Психопатии и акцентуации характера у подрост-

ков. – Л” 1983. – С. 53.

чем среди правопослушных, и что среди правонаруши-

телей больше больных, чем здоровых. Полагаю, что из-

ложенная здесь информация, при всей ее относитель-

ности и недостаточной представительности, свидетель-

ствует о связи преступности с психическими аномалия-

ми, особенно ярко выраженными при психопатиях.

2.3. Криминогенность психопатий

Слово “психопатия” в перевиде с греческого означа-

ет страдание души, то есть душевную болезнь. Но в от-

личие от шизофрении и других тяжких заболеваний

психики, которые обусловливают невменяемость, пси-

хопатии, как правило, не признаются медицинским

критерием невменяемости. Установившаяся научная

трактовка психопатий сводится к патологии характера,

при которой часто отмечается практически необрати-

мая асоциальность индивида, препятствующая его

адаптации к социальной среде. Нередко в криминоло-

гической литературе психопатов называют еще социо-

патами.

Возникают психопатии вследствие заболеваний,

травмы головного мозга, интоксикации, психической

травмы, а также при врожденной неполноценности

нервной системы. В последнем случае говорят о консти-

туционной, или “ядерной”, психопатии

Наиболее распространенной разновидностью психо-

патий является возбудимая. Как свидетельствуют

Ю. М. Антонян и В. В. Гульдан, она составляет около

половины (45,6%) изученных случаев психопатиче-

ских отклонений среди осужденных. Для возбудимых

психопатов характерны вспыльчивость, импульсив-

ность, гневливость, подверженность алкогольным запо-

ям. Один из вариантов этого типа – эпилептоиды.

Александровский Ю. А. Состояния психической дезадапта-

Ции и их компенсация (пограничные нервно-психические рас-

стройства). -М., 1976. – С. 95-96.

Там же. – С. 60-61.

45

П. Б. Ганнушкин подчеркивал аморальность эпилех

идных психопатов: “…их аффективная установка по

всегда имеет несколько неприятный, окрашенный г

хо скрываемой злобностью оттенок, на общем фоне

торого время от времени иной раз по ничтожному

воду развиваются бурные вспышки неудержимого ]

ва, ведущие к опасным насильственным свойству

Они крайне эгоистичны, агрессивны, отличаются пов1_

шенной сексуальностью. А. Е. Личко эту характеру

тику дополняет указаниями на сходство психопате>

эпилептоидов с больными на эпилепсию: те же извр

щенные влечения, вязкость, тяжеловесность и инер

ность мышления, злобная тоскливость и готовность В]

мещать плохое настроение на посторонних лицах и в

щах, садизм и мазохизм. В состоянии алкогольно;

опьянения обнаруживают склонность к вандализму –

стремление все бить и крушить”

Типичным представителем социопата эпилептоид-

ного типа может служить 30-летний Д. После отбытия

наказания за разбой он стал работать на полтавском

кладбище. Все, кто его знали, отзывались о нем как о1

злобном и жестоком, непредсказуемом человеке. Жена

от него ушла. Совершил ряд тяжких насильственных

преступлений, в частности умышленное убийство двух

человек и умышленное уничтожение автомобиля. Про-

изошло это при таких обстоятельствах: Д. и его при-.

ятель, тоже кладбищенский гробокопатель В., воору-

жившись охотничьим ружьем, направились ночью на

мотоцикле к колхозной птицеферме, чтобы украсть

кур. Но сторож помешал им. Озлобленные неудачей во-

ры возвращались домой. Неподалеку от кладбища об-

наружили автомобиль “Жигули”, в котором были не-

знакомые им мужчина и женщина. Безо всякого пово-

да, неожиданно для В>, Д. выстрелом из ружья убил

мужчину, а женщину, молившую о пощаде, оглушил

Ганнушкин П. Б. Особенности эмоционально-волевой сферы

при психопатиях // Психология эмоций: Тексты. – М., 1984. –

С. 269-271.

ЛичкоА. Е. Указанная работа. – С. 53.

дадом> Тела потерпевших затащили в салон авто-

ЇРд д облили его бензином и подожгли. Женщина

орела заживо-

д}1 лиц; осужденных за агрессивные преступле-

роало также психопатов неустойчизого типа,

психологическая характеристика излагается иссле-

дделями неоднозначно. Е. К. Краснушкин и некото-

ме современные авторы отмечают их неорганизован-

осчъ, легкомыслие, безволие, внушаемость, нецеле-

уремленность, погоню за все новыми впечатлениями,

ездумность. А. Е< Личко, характеризуя неустойчивыхпсихопатов, указывает на их трусливость, неуправляе-мость, лень, безответственность, тяготение к алкоголю,развлечениям и уличным компаниям По наблюдени-ям К). М. Антоняна и В. В. Гульдана, неустойчивыйтип психопатов составил 16,4% изученных правонару-шителей с аномалиями психопатологического характе-ра. Наиболее распространенные преступления - угоныи хищения автомобилей, квартирные кражи и т. пАЗаметное место среди психопатов, нарушивших уго-ловные законы, занимают истерические личности(18,7%). Для них характерны эгоцентризм, постоянноестремление обратить на себя внимание окружающих,жажда признания, лживость и нарочитая театраль-ность поведения. В то же время, как отмечал П. В. Ган-нушкин, "...по отношению к тем, кто возбудил их не-удовольствие, они злопамятны и мстительны. Будучинеистощимы и неразборчивы в средствах, они лучшевсего чувствуют себя в атмосфере скандалов, сплетен идрязг". Около 60% совершенных преступлений - ко-рыстные, главным образом мошенничества.Архив Полтавского облсуда. - 1992.Краснушкин Е. К. Кабинет по изучению личности преступ-ника и преступности. Изучение личности преступника в СССР ваа границей. - С. 26.ЛичкоА. Е. Указанная работа. - С. 170-171.Антонян Ю. М., Гульдан В. В. Указанная работа. -С. 63.Ганнушкин П. Б. Особенности эмоционально-волевой сферыПРИ психопатиях. - С. 271-275."а"и"нностью обд:-РУЖающая их я""лючител-ает их со1стТ "ьное мГк < 3- -исхолодность, "Реживания и.,нау-ов:::",- примераРькова в отношений одним изснТ" " РРад прочие расстройствааномалии личности, наиболее распространенных фигур средиОДЯ " еняемых правонарушителей являютсяограЯЯ" якоголики. Алкоголизм часто сочетается,роия"" д Как сообщают специалисты, более по-с психопат ддх психопатов совершало преступле-довины ддди алкогольного опьяненияетний столяр художественного училища С., на-оаботе в нетрезвом состоянии, без видимыхпобил в мастерской все окна. Позже объяснил,"" какие-то незнакомые лица угрожали ему распра-- удебно-психиатрическая экспертиза установила" тоое развитие алкогольного психоза с галлюцина-дрно-параноидной симптоматикой". Суд назначилпринудительное лечениеХронический алкоголизм - одна из форм наркотического психоза, особая, наиболее распространенная, нодалеко не самая опасная форма наркомании. Наркома-ны в узком понимании - морфинисты, гашишисты,употребляющие кокаин и сильнодействующие синтети-ческие наркотические вещества, - значительно болеекриминогенны, чем алкоголики, особенно в состояниинаркотического голодания. Деградация личности нар-комана происходит более стремительно и необратимо.По данным МВД Украины проблема наркомании при-обрела в последние годы особую остроту. Продолжаетсядальнейшая наркотизация населения, в основном моло-дежи. На 1 января 1996 г. на учете состояли 56 тыс.лиц, систематически употреблявших наркотические ве-щества, - на 17% больше, чем в предыдущем году, изних 43 тыс. - наркоманы.Батурин Э. В. Судебно-психиатрическая оценка осложнен-ных форм алкогольного опьянения // Вопросы общественно опас-ных действий, совершаемых психически больными людьми. -Волгоград, 1981. - С. 82-83." Архив Ленинского районного суда г. Харькова. - Дело1-49/92.Наркомания тесно связана с преступностью. Можноназвать пять видов такой связи. Первый - провокацийонныи. находясь в состоянии наркотического возбужде-1ния, наркоманы склонны к агрессивным и половым?преступлениям. В сущности, источник агрессии возникает в подсознании индивида, а наркотическое возбужудение ослабляет нравственные и иные табу, как и пр]обычном алкогольном опьянении. Второй вид связ)условно назовем мотивационным. Для приобретени,довольно дорогих наркотических веществ наркоманысовершают корыстные посягательства, особенно когднаходятся в состоянии наркотического голодания. Третий - виктимный. Наркоманы, в частности женщины, принявшие наркотики, становятся легкой добычей-грабителей и насильников. Четвертый вид криминоген-ной связи можно назвать деградационным. Как уж>

упоминалось, наркоманы быстро деградируют социаль-

но и физически. Они становятся маргиналами – людь-

ми без будущего. Это подталкивает их к преступной

деятельности асоциального характера: мелкие кражи,

насилие и др. И наконец, пятый вид я назвал бы гене-

тическим: спрос на наркотики породил предложение,

в результате чего появился мировой наркобизнес. Изго-

товление и распространение наркотиков – наиболее

доходный вид преступных промыслов.

В 1996 г. наркоманы и иные лица, потреблявшие

наркотики, в состоянии наркотического возбуждения

винили 16 261 преступление, в том числе 41 умыш-

ленное убийство, 366 грабежей, 91 разбойное нападе-

ние. И еще свыше 5 тыс. преступлений совершено ради

приобретения наркотиков. Зарегистрировано более 36

тыс. случаев преступного изготовления и сбыта нарко-

тиков и иных преступлений, связанных с незаконный

их оборотом. При оценке этих данных следует учиты-

вать высокий уровень латентности потребления нар-

котиков и связанных с этим пороком корыстных пре-

ступлений.

Кримшогенна ситуация вУкраий; опенка, тенденци, пробле-

ми. – К,, 1997, – С. 44-46.

Лица, страдающие врожденным или приобретен-

яь1М слабоумием (олигофрены.), среди осужденных за

довершенные преступления встречаются значительно

е, чем психопаты (3-4%). Они характеризуются

ддностью поведения, неритичностью в самооцен-

плохим прогнозированием своего будущего, повы-

щенной внушаемостью. В то же время треть дебилов

/дегкая степень слабоумия) совершила уголовные пра-

ронарушения достаточно продумано, по заранее разра-

ботанному плану.

К., 20 лет, страдающий дебильностью, разбил не-

сколько тракторов, сбрасывая их в овраг, так как “хо-

тел посмотреть, как они падают”. После возбуждения

уголовного дела разбил еще один трактор, чтобы “затя-

нуть следствие и до осени побыть на свободе”.

Олигофрены совершают преимущественно имущест-

венные преступления, а также изнасилования.

Неадекватное поведение может обусловливать пато-

логия, связанная с органическими или травматичес-

кими повреждениями головного мозга (энцефалопатия-

ми). Как сообщает московский психолог М. К. Еникеев,

среди лиц, направленных на судебно-медицинскую экс-

пертизу в связи с совершением преступлений и при-

знанных вменяемыми, 18,7% составили лица с оста-

точными явлениями органических повреждений голов-

ного мозга и почти столько же – с травматической

энцефалопатией. Симптоматика таких больных сходна

с психопатической. Нередко осложняется алкоголизмом.

Неврозы, в отличие от психопатий, являются вре-

менным, переходящим нервно-психологическим рас-

стройством. Классический психоанализ 3. Фрейда объ-

ясняет происхождение неврозов как результат кон-

фликта между сознанием (“Эго”) и совестью (“Супер-

Эго”). Органические изменения головного мозга при

неврозах чаще всего отсутствуют. Различаются три ос-

новные формы неврозов: неврастения, истерия, невроз

навязчивых состояний. Неврастения характеризуется

Алтонян Ю. М., Гульдан В. В. Указанная работа. -С. 196.

Ечикеев М. Е. Указанная работа. – С. 23.

систе-

расстройством ФУНКЦИЙ вегетативной нервной систе.

мы повышенной раздражительностью, утомляемос-

тью, подавление настроения, слезливостью (депресси-

ей). Истерические формы неврозов очень разнообразны

и иногда маскИрУ “ЇД различные заболевания:

припадки, расстройства нервной чувствительности,

заикание, наруИT координации движений, рас-

стройства речи И Глубокие формы истерического

невроза могут переходить в психопатические расстрой-

ства и сопроводаД помрачением сознания. Невроз 1

навязчивых состояний характеризуется появлением 1

после тяжелого стресса различных по содержанию со- 1

стояний и фобиЙ. тревожности, предчувствий и т. п. 1

Все формы невроза нарушают восприятие и оценку 1

личностных вйе1T влияний и способствуют неадек- ]

ватным реакция иа ситуацию. А это нередко приводит

к различного роД эксцессам, в том числе и преступ-

ным. Для невроои личности характерны “…эго-

центризм, позерство, идеализированное представление

о себе чрезмерН притязания, неадекватность поведе-

ния тревожность, мнительность, нетерпимость…”.

Психоаналитическая практика лечения невротических

состояний сводится к искусству врача-психоаналитика,

к его способности помочь пациенту осознать истинные

причины невро и избавиться от внутреннего неосо-

знаваемого конфликта, породившего болезнь.

ц заключен краткого обзора криминогенности

психических аномалий следует еще раз подчеркнуть

мысчь высказаУо начале этой главы; психические 1

патотогии и расстройства составляют свойства характе-

ра индивида А характер – это совокупность свойств, 1

в КОТРЬХ выРо”” способы- поведения. В этом и со-1

стоит отдичие понятия характера от понятия личности 1

личность опюеД мотивацию – то, ради чего совер-1

шеются простУ характер – как действует чело-1

Ф повескаЯ ~ некоторых совмещающих характеристи- –

ках личности в различных психологических направлениях // :

Материалы IV Всесоюзного съезда общества психологов. – Тби-

лиси, 1971.-С.-74.

52

р. Всякое преступление – это способ удовлетворить

туальную потребность, запрещенный уголовным за-

дом. Выбор такого способа среди многих других

ределяет начало криминальной мотивации. А выбор,

ак было показано, во многом зависит от психического

здоровья лица.

Когда писались эти строки, телевидение и газеты

принесли из соседней России еще одну страшную весть:

мерос К. расстрелял восьмерых своих сослуживцев и

закрылся в торпедном отсеке атомной подводной лод-

1 угрожая ее взорвать. На другой день, однако,

застрелился. И, как сообщается, никаких требований

не выдвигал, был вполне нормальным человеком, не

конфликтовал, хорошие характеристики… Как плохо

мы знаем самих себя!

Гиппенрейтер Ю. Б. Указанная работа. – С. 258.

53

Глава III

МОТИВАЦИЯ ПРЕСТУПНОГО

ПОВЕДЕНИЯ (ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ)

Ша из сфц> исхомН змле илиислы,

цичаНва, п-мЗОцеяниА, /фалш,

мкесвиеШемрйва. хцления.

Мшаф.. 5:19

3.1. Мотивы преступлений в юридической

литературе и законодательстве

Психологическая теорий мотивации человеческого

поведения чрезвычайно запутана. Может быть, потому,

что привлекает повышенный интерес, а скорее – в си-

лу своей особой сложности и противоречивости. “Едва

ли найдется другая такая Мв необозримая область пси-

хологических исследований, к которой можно было бы

подойти со столь разных сторон, как к психологии мо-

тивации”, – пишет автор двухтомного обзора учений о ,

мотивах человеческой деятельности. 1

Большинство российских и украинских авторов 1

придерживается традиционных взглядов, которые бе-.

рут начало от Декарта, и рассматривает преступление 1

как обязательно осознанное, волевое деяние, продикто-

Хекхаузен X. Мотивация Я деятельность.

Т. 1.-С. 9.

– М” 1986.

цде внешними обстоятельствами, а мотивом считает

знанное побуждение или осознанную потребность.

Ї Щирокое распространение получило также мнение

ом что мотивами могут быть, наряду с интересами

цдсти, ее чувства, потребности, взгляды, убежде-

яя идеалы, ценностные ориентации, привычки.

В процессе своей профессиональной деятельности

дидты обращаются к самым разным областям знаний,

п частности к научной психологии. Конечно, никто не

упрекнет правоведов в том, что они свои выводы не под-

крепляют экспериментальными исследованиями. Но

всякий исследователь обязан аргументировать свою по-

зицию, ссылаясь на современные достижения соответ-

ствующей науки. Это представляется совершенно необ-

ходимым, когда автор вторгается в дискуссионную

проблему. Такой, без сомнения, остается проблема

осознанности мотивов. Представление о том, что вся-

кий мотив – это осознанная потребность (осознанное

побуждение), что неосознаваемых мотивов не бывает,

превратилось в верование, которое не могут поколебать

никакие доводы. В какой-то мере это можно объяснить

инерцией мышления, воспитанного в годы тоталита-

ризма, когда бессознательная психика объявлялась

“антинаучными вымыслами реакционных буржуазных

ученых” Ф. Ницше, 3. Фрейда и др., а психологизация

правовых явлений считалась идеологически опасной,

поскольку, как любил повторять И. И. Карпец, “приво-

дит в болото биологизма”.

И хотя мы давно признали грузинскую психологи-

ческую школу Д. Н. Узнадзе с ее теорией неосознавае-

мой установки и уже не называем реакционером ге-

ниального писателя Ф. М. Достоевского, раскрывшего

глубинную психологию человеческих поступков полнее

всех профессиональных психологов, хотя почти 20 лет

Тарарухин С. А. Установление мотива и квалификация пре-

ступления. – К., 1977. – С. 14; Волков В. С. Мотивы преступле-

ний. – М., 1982. – С. 9; Криминальная мотивация. – М.,

1986.-С. II-19 и др.

Антонян Ю. М” Дагель П. С. и др. Механизм преступного

поведения. – М., 1981. – С. 45-69.

55

1

циальной защиты; Марк Ансель критикует соврецв1

неоклассическое уголовное право, которое “…дляя

чтобы избежать подлинного анализа виновности, п1

талось отделить умысел от мотива с целью устаем

ния прямой связи вины с преступным деянием… Пс

но тому, как нельзя отделить умысел от его мот

нельзя отделить человека от его поступка”.

Это понимал Н> С. Таганцев, виднейший предст

тель классического направления в российском у1\)

ном праве. В отличие от своих нынешних последов

лей он рассматривал мотив как элемент умышлек

вины: “…хотение как элемент умышленной вины пр

полагает возбуждение к деятельности или мотив, по

новку цели, выбор намерения и обрисовку плана”

К проблеме структуры мотива мы еще вернемся

теперь обратимся к истокам его возникновения. ;

3.2. Потребности, интересы,

социальные ценности

В мотиве

столько.

отражается личность.

“Каждый Стм

игилько, сколько стоит то, о чем он хлопочет” (Ма

Аврелий). В современной психологической литерату

почти общепризнанным считается утверждение о та

что мотив как двигатель поведения возникает из акт

альной в данный момент человеческой потребност)

Понятие потребности в теории мотивации рассматри>

стоя в трех смыслах: 1) как благо, в котором нуждаетс

индивид; 2) как свойство личности; 3) как переживанй

нужды в чем-либо, вызывающее поисковую активност

индивида. В этой работе потребность употребляете

главным образом в последнем смысле как первоисточ-Д

ник возникновения и реализации мотива поведения.

Ансель М. Новая социальная защита. -М., 1970.-С. 246,1

249. 1

Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. – Спб.. 1

1902,- Общ. ч. -Т. 1. -С. 594.

пичаются потребности индивидуальные, группо-

ддективные и социальные (общественные). Их

> дательная характеристика “-классификация

ычайно разнообразны и составляют обширную ли-

Р туру. Большинство авторов не только называет

долее характерные человеческие потребности, но и

рщатривает их структурное, в основном иерархиче-

строение. Группирование при этом производится

е разнообразное -от 3 до 16 позиций. Останов-

рь на двух, наиболее распространенных.

Криминологи и юристы – специалисты в области

уголовного права – различают три типа потребностей;

1) нормальные, соответствующие характерному для

данного общества или класса типу личности и образу

жизни,

2) деформированную систему потребностей, в кото-

рых одни потребности развиты за счет других;

3) извращенные потребности, удовлетворение кото-

рых объективно противоречит развитию личности и ин-

тересам общества.

Упоминание деформированных и извращенных по-

требностей вызывает возражение. Извращенными по-

требностями называют обычно тяготение к алкоголю,

наркотикам, гомосексуализму и т. п.; деформирован-

ными – жажду власти, гипертрофированную потреб-

ленческую активность и т. п. Бесспорно, для многих

лиц; осужденных за совершение преступлений, назван-

ные пристрастия далеко не безразличны. Но в основе

их нетрудно увидеть первичные, вполне нормальные

нужды в физическом и духовном комфорте, в самовы-

ражении, социальном статусе и т. д> На мой взгляд,

асоциальны и извращены не потребности, а средства и

пути их удовлетворения. Потребности как условия,

объективно необходимые для существования и разви-

тия личности, не могут быть антиобщественными, ина-

Курс советской криминологии. – М., 1985. – С. 336; Дже-

кабаев У. С. О социологических аспектах преступного поведе-

ния – Алма-Ата, 1971. – С. 49; Механизм преступного

поведения. – С. 48-49 и далее.

че человечество давно превратилось бы в немногоч1

ленное стадо дерущихся обезьян.

Более убедительными и перспективными для изу

ния криминальной мотивации представляются иера

хические структуры, построенные по критериям соцд

лизации потребностей. Большую популярность на 3

паде приобрела классификация мотивов, предложе,

ная американским психологом А. Маслоу (1945 г.]

Она предполагает пять уровней. В основании пирамид

находятся “низшие”, физиологические потребности

еде, воде, определенной внешней температуре, секс

альная потребность и т. п. в той мере, в какой они обе>

печивают жизнедеятельность индивида. Маслоу назк

вает их нуждами. Над ними располагаются жизнена

важные потребности в безопасности – защите от б<ли, страха, гнева, неустроенности и пр. Третий уровевчеловеческих потребностей образуют "социогеннынужды" в социальной связи с другими людьми -любви, сочувствии, социальной присоединенност1социальной идентификации. На четвертом уровне -самоуважение: потребности в достижениях - в при-<знании, одобрении. Пятый уровень составляют потреЩнести в самоактуальности, или потребности роста,;Это стремление к реализации собственных возможноетей, потребность в информации, в познании, в осмыслении окружающего мира. "Человек должен быть тем,,чем он может быть. Эту потребность можно назвать са-1моактуализацией.Сходные структуры потребностей можно обнару-1жить в работах других авторов, что, вероятно, свиде-тельствует об их научной ценности. 1Источниками мотивов выступают также производ-1ные от потребностей интересы и социальные ценностиСреди многочисленных и порой противоречивых опре-1Хекхаузен. X. Указанная работа. - С. 112-115.Москаленко А. Т., Сержантов В. Ф. Личность как предметфилософского познания. - Новосибирск, 1984. - С. 162; Бесту-жев-Лада И. В. Прогнозирование изменений в системе социаль-ных потребностей // Проблемы формирования социогенныХпотребностей. - Тбилиси, 1974. - С. 58-59.дци интереса в научной литературе представляетсяДолее удачным определение, предложенное А. Г. Здра-исловым. Он считает, что интерес возникает нарр потребности и "направлен на социальные отно-" цдя учреждения, институты, от которых зависит"ределение соответствующих благ, обеспечивающихпдетворение потребностей" Указание на личнуюдцтересованность в некоторых статьях Уголовногопаекса имеет, вероятно, такой смысл. Высшие инте-цц большой человеческой общности - классов,дяциональных общностей, народа, страны, всего чело-вечества - становятся социальными ценностями. Ониприобретают значение идей, идеалов, нравственности,верований, эстетических представлений и т. пЛ В ихоснове, однако, нетрудно отыскать индивидуальныежизненные потребности личности.Человек организует свою деятельность, руковод-ствуясь не только индивидуальными, но и групповыми,коллективными, общественными интересами и ценнос-тями. Между ними иногда возникают противоречия.Большинство преступлений носит явно эгоистическийхарактер. Но и преступная деятельность, вдохновляе-мая идеологическими и иными ценностями и интереса-ми, - тоже не редкость. Геноцид в отношении целыхнародов, политический террор, религиозный фана-тизм - все это не только история, но и современность(военные преступления в бывшей Югославии и Чечне,международный терроризм исламских фундаменталис-ТОБ и пр.)>

Преступное поведение чаще всего направляется

многими мотивами и потребностями. Своекорыстие

часто сочетается с честолюбием или корпоративной со-

лидарностью. Почти всегда полимотивны насильствен-

ные преступления; тут и месть, и жажда власти, и без-

отчетная злоба, и многое другое.

ЗдравомысловА. Г. Потребности. Интересы. Ценности. – М.,

1988. – С. 74.

Там же. – С. 76, 166.

3.3. Возникновение и структура

мотива преступления

Если личностная потребность удовлетворена, то<содержит лишь потенциальную возможность стать )тивом активности. Но отсутствие либо недостаток чили иного блага создают актуальную потребность.туальная потребность - это еще не мотив; она спосопородить лишь поисковую активность индивида. <превращается в мотив после того, как определяюпредмет потребности и способ реализации, то есть удлетворения актуальной потребности.Психологическая теория деятельности, связаннаименем российского психолога А. Н. Леонтьева, одждествляет мотив с предметом потребности: "Необдимо ... особенно подчеркнуть, что термин "мотив"употребляем не для переживаний потребности, но 1означающий то объективное, в чем эта потребноконкретизируется в данных условиях и на что напрляется деятельность как на побуждающее ее". Сказавполне определенно и категорически: мотив - эпредмет, находящийся вне сознания личности. Основтель "деятельностной теории" перенес мотив поведенаиз головы субъекта во внешнюю среду. УченикА. Н. Леонтьева не столь категоричны в трактов>

предметности мотива. Многие из них, в частное

А. Г. Асмолов, В. К. Вилюнас, Ю. Б. Гиппенрейте

существенно скорректировали леонтьевское опреде-т

ние мотива в сторону его субъектизации: мотив – э

опредмеченная потребность, В частности, В. К. Вилю

нас пишет: “…потребность, как диффузное состояни

неудовлетворенности, нужды, имеет переходящее фуя

кциональное значение. Будучи “слепой”, она приводят

лишь к нецелесообразной активности, обнаруживай

при этом, однако, сильную тенденцию конкретизиро-

ваться в чем-то определенном. В случае, когда это про-

исходит, формируется новое, значительно более проч-

ЛеонтьевА. Н. Проблемы развития психики. – М., 1981

С. 300; Деятельность. Сознание. Личность. – М., 1977. -С. 1

образование – опредмеченная потребность, или

подобного рода уточнения предметности мотива

ррщают его из внешней среды в психику действую-

дица, поскольку акцент делается не на предмете,

ц потребности, то есть на переживании нужды в

дмете. Некоторые психологи резонно указывают на

безмерно широкое, фактически безграничное понима-

“яе предмета потребности, которого придерживаются

д ц, Деонтьев и его последователи. Оказывается, пред-

метом может быть не только нечто овеществленное, на-

ходящееся вне человека, но и идеи, представления, ве-

ра моральные и эстетические ценности и вообще все,

цто угодно, в том числе и понятия, традиционно отно-

симые к внутренней психической жизни человека. В

результате центральное понятие в леонтьевском опре-

делении мотива (мотив – это предмет потребности, а

не потребность) утрачивается, поскольку не содержит

достаточно четких описаний, отличающих его от самой

потребности. Критики указывают на побуждения,

которые даже “леонтьевцы” вряд ли решатся считать

предметами, например, потребность в движении, в

желании побыть одному, избежать чего-нибудь, укло-

ниться от нежелательного знакомства и т. п. Трудно

также назвать предметом, удовлетворяющим потреб-

ность, вещи, бессмысленно уничтожаемые современны-

ми вандалами. По мнению О. А. Кикуленко, содержа-

нием мотива является не предмет, а неудовлетворенная

потребность. Направление влечения и, следовательно,

превращение ее в мотив поведения определяются со-

противлением среды.

По-видимому, источником мотивообразования мо-

жет стать актуальная потребность, удовлетворение

Вилюнас В. К. Теория деятельности и проблема мотивации //

А, Н. Леонтьев и современная психология. – М., 1983. – С. 92-

195; См. тйКжеАсмолоеА. Г. Психология индивидуальности. –

М 1981. – С. 48; Гиппенрейтер Ю. Б. Введение в общую психо-

логию. – С. 114.

Никуленко О. А. Некоторые проблемы теории деятельности

// Вопросы психологии. – 1984. – .№4.- С. 121-126.

которой осуществляется в результате определенно>

способа действий. Выбор преступного способа деЦ

ствий является, на мой взгляд, источником возникн

вения криминального мотива. Только после того, ка

актуальная потребность личности конкретизировала>

в выборе способа поведения, можно говорить о возни>

новении мотива. Потребность, даже опредмеченная, ]

может служить основанием для поведения, пока ]

определится способ воздействия на соответствующ>

предмет. Для человеческой деятельности необходг

выбор действия. Преступный мотив потому и называв

ся таковым, что в нем запечатлелся выбор преступи

закон.

Этот момент в процессе криминальной мотиваци

имеет ключевое значение; только после того, как субт

ект определил преступный путь удовлетворения свощ

потребностей, реализуется мотивация преступной де

тельности. Поясню эту мысль литературным примерок

из романа Т. Драйзера “Американская трагедия”. Ге

рой романа Клайд Гриффитс, молодой человек из бед

ной семьи, стремился к богатству и положению в 061

ществе. Пока реализация карьеристских побуждение

была заблокирована, Клайд Гриффитс вел себя, как ц

все его друзья, даже несколько лучше: не пьянствовал

не развратничал, копил заработанные деньги. Но вот

перед ним открылась возможность в одночасье разбега-]

теть и войти в круг “золотой” молодежи, женившись на

богатой невесте. Однако на пути к цели возникло не-1

предвиденное препятствие в лице забеременевшей де-1

вушки. Гриффитс лихорадочно искал выход: уговари-1

вал подругу сделать аборт, но безуспешно, отправил ее

к родителям и оттягивал время, обещая жениться. Как-1

то ему на глаза попало газетное сообщение о проис-

шествии на озере: лодка с двумя отдыхающими опро-:>

кинулась, тела пострадавших не были найдены. Это

подсказало ему выбор преступного способа – завлечь .

девушку на лодочную прогулку и утопить, что и было.

сделано. С момента, когда ему пришла в голову мысль

преступным образом избавиться от женщины, угро-

жавшей ему разоблачением, началась собственно кри-

минальная мотивация: целеполагание, программирова-

принятие решения, его исполнение, корректиров-

действий в зависимости от меняющихся обсто-

гтств, сокрытие следов преступления.

ательств, сокппио >” .”—”

предмет потребности в этом примере оставался од-

ям и тем же – богатая невеста. И пока он лишь доби-

ался ее, ничего уголовного ни в действиях, ни в по-

слах героя не было. Преступный мотив возник в ре-

уьтате выбора способа деятельности. Нередко к этому

побору индивид приходит после мучительных и дли-

тельных размышлений, отбрасывая легальные вариан-

ты разрешения проблемы и создавая систему самооп-

равданий (Раскольников в романе Ф. М. Достоевского

“Преступление и наказание”).

Мотивом преступного поведения является акту-

альная потребность, удовлетворяемая способом, запре-

щенным уголовным законом.

Собственно, всякое преступное поведение в психоло-

гическом плане – это способ жизнедеятельности пра-

вонарушителя. И начинается оно с выбора. Б. Хорнабу-

джели (псевдоним Б. Харазашвили) в книге, вызвав-

шей шумную критику в грузинской прессе, писал:

“…преступление, как правило, есть лишь способ (при-

ем) осуществления психологического поведения”. Та-

кое же мнение можно встретить и в российской дорево-

люционной литературе: “…в конечном счете поведение

определяет не знание, вера и выбор” Я бы из этой фра-

зы убрал лишь слова “как правило”, поскольку пола-

гаю, что всякое преступление – результат выбора. Об

этом свидетельствует и слово: преступить, значит пе-

рейти черту дозволенного. От чего же зависит выбор

криминального способа действий? Вероятно, в первую

очередь от диспозиций (установок) личности.

Хорнабуджели Б. Психологическая сторона вины. – Тбили-

си, 1991.-С. 6.

См.: Ефимов Е. Естественно-научная теория преступле-

ний,-М., 1914.-С. 238.

“Все что ни видится, кругом очерчено чертой, преступить

которую – значит обнаружить поползновение весьма опасного

свойства” (М. Е. Салтыков-Щедрин).

65

3.4. Установочная концепция

мотивации преступного поведения

В главе о личности преступника подчерки)

роль направленности личности в выборе способа

ствия. Указывалось, что направленность лич

складывается из системы диспозиций (уставов

обуславливающих преднастроенность личности к в

ру поступков в различных сферах человеческой

тельности. Это положение почти не вызывает 8031>

ний в специальной литературе. Однако природа уст

вок объясняется по-разному Если теория, связайН

именем Д. Н. Узнадзе, рассматривает установку кай

лостное состояние (“модус”) действующего человек>

осознаваемое им, то другие авторы склонны считат

свойством сознания. Это обусловило различное п(

мание криминологами антиобщественной устано(

Чаще всего она рассматривается как сознательно

бранная негативная позиция в отношении охраняем

уголовным законом ценностей. И. И. Карпец, нас

рот, считая установку неосознаваемой, отрицал ее р

в мотивации преступлений, поскольку, по его мнен

мотив всегда осознан

Компромиссная позиция заключается в призна]

взаимодействия антиобщественной установки с пор

ным правосознанием виновного лица. П. С. Даг

утверждал, что умышленное преступление может бь

совершено лишь при сочетании в личности порочное

правосознания и неосознаваемой антиобщественн

установки.

Разногласия устраняются теорией многоуровнвв

диспозиционной системы личности. Как свидетельств

Пеньков Е. М. Социальные нормы – регуляторы по>вДв1

личности. – М., 1972. – С. 13; Парыгин В.Д. Основы социа

но-психологической теории. – М., 1971. – С. 133-135 иДалвв

Игошев К. Е. Типология личности и мотивация преступного

поведения. – М., 1974. – С. 104-106. 1

Карпец И. И. Проблема преступности. – М., 1969. -С. 85.1

Дагель П. С. Учение о личности преступника в совско>

уголовном праве. – Владивосток, 1970. – С. 24.

доменные исследования, социальная и нравст-

направленность личности состоит из иерархии

“ованных установок – от ситуативной, которая

ф дственно определяет выбор поступка в конкрет-

зненной ситуации, до личностной, от которой

яг жизненные планы индивида.

д. цепция многоуровневой саморегуляции соци-

уо поведения получила развитие в работах

\ Ддова и его сотрудников Сущность ее кратко

\ быть изложена следующим образом. Внутренняя

ддлуляция деятельности есть психический про-

дротекающий на разных уровнях направленности

ццостц, именуемых диспозициями.

первый, низший уровень диспозиций составляют

удцяонные неосознаваемые установки, называемые

акуке элементарными психологическими установка-

” одя диктуют выбор операций, с помощью которых

дрдрщаются действия, а поэтому их называют также

пперациональными. Оставаясь неосознаваемыми, они

яивцо влияют на сознание личности. Примером мо-

жет служить “почерк” квартирного вора, использующе-

одни и те же приемы проникновения в жилище.

Второй уровень диспозиций личности образуют

фиксированные социальные установки, от которых за-

вцсит повторение тех же действий в сходных ситуаци-

ях. На их основе совершаются поступки. К примеру,

некто после выпивки становится агрессивным и не раз

привлекался к ответственности за хулиганство.

Третий уровень диспозиционной структуры образу-

ют базовые социальные установки, определяющие об-

щую доминирующую направленность личности в той

или иной сфере ее жизнедеятельности. Социальные

установки этого уровня представляют собой относи-

тельно устойчивые психологические образования,

я)ов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведе-

ния личности // Методологические проблемы социальной психо-

Л.ОТТХ- М., 1975. – С. 69-105.

2 цспектив автор1в. Основи психологи / Ред. О. В. Киричук,

В. А. романець. – К., 1996. – С. 393-401.

предопределяющие “неслучайную последовательнс

поступков” и обусловливающие способность лично

противостоять случайным изменениям ситуаций.

специальной литературе диспозиции этого уровня >

зывают иногда смысловыми установками.

В криминологии говорится о корыстной устанод

коррумпированного чиновника, об агрессивной напр,

ленности серийного убийцы и т. п. В мотивации на эт

уровне, как правило, доминирует сознание, хотя, ка)

в любом поведении, в нем участвуют и неосознаваемо

вытесненные в подсознание идеи, мысли, предста

ления.

Венчает пирамиду личностных диспозиций систе>

ценностных ориентаций на цели и смысл жизни,

достойные с точки зрения личности способы их дос1

жения. Это четвертый, высший уровень мотивация

ной структуры личности. Он определяет общую нрав

венную направленность личности, ее экзистенциа

ную сущность, содержание ее идеалов и жизненно

программы. Это правовое и нравственное сознание )

мировоззренческая позиция человека. Но и на это>

высшем уровне на мотивацию влияют неосознаваемые

фиксированные установки низших уровней.

Мотивация преступной деятельности и отдельного

преступления направляется взаимодействующим

установками разных уровней.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть автономия

личностных диспозиций. Доминирование здесь сочетав

ется со взаимодействием, и иерархия установок далеко

не всегда сохраняется. Стрессовое состояние можеЦ

привести к “расшатыванию” диспозиционной системы

в результате чего возрастает влияние ее низших звень

ев, что приводит к реактивному, противоречивому”

поведению.

Железняк Л. Ф. Проблема направленности // Вопросы психо-

логии. – 1972. -№5.-С. 157-161.

<Асмолов А. Г. Диспозиционная структура регуляции: от ги-,потезы к концепции // Вопросы психологии. - 1980. -№3.-С. 178-180.онцепция многоуровневой саморегуляции соци-цого поведения представляет значительный интересд изучения криминальной мотивации. Если избран-и субъектом способ реализации актуальной потреб-уй не воспринимается им как поступок, то есть рас-атривается как ординарное, обычное действие, вдравственном и правовом отношениях нейтральное, тодаздорегуляция поведения осуществляется на низшемуровне психологической установки, а действующеелицо не задумывается о социальной значимости совер-шаемого. Чем сложнее поведение, тем выше уровеньего регуляции. При этом действует "закон экономиимотивации" - высшие ее уровни вступают в действиелишь тогда, когда цель не может быть достигнута ипотребность не реализуется на низшем уровне саморе-гуляции. Но противоправные поступки возникают не-редко вследствие рассогласования диспозиций, когданизшая как бы подменяет высшую и "берет на себя"регуляцию поступков, которые противоречат ценност-ной ориентации личности.В подобных случаях говорят о психологическихсрывах, о случайных преступниках. Их немало, и чис-ло это имеет тенденцию к увеличению по мере ростасоциальной напряженности последних лет и психопа-тизации населения страны. Лишь немногим более 40%изученных нами осужденных при решении экспери-ментальных задач обнаружили осознанную противо-правную позицию, а остальные обладали вполне прием-лемой правовой и нравственной ценностной ориентаци-ей, Аналогичные наблюдения опубликованы и в другихстранах.Особую разновидность смещения уровней мотива-ции поведения составляют случаи, когда человек, вы-Ефремова Г. X. Правовые установки и ориентации молодыхправонарушителей // Правовая культура и вопросы правовоговоспитания. - М., 1974. - С. 126-127.Мюллер Р. О некоторых линиях развития, проблемах и ре-зультатах криминологического исследования личности преступ-ника в ГДР // Вопросы борьбы с преступностью. - М., 1982. -Вып. 37. - С. 84-89.полняя чужую волю, чувствует себя простым аге1исполнителем, хотя обстоятельства требуют отпроявить свою личность и совершить поступок. Клдческие эксперименты, осуществленные зарубежв>

психологами (Ф. Зимбардо, С. Милгрем), свидет

ствуют, что в критической ситуации психическ

нравственно нормальные люди иногда обнаружив

не свойственную им жестокость, если подвергав

психологическому давлению со стороны экспериме

тора или увлекаются предложенной им эксперив

тальной ролью.

Излагая содержание этих опытов, российский

циолог И. С. Кон писал: “Страшно. Невероятно? А ;

ве легче поверить в реальность гитлеровских лаге

смерти, в то, что они обслуживались не столько пап

тованными садистами, сколько обыкновенными стар

тельными чиновниками”. В “Правде” был опублив

ван судебный очерк об одной женщине, которая во вц

мя войны, оказавшись на оккупированной немца>

территории, по приказу карателей расстреляла из п

лемета сотни своих соотечественников. За паек, за ком

нату при немецкой тюрьме. Поражает даже не жесте

кость, а обывательская мотивация злодеяний. Когд

впервые приказали расстреливать, пробовала отговс

риться, но на нее прикрикнули, и она больше не пр<кословила.Подобное смещение установок часто наблюдаетепри хулиганстве. Еще в 20-х гг. А. М. Халецкий писа.в отношении хулиганов: "Приобретения культуры нявляются прочным и непоколебимым достоянием человека. При известных условиях высшая психическидеятельность начинает уступать низшей.з=5< Осознанные и неосознанныемотивы преступлений1Сд отмечалось выше, в юридической литературемаствуе представление об осознанности мотивовеступного поведения. С> А. Тарарухин в монографии,

“ященкой социологии и психологии преступлений,

горически отвергает неосознаваемость мотивов:

< мотив не может быть неосознанным. Любые рассуж-ия о бессознательности мотива ведут к идеалистиче-ким концепциям". Но в отношении того, что и кудаведена есть другое мнение. Психолог Б. Ф. Ломов счи-ае1, что "выведение мотива из сознания является посуществу идеалистическим". Но не будем спорить обидеализме; может быть, он не так уж и плох, как обэтом принято было писать в те годы.Большинство современных психологов и филосо-фов, изучающих проблемы личности, полагает, чтоподлинные мотивы всякого поведения, в том числе ипреступного, осознаются не полностью и не всегда.Чтобы сохранить внутренний душевный комфорт,люди предпочитают не знать подлинных мотивов своихдействий, если они противоречат самооценке и самолю-бию. В силу так называемого когнитивного диссонанса(противоречия между мнением и знанием) происходитвытеснение из сознания информации о подлинных мо-тивах неблаговидного поведения. Суть когнитивногодиссонанса образно и очень емко изложил ФридрихНищие; "Я сделал это - говорит мне моя память. Я немог этого сделать - говорит мне гордость, которая вэтогд споре остается неумолимой, и приходит мгнове-ние, когда память наконец отступает". Это - разновид-ность психологической защиты от травмирующего зна-ния, С ним связан и другой механизм психологическойСоциальная психология личности. - М., 1979. - С. 108." Белоусов В. Падение // Правда. - 1979. - 31 мая.Халецкий А. М. К психологии хулиганства // Изучение пре-ступности и пенитенциарная практика. - Одесса, 1928. -Вып. 2.-С, II.Тарарухин С. А. Преступное поведение; социальные и психо-логические черты. - М., 1974. - С. 209.Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемыпсихологии. - М., 1984. - С. 206.М., 1984." Фестингер П. Введение в теорию диссонанса // Современнаязарубежная социальная психология; Тексты. чокл -С. 97-110.защиты - рационализация содеянного. Давно замече-но, что человек склонен безотчетно находить разумноеоснование своим поступкам: "Виноград-то был зеле-ным" - убеждала себя лиса в баснях Лафонтена и Кры-лова после того, как ей не удалось им завладеть.Мотивы неадекватно отражаются в сознании субъ-екта еще и в случаях так называемого отсроченного]действия, когда состояние фрустрации выливается вагрессивную реакцию по ничтожному поводу. Затемлицо уверяет себя в том, что именно этот повод стал<причиной агрессии. Иллюзорное представление о мотиве агрессивного преступления возникает и тогда, когдалицо вымещает раздражение или обиду на случайныхобъектах.Давно замечено, что люди порой неосознанно стре-мятся облагораживать мотивы своего противоправногоповедения. Возникают как бы два мотива - истинныйи кажущийся. "Один (неосознаваемый) мотив обеспечи-вает нужный для личности результат, другой (осозна-ваемый) обеспечивает тоже нужное для личности эмо-циональное отношение к своей деятельности и к себе.Ярким литературным примером такой двойной моти-вации может служить монолог Сальери в трагедииА. С. Пушкина "Моцарт и Сальери". Сальери убеждаетсебя в том, что им движет не зависть, а чувство спра-ведливости, что для всех, включая самого Моцарта, иособенно для искусства будет лучше, если Моцарт ум-рет. В конце концов убийца чувствует себя человеком,выполняющим тяжкий, но необходимый долг.Мотив - сложное психологическое образование,>

складывающееся из: 1) основания действий – пред-

ставлений о причинах и того, ради чего его совершили,

то есть личностного смысла поступка; 2) собственно

побуждения – эмоционального переживания актуаль-

ной потребности в виде желания, страсти, хотения,

влечения. Основание – содержательная сторона

мотива – далеко не всегда адекватно отражается в со

Неймарк М. С. О соотношении осознаваемых и неосознавав

мых мотивов в поведении, характеризующем направленносП

личности // Вопросы психологии. – 1968. -№5.-С. 109.

знании иногда и вовсе не фиксируется. В последнем

случае говорят о немотивированном поведении, хотя

это и не совсем точно: немотивированных действий

просто не бывает. “Так называемое немотивированное

действие, – писал В. Н. Мясищев, – имеет только

одну мотивационую категорию – побуждение, другая

уце, представляющая основание действия, отсутству-

ет”- Еще реже адекватно осознаются эмоции, то есть

динамическая сторона мотива.

Эмоциональные переживания по их отношению к

потребностям можно разделить на две категории. Пер-

вую составляют эмоции, непосредственно отражающие

мотивообразующие потребности – голод, страх, рев-

ность и т. п. Их называют ведущими, поскольку они

выступают в качестве побуждения к поведению. Ко вто-

рой относятся те эмоциональные явления, которые воз-

никают в процессе деятельности, – радость, огорчение

и др. Их называют производными. Деление в извест-

ной мере условное, так как и производные эмоции при

определенных обстоятельствах влияют на мотивацию

преступного поведения и выбор способа его совершения.

В некоторых случаях производные эмоции стано-

вятся потребностями (“квазипотребностями”) и приоб-

ретают мотивационное значение. Речь идет о так назы-

ваемых негативных мотивах, основанных на стремле-

нии некоторых людей к переживаниям тревожности,

риска, лишений. В сущности, негативные мотивы –

это личностная интерпретация потребности в самоак-

туализации. В художественной литературе такая моти-

вация изображается с некоторой романтической окра-

ской и не без авторских симпатий (лермонтовский Ву-

лич, ибсеновский Пер Гюнт). Менее они привлекатель-

ны в жизни – неукротимые дуэлянты времен минув-

ших и хулиганы нынешние. Правда, нельзя не при-

знать, что мотивы поведения и более симпатичных лю-

Деи приобретают иногда негативистский смысл: путе-

Мясищев В. Н. Личность и отношение человека // Проблемы

личности: Материалы симпозиума. – М., 1969. -Т. 1.-С. 69.

” Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. – М.,

76. – С. 104-105.

шествие на лыжах к Южному полюсу и т. п> Во А. ф<вишевский, изучавший негативные мотивы, пиипчто отрицательные мотивы сами по себе антибиолопны, находятся в противоречии с "законом смысла"как таковые обычно не осознаются> В подобных случ.

ях люди склонны объяснять свое поведение поло>

тельными мотивами. Хулиганы, например, объясня:

свой дебош надуманными, внешне рациональны;

причинами не столько в надежде на снисхождени<судей, сколько потому, что истинные мотивы ими н<осознаются.Не осознаются мотивы импульсивных преступлюний, когда сознание уступает свою регулятивную ро1.бессознательным реакциям. Л. после выпивки посп<рил с собутыльником, какой сорт пива лучше, и в дра-ке, возникшей по этому поводу, ударом ножа убил оп-понента. "Вот уже десятый год думаю, за что я погуби,человека и себя, и не могу понять", - сокрушаете.убийца.Ограничивает возможность осознания мотивов привычка действовать определенным образом. Когда ШурйБалаганов - сподвижник Остапа Вендора - получил50 тыс. рублей, он не смог удержаться от кражи какой-то мелочи в трамвае, за что и был задержан милициейПодвела воровская привычка.Осознание подлинного побуждения затрудняется ятем, что люди действуют, руководствуясь не одним, Инесколькими мотивами> Человеческое поведение почти

всегда полимотивно. Но, в зависимости от особенностей

личности и ситуации, в сознании отражается не глав-

ный, а иной, наиболее приемлемый или понятный. К

примеру, 28-летний безработный Л., совершивший по-

джог посева пшеницы на фермерском поле своего сосе-

да, объяснил свой поступок жаждой справедливости, И

на самом деле главным побуждением была зависть

Происходит также смещение понятий мотива и эмоцио-

нального состояния, “фона” деятельности. В результате

Файвишевский В. А. О существовании неосознаваемых нега-

тивных мотиваций и их проявления в поведении человека // Вес-

сознательное: природа, функции, методы исследования. – С. 444.

цццъ часто насильственные и даже корыстные нена-

дьственные посягательства объясняются состоянием

догольного опьянения, которое само по себе мотивом

де выступает, но способствует развитию криминальной

мотивации.

Большинство из 310 опрошенных лиц, осужденных

за тяжкие насильственные преступления против жизни

ц здоровья и за злостное хулиганство, не смогли более

иди менее удовлетворительно назвать мотивы совер-

шенных преступлений. Каждый четвертый из них от-

казался отвечать на этот вопрос. Почти половина отве-

тов на вопрос, ради чего применялось насилие, не соот-

ветствовала выводам следствия и суда. Лишь 20% об-

следованных лиц, отбывающих наказание за злостное

хулиганство, определили мотивы своего поведения ху-

лиганскими, а остальные указывали на побуждения,

возникшие на основе личных отношений с потерпевши-

ми. 36% лиц, осужденных за умышленное убийство и

умышленное телесное повреждение, не согласны с фор-

мулировками их мотивов в приговорах. И даже такой

бесспорный, на первый взгляд, мотив, каким является

корысть грабителя, далеко не всегда признается осуж-

денными. Каждый третий из них отрицал корыстный

характер своих действий, каждый восьмой затруднялся

объяснить свои побуждения. В этой связи уместно от-

метить, что отсутствие корысти при грабежах и разбоях

констатировали и другие исследователи. По свидетель-

ству К. Е. Игошева, только 18% опрошенных им моло-

дых правонарушителей, осужденных за указанные по-

сягательства, действовали из корыстных побуждений.

По данным А. М. Цалиева, около трети обследованных

грабителей всех возрастов объяснили свои поступки

престижными соображениями и отрицали корысть.

Интервьюирование проводила группа студентов Харькова с

участием автора в 1985 г.

Игошее К. Е. Психология преступных проявлений среди мо-

лодежи. – М., 1971. – С. 65.

Цалиев А. М. Криминологическая характеристика лиц, со-

вершивших корыстно-насильственные преступления: Автореф.

Дис. … канд. юрид. наук. – Л., 1981. – С. II.

Даже с учетом неискренности некоторых

очевидно, что значительная часть правонаруцщ

не осознает подлинных мотивов совершаемых пре<лений. Это характеризует не только криминальную 1нацию. В. К. Вилюнас по этому поводу отмечает: ",знательное сокрытие своих эмоциональных побуаний является лишь самым простым случаем их исщния... ...человек способен столь же решительно и 1щренно утаивать факты этого рода от самого себя"Осознание субъектом подлинных мотивов готовятгося или совершаемого преступления имеет двоякоеследствие. В одних случаях ранее возникшее влечетпревращается в определенное желание (хотение)> Г

ступная деятельность становится более определенно

целеустремленной.

В иных – осознание подлинных побуждений ма

привести к прекращению начатого преступления и,

ровольному отказу от него, что согласно закону слуа

основанием к освобождению от уголовной ответств

ности. Но и запоздалое понимание истинных пруя

содеянного полезно для достижения целей наказан>

Психологические исследования свидетельствуют о :

вышенной самооценке большинства осужденных, 061

ловленной неправильной трактовкой мотивов собствен

ных действий. Совесть должна преодолевать ложнс

самооправдание. Помочь ей в этом может лишь чесч

ный анализ мотивов антиобщественного поведения.

Наиболее распространенной ошибкой, которая дс

пускается в процессе расследования и судебного ра<смотрения уголовных дел, а равно и в научных публикациях, является смешение понятий мотивации и литивировки. Это далеко не одно и то же. Если мотивация означает основание и движущее начало побуждений, то мотивировка заключается в ретроспективноеобъяснении уже содеянного. То и другое чаще всего неВилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. -С. 104-105.г)Ратинов А. Р" Константинова Н. Я., Собчик Е. М. Самооп-равдание преступников // Личность преступника как объект пси-хологического исследования. - М., 1979. - С. 78.гадаЭто, однако,. не означает, что объяснениесо одного (обвиняемого, подсудимого) не должнооУ маться во внимание. Мотивировка помогает по-ПР" истинные мотивы и характеризует личность.Рудности познания личностного смысла преступле-., возникают еще и потому, что логика поведения ихдр часто не понятна и противоречит здравомурду. Причудлива и противоречива мотивация дей-" 11Й психически ущербных лиц, признанных вменяе-цп. Российский психиатр О. Е. Фрейеров называляую мотивацию "неясной".Некто К., находясь в магазине, где было много по-упателей, выстрелил из пистолета в потолок, а затем,дидев, что мужчины бросились бежать, отталкивая де->м и женщин, выстрелил в одного из них и ранил.

-“-“”” “птарпить. как ве-

а затем,

как ве-

тей и женщин, .–._

Свои действия объяснил желанием проверить, как ве-

дут себя люди в момент опасности, а также возмущени-

ем, вызванным недостойным поведением мужчин.

После ссоры с женой Б. решил покончить с собой на

месте дуэли Лермонтова у горы Машук. Чтобы приоб-

рести для этого пистолет, совершил нападение на ра-

ботника милиции.

В одной из западных областей Украины перспектив-

ный и, как казалось, вполне благополучный сотрудник

СБУ тяжело ранил из служебного пистолета своего на-

чальника и покончил жизнь самоубийством. Тайну

конфликта унес с собой, и автор газетного очерка все-

рьез считает его “зомби”… Солдат первого года службы

“е пгтпяничной заставе в Крыму застрелил началь-

своих товарищей без какого-либо

С. на пограничной

ника заставы и трех

а2

повода.

Неясная мотивация встречается и в действиях со-

временных вандалов, уничтожающих необходимые для

всех, в том числе и для них самих, объекты природы,

городского хозяйства, транспорта и т. пЛ

Фрейеров О. Е. “Мотивация” общественно опасных действий

психически неполноценных людей // Сов. государство и право. –

1969. -№4.-С. 96-III.

Факты. – 1998. – 8 июля.

БандуркаА. М., Зели>скийА.Ф. Указанная работа. – С. 115-150.

ми нормами поведения. Как-то в одной из газет

опубликован судебный очерк с интригующим заго

ком “Похититель старого зонтика”. Речь шла о 17-л

нем члене шайки квартирных воров, который из оба

добычи не брал себе ничего, кроме пустячных вен

вроде старого зонтика. На суде он объяснил, что зад

точные родители обеспечивали его всем необходимь

а кражи были для него способом самоутверждения.

Источником полимотивности выступают так

внешние воздействия. К первоначальному мотиву щ

соединяются или противоречат ему новые актуальн

потребности и новые мотивы. В психологической ли

ратуре первоначальные мотивы деятельности назы

ются по-разному – внутренними или онтогенны

(В. К. Вилюнас) либо генеральными (Г. X. Ефремов

а вновь возникшие – ситуативными или экзогенным>

Ситуативные мотивы могут быть мотивами-стимум

ми, укрепляющими намерение (оперантное подкрепят

нае), а могут стать мотивами-помехами, например, мс)

тив безопасности, возросшая “цена” преступленияД

прямая угроза ответственности и наказания. Чтсбц

осуществить намерение, субъект вынужден согласовав

противоречащие побуждения, искать компромисс, кор1

ректировать программу действий и т. п. В особых си-

туациях, как уже упоминалось, лицо для изменения

ситуации в свою пользу совершает новое, порой более

тяжкое, преступление, чем намечалось. В теории уго-

ловного права такие действия называются эксцессом:

исполнения. Ситуационная мотивация может обуслов-

ливать добровольный отказ от продолжения (осущест-

вления) преступной деятельности и (или) деятельное]

раскаяние. Согласно действующему законодательству

добровольный отказ служит основанием для освобожде- ]

ния от уголовной ответственности за предварительную

преступную деятельность, а деятельное раскаяние –

для смягчения наказания; в особых случаях оно при-

равнивается к добровольному отказу от преступления.

Выбор варианта поведения в подобных и иных проб-

лемных ситуациях осуществляется волевым решением,

то есть посредством обнаружения воли.

ц теории классического уголовного права и подчи-

дой ей постсоветской криминологии воля рассмат-

пается как единственная внутренняя движущая сила

Р “.ивации. И в проектах нового Уголовного кодекса

сел определяется с помощью двух признаков (мо-

дов) – интеллектуального и волевого. Все опреде-

цця понятия преступления в учебниках, по которым

ддись и учатся поколения отечественных юристов,

одят из его осознанности и волимости. Вот пример:

<преступное деяние является поступком, выражаю-щим волю. Всякое действие (бездействие) человека все-гда предполагает наличие определенных целей в созна-.1гда пред"---"этого лицаВИИ ЭТ01-Ч .<1и.и,<д. .Между тем психологическая наука понимает волюнесколько иначе. "Воля, - пишет Л. А. Карпенко, -сознательная саморегуляция субъектом своей деятель-ности и поведения, обеспечивающая преодоление труд-ностей при достижении цели: созданные субъектом до-полнительные побуждения к внешним или внутреннимдействиям, обладающим недостаточной мотивацией".Необходимость волевой регуляции возникает тогда,когда обнаруживается недостаток или нежелательностьэмоционального побуждения к действию, когда пред-стоит выбор при конкуренции мотивов, для преодоле-ния препятствий и необходимости совершить действия,несовместимые с актуальной потребностью. Иначе го-воря, воля - это способность человека поступать некак хочется, а как должно.Осознание личного смысла преступного поведениясоздает предпосылки для волевой мотивации, основан-ной на потребности, в данный момент неактуальной, но--""" "Т1ТТЧ7 та пезультатерезультате1 1 >г—,

приобретающей энергетическую силу

предвидения желаемого будущего, “завтрашней радос-

ти” Поттрное поведение – сугубо человеческое свойст-

Волевое поведение – сугуи ч..;– -…

Пионтковский А. А. Преступление // Курс сов. уголов. пра-

ва-В 6 т.-М” 1970. -Т. 2.-С. 144.

” Краткий психологический словарь / Сост. Л. А. Карпен-

ко. – М., 1985. – С. 48.

Иванников В. А. О сущности волевого поведения // Хресто-

матия по психологии. – М., 1987. – С. 267.

во. Но, будучи высшей формой биологической акч

ности живого существа, оно обладает базовыми приза

ками низших форм, в частности ситуативных реакц

Имеется в виду динамическая роль эмоций, которв

опосредованном виде сохраняется и в волевом д<ствии. Человек, предвидя опасность (отрицатель>–

результат) желаемых действий, посредством волев

усилия отказывается от них и совершает другие, непр

ятные ему действия потому, что признает их более ад

ными. Эмоциональные переживания, вызванные так<предвидением, помогают преодолеть сиюминутные вкушения.Здесь уместно указать на иное, весьма, на ящвзгляд, спорное понимание воли, сформулированноавтором информационной теории эмоций П. В. Симоввым: "... воля есть потребность в преодолении встретвшейся преграды, самостоятельная по отношению к ытиву, первоначально инициировавшему поведен>

Специфичность этой потребности заключается в то>

что она прямо противоположным образом зависит

эмоции и вероятности достижения цели… Возрастай

дефицита информации усиливает волю, а сильная эм

ция – ослабляет ее”. .1

Преодоление преграды – это не потребность, а нц

обходимость, зачастую не очень приятная. Как у>

упоминалось, психология поведениязнает так назыв<мые негативные мотивы, побуждающие некоторых Л1дей к риску, неоправданному с точки зрения здравогсмысла. Но вряд ли в их основе лежит потребность щодоления трудностей. Это означало бы потребность сздавать себе проблемы, чтобы их преодолевать. Мотвообразующей потребностью внешне безрассудного щведения выступает престиж, самоутверждение и т.Трудно согласиться с тезисом о том, что сильная эм

к ней в научной литературе единогласия еще меньи

Более того, некоторые авторы, например, Л. И. Анп

фирова, полагают, что ни в психологической, ни в ф

лософской литературе вообще не существует четкого )

дифференцированного определения деятельности, ф

лософы, как правило, исходят из всеобъемлющего по

нимания человеческой деятельности, совпадающего

поведением в широком смысле. При этом часто ссыла

ются на слова К. Маркса: “Что такое жизнь, если оц

не есть деятельность?”. Но у Маркса затем следует

весьма существенное уточнение, определяющее внуч

реннее содержание деятельности: “Человек же делае

свою жизнедеятельность предметом своей воли и своег

сознания. Его жизнедеятельность сознательна…”.

По мнению болгарского автора Л. Николова, понЯ

тие “деятельность” соотносится с понятием “человече

екая активность”, как вид с родом. Это означает, чт

кроме деятельности, человеческому индивиду присущ]

и другие виды активности. Такой подход представля

ется мне логичным и обоснованным. Он сближается

позицией большинства отечественных психологов.

В современной психологической литературе челов<ческое поведение (активность) принято в зависимостиот степени его осознанности и волевой регуляции улить на три типа: волевое (целенаправленное волевповедение), импульсивное и привычное Только це7направленная активность, слагающаяся из системы 1левых действий, признается деятельностью - спеыфическим человеческим воздействием на окружакцАнцифироеа Л. И. Принцип связи психики и проблемы псхологии. - М., 1969. - С. 75.Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. -1956. - С. 564.Там же. - С. 565.Наколов Л. Структура человеческой деятельности. - М1984.-С. 61.Семин В. Н. К вопросу об импульсивности поведения // Ляность и деятельность. - М., 1977. - С. 91-92; Здравомьлов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности. -С. 171.рреду, ее целесообразным, с точки зрения субъекта дея-тельности, изменением и преобразованием Встреча-кугся высказывания о деятельности всех живых су-ществ, но с этим вряд ли можно согласитьсяКлассической аргументацией в пользу качественно-1.0 атличия человеческой деятельности от целесообраз-дой активности животных остаются суждения К. Марк-са; В конце процесса труда получается результат, ко-торый уже в начале этого процесса имелся в представ-лении человека, то есть идеально. Человек не толькоизменяет форму того, что дано природой; он осущест-вляет вместе с тем свою сознательную цель, котораякак закон определяет способ и характер его действий икоторой он должен подчинить свою волю. Ничего та-кого нет в поведении самых "умных" животных.вызванная внешними или внутренними раздражи-телями нужда в определенном благе далеко не всегдаможет быть удовлетворена одноактным действием.Обычно для этого намечается и осуществляется ряд по-веденческих актов, образующих систему, то есть дея-тельность. Системность деятельности обусловливаетсяобщим для всех составляющих ее действий мотивом иединой программой. Каждое действие преследует в тоже время свою цель и строится с учетом уже выполнен-ного и в предвидении будущих действий.Итак, человеческая деятельность представляет со-бой движимую общим мотивом систему осознанных,подчиненных единой программе действий, направлен-ных на изменение и преобразование внешнего мира, атакже самого действующего лица - субъекта дея-тельности, Деятельность является специфическим че-ловеческим видом поведения, но не единственным.Многие поведенческие акты совершаются бездумно,бесцельно. С другой стороны, не всякая деятельностьБал А Г. Понятие действия в системе психологических по-нятий // Личность и деятельность. - М., 1977. - С. 35-36.Демин М. В. Природа деятельности. - М., 1984. -С. 16.Маркс К.. Энгельс Ф. Сочинения. - 2-е изд. -Т. 23.-С. 189.Ломов В. Ф. Методологические и теоретические проблемыисахологии. - С. 209.может быть названа поведением в его нравственно-гцвовом, узком смысле. Игровая деятельность не есть поведение в том смысле, в котором оно определено выщедПонятия поведения и деятельности не совмещаются, цддодно из них не поглощает другого; это - перекрещувающиеся понятия.Деятельность человека столь же многообразна, ка]и его потребности и желания. В классической психолсгической доктрине традиционно различаются игр<учение и труд, а также деятельность трудовая и нетрдовая. Общетеоретические исследования человеческоедеятельности последних десятилетий предлагают боледифференцированную классификацию, которая посроена на характере отношений, возникающих межсубъектом деятельности и иными людьми.М. С. Коган называет следующие виды деятельноти: преобразовательную, ценностно-ориентационну1познавательную, коммуникационную и как синтез этичетырех основных - художественное творчество.М. С. Кветной также указывает на преобразовательную, духовно-познавательную, духовно-оценочную делтельность, общение и художественное творчество, а зцтем детализирует их. Так, преобразовательная деятеленость разделяется на предметно-трудовую ("обработкуприроды людьми") и социально-преобразовательнуад("обработку людей людьми"). Последняя охватываетуправленческую деятельность, воспитание, обучениездравоохранение и т. д. Духовно-познавательная деятельность (аксеологическая) представляет собой познание мира с позиций добра и зла. Это - мораль, пра1сознание, идеология, религия. Художественное осв<ние мира - искусство и литература - осуществляетпри участии всех других видов деятельности, ноОбщая психология / Под. ред. А. В. Покровского. - М.;1988.-С.117-126." Суходольский Г. В. Основы психологической теории деятелности. - Л., 1988. - С. 16.Коган М. С. Человеческая деятельность (опыт системноанализа). - М., 1974. - С. 53, 80-90, 120-130.88том обладает только ему присущими возможностямизнания посредством художественных образов.Некоторые авторы указывают на потребительскуюрдтельность. На мой взгляд, потребление - это мотивзавершение трудовой, и не только трудовой, деятель-ности. В Священном Писании сказано: "Трудящийсятрудится для себя, потому что понуждает его к тому ротрго" (Притчи, 16:26). Потребительская активностьпревращается в деятельность в двух полярных ситуа-циях - при нищете и при пресыщении. Первое, конеч-но, преобладает. В годы "зрелого социализма" хрониче-ский дефицит товаров народного потребления вынуж-дал людей не покупать их, а "доставать", выстаиваямногочасовые очереди в магазинах, ездить за продукта-ми в Москву, устанавливать полезные знакомства ит. п. Ныне потребление становится проблемой для боль-шинства населения страны, которое оказалось за чер-той бедности. Чтобы выжить, безработные инженеры,педагоги, бывшие военнослужащие и др. занимаютсямелкой уличной торговлей или другим, менее уважае-мым, делом. У разбогатевших соотечественников -свои потребительские проблемы: где бы приобрестинаимоднейшую одежду или удивительного цвета сан-технику.В задачу этой работы не входит подробный анализклассификаций человеческой деятельности. Любая изних имеет право на существование. Но относительнаяпростота и логическая стройность типологий, предло-женных М. С. Коганом и М. С. Кветным, делают их, намой взгляд, предпочтительными для использования вкриминологической психологии.Обращает на себя внимание отсутствие упоминанийо преступной деятельности. Лишь Г. В. Суходольскийв нескольких словах отмечает особую разновидностьКветной М. С. Человеческая деятельность: сущность, струк-Ра, типы (социологический аспект). - Саратов, 1974. -94-136.Донченко Е.А. Потребление и развитие личности (социально-"сихологический анализ). - К., 1982. - С. 38.нетрудовой деятельности - спекуляцию, воровт. пА В то же время тема преступной деятельноособенно профессиональной и организованной, всбыла популярной. О ней пишут в газетах и детевдных романах. Но что это такое, никто толком не 381а перечисленные мною в сноске публикации не ввдли ни критики, ни одобрения. Создается впечатлецчто коллеги-юристы их не заметили, а психологи вдическую научную литературу не читают. И этотом, что преступная деятельность представляетпроблему огромной важности.4.2. Понятие преступной деятельностиВ юридической и криминологической литераттермин "преступная деятельность" применяется в 1роком и узком смыслах. В широком смысле так не{ко обозначается любое преступление. В узком - тол:предумышленное противозаконное деяние, составлное из нескольких взаимосвязанных действий. Вловном законодательстве рассматриваемая терминегия употребляется обычно в специальном, узком смле. Статья 208 Уголовного кодекса Украины предсматривает уголовную ответственность за вовлечетнесовершеннолетних в преступную деятельность. 1которые специальные виды преступной деятельноеописаны во многих статьях Особенной части Уголов1то кодекса, например, бандитизм (ст. 69), контрабан(ст. 70), спекуляция (ст. 154) и др.Учебники и учебные пособия по общей части уголоного права традиционно предусматривают тему "Сщдии развития преступной деятельности". ВозниклаСуходольский Г. В. Указанная работа. -С. 16.оПопытки автора этих строк определить понятие престушдеятельности изложены в журналах: "Государство и право"1973, № 10; 1995, № 12; "Право Украины", 1991, № 12; 19?№ 5, в монографии "Корислива злочинна д1яльн1сть", напимной совместно с Н. И. Коржанским (К., 1998), и в другпубликациях.90"рольная ситуация; в законодательстве и право-Р рнительной практике, в науке и повседневном об-НР д людей используется понятие, не имеющее болееменее единообразного научного определения. Мо-быть, по этой причине один из параграфов гл. 12" дд советской криминологии (М., 1985), где речьт о преступной деятельности, озаглавлен "Особен-деятельности лиц, совершивших преступления".т, звание явно неудачное: в буквальном смысле онордтывает любую деятельность преступника, в томдрде не связанную с преступлениями, например, труд,воспитание детей и пр.Своеобразное решение проблемы определения пре-ступной деятельности предлагает Ю. М. Антонян. Сосвойственной этому автору гибкостью суждений онутверждает, что, как и другие виды человеческой дея-тельности, преступная "всегда связана с трудовым про-цессом - то есть хищения, взяточничество и другие ви-ды паразитизма не могут считаться преступной дея-тельностью, а посев или выращивание наркосодержа-щих культур, ряд других длящихся и продолжаемыхпреступлений, в результате которых что-то производит-ся - это и есть преступная деятельность" Логическаянесостоятельность такой позиции очевидна; ложной яв-ляется большая посылка - "всякая деятельность свя-зана с трудом".Чтобы примирить теорию с жизнью, надлежит пе-ресмотреть теорию, а перечень видов человеческой дея-тельности дополнить деятельностью девиантной (от-клоняющейся), в частности преступной. Для этого не-обходимо преодолеть широко распространенное пред-ставление о Ното зар1еп8 как о существе непременноразумном. О нерациональной человеческой натуреписали многие выдающиеся мыслители. В "Запискахиз подполья" один из персонажей Ф. М. ДостоевскогоУтверждает: "... да осыпьте его (человека. - А. 3.)всеми земными благами, утопите в счастье совсем сголовой, так, чтобы только пузырьки вскакивали на по-Антонян Ю. М. Причины преступного поведения. - М.,1992. - С. 9.верхности счастья, как на воде; дайте ему такое эковмическое довольство, чтоб ему совсем уж ничего бодше не оставалось делать, кроме как спать, куша<пряники и хлопотать о непрекращении всемирнтеории, - так он вам и тут, человек-то, и тут, из одной неблагодарности, из одного пасквиля мерзо<сделает"Полученная от далеких предков агрессивность ввременных условиях мировой цивилизации способуничтожить все живое на Земле. Но и приспособлеческое действие содержит в себе элементы нераинального. "Нерациональное как противоположнсрациональному существует не где-то вне человечедеятельности, а в ней самой как ее момент идукт", - писал философ П. В. Копнин.Разумность человеческого поведения определяетконечном счете тем, насколько оно способствует бл<состоянию и развитию личности и общества. Рацнальная деятельность в разумно организованобществе носит адаптивный характер. Действия <думные, противоречащие глубинным интересам чевека и общества, по своей сути неадаптивны. Это,сказать, объективный признак рационализма. Нодалеко не всегда совпадает с пониманием разумнодействующими лицами и общественными, в том чиси законодательными, институциями. Люди часто 01баются в своих намерениях; стремятся к хорошей ;ни, а причиняют вред обществу и себе лично. О прворечивости внутреннего мира человека писалипервые апостольп "Ибо не понимаю, что делаю; почто не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то дела"Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которопхочу, делаю". (Послание Павла к римлянам, 7:15,Любая форма деятельности - легальная и проти>

конная – может быть рациональной, адаптивной, и 1

рациональной, дезадаптивной. Корыстная эконом>

Достоевский Ф. М. Записки из подполья // Собр.

В 15 т.-М” 1989. -Т. 4,- С. 473.

” Копнин П. В. Диалектика как логика познания.

1973. – С. 123.

ая преступность, совершаемая без насилия, отлича-

ется, как правило, приспособительской мотивацией, а

дгрессивная – деструктивной, нерациональной. Не-

продуктивная ориентация корыстолюбцев нередко со-

четается с садистскими и деструктивными наклоннос-

тями. Экспериментально доказано, что “развитие че-

ловеческой деятельности, ее движение, не может быть

ронято в рамках постулата сообразности, утвержда-

ющего адаптивную направленность психических про-

цессов и поведенческих актов субъекта…, деятельности

свойственно особое качество, которое состоит в ее спо-

собности переходить за пределы приспособления”

Вместе с тем нельзя отрицать, что, наряду с проти-

воправными проявлениями обычных типов человече-

ской деятельности, всегда запрещаются под страхом

суровых наказаний поступки, направленные “против

существенных фундаментальных тенденций человече-

ской жизни” и ее вечных ценностей: умышленные

убийства, геноцид, пиратство, терроризм и пр. Именно

такая преступная деятельность признается самосто-

ятельным видом человеческой активности. М. С. Оше-

ров называет подобные преступления абсолютными,

упоминаемыми во всех памятниках права многих

народов.

Таким образом, отвечая на поставленный выше во-

прос о природе преступной деятельности, можно утвер-

ждать, что она разделяется на две категории: 1) запре-

щенных форм обычной человеческой деятельности,

движимой преимущественно приспособленческой

мотивацией; 2) изначально преступным, самостоятель-

ным видом человеческой деятельности, движимой

Деструктивной, неадаптивной мотивацией.

Как и всякая иная деятельность, преступная скла-

дывается из системы поведенческих актов (действий

Фромм Э. Человек для самого себя. – С. 94.

См.: ПетровскийА. В. Личность и ее активность в свете идей

” Н. Леонтьева // А. Н. Леонтьев и современная психология.

1983. -С. 231.

право. – Л.

Ошерое М. С. Общественное мнение и уголовное

85. -. с. 81-87.

или актов неисполнения обязанности действовать о>

деленным образом), тесно между собой связанны

движимых единым мотивом. В диспозициях ста

Особенной части уголовных кодексов с разлит

обстоятельностью описываются видовые признаки

ствия, составляющие преступную деятельность и

значаемые словами: “повторно”, “неоднократно”, ”

тематически”, “в виде промысла”, “лицом, ранее со

шившим такое же (или однородное) преступлеи

Иногда одно лишь наименование преступного по<тельства предполагает деятельность, то есть сисчдействий, например, "мучительство", "побои", "довние до самоубийства" и др. Указания закона на првозаконные действия преступных групп всегда соств]ляют деятельность (например, бандитизм).Согласно установившейся законотворческой тции большинство составов преступлений описывав соответствующих статьях Уголовного кодекса т<образом, что в нем содержатся признаки и единсдействия, и преступной деятельности (например, в 4.1ст. 101, предусматривающей ответственность за умьцГленное тяжкое телесное повреждение независимо <числа потерпевших лиц). И, наконец, теория уголовнго права знает понятия продолжаемого и длящепяпреступления, которые хотя и квалифицируются щединичное преступление, но психологически предстляют собой преступную деятельность.Существуют также понятия множественности пцступлений - совокупности, повторности и рецидипреступлений. Это правовые формы преступной детельности.Нередко действия, которые фактически являвэлементами деятельности, осуществляемые радиступной цели, выходят за рамки данного составаступления. Имеются в виду предкриминальное и пскриминальное поведение: приготовление к преступнию, сговор, уничтожение следов преступлений, созлние ложного алиби, подкуп лжесвидетелей и т. п. Псхологически подобные действия являются элемента"единой преступной деятельности.Социологические и психологические определениядрируют понятием действия как элемента деятель-Ї ри. Уголовное законодательство указывает на "дея-це" которое понимается как действие или бездей-ре. Специфика правового поведения такова, что иич бездействия является при определенных условияхсущности действием. Речь идет о бездействии лица,обязанного совершить определенные действия для со-хранения и нормального функционирования техниче-ской, социальной или биологической системы, элемен-",ди которой оно, это лицо, является. В такой ситуациизаранее спланированное бездействие, разрушающеесистему или препятствующее ее функционированию иразвитию, рассматривается как деятельность. Судебнойпрактике известны случаи умышленного убийства, со-вершаемого посредством бездействия, диверсии натранспорте в результате сознательного неисполненияобязанностей его работниками, и пр.Обязательным признаком преступной деятельностипризнается ее целенаправленность, т. е. стремление копределенной цели. Целенаправленность не означаетотрицания эмоций как энергетической (динамической)силы мотива. В то же время правонарушителю прихо-дится делать и волевые усилия. Как уже указывалось,воля помогает преодолеть страх перед опасностью ра-зоблачения и наказания, усиливает одни мотивы, ос-лабляет или нейтрализует другие. Воля - это произ-вольное создание побуждений к деятельности дей-ствующим лицом. Поведенческая активность, проте-кающая безо всяких волевых усилий, становится им-пульсивной или привычной. В свою очередь воля, какдинамический компонент мотива, рождается, в конеч-ном счете, чувствами.Целенаправленность преступной деятельности озна-чает ее осознанность. Но сознательная регуляция пове-дения всегда сочетается с подсознанием. Не осознаютсяВ Уголовном уложении России 1903 г. деяние трактовалоськак действие, бездействие и несколько действий, то есть деятель-ность (ст. 70). Советское законодательство заимствовало терминДеяние" в его усеченном содержании, исключив деятельность.95личностные установки, привычки, влечения, эмоции, зчасто - подлинный личностный смысл творимого.Подводя итог перечню признаков преступной дстельности, можно предложить такое определение. Прступная деятельность - это система предусмотреных уголовным законом деяний и тесно связанныхними иных предкриминальных и посткриминальньдействий, психологически детерминированных общъмотивом, реализация которого планируется субъ<том посредством постановки и достижения частнъпромежуточных целей.Преступная деятельность осуществляется не изо!рованно от других, легальных видов деятельности. 1возможно представить себе человека, который сущевовал бы только благодаря совершению преступлен>

Но в ряде случаев преступная деятельность как б

вплетается в трудовую, в частности управленческу>

Большинство экономических преступлений, особен1

совершаемых группами, – это длительная преступи>

деятельность. Взяточничество, должностное злоущ

требление и иные должностные преступления совершу

ются исключительно благодаря служебному полож

нию. Они представляют собой дисфункцию служебнс

деятельности виновных лиц.

4.3. Структура преступной деятельности

Как и всякое системное образование, преступна

деятельность имеет структурное строение. Структур, 1

есть соотношений между элементами системы, мож1

быть несколько, в зависимости от сложности систем

Поскольку речь идет о человеческом поведении, то он<как минимум, характеризуется линейной (временно1и вертикальной (иерархической) структурами. Лине1ная структура преступной деятельности представлясобой соотношение между противоправными действими одного и того же лица в течение определенного в[мени. Нет необходимости доказывать, что все постутиндивида связаны между собой. Лицо, совершаюгяртирную кражу, убивает неожиданно возвративше-дд домой владельца, а чтобы уклониться от ответ-редности, совершает подделку документов, приобре-ят огнестрельное оружие, с помощью взятки получа-т вязу для поездки за границу, попадается на контра-дядде огнестрельного оружия и т. д.Связи между отдельными преступными деяниямискладываются по-разному. Доминирует связь разви-тия: преступления становятся все более дерзкими, про-цесс социального отчуждения личности усиливаетсярот пример из судебной практики. Учащийся проф-техучилища В. в течение двух месяцев угнал два мото-цикла, совершил две квартирные кражи, убил двухпожилых женщин, предварительно подвергнув ихиздевательствам и изнасилованию. Так, пользуясь без-наказанностью, этот субъект, наглея, пришел от угонови краж до изнасилований и убийств, совершенных сисключительным цинизмом и жестокостью.Связь развития преступной деятельности частосочетается с генетической (связью порождения). Онавозникает, когда одно явление становится основанием,вызывающим к жизни другое явление или событие.Например, получение взятки должностным лицом по-влекло злоупотребление служебным положением винтересах взяткодателя. Связь порождения в преступ-ной деятельности реализуется также в изменениях ста-туса субъекта - увольнение с работы, разрыв семей-ных и иных социально необходимых связей и т. п.Предшествующие преступления часто создают кон-фликтную и проблемную ситуацию, способствующуюновым правонарушениям. К примеру, вооруженныйсолдат-дезертир, чтобы избежать задержания, приме-няет оружие против работников милиции и совершаетубийство.О связи развития см.: Коган Л. Н. Цель и смысл жизни чело-века. - М" 1984. - С. 30; Движение и развитие. - Л" 1974. -С. 72.)Блауберг И. В., Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Системный пор.-ЇД в современной науке // Проблемы методологии системногоследования. - М., 1970. - С. 40-41.97Разнородные преступные действия объединяяповедении шаек и банд связью взаимодействия.модействие - это такой вид связи между явленкоторый отражает взаимное влияние их друг на,их взаимную детерминацию. Каждая из взавдствующих сторон выступает как детерминанта д">

и одновременно как следствие воздействия Другой

роны. Применительно к рассматриваемой деятели

ти связь взаимодействия обнаруживается в черед

нии различного рода преступлений, взаимно друг

обусловливающих. Например, наркобизнес объеди

действия по изготовлению, приобретению и перер

ке наркосодержащих веществ, прекурсоров, трансд

тировке наркотиков, их сбыту, подкупу должность

лиц, насилию, устранению опасных свидетелей и т.

Изучение структур рецидивной преступной деятв

ности в 70-х гг. показало, что “карьера” рецидивио

довольно часто складывается из краж и хулиганств

преступлений, явно неоднородных. Но среди неод

кратно судимых лиц много пьяниц. Они крадут, гл

ным образом, ради выпивки, а в пьяном виде учиня

дебоши, после которых нужда в деньгах увеличивает

и т. д. Взаимодействуют многие экономические п

ступления – хищения, взяточничество, подлоги и А]

Структура преступной деятельности, развернутая]

времени, отражает условную вероятность совершен

различных правонарушений после осуждения и мож

быть использована для прогнозирования рецидива.

Иерархическая (вертикальная) структура образу

ся на трех уровнях. На низшем – операции, затем

действия и на высшем уровне – собственно деяте

ность. Соотношение между названными уровнями п

ступной деятельности таково, что каждый нижний д

ляется способом для реализации высшего. Операция

способ совершения преступного действия; действие,

Ї у, очередь, может рассматриваться как способ пре-

пцой деятельности, а преступная деятельность –

” способ удовлетворения актуальной мотивообразую-

еЙ потребности.

выбор операций производится, как правило, авто-

тически с минимальным участием сознания, по-

ддьку они регулируются психофизиологическими

механизмами, привычками и опытом, внутренне обус-

дорленными динамическими стереотипами высшей

цервной деятельности. Выбор преступных действий

определяется их целями, а также установками

личности. Цели действий – это этапы реализации

мотива соответствующей преступной деятельности

Было бы неправильно рассматривать деятельность,

действия и операции как рядоположенные понятия.

Как отмечает А. Г. Асмолов, они “… неотторжимы от

живого потока предметной деятельности единицы”.

Одни и те же по внешним признакам поведенческие ак-

ты могут выполнять различные системные функции и

быть в одном случае операциями, в другом – действия-

ми – элементами деятельности, в ином – деятельнос-

тью. Более того, в процессе предметной деятельности

может изменяться иерархический статус ее элементов.

Отдельные действия в результате многократного повто-

рения автоматизируются и превращаются в операции,

а деятельность – в действия. И наоборот, действие из

элемента единой преступной деятельности нередко пре-

вращается в деятельность, что влечет изменение харак-

тера прежней деятельности. Это происходит вследствие

так называемого сдвига мотива на цель, к рассмотре-

нию которого мы подойдем в конце главы.

Парнюк И. А. Концепция детерминизма в диалектическо>

материализме // Современный детерминизм в науке. – НовосЯ

бирск,1975.-Т.1.-С.5-34,85.

Подробнее об этом см.1 Зелинский А. Ф. Рецидив преступив

нии: структура, связи, прогнозирование. – Харьков, 1980. 1

С. 131-141.

Асмолов А. Г. Психология индивидуальности. – С. 37-38.

” Асмолов А Г. Основные принципы психологической теории,

Деятельности // А. Н. Леонтьев и современная психология. – М.,

1983.-С. 196-197.

4.4. Виды преступной деятельности

Не все преступления могут стать преступной де

тельностью. Немыслима ее неосторожная вина. ]

должны рассматриваться как преступная деятельное

непредумышленное ситуативное (реактивное) правов

рушение типа превышения пределов необходимой оС

роны, однократное действие, совершенное в состоянг

сильного душевного волнения, и т. п. Не считают)

деятельностью преступления, случайные по своей пра

роде, например, присвоение найденного или случайц

оказавшегося у виновного чужого имущества. ,

Основания классификации определяются в завися

мости от цели группировки. Для криминолого-психо

логической классификации преступной деятельное

важно определить психологическое сходство однород

ных по мотивации и юридическим признакам групп

преступлений, которые осуществляются в виде дея

тельности. Для этого целесообразно учитывать; а) при-

способленческую (адаптивную) направленность моти-1

вов, б) юридические признаки (формы множествен-

ности), в) интенсивность, г) продолжительность

д) целостность. .{

А. По признаку приспособленческой направлен-

ности все виды преступной деятельности делятся на две1

категории – адаптивные и неадаптивные (деструк-”

тивные). 1

К адаптивным видам преступной деятельности от

носятся такие виды целенаправленной, предусмотрен-

ной уголовным законом активности, которая совершай

ется по мотивам приспособления к среде и удовлетво-

рения жизненных потребностей. Это корыстная моти-

вация так называемых общеуголовных преступле-

ний – краж, грабежей, мошенничества, вымогатель-

ства и др. Многочисленные экономические преступле-

ния нашего времени, например, уклонение от уплаты

налогов, спекуляция и пр. – это, по выражению одного

российского криминолога, “нормальная реакция нор-

мальных людей на ненормальные условия жизни”.

Корысть, то есть аморальное стремление удовлетво-

рить индивидуальные потребности за чужой счет,

дючается не только в гипертрофированном потре-

дении; она обнаруживается также в противоправных

ействиях, совершаемых ради достижения влияния и

дети, безопасности, самосохранения, заботы о потом-

ре и близких родственниках. Нет антиобщественных

ребностей, есть антиобщественные и преступные

способы их удовлетворения.

Деструктивная преступная деятельность противоре-

“дп. фундаментальным условиям социального бытия

едовека. Поэтому она неадаптивна по своей сути,

независимо от субъективных представлений на этот

счет агрессивно действующих лиц. Речь идет о насиль-

ственных посягательствах на жизнь, здоровье, честь и

достоинство личности, вандализм, захват заложников,

терроризм, хулиганство и пр.

Б. Теория уголовного права и действующее законо-

дательство по-разному определяют виды преступной

деятельности в зависимости от характера действий,

связей между ними, а также от описания соответствую-

щих составов преступлений в статьях Особенной части

Уголовного кодекса.

Целостным преступным деянием признаются про-

должаемые и длящиеся преступления. Продолжаемое

преступление – это преступная деятельность, состо-

ящая из серии преступных действий, направленных на

один и тот же объект в рамках одного намерения.

Обычно это систематические мелкие хищения на

производстве, приводящие к значительному мате-

риальному ущербу, обман покупателей посредством

завышения цен на товары и т. п. Но продолжаемыми

признаются также доведение до самоубийства и неко-

торые другие насильственные, агрессивные виды пре-

ступной деятельности. Длящееся преступление начина-

ется с противоправного акта уклонения от исполнения

обязанностей и продолжается состоянием бездействия,

хотя для сохранения такого состояния правонаруши-

тель нередко действует весьма активно. Например,

Дезертирство – типично длящееся преступление -на-

чинается с момента самовольного оставления воинской

части с целью уклонения от несения военной службы и

1

со.ршени ИР

с–Г- Осо

ванной группой , по пр д Р

пой ЛИЦ”, “ттшпе любое умып йакте

воТожет прярес

ступное “ер, кража, если она <Двляется посредств,нирована "ий:проникновен"""иск ценных предметоще, взлом замков, подготовка К со> дл)

из пдст-ляе

яию одного “-“лъяостьбольшоН.к

льную преступДС ,”>

группы “Рществует понятя

в уголовном праве сочетание

–ТТвенн одним я

преступленяя, ественностя прЯи

л

102

дец тучае, когда однородные действия предусмотрены

раздчными нормами Особенной части Уголовного

коцсй, говорят о повторности-совокупности, напри-

ддео сочетание мошенничества и кражи. О совокупнос-

ти а ее реальном содержании речь идет тогда, когда ли-

цо об инлется в нескольких последовательно совершен-

ных ггреступлениях, подпадающих под признаки раз-

личнь>1Х правовых норм. (Так называемая идеальная со-

вокупность, когда в одном поступке усматриваются

призняки двух или нескольких преступлений множест-

венностью деяний, на мой взгляд, не является). Реци-

див преступлений означает совершение нового преступ-

ления лосле осуждения либо применения иных мер уго-

ловво -правового характера за предшествующее. Реци-

див может сочетаться с признаками повторности, если

оба преступления (или более двух) одинаковы или од-

нородны. Такую разновидность рецидива называют спе-

циальным рецидивом.

В. Частота наказуемых действий, совершаемых ли-

цом, которое ведет преступную деятельность, называет-

ся ее интенсивностью,

Преступная деятельность в виде единого преступле-

ния, повторности и совокупности бывает непрерывной,

если интервалы между действиями не превышали су-

ток, активной – с интервалом не более трех месяцев,

активно-эпизодической или сезонной, с перерывами до

одного года, но весьма интенсивно осуществляемой в

отдельные периоды (например, деятельность пляжных

воров, крупных шулеров и т. п.) и, наконец, эпизодиче-

ской, которая характеризуется большими перерывами,

Длящимися более одного года.

Иагенсивность рецидивной преступной деятельнос-

ти исчисляется промежутком времени между освобож-

дение от предшествующего наказания и новым осуж-

Дниедд. Интенсивность рецидива зависит от многих

Факторов и рассматривается как свидетельство степени

антисоциальности личности рецидивиста и эффектив-

ности исправительного воздействия наказания. Статис-

ивси она соотносится с числом судимостей (чем

ЇЇыяе судимостей, тем короче интервалы между ни-

ми), возрастом и семейным положением лица, отбыв-.

шего наказание

Г. Продолжительность преступной деятельности яв-

ляется весьма важным ее показателем. Однако в специ-

альной литературе соответствующих сведений нет. В

некоторых переводных изданиях встречаются выбороч-

ные данные о “карьере” упорных правонарушителей.

Американский криминолог В. Фоке различает пять мо-

делей “преступной карьеры” в зависимости от фиксиро-

ванного возраста во время совершения первого преступ-

ления и возраста в момент последней судимости.

Полагаю, что изучение биографий рецидивистов и

иных лиц, повинных в неоднократных конфликтах с

уголовными законами, представляет значительный

научный интерес. Известно, что некоторые наши со-

граждане большую часть своей жизни проводят в мес-

тах лишения свободы, но есть жулики, обворовавшие

страну и благоденствующие не только в дальнем зару-

бежье, но и в родных пенатах. Закон строже карает

первых, а вторых, ранее не судимых, считает впервые

согрешившими и заслуживающими снисхождения. На

мой взгляд, логичнее было бы делать наоборот, так как ;

первоначальное накопление капитала приобрело явно

криминальный характер и на первые роли в “теневом”

бизнесе выдвигаются люди грамотные, спортивные и]

ранее не судимые. Старая “гвардия” преступного ми-1

ра – “воры в законе” постепенно отходит на задний

план. К тому же длительная безнаказанность, как го-1

ворят, “непотопляемость” криминального авторитета

свидетельствует не только о его изворотливости, но и с

покровительстве власть имущих.

В газете “Известия” в №№ 213-217 за ноябрь

1997 г. опубликованы материалы журналистского рас

следования А. Тарасова под красноречивым заголовков

“Неприкосновенный”. Это история головокружитель

ной карьеры бывшего школьного преподавателя фиа

Подробнее об этом см.: Зелинский А. Ф. Рецидив преет

ний…-С. 119-131.

Фоке В. Введение в криминологию. – М., 1980. – С. 221.

цультуры, ставшего одним из богатейших людей Рос-

дди, “алюминиевого короля”, фактического хозяина

Красноярского края. Он физически устранил своих

конкурентов и уголовников старой закалки (“синих”),

це скрывает своего положения “крестного отца” сибир-

ской мафии и гордится им. Губернатор края, начальни-

ки УМВД и УОП в его руках. “Знаковая фигура нашего

времени”, – заключает журналист. Подобные типы

есть и в Украине…

Д. Продолжительность преступной деятельности в

значительной степени определяет ее целостность. Сте-

пень целостности системы противоправных поступков

зависит от того, насколько отчетливо она спланирова-

на, и от интервалов между отдельными действиями.

Субъект знает, чего он хочет, как, когда и каким обра-

зом собирается действовать. Мотив в таких случаях

совпадает с целью деятельности и становится мотивом-

целью. Такую интенсивную и относительно непродол-

жительную преступную деятельность можно назвать

целостной. Ее юридическими формами становятся еди-

ное преступление, то есть предусмотренное одной

статьей, а также совокупность и повторность пре-

ступлений. Но во всех случаях, независимо от юриди-

ческой квалификации, целостная преступная деятель-

ность в психологическом плане – единый поведенче-

ский акт, один поступок.

Но этого нельзя сказать о составной преступной

деятельности, которая складывается из ряда поступ-

ков, которые лишь в общих чертах предусматривались

намерением> но в зависимости от складывающейся си-

туации каждый из них осуществлялся автономно как

Целостная преступная деятельность. Например, про-

фессиональный вор приехал в город с намерением со-

вершить серию квартирных краж и скрыться. Орудия

проникновения в чужие жилища у него были подготов-

лены заранее. Каждой отдельной краже предшествова-

ли изучение объекта, планирование, принятие реше-

ния, после чего следовали его реализация, меры без-

опасности и сбыта похищенного имущества. Все эти

изоды преступной деятельности совершаются в тече-

105

ние сравнительно продолжительного времени в

одного общего намерения. Юридическая оценка в

симости от характера преступлений – повторность 1

(и) совокупность поступков, предусмотренных Упи

ным кодексом.

Общая преступная деятельность имеет мес11

случаях, когда составляющие ее преступления, оэ

жающие социальную и нравственную позицию вис

ного лица, разделены между собой значительными с

межутками времени и детерминированы различнь

жизненными ситуациями. Общая преступная деятел

ность, как правило, имеет правовую форму рецидк

хотя возможны и иные виды множественности. При

рами могут служить судьбы привычных воров-реци

вистов, которые продолжают свой промысел после

нужденного перерыва, связанного с отбыванием не

зания. Речь идет о корыстных преступлениях. Но би

графии рецидивистов, неоднократно судимых за зл

стное хулиганство, телесные повреждения, изнасилов

ния и убийства, свидетельствуют об их общей агресси

ной преступной деятельности. Она отражает высок:

степень социальной и психологической отчужденное

этих людей, их маргинальности.

В психологии деятельности существует понят

отсроченного намерения, которое фиксируется в пей

хике и приобретает значение внутренней потребносП!

субъект тяготеет к реализации давнего намерения, к6

торое по ряду причин ранее не удалось реализовать

Вероятно, механизм отстроченного намерения играе

определенную роль в мотивации общей преступной де<1тельности.4.5. Мотивация преступной деятельностиМотивация преступного поведения складывается ;двух этапов - формирования мотива и его реализацФормирование мотива происходит на основе актуеВилюнас В. К. Психологические маниамы мотивации чевека. - М., 1990. - С. 182-183.106д потребности и предмета (в широком смысле), кото-ее удовлетворяет. Господствующая в психологиче-дц науке концепция мотивообразования называет мо-ц опредмеченной потребностью или еще более катего-цо - предметом потребности (А. Н. Леонтьев). Вы-р способа поведения рассматривается как элементданирования деятельности после возникновения мо-дра. Для общепсихологического анализа мотивацииобычного поведения такой подход оправдан. Но пре-ступная деятельность носит, как правило, экстремаль-ный характер. Для мотивации преступной деятельнос-ти момент выбора поступка имеет ключевое значение.формирование криминального мотива завершается неопредмечиванием потребности, а выбором преступногоспособа решения возникшей проблемы. Выбор преступ-ного, а не дозволенного законом способа деятельнос-ти, - это уже поступок.Вслед за формированием мотива преступной дея-тельности наступает целеполагание, то есть определе-ние целей, действий и деятельности. Цель - это пред-видимый и желаемый результат действий и всей дея-тельности, приближающий к удовлетворению актуаль-ной потребности. Если цель деятельности совпадает с еемотивом, то возникает феномен мотива-цели. Но такбывает далеко не всегда, поэтому следует различатьмотив и цели деятельности. Обратимся к примеру.Наследник тайно убивает наследодателя, используядля этого наемного убийцу. Мотивом преступной дея-тельности организатора убийства была, конечно,корысть - стремление удовлетворить свои индивиду-альные потребности посредством незаконного завладе-ния чужим имуществом. Все выполненные злоумыш-ленником действия - подыскивание киллера, снабже-ние его необходимой информацией - имели конечнойЦелью смерть наследодателя. Но достижение этой целисамо по себе, автоматически не обогащает убийцу. Дляполучения наследства следует еще выполнить ряд фор-мальностей и, главное, избежать ответственности засовершение преступления. Может оказаться, что объ-явятся другие наследники и возникнет судебный споро наследстве. Вся эта активность, в том числе и не пре-дусмотренная уголовным законом, подчинена одно>

мотиву – стремлению к незаконному обогащению.

Важно также заметить, что каждое отдельное де{

ствие преследует свою собственную цель, которая явлд

ется этапом (способом) достижения общей цели и чер<нее - реализации мотива,И еще -не всякая преступная деятельность пресле-Ддует осознанную цель. Такой общей цели может и нцбыть. Трудно, например, отыскать конечную цель деяЗтельности сексуального маньяка-убийцы. Но отделные эпизоды, отдельные преступления в ряду многиеимеют вполне осознаваемые цели.Следующее звено мотивации - планирование (про1граммирование) преступной и связанной с ней посткри<>1

минальной деятельности. Определяются способ, место

время и другие обстоятельства. Если в преступной дея

тельности участвуют несколько лиц, распределяются

роли. Планирование бывает достаточно обстоятельным,

особенно тогда, когда совместно действуют несколько

участников. Но в так называемых уличных преступлен

ниях обнаружить предварительно составленный плац

действий довольно трудно: виновные ведут себя в завич

симости от обстоятельств. .

Затем следует принятие преступного решения. Это

интеллектульно-волевой акт, выражающий готовност>

лица совершить преступление или несколько преступ-

лений, составляющих преступную деятельность. Мно

гим такое решение дается нелегко, ему предшествую

мучительные размышления, душевное смятение. В т<же время современная криминальная хроника содержит примеры удивительной легкости, с которой принимаются решения о совершении тягчайших злодеянийВ одном из поселков Львовской области несовершеннолетние братья-близнецы задумали разбогатеть и захв<тили в заложницы свою же соученицу, дочь директоршколы. Получив требуемую сумму, заложницу убилиопасаясь разоблачения. После этого в течение неделустроили железнодорожную катастрофу и совершилнападение на грузовой автомобиль, причинив водител)тяжкое телесное повреждение. И все это без малейшйколебаний. Общее мнение исследователей современно.рессивной преступности: стремительно снизился по-дг мотивации криминального насилия.ЕСЛИ не было отказа от ранее принятого решения,дедует его исполнение. В процессе совершения пре-ступных действий осуществляется их корректировка сучетом меняющейся обстановки. Иногда случается доб-ровольный отказ от завершения начатого преступле-ция, который согласно закону освобождает от уголов-дой ответственности за уже содеянное, если при этомце совершено иное преступление. Встречается и так на-зываемый эксцесс исполнителя преступления, когдавопреки намеченному плану совершается иное преступ-ление, иногда намного более тяжкое, чем намечалось.Рабочие совхоза братья А. Г. и Н. Г. покушались насовершение кражи из дома в одной "неперспективной"деревне, где уже почти не оставалось жителей. Их слу-чайно заметил и окликнул 50-летний В. - отец девуш-ки, с которой дружил один из братьев. Опасаясь ответ-ственности, воры с особой жестокостью убили В. Кста-ти> дочь убитого узнала о случившемся от своего друж-

ка, но не донесла. Спустя год тот без видимого повода

зарезал пятерых, в том числе женщину и ее 10-летнего

сына.

Среди мотивов, заметно влияющих на мотивацию

преступной деятельности, особое место принадлежит

мотиву безопасности. Он удерживает злоумышленни-

ка от чрезмерного риска, стимулирует защитные меры.

Некоторые ситуации вызывают не только времен-

ные изменения в поведении, но и стимулируют пере-

стройку личности. Имеются в виду эмоционально насы-

щенные состояния: опасные для жизни ситуации, со-

бытия, вызвавшие фрустрацию, и т. пЛ

Литвак О. Злочиншсть, и причини та профилактика. – К.,

1997. – С. 58-64.

о

Ковалев А. Г. Ситуационные изменения поведения личности

// Материалы IV Всесоюзного съезда общества психологов. –

илиси, 1971. – С. 13-14.

4.6. Осознание и трансформация МОТИЕ

(сдвиг мотива на цель)

Вопреки широко распространенному мнению, <цвы преступной деятельности далеко не всегда осоза>

ся действующим лицом. Решаясь на нарушение у

ного закона, субъект редко задумывается над ц

почему и ради чего он это делает. Осознание подлщ

го мотива приходит позже, если вообще прихо

Предварительно осознанный мотив становится одно)

менно и целью деятельности. Обычно это связав

удовлетворением актуальных мотивообразующих

требностей, например, при краже наркотических

ществ наркоманом или изнасиловании. Мотив-ц

характерна и для многих случаев совершения преет

ления ради самого преступления, например, при ак

вандализма.

Психологические последствия осознания моти

неоднозначны. В одних случаях дискредитируются

называемые защитные мотивы, приукрашивающие

тинные побуждения аморального и антиобщественн

поведения, и это может стать началом его переосмьц

ливания и побуждением к отказу от преступления. 1

других – превращение криминальных мотивов в оод

знанную цель может означать деградацию личности ч<ловека, совершающего преступления ради них самих.Как уже не раз отмечалось, строение всякой дея)тельности таково, что ее низшее звено является средойвом (способом) реализации высшего. Операция - спйДсоб совершения целенаправленного действия, а достиджение цели конкретного действия - это этап (значМДсредство) реализации всей деятельности и путь к удовлетворению мотивообразующей потребности (интересаидеи).Отношения между мотивом и целями действий, соДвершаемых в процессе преступной деятельности, аЧСТЯМТпп мостпчо>….- пг–

_—_ .1,1.уч.аип дслтелЬНОСТИ, Нв

остаются неизменными. Мотив может отдаляться (Л

преступных целей, когда после их достижения следуют

посткриминальные поступки, ради которых, собствен

но, и совершено преступление. Например, субъект со-

вершает хищение или получает крупную взятку ради

того, чтобы получить капитал для Предприниматель-

11 деятельности. Впоследствии становится богатым

” “овеком, политиком, депутатом законодательного ор-

а и т.п. Это и было ведущим мотивом всей его дея-

ддости, начиная с криминального получения капи-

д Но случается и обратное: мотив сближается с це-

дц и исчерпывает себя в их достижении. 3 последнем

дучае происходит трансформация мотива, которую

л Н. Леонтьев определял как сдвиг мотива на цель.

Под воздействием меняющихся внешних и внутренних

условий первоначальный мотив дискредитируется и

замещается целью. Сдвиг мотива на цель насильствен-

ной преступной деятельности приводит к бессмыслен-

ной жестокости, которая часто ставит в тупик психо-

логов и юристов. В “Литературной газете” 9 февраля

1983 г. были опубликованы заметки В. Амлинского

“Непростые истории”. Одна из них поведала о том, как

18-летний “вполне нормальный человек” вооружился

ружьем и отправился в лес охотиться… на людей. Не

из мести или корысти, а так… Долго выслеживал жерт-

ву. Встретил мужчину, но стрелять не стал. А молодого

парня, который был с девушкой, застрелил. Вразуми-

тельно объяснить свое поведение не смог: “Да дикость

какая-то нашла, хотелось испытать что-то такое… не-

обыкновенное, острое, чтобы испугались… Зря я все это

затеял”.

Сдвиг мотива на цель может повлечь: 1) изменение

личностного смысла преступной деятельности; 2) пре-

вращение отдельного преступного действия в преступ-

ную деятельность иного рода; 3) превращение деятель-

ности из преступной в легальную.

Рассмотрим эти три варианта подробнее.

1. Своей деятельностью человек изменяет не только

окружающий мир, но и самого себя. Преступная дея-

тельность приводит к воспитанию правового и нравст-

венного нигилизма, преодолению чувства страха перед

вероятным наказанием. Происходит изменение среды

общения не в лучшую сторону. Из средства решения от-

дельных житейских проблем правонарушения стано-

вятся самоцелью, а их результаты – поводом к новым

преступлениям.

Классики мировой литературы не раз обращали

теме разрушающего влияния на человека страсти к

копительству. Скупой рыцарь, Плюшкин, Гобсек –

они начинали с конструктивными намерениями. Но

временем происходил сдвиг мотива на цель: накс

тельство из средства превращалось в самоценную з.

чу, которой подчинялись все их помыслы и чувс

Примеров бессмысленного накопительства немало и

наше время. Обыски по некоторым делам об осо(

крупных хищениях, организованной спекуляции

других корыстных преступлениях время от времени о

наруживают тайники с большим количеством испо]

ченных от длительного хранения одежды, обуви, п]

дуктов.

Бывший главный бухгалтер богатого колхоза б:

осужден за преступную деятельность, редкую для 6}

галтера, – за многочисленные кражи из курятников

соседних хозяйств. Имел высшее образование, жи.

вдвоем с женой, которая тоже хорошо зарабатывала

дом, как говорится, – полная чаша. А по ночам н<усобственной "Волге" разъезжал по району и тащилокур... Объяснил: "Хотел быть еще богаче". Приобретаятельство стало самоцелью, точнее, мотивом-целью. ,2. Вследствие сдвига мотива на цель действия, совершаемого в процессе преступной деятельности, воз<никает новая преступная деятельность. "Мотив дея-,тельности может, сдвигаясь, переходить на предмет(цель) действия. В результате этого действие превращавется в деятельность". Сдвиг происходит под воздейДствием изменившейся обстановки и личностных ка-Цчеств субъекта, дНекто В., художник-гравер в г. Виннице, изредкаобманывал рыночных продавцов, используя грубо под-цделанный муляж 10-рублевой ассигнации. Успех навеЛДего на мысль заняться подделкой денег основательнодля чего он привлек соучастников. Так возникл>

преступная организованная группа фальшивомонетчи

ков. При аресте главаря было изъято 25 тыс. фальши

1

ЛеонтьевА. Н. Проблемы развития психики. – С. 520-521.1

рублей и на 100 тыс. рублей – поддельных чеков

еитосыл-торгй

з. Всякая преступная деятельность осуществляется

дм в едином потоке его жизнедеятельности. Она не

” дирована от поступков, не предусмотренных уголов-

,”1 законом, но так или иначе связанных с преступле-

ди. Возникают и прекращаются знакомства и связи

ду людьми, вспыхивают и разрешаются конфлик-

и меняются место жительства и род занятий и т. д.

некоторые обычно ненаказуемые действия включаются

преступную деятельность и психологически становят-

ся ее элементами, поскольку совершаются в соответ-

ствии с ее программой. Имеется в виду прежде всего

посткриминальное поведение: сокрытие следов пре-

ступления и предметов, добытых преступным путем,

иные действия по уклонению от ответственности, про-

дажа похищенного имущества и пр. Эти действия внут-

ренне детерминированы теми же мотивами, что и вся

преступная деятельность. И случается так, что цель

посткриминального действия в силу различных причин

приобретает для субъекта мотивирующее значение. В

результате эта цель становится мотивом новой деятель-

ности, а прежняя, противоречащая ей, прекращается.

О такой трансформации мотивов и деятельности писал

А. Н. Леонтьев: “Действия, все более обогащаясь, как

бы перерастают тот круг деятельностей, которые они

реализуют, и вступают в противоречие с породившими

их мотивами… В результате происходит сдвиг мотивов

на цели, изменение их иерархии и рождение новых мо-

тивов – новых видов деятельности”.

Кассир похитил крупную сумму денег и сбежал в

отдаленные районы Севера, где устроился на работу под

чужой фамилией, воспользовавшись чужим паспортом.

Работая на нефтепромыслах, обзавелся семьей, стал

Уважаемым в поселке человеком. В конце концов он

явился с повинной и вернул похищенные деньги. Здесь

Действия, совершаемые для уклонения от уголовной от-

ветственности и реализации похищенных денег, приоб-

ЛеонтьевА. Н. Деятельность. Сознание. Личность. – С. 210.

рели новую мотивацию и иную нравственную и

вую оценку.

Смещение мотива на цель некриминального

ствия происходит иногда внезапно, но подготов

оно длительной внутренней работой. Г. А. Медынс>

писал: “Профессиональный вор приехал в город, чт<что-то украсть. Сидит на вокзале, - рядом женщивребенком. Потом она просит: "Мне с ребенком надотуалет, посмотрите, пожалуйста, за моими вещамиИ вот, - пишет он мне, - я, как дурак, сижу и карлю ее чемодан, который хотел украсть. Что это? Вошебная нить добра и совести! Значит, она есть все-так;совесть, под всей грязью и мерзостью жизни, цубиенная"К сдвигу мотива на общественно полезные цели дествий, совершаемых осужденным при исполнении вказаний, стремится исправительно-трудовая педагогка. Воспитание доверием (одним из классических вспитательных приемов) основано на расчете изменимотивации поведения именно таким образом. Осужденый вступает в секцию профилактики правонарушвний, чтобы получить определенные привилегии и досрочно освободиться. В сущности, это посткриминал>

ные действия, тесно связанные с предшествующей п

ступной деятельностью. Но в процессе такой, понача

вынужденной, активности мотивы, сдвигаясь на це

действий по поддержанию порядка в исправительн

трудовой колонии, могут коренным образом изменич

ся и получить новое содержание, новый личность

смысл.

Необходимо также отметить, что сдвиг мотива

цель – не единственная форма изменения структу

преступной деятельности. Криминологическое зная

ние имеет также превращение действий в операции,

операций по мере их осознания – в действия. Мног

кратно повторяющиеся преступные действия вора-ка

манника, например, превращаются в механическ]

операции, осуществляемые автоматически, вне контр

Мединский Г. А. Ступени жизни. – М., 1981. – С. 25С

251.

д сознания. Возникает особый почерк преступника,

ддние которого облегчает поиск виновного лица. И

ддоборот, когда операция сталкивается с неожиданным

дрепятствием, движения действующего лица возвра-

щаются под контроль сознания и, следовательно, опе-

дции превращаются в целенаправленные действия.

Для преодоления препятствий субъект иногда соверша-

ет новые незапланированные преступления.

Один из выдающихся мыслителей нашего времени,

представитель гуманистической теории личности Эрих

фромм, рассматривая проблему средств и целей, отме-

чал ее остроту для современного постиндустриального

общества: “Одна из наиболее характерных психологи-

ческих особенностей сегодняшней жизни состоит в том,

что те действия, которые выступают в качестве средств

достижения каких-то целей, все более и более узурпи-

руют положение цели, тогда как сами цели уходят все

глубже в тень и утрачивают реальность. Люди работают

ради денег, чтобы на эти деньги наслаждаться жизнью.

Работа – средство, а наслаждение – цель. Но что про-

исходит на самом деле? Люди работают, чтобы зарабо-

тать много денег; потом они используют эти деньги,

чтобы иметь еще больше денег, а первоначальная

цель – наслаждение теряется из виду… Мы запутыва-

емся в сетях средств и теряем из виду цели.

Еще чаще в этих сетях застревают те, кто добывает

деньги путем совершения преступлений.

Фромм Э. Человек для самого себя… -С. 151.

115

Глава V

ПСИХОЛОГИЯ РЕАКТИВНОГО

ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ

Знаю, Лсшми,

чАй не в вам нем)века шНь ем,

<иЯй не во влааНи шщеюоавшмь ншфавление сАошям своим.ифемил. Ю;235.1. Понятие и видыреактивных преступленииВсякое человеческое поведение, в том числе и пре-1ступное, детерминировано внешними и внутреннимстимулами. Внутренняя регуляция - это в сущностмотивация поступков. Для волевого целенаправленногповедения (деятельности) внутренняя детерминациявляется определяющей, главной, поскольку она осуществляется на основе свободы выбора. Подчеркивавприоритет личности в детерминации преступного поведения, автор этих строк никогда не отвергал воздей1ствия на индивидуальное поведение внешней ситуа1совершения преступления. Это влияние на деятеность обнаруживается во многом, в частности в еелимотивности. Своеобразным "пусковым механизмомпреступной деятельности выступает порой повод к п(цсягательству, в частности виктимное (провоцирующее1поведение потерпевшего. {В некоторых случаях такие импульсы доминируютЭто происходит либо по причине усиления внештяяняй вплоть до ситуации, когда свободное воле-явление становится невозможным и ответствен-дь устраняется в соответствии с законодательствомнеобходимой обороне, крайней необходимости либородолимой силе. Но если не принимать во вниманиети экстремальные обстоятельства, то и тогда, когдадобода выбора сохраняется, она может быть сущест-венно ограничена.Существует категория случайных (ситуационных)преступлений, которые совершаются неожиданно нетолько для окружающих, но и для самого правонару-шителя. В психологическом плане такое противоречи-вое поведение представляет собой чаще всего реакциюна внешние воздействия в широком их понимании,включая воздействие на психику лица наркотиков,алкоголя, отравления, травмы головного мозга и пр.Поэтому мы называем такие преступления реактив-ными. В психологической литературе это название,равно как и деление поступков на волевые и реактив-ные, встречаются часто. Немецкий психолог и философВ. Штерн, много сделавший для развития криминаль-ной психологии, по этому поводу писал: "На основаниитого, вызывается ли действие внешними или внутрен-ними факторами, их можно разделить на реакции ипроизвольные действия". О бесцельном или импуль-сивном поведении, как альтернативе волевому, упо-минали Л. И. Петражицкий (1909 г.), В. С. Познышев(1923 г.), К. А. Абульханова-Славская (1980 г.),К. Е. Игошев (1971 г.), В. Г. Норакидзе (1967 г.),Ш. А. Надирашвили (1974 г.), польский психологЯ. Рейковский (1979 г.). Наконец, 3. Фрейд и егомногочисленные последователи во всех странах мираисходили из теории противостояния и синергии рацио-нального "Я" и стремящегося к удовольствиям и к раз-рушению "Оно".Разумеется, реактивные действия мотивированы,но процесс мотивации протекает как бы в сокращенномварианте, в значительной мере неосознанно.Штерн В. Персоналистическая психология // История зару-кной психологии: Тексты. - М., 1986. - С. 188.Реактивное преступное поведение отражается взнании субъекта лишь своей фактической сторон>

Лицо знает, что совершает поступок, но не осознает

смысла, то есть “забывает” посмотреть на него с нр

ственной и правовой стороны. И в этом состоит ви1

П. С. Дагель правильно указывал на то, что “уголовв

ответственность обоснована не только при наличии

знательного правового акта, но и тогда, когда субъ<должен был и мог "вложить" в поведение, сознаниеволю, то есть в определенных случаях импульсивноповедения"Психологию реактивного умышленного убийства ]ниально показал великий русский писатель Л. Н. Тетой. Герой рассказа "Крейцерова соната", убивший ;ну в состоянии аффекта, признавал, что он полнос1отдавал себе отчет в фактической стороне своих дествий ("я знал, что ударяю ниже ребер и что нож всдет"). Но лишь потом он осознал весь ужас содеянною"Только тогда, когда я увидел ее мертвое лицо, я повдвсе, что я сделал. Я понял, что я, я убил ее, что от медсделалось то, что она была живая, движущаяся, теялая, а теперь стала неподвижная, холодная и что псправить этого никогда, нигде, ничем нельзя"В следственно-судебной практике, да и в некоторынаучных публикациях, встречаются высказываниятом, что реактивные преступления, как правило, нем<тивированы. Один из украинских криминологов начала века М. П. Нубийский писал: "Если чувство действует как стихия, совершенно помрачая сознание, то мы<не признаем в таких случаях разумного поступка,признаем и мотивации".Однако большинство современных исследоватотвергает возможность безмотивных поступков. Снельзя не согласиться. Противоположное мнениеМеханизм преступного поведения. - С. 202-203.Толстой Л. Н. Собрание сочинений: В 14 т.- М., 1953.Т. 12.-С. 77.Чубинский М. П. Мотив преступной деятельности и его 1чение в уголовном праве. - Ярославль, 1900. -С. 21. См. такХорнабуджели Б. Психологическая сторона вины. - С. 37.дет из давно отвергнутого отождествления человече-дй психики с сознанием и волей, а также из самоот-"етов лиц, осужденных за агрессивные преступления.о том, что человеческая психика - понятие значи-рдьно более широкое, чем сознание, что она складыва-ется из осознанных и неосознанных слоев, взаимодей-ствующих и переходящих один в другой, уже упомина-лось в этой книге. Результаты многочисленных крими-нологических опросов подтверждают эту истину исвидетельствуют о том, что хотя человек - существощыслящее, он далеко не всегда пользуется этим своимпреимуществом, действует не думая. Из 310 осужден-ных за тяжкие агрессивные посягательства на личностьи общественный порядок - умышленные убийства,тяжкие телесные повреждения, изнасилования излостное хулиганство - лишь около 14% вспоминали,по их словам, о возможной уголовной ответственностинепосредственно перед нападением. Несколько чаще,около 35% опрошенных, задумывались о фактическихпоследствиях преступного поведения. Осужденные заизнасилования и грабежи опасались правовых послед-ствий очень редко - всего 6% изученных лиц. Этирезультаты интервьюирования и изучения личных делосужденных, добытые автором с помощью студентовХарьковского юридического института в 1985 г., нахо-дят подтверждение в других опубликованных исследо-ваниях. О. И. Бажанов сообщает, что 58,7% изученныхим осужденных, знавших о наказуемости своих дей-ствий, в момент их совершения вообще не думали овозможности наказания, а 10,5% относились к немубезразличнойМотивация реактивного криминального поведения,как и всякого иного, складывается из основного моти-ва - личностного смысла поступка и его динамическо-го источника. Таким энергетическим источником поч-ти полностью являются эмоции - влечение, желание,Бажанов О. И. Правосознание и проблема преступного пове-дения личности // Науч. труды Омской ТПТ МВД СССР. -1972. - Вып. 10. - С. 61-52.страсть. Они не всегда адекватно отражаются в соз:нии. Родитель истязает своего ребенка, уверенный,воспитывает для его же пользы, а фактически он вы:щает накопившуюся злобу, обусловленную нищетой в>!

бесправием. И все-таки выбор способа действий всегдЦ

соответствует неосознаваемой фиксированной уставов>

ке и вытесненными в подсознание привычками и авто-

матизмами.

По полноте и степени осознания реактивные пре.

ступления можно разделить на три вида: импульсив

ные, привычные, ситуационные. Кроме того, по отноч

шению к наступившим последствиям все названный

виды реактивных правонарушений могут быть признав

ны умышленными или неосторожными. Следует оговор

риться, что предложенная классификация, как и!

наименование ее, довольно условны. Как отмечалось

выше, всякое реактивное преступление ситуативно и 4

значительной мере носит случайный характер. Н<импульсивные и привычные отличаются минимальнойосознанностью и максимальной зависимостью от внутренних импульсов. Но есть и иные, тоже обусловленные ситуацией, но совершенные, можно сказать, впол-не сознательно. Речь идет о правонарушениях, возникших под влиянием иных лиц, в толпе, в результат>

минутной слабости, неспособности противостоят

неожиданному соблазну и др. Их называют также не-

? ?

?

t

a

L ? &

o

?

 

u

\

3/4

l

Oe

x

a

|

U

H

?

\

Ae

Ae

T

1/4

j

O

t

a

~

a

oe

o

ae

едварительно

го намерения. Что касается преступлений, совершен

ных по неосторожности, то они возникают в процессу

всякого поведения, если лицо допускает грубое нарЯ

шение правил безопасности. Поэтому в психология

ском смысле неосторожного поведения не бывает. Но

состоянии психической напряженности, характерно:

для реактивного поведения, ошибки и промахи, выз

вающие подчас тяжкие последствия, случаются чащ

чем при осуществлении целенаправленной волевой де.

тельности, поэтому имеет смысл рассмотреть неост

рожность в этой главе

5.2. Психология

импульсивного преступления

Главной особенностью импульсивных преступлений

ятается скоротечность их мотивации, когда “… воз-

1пее желание немедленно реализуется в совершении

ддтивозаконных действий, без размышлений и попы-

ток адекватно оценить возникшую ситуацию. Происхо-

дит нечто похожее на короткое замыкание в электриче-

ой цепи. Но импульсивное поведение не является

полностью хаотическим. Реакция на внешний стимул

определяется в конечном счете установками личности.

Известно, что даже с помощью гипнотического внуше-

ния экспериментаторы не в состоянии заставить психи-

чески и нравственно здорового человека совершить дей-

ствия, противоречащие установкам и идеалам”.

Мотивация импульсивных преступлений осущест-

вляется по такой схеме: под воздействием внешнего

или внутреннего воздействия резко обостряется какая-

то потребность личности, которая тут же находит свой

предмет и способ удовлетворения, и возникший мотив

немедленно реализуется, “минуя все этажи личности”,

но в соответствии с ее установками. Выпадают харак-

терные для мотивации преступной деятельности целе-

полагание, сознательный выбор, планирование, приня-

тие решения и корректировка действий в процессе их

совершения.

Ярко выраженная экспрессия импульсивного пре-

ступного поведения дает основание некоторым авторам

называть его бессознательным, что представляется

неточным: фактическая сторона деяния отражается в

сознании индивида более или менее отчетливо. В то же

время бездумие – основная, бросающаяся в глаза осо-

бенность психологии импульсивных поступков, – как

преступных, так и героических.

В газете “Известия” был опубликован судебный

очерк о том, как любящая мать ударом ножа убила

свою 15-летнюю дочь. Осуждена за умышленное убий-

Психологические механизмы целеобразования: Сб. ста-

й.-М., 1977.-С. 108.

ство к пяти годам лишения свободы условно; суд 1

что той кары, которую она сама себе назначила, (

чем достаточно для возмездия. Изложенные в п

обстоятельства таковы. Слегка опьяневшая по п<]дня рождения женщина нервничала: уже псвечер, дочки все нет. Когда девочка пришла и з<кухню, мать ножом, которым чистила карт)нанесла ей смертельный удар. Убийца была в отч.и твердила: "Я хотела ее только попугать!" Адвоц_автор очерка убеждены, что умысла на убийство не1ло, было сознание своего права шлепнуть непудитя, отвесить подзатыльник, снять со стены редвНо суд установил умысел и, по-моему, совершисправедливо. Мать, судя по ее первым показанаосознавала, что ударяет ножом и не могла не знать,"нож войдет". Просто в роковой момент человеквает подумать о правовой и нравственной сторонеи его последствиях.Такие поражающие своей нелепостью импульные преступления я называю парадоксальными,скольку они не поддаются логическому, психолопскому и вообще какому-либо объяснению, кроме т<какое давал 3. Фрейд: у каждого из людей в глубиего психики таится зверь сладострастия и зверь агрсии, то самое "Оно", сравниваемое с необъезженной .1шадью. Благоразумному всаднику ("Я"), вооруженно!правосознанием и совестью ("Сверх-Я"), не всеудается совладать с ним.Еще один пример из судебной практики, 15-летС. нес домой от соседа отцовское охотничье ружье с ]ронами. Встретил двух знакомых школьниц. Захслось похвастаться, и он весело крикнул одной из и"Руки вверх! Сдавайся!" Та что-то ответила в томшутливом тоне, а С. быстро зарядил ружье патронене целясь выстрелил. Девочка умерла тут же, на улпоселка. Убийца не мог объяснить, зачем он все это <лал. Как и в предыдущем примере - убивать не хсОсужден за убийство, совершенное по неосторожноБессрочное наказание. - Известия.Овчинникова И.1995. - 3 января.ппкйЯ нелогичность поведения ставит в тупиков и психологов. Суды квалифицируют подобныецссъг по-разному - умышленными или неосторож-ный. В том и другом случаях допускается явная на-а в определении форм вины. Мать, которая с вос-цельной целью убила свою дочь, конечно же, не хо-дуне допускала такого исхода. Не хотела вообще.д в тот миг, когда ударила, она знала, что делала, ио чем другом думать не хотела. Она была к тому жесовсем трезвой и крайне раздраженной. Несовершен-додетний С. был в хорошем расположении духа и на-строен дружелюбно. Зарядил ружье осознанно, а нажалда спусковой крючок, скорее всего, автоматически, какэто делал всегда, когда ходил с отцом на охоту. Он недумал о том, о чем следовало бы думать. Принципиаль-ной разницы между двумя описанными случаями невижу, хотя суд одно убийство счел умышленным, а дру-гое - неосторожным. Но закон, определяя понятиеумышленной вины, указывает на осознание обществен-ной опасности деяния и желание либо допущение на-ступления общественно опасных последствий. Такогоосознания и предвидения ни в том, ни в другом случаене было.Яркое художественное описание психологии пара-доксального импульсивного преступления содержитсяв поэме Е. Исаева "Убил охотник журавля". Бывшийфронтовик, хороший человек, неожиданно для себя ибез всякой нужды застрелил журавля:Гляжу: косяк углом и прямо на меня.Куда?! Назад! Но где там... Лес тому судья:Хмельной азарт опередил рассудок мой.И кучной дробью по прямойв излом углаВ грудь головного журавляударил...Следует отметить, что не только парадоксальные, нои иные импульсивные преступления, которые призна-ются умышленными, с трудом "вписываются" в зако-нодательное определение умысла.Это в частности, относится к "неясной мотивелиц, находившихся в состоянии глубокого алкогго опьянения. Имеется в виду обычное опьянение,то патологическое, которое может служить медиццским критерием невменяемости. Среди лиц, виновньв насильственных посягательствах на личность и сщественный порядок, число пьяных особенно великСреди изученных нами осужденных 77% во время свершения агрессивных преступлений были нетрезвоми. При этом каждый десятый находился в состоянаглубокого опьянения, а 4% вообще не помнили о то>

что натворили. Значит, по крайней мере, 14% обслед

ванных лиц в силу алкогольного опьянения фактиче

ки не могли разумно управлять собой. Уличная пр<ступность пьяных людей - это преступность в осноном реактивная. То же относится и к многочисленны)случаям бытового насилия в семьях, в домах и квартирах. Подобные правонарушения обладают всеми прзнаками импульсивного поведения: они совершаютбез размышлений, не соответствуют внешним поводабесцельны и бездумны. "Все, что приходит пьяному ;ум, - пишет Б. С. Бейсенов, -тотчас реализуется"его действиях. Это приводит ко всевозможным импулсивным и бесцельным действиям, внезапным престуным деяниям". Вот один из примеров, достаточно тличный для пьяного уличного насилия.31-летний Л. стоял среди улицы, препятствуя презду машины "Скорой помощи". Когда водитель подшел к нему и попросил уйти с дороги, Л. с ножом Ябросился на него и причинил тяжкие телесные поврездения. Протрезвев, объяснил свое поведение стандарно: "Пьян был, ничего не помню". Вряд ли он лгал.Конечно, не все преступления в состоянии глубокго алкогольного опьянения совериаются импульсивноИногда они замышляются заранее, а совершаются Щеле употребления алкоголя. И хотя в момент реализции намерения субъект плохо ориентировался в обс1Бейсенов Б. С. Алкоголизм: уголовно-правовые и криминогические проблемы. - М., 1981. - С. 41.ре, его поведение было им же запрограммированознанием и волей, а потому носит не импульсивный, аолевой характер. С другой стороны, было бы непра-дьно считать, что только глубокое опьянение приво-де к импульсивному общественно опасному преступ-ению. Средняя и даже легкая степень отравлениящеголем стимулирует влияние других факторов,рдабляющих сознательный контроль, в частности аф-ктов и психических расстройств. В практике судеб-цд.психиатрической экспертизы отмечается кримино-генное влияние алкоголя на психически нездоровыхдюдей. Возникают осложненные формы алкогольногоопьянения.Провоцируют реактивное девиантное поведениетакже наркотическое возбуждение и состояние нарко-тического голодания. Психологический механизм тако-го влияния аналогичен алкогольному. Ведь, в сущнос-ти, алкоголь - один из наркотиков.Сильное душевное волнение (аффект) ограничиваетрегулирующую роль сознания и воли, активизирует не-осознаваемую психологическую установку на ту илииную реакцию. Как утверждает В. К. Вилюнас, моти-вационное эмоциональное переживание выделяет соот-ветствующий значимый предмет, по отношению к ко-торому все остальное воспринимается в качестве "фо-на". "В случае предельно сильных аффектов "фон" какбы и вовсе исчезает, образуя феномен так называемогосужения сознания. В таком состоянии душевная дея-тельность становится односторонней из-за единственно-го стремления - осуществить свое намерение. Вся ос-тальная личность, поскольку она противоречит этому,как бы вовсе перестает существовать". "Остальная лич-ность" в данном случае - это способность и обязанностьчеловека осознавать социальную и правовую значимостьсвоего поведения и соответственно руководить им.В уголовно-правовой литературе преобладает мне-ние о том, что, несмотря на сужение сознания и дажеВилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. -С. 57.125временное его отключение под воздействием асдействия субъекта остаются осознанными и воле1Т. Г. Шавгулидзе, наоборот, склонен всякое 1тивное преступление считать импульсивным изнанным, поскольку "оно не обдумывается, не взведвается, отсутствует процесс мотивации, субъект зднее не предусматривает картину своего поведения"На мой взгляд, обе позиции нуждаются в оговориВсякое преступление, совершаемое с так называемаффектированным умыслом, может относиться к к<гории реактивных, если только оно не было искусст1но спровоцировано самим правонарушителем. Импудсивное поведение, как уже отмечалось, исключает вволевую регуляцию. Но многие преступления, соа1шенные в состоянии сильного душевного волненинельзя считать неосознанными, их лучше назва1ситуационными.Пример из судебной практики. М. застал дома жес любовником. Во время драки схватил топор.случайно пришелся в детскую кроватку, где спал ренок. М. был осужден за умышленное тяжкое телес1повреждение, повлекшее смерть. Оставим в сторсюридическую квалификацию содеянного. Но обеятельства дела свидетельствуют о том, что развилконфликтной ситуации происходило постепенно в течние определенного времени - от оскорблений и дра1до топора, а поэтому импульсивной реакции на супржескую измену не было, не было и помрачения создния вследствие каких-либо болезненных состоятпсихики.Для сравнения приведу еще один пример. Мать дсго и безуспешно уговаривала своего 20-летнего сына хменить не мужскую, по ее мнению, прическу и от>

заться от косичек на голове. И она решила сделать э

самовольно, когда сын спал. Во время этой операции

проснулся, в бешенстве вырвал из рук матери ножнш

Сидоров В. В. Аффект и его уголовно-правовое и кримино

гическое значение. – Казань, 1978. – С. 29, 35.

1

Шавгулидзе Т. Г. Аффект и уголовная ответственность.

Тбилиси, 1973. – С. 83.

ударил ее ими. Осужден за умышленное убийство.

.о типичное импульсивное преступление, совершен-

др в состоянии аффекта.

Еще в начале 20-х гг. С. В. Познышев, описывая

добенности личности импульсивных преступников,

ддчеркивал скоротечность агрессивных реакций. Они

” .. решаются на преступления без борьбы и особых рас-

судочных построений, непосредственно под влиянием

дзвестной чувственной потребности, подчиняясь чув-

ственному импульсу”.

Среди обитателей современных колоний и тюрем

часто встречаются люди, готовые форсировать свое эмо-

циональное возбуждение по всякому поводу. По неко-

торым наблюдениям, до трети осужденных характери-

зуется неустойчивостью поведения, которое в значи-

тельной мере зависит от аффектов.

Импульсивное преступное поведение может быть

обусловлено также пограничными состояниями психи-

ки, а точнее, психическими расстройствами, которые

не исключают вменяемости. Об их криминогенности и

распространенности среди правонарушителей шла речь

в одной из предшествующих глав монографии. Говори-

лось и о том, что среди психопатов со склонностью

к импульсивным реакциям различаются эпилептоиды

(возбудимые), истерики, циклотимы (неустойчивые

психопаты).

Импульсивные преступления психически нездоро-

вых людей нередко усложняются состоянием алкоголь-

ного поведения. Психопатологии (слабоумие, психопа-

тии, органические повреждения головного мозга, эпи-

лепсии) отмечались у 76% лиц, проходивших судебно-

психитрическую экспертизу в связи с совершением

преступлений в состоянии опьянения.

Иллюстрацией может послужить рассмотренное в

г. Кировограде дело П,., который во время ссоры с быв-

шей женой выбросил с балкона пятого этажа свою шес-

тилетнюю дочь. Установлено, что подсудимый – работ-

ник убойного цеха мясокомбината – выделялся среди

Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. -С. 110.

других тем, что умерщвлял животных с видимым

вольствием. В быту конфликтен, неуравновешен,

судимость за злостное хулиганство. Судебно-психд

рическая экспертиза диагностировала психопатию ад

лептоидного типа. Преступление совершил в состоят

алкогольного опьянения и аффекта. Подсудимый са

вину в умышленном убийстве дочери отрицал и уг>

ждал, что действовал в беспамятстве в результате тя

кого оскорбления, нанесенного ему бывшей женой.

помнит, что желая ее напугать, поднял дочь над 1161

лами балкона, а как случилось, что она упала вниз,

помнит и объяснить не может. Ему никто не поверн

и даже адвокат, обращаясь в своей защитной речи1

суду, ссылался на иные обстоятельства. Между те

судя по всему, имело место импульсивное преступи

ние, обусловленное психическими аномалиями, ал1

гольным опьянением и аффективным состояние

“Сработало” неосознанное стремление к постуго

который вызывает страх и ужас.

Уголовная статистика не содержит сведений о код

честве и видах импульсивных преступлений. Но

научных публикациях отмечается их значительное ра

пространение и тенденция к увеличению их числя

А. Э. Жалинский и А. А. Герасун, изучавшие судебн

практику во Львовской области, сообщают, что бо

шая часть умышленных убийств, изнасилований, р

боев и грабежей совершена без заранее возникшего

мерения, внезапно, часто неожиданно даже для сак

виновных лиц. Подготовка к убийствам отмечала!

лишь в 18% случаев. 82% групповых грабежей и рй

боев произошли случайно, в ситуации, не связанной н

посредственно с корыстными посягательствами (в др

ке, в процессе хулиганского бесчинства, актах ванД

лизма и т. п.У. Л. Д. Гаухман, автор монографии о Щ

сильственной преступности, считает, что около 77

агрессивных актов совершается по внезапно возникни!

Жалинский А. Э. Криминологические аспекты непредумьс

ленных преступлений // Вопросы борьбы с преступностью.

1972. – Вып. 15. – С. 3-10.

мъ1слу Ї Не только агрессивные, но и относительно

рные” кражи нередко приобретают импульсивный

” ятеро По данным У. С. Джекабаева, более чем в

/ случаев краж умысел возник внезапно на месте

исшествия и тут же был реализован

-большинство умышленных убийств, совершенных в

ргинальной среде, в драках между собутыльника-

_ результат импульсивной реакции на раздражи-

д,1 порой совершенно вздорные. Такая трагедия

игралась за семейным столом в Киеве; жене показа-

ть, что муж налил ей водки меньше, чем себе, вспых-

дул конфликт. “Феминистка” ударом ножа устранила

цесправедливость и стала вдовой (газета “Факты”, май

1эд8 г.). В маргинальной среде часто вспыхивают

агрессивные конфликты, и только случай решает, кто

станет преступником, а кто – жертвой.

5.3. Привычные преступления

Различаются два рода привычек; привычки-автома-

тизмы и привычные формы поведения. Привычки-ав-

томатизмы могут фигурировать в качестве элемента

объективной стороны состава преступления – способа

его совершения. Криминалистика придает большое

значение фиксации привычек и поведения профессио-

нальных преступников.

Привычные формы преступного поведения – это

привычные поступки, в значительной мере осознанные.

По своему психологическому механизму привычная

форма преступного поведения во многом сходна с им-

пульсивной и порой поражает своей нелогичностью;

между сознанием, как нужно поступить, и привычным

поведением возникает противоречие. В отличие от им-

Гаухман Л. Д. Проблемы уголовно-правовой борьбы с насиль-

ственными преступлениями в СССР. – М” 1981. – С. 119-120.

Джекабаев У. С. О социально-психологических аспектах пре-

ступного поведения. – С. 68-69.

пульсивнои реакции, привычно действующий п

ник все-таки размышляет, хотя алкогольное о:

ние, аффект, стрессовые состояния способствуют

дартным, далеко не всегда лучшим, решениям. В

виях опасности и состоянии волнения люди го;

упорнее придерживаются прежних решений и пр]

чек. Актуальная потребность реализуется привыч

способом без сопоставления и осмысленного выбора

тимального варианта поведения, предвидения и оце1

последствий. Этим привычное преступное поведение

личается от волевого.

В криминологии, начиная с трудов Ч. Ломброз

Э. Ферри, выделяется тип привычного преступна.

совершающего, как правило, аналогичные или о,

родные преступления. Криминогенность вредных 1

вычек состоит не только в этом. Общеизвестна с]

преступности с привычным пьянством, наркомани

бродяжничеством. Подталкивает к корыстным побу:

дениям привычка вести связанный с большими рас:

дами образ жизни, когда легальные источники сред

не удовлетворяют непомерные запросы. В таких сл

ях говорят, что привычки – это вторая натура. Та

истина в доктринальном изложении звучит т.

привычка – это ставший потребностью определен)

способ поведения.

В основе привычных форм поведения (социалы

привычек), как установил экспериментально физи(

И. П. Павлов, лежит динамический стереотип, то <система относительно устойчивых связей между к,ками коры головного мозга, образующихся в результ.многократного повторения соответствующих поступиМотивация привычных преступлений выглядитсколько свернутой. Выбор способа удовлетворе;актуальной потребности протекает автоматич>

Дальнейший процесс мотивации реализуется с уч

ем сознания: определяется цель, возникает решенЯ1

которое тут же реализуется. Решение принимается Я?

инерции, тенденциозно, по привычке.

45-летний В., признанный ранее особо опасны

рецидивистом в связи с хулиганством и кражами>

оставшись без семьи и жилья, после освобождения Я

днии устроился на работу в совхоз сторожем теп-

ц Вел себя тихо, сошелся с одинокой женщиной.

вертый год свободы встретил на работе. Друзья

рили водкой. Сильно опьяневший сторож похитил

теплице несколько килограммов зелени и пошел

мой. По пути его внимание привлекла ярко освещен-

витрина магазина с манящими бутылками. Воз-

никшее желание завладеть ими было немедленно

“еализовано: разбив витрину, В. украл пять бутылок

водки. Сработала сигнализация, вор был задержан.

осужден к семи годам лишения свободы.

Бессмысленное поведение этого человека можно

объяснить привычкой, которая реализовалась в состо-

янии алкогольного опьянения, ослабившего самоконт-

роль. В то же время, в отличие от импульсивного пове-

дения, похититель, судя йо всему, вполне отдавал себе

отчет в том, что делал.

Стандартные привычные решения типичны для

многих рецидивистов, особенно воров. Иногда привыч-

ка похищать чужие вещи приобретает характер патоло-

гического влечения, клептомании, что может послу-

жить основанием для признания клептомана (пирома-

на и т. д.) невменяемым.

Традиции и обычаи схожи с привычками. Но в

отличие от привычек, эти социально-психологические

образования возникают и укрепляются в результате

группового, а не индивидуального опыта.

Воровские “законы” и традиции во многих случаях

понуждают членов преступных групп действовать не

так, как им хотелось бы. Психологический анализ нра-

вов и обычаев современной общеуголовной среды –

тема, требующая обстоятельного объективного исследо-

вания. До сих пор они привлекали к себе внимание

преимущественно авторов детективных сюжетов.

В последние годы влияние воровских “законов”

заметно падает в результате вовлечения в профессио-

нальную преступную деятельность значительного чис-

ла лиц без криминального и тюремного опыта.

5.4. Преступная неосторожность

Примерно 15-20% всех регистрируемых прес

лений совершаются по неосторожности. Но их суди

ный вред, причиняемый обществу, намного превьи

ущерб от умышленных правонарушений. Достат<указать на то, что в 1996 г. лишь аварии на автотрпорте унесли 6,6 тыс. человеческих жизней, тозначительно больше, чем умышленные убийс(4,9 тыс.). Как результат цепи ошибок, некомпетности и безответственности авария Чернобыльской .стала катастрофой планетарного) масштаба.С учетом криминологических свойств все пресления, совершаемые по неосторожности, делятсячетыре группы: 1) транспортные; 2) нарушение прабезопасности в конструировании и эксплуата]технических систем и приборов, а также правил о>

ны труда; 3) халатность при исполнении служебнь

обязанностей должностными лицами; 4) бытовая а

осторожность (неосторожное обращение с оружиец

огнем, газом, электроприборами и т. п.).

Наиболее распространены транспортные преступлю

ния, а среди них – неосторожные преступления на а1

тотранспорте. Кто-то заметил: есть три убийцы века –

сердечно-сосудистые заболевания, рак и автомобиль. ]

если есть надежда усмирить двух первых, то трети

становится все более неумолимым.

Особая разновидность служебной халатности –

нарушение правил охраны труда. Изношенность оборЦ

дования и недостаток средств на обеспечение надлеж

щих условий охраны труда повлекли многочисленм

несчастные случаи на производстве, особенно в угол

ных шахтах. Уголовные дела такого рода, однако, ре

ко доходят до суда по ряду причин, главная из коч

рых – неосторожность самих потерпевших.

Преступление признается совершенным по несете

рожности, если лицо не предвидело наступление

общественно опасных последствий своих действий (бе

действия), хотя должно было и могло предвидеть (прЦ

ступная небрежность), либо предвидело возможное

наступления общественно опасных последствий свои1

действий (бездействия), но без достаточных к то>

ддний самонадеянно рассчитывало на предотвра-

де этих последствий (преступная самонадеян-

или преступное легкомыслие).

Ї в отличие от умышленной вины, неосторожная ви-

дободна от злой воли и злого намерения по отноше-

у, к наступившему вредному последствию. В боль-

янстве случаев лица, осужденные за неосторожность,

в столько преступники, сколько жертвы случайного

течения обстоятельств и собственной непредусмотри-

едьности. Вместе с тем в умысле и неосторожности

дого общего. Их объединяет ошибка, заблуждение в

яборе способов деятельности и отдельных действий.

“Нет такого зла, причиной которого не было бы заблуж-

дение, независимо от того, совершено ли это зло умыш-

ленно или по неосторожности”. Давно известно, что

“преступник – плохой счетчик”: рассчитывая постро-

ить свое благополучие на неправде и горе людей, он до-

пускает стратегическую жизненную ошибку, ибо цена

такого выбора – его собственная жизнь. Неосторожное

преступление – следствие тактической ошибки в выбо-

ре отдельного действия или операции. Но цена ее тоже

бывает большой. Таким образом, психологическая вина

субъектов умышленного и неосторожного преступле-

ний сводится, в конечном счете, к безответственно-

сти в выборе способов жизнедеятельности.

Неосторожные преступления по своей природе не

являются деятельностью. То, что происходит в действи-

тельности, – авария, пожар, гибель людей и т. п.-не

входило в программу поведения. Иначе говоря, вред>

причиняемый по неосторожности, – это неожиданные

побочные издержки какой-то деятельности или отдель-

ного действия. Это поведение может быть волевым им-

пульсивным или привычным, а по юридической приро-

де – правомерным или неправомерным, преступным

либо иным правонарушением. Характер и нравствен-

ная оценка поведения, при исполнении которого совер-

шено неосторожное преступление, не имеет непосред-

ственного отношения к неосторожному последствию и

Селиванов В.А. Истина и заблуждение. – М., 1972. – С. 94.

может учитываться лишь для характеристики

ти обвиняемого. Поясню эту мысль примером.

ник милиции, пытаясь задержать опасного пре(

ка, в нарушение инструкции открыл огонь из п

та на многолюдной улице и по преступному ле;

лию убил прохожего. Другой милиционер, вы

упражнения в тире, нарушил правила безоп

при обращении с оружием и случайным вы

убил человека. Правовая оценка и размер на

должны определяться исходя из того, насколько п

была ошибка в первом и втором случаях, а не из

чем занимался человек, допустивший трагич<ошибку.Степень неосторожности зависят также от юны риска. Всякое поведение связано с риском, в<-вероятность нежелательного последствия велика,дение называют рискованным. Тот, кто соглашайся 1такой риск, обнаруживает эгоистическое пренебреяние чужими интересами. Это также сближает неострожную вину с умышленной. Собственно, косвешяумысел отличается от преступной самонадеянноелишь отношением к риску; тот, кто сознательно сотяшается с риском, приближающим неотвратииость >

тастрофы, не может ссылаться на надежду предотв

щения, и его вина – умышленная.

В связи с изложенным считаю, что широко раст

страненное в криминологической и уголовно-прав>

литературе мнение о зависимости степени неосГор

ной вины от ее мотивов представляется весьма с1

ным. П. С. Дагель был, вероятно, первым.ктовре

тате изучения автотранспортных происшествий п

шел к заключению о наличии мотивов неосторожв

преступлений и разделил эти мотивы на антисощи

ные, которые преобладают, а также на положителы

и социально нейтральные По мнению В. Е. Кваига

; значение субъективной >

– –>вг1 .- 10.

, дц1от социально-позитивные мотивы преступле-

но” ррщеиных по неосторожности. Мотивы пове-

цН дриведтего к нежелательному результату, не

яев “.мятоиваться как мотивы его причинения

Дагель П. С. Криминологическое зш”””– -,

роны преступлений // Сов. государство и право. –

№11.-С. 89.

1

а

пове-

,ЙИ “-

рассматриваться как мотивы его причинения.

мотМ ~ двигатель человеческой активности,

дре которого лежит потребность в определенном

Таким желаемым благом не может быть зло, на-

– явшее в значительной мере случайно. Можно упре-

того, кто это зло причинил, за выбор рискованного

дбд деятельности, но способ зависит не от мотива,

цели действия. Поэтому содержание мотива дея-

пъностп, при осуществлении которой была допущена

дтупная неосторожность, не должно рассматривать-

д судом как элемент преступного деяния, совершенно-

го по неосторожности.

в современном мире биотехническая система “опе-

дор _ машина” развивается, я бы сказал, несколько

ддосторонне: стремительно усложняется техника и

дди не меняются человеческие способности операто-

ру Конечно, часть управленческих задач выполняют

чипъю машины, компьютеры, но и они создаются

людьми. Возникает сложная проблема определения

границ человеческих возможностей восприятия, оцен-

ки и переработки информации, получаемой от маши-

ны, а также максимальной скорости (порога) реагиро-

вания на сигналы> И как быть, если оператор в силу

своих индивидуальных качеств не смог адекватно оце-

нить ситуацию и предвидеть возможность наступления

общественно опасных последствий?

в теории уголовного права разработаны объектив-

ный и субъективный критерии неосторожной вины.

Объективный означает обязанность оператора систе-

мы, исходя из требований, предусмотренных инструк-

циями и наставлениями, предвидеть ход событий и

принимать правильные решения. Субъективный кри-

терий определяется индивидуальными способностями

Квашие В- Е. Теоретические основы профилактики неосто-

жных преступлений. – М., 1977. – С. 63.

АсмолоеА- Г- Деятельность и установка. -М., 1979.-С. 59.

135

Глава VI

ПСИХОЛОГИЯ КОРЫСТНОЙ

ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Лил Лзазил, чЛо чешвек мив не ецишлм

хмЛм., не знаешь ли, мко во имя аШбю

хлеЛ земшм и еоссАемвт на ЗЛеа ж земмц

и фазмЯся с Моой, и мецшй Же!я… Ч

<Р. Л. 3)осмвск6.1. Краткая криминологическаяхарактеристикаНаиболее распространенным мотивом преступнойдеятельности всегда была корысть, а в наше время пе-рехода к рыночной экономике и первоначального на-копления капитала корыстная преступность буквальнозахлестывает страну, ставит под угрозу не только судьбу экономических реформ, но и безопасность государства. .Корыстный характер преступлений либо прямо ук>

зывается в соответствующих статьях Уголовного коде>

са, либо подразумевается, исходя из природы того ил

иного посягательства, например, кражи, получени

взятки и т. п., либо предполагается наряду с иным:

возможными побуждениями.

Все виды преступлений, порождаемые корыстьк

можно разделить на три категории: 1) общекриминал>

ные, 2) экономические, 3) прочие. Все они, как правВ

ло, обладают признаками преступной деятельности.

, л л. ~

в Украине, мошенни-

корыстные посягательства

Общекриминальную корыстную преступность со-

ставляют кражи – около половины всех зарегистриро-

ванных в 1996 г. преступлений в Украине, мошенни-

чество (2%), агрессивные корыстные посягательства

сграбежи, разбои, вымогательства, бандитизм, корыст-

це убийства и пр. – 6%), другие виды преступлений

против собственности, совершаемые вне сферы эконо-

мики и без использования служебного положения.

именно поэтому они и названы общекриминальными,

то есть традиционными, давно известными уголовным

кодексам всех стран.

Среди краж наиболее распространенными являются

квартирные – более 36% всех краж. На втором мес-

те – кражи автомобилей и мотоциклов (6%), кражи из

карманов и сумок, кражи в поездах, на вокзалах, в гос-

тиницах, домах отдыха и т. д.

Среди краж, направленных против государственной

и коллективной собственности, преобладают преступле-

ния на железнодорожном транспорте, в сельском хо-

зяйстве, в торговле. Особую опасность представляют

участившиеся в последние годы кражи нефтепродуктов

из нефтепроводов посредством их повреждения, в ре-

зультате чего размеры ущерба от утечки нефтепродук-

тов (главным образом бензина) и заражение местности

несопоставимы со стоимостью похищенного.

Зафиксированы случаи краж с использованием ком-

пьютерной техники посредством проникновения в бан-

ковскую компьютерную сеть.

ссиональными

Мошенничество, как указывалось, в уголовной ста-

тистике представлено лишь 2%, но этот показатель не

отражает истинной распространенности криминально-

го обмана в наше время. Достаточно вспомнить общего-

сударственное надувательство населения в процессе

приватизации государственного имущества, обман

вкладчиков различного рода трастовыми и страховыми

организациями и т. п. Различается мошенничество

бытовое, профессиональное и финансовое. Бытовое –

это обманы в процессе расчетов по различного рода мел-

ким сделкам, уклонение от возврата долгов и другие

Подобные действия, совершаемые, как правило, непро-

Фессионя ТН.Н1.ТМТ, мошенниками. Профессиональное

мошенничество – это главным образом игровое

ство. Финансовое мошенничество получило распп

нение в последние годы. С одной стороны, это ц,

ние огромных сумм наличными по поддельным

ментам (авизо), с другой – организация финав

“пирамид”, с помощью которых отбирают девы

доверчивых клиентов трастовых компаний.

Агрессивными корыстными преступлениями

гласно действующему уголовному законодатель

являются грабежи, разбои, вымогательство, ба

тизм, умышленные корыстные убийства и некотов

другие посягательства на жизнь и здоровье, соверщ

мые по корыстным мотивам. В структуре преступно

они занимают примерно 6%. Наиболее распростране]

грабежи и разбои (около 5%). Различаются корыств

нападения на улицах, в квартирах и домах, на трал

порте, чаще всего автомобильном. Наиболее опас)

разбои на транспорте, в квартирах и домах. Особ)

общественный резонанс вызывают заказные убийстэ

совершаемые профессиональными наемными убийца)

(киллерами).

Экономическими преступлениями признаются ко

рыстные посягательства на собственность в сфере эко

номических отношений. Они представляют исключит

тельную опасность для экономики страны, переживаю

щей глубокий кризис. В уголовной статистике пред-

ставлены примерно 10%, но эта цифра мало о чешЦ

говорит ввиду того, что основная масса этих правона-”

рушений остается неизвестной (латентной).

Экономическую преступность делят обычно на две

группы: должностную (“беловоротничковую”) и про-”

ступные промыслы, совершаемые без использования

служебных полномочий. Наиболее распространенными

видами “беловоротничковой” преступности являются

хищения и взяточничество, а также уклонение от

уплаты налогов. Среди преступных промыслов наибо-

лее опасны фальшивомонетничество, контрабанда,

наркобизнес, практически ненаказуемая подпольная

эмиграция.

Что касается “иных”, то имеются в виду такие виды

преступлений, мотивы которых в уголовном законе не

140

и, значит, ими могут быть и корыстные.

уКцо часто из корысти совершаются акты ванда-

Дд в частности уничтожение имущества конкури-

цей фирмы, совершенное рэкетирами с целью

Рдщения, доведение до самоубийства для завладе-

квартирой и т. п.

с учетом этих “иных” корыстная мотивация встре-

я примерно в восьми из десяти всех зарегистриро-

ддих в стране преступлений.

6.2. Корыстный мотив в уголовно-правовой

теории и практике

Большинство авторов – специалистов в области

уголовного права определяет корыстный мотив как

стремление получить выгоду материального характе-

ра. Вряд ли такое суждение можно считать определе-

нием, поскольку оно не разъясняет, что такое выгода

материального характера. По мнению В. Н. Кудрявце-

ва, “… мотив корысти означает не что иное, как стрем-

ление удовлетворить потребность (действительную или

мнимую) в материальных благах”. Это определение

мало продвигает нас к решению проблемы, поскольку

имущество и другие “материальные блага” – не по-

требность, а предмет потребности.

Если корысть, как полагают многие, означает

стремление к увеличению имущественных накоплений,

то ее трудно обнаружить в бездумной растрате вверен-

ных ценностей. Между тем такого рода действия, а так-

же завладение вещами с целью их уничтожения, при-

знаются хищениями, то есть корыстными. Например,

по одному уголовному делу было установлено, что М.

из ревности похитила у соседки шубу, принесла к себе

Ка-

Л”

М.,

Волков В. С. Мотив и квалификация преступлений.

зань, 1969. – С. 64; Курс советского уголовного права.

1973. – Общ. ч.-Т. 3.-С. 368.

Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии. –

1969. – С. 134.

домой, изрезала на куски и сожгла. Какая здесь ]

материального характера? Но содеянное вполне <ванно, на мой взгляд, было квалифицироваво"кража.Возникающие противоречия побуждают некогоавторов к выводам о возможности бескорыстных квграбежей и иных хищений чужого имущества. Нсне согласуется с веками утвердившимися значенаназванных поступков.Особую остроту проблема определения корысти ]обретает в уголовных делах о хищениях, совершавдолжностными лицами. Приведу два примера из судной практики. Директор горнообогатительного ксната А. совместно с подчиненными ему должностглицами Б. и Т. под видом премирования подста]лиц изымали деньги из кассы предприятия и расхсвали их на нужды предприятия и на благотворитеные акции. Судебная коллегия Верховного Суда Укрны по одному из эпизодов обвинения указала: ".обстоятельство, что, по словам А>, Б. и Т., эта сум>

была израсходована на приобретение еды, молов

кефира для рабочих подрядных предприятий,

исключает оценки их действий как хищений, поскса

ку нести расходы по обеспечению рабочих других преде

приятий они не обязаны, а незаконно изъятыми день

гами распорядились как своими собственными”. 81

отношении другого эпизода в приговоре сказано: “Пог

лученной суммой подсудимые распорядились как своей

собственной, истратив ее на искусственное, незаконное

увеличение заработка рабочих, исполняющих своя

обязанности. Поэтому совершенные ими действие

должны расцениваться как хищения”. А. был осужден

к 13 годам лишения свободы, другие – на менее дли-

тельные сроки.

И еще один не менее характерный пример. Узнав о

предстоящей ревизии, директор овощного магазина Н.

попросила свою коллегу директора магазина того же

торга Р. дать ей взаймы для погашения недостачи, воз-

Игошев К. Е. Психология преступных проявлений среди мо-

лодежи. – С. 65.

г

1пей по неизвестной причине, 3050 руб. Чтобы вы-

подругу, Р- Дала ей эту сумму, изъяв ее из кассы

Родина, с условием возвращения через два дня. После

щцой ревизии Н. рассчиталась с Р. с помощью бес-

У”” рдой накладной, то есть приняв на свой счет товар,

“Ї пившийся за Р. Червонозаводской районный суд

” -Харькова признал Н. и Р. виновными в хищении

“дарственного имущества по предварительному сго-

пу назначив каждой по шесть лет лишения свободы

конфискацией имущества. Кассационная инстанция

оставила приговор в силе.

Убежден, что по этим и иным подобным делам

допущены грубые судебные ошибки, обусловленные

психологическим невежеством и чрезмерно широким

толкованием корысти при хищениях. А оно, это толко-

вание, имеет свою историю.

Когда после победного окончания войны в стране

возник очередной голод. Президиум Верховного Суда

СССР издал два страшных указа от 4 июня 1947 г.,

согласно которым хищения влекли за собой до 25 лет

лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях.

Историкам еще предстоит определить, сколько сотен

тысяч или миллионов голодных людей погибли в этих

лагерях, как говорили тогда, “за колоски”.

Ученые-юристы, как всегда, “правильно поняли”

государственную уголовную политику той поры и

весьма обстоятельно доказали и доказывают поныне,

что завладение чужим имуществом для передачи дру-

гим лицам, даже если это делается бесплатно и без лич-

ной заинтересованности, – корыстное деяние и должно

считаться хищением. Если кто-то отдал буханку хлеба

из государственного магазина голодному человеку

бесплатно, то, оказывается, он корыстолюбец. В это

современному читателю трудно поверить…

Член-корреспондент Академии наук СССР А. Пионт-

ковский в нескольких своих публикациях ссылался на

постановление Пленума Верховного Суда СССР от 15

апреля 1948 г. по делу начальника железнодорожной

станции Л., который без оплаты направил вагон леса,

принадлежавшего тресту “Нецветай-Антрацит”, вдове

своего фронтового друга С. Она пожаловалась, что изба

рушится, а ремонтировать нечем и некому. Плв1

своем постановлении по этому делу подчеркнул .

действия Л. надлежит рассматривать как хищение

том случае, если Л> передал С. лесоматериал бесплат

То же самое утверждают современные украинта.>

авторы П. Матышевский, С. Тарарухин, А. Пинает

дрЛ Таким образом, судебные решения, изложе1

выше, полностью соответствуют произвольно шир

му пониманию корысти, возникшему после Вел)

Отечественной войны в голодном 1947 г. в про1,_

осуществления жесточайших репрессий к народу-1

бедителю.

Пришло время выработать психологически и г

чески обоснованное определение этого наиболее раст

страненного мотива преступлений.

6.3. Нравственно-психологические признаки

преступной корысти

В предшествующих главах этой книги отмечалось

что в основании мотива лежат потребность, ее предмет”

и выбор поступка. Исходным импульсом мотивации;-

признается актуальная потребность – нужда в каком-1

либо жизненном благе.

Человеческие потребности многообразны и измен-: 1

чивы. Они бывают индивидуальными, групповымИк1

коллективными и общественными. Слово “корысть” не- 1

сет в себе отрицательную нравственную оценку побуж- .

дения и указывает на его эгоистическое содержание. В

русском переводе Евангелия она названа “гнусной” (1-е

послание Петра, 5:2). Поэтому нелогично считать ко-

рыстной заботу об общественном или коллективном

благе. Корыстный мотив вырастает только из индиви-

дуальной потребности, из личного интереса. Что каса-

Комментарий к Уголовному кодексу Украины: “Хищение не

перестает быть корыстным, когда преступник обращает похи-

щенное на пользу иного лица, поскольку мотивом является ко-

рыстная заинтересованность – незаконно обогатить это лицо”.

/К., 1994. – С. 214/.

групповых потребностей, то они становятся ко-

е дыми мотивами, когда материальная выгода

Р и социальной группы означает прямую личную

1 ду отдельного ее члена. Не вызывает сомнений

дтный характер преступной деятельности всех

– “диков преступной группы, независимо от того,

У долю наживы получает каждый из них. Тесная

интересов в группе приводит к тому, что действия

” пользу группы соответствуют личному интересу.

редача чужого имущества члену семьи, родственни-

либо иному близкому человеку обоснованно считает-

д хищением, так как таким путем лицо сокращает

дбственные расходы. Человек в своих поступках руко-

додствуется не только индивидуальными и групповы-

ми но и коллективными и общественными потребнос-

тями и интересами.

Коллектив обладает официальным статусом. Мы

говорим о трудовом коллективе предприятия, о коллек-

тиве учащихся школы и т. д. Кроме того, коллектив –

это, как правило, большая группа людей. И главное, он

цементируется социальными и нравственными ценнос-

тями, для утверждения которых он создан Если же

господствуют антисоциальные устремления, то коллек-

тив разрушается, превращается в сообщество с негатив-

ной ценностной ориентацией, хотя в течение некоторо-

го времени может сохранять внешние атрибуты кол-

лектива. Примеров таких коллективов, связанных кру-

говой порукой, более чем достаточно. История, в том

числе и новейшая, знает примеры превращения госу-

дарственных учреждений в преступные организации, о

чем, в частности, свидетельствуют материалы Нюрн-

бергского судебного процесса по делу руководителей

германского рейха.

Коллективные потребности – это конкретизация

общественных потребностей с учетом особенностей

групповых и личных интересов. Конечно, порой они

вступают между собой в противоречие, но это – проти-

Петровский В. А., Шпалинский В. Социальная психология

коллектива. – М., 1978. – С. 69.

воречие социальных по своей природе потрсбд

антагонистских по сути.

Далеко не всегда указанные противоречия

разрешаться в пользу большинства. Существу.

вейшие, неоспоримые права и интересы человек

лых групп, которым принадлежит приоритетной

ние. Это право на жизнь и другие естественные

ческие права, закрепленные во Всемирной декла

прав человека. Соответствующие им индивидуа

потребности не противоречат коллективным и о<венным интересам, ибо общественное благо невоно без благосостояния личности. "Все режимы редонны, если рушится человек" (А. Вознесенский).Исходя из этих соображений, следует заклки.что не признаются корыстными мотивы, возникалибазе коллективных и общественных потребноНезаконная передача части чужого имущества изства сострадания, милосердия и справедливостиможет считаться корыстной и квалифицироваться 1хищение, если в основании мотива лежит Христуекая заповедь относиться к ближнему ка:к к само1себе. И если человек ошибся и нарушил закон, как Мгда пишется в судебных приговорах, "из лгожно поятых интересов коллектива", он заслуживает снисходения, ибо действовал не для "гнусной" корысти, ноусердия.Общественные потребности - это экономическиполитические, экологические, международные уел,вия, необходимые для существования и прогрессивноразвития большой человеческой общности - населен)отдельных регионов, народов, наций, всего человечесва. Трудно назвать другие социальные ценности, вкруг которых возникло бы столько политических спкуляций. От имени интересов народа выступают впартии - демократы и коммунисты, националистыинтернационалисты. "Для блага народа" созданы горВядерного и иного оружия массового поражения, и дя).того же "блага" это оружие уничтожается. И конечно,же, в интересах "трудового народа" уничтожен цвет нации в годы гражданской войны и последующие десяти-1летия. Часто за этим кроются личные амбиции лидеровиных политических группировок - честолю-ядеда власти и др. И все-таки нельзя назвать ихяыми ДЇ TР" "Ї их реализация не связана#" дением чужим имуществом, приобретением лич-е ущественных прав незаконным способом.Н рассмотрим сначала структуру индивидуальныхеческих потребностей. Одним из синонимов ко-"я стало слово "своекорыстие", подчеркивающееР индивидуальное, эгоистическое содержание. Ко-всегда опирается на индивидуальную потреб-Р Перечень индивидуальных потребностей выгля-довольно пестро. В криминологии преобладаетгруппирование, построенное на оценочных критериях;нормальная система потребностей, соответствующаятракторному для данного общества или класса типу"дчности и образу жизни; 2) деформированная системадотребностей, в которой одни потребности развиты задчет других; 3) извращенные потребности, удовлетворе-ние которых объективно противоречит развитию лич-ности и интересам общества Неясно, что означает нор-мальная система личных потребностей и кто являетсяее носителем. Некий абстрактный усредненный граж-данин? Но такая абстракция утрачивает смысл в кон-тексте тех социальных сдвигов, которые произошли впостсоветском обществе и обусловили имущественноерасслоение общества. Деформированные потребности впредлагаемой схеме расположены между нормальнымии извращенными> Но непонятно, в чем состоит “дефор-

мация”. Если у кого-то доминируют познавательные

потребности, отодвигающие на периферию заботы о

хлебе насущном, – это деформация? И, наконец, вы-

зывает возражение концепция извращенных потреб-

ностей. В качестве таковых обычно называют тяготение

к наркотикам, алкоголю, аномальным сексуальным

контактам и т. п. Конечно, для многих преступников

подобные пристрастия далеко не безразличны. Они

порождены обычными присущими всем людям первич-

Курс советской криминологии. – С. 336; Джекабаев У. С.

О социально-психологических аспектах преступного поведе-

ния. – М., 1981. – С. 48-49.

ными нуждами. Алкоголь или иной наркотик

потребность, а предмет потребности в духовном и фи

ческом комфорте. Так называемые хулиганские мотиЙ

вы – это удовлетворяемая антисоциальным способов

потребность в самоутверждении. Извращенными явл>

ются не потребности, а способы их удовлетворения.

Думается, что криминологам не следовало 6

пытаться выстроить собственную систему человеческие

потребностей. Как и в других случаях обращения

внутреннему миру личности, целесообразно использо

вать работы специалистов в этой области знаний. Ц

философской и психологической литературе классифи.

кация индивидуальных человеческих потребностей

строится с учетом степени их социализации – от пер. \

вичных, обеспечивающих биологическую жизнедея<>

тельность, до высших, обусловленных общественно

сущностью личности. Соответственно этому жизненны

потребности индивида располагаются на нескольки

уровнях. Тем не менее любая из них, начиная о

физиологических нужд в пище и воздухе и заканчивав

социогенными потребностями в самоактуализации (по

требностями роста), может стать психологические

источником преступлений, если избираются противо

правные аморальные способы удовлетворения, д

Как отмечалось выше, всякая обострившаяся (актуЦ

альная) потребность превращается в мотив и становитЦ

ся источником целенаправленной активности посл

того, как она встретит свой предмет – то благо, котоЦ

рое удовлетворяет нужду и устраняет потребностное со-Д

стояние субъекта. “Наличие блага, – пишет В. С. МаЭ

гун, – уничтожает или уменьшает соответствующую

потребность, а наличие потребности – соответствуют

щее благо”. Особенностью корыстной мотивации явлЯ-Д

ется то, что таким благом – предметом актуальной по

требности – выступает чужая материальная ценность

приобретаемая аморальным и (или) противоправным

способом. Сказано же: “Сладок для человека хлеб, при

обретенный неправдою” (Притчи, 20:17).

Магун В. С. Понятие потребности и его теоретико-психологвД

ческий аспект // Вопросы психологии. – 1985. -№2.-С. 1181

Индивидуальная потребность превращается в ко-

истный мотив, если предметом, ее противоправно

Удовлетворяющим, становятся: а) чужое имущество

ещи, обладающие потребительской стоимостью, их

денежные эквиваленты, а также ценные бумаги);

и) природные вещественные блага (земля, дикие звери

и т. п.); в) не принадлежащие виновному лицу иму-

щественные права; д) сокращение обязательных или

обычных для данного лица расходов.

Нельзя обвинять в корысти того, кто удовлетворяет

свои личные потребности хоть и противоправно, но без

помощи этих предметов, “приобретенных неправдою”.

уголовное право не признает корыстным преступлени-

ем склонение зависимой от должностного лица женщи-

ны к сожительству, поскольку отсутствует предмет

корысти – материальная ценность. Из тех же сообра-

жений судебная практика не считает предметами взят-

ки услуги нематериального характера: лестную харак-

теристику или положительный отзыв в печати, защиту

от критики и т. п. Но услуги, которые создают иму-

щественные права, освобождают от имущественных

обязанностей или сокращают неизбежные в подобных

случаях расходы, становятся предметами корыстной

мотивации.

Необходимо различать уголовно-правовое понятие

предмета преступления и предмета потребности, обу-

словившего возникновение мотива преступной деятель-

ности. В первом случае речь идет о вещи, на которую

воздействует субъект, причиняя вред правоохранитель-

ным общественным отношениям. Предмет потребнос-

ти – одно из слагаемых мотива деятельности. Но в

некоторых имущественных посягательствах предмет

преступления и предмет потребности совпадают,

например, при краже, когда похищенное имущество

непосредственно потребляется виновным. Но такого

совпадения не бывает в хищениях, совершаемых ради

каких-либо иных благ, выступающих предметом по-

требности. Например, хищение строительных материа-

лов, последующая продажа которых приносит деньги

Для покупки продуктов питания. Предмет преступле-

ния здесь – строительные материалы, предмет потреб-

ности – продукты питания. Мотивооб

требность в этом случае удовлетворяется не в.

захвата предмета преступления, а в результат>

дующей деятельности. Бывает, однако, и так, чЦ?

альная потребность направляется не на потре

скис или товарные свойства предмета, а на са

захвата вещи. Уже приводился пример поза

шубы у соперницы не для того, чтобы ею вое

ваться, а дабы потерпевшая не красовалась

Кражи вещей из озорства и ради престижа – с

явление в преступлениях несовершеннолетних

совпадают предмет потребности и предметы престуг

ний большинства хозяйственных и должноста

преступлений, в частности спекуляции либо подлог

Корысть реализуется посредством противопр

го и аморального завладения чужим имуществом, -п

вом на имущество, либо благодаря освобождений

имущественных обязанностей и расходов, кото

данной ситуации были бы неизбежны. Корысть

всего проникает в мотивацию преступлений, кт

обычно не являются корыстными, например, ун<жение путем поджога уличного киоска, пришщего конкуренту. Такого рода преступленияпризнать корыстными несмотря на то, что 81наступает не от уничтожения имущества яепоственно, а от монопольного предпринимательспсоздающего условия для повышения цен. Корысследует считать и уничтожение собственного иму]ва ради получения страховой суммы. Не выз1сомнений корыстная мотивация заказных престоний, в частности умышленных убийств, совершае>

киллерами.

Довольно распространенным, варварским сп<сокрытия следов краж и должностных хищенийскладов, магазинов и других хранилищ материалы>

ценностей является уничтожение этих хранилищ

тем поджога. При этом уничтожается имущество в ]

мерах, многократно превышающих похищен>

Стремление таким образом скрыть следы хищений

особая разновидность корыстного мотива.

В уголовно-правовой литературе иногда различи

прямую материальную выгоду и иную корыстную

150

“дванность. Прямая выгода заключается в при-

цШР дд имущества и имущественных прав, освобож-

061 имущественных обязанностей и сокращении

деН Иная корыстная заинтересованность, по мне-

рМ”Ї оторых авторов, означает желание с выгодой

ребя воспользоваться различного рода услугами в

Д “ц гражданско-правовых отношений, к примеру,

цпчъ, хоть и по протекции, но законно, банковский

д” до установленной процентной ставке, на закон-

основаниях приобрести акции перспективного

“приятия, получить выгодный заказ на выполнение

уг или оказание услуг и т. п.

ц мой взгляд, в конструировании понятия иной

др1дстной заинтересованности обнаруживается очеред-

дд попытка расширить понятие корысти. Так, изло-

женная выше “иная корыстная заинтересованность”

при наличии злоупотреблений может означать преду-

риотренную действующим уголовным законодатель-

ством “иную личную заинтересованность” (ч. 1 ст. 165

Уголовного кодекса Украины).

Однако здесь с учетом экономических и социальных

реалий современной жизни необходима оговорка. Юри-

дическая форма законных сделок иногда не соответ-

ствует их фактическому содержанию. Договор жилищ-

ного найма в домах государственного жилого фонда

заключается практически бессрочно. Квартира может

быть приватизирована и продана по высокой цене. В

этих случаях получение такой квартиры – прямая

материальная выгода, причем весьма существенная.

Подобный “подарок” должностному лицу или его род-

ственнику при наличии других признаков вполне обос-

нованно квалифицируется как дача-получение взятки.

Получение взятки может быть осуществлено под видом

материального поощрения или внешне правомерного,

но несуразно огромного литературного гонорара, как

это имело место в высших эшелонах власти в соседней

России в конце 1997 г.

Экономические реформы и постепенный переход к

РЫНОЧНОЙ экономике существенно влияют на определе-

ние преступной корысти. Но было бы неверным счи-

сть, что только в сторону его сужения. Цивилизован-

ная рыночная экономика опирается на нравен

основания, в том числе и на христианскую м

которая, в частности, поощряет коммерческую

ность: “…всякому имеющему дастся и приумноп

(Матф., 25:29), но всегда осуждала тех, кто “…

где не сеял, и собирает, где не рассыпал” (Матф.

Основанием корыстного мотива могут вьк

только индивидуальные потребности. Это прив

разнообразию преступных корыстных побуяед

Они сравнительно редко обусловлены индивидуа

органической нуждой в пище, одежде и т. п.,

условиях обнищания значительной части населеньам

кие посягательства на чужое имущество случаются

чаще. Но подобные кражи трудно назвать корыстна

деяниями в классическом их понимании. В силу ма

значительности они почти не регистрируются угол

ной статистикой. Корыстолюбие криминалитета опн

ется на социабельные (социогенные) потребност>

также иные, не связанные непосредственно с хле

насущным. Стремление к личному авторитету, влаь

чину и званию так же способно породить корысп

мотивы, как и потребность в пище. Например, стра

коллекционера приводит иногда не только к наруьд

нию законов об охране культурных ценностей, но и1

кражам, грабежам и убийствам. Растрата казенных

нег для покупки гранатового браслета любимой же

щине – литературный пример. Жажда власти и ли

ной значительности тоже находит утоление в богатств

И дело не только в том, что оно облегчает политиче

кую или служебную карьеру. Само обладание ценно

тями способно создавать ощущение могущества.

этом свидетельствует пушкинский Скупой рыцарь:

Мне все послушно, я же – ничему;

Я выше всех желаний; я спокоен;

Я знаю мощь свою: с меня довольно

Сего сознанья..}

ПушкинА. С. Сочинения: В 3 т.-М., 1986. -Т. 2.-С. 43

с литературной классикой перекликается рассказ

его руководителя строительной организации,

денного за хищение государственного имущества в

60 крупных размерах. Когда ему доводилось “на

де” у начальства выслушивать очередной выговор за

дения в работе, он, по его словам, каждый раз вспо-

цл о своих сберегательных книжках и мысленно

дщался к обидчику: “А чего-то ты сам стоишь?

только денег у тебя за душой?” Ворованные деньги

яди своеобразным средством психологической защи-

Болгарские криминологи по этому поводу пишут:

<выгода иногда бывает и не чисто материальная, а со-провождается служебными амбициями, соображения-ми личного престижа".Есть основания утверждать, что рост удельного весакорыстных преступлений, отмеченный повсеместно,обусловлен прежде всего амбициозной корыстной моти-вацией. В обществе распространился приобретатель-ский синдром. Причем функциональное значение быто-вых вещей нередко вытесняется престижными сообра-жениями и обывательским страхом показаться "хужедругих". Сказывается не только экономический, но инравственный кризис нашего больного общества. Ду-ховное развитие людей явно отстает от техническогопрогресса, создающего все новые потребительскиесоблазны. Это опасное противоречие отмечал еще в на-чале нынешнего века русский криминалист Л. Е. Вла-димиров: "Одурманивающее действие современнойжизни на человека представляет величайшую опас-ность для нравственного порядка и спокойствия об-щества". Слова эти оказались пророческими.Э. фромм различает два основных несовместимыхпринципа существования людей в современном мире -иметь или быть. Подчиняясь первому, господствую-щему, люди стремятся к обладанию вещами и инфор-мацией. Принцип обладания, то есть установка наОсновы криминологии Народной Республики Болгарии. -М., 1987. - С. 302.Владимиров Л. Е. Уголовный законодатель как воспита-тель. - М., 1903. - С. 23.153приобретение, неизбежно приводит к стремлениювласти, к грабежам и убийствам. Это - дьявольс>

иррациональное начало мироздания. Евангельск

принципы бытия – любовь к людям, коллективиан

самопожертвование, то есть надо прежде всего быпцц

быть Человеком

Можно предположить, что и в обозримом будущем

следует ожидать дальнейшего роста уровня корыстно

преступности. Скорее всего, она будет приобретать вс1

более организованный и циничный характер. Это –

плата за свободу.

В заключение попытаемся дать краткое определе.

ние корыстному мотиву преступной деятельности. Оно,

как и всякое определение, страдает неполнотой, и, ве

роятно, нуждается в дальнейшей доработке. Вместе с

тем сжатая итоговая дефиниция узлового понятия кри

минальной психологии представляется полезной

Итак, корыстный мотив умышленной преступной де

тельности заключается в стремлении за чужой счет

удовлетворить любую индивидуальную потребностЦ

посредством предусмотренного уголовным законом

завладения либо создания условий для завладения 41

жим имуществом или не принадлежащими виновном

лицу имущественными правами, либо путем незакоМ

ного освобождения от имущественных обязанностей, ц1

сокращения обычных и необходимых при соотвею

ствующих обстоятельствах личных расходов

6.4. Сочетание и конкуренция потребностей

в корыстной мотивации

Как уже упоминалось, социальное поведение люд<направляется не только индивидуальными, но и коДДлективными, и общественными потребностями. Всоотношение у разных людей складывается неодинаковво. Гармоничное сочетание личных и общественных и1тересов - мечта времен "развитого социализмаФромм Э. Иметь или быть? - М., 1986. - С. 45-72.154йорысть - проявление крайнего эгоизма, но было былвным упрощенчеством полагать, что корыстолюбец неспособен на альтруистические побуждения. Француз-ский писатель-моралист Ф. Ларошфуко полагал, что"... своекорыстие приводит в действие все добродетелиц все пороки". Насчет пороков - сомнений нет. Чтокасается добродетелей, то они в корыстной деятельнос-ти не всегда исчезают, о чем свидетельствуют легендыо разбойниках, которые щедро одаривали бедных изащищали их от сильных мира сего. "Благородные раз-бойники" встречаются и в наш прагматический век.Коммунистическая пропаганда не без основанийкритикует эгоизм современного буржуазного обществав западных странах. Справедливость этой критики при-знают и видные зарубежные философы, психологи,социологи, в частности Э. Дюркгейм и Э. Фромм. Новместе с тем правительство США подает пример всемумиру в заботе о своих гражданах, попавших в беду заграницей, чего, к сожалению, нельзя сказать о прави-тельствах Украины или России - стран, где 74 года нагосударственном уровне проповедовались коллекти-визм и патриотизм.Непрерывный поток человеческой жизнедеятель-ности осуществляется под воздействием многих нужд имотивов. В каких-то отдельных поступках доминируютиндивидуальные эгоистические интересы, в иных -верх берут коллективные либо общественные. Как ужеупоминалось выше, в нескольких номерах российскойгазеты "Известия" в 1997 г. были опубликованы мате-риалы журналистского расследования о деятельностикриминального авторитета, фактического "хозяина"Красноярского края, предпринимателя, банкира и пр.А. Быкова. Наряду с фактами явно криминальными ав-тор сообщал о его активной общественной работе, обуз-Дании уличной преступности, материальной помощибедным, даже предрекал его победу на предстоящихвыборах в законодательное собрание края, а в буду-чи - и на губернаторский пост.В случаях, когда одна и та же деятельность мотиви-ровалась одновременно и корыстными, и альтруистиче-скими побуждениями, она должна признаваться ьге корыстной.Иначе оцениваются действия, которые хоть и вя-кали из индивидуальных потребностей, но былд-цправлены не на их непосредственное удовлетворегна создание условий для последующей законной твой деятельности. Например, сельский механиаотчаявшись в попытках законным образом приобнедостающую деталь для комбайна, похитил эту дена железной дороге. Комбайн выходит в поле, и мнизатор хорошо зарабатывает, получает премии игие блага. Можно ли считать преступное разукомптование машины, перевозимой по железной до1корыстным? Думаю, что нет. Премия и прочее чзаработаны. Но условия для этого создавались с на1шением закона. За это, за самоуправство и повретние государственного имущества, механизатор и дсжен отвечать. Но не за корыстное хищение, если тодко деталь осталась на комбайне - в коллективасобственности.Положение изменится, когда находчивый комб<нер станет фермером и украдет необходимую для егсобственного комбайна запасную часть. Несмотряблагие намерения, поступок будет корыстным, такэта деталь сама по себе является имуществом - щметом индивидуальной потребности фермера.6.5. Некоторые особенности корыстноймотивации действий соучастниковСогласно общему правилу, анализ субъективнойстороны любого преступного деяния производится при-менительно к действующему в одиночку исполнителюпреступления. Но истинные побуждения иных соучаст-ников - соисполнителей, организаторов, подстрекате-лей и пособников часто не совпадают с корыстнымимотивами исполнителя. Как известно, это не освобож-дает их от ответственности за соучастие в корыстнойпреступной деятельности. Возникает бескорыстноесоучастие в корыстном преступлении. Например, некто156рекает к совершению кражи, намереваясь затемличить вора; еще кто-то с той же целью оказываетдобничество исполнителю. Бывает, что оперативныеники милиции с помощью своих агентов такимРоддом провоцируют корыстные преступления. Ино-это завершается разоблачением провокаторов, но"о не приходилось слышать о привлечении их клдвной ответственности за соучастие в преступле-и>. В очерке А. Борина “Изумрудное дело” рассказы-

адось о том, как сотрудники УБХСС в Санкт-Петер-

йут)ге с помощью агента-провокатора искусственно

додали “дело” о нарушении валютных правил. По про-

тесту прокурора РСФСР оно после многомесячной воло-

киты было прекращено, “… так в данном случае имела

место провокация преступления”. Но за соучастие ник-

то к уголовной ответственности не привлечен. Между

тем, как отмечалось выше, соучастник не всегда руко-

водствуется теми же мотивами, что и исполнитель.

Достаточно, чтобы он о них знал.

В любом случае исследование подлинных личных

побуждений соучастников необходимо для соразмерно-

го и справедливого назначения наказания. Ведь соглас-

но закону (п. 4 ст. 41 Уголовного кодекса Украины)

корысть признается обстоятельством, отягчающим

ответственность. Организация корыстного преступле-

ния, подстрекательство, пособничество, совершенные

из корыстных расчетов, при прочих равных условиях

влекут более строгую ответственность, чем те же

действия, совершенные по бескорыстным мотивам.

Несоразмерная с доходами цена потребительских

товаров побуждает некоторых граждан приобретать

заведомо похищенное имущество. Если сговор об этом

возник до хищения, то покупатель становится соучаст-

ником хищения. А если, скажем, садоводу, члену садо-

водческого товарищества, нужны строительные мате-

риалы, и он останавливает на дороге самосвал с кирпи-

чом, предназначенным для строительной организации,

и уговаривает водителя отвезти груз на его участок за

Литературная газета. – 1991. – № 1.

157

обычную цену? Водитель грузовика – исполн

действует из корысти. Садовод – подстрекатель а

собник одновременно – не преследовал корыстной

ли, поскольку не пытался приобрести товар за бес

нок. Это не освобождает его от ответственности за

участие в хищении, но п. 4 ст. 41 К, предусматрив

щий возможность усиления наказания за корысть,

нему не применяется>

Случается корыстное соучастие в некорыстном вв

ступлении. Например, кто-то за плату содействовал

бегу осужденного, отбывающего наказание в виде эд

шения свободы. Корыстные побуждения пособнид

должны рассматриваться как обстоятельство, отягчав.

щее ответственность за соучастие в некорыстном пр”

ступлении. Наемные убийцы, выполняющие заказы по.

литиков или крутых коммерсантов, бесспорно корыс>

ные преступники. Д

Изложенные здесь суждения о мотивах соучастия

корыстных преступлениях можно завершить следуют

щими краткими выводами. Я

Корысть исполнителя дает основания для привлечет

ния к уголовной ответственности иных соучастников з<1корыстную преступную деятельность, выполненнуДисполнителем при условии, что корыстный мотив егр1действий был известен соучастникам. При этом личныДпобуждения их могут быть и часто бывают иными, чт<>1

должно учитываться судами при назначении наказав

ния. Желание разоблачить исполнителя не освобождай

ет подстрекателя, пособника и организатора от уголовте,

ной ответственности, за исключением случаев, особв1

оговоренных в законе. Возможны некорыстное соучас>?

тие в корыстном преступлении и корыстное соучастии

в некорыстных преступлениях.

6.6. Классификация корыстных мотивов

Корысть бывает разная. Нет необходимости доказы

вать, что, к примеру, мотив кражи бутылки водки дл

немедленного ее употребления существенно отличается

от корысти высокопоставленного взяточника. Опреде-

ление той либо иной разновидности корыстных устреМ-;

158 1

дений правонарушителя имеет важное теоретическое и

этическое значение.

В качестве источников сведений о мотивах обычно

используются материалы уголовных дел и реже __ ин-

тервьюирование осужденных. К сожалению, официаль-

ные документы и протоколы допросов в уголовных де-

дах – крайне скудный источник психологической ин-

формации. Это обстоятельство, а также традиционное

для современной отечественной криминологии пренеб-

режение методической чистотой криминологических

исследований объясняют отсутствие научно обоснован-

ной и практически значимой классификации корыст-

ных мотивов.

Чтобы убедиться в этом, сопоставим выводы не-

скольких научных публикаций. И. М. Макарь устано-

вил, что в Молдове и некоторых областях Украины

15,5% осужденных за хищения стремились к обогаще-

нию; 9,5% действовали из зависти; 13% – в связи с

тяжелыми материальными и семейными обстоятель-

ствами. Из-за отсутствия твердых убеждений соверши-

ли хищения 3,7%, под влиянием окружающих –

3,5%. Другие мотивы были установлены у 12,3% изу-

ченных лиц, и лишь 5,5% расхитителей совершили

преступления, “руководствуясь корыстными мотива-

ми”. Следовательно, все остальные 94,5% воров были

бессребрениками?

Авторы учебного пособия, изданного в Нижнем Нов-

городе, пришли к выводу, что по изученным архивным

уголовным делам 12,6% осужденных за хищения стре-

мились к приобретению спиртных напитков; 44,4%

имели в виду удовлетворение различного рода матери-

альных потребностей; 13% совершили преступления

под влиянием других лиц; 4% – в целях паразитиче-

ского существования; 2% – для приобретения модной

одежды; 5% – для оказания помощи посторонним ли-

цам, а также действовали в интересах предприятия,

Макарь И. М. Использование в предупреждении хищений

социалистического имущества особенностей психологии расхи-

тителя. – Горький, 1981. – С. 10-II.

коллектива и т. пЛ. Обращает на себя внимание то

авторы считают расхитителями лиц, которые нез,

но распорядились государственным или обществе]

имуществом в пользу предприятий, коллективов и

сторонних людей, что, как отмечалось выше, пр

речит сущности корысти.

В монографии, которая посвящена личности

денных за хищения, совершенные путем присвоен

растраты или злоупотребления служебным полож

ем, М. Г. Миненок определяет следующие мотивы цД.

щений; накопление денег и иных ценностей – 8%

приобретение дорогих вещей – 13%; проведение дос

га, развлечения – 3%; честолюбие – 20,4%; достияай1

ние более высокого жизненного уровня – 14,7%; удов

летворение необходимых жизненных потребностей -Д

13,6%; приобретение водки, ведение разгульного обр

за жизни, участие в азартных играх – 27,8% .

В. В. Лунеев среди корыстных побуждений различий

ет: 1) жажду накопления денег и материальных ценнооД

тей, алчность, жадность, стяжательство; 2) пьянство

стремление к разгульной жизни и другие порочныЦ

наклонности; 3) стремление к материальному комфорт

ту и благополучие, приобретение престижных ценное

тей; 4) ложно понятые интересы службы, карьеристу;

ские устремления; 5) личную материальную нужду, быц 1

товые потребности в дефицитных предметах и материя

лах, стремление помочь семье и прЛ

По утверждению У. С. Джекабаева, хищения госу

дарственного и общественного имущества по изучено

ным уголовным делам совершались: из корысти –

63,5%, под влиянием тяжелых жизненных или семей

ных обстоятельств – 8,1%, из-за материальной лИ

Ефимов М.А., Игошев К. Е., Бушуев Г. В. и др. Борьба с хиг

ниями, совершенными путем присвоения, растраты либо зло

употребления служебным положением. – Горький, 1976.

С. 73.

Миненок М. Г. Личность расхитителя: криминологическ

характеристика и типология. – Калининград, 1980, – С. 25.

Лунеев В. В. Преступное поведение: мотивация, прогнозе

вание, профилактика. – М., 1980. – С. 53.

й зависимости – 2%, под влиянием угрозы или

рйНУДиия – 2,6%, по нужде – 1,7%. Не смогли

уяснить мотивы 7,8%, отрицали свою виновность

1,-

обращает на себя внимание разброс характеристик

корыстных побуждений, предлагаемых разными авто-

рами, что свидетельствует об отсутствии единого пони-

мания сущности наиболее распространенного крими-

нального мотива, а также о неразработанности крите-

риев его классификации.

В сущности, все это не классификация, а описание

некоторых личностных свойств и различных побужде-

ний, без соблюдения каких-либо критериев группиро-

вания. В то же время изложенные выше наблюдения,

выполненные в годы “развитого социализма”, представ-

ляют определенный интерес. Во всех группированиях

отмечается преобладание честолюбия, пьянства и жаж-

ды развлечений. Материальная нужда, по общему мне-

нию, относительно редко побуждает к хищениям и дру-

гим корыстным посягательствам. Здесь требуется су-

щественное уточнение; что такое материальная нужда?

Только ли голод, отсутствие одежды и крыши над го-

ловой? Если исходить из такого понимания нужды, то

действительно, как экстремальная ситуация она в 70-

80-х гг. встречалась сравнительно редко. Но потребнос-

ти современного человека даже на уровне витально-ор-

ганическом не сводятся к куску хлеба. Понятие мате-

риальной нужды – категория не столько биологиче-

ская, сколько социальная. Она определяется принад-

лежностью человека к определенному социальному

слою населения, уровнем его духовной культуры, воз-

растом, состоянием здоровья и другими факторами, в

частности прожиточным минимумом, принятым в дан-

ном обществе. Но и в те сравнительно сытые годы боль-

ше половины населения бывшего СССР находилось за

чертой бедности. Так что заявления о том, что у нас по

бедности почти не крадут, всегда были лицемерными,

Джекабаев У. С. О социально-психологических аспектах пре-

ступного поведения. – С. 101.

г)

Советы сытых // Аргументы и факты. – 1991. – № 1.

6 9-2 161

с оглядкой на официальную версию. Нужд1

чувствует себя каждый, кто не в состоянии удод

рить свои телесные и духовные потребности хотя (

среднестатистическом уровне. По нашим наблюде>

почти все “несуны” – рабочие мясомолочной и л

промышленности – люди с минимальной зараб<платой, обрекающей их на мелкие хищения В послиние годы участились кратки картофеля с огородов,дуктов из квартир. Это свидетельствует о крайней вуде похитителей, я.Глубокий экономический кризис, безработица, цгомесячные задержки в выплате заработной плаяЩпенсий, стипендий и пособий, обнищание 90% насения Украины привели к чому, что противоправная децтельность становится источником средств существовния для миллионов людей.Всякая классификация должна строиться на едных основаниях, соответствовать законам формальнологики и своему назначению. В конечном счете, мотЩвообразующие индивидуальные потребности являютсяоснованием корыстного мотива, определяющим еЩличностный смысл. Поэтому одним из классификаздонных критериев корысти следует признать содержатние и уровень личностной потребности, удовлетворятмой незаконным способоЯ за чужой счет. ?Уровневые модели индивидуальных потребностей>

предложенные американизм А. Маслоу, а также ново>

сибирскими авторами А. Т. Москаленко и В. Ф. Сец

жантовым, с небольшими уточнениями могут быть и<>

пользованы для классификации корыстных мотиво>>

Напомню, что в основании иерархической пирамид

потребностей лежат физиологические потребности у

пище, воздухе, определенной температуре, сексуал>

ные потребности и другие нужды, в той мере, в каков

они обеспечивают жизнедеятельность. Но они могут пе-

реместиться и на другие уровни потребностей, когд>

приобретают самодовлеющее значение; так, например>

потребность в еде становятся гастрономической увле

Предупреждение хищений государственного и общественя>

го имущества. – Харьков, 1988 – С. 62.

яностью, а секс – любовью или развратом. Второй

овень составляют потребности в безопасности – за-

цте от болезни, смерти, боли, страха, неустроенности

п. Над ними располагаются потребности в социаль-

х связях, социальной присоединенности, в общении

другими людьми, в свободе, любви, сочувствии, в ува-

жении других, в продлении себя в детях и внуках и др.

и наконец, венчает пирамиду потребность самоактуа-

лизации (потребности роста); реализация собственных

возможностей, потребность в осмыслении и понимании

смысла жизни и т. п.

Другим основанием классификации мотивов из-

бирается уровень установок личности, от которых

зависит выбор способа удовлетворения актуальной

потребности.

Исходя из уровневой концепции диспозиций (уста-

новок) личности, разработанной В. А. Ядовым (см. гла-

ву третью этой книги), определяются два уровня на-

правленности, в зависимости от доминирования в ней

личностного или ситуационного начала (см. табл. 3). В

первом случае мотивация носит устойчивый личност-

ный характер, отображая преднастроенность личности

(А); во втором – доминируют фиксированные психоло-

гические и ситуационные установки личности (Б).

Сочетание этих двух мотивообразующих начал –

1) уровня потребностей (по вертикали) и 2) уровня лич-

ностных установок (диспозиций), указанных в табл. 3,

дает восемь групп корыстных мотивов.

Мера устойчивости и криминогенности корыстного

мотива зависит от уровня соответствующей потребнос-

ти и характера (уровня) установки корыстолюбца,

совершившего преступление. Физиологические потреб-

ности в еде, тепле и т. п. порождают правонарушения

в значительной мере извинительные, не сопоставимые

по своей антисоциальности с банковскими аферами.

А. Маслоу называет пять уровней, но для упрощения класси-

фикации считаю допустимым укрупнить градацию до четырех.

. 1 1 пценка мотивов совершения корыстных преступле-

” сод 1(имг<ад яййф / >>. тплА \тп <Т11Т>Т>Т __-_-__- __ _

1″

й < 1"1К Щ 0 О ф Ц Д) м Я 0 Ць 5К 1 /ТвИ ОТ млм> V лллллллъл V л.\ип л1л

И 1 ” ?- 4, уровни мотивации слева направо – А и Б. В ре-

я 1в ультате классификационные группы мотивов корысти

1 11″> 511 1 дируются обозначениями 1 А; 1 Б; 2 А; 2 Б; ЗА; 3В;

<5 хк" а " >– аь , А. л п.

ю од ” Щк пцеНКв !аи”11ио ушппл пиишгпши. преступле-

88 1Н -зави” также от уровня соответствующих лич-

. л У я8 ЦН нЫ установок. Корысть, выражающая личност-

5 .1 о Н 1Н установку, обуславливает, как правило, устойчи-

1 1Ї я” И Паразитическую ориентацию индивида. Из этого

М кБ> й к И ует, что группы мотивов, упомянутые в первой ко-

< !>> а 8:>8 5 Н ке менее криминальны, чем мотивы левой колон-

я 15 щ == <8 ЙИб Для удобства пользования таблицей уровни потреб-ё.каМ >ё И >и В.1И11 тей от высшего до низшего получили нумерацию

й-КВвь 1 К а в) и В.К 1 ЯО А п т

8 ВК

< 1 11 1<1 "1а 441 кй < яй " Максимальная степень антисоциальности предпола-5 "" я 5> <111 гается в корыстных мотивах типа 1 А; минимальная -1 1111 ЦП \ъ.ц - Ц и оо о оо _1__11 Конечно, спектр человеческих потребностей чрезвы-1 " йЇ "" " 8- чайно обширен и разнообразен, поэтому предложенная5 5 55 < 1 (Б 8 Ц схема не может претендовать ни на полноту, ни темЕ 5 1 1 Д более на законченность. И тем не менее, она являетсяЇ и. Н11 попыткой научной психологической классификации" а) ё<й кя о мотивов, которые, как было показано в предшеству-ё(а 855> й “> ищем обзоре публикаций, до сих пор совершенно не

>”мЯ5 5> а) ж

Яа ?1га я1″я а) я>

3 х15 1 упорядочены.

яД- ЭКц и>в яя

о, Я Р? 81-50 8йЙ . им и.

в о 3 ? 5 ” а-

1 1 1 1 “1

111й 1 11 -7Ї Мотив и цель корыстных преступлений

Йо м Уже говорилось о том, что некоторые статьи Особен-

, сай 1 5 <: "ои части Уголовного кодекса указывают на корыст-1 < 1> ную цель (цель наживы), не упоминая при этом мотива.

с ,д Я8 1 Похоже, что законодатель отождествляет понятия мо-

в ” ммм – м ы(ис 401-х

Я. о.Я5<81-<йо "ВД и в 18 1 3ё8 я 8> эт ая п <д х -~? тива и цели. Это впечатление усиливается при чтениик с п. "в" ст. 259 Уголовного кодекса, который предусмат-яй к ривает уголовную ответственность за совершение плен-д а) м ным военнослужащим преступлений "из корыстных5 м5 со Мотивов или в целях обеспечения снисходительного кв 11 е отношения со стороны противника". Здесь мотив и1 ёй Ц. " Цель названы как побуждения к деятельности. Но п. 4о 8 1 ст. 41 того же кодекса среди обстоятельств, отягчаю-"" [Оик [и> ] и Щих ответственность, называет “корыстные или иные

164 165

низменные мотивы” и не упоминает цели. Не он

ются четким различием мотива и цели решения

ших судебных инстанций. Так, Пленум Верхова

да СССР в постановлении от II июля 1972 р. “о

ной практике по делам о хищениях государствен

общественного имущества” в четырех местах (пп

3, 4, II, 16) указал на корыстные цели хищений

разу не упомянул мотивов.

В юридической литературе предпринимались

пытки обосновать тождество мотива и цели Но п

логия, от которой Юриспруденция заимствовала д

понятия, отчетливо их разграничивает. Мотив озаа<ет, ради чего (личностный смысл) и почему (эмощнальный или волевой импульс) осуществляется та линая активность. Цель отвечает на вопрос: для чедля какого результата совершается действие? Ковыный мотив, как было показано, означает стремлеваудовлетворить актуальную индивидуальную потреность путем вторжения в чужие имущественные прЦель представляет собой осознанное, то есть выражевное в словах или в образе предвосхищение желаемоюрезультата действия или деятельности. Следовательаодкорыстная цель, или цель наживы, означает предсв1ление о переходе, во владение субъекта или близкойему лица чужого имущества, имущественных пра<1либо освобождение их от имущественной обязанностирезультате конкретных противоправных действий. 1Т<достижение этой цели далеко не всегда совпадает в?мотивом. Иначе говоря, завладение чужим имуществоили освобождение от имущественного долга во многиЗслучаях является лишь средством, способом удовлетврения одной или нескольких актуальных потребностейКаждое действие, совершаемое в процессе корыстнопреступной деятельности, преследует свою собствевную цель. Эта цель может быть корыстной, но далекой?не всегда. Примером частичного совпадения мотива м- "снятии "мотив". ,-.ш> и -1руды йЬЛТ МВД СССР. – Волгогоак>

1. – Вып. 10. – С. 4-21.

Горбу за А. Д. К вопросу о соотношении понятий

“цель” преступления // Труды ВСШ МВЛГ г-г>-.”

1974.-Вит, 1″ ” –

траЯЦ

И

частных целей может

яос Расхитителя – “ить преступи

серии похищений, кажл <завладение опредеде? торя издействия одинаковТод ьюственного выноса "несун> ие все

ятия подкупав с теТри Репят.

– Денег “-Дспри-

деиствия – благое получает г от

– все прьохрньэ

цели наживы копк Действия совп “”РЫХ

пределами дан

киднеппинг – тав> преступлен

выкупа. Все действ с

Ры, напае “Жителей ения

ПР. сами по сеТ ” ” Укрывание ивание

бое то оенной>н”и

Корыстный “Рло, свя””т;

-и-:–инству

шо > общве-лабле

правилеГеисак Дивер-

Корыстьп ао, а за сол Раются,

о Ра пу

бурением Т мотивов, а то Деятельности

законе. е не совпадает с по.

к, корысти Казанной в

—–.сса.

льти\Г -Ртнинекорыс:

Действий. Но “тк “РеступноЙ

едовател Дение, азлож и

ВУЮТ корыс “Рым целя Ратной по-

ЇДНо из мно неин –

Щих в иых преступн ” “> бы

чужим имуществом (имущественными правами и

то эта деятельность не может считаться бескорыси

Какими бы благородными побуждениями не при>

вался преступник, его деятельность признаетсяк

рыстной, если совершались корыстные действия. Ц

жение не меняется от того, что корысть не была м

щим мотивом. “Благородные разбойники” продц

веков и “идейные” экспроприаторы времен не ст

давних остаются все-таки грабителями, если часть

грабленного они обращали в свою личную пользу. Дд,

этого, как правило, никто из них не обходился.

Здесь уместно подчеркнуть, что нельзя отождец

влять корысть с материальной заинтересованность

без которой невозможен никакой труд. Корысть всегД1

связана с желанием незаконного и аморального прио<ретения или сохранения имущественных благ. Стрещление к высоким заработкам не является корыстные:мотивом, если заработок законный. Не являются такяЦЦкорыстными действия, совершенные в обстановкекрайней необходимости. ,;Эти рассуждения на первый взгляд могут показаться банальными. Но встречаются случаи, когда под воз-действием экстремальной ситуации и для предотвраще?ния большей беды человек вторгается в сферу чужойсобственности и привлекается к уголовной ответственности за хищение или соучастие в хищении. Раскрыт>

истинные мотивы поступка, уметь отличить глубинный

мотив от лежащей на поверхности цели – значит опре-

делить подлинное нравственное содержание деятель

ности, ее личностный смысл. А это необходимо для при

вильной юридической оценки содеянного.

Один из судебных очерков в “Литературной газете?

был опубликован с подзаголовком; “Как был жестоко

наказан руководитель потому лишь, что спасал дело Ц

хотел помочь людям”. Речь шла о том, что заведующий

коммунхозом одного из отдаленных районов Иркут-

ской области незаконно начислил в виде заработной

платы руководителю местной нефтебазы 1655 руб. вза-

мен за бензин для грузовой машины коммунхоза: ля”

мит на горючее был исчерпан, а возить топливо и воду

168

“(цо. За соучастие в хищении и дачу взятки он был

ден к длительному сроку лишения свободы. Суро-

~ приговор, впоследствии отмененный надзорной ин-

яяцией, был вынесен без попыток разобраться в лич-

“яом смысле незаконной сделки.

д хотя это произошло давно и в далекой Сибири,

щябочные представления о корысти в сознании юрис-

ц _ работников органов внутренних дел, прокурату-

и суда, а также ученых мало изменились. Об этом,

я частности, свидетельствуют новейшие комментатор-

ские уголовно-правовые публикации, ежегодно изда-

ваемые в Украине огромными тиражами.

Представляется необходимым законодательное

определение корыстных побуждений и целей в новом

Уголовном кодексе. К сожалению, ни один из двух про-

ектов, которые недавно обсуждались в Верховном Сове-

те Украины в первом чтении, не содержит соответ-

ствующих статей. А ведь (еще раз напомню) 80% заре-

гистрированных в стране преступлений совершаются

из корысти, а понимают ее в судах по-разному.

БоринА. Иркутская история // Литератур, газ.

14 января.

ава У11

>ил –

.

Уо ов 060

Почему онод ому себ/РЯн

с < Лесм" сос:-.:"Прений "Ряг.0 ектами" Действий быва.- среда обитания "Ї"а10т такд" Вру а приро.>ОР”” о РадличнТ вные

,еского насилия Но Ф”РМах физи” Ы содео

шибкое, с. Н з ”

<грессивного поведенисподов раздиьно 60-веяная агрессия Фиск ь видовг. п 3) Раздра. язвител>е 2)

1″”””ие обпобщенииия и

обоснованной ПоТозрия”е; 6) и

сия (угрозы, ругьности; 7) вие не

неклассифи”КЛятияи)ТТя а.

Рсивного пеРный п>и,э

представляется “” Логически “ь Проявлеви”

-ом группнная Р ер

енинен<ая<Д-Ричард(словесная), акти Физичес Лихотома. ФизичесТ " ссивн " Рбальгельство- вр Рессия - -> “Рямая и к

Мое ИДализм)-1 Физаческор “обоев

(причинение яп” Физическое ивное

) вербальная т, Пивная н “Рямая (угпо

ирован-пря (кле:

– певшего – бойное и

ей> ловС ц н Рбальное

кого ас-

пассивное, непрямое (заведомый отказ от исполнении

обещанного).

В соответствии с изложенным, агрессивными пре.

ступлениями признаются предусмотренные угоюв-

ным законодательством действия, которые выража-

ют деструктивные (разрушительные) тенденции ви-

новных лиц, мотивированы враждой и ненависть> ц

людям, обществу, вещам, природе и преследуют цели

причинения им вреда.

Различают пять групп агрессивных преступлений.

Первая – это умышленные посягательства на жизнь,

здоровье, достоинство и честь личности. Вторая слага-

ется из преступлений против государства, обществен-

ной безопасности, общественного порядка и порядка

управления. Третья группа – незаконные насильствен-

ные действия должностных лиц при исполнении ими

служебных полномочий. Четвертая – насильственные

половые преступления. Пятая – это вандализм: соби-

рательное понятие, охватывающее все формы бессмыс-

ленного уничтожения и повреждения материальных я

культурных ценностей, а также объектов природы.

Среди правонарушений первой группы наиболее

тяжким признается умышленное убийство. В 1996 г.

было зарегистрировано около 5 тыс. убийств и покуше-

ний на убийство. Следует отметить, что эта статистика

далеко не полностью отражает истинное число крими-

нальных смертей в Украине. Отдельно учитываются.

умышленные тяжкие телесные повреждения, повлек-

шие смерть, гибель женщин в результате криминаль-

ных абортов, а также посягательства на жизнь работ-

ников милиции и некоторых других должностных яиц,

предусмотренные нормами Особенной части Уголовно-

го кодекса. В том же 1996 г. учтено 13,5 тыс. случаев

гибели людей в результате различных преступлемй.

Умышленных тяжких телесных повреждений я те-

лесных повреждений средней тяжести зарегистрирован

но в том же году около 20 тыс., что составляет примеры

но 4% учтенных преступлений.

Спб., 1998.-С. 29.

Бэрон Р., РичардсонД. Агрессия.

172

1

Насильственные посягательства д

даются исключительной жестокость Иость отли-

Цекто О. разъезжал по городам и д “Зверством.

обрезом и заточенной отверткой, врьщдд “”Раины с

стреливал и закалывал спящих людей д ДЇЖ, рас-

де и младенцев. Иногда для разнообраз Ї T

умиравших женщин. Теперь ждет судд “Миловал

мораторий либо полную отмену смерти ..й на

счету изувера – 52 доказанных УЯыцщри

ства. В декабре 1997 г. в Виннице грабите

три семьи в одну ночь. О разгуле Насиди Рали

ствуют участившиеся случаи кримщьн идетель-

применением автоматического огнесп Ророк с

и заказные убийства. РУЖИЯ

Среди агрессивных проявлений второй

более распространенными остаются )(“” Уы наи-

е “ганскиеиягпт

шения общественного порядка, хотацу у нару-

стагистике заметно поубавился. В 1996 р ьвДи вес в

регистрировано около 37 тыс. хулигд

всего 6% от общего числа преступление р> ших

их было до 30%. Сказывается резкое удд “Ї

корыстных преступлений. числа

Должностная агрессивность квадид

превышение власти, незаконное задедц

нием насилия, применение насилии дд Рчиене-

подозреваемым во время производс яемым и

действий и пр. Дтвенных

Среди половых преступлений следует

изнасилование. Это единственный >ц” “.”Ї”У

ДЖКИХ аргм

сивных преступлении, количестводд ”

уменьшается. В 1996 г. учтено 2,4 “одно

ванных сексуальных нападений. О реаль “Риро-

страненности и динамике этого вида япп Рпро-

” Рессии стпитт.

трудно из-за высокой степени латещ-ддр мч-ч>

Что касается вандализма, то, говордт

видится повсюду невооруженным глзд д дд Ї”

более циничные формы. Вандализищф

различными нормами Уголовного Кодекса- “””

стное хулиганство, умышленное Дичтожени Ї~

вреждение имущества, глумление Вид могилами” T

173

рушение памятников культуры и искусства, жестокое

обращение с животными. Бессмысленность и циниэц

вандалов поражают. В г. Херсоне в декабре 1996 г. а

известные проникли в склад, где хранился неприкосно-

венный запас шприцев, медицинских препаратов ц

инструментов, перевернули все вверх дном. Не найдя

наркотических веществ, пробили трубу отопления, за.

полнили склад кипятком и скрылись, причинив ущерб

в 6 тыс. гривен и уничтожив остро необходимые людям

медикаменты и медицинское оборудование.

Относительно того, что следует считать источником

агрессивности, существует несколько научных гипотез

и теорий, из которых назовем три: 1) фрейдистские и

неофрейдистские, 2) теорию фрустрации, 3) теорию

отчуждения.

Первая связана с представлением о врожденной

агрессивности людей. Неосознаваемое ядро личности

(“Оно”) побуждает человека к двум противоположным

влечениям – к наслаждениям (эрос), к разрушениям и

смерти (танатос). “Стремление уничтожать приводит в

действие вражду и ненависть, слепую злобу и жуткое

наслаждение жестокостью и разложением живой пло-

ти”. Рациональному началу (“Я”), нравственности и

правосознанию (“Сверх-Я”) не всегда удается подчи

нить себе деструктивные влечения. “Перевоспитать” аг

рессивность в человеке невозможно, ее следует напра>

вить на социально приемлемые проявления – в спорте,

военном деле, творчестве и т. п. Такой перенос актив-:

ности, способный укротить врожденную агрессивность-

индивида, в психоанализе называется сублимацией,

О естественной агрессивности людей пишут и сто??

ронники нейрофизиологической концепции: в мозгу аП>

рессивно настроенных образуются особые группы ней>;

ронов, которые влияют на поведение, стимулируй

агрессивную реакцию на раздражителя. Психофизив

логический и электрохирургический контроль, по мне

См.: Берн Э. Введение в психватрвю н психоанализ непосм

щенных. -М., 1991.- С. 66.

Фрейд 3. Разделение психологической личности. – С. 33

349; Будущее одной иллюзии. – С. 482-524.

174

единственный реаль-

ци10 сторонников этой теории, –

цый путь к защите от агрессии.

Фрустрационная теория исходит из того, что агрес-

сивные поступки человека обусловлены состоянием

фрустрации, возникающим вследствие непреодолимых

препятствий на пути к осуществлению его планов и

яселаний. Фрустрация – это крушение надежд. Она

является непосредственной причиной нападения на

источник фрустрации, а иногда и на объекты, к возник-

новению фрустрации непричастные. В последнем

варианте возникает инструментальная агрессия, пси-

хологическим механизмом которой выступает смеще-

ние насилия (например, убийство заложников терро-

ристами, когда они убедились, что их требования не

выполняются).

Теория отчуждения известна давно. В последние

годы ее активно пропагандируют российские кримино-

логи Суть ее состоит в том, что некоторые родители,

в первую очередь матери, не уделяют своим детям того

внимания и душевного тепла, в которых они нуждают-

ся. В связи с этим дети чувствуют себя отвергнутыми,

нелюбимыми, в чем-то виноватыми. От того – посто-

янные переживания чувства вины и страха. Возникает

психологическое отчуждение, которое со временем пре-

вращается в отчуждение социальное, сопровождаемое

постоянным переживанием чувства вины. На этой пси-

хологической основе возникает стойкая установка на

агрессивное поведение убийцы, насильника, хулигана>

Конечно, всякая теория заслуживает уважения и

внимания. Неразумно отбрасывать гипотезы и выводы

на том лишь основании, что они не согласуются с ины-

Дельгадо X. Мозг и сознание. – М” 1971; Бэрон Р., Ричард-

сон Д. Агрессия. – С. 283-239.

и

Нюттен Ж. Мотивация // Экспериментальная психоло-

гия. – М” 1976. – Вып. 5. – С. 81.

Антонян Ю. М. и Самовичев Е. Г. Неблагоприятвые условия

формирования личности в детстве и вопросы предупреждения

преступлений: психологические механизмы насильственного по-

ведения. – М., 1983; Антонян Ю. М. Психологическое отчужде-

ние личности и преступное поведение. – Ереван, 1987.

175

ми представлениями, как это было в недалеко>

лом. Импульсивные иррациональные насильскв

посягательства на чужую жизнь и здоровье стал

ным явлением современной цивилизации, и этъ

тверждает фрейдистскую и близкую ей нейрофи

гическую концепцию, д

Не противоречит жизненным наблюдениям м>)

рия фрустрации – явления, получившего в после1

годы распространение среди значительной части И

ления Украины, особенно среди молодежи. Вполне

можно, что впечатления раннего детства, в том чисЭ

холодность матери, способствуют формированию 1

хологического отчуждения, и это представляет инт

для исследования личности агрессивного преступив

Но, как мне кажется, не следует преувеличивать р<неблагоприятных условий раннего детства в становнии личности убийцы, бандита и пр. Ведь между полением на свет и первым преступлением - годы жиз1и разнообразное ее влияние на индивида. Почему матринские шлепки и неласковость влияют на судьбу 41ловека таким роковым образом? Убедительного ответна этот вопрос сторонники теории отчуждения не даку)Не доказана также и идущая от 3. Фрейда гипотеза,переживаниях страха и вины, которые якобы приводук убийствам и иным насилиям. Более того, в научнеелитературе опубликованы результаты лабораторные-.исследований, свидетельствующие о том, что "... дяЦКвысокоагрессивных личностей ... не характерна реаПция на страх, что психопаты-насильники проявляютменьше преждевременной тревоги, чем нормальнысубъекты. Выяснилось, что у агрессивных лиц уровейЬадреналина в крови сравнительно низок". Насколькомне позволяет судить собственный опыт общения слицами, осужденными за тяжкие насильственные пре-ступления, они если чего и боятся, то только смертиной казни или мести, а виновными почти всегда счи-тают потерпевших.Бэрон Р., РичардсонД. Указанная работа. - С. 249.7.2. Мотивация тяжких насильственныхпреступленийСведения о мотивах убийств и иных тяжких посяга-,ьств на жизнь, здоровье, честь и достоинство лич-,?ти в уголовной статистике очень скудные, а то и вов-зтсутствуют. Не больше информации на этот счет со-ежится в архивных уголовных делах по причине пси-,<огической неграмотности следователей и судей, от-ствия у них интереса ко всему, что непосредственновлияет на юридическую квалификацию преступле-д ? и не служит доказательством по делу. Мало могутдзд, очь опубликованные научные исследования; моти-д в них уделяется мало внимания. И все же попыта-рч обобщить то немногое, что известно о внутреннемехнизме умышленных убийств и некоторых другихдре ссивных преступлений.Уголовный кодекс Украины в ст. 93, касающейсяумызпленных убийств, совершенных при отягчающихобстсэятельствах, называет мотивы: корысти; хулиган-ские ; побуждения, возникшие в связи с выполнениемпотерпевшим служебного или общественного долга; ра-ди сокрытия другого преступления или облегчения егосовершения; в связи с изнасилованием.К сожалению, официальная статистика вопрекиожиданию излагает мотивы убийств и соотношениемежду ними в другой раскладке. В отчетах Министер-ства внутренних дел Украины за 1996 г. сообщалось,что 38% раскрытых умышленных убийств совершеныпо бытовым мотивам (?), 1,2% - из хулиганскихпобуждений, 1,9% - при сексуальных нападениях,2,1% - из корысти во время разбойных нападений, а52,8% - по иным мотивам. Трудно представить себеменее информативный отчет! Почти 60% мотивов вооб-ще не определены, а 38% "бытовых" ни о чем не гово-рят - это могут быть ревность, месть, зависть и многоедругое.Обобщение, выполненное Генеральной прокурату-рой Украины в 1993 г., свидетельствует о том, что при-мерно половина умышленных убийств совершена из ко-рыстных побуждений. О содержании последних шларечь в предшествующей главе этой ь-ит-тг." о"---- -Замечу,главе этой книги.177однако, что лишение жизниесть у человека,ничтожной,сивностисамого додРади выгоды, порой <свидетельствует об исключитеубийцы. Большинство п,.-ч " к"" "РР ""струментальной агрес , ,в-ся первые встречные. "В.--Р"часто незнакомого, человека.Хулиганские убийства - это обычно импо1ТнТ" Розлобы уала> тг – ВЗР

ном мокТ4 ” воспал

литой крТвислТ: ” – – – п,

при: экспертиза, коа>

Упронь ” ” аленном мозгуй

чмР Памяти деда Моппяя // тг

1984. – 8 февраля, мороза // Литератур, газ.

р р им рационального содержания, объясняемого

вртельно с позиций следователя или судьи,

К дрявести к ошибочным решениям.

ц уже упоминалось, мотивация агрессивных

уддений бывает враждебной и инструменталь-

НРдрадебные мотивы рождаются на основе индиви-

“ьцых потребностей в безопасности, самоуважении,

утверждении. Вражда вспыхивает также при

-корпоративных конфликтах и даже во имя общест-

“арнх интересов, как их понимает индивид – член

кого-либо политического, религиозного или нацио-

ддистического объединения. В этом отношении чело-

существо уникальное. Люди убивают друг друга

в течение многих тысячелетий. И не только в непрекра-

щающихся войнах. Насилие пронизывает все челове-

ческое бытие. Пророки и моралисты осудили его,

эпические поэты воспевают как свидетельство мужской

доблести, а все прочие притерпелись к нему как к

одной из многочисленных опасностей, вроде болезни

или несчастного случая.

Вражда – динамическая, побудительная сила аг-

рессии. Основанием соответствующих мотивов высту-

пает любая неудовлетворенная индивидуальная (груп-

повая, корпоративная) потребность и даже, в отличие

от корысти, – общественная потребность. Другое дело,

что они, социальные потребности и интересы, толкуют-

ся действующим лицом часто необъективно, пристраст-

но. Одной из таких потребностей есть жажда власти и

единомыслия.

Враждебное чувство и состояние гнева возникают

нередко в конфликтной ситуации в ответ на агрессию

со стороны потерпевшего или вследствие непреодоли-

мых препятствий к достижению цели. Хотя, как свиде-

тельствует судебная практика, в последние годы соци-

альных потрясений уровень мотивации насильствен-

ных нападений существенно снизился, и вспышки

гнева возникают по всякому поводу.

Враждебная агрессия возникает не только в отноше-

нии непосредственных источников фрустрации. Наси-

лие нередко обращается на представителей социальных

или этнических групп, которые вызывают отрицатель-

ные эмоции. Геноцид – позор человечества. №

сейчас вспоминать военные годы. Насилие на

ской и религиозной почве не прекращается и в

дни. И не только в Африке и на Ближнем Вос<"и на Британских островах - в колыбели соврдемократии.Инструментальная агрессия, направленнаядей, которые непричастны к возникновениюции и вообще не давали повода для нападенийлогически объясняется стремлением снять г""" пктяванное обидой или иными неприят-"."" подподтекбоссподние, вызванноение, выивппп ---.Широко известна шутка с психологическим "д__том. Находясь в скверном расположении дух>

пустяшному поводу обругал клерка, клерк д”

тыльник мальчишке-рассыльному, рассыльй

ногой собаку, собака укусила босса. АрхивнЫ

ные дела рассказывают о подобных “шутках”

нее. Уже приводился пример из уголовного

бокопателей”, которые, расстроенные неудач

пытке совершить кражу, убили незнакомых

и мужчину и сожгли их трупы вместе с при<шей им автомашиной.Исключительно коварна и цинична инстр)ная агрессия в отношении заложников.увечат и убивают даже после того, как выло -требования бандитов, для устранения свидет >

ще – просто так, из садистского влечения к Г

Два жителя г. Запорожья, 20 и 21-го го

14-летнего школьника в канализационный У ”

исключительной жестокостью после длител – д

вательств убили его, и потребовали от роди

чика 15 тыс. долларов выкупа. Отец, не зн

сына, передал через посредника требуемую

Иногда в агрессивном акте сочетаются 1

и инструментальная мотивации, прямой и

умысел. Вот пример. В ночь на 9 декабря 1 Ї .д

нимационном отделении больницы произой “,

взрыв. Взрывное устройство злоумышлен дд

жил под подоконник. Ранены четверо бог (дя

погибли. Умерла и тяжело раненная медсес “д

версий – криминальная разборка; в больн

180

,,1.0 из криминальных “авторитетов”. Но при чем

” рь 24-летняя медицинская сестра, мать двоих детей,

рдьные? По отношению к их гибели имел место кос-

” ддый умысел, при котором преступник не желает на-

упления вредного результата своих действий, но со-

пельно допускает такую возможность. Убивая таким

ддзом посторонних людей, террорист не преследовал

икакой иной значимой цели, кроме дьявольского

“ремления к разрушительству. В психологическом

дддне такая мотивация представляет собой сдвиг моти-

ва на цель, о котором уже упоминалось в главе о моти-

мции: умерщвление человека из способа (цели дей-

ствия) превращается в мотив, а проще – убийство ради

убийства.

Деление агрессии на враждебную и инструменталь-

ную основывается на направленности: первая имеет в

виду источник фрустрации, вторая – иные объекты. В

том и другом случаях субъект, подчиняясь “закону

смысла”, пытается в своем сознании рационализиро-

вать свои действия, придать им приемлемый личност-

ный смысл. Гибкость такого “осмысливания” порой

изумительна. Но существуют поступки, настолько

несовместимые со здравым смыслом, что люди, их

совершившие, не пытаются их облагородить, а наобо-

рот, находят удовольствие в эпатаже, в шокировании

окружающих своей безнравственностью. Мотивы таких

действий, содержащих признаки агрессии, называют

негативистскими. Они не связаны с состоянием фруст-

рации, не являются реакцией на обиду. В их основе

лежит своеобразная потребность в отрицательных

эмоциях – переживаниях тревоги, риска, нервной

напряженности. Как у М. Ю. Лермонтова: “… а он, мя-

тежный, ищет бури”. Замечено, что поиск “бури”

Усиливается пропорционально вероятности избежать

наказания.

Перспектива безнаказанности стимулирует негати-

истскую агрессивную мотивацию актов вандализма,

тайного отравления пищи в детских учреждениях,

Вибух у лжарш // Голос УкраДни. – 1997. – II грудня.

заражения школьных и жилых помещений

т. п. В. Коротич описывал случаи, возмутившей

рику: какой-то негодяй насыпал цианистый кал

капсулу таймола – болеутоляющего вещества. В

ности, такой же анонимной агрессией явда

ложные сообщения по телефону о якобы залоакв

бомбах в людных местах и помещениях. Они

тревогу, причиняют огромные материальные уб

Агрессивный негативизм присущ герострат

мотивам, потребностным источником которых

пает персонализация, то есть естественное стре>

индивида заявить о себе, оставить о себе память,

чатлеть себя в людях, выделиться из массы. Воль

ство людей обычно не осознает и даже активно от

ет свое честолюбие. Между тем, в нем, как и во

иных человеческих потребностях, нет ничего плох<если избирается приемлемый для общественной нвенности и безопасности людей способ самовыраяОдин из персонажей комедии Н. В. Гоголя "Ре)обращается к заезжему авантюристу с единствпросьбой: "Я прошу Вас покорнейше, как приед<Петербург, скажите всем там вельможам разным: сезДУторам и адмиралам, что вот, ваше сиятельство или прЦвосходительство, живет в таком-то городе Петр ИвхмЦвич Бобчинский". Незатейливое желание провинцшйЦвызывает улыбку. Но жажда известности когда-тодревности привела к поджогу одного из семи чудес ей1та - храма Артемиды Эфесской. Имя Герострата стафнарицательным: им называют авантюриста, котор-1добивается известности любой ценой. Этот грек достигсвоей цели. Но большинство его последователей умиЦет в безвестности. Переживания и печальный фивфодного из них прекрасно показал Ж.-П. Сартр в рассИзе "Герострат". Одинокий, загнанный на дно ясизЦжитель Парижа на последние деньги купил револмД?и решил совершить в центре города убийство для 1чтобы все газеты об этом написали. Долго неКоротич В. Роман в письмах // Роман-газета. - 1984. ""№ 20. - С. 15.значься, наконец застрелил одного прохожего, затемтался застрелиться, но не сумел и был задержан.другим весьма опасным преступлением против лич-ти является умышленное тяжкое телесное повреж-дение- Оно приводит к увечью, утрате зрения, слуха,ругих органов, лишает трудоспособности и, наконец,становится причиной насильственной смерти. Но, в"дичие от умышленного убийства, в этом случае винаагрессора по отношению к наступлению смерти неосто-рожная, то есть он ее не предвидел, хотя должен был ицог предвидеть, либо хотя и предвидел, но рассчитывалпредотвратить. Следует отметить, что конструкция это-уо состава преступления - один из юридических ребу-сов, справиться с которым не всегда могут даже квали-фицированные юристы, особенно, когда ранение былоопасным для жизни в момент нанесения и преступникоб этом знал. Такое причинение смерти квалифициру-ется как умышленное тяжкое телесное повреждениеили как умышленное убийство - фактически по усмот-рению следователя. Следует согласиться с предложе-ниями рассматривать подобное насилие как умышлен-ное убийство, ибо тот, кто умышленно наносит опасныйдля жизни удар ножом, проникающий в брюшнуюполость, или стреляет в грудь, не может не знать, чтоот этого люди обычно умирают. В уголовно-правовойтеории есть понятие неопределенного умысла. Такназывают мотивацию, в которой отсутствует четкоосознаваемая цель противоправного действия. Ответ-ственность в таких случаях зависит от фактически на-ступившего результата. Если от опасного для жизнинасилия наступила смерть, то виновный должен отве-чать за умышленное убийство.Этого нельзя сказать о преднамеренных, заранееспланированных посягательствах, составляющих аг-рессивную преступную деятельность. В таких случаях,если конечная цель - причинение смерти потерпевше-му - не достигнута, содеянное, независимо от тяжестипричиненного вреда здоровью, квалифицируется какпокушение на умышленное убийство.Посягательства на здоровье и телесную целостнозначительно чаще, чем убийства, совершаются потивам, типично возникающим в сфере быта, в часть,,,сти в семейных отношениях. Маргинализация некочрой части населения, обусловленная глубоким экощДрмическим и духовным кризисом общества, привела 1заметному повышению уровня агрессивности в быт>

вых отношениях. Участились случаи истязаний, ув>

чий, доведения до самоубийства и умышленные

убийств в так называемых неблагополучных семьях. ])

психологическом плане внутрисемейная агрессия опре

деляется главным образом механизмом вымещения а>

более слабых и беззащитных членах семьи обид и разо-

чарований. Нельзя сбрасывать со счетов антигуманную

направленность большинства теле- и радиопередач>

пропагандирующих вседозволенность, жестокость>

разврат. Жертвами станмо””” ~~~

ах, как

< Цинизм иужчиной, суперменом Мотивация сексуальных нарадений охватывает актуальную потребность, предмет(объект), способный ее удовлетворить, и выбор способадоведения. Выбор в значительной мере зависит отнаправленности (системы) установок в этой областичеловеческих отношений и, конечно, от обстоятельств.Что касается личностных установок насильника, то вданном случае речь идет о таких качествхамское отношение к женщине, бесстыдство, празвращенность.7.3.0 психологии изнасилованийЭто преступление оти"- --.1 у пление относится к числу древнейших.,.-ммть, жестокость> сурово наказуемых.

уоират. Жертвами становятся дети, особенно прие Половое влечение – не
единственный мотив рас-

ные, а также враждующие супруги, когда лишь случа сматриваемого
преступления и не всегда главный. В

решает, кто из них станет жертвой, кто преступников мотивацию вплетаются
и иные побуждения, Характер-

Возможность приватизировать и продать городскуЩ “ь яля агрессии, –
вражда, презрение, месть, самоут-

квартиру провоцирует убийства одиноких и пожильЦ верждение, престижные
соображения и пр. Несовер-

людей подписавших договор о пожизненном их соде> шеннолетние насильники
действуют чаще всего груп-

жании в обмен на завещание о квартире. нРые члены которых принимают
участие в

Негативистская мотивация типична для злостное нападении главным образом
из любопытства и для

хулиганства. Хулиганские побуждения, прочно укре, Демонстрации своей
взрослости” и “мужских” качеств.

– ” – , Поведение потерпевших в возникновении кримино-

пившиеся в законодательстве и судебной практик> ситуации по делам об
изнасиловании приобре-

психологически означают стремление индивида к сам исключительное
значение. Дело в том, что агрс.

выражению, разрядке, вымещению досады на людЩ сивность мужчин и показное
сопротивление женщины

или вещах. При этом учиняются и посягательства всегда входили в
репертуар любовной игры, а недоста-

жизнь и здоровье. В печати сообщалось о довольно ре> точно активное
сопротивление обычно рассматривается

ком случае серийных тяжких телесных повреждение как притворство. Как
поощряющее поведение считает-

совершенных с негативистской мотивацией. Был заде ся также совместное
употребление спиртных напитков

жан 20-летний маньяк, который в течение трех лет сп# наедине,
откровенное кокетство и иное легкомысленное

циальной заточкой и ножом опасно ранил не меня1 поведение женщины,
создают “”””–

четырнадцати подростков в возрасте II-13 лет. Дв<1 Ности "- - -из них впоследствии от гтпттч-т"""- -"гх-- - и ппие легкомысленное-опие женщины, создающее впечатление о доступ--_ "купите II-13 лет. Дв ности. Анонимные опросы студенток в одном из вузовиз них впоследствии от полученных ран скончались показали, что 2/3 лиц, подвергшихся изнасилованию,Из нормальной семьи, производил впечатление вполЯ> –

нормального человека. Следователю поведал, ЧТО <> /, Белых В. Студент
самоутверждался, закалывая подростков

” ” “йд // известия. -1995. – 6 октября.

таким образом самоутверждался и чувствовал сею>

184

признали, что они сами неосторожно спровог

случившееся и их запоздалые протесты не восщ

лись всерьез

Отмеченные особенности рассматриваемого

ступления существенно снижают эффективность

ловно-правовой нормы об изнасиловании. Об этоай

частности, свидетельствуют статистические сведеивя

потерпевших: треть из них не были знакомы с нас1вв1

никами, 12% были соседями, 3%

членами од

никами, 1.й/о оыли соседями, 070 – членами одм

семьи, 15% познакомились в день совершения престу

ления. Таким образом, 65% потерпевших имели во

можность заявить о случившемся и назвать своих оби

чиков, а те, конечно, знали об этом, но угроза сурово>

ответственности их не остановила.

1

Особую опасность представляют похождения сексд5

альных маньяков-убийц. Большинство из них страдад

патологическими отклонениями в психике, не исклц1

чающими вменяемость.

1

7.4. Хулиганство и вандализм

Между этими двумя формами уголовной агр

много общего. Злостное хулиганство иногда сопря

с бессмысленным уничтожением чужого имущества,”

мотивы многих случаев вандализма вполне могут бы

названы хулиганскими.

Существуют различные версии происхожде:

одного из самых распространенных в мире обозначе)

грубого нарушения общественного порядка. Часто

связывают с фамилией одной ирландской семьи, 1

живавшей в Лондоне в конце XVIII в. и отличавше;

особым буйством. В России этот термин вошел в уп<ребление в конце XIX в. Но корни явления, обознаФного им, - в глубине веков, в агрессивной природчеловека. Об этом, как всегда ярко, пишет писатеЛевицкая А. Г., Орлик К. Н., Потапова Е. П. Насилиесвидании; преступление или момент сексуальной игры // СоЦЯЙ"логические исследования, - 1986. -№ 6.-С. 92-97.я стафьев: "Ницше и Достоевский почти достали доидой утробы человечишки, до того места, где преет,ееТ, набирается вони и отращивает клыки спрятав-шийся под покровом человеческой кожи и модныхцеЖ> самый жуткий, сам себя пожирающий зверь. А

д Руси Великий зверь в человеческом облике бывает

просто зверем, а звериной, и рождается он чаще все-

го покорностью нашей, безответственностью, желанием

избранных, точнее, самих себя зачисливших в избран-

де, жить лучше, выделиться среди них, выщелкнуть-

ся, но чаще всего – жить, будто вниз плыть”.

Указаны три психологических источника агрессив-

ного хулиганства: 1) природное деструктивное начало

“зверина”), 2) жажда власти и авторитета (“выщелк-

нуться”) и 3) безвольное саморазрушение личности

(“жить, будто вниз плыть”).

Уголовный закон определяет хулиганство как гру-

бое нарушение общественного порядка, выражающее

явное неуважение к обществу. Часть 2 ст. 206 дей-

ствующего Уголовного кодекса Украины (1960 г.)

содержит признаки злостного хулиганства, ч. 3 этой же

статьи – особо злостного. Несмотря на то, что объек-

том хулиганства считается общественный порядок,

страдают от него реально и прежде всего личность,

здоровье людей, их честь, достоинство. В своем кон-

кретном выражении злостное хулиганство (а преобла-

дает именно злостное и особо злостное) – отчетливо

выраженная агрессия против личности и имущества.

При этом нарушается и общественный порядок (но не

всегда), как, впрочем, и в процессе публичного совер-

шения всякого агрессивного преступления. Отличают

(точнее, пытаются отличить) хулиганство от других,

внешне аналогичных, преступлений с помощью хули-

ганских побуждений. Что это такое, никто толком не

знает, хотя успешно защищаются многие диссертации

о хулиганских мотивах. Считается общепризнанным,

что мотив хулиганских действий заключается в жела-

нии продемонстрировать неуважение к обществу. Неко-

Астафьев В. Печальный детектив // Октябрь. – 1986.

1.- С. 27.

187

торые авторы дополняют это определение перечисле

ем эмоций, составляющих “гамму мотивов” (И. Н. Д<шин); злоба, демонстрация пьяной удали, силы и т. )ддА какое уличное преступление свидетельствует об "увДйжении к обществу"? Грабеж? Криминальные разборкус применением оружия и взрывчатых веществ? Увалсение или неуважение - не мотив, а нравственная оценика человеческих отношений. В основании мотива, как1известно, лежит потребность, актуальная в данный>

момент. Потребности “не уважать” не бывает. Есть

потребности в уважении, престиже, власти, удовлетво-”

ряя которые, некоторые люди не считаются с интереса-

ми других, и это может называться хулиганством. Сле-1

дует согласиться с утверждением, что “… в природе не

существует никаких хулиганских побуждений ил

мотивов”. Мотивы хулиганства те же, что и любого

иного агрессивного посягательства на личность, иму

щество, общественный порядок и безопасность – враж-

да, ненависть, жажда самоутверждения посредством

насилия, поскольку насилие – это демонстрация влас-

ти. Ф. Ницше видел в агрессивном поведении симптом

саморазрушения неудачника; его воля к разрушению,,

по мнению философа, есть “… воля еще более глубоко

заложенного инстинкта, инстинкта саморазрушения,

устремления в ничто”. С позиций психоанализа “ин-,

стинкт к разрушению и саморазрушению” – это про-,

явление неосознанного влечения к смерти (танатос).

Жажда власти у хулиганских субъектов сводится Щ

куражу, бесчинству, наслаждению безнаказанностью

Специфичным для агрессивного поведения, квалифи-,

цируемого как хулиганство, является явное несоответ-,

ствие повода и реакции на него, а это дает основание

считать поведение хулигана немотивированным, что,

как известно, не совсем точно: немотивированных пре-

ступлений не бывает. Бывают трудности в определения>

личностного смысла и эмоциональных импульсов про”>

Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эмиров В. Е. Психология-

преступника и расследование преступлений. – С. 168.

Ницше Ф. Воля к власти. – С. 64.

“.воправных поступков. Без преодоления этих трудно-

уец справедливая оценка содеянного невозможна.

различаются хулиганство уличное, совершаемое в

общественных местах, когда потерпевшими выступают

чаще всего незнакомые люди, и бытовое (квартирное

дди семейное), от которого страдают члены семьи,

соседи, гости дебоширов. После крутых мер, предпри-

нятых властями в 1966-1967 гг., резко возросло коли-

цестзо уголовных дел о хулиганстве, как, впрочем, и

всей агрессивной преступности в сфере досуга и быта.

Это тот случай, когда уголовная статистика уподобля-

ется зеркалу с его повернутым изображением: чем

выше количественные показатели, тем спокойнее на

улицах и в жилых домах. Объясняется это чрезвычайно

высокой латентностью хулиганства, в результате чего

статистика свидетельствует прежде всего об активности

борьбы с этим злом, а не о действительной распростра-

ненности. В 90-е гг. наблюдается устойчивая тенденция

снижения уровня хулиганств. Вряд ли в обстановке

экономического кризиса и культурного одичания

возросла культура быта. Скорее всего, милиции не-

когда заниматься такой “мелочевкой”: она борется с

мафией…

Почти все проявления хулиганства совершаются в

состоянии алкогольного опьянения или наркотическо-

го возбуждения. Среди уличных дебоширов преоблада-

ют молодые люди, действующие, как правило, группа-

ми. Личности домашнего хулигана в большей степени

присущи черты маргинала – хронический алкоголизм,

психические аномалии, социальная дезорганизация.

Каждый четвертый имеет судимость, преимущественно

за агрессивное правонарушение. Как и кражи, хули-

ганство отличается высокой степенью рецидивизма;

шесть из десяти рецидивистов вновь привлекаются к

УГОЛОВНОЙ ответственности за грубое, агрессивное нару-

шение общественного порядка

Подробнее об этом см.: Зелинский А. Ф. Рецидив преступле-

ний… – С. 181-137.

Как отмечалось выше, хулиганство, особенно

повое, часто сопровождается уничтожением и щу

дением имущества. Такие действия обычно назь

вандализмом, хотя в действующем украинском ут

ном законодательстве это понятие не получило

деления

Слово это произошло от названия древнегерм

го племени вандалов, разграбивших в 455 г. ]

уничтоживших многие памятники античной кул>

Следы вандализма в городах и поселках Ук

видны повсюду, хотя последнее нашествие герМад

имело место более полусотни лет назад: сиротливо

сят на улицах таксофоны без трубок, изрезаны сиде

в городском транспорте и в кинотеатрах, искорени.

и прожжены панели лифтов в многоэтажных дом

сломаны или очищены от коры декоративные дерев:

срезаны верхушки хвойных насаждений…

Вандализм является агрессивным деянием,

своим признакам напоминающим насильственна,

посягательства на личность и общественный порядо1Й

Такие же психологическое содержание и мотивы -1

злоба, вражда, стремление к разрушению, деструктй1

визм, отчуждение, фрустрация, негативизм. Его шир

кое распространение во всех странах, в том числе и экв

номически развитых и социально благополучных,

вызывает, обоснованную тревогу социологов и пол

тиков. Шведский криминолог и государственный дел>

тель В. Свенсон сообщает, что вандализм в его страде

“…представляет собой большую и жгучую проблему”

В США в 1992 г. за вандализм арестовано более 26 тыс

человек. В Японии в 1991 г. зарегистрировано околв

10 тыс. случаев вандализма, не считая поджогов, учи”

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. впервые >

истории уголовного законодательства стран СНГ содержит специ-

альную статью о вандализме (ст. 214). Однако определяет ее ве

сьма ограничительно: “… осквернение зданий или иям<сооружений, порча имущества на общественном транспорте я 1иных местах". В мировой практике сложилось значительно болевширокое понимание вандализма.Свенсон В. Вандализм - острая социальная проблема //Криминология и уголовная политика. - М., 1985. - С. 118.190аемы отдельно в Украине в 1994 г. - околотыс. вместе с поджогами и взрывами. Раскрывае-ость вандализма - самая низкая среди общеуголов-х преступлений, а латентность очень высокая.Активизацию деструктивного поведения современ-дикарей можно объяснить социально-психологиче-дкимя проблемами современного мира - негативнымидрдениями урбанизации, психическими перегрузками,имущественными контрастами и пр. Большинстводутов вандализма можно объяснить смещением агрес-сии вместо того, чтобы расправиться с источникомфрустрации, многие предпочитают "выпустить пар",уничтожая вещи и деревья. Поэтому вандализм -типично инструментальная агрессия. Но встречаются ивраждебные уничтожения объектов, которые вызы-вают вражду. Имеются в виду надругательства надпамятниками политическим деятелям, государствен-ной символикой и т. п.Различают шесть разновидностей вандализма:1) бытовой, 2) эпатажный, 3) "уголовный", 4) идеоло-гический, 5) террористический, 6) государственно-чи-новничий.Бытовой вандализм возникает на почве семейных ииных конфликтов в жилых домах, торговых предпри-ятиях и т. д. Агрессия смещается с личности конфлик-тующей стороны на его имущество, а иногда и на своесобственное.Эпатажный вандализм учиняют обычно люди, стре-мящиеся привлечь к себе внимание, продемонстриро-вать циничное попрание норм нравственности и прили-чия. Это поругание святынь, непристойные надписи напостаментах памятников, разрушение могил и надгро-бий и др."Уголовный" вандализм - название условное. Речьидет о повреждении и уничтожении имущества впроцессе иной преступной деятельности, чаще всегокорыстной, либо для сокрытия ее следов и уничтоже-Узда К. Преступность и криминология в современной Япо-нии. - М., 1989. - С. 89.БандуркаА. М., ЗелинскийА.Ф. Указанная работа.-С. 40-45.ния улик. При этом обнаруживается явное н<ствие украденного и уничтоженного. Это - по)ние магистральных трубопроводов ради пох)бензина, повлекшее экологическое бедствие адмиллионный ущерб, масштабы которого несоцмы с ценой похищенного; похищение сигнальнытроламп на взлетно-посадочной полосе аэродсоздавшее реальную опасность авиакатастрофы 0ков, 1994 г.). В г. Днепропетровске неизвестныйлец", скорее всего работник или бывший рабб)трамвайного депо, в течение одной ночи очв(покрытые серебром контакты электромоторов 32ваев, и целый район областного центра остался в угние часы без электротранспорта (1995 г.).Идеологический вандализм возникает на эттской, религиозной и политической почве. Это - пог)мы еврейских и иных национальных кладбищ (0де(яЧернигов, Харьков), дикие шабаши сатанистов в мор1на кладбищах и в других местах, повреждение памяников погибшим воинам Советской Армии, деятеляукраинской культуры и национальной государстве..ности. К этой категории следует отнести также вандИлизм, совершаемый по мотивам, так сказать, "классфвой вражды" к предпринимателям, фермерам и простДбогатым людям. Ночью в Ивановском районе Одесскобласти вспыхнул пожар на 30 га озимой пшеницАместного фермера. Поджог учинил нигде не работа>

ший 28-летний односельчанин (1995 г.).

Террористический вандализм совершается по тея

же мотивам, что и идеологический, но сочетается

террористическими актами и создает опасность для

многих людей. Речь идет о взрывах в офисах коммер-

ческих структур и иных общественных местах, поджо-

гах зданий и т. п.

Государственно-чиновничий вандализм представля-

ет собой особого рода злоупотребление властью со сто-

роны как отдельных должностных лиц, так и стоящих

у власти олигархий. О беспрецедентном массовом

разрушении церковных и иных культовых сооружений

в 20-30-х гг. до сего времени напоминают развалины

храмов в городах и селах Украины. А в наше время –

192

юнь дачи-дворцы в реликтовых рощах и на мес-

“доградниов под Одессой, умышленные сбросы

г дв производства в реки и. д.

одзгул безумия и упоение разрушительством проис-

“т при массовых беспорядках. Вандализм толпы

цт ярко выраженный негативистский характер и

рарляется на первые попавшиеся под руку предме-

. опрокидываются и поджигаются автомобили, раз-

даются здания.

Бессмысленность вандализма относительна. Всякая

повеческая активность мотивирована и, значит,

еет личностный смысл, не всегда, правда, осознавае-

ий действующим индивидом. Бессмысленным при-

драется поведение, мотивация которого с точки зрения

сподствующего нравственного и правового сознания

очевидно недостаточна; то, ради чего уничтожаются

материальные и культурные ценности, не может быть

оправдано. Как показывает изучение уголовных дел и

иных материалов о вандализме, в большинстве случаев

погромщики действовали без каких-либо определенных

целей. Неправда, что всякое человеческое поведение

целенаправлено. Автор психологической теории права

Л. И. Петражицкий по этому поводу писал: “… преоб-

ладающая часть действий… имеет бесцельный харак-

тер, совершается вовсе не для достижения какой-либо

цели, основывается не на целевой, а на иных видах мо-

тивации”. Трудно отделить цель от действий в игре,

развлечениях, общении. Без осознанной цели соверша-

ются многие импульсивные и привычные преступле-

ния. Уничтожение имущества, поражающее своей

иррациональностью, относится к той категории пре-

ступлений, которые могут быть бесцельными.

И в заключение коротко о наказуемости вандализ-

ма. Как уже упоминалось, действующее уголовное

законодательство Украины не знает такого состава пре-

ступления. Умышленное уничтожение или поврежде-

ние имущества влечет уголовную ответственность по

статьям 89 и 145 Уголовного кодекса Украины. Кроме

Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с

теорией нравственности. – Спб., 1909. -Т. 1.-С. 17.

того, значительная часть указанных правонар:

квалифицируется как хулиганство (ст. 206), ж

обращение с животными (ст. 207), уничтожен

повреждение памятников истории и культуры (ст.

надругательство над могилой (ст. 212), массовые б

рядки (ст. 71), умышленное повреждение путей 1

щения и транспортных средств (ст. 78). Здесь не я

рассматривать практику применения указанных

ловно-правовых норм. Но нельзя не отметить ИСКА]

тельный либерализм законодателя. Так, напри

кража лошади наказывается во много раз строже,

уничтожение той же лошади вместе с повозкой, х-,.”,

казалось бы, должно быть наоборот: похищена

имущество можно отыскать и возвратить владельцу,

уничтоженного не восстановить. Кроме того, не учичц

вается и естественная эмоциональная привязанноец

собственника к своим вещам, особенно к животным,

ему небезразлична их судьба после их утраты. По деЛу

ствующему законодательству злостное хулиганстад

наказывается намного строже, чем надругательство н<1могилой, хотя более мерзкого и оскорбляющего общеощвенную нравственность преступления, чем разорена>

могил, трудна себе представить.

1)еа исЛых нехоля очень ско/ю знаю/и /и/г

ом, как если Зи ц них 3мм моЗЬе знамя,

и немемша аЯомцкяНсА ЛА змюЛиении

и несийелыЛМа.

. Шопемицз

8.1. Понятие групповой преступности

Статистическая отчетность показывает, что среди

всех ежегодно регистрируемых в Украине преступле-

ний 25-30% – групповые, то есть совершенные груп-

пами. Статистика довольно мрачная, но, к счастью,

сильно завышенная по той причине, что в качестве

групповых учитываются все уголовные дела, где со-

участниками названы два и более осужденных. Но со-

участие – не всегда группа и не всякое преступление,

совершенное в соучастии, является групповым.

Обратимся к действующему уголовному законода-

тельству. Уголовный кодекс в ст. 19 дает общее опреде-

ление соучастия и указывает признаки соучастников –

исполнителя, организатора преступления, подстрекате-

ля, пособника. В теории уголовного права такое сочета-

ние участников преступления называется соучастием в

тесном смысле слова, или собственно соучастием.

Назначение этого института – определить основания

уголовной ответственности лиц, которые сами не совер-

Л

шали действий, предусмотренных соответству>

статьей Особенной части Уголовного кодекса, но

частны к ним. Кроме того, в некоторых статьях 0с<ной части, содержащих признаки различногопреступлений, в качестве квалифицирующих о(д,ятельств упоминаются: совершение преступленийпредварительному сговору группой лиц и соверщевпреступления организованной группой. В качессамостоятельного состава преступления предусмотобандитизм - организация вооруженных банд, учасв банде и в совершаемых бандой нападениях. И, нак.нец, среди обстоятельств, отягчающих ответственностьв рт. 41 Уголовного кодекса упоминается совершенопреступления организованной группой.На мой взгляд, не все перечисленные формы соучас-тия являются преступными группами; на самом дедеуровень групповой преступности намного ниже, чем астатистические показатели.Статья 19 Уголовного кодекса, определяющая поня-тия и основания уголовной ответственности "теневыхсоучастников" - организатора преступления, подстре-кателя и пособника, не упоминает о групповом совер-шении противоправного деяния. Исполнителем егоможет быть один человек, и тогда участие в нем другихлиц, выступающих в качестве организатора, подстрека-теля или пособника, не дает основания для квалифика-ции содеянного в составе группы. Пленум ВерховногоСуда Украины в постановлении от 27 марта 1992 г. "Осудебной практике по делам об изнасиловании и иныхполовых преступлениях" подтвердил давно уже сло-жившуюся практику признания изнасилования груп-повым лишь в случаях, когда физическое или психиче-ское насилие по отношению к потерпевшей применялинесколько человек. При этом не обязательно, чтобы всеони совершили с ней половой акт. Аналогичные указа-ния высшего судебного органа страны имеются и отно-сительно групповых хищений, совершенных по предва-рительному сговору двумя или несколькими лицамиКоржанський М. И. Квал1ф1кащя злочишв. - К., 1998. -". 183.Существование в действующем уголовном законода-льстве понятий "группа" и "организованная группа"" рт основание считать, что в первом случае речь идетнеорганизованной преступной группе. Но тогда этое не группа, а нечто другое. Что именно, остаетсяЗеленым. Скорее всего, речь может идти о соисполни-"ельстве двух или более лиц с предварительным сгово-ром или без оного, когда каждый из соучастниковсовместно и согласованно с другими совершает дей-ствия, которые содержат состав данного преступления.д не более.Ведь всякая преступная группа, как справедливосчитает А. П. Самонов, "... это неформальное объедине-ние людей, организовавшихся в целях удовлетворениясвоекорыстных личных интересов и потребностей наоснове преступной деятельности". Можно спорить омотивах, они могут быть и не личными, и не своеко-рыстными: примеров активной деятельности терро-ристических организаций, действующих во имя рели-гиозных и политических лозунгов, более чем достаточ-но. Но признаки организованности всякой группы, втом числе преступной, а также устойчивости такогообъединения (в цитате говорится о преступной деятель-ности, а не единичном нарушении закона), вполнесогласуются с пониманием малой неформальной со-циальной группы, принятом в социальной психологии.Малая неформальная социальная группа, в отличие оттолпы или иного временного спонтанного сотрудни-чества людей, представляет собой относительно устой-чивое объединение (сообщество), возникшее на основеобщности поведенческих программ. Это определяет"кооперативное поведение участников группы и ихсолидарность в ориентации на общий успех".Группа немыслима без иерархической структуры,конформизма ее членов и устойчивого распределенияролей среди них. Структурность, солидарность участ-ников и устойчивость - это и есть признаки организо-Са-чонов А. П. Психология преступных групп. - Пермь,1991.-С. 17.Донцов А. И. Психология коллектива. -М., 1984. - С. 27.ваниости всякой преступной группы. Поэтому осЦщенное авторитетом закона и многолетней правоохрнительной практикой словосочетание "организованагруппа", мягко говоря, не совсем удачно, оно напомнает "масло масляное": всякая группа организовавесли она не организована, то это не группа, а временитсовместное выполнение определенных ролей, налрд:мер, пассажиры одного самолета, очередь покупателеи т. п. Соучастие в преступлении, возникшее бедпсихологического и организационного сплочения вц.новных лиц, не следовало бы, во избежание терминоло.гической путаницы, называть преступными группашина мой взгляд, лучше было бы использовать термино-логию соучастия: соисполнительство, подстрекателе.ство, пособничество с предварительным сговором идвбез предварительного сговора.И еще. Об организованности и структурном строе.нии может идти речь лишь в отношении относительвомногочисленного объединения людей. Двое не модорганизоваться, они могут лишь объединиться. Бщвв 1903 г. составители Уголовного уложения России>

Объяснительной записке со ссылкой на разъяснешИ

Сената указывали, что преступное сообщество (шайк

возможно при участии в нем не менее трех челове

так как “… это число необходимо для самого быт

шайки”

И действительно, двое, пара – не группа, группа –

всегда больше двух. Эта истина, вытекающая из значв>

ния общеизвестных слов, всегда казалась очевидно,

уважалась уголовным законодательством и судебной

практикой. Но, начиная с указов Президиума Верхов-

ного Совета СССР от 4 июня 1947 г. “Об условной от-

ветственности за хищение государственного и общест-

венного имущества” и “Об усилении охраны лично1

1

См.: Робер М.А., Тильман Ф. Психология индивида и гру>

пы. – М” 1986. – С. 71.

Молянтпович П. Н., Муравьев Н. К. Законы о политическ>>

и общественных преступлениях. Практический комментарий. “”

Спб., 1910. – С. 88.

198

собственности граждан”, воровскую шайку стали назы-

рать организованной группой (в тексте указов после

слов “организованной группой” в скобках указан сино-

цим “шайкой”), и для расширения круга лиц, подлежа-

щей максимально суровой ответственности, суды и тео-

ретики уголовного права совершенно произвольно,

игнорируя смысл и содержание исторически установив-

шихся понятий “шайка”, “преступное сообщество”,

“малая неформальная группа”, стали считать организо-

ванными преступными группами соучастие двух чело-

век в совершении хотя бы одного преступления. Это

было в духе того времени.

Более полувека прошло с той поры, многое измени-

лось в мире, канул в прошлое авторитарный режим,

“особые совещания”, “тройки” и ГУЛаг. Украина стала

независимой державой, и в ее Верховном Совете обсуж-

дается новый Уголовный кодекс. Но многое из “свет-

лого” прошлого сохранилось. Сохранилось и произ-

вольно широкое толкование преступной группы. Более

того, в проектах уголовных кодексов его предлагается

узаконить.

В результате с каждым годом увеличивается в ста-

тистических отчетах МВД число обезвреженных “орга-

низованных преступных групп”. Надо же как-то оправ-

дать и обосновать финансирование элитных специаль-

ных подразделений, созданных для борьбы с мафией, в

МВД и СБУ, а также Национального бюро расследова-

ний. Что же собой представляют разоблаченные ими

“организованные преступные группы”?

Бывший исполняющий обязанности Генерального

прокурора Украины О. М. Литвак по этому поводу пи-

шет: “Отсутствие аутентичного толкования понятия

преступной организованной группы и <..отождествле-ние организованной группы с двумя соучастниками...привели к тому, что созданные для борьбы с организо-ванной преступностью специальные подразделения ор-ганов внутренних дел и Службы безопасности Украи-ны, не имея соответствующих материалов о "мафиях",чтобы оправдать свое существование, сталиуголовные дела и вести расследование престуд.не имеющих отношения к организованной прности" . Об этом же говорил в своем выступлеврасширенном заседании Координационного ко>

по борьбе с коррупцией и организованной преет

тью Президент Украины Л. Д. Кучма.

Жаль не только народных денег, а в первую 0461

тысяч людей, необоснованно осужденных за значит>

но более тяжкие преступления, чем те, которые они

вершили в действительности.

Традиция получила “теоретическое” обоснована

многочисленных комментариях и даже в проектах УрН

ловного кодекса: организованной группой признают

двух объединившихся человек. В результате резко увИц

дичилось количество обезвреженных “мафиозны

группировок” в отчетах МВС и СБУ, особенно после т<го, как были созданы специальные подразделения длборьбы с коррупцией и организованной преступностиА сколько людей осуждено с назначением максимал:ных сроков лишения свободы за участие в организованоной преступной группе, которой фактически не былобыть не могло! Уголовный кодекс России, принятый Ц1996 г., сохраняет представление об "организованнопреступной группе", состоящей из двух участниковПоистине "верую, потому что абсурдно"...Это противоречит не только семантике соответ-ствующих слов, не только истории отечественного за-конодательства, но и современным психологическимисследованиям. Экспериментально установлено, чтогрупповая психология сообщества людей появляется вобщении как минимум трех человек (триады): "... мывидим отличительную черту триады прежде всего втом, что она образует минимальную структуру, в кото-рой появляется возможность для формирования груп-Литвак О. Злочиншсть, и причини та профилактика. - К.,1997. - С. 107.Голос Украины. - 1995. - 1 февраля.до, а затем коллективного самосознания путем дос-ддия общих значений".группа оказывает на своих членов конформистскоедение, испытывает их на лояльность и устойчи-стъ, подавляет и устраняет.экспериментальные психологические исследованияутверждают новое социальное качество объединениядх и более лиц. Наконец, сошлюсь на зарубежное за-дцодательство: ст. 416 Ыа итальянского Уголовногокодекса, введенная законом 1982 г., предусматриваетминимальное количество членов криминальной груп-пировки: три человека.Группа оказывает на своих членов конформистскоедавление, испытывает их на лояльность и устойчи-вость, подавляет и устраняет оппозицию. В отношени-ях между двумя соучастниками это невозможно. Средидвух бывает лидер, но влияние одного лидера и вли-яние большинства, поддерживающего лидера, - фак-торы несопоставимые.Итак, групповое преступное поведение представля-ет собой совместную преступную деятельностьучастников преступных групп, то есть организован-ных объединений трех и более лиц. Организованностьпредполагает общность целей и длительное взаимодей-ствие соучастников, которое обеспечивается устойчи-востью группы, ее иерархической и функциональнойструктурами.Общность целей совместной преступной деятельнос-ти и взаимодействие ее субъектов достигаются согласо-ванностью действий, то есть сговором. Общность целейи сговор не означают единства мотивов: соучастникичасто руководствуются различными побуждениями.Один из бандитов, например, стремится к обогащению,другой - к власти, третий грабит из мести и т. д.Яноушек Я. Коммуникация трех участников совместнойдеятельности // Проблемы общения в психологии. - М., 1981. -С. 178.Лунеее В. В. Преступность XX века. Мировой криминологи-ческий анализ. - М., 1997. - С. 296-297.201Психология групповой преступной деятель>

личается и тем, что поведение соучастников 8

тельной степени конформно. Экспериментальная

хология давно установила, что групповые репи

особенно в ситуации риска, значительно чаще бы

ошибочными, чем индивидуальные. Это общая за>

мерность, независимая от характера групповой

тельности и вида групп – от политбюро до воров<шайки. Потому что людям легче присоединиться"мнению", чем принимать решение самостоятельдПисатель-сатирик М. Жванецкий в одной из своих ксе не юмористических заметок в "Известиях" пвщц"Один - размышляет, двое - размышляют меньщТрое совсем не размышляют". Очень точное и психода>

гически обоснованное замечание. И опять все начину

ется, когда соберутся трое. Не случайно пьяницы обь

но “соображают на троих”, а блюстители порядка в тр

вожное время запрещают обывателям собираться щ

улице больше трех.

Единомыслие в преступных группировках достиг

ется не только конформизмом рядовых участнике>

группы, но и благодаря жесткой дисциплине, которая

опирается на “блатные” традиции и насилие. К такому

внутригрупповому режиму взаимоотношений понужда-

ет конспиративный статус банды и диктаторские тен-

денции всякого руководства, особенно неформального

И снова сошлюсь на М. Жванецкого: “В свободный

человеческих стаях сами образуются диктатуры: 4

тюрьмах образуются диктатуры, в обществе образуется

диктатура. Как спасение от крови и как путь к крови.

Естественным путем, совсем по Дарвину. Видимо, это

самое простое для толпы”.

Как отмечалось выше, уголовно-правовая теория

и законодательство рассматривают совершение пре-

ступления в составе групп как обстоятельство, сущест-

венно – в некоторых случаях в несколько раз – уси-

ливающее ответственность. Аргументы предельно про-

Козелецкий Ю. Психологическая теория

1979. – С. 343-366.

я, как кажется, совершенно бесспорные; объеди-

дце преступников в группы объективно опасно для

цества. Вероятно, так оно и есть, в частности в эко-

дической преступности. Но вывод о том, что каждый

дея преступной группы заслуживает более строгого

дазания, из этой посылки не вытекает. Иной вывод,

доложенный в основу действующих норм Особенной

пасти и требующий предельно жестких санкций за со-

вершение преступления в составе групп (или “органи-

зованных групп”), основывается, в сущности, на объек-

тивном вменении, противоречащем одному из основ-

ных принципов демократического уголовного права –

ответственности за вину. Непонятно, почему участие в

похищении чужого автомобиля тремя соучастниками

может повлечь лишение свободы до десяти лет, а если

автомобиль украдет кто-то в одиночку, то – лишение

свободы до трех лет или исправительные работы? Ведь

одному это сделать труднее, и если вор-одиночка ус-

пешно с “делом” сппявсттт” “”-

решений. – М.,

202

— –члиочка ус-

ши и делом” справился, значит, он более опасен,

чем рядовой участник группового преступления с тем

же результатом.

Нельзя забывать о конформности и зависимости ин-

дивида – члена преступной группы. Эта зависимость

может быть настолько сильной, что свободное воле-

изъявление личности существенно ограничивается.

Нелогично и несправедливо повышенную социальную

опасность преступной группы автоматически перено-

сить на личность отдельного участника. Вина и от-

ветственность каждого из них индивидуальная, и опре-

деляться она должна с учетом роли в преступной дея-

тельности преступной шайки и места в иерархической

структуре.

Между тем в многочисленных публикациях на тему

борьбы с организованной преступностью преобладают

рекомендации усиления уголовной ответственности

всех участников преступных групп, за исключением

тех, которые “деятельно раскаялись”, то есть оказали

помощь дознанию, следствию и суду в обезвреживании

преступной группировки. Видимо, для усиления сти-

мулов для предательства один автор кандидатской дис-

сертации

“Редлагает

указать

то есть

в

те,

законе, что

кто не

,,< ссучастники группы, --, и не выдал (соучастников, должны быть наказаны в полной 1без учета каких-либо смягчающих ответственностьстоятельств. Такие крайности противоречат основ>

принципам уголовной ответственнот” ” –

оеализоняч1-

1, В основании пирамиды

но возни1

а также

с, ипинаНИИ ПИрВМИДЫ – МНОГОЧИСЛеННЫС СТИ-

“йдо возникшие шайки воров, мошенников, грабите-

” а также банды, состоящие из нес<""-- - -_..----Реализованы.ответственности и нМогун8.2. Виды преступных группС учетом степени организованности малые социал1ные группы в социально-психологической литературрасполагаются на трех уровнях. 1На низшем уровне - диффузные группы, возникавщие из непосредственного общения на основе друяй1ских, родственных, земляческих, национальных отншений. Объединения образуются в результате соглапния, явного или молчаливого, выдвижения лидера ид1группы лидеров, а также определения функционеровСреднее звено - ассоциация: относительно крупнообъединение людей или групп для достижения обще1цели. Члены ассоциации сохраняют значительную еА-тономию, объединяя свои усилия лишь в какой-то уз-кой области сотрудничества. Существуют ассоциаци>

научные, спортивные, возникшие на основе совместит

го проведения досуга, и т.д.

Высший уровень сплоченности социальных групп

составляют коллективы и корпорации – устоим””””

сплоченные объединр””” –

..чцчи – устойчивые,

– -“ом ооъединения с отчетливо выраженными

вертикальной (иерархической) и горизонтальной

(функциональной) структурами, системой управления,

часто общим интересом.

Применительно к такой социально-психологиче-

ской классификации и в зависимости от сплоченности

и размеров преступных группировок различаются три

уровня их консолидации.

Донцов А. И. Психология коллектива. – С. 171-175.

204

-у IС.\уV

-…””>., иилщие из нескольких участни-

; лидеры (организаторы), обычно принимающие не-

дсредственное участие в совершении преступлений;

участники друг друга знают; “крыши” в виде покро

дцтелей в органах власти и правосудия, как правило,

це имеют.

2. На среднем уровне – преступные организации,

состоящие из нескольких первичных групп, лидера или

группы лидеров, и устойчивая специализация “подраз-

делений” – боевиков, исполнителей, разведки и контр-

разведки, держателей “общака” (общей кассы преступ-

ной организации), а также во многих случаях – со-

участников из числа коррумпированных чиновников.

3. Высший уровень организованной преступной дея-

тельности составляют преступные корпорации, распро-

страняющие свою деятельность на целые регионы или

отрасли экономики, зачастую с международными свя-

зями. Без участия в них высокопоставленных долж-

ностных лиц деятельность преступных корпораций

практически невозможна. Преступные объединения та-

кого уровня называют еще кланами,

Следует отметить, что предлагаемое деление, как и

всякая иная классификация социальных явлений, не

имеет четких разграничительных линий. Групповая

преступность в криминологическом плане – весьма

сложное и противоречивое понятие. Шайки рэкетиров

и грабителей нередко совершают нападения на “теневи-

ков” – преуспевающих лидеров и участников органи-

зованной экономической преступности, а потом служат

им же, устраняя конкурентов и “выколачивая” долги.

Происходит сращивание уголовных “авторитетов” с

“теневым” и откровенно преступным бизнесом. Правда

и то, что с некоторых пор наблюдается стремление оте-

чественного криминалитета к депутатским мандатам и

государственным должностям. Это движение, тесно

связанное со взяточничеством на всех уровнях власти,

с легкой руки Президента Украины Л. Д. Кучмы назва-

но “пятой властью” (после законодательной, исполни-

205

тельной, судебной и “четвертой власти” – Редс

массовой информации). Некоторые аналитики, в чад

ности из Межведомственного научно-исследовательс

го центра Координационного комитета по борьбе с ко.

рупцией и организованной преступностью, рассматр.

вают “пятую власть” как единую центра.лизованклп

систему со своей стратегией и тактикой, конечная цедь

которых – создание “… своеобразного антиобщества

своим хозяйством, законами, весьма скорым судом в

пр., члены которого не только выживают, но и доста.

гают жизненного уровня, недоступного законопослущ.

ным гражданам”.

Стало своеобразной модой твердить о всесилва

мафии в Украине и изображать организованную, а топ.

нее, групповую преступность как реальную, “сплочвй.

ную криминальную среду” с четкой внутренней центр>

лизованной структурой, единым управлением, внепп.

ми связями и даже с “единым лидером” во главе. Зву-

чит прямо скажем, впечатляюще. Вот только нет судеб-

ных процессов, подобных тем, о которых сообщала

итальянская пресса, комментируя материалы судеб-

го рассмотрения более двухсот руководителей и чле4р

организованной преступной группы – мафии. Пц

том, насколько мне известно, в Италии не считают

мафию “пятой властью”, более могущественной, 411

государство. Л

А у нас с этой “пятой властью” получается ка1?с

инопланетянами, которые, как всем хорошо изве<повадились летать к нам на своих тарелках, но почто ни одного из них еще не поймали и даже нетографировали.Заявления о всесилии мафии усиливают в общ<настроения тревоги и безысходности. Но все же всредственная опасность для рядовых граждан УкрМйЮисходит от общеуголовной стихийной преступности ""групповой и совершаемой одиночками.На мой взгляд, не лишено оснований мнение извест-ного кинорежиссера и общественного деятеля РоссииСт, Говорухина, автора нашумевшего фильма о "вели-кой криминальной революции" в Советском Союзе и се-рии научно-публицистических статей на эту тему, отом, что не следует преувеличивать степень организо-ванности преступного мира, поскольку порядка у наснет нигде, а "... борьба с организованной преступнос-тью не есть первоочередная задача... Значительно ос-трее проблема уличной преступности".Никто, в том числе и автор этой книги, не отрицаетсуществования и опасности групповой преступности,особенно в ее высших организационных проявлениях.Речь идет о том, что, как говаривал легендарный Козь-ма Прутков, "всякая односторонность флюсу подобна".Концентрация внимания на усложненных формах орга-низованной преступности приводит к недооценке опас-ности многочисленных мелких воровских и бандитскихшаек и банд, обкрадывающих население, рэкетиров,терроризирующих рынки, киоски и заправочные стан-ции, профессиональных убийц и убийц-маньяков ивсей прочей криминальной шпаны, от которой житьянет простому люду. И милиции не дозовешься - онався "борется" с мафией! А ведь ст. 3 Конституции Ук-раины объявляет защиту жизни, здоровья, имущества,законных прав и интересов граждан первейшей задачейгосударства. Может быть, действительно, следовало бысоздать муниципальную милицию и подчинить ее орга-нам местного самоуправления. А Министерство внут-ренних дел пусть занимается уголовными делами,имеющими межобластное, общеукраинское и междуна-родное значение. Каждому свое. Но это уже за предела-ми криминально-психологического исследования.Соц1алыю-крим1нолог1чна характеристика "пято1 владЯ?Наук.-анал1тичний бюл. - К.,1998. - Вип. 2. - С. 83. .Там же. - С. 23. я)Говорухин Ст. Война с преступностью // Сов. культура. -1989. - 30 сентября.8.3. Некоторые особенности мотивациигрупповой преступной деятельностиМотивация преступлений, совершаемых чледаНпреступной группы, формируется под влияниемучастников. Степень влияния зависит от статуса чдйгруппы, его конформности и характера преступной де1ртельности. Чем она рискованней (например, бандЩекая), тем выше требования к единомыслию и сплочеЦности. "Блатные" традиции предписывают ритудклятвы и испытания новичков. Конечно, воровск"законы" и ритуалы вместе с "феней" постепенно ухо.дят в прошлое. На ведущие роли в преступном ми;1выдвигаются молодые люди без тюремного опыта. Нугроза суровой уголовной ответственности диктует псхологию круговой поруки и формирование групповыенорм поведения, нарушение которых влечет санкцийвплоть до самых жестоких - отторжения и расправы.Круговая порука обусловливает психологический мехнизм "дробления" ответственности за преступлениисовершенные группой. Каждый оправдывается: "я->–

как все”.

Социально-психологическим фоном общеуголовной

преступной деятельности выступает неосознанное чу

ство отчуждения, которое определяет двойную мораЯ>

преступной группы. Окружающие люди разделяютсй

на две категории – “свои” и все остальные. То, ЧТО

недопустимо в отношениях между “своими” – обма1Й

двурушничество, несанкционированное насилие -”

поощряется в общении с “чужими”.

Следует, однако, признать, что “блатная” идеологий

“братвы” в последние годы заметно поблекла, а воро>

ские “законы” молодыми уголовниками часто игнор>

руются: они их просто не знают. Однако нормы группо-

вого поведения в той либо иной форме неизбежно утвер-

ждаются в любой шайке.

Социальное и психологическое отчуждение достига-

ет размеров фанатического отрицания основ общечело-

веческой морали в преступных изуверских сектах сата-

нистов и им подобных; в меньшей мере, но тоже с

тяжелыми последствиями, – в маргинальных объеди-

нениях наркоманов, алкоголиков, а также в некоторЫ

олодежных организациях агрессивно-эпатажной на-

правленности.

расхитители, взяточники и прочие представители

рганизованной “беловоротничковой” преступности в

долыпинстве своем не считают себя изгоями и чувства

социального отчуждения не испытываюТо Устойчивые

преступные корпорации в сфере экономической пре-

ступности функционируют, подчиняясь общим психо-

логическим закономерностям группового противоправ-

ного поведения. Правда, христианская мораль не от-

вергается, а приспосабливается к эгоистическим корпо-

ративным интересам. Дельцы “теневой” экономики,

объединившиеся в криминальные кланы, сохраняют

социально приемлемые связи и нормы поведения, при-

нятые в той социальной среде, к которой они принад-

лежат изначально по своим родственным, клановым,

профессиональным связям. Как заметил американский

криминолог Э. Сатерленд, все они пребывают в “куль-

турной однородности” с правопослушными коллегами;

“Законодатели восхищаются бизнесменами, склоняют

перед ними головы и не считают преступниками”.

Таким образом, нравственно-психологическая характе-

ристика организованной экономической преступности

противоречива. Она отражает двойственность жизне-

деятельности действующих лиц, которые сохраняют

свою принадлежность к двум культурам – социальной

и антисоциальной – и руководствуются нормами пове-

дения различных малых социальных групп – профес-

сиональной (легальной) и преступной (нелегальной).

Деятельность преступных групп среднего и высшего

уровней обычно тщательно планируется. Реже про-

граммируются преступления, совершаемые небольши-

ми шайками общеуголовной направленности. Мотивы

групповой преступной деятельности возникают в соот-

ветствии с актуальными групповыми и индивидуаль-

ными потребностями. В принципе они совпадают, кол-

лизии разрешаются решениями лидеров или болыпин-

Сатерленд Э. Являются ли преступления людей в белых во-

ротничках преступлениями? // Социология преступности: Сб.

статей. – М., 1996. – С. 65.

8 9-2 209

ства. Для групповых решений характерны суггеспщ

ные мотивы, то есть возбужденные внушением со (!ЗдI

роны “авторитетов”. ;

Но было бы ошибкой полагать, что каждая шайк

преступная организация или корпорация “теневикощ

всегда действует в полном согласии и, как теперь час<фговорят, все решает консенсусом. Гармонию интересовтрудно отыскать и среди очень близких и порядочнолюдей. Сообщество, замешанное на неправде, обмане янасилии, не может долго оставаться монолитным. А ео<ли такое случается, то возникает нечто похожее на ф>.

шизм. Но и тогда, как учит история, “единство рядов”

рано или поздно нарушается в борьбе за власть и за до

бычу. Современные уличные “разборки” между враж-

дующими преступными кланами и соперничающипц

“авторитетами” свидетельствуют о непрекращающихся

распрях между подразделениями “пятой власти” и про

тиворечат представлениям о ней как о единой сплочен-

ной криминальной среде.

8.4. Преступления толпы

Стихийное скопление множества людей в общест-

венных и иных местах никоим образом не дает осно-

ваний считать его неформальной социальной группой.

Но она, толпа, наэлектризованная эмоциями, нередко

используется антигосударственными и криминальны-

ми элементами для провокации массовых беспорядков

вандализма и насилия. Если социальную группу срав-

нивать с молекулой, состоящей из атомов, которые,

объединяясь, образуют новое качество, то возбужден-

ная толпа схожа со штормовой волной, состоящей из

капель воды. Волна ведет себя совсем не так, как от-

дельно взятая капля воды. Так и толпа временами со

вершает такое, на что не способен решиться индивид

вне толпы. Психология преступной толпы обладает осо-

бенностями, пока еще недостаточно изученными.

“Добрые” толпы людей встречаются редко. Значи-

тельно чаще толпа аккумулирует жестокость и злобу>

голпа всегда порождает страх и никогда – надежды.

с, Сигале более ста лет назад писал; “Психология тол-

дь1 полна неожиданностями… Эти неожиданности,

впрочем, почти всегда прискорбного свойства. Соедине-

ние хороших людей почти никогда не дает превосход-

ных результатов, иногда получается посредственный, в

иных случаях даже очень плохой. Толпа является сре-

дой, где микроб зла развивается чрезвычайно легко,

тогда как микроб добра почти всегда погибает… В толпе

хорошие свойства людей вместо того, чтобы суммиро-

ваться, вычитаются” Почему так происходит, трудно

ответить. Может быть, потому, что эгоизм присущ всем

людям, но тех, кто способен подчинить его нормам

нравственности, в толпе значительно меньше. Оттого

вследствие психического заражения (конформизма)

эгоизм торжествует. “Эгоизм, – писал А. Шопен-

гауэр, – может привести ко всякого рода преступлени-

ям и злодеяниям”.

Во всех бунтах и революциях главным действую-

щим лицом в начале исторической драмы всегда была

буйствующая толпа. Она разрушила Вастилию, она в

Санкт-Петербурге громила винные погреба и штурмо-

вала Зимний дворец. И совсем недавно, в перестроеч-

ные годы – дикие сцены насилия озверевших толп в

Сумгаите, Оше, Баку…

Поведение людей в толпе почти непредсказуемо.

Толпа превращает людей в стадо баранов, и одна безум-

ная овца способна увлечь за собой все стадо. От просто-

го подражания развивается массовый психоз, когда ин-

дивидуальные действия осознаются лишь на уровне те-

лодвижений, а способность осознать нравственную и

правовую оценку творимого временно утрачивается.

Люди, конечно, понимают, что они избивают кого-то,

переворачивают и поджигают чьи-то автомобили, но не

Сигале С. Преступная толпа. Опыт коллективной психоло-

гии. / Пер. с фр. – Новгород, 1893. – С. 54.

Шопенгауэр А. Две основные проблемы этики. – Минск,

1997.-С. 265.

пытаются осознать жестокость и бессмысленность этих

поступков.

Преступное возбуждение толпы рождается не толь-

ко социальными проблемами и межнациональными

(религиозными) распрями. Массовые беспорядки,

учиняемые футбольными болельщиками (“фанатами”),

вошли в привычную хронику спортивных соревно-

ваний.

Агрессивность толпы часто провоцируют выступле-

ния ораторов на стихийных или заранее подготовлен-

ных митингах. Их призывы приобретают привлека-

тельность вовсе не в силу их убедительности, а благо-

даря внутренней готовности толпы к агрессивному

поведению и ощущению безнаказанности. Чем больше

толпа, тем агрессивнее ее поведение, потому что стре-

мительно возрастает представление о всемогуществе;

“Внезапное всемогущество и возможность убивать –

слишком крепкое вино для человеческой натуры;

наступает головокружение, человек чувствует запах

крови, и его бред заканчивается жестокостями”.

Известны эксперименты с муравьями; из двух деру-

щихся муравьиных полчищ извлекали по три-четыре

драчуна и помещали в отдельный сосуд. Они станови-

лись друзьями.

Как показывает опыт борьбы с массовыми беспоряд-

ками, к толпе лиц, собравшихся с политическими или

социальными требованиями, очень скоро присоединя-

ются праздношатающиеся маргиналы, психически не-

здоровые люди, уголовники. Эта публика выступает

своеобразным детонатором взрыва и зачинщиками на-

сильственных преступлений.

Ситуация социальной нестабильности в стране

порождает несанкционированные проявления протеста

в виде пикетирования, митингов, демонстраций, шест-

вий, а также, что особенно опасно, блокирование транс-

портных магистралей. Опасность перерастания их в

массовые беспорядки, сопряженные с вандализмом Я

насилием, очень велика, особенно при неумелом РУ”

ководстве силами правопорядка. Примером могут

тГ -ивКи:ве

адира “” ” Ц-КП

Предотвращение преступлений, совершаемых тол-

пой, относится к компетенции спецподразделений сил

правопорядка. Но я все же закону эутеуо

соображением криминальпо-психологичкхТрак

ра: недопустимы капитуляция и открытое признание

правоты активных участников массовых беспоряд-

, как это в частности, демонстрировали депутаты

Верховного Совета, потребовавшие к ответу начальни-

ка Киевского главного управления внутренних дел

который довольно робко пытался воспрепятствовать

ьТг.) <и шахтерамиСигале С. Указанная работа. - С. 80.212Глава IXПСИХОЛОГИЯРЕЦИДИВА ПРЕСТУПЛЕНИЙНо прежде чем попытаться взглянуть на рецидивпреступлений с этих позиций, необходимо разобратьсяв некоторых специфических вопросах криминологиче-ской теории.Сам 1Кво(шшь злм - сам сицаемь;сам емшмь <мк греховною - сам очищаемсе1 йЧЯ зла...Лиино о1щим не еЛ 1йвоим смасшми.м.Тп/оийская мццмсЛьПроблема рецидива преступлений традиционно счи-тается одной из наиболее актуальных в криминологии,уступая первенство по количеству научных публика-ций лишь преступности несовершеннолетних, а в по-следние годы - организованной преступностИо Уровеньрецидивной преступности в той либо иной мере отража-ет эффективность уголовной юстиции, поскольку по-вторное, после привлечения к ответственности и отбы-тия наказания, совершение нового преступления озна-чает, что одна из целей наказания - цель специальнойпревенции - не достигнута. Неоднократно судимыелица - рецидивисты являются хранителями и пропа-гандистами "блатной" субкультуры - воровских "зако-нов", фольклора, жаргона, татуировок и пр. Уголовне-психологический аспект рецидива не менее актуален?люди значительную часть жизни проводят за колючейпроволокой, вновь и вновь конфликтуя с законом."Явная иррациональность и ригидность человеческойпсихики.9.1. Понятие и виды рецидиваОпределение понятия рецидива преступлений отно-сится к тем дефинициям, которые, вероятно, обреченыоставаться вечно спорными. Хотя, нужно признать,споры носят скорее терминологический, нежели кон-цептуальный характер. Ю. И. Бытко, исследовавшийисторию определений рецидива, пришел к неутеши-тельному заключению: "...продолжающаяся долгиегоды полемика о понятии и видах рецидива зашла втупик". В задачу автора этой книги не входит анализдискуссии, поэтому ограничусь кратким изложениемсвоей точки зрения на проблему.Слово "рецидив" в медицине означает возобновле-ние болезни после действительного или кажущегосяисцеления. Поскольку термин пришел в юриспруден-цию из медицины, то и применять его в законе и пра-воприменительной практике следует для определенияслучаев совершения новых преступлений после приме-нения мер уголовно-правового характера к лицам,совершившим преступления. Такими мерами, согласнодействующему уголовному законодательству, являютсянаказания и его суррогаты-заменители: администра-тивные взыскания, меры принудительного воздействияна несовершеннолетних делинквентов, меры общест-венного воздействия. Следовательно, рецидивом пре-ступлений следует считать не только новое осуждениевиновного за нарушение уголовного закона при нали-чии судимости за прежние преступления, но и случаи,Когда преступление совершено после законного приме-Бытко Ю. И. Понятие рецидива преступлений (историче-ский очерк). - Саратов, 1978. - С. 9-10; Учение о рецидивепреступлений в российском уголовном праве. - Саратов, 1998. -С. 8-76.нения мер, заменяющих наказания. Главная психодо.гическая особенность рецидива заключается в упор.стве, с каким преступления повторяются, несмотря вцполученные уже уроки - будь то наказание или инаямера воздействия.Продолжая аналогию с медицинским рецидивом,можно утверждать, что рецидив могут составить любыепреступления, а не только умышленные. Ведь важноустановить преемственность поступков, а не их юриди-ческую квалификацию. Порой умышленные деянияпсихологически больше различаются между собой, чемповедение, которое слагается из умышленного и неос-торожного правонарушения. Поясню это утверждениепримерами. Осужденный к лишению свободы за умыш-ленное должностное преступление, не связанное с наси-лием, вступился за своего товарища, над которым из-девались "блатные", и в драке убил одного из них. Дру-гой пример: дебошир и пьяница, имеющий судимостьза злостное хулиганство, поехал на красный свет свето-фора и сбил пешехода. В момент управления машинойбыл в состоянии алкогольного опьянения. В первомслучае оба преступления умышленные, но между нимимало общего, во втором - последнее преступление со-вершено по неосторожности, но в нем обнаруживаютсяте же личностные качества виновного лица, что и в зло-стном хулиганстве, совершенном умышленно.На мой взгляд, для криминально-психологическихисследований не так уж важно, сохранилась ли у лица,ранее отбывавшего наказание, судимость или она пога-шена (снята). Закон, действительно, освобождает от не-благоприятных правовых последствий снятой или пога-шенной судимости, но он не в состоянии "отменить"прошлое; что было - то было. Рецидив, отдаленный вовремени, представляет для криминальной психологияособый интерес.С другой стороны, не следует отождествлять реци-див с обычной повторностью или совокупностью пре-ступлений, как это делают некоторые авторы - стороя-СмлБы-ткоЮ.И. Рецидив, отдаленный во времени. -Сара-тов, 1978. - С. 15-24.дики особого понятия рецидива преступлений в уголов-но-правовом смысле. Ответственность за прежние "гре-хи" психологически отличает рецидивиста от тех, ктохотя и не единожды нарушал законы, но не был изо-бличен. Принято считать, что в последнем случае винабезнаказанного преступника уменьшается, и часть еекак бы берет на себя государство. А. Лохвицкий по это-му поводу писаря; "Нет ли в этом случае известной доливины самого общества, которое так худо вооружено,что не остановило его (преступника. - А. 3.) на первомпреступлении? Безнаказанность, как известно, сильнопоощряет и развращает"Не все бесспорно в этом высказывании с учетомсегодняшних реалий, когда техническая вооружен-ность общества часто уступает вооруженности крими-налитета, но бесспорно, что отбывание наказания на-кладывает на личность неизгладимую печать, и с этимнельзя не считаться.Итак, рецидив означает повторное совершение пре-ступления лицом, к которому применялись преду-смотренные уголовным законом меры наказания илииные заменяющие его меры воздействия.Если повторяются аналогичные или однородныепреступления, то имеет место специальный рецидив. Виных сочетаниях рецидив называют общим. По коли-честву судимостей рецидив бывает простой, состоящийиз двух судимостей, и сложный (многократный), когдасудимостей больше двух.Существует понятие структуры рецидива, отра-жающее криминальную биографию рецидивиста, начи-ная с первого осуждения и завершая последним на мо-мент исследования. Разумеется, речь идет о раскрытыхи зафиксированных в судебных приговорах преступле-ниях. Латентные правонарушения, как известно, вуголовную статистику не попадают.Статистический анализ достаточно представитель-ного материала свидетельствует о том, что характерпервых преступлений на 60-80% определяет юридиче-Лохвицкий А. Курс русского уголовного права. - Спб.,1871.-С. 67."а>

“”>

скую квалификацию последующих, а рассчита

эффициент положительной коррелятивной сваа>,

ду их уголовно-правовыми санкциями достигает)

Проще говоря, если кто-то был впервые осуясд,

тяжкое преступление и вновь предстанет перед

то почти наверняка это новое, рецидивное престо

ние будет относиться к категории сурово наказуевд

Эти и другие наблюдения свидетельствуют о том

личность рецидивиста является определяющим фмяъ

ром детерминации рецидива преступлений.

<-<>

9.2.0 личности рецидивиста

и психологии рецидива

Повторяемость антиобщественных проступков

биографии упорных правонарушителей дает основаищ

для суждений об устойчивых личностных пороках, 1зд

вряд ли удовлетворительным будет традиционное 0641

яснение рецидива исключительно злой волей или, чад

то же самое, антиобщественным правосознанием (по

речной ценностной ориентацией). Есть, конечно, и т>-

кие, но трудно согласиться с чрезмерно категорические

утверждением о том, что “…для большинства освобои

денных, которые упорно не желали встать на путь ио-

правления в период отбывания наказания, характера

убеждение в правоте своих антиобщественных взгл>

дов”. Даже среди многократно судимых лиц убежден-

ные противники нравственности и правопорядка встре-

чаются редко. Из опрошенных автором 372 осужден-

ных, повторно отбывающих наказание в виде лишения

свободы, более 80% отрицательно оценивали свое кри-

минальное прошлое. На вопрос о том, какие виды пре-

ступлений заслуживают наибольшего осуждения я

презрения, больше половины указали на изнасилова-

Подробнее об этом см.: Зелинский А. Ф. Рецидив преступле-

ний…-С. 131.

Шмаров И. В. Предупреждение преступлений среди осво-

жденных от наказания. – М-. 1 074 – г чо

__..-_”> .<... и. л.1рсдуиреи1дение преступлбожденных от наказания. - М., 1974. - С. 39.в их числе - одна треть тех, кто отбывал наказа-е за это преступление. Треть опрошенных считаетд себя совершенно недопустимыми грабежи и разбои,этим согласились 20% рецидивистов-грабителей. Нодгие делали оговорки: "нельзя отобрать последнее",рябить рабочего человека". Около 40% осужденныхя насильственные преступления на словах отвергаютдиетное хулиганство, умышленное убийство и другиеддсягательства на жизнь и здоровье. Каждый пятыйсчитает кражи аморальными поступками. Иногда сле-дуют уточнения: "кража у товарища", "карманная кра-ж", "кража у рабочего человека".Правосознание лиц, неоднократно судимых, нужда-ется в углубленном изучении. Не все ответы респонден-тов были искренними. Но все же они позволяют утвер-ждать, что большинство рецидивистов не пытается"подвести" этическую базу под свою криминальнуюбиографию, а многие признают собственное поведениебезнравственным и в принципе недопустимым. И то,что эти люди поступают вопреки собственным програм-мам, далеко не всегда опровергает подлинность намере-ний. Не зря же говорят, что добрыми намерениями вы-мощена дорога в ад. Ф. В. Бассин объясняет это проти-воречие несогласованностью сознания с внутренней го-товностью действовать иначе, с неосознаваемой уста-новкой личности. Уголовные дела повторно осужден-ных содержат множество примеров такого вздорного,далеко небезобидного поведения. Вот один из них.32-летний Е., с двумя судимостями - за кражу иумышленное убийство - после освобождения из коло-нии решил начать новую, правильную жизнь. Женил-ся, учился в вечерней школе, вел себя нормально. Нооднажды на свою беду случайно встретил Г., с которымвместе отбывал наказание в последний раз. Пригласилдомой, пили водку, не хватило - ограбили соседку.Деньги и вещи в тот же день приятели пропили, анаутро Е. явился в милицию с повинной. Осужден заБассин Ф. В. Проблема бессознательного (о неосознаваемыхформах высшей нервной деятельности). - М., 1968. - С. 286,294,350-354.219218групповой разбой к восьми годам лишения свободыпризнан особо опасным рецидивистом. Воистив"уголовные дела - повести о человеческом безумцы(В. Скотт). В работах многих криминологов наблюдается любопытное противоречие. В общей форме утвев.ждается безусловный приоритет антиобщественного со.знания в детерминации преступного поведения, а науровне конкретного признается его типично бессмыс.ленный характер.Завышенная оценка сознания и вообще рациональ.ного начала в мотивации рецидива преступлений напрактике приводит к ориентации на кару в борьбе с ре-цидивной преступностью. Вершиной такой советскойкарательной политики стало введение в уголовное иуголовно-исполнительное законодательство понятияособо опасного рецидивиста, сохранившегося в Украи-не до сего дня (в России от него отказались в 1996 г.).При определенном наборе судимостей рецидивист вприговоре суда объявляется особо опасным. Это офици-альное клеймение сводит до минимума надежду на ре-социализацию "особо опасного", а в случае новогоосуждения к лишению свободы даже за незначительноепреступление уголовный закон к нему беспощаден. Кпримеру, за обычную кражу без каких-либо отягчаю-щих обстоятельств ст. 140 Уголовного кодекса преду-сматривает лишение свободы на срок до трех лет илиисправительные работы до двух лет, но если такую жекражу совершит особо опасный рецидивист, то - ли-шение свободы на срок от семи до пятнадцати лет сконфискацией имущества. Даже если эта кража совер-шена впервые в жизни голодным и "особо опасным"...Если вместо исправительных работ суд на вполне за-конных основаниях может назначить 15 лет лишениясвободы без прав на условно-досрочное освобождение инадежды на амнистию, то это означает "беспредел" вСм.: Ратинов А. Р. Структура правосознания и некоторыеметоды его исследования // Методология и методы социальнойпсихологии. - М., 1997. - С. 201, 214; МихлинА. С., Пирож-ков В. Ф. Ценностные ориентации осужденных к лишению свобо-ды. - Рязань, 1976. - С. 26-29.ддконе: наказывается не преступление, а личность, точ-дее, ее прошлое, уже искупленное наказаниями.Думается, что обречена на неудачу попытка опреде-лить в личности человека, неоднократно нарушающегоуголовные законы, какое-то специфическое качество,оторое объяснило бы все случаи рецидива. Связую--дим основанием преступной деятельности такого родавыступает личность в целом, во всей своей уникальнос-ти и разносторонности. При этом отдельные психиче-ские характеристики разного уровня личности в тойили иной ситуации приобретают в мотивации домини-рующее положение. Но это не исключает влияния дру-гих личностных свойств. Поэтому рецидив преступле-ний нередко складывается из поступков, которые отра-жают разные подструктуры личности, соотносящиесямежду собой по иерархическому и координационномупринципам.В главе о личности совершивших преступления(гл. 1) рассматривалась структура личности, разрабо-танная психологом К. К. Платоновым, принятая в этойработе в качестве отправной. Напомню, что динами-ческую функциональную структуру личности, согласноК. К. Платонову, составляют четыре расположенные наразных "этажах" подструктуры: 1) направленностьличности (верхний уровень), 2) подструктура опыта,3) подструктура форм психического отражения (интел-лект, эмоции, воля), 4) биологически обусловленныекачества (темперамент, одаренность). Характер испособности как общие свойства личности являются"наложенными подструктурами", включающими в себяэлементы названных четырех подструктур.Будучи верхним структурным слоем личности,направленность оказывает решающее влияние на ееповедение.По авторским наблюдениям, примерно 60% обсле-дованных осужденных, отбывающих наказания в коло-ниях строгого режима, то есть повторно приговоренныхк лишению свободы, конфликтовали с уголовным зако-ном в соответствии со своей направленностью на пара-зитизм или агрессивность. В качестве примера со-шлюсь на личное дело М. К своим 23 годам он былсудим четырежды, и все - за кражи. Назначенныесудом сроки лишения свободы, кроме первого, кого)отбывал в воспитательно-трудовой колонии для ве<вершеннолетних, отбыл полностью. На свободе нацЦдился не более шести месяцев. На работу не устраивався, жил на средства родителей и на похищенноечужих квартирах. В колонии окончил среднюю шкодд;интеллектуально достаточно развит. В суждениях оба>

руживает завышенные притязания, резонерство.

Признавая направленность рецидивиста главной ехф

личностной характеристикой, следует помнить, что азд

подструктура, которую еще называют системой дисп

зиций личности (В. А. Ядов), состоит из установок (дис>

позиций) разного уровня. Есть установка на смысл я

цель жизни, именуемая также ценностной ориентаци-

ей. С ней взаимодействуют, а порой и противоречат еЛ

установки личности в различных сферах ее активности>

а также фиксированные ситуационные установки. И

нередко случается так, что антиобщественная направ

ленность личности в быту сочетается с добропорядоч-

ностью в деловых отношениях. И наоборот. Некой

глобальной антисоциальности, якобы присущей боль-

шинству рецидивистов, по-моему, не существует

Антисоциальные устремления упорного правонаруши-

теля, как правило, локальны. Описанные в литературе,

главным образом художественной, образы универсаль-

ных “ненормативных” преступников, внутренне гото-

вых на любое злодеяние, не колеблют позиции автора.

Такие примеры – патология либо редкое исключение.

Психологические свойства личности, образующие

подструктуру опыта, связывают в “послужном списке”

рецидивиста чаще однородные преступления, чем раз-

нородные. Умения, навыки и привычки в значительной

мере влияют на выбор способа деятельности. Особый

интерес для криминальной психологии представляют

социальные привычки, которые в соответствующих

Иное мнение см.: Ковалев А. Г. Псих

правления прав””>””–~

туациях освобождают индивида от многократного

дбравдения к своему сознанию и построения мысленной

модели поступка. Речь идет о стереотипных решениях,

вторые принимаются сознательно, но стереотипно,

“ак, как делалось и ранее, без критической оценки

изменившейся ситуации.

Некто Г., проведший в местах лишения свободы II

лет, в течение последних двух лет в колонии хорошо

себя вел и старательно трудился. При освобождении

получил немало денег и пробыл на свободе несколько

часов. На вокзале украл чужой чемодан и был задер-

жан. Возвратившись в ту же колонию, объяснил; “При-

вычка, гражданин начальник… когда этот проклятый

чемодан без присмотра попал мне на глаза – не смог

удержаться”.

Привычка действовать определенным образом воз-

никает в результате многократного повторения: “Вся-

кое повторное совершение известного действия или

поступка способствует образованию своего рода при-

вычки, создавая постепенно уже самостоятельное пред-

расположение к дальнейшему повторению аналогич-

ных действий” Собственно, привычная форма поведе-

ния – это ставший потребностью способ деятельности.

В общей массе рецидивной преступности преоблада-

ние привычки над иными психологическими источни-

ками преступного поведения встречается сравнительно

редко. Из 372 изученных лиц мы установили лишь 9,

совершивших последнее преступление по привычке, не

размышляя, как это было показано на примере Г. Но

ее значение не ограничивается подобными случаями.

Антиобщественное поведение тесно связано с такими

вредными привычками, как наркомания и алкоголизм.

С ростом числа судимостей процент пьяниц среди реци-

дивистов увеличивается.

Дефекты личностных свойств подструктуры форм

психического отражения – особенности поотекянич

мтеллектуятти”-” –

–. – исооенности протекания

интеллектуальных, волевых, эмоциональных процес-

-..мимевА. /.Психологические основы ис- сов, памяти, восприятия – также
тапио”” “” —”

правления правонарушителя. -0.37,50; Алексеев А. И. Ктасси- –

фикация (типы) преступников-реыидя”””–

МВД (“гго

МВД СССР.

,—,1и1ков-рецид

-М., 1873.- №27. -С.

РИДИВИСТОВ //

.-0.64-65.

222

ТРУДЫ ВНИИ

сов

)

также влияют

ЛазурскийА. Ф. Классификация лич

на выбор

ностей. – С. 87-88.

223

преступного способа удовлетворения актуальной цд.

требности. Рассмотренные в пятой главе реактивные

преступления (импульсивные, неосторожные и иные)

нередко встречаются в “послужном списке” неодно.

кратно судимых лиц. По материалам анкетирования

более 1/4 осужденных в колонии строгого режима и

более 1/5 – особого, по их собственному признанию

бездумно вели себя на свободе и, совершая новое

преступление, не задумывались о последствиях своих

действий

Наши наблюдения привели к таким же выводам.

Примерно каждая четвертая криминальная биография

свидетельствует о ее зависимости от эмоций, безволия

и низкого уровня интеллекта. У этой категории лиц

преобладает общий рецидив, то есть сочетание разно-

родных преступлений. Преобладает хулиганство и бро-

дяжничество.

Одной из предпосылок рецидива преступлений

выступает свойственное многим равнодушие к угрозе

наказанием, эмоциональная тупость не только по отно-

шению к другим людям, в частности к потерпевшим,

но и к собственной судьбе.

А. И. Марцев сообщает, что из 147 обследованных

рецидивистов 90 в момент совершения последних пре-

ступлений не боялись грядущего наказания или отно-

сились к нему безразлично.

Рассмотрение психологии рецидива преступлений

было бы неполным без учета личностной подструктуры,

биологически обусловленной, – темперамента, задат-

ков, органической патологии психики. В схеме, пред-

ложенной К. К. Платоновым, эти личностные качества

располагаются в основании иерархической пирамиды.

Это дало основание некоторым авторам считать биоло-

гическое в личности преступника лишь природной

основой психики, неспособной непосредственно влиять

См.: Высотина Л. А. Педагогические основы процесса ис-

правления и перевоспитания осужденных в ИГУ. – М., 1977. –

С. 52.

1

Марцев А. И. Уголовная ответственность и общее предупреж-

дение. – Омск, 1973. – С. 65-66.

на выбор способов поведения. С этим вряд ли можно

согласиться.

В человеке все едино, все переплетается и взаимо-

действует, определяя реакцию рецидива на внешние

раздражители. Проблема соотношения социального и

биологического в человеке в значительной мере наду-

мана: социальное есть высшая, особая форма развития

биологического, как в свою очередь биологическое –

особым образом организованное молекулярное строе-

ние живых клеток и т. д. Личность формируется и

функционирует под влиянием единого информационно-

го потока генетической и социальной программ во взаи-

модействии со средой, в результате чего создается

“сплав” генетических, социально-наследственных и со-

циально-приобретенных качеств.

Темперамент, задатки, патологии психики являют-

ся природной основой формирования характера и, сле-

довательно, линии поведения. А в отдельных жизнен-

ных ситуациях доминирующими мотивами становятся

такие состояния и свойства личности, которые относят-

ся к низшей ее подструктуре. Среди обследованных на-

ми рецидивистов установлено около 15% лиц, осужден-

ных за преступления, которые были внутренне обуслов-

лены психопатиями и иными отклонениями психики.

Это главным образом импульсивные и аффективные

поступки.

Рассмотренные выше структурные свойства личнос-

ти в течение жизни рецидивиста не остаются неизмен-

ными. Перемены бывают положительными и отрица-

тельными. Осуждение и отбывание наказания влияют

на судьбу правонарушителя самым решительным обра-

зом, часто – в неожиданном направлении. Вот одна из

таких судеб. Б., 36 лет, имел четыре судимости. Пер-

вые три – за кражи. Решил “завязать”, то есть больше

не воровать, жить честным трудом. Но в ответ на угрозу

расправой за правдивые показания на суде нанес быв-

шему соучастнику тяжкое телесное повреждение, за

что отбывает наказание в четвертый раз.

Преступная деятельность и отбывание наказания в

местах лишения свободы, которые всегда были и оста-

ются “университетами преступности”, приводят мно-

гих к социальной деградации и криминальной проД)

сионализации. Происходит это под влиянием тюрещЗ?

среды и даже одного лишь факта вынесения обв

тельного приговора. “Человеку свойственно находит,

оправдание собственным поступкам. Как только о

щество выразило свой протест, поведение индивидов

становится более антисоциальным”, – утверждал бц>

ший министр юстиции США Р. Кларк

Беспорядочная, полная излишеств и лишена

жизнь преступника-рецидивиста разрушает его физак

ческое и психическое здоровье. Неврозы, ослаблено

интеллекта и воли, преждевременная утрата трудосп

собности – обычные последствия многолетней преступ.

ной деятельности и неоднократных “ходок” в колонии.

Как сообщает Л. А. Высотина, среди обследованных ем

особо опасных рецидивистов оказалось около 42%

ограниченно трудоспособных и инвалидов. А это,

разумеется, создает дополнительные препятствия в

ресоциализации.

Человек с годами меняется. Возраст неоднократно

судимых лиц существенно влияет на дальнейшее пове-

дение. Большинство рано или поздно (большей частью

поздно) устает от зла и отходит от преступной среды.

Другие, состарившись, меняют “профессию” и занима-

ются сравнительно безопасными видами преступной

деятельности, например, скупкой краденого имущест-

ва и т.п. Среди лиц, судимых три и более раз, заметно

уменьшается число грабителей, вымогателей, угонщи-

ков автомобилей, хулиганов.

Наконец, рецидивисты по-своему восприняли эко-

номические и социальные процессы, происходящие в

независимой Украине. Многие, в первую очередь ранее

судимые за экономические преступления, занялись

бизнесом и внесли новую волну преступной) влияния

на экономические преобразования. Криминальные “ав-

торитеты”, в том числе “воры в законе”, отреагировали

по-разному. Одни, используя демократические права я

Кларк Р. Преступность в США. -М” 1975.-С. 302.

Высотина Л.А. Указанная работа. – С. 50.

рободы граждан, сколачивают преступные груццы и

распределяют зоны влияния. Другие занялись полуле-

гальным бизнесом под опекой влиятельных Дельцов

<пятой власти". Возникли новые, неведомые ранее фор-щьг преступной деятельности: банковское мощецдд.цество, компьютерные кражи. Появились новые воз-можности для контрабанды, торговли наркотиками цоружием, организованное похищение автомобилей наЗападе с продажей их в странах СНГ и многое другое.разумеется, это существенно повлияло на статистику имотивацию рецидива преступлений последних лет.Уровень рецидивной преступности количественновозрастал в среднем на 8%, но в 1996 г. наметилось не-значительное снижение.Дальнейшее сдерживание роста рецидивной дре.ступности может быть достигнуто усилиями государ.ства и общества в трех направлениях:1) реформирование уголовно-исполнительной систе-мы, отказ от колоний - наследниц исправительно-тру.довых лагерей, строительство современных тюрем;2) эффективная помощь в ресоциализации лиц, ос-вобожденных из мест лишения свободы,3) усиление и совершенствование мер социальногоконтроля за ранее судимыми лицами.Для осуществления такой программы нужны значи-тельные средства. Но рецидивная преступность стоиткуда дороже.1.". < япК 1ПОСЛЕСЛОВИЕПреступления совершают люди. Этой банальностне замечают теоретики неоклассического уголовногоправа, для которых личность преступника - это всеголишь вменяемый субъект, достигший возраста уголов-ной ответственности. Человек мало интересует и пост-советскую криминологию нормативистской направлен-ности, поскольку для личности ("совокупности всехобщественных отношений") в ней остается очень маломеста.С советских времен сохраняется подозрительно-на-стороженное отношение большинства юристов - кри-минологов и криминалистов (специалистов по уголов-ному праву) к "психологизации" проблем преступнос-ти, то есть к попыткам использовать результаты совре-менных психологических исследований в работах по,криминологии и уголовному праву.Поэтому научных разработок психологического со-держания преступления и преступности в Украине поч-ти нет, криминальная психология в юридических учеб-ных заведениях не изучается, составители проектовуголовных законов и работники правоохранительныхорганов слабо ориентируются в сложнейших психоло-гических механизмах регуляции противоправного по-ведения. Те психологические представления и понятия,которые по необходимости используются, частью безна-дежно устарели, частью опровергнуты развитием совре-менной психологической науки. Это не может не ска-заться на научном уровне многочисленных публикацийпо уголовному праву последних лет. От учебников и мо-нографий доперестроечных времен их отличает лишьотсутствие обязательных ранее к месту и невпопад ссы-ддк на партийные документы и труды "классиков мар-йсизма-ленинизма". Преступление, как и сотни лет то-у назад, называется деянием - словом, давно ушед-ц1им из современного русского языка, а ключевые по-нятия современного человековедения - "поступок" и<деятельность" не используются. Как и встарь, утвер-ждается гипертрофированное значение общественныхотношений, охраняемых нормами уголовного права, иоторые лишь одни признаются объектами преступле-ний. Концепция "общественные отношения - объектпреступлений" была порождена марксистско-ленин-ской доктриной, она антигуманна и противоречит ст. 3Конституции Украины.Если верить учебникам и иным изданиям, то всякоепреступление - обязательно целенаправленное, воле-вое "деяние". Но психология человеческого поведениядавно знает также импульсивные и бесцельные поступ-ки. Как с ними быть? "Да никак, - отвечают юрис-ты, - таких не бывает, а если бывают, то это не пре-ступления". И при этом отправляют на скамью подсу-димых лиц, совершивших преступления в состоянииглубокого алкогольного опьянения, аффекта, нервногосрыва и т. п., когда в действительности о воле и "созна-нии общественной опасности деяния" говорить не при-ходится.Приходят на память слова грузинского философа ипсихолога А. Шерозии: "Правосудие возникло и функ-ционирует при мысли о наличии зверя в человеке, но вто же время при воспитании и осуждении человекаэтим зверем пренебрегает".Точнее не скажешь.Психологическое невежество следователей и судейпрепятствует установлению по каждому уголовному де-лу истинных мотивов - движущих пружин и личност-ного смысла содеянного. Их этому не учили и не учат.Толкование корысти как признака субъективной сторо-ны многих преступлений, в частности хищений чужогоШерозия А. К проблеме сознания и бессознательного психи-ческого: опыт интерпретации и изложения общей теории. - Тби-лиси, 1973. -Т. 2.-С. 90.имущества, содержащееся в комментариях к Уголму кодексу, не соответствует психологическим теомотивации.Уголовно-правовое определение организованапреступной группы игнорирует социально-психолодческое понимание малых неформальных социальныгрупп.Возникла уникальная ситуация, которую вряд дцможно признать нормальной: уголовно-правовая тео,рия и практика, непосредственно связанные с вопроса,ми личности преступника и психологией преступноеповедения, опираются не на научную, а на бытовупсихологию, то есть на бессистемный набор житейски>

психологических представлений, которыми руковод.

ствуются люди в повседневной жизни. (

Криминалисты – преподаватели уголовного пр>

ва – упорно не желают прислушаться к психологам, в

сложную многослойную человеческую психику с еб

осознаваемыми и неосознаваемыми состояниями и про-

цессами однозначно отождествляют с сознанием, А

мотивы преступлений называют осознанными побуяо.

дениями. В результате по многим уголовным делам

от внимания следствия и суда ускользает главное –

личностный смысл, основание совершенного пре-

ступления.

Об этом шла речь в этой книге. Вероятно, было бы

полезно в заключение тезисно изложить некоторые

практические выводы.

1. Необходимо пересмотреть учебные программы

юридических учебных заведений, перегруженные ме-

ханическим заучиванием текста правовых норм, в дан-

ном случае норм Особенной части Уголовного кодекса,

и за счет освободившегося учебного времени существен-

но расширить изучение курса криминологии и крими-

нальной психологии. Эти предметы должны стать об>

зательными для всех специальностей, ибо преступ

ность – проблема общегосударственная, общенацио-

нальная. Ее предупреждение – задача всех ветвей

власти, прессы, школы, а не только правоохранитель-

ных органов.

в реестре наук криминологию и криминальную пси-

одогию было бы целесообразно выделить в самосто-

дьную рубрику, а защиту диссертаций соответ-

“.рующего содержания производить в специализиро-

днных ученых советах, членами которых могли бы

быть криминологи, социологи и психологи.

2. Ввести в новый Уголовный кодекс определение

умышленной вины, которое соответствовало бы психо-

логическим закономерностям всякого поведения, в том

числе и преступного, учитывало роль бессознательного

в мотивации. Оно могло бы быть примерно таким;

“Преступление признается совершенным умышленно,

если лицо осознавало фактический характер своих

действий, осознавало или могло осознавать их недозво-

денность, предвидело возможность наступления вред-

ных последствий и желало либо допускало их наступ-

ление”.

Большинство умышленных преступлений соверша-

ются по корыстным мотивам. Совершенно необходимо

законодательное определение корысти в Уголовном ко-

дексе либо хотя бы в постановлении Пленума Верхов-

ного Суда. Такое определение должно содержать указа-

ние на эгоистический личностный смысл правонаруше-

ния, совершенного ради удовлетворения индивидуаль-

ной потребности способами, предусмотренными соот-

ветствующими правовыми нормами.

Ввести в уголовное законодательство и судебную

практику понятие преступной деятельности – системы

целенаправленных, предусмотренных уголовным зако-

ном действий (актов неисполнения правовых обязан-

ностей, т. е. бездействия) и установить, что только дви-

жимая одним и тем же мотивом преступная деятель-

ность может служить основанием для усиления ответ-

ственности и рассматриваться как квалифицирующее

обстоятельство, предусматривающее повторность или

рецидив преступлений.

Отказаться от официального клеймения некоторых

осужденных посредством признания их судом особо

опасными рецидивистами. Это затрудняет их ресоциа-

лизацию и противоречит принципу соразмерности

назначения наказания с учетом тяжести содеянного, но

не за “титул” особо опасного рецидива. Сохранение и

ститута особо опасного рецидивиста в действующее

уголовном законодательстве и проекте нового Угодой.

ного кодекса несовместимо с психологическими заново.

мерностями рецидива преступлений.

Наиболее опасная преступная деятельность, направ.

ленная на лишение жизни людей, должна, по мнению

автора монографии, караться смертной казнью. Нельзя

во имя политических и популистских интересов пре.

небрегать правовой психологией большинства граждад

страны. Отмена смертной казни за некоторые совер.

шенно бесчеловечные злодеяния допустима только ре.

ференд умом: 226 членов парламента психологическв

не могут решать этот в буквальном смысле вопрос о

жизни и смерти.

На мой взгляд, уголовно-правовое и криминологи-

ческое понимание преступной группы и групповой пре-

ступности должно исходить из социально-психологиче-

ских научных исследований. Неформальной малой со-

циальной группой социальная психология считает ус-

тойчивое структурное (организованное) объединение

трех и более лиц для совместной деятельности ради дос-

тижения общих целей. В криминологии и уголовном

праве утвердилось совершенно иное понимание пре-

ступной группы: для ее признания достаточно сговора

двух соучастников для совместного совершения хотя

бы одного преступления. Правда, в действующем уго-

ловном законодательстве существует еще понятие оргаг

низованной преступной группы. Судя по ее многочис-

ленным определениям, появившимся в последнее вре-

мя в юридических изданиях, организованная преступ-

ная группа – это то же, что и просто группа в социаль-

но-психологическом ее понимании, за исключением то-

го, что организованная преступная группа с ее иерарх

хией и организованной структурой, “общаком” и “кры-

шей” в лице коррумпированных чиновников, может,

оказывается, состоять даже из двух участников.

Нелогичность и психологическая неграмотность та-

ких постановлений очевидны. К сожалению, проекты

нового Уголовного кодекса их повторяют.

3. Как было показано в первой главе монографии,

теория личности преступника и вообще лица, совер-

шившего преступление, открывает возможности для

адекватного познания “механизма” совершения пре-

ступлений и приоритетной роли в нем личности. А это

способствует освобождению украинской криминологи-

ческой науки от постсоветских бихевиористских

наслоений, рассматривающих правонарушителя как

жертву неблагоприятной среды и криминогенной

ситуации. Отказ от представления о человеке как жи-

вом компьютере создает перспективы научно обосно-

ванных рекомендаций по индивидуальному кримино-

логическому прогнозированию, разработке мер предот-

вращения и пресечения преступного поведения, а

также модели уголовно-исполнительного воздействия

на осужденных.

Психологическая классификация правонарушите-

лей, рассмотренная в монографии, может стимулиро-

вать диагностику личности и, следовательно, прогнози-

рование ее поведения в определенной роли. А это –

подбор кадров на высокие посты и на работу, связан-

ную с источником повышенной опасности, а также

выдвижение следственной версии.

Психологические проблемы поведения толпы,

затронутые в книге, имеют не только познавательное,

но и известное практическое значение: их дальнейшая

разработка может стать весьма актуальной в наше не-

спокойное время.

Справедливости ради следует признать, что упомя-

нутые в этих заключительных тезисах положения – не

столько итоги, сколько перспективы. Перечень к тому

же далеко не полон. Не рассмотрена интереснейшая

проблема психологии поведения потерпевших от пре-

ступных посягательств и более широко – психология

БИКТИМНОСТИ. Не затронут почти не изученный пласт

криминально-психологических явлений, связанных с

влиянием средств массовой информации, детективной

литературы, ритмической музыки и др. Нуждается в

глубокой монографической разработке проблема психо-

логических истоков вандализма – самого, пожалуй,

загадочного, явно иррационального вида деструктивно. СОДЕРЖАНИЕ

го поведения.

Решение названных и неназванных задач крими.

нально-психологической науки потребует создания спе.

циальных научно-исследовательских центров и лабора.

торий с современным оборудованием для проведения

экспериментальных психологических работ, обобще. р

ния и анализа информации. А главное, что требует.

ся – внимание и поддержка со стороны руководителей Глава 1. Личность
совершившего преступление

Министерства внутренних дел. Генеральной прокурату. 1.1. Человек,
индивид, личность ……. 9

ры и иных заинтересованных ведомств. < г> тт – ю

т, ” оп – 1.2. Человек – не вещь среди вещей . . . . . 12

Известный в 20-е гг. украинский криминолог

Г. И. Волков, завершая работу над монографией на – Структура личности
……….. 14

криминально-психологическую тему, писал: “Как не 1-4 Понятие личности
преступника и лица,

легко заранее предвидеть возражения против той или совершившего
преступление ……… 20

иной мысли, высказанной в данной работе…, еще легче, 1.5.
Криминологическая и психологическая

однако, предвидеть бесполезность попыток удержать в классификации лиц,
совершивших

уголовном праве то психологическое наследство, кото. преступления
……………. 24

рое нам досталось еще от классической школы уголов.

ного права” Эти слова и теперь, спустя 70 лет, звучат Глава II.
Психические аномалии, их виды

вполне современно, и криминогенность

2.1. Понятие и виды патопсихологических

отклонений …………….. 39

2.2. Распространенность психических

аномалий пограничного характера среди

осужденных …………….. 42

2.3. Криминогенность психопатий ……. 45

2.4. Прочие расстройства и аномалии

личности………………. 49

Глава III. Мотивация преступного поведения

(общие положения)

3.1. Мотивы преступлений в юридической

литературе и законодательстве …….. 54

3.2. Потребности, интересы, социальные

ценности………………. 58

3.3. Возникновение и структура мотива

– преступления ……………. 62

Волков Г. И. Уголовное право и рефлексология. – М” 3.4. Установочная
концепция мотивации

1928. – С. 133. преступного поведения ………… 66

Научно-практическое издание

Анатолий Феофанович Зелинский

КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Мйияиннии ЙМ1И1У НимвТии

1ШШ Ш1 У11

Щотижнева загальнонац/ональна правова газета

Передплатний !ндекс – 33787

Розрахована на широку читацьку аудитор1ю: профе-

с1йних юрист1В, працгениюв орган1в державно> влади та

управл1ння, викладач1В, науковщв, студенпв та грома-

дян, як! ц1кавляться правовою 1Нформац!ею.

Газета публ1куе науково-практичн! коментар!, мате-

р1али судовог, слщчог, прокурорськоТ, нотар!ально1 та

арб1Тражно1 практики, судов! нариси, юторико-правов!

матер1али, матер1али з правовиховноТ тематики та

досв1ду викладання права, юридичн! консультацИ.

Юринком Интер – редакция научной и учебной

литературы

Ответственный за выпуск Т.А. Яскожук

Редактор Г.В. Латник

Компьютерный набор Л.М. Сысоева

Компьютерная верстка Т.Н. Виноградова

Художественное оформление МАЛанасюк

анасюк

Подписано к печати 15.12.99. Формат 84х108/32.

Бум. офсетная № 1. Гари Тайме. Печать офсетная.

Услвн. печ. л. 12,60. Уч.-изд. л. 11,80

Тираж 4000. Зак. №9-2. Цена договорная.

Оригинал-макет изготовлен компьютерным центром

Юринком Интер” 254209, Киев-209, ул. Героев Днещ

(свидетельство о регистрации № 07276 от 12.11.98.)

Отпечатано на АТ “Киевская книжная фабрика”

252054, Киев, ул. Воровского, 24

—.” п1рид1

.у..шп пнтер”. 254209, Киев-209, ул. Героев Днепра, 31-б

(свидетельство о регистрации № 07276 от 12.11.98)

Бюлетень законодавства

1 юридично) практики Украти

е одним з масових профес!йних видань

1

ВИХОДИТЬ ЩОМ1СЯЦЙ

украмською мовою

Передплатний /ндекс – 74052

Мета видання – поширення

практично>, науковоГ та науково-

методичноГ правовоГ <нформацп.В ньому наводяться нормативн!акти за предметом регулювання сусптьних вщносин тапрактики застосування чинного законодавства. Нор-мативн1 матер1али отриман! в центр! компютерних<нформащйних систем Верховно> Ради УкраГни.

Публ!кац(1 у Бюлетен! зараховуються

Вищою атестащйною ком1с!ею Укращи

при розгляд! питань

про присвоения вчених ступен1в ! звань

Студентам 1 викладачам

юридичних вуз1в 1 факультетгв,

науковцям, пращвникам суду,

адвокатура, правоохоронних оргатв

ЮРШКОМ ШТЕР

пропонуе

МИХАЙЛЕНКО А.Р.

Расследование преступлений:

законность и обеспечение прав граждан

Научно-практическое издание. – К.; Юринком Интер,

1999. – 448 с.

В книге впервые на современном уровне науки и практики,

освещаются основные вопросы защиты прав граждан, участия

всех лиц, причастных к дознанию, досудебному следствию и

рассмотрению уголовных дел в судах, и обеспечения закон-

ности при расследовании преступлений. Приводятся образцы

основных документов, относящихся к обеспечению прав

граждан при расследовании преступлений и рассмотрении

уголовных дел во всех судебных инстанциях.

Образцы документов могут быть использованы не только

в учебных целях, но и гражданами при решении конкретных

жизненных ситуаций. Приводится в оригинале историческое

постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в

отношении должностных лиц Компартии Украины, причаст-

ных к ГКЧП.

Для студентов, преподавателей, научных работников, ра-

ботников правоохранительных органов и широкого круга чи-

тателей.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019