.

Романов В.В. 1998 – Юридическая психология (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
1 102398
Скачать документ

Романов В.В. 1998 – Юридическая психология

ОГЛАВЛЕНИЕ
ОТ АВТОРА 4
ВВЕДЕНИЕ 5
ГЛАВА 1 ПРЕДМЕТ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ 5
§ 1. Предмет, содержание, задачи юридической психологии 5
§ 2. Краткий исторический обзор развития юридической психологии 8
§ 3. Методологические проблемы юридической психологии 12
РАЗДЕЛ ВТОРОЙ 18
ЛИЧНОСТЬ В СФЕРЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 18
ГЛАВА 2. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 18
§ 1. Понятие личности в психологической и правовой науке 18
§ 2. Структура и содержание личности 24
ГЛАВА 3. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ 32
§ 1. Методы изучения личности в профессиональной деятельности юриста 32
§ 2. Краткое введение в область психологической диагностики 33
§ 3. Классификация психологических методов (тестов) исследования личности 35
ГЛАВА 4. ПСИХИЧЕСКИЕ (ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ) ПРОЦЕССЫ, УЧЕТ ИХ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ ЮРИСТОМ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 49
§ 1. Ощущения и восприятие. Их роль и значение в профессиональной деятельности юриста 49
§ 2. Память. Учет юристом закономерностей памяти участников процесса 59
§ 3. Мышление и воображение. Их роль в деятельности юриста 64
§ 4. Внимание в профессиональной деятельности юриста 70
ГЛАВА 5. ЭМОЦИИ, ЧУВСТВА, ПСИХИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ, ИХ ПСИХОЛОГО-ПРАВОВАЯ ОЦЕНКА 73
§ 1. Общее представление об эмоциях, чувствах, психических состояниях 73
§ 2. Состояния эмоциональной напряженности, их роль и значение в уголовном и гражданском процессах 75
§ 3. Способы преодоления отрицательных психических состояний в профессиональной деятельности юриста 94
ГЛАВА 6. ИНДИВИДУАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗНАНИЙ О НИХ ЮРИСТОМ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 98
§ 1. Темперамент, его влияние на поведение субъектов правоприменительной деятельности 98
§ 2. Характер, его свойства и черты 103
§ 3. Направленность, мотивационная сфера в структуре личности субъектов уголовного и гражданского процессов 116
ГЛАВА 7. СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА В УГОЛОВНОМ И ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССАХ 123
§ 1. Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения 123
§ 2. Методологические основы судебно-психологическои экспертизы, ее компетенция. Основные вопросы, решаемые экспертом-психологом 126
§ 3. Подготовка, назначение, использование судебно-психологической экспертизы следователем (судом) 132
РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ. КРИМИНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ 136
ГЛАВА 8. ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ (ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ) 136
§ 1. Общая психологическая характеристика деятельности 136
§ 2. Психологический анализ преступного поведения при различных формах вины 139
ГЛАВА 9 ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА 145
§ 1. Понятие, структура личности преступника 145
§ 2. Типология личности преступника 153
ГЛАВА 10. ПСИХОЛОГИЯ ГРУППОВОГО ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ (ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ) 157
§ 1. Понятие, психологическая характеристика группы 157
§ 2. Психолого-правовая оценка организованных преступных формирований (групп), их противоправной деятельности 159
РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ. ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА 168
ГЛАВА 11. ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ЕГО ЛИЧНОСТИ 168
§ 1. Социально-психологическая характеристика профессиональной деятельности юриста 168
§ 2. Структурно-психологический анализ профессиональной деятельности юриста 171
§ 3. Психологическая структура, профессионально значимые качества (психограмма) личности юриста 173
§ 4. Оценка способностей к юридической деятельности по психологическим качествам личности 178
ГЛАВА 12. ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ПОДСТРУКТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА 189
§ 1. Психология осмотра места происшествия 189
§ 2. Психология проведения обыска 196
§ 3. Психология предъявления для опознания 198
§ 4. Психологические особенности проведения следственного эксперимента (проверки показаний на месте) 201
ГЛАВА 13. ОБЩЕНИЕ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА (КОММУНИКАТИВНАЯ ПОДСТРУКТУРА) 205
§ 1. Понятие, структура, виды профессионального общения юриста 205
§ 2. Общие социально-психологические закономерности профессионального общения 206
§ 3. Наиболее распространенные ситуации профессионального (непроцессуального) общения юриста 218
ГЛАВА 14. ПСИХОЛОГИЯ ДОПРОСА 224
§ 1. Общие социально-психологические условия ведения допроса 224
§ 2. Психологические особенности допроса в бесконфликтной ситуации 227
§ 3. Психологические особенности допроса в конфликтной ситуации 229
§ 4. Психология допроса на очной ставке 236
§ 5. Психологические особенности допроса несовершеннолетних 237
ГЛАВА 15. ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ПОДСТРУКТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА 242
§ 1. Общая психологическая характеристика организационно-управленческой подструктуры в деятельности юриста 242
§ 2. Психологические особенности принятия решений юристом 246
ГЛАВА 16. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА 254
§ 1. Психолого-правовая характеристика познавательной подструктуры судебной деятельности 254
§ 2. Коммуникативная подструктура деятельности суда 256
§ 3. Психологические особенности принятия решений судьей 260
УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ПО КУРСУ «ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ»: 264
Раздел I Введение в юридическую психологию 264
Раздел II Личность в сфере правоохранительной деятельности 264
Раздел III Криминальная психология 266
Раздел IV Психология профессиональной деятельности юриста 266

От автора
Реформирование российского общества, становление новой госу¬дарственности, фундаментальное обновление законодательства, осу¬ществляемая в стране судебная реформа, направленная на усиление за¬щиты прав и свобод граждан, создание эффективно действующей ры¬ночной экономики, борьба с преступностью потребовали квалифициро¬ванного правового обеспечения, обусловили социальную значимость юриспруденции, повысили в целом авторитет правовой науки, сделали профессию юриста наиболее массовой и популярной, особенно среди молодежи.
В свою очередь возросшая потребность общества в юристах высшей квалификации привела к появлению многочисленных государственных, ведомственных, частных и других учебных заведений юридического про¬филя, в которых далеко не всегда имеются отвечающая современным тре¬бованиям учебно-методическая база, необходимые учебные, методичес¬кие материалы, а также в должной мере подготовленный преподаватель¬ский состав по различным, особенно узкопрофилированным дисципли¬нам, к числу которых можно отнести и юридическую психологию.
В целях оказания научно-методической помощи таким вузам, а также унификации всей системы высшего юридического образования под эгидой Ассоциации юридических вузов страны началась работа, на¬правленная на повышение качества юридического образования, насы¬щения его новыми научными технологиями, учебными программами, методическими разработками, учебниками, соответствующими не толь¬ко современному уровню развития правовой науки, но и новому законо¬дательству, практике его применения.
В этом русле также начата научно-методическая работа и в области юридической психологии. Прежде всего была разработана и принята типовая учебная программа по данной дисциплине с учетом требований Госстандарта по направлению 52.14.00 и специальности 02.11.00 «Юриспруденция», рекомендованная Советом по правоведению Учебно-методического объединения университетов Российской Федерации (см. приложение), изданы Методические рекомендации по курсу «Юриди¬ческая психология», включающие курс лекций, советы методического характера по каждой теме, рекомендуемую литературу, а также темати¬ческий план, одобренные Советом по правоведению УМО университе¬тов Российской Федерации для использования в учебном процессе.
Поэтому настоящий учебник, в отличие от ранее изданных, полнос¬тью соответствует этим последним документам, прежде всего новой об¬щевузовской учебной программе по данной дисциплине. И вторая осо¬бенность, отличающая его от других учебников по юридической психо¬логии, состоит в том, что при изложении материала учтены все самые последние (на 1 января 1998 г.) нововведения в ныне действующее за¬конодательство. Отдельные разделы учебника содержат психолого-пра¬вовой анализ целого ряда норм нового уголовного, гражданского зако-нодательства. Их психологический комментарий позволит работникам прокуратуры, суда, органов правовой помощи населению использовать сведения из области психологии при решении практических вопросов в уголовном и гражданском процессе.
При подготовке учебника автор использовал свой многолетний опыт работы в органах прокуратуры, участия в проведении судебно-пси-хологических экспертиз по уголовным делам, а также более чем двадца¬тилетний опыт преподавания юридической психологии на военно-юри¬дическом факультете, в Международном независимом эколого-полито-логическом университете.
Создание учебника было бы невозможно без постоянной помощи, кото¬рую автор имел на кафедре криминалистики Военного университета со сто¬роны своих коллег — проф. В.Н. Абрамина, доц И.А. Гамалеева, проф. В.И. Киреева, начальника кафедры полковника юстиции А.П. Парфе-ненкова. заведующего кафедрой уголовной политики МНЭПУ проф. А.А. Тер-Акопова. Автор выражает свою искреннюю признательность со¬трудникам Генеральной прокуратуры РФ, прежде всего государственно¬му советнику юстиции 3-го класса В.Л. Поляковой, юридическому кол¬леджу — специализированного Института юриспруденции МГУ им. М.В. Ломоносова за постоянное внимание к экспериментально-психоло¬гическим исследованиям, которые проводились в прокуратуре и коллед¬же и позволили расширить научную базу учебника, а также старшему научному сотруднику НИИ Генеральной прокуратуры РФ М.В. Крозу, с которым совместно написана глава 11 учебника.
Хочется также высказать глубокую благодарность заслуженному деятелю науки РФ, доктору юридических наук, проф. А.Р. Ратинову, доктору психологических наук М.М. Коченову, кандидату психологи¬ческих наук Н.И. Наенко, директору Института прикладной психоло¬гии, кандидату медицинских наук Л.Н. Собчик за их ценные советы и научные идеи, которыми они делились с автором.
В учебнике использованы фрагменты различных тестовых методик (Д. Равена, С. Розенцвейга, Г. Роршаха и др.), рисунки В.Е. Хилла, не¬которые карикатуры Х.Бидструпа.
ВВЕДЕНИЕ
Глава 1 ПРЕДМЕТ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Предмет юридической психологии, ее структура и содержание как прикладной отрасли психологической науки Правовая, судебная, •криминальная, пенитенциарная психология, их место в системе юридической психологии Задачи, решаемые юридической психо¬логией Краткий экскурс в историю развития и становления юри¬дической психологии Методологические основы, принципы науч-ного познания психических явлений в юридической психологии Ее междисциплинарные связи с другими отраслями психологичес¬кой и правовой науки
§ 1. Предмет, содержание, задачи юридической психологии
Предмет юридической психологии. Известно.^что психология *\ (от греч psyche — душа, logos — учение, наука) — это наука о законо-“” J мерностях развития и функционирования психики как особой формы / жизнедеятельности человека, которая проявляется в его отношениях с I окружающимит его людьми, с самим собой, с окружающим его миром в^/ целом
Естественно, формы жизнедеятельности человека, его межличност¬ные контакты, области, в которых эти контакты возникают и развивают¬ся, весьма обширны И этим разнообразием отношений прежде всего объясняется достаточно большое число различных прикладных отрас¬лей психологической науки, призванных оказывать непосредственную помощь людям в их профессиональной деятельности, в той или иной специальной области общественной практики1 Достаточно назвать хотя бы некоторые такие прикладные отрасли психологической науки, которые особенно бурно развиваются в настоящее время педагогичес¬кую и медицинскую психологию, инженерную психологию и психоло¬гию труда, военную, авиационную, космическую, социальную психоло¬гию, психологию спорта и т д Среди них свое место прочно занимает и юридическая психология2
Что является предметом юридической психологии, какова его приро¬да’ Что она должна изучать5 Все эти вопросы о ее природе, предмете, месте и взаимоотношениях с различными отраслями психологии и право¬ведения, отмечает А Р Ратинов, не абстрактно академические, а являют¬ся важными прежде всего с практической точки зрения, поскольку от их решения зависят «пределы компетенции юридической психологии и смежных наук, перспективы исследовании, пригодность научных реко-
мендаций, организация и содержание профессиональной подготовки спе¬циалистов»’
Юридическая психология является одной из прикладных, «погра¬ничных» отраслей психологической науки, возникшей в результате межнаучной интеграции на стыке психологических и правовых знании2 Поскольку «материнской» для юридической психологии является пси¬хологическая наука, то юридическую психологию есть все основания отнести в разряд естественно-научных отраслей знания
Однако в связи с тем, что юридическая психология зародилась и дли¬тельное время развивалась в недрах юридической науки и практики, ее обоснованно рассматривают среди правовых наук наряду с такими науч¬ными отраслями знаний, как уголовное право и уголовный процесс, кри¬миналистика и криминология и некоторые другие С этой точки зрения можно говорить о двойственном, психолого-правовом характере юриди¬ческой психологии, ее предмета Именно поэтому, как тонко подметил А М Столяренко, юридическая психология должна в своей «юридичес-кой части» понимать предмет так, как понимает свой предмет юридичес¬кая наука, а в «психологической части» — так, как понимает свой пред¬мет психологическая наука3 Это одна сторона вопроса И вторая, не менее важная сторона, которую следует иметь в виду, говоря о предмете юридической психологии, это те стержневые понятия, основные катего¬рии, которые необходимо видеть, без чего беспредметно вообще вести какой-либо разговор о любой прикладной отрасли психологической науки, в том числе и о юридической психологии
Такими категориями, которые рассматриваются в каждой приклад¬ной отрасли психологии, составляют как бы ее стержень, являются по¬нятие «личность субъекта» — участника той или иной профессио¬нальной деятельности, общественной практики и собственно сама дея¬тельность, которой занят человек и которая предъявляет к нему, к его психике свои особые, специфические требования Именно эти два очень емких по своему содержанию понятия лежат в основе понимания пред¬мета любой прикладной отрасли психологической науки, среди которых юридическая психология, разумеется, не является исключением Оба эти понятия определяющим образом влияют на содержание, структуру различных прикладных отраслей психологической науки, в том числе и тогда, когда мы рассматриваем их в качестве учебных дисциплин
Таким образом, личность и деятельность, деятельность и лич¬ность — неважно в какой последовательности — вот то главное, прин¬ципиально важное, от чего следует исходить, на что нужно обращать первоочередное внимание при построении курса юридической психоло¬гии и как прикладной отрасли психологической науки, и в качестве
1 См Ратинов А Р Судебная психология для следователей М, 1967 С 9
2 См Ярошевский М Г История психологии 2-е изд М , 1976 С 424—428
1 Ратинов А Р Методологические вопросы юридической психологии / / Психоло гическии журнал 1983 Т 4, № 4 С 108
См Ратинов А Р Юридическая психология и проблемы бооьбы с преступностью //Вопросы борьбы с преступностью М, 1983 Вып 38 С 40
3 Стогяренко AM Проблемы и пути развития юридической психологии // Пси хологическии журнал 1988 Т 9, К> 5 С 77
учебной дисциплины, что, естественно, не совсем одно и то же. Как справедливо пишет в этой связи А.В. Дулов о судебной психологии, что полностью относится и к юридической психологии, она «призвана изу¬чать не только психические явления у отдельных участников процесса осуществления правосудия, отношения между ними, но она должна ис¬следовать психологические особенности самой деятельности, связан¬ной с осуществлением правосудия в целом, ее отдельных функций»’.
Интересно, что при всем разнообразии определений предмета юри¬дической (судебной) психологии тем не менее большинство ученых пра¬воведов, психологов, работающих в этой области, сходятся во мнении, что если психология в качестве фундаментальной науки о психике че¬ловека исследует наиболее общие закономерности психической дея-тельности людей в целом, то юридическая психология изучает те же за¬кономерности психики человека, различные психические явления, но не вообще, а в сфере различных (уголовно-правовых, гражданско-право¬вых и пр.) правоотношений или, как еще иногда говорят, в системе «че¬ловек — право».
Таким образом, суммируя различные точки зрения на предмет юри¬дической психологии, можно дать следующее определение:
Предметом юридической психологии являются различные явле¬ния психики, индивидуально-психологические особенности личнос¬ти участников правоотношений, вовлеченных в сферу правоприме¬нительной деятельности, социально-психологические закономер¬ности этой деятельности, воздействующей на психику и поведение участвующих в ней людей.
Содержание юридической психологии. Говоря о содержании юридической психологии, необходимо иметь в виду, что это понятие подразумевает, с одной стороны, одну из прикладных отраслей психоло¬гической науки, а с другой — учебную дисциплину. При общем предме¬те объем юридической психологии как научной отрасли знания, безус¬ловно, шире объема материала, охватываемого юридической психоло¬гией в качестве учебной дисциплины, которая преподается в том или ином вузе с учетом его специализации, времени, отводимого на ее изу¬чение, наконец, в зависимости от учебной программы, составленной в данном учебном заведении. Учебный предмет (учебная дисциплина), писал А.Р. Ратинов, не обязательно должен быть самостоятельной нау¬кой. Им может быть и часть науки и даже вообще не наука2.
Если же говорить о содержании юридической психологии как отрас¬ли психологической науки, то она включает в себя помимо разработки общих для нее вопросов (предмет, система, методы и т.д.) проблематику, относящуюся к психологии нормативно-правовой регуляции, психологи-
1 Дулов А.В Введение в судебную психологию М., 1970. С. 57; см. также Шахри-маньян И.К. К вопросу о предмете и структуре советской юридической психологии // Психологический журнал. 1983. Т. 4, № 6. С 112
2 Ратинов А.Р. О предмете юридической психологии / / Вопросы борьбы с преступ¬ностью 1977 № 26 С 88.
10
ческого обеспечения применения норм права, правотворчества, к право¬вому сознанию «как результату психического отражения правовой дей¬ствительности, источнику правовой активности людей и внутреннему ре-гулятору их юридически значимого поведения»’. Психологические аспек¬ты правосознания, составляющие правовую психологию, по мнению А.Р. Ратинова, выполняют в юридической психологии концептуальную роль и яв¬ляются стержневыми для нее в целом и для ее отдельных разделов.
Особенно актуальны для теории и практики борьбы с правонарушения¬ми психологические исследования оперативно-розыскной, следственно-прокурорской, судебной, исправительно-профилактической деятельности различных государственных правоохранительных органов: суда, прокурату¬ры, органов внутренних дел, органов безопасности, исправительно-трудо¬вых учреждений, а также органов правового обеспечения и правовой помо¬щи (нотариата, адвокатуры) населению, юридическим лицам.
Дифференцированный подход в исследованиях психологических осо¬бенностей профессиональной деятельности сотрудников этих органов в не¬драх юридической психологии позволил постепенно сформировать от¬дельные направления, которые стали ее разделами и даже вылились в самостоятельные учебные дисциплины в тех вузах, где целенаправленно готовят специалистов определенного профиля для предстоящей работы в соответствующих правоохранительных, государственных органах.
С этой точки зрения в содержательной структуре юридической пси¬хологии, являющейся родовым понятием, можно видеть такие разделы или самостоятельные блоки, как судебная психология (наиболее ста¬рая часть юридической психологии, некогда до оформления последней существовавшая самостоятельно), психология оперативно-розыскной деятельности, исправительно-трудовая психология или в наиболее общем виде —■ психология профессиональной деятельности юриста.
Одним из центральных разделов юридической психологии является раз¬дел, посвященный психологии личности субъектов, участвующих в правоп¬рименительной деятельности: не только юристов в том или ином процессу¬альном положении, но и многих других субъектов различных правоотноше¬ний, вовлеченных в сферу профессиональной деятельности юристов.
Среди субъектов этих правоотношений заметной фигурой являются те, кто вступает в конфликт с законом, как в сфере уголовно-правовых, так и в сфере административных, гражданско-правовых отношений. Поэ¬тому в качестве одного из самостоятельных разделов юридической пси¬хологии в личностном блоке выделился раздел, получивший название криминальной психологии, включающий в себя проблемы личности пре¬ступника, психологические особенности отклоняющегося, противоправ¬ного поведения, в том числе членов различных преступных групп, орга-низованных преступных формирований.
Задачи юридической психологии. Задачи юридической психо¬логии во многом обусловлены теми задачами, которые стоят в целом перед правовой наукой, теми практическими вопросами, которые реша-‘ ют юристы в своей повседневной профессиональной деятельности. В то же время следует иметь в виду: психологическая помощь юридической психологии правовой науке, правоохранительным органам определяет¬ся ее предметом, т.е. она должна оказываться в рамках ее научной ком¬петенции. Исходя из этого можно сформулировать следующие основ¬ные задачи, которые стоят перед ней:
□ разработка психологических основ уголовно-правового, граждан¬ско-правового, административно-трудового, семейного законодательст¬ва и процесса его применения, психологических основ нормативно-пра¬вовой регуляции в целом различных правоотношений, в которых значи¬тельную роль играет так называемый человеческий фактор, без оценки которого нельзя объективно принять то или иное правовое решение, за¬трагивающее интересы и права граждан;
□ психологическое обеспечение правоохранительной деятельности юристов различной специализации, наиболее эффективного примене¬ния ими норм права, оказание им психокоррекционной помощи в их по¬вседневной работе в условиях значительных нервно-психических пере¬грузок; одним из направлений является разработка профессиограмм правоохранительной деятельности юристов различной специализации, создание надежной системы профессионального психологического от¬бора на службу в правоохранительные органы;
{ а исследование психологических аспектов противоправного (пре¬ступного) поведения людей, разработка мер психологического воздей¬ствия на таких лиц в целях предупреждения преступности, разоблаче¬ния тех, кто причастен к совершенным преступлениям;
.’ □ изучение психологических особенностей, мотивов совершения наиболее опасных видов преступлений против жизни и здоровья граж¬дан, имущественных преступлений, а также преступлений техногенно¬го характера, повлекших массовую гибель людей, нанесших значитель¬ный ущерб окружающей среде, производственной деятельности и т.п.;
□ совместное с криминологами изучение личности тех, кто совер¬шает преступления; в русле данной проблематики разработка психоло¬гических критериев «вменяемости — невменяемости» как комплексной правовой, психиатрической, патопсихологической проблемы; в ходе ее исследования особое внимание должно быть обращено на изучение лиц с низким уровнем социальной адаптации, имеющим различные психи¬ческие аномалии, находившихся в экстремальных (особых) состояниях
14
психики, снижающих их способность к осознанно-волевому поведению, к социально ориентированному поведению в ситуациях выбора особен¬но субъектами, проявляющими личностную незрелость, отставание в своем интеллектуальном, психическом развитии; самостоятельным на¬правлением в проведении комплексных исследований судебных психо¬логов со специалистами в области инженерной психологии в рамках проблемы «вменяемость — невменяемость» является разработка психо¬логических критериев специальной (профессиональной) вменяемости, психологического соответствия личности оператора требованиям его профессиональной деятельности в экстремальных условиях, когда пси¬хофизиологические качества последнего оказались несоответствующи¬ми требованиям экстремальных условий или нервно-психическим пере¬грузкам (п. 2 ст. 28 УК РФ);
□ изучение закономерностей социально-психологических процес¬сов, происходящих в обществе, внутригрупповых, межличностных от¬ношений среди людей негативного характера, групповой и организован¬ной преступности, круговой поруки и т.п., влияния этих явлений на личность, поведение людей; разработка методов психологического ха¬рактера борьбы с организованной преступностью;
□ исследование проблем правового сознания в нашем обществе, разработка приемов и методов формирования правового сознания раз¬личных социальных слоев и групп населения, общественно полезных социальных установок, мотивов, лежащих в основе законопослушного поведения граждан;
а дальнейшее развитие института судебно-психологической (ком¬плексной психолого-психиатрической) экспертизы, расширение ее воз¬можностей, разработка новых направлений ее исследований;
□ совместная с криминологами разработка мер профилактической работы, направленных на сокращение преступности в стране.
Научная разработка, решение юридической психологией перечис¬ленных выше проблем и задач в конечном итоге направлено на достиже¬ние главной цели — оказание психологической помощи юристам в по¬вышении эффективности и качества их профессиональной деятельности.
§ 2. Краткий исторический обзор развития юридической психологии
Юридическая психология прошла в нашей стране долгий и непро¬стой путь развития, который продолжается и поныне. Проблемы лич¬ности преступника, психологические особенности противоправного по¬ведения человека, доказывание его вины в совершенном преступлении Давно привлекали и продолжают привлекать общественное внимание.
Использование научных знаний в этих областях с привлечением до¬стижений психологии имеет более чем двухвековую историю, начало которой относится к концу XVIII в. В это время все острее стал ощу¬щаться недостаток одних только правовых знаний при рассмотрении в судах наиболее сложных уголовных дел, установлении вины подсуди-
15
мых В связи с этим появилась потребность в привлечении дополнитель¬ных знаний из естественных наук, в том числе из области психологии. Свидетельством этого является одна из первых работ, которую можно с полным основанием внести в библиографию юридической пси¬хологии написанную в 1792 г. немецким естествоиспытателем К. Эк-картсгаузеном (1752—1803) «О необходимости психологических позна¬ний при обсуждении преступлений». Его перу принадлежат и другие труды («Судейские истории», «Кодекс или законоположение человечес¬кого разума»), написанные чуть позже, которые были посвящены защи¬те нарушенных прав человека и были проникнуты духом гуманизма. В том же 1792 г. выходит книга другого немецкого ученого, философа И X Шауманна (1768—1821) «Мысли о криминальной психологии», в которой автором была предпринята попытка психологического анализа отдельных уголовно-правовых понятий.
В начале XIX в. появляются работы: И. Гофоауера «Психология в ее основных применениях к судебной жизни» (1808), И. Фридрейха «Сис¬тематическое руководство по судебной психологии» (1835), в которых наряду с «психологическим освещением личности преступника, вопро¬сов вины и некоторых других содержались отдельные положения, отно¬сящиеся к психологии уголовного судопроизводства»1. Достаточно по¬дробный обзор развития юридической (судебной) психологии, ее лите¬ратуры содержится также и в других работах2.
В XIX в основное внимание обращается к проблеме личности пре¬ступника чему в немалой степени способствовали труды известного ита¬льянского психиатра и криминолога, основоположника так называемой антропологической школы, автора теории «прирожденного преступника» Ч Ломброзо (1836—1909). При всей научной несостоятельности теоре¬тических обоснований Ч. Ломброзо и его последователей о существова¬нии прирожденных свойств, определяющих заранее, что данному челове¬ку суждено быть преступником, дискуссии по этому поводу, справедли¬вая критика этих взглядов его оппонентами стимулировали интерес к личности преступника вообще, активизировали дальнейшие исследова¬ния в области проблем, лежащих на стыке правовой науки, в частности уголовного права, криминалистики, и психиатрии, психологии (патопси¬хологии) что привело в последующем к разработке нового направления, получившего потом название криминальной психологии.
Существенный вклад в развитие и самостоятельное оформление криминальной психологии в качестве научной области знания в начале XIX в внесли другие немецкие ученые: Ю. Фридрих, написавший в 1915 г работу «Значение психологии в борьбе с преступностью», П. Ка-
I ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. С. 5.
-С ■ Болтунов А. О судебной психологии. М., 1916. С. 1—2; Дулов А.В. Введение в сулёбн™ психологию. М., 1970. С. 5—29; Васильев В.Л. Юридическая психология. М., IQQI г”(к__29′ Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996.
С. 217—225.
уфман — «Психология преступности» (1912), Ф. Вульфен — «Психоло¬гия преступника» (1926).
Другое направление научных исследований, по существу ставших ос¬новой той области научных знаний, которое впоследствии оформилось в виде судебной психологии, было связано с разработкой психологических проблем уголовного процесса, расследования преступлений, проведения следственных и судебных действий. И здесь на первом месте стоят работы известного немецкого криминалиста Г. Гросса: «Руководство для судеб¬ных следователей как система криминалистики» (1892), а также его «Криминальная психология» (1898), значительная часть которой посвя-щалась психологическим основам судебной деятельности, психологии допроса свидетелей и обвиняемых. В последней своей работе Г. Гросс ис¬пользовал обширный исследовательский материал, накопленный экспе-риментальной психологией (исследования известных психологов В. Вундта, Г. Эббингауза, А. Бине и др.) в интересах криминалистики.
Таким образом, к началу XX в. наметились два основных направле¬ния в прикладных психологических исследованиях, проводимых в инте¬ресах правоохранительной деятельности: криминальная и судебная психология. В последующем оба направления объединились в рамках одной прикладной отрасли психологической науки, получившей общее название — судебной психологии. Такое название определялось тем, что данная отрасль психологии была призвана оказывать помощь суду в установлении истины, выполнять функцию психологического обеспече¬ния судопроизводства в широком смысле этого слова.
В этот же период проводились различные экспериментальные рабо¬ты, особенно в области психологии свидетельских показаний, стали со¬здаваться соответствующие лаборатории, выходить специальные жур¬налы. Так, в Лейпциге в 1903—1906 гг. Г. Гросс издавал «Доклады по психологии показаний». Проблема психологии свидетельских показа¬ний стала ведущей в области психологических исследований.
Следующее направление, которое привлекало в этот период при¬стальное внимание ученых и практиков, сосредоточилось на «диагности¬ке ложных показаний», «диагностике причастности» к совершенному преступлению (М. Вертхеймер и др.). В последующем данная проблема в 20-х гг. получила дальнейшее развитие и в России в работах А.Р. Лурии.
В конце XIX в. экспериментальные исследования свидетельских по¬казаний способствовали постановке вопроса об использовании психоло¬гических знаний непосредственно в ходе предварительного расследова¬ния, судебного рассмотрения уголовных дел с привлечением специалис¬тов-психологов, т.е. встал вопрос о введении в уголовный процесс су-дебно-психологической экспертизы.
Говоря о судебной психологии, нельзя также не упомянуть и о таком прикладном направлении, оказавшем влияние на ее развитие, какпсихо-шхника{В. Штерн, Г. Мюнстербергидр.), которая в начале XX в. все боль¬ше привлекала внимание психологов, работавших в области психологии труда. С помощью исследований в этой области были созданы благоприят¬ные предпосылки для изучения профессиональных качеств следовате-
16
17
2-37
лей, судей с целвю разработки практических рекомендаций по отбору и обучению сотрудников органов предварительного следствия и суда.
В 1912 г. в Германии состоялся юридический конгресс, на котором судебная психология получила официальное признание в качестве «не¬обходимой составной части первоначального образования юристов».
Интерес к использованию психологических знаний в уголовном про-. цессе проявлялся не только в таких передовых по тому времени странах, как Германия, Франция, но и в России. Так, уже в 1806—1812 гг. в Мос¬ковском университете читался курс «Уголовной психологии». Особое воздействие на пробуждение общественного правосознания в России, на проявление интереса к личности участников судопроизводства и в пер¬вую очередь к личности подсудимого оказала судебная реформа 1864 г. В судопроизводстве утвердились принципы независимости и несменяемос¬ти судей, состязательности судебного процесса, равноправия сторон. Стал функционировать суд присяжных. Была создана независимая от го¬сударственной власти адвокатура. В результате возникли объективные условия для более широкого использования в уголовном процессе иссле¬дований из области психологии, патопсихологии, психиатрии.
В 1874 г. в Казани публикуется первая в России монография, специаль¬но посвященная судебной психологии. Ее автор профессор психиатрии Ка¬занского университета А.У. Фрезе (1826— 1884) полагал, что предметом су¬дебной психологии является «применение к юридическим вопросам наших сведений о нормальном и ненормальном проявлении душевной жизни*).
Большое влияние на пробуждение общественного, профессиональ¬ного интереса к возможностям психологии в праве, в правопримени¬тельной деятельности судебных органов, к зарождающейся судебной психологии оказали взгляды известного правоведа Л.И. Петражицкого (1867—1931), эмигрировавшего после революции из России. Л.И. Пет-ражицкий, преувеличивая роль подсознательной, эмоциональной сферы психики в поведении людей, попытался разработать «психологическую теорию права», интерпретировав право с позиции психологии. Это была своего рода попытка слияния психической материи с правовой.
Согласно его концепции, определяющая роль в жизни общества при¬надлежит психическим факторам, прежде всего эмоциям, эмоциональ¬ным переживаниям людей. В основе порождения правовой нормы лежат психологические механизмы, эмоции, всевозможного рода подсознатель¬ные эмоциональные импульсы, которые в последующем на рациональном уровне перерабатываются сознанием. Вследствие этого сущность право¬вой реальности отражается в тех психических переживаниях (эмоциях), которые она содержит в себе, благодаря чему психическое становится субстанцией, частью правового, обеспечивая динамику юридического2.
1 Фрезе А.У. Очерки судебной психологии. Казань, 1874; см. также: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии М,, 1996. С 220.
2 Исаев И.А. Из истории юридической психологии в России. Рациональное и ирра¬циональное в психологической теории права Л.И. Петражицкого // Психологический журнал. 1986. Т. 7, №4. С. 131.
Как писал Л.И. Петражицкий, «право есть психический фактор об¬щественной жизни, и оно действует психически. Его действие состоит, во-первых, в возбуждении или подавлении мотивов к разным действиям и воздержаниям (мотивационное или импульсивное действие права), во-вторых, в укреплении и развитии одних склонностей и черт челове¬ческого характера, в ослаблении и искоренении других, вообще в вос¬питании народной психики в соответствующем характеру и содержа¬нию правовых норм направлении (педагогическое действие права)»1. В этой связи право рассматривалось им как продукт «бессознательно-удачного социально-психического давления в направлении социально-необходимого поведения»2. Хотя приведенные выше взгляды Л.И. Пет¬ражицкого и вызывали справедливую критику, тем не менее нельзя не отметить того, что его «психологическая теория права» в свое время сыграла положительную роль в развитии правовой науки, привлекла внимание ученых и практиков юристов к психологическим аспектам противоправного поведения, в целом — судопроизводства, и в конеч¬ном итоге ускорила формирование судебной психологии в качестве самостоятельной прикладной отрасли психологической науки.
С созданием суда присяжных, независимой адвокатуры возникли объективные условия, позволившие привносить в уголовный процесс новые достижения из области естественных наук, в том числе и психо¬логии. Поэтому многие видные юристы, известные судебные ораторы и прежде всего такие, как А.Ф. Кони, Ф.Н. Плевако, В.Д. Спасович, А.И. Урусов, Л.Е. Владимиров и др. прибегали к использованию психо¬логических знаний при оценке доказательств в суде, по существу про¬пагандируя возможности судебной психологии, необходимость исполь¬зования ее в уголовном процессе.
Говоря о всевозрастающем интересе в этот период в общественной жизни России среди ее наиболее передовой и образованной части насе¬ления к психологическим знаниям, их роли и значении в судопроизвод¬стве, нельзя не сказать о вкладе в этот процесс пробуждения массового сознания известных русских писателей Ф.М. Достоевского. Л.Н. Толс-того, А.П. Чехова, A.M. Горького, Л.Н. Андреева и др. Как справедливо отмечает А.В. Дулов, произведения классиков русской литературы «по¬могали полнее выявлять психологические проблемы судопроизводства, в частности привели к постановке вопроса о необходимости исследова¬ния психики осужденных, а также рассматривать осуждение не только как наказание, но и осуществлять перевоспитание осужденных»3. В 1910 г. Л.Е. Владимиров опубликовал свою работу «Психологическое исследование в уголовном суде», в которой писал о необходимости ис¬пользования подлинно научных психологических знаний при рассмот-
Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. Основы эмоци¬ональной психологии. СПб., 1907. С. 7.
” Петражицкий Л.И. К вопросу о социальном идеале и возрождении естественного права // Юридический вестник. 1917. Вып. 2. С. 50.
Дулов А.В. Введение в судебную психологию. М., 1970. С. 16.
18
19
рении уголовных дел в судах, когда требуется выяснять «силу страсти, под влиянием которой действовал подсудимый», психическое состояние подсудимого «при отсутствии достаточности мотива», силу аффекта, «насколько этот аффект мог потемнить сознание»1. Высказанные Л.Е. Владимировым идеи в дальнейшем положили начало разработке проблем судебно-психологической экспертизы. Интересно, что Л.Е. Владимировым вводится в научный обиход термин «психология уголов¬ного процесса», под которым он понимал «психологическое обследова-ние как совершенного преступления, так и доказывания»2.
Многое сделал в распространении психологических знаний в Рос¬сии известный общественный деятель, выдающийся русский юрист А.Ф. Кони, написавший ряд работ, в которых рассматривались психоло¬гические особенности поведения свидетелей, подсудимых в суде, содер¬жались советы психологического характера представителям прокурату¬ры при поддержании обвинения в суде.
Становление и развитие судебной (ныне юридической) психологии тесно связано с именами таких выдающихся отечественных психиатров и психологов, как В.М. Бехтерев (1857—1927), С.С. Корсаков (1854— 1900), В.П. Сербский (1855—1917). В 1907 г. по инициативе В.М. Бех¬терева и Д.А. Дриля, также много сделавшего в изучении личности пре¬ступника, был создан Научно-учебный психоневрологический инсти¬тут, в программу которого входила разработка курса «Судебной психо¬логии». В 1909 г. в рамках этого института создается Криминологичес¬кий институт. С этого времени судебная психология стала развиваться в России как самостоятельная прикладная отрасль психологии.
В первые годы после революции интерес к проблемам судебной пси¬хологии не ослабевает. Об этом свидетельствуют материалы I и II Всерос¬сийских съездов по психоневрологии, состоявшихся в начале 20-х гг. В те же годы в ряде крупных городов — Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Минске, Баку — организуются кабинеты для проведе¬ния криминально-психологических исследований и кабинеты научно-су¬дебной экспертизы, целью которых было изучение личности преступника и психологии преступления.
В 1925 г. в Москве создается первый в мире Государственный ин¬ститут по изучению преступности и преступника. В эти годы издается целый ряд интересных работ по судебной психологии. Наиболее значи¬тельные из них принадлежали перу таких известных в то время ученых, как А.Е. Брусиловский3, СВ. Познышев4, К.И. Сотонин5. Так, СВ. По-знышев стремился с помощью психологической науки объяснять причи-
1 Владимиров Л.Е. Психологическое исследование в уголовном суде. М., 1901. С. 119—120.
2 Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. СПб , 1910 С. 191.
3 Брусиловский А.Е. Судебно-психологическая экспертиза. Предмет, методика и пределы. Харьков. 1929.
4 Познышев СВ. Криминальная психология. Преступные типы Л., 1926.
5 Сотонин К.И. Очерк криминальной психологии, Казань, 1925, Сотонин К.И. Пси¬хограмма судебного следователя // Интеллектуальный труд. М., 1925.
20
ны совершения различных преступлений. Он полагал, что преступле¬ния совершаются под влиянием, с одной стороны, «окружающих лич¬ность внешних, и прежде всего, социальных условий, а с другой сторо¬ны, того, что организм данного субъекта получил в наследство от пред¬ков»’. Как он полагал, в праве имеется целая система прикладных пси¬хологических наук, которые следует объединить под названием «крими¬нальная психология». Одна из этих научных отраслей, изучающая пси¬хические процессы, «находящие свое выражение в судебном и досудеб¬ном исследовании преступления», и должна, по его мнению, называться судебной психологией или, как он потом уточнил, уголовно-процессу¬альной психологией.
Интересные исследования в конце 20-х гг. провел А.Р. Лурия в ла¬боратории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. С помощью разработанного им метода «сопряженной моторной динамики» ему удалось выявлять «симптомы скрываемой ситуации» обследуемых лиц, подозреваемых в причастности к совершенным преступлениям. Полученные им результа¬ты помогли создать прибор, который впоследствии получил название полиграфа или лай-детектора2.
Заметной вехой в развитии судебной психологии явился прошед¬ший в 1930 г. I Всесоюзный съезд по изучению психологии, на котором была создана специальная секция по судебной психологии. На ней были обсуждены доклады А.С. Тагера «Об итогах и перспективах изучения судебной психологии» и А.Е, Брусиловского «Основные проблемы пси¬хологии подсудимого в уголовном процессе». Участники съезда пришли к общему выводу о необходимости дальнейшего развития трех основ¬ных направлений судебной психологии: криминальной — изучающей психологию преступления и личности преступника, пенитенциар¬ной — исследующей поведение лиц, отбывающих уголовное наказание, а также лиц, осуществляющих исправительную деятельность, ипроцес-суальной — занимающейся изучением деятельности участников уго¬ловного судопроизводства на разных его стадиях3.
Благодаря высокому уровню научных исследований отечественных ученых судебная психология в нашей стране к началу 30-х гг. представ¬ляла собой «авторитетную и обширную область науки, имеющую предме¬том изучения психологические предпосылки преступления, быт и психо¬логию различных групп преступников, психологию свидетельских пока¬заний и судебно-психологическую экспертизу, психологию заключенно¬го («тюремная психология») и т.п.»4. Однако в начале 30-х гг. по отечест¬венной психологии ударила первая волна репрессий, которая сопровож-
1 Познышев СВ. Указ. соч. С. 6.
2 Лурия А.Р. Экспериментальная психология в судебно-следственном деле // Со¬ветское право. 1927. № 2 (20). С. 84—100; Лурия А.Р. Психология в определении следов преступления // Научное слово. 1928. № 3. С. 79—104.
Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. С. 8.
4 Петровский А.В. История советской психологии. Формирование основ психоло¬гической науки. М., 1967. С. 181.
21
далась физическим уничтожением многих видных ученых. Не избежала этой участи и судебная психология. Вторая волна пришлась на конец 40-х — начало 50-х гг. Репрессиям был придан идеологизированный ха¬рактер борьбы с «бездарным космополитизмом, за верность марксизму-ленинизму» и пр.1, поскольку в годы проведения массовых репрессий, су¬дебного произвола государственной власти ее партийной олигархии не были нужны исследования в области судебной психологии.
Как пишет А.Р. Ратинов, в этот период «исследование центральных про¬блем судебной психологии, таких, как мотивация поведения обвиняемого в процессе расследования, влияние общественной атмосферы на формирова¬ние показаний и пр. неизбежно опровергло бы известный тезис об особом доказательственном значении признания обвиняемого в делах о государст¬венных преступлениях»2. Поэтому представители психологической науки были вынуждены отойти в сторону либо попросту были изолированы от во¬просов следственной и судебной практики. Открытые ранеекабинеты, ин¬ституты по изучению преступника и преступности в стране были свернуты. Само название судебной психологии (как и криминологии) оказалось вы¬черкнутым. «Так был заморожен процесс взаимного обогащения психологии и права. Некоторые вопросы судебной психологии, оставшись «бесхозны¬ми», были приняты в лоно судебной психиатрии»3.
Возрождение судебной психологии в нашей стране началось в 60-е гг. С 1964 г. во всех юридических вузах вводится преподавание су¬дебной психологии в качестве обязательной составной части професси¬ональной подготовки юристов. В этот период в ряде работ процессуаль¬но-криминалистического характера начинают вводиться психологичес¬кие знания, с помощью которых их авторы обосновывают те или иные явления правового характера, дают рекомендации по проведению раз¬личных следственных действий.
Характерной особенностью данного процесса являлось то, что эти знания из области психологии стали привносить в правовую науку, как правило, ученые-юристы, хорошо знающие особенности правоохрани¬тельной деятельности и те трудности, с которыми сталкиваются на практике работники правоохранительных органов (А.Н. Васильев, Л.М. Карнеева, С.С. Ордынский, С.Я. Розенблит и др.). И это, несо¬мненно, выделяло в лучшую сторону многие такие работы. Однако в ряде работ того периода, к сожалению, далее психологического коммен¬тария отдельных юридических вопросов дело не шло, что придавало им чисто умозрительный, по выражению A.M. Столяренко, «психолого-комментаторский характер» на уровне житейской, но отнюдь не науч¬ной психологии4. Например, описания юридической деятельности, про¬фессии юриста строились на основе здравого смысла без каких-либо ре-
1 Петровский А.В., Ярошевский М.Г. История и теория психологии. Т. 1. Р. н/Д., 1996. С. 229—230.
2 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. С. 8.
Там же. С. и.
4 Столяренко A.M. Проблемы и пути развития юридической психологии хологический журнал. 1988. Т. 9, № 5. С. 77.
Пси-
22
комендаций: каким образом, на основе каких четко разработанных кри¬териев проводить отбор абитуриентов в юридические вузы и кандидатов на службу в правоохранительные органы. Как потом справедливо отме¬тил А.Р. Ратинов, одна из слабых сторон исследований в области юри¬дической психологии проявлялась тогда в бедности ее методического материала1. В результате юридическая психология, пишет A.M. Столя¬ренко, все еще была значительно ближе к юридической науке, чем к психологической, представляя собой «психологизирующую юриспру¬денцию», а не юридическую психологию2.
Заметной вехой в становлении и дальнейшем развитии судебной психологии явилась монография А.Р. Ратинова «Судебная психология для следователей», опубликованная в 1967 г., оказавшая свое положи¬тельное влияние на многие последующие публикации в этой области, в том числе и на подготовленные позднее учебники по юридической (су¬дебной) психологии разных авторов, придерживающихся различных взглядов на то, какой ей быть: А.В. Дулов (1975), В.Л. Васильев (1991), М.И. Еникеев(1996).
В 1971 г. в стране проводится первая Всесоюзная конференция по проблемам судебной психологии. В обществе психологов СССР созда¬ется секция судебной психологии. Во Всесоюзном институте по изуче¬нию причин и разработке мер предупреждения преступности организу¬ется сектор психологических проблем борьбы с преступностью. В ряде ведущих юридических вузов страны создаются кафедры юридической психологии. Во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В.П. Сербско¬го начала функционировать психологическая лаборатория. Периодичес¬ки стали проводиться межвузовские научно-практические конференции по юридической психологии. Создается Координационный совет, вво¬дится • научная специальность «юридическая психология». Начинает функционировать специализированный Ученый совет по присуждению ученых степеней по данной специальности. Активизируется научно-ис¬следовательская работа по различным проблемам юридической психо¬логии, среди которых приоритетное развитие получили:
□ методологические вопросы (предмет, методы, задачи, междис¬циплинарные связи юридической психологии с другими науками);
□ психологические аспекты нормативно-правовой регуляции, со¬держания отдельных институтов, понятий, норм нового законодательст¬ва, особенно в области уголовного и гражданского права;
о психологическая расшифровка правосознания «выполняющего концептуальную роль, являющегося стержневым для юридической пси¬хологии в целом и ее отдельных разделов» (А.Р. Ратинов);
□ дальнейшая, более углубленная разработка криминальной пси¬хологии и прежде всего психологии личности преступника;
Ратинов А.Р. Актуальные задачи психологии права / / Психологический журнал. ‘987.J. 8, № 1.С. 15-16.
Столяренко A.M. Указ. соч. С. 75.
23
□ изучение психологических особенностей преступлений, которые появились в последние десятилетия, профессиональной преступности, в том числе группового характера, в целом — проблем насилия, агрессии, жестокости, ставших наиболее актуальными в последние годы;
□ психологическое изучение и на этой основе практическое обес¬печение профессиональной деятельности сотрудников правоохрани¬тельных органов различной специализации (прокуратуры, суда, испра¬вительно-трудовых учреждений и т.д.);
а изучение дополнительных возможностей, которыми может распо¬лагать судебно-психологическая экспертиза в уголовном и гражданском’ процессе.
Понятно, что не все перечисленные выше направления разрабаты¬ваются в равной мере. Значительно отстают научные исследования пси¬хологического характера в области гражданского судопроизводства, се¬мейного, трудового, предпринимательского права и в некоторых других отраслях правоприменительной деятельности. Отсутствует система подготовки кадров судебных психологов, специалистов с высшим психо¬лого-правовым образованием, до сих пор в стране не создан институт судебно-психологической экспертизы, в ряде правоохранительных орга¬нов отсутствует профессионально-психологический отбор. Однако хо¬чется верить, что эти и другие проблемы будут решаться.
§ 3. Методологические проблемы юридической психологии
Анализируя пути развития отечественной психологической науки, Л.С. Выготский в конце 20-х гг. писал о том, что «психология не двинется дальше, пока не создаст методологии»1. Сказанное столь же актуально и для юридической психологии как одной из прикладных отраслей психологи¬ческой науки, которая не может развиваться без методологического обеспе¬чения концепции своей системы, собственного предмета изучения.
Методология помогает избрать правильное направление в развитии науки, выработать методику исследований, дать мировоззренческую ин¬терпретацию получаемых результатов, осуществить структурирование знаний. Особенно велика роль методологических разработок на началь¬ном этапе становления любой научной отрасли знания, тем более при¬кладного характера.
Заинтересованность психологии (и в неменьшей степени юридичес¬кой психологии) в разработке методологических проблем объясняется сложностью, многоплановостью предмета исследования, накоплением «огромного количества эмпирического материала, который просто не¬возможно охватить без новых методологических подходов»2. Особая ак-
1 Выготский Л.С. Исторический смысл психологического кризиса Методологичес¬кое исследование // Собр. соч. М., 1982. Т 1 С. 418
2 Зинченко В.П., Смирнов С.Д. Методологические вопросы психологии. М , 1983. С. 29.
24
туальность разработки методологических вопросов ощущается там, где имеются прямые выходы теоретических, экспериментально-психологи¬ческих исследований юридической психологии в практику (вопросы су¬дебно-психологической экспертизы, психологические аспекты борьбы с различными преступлениями, психологический отбор в правоохрани¬тельные органы и т.д.). Именно здесь возникает особая ответственность за публикуемые результаты и выводы о сущности психологического и детерминантах его развития.
Научные принципы познания. Содержанием методологии науки являются идейно-теоретические, мировоззренческие позиции, принципы, определяющие подходы к изучаемым явлениям, методы ис¬следования, объясняющие различные феномены, а также получаемые результаты в ходе проводимых исследований.
Юридическая психология, как и любая другая наука, опирается на следующие научные принципы познания: объективное исследование любых, в том числе психических явлений; детерминизм, причинная (ка¬узальная) обусловленность различных проявлений психики; систем¬ность и, наконец, принцип изучения психики в ее развитии, в тесном единстве сознания и деятельности.
Принцип объективного исследования психики. Данным принци¬пом руководствуются при изучении психических явлений по их объек¬тивным показателям, проявляющимся в процессе какой-либо деятель¬ности. В основе указанного принципа лежит идея о единстве сознания, психики и деятельности. Психика человека изучается путем исследова¬ния объективных показателей проявления психических процессов в той или иной, в том числе и в противоправной, деятельности человека. Дан¬ный подход нацеливает следователя, суд на установление объективных признаков деяния и по ним — на выявление психических свойств и со¬стояний человека. Как писал видный отечественный психолог С.Л. Ру¬бинштейн, «деятельность человека обусловливает формирование его сознания, его психических связей, процессов и свойств, а эти послед¬ние, осуществляя регуляцию человеческой деятельности, являются ус¬ловием их адекватного выполнения»1. Такой подход к исследованию психики, ее проявлений предостерегает от субъективизма в оценке по-ведения и личности индивида.
Принцип детерминизма, причинной (каузальной) обусловлен¬ности психических явлений. Принцип детерминизма помогает объяс¬нять изучаемые психические феномены закономерным взаимодействи¬ем доступных эмпирическому контролю факторов, различных обстоя¬тельств, которые предшествуют какому-то событию, вызывают его2. На¬пример, признавая важную роль в формировании личности наследст¬венных факторов, ее индивидуально-психологических свойств, особен¬ностей нервной системы, необходимо видеть значительное влияние на
Рубинштейн С.Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959. С. 251. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Указ. соч. С. 291
25
поведение субъекта социальных, общественных отношений, окружаю¬щей его микросреды.
Благодаря принципу детерминизма удается глубже вникать и более всесторонне анализировать причины и условия, способствующие совер¬шению преступлений, целенаправленно вести правовую воспитательную работу с лицами, встающими на путь нарушений правопорядка, положи¬тельным образом воздействовать на формирование их правосознания.
Принцип системности в изучении и объяснении психических яв¬лений. Данный принцип научного познания побуждает исследователя рассматривать различные психические явления, психику в целом как единое целое, состоящее из множества взаимодействующих между собой элементов. В свою очередь психика в процессе развития проходит различные этапы изменения своей структуры, в то же время стремясь к самосохранению, поддержанию своего внутреннего равновесия (гомео-стаза). Данное положение лежит в основе функционирования, как мы говорим, психической «нормы», «нормальной», т.е. адаптированной к внешним условиям психической деятельности. И если приходится объ¬яснять какое-либо проявление психики человека в его поведении, мы не можем не учитывать ее в целом. Например, раздумывая над тем, был аффект у обвиняемого в момент совершения противоправных действий или нет, окончательный ответ можно дать лишь после изучения особен¬ностей его психики в целом, т.е. с учетом индивидуально-психологичес¬ких особенностей психики данного конкретного лица.
Кроме того, системный подход позволяет объяснять и соотносить различные понятия, выявлять зависимость поведения человека от мно¬гих факторов, от его прошлого и настоящего, составлять прогноз его бу- •’ дущего. Без системного анализа невозможно ответить на так часто воз¬никающий в судебной практике вопрос: зачем он так поступил?
Принцип изучения психики, сознания в развитии, в единстве со¬знания и деятельности. Психика человека, его сознание на всем про¬тяжении жизненного пути подвергаются постоянному воздействию ок¬ружающей среды и, следовательно, не остаются как нечто застывшее, раз и навсегда данное. Они являются отражением тех внешних социаль¬ных воздействий, которым подвергается человек. Это принципиально важное положение нередко помогает объяснить, почему данный субъ¬ект совершил то или иное преступление.
Говоря о методологических принципах психологической науки, иг¬рающих важную роль в юридической психологии, нельзя забывать и те основополагающие принципы, лежащие в основе правовой науки, дей¬ствующего законодательства, которыми также должен руководство¬ваться исследователь в области юридической психологии. Эти принци¬пы хорошо известны юристам. Они введены законодателем в уголовный закон. Это принципы законности, равенства граждан перед зако¬ном, принципы вины, справедливости, гуманизма (ст. 3—7 УК РФ).
Составной частью методологии науки является учение о методах познания. В юридической психологии используются различные методы научного познания. Некоторые из них, такие, например, как наблюде-
26
ние эксперимент, являются общенаучными. Однако каждая наука мо¬дифицирует, приспособляет общенаучные методы к своим потребнос¬тям, своему предмету и задачам исследования.
Рассматривая методы познания, установления истины, следует иметь в виду, что одни из них применяются только в научных исследо¬ваниях (например, при проведении научного эксперимента в целях оп¬ределения порога чувствительности зрительного анализатора человека в условиях ограниченной видимости и т.д.), другие же используются и в практической деятельности, разновидностью которой является, в частности, расследование преступлений. Если общая психология специ¬ально создает психологические методы для достижения научных целей, то ее прикладные отрасли, в частности юридическая психология, разра¬батывают и применяют методы познания прежде всего для решения практических вопросов.
Методы изучения личности не должны противоречить этическим нор¬мам, ущемлять права граждан, гарантированные Конституцией РФ, про¬тиворечить требованиям уголовно-процессуального закона, принципу за-конности. Более подробно они рассматриваются в главе 3 учебника.
Междисциплинарные связи юридической психологии. Как уже отмечалось, судебная (ныне юридическая) психология возникла в ответ на запросы практики борьбы с преступностью на стыке правовой и психологической наук. Поэтому она носит, безусловно, комплекс¬ный, междисциплинарный характер. Прежде всего она связана с общей психологией и по отношению к ней находится в ряду аналогич¬ных ей научных дисциплин, которые Л.С. Выготский называл отрасля¬ми прикладной психологии (педагогическая, медицинская и др.).
Тесные связи юридическая психология поддерживает также и асо¬циальной психологией. Такие ее разделы, как социально-психологичес¬кие проблемы личности, являются базовыми в изучении психологичес¬ких аспектов деятельности следователя, состава суда, психологии пре¬ступной группы и некоторых других вопросов1. Многие положения юри¬дическая психология заимствует из области педагогической, медицин¬ской, инженерной психологии, психологии труда, управленияприме-нительно к решению своих частных задач2. В то же время, поскольку юридическая психология обслуживает различные виды профессиональ¬ной деятельности юристов в определенном правовом (процессуальном) режиме, она не может быть, несмотря на свой естественно-научный ха-рактер, и вспомогательной правовой наукой, связанной с ее различны¬ми отраслями. Причем юридическая психология не только поддержива¬ет с ними междисциплинарные связи, но и оказывает им уникальную помощь, выполняя по отношению к ним познавательную функцию. Это определяется прежде всего гносеологической природой установления
Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для вузов. М., 1996. С. 348—351.
Ратинов А.Р., Богомолова С.Н., Волков В.В. и др. Юридическая психология и проблемы борьбы с преступностью // Вопросы борьбы с преступностью, 1983. Вып. 38. \j. 41.
27
истины при расследовании (рассмотрении) уголовных дел, в ходе разре¬шения различных гражданско-правовых споров в суде, поскольку это — не что иное, как разновидность всеобщего процесса познания, осущест¬вляемого с учетом закономерностей психических познавательных про¬цессов, в целом познавательной деятельности человека.
«Многие процессы и явления, изучаемые… юридической наукой, — указывает Б.Ф. Ломов, — не могут быть до конца поняты без раскрытия роли в этих процессах и явлениях тех факторов, которые определяются как психологические, без знания «механизмов» индивидуального и груп¬пового поведения людей, закономерностей формирования стереотипов поведения, без анализа психологических свойств и особенностей личнос¬ти, ее способностей, характера, межличностных отношений и т.д.»1.
В этой связи в первую очередь следует указать на интегративные связи юридической психологии с наукой уголовного процесса, изучаю¬щей сущность и принципы уголовного процесса, развитие и основные черты уголовно-процессуального права, правовое положение участни¬ков процесса, проблемы теории доказательств, познания истины по уго¬ловным делам, порядок уголовно-процессуальной деятельности от ее на¬чала до завершения, правила деятельности органов расследования, про¬куратуры и суда при производстве по уголовным делам.
Основным содержанием уголовно-процессуальной деятельности, проводимой правоохранительными органами, является процесс рассле¬дования (рассмотрения) уголовных дел, носящий исследовательский, познавательный характер, в ходе которого путем доказывания устанав¬ливается истина по делу. То есть, доказывание истины в уголовном про¬цессе представляет собой не что иное, как разновидность всеобщего процесса познания со всеми присущими ему закономерностями и осо¬бенностями психолого-гносеологического характера.
Как справедливо указывает А.Р. Ратинов, «судебная психология проникает в сферу уголовно-процессуальной теории, помогая в реше¬нии наиболее сложных вопросов доказательственного права, раскрывая психологический механизм оценки доказательств, формирования внут¬реннего убеждения, рекомендуя оптимальный с точки зрения психоло¬гии порядок доказывания и всего уголовного судопроизводства»2. Ана¬логичных взглядов придерживаются и другие ученые, считающие, что «многие институты процессуального права вообще не могут быть позна¬ны с достаточной глубиной без применения закономерностей, установ¬ленных судебной психологией»3.
Ряд принципиально важных положений уголовно-процессуально¬го закона, таких, как независимость судей с подчинением их только закону, гласность, непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства (ст. 16, 18, 240 УПК РСФСР), вырабаты-
1 Ломов Б.Ф Теория, эксперимент и практика в психологии / / Психологический журнал 1980. Т 1, № 1 С. 8.
2 Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей С. 13.
3 Например- Дулов А.В. Введение в судебную психологию. М., 1970. С. 119.
28
вались на протяжении длительного периода под влиянием практики уго¬ловного судопроизводства, которая со всей очевидностью показала, в какой огромной мере психические процессы, сами условия восприятия судом обстоятельств, подлежащих доказыванию, влияют на объектив¬ность установления истины и принятия судебных решений.
Поэтому при анализе норм уголовно-процессуального закона, регу¬лирующих процесс доказывания, установления истины по делу, с точки зрения психологии обращают на себя внимание в первую очередь два аспекта этого регулирования. Во-первых, отражение в ряде уголовно-процессуальных норм психологических закономерностей, учет которых обеспечивает объективность, доброкачественность процесса познания истины по делу, достоверность получаемых результатов. И во-вторых, наличие гарантий, призванных оградить от различных негативных вли¬яний процессы мышления, памяти, принятия решений различными участниками уголовного процесса1. И хотя законодатель не прибега¬ет к собственно психологическим терминам, процедура расследова¬ния (рассмотрения) уголовного дела, вобрав в себя накопленный че¬ловечеством опыт, учитывает роль психологических факторов в уста-новлении истины по делу. И в этом процессе все более серьезную по¬мощь правоохранительной деятельности будет оказывать психологи¬ческая наука, которая должна перейти от распространенного психо¬логического комментария отдельных явлений или процессов, психо¬логического всеобуча работников правоохранительной системы к психологическому обеспечению уголовно-процессуальной дея¬тельности как единой целостной системы.
Психологическое обеспечение уголовно-процессуальной деятель¬ности (поэтапное психологическое сопровождение ее стадий) в виде по¬стоянно оказываемой психологической помощи должностным лицам правоохранительных органов должно стать принципом правоохрани¬тельной деятельности в стране. А это в свою очередь предполагает со¬здание психологической службы в системе правоохранительных ор¬ганов, укомплектованных соответствующими специалистами в области юридической психологии с возложением на эту службу обязанности оказывать не только периодическую консультативную, но самое глав¬ное — постоянную практическую помощь работникам этих органов, на¬пример, при выезде на место происшествия, во время проведения обыс¬ка и других следственных, розыскных действий, при психологическом отборе лиц в правоохранительные органы, при проведении профилакти¬ческих мероприятий и т.п.
__ Аналогичным образом можно проследить тесную связь юридичес¬кой психологии и гражданского процесса, который осуществляется с соблюдением тех же принципов судопроизводства, что и уголовный про¬чесе: независимость судей с подчинением их только закону, гласность,
Морщакова Г.М. Психологические истоки судебных ошибок и внутреннее убеж¬дение судей // Эффективность правосудия и проблема устранения судебных ошибок М- 1975. Ч II, гл. VII С 7-8
29
непосредственность, устность и непрерывность судебного разбиратель¬ства (ст. 7, 9, 146 ГПК РСФСР). Хотя гражданский процесс имеет и свои особенности, в том числе и с познавательной, психологической точек зрения. Например, если в уголовном процессе материалы предва¬рительного следствия уже содержат модель подлежащего исследова¬нию правонарушения, то «в гражданском процессе мысленная модель фактов, подлежащих установлению, создается самим судьей в ходе под¬готовки дела»’.
Тесные междисциплинарные связи также имеют место между юри¬дической психологией и наукой уголовного права в изучении целого ряда уголовно-правовых проблем, носящих комплексный характер. На¬пример, к ним можно отнести вопросы, связанные с субъектом, субъек¬тивной стороной преступления: психологические особенности личности преступника, его эмоционально-волевая, мотивационная сфера, уровень интеллекта, актуальные психические состояния, которые сопутствуют совершению некоторых преступлений, влияют на то, в какой мере субъ-ект преступления руководит своими действиями и отдает отчет своим поступкам.
Уголовный кодекс РФ, введенный в действие в 1997 г., содержит целый ряд новых понятий, имеющих сугубо психологический либо ком¬плексный психолого-правовой характер. Вот некоторые из них: уголов¬ная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключаю¬щим вменяемость (ст. 22); «деяние, совершенное по легкомыслию» (ст. 26); несоответствие «психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам» (ч. 2 ст. 28); устойчивость, сплоченность как признаки преступной группы (ч. 3, 4 ст. 35), психическое принуждение (ст. 40); особая жестокость (п. «д» ст. 105, п. «б» ст. 111, п. «в» ст. 131); аффект, длительная пси-хотравмирующая ситуация (ст. 107, 113); психические страдания (ч. 1 ст. 117); беспомощное состояние потерпевшей стороны (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 132) и т.д. Этот перечень подтверждает, какой тесной должна быть связь научных исследований в области уголовного права с психо¬логической наукой и ее прикладной отраслью — юридической психо¬логией.
Подобные связи юридической психологии можно проследить и при анализе гражданско-правовых норм, отдельных ее положений с такой наукой, как гражданское право. Так, проблема компенсации морально¬го вреда в случае причинения гражданину «нравственных страданий» не может быть всесторонне исследована и решена без учета психологи¬ческого фактора, тем более что суды должны оценивать все это с учетом «индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред» (ст. 151, 1101 ГКРФ).
Не менее актуальной в гражданском праве становится проблема признания сделок недействительными вследствие необычного состоя-
1 Подробнее см.: Резниченко ИМ. Психологические вопросы подготовки и судебно¬го разбирательства гражданских дел. Владивосток, 1983. С. 4.
30
ния психики гражданина, сниженного интеллекта, дефектов его воле¬изъявления, а также ошибок восприятия, связанных с пониженным уровнем чувствительности тех или иных анализаторов (зрительных, слуховых и пр.), с повышенной внушаемостью, т.е. качеств, которые способствуют введению в заблуждение человека при принятии им ре¬шений правового характера (см. ст. 177, 178 ГК РФ).
Все еще недостаточно изученными остаются смежные проблемы психолого-правового характера в области семейного, трудового права (законодательства).
Самая тесная связь юридической психологии установилась с кри¬миналистикой, особенно с ее разделами, посвященными следственной тактике и методике расследования преступлений. Однако в этом интег¬рационном процессе необходим более высокий качественный уровень, который привел бы, о чем уже говорилось выше применительно к уго¬ловно-процессуальной деятельности, к созданию системы психологи¬ческого обеспечения внедрения и реализации рекомендаций кримина¬листики (и не только следственной тактики, но и всех ее трех частей) в деятельность правоохранительных органов.
Для этого необходимо:
более широкая и квалифицированная методическая (по сравнению с настоящим положением) помощь специалистов (экспертов)-психоло-гов в процессе расследования (рассмотрения) уголовных дел;
введение института судебного психолога в систему республикан¬ских, областных (краевых), окружных (им приравненных) правоохрани¬тельных органов для оказания психологической помощи должностным лицам этих органов в проведении следственных, розыскных действий, в расследовании особо сложных групповых преступлений.
Весьма тесная связь существует между юридической психологией и криминологией. Важнейшие разделы криминологической науки просто не могли бы развиваться без опоры на ее разделы, касающиеся психо¬логии личности. Особое внимание криминологов привлекают именно «те особенности личности преступника, которое связаны с его преступ¬ным деянием, объясняют его совершение» (направленность, ценност¬ные ориентации, основные потребности, интересы, отношение к нормам морали, уровень правосознания, психические и психофизиологические особенности)1.
Традиционные связи поддерживаются между юридической психо¬логией и судебной психиатрией, особенно в пограничных областях знаний человеческой психики, находящейся между психической нор¬мой и психической патологией, о чем свидетельствует развитие та¬кого междисциплинарного вида совместных исследований, которое определилось в качестве комплексной психолого-психиатрической экспертизы2.
,, Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976. С. 190—191
” Подробнее см . Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза.
31
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
1 Что составляет предмет юридической психологии’
2 Назовите составные части юридической психологии
3 Какие задачи призвана решать юридическая психология’
4 Какие этапы развития прошла юридическая психология’
5 Каким образом общественно-политические взгляды в России во второй половине XIX в оказали влияние на формирование судебной психологии’
6 Назовите имена известных ученых, юристов, общественных деятелей, внесших свои вклад в развитие юридической психологии у нас в стране и за рубежом
7 Перечислите основные принципы научного познания используемые в юридической психологии
8 Какое место занимает юридическая психология в системе общенаучных знании, какие у нее существуют междисциплинарные связи с другими отраслями психологической и правовой науки’
9 В чем проявляется взаимосвязь юридической психологии с уголовным и граждан ским процессом уголовным и гражданским правом, криминалистикой и криминологией’ Покажите это с помощью психолого правового анализа отдельных норм права

Раздел второй
ЛИЧНОСТЬ В СФЕРЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Глава 2. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Понятие личности в психологии и юриспруденции. Правовое зна¬чение данного понятия. Индивид, личность, субъект правоохрани¬тельной деятельности Процесс формирования личности, крите¬рии ее оценки. Черты, качества, факторы, тип личности. Фактор¬ный и типологический анализ личности. Психологическая струк¬тура и содержание личности.
§ 1. Понятие личности в психологической и правовой науке
Индивид, личность, субъект деятельности. Личность — фун¬даментальное понятие, одна из центральных проблем в психологии, имеющая ярко выраженный междисциплинарный характер.
Понятие личности нередко заимствуется из психологии, трансфор¬мируется представителями различных, в том числе и правовых, наук (уголовное, гражданское право, криминология, криминалистика и др.), широко использующих его применительно к субъектам различных пра¬воотношений. Характерной чертой употребления данного понятия в юридической литературе является более расширительное толкование его содержания (по сравнению с тем, как оно трактуется в психологии), некоторое его смещение к таким понятиям, как субъект, лицо, человек. Эту особенность следует иметь в виду, чтобы правильно ориентировать¬ся во всех этих терминах изучающим юридическую психологию, кото¬рая, с одной стороны, опирается на фундаментальные, принятые в пси¬хологии понятия, а с другой — должна учитывать терминологию зако¬нодательных актов, подзаконных источников права.
Неоднозначность данной проблемы усугубляется еще и тем, что в психологической науке до сих пор не создано единой общепризнанной теории личности, отсутствует и общий взгляд на ее определение, рас¬пространены различные, порой противоположные подходы к раскрытию ее структуры и содержания. Все это создает определенные трудности не только для психологов, но и для правоведов, юристов, занимающихся практической деятельностью, для которых понятия: личность субъекта правоотношений, личность участников уголовного, гражданского про¬цесса, личность виновного, потерпевшего и тому подобное наполнены вполне конкретным, в том числе и психолого-правовым, содержанием.
Стоит взглянуть на целый ряд законодательных актов, чтобы убе¬диться в этом. Например, одним из основополагающих принципов уго¬ловного судопроизводства является провозглашение в виде правовой нормы принципа «неприкосновенности личности» (ст. 11 УПК РСФСР). Или: при назначении вида и размера наказания судам предписывается учитывать не только характер, тяжесть, последствия преступления, но
34
и «личность виновного» (ч. 3 ст. 60 УК РФ). Термин «личность виновно¬го» употребляется в уголовном законе и в контексте с условным осуж¬дением (ч. 2 ст. 73 УК РФ). Целый раздел (VII) Особенной части УК РФ посвящен «преступлениям против личности».
Аналогичная картина имеет место и в гражданском праве, когда речь идет о защите достоинства личности гражданина в случаях причи¬нения ему неправомерными действиями морального вреда, нравствен¬ных страданий (см., например, ст. 150—152, 1099—1101 ГКРФ).
Анализируя подобные формулировки, содержащиеся в законода¬тельных актах, различных литературных источниках психологического и правового характера, невольно задаешься вопросом: что же представ¬ляет собой личность, каковы ее признаки, критерии и содержание? По¬пытаемся ответить на все эти вопросы.
Если рассматривать человека с самого начала его появления на свет, то о нем в научном плане можно говорить лишь как об индиви-де — представителе вида homo sapiens, который имеет обусловленные природой особенности или присущий ему генотип. В последующем его индивидные, генотипические свойства получают дальнейшее развитие. Постепенно включаясь в систему существующих в обществе отношений (сначала в семье, потом в школе и т.д.), человек подвергается неизбеж¬ному воздействию окружающей его социальной среды, в той или иной мере адаптируется к ней, к социальным условиям своего бытия. То есть происходит постепенный процесс его социализации, формирования его личности. Вот почему считается, что человек не рождается личностью, а ею становится1. С этой точки зрения по сравнению с понятием инди¬вид понятие личность — качественно более новое образование, появ¬ляющееся значительно позже рождения человека, вступающего в отно¬шения с окружающими его людьми2.
Этимологически термин личность происходит от слова личина (persona — лат.) или маска, в которой актер выступал на сцене древне¬греческого, а потом древнеримского театра. То есть первоначальный смысл данного понятия сводился к чисто внешним проявлениям опреде¬ленной, заданной сценарием пьесы ролевой индивидуальности теат¬рального персонажа, выразителем которого была та или иная маска, те¬атральная роль. В последующем это внешнее проявление индивидуаль¬ности сохранилось и стало использоваться в определении личности, че¬ловека, выступающего в той или иной социальной роли.
Таким образом, если понятие «индивид» указывает на связь человека с природой, то понятие «личность» — на связь человека с обществом, со¬циальной средой. Поэтому в настоящее время понятие «личность» уже не рассматривается вне зависимости от внешнего социального окружения человека, от того, как он воспринимается со стороны, как проявляет себя
См.: Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. В 2 т. М., 1989. Т. II. С 245; Леонтьев А.Н Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. С. 176.
С 235.
См.: Гиппенрейтер Ю.Б Введение в общую психологию: Курс лекций. М., 1988.
35
в обществе, каков его индивидуальный стиль поведения в самом широком спектре ситуаций, в конечном итоге — в какой мере он включен в обще¬ственные отношения. Вот, к примеру, одно из таких определений: «лич¬ность есть внешнее проявление индивидуальности — как человек вос¬принимается окружающими и как он на них воздействует»’. В данном оп¬ределении содержится, пожалуй, то наиболее общее и наиболее важное, что объединяет разнообразные подходы многих авторов к раскрытию по¬нятия личности. А определений личности, кстати, очень много. Амери-канский психолог Г. Олпорт насчитал их порядка пятидесяти в психоло¬гии, философии, социологии, теологии, в юриспруденции, что лишний раз подтверждает интерес к этому понятию, многогранность самой феноме¬нологии личности и уникальность ее организации.
Как справедливо пишут исследователи данной проблемы, психоло¬гический феномен личности следует рассматривать исходя из различ¬ных предпосылок. Поэтому ни одно определение личности не может дать исчерпывающего представления о ней, но каждое из них освещает определенные стороны данного явления. Использование множества раз¬нообразных определений расширяет и углубляет наше понимание лич¬ности, дает новую информацию, позволяя приблизиться к пониманию глубины и содержания данного явления2. Такого подхода к понятию личности придерживаются многие психологи.
Так, при описании личности представителями различных научных школ и направлений используются следующие теоретические подходы:
биологический — личность изучается прежде всего с точки зрения генетических предпосылок ее формирования и эволюционного разви¬тия, их влияния на поведенческие, социальные аспекты развития инди¬вида, бюблагодаря чему отдельные черты, свойства личности передаются человеку по наследству, т.е. отдельные элементы, составляющие содер¬жание личности, имеют врожденный, наследственно обусловленный ха¬рактер;
экспериментальный — изучение личности идет от исследования перцептивных, познавательных процессов, высшей нервной деятельнос¬ти человека, их роли в поведении в различных ситуациях;
социальный — изучается социальная среда, социальные роли, об¬щественно-исторические, культурные условия, воздействующие на фор¬мирование личности человека, который рассматривается и описывается как составная часть общества, как продукт общественного развития;
гуманистический — в основе данного подхода лежит стремление в каждом человеке видеть личность, а в самой личности — ее духовное начало; с этих позиций исследуются ведущие признаки, отражающие ее основные свойства, внутреннюю структуру, которые сопоставляются с поведенческими, социальными характеристиками индивида.
‘ Креч Д., Кратчфилд П., Ливсон Н. Элементы психологии: Учебник. Нью-Йорк, 1974. Цитируется по: Психологическое самообразование. Читая зарубежные учебники. Проблемы психологии личности. М., 1992. С. 5.
– Там же. С. 8.
36
Какому из этих подходов отдать предпочтение? Думается, все они могут быть полезны в зависимости от задач, которые ставит перед собой исследователь. Одно дело, если разрабатывается собственно теория личности, и несколько иное, если решаются какие-то частные вопросы сугубо практического характера.
Если исследователь придерживается биологического подхода, то для него, очевидно, приоритетом в изучении личности являются генети¬ческие, наследственные факторы, оценка их роли в развитии и станов¬лении личности. Такого взгляда придерживаются многие психоаналити¬ки, начиная с 3. Фрейда и К. Юнга.
Напротив, адепты жесткого социального детерминизма, в частности представители марксистской школы, сущность личности человека цели¬ком сводят к совокупности общественных отношений, которые проявля¬ются в ней, решительно отодвигая в сторону биологические, психофи¬зиологические факторы, наследственно обусловленные особенности психики, хотя эти факторы, очевидно для каждого, не стоят в стороне от процесса формирования личности.
Чтобы избежать ненужных крайностей, следует придерживаться целостного подхода к определению данного феномена, рассматривая личность в качестве такого сочетания многообразных признаков, в ко¬тором неразрывно слились все реальности: и биологическая, и психоло¬гическая, и, разумеется, социальная, характеризующие в своей сово¬купности каждого конкретного человека в его отношениях с обществом и поэтому помогающие выделить его среди других.
В основе понимания личности в качестве единого целого (биологи¬ческого, психического и социального) лежит положение С.Л. Рубин¬штейна, согласно которому внешние причины, социальный опыт челове¬ка действуют, преломляясь через внутренние условия, его психику, со¬знание. «При объяснении любых психических явлений, — писал он, — личность выступает как воедино связанная совокупность внутренних условий, через которые преломляются все внешние воздействия»1.
Данная формула — «внешнее действует через внутреннее», рас¬крывающая характер воздействия на психику внешних, социальных причин, преобразующее влияние личности на социальные процессы, до¬полняется формулой, предложенной другим известным отечественным психологом А.Н. Леонтьевым: «внутреннее… действует через внеш-нее и этим само себя изменяет»2.
Взятые вместе оба эти подхода диалектически дополняют друг ДРУга, достаточно полно отражают развитие психики, процесс формиро¬вания личности. «В этом взаимодействии биологическая природа чело¬века участвует как необходимое условие протекания, развертывания внутренних психических процессов. Поэтому понятно, что изменение физиологических параметров изменяет и характер протекания психи¬ческих процессов, что может сказываться на формировании сложных
Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 308.
Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. С. 181.
37
психических образований, включая и личность человека»1. Поэтому наиболее взвешенным выглядит утверждение о том, что в человеческой личности нельзя все сводить только либо к социальному, либо к биоло¬гическому. Иначе невозможно будет объяснить, почему человек сам для себя выбирает ту или иную, отвечающую его устремлениям, потребнос¬тям, внутренним побуждениям и влечениям деятельность, а в последу¬ющем и социальную среду, круг общения, образ жизни, которые в еще большей мере оттачивают его личность, заостряя те или иные его пси-хофизиологические особенности и которые в конечном итоге определя¬ют его дальнейшее развитие2.
На протяжении всей жизни человека происходит непрерывный про¬цесс формирования его личности под влиянием социальной среды и вос¬питания. Со своей стороны, субъект относится к этим внешним воздей¬ствиям не пассивно, а активно, сознательно. Такое активное, целена¬правленное отношение к окружающему миру выражается прежде всего в поступках, поведении человека, в том числе, к сожалению, и антиоб¬щественного характера.
Поскольку в современном обществе имеют место различные негатив¬ные социальные явления, разного рода преступления, личность человека может заслуживать не только положительной, но и отрицательной оцен¬ки, как, например, личность субъекта, совершившего преступление.
Когда говорят о личности того или иного субъекта, всегда подразу¬мевают ее уникальность, своеобразие, отличие от других. Именно в ин¬дивидуальных различиях многие находят ключ к пониманию проблемы личности. «Индивидуальность, — пишет А.В. Петровский, — проявля¬ется в чертах темперамента, характера, привычках, преобладающих ин¬тересах, в качествах познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления, воображения), в способностях, индивидуальном стиле дея¬тельности и т.д. Нет двух людей с одинаковым сочетанием указанных психологических особенностей — личность человека неповторима в своей индивидуальности»3.
И хотя оба понятия (индивидуальность и личность) весьма близки друг к другу, тем не менее они не тождественны. Употребляя термин «индивидуальность» по отношению к кому-либо, мы подразумеваем че¬ловека яркого, т.е. выделяющегося среди других определенным своеоб¬разием. Но когда мы специально подчеркиваем, что данный человек яв¬ляется еще и личностью, это означает нечто большее. «Личностью в специфическом смысле этого слова, — пишет С.Л. Рубинштейн, — яв¬ляется человек, у которого есть свои позиции, свое ярко выраженное сознательное отношение к жизни, мировоззрение, к которому он при¬шел в итоге большой сознательной работы». И далее: «глубина и богат¬ство личности предполагает глубину и богатство ее связей с миром, с другими людьми… Личностью является лишь человек, который относит-
1 Братусь Б С. Аномалии личности. М., 1988. С. 77
2 См.: Асмолов А.Г. Психология личности. М., 1990. С. 161.
3 Петровский А.В Введение в психологию. М., 1995. С. 388.
38
ся определенным образом к окружающему, сознательно устанавливает это свое отношение так, что оно выявляется во всем его существе»1.
Аналогичного взгляда на личность придерживается и Л.И. Божо-вич, которая в личности видит также человека, достигшего «определен¬ного, достаточно высокого уровня своего психического развития. Самая существенная характеристика его, когда он действительно становится личностью, — пишет Л.И. Божович, — заключается в том, что он спо¬собен господствовать над случайностями и изменять обстоятельства жизни в соответствии со своими целями и задачами; он способен также сознательно управлять и самим собой»2. Именно отсутствие или недо¬развитость этих личностных качеств у человека свидетельствуют о том, что он не может «в полной мере осознавать фактический характер и об¬щественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими»3 либо действует «по легкомыслию» (ст. 26 УК РФ).
Таким образом, личность — это человек со своими взглядами и убеждениями, проявляющий свою уникальную целостность, единст¬во социально-психологических качеств в межличностных, общест-венных отношениях, сознательно участвующий в той или иной дея¬тельности, понимающий свои действия и способный руководить ими.
Именно в этом смысле понятие личности используется в юридичес¬кой литературе, в правовых актах в одном смысловом ряду с такими терминами, как субъект правоотношений, гражданин, участник, лицо, т.е. как человек право- и дееспособный. Более того, когда в юридичес¬кой литературе говорят о личности применительно к различным субъек-там той или иной (в том числе и противоправной) деятельности, подчер¬кивается включенность последних в систему существующих в обществе правоотношений в определенной социальной роли: будь то следователя, прокурора, судьи, защитника либо обвиняемого (подсудимого), свидете¬ля, потерпевшего и т.д. И это следует иметь в виду, когда мы использу¬ем в юридической психологии, в правовой науке понятие личности.
Методологически правильный подход к раскрытию понятия личнос¬ти, ее структуры и содержания, выбор объективных критериев их оцен¬ки для более точного описания личности того или иного субъекта позво¬ляют ответить и на ряд других вопросов, которые должны разрабаты¬ваться юридической психологией. А именно: каким требованиям долж¬на отвечать личность юриста? Иначе говоря, кто по своим личностным качествам способен освоить юридическую профессию, успешно зани¬маться ею, а кого с учетом индивидуально-психологических особеннос¬тей личности не следует допускать к работе в сфере правоохранитель-
Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 241—242.
Божович Л.И Психологические закономерности формирования личности в онто¬генезе. Избр. психол. труды. М… 1995. С. 56.
Данная формулировка из ст. 21 и 22 УК РФ. К сожалению, законодатель не ввел в уголовный закон четкий психоло(ическии критерии ограниченной вменяемости, вместо этого предоставив возможность самим судам субъективно оценивать степень вины право-наРушителя с недоразвитой, инфантильной личностью, признавая либо отвергая в его Действиях «легкомыслие».
39
ной деятельности. Об этой проблеме подробно пойдет речь в главе 11 нашего учебника.
Процесс формирования личности. Каким образом происходит формирование личности? Где истоки личностного начала в человеке и когда появляется личность? Какие признаки помимо включенности ин¬дивида в систему межличностных, общественных отношений могут .свидетельствовать о состоявшейся личности, каковы критерии этого? Вот те вопросы, которые не могут нас не интересовать. От того, на¬сколько правильно ответим на них, во многом будет зависеть психоло¬го-правовая оценка противоправных действий, понимание психологи¬ческих критериев вменяемости и невменяемости, определение меры наказания не только с учетом содеянного, но и особенностей личности виновного, как того требует законодатель. Попытаемся ответить на по¬ставленные вопросы.
Специалисты в области детской психологии отмечают, что уже к чет¬вертому месяцу жизни ребенка появляются качественно новые формы ре¬агирования на приходящие к нему извне сигналы в виде положительных (улыбка) либо отрицательных (выражение тревожности) реакций при вос¬приятии им людей. Данное обстоятельство свидетельствует о самой ран¬ней, начальной организации первого опыта общения индивида, о появле¬нии у него начавшей формироваться способности к различению. Уже в эти первые месяцы ребенок неосознанно начинает руководствоваться принци¬пом реальности, и в его подсознании начинают проявляться первые про¬блески его Я. В возрасте 8—9 месяцев у ребенка отмечают такой хоро¬шо известный эмоциональный феномен, как страх перед незнакомыми людьми, что вызывает у него аффективно окрашенные формы реагиро¬вания. В этот же период у него формируются собственные телесные ощущения, зрительные, тактильные и проприоцептивные виды воспри¬ятия, т.е. начинается процесс разграничения себя и среды, себя и бли¬жайшего окружения.
Наблюдая за поведением ребенка в начале второго года, у него можно заметить пробуждающийся интерес к новым, незнакомым людям, элементы подражания. А уже приблизительно с трех лет проис¬ходит активное формирование его Я. В это же время начинается извест¬ный многим по наблюдениям за детьми очень важный с точки зрения развития личности период негативизма, когда ребенок противится вся¬кому давлению извне, как бы желая все, о чем ему говорят, делать на¬оборот, поступая так только ради того, чтобы показать свой характер, утвердить себя и, не побоимся сказать, проявить первые едва заметные ростки своей пробуждающейся личности. По существу, это своего рода первое опробование своего собственного Я в качестве субъекта меж¬личностных (обычно семейных) отношений с теми, кто его непосредст¬венно окружает. Но это еще, понятно, далеко не личность.
Хорошо известны наиболее заметные периоды в жизни человека, оставляющие свой отпечаток на формировании его личности (ранний детский возраст, детство, отрочество, юность, зрелость, старость), а
40
также главные жизненные кризисы, связанные с переходом от одного возраста к другому1.
Критерии оценки личности. Наблюдая за развитием человека, мЫ используем определенные критерии, которые позволяют оценивать уровень сформированности его личности. Каковы эти критерии? Один из них, отмеченный выше, это ощущение своего Я, которое лежит в ос¬нове представления ребенка о самом себе. Постепенно человек начина¬ет ощущать себя субъектом своих восприятий, эмоциональных состоя¬ний, действий, наконец, чувствовать свое тождество и неразрывность с тем,’ чем он был накануне. Это система возникших представлений о самом себе, или, как говорят психологи, концепция собственного Я, об¬раза самого себя, который по мере накопления жизненного, социально¬го опыта эволюционирует и, по мнению американского психолога К Роджерса, становится «реальным Я» человека или его Я-образом.
Таким образом, Я-образ представляет собой динамическое образо¬вание личности индивида. В жизни у человека периодически происхо¬дит смена множества его образов самого себя. Все это является резуль¬татом весьма продолжительного и очень важного процесса самопозна¬ния, который предполагает развитие у человека определенных познава¬тельных способностей, интеллекта. Как отмечает Ю.Б. Гиппенрейтер, «всякое знание о себе уже фактом своего получения меняет субъекта: узнав нечто о себе, он становится другим»2. Поэтому всякое продвиже-ние к самопознанию человека, закрепленное в его Я-образе, представля¬ет весьма значимый шаг в его развитии, в построении им своей собст¬венной системы взаимоотношений, прежде всего с самим собой, а также взаимодействия с другими людьми.
Напротив, неадекватный, искаженный «образ самого себя» может свидетельствовать об определенном интеллектуальном отставании субъекта, о его сниженной критичности, задержке психического, лич¬ностного развития, что немаловажно учитывать при оценке личности виновного, потерпевшего(ей), особенно когда с первого взгляда бывают непонятны до конца мотивы поведения. Кстати, иногда стремление че¬ловека отстоять собственный Я-образ может выступать в качестве побу¬дительной силы (мотива), толкающей его на те или иные поступки, в том числе и противоправного характера.
Разрыв переживаемых эмоций, их избыточность, связанные с ощу¬щениями человеком своего Я-образа, утрата (даже частичная!) этого Я нередко свидетельствуют о начавшемся процессе личностной дезинтег¬рации и даже о возможном распаде личности, обусловленном какими-то серьезными расстройствами психики3.
1 Подробнее см • Петровский А.В. Введение в психологию. С. 423—431; Годфруа *■ Что такое психология. В 2 т. М., 1992. Т. 2. С. 43—45.
Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию: Курс лекций. М., 1988. С. 302.
3 См ■ Мейли Р Структура личности / / Экспериментальная психология / Под ред. П- Фресс и Ж. Пиаже. М, 1975. Вып. V. С. 271—274.
41
Одним из важнейших элементов Я-образа является такое личност¬ное образование как «мое». Это не только само тело человека и его части, но и любые другие объекты, при утрате которых он чувствует себя лишенным чего-то очень важного для него. Размытые границы между «мое» и «не мое» могут говорить о еще далеко не завершившемся процессе формирования личности, сниженной критичности, о личност¬ной незрелости человека или, как говорят, инфантилизме личности — явлении, чаще встречаемом при рассмотрении в судах правонарушений, совершаемых несовершеннолетними, молодыми людьми.
Наряду с реальным Я в сознании человека может присутствовать и его идеальное Я, т.е. тот образ, в котором он склонен представлять, ви¬деть себя, кем бы ему хотелось стать в результате реализации своих возможностей. К этому идеальному Я и стремится приблизиться Я ре¬альное. Между этими двумя образами имеет место динамическое взаи-модействие. Человек стремится сблизить представления о самом себе, о своем реальном Я со своим идеальным Я-образом, с тем, каким бы ему хотелось быть. Поэтому «личность уравновешена тем лучше, чем боль¬ше согласия, или конгруэнтности, между реальным Я человека и его чувствами, мыслями и поведением, что позволяет ему приблизиться к своему идеальному Я»1.
Наличие или отсутствие гармонии между этими двумя образами яв¬ляется важным критерием оценки личности. Слишком большое их несо¬ответствие может стать причиной серьезных трудностей, переживае¬мых человеком, его нервно-психической неуравновешенности, повы¬шенной тревоги, неадаптивных форм поведения, что также чаще всего служит показателем личностной незрелости, отставания субъекта в психическом развитии, его социальной неадаптивности.
Близким, но не тождественным по содержанию с Я-образом являет¬ся понятие «сила Я» (фактор С по 16-ФЛО Р.Б. Кеттелла), с помощью которого определяется сбалансированность реального Я и Я-образа субъекта. Понятие «сила Я» отражает внутреннее равновесие личности, ее цельность, развитые адаптивные качества. Высокое значение факто-ра С свидетельствует об отсутствии инфантильности в структуре лич¬ности субъекта, его эмоциональной стабильности, зрелости. Такие люди смело смотрят фактам в лицо, уверены в себе, постоянны в своих планах, желаниях, не поддаются случайным колебаниям настроения, хорошо осознают требования действительности, видят и правильно оце¬нивают свои недостатки, легко адаптируются к новым условиям2. Все это имеет не последнее значение при оценке личности кандидатов, от¬бираемых на учебу в юридические вузы, на службу в органы юстиции.
Следующим важным критерием оценки уровня развития личности субъекта является сформированность его самооценки. Самооценка — это оценка человеком самого себя, своих качеств, способностей, своего
1 Годфруа Ж. Указ. соч. С. 39—40.
2 Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности. М., 1985. С. 33.
42
места среди других людей. Это своего рода проекция его реального «Я» на идеальное. Она свидетельствует об удовлетворенности либо неудов¬летворенности субъекта самим собой. Поэтому самооценка также вли¬яет на поведение человека, его взаимоотношения с окружающими, на проявление им своей сформировавшейся личности.
Так, слишком завышенная самооценка может говорить не только о незавершившемся процессе формирования личности (равно как и об от¬сутствии должного воспитания), но и о серьезных отклонениях от психи¬ческой нормы. Известно, например, что больные шизофренией чаще оце¬нивают себя более высоко, чем психически нормальные люди. Человек с завышенной самооценкой обычно переоценивает себя, свои возможнос¬ти, что служит иной раз причиной конфликтных отношений с окружаю¬щими, отвергающими его завышенные притязания на всеобщее призна-ние, на более высокий социальный статус. Все это в еще большей мере усугубляет характер межличностных отношений, способствует сверты¬ванию контактов с окружающими людьми, самоизоляции субъекта, раз¬витию у него таких отрицательных личностных качеств, как излишняя по¬дозрительность, повышенная обидчивость, чрезмерная мнительность, нарочитое высокомерие, отчуждение, замкнутость (аутизм).
Заниженная самооценка также оказывает негативное влияние на формирование личности только в ином направлении, способствуя фор¬мированию у субъекта устойчивой неуверенности в себе, повышенной тревожности, беспочвенным самообвинениям, пассивному поведению, в конечном итоге — появлению комплекса неполноценности.
Для объективной оценки личности субъекта помимо его самооцен¬ки необходимо также учитывать действительную оценку личности группой. Установлено, что значительное повышение самооценки лич¬ности сопряжено со снижением ожидаемой ее оценки группой. А по¬вышение оценки, которую дает субъект окружающим, ведет к повыше¬нию и реальной оценки его личности со стороны окружающих. Напро¬тив, субъект с высокой самооценкой, с низкой оценкой его окружающи¬ми и низкой ожидаемой оценкой группы представляет тип конфликтной личности, склонной приписывать себе достоинства, а окружающим не¬достатки. Стоит представить такого человека в роли руководителя, к примеру органа прокуратуры, и уже можно будет прогнозировать, сколь неблагоприятный психологический микроклимат установится в коллек¬тиве, который он возглавит.
Соотношение этих трех оценок определяет психическое самочувст¬вие субъекта в группе, влияет на успешность его профессиональной де¬ятельности, на социальный статус. Человек «должен считаться с ними даже тогда, когда не подозревает о наличии этих показателей, ничего не знает о действии психологического механизма оценок и самооценки. По сути своей это перенесенный внутрь человеческой личности (интерио-ризированный) механизм социальных контактов, ориентации и ценнос¬тей. С его показаниями человек сверяется, вступая в общение, активно Действуя. Эта проверка происходит преимущественно бессознательно, а личность подстраивается к режимам поведения, определяемым этими
43
индикаторами»1. К этой проблеме мы еще вернемся при рассмотрении вопросов, относящихся к психологическим закономерностям професси¬онального общения юриста.
Следующим критерием оценки личностной зрелости субъекта является уровень его притязаний, тесно связанный с самооценкой. В психологии под уровнем притязаний понимается, с одной стороны, уровень трудностей, пре-одоление которых является целью для субъекта, а с другой—желаемый уро¬вень самооценки личности (уровень Я-образа). Стремление повысить само¬оценку, когда у человека есть возможность свободного выбора степени труд¬ности принимаемых решений, порождает внутренний конфликт двух проти¬воположных тенденций: либо повысить свои притязания ради достижения максимального успеха, либо снизить их до такого уровня, который абсо¬лютно гарантирует от неудачи. Часто уровень притязаний устанавлива¬ется где-то между чересчур трудными и легко достижимыми целями с тем, чтобы самооценка личности не пострадала
Установление субъектом оптимального уровня притязаний во многом определяется зрелостью его личности, объективно взвешенной оценкой своих возможностей, знаний, опыта, личностных качеств. Вот почему человек, принимающий важные решения и в то же время значи¬тельно переоценивающий эти факторы, нередко демонстрирует свою лич¬ностную незрелость, выглядит беспочвенным прожектером, на которого нельзя полагаться в серьезных делах. С другой стороны, тот, кто сущест¬венно занижает собственный уровень притязаний, выглядит малоактив¬ным, безынициативным, от которого чаще всего не приходится ожидать больших успехов в деятельности. Изучение уровня притязаний людей по¬могает оценивать их личность, понимать мотивы поведения.
Тесную связь с Я-образом, самооценкой, уровнем притязания лич¬ности имеет самоуважение человека, в котором отражается соотноше¬ние его собственных притязаний и реальных достижений. Чем выше успех, достигаемый субъектом, и ниже уровень его притязаний, тем в большей мере возрастает его самоуважение, являющееся наряду с дру¬гими отмеченными выше факторами важным критерием оценки сфор-мированности и зрелости его личности. Процесс развития личности, как справедливо подмечено, предполагает постоянную трансформацию Я-образа, самооценки, самоуважения человека, в конечном итоге, — динамику его самосознания.
Таковы основные критерии оценки уровня развития и сформирован¬ное™ личностной зрелости человека, которыми не исчерпывается еще в полной мере само определение личности, о чем речь пойдет впереди.
§ 2. Структура и содержание личности
Всестороннее и полное раскрытие структуры и содержания личнос¬ти предполагает поиск наиболее точных и в то же время удобных с прак¬тической точки зрения способов ее исследования и описания.
Петровский А В Введение в психологию С. 412—413.
В экспериментальной психологии наибольшее распространение по¬лучили следующие подходы к содержательному описанию личности:
описание личности по ее чертам, качествам, сведенным в отдельные факторы (так называемый факторный анализ личности);
описание личности в зависимости от ее типа (так называемое типо¬логическое описание личности).
Черты, качества, факторы личности. Первоначально наиболее активно развивалось направление, в котором исследовались отдельные черты или качества личности. Последние рассматривались как незави¬симые друг от друга признаки, например: умный, общительный, настой¬чивый и т.д.
При таком подходе в понятие качество личности вкладывается оп¬ределенная, длительно существующая, отдельно взятая, стабильная ха¬рактеристика конкретного человека, постоянно проявляющаяся в его поведении независимо от ситуаций. Обычно то или иное качество, черта бывают выражены в большей или меньшей степени либо они могут вообще не проявляться.
С помощью специально разработанных методик отдельные качества (или свойства) личности могут быть не только выявлены, но и благодаря тому, что они поддаются измерению, сопоставляться, подвергаться ран¬жированию. Это позволяет сравнивать людей по выраженности у них того или иного качества. Изучая определенное качество, черту, мы как бы соотносим его с границами выраженности данного качества у других лиц и в соответствии с этим даем им различную оценку по этому качеству
Понятно, что качественные характеристики у людей встречаются самые разнообразные. Они могут быть связаны с их интеллектом, тем¬пераментом, способностями, интересами, социальными отношениями, особенностями характера и т.д Поэтому, чтобы удобнее было пользо¬ваться ими при описании личности того или иного человека, наиболее общие, близко расположенные друг к другу качества сводятся воедино в какой-то один общий для них фактор.
С помощью факторного анализа значительно упрощается описа¬ние большого количества однородных черт личности интересующего нас субъекта, легче отыскиваются связи между свойствами его характе¬ра и поступками, точнее составляется прогноз относительно его даль¬нейшего поведения, в том числе и в критических, экстремальных ситуа¬циях. Такое описание свойств личности с помощью факторного анализа, например, имело место при составлении словаря терминов на англий¬ском языке, используемых при описании личности. С этой целью было проанализировано около 18 000 слов, из которых отобрали примерно 4500 слов, обозначающих черты личности, а также наиболее важные устойчивые характеристики поведения человека, которые были сведе¬ны в синонимичные группы.
В последующем эта работа легла в основу широко применяемого до настоящего времени созданного в 1946 г. Р.Б. Кеттеллом 16-факторного личностного опросника. Р.Б. Кеттелл еще более сократил (до 171 при¬знака) список черт личности и в итоге получил набор из 36 биполярных
44
45
различных личностных признаков (например, эмоциональная устойчи¬вость — неустойчивость, настойчивость — покорность, беспечность — озабоченность и т.д.). Каждой биполярной паре характеристик им были даны развернутые определения1.
Тип личности. В дальнейшем указанное выше направление было до¬полнено введением понятия тип личности {личностный тип)
Личностные типы — это качественно различающиеся категории, к которым можно относить различных людей в зависимости от ведущих, наиболее устойчивых свойств, положенных в основу той или иной клас¬сификации Такой подход позволяет дать в наиболее общем виде психо¬логический портрет человека, выделив в нем ведущую роль какого-то одного ярко выраженного свойства, организующего вокруг себя ряд дру¬гих качеств. В любом случае, понятие «личностный тип» предполагает су¬ществование определенной связи, корреляции между отдельными черта¬ми личности, совокупность которых и характеризует тот или иной тип.
Существует большое число разнообразных типологий личности. Одни из них в своей основе имеют свойства темперамента, другие — те или иные поведенческие характеристики человека и т.д. Поэтому при¬надлежность человека к тому или иному личностному типу имеет отно¬сительный характер — смотря под каким углом зрения его рассматри¬вать. Кроме того, необходимо также иметь в виду, что любая типология дает весьма обобщенный психологический профиль личности, очерчи¬вает лишь некие общие границы, в которые может быть помещен инди¬вид, даже не представляющий собой «чистый» в соответствии с приня¬той классификацией тип личности. В этих случаях говорят, что он «похож» на данный тип личности, находится ближе всего к нему. Как тонко подмечено, каждый чем-то похож на всех, чем-то на некоторых и чем-то не похож ни на кого.
И все же, при всей относительности данного подхода, определение типологической принадлежности человека имеет большое значение, особенно когда хотят выделить наиболее главные, ведущие свойства личности и по ним спрогнозировать его поведение. Тем более что типо¬логия человека сохраняется независимо от происходящих в его жизни перемен. Остановимся кратко на некоторых из наиболее известных ти¬пологических характеристиках личности, оказавших влияние на совре¬менные представления о личности.
К одной из наиболее ранних относится известная типология древне¬греческого врача Гиппократа (IV в. до н.э ), который делил всех людей по темпераменту на следующие четыре типа: сангвиников, флегмати¬ков, холериков и меланхоликов — в зависимости от сочетания основ¬ных, как ему представлялось, жидкостей человеческого организма. При всей своей научной несостоятельности с точки зрения современных воззрении на роль крови, желчи, различных гормональных выделений и т.п в жизнедеятельности организма, классификация людей по этим
четырем типам темперамента до сих пор нередко используется, особен¬но в научно-популярной литературе1.
Следующая попытка вывести психологическую типологию была предпринята в начале 20-х гг. нашего века немецким врачом-психиат¬ром, психологом Э. Кречмером (1888—1964), опубликовавшим в 1921 г. свой широко известный труд «Строение тела и характер», в котором проблема «соотношения души и тела», психического и физического была центральной. Ученый обратил внимание, что два наиболее распро¬страненных психических заболевания _— шизофрения и маниакально-депрессивный психоз чаще наблюдаются у людей с определенным типом телосложения В дальнейшем он перенес эту, с его точки зрения, закономерность и на психически здоровых людей.
Так, наблюдая за больными с различными психическими расстройст¬вами, Кречмер заметил, что среди них чаще встречаются лица, имеющие «три постоянно повторяющихся главных строения тела»: пикническое, астеническое и атлетическое (рис. 2.1). Причем эти морфологические типы ученый видел и в популяции психически здоровых людей.
Подробнее см главу 3
Рис. 2 1 Конституциональные типы по Э Кречмеру а — пикнический, б — астенический, в — атлетический
У лиц, больных шизофренией, по мнению Кречмера, чаще наблюда¬ется астеническое (или лептосомное — буквально узкотелое) тело¬сложение (см. рис. 2.1,6). Они худощавы, узкоплечи. У них сравнитель¬но с общими размерами тела длинная узкая плоская грудь, неразвитая мышечная и жировая ткани с явным отставанием веса от длины тела Причем такой тип телосложения наблюдается не только среди больных, страдающих шизофренией, но и у психически здоровых людей, которых Кречмер назвал шизоидами (или шизотимиками) за их внешнее сход¬ство с больными шизофренией и за ярко выраженные черты «шизоид¬ного» характера.
Такими наиболее выраженными чертами характера шизоидов, с его точки зрения, являются: замкнутость, эмоциональная холодность, отчужденность, сдержанность в проявлении эмоций, несмотря на то, что у них тонко чувствующая натура. Они полностью погружены в мир
собственных переживаний, застенчивы, внутренне отгорожены от ок¬ружающих.
Страдающие маниакально-депрессивным психозом чаще имеют так называемый пикнический склад телосложения. У них средний рост, плотная фигура, более развитая по отношению к телу грудь, крупная голова, широкое с мягкими чертами лицо, выступающий живот. Такой #тип людей, по мнению Кречмера, имеет «циклоидный» характер. Они общительные и добросердечные, веселые и остроумные, беспечные, любят жизнь, прагматики. У них часто меняется настроение. Их чувст¬ва открыты и понятны окружающим. С ними легко общаться.
К этим двум главным конституциональным типам Кречмер добавил атлетический и диспластический типы, имеющие не столь характер¬ные черты, чтобы связывать их с определенными психическими харак¬теристиками, как это было сделано им при описании астеников и пик¬ников. Так, к атлетическому типу Кречмером были отнесены люди сред¬него или высокого роста, с развитой грудной клеткой, мускулатурой, широкоплечие, статные с сужающейся книзу формой туловища и т.д.’.
Завершая краткое изложение взглядов Кречмера, следует отметить, что в психической норме корреляция между приведенными выше типа¬ми личности и строением тела не была выражена столь заметно, как в клинике. Хотя в целом, в весьма обобщенной форме, можно говорить о том, что «пикники», как правило, действительно имеют «циклотимичес-кий» характер, «астеники» (лептосомы) чаще наделены чертами «шизо¬идного» (шизотимического) характера. Значение популярной в свое время теории Кречмера состоит в том, что она сыграла роль своеобраз¬ного стимула для проведения последующих исследований в поисках связей между телосложением человека и структурой его личности.
В 1927 г. была предложена типология личности американским пси¬хологом Шелдоном, который также обозначил три соматических типа, два из которых весьма напоминают циклотимиков и шизотимиков Креч¬мера, и предложил свою систему определения людей в соответствии с разработанными им шкалами с использованием «трех психофизиологи¬ческих компонентов личности», или, как он их называл, темпераментов.
Среди других известных типологий личности следует назвать клас¬сификацию, предложенную в 1923 г. швейцарским психологом и психи¬атром К.Г. Юнгом (1875—1961), делившим людей на интровертов и экстравертов. В психологии интроверсия — экстраверсия рассмат¬риваются как способы адаптации человека к окружающему миру. Если интровертированный тип личности преимущественно ориентирует¬ся на субъективные факторы, собственные переживания, свой внутрен¬ний мир, то экстравертированный тип — на внешние обстоятельст¬ва, окружающие его объекты. Такая внутренняя (субъективная) или внешняя (объективная) ориентация формирует ту или иную психичес-кую установку личности по отношению ко всему происходящему.
‘ Подробнее см Кречмер Э Строение тела и характер М , 1995 С 353, 354, 362, 450, 517
48
Таким образом, говоря в общих чертах, интроверт — это человек, у которого преобладает субъективная ориентация, его интересы в зна¬чительной мере обращены внутрь, к собственным идеям, образам, со¬зданным его воображением, к своей внутренней духовной жизни. Это — чувствительный, малообщительный, внешне сдержанный, скрытный, безучастный или просто неуверенный в себе, порой необо¬снованно застенчивый индивид.
Экстраверт, напротив, ориентирован на внешнее окружение, на объективный мир вещей и явлений. Это деятельный, активный, прагма¬тичный, общительный человек, легко вступающий и поддерживающий межличностные контакты.
Такое обобщенное деление людей на экстравертов и интровертов вошло в обыденное сознание. Однако «чистые» интровертированные или экстравертированные типы (так же, как и «чистые» сангвиники, хо¬лерики и пр.) встречаются намного реже, чем смешанные с преоблада¬нием той или иной направленности. Впрочем, и сам Юнг отмечал, что каждый индивид в той или иной мере обладает «механизмами» как ин-троверсии, так и экстраверсии. «Внешние обстоятельства и внутреннее предрасположение очень часто благоприятствуют одному механизму и ограничивают и ставят препятствия другому. Отсюда, естественно, про¬исходит перевес одного механизма. Если это состояние каким-нибудь образом становится хроническим, то вследствие этого и возникает тип, т.е. привычная установка, в которой один механизм постоянно господ¬ствует, не будучи в состоянии, конечно, полностью подавить другой…»’
Дополнительно к этим двум установкам Юнгом были выделены еще четыре психологические функции, а именно- мышление, эмоции, ощу¬щения, интуиция. Как писал Юнг, «если привычно господствует одна из этих функций, то появляется соответствующий тип. Поэтому я разли¬чаю мыслительный, эмоциональный, сенсорный и интуитивный типы. Каждый из этих типов, кроме того, может быть интровертированным или экстравертированным, смотря по своему поведению по отношению к объекту»2.
Используя классификацию Юнга, перейдем к более подробному описанию выделенных им восьми личностных типов.
Экстравертированный мыслительный тип личности. Лица, при¬надлежащие к данному типу, свои решения, поступки ставят в зависи¬мость от своих интеллектуальных выводов. Причем их интеллектуальные оценки, точка зрения нередко становятся догматически застывшими, а иные, чуждые им взгляды отвергаются либо отодвигаются на задний план Эмоции, переживания занимают у них второстепенное место, а иногда и просто подавляются. Среди этих лиц можно встретить крупных реформаторов, государственных, общественных деятелей, активных, де¬ятельных людей, фанатично преданных какой-либо собственной идее.
Юнг К Г Психологические типы М, 1992 С. 6—7. 1 Юнг К Г. Указ соч С 7
4 37 v.
49
Экстравертированный эмоциональный тип личности. Данный тип, в отличие от предыдущего, наиболее распространен среди женщин. У лиц этой группы эмоциональная сфера доминирует над мышлением, которое по отношению к чувствам играет вспомогательную роль. Поэто¬му их чувства отличаются пылкостью, сниженной рационалистичнос¬тью, в большей мере демонстративностью, чем глубиной переживаний.
Оба описанных выше типа названы Юнгом рациональными, по¬скольку жизнь этих людей в значительной мере подвержена разуму, со¬знательно-волевому контролю. В отличие от них два последующих типа личности отнесены автором рассматриваемой классификации к ирраци¬ональным типам, поскольку они основывают свои действия «не на суж¬дениях разума, а на абсолютной силе восприятия»1. К ним относятся:
Экстравертированный сенсорный тип личности. Для лиц дан¬ной группы характерной чертой является ориентация на получение новых ощущений, наслаждений от жизни в различных ее проявлениях.
Экстравертированный интуитивный тип личности. У лиц дан¬ного типа мышление и чувствование уступают интуитивному воспри¬ятию различных новых жизненных обстоятельств. У них «тонкое чутье» к зарождающимся явлениям. Часто эти люди воодушевляют своими идеями других, но сами никогда не доводят их до конца. Под воздейст¬вием «симптома навязчивости» они легко увлекаются, нередко разбра¬сываются в своих начинаниях и в силу этого непостоянны. Среди них, как считает Юнг, много предпринимателей, политиков. Более распро¬странен данный тип личности, по его мнению, среди женщин.
Интровертированный мыслительный тип личности. Юнг пишет, что как Дарвина можно было бы отнести к экстравертированному мысли¬тельному типу, так Канта — к противоположному интровертированному мыслительному типу. Если первый из них оперирует фактами, стремится к расширению сферы познания, то второй в своем поведении, в высказы¬ваемых суждениях основывается на субъективном факторе, критическом подходе ко всевозможным явлениям, к углублению познания. Суждения последнего кажутся холодными, негибкими, с оттенком превосходства над другими, особенно над теми, кто не принимает их, отчего многими он не понимается и отвергается, что в конечном итоге приводит человека ин-тровертированного мыслительного типа к самоизоляции.
Интровертированный эмоциональный тип личности. Как заме¬чает Юнг, сказанное о предыдущем типе можно отнести и к данному типу личности — только в этом случае все, что «там продумывалось», «здесь прочувствуется». Люди данного типа в большей части молчали¬вы, труднодоступны, непонятны, меланхоличны. Мотивы их поступков нередко скрыты. В общении они сдержаны, холодны, эгоистичны, ин¬дифферентны до равнодушия к несчастию или благополучию других. Среди них можно встретить людей, отличающихся мнительным често¬любием, злобной жестокостью.
Юнг/С Г. Указ. соч. С. 57.
50
Интровертированные мыслительный и эмоциональный типы личнос¬ти ЮНГОМ ОТНОСЯТСЯ К рациональным, поскольку в основе поведения людей, принадлежащих к данным типам, лежат «разумные суждения», основанные как на объективных, так и на субъективных факторах.
Интровертированный сенсорный тип. Это иррациональный тип личности, поскольку определяющим в поведении таких людей являются не объективное видение происходящего, а субъективные ощущения, в основе которых лежат первоначально сформированные, нередко иска¬женные образы и представления, возникшие в результате «бессозна-тельной деятельности фантазии». Вследствие этого воспринимаемые ими объекты часто недооцениваются, а происходящие явления искажа¬ются. Вследствие искаженного восприятия такой тип личности с тру¬дом понимается окружающими. Он отдален от них, поскольку находит¬ся во власти своих искаженных, субъективных восприятий, возникших образов и фантазий.
Интровертированный интуитивный тип, как и предыдущий, от¬носится к иррациональному типу личности. Развитая интуиция еще больше отдаляет его мышление от того, что он видит, а его самого от реальной действительности, окружающих его людей. Вследствие этого такие люди выглядят мало приспособленными к жизни.
Мы не случайно столь подробно остановились на концепции Юнга. В свое время разработанная им типология была положительно воспринята многими учеными и послужила научной базой для проведения дальней¬ших исследований проблемы личности, а введенные им в научный оборот термины, выражающие такой важный личностный фактор, как «экстра¬версия — интроверсия» используются и поныне. Кроме того, типологи¬ческая модель личности Юнга помогает человеку лучше понять себя, ок¬ружающих его людей, увидеть трудности, которые возникают у него в процессе межличностного общения, т.е. служит своеобразным инстру¬ментом для психологической ориентации в обществе1.
Среди продолживших разработку типологических моделей личнос¬ти Юнга следует назвать известного английского психолога Г.Ю. Айзенка (род. в 1916 г.), создавшего несколько отличающуюся мо¬дель личности, основанную также на факторе «экстраверсия — интро¬версия», но дополненную им таким важным элементом, как «личност¬ная адаптация» в виде эмоционально-волевой «стабильности — не¬стабильности». В последующем данная характеристика получила на¬звание фактора невротизма.
По схеме Айзенка на одном полюсе находится тип личности, отлича¬ющийся нервно-психической устойчивостью, эмоциональной зрелостью, прекрасной адаптивностью. На другом •— эмоционально неустойчивый личностный тип с низким уровнем адаптации к социальным условиям. Данная характеристика (фактор невротизма) стала рассматриваться Айзенком наряду с фактором «экстраверсии — интроверсии» в виде оси
Подробнее см.. Шарп Д. Типы личности. Юнговская типологическая модель. Во¬ронеж, 1994.
51
второго двумерного личностного пространства. Таким образом, по Г.Ю. Айзенку, каждому индивиду соответствует какая-то одна точка в этой системе координат, пользуясь которой можно выделить четыре типоло-гические модели личности: а) интровертированный — стабильный, б) интровертированный — нестабильный, в) экстравертированный — стабильный, г) экстравертированный — нестабильный.
‘ Так, ведущими свойствами экстравертированной нестабильной лич¬ности являются: эмоциональная неустойчивость, склонность к кон¬фликтам, агрессивным формам реагирования. Напротив, интровертиро¬ванный нестабильный тип выделяется своей избыточной стеснитель¬ностью, замкнутостью, неуверенностью в своих действиях и поступках.
Понятие личности успешно разрабатывалось также и в России. Первоначальное развитие взглядов на природу личности на рубеже конца XIX — начала XX вв. происходило в рамках философии, социоло¬гии, психофизиологии, физиологии высшей нервной деятельности. Су¬щественный вклад в этот процесс внесли П.К. Анохин, В.М. Бехтерев, А.Ф. Лазурский, П.Ф. Лесгафт, И.П. Павлов, И.М. Сеченов, А.А. Ух¬томский и другие ученые.
Понятие «личностного» тогда нередко выступало в таких категори¬ях, как «целостность», «гармоничность», «свобода», «сознание», «душа», «воля». В этот период стали формироваться психологические концепции личности, сочетающие философские и конкретно-психологи¬ческие взгляды на человека.
В 1915 г. А.Ф. Лазурским (1874—1917) была предложена первая в России классификация личности. Он полагал, что такая классификация должна быть не только психологической, но и психосоциальной в широ¬ком смысле. В основу своей классификации ученый положил принцип активного приспособления личности к окружающей социальной среде в зависимости от «степени одаренности» индивида, под которой понимал «прирожденный запас физических и духовных сил» человека, «запас его нервно-психической энергии», его психической активности1
«В то время как бедно одаренные индивидуумы, — писал Лазур¬ский, — обычно всецело подчиняются влияниям среды, ограничиваясь в лучшем случае чисто пассивным приспособлением к ее условиям и требованиям, натуры богато одаренные стремятся, наоборот, активно воздействовать на окружающую их жизнь, приспособляя и переделывая ее сообразно своим запросам и стремлениям»2, т.е. он полагал, что лич¬ности различаются по преобладанию в их структуре внешних либо внутренних источников развития или, как он их называл, экзо- и эндоп-сихикой. Поэтому главным принципом, положенным в основу создан¬ной им классификации личностных типов на две большие группы, было
1 Мы еще вернемся к этому очень важному принципу «активного приспособления к окружающей среде» при рассмотрении понятия стресса, его влияния на поведение чело¬века, при изложении типологии личности преступника и увидим, насколько плодотворны¬ми были взгляды русского ученого.
2 Лазурский А.Ф. Классификация личностей // Избранные труды по психологии. М, 1997. С. 8
52
деление людей по их проявлениям или отношениям, которые он назвал эндопсихическими и экзопсихическими.
Идея отношения к среде в понимании личности была важным шагом вперед по сравнению с прежним взглядом на личность как на совокуп¬ность только лишь психических функций. По мнению Лазурского, эндоп-сихические отношения личности выражают «как бы внутренний меха¬низм человеческой личности». Это так называемая им эндопсихика, включающая в себя темперамент, характер, умственную одаренность че¬ловека, его способности к восприятию, память, мышление, воображение, внимание, эмоционально-волевую устойчивость, психомоторику и т.п.
Экзопсихические проявления личности по своему содержанию опре¬деляются отношениями субъекта к окружающей его среде, происходя¬щим вокруг него явлениям, духовным благам, т.е. отражают систему от¬ношений личности к окружающему миру. Создавая свою классификацию личностных типов, Лазурский в ее основу кладет степень выраженности, интенсивности вышеупомянутых проявлений, относя человеческие лич¬ности на разные (от высшего к низшему) уровни психического развития.
Отношения личности и окружающей среды, а следовательно, и отно¬шения между эндо- и экзопсихическими проявлениями на разных уров¬нях неодинаковы. На низшем уровне психического развития личности влияние внешней среды является преобладающим. «Подчиняя себе сла¬бую, разрозненную психику малоодаренного человека, — пишет А.Ф. Лазурский, — среда накладывает на нее свой отпечаток, насильст¬венно приспособляя ее к своим запросам и требованиям… В результате личность часто не дает и того немногого, что она могла бы дать при более самостоятельном и независимом отношении к окружающему. Общая приспособленность ее к окружающей среде оказывается настолько не¬полной и нестойкой, общий вес и ценность ее в социальной жизни на¬столько незначительными, что представителей низшего уровня можно в общем охарактеризовать как недостаточно приспособленных».
В противоположность этому люди, находящиеся на среднем психи¬ческом уровне, обладают гораздо большей способностью адаптироваться к окружающей среде, найти в ней свое место и использовать ее в своих целях. «Более сознательные, обладающие большей работоспособностью и инициативой, они выбирают себе род занятий, соответствующий их склонностям и задаткам, работают продуктивно и с интересом и в конце концов, будучи полезными обществу, успевают в то же время обеспечить себе не только материальное благосостояние, но и некоторый комфорт, фи¬зический и духовный. Их можно назвать поэтому приспособившимися»1.
Кроме того, к третьему высшему личностному типу Лазурский от¬носит людей в еще большей степени талантливых, творческих, одарен¬ных, которые не только прекрасно приспосабливаются к окружающей среде, но и подчиняют ее себе, видоизменяют «сообразно своим собст¬венным влечениям и потребностям»2.
‘ Лазурский А.Ф. Указ. соч. С. 18. Там же С 18.
53
На низшем уровне психического развития личности, в зависимости от преобладания интеллектуальных, эмоциональных либо волевых про¬цессов, Лазурский выделяет следующие личностные типы:
рассудочные — склонные к бесплодному резонерству, обстоятель¬ному обсуждению поступков, мотивов их совершения, их последствий с преобладанием формы над содержанием;
„ аффективные — подвижные, чувственные с преобладанием орга¬нических влечений и потребностей, мечтатели;
активные — энергичные низшего порядка, характеризующиеся импульсивностью и беспорядочностью своих действий, покорно-дея¬тельные, упрямые, аффективно-извращенные, активно-извращенные (насильники), жестокие.
В основе деления людей на среднем уровне психического развития лежит доминирующее развитие психических процессов. Благодаря этому, по мнению Лазурского, для данного типа лиц важнее не то, что они делают, а сам процесс их деятельности, то, как они ею занимаются. К подобным личностным типам он относит:
непрактичные — теоретики-идеалисты, ученые, люди творческого труда, религиозные деятели и пр.;
практики-реалисты — общественные деятели, лица, стремящие¬ся к власти, хозяйственники и т.п.
Наконец, высший уровень психического развития личности, при ко¬тором полностью доминирует ее «экзопсихическая сторона», а эндопси-хика составляет лишь естественную ее подоснову. Необходимым при¬знаком представителей данного высшего уровня является осознанная творческая направленность их бытия.
Завершая свою типологию, Лазурский дает развернутую программу эмпирических исследований характерологических особенностей лич¬ности, которая оказала существенное влияние на последующие работы психологов, посвященные характерологии. Серьезное влияние оказали исследования Лазурского также и на учение о личности преступника, на создание классификации преступных типов в трудах отечественных криминологов (СВ. Познышев и др.).
Широко известна типологическая модель личности, в основу кото¬рой положено учение И.П. Павлова (1849—1936) о соотношении свойств нервной системы, которые уравновешивают состояние организ¬ма, психики во взаимоотношениях с окружающей средой. Различные свойства нервной системы человека влияют на особенности его услов¬но-рефлекторной деятельности, темперамента. Комбинации этих свойств с преобладанием процессов возбуждения или торможения об¬разуют четыре основных типа нервной системы, лежащих в основе че¬тырех традиционных типов темперамента (сангвинический, флегмати¬ческий, холерический и меланхолический). В зависимости от типа тем¬перамента стали говорить о личности сангвиника, флегматика, холери¬ка, меланхолика.
54
В настоящее время широкое распространение получила типология личностных типов в зависимости от ведущих, наиболее ярко выраженных (акцентуированных) свойств характера (К. Леонгард, А.Е. Личкои др.)1.
Различные личностные типы можно увидеть и при рассмотрении более частных задач, связанных с исследованием личности в результа¬те применения психологом той или иной психодиагностической мето¬дики, позволяющей выявить те или иные характерные особенности личности, например направленность ее мотивации, уровень самооцен¬ки, притязаний и т.д.
Психологическая структура личности. Первым у нас в стране к разработке структуры личности подошел С.Л. Рубинштейн (1889— 1960), который в 1940 г. писал о том, что «в психическом облике выде¬ляются различные сферы или области черт, характеризующие разные стороны личности»2. В последующем в теорию личности свой вклад внесли известные советские психологи Б.Г. Ананьев, А.Г. Ковалев, А.Н. Леонтьев, В.Н. Мясищев, К.К. Платонов и другие. Несмотря на несколько различные подходы к этому вопросу, все они подчеркивали решающее влияние на формирование личности, ее структуры социаль¬ных факторов, ее связей с обществом, включенность субъекта в меж-личностные, общественные отношения.
Как писал Б.Г. Ананьев (1907—1972), структура личности склады¬вается постепенно в процессе социального развития индивида, являясь своеобразным продуктом этого развития. Структура личности, по его мнению, включает наиболее общие и актуальные для жизнедеятельнос¬ти и поведения человека комплексы его органических свойств, много¬кратно опосредованные социальными условиями. Наиболее важный из этих комплексов — интеллектуальный, служащий показателем умст¬венного развития субъекта, сформированности у него вербального и не¬вербального (абстрактно-логического) интеллекта, внимания, способ¬ности к обучению. В реальном развитии человека его социальные функ¬ции, общественное поведение, мотивация, подчеркивал он, всегда свя¬заны с процессом отражения им окружающего мира, познанием обще¬ства, других людей и самого себя3.
Другой известный психолог А.Г. Ковалев полагал, что развитие структуры личности идет от разрозненных свойств к сложным интеграль¬ным образованиям: направленности, способностям, характеру4. К этим сложным структурным элементам Ковалев относит и темперамент, кото¬рый он называет «структурой природных свойств». Все они, по его мне¬нию, составляют своеобразный духовный облик и характер человека.
Наибольший интерес для изучающих юридическую психологию может представлять близкая к приведенным выше взглядам концепция
1 Более подробно вопросы, имеющие отношение к темпераменту, характеру, рас¬сматриваются в главе 6 учебника.
” Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Т. II. С. 102.
5 Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды В 2 т. М., 1980. Т. I. С. 150—152.
4 Ковалев А.Г. Психология личности. Л., 1963. С. 38.
55
К.К. Платонова, названная им динамической структурой личности в виде ее четырех составных компонентов или подструктур. Его концепция удобна в практическом отношении при изучении личности преступника, различных участников процесса, при составлении психологической ха¬рактеристики лиц, отбираемых в правоохранительные органы. Она про¬ста и понятна для юриста-практика и поэтому стоит на ней остановиться.
Итак, согласно данной концепции, структура личности включает в себя следующие основные подструктуры1.
Подструктура направленности. Она представлена совокупнос¬тью наиболее устойчивых и социально значимых качеств личности субъекта: его мировоззрения, идейных убеждений, нравственных прин¬ципов, ценностных ориентации, интересов, идеалов. Все эти качества социально обусловлены. Они представляют собой преломление соци¬ального в сознании человека и формируются главным образом в процес¬се воспитания.
Направленность личности тесно связана с правосознанием, особен¬но в той части, которая определяет отношение субъекта к соблюдению норм права. Изучение направленности личности индивида позволяет определить его социальные воззрения, образ мыслей, уровень его нрав¬ственного развития, ведущие мотивы, желания, нравственные чувства. Знание направленности личности позволяет во многом прогнозировать поступки и поведение человека.
Подструктура опыта. Данная подструктура включает в себя зна¬ния, навыки, умения, привычки. Она также в значительной мере форми¬руется под воздействием социальных факторов, хотя и не без влияния некоторых биологически обусловленных свойств: способности к бы¬строму запоминанию, определенных физических данных, лежащих в ос¬нове образования двигательных навыков, и т.п. Через данную структуру личность наиболее отчетливо проявляется в своем развитии, в выборе ведущих форм деятельности, в достижении определенных результатов. Обычно эту подструктуру называют индивидуальной культурой (или подготовленностью), формирующейся в процессе обучения.
Успешность овладения знаниями и умениями во многом определя¬ется способностями человека. Большую роль в приобретении знаний, опыта играют направленность личности, мотивация.
Подструктура психических форм отражения. Она объединяет индивидуальные особенности психических процессов (психических функций): ощущений, восприятия, памяти, мышления. И хотя указан¬ные процессы развиваются в ходе овладения человеком знаниями и на¬выками, тем не менее они в значительной мере обусловлены биологи¬ческими, наследственными факторами. Сюда же относятся и такие формы отражения, как эмоции, чувства, которые проявляются в психи¬ческих состояниях, переживаемых человеком в процессе какой-либо де¬ятельности.
Платонов К.К. Структура и формирование личности. М., 1986
56
Психические познавательные процессы: восприятие, память, вни¬мание, мышление и другие формы отражения действительности вместе с приобретенными человеком знаниями и опытом во многом определя¬ют такое сложное интегративное образование личности, как интеллект, положительно коррелирующий с умственным развитием.
Подструктура темперамента и других биологически обуслов¬ленных свойств. Они определяются половыми, возрастными, конститу¬ционально-биохимическими, наследственно обусловленными признака¬ми, особенностями нервной системы индивида и зависят от физиологи¬ческих, нейродинамических, морфологических особенностей мозга.
Различные черты и свойства личности, входящие во все названные подструктуры, образуют две наиболее общие подструктуры: характер и способности, понимаемые как общие интегративные качества лич¬ности, которые более подробно рассматриваются в последующих главах учебника.
Все эти вышеперечисленные подструктуры тесно связаны между собой и проявляются в виде единого целого, выражающего такое слож¬ное интегративное понятие, как личность.
Теперь после того как мы раскрыли содержание личности, ее основ¬ные структурные компоненты, необходимо показать, каким образом, с помощью каких методов проводится измерение, оценка личностных ка¬честв и в целом — личности субъекта при решении задач, возникающих в процессе профессиональной деятельности юриста.
КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
1. Что такое личность?
2. Основные научные подходы к изучению личности человека
3. Раскройте правовое значение понятия личности.
4. В чем состоит процесс развития и формирования личности человека?
5. По каким критериям оценивается уровень сформированности личности?
6. Что представляют собой черта, фактор, тип личности?
7. Раскройте психологическую структуру личности.

Глава 3. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ЮРИДИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
Методы изучения личности, применяемые юристами в право¬охранительной деятельности Методы психологической диагнос¬тики, требования, предъявляемые к ним Классификация наибо¬лее распространенных психологических методов, используемых психологами в правоохранительной деятельности, возможности этих методов
§ 1. Методы изучения личности в профессиональной деятельности юриста
Выбор методов изучения личности субъектов различных правоотно¬шений в профессиональной деятельности юриста, как и адекватность самих методов, во многом зависят от целей, которые стоят перед ним, от характера вопросов, требующих разрешения Некоторыми методами юристы пользуются самостоятельно без какой-либо посторонней помо¬щи, другие же могут применяться только лишь специалистами в облас¬ти психологии, как это, например, бывает при проведении судебно-пси-хологическои экспертизы, в ходе профессионального психологического отбора лиц на службу в правоохранительные органы, а также абитури¬ентов в некоторые юридические учебные заведения
Остановимся на группе методов, которыми широко пользуются не только психологи в своих исследованиях, но и сами юристы в своей практической деятельности в процессе расследования преступлении, в ходе рассмотрения уголовных дел, гражданско-правовых споров в суде
Беседа. Основное назначение беседы состоит в том, чтобы в про¬цессе общения с субъектом получить необходимую информацию о нем и других лицах В ходе беседы составляется мнение об индивидуальном развитии человека, его интеллекте, психическом состоянии, о его отно¬шении к тем или иным событиям, людям И хотя с помощью беседы да¬леко не всегда удается получить исчерпывающую информацию, тем не менее она помогает лучше узнать субъекта, определить по отношению к нему наиболее правильную тактическую линию поведения
Во время беседы юристу следует произвести благоприятное впечат¬ление на своего партнера по общению, пробудить у него интерес к об¬суждаемым вопросам, желание отвечать на них и участвовать в диало¬ге Кроме того, беседа помогает юристу продемонстрировать свои поло¬жительные качества, стремление объективно разобраться в тех или иных явлениях Поэтому она является важным инструментом налажи¬вания и поддержания психологического контакта с лицами, которых предстоит допрашивать
Вопросы, относящиеся непосредственно к личности того, с кем про водится беседа, не следует задавать в самом ее начале Лучше, если они
58
возникнут естественно как следствие разговора на более нейтральные по своему содержанию темы
Наблюдение. В психологии различают прямое и косвенное наблю¬дение По характеру контактов с изучаемыми объектами наблюдение под¬разделяется на непосредственное и опосредованное, по характеру взаи¬модействия — включенное и невключенное (со стороны) наблюдение
Метод наблюдения широко используется и в юридической практике в познавательных целях, например следователем в ходе проведения следственных действий Так, во время осмотра места происшествия, обыска, допроса, следственного эксперимента, предъявления для опо знания следователь имеет возможность целенаправленно наблюдать за поведением интересующих его лиц, их эмоциональными реакциями и в зависимости от этого менять тактику своего поведения
Наряду с этим следователь использует информацию и от опосредо¬ванного наблюдения Сопоставление результатов непосредственного и опосредованного наблюдения за поведением тех или иных лиц в различ¬ных условиях позволяет получить дополнительную информацию
В ходе наблюдения юрист может столкнуться и с наиболее распро¬страненными ошибками (так называемый гала-эффект, или эффект ореола), приводящими к преувеличению или преуменьшению выражен¬ности наблюдаемых им фактов, с «ошибками усреднения», с ошибками, возникающими в результате логически некорректных умозаключений, под воздействием профессиональной деформации, эффекта группового, внушающего давления
В целях повышения достоверности наблюдения, нейтрализации ошибочных суждении необходимо строже относиться к своим выводам, объективно фиксировать полученные конкретные результаты, не подда¬ваясь искушению судить о сложных явлениях на основании первых, порой поверхностных впечатлениях1
Метод самонаблюдения (интроспекции). Данный метод воз¬ник на рубеже XIX—XX вв Он состоит в том, что исследователь одно¬временно является и испытуемым, наблюдающим за собой, и лицом, фиксирующим все, что с ним происходит во время эксперимента В практической деятельности юриста самонаблюдение носит вспомога-тельный характер
Самонаблюдение может использоваться юристом как метод самопо¬знания, позволяющий ему выявлять свои характерологические особен¬ности, свойства личности с тем, чтобы лучше контролировать собствен¬ное поведение, вовремя нейтрализовывать у себя, например, проявле¬ние ненужных эмоциональных реакций, вспышек раздражительности в экстремальных условиях, обусловленных нервно-психическими пере¬грузками
Экспериментальный метод. Эксперимент является одним из рас¬пространенных методов изучения личности Например, следователь в соответствии со ст 183 УПК РСФСР вправе производить следствен-
1 Подробнее см Петровский А В Введение в психологию С 88—96
59
ный эксперимент. В некоторых случаях целью такого эксперимента яв¬ляется получение данных о способности лица воспринимать то или иное явление, какой-либо предмет в определенных условиях. В результате этого следственным путем удается получить информацию психологи¬ческого содержания о качественной стороне процессов восприятия у свидетеля, а также и по некоторым другим вопросам.
Широко используется экспериментальный метод при проведении судебно-психологической экспертизы в целях исследования психичес¬ких процессов испытуемого: восприятия, памяти, мышления, внимания. С помощью специально разработанных экспериментально-психологи¬ческих методик (тестов) исследуются количественные и качественные характеристики психических процессов.
«Биографический» метод. Основное назначение данного метода состоит в сборе сведений о фактах и событиях, имеющих социально-психологическое значение в жизни человека, с момента его рождения и до того периода, который интересует следователя, суд. В ходе допросов свидетелей, хорошо знающих данного субъекта, во время бесед с ним выясняются сведения о его родителях, социальной среде, в которой он рос и воспитывался, его взаимоотношениях с окружающими, о его учебе, работе, интересах, склонностях, перенесенных заболеваниях, травмах, характере. В необходимых случаях изучаются различные ме¬дицинские документы, характеристики из школы, с места работы, лич-ное дело, письма, дневники и т.д.
Метод обобщения независимых характеристик. Перечислен¬ные выше методы существенно дополняются методом обобщения неза¬висимых характеристик. Данный метод позволяет увидеть личность во всех ее проявлениях, оценивать человека объективно, с разных сторон, исключив субъективное к нему отношение. Так, например, чтобы наи¬более полно охарактеризовать субъекта, совершившего преступление, бывает недостаточно одной лишь характеристики с его последнего места работы. Существенно дополнят представление о нем характерис¬тики с других мест, где он учился или работал, мнение о нем его род¬ных, знакомых. И хотя в каждой из этих характеристик могут содер¬жаться элементы одностороннего подхода к оценке его личности, в целом же, поскольку все эти сведения независимы друг от друга, они позволяют составить о виновном объективное мнение.
Анализ результатов деятельности. Данный методв совокупности с другими особенно широко применяется при изучении личности разыс¬киваемых преступников. Например, по результатам преступной деятель¬ности судят не только о степени общественной опасности содеянного, но и об определенных характерологических особенностях личности, интел¬лекте, психическом состоянии, в котором мог находиться обвиняемый в момент совершения преступления, о мотивах преступления.
В последние годы в качестве разновидности данного метода стал применяться метод составления психологического портрета пре¬ступника, с помощью которого составляется психолого-криминалисти¬ческая характеристика разыскиваемого преступника, включающая в
60
себя не только его психологические, но и поведенческие и даже чисто внешние, физические признаки.
Весьма эффективным методом изучения личности является судеб-но-психологическая экспертиза, которой специально посвящена глава 7 учебника.
§ 2. Краткое введение в область психологической диагностики
Термин «психологическая диагностика» (психодиагностика) озна¬чает постановку психологического диагноза относительно психических особенностей, свойств, состояний человека специалистом-психологом с использованием различных психологических, тестовых методик (тес¬тов). Применение методов психодиагностики требует от специалиста психологического образования и соответствующей подготовки. Исполь¬зование психологических тестовых методик непрофессионалами (даже с компьютерным обеспечением обработки результатов тестирования) может привести к печальным последствиям, проще говоря, к дискреди¬тации самой идеи тестирования1.
В таком случае возникает вопрос, насколько нужны юристу знания о методах психологической диагностики, процедуре тестирования, о самих тестах? Данный вопрос стал приобретать практическое значение с возрождением в конце 60-х гг в нашем уголовном процессе судебно-психологической экспертизы. В этой связи можно однозначно ответить, что такие знания юристу, безусловно, нужны в таком объеме, который позволял бы ему профессионально грамотно ставить вопросы перед экс¬пертом-психологом при разрешении правовых вопросов, насыщенных психологическим содержанием, а также оценивать заключения судеб¬но-психологической экспертизы по уголовным и гражданским делам.
Предыстория психодиагностики, тестирования, уходит далеко в глубь веков. Известно, что еще в Древнем Вавилоне в середине III ты¬сячелетия до н э. проводились испытания интеллектуального характера лиц, отбираемых на государственную службу в качестве писцов. Подоб¬ного рода испытания устраивались и в Древнем Египте для тех, из кого готовили жрецов. Помимо оценки внешних данных кандидатов, их ин¬теллекта оценивались такие качества, как умение слушать и молчать, вести беседу, эмоциональная устойчивость в условиях воздействия на них огня, угрозы смерти, страха.
В Древней Греции активным сторонником отбора в созданную им школу был известный ученый, математик Пифагор (VI в до н.э.), кото¬рый для оценки интеллектуальных способностей молодых людей, отби¬раемых в эту школу, использовал математические задачи. В Древнем Китае еще за 2200 лет до н.э. также существовала довольно развитая система проверки способностей кандидатов, отбиравшихся на должнос-
1 Психологическая диагностика проблемы и исследования / Под ред К.М Гуреви-ча М, 1981 С. 3.
61

ти правительственных чиновников. Аналогичные факты известны из ис¬тории Древней Индии, средневекового Вьетнама’.
Подлинно научная разработка методов исследований в психологии началась в первой четверти XIX в. с использования измерительных при¬емов немецким физиком и психологом Г.Т. Фехнером (1801 —1887) при изучении им ощущений человеком света, цвета, звука, запаха. Задавая внешние стимулы, ученый стал определять разностные пороги ощуще¬ний, взяв за эталон измерения едва заметные в них различия. Благодаря такому подходу Фехнеру удалось квантифицировать психические явле¬ния, которые он исследовал. Квантифицированному ряду значений, ха-рактеризующему исследуемый процесс, он поставил определенный ряд чисел. Этот числовой (символический) ряд позволил ему рассматривать в абстрагированном виде степень выраженности проявлений изучаемо¬го процесса. Такой числовой ряд получил название «шкала». С тех пор принцип шкалирования положен в основу многих тестовых методик, с помощью которых исследуются различные психические процессы, каче¬ства, свойства личности2.
Дальнейшее развитие психодиагностики связано с именем выдающе¬гося немецкого психолога В. Вундта (1832—1920), создавшего в 1879 г. первую в мире экспериментальную психологическую лабораторию, в ко¬торой стали изучаться закономерности ощущений, время реакции чело¬века на различные раздражители, ассоциативные связи, внимание.
К началу XX в. одной из актуальных задач становится изучение спо¬собностей людей и исследование в связи с этим их индивидуальных раз¬личий. Работа в данном направлении была начата известным англий¬ским ученым Ф. Гальтоном (1822—1911), который явился инициатором использования методов статистики в психологии. Занимаясь изучением наследственности, он в 1884—1885 гг. стал проводить измерения фи¬зиологических возможностей организма людей, находившихся в близ¬ком родстве, их сенсомоторных функций, психических свойств по сем¬надцати показателям, применив методы математической статистики при анализе выявляемых им индивидуальных различий. При этом он по¬лагал, что с помощью тестов сенсорного различения можно получить данные об интеллектуальном развитии человека, его одаренности. Как писал Гальтон, «информация о внешних событиях поступает к нам толь¬ко от наших органов чувств, и чем лучше эти органы улавливают разли¬чия, тем обширнее поле, на котором могут действовать наши интеллект и рассудок»3. Заслуга ученого состояла в том, что он первым применил оценочные шкалы, анкетирование и технику свободных ассоциаций, предложив использовать в психологии метод корреляций.
1 Подробнее см.: Общая психодиагностика. Основы психодиагностики, немедицин¬ской психотерапии и психологического консультирования / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. М., 1987. С. 25.
2 Петровский А.В. Введение в психологию. С. 101; см. также: Немое Р.С. Психо¬логия: Учебник. Кн. 3. Экспериментальная педагогическая психология и психодиагности¬ка. М., 1995. С. 73—83.
3 Цит. по: Анастази А. Психологическое тестирование. М , 1982. Кн. 1. С. 21.
Существенный вклад в создание системы психологического тес¬тирования внес американский ученый, зачинатель тестирования Дж. М. Кеттелл (1860—1944), впервые употребивший в научной лите¬ратуре термин «умственный тест». Им была создана серия тестов, изме¬рявших уровень интеллектуального развития человека, его психомото¬рики, сенсорных функций. С помощью его тестов стали измерять мы¬шечную силу, скорость движения, объем внимания, память и некоторые другие психофизиологические функции. Измерением памяти у школь¬ников, их умственных способностей занимался также немецкий психо¬лог Г. Эббингауз (1850—1909).
Дальнейшее развитие психологического тестирования связано с име¬нами таких известных ученых, как немецкий психолог Э. Крепелин, со¬здавший тесты в виде простейших арифметических операций, предназна¬ченных для измерения памяти, утомляемости, отвлекаемости (1895), французский психолог А. Бине (1857—1911), продолживший исследова¬ния интеллекта, умственного развития детей, и другие ученые.
С началом второй мировой войны в США в связи с массовым при¬зывом в армию новобранцев возникла необходимость оценивать их при¬годность к службе в различных родах войск по уровню интеллекта. Для этих целей были разработаны тесты, пригодные для группового тестиро¬вания призывников. Так появились известные армейские «Альфа»- и «Бета»-тесты. Наряду с тестами интеллекта стали разрабатываться тесты достижений, различного рода тесты-опросники. Среди них наи¬большую известность приобретают личностный опросник Г. Айзенка, 16-факторный личностный опросник Р.Б. Кеттелла, Миннесотский многофакторный личностный опросник Дж. Маккинли и С. Хатуэя (MMPI), которые в последующем были адаптированы к нашим социаль¬но-культурным условиям и стали успешно применяться не только при проведении судебно-психологической экспертизы, но и при приеме на работу в правоохранительные органы.
Интересные работы в области психологической диагностики прово¬дились и в России. В 1910 г. Г.И. Россолимо (1860—1928), оценивая психические процессы и свойства личности, разработал методику коли¬чественной их оценки, а также создал графическую систему измерений психологического профиля индивида. В 1928 г. А.П. Болтунов предло-жил измерительную шкалу для исследования умственного развития школьников. Известны имена и других выдающихся отечественных уче¬ных: И.Н. Шпильрейна (1891 —1937), разрабатывавшего проблемы диа¬гностики профессиональной пригодности, Н.А. Бернштейна (1896— 1966), исследовавшего психомоторику человека, С.Г. Геллерштейна (1896—1967), изучавшего закономерности сенсомоторных реакций и др. Однако в 30-е гг. из-за непонимания серьезности психологическо¬го обследования с применением различных тестовых методик исследо¬вания в этой области в нашей стране были прекращены, а ученые, их проводившие, подверглись репрессиям. •
Термин тест на русский язык переводится как «испытание», «про¬верка», «критерий». В психологии в качестве тестов применяются стан-
62
63

дартизированные психодиагностические методики, с помощью которых удается получать сопоставимые количественные и качественные харак¬теристики степени выраженности тех или иных изучаемых свойств лич¬ности. С использованием тестов измеряются различия психологическо¬го характера между людьми или между отдельными реакциями у како¬го-то одного индивида в разных условиях.
Разработка и использование любых тестов должны отвечать следу¬ющим основным требованиям:
надежности, исключающей промахи в виде грубых нарушений процедуры измерения, а также различного рода случайные или система¬тические ошибки сбора данных и их измерения;
валидности (или адекватности), т.е., в какой мере тест измеряет то психическое качество, для оценки которого он предназначен;
стандартизации, представляющей линейное или нелинейное пре¬образование тестовых оценок, смысл которого состоит в замене исход¬ных оценок новыми, производными, облегчающими понимание резуль¬татов тестирования;
практичности в виде достаточной простоты, экономичности, эф¬фективности использования и практической ценности для множества различных ситуаций (испытуемых) и видов деятельности.
Применение тестов специалистами предполагает соблюдение ими целого ряда процедурных требований, о чем должен знать юрист, оце¬нивающий результаты тестирования, изложенные в акте судебно-психо¬логической экспертизы. Тестирование должно проводиться в благопри¬ятных для испытуемого условиях с точки зрения времени, обстановки обследования, его самочувствия, отношения к нему психолога, профес¬сионально грамотно ставящего перед ним задачи и проводящего обсле¬дование.
Отступления от этих обязательных требований могут свидетельст¬вовать о недостаточной научной компетентности специалиста-психоло¬га и негативно повлиять на оценку его заключения судом.
§ 3. Классификация психологических методов (тестов) исследования личности
В настоящее время известно большое число разнообразных тесто¬вых методик, рассматривать которые в учебнике по юридической психо¬логии нецелесообразно. Тем более что в судебной практике абсолютное большинство из них не применяется. Однако юристу важно иметь общее представление о тех тестах, которые чаще других используются психологами при проведении судебно-психологической экспертизы, при профессиональном отборе на службу в правоохранительные органы. Юристу необходимо понимать сам подход, выбираемый психологом при обследовании той или иной личности, принципы отбора психодиагнос¬тических методик применительно к той задаче, которую ему предстоит решать по заданию юриста.
Условно существующие тесты и прежде всего те из них, которыми пользуются специалисты (эксперты) психологи в сфере правоохранитель¬ной деятельности, условно можно разбить на четыре большие группы.
Первая группа — психофизиологические методы диагнос¬тики функциональных состояний индивида. С их помощью иссле¬дуются разнообразные показатели работы центральной, вегетативной нервной системы человека-оператора. К ним относятся электрофизио¬логические показатели: электроэнцефалограмма, электромиограмма, кожно-гальваническая реакция, электрокардиограмма. В эту же группу можно также включить методики, фиксирующие биохимические изме¬нения в организме при различных экстремальных состояниях психики. Например, в качестве информативных признаков при диагностике стресса выявляют повышенное содержание в крови и моче так называ¬емых гормонов стресса — адреналина и норадреналина. Поскольку для измерения всех этих характеристик функциональных состояний, влия¬ющих на психику человека, необходима специальная аппаратура, тесто¬вые методики данной группы иногда называют аппаратурными метода¬ми исследования ‘.
Указанные психофизиологические методы чаще применяются при проведении судебно-психологической экспертизы по уголовным делам о нарушениях правил эксплуатации каких-либо сложных технических устройств, транспортных средств и т.п., когда решается вопрос о том, соответствовал ли по своим психофизиологическим качествам управ¬лявший ими оператор экстремальным условиям деятельности или нерв¬но-психическим перегрузкам, т.е., в конечном итоге, когда стоит вопрос о виновном либо невиновном причинении вреда (см. ст. 28 УК РФ). Поэтому, подбирая эксперта-психолога для проведения судебно-психо¬логической экспертизы по делам данной категории, необходимо предва¬рительно выяснить, владеет ли он аппаратурными методами исследова¬ния функциональных состояний человека.
Вторая группа — интеллектуальные психологические тесты, с помощью которых исследуется интеллектуальный уровень раз¬вития человека. К этой же группе можно отнести методики, позволяю¬щие оценивать сформированность у испытуемого познавательных про¬цессов: мышления, памяти, восприятия, внимания, а также развитие речи, его отдельные навыки, умения, способности.
Интеллект (буквальный перевод с латинского intellectus — разуме¬ние, понимание, постижение) — относительно устойчивая структура умственных способностей индивида, отождествляемая со стилем его мышления, стратегией принимаемых решений в проблемных ситуаци-
Подробнее см.: Игнатов НА., Мишурин В.М. и др. Приборы и методики психо¬физиологического обследования водителей автомобилей. М., 1978; Волохов В.Ф., Власов “п. Психологическая экспертиза операторов с некоторыми заболеваниями внутренних органов и нервной системы. М., 1979; Основы инженерной психологии- Учебник для техн. вузов / Под ред. Б.Ф. Ломова. М., 1986.
64
5 37
65
ях, требующих от субъекта нестандартного подхода, высокого уровня познавательной активности1.
Исследование интеллекта, как уже отмечалось, связано с именем французского психолога А. Бине, создавшего для этих целей тестовые задачи различной степени трудности. Один из первых его тестов состо¬ял из 30 таких задач, предназначенных для изучения рассудительности и понятливости ребенка. Эти качества ученый считал главными состав¬ляющими интеллекта. В последующем для оценки интеллекта им было введено понятие умственного возраста.
Последняя редакция шкалы А. Бине (1911 г.) была доработана в США, где испытуемых начали классифицировать по степени умственно¬го развития, используя в этих целях понятие intelligent quotient (IQ), переводимое как коэффициент умственного развития, с помощью которого стали оценивать отношение между умственным и хронологи¬ческим возрастами. Это отношение (а не разницу между ними) назвали коэффициентом интеллекта, который является постоянной величиной. В последующем результаты обследования испытуемого стали сравни¬вать со средним результатом его возрастной группы. Созданная методи¬ка стала инструментом измерения интеллектуальных способностей, а также использовалась в качестве критерия валидности новых интеллек¬туальных тестов. Этим в значительной степени объясняется тот факт, что IQ стал представляться символом интеллекта2.
Среди различных тестовых методик, которые начали появляться и которые стали использовать IQ, следует прежде всего назвать тест аме¬риканского клинического психолога Д. Векслера «Шкала Векслера для измерения интеллекта взрослых» (WAIS). Тестовая батарея Векслера состоит из 11 различных заданий — субтестов, из которых первые шесть являются вербальными. Приведем кратко для общего представления эти субтесты в порядке их предъявления испытуемому по их названиям3.
«Общая осведомленность». Субтест включает 29 вопросов, ответы на которые требуют самых разнообразных знании, дающих представле¬ние о способности субъекта сохранять их в долговременной памяти, о приобщении его к культуре, его общей образованности. Например: «При какой температуре кипит вода?», «Кто написал «Фауст»?» и т.д.
«Понятливость». Ответы на 14 вопросов данного субтеста характе¬ризуют практическое мышление испытуемого, его жизненный и соци¬альный опыт, здравый смысл. Например: «Почему закон не разрешает вступление в брак до определенного возраста?» Некоторые вопросы
1 Психология: Словарь / Под ред. А В. Петровского, М.Г. Ярошевского. 2-е изд. М.,
1990 С. 142
2 См.: Психологическая диагностика. Проблемы и исследования / Под ред. К.М. Гу-
ревича. М., 1981. С. 52.
Содержание теста дается по следующим работам: Кабанов М.М., Личко А.Е., Смирнов В.М Методы психологической диагностики и коррекции в клинике. М., 1983. С. 146—150; Практикум по психодиагностике, Конкретные психодиагностические мето¬дики. М., 1989. С. 104—112.
требуют толкования пословиц. Ответы оцениваются в зависимости от полноты и степени обобщения.
«Арифметика». 14 заданий данного субтеста представляют арифме¬тические задачи разной степени сложности, которые решаются устно в ограниченное время, что требует от испытуемого концентрации внима¬ния, оперативной памяти,сообразительности.
«Сходства». Субтест состоит из 13 вопросов-заданий, выполняя ко¬торые необходимо установить общность различных понятий, что требу¬ет от испытуемого развитого вербального абстрактно-логического мыш¬ления, определенного образовательного уровня.
«Повторение цифр». Задания на воспроизведение испытуемым воз¬растающих рядов цифр сначала в прямой, а затем в обратной последо¬вательности позволяют оценивать его способность концентрировать внимание, объем его кратковременной памяти.
«Словарь». Данный субтест содержит 40 слов разной степени труд¬ности и частоты употребления, например «зима, ремонт, регулировать, тирада» и т.д. Он позволяет проверить понимание испытуемым содер¬жания этих слов, выявляет его словарный запас, культуру речи, особен¬ности мышления.
«Кодирование». Данный субтест и последующие задания являются невербальными. «Кодирование» (или «цифровые символы») состоит в том, что испытуемому предлагается образец, в котором каждой цифре по порядку соответствует определенный знак. После небольшой трени¬ровки испытуемый должен, пользуясь образцом, подставить знаки в пустые клетки под цифрами, которые теперь уже даются в беспорядке. Субтест проверяет сохранность визуальной перцепции, скорость фор¬мирования навыков, зрительную память, обучаемость, быстроту реак¬ций и моторную активность испытуемого.
«Недостающие детали». Испытуемый должен заметить и указать от¬сутствующую существенную деталь на предъявляемых ему рисунках. Субтест проверяет перцептивные способности субъекта, его умение ви¬деть существенное.
«Узор из кубиков». Задания субтеста побуждают испытуемого в ог¬раниченное время воспроизводить с помощью кубиков, стороны кото¬рых окрашены в красный и белый цвета, геометрический узор, изобра¬женный на листе бумаги. С помощью данного субтеста проверяется конструктивное мышление, аналитические способности испытуемого.
«Расположение картинок». Испытуемому предлагается набор кар¬тинок расположить последовательно, следуя определенному сюжету. Субтест позволяет установить особенности мышления, способность ис¬пытуемого анализировать, понимать причинно-следственные связи, ориентироваться в событиях.
«Складывание фигур». Испытуемый из отдельных фрагментов, час¬тей должен собрать фигуру того или иного предмета. Выполнение зада¬ния требует как конструктивного, так и эвристического мышления.
После выполнения всех заданий проводится подсчет и оценка ре¬зультатов, которые поддаются как качественному, так и количественно-
66
67
il
му анализу. Тест позволяет оценить две важные стороны интеллекта: вербальное, абстрактно-логическое и невербальное предметно-образное мышление, дать суммарную оценку общего уровня интеллекта.
Другим хорошо известным тестом, позволяющим устанавливать ко¬эффициент интеллекта, является Шкала прогрессивных матриц Дж. Равена. Тест разработан в Англии в 30—40-е гг. и получил широкое распространение благодаря тому, что не зависит от образовательного, культурного уровня испытуемых, их национальной принадлежности и т.п. Тест Равена предназначен для исследования интеллекта субъек¬та, выявления его способности логически мыслить, находить сущест¬венные связи между предметами и явлениями, для определения уровня умственной работоспособности.
Комплект методики, построенной на невербальном материале, со¬стоит из 60 заданий — графических рисунков (матриц), разделенных на пять серий (от «А» до «Е») по 12 заданий в каждой из них, и регистра¬ционного бланка, который заполняется обследуемым (рис. 3.1). Зада¬ния усложняются последовательно от серии к серии. Матрица пред-ставляет собой графическое изображение, в котором имеется пробел, и набор фигур — вставок, одна из которых, если ее поместить в этот про¬бел, восстанавливает логическую целостность изображения. При реше¬нии задачи обследуемый должен указать на регистрационном бланке номер этой вставки.
Рис. 3.1. Образцы матриц теста Дж. Равена
При разработке теста был реализован принцип «прогрессивности», заключающийся в том, что выполнение предшествующих заданий явля¬ется своеобразной подготовкой обследуемого к выполнению последую¬щих, благодаря чему происходит обучение выполнению более трудных
заданий.
Результаты, полученные с помощью данной методики, зависят от способности обследуемого логически мыслить, особенностей его вос-
68
приятия, пространственного воображения, умственной работоспособ¬ности, умения концентрировать внимание, от сосредоточенности, сооб¬разительности. Низкие результаты по методике позволяют выявлять лиц со сниженным интеллектом. С помощью ключа-шаблона подсчиты-вается число правильных ответов в каждой серии и по тесту в целом. Полученный результат (суммарный балл по методике) переводится в стандартные баллы коэффициента интеллектуального развития (IQ).
Результаты применения данного теста на прокурорских работни¬ках, студентах и слушателях некоторых юридических вузов показали, что его можно успешно использовать в батарее с другими тестами при отборе кандидатов в правоохранительные органы, на должности руково¬дящего состава, а также абитуриентов в юридические вузы.
Третья группа включает личностные, так называемые ан¬кетные тесты в виде опросников, предназначенных для измерения и оценки индивидуально-психологических особенностей личности путем получения от испытуемого односложных ответов (типа верно — невер¬но или да — нет — не уверен) на строго определенные вопросы-утверж-дения. Например: «я редко беспокоюсь о своем здоровье», «я никогда не нарушал закона» («да, верно» либо «нет, не верно»). В подобных случа¬ях испытуемый лишен возможности давать произвольные ответы. Поэ¬тому подобного рода опросники (вопросы) называются закрытыми. Выбор краткого ответа на какой-либо вопрос зависит от степени выра-женности того или иного свойства у испытуемого. Благодаря этому лицо, подвергающееся тестированию, сообщает о себе такие сведения, анализируя которые можно довольно точно определить свойства его ха¬рактера, некоторые способности, ведущие мотивы поведения, направ¬ленность личности.
Среди данной группы методов исследования личности большое рас¬пространение получили: Миннесотский многопрофильный личностный опросни