.

Б.В.Зейгарник – Теория личности в зарубежной психологии (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
31 21807
Скачать документ

Б.В.Зейгарник – Теория личности в зарубежной психологии

Данная книга отражает содержание курса лекций

является в известной степени продолжением

опубликованной монографии <Теория личности Курта Левина> [23].

Хотя упомянутая книга была нацелена на критическое

осмысление именно теории личности в школе К. Левина (как

отражение школы гештальтпсихологии), но уже в нейбыло

показано, что теория К. Левина выступила как [одно из про

явлений протеста против традиционной ассоциативной схола

стической психологии. Эта теория, как и другие, о которых

пойдет речь в предлагаемой книге, была порождена так на

зываемым <открытым кризисом> и не могла, как справедли

во указывает А. Н. Ждан, вывести из тупика психологию

<...кризисное состояние характерно для зарубежной психологии практически на всем протяжении ее существования иявляется следствием недостаточности ее методологическихоснов>. Об этом же в свое время писал Л. С. Выготский

<Беря все направления в их исторических границах, во всемтом, что они были призваны сделать и что они могли завершить, оставаясь сами собою, я хотел указать на их внутреннюю ограниченность и невозможность выйти за пределькризиса, преодоление которого все эти направления ставя-своей задачей. Очевидно, круг этого кризиса очерчен такимобразом, что он вытекает из самой природы того методоло-гического основания, на котором развивается психология наЗападе; поэтому внутри себя он не имеет разрешения>

. О методологическом характере кризиса пишет

и П. Я. Гальперин, указывая, что вся история классической

буржуазной психологии <свидетельствует о том, что ужевскоре после завершения общей конструкции ее сторонникистали испытывать сомнения в ее научной состоятельности.Сомнения затрагивали разные стороны системы, но в конечномсчете роковым для нее оказался вопрос о ВОЗМОЖНОСТиобъективного исследования явлений сознания> .

Особенно четко выступает методологический аспект

кризисного состояния в психологии личности, и это не

случайно ибо именно в этой области психологической .

науки с особой остротой встает вопрос очеловеческой личности

Это положение нашло свое обоснование в работе

французского психолога-марксиста Л. Сэва: <Теория лич-ности, важная До крайней степени, существует согласно мне-нию специалистов не только на почве и в пределах психо-логии, она имеет универсальное значение для настоящего ибудущего людей>

В рамках зарубежной психологии личность человека вы-

ступает не как продукт общественных отношений, а как не-

которая самостоятельная субстанция, из себя возникающая.

В разных теориях это положение, как мы увидим ниже, по-

разному трактуется. Оно связывается с проблемой самосо-

знания, с проблемой самооценки, с проблемой оценки своего

внешнего образа и т. п.

По этой проблеме накоплен большой экспериментальный

материал, однако, как правильно указывал А. Н. Леонтьев

самосознание не есть лишь знание о себе. Оно является

не только системой приобретенных знаний. А. Н. Леонтьев

утверждал: <Ему (осознанию себя.-Б. 3.) свойственно внутреннее движение, отражающее движение самой реальнойжизни субъекта, которую оно опосредствует>

А. Н. Леонтьев подчеркивал, что Маркс заканчивает свое

знаменитое положение о том, что человек смотрится, как в

зеркало, в другого человека, и, лишь относясь к нему как к

себе подобному, он начинает относиться и к себе как к чело-

веку, словами: <Вместе с тем и Павел как таковой, во всейего павловской телесности, становится для него формой про-явления рода <человек далее А. Н. Леонтьевотмечал, что <родовое существо означает у Маркса не биоло-гический вид Номо сапиенс, а человеческое общество>

Исходя из этих общих положений марксистско-ленинской

философии, психологи (несмотря на некоторые

нюансы в их положениях) считают, что в качестве стержня

личности человека выступают мотивы и цели его деятельности

А. Н. Леонтьев говорил о том, что основной

вопрос о становлении личности превращается в вопрос

как мотивы (побуждения), обусловленные теми или иными

обстоятельствами, превращаются в то устойчивое, что

характеризует данную личность Он прямо указывает

основная структура личности <представляет собойотносительно устойчивую конфигурацию главных,внутри себяиерархизированных, мотивационных линий>.

Он полагал чтоможно выделить три параметра в строении

личности широту связей человека с миром, степень их

иерархизииерархизированности и общую их структуру>.

Л. И. Божович выдвигает в качестве центрального ядра

личности направленность ее мотивов, которая не

определяется врожденными факторами, а формируется

на последующих этапах жизнедеятельности ребенка.

Таким образом, все представители советской психологии

по-разному и с разными нюансами исходят из основного по-

ложения марксистской философии о том, что личность челове-

ка обусловлена общественными условиями, но при этом лич-

ность не является простой проекцией этих условий, она са-

ма их создает и творит.

Протест против функциональной психологии был вызван

не только чисто методологическими соображениями. Запро-

сы практики, особенно медицинской, где на первый план вы-

ступает забота о человеке, о его здоровье, не только сома-

тическом, но и психическом, способствовали борьбе с

функциональной психологией, в которой личность человека

оставалась <за бортом>. Не случайно среди представителей

разбираемых нами ниже теорий было много психиатров, ко-

торые <отпочковались> от психиатрии как медицинской нау-

ки и стали по существу заниматься вопросами психологии,

направили свои усилия на изучение личности человека.

Мы не могли из-за небольшого объема книги осветить

все течения и теории личности, существующие в зарубеж-

ной психологии, и остановились лишь на некоторых из них.

При выборе материала мы руководствовались следую-

щими соображениями: во-первых, старались осветить те тео-

рии, которые оказались наиболее значимыми в развитии пси-

хологии личности; во-вторых, теории, данные которых были

привлечены и при решении практических задач, критика ко-

торых представляется особенно важной; в-третьих, исходя из

того, что книга является учебным пособием, мы стремились

шире осветить воззрения тех психологов, труды которых не

переведены на русский язык. Этим объясняется в частности,

и факт неравномерного изложения содержания той или иной

теории и извлечение подробных цитат из трудов некоторых

авторов (например, Э. Шпрангера).

Автору хотелось дать биографическую справку о пред-

ставителе той или иной теории,однако это потребовало бы

значительного увеличения объема книги, поэтому пришлось

такие биографические справки дать только тогда, когда они

либо отражали периодизацию взглядов автора, либо оттеня-

ли его методологические позиции.

Некоторые разделы курса не вошли в книгу.

ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

ФРЕЙДИЗМА

И НЕОФРЕЙДИЗМА

ТЕОРИЯ

3. ФРЕЙДА

Одной из наиболее распространенных теорий,.которая

до сих пор оказывает влияние на психологию личности явля-

ется фрейдизм и его разновидность – неофрейдизм.

3. Фрейд (1856-1939), австрийский психиатр, занимался

психотерапевтической практикой в Вене. После присоедине-

ния Австрии к нацистской Германии он вынужден был эми-

грировать в Лондон, где и умер.

3: Фрейд работал в клинике знаменитого французского

невролога Шарко в Сальпетриере (Париж) и клинике Берн-

гейма в Нанси, где познакомился с терапией психозов.

С начала 90-х годов 3. Фрейд работал вместе с Брейером,

применяя метод гипнотического катарсиса. В труде

<Исследования истерии> (1895) .Фрейд и Брейер изложили

свои взгляды, которые заключались в том, что невроз

представляет собой патологическое функционирование

<ущемленных аффектов>, задержанных в бессознательной

области переживаний

Во время гипноза пациент переживает их вновь и тем сам

от них избавляется.

Впоследствии 3. Фрейд отошел от практики гипнотического

внушения и перешел к исследованию и интерпретации

сновидений, свободно возникающих ассоциаций, оговорок

забывания. Толкование этого материала 3. Фрейд назвал

методом психоанализа. В нем он усматривал новый, метод

<технику> психотерапии. Центральным звеном этой терапии

3. Фрейд считал выявление бессознательного. Фрейд отмечал

что существуют силы, которые заставляют действовать.

человека без того, чтобы они (эти силы) были человек

осознаны, что пациенты зачастую жалуются на то, что в

действительности не является причиной заболевания. Более.

того, он утверждал, что существуют симптомы, в которых

болезнь проявляется, но в действительности они не имеют

никакой реальной органической основы. В качестве примера

он приводил молодую женщину, долго лечившуюся у

гинеколога по поводу того, что у нее совершенно не

прерывалсяменструальный период. В процессе психотерапии

выяснилось что она не любит своего мужа и что ей тяжка

близость с ним

Она развелась, и болезнь ее прекратилась. Иными сломи

Фрейд отметил существование явлений, которые возникают

помимо сознания человека Существует ряд симптомов

которые являются следствием совсем не того, о чем говорит

и думает больной.

Метод психоанализа и состоит в том, что путем длительных

бесед с больным до его сознания доводится истинная

причина его заболевания; он начинает осознавать то, что было

вытеснено. Происходит, по выражению 3. Фрейда, <катарсисВ дальнейшем Фрейд распространил свою концепциюи на психику здорового человека.Различные стороны теории 3. Фрейда в достаточной ме-проанализированы в трудах советских и зарубежных ав-ов (Ф. В. Бассин, А. Е. Шерозия, Л. Сэв, К. Б. Клеман,Ж. Лакан и многие другие), но мы остановимсяданной книге лишь на основных ее характеристиках а именнона механизмах человеческого поведения.Фрейд выделяет две потребности которые определяютпсихическую деятельность человека: либидозную и агрессивнуюНо так как удовлетворение этих потребностей наталкиваетсяна препятствия со стороны окружающего мира, онивытесняются, образуя область <бессознательного>. Но все

они прорываются, обходя <цензуру> сознания, и прояв-

тся в виде символов. В дальнейшем психоанализ Фрейда

не ограничился областью чисто психологической – он

распространился и на всю историю человеческой культуры.

Все что человек делает, производит (произведения литературы

искусства), является символизацией вытесненных в

подполье> бессознательных потребностей, они могут прояв-

ляться в разных формах <обыденной> жизни – оговорках,

сновидениях. В мифах, обычаях Фрейд тоже усматривал

символизацию вытесненных биологических потребностей.

В структуре личности, по Фрейду, существуют три основ-

компонента: Оно (Ид), Я (Эго) и Сверх-я (Супер-эго).

является именно той ареной, где властвуют вытесненные

сознательным инстинктам, а с другой-подчиняется

принципу удовольствия. Я (Эго), с одной стороны, следует

сознательным инстинктам, а с другой – подчиняются

мотивам и требованиям реальности. Супер-эго (Сверх-

-эго совокупность моральных устоев общества; она выполняет

роль <цензора>. Таким образом, Эго находится в

конфликте, ибо требования Ид и Супер-эго несовместимы.

поэтому Эго (Я) постоянно прибегает к защитным механизмам

вытеснению, сублимации. Само вытеснение совершается

неосознанно. Однако мотивы, переживания, чувства, которые

<переселяются> в область бессознательного, продолжают

существовать в виде символов, в виде деятельности, которая

приемлема для <цензора>.

Для осуществления разнообразных функций форм

деятельности. 3. Фрейд выделил целую систему специальных

механизмов (сублимация, проекция, перенос, вытеснение,

регрессия

. Организм рассматривается как сложная энергетическая

система, управляемая законом сохранения энергии

Поэтому если либидо остановлено в одном из .своих

проявлений, оно должно неизбежно произвести какие-то другие

эффекты. Супер-эго обеспечивает социальную приемлемость

этих эффектов. Однако если это ему не удается, конфликт

между Ид и Супер-эго приобретает обостренный характер,

нормальное функционирование системы нарушается;

блокированное либидо находит свое выражение в симптомах

болезни, невроза.

В этой конструкции личности, созданной Фрейдом, содер-

жится- предположение о сложности, многоплановости струк-

тур человеческого поведения. Однако все эти компоненты под-

чинены в основном биологическим аспектам. Ведь реальные

действия человека выступают символом потребности, <за-травленной> сознанием. Как указывает Ф. В. Бассин, сущ-

ность фрейдовского учения состоит в признании фатального

антагонизма между вытесненным переживанием (бессозна-

тельное) и сознанием, который приводит к антагонизму меж-

ду человеком (с его вытесненными переживаниями) и соци-

альной средой. В этом и состоит основной порок фрейдовско-

го учения.

Второе положение, методологически для нас неприемлемо

– это биологизаторская тенденция при объяснении мотивов

человеческой деятельности, его культурных и общественных

ценностей.

Таким образом, Фрейд, начав с анализа единичных случаев

невроза, распространил свои положения на психологию

и философию. Врожденные инстинкты (либидозный и агрес-

сивный) являются основой индивидуального и исторического

развития. Идея антагонизма между человеческим сознанием

и обществом приводит в конце концов к неправильным по-

литическим выводам: 3. Фрейд оправдывал войны. <Соглас-но нашей гипотезе, имеются только .два вида человеческихинстинктов: одни стремятся сохранять и объединять... А дру-гие стремятся разрушать и убивать; эти последние мы клас-сифицируем вместе как агрессивный, или .разрушительный,инстинкт... В результате некоторых умозрительных построе-ний мы пришли к предположению, что этот последний ин-стинкт действует в каждом живом существе и стараетсяразрушить его и свести жизнь к ее первоначальному состоя-нию неодушевленной материи. Этот инстинкт совершенносерьезно заслуживает названия инстинкта смерти>.

Фрейд был до конца последователен в своем биологиза-

торском подходе к объяснению личности человека

незадолгодо смерти он еще раз подтвердил что старейшая часть

психологического аппарата (Ид) остается наиболее важной

в течение всей жизни> и что Ид с его инстинкт выража-

ет <истинную цель жизни организма индивида Исходя изтаких позиций, Фрейд считал вопрос о цели жизничеловека бессмысленным, так как в животном мире этот во-прос никогда не возникает. Биологизируя человеческую сущ-ность, он одновременно психологизирует социальную жизньобщества.Само общество, по Фрейду, возникло лишь в силу необ-ходимости ограничения и подавления разрушительных посвоей природе инстинктов человека, поскольку человек неможет справиться с ними в одиночестве. Но это привело, всвею очередь, к неразрешимому противоречию между общест-вам и человеком, ибо последний стремится к полной свободев удовлетворении своих желаний, а общество ее ограничи-вает.Фрейд написал книгу <Цивилизация и ее несчастья>, в

которой он рассматривает чувство вины как

наиболее важную проблему эволюции культуры.

Означает ли это, что, критикуя Фрейда, мы отрицаем бес-

сознательное. Многие .факты говорят о его существовании.

Конечно, существуют переживания, мотивы действий, которые

мы не осознаем. Прежде всего, сама возможность гипноти-

ческого внушения, возможность совершения действий в пост-

гипнотическом состоянии уже сама по себе является дока-

зательством существования неосознаваемых процессов.

О наличии уровня бессознательного свидетельствует опыт

ленинградского психотерапевта А. М. Свядоша {37], показав-

шего, что во время сна можно обучать человека иностран-

ному языку, об этом говорят, интересные опыты Г. В. Гер-

шуни (19}-крупного невропатолога. Он предъявил подпоро-

говые слуховые раздражители: ЭЭГ показывала, что человек

слышит, хотя сам испытуемый утверждал обратное. Значит,

физиологически тоже можно доказать существование подсо-

знательных процессов в. н. д.

Феномен <запоминание незавершенных действий>

тоже свидетельствует об этом: испытуемые лучше помнили

незавершенные действия, но сам этот факт они не осозна-

вали. .

Исследование установки, которая очень интенсивно раз-

вивается в грузинской школе психологов, показывает, что

предуготовленность, которая существует в организме и на фи-

зиологическом, и на психологическом уровне, неосознаваема.

О существовании бессознательного говорили такие факты.

Бойцы после тяжелых контузий превращались в глухоне-

мых людей, а между тем неврологи не находили симптомов,

которые могли бы объяснить причину этой постконтузионной

немоты. Некоторые молодые врачи иногда даже принимали их

за симулянтов. В действительности же это психогенная

реакция на контузию, которая не осознается больным.

Как теперь известно, многие соматические болезни

являются следствием психологической травмы. Эта область

медицины получившая название психосоматики,сейчас

развивается успешно.

Проявлением бессознательного являются и некоторые

автоматизированные действия. Так, например, нередко у

больных, страдающих эпилептической болезнью выступают

нарушения сознания, при которых они совершают действия

(иногда даже противоправные),не сознавая, не зная этого

и не помня об этом.

Признание наличия неосознаваемой психической деятельности

вытекает и из теоретических положений советской

пСихологии. С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что вместе

делением субъекта из окружающего выделяется и рефлексия на

себя. А. Н. Леонтьев тоже писало том, что <мир презентируетсячеловеку>, а потом уже происходит выделение

яиз этого мира. И происходит это неосознаваемо. Наличие

неосознаваемого означает, что существуют разные уровни

сознания. Неосознаваемое – это ступень сознания, иногда

может предшествовать сознанию, а иногда выделяется после

того, как человек осознает.

Человек не только познает мир, не только ориентируется

в нем, не только слышит, видит, но он на несознаваемом

уровне осознает, что именно он слышит, видит

нет <ничейных> переживаний и ощущений. Наш советский

психопатолог А. А. Меграбян называет эти чувства гностическими.

ми . О наличии таких гностических чувств свидетельствует

искусство перевоплощения, .Это показано Б. Брехтом

одной из своих книг Б. Брехт пишет о якобы существующей

легенде следующего содержания. На сцене ставили <ОтеллоАктер так <вошел в свою роль>, что стал душить артистку

игравшую Дездемону. Какой-то зритель не выдержал

этого зрелища и выстрелил в актера. И будто бы был

поставлен памятник с надписью: <Лучшему актеру от лучшего.зрителя>– Это трактовалось так: актер умел гениально

воплощаться, он забыл, что играет роль. А зритель обладал

умением сопереживать. Б. Брехт же после прочтения

сказал: <Плохой актер и плохой зритель>. Он считал

полногоперевоплощения в искусствебыть не должно.как

бы человек ни перевоплощался, он всегда <видит себя сороны>. Чувство принадлежности себе всегда имеет

место и это как раз происходит бессознательно. Этот уровень

бессознательного играет роль контроля, управления. Если че-

овек теряет чувство бессознательного переживания, видения

себя со стороны, то он перестает управлять собой.

Однако бессознательное в данном случае .не антагони-

стично сознаваемому, наоборот, помогает ему, может слу-

жить средством регуляции.

Таким образом, неприемлемым в учении Фрейда в мето-

дологическом отношении является для нас не факт призна-

ния бессознательного, а его трактовка как явления, проти-

воречащего сознанию,- это во-первых, а во-вторых призна-

ние того, что основным механизмом развития личности яв-

ляется биологическая потребность, удовлетворение которой

не может произойти из-за социальных нормативов, что все

атрибуты сознательной жизни человека представляют собой

-лишь символы вытесненных биологических потребностей.

Учение Фрейда, пытавшегося найти реальные детерминанты

формирования и функционирования личности, сыграло

определенную роль в борьбе с идеалистическими взглядами

психологии. Однако его материализм оказался грубо механи

стическим, и поэтому, нанеся удар идеалистической философии

в науке, Фрейд по существу оставался на позициях идеа-

лизма. .

В середине прошлого столетия началась реформация уче-

ния 3. Фрейда – появилось, новое понимание в трактовке бес-

сознательного – неофрейдизм.

Конфликт между Фрейдом и неофрейдистами отражал

уже влияние на психологическую науку марксистского миро-

воззрения. Некоторые представители неофрейдизма считали

себя социалистами по политическим взглядам, а некоторые

даже проявили серьезный интерес к учению Маркса. Однако

неспособность понять философию диалектического и истори-

ческого материализма не позволила им преодолеть основы

фрейдовского учения, отступиться от биологизаторских позиций.

ортодоксального фрейдизма.

Стремление преодолеть основу учения 3..Фрейда про

чало в аналитической психологии К. Юнга (1875-1961),В

дивидуальной психологии А. Адлера (1870-1937), в эпигени

тической психологии Э. Эриксона (1902), в теориях К. Хо

Г. Салливена.

Критика 3. Фрейда была в основном направлена на био

логизаторские тенденции его концепции; неофрейдисты пытались

социологизировать его учение.

Прежде чем перейти к изложению отдельных теорий

фрейдистов, остановимся вкратце на тех причинах, которые

привели к появлению неофрейдизма, к неприятию его орто

доксальноло варианта. Прежде всего сама психоаналитичес

кая практика, длящаяся иногда годами, показала, что

всегда она помогает. Во-вторых сами психиатры пришли ]

выводу, что причиной неврозов далеко не всегда являются

конфликты, в основе которых лежит вытесненный инстинкт

что Причиной невроза часто являются безработица, социаль

ные неурядицы буржуазного мира, недостаточная коммуни

кация, разобщение людей.

Выявилась потребность социологизировать учение Фрейда

ТЕОРИЯ

К. ЮНГА

Карл Юнг (1875-1961) был одним из первых учеников

Фрейда, отмежевавшихся от своего учителя. Основной при-

чиной разногласий между ними была идея пансексуализма

Фрейда. Однако борьбу с Фрейдом Юнг осуществлял не с

материалистических, а с идеалистических позиций. Свою си-

стему Юнг назвал <аналитической психологией>.

По К. Юнгу, психика человека включает три уровня: со-

знание, личное бессознательное и коллективное бессозна-

тельное. Определяющую роль в структуре личности человека

играет коллективное бессознательное, образующееся из сле-

дов памяти, оставленных всем прошлым человечества.

Коллективное бессознательное носит всеобщий характер.

Оказывает влияние на личность человека и предопределяет

его поведение с момента его рождения.

Коллективное бессознательное тоже состоит из разных

уровней. Оно определяется национальным, расовым и обще-

человеческнм наследованием. Самый глубокий уровень скла-

дывается из следов дочеловеческого прошлого, т. е. из опыта

животных предков человека. Таким образом, по словам

Юнга, коллективное бессознательное – это <разум нашихдревних предков, способ, которым они думали и чувствова-ли, способ, которым они постигали.жизнь и мир, богов и че-ловеческие существа.коллективное бессознательное проявляется у отдельныхлюдей в виде архетипов (доминант, первородных образов).Архетипы обнаруживаются не только в сновидениях, но и вреальном творчестве. Таким образом, архетипы присущи от-дельным людям, но в них отражается коллективное бессоз-нательное. Это некие общие формы мысленных представле-ний, включающие в себя значительный элемент эмоциональ-ности и даже перцептивные образы. Например, архетип ма-тери - это всеобщая идея матери с чувственным и образ-ным содержанием собственной матери. Ребенок получаетэтот архетип уже в готовом виде по наследству и на егоосновании создает конкретный образ своей реальнойматерима-з-] колллективного бессознательного существует, по0. ное бессознательное, но оно не отделено от.созна-ния. Личное бессознательное состоит из переживаний, быв-ших когда-то осознанными, а затем забытых или вытеснен-ных из сознания. Они при известных условиях становятсяосознанными. Структурные единицы личного бессознательногопредставляют собой констелляции чувств, мыслей и воспоми-наний, определенным образом организованных. Юнг назы-вает эту констелляцию <комплексрм> (например, стремление

человека обладать большой властью у Юнга называется

<комплекс власти>).

Юнг ввел понятие ае – <. о архетип, предтав-ляй стремление человека к елотно и единству и на-ходящий свое выражение в различных символах. Благодаряему достигается равновесие -между сознательным и бессо-знательным. Наибольшее приближение к идеальному <селф>

представляют, по мнению Юнга, религиозные пережи.

вания.

Как и все неофрейдисты, Карл Юнг интересовался нев-

розами, но рассматривал их не как реакцию на <враждеб-ность> мира и не как конфликт между <органическими вле-чениями и требованиями общества. Невроз, по Юнгу, - этсрегресс на более низкий уровень. Приспособление к жизнипо Юнгу, требует применения различных функций, такихкак мышлениечувства, интуиция и т. п. Если организм несправляется с какой-то ситуацией, это означает, что необходимая функция нуждается в помощи из сферы бессознательного. Отсюда, чтобы реализовать адаптацию, индивидуумдолжен регрессировать, т. е. обращаться к более низкомууровню сознания.К. Юнг известен как создатель типологии личности. В осно-ву ее классификации он положил направленность человекана себя или на объект. Соответственно он делит людей наэкстравертов и интравертов. Эти взгляды изложены им в ра-боте <Психологические типы> [45]. Кроме этих основных ти-

пов Юнг говорит и о дополнительных типах (интуитивный

мыслительный, эмоциональный). Таким образом, тип опреде

ляется соотношением различных функций. Для Юнга не су

щеетвует общественных отношений. Это положение Юнга д(

сих пор играет свою роль в психотерапевтической практик<фрейдизма. Деление на экстра- и интравертов также используетсяв психоаналитической практике.Типы Юнга определяются не обстоятельствами жизни человека. Они врожденны. Таким образом, ядро истиннойфрейдизма остается и у Юнга, только в несколько завуалированной, даже мистифицированной форме.Индивидуальная ПСИХОЛ0ГИЯА. АДЛЕРаВторым учеником Фрейда отошедшим от своего учителя был Альфред Адлероснователь так называемой индивидуальной психологии.Его основные труды<О невротическом характере","Практика и теория индивидуальной психологии"Адлер резко выступил против биологизаторской теории Фрейда.Он подчеркивал что основное в человеке не его природные инстинкты аобщественное чувство, которое он называл чувством общностиЭто чувство является врожденным но оно должно быть социально развито.Он горячо протестует против мнения Фрейда о том,чточеловек от рождения агрессивен, что его развитие детерминируетсябиологическими потребностями.Прежде всего А. Адлер выступил против расчлененияличности на три инстанции, о которых мы говорили выше(Ид, Эго и Супер-эГо). Структура личности едина. Можносчитать, что так называемая социологизация Фрейда былавпервые предпринята Адлером.Что же является, по А. Адлеру, детерминантой в развтии личности?Это стремление к превосходству. Однако этостремление не всегда может быть осуществлено. Так, из-задефекта в развитии телесных органов человек начинает переживать чувствосвоей неполноценности оно может такжевозникнуть в детстве из-за неблагоприятных социальных условий. Человекстремится найти способы для преодоления чувства неполноценности и прибегает кразным видам компенсации. Так, например, часто очень стеснительные подростки,<стыдясь> своей стеснительности, совершают по их мнению мужественные,

но по существу неадекватные действия.

Всякий педагог знает, что часто <ершистость> подростка может оказаться

проявлением его особой чувствительности и ранимости. Нередко такие
попытки

к самоутверждению приводят к невротическим реакциям, когда человек
хочет

доминировать над другими. Адлер разбирает разные формы

компенсации (адекватные, неадекватные), останавливается

на ее разных уровнях. Он говорит о возможности выработать
гиперкомпенсацию.

Это особая форма реакции на свою неполноценность. Умение выработат

сверхкомпенсацию приводит к тому, что физически слабые и безвольные
люди

начинают совершать мужественные действия. Более того, в этой

гиперкомпенсацин А. Адлер усматривает механизм творчества, активности.

В качестве примера он любил ссылаться наличность Наполеона: считал, что

особые способности Наполеона как полководца объяснялись отчасти тем,
что у того

было обостренное чувство неполноценности из за малого роста.

Чувство неполноценности вызывает стремление к превосходству. Оно
проявляется

уже в первые 4-5 лет жизни ребенка в виде <цели победы>, которая
направляет его

помыслы и действия, создает определенный <стиль жизниобеспечивает равновесие его личности. Понятия <цель победы>, <цель превосходства>

носят у Адлера хотя и расплывчатый но все же социальный характер Адлер
ввел

понятие <социальное чувство>. Это социальное чувство, как

и чувство неполноценности, порождается органическим несовершенством
человека,

его слабостью, не позволяет человеку жить вне общества. С этими
чувствами связаны

способности любить, жалеть, увлекаться и т.п. От социального чувства

зависит и чувство превосходства, и единство личности и

душевное здоровье. <Во всех человеческих неудачах, в непослушании детей, вневрозах и невропсихозах, в преступности самоубийстве алкоголизме морфинизмекокаинизме, в половых извращениях, фактически во всех нервных проявленияхмы можем обнаружить недостаточность должного уровня социального чувстваСоциальное чувство, или социальный интерес, не вырабатывается в процессесоциализации. Это, по Адлеру, врожденное свойство. Вместе с тем А. Адлерподчеркивает, что нормальная личность стремится не только к личному могуществу,но и к благу того общества, в котором она живет. Лишьпринимая участие в жизни общества, человек проявляет себя. Социальное чувствоесть истинная и неизбежная компенсация всякой естественной слабостииндивидуальных человеческих существований>

Особенно важной в его учении является проблема компенсации. -Он выделяет

разные ее виды, которые создают различные <жизненные стили>:

1. Успешная компенсация чувства неполноценности в

результате совпадения стремления к превосходству с социальным интересом.

2. Сверхкомпенсация, которая означает одностороннее

приспособление к жизни в результате чрезмерного развития

какой-то одной черты или способности.

3. Уход в болезнь. В этом случае человек не может осбодиться от чувства

неполноценности, не может прийти к

компенсации <нормальными> способами, он <вырабатывает>

симптомы болезни, чтобы оправдать свою неудачу. Возникает невроз. Таким
образом,

по Адлеру, сами невротические симптомы следует рассматривать .как
неудавшиеся

способы компенсаций.

Адлер отверг пансексуализм Фрейда, доминирующую

роль бессознательного и понятие врожденной агрессивности

хотя он считал, что ведущими в поведении человека являются

Именно такой подход к психическим явлениямзаложен в идее
сверхкомпенсации;

последняя и определяет то, что должно возникнуть в будущем. Выготский
любил

цитировать изречение Адлера о том, что <психическая жизньчеловека стремится как действующее лицо, созданное хорошим драматическимпоэтом, к своему пятому акту>

И далее Выготский продолжает: <Если у Фрейда человек.как каторжник, прикован к своей тачке, то Адлер говорит отом, что мы не в состоянии думать, чувствовать, хотеть, действовать без того, чтобыперед нами не была какая-нибудь цель> Таким образом, перспектива
будущего

поставлена у А. Адлера так же, как и у Курта Левина.

Следует, однако, отметить, что, показывая положительные моменты учения
Адлера

о сверхкомпенсации, Л. С. Выготский отмечает и методологическую
несостоятельность это-

этогого учения. Прежде всего он указывает на то, что сверхком-

пенсация-это крайняя точка, один из возможных исходов: существуют
неудачные

компенсации, приводящие к <бегству в болезнь>, о чем писал и сам Адлер.
Однако

он не видел.что сверхкомпсисация-это сложный .процесс и что жизнь

человека располагается часто между двумя полюсами. Анти-

диалектичность учения Адлера состоит, во-первых, в том,

что он фетишировал лишь один из полюсов; во-вторых, в. теории Адлера не
показано

порождение сверхкомпенсации: Адлер

не сумел показать, что дефект (зрения, слуха, роста) не

существует сам по себе, он влечет радикальную перестройку

и других процессов. А самое неправильное у Адлера то. что

сверхкомпенсация как бы автоматически порождается чувством
неполноценности,

в этом видна его связь с Фрейдом.

В действительности же процесс компенсации и сверхкомпенсации надо
создавать,

формировать. Сверхкомпенсация определяется социальными требованиями,

предъявляемыми к развитию и воспитанию и сохраненными силами психики.

ТЕОРИЯ

К. ХОРНИ

Основными представителями неофрейдизма являются

непосрелственные ученики 3. Фрейда-К. Хорни и Г. Сал-

ливен.

Катрин Хорни (1885-1952) была вначале преданной ученицей 3. Фрейда,

В 1939 г., будучи уже в США, она издала

книгу <Невротическая личность нашего времени>, в которой

горячо благодарит своего учителя. Однако вскоре она стала

резко критиковать 3. Фрейда. его попытку свести механизмы поведения
человека

к двум тенденциям – либидозной и агрессивной и попытку выводить все,
что

происходит в жизни человека, из пансексуализма.

Что же Хорни выдвигает вместо этого? Основу сущности

человека она усматривает во врожденном чувстве беспокойства. Младенец

рождается с этим чувством. Выходя из чрева матери, он начинает
чувствовать себя

неуютно. Ребенок переживает чувство беспокойства с самых первых минут

своей жизни на органическом уровне; оно окрашивает всю

его дальнейшую жизнь, фиксируется и становится внутренним свойствам
психической

деятельности. С первых секунд существования человек начинает переживать
чувство

враждебности мира. Беспокойство порождает желание избавиться от него.
Все, что

человек делает,-это трансформация чувства беспокойства. Оно является
основно

мотивацией его поступков. 1. Хорни называет его чувством <коренной тревоги>,

которая детерминирует поступки человека. Коренная тревога> заставляет
человека

стремиться к безопасности.

К. Хорни утверждает, что человеком управляют две тенденции: стремление к

безопасности и стремление к удовлетворению своих желаний. Оба этих
стремления

часто противоречат друг другу, и тогда возникает невротический
конфликт, который

человек сам стремится подавить, вырабатывая определенные способы
(<стратегии>)

поведения. Хорни выделила четыре типа поведения. Первый выражается

в <невротическом стремлении к любви> как средству обеспечения
безопасности

жизни: второй проявляется в <невротическом стремлении к власти>,
которое

объясняется не какими-то объективными причинами, а страхом и
враждебностью

к людям; третий тип стратегии поведения выражается в стремлении
изолироваться

от людей; четвертый тип проявляется в признании своей беспомощности

(<невротическая покорность>).

Позже Хорни делала попытки увеличить количество стратегий. Однако уже в
1945 г

она останавливается только на трех типах: 1) стремление к людям; 2)
стремление

отдалиться от людей, стремление к независимости; 3) стремление
действовать

против людей (агрессия).

Соответственно этим трем типам отношений выделяются

три типа невротической личности: 1) устойчивый, 2) устраненный, 3)
агрессивный.

Эти типы поведения свойственны здоровым людям.

Разница между здоровым человеком и страдающим неврозом сводится лишь к

ТОМУ, что <...противоречие между конфликтующими тенденциями у здоровогозначительно меньше, чем у невротика>. По мысли Хорни, у здорового
человека

под влиянием временных внешних обстоятельств возникают <ситуационные неврозы>. <Неврозы ха-Неврозы характера> же являются подлинной болезнью, так как в их основе
лежит

стойкий <изначальный конфликт>.

Описанные типы стратегий выступают не .только как предпосылки для
<изначальногоконфликта>. Они могут выступить также в качестве защитных механизмов,
например

в виде <идеализации собственного образа>. Человек не только

не признает свою неспособность разрешить конфликтную ситуацию, но и
выдвигает

на первый план свои реальные или мнимые положительные качества;
защитный

механизм может проявиться и в переносе своих конфликтов на внешнюю

ситуацию, на других людей, т. е. здесь выступает уже механизм проекции.

Таким образом, в теории Хорни осталось основное положение
ортодоксального

фрейдизма. Хотя она резко критиковала биологизаторскую сущность учения
Фрейда,

но в основном своем положении <изначальной тревожности> и <коренной тревоги>

она по существу недалеко уходит от Фрейда.

К. Хорни говорит о противоречиях между обществом и человеческими
потребностями.

Но она рассматривает их не как

явление, свойственное капиталистическому обществу, а как

врожденное свойство людей. Иными словами, ее попытка со-

циологизировать Фрейда – мнимая, ибо она представляет

собой тенденцию к психологизации общественных. явлений.

В теории Хорни остаются основные положения фрейдизма: антагонизм
природного

и социального (принцип стремления к безопасности несовместим с
удовлетворением

человеческих желаний), фатальность врожденного механизма <коренной тревоги>.

И наконец, у Хорни звучит то положение,которое было особенно развито у
Фромма,

а именно: <коренная тревога> ведет к отчуждению человека от общества.
Последнюю

свою работу <Невроз и развитие личности> (1950)

она посвящает именно проблеме самоотчуждення и самореализации.

Тревожный ребенок не может приспособиться к людям,

он нуждается в компенсации своей неуверенности: вследствие этого он
чуждается

других людей, у него потребность <возвыситься> над ними. Справедливо
замечает

Флоренская, что постепенно идеализированный образ становится жизненной

перспективой и критерием оценки себя.

Человек перестает интересоваться реальностью, возникает

пропасть между <идеализированным Я> и реальными возможностями человека.

Эти положения К- Хорни опровергаются данными совет-

ской психологии. Так, Л. И. Божович, Д, Б. Эльконин тоже

утверждают, что в подростковом возрасте часто возникает

стремление к расширению своего <Я>, своего жизненного

горизонта; в этом стремлении к идеалу они видят залог развития человека,

ибо он вырастает из реальных человеческих отношений с другими людьми, с
миром.

Подобное самовыражение является и механизмом, и фактором развития. У
Хорни

же это механизм и проявление невроза. Поэтому и выводы разные: если Л.
И.Божович

видит выход в нахождении подростком своего места в жизни, то для Хорни
этот

выход заключается в преодолении своего <идеализированного Я>,

ибо стремление к безграничному идеальному <Я> усиливает

<коренную тревогу>. К. Хорни не усмотрела, что именно в

умении развести <идеальное Я> и <реальное Я> проявляется

регуляция поведения (Хоппе, Братусь).

У К. Хорни избавление от невроза состоит в освобождении от своего

<идеализированного Я>. Пациент, по Хорни,

должен принять себя со всеми недостатками. Она не видела

того, что искажение личности происходит в действительности

не из-за стремления к идеалу вообще, а из-за неправильного содержания
идеала.

Идеал.-это синтез достижений человеческой культуры, истинный идеал
содержит

в себе общение и единение с людьми. Именно нарушение этого единения
создает невротический эгоцентризм.

ТЕОРИЯ

Г. САЛЛИВЕНА

Другим видным представителем неофрейдизма является Г. Салливен
(1892-1949).

Салливен начал свою научную деятельность в качестве
психиатра-психотерапевта.

Однако в дальнейшем он выступает как психолог. Его основные

положения относительно теории личности изложены в книге

<Межличностная теория в психиатрии> Теория Салливена сложилась под
влиянием

многих психологических школ (Мида, Фрейда, Левина и др.),

Салливен провозгласил, что объектом психологического

исследования должен стать не отдельный субъект, а личность как продукт

совместной деятельности субъектов. Личность является, по мнению
Салливена,

относительно устойчивой моделью повторяющихся межличностных ситуаций.

характеризующих человеческую жизнь .

Ребенок рождается с потребностью общения с людьми,

потребностью в нежности и с потребностью избежания тревоги. При рождении
мир

встречает ребенка не очень <нежно ребенку холодно, он переживает дискомфорт, когдавыходит из чрева матери. В качестве реакции на этот дискомфорт у ребенка появляетсябеспокойство. Следовательно,чувствово беспокойства появляется вместе с рождением.таким образом, основными механизмами развития личности Салливен считает:1) потребность в нежности, ласкев разных книгах автор по-разному ее называет и 2) стрем-ление избежать тревогу.Г. Салливен считает, что потребность в безопасности.стремлении избежать тревогу является социальной, но этасоциальность включена с рождения в органические потребно-сти. Удовлетворение сугубо органических потребностей, та-ких, как потребность в пище, тепле, требует заинтересованногои нежного соучастия, содействия другого человека, если речьидет о ребенке. Социальное выступает у (Салливена как си-стема межличностных отношений, но сами межличностныеотношения не формируются, а существуют с момента рожде-ния. Формирование личности, но Салливену, происходит также, как и у Фрейда, фатально, неизбежно.Оба механизма сосуществуют с момента рождения ребен-ка, они являются механизмом развития личности. Но человекживет во внешнем мире, который постоянно доставляет емунеудовольствие и поводы для тревоги. И вот в этой борьбес этим внешним миром, а вернее сказать в борьбе с беспо-койством, формируется его личность, которую Салливен на-зывает <Я-система>. Салливен утверждает, что <Я-система>.

т. е. личность, формируются, во-первых, в борьбе с неизбеж-

ным беспокойством на бессознательном уровне и, во-вторых.

в нахождении различных средств для избежания этого бес-

покойства. <Я-система> заставляет ребенка, подростка, а в

дальнейшем и взрослого человека прибегать к помощи других

вначале матери, а затем и других, например

членов того коллектива, в котором он находится

Таким образом у Салливена уже выступают межличностные

отношения.

По ведь дело-то в том, что окружающий мир и люди не

всегда поступают так, что <Я-системе> удается избежать

беспокойство. И тогда создается особый механизм, который

является ведущим в развитии личности человека, а точнее.

составляет ядро этой личности некое <избирательное вни-мание>. Человек как бы перестает замечать то, что ему ме-

шает. Возникает своеобразная психологическая защита. Та-

ким образом, Саллнвен тоже берет на вооружение понятие

<психологическая защита>. По Салливену. она заключается

в том, что человек нс замечает того, что вызывает в нем

дискомфорт. Это понятие <избирательного внимания> как

бы сродни понятию <смысловой барьер>, описанному

Л. С. Славиной На самом же деле не так.

По Славиной, смысловой барьер возникает, когда ребе-

нок находится под влиянием жестокого воспитания, когда по-

вторяются все время одни и те же прописные истины, при

которых воспитание, учеба проводятся формально. Тогда У

ребенка создастся <смысловой барьер>: он слушает, но не

слышит того, что ему говорят взрослые. Это тоже можно

рассматривать как меру психологической защиты, но, по Сла-

виной, смысловой барьер формируется только при известных

условиях, а у Салливена избирательное внимание неизбеж-

но формируется фатально, потому что внешний мир вражде-

бен человеку.

Вот этот момент антагонизма, который присущ всему

учению Фрейда, момент, на котором он настойчиво настаи-

вал, присущ и учению Салливена. Антагонизм выступает во

всех категориях фрейдизма. Какими бы понятиями неофрей-

дисты ни пользовались, к каким .бы постулатам они ни при-

бегали, все равно их категориальный аппарат несет в себе

ЭТУ функцию враждебности к человеку – человек противо-

стоит миру.

Салливен часто подчеркивает, что избирательное вни-

мание, или, вернее сказать, невнимание, эта отгороженность.

которая выступает у человека, является мерой защиты. Ино-

гда она может выступить и в виде агрессии, но не обяза-

тельно.

При этом следует подчеркнуть, что агрессия у Салливена

не первична, как У Фрейда. Салливен, так же как и Хорни.

не говорит о первичной агрессии. Она является реакцией.

психологической мерой защиты, но защиты от чего? Опять-

таки от внешнего мира, который вносит дискомфорт. Следо-

вательно, хотя само чувство агрессии, само проявление агрес-

сии носит, по Салливену. не врожденный, а защитный <ре-активный> характер, оно неминуемо должно ВОЗНИКНУТЬ, по-

тому что дискомфорт заключен всегда во внешнем мире, он

неминуем для человека. Мир создаст беспокойство, и следо-

вательно, всегда будет реакция агрессии. Этот нюанс очень

важен, потому что предполагается, что неофрейдисты внесли

нечто положительное в теорию личности. И в какой-то мере

они это, конечно, сделали, в .какой-то мере они социализиро-

вали Фрейда, отбросили либидозное начало, как единствен-

ную первопричину, и вместо этого подставили социальное от-

ношение. Но ведь социальные отношения у неофрейдистов

тоже врожденные, и в итоге все реакции человека неминуе-

мые, фатальные. Так, что по существу теория неофрейдизма-

это некая мимикрия так называемого ортодоксального фрей-

дизма.

Конечно, не надо представлять дело так, что Салливен,

как и другие неофрейдисты, прибегает к мимикрии созна-

тельно. Возможно, что субъективно они самым искренним

образом хотели противопоставить биологизаторским положе-

ниям Фрейда что-то другое, но корнями, из которых выраста-

ло это учение, являлась та же фатальность и врожденность

механизмов развития личности. Поэтому по своим философ-

ским основам, по своей методологии неофрейдизм нам так

же чужд, как и сам классический фрейдизм. Откровенно био-

логизаторская тенденция учения Фрейда прикрывается кра-

сивыми, привлекательными понятиями; происходит некая ее

мимикрия.

Любопытно еще одно обстоятельство, на которое обра-

тила внимание М. А. Флоренская а именно: Салливен

прибегает к особым понятиям, особым выражениям. Процес-

сы, которые все психологи до него называли процессами мы-

шления, памяти, он называет <динамизмами>. Но эти дина-

мизмы, по мнению Салливена, тоже несут функцию зашиты.

они являются проявлением или, вернее, оформлением жела-

ния избежать тревоги.

В салливеновском учении чувствуется известное влияние

К. Левина. Категории энергетизма, динамизма-это дань

левиновскому учению.

Следует остановиться еще на одном моменте в учении

Салливена, а именно на понимании функции речи, которой

он придает совсем иную функцию, чем это принято вообще

в психологии. Мы знаем, что речь служит механизмом и сред-

ством развития обобщения и общения (положение, которое

высказывал Л. С. Выготский и вслед за ним все наши пси-

хологи), что в речи формируется мышление и вместе с тем

речь является орудием нашего мышления. По Салливену же,

речь является механизмом избежания тревоги, символом, по-

могающим избежать тревогу.

Проблема социализации в учении Салливена является

более интересной и. содержательной, чем у Хорни, и все же

он не избежал основного порока фрейдизма – фатальности,

врожденности тех механизмов, которые приводят к развитию-

человека.

Есть еще один момент, который сильно заострен у Сал-

ливена: как и все неофрейдисты, Салливен при установлении

каких-то закономерностей развития идет от патологии к нор-

ме. Ведь все названные механизмы-избежание диском-

форта, наличие психологической защиты, <коренная трево-га>, <избирательность внимания> – неофрейдисты усмотрели

у невротиков, а потом эти механизмы были ими перенесены

на психику здорового человека. По существу весь путь нео-

фрейдизма и теперешней американской психологии – это

путь, при котором механизмы развития психики больного

человека объявляются механизмами развития и здорового

человека. Мы тоже использовали патологический материал

для анализа многих закономерностей, существующих в нор-

ме. Но мы далеки от мысли (и мы всячески это подчеркива-

ем), что психика здорового человека не аналогична психике

больного. Иными словами, формирование различных форм

психической деятельности, формирование мотивов челове-

ческой деятельности при патологических состояниях проис-

додит по тем же механизмам, что и в норме (имеет место

иерархизация мотивов, сдвиг мотива на цель действия, вы-

являются отношение смыслообразующей и побудительной

функций мотивов), но условия, в которых развивается и дей-

ствует больная личность (а в эти условия входит и деятель-

ность измененной нервной деятельности), иные, говоря сло-

вами С. Л. Рубинштейна,. у человека <внешние причины>

действуют через внутренние условия. У заболевшего челове-

ка эти условия изменены, поэтому и его поведение-иерар-

хизация мотивов, соотношение смыслообразующей и побуди-

тельной функцию мотивов – изменено.

Выделение условий, в которых действует здоровый чело-

век, не всегда удается; при болезни человека эти условия

большей частью известны, поэтому материал патологии яв-

ляется продуктивным методом для выявления механизмов по-

ведения. Но из этого не следует, что больная личность долж-

на рассматриваться в качестве модели здоровой, наоборот,

именно патологический материал показывает, в чем их раз-

личие.

Следует еще подчеркнуть, что Салливен отрицает инди-

видуальность человека: каждый человек содержит в себе, по

его мнению, столько личностей, сколько существует в данный

момент межличностных ситуаций. Личность выступает как

пассивная проекция межличностных отношений.

В- своих теоретических установках Салливен непоследо-

вателен. Говоря о развитии личности, Салливен, с одной сто-

роны, связывает ее строение со структурой межличностных

отношений, .с возрастными переходами. Вместе с тем он от-

мечает, что основным механизмом развития человека явля-

ется сублимация, которую следует рассматривать как про-

явление борьбы более слабых и более сильных потребностей,

а самой сильной потребностью является потребность избе-

жания тревоги и чувство эмпатии. Салливен считает, что

ребенок не рождается ни эгоцентричным, ни агрессивным

существом, но чувство эмпатии является, по его мнению,

врожденным.

Теорию Салливена, как и теорию К. Хорни, следует рас-

сматривать как неудавшуюся попытку социологизации уче-

ния Фрейда.

Непоследовательность положений Салливена обнаружи-

ваются и в его трактовке понятия <сублимация>. Хотя

У салливена это понятие не связано с пансексуализ-

мом, но она (сублимация) выступает как способ переклю-

чения энергии неудовлетворенных низших влечений в со-

циальное РУСЛО. Социальное остается у Салливена внешним

по отношению к природе. По существу, и у Салливена вы-

ступает дуализм природного и социального в человеке. Кон-

цепции Салливена и Хорни, в которых тревога рассматрива-

ется

как основной радикал личности, не случайно приводят

их к положению об отчужденности личности. Особенно чет-

ко эта позиция выступает у Э. Фромма

ТЕОРИЯ

ОТЧУЖДЕНИЯ

Э. ФРОММА

Эрик Фромм (1900) родился в Германии, но жил и ра-

ботал в США, там прошла вся его творческая жизнь, и поэто-

му его причисляют к американским психологам. .

Фроммовское учение является как бы наиболее <социа-лизированным> учением неофрейдизма. И даже трудно ска-

зать, является ли Фромм <чистым> психологом или он явля-

ется <социальным> психологом. Фромм часто начинает свои

труды с изложения учения К. Маркса. В отличие от многих

других неофрейдистов он читал Маркса, знал его положения

об отчуждении результатов труда и пользовался этим.

Э. Фромм утверждает, что проблема отчуждения, которую

Маркс поставил в общественно-экономическом аспекте, долж-

на быть распространена и на психическую деятельность чело-

века. Он говорите том, что если разобраться в истории чело-

вечества, то можно проследить, как это отчуждение проис-

ходит.

Фромм отмечает, что отчуждение результатов труда при

феодальном строе не приводит еще к отчуждению в челове-

ческих отношениях. Хотя вассал уже не владеет результата-

ми своего труда, а владеет ими феодал, у вассала нет еше

полного отчуждения от своего хозяина. Существуют, по мне-

нию Фромма, еще какие-то нити, которые их связывают. А вот

при развитом капитализме начинается полное отчуждение,

и происходит оно во всех сферах, не только в экономической

и социальной, но и в моральной, этической. Причем этому,

по мнению Фромма, способствует научно-техническая рево-

люция, которая, давая человеку возможность освободиться

от многих забот, создавая более благоприятные условия тру-

да, вместе с тем ведет к тому, что люди работают в одиночку.

Урбанизация тоже приводит к тому, что люди все более от-

чуждаются друг от друга. Человек в мире отчужден от всего.

он <свободен> от всего. У него нет никаких связей ни с ми-

ром, ни с человеком, ни с товарищем по труду, по месту уче-

бы. Возникает отчуждение человека, которое Фромм назы-

вает <негативной свободой>. Это состояние угнетает челове-

ка и порождает неврозы.

Фромм очень любопытно назвал свою книгу: <Бегство отсвободы>, т. е. отчуждение. Он говорит, что человек страдает

под бременем свободы. Он не хочет быть <свободным>, он хочет

иметь какие-то отношения, вступать в какое-то общение с

людьми, а окружающий мир не предоставляет ему этой воз-

можности, и в результате люди одиноки. Человек отчужден

от всего и страдает от <бремени свободы>. Это лейтмотив

теории Фромма. Интересно, что он, как и Фрейд, начав с

анализа невротиков, распространяет этот анализ на общест-

во вообще, на все человечество, считая, что <страдание отбремени свободы> и есть основной показатель нашей совре-

менной жизни, и в этом, в частности, виновата научно-тех-

ническая революция.

Выше мы говорили о том, что Фромм в своих выводах

ссылается, на Маркса. В ранних произведениях Маркса по-

нятие <отчуждение> существует. По следует разобраться в

том. что представляет собой это понятие у Маркса и

Фромма.

По Марксу, <отчуждение> выражает собой противоречие.

которое существует в антагонистических классовых отноше-

ниях при капитализме. Маркс подчеркивает, что при разви-

том капитализме все больше и больше происходит отчужде-

ние результатов труда от производителя труда.

Приведем несколько цитат Маркса, чтобы было видно,

как Фромм, в сущности исказил положение Маркса. Вот что

К. Маркс пишет: <Процесс опредмечивания (овеществления)труда на деле выступает как процесс отчуждения труда состороны рабочего или присвоение чужого труда со стороныкапитала> Основой отчуждения служит

прежде всего отделение большинства членов от средств про-

изводства… Рабочий отчуждает от себя труд как производя-

щую богатства силу и капитал присваивает себе труд как та-

кого рода производительную силу.

Отчуждение производительных сил от средств производст-

ва служит основой других форм этого отчуждения. Маркс

указывает, что посредством отчуждения труда человек по-

рождает не только свое отношение к предмету или к акту

производства как к чуждому и враждебному мотиву, а <онпорождает также и то отношение, в котором другие людинаходятся к его производству, к его продукту>.

Следовательно, когда Маркс говорил об отчуждении, то

эта категория отчуждения выступает не как некоторая абст-

рактная философская категория, а как следствие тех анта-

гонистических отношений, которые существуют при капита-

лизме. А Фромм исказил это понятие. Для него отчуждение

является основой отношений людей. Оно становится фаталь-

ным.

А как избавиться от этого отчуждения? Мы понимаем.

что для этого надо совершить социальную революцию, надо.

чтобы рабочий овладел средствами производства, и тогда

этого отчуждения нс будет. К. Маркс писал, что <коммунизмуже мыслит себя как реинтеграция или возвращение чело-века к самому себе, как уничтожение человеческого самоот-чуждения...> [2, 588]. Фромм предлагает совершенно другой

способ борьбы с отчуждением. Он говорит, что отчуждение

присуще всем людям нашего поколения и избавиться от не-

го можно и должно не путем революции, не путем социаль-

ного переустройства мира (чем дальше; тем больше Фромм

на этом настаивает), а путем того, что он называет <гума-нистическим отношением>, прививанием людям гуманного

отношения друг к другу. И вот тогда этого отчуждения не бу-

дет, Происходит подмена социальных понятий психологиче-

скими. Невыносимость бремени отчуждения перерастает в

чувство агрессии, с одной стороны, человек разрушает мир

(садизм), а с другой стороны, у него появляется реакция ма-

зохизма; садизм и мазохизм, по Фромму, следует рассматри-

вать как меры защиты.

Отчуждение выражается еще и в другом: оно перерастает

в конформизм. Основа конформизма, по Фромму, опять-та-

ки зиждется не в социальных исторических условиях, а в

стремлении избежать чувство переживания отчуждения и не-

выносимое чувство <свободы>, как он говорил, <свободы отсебя>. Люди не могут выносить одиночество: они начинают

приспосабливаться к другим людям и другим условиям. Кон-

формизм, по Фромму, в известном смысле является спасе-

нием от отчуждения. Явление конформизма носит в себе

функцию психологической защиты от тягостного чувства

одиночества. Он возникает автоматически (он компульси-

вен).

Фромм допускает еще одно ложное положение. Он пони-

мает научно-техническую революцию как некую нежелатель-

ную, враждебную силу, которая способствует отчуждению. Он

нс видит того, что научно-техническая революция в услови-

ях социализма несет в себе возможности расцвета челове-

ческих сил, что она является стимулом для человеческой ак-

тивности. По Фромму, научно-техническая революция при-

водит только к пассивности и отчуждению.

В своих дальнейших работах Фромм подчеркивает двой-

ственную природу человека. С одной, стороны, он стремится

к независимости, с другой-хочет избежать этой независи-

мости, так как она приведет к отчуждению; бегство от сво-

боды принимает различный характер.

Вместе с тем Фромм указывает, что в личности сосущест-

вуют осознанные стремления и бессознательные установки

в виде асоциальных продуктов психики (миф, сновидение).

В своей работе <Бегство от свободы> [70] Фромм пытается

показать, что форма социального характера совпадает с раз-

личными историческими типами самоотчуждения и прини-

мает разные формы. Так, в эпоху раннего капитализма раз-

вивается накопительский тип человека (соединяющий ску-

пость и педантизм) и эксплуататорский тип характера. На

другом общественном полюсе формируется рецептивный

(пассивный) тип. И наконец, в эпоху империализма фор-

мируется <рыночный тип> как порождение тотального от-

чуждения.

В дальнейшем Фромм писал, что рыночный тип те-

ряет свою силу с гибелью капиталистического общества. И

тогда возникает другой тип характера-духовный, продук-

тивный тип. Главной чертой продуктивного типа является

любовь. Любовь имеет два вида-любовь к другим людям,

любовь к себе.

Фромм подчеркивает потребность в любви, которая име-

ет именно эти два компонента. Без любви к себе нет и об-

щей любви к другим людям. Любовь сближает людей, имен-

но любовь служит залогом того, что человек отвечает и за

других людей. Фромм отмечает, что-в то время, когда отчуж-

дение губит человека и порождает неврозы, любовь содейст-

вует улучшению общества. Больше того, Фромм считает, что

именно любовь к людям способствует гибели капитализма,

Дальнейшая психологизация Фроммом общественных от-

ношений и истории проявляется в его понимании социально-

го характера личности. Он считал, что не общество формирует

социальный характер, а, наоборот, что идеология и культура

имеют свои корни в социальном характере. Фромм неизбежно

приходит к ошибочному толкованию общественно-историчес-

ких явлений.

По существу, Фромм в своем анализе игнорировал об-

щественно-экономические формации, разделение общества

на классы.

Хотя Фромм выдвигает понятие <социальный характер>,

у него он не обусловлен конкретно-историческими условиями

жизни человека. Общество определяет только адаптацию

уже существующих человеческих потребностей.

Правильно указывая, что причиной патологических со-

стояний личности являются бесчеловечные условия капита-

листического общества. Анализируя социальные отношения и

их историческое развитие Фромм; оказывается бессиль-

ным в их объяснении. Наиболее ярко это проявилось при

объяснении причин возникновения фашизма. С одной сторо-

ны, Фромм признает, что социальным фактором возникнове-

ния фашизма был союз финансового капитала и юнкерства,

нейтрализация определенной части рабочего класса. С другой

стороны он считал, что основой фашизма явилось действие

автоматических бессознательных механизмов конформизма,.

врожденное стремление к разрушению. Говоря о действиях

социальных факторов в возникновении фашизма, Фромм

считает что сами эти социальные факторы в конечном счете

порождены действием тех же внутрипсхических механиз-

мов. Так, нейтрализация рабочего класса достигнута, по мне-

нию Фромма, путем развития в нем механизма автоматичес-

кого комформизма. Классовое же деление общества, а следо

вательно, и выделение финансовой олигархии, обусловлено в

значительной степени действием садистско-мазохистского ме-

ханизма, при котором одни рвутся к господству, а других не-

удержимо влечет к подчинению. Общественные изменения,

следовательно, имеют причину в психологии людей.

Таким образом, отчуждение является, по Фромму, не

характеристикой буржуазного общества, а психологическим

феноменом.

Совершенно справедливо указывает С. К. Рощин, что

<анализ Фроммом личности и общественных отношений.внешне носящих исторический характер, на самом деле ос-нован на подмене факторов, имеющих первостепенное зна-чение в человеческой истории, факторами совсем иного уров-ня...>. Фромм подменяет, как и другие неофрей-

дисты, социальные явления психологическими, т. с. становит-

ся на путь психологического редукционизма.

ЭПИГЕНЕТИЧЕСКАЯ

ТЕОРИЯ

Э. ЭРИКСОНА

Э. Эрнксон (1900) родился в Германии. С 1927 по

1933 г. работал с 3. Фрейдом в Вене, с 1933 г.–в США. Его

основные труды: <Детство и общество> и <Проблема новой идентификации>.

Теория эпигенеза-биологическая теория, рассматриваю-

щая развитие живых существ как процесс новообразования.

детерминированного не химическими или биологическими

структурами зародыша, а определенными внешними факто-

рами. Эриксон взял эту теорию на вооружение для анализа

развития личности. Он провозгласил, что развитие личности

определяется социальным миром, и отвергнул тезис Фрейда

об антагонистическом отношении личности и общества.

Эриксон–видный представитель неопсихоанализа, пы-

тался соединить его с французской психологической школой.

Эриксон выдвинул понятие <идентичность личности>, под ко-

торым он подразумевает некое центральное качество, кото-

рое сигнализирует человеку о его неразрывной связи с окру-

жающим социальным миром.

Оно выражается в следующих параметрах: в центриро-

ванности человека на себе; в отождествлении с социальной

группой, окружением: в определении ценности человека, его

социальной роли.

В аспекте центрированности на себе человек осознает се-

бя свою психосоциальную организацию и осуществляет кон-

троль за собой. В зависимости от структуры общества ме-

няется и центрированность личности, она всегда идентична

окружению, при изменении общества (социального окруже-

ния) меняется и личность. Невозможность изменить иден-

тичность личности в соответствии в изменением среды при-

водит к неврозу. Таким образом, в отличие от Фромма и

других неофрейдистов Эриксон говорит уже не только об

изменении личности, но и о ее зависимости от изменения об-

щества. Но и тут он остается на ложных методологических

позициях. Не всякое изменение общества приводит к невро-

зу. Действительно, в капиталистическом обществе человек,

вырванный из усвоенных эталонов, теряет свою жизненную

позицию. Примером может служить так называемое <поте-рянное поколение> молодых людей (описанных Э. Ремарком)

после первой мировой войны, пришедших с фронта, уви-

девших всю фальшь окружающих их людей и понявших, что

их страдания нисколько нс улучшили этот мир. Если же че-

ловек борется за высокое цели, например за свержение буржу-

азного строя, это не приводит к неврозу. В этой связи хоте-

лось напомнить, что в суровые годы гражданской войны, в

годы Великой Отечественной войны количество неврозов не

только не возрастало, а, наоборот, уменьшилось. Даже боль-

ные шизофренией с аутистическими или кататоническими

симптомами часто вели себя адекватно. Конечно, Эриксои

больше, чем другие неофрейдисты, подчеркивал социальную

природу невроза, но он абсолютизировал эту обусловлен-

ность, а главное, он не усмотрел, что социальное окружение

тоже не однотипно. Нс при всякой социальной системе мо-

жно сформировать однозначную центрированную личность.

Личность нс означает собой копию своего социального окру-

жения. Формирование высоких идеалов нс происходит сти-

хийно.

Эриксон придавал большое значение воспитанию в ран-

нем детстве. Развитие личности проходит разные стадии, ко-

торые Эриксои называет кризисами.

Первая стадия (кризис)-<вбирающая>, в ней удовлетво-

ряется оральная потребность, формируется доверие через

мать. На этой стадии формируется проекция личности

Вторая стадия-стадия созревания мышечно-двигатель-

ного аппарата, которое приводит к чувству уверенности,

самостоятельности. Первая стадия разрушается.

Третья стадия-становление юношества, нахождение це-

лей, умение планировать. На этой стадии происходит выбор

Друзей.

Четвертая стадия – это установление рефлексии, сомне-

ния относительно своего места в жизни.

Пятая и шестая стадии-это зрелость личности, УСТОЙ-

ЧИВОСТЬ ее интересов. На этой стадии личность начинает ру-

ководствоваться нормами общества.

И наконец, седьмая стадия-это либо достижение непов-

торимости личности, либо обречение на безысходность.

По существу, Эриксон выступает как представитель <пси-хологии Эго>, которое выступает у него как субъект деятель-

ности, направленной на себя.

Вместе с тем, говоря о функции <Эго> в формировании

идентичности, Эриксон подчеркивает его социальную приро-

.ду. Общество придает человеку особый стиль синтеза своих

желаний, ценностей, способ общения с другими и самим со-

бой.

Однако Эриксон подчеркивает, что, хотя ценности общест-

ва включены в структуру личности, это не означает, что

.личность является копией общества. Он пишет, что <каждаясистема имеет тенденцию делать сходными всех своих чле-нов, но каждая из них позволяет специфическим путем в не-которой мере освобождаться от требований, которыми онаоблачает индивидуальность индивидуального Эго>. Такое положение
Эриксона,

казалось бы, созвучно нашим положениям об общественно-исторической

обусловленности личности. Но это не так: личностные преобразования

приурочиваются им к биологически обусловленным стадиям

(вбираемая, оральная, анальная). Таким образом, Эриксон,

но существу сохраняет психоаналитическую ориентацию.

Концепция Эриксона антидиалектична. Каждая новая

фаза, стадия прибавляется к предыдущей. Хотя Эриксон го-

ворит о целостности личности, он игнорирует качественное

преобразование предыдущей стадии. Он даже прямо указы-

вает, что <мы оставляем открытым вопрос о том, что же про-исходит с качествами низших стадий на высших стадиях, чемможет стать доверие на стадии, на которой господствует по-требность в интегральности или в стремлении к автономии>

Таким образом, эпигенетическая теория является анти-

.диалектичной.

Из положений советской психологии известно, что разви-

тие личности ребенка характеризуется иерархизацией моти-

вов. В каждой стадии (ведущей деятельности) уже заложе-

ны зачатки будущей, формируется новое качество. Эриксон

же, по существу, не преодолел механистического взгляда на

развитие личности. Как и другие неофрейдисты, Эриксон не

преодолел ни психологического, ни биологического редукцио-

низма. Зрелая личность для него-это синхронная организа-

ция всех прошлых стадий становления личности. При этом он

высказывает мысль, что человеческий жизненный цикл и соци-

альные институты развиваются вместе. Так, например, соци-

альный институт, который поддерживает первую стадию, –

это религия. Социальный институт, поддерживающий вторую

стадию,-это закон. Социальные стадии являются в извест-

ной мере производными от стадии индивидуального разви-

тия личности.

Анализ теорий представителей неофрейдизма убедитель-

но доказывает неудавшуюся попытку социологизировать уче-

ние 3. Фрейда. В их положениях остались основные методо-

логические пороки фрейдовского учения: во-первых врож-

денность, фатальность механизмов развития личности и, во-

вторых, антагонизм между желаниями, потребностями чело-

века и требованиями окружающего его мира. Остается дуа-

листическое противопоставление природного и социально-

го. <Коренная тревога> у Хорни, <стремление к нежности> у

Салливена, <отчуждение> у Фромма – эти по существу вре-

менные, преходящие характеристики возведены неофрейдиз-

мом в сущность человека, при этом врожденную, фатальную,

существующую. Невротическая личность объявляется мо-

делью здоровой. У неофрейдистов личность остается пассив-

ной, обреченной: она либо противостоит обществу, либо яв-

ляется продуктом <больного общества>. Неофрейдисты не

смогли усвоить общественной обусловленности сущности лич-

ности, не смогли так же, как и Фрейд, понять, что <обстоя-тельства в такой же мере творят людей, в какой люди тво-рят обстоятельства> Ответственность человека за

свои поступки и действия, стремление человека к обществен-

но полезному труду сбрасывались со счетов.

Неофрейдисты так же, как и Фрейд, стремились выявить

внутренние структуры личности, подойти к механизмам ее

формирования и функционирования. Этим стремлением они

нанесли удар по идеалистическим философским положени-

ям в психологии, но при этом они только подменили идею

конвергенции социального и биологического факторов идеей

их конфронтации. Иными словами, их учения оставались в

рамках идеалистического понимания психического.

Если у Фрейда в центре внимания положение о бессозна-

тельном, то у неофрейдистов основой становится <Я>. Про-

цессы <вытеснения>, сублимации характерны для ортодок-

сального фрейдизма, заменяются процессами <защитных>

механизмов, изучение которых становится генеральным пу-

тем анализа личности. Центр тяжести переносится с неосо-

знаваемых влечений на анализ примитивных переживаний

(страх, тревога). <Социологизация> неофрейдистов состоит не

в анализе человеческих отношений, а в анализе субъективных

отношений. Познание объективно существующих отношений

подменяется анализом субъективно существующих явлений,

в итоге которых каждый человек по-своему познает мир.

Проблема <защитных механизмов>, которые, безусловно.

играют большую роль в жизни не только невротика, но и

здорового человека, решается у неофрейдистов односторон-

не. Регуляция поведения, которая осуществляется с помощью

защитных механизмов, как они выступают у неофрейдистов,

неполноценна, так как сама система этих защитных механиз-

мов начинает помимо сознания человека предопределять спо-

соб его поведения. Человек становится рабом сформировав-

шихся защитных механизмов. Если эта система обладает

еще известной жесткостью, то это приводит к трансформа-

ции, к переструктурированию самой личности, ее целей и мо-

тивов.

Выступая на неосознаваемом уровне, защитные механиз-

мы нередко приводят к искажению реальных поступков че-

ловека; поведение его лишается характера регуляции. Поэ-

тому не случайно, что содержание психотерапевтических и

психокоррекционных мероприятий состоит в том, чтобы па-

циент осознал истинный смысл своих действий, чтобы он

смог увидеть себя со стороны. Только при осознании истин-

ного <лика> своих действий и переживаний может выявить-

ся регуляция поведения. Следует отметить, что подобное осо-

знание и регуляция могут произойти и без вмешательства

других людей, оно может выступить и спонтанно. Однако в

научной психологии мало занимаются этими проблемам;:.

Они являются скорее уделом художественных произведений.

Но бывает и так, что <меры защиты> и компенсаторные

действия принимаются сознательно. Выполняя функцию ре-

гуляции, смысловые образования меняют содержание и ха-

рактер мотивов, придают -поступкам и действиям человека

произвольный характер. Регуляция поведения осуществляет-

ся путем управления собственными потребностями, желания-

ми, побуждениями. Сознательно поставленная цель и кон-

троль за своими действиями на пути к достижению этой це-

ли являются основными звеньями опосредованного повеле-

ния.

Происходит восстановление реальных форм жизнедея-

тельности человека. Исчезает необходимость сублимации.

замещающих действий. Его поступки начинают детермини-

роваться реальными мотивами, его действия становятся це-

ленаправленными, происходит восстановление нарушенного

общения. Иными словами, опосредование как устойчивое

личностное свойство начинает определять образ жизни

(<стиль>) человека, его самооценку, и видение мира.

ТЕОРИЯ

фрУСТРАЦИИ

Разновидностью неофрейдизма является также теория

фрустрации (препятствие). Представители этого направле-

ния (Доллард, Миллер и др.) считают, что движущей силой

развития человеческой личности является наличие фрустра-

ции которая всегда существует, потому что внешний мир

враждебен человеку. Развитие человека должно пойти, по

мнению представителей этой теории, как бы вопреки дейст-

вию внешнего мира, который <на каждом шагу> выдвигает

эти препятствия. Они могут носить разный характер, они мо-

гут выступить в виде физических, моральных, духовных фру-

страций. Вся наша жизнь заключается, но мнению этих уче-

ных, в борьбе с ними.

Человек рождается, по их мнению, спокойным, но вот он

вступает в жизнь, и тут начинают появляться препятствия,

на которые человек все время реагирует. Реакции могут

быть разными. Прежде всего, борьба с фрустрацией выступа-

ет в виде агрессии, которая может быть разной модальности,

различной формы: это может быть агрессия поведения (что

часто представлено в американских фильмах); она может вы-

ступить в виде негативизма (у подростка), в вербальном

плане, в виде проявлений садизма, мазохизма фрустрация

иногда выступает в виде депрессии, гнева. Доллард перечи-

сляет большое количество форм фрустрации, другие исследо-

ватели перечисляют немногим меньше.

Советский психолог Н. Д. Левитов [26] справедливо ука-

зывает, что агрессию следует изучать нс только как поведе-

ние, но и как состояние, что чрезвычайно важно оценить и

эмоциональный компонент этого состояния. Н. Д. Левитов

указывает, что известный американский психиатр Паулис,

выступая на III Международном симпозиуме по эмоциям в

1968 г. (США), говорил также о том, что в эмоци-

ях, прежде всего выделяют гнев. Действительно, очень часто

человек на всех этапах агрессивного состояния – при подго-

товке агрессии, в процессе ее осуществления и при оценке

результатов-переживает сильную эмоцию гнева, иногда

принимающую форму ярости. Но не всегда агрессия сопро-

вождается гневом, и не всякий гнев приводит к агрессии. Нс-

верно считать, что каждый гнев провоцирует агрессию. Су-

ществует <бессильный гнев> при фрустрации, когда нет ни-

какой возможности снять барьер, стоящий на пути к цели.

Иногда дети переживают гнев по отношению к старшим, по

этот гнев обычно не сопровождается агрессией, даже в сло-

весной форме.

Есть также <благородный гнев>, обычно связанный с не-

годованием по ПОВОДУ какого-либо дурного поступка. Такой

гнев может побуждать не к агрессии, а к творчеству. Когда

Ювенал говорил: <Негодованием порождается стих>, то

имел в виду, несомненно, гнев

Идея о том, что фрустрация может служить механизмом

развития личности, легла в основу многих методик, в част-

ности известной и популярной методики Розенцвейга.

Как известно, методика эта состоит в следующем: испы-

туемому предлагают небольшую карточку четырехугольной

формы, которая разделена на две половины. В одной поло-

вине изображено какое-то событие, на второй-.человек. Со-

держание события фрустрационное. Испытуемый должен в

письменном виде дать ответ человека, подвергаемого фру-

страции.

Например, изображены 2 молодых человека. Одни из них говорят:

<Я вчера пошел в кафе с твоей девушкой. Она мне сказала, что ты за-нят>. Испытуемый должен написать ответ другого человека.

Или изображена другая ситуация: стоит человек, пальто которого за-

брызгал проезжающий автомобиль. Испытуемый должен написать, како-

ва будет реакция человека.

Детский вариант. Изображена ситуация, где ребенок тянется к кон-

фете, а мать ему говорит: <Извини меня, пожалуйста, но эта конфетапредназначена для твоей маленькой сестренки>. Или маленький мальчик

играет на барабане. Отец говорит ему: <Ты не шуми, мама спит>. Необ-

ходимо записать ответ ребенка.

На основании статистической обработки большого коли-

чества ответов Розенцвейг разделил испытуемых на две

группы: тех, которые берут вину на себя (<интрапунтивныйтип>), и тех, которые перекладывают вину на других (<экстра-пунтивный тип>).

Иными словами, фрустрация действует по-разному: одни

люди направляют агрессию непосредственно на других, а

другие-на самих себя: я неловкий, я неуклюж, я неправ и

т. д. Эти эксперименты были проведены в нашей лаборатории

с подростками-психопатами. Это были взрывчатые психопаты.

которые были настолько тяжелы дома и в школе, поведение

которых было настолько асоциальным, что их пришлось по-

местить в психоневрологическую больницу (исследования на-

шей дипломницы И. Кантор). И вот оказалось, что данные

истории болезни, характеристика учителей, медицинских сес-

тер и всех тех людей, которые наблюдали этих подростков,

свидетельствовали об их агрессивности, а результаты, кото-

рые были получены с помощью теста Розенцвейга, свидетель-

ствовали о другом. Эти. ребята отвечали соответственно нор-

мам общества. Ребенок, который терроризировал всю свою се-

мью, который сильно обижал свою мать или старую бабушку,

выступал в этом эксперименте как <пай-мальчик>: <Пожалуй-ста, мамочка, отдай конфету моей сестричке, ведь она мень-ще- меня> или <Не волнуйтесь! Я отдал свое пальто в хим-чистку>.

Почему появилось это несоответствие? Потому что ребя-

та опосредовали свое поведение. Когда мы говорим об опо-

средованности, то мы должны думать не только о познава-

тельных процессах, но и о том. что наши действия, мотивы,

интересы опосредованы. Чем сознательнее человек, чем аде-

кватней у него позиция во время эксперимента, тем больше

выступает опосредованность поведения.

Мы привели эти данные для того, чтобы показать, что в

основе теории фрустрации лежат те же ложные представле-

ния, которые свойственны фрейдизму – о врожденной агрес-

сивности человеческой природы, выступающей здесь в своей

утрированной форме. В этой теории особенно четко высту-

пает непонимание того, что агрессивность как основная

та личности зависит прежде всего от тех условий в которых

развивается человек.

ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ

ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

Среди психологических направлений, резко выступав-

ших против атомистической психологии, выделяются так назы-

ваемые гуманистические. Сущность этих теорий состоит в том,

что личность рассматривается как некое психологическое об-

разование, возникающее в процессе жизнедеятельности в об-

ществе, как продукт развития человеческого опыта, усвоения

общественных форм поведения. Личность является для пси-

хологов гуманистического направления неким психологи-

ческим образованием, которое относится .не только к окру-

жающей действительности, но и к самому себе.

В работах представителей этого направления все чаще

выдвигается мысль о том, что у человека изначально существуют

гуманоидные, альтруистические потребности, что

именно они являются источниками поведения человека.

Это течение начало развиваться в 30-е годы и получило

свое развитие в 50-60-е годы. Оно оказало большое влия-

ние на развитие социальной психологии. Психологи стали все

больше интересоваться личностью как <эмпирическим Я>,

их внимание все больше направляется на внутреннюю струк-

туру личности.

Положения гуманистической психологии противопостав-

лялись и неофрейдистским концепциям. Представители

этой теории резко протестовали, как мы увидим ниже, про-

тив положения о том, что человеческое поведение обуслов-

либо стремлением к удовольствию, либо тенденцией к

агрессии, либо к защите от общества. Они отвергают поло-

жение, что природные импульсы обязательно враждебны об-

ществу. Наоборот, гуманистическая психология объявляет в

качестве механизма врожденные альтруистические мотивы.

Иными словами, представители гуманистической психологии

стояли на антропологической точке зрения. В этом отноше-

нии они противостоят положениям марксистского учения об

обществе и человеке, рассматривающего природу человека

как продукт ее общественно-исторической обусловленности.

как следствие влияния совместной трудовой деятельности.

Именно общественно-исторические условия формируют и

аффективно-мотивационную сферу человека, его специфи-

чески-человеческие потребности. Для представителей гума-

нистического направления центральным ядром человека яв-

ляется представление человека о себе, его самооценка, име-

нуемая по разному: <Я-еистема>, <Я-образТЕОРИЯК. РОДЖЕРСАОдним из ведущих представителей этого направленияявляется Карл Роджерс (1900). Он начал свою деятельностькак психиатр-терапевт, но потом перешел к проблемам пси-хологии и занимал в 1946-1947 гг. даже пост президентаамериканской ассоциации психологов.Свой метод терапии К. Роджерс назвал <индирективнымх(С11еп1 сепгаНегаре), т.е. сосредоточенным на пациенте.Согласно методу Роджерса врач не должен оказывать вну-шение на пациента (он даже называет последнего клиентом).Контакт между врачом и пациентом должен основыватьсяИс1 уважении друг к другу; оба являются полноправнымучастниками беседы, контакта. Функция терапевта состоитв создании такой ситуации, где врач выступает как- второе<Я> клиента и с пониманием относится к его внутреннему

миру. Глубокое уважение к индивидуальной позиции лич-

ности – единственное правило терапии. Клиент в такой си-

туации чувствует, что все внутренние переживания, ощуще-

ния воспринимаются с интересом и одобрением, это помога-

ет открыть новые аспекты его опЫта, иногда впервые осоз-

нать значение тех или иных его переживаний.

Разработанный К. Роджерсом метод терапии соответству-

ет его представлениям о формировании личности и механиз-

мах ее развития. В дальнейшем идея К. Роджерса об ниди-

рективной терапии переросла в психологическую теорию ин-

директивного поведения. Общение и здоровых людей между

собой должно быть индирективным.

38

Такое индирективное поведение, конечно, осложняется мно-

гцмк факторами. Оно требует большого уважения к челове-

ку. Конечно, в жизни, особенно в условиях капиталистичес-

кого мира, многое мешает индирективному общению людей

друг с другом.

Поэтому эта теория оставила свой след главным образом в

области детской психологии, в области детской психопато-

логии и, главное, в области терапии неврозов, где действитель-

но есть широкое поле для индирективного общения.

Центральным звеном в теории личности К. Роджерса яв-

ляется категория самооценки. В результате взаимодействия

ребенка со взрослыми и другими детьми у него создается

представление о себе.

Однако формирование самооценок не проходит без кон-

фликта. Очень часто оценка окружающих не соответствует

самооценке. Человек стоит перед дилеммой, принять ли оцен-

ку других либо остаться при своей. Иными словами, обесце-

нить либо себя, либо других. Происходит сложный процесс

<взвешивания>, который Роджерс называет <органическимоценочным процессом>. В начале источник оценок лежит как

бы внутри организма ребенка. В качестве иллюстрации

К. Роджерс приводит следующий простой пример: одну и

ту же пищу ребенок принимает или отвергает в зависимости

от своего внутреннего состояния. Выбор пока определяется

собственными ощущениями ребенка, а нс мнением родителей,

наставников, церкви, рекламирующих фирм. По впоследст-

вии ребенок <предает мудрость своего организма>, отказыва-

ется от индивидуального оценочного механизма, подчиняет

свое поведение системе оценок окружающих, чтобы не поте-

рять их любовь. Ребенок учится недоверчиво относиться к

собственным ощущениям, желаниям, перенося источник оце-

нок на других людей. По мнению Роджерса, таким путем

многие люди получают ценностные образы, зачастую крайне

противоречивые, так как порождаются они огромным коли-

чеством источников. Присваивая эти ценности, нс вникая в

свои внутренние ощущения и реакции на эти образы, человек

уходит все дальше от истинной самооценки. Именно это про-

тиворечие между осознанными, но ложными оценками и оце-

ночным механизмом на неосознанном внутреннем уровне ха-

рактеризует незрелую личность, страдающую от невозмож-

ности самоактуализации (Роджерс избегает клинический

термин <невроз>). Стремясь сохранить <свои> ценности ч ос-

нованное на них представление о себе (веИ сопсср1), чело-

век строит систему защиты против опасного, несовмести-

мого с <Я-концепцией> опыта. Представление личности о се-

бе в окружающем становится все менее соответствующим

реальности, и требуется все большее число защитных реакций,

чтобы сохранить неправильное представление о себе. Ликзи-

39

эту пропасть между сознательной <Я-концепцией>

и отвергаемым реальным опытом, приблизить человека к

собственному внутреннему опыту можно лишь в ситуации.

не несущей угрозы личности, в ситуации полного принятия

клиентом врача, к чему и призвана разработанная Роджер-

сом инднрективная терапия. В результате формируется но-

вая, гибкая <Я-концепция>, не противостоящая реальному

опыту и ориентированная на внутренние оценочные процес-

сы. Изменение поведения происходит автоматически как

результат перестройки представлений о себе.

Таким образом, и у Роджерса, как и в неопсихоанализе,

развитие личности определяется врожденной тенденцией.

социальная среда играет лишь роль внешнего, чуждого при-

роде человека фактора давления. Внутренние конфликты

невротика никак не отражают объективные трудности, с ко-

торыми он сталкивается, реально действуя в своей социаль-

ной среде.

Как и у Фрейда, психическое детерминирует себя,

его отношение с внешним миром носит форму конфликта

принципиально. Конечно, нельзя игнорировать важный в

практическом отношении обобщенный опыт Роджерса как

практикующего психотерапевта в смысле выделения основ-

ных качеств взаимоотношений с клиентом, игнорировать эф-

фективность постоянного дружелюбного совместного контак-

та и размышления с больным. Актуально звучат требования

Роджерса к психотерапевту: никогда не подходить к паци-

енту с готовой схемой, учитывать то, что думает по поводу

своих трудностей сам больной. Практически важно и основ-

ное положение Роджерса о влиянии самооценки человека –

таких ее свойств, как гибкость, как соответствие ее поведе-

нию человека,-на психическое здоровье человека в

целом.

К. Роджерс подчеркивает, что часто люди имеют о себе

неправильное представление, и во избежание необходимости

перестройки своего представления они искажают ту реаль-

ность, в которой живут. Но бывает н так, что они искажают

нс реальность, нс оценку других людей, а собственную само-

оценку: <Я плохой>: Роджерс подчеркивает, что человек

нс всегда поддерживает свою высокую самооценку, он игно-

рирует свой жизненный опыт. Такое явление искажения ре-

альности является неосознаваемой мерой защиты и приводит

к невротическому конфликту, поэтому цель психотерапевта,

и нетолько психотерапевта, а окружающих человека лю-

дей.-помочь созданию гибкой самооценки.

Такое понимание факторов, определяющих поведение и

самочувствие индивида, диктует и терапевтический метод

Роджерса как психиатра. Для того чтобы вылечить человека.

психиатру надо внести изменения в его представление о се-

бе согласовать его опыт с этим представлением (добиться

согласия пациента с самим собой, <Я>-с организмом) и та-

ким образом открыть ему путь для правильного накопления

опыта и дальнейшего развития.

Одним из условий психической цельности индивида и его

психического здоровья является гибкость в оценке самого се-

бя в умении под напором опыта переоценивать ранее воз-

никшую систему ценностей. Гибкость, согласно мысли Род-

жерса, есть необходимейшее условие безболезненного при-

способления индивида к постоянно меняющимся условиям

жизни.

В отличие от психоаналитиков он утверждает, что даже

самые первичные, исходные потребности и стремления могут

действовать у человека лишь при том условии, если они

поддержаны соответствующими нормативами. Так вырастает

тезис Роджерса о значении для человека положительной

оценки со стороны общества и принятой им морали. Потреб-

ность в положительной оценке, говорит он, вместе с разви-

тием личности становится все более и более настоятельной,

и в конечном счете человек начинает нуждаться в одобре-

нии и уважении, других людей даже больше, чем в удовле-

творении потребностей своего организма. На почве уваже-

ния возникает и самоуважение, которое тоже становится важ-

нейшей потребностью индивида. Причем свою функцию регу-

ляции поведения и опыта она может выполнять и вне ситуа-

ции взаимоотношений человека с другими людьми.

Главная заслуга Роджерса, как нам думается, заключа-

ется в том, что он сделал предметом своего эмпирического

исследования н анализа внутреннюю психологическую струк-

туру личности. Он сосредоточил внимание на таких сущест-

венных для формирования человеческой психологии явлениях,

как явления самосознания и самооценки, на их функциях

в поведении и развитии субъекта. Он пытался понять эмоцио-

нальное состояние пациентов, причину и характер их заболе-

ваний из того соотношения, в котором находятся между со-

бой их самооценка и оценка их другими людьми, самооцен-

ка и опыт. Он тщательно изучал различные виды этих соот-

ношений, пытался до тонкости проанализировать, как возни-

кает и формируется то или иное отношение человека к са-

мому себе, как оно изменяется и приспосабливается к обсто-

ятельствам или, напротив, как оно препятствует правильно-

му накоплению и использованию опыта.

Такого рода анализ позволил ему многое понять в пове-

дении и деятельности больных н здоровых людей, в их вза-

имотношениях с окружающими, позволил глубже проник-

нуть в причины их аффективных переживаний и даже в их

общее мироощущение. Неудивительно поэтому, что система

взглядов Роджерса имела, очень большой резонанс как в

психологии, так и в психиатрии и вызвала к жизни много

конкретных исследований внутренней структуры личности

человека.

ТЕОРИЯ

Г. ОЛ ПОРТА

Гордон Олпорт (1897-1967) тоже был пспхотерапевтом

но вскоре отошел от медицинской практики н стал зани-

маться психологией.

Олпорт отличается от всех других представителей зару-

бежной психологии тем, что он шел не от клиники к здоро-

вому человеку, не от психически больного к здоровому, а на-

оборот. Он даже высказал тезис о том, что психологи должны

перейти от исследования больных людей к исследованию

здоровых. Этим он отличается от неофрейдистов и К. Род-

жерса, которые переносили закономерности развития психи

ки невротика на здоровую личность.

Следующее положение Г. Олпорта гласит: человек пред-

ставляет собой <открытую систему>. Это означает, что раз-

витие человека происходит всегда во взаимосвязи, во взаимо-

отношениях с другими людьми. Человек не только дает что-

то окружению, но и сам получаст от него.

В этом кроется первая попытка представить окружающий

мир как неантагонистический. <Человек-открытая систе-ма>, по Олпорту, не означает антагонистического отношения

между субъектом и окружающим миром. Наоборот, это от-

ношение развивает человека как личность и дает возмож-

ность развитию микросоциального и макросоциального мира.

В этом положении кроется также мысль о том, что не су-

ществует равновесия между окружающим миром н челове-

ком. Поэтому человек должен все время устанавливать но-

вые отношения и развивать отношения существующие, т. е.

-разрывать> гомеостаз. Олпорт очень отчетливо подчеркивает

что. Важным представляется нам еще одно положение Г. 0л

порта трактовка личности как открытой системы не означа-

ет признания ее устойчивых параметров. Именно их непре-

рывное становление является основной формой существова-

ния личности.

В одном из своих трудов Г. Олпорт пишет: <Чтобы по-нять, что представляет собой личность, необходимо всегдаадресоваться к тому, чем она может быть в будущем, таккак каждое состояние ориентировано в направлении буду-щих возможностей> Г. Олпорта часто причисляют

к персонализму. Но это не совсем так, как отмечает

Л. И. Анцыферова. Понимание Олпортом личности <чело-зек-открытая система> отличается от понимания личности

в -школе персонализма. Персонализм считает личность пер-

вичной и высшей творческой духовной реальностью, которая

по своей воле создаст общество, социальные институты. Ол-

порт же наоборот, рассматривает личность как явление про-

изводное от системы широких связей между людьми. Имен-

но социальные отношения конституируют личность. Лич-

ность по Олпорту,- это модель категоризации отношений.

Конечно, Олпорт нс видел, что эти отношения носят классо-

вый характер, что личность является продуктом обществен-

но-исторических отношений, но все же развитие личности, по

мнению Олпорта, определяется степенью автономности ее

мотивов, ее отвязывания от биологических потребностей. В

этом отношении положение Г. Олпорта противостоит фрей-

дизму.

В качестве механизма развития личности Олпортом

объявляются черты .

Понятие <черта>-это не черта характера, это <черта-мотив> или <черта-интерес>.

Что же представляют собой черты по Олпорту? В на-

шей терминологии это мотивы, которые действуют в данный

момент. Олпорт подчеркивает в отличие от Фрейда, что чер-

ты (мотивы) взрослого зрелого человека радикально отли-

чаются от черт ребенка. Черты не являются биологическим

явлением, но они и не сводятся к духовному началу. Олпорт

высмеивает тех психологов, которые считают, что нашей де-

ятельностью, нашими действиями владеет некое духовное

начало. Приведем одну маленькую цитату. Она гласит: <Ес-ли мы будем считать, что природа этих черт (мотивов) коре-нится в духовном начале, то мы должны признать доктринумаленьких человечков в груди, захватывающих с помощьюгипофиза исключительно контроль над всякой общей и от-дельной активностью. Один маленький человечек будет сделанответственным за побуждение актов добра, а другой гомун-кулус будет описан в виде агрессивного, жадного, вульгарно-го маленького человечка>. Это, по мнению Олпорта,

ошибка всей прежней психологии способностей с ее списком

активных сил души.

<Черта> по мнению Олпорта, представляется

мотивом человеческого поведения. Но откуда он берется? И

вот тут начинается непоследовательность Олпорта.

С одной стороны, он считает, что черта-мотив – не биоло-

гический фактор. Но с другой стороны, он утверждает, что

каждый человек рождается с каким-то <набором черт> (мо-

тивов). Правда, мотивы трансформируются, подвергаются

изменению в течение деятельности человека, но все же они

врожденные.

У человека существуют два класса черт: основные и

инструментальные. Основные черты – это те, которые

стимулируют наше поведение. Инструментальные черты как

бы оформляют поведение человека. Например, такие черты.

как вежливость, сдержанность, являются инструментальны-

ми. Они не побуждают, они только (формируют наше пове-

дение. Но Олпорт придает большое значение этим инстру-

ментальным чертам, так как они всегда переплетаются с

основными и оформляют поведение человека, и это. вероят-

но, важное положение.

Действительно, мы воспитываем в детях некоторые чер-

ты, некоторые формы поведения, которые являются как бы

внешними, такими, как вежливость, как необходимость счи-

таться с другим человеком. Но, по Олпорту, все эти инстру-

ментальные черты, переплетаясь с основными, влияют на

формирование личности. И это, вероятно, глубоко правильная

мысль. Если внешние черты поведения, инструментальные,

существуют изолированно, то это плохо, но если они входят в

иерархию и всех остальных черт, они начинают играть роль

побудительного, смыслообразующего мотива. В сущности это

то, что Л. И. Божович называет <дополнительными> мотива-

ми.

Олпорт говорит еще о том, что переплетение инструмен-

тальных и основных черт, возможность самого факта пере-

плетения является источником формирования новых моти-

вов. Мотивы все время формируются, трансформируются.

И в этом своем положении он спорит с неофрейдистами, кото-

рые считают, что новые мотивы являются всегда ошибками

<врожденного, основного, биологического инстинкта. Новыемотивы формируются, по Олпорту, нс в качестве трансфор-мации этих биологических мотивов, это новые мотивы, сфор-мировавшиеся в условиях жизнедеятельности человека и подвлиянием все время переплетающейся ситуации основных иинструментальных черт. А инструментальные черты вызыва-ются в сфере общения с другими людьми. Ведь человек нсможет, допустим, быть вежлив, если нет еще кого-то. Чело-нск не может быть вежливым по отношению к предмету, на-пример по отношению к столу, можно быть вежливым, сел;;существуют другие люди. Инструментальные черты порож-даются в общении с другими людьми. Не случайно социаль-ные психологи считают Олпорта в какой-то мере своим, т. е.социальным психологом.Г. Олпорт говорит, что постоянство черт это вопрос зре-лости личности. У каждой личности существуют черты, име-ющие главное значение, и трайты, имеющие второстепенноезначение. Иногда черта (трайт) становится ведущим фак-тором в жизни человека, она заслуживает того, чтобы на-зываться кардинальной чертой. Черта является доминирую-щей; только малое число действий не может быть под-вергнуто прямо или косвенно ее влиянию. Ни одна такаячерта не остается долгое время скрытой. Человека узнаютпо этой черте. Такое ведущее положение черты объявляетсякак ведущее чувство, или <корень> жизни.

Только необычная личность обладает одним и только

одним выдающимся трайтом. Обычно их много и они не от-

делены Друг от Друга. Центральные трайты-это те, кото-

рые обычно упоминаются в точных рекомендательных пись-

мах в оценочных шкалах, где экспериментатор отмечает

здездочкой выдающиеся личности, или в кратких вербаль-

ных описаниях личности.

Можно также говорить о вторичных трайтах, менее за-

метных, менее генерализованных, менее константных, менее

вовлекаемых в игру, чем центральные трайты. Они возбуж-

даются узкой областью эквивалентных стимулов, имеют ре-

зультатом более узкую область эквивалентных ответов. Бу-

дучи таким образом ограниченными, они могут остаться не-

замеченными всеми, кроме близких знакомых.

Само собой разумеется, что эти градации являются произ-

вольными и выделены только для удобства рассуждения.

Не существует статистического критерия или какого-либо

другого, которым отличается одна градация от другой. В дей-

ствительности существуют разно организованные трайты –

от ограниченных и непостоянных до более распространенных

и наиболее устойчивых.

Исходя из своих представлений, Олпорт выделяет следу-

ющие черты, свойственные здоровой личности: 1) активная

позиция по отношению к действительности; 2) доступность

опыта сознанию (т. е. способность видеть события собствен-

ной жизни такими, каковы они есть, не прибегая к <психоло-гической защите>; 3) самопознание; 4) способность к аб-

стракции; 5) постоянный процесс индивидуализации: 6) функ-

циональная автономность черт: 7) устойчивость к фрустра-

циям. В качестве важнейшего условия развития личности Ол-

порт считает возможность к <сопротивлению равновесию>.

Напряжение должно поддерживаться, а не устраняться (в

противоположность Левину).

Для доказательства Олпорт обращается к описанию жиз-

ни выдающихся людей, в частности Амундсена, доказывая,

что их жизнь – это непрерывное преодоление трудностей,

более того, эти замечательные люди сами постоянно к это-

му стремятся.

Олпорт восстает против бихевиористского <закона эффек-та>, согласно которому действие, награждаемое в детстве,

закрепляется и повторяется. Олпорт соглашается, что этот

закон Действует для врожденного инстинкта, но не для черт

не для духовных человеческих интересов. Удовлетворение

интересов не ведет к их исчезновению, а, наоборот, часто

Усиливает их.

В качестве черт, характеризующих невротическую лич-

ность,он приводит следующие черты: 1) пассивная позиция

по отношению к миру; 2) всякого рода <меры защиты> (вы-

теснение, сублимация, проекция, замещение); 3) искажение

истинного положения вещей; 4) ограниченность мышления;

5) <закоснение> развития.

В приведенных положениях Олпорта сквозит правильное

указание на то, что структура деятельности обладает харак-

теристикой саморазвития-это диалектический подход к

проблеме формирования личности.

Но надо понять (и это основа подхода советской психо-

логии), что главной предпосылкой развития личности, се

мотивационной сферы является включение субъекта в об-

щественно значимую, практическую деятельность. Мысль Ол-

порта не доводится до этого положения. Набор черт, “по Ол-

порту, врожденный. Следовательно, Олпорт также нс избе-

жал признания о врожденной природе личности. Метод, ко-

торым Олпорт имплицитно руководствуется для построения

своей теории, – это метод обобщения личностных качеств

выдающихся творческих представителей человечества.

Характеризуя черты, Г. Олпорт пришел к мнению, что

важна не их энергетическая характеристика. Они всегда сви-

детельствуют об объекте действий человека. При этом Ол-

порт выделяет одно очень интересное положение, а именно:

в качестве объектов, побуждающих деятельность человека,

могут выступить отсутствующие и даже воображаемые объек-

ты. О человеке можно, по Олпорту, судить по тому, как он

прогнозирует свое будущее. Перефразируя поговорку <Ска-жи кто твой друг, и я скажу, кто ты>, по Олпорту можно

сказать: <Скажи, как представляешь свое будущее поведе-ние, и я скажу, кто ты>. В этом смысле положение Олпорта

перекликается с понятием <временной перспективы> К. Леви-

на. Как известно, говоря о временной перспективе, К. Левин

подчеркивал, что в нее включены мотивы и намерения, кото-

рые могут быть осуществлены в будущем. К. Левин любил

в своих лекциях ссылаться на феномен, который наблюдал-

ся у молодых правонарушителей, отбывающих наказание в

трудовых лагерях. Некоторые юноши вели себя хорошо, им

сокращали срок пребывания, но буквально за день-два до

освобождения они совершали попытки к побегу. По мнению

К. Левина, ожидаемая свобода была уже включена в <жиз-ненное пространство> юношей, обладая побудительной ва-

лентностью, она становилась энергетической системой, кото-

рая действовала в данный момент. Будущее было представ-

лено в виде <вектора к свободе> в данный момент. Олпорт

тоже говорил, что возможность прогнозировать будущее иг-

рает большую роль в мотивационной сфере человека, в его

деятельности.

Таким образом, мотивом человеческого поведения, по

Олпорту, может быть не только объект, существующий вне

дас реальный объект, но и представление, воображение о

том что должно, случиться. И хотя Олпорт подвергал кри-

тике энергетическую систему взглядов Левина, он сам был

частично подвержен этим энергетическим представлениям.

Представление о будущем было необязательно осознанным,

оно было чаще всего неосознаваемым. Г. Олпорт тоже, как

и Левин, придавал значение мысленным нереальным целям.

Воображаемые цели тоже могут выступать в качестве меха-

низмов человеческого поведения. В патопсихологических ис-

следованиях это особенно раскрывается при анализе многих

психопатических поступков, когда воображаемая цель имеет

ту же побудительную функцию, что и реальная.

Перед Г, Олпортом стал вопрос, как раскрыть черты.

Г. Олпорт не прибегает ни к опросникам, ни к жестким экс-

периментам. Он считал, что черты создаются в общении с

другими людьми, но благодаря тому, что существует некий

набор врожденных черт, все черты (и обрамляющие их)

становятся автономными. Иначе говоря в течение жизни че-

ловека эти черты получают характер самостоятельности.

У ребенка нет еще автономности черт. Они формируются в

течение жизни, но сформировавшись, становятся устойчивы-

ми, определяющими поведение человека.

В качестве примера он приводит пример человека, у которого доми-

нирует черта щедрости Речь шла об одном фермере, который

участвовал в каком-то пикнике. Понадобилось купить пиво. К нему об-

ратились с просьбой дать немного денег. И вот этот фермер импульсив-

но, как выражается Олпорт, вынул монету, значительно превышающую

стоимость пива. Олпорт спрашивает: зачем же человек дал столько, ес-

ли бутылка пива стоит значительно меньше? И сам дает ответ: в непри-

нужденной ситуации выявилась основная черта фермера – щедрость.

Другой человек, нещедрый, тоже дал бы деньги, но он

дал бы ровно столько, сколько полагается, а этот человек

дал безрассудно много, потому эта черта – щедрость – была

для него настолько автоматизированной, что она действова-

ла вопреки сложившимся условиям. Этот пример довольно

наивный, можно даже сказать, обывательский, но он отража-

ет мысль Олпорта об автономности черт.

Это очень похоже на взгляды Левина. Ведь Левин тоже

говорил, что произвольное, намеренное поведение проявляет-

ся у человека, который <стоит над полем>, И у Левина под-

чиняемость и неподчиняемость зависела не только от вектора

данного поля, но также от динамического построения всей

структуры потребностей человека.И в этом смысле Олпорт

отдает дань энергетической теории Левина. Поэтому в ка-

честве метода Олпорт считает нужным употребить интервью,

т.е. беседу с человеком и наблюдение за его поведением

причем он предлагает наблюдение, которое он называет <вре-менных срезом>, когда два или три человека наблюдают за

одним испытуемым в равных и в разных условиях. Потом

эти экспериментаторы делятся своими впечатлениями о по-

ведении данного человека. И чем больше людей сходятся в

своей интерпретации поведения (а иначе это нельзя назвать),

тем большей достоверностью обладают полученные наблю-

дения. Таким образом, Олпорт призывает к методу наблю-

дения, но в разных условиях. Он даст некоторые очень ин-

тересные примеры, которые хотелось бы привести здесь.

Для иллюстрации Олпорт описал поведение человека, доктора Д.,

который был всегда аккуратен, безупречен в соблюдении порядка и

в отношении своих деловых бумаг. Однако однажды, уходя из своего

института, он забыл закрыть дверь. И вот по его вине были украдены

какие-то ценности, бумаги, акты и др. Олпорт спрашивает, как же это

получилось. Что же мы можем сказать по этому поводу? Мы можем,

конечно, сказать, что данный человек, доктор Д., просто забыл закрыть

дверь, И вот ряд экспериментаторов стали наблюдать за поведением это-

го человека. И оказалось, что этот доктор был педантичен и аккуратен

только тогда, когда дело касалось его собственных дел, его личности, а

когда это касалось других людей, педантичность исчезала. И это не бы-

ла невротическая черта, как подчеркивает сам Олпорт, это не была, ска-

жем, педантичность эпплептоида. Этот здоровый человек был педанти-

чен только в отношении своих собственных интересов. И вот, сопоставляя

такие данные, Олпорт, приходит к утверждению, что основной чертой,

именно генотипической чертой этого доктора Д., был эгоизм, эгоцентризм,

а его аккуратность, его педантичность была только инструментальной

чертой, которая оформляла его поведение, и если условия сложились

так, что должны были выступить его основные черты, то выявилось, что

он совсем неаккуратный, непедантичный; в других условиях эти его инст-

рументальные черты как бы прикрывали истинные.

Таким образом, Олпорт приходит к мнению, что <черты>

можно обнаружить у человека, только наблюдая за ним.

Черты (трайты) обнаруживаются не с помощью дедук-

тивного рассуждения. Они обнаруживаются в индивидуаль-

ной жизни в наблюдаемых актах поведения. Олпорт говорит

о том, что существует много технических вспомогательных

средств, которые могут быть использованы для обнаружения

трайтов, но каждое является не более усовершенствованным,

чем наблюдения в ежедневной жизни. Усовершенствование

снимает вероятность ошибки, но не раскрывает черты. В

обычной жизни доказательство того, что определенный че-

ловек является <фанатичным борцом за справедливость>.

основывается на наблюдении за его поведением в ситуациях,

где его видят активным и агрессивным в требовании спра-

ведливости или при защите побежденного. Доказательство,

конечно, может быть ошибочным, оно может быть основано

на каком-либо впечатляющем отдельном случае, который,

отделенный от обычных условий, нс является типичным для

обычного поведения человека. Так как здравый смысл не

имеет общепринятого критерия для заключения о трайте,

первые впечатления, часто ошибочные, становятся выводом.

Хотя психолог также полагается на наблюдение и заключе-

ние он никогда не удовлетворяется непроверенными первыми

впечатлениями. Это его долг – требовать более точного до-

казательства.

Методы установления трайтов зависят от вида трайта,

который, является объектом исследования. Для исследования

основной индивидуальной черты обычно применяется так на-

зываемый клинический метод, особенно психиатрами, кон-

сультирующими психологами и писателями. Исследователь

проводит длительное изучение отдельного индивидуума и на ос-

нове личного знакомства с данным случаем заявляет, что та-

кие-то и такие-то трайты являются выделяющимися. Возра-

жение против этого метода состоит в том, что он основыва-

ется в конечном счете на <интуиции> исследователя без

объективной проверки. Клинический метод недалеко ушел

от простого здравого смысла в своей опоре на субъективные

решения. Но в защиту клинического метода можно настаи-

вать на том, что продолжительное критическое исследование

многостороннего материала, даже хотя бы выполненное от-

дельным лицом без внешних проверок, имеет тенденцию к то-

му, чтобы быть действительным, ценным. Переступаются

пределы ошибочных первых впечатлений и выясняется истин-

ный смысл поведения.

Экспериментирование также обеспечивает доказательст-

во в пользу существования индивидуальных трайтов. Вся-

кий раз, когда на разнообразные задания, данные в лабора-

тории, отвечают постоянным образом, всякий раз, когда мно-

гие ответы находят эквивалентными, можно без опасения

сделать заключение о трайте. Оценка черты является осо-

бенно убедительной, если используются данные нескольких

экспертов.

Особенно полезным в исследовании трайтов маленьких

детей является метод временного их сравнивания (времен-

ных проб). Два или более независимых наблюдателя в те-

чение коротких периодов следят за естественной и несдер-

живаемой активностью детей. Каждое наблюдение может

длиться не более одной минуты. Благодаря повторению, ска-

жем, с интервалами в один час на протяжении нескольких

дней, накопление таких наблюдений даст правильное опреде-

ление поведения. Когда различные наблюдатели приходят

к соглашению о наличии частого повторения определенных

форм поведения, имеется основа для заключения в ПОЛЬЗУ

трайта.

В целях лучшего обнаружения общих трайтов

могут быть использованы разнообразные статистические

средства. Однако для характеристики основных черт, состав-

ляющих структуру человека, статистические данные ничего не

объясняют.

Учение о трайтах отличается также от теории факторов или

любой другой системы общих измерений, к которой каждый

человек категорично относится. Концептуализированные но-

мотические единицы (факторы, инстинкты, потребности и

тому подобное) подчеркивают то, что является универсаль-

ным в людях, а не то, что организовано в интегративные,

личностные системы. Система трайтов делает акцент на

конкретной личности.

Трайты наблюдаемы не непосредственно, о них делается

заключение. Без такого заключения стабильности и посто-

янство поведения личности не могут быть объяснены. Любое

специфическое действие является продуктом бесчисленных

детерминант, не только трайтов, но и давлений момента и

специализированных влияний. Но именно повторяющиеся

случаи действий, имеющих одинаковое значение, есть то, что

делает постулирование трайтов как состояний реальности.

Трайты не являются активными во псе моменты, но они по-

стоянны, даже когда находятся в латентном состоянии:

Одно дело – признать трайты как наиболее приемлемую

единицу для исследования психологии личности, другое де-

ло – определить точный характер этих трайтов в данной

ситуации. Для того чтобы избежать проекции своей собствен-

ной личности и многих других источников ошибок, чтобы

сделать свои заключения обоснованными, исследователь-

психолог должен использовать все эмпирические средства

науки. Трайты не могут быть вызваны экспериментально.

они должны быть обнаружены. Для этого надо наблюдать,

беседовать, исследовать каждого отдельного человека. Важ-

ны условия, среда, но все же каждый человек по-своему фор-

мируется в одних и тех же условиях, и по-своему развива-

ется. Эта мысль, может быть, не столь ярко выраженная.

сквозила у Роджерса. На этом основано учение индиректив-

ной терапии.

Кроме редких случаев, вежливость, по Олпорту, не явля-

ется мотивационным трайтом. Человек не Покидает дом и не

разыскивает других людей, чтобы быть вежливым с ними.

Один может домогаться других, потому что он общителен и

испытывает беспокойство без их общества; разыскав их, на-

ходясь в их компании, он может вести себя по отношению к

ним вежливым образом. Так же и с человеком, который ча-

сто проявляет себя сильным не ради того, чтобы быть силь-

ным, скорее, он использует стиль поведения <сильного>, где

бы он ни находился, по другим причинам, побуждающим к

действию. Двое юношей, испытывающих переживания горя и

мучительного разочарования, объективно похожие, могут

проявлять аффекты очень по-разному: один из них становит-

ся угрюмым, замкнутым, погруженным в свое страдание:

другой не сгибается и становится более реалистичным и аг-

рессивным. Ссылаясь на Левина, Олпорт говорит, что эта про-

блема внешней и глубоко лежащей причины является пробле-

мой значительной важности в исследовании личности. Описа-

ния с точки зрения свойств, которые существуют <здесь исейчас>, являются фенотипическими; объяснения же, в кото-

рых ищут лежащие в основе поведения мотивы и стрессы,

являются генотипическими.

С одной стороны, общие трайты ясно понимаются в фе-

нотипических терминах. Когда стойкость, настойчивость,

общительность, радикализм, пунктуальность или невротизм

измеряются целой популяцией с целью сравнения всех субъ-

ектов по отношению к одному и тому же трайту, то, очевид-

но, нельзя понять, почему люди по-разному действуют. Ста-

тистические исследования трайта наводят на мысль об их

поверхностной фенотипической классификации, так как они

являются более тесно связанными с внешним поведением,

нежели с основными мотивами. Напротив, движущие трайты

должны, конечно, быть присоединены к левиновской концеп-

ции генотипических трайтов, так как они являются истин-

.ными побудительными причинами поведения. Психология

личности должна иметь дело с трайтами обоих порядков, и

именно по той причине, что в ходе развития генотипы часто

трансформируются в фенотипы, а фенотипы-в генотипы.

Олпорт говорит о том, что ни для большой популяции, ни

для отдельной личности невозможно, строго говоря, класси-

.фицировать трайты, так как важнейшие черты любых двух:

жизней никогда не бывают совершенно одинаковыми. Наи-

большее, на что можно надеяться при анализе общей попу-

ляции,-это получение описания некоторых общих трайтов,

по которым люди могут быть грубо сравнимы. Для индиви-

дуального человека (так как его трайты никогда нс быва-

ют полностью независимыми друг от друга) перечисление в

терминах статистических единиц невозможно.

Г. Олпорт высказывал свои мнения по поводу тестовых

исследований; он считает, что вопрос о независимости трай-

тов имеет важное значение для конструирования и интер-

претации тестов. Так как тесты изобретены для измерения

общих трайтов, то интерпретация счета очков у любого ин-

дивидуального субъекта является трудновыполнимой зада-

чей. Когда человек отвечает на вопросы или выполняет дей-

ствия, продиктованные тестом, он ведет себя специфически

адаптивным образом. Маловероятно, что такое адаптивное

поведение является продуктом одного и только одного де-

терминирующего распределения. Тест может измерять один

и только один трайт. Это достаточно грубое и приблизитель-

ное изобретение, посредством которого исследователь выяв-

ляет что-то о черте, не зная о личности в целом.

ТЕОРИЯ

САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

А. МАСЛОУ

Абрагам Маслоу (1907-1970) был одним из наибо-

лее ярких представителей -гуманистического направления.

Хотелось бы напомнить, что в качестве одного из рабочих

параметров для классификации теории личности можно бы-

ло бы назвать отношение к установлению равновесия. Одни

из психологов видят источник человеческого поведения в ус-

тановлении гомеостаза, равновесия, а другие, наоборот, ви-

дят его в разрушении гомеостаза. И по существу говоря, уже

Олпорта можно причислить к тем ученым, которые возража-

ют против этой теории гомеостаза. Особенно ярким пред-

ставителем группы психологов, которая взрывает эту тео-

рию гомеостаза, является А. Маслоу.

Кроме того, Маслоу еще больше, чем Олпорт, подчеркива-

ет то положение, что не следует изучать психологию личности

человека на основе изучения невротиков.

Основным источником человеческой деятельности, чело-

веческого поведения, поступков Маслоу считает непрерывное

стремление человека к самоактуализации, стремление к са-

мовыражению, Потребность в самоактуализации несет в се-

бе ряд функций. Во-первых, это по своей сущности гума-

нистическая потребность, т. е. потребность приносить людям

добро. По своей сущности человек добр. Маслоу по-своему

интерпретирует теорию Дарвина. По его мнению, последний

упростил проблему приспособления животного к окружа-

ющей среде.

Маслоу говорит, что, по Дарвину, выживают агрессив-

ные и сильные животные. По Маслоу с этим не согласен. Он

считает, что, жестокость и агрессия не являются основным

инстинктом животных. Так, животное не будет агрессивно,

если оно сыто: сытый лев или сытый тигр не набрасывается

на жертву, агрессия животного служит лишь вынужденным

средством приспособления. Таким образом, во-первых, Ма-

слоу отрицает врожденную агрессивность у животного. Во-

вторых, Маслоу подчеркивает, что у животных не менее вы-

ражен инстинкт сохранения своей популяции, т. е. инстинкт,

который заставляет их помогать друг другу. И вот разви-

тие этого гуманоидного инстинкта он экстраполирует и на

развитие человека. Это дань антропологизму.

Второе важное положение, заключающееся в понятии

Самоактуализация>,-это то, что человек обязан быть тем,

чем он может стать, человек обязан выполнить свою миссию,

-используя все свои возможности и способности.

Есть еще один нюанс в теории Маслоу, который тоже

очень важен. Как Маслоу шел к своим положениям? Ведь

он был экспериментатором. Маслоу не прибегал ни

интервью, ни к вопросникам. У него был свой своеобразный

метод биографический: он изучал истории жизни,

биографии великих людей.

Маслоу считал, что потребность в самоактуализации, эта

высокая гуманоидная потребность, возникает всегда у здо-

ровых людей. У невротиков она не возникает. Невротики ли-

шены этой потребности и, собственно, сам невроз, по мнению

Маслоу (хотя он и не был психиатром, но говорил об этом),

возникает именно у тех людей, у которых нет по тем или

другим причинам этой потребности самоактуализации. А по-

требность в самоактуализации возможна у здоровых, умст-

венно полноценных людей. Разбирая биографии крупных

ученых, путешественников, первооткрывателей, биологов, ге-

.ографов, он пришел именно к этому утверждению.

Иными словами, человек должен реализовать то, что в

нем заложено, то, что он может. Если в нем заложены ак-

терские способности, то он стремится стать актером. Если в

нем заложены способности мыслителя, ученого, то он обязан

это реализовать. И если он этого не делает, если условия

жизни мешают этой реализации, то начинается конфликт,

который состоит в том, что человеку не дано возможности

самоактуализации, т. е. быть тем, кем он может быть. Имен-

но такая неудовлетворенность порождает неврозы,

Перестройка общества должна происходить путем нахож-

дения методов и путей для развития здоровых, сильных лич-

ностей. Оздоровление общества, по мнению Маслоу (в своих

работах он подчеркивал это), идет не по пути социальной

революции, а по пути оздоровления общества. Как и другие

представители гуманистического направления (Роджерс,

Олпорт), Маслоу считает, что общество может излечиться

от всех своих бед. Все эти исследователи видели социаль-

ные неурядицы, безработицу, неустроенность рабочего клас-

са, но считали, что улучшение социального общества долж-

но происходить не революционным путем, не путем соци-

альных преобразований, а путем проявления гуманистических

. потребностей.

Так чем же является личность, по мнению Маслоу? В чем

же смысл самоактуализации?

По мнению Маслоу, самоактуализация – явление врож-

денное она входит в природу человека. Человек рождается

с гуманоидными потребностями в добре, нравственности, до-

брожелательности. Они составляют ядро человека. И человек

век должен уметь только эти гуманистические потребности

реализовать (и условия должны это позволять). Он даже

говорит, что гуманистические потребности являются врож-

денными, инстинктоподобными. В этом отношении Маслоу

как и другие гуманистические психологи, нанес удар фрей-”

дистам.

Для Фрейда социализация означала укрощение основных

инстинктов – агрессии и либидозного фактора, т. е. сам про-

цесс социализации он рассматривал как нечто вторичное.

Маслоу же утверждает, что в самом понятии <самоактуа-лизация> уже заложено нечто социальное. Это не укрощение

инстинктов, это не усмирение агрессии человека, а природа

человека, в чем состоит, по мнению Маслоу, гуманоидность

человеческой природы. И это явление положительное.

Но с другой стороны, самоактуализация является враж-

дебным стремлением к гуманоидности и носит по существу

антропологический характер. Ведь антропологизм заключает-

ся в том, что законы развития животного экстраполируются

на развитие человека. И вот у Маслоу, по существу, эта

линия проводится. По Маслоу, потребность в самоактуали-

зации выступает как изначально данная, она была присуща

человеку как таковому.

Л. С. Выготский любил повторять, что положительное и

отрицательное в характере человека исходят из одной точки.

И если перефразировать эти слова Выготского в отношении

теории Маслоу, то можно сказать, что положительное и от-

рицательное в категории самоактуализации тоже исходят

из одной точки.

Что является положительным в этом постулате, в-этом по-

ложении? Положительным является то, что это явилось од-

ним из главных средств в борьбе с фрейдизмом. Если фрей-

дисты и неофрейдисты утверждали, что первичными являют–

ся инстинкты, то Маслоу, как никто другой из буржуазных

ученых, выступил против этого положения. С другой стороны.

Маслоу настаивал, что природа гуманоидных потребностей

не является продуктом общественного развития, а имеет

врожденную природу. Об антропологическом характере тео-

рии Маслоу свидетельствует и его положение о том, как фор-

мируется гуманоидная потребность. Прежде всего, Маслоу

перечисляет кроме потребности в самоактуализации различ-

ные потребности, которые существуют у человека..Он назы-

вает такие четыре потребности: 1) физиологические потребно-

сти продолжения рода, потребности в пище, т.е. то, что дейст-

вительно природно у человека; 2) потребность в безопас-

ности (здесь заметно влияние неофрейдистов); 3) потреб-

ность в защите. Иными словами, корни его учения уходят

к Хорни, Салливену и т. д. И лишь над этими тремя группа-

ми потребностей как бы выстраивается четвертая группа гу-

маноидных потребностей-потребность в истине, в добре и

справедливости. И вот эта четвертая потребность является

содержанием этой обобщающей потребности в самоактуали-

зации. Причем, есть здесь один очень интересный нюанс: само-

актуализация, хотя она врожденная, получает свое истинное

широкое выражение тогда, когда удовлетворяются первые

три группы потребностей. Л. И. Анцыферова правильно

замечает, что тогда не понятно, как же эти гуманистические

потребности в справедливости, самоуважении, уважении дру-

гих истине формируются у людей, у которых первые три

группы потребностей не удовлетворены. Если подойти к это-

му с социальной точки зрения, то мы увидим, что у револю-

ционеров, борцов за свободу, т. е. людей, у которых не удов-

летворены потребности в безопасности, в защите, гуманоид-

ная, высшая потребность, особенно развита. Это очень пра-

вильное замечание Анцыферовой, которое в корне подрывает

учение Маслоу.

Маслоу хотел проанализировать содержание потребности,

чего, скажем, не делал Левин, который останавливался толь-

ко на ее динамическом аспекте. И Маслоу всегда спорил с

Левиным, указывая на этот недостаток в его теории. Но Ма-

слоу не смог, оставаясь па антропологической позиции, рас-

крыть социальную сторону потребности.

Как всегда, порочная теория приводит к порочной прак-

тике. На основе гуманистического течения в США развива-

ются особое течение – <антипсихиатрия>. Причем интересно,

что эта антипсихиатрия провозглашена самими американски-

ми психиатрами. В чем смысл антипсихиатрии?

Не надо, конечно, считать, что американские психиатры

отрицают душевные болезни. Это не так. У них тоже есть

больницы и хорошие психиатры, лечащие своих больных. Но

некоторые психиатры, так называемые представители анти-

психиатрии, считают, что причиной душевной болезни явля-

ются не заболевание мозга, не разрушение нервной системы,

а какое-либо социальное или личное неблагополучие. Для

этих психиатров, по существу, стирается грань между тем,

что является неврозом, и душевным заболеванием. Душев-

ная болезнь является якобы продолжением невроза. И ле-

чить людей надо не путем сочетания медикаментозных

средств с психотерапией, а психоаналитической терапией.

Это приводит, конечно, к тому, что ряд больных, страдающих

душевным заболеванием, не излечивается. Это течение имеет

идеологические корни, уходящие в реакционную философию,

и большинство прогрессивных психиатров капиталистических

стран от него отказываются.

Например, если взять теорию Роджерса, то у него основ-

ной движущей силой было развитие самооценки. Но как раз-

вивалась эта самооценка? Как она искажалась, как форми-

ровалась? Она искажалась, формировалась и строилась оп-

ределенным путем – сопоставлением с оценкой окружаю-

щего мира: если оценка окружающих не соответствовала са-

мооценке человека, то он ее искажал, или, наоборот, искажал

реальную действительность.

Или рассмотрим положение Олпорта-<человек как от-крытая система>. Что это обозначает? Это тоже значит, что

человек является как бы преобразователем общества, и с

другой стороны, поскольку это <открытая система>, то об-

щество действует и на его потребности.

И у Левина, который является одним из таких ярких

представителей интрапсихологической концепции (во всяком.

случае в свой берлинский период), было понятие самооцен-

ки, которое включено в <психологическое пространство> и

<временную перспективу>.

Следовательно, уже у этих представителей, которых мы

отнесли к группе интрапсихологических теорий, есть кате-

гория социального взаимоотношения. Чем дальше мы подни-

маемся по ступенькам развития теорий личности в зарубеж-

ной психологии, тем все больше акцептируется социальный

момент.

Так чем же является личность, по Маслоу? В чем же

смысл самоактуализации? И вот тут надо очень вниматель-

но следить за тем, что он пишет. Сам процесс самоактуали-

зации – врожденный, он входит в природу человека. Человек

рождается с гуманоидными потребностями, потребностями и

добре, нравственности, доброжелательности. Они составляют

ядро человека.

Теория Маслоу перекликается с некоторыми положения-

ми, разрабатываемыми в современной генетике, особенно в

медицинской. Так, среди советских генетиков тоже сущест-

вует такая точка зрения, которая соответствует точке зрения

Маслоу. К числу таких генетиков можно причислить нашего

уважаемого и очень много сделавшего для медицинской ге-

нетики ученого-генетика В. Эфроимсон. Это очень крупный

генетик. Но этот глубокоуважаемый ученый говорит, что че-

ловеку присуща гуманоидная потребность. Как же он это

доказывает? Доказывает очень простым образом и вначале

как бы убедительно. По его мнению, у животных существу-

ет естественный отбор-об этом говорил Дарвин, и мы все

об этом знаем. Но вот он внес как бы некую поправку в уче-

ние Дарвина, если хотите. Он считает, что выжили те живот-

ные особи, вид животных, у которых был выражен инстинкт

защиты представителей своего вида. Он говорит о каком-то

виде птиц, типа лебедей. Оказалось, что у этого вида птиц.

в частности у самцов, был ярко выражен инстинкт охраны

самок и детенышей. И вот эти птицы, у которых самцы были

такие <благородные>, выжили лучше, чем другая стая птиц.

самцы которых не обладали таким <благородным> инстинк-

том. Трудно с этим спорить, вероятно, так оно и было.

А дальше делается вывод, что вообще всякому живому суще-

ству в том. числе и человеку, присуща эта гуманоидная по-

требность, но окружающий мир часто мешает ее проявлению.

конечно, это звучит очень заманчиво, и вероятно, прият-

нее сознавать, что мы рождаемся .добрыми, благородными и

становимся плохими не по своей воле, чем считать, что мы

рождаемся агрессивными, плохими, жестокими. Но если разо-

браться по существу, то это разновидность той же биологиза-

торской тенденции. Не играет никакой роли, рождается чело-

век благородным или жестоким. Гуманоидность, с точки зре-

ния марксистской методологии,- это нравственная черта, а

нравственная черта не является врожденной. Нет людей, ко-

торые рождаются добрыми, и нет людей, которые рождаются

злыми. Они формируются таковыми. Думается, это положе-

ние не надо доказывать. Само признание, что этическая чер-

та может быть врожденной, ведет к биологизации.

ТЕОРИЯ

РОЛЕЙ

Представителей гуманистической психологии можно

частично отнести к интерперсональным теориям, которые ус-

матривают механизмы развития личности в межперсональ-

ных отношениях. Например, Олпорт заявляет, что лич-

ность – это модель интерперсональных отношений. Однако

истинными представителями таких взглядов являются пред-

ставители так называемой теории ролей (Дж. Мид, М. Кун,

И. Блумер). Это, собственно, те психологи, которые являются

по существу представителями американской социальной пси-

хологии .

Г. М. Андреева, Н. Н. Богомолова и Л. А. Петровская

правильно указывают, что эту теорию следует скорее на-

звать интеракционистской, так как ее понятийный аппарат

взят из социально-психологических концепций. Здесь

важен не разбор социально-психологических взглядов Дж.

Мида и не акцент на том, чем они отличаются от взглядов

Других представителей социальных школ США, а его пони-

мание механизмов развития личности.

Дж. Мид считает, что человек находится в постоянном

взаимоотношении с обществом, поэтому нельзя предсказать

поведение личности. Мид и его последователь КУН считают.

что основным механизмом и структурой личности является

бе ролевая сущность. Четко это выступает в теории Куна

(ученика Мида), который придаст особенное значение роле-

вым факторам.

М Кун утверждает, что индивид формирует свои планы

поведения в соответствии с исполняемыми ролями и занима-

емыми статусами в группах, с которыми он себя идентифи-

цирует, т. е. в его референтных группах. Его отношение к

себе как к объекту является лучшим индикатором этих пла-

нов поведения. Они являются определяющими для самооцен-

ки и для оценки других.

Подобных взглядов придерживается и Ч. Кули. <Подоб-но тому, как мы видим в зеркале свое лицо, фигуру и одеж-ду,- пишет Кули,- и они представляют для нас интерес, по-тому что принадлежат нам... так и в своем воображении мыпытаемся представить, как в мыслях других людей отража-ется наша внешность, манеры, цели, поступки, характер,друзья и т. д., и это определенным образом действует нанас>. Как известно, К- Маркс отмечал этот феномен задолго

до Ч. Кули. <В некоторых отношениях,- писал он,- человекнапоминает товар. Так как он родился без зеркала в рукахи не фихтианским философом: <Я есмь я>, то человек сна-

чала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь

отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек

Петр начинает относиться к самому себе как к человеку

Происхождение теории ролей связано с борьбой против

бихевиоризма. Дело в том, что если гештальтпсихология

пользовалась категориями образа, если Левин, Фрейд, Ол-

порт, Роджерс исходили из категории мотива, то бихевио-

ристы -из теории действия, причем это действие было по-

нято очень примитивно- как <стимул-лекция>.

И Мид и его последователи (Кун и др.) начали свою де-

ятельность с того, что восстали против бихевиоризма, про-

возгласив, что категория действия включает в себя, в само

свое строение социологический момент.

Человек действует определенным образом не только лю-

тому, что он отвечает на какой-то стимул, а потому, что он

является членом какой-то социальной группы. Поведение –

человека в жизни и эксперименте является производным не

только от его интрапсихологических и динамических состоя-

нии, но и от его отношения к эксперименту, к полю, группе;

оно-производное от валентности вещей, в которые включа-

ется сам экспериментатор и его действия. В этом положении

чувствуется влияние Левина, который говорил о еднинстве

субъекта и объекта в жизненном пространстве.

Представители теорий ролей представляют себе дело так.

что человек выступает в жизни как <кто-то>, или как <членколлектива>, или как <сын>, как <отец>, как <лектор>, как

“студент>, т. е. человек не выступает как некая абстрактная

личность, он всегда носитель каких-то нормативов, каких-то

прав и обязанностей. Это послужило причиной того. что они

стали назынать свою теорию <теорией ролей>.

Но не надо думать, что представители теории ролей по-

лагают что человек сознательно разыгрывает что-то, что он

выступает в роли актера. Это не так. Хотя иногда они упо-

требляют и это выражение. Они очень любят ссылаться и на

Шекспира, который говорил, что вся жизнь -это арена,, что

женщины и мужчины – актеры, которые разыгрывают раз-

ные роли на ней. Роль не означает сознательно принятое на

себя актерство. В нем есть сущность человека, человеческой

личности. Нет человека внеролевого поведения. Человек не

выступает вообще, а он всегда выступает в качестве кого-то.

Что же представляет собой, как они говорят, <разыгры-вание> этих ролей? Это означает следующее: развитие чело-

веческой психики, психической деятельности происходит

только в процессе разыгрывания какой-то роли. Речь идет

уже не о том, что у человека существуют потребности, ска-

жем потребность в самоактуализации, потребность в удер-

жании своей самооценки и т.д., речь идет о том, что сами

эти потребности могут формироваться только в процессе ра-

зыгрывания какой-то роли, скорее, в процессе выполнения

.какой-то социальной роли. Следовательно, это уже социаль-

но-психологическая теория, но нас интересует только пробле-

ма личности, развитие человеческой личности, поскольку ее

возможности выступают только в исполнении этой роли.

Что означает принятие этой роли?

Нельзя упрекать ни Мида, ни его учеников в том, что

они считают, что человек рождается <сыном>, или <студен-том>, лектором, или кем-то еще. Конечно, они так не думали

и не могли думать. Роль формируется в процессе жизнедея-

тельности, но какой?

Опять-таки они сбрасывают со счетов социальное зна-

чение формирования этих ролей. В процессе своей деятель-

ности, взаимоотношения с окружающим миром человек разы-

грывает роль <сына>, <подчиненного>, <начальника>, и в

этом есть правда, потому что каждый из нас выступает в ка-

ком-то облике. Но дело в том, что происхождение, формиро-

вание этих ролей вытекает не из чисто психологических от-

ношений, а из общественных, исторических. Например, что

значит роль <сына>? В качестве примера возьмем роман

Дю Гара <Семья Тибо>. Там два сына. Поведение этих двух

сыновей совершенно различно.Или роль <сына> Павлика

Морозова – опять другая роль. Павлик Морозов <разыгры-вал>, если выражаться языком Мида, свою роль <сына>, но

определялась она не психологическими, а общественно-

историческими отношениями, которые сложились в тот

момент. Если Фрейд биологизировал отношения человека, то

Мид и его последователи, да и вообще все представители

теории ролей, как бы интересна она ни была, по существу

говоря, психологизируют социальные отношения. То, что

должно быть выражено в понятиях общественно-историче-

ских, они выражают в понятиях психологических. Таким об-

разом, возникает как бы известный редукционизм, но только

вверх. Эта опасность, в сущности, несколько другая, но и

здесь наблюдается подмена объекта науки.И в этом порок

учения теории ролей, хотя она и кажется весьма интересной.

В этой теории есть еще один спорный момент, который

очень интересен. Дело в том, что и по Миду, и по Куну,

<роль>-это функция общения между людьми. И это пра-

вильно. Но ведь само-то общение выступает у них только

в чисто психологическом плане. Исторический подход к про-

блеме общения у них отсутствует.

Происходит психологизация социальных явлений, и поэ-

тому эта теория тоже приводит к тому же, к чему приводили

теории Маслоу, Олпорта и все те теории, которые рассмат-

ривались выше. Надо изменить отношения между людьми.

Но не надо менять коренным образом социальные отноше-

ния, полагает Мид. Вспоминается старый тезис о том, что

порочная теория ведет к порочной практике.

И проблема конформизма, и проблема авторитарности

(нс будем вдаваться в проблемы социальной психологии),

и проблема лидерства-все это решается только в чисто

психологическом аспекте; в этом, собственно, и есть основной

порок данной теории, которая пользуется в США широким

распространением.

В теории ролей есть еще одни момент, на котором на котором надо

остановиться. Очень часто теория ролей называется теорией-

ожиданий. Дело в том, что нельзя выполнять роль, если не

знаешь, как ее выполнять, какую позицию принять в жизни.

Исходя из положений Л. И. Божович можно сказать, что нель-

зя формировать направленность личности, если ты не знаешь,

что тебя ожидает, что от тебя требует группа или твой парт-

нер. И вот представители теории ролей всячески подчеркива-

ют проблему ожидания. Как формируется роль, скажем.

<сына>? Она формируется так, что с самого раннего детства

ребенок ожидает от матери ухода, ласки, нежности и т. д.

Л как сформируется роль студента? Тоже так же. Он ожи-

дает, что должен получить от лектора какую-то информа-

цию, что его будут спрашивать о том-то и о том-то, т. с. у

него тоже есть ситуация ожидания.

Проблема ожидания играет очень большую роль в этой

теории. В теории ролен даже специально выделен раздел, ко-

торый называется <Проблема ожидания>. Роль не может

быть сформирована, если нет ожидания. В этом проявляется

влияние позднего Левина. В его проблеме <временной пер-спективы> уже скрыто это понятие. Ведь что значит <времен-ная перспектива>? Это есть тоже представление о том, про-

гнозирование того, что будет.

Интересен еще один момент в теории ролей. Представи-

тели этого направления говорят, что роль может иногда ра-

зыгрываться в плане чисто нереальном, в плане воображе-

ния в вербальном плане. Поэтому теория ролей тесно свя-

зана с проблемой психолингвистики. Сейчас все больше и

больше психолингвистика проникает в теорию ролей. И на-

оборот, теория ролей все-больше и больше пользуется про-

блемами психолингвистики, т. е. речью как средством ком-

муникации, потому что если роль представлена в виде функ-

ции общения, то, следовательно, общение человека происхо-

дит на вербальном уровне, и конечно, эти ученые нс могут

обойтись и без теории психолингвистики.

Следует остановиться еще на одном положении, которое

для психологов имеет гораздо большее значение. Это пробле-

ма роли в воображаемом плане.

Дело в том, что человек может иногда в обычном плане

не выполнять ту или другую роль, но в воображаемом пла-

не, для себя, он ее выполняет, и все его действия диктуются

вот этой воображаемой, т. е. ставшей для него истинной

ролью. Но это очень часто мы видим в психопатологии. То,

что психиатры называют <грезами>, <конфабуляциями> есть,

собственно говоря, жизнь в <воображаемом плане>, разы-

грывание воображаемой роли. Существует определенная

группа психопатов, т. е. не душевнобольных, а людей с не-

ким <искривленным> развитием личности (которое нередко

имеет какую-то органическую основу), которые предпочита-

ют жить в некоем воображаемом плане. Они как бы грезят

наяву и ведут себя согласно этой воображаемой роли. Такие

типы описаны как в психиатрической, так и в художествен-

ной литературе.

Представители теории ролей отмечают это и очень боль-

шое внимание уделяют проблеме воображаемой роли, но

опять-таки не изучая причин возникновения подобного пове-

дения вследствие воображаемой роли. Является это прояв-

лением каких-то психопатологических симптомов личности

или следствием развитого воображения – их мало интере-

сует.

Представители теории ролей придают большое значение

игровым ситуациям у детей, когда они в игре разыгрывают

РОЛИ. И в этом смысле их утверждения очень интересны. Они

близки к тем положениям, которые развиваются в советской

психологии: принимая на себя в игре роль, ребенок развива-

ются, учится познавать мир, человеческие отношения. Фор-

мирование личности ребенка происходит в ситуации игры.

Не случайно, что в работах социальных психологов очень

много внимания уделяется этим ролевым установкам в игре.

Существуют данные, что психотерапия игрой, которая широ-

ко сейчас проводится (особенно в США), имеет свое научное

обоснование, потому что в терапии игрой больной ребе-

нок научается получать правильную информацию, научается

регулировать свои действия в соответствии с нормативами

общества. Таким образом, в этой терапии есть довольно инте-

ресные и рациональные зерна, которые, конечно, не надо за-

бывать при критике этой, по существу антиисторической,

теории.

Привлекая внимание к необходимости целостного анали-

за личности, но совершая этот анализ вне рамок общест-

венного развития, психологи гуманистического направления

подготовили тем самым почву для расцвета сугубо идеали-

стических теорий, таких, как <понимающая психология> и

<психология экзистенциализма>.

Выше мы говорили о том, что проблема, разрешаемая гу-

манистической психологией, заключается в последовательной

критике атомистической, или, как ее иногда называют, фун-

кциональной психологии.

Заслугой этого направления является безусловно тот

факт, что его представители сделали предметом своего ис-

следования личность человека, его мотивационную сферу,

что они выдвинули на первый план проблему самооценки че-

ловека, его цели, его взаимоотношения с миром, другими

людьми. Лейтмотивом исследований Олпорта, Маслоу, Род-

жерса стали проблемы самоактуализации, ценностные ориен-

тации; гуманистическая психология показала ложность по-

ложений неофрейдистской ориентированной психологии, она

была по существу протестом против их стремления свести

сущность человеческой личности к проявлению агрессии и ли-

бидозной потребности. Гуманистическая психология показа-

ла также несостоятельность изучения здоровой личности, ос-

новываясь на анализе невротических реакций. Ее лучшие

представители (Олпорт, Маслоу) показали, что исследова-

ние здорового человека нс должно базироваться на изуче-

нии <искалеченных, незрелых и нездоровых субъектов>,

что это может породить искалеченную психологию и филосо-

фию>. И это глубоко правильно, потому что боль-

ная личность это не просто <испорченная здоровая>, это но-

вое качество.

Представители гуманистической психологии протестовали

также против психоаналитического тезиса (скрытого и явно-

го), что врожденное, природное в человеке противостоит

обществу. Вместе с тем, утверждая социальность природы че-

ловека, альтруистический характер его влечений и потребно-

стей. представители гуманистической психологии отстаивают

тезис об их врожденности. Этим самым они не порывают с ан-

тропологическими взглядами на человека.

Хотя представители гуманистической теории (особенно

Маслоу) говорят о совершенствовании личности, однако ее

природу они видят в динамически-энергетической характери-

стике. Социальная обусловленность природы личности ими

игнорируется.

ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

В ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ

ПСИХОЛОГИИ

Одним из виднейших течений современной психологии

в зарубежных странах является экзистенциализм. Экзистенци-

ализм (лат. –<существование>)-наука о существовании.

Экзистенциализм -философское течение, враждебное

материализму, направляющее на борьбу с принципом декар-

това дуализма, на борьбу с механистическим представлением

о машинообразии живого организма и об атомистическом

строении психики.

Впервые термин <экзистенция> был употреблен Кьерке-

гором. Объектом науки (философии, психологии), по мнению

экзистенциалистов, должен стать субъект, который выступа-

ет не как продукт социальных отношений или биологическо-

го развития, а как неповторимая личность, познание которой

достигается только через интуитивное переживание. Идей-

ные истоки экзистенциализма – это феноменология Гуссер-

ля, основным радикалом развития личности является потреб-

ность к саморазвитию и созданию своего <феноменальногомира>. Предметом философии и психологии должен стать

не объективный мир, а <бытие> (экзистенция), которое не

может быть достигнуто рассудочным-научным мышлени-

ем; оно познается лишь непосредственно. Бойтендейк

и Штраус всячески подчеркивают, что, только познавая

себя как <существующее>, независимое от социальных или

естественных условий, человек обретает свободу. Экзистен-

циализм является ярким образцом протеста против бихевио-

ризма, с одной стороны, и против кантовской позитивистской

философии – с другой. Он противостоит п динамической тео-

РИИ К. Левина. М. Г. Ярошевский правильно указывает, что

-экзистенциализм обнажает <слабость психологических тече-нии капиталистического Запада, и прежде всего бихевиориз-ма (который трактует человека либо как <большую крысу>,

либо как <маленький компьютер>) и фрейдизма (поставив-

шего сознательное человеческое <Я> в рабскую зависимость

от безличностного, безымянного <Оно>

Существуют ли экзистенциальная психология? Один из

ведущих психологов Западной Германии Альберт Беллак от-

вечает на этот вопрос отрицательно. В известной мере он

прав. Не только потому, что в трудах представителей этого

направления трудно отделить чисто психологические понятия

от общефилософских концепций, не только потому, что боль-

шинство авторов, пишущих по этим вопросам, не психологи

а философы (Хайдеггер, Сартр, Камю и др.), физиологи

(Бойтендейк), психиатры-психопатологи (Бинсвангер, Штра-

ус иI др.), но потому, что экзистенциалисты видят свою цель

не столько в перестройке психологии, сколько в построении

новой синтетической науки-антропологии, предметом кото-

рой явилось бы <специфически человеческое> в человеке.

Вопреки этой декларации, как мы увидим в последую-

щем, основной методологический аспект рассмотрения пред-

мета антропологии у экзистенциалистов остается принципи-

ально психологическим.

Хотя, действительно, самым ярким представителем экзи-

стенциализма является Карл Ясперс, но не он создал тео-

рию. Еще до него был такой психолог Химан, кото-

рый предвосхитил то, о чем говорил Ясперс. В 1935 г. он на-

писал книгу о смысле ощущения. У нас она не переведена,

но она издана и переиздана в 60-е годы в США.

Как было указано выше, экзистенциализм – воинствую-

щее учение, которое резко, не скрывая этого, противостоит

марксистскому учению в философии и психологии, учение.

которое провозглашает, что существование человека исходит

только из психического. Экзистенциалисты утверждают, что

психическое не сводимо только к каким-либо физиологичес-

ким механизмам, что психика не является ни функцией моз-

га, ни отражением реального, вне нас существующего мира.

Тезисы экзистенциализма изложены в книге Бойтендейка

<Общая теория человеческого поведения и движения>

опубликованной в 1948 г. в Голландии и в 1956 г. переведен-

ной на немецкий язык; в пей автор пытается преодолеть

разрыв между физиологическим и психологическим подхо-

дами к изучению человека. Антропологический подход к ана-

лизу ряда патологических состояний при нервных я психи-

ческих заболеваниях находит также свое отражение в стать-

ях психопатологов, например у Цутта в журнале . Та же
<антропологическая>

тенденция пронизывает и книгу Э. Штрауса <О смысле ощущений>, впервые
вышед-

шую в 1935 г. и переизданную спустя более 20 лет с обшир-

ными дополнениями

Основные утверждения экзистенциальной теории в. обоб-

щенной форме слелующие:

1. Человеческая психика, сознание не могут быть сведены

.к физиологическим механизмам.

2. Человеческое действие всегда обладает значимостью

или стимулом), в которой находит свое отражение отноше-

ние человека к окружающему.

3. Специфически человеческим является <рефлектирую-щее сознание, посредством которого человек высвобожда-ется из ситуации и противостоит ей.4. Человек не может рассматриваться изолированно, отокружающего мира, с которым он находится в постоянномвзаимодействии.Все это, казалось бы, созвучно представлениям современ-ной советской психологии о подходе к изучению человека.Эти утверждения бьют по механистическим концепциям би-хевиоризма, вырывают человека из бездны бессознательныхтенденций и влечений, в которую он был ввергнут фрейдов-ским учением, высвобождают его из-под власти <ситуацион-ного поля>, которому его подчинил гештальтизм.

Но одно дело – утверждения, взятые изолированно от

исходных принципов и последующих выводов, и другое – вся

система взглядов в целом, которая в конечном итоге сводит

Z

I

@ ° -

?

u

°

D

?

i

N

A

Ue

TH

&

?

@

d

d

O

что само по себе представляет

шаг вперед в области изучения <специфически человечес-кого>.

Обратимся к анализу изложенных положений экзистен-

циализма.

Первое положение изложено в главе <Думает человек, ане мозг>, вошедшей в качестве одного из дополнений во вто-

рое, издание упомянутой книги Штрауса; автор отмечает, что

многие исследователи испытывают непреодолимое отвраще-

ние к тому, что они называют <анимизмом> и <ментализмом>;

зачарованные идеей физиологического механизма, они рас-

сматривают его как единственно реальный предмет науки.

Все остальное для них-марево, выдумка, метафизическое

пугало. Кто строго придерживается механистической схемы

<раздражение - реакция> и пытается уложить в нее всю че-

ловеческую деятельность, тот вступает в неразрешимое про-

тиворечие со своими собственными действиями, говорит Штра-

ус. Он иллюстрирует эту мысль в форме воображаемого внут-

реннего диалога автора строго бихевиористического иссле-

дования с самим собой. Автор говорит: <Я написал книгу.в которой изложил систему своих воззрений; я долго рабо-тал над ней, планировал, делал черновые наброски, многораз исправлял написанное, пока, наконец, она приняла фор-му, отвечающую моим требованиям>. В ответ на это разда-

ется голос его второго <Я>: <Что я слышу! Во всем, сказан-ном тобой, нет ни слова правды! Кому как не тебе следова-ло бы знать, что существуют не мысли, а передача возбу-ждений в твоем мозгу. Что эти возбудительные процессыобусловливают твое двигательное поведение! В просторечииэто называется <письмом>, а с научной точки зрения это

укладывается в понятие <мышечные сокращения>. Ты гово-

ришь о какой-то работе над рукописью, но в чем же она вы-

разилась, как не в длинной цепи последовательных раздра-

жений мышечных реакций?> Здесь приведен интерес-

ный спор как бы механистического физиолога и психолога.

мы знаем, что психическое имеет свои закономерности, что

наши мотивы потребности <отвязаны> от органических (А. Н.

Леонтьев). Кстати, эту мысль поддерживает и генетик Н. П.

Дубинин , говоря, что человеческие мотивы-это надбио-

логические мотивы, но мы не отрицаем существования мозга

не отрицаем биологического как условия работы психики.

Экзистенциалисты, конечно, тоже понимают, что существу-

ет мозг, биологическое, но его работа, по их мнению, не име-

ет никакого отношения к психике. Это их первое положе-

ние. В этом их воинствующий идеализм. Для них существует

расщепление понятий природного и психического.

Второе положение касается природы биологического. При-

родное, биологическое они делят на две части: с одной сто-

роны, это телесное, а с другой стороны, это естество, кото-

рое является неразделимым, нерасчленимым. Телесное мож-

но расчленить: руки, ноги, сердце, легкие и т. д., а природ-

ное, биологическое естество нерасчленимо. И вот представим

себе: я поднимаю руку-это одно состояние; когда я высту-

паю как человек с поднятой рукой-это другое состояние

(для экзистенциалиста-психолога). И экзистенциалисты

говорят так: <ханд габэн> – иметь руку; <ханд зайн -быть рукой. Так вот, если я выступаю в виде такоготелесного разлагаемого, то я выступаю как человек, которыйимеет руку А вот когда я выступаю не кактелесное, а как естество цельное, то я уже-существующийс рукой. У них очень громоздкая терминология, иногда еетрудно понять, но смысл в том, что само это органическоев человеке тоже расщеплено как бы на два вида: одно орга-ническое может быть разложено, а другое-нет; оно уже неприродное, оно важно.О несостоятельности этого тезиса экзистенциалистов хо-рошо написано у Э. А. Коробковой (1976). Она пишет, чтов этом отрицании познавательной роли ощущения оконча-тельно выявляется идеалистическая сущность экзистенциа-лизма, который не может правильно определить взаимоотно-шения между объективно существующей действительностьюи активным отражением ее в сознании человека. Несмотряна резкую критику гештальтистов, экзистенциалисты, подоб-но им, сами наделяют познавательной функцией лишь вос-приятие, игнорируя роль ощущения. Так, в конечном итогеэто <новое> толкование ощущений приводит к разрыву субъ-

ективного и объективного с явной тенденцией к признанию

примата субъективного над объективным, т. е. к далеко не но-

вым идеалистическим позициям.

Третье (основное) положение экзистенциализма – это по-

ложение К. Ясперса о сознании.

К. Ясперс выступает как воинствующий представитель

экзистенциализма именно в понимании сознания. Он разли-

чает. два вида сознания: бодрственное и рефлектирующее.

бодрственное сознание-это то сознание, которое отража-

ет окружающий мир: оно отражает предмет, людей. Но есть

еще другое сознание у того же человека-рефлектирующее.

Оно заключается не в том, что отражает объективно суще-

ствующий мир, а в том, что отражает восприятие этого мира

человеком. Понимание рефлектирующего сознания сближает-

ся с понятием, которое выдвинул и Э. Шпрангер. Это поня-

тие рефлектирующего и бодрственного сознания оказало

большое влияние прежде всего на философию и на психиат-

рию в частности. К. Ясперс сам был хороший психопатолог,-

он прекрасно описывал психопатологию, состояние деперсо-

нализации, когда человеку становится все чуждо, когда ему

кажется, что мир совсем иной, и он воспринимает его каким-

то внутренним, <ДУХОВНЫМ оком>; это как бы не тот мир, ко-

торый он обычно видит. Так бывает при так называемом

синдроме деперсонализации, это патопсихологический синд-

ром, а для К. Ясперса-это не патопсихологический синд-

ром, а проявление рефлектирующего сознания. Поэтому те

психиатры, философы, литераторы, которые стоят на пози-

ции К. Ясперса, не делают различия между психикой душев-

нобольного человека и психикой здорового. Это положение

основано на антипсихиатрии, о которой мы выше писали,

причем антипсихиатрия создана в недрах самой психиатрии,

и это самое интересное.

Рефлектирующее сознание для К. Ясперса не парадок-

сальное явление. Это сознание, которое выражается в изве-

стной деперсонализации, считаемой психиатрами симптомом

болезни. Но для антипсихиатров, для философов-экзистенци-

алистов (Хайдеггера, Сартра, особенно для Ясперса) оно

.не является признаком душевного заболевания. По их мне-

нию, это особый вид сознания, если хотите, даже высший

Уровень сознания. Это то сознание, которое определяется ду-

ховным миром человека. Вот в этом положении, собственно,

и кроется, если коротко говорить об этом, сущность учения,

которое сейчас называется <антипсихиатрией>.

Вернемся к примеру с поднятой рукой. <Я поднял рукуи сознаю, для чего это сделал>-это ясное сознание. Но

формула <человек с поднятой рукой> представ-

ляет собой неосознаваемое состояние-это состояние

рефлектирующего сознания и оно представляет высший его

Уровень.

Четвертое положение экзистенциалистов гласит, что при

направленности на внутренний мир внешний мир исключает-

ся из отношения <Я - мир>. Положение о связи человека с

миром разрешается с философских позиций А. Бергсона. Но

если для Бергсона эта связь осуществляется через интуицию,

то для экзистенциалистов она идет через переживание. Про-

возглашается индетерминированность человеческого созна-

ния. Нет взаимосвязи <Я> с миром объектов. У Сартра это

ЗВУЧИТ так, что человеку присуща <тенденция к свободе>,

человеческая личность самосоздается; она лишь проявление

духовного начала.

Как указывает М. Г. Ярошевский [47]. концепция экзи-

стенциализма оказала существенное влияние на американс-

кую психологию, особенно социальную психологию. На что

указывает и М. Г. Ярошевский, когда он пишет, что исходя

из теории Джеймса в американской психологии было выдви-

нуто понятие <зеркального Я>, которое создается в сознании

других и в которое мы как бы <смотримся>. Эмпирическому

<социальному Я> противостоит некое <идеальное Я>. <Имен-но Джеймс был тот, кого мы сегодня могли бы назвать экзи-стенциалистом. Он как бы предвосхитил сформулированноеЖ.-П. Сартром кредо экзистенциализма: <существование>

(экзистенция) предшествует сущности (эссенция) [цит. ло:

47. 312]. Другой основой, питающей экзистенциализм, является

персонализм В. Штерна (1871-1938). Персоналисты счита-

ли, что личность (персона), нечто само по себе существую-

щее, возрастает не из общественных отношений, а, наоборот,

общество складывается из этих персон. Персона (личность)

сама создаст общественно-историческую обусловленность яв-

лений, иными словами, персонализм тоже выдвигал перво-

начальность экзистенции <Я>– Таким образом, экзистенциа-

листская психология выросла не на голом месте. И это очень

важно осознать. Разбирая ту или иную психологическую кон-

цепцию, необходимо знать ее методологическую преемствен-

ность. Методологическая сторона нашей науки никогда не

должна быть забыта или опущена. И собственно говоря, тот

спор, который вел Л. С. Выготский с К. Левиным, должен

быть экстраполирован при анализе любой психологической

теории, особенно психологии личности. Разбирая ту или иную

психологическую теорию, следует проанализировать, есть ли

там элементы метафизичности и антиисторизма? Если ;<нисуществуют, то послужат теми корнями, которые дадут <цве-ток> идеализма. Вот так случилось и с персонологией, так

случилось и с учением Э. Шпрангера. Именно на этой основе

могло вырасти такое антимарксистское, антинаучное и воин-

ствующее направление как экзистенциализм.

Персонализм стремится охватить не только духовное, но

и биологическое. Он объявляет себя основой всех наук. Пси-

хическое и органическое объявляются не разными сущностя-

ми а лишь различными сторонами одного и того же. Персо-

не свойственна <психофизическая нейтральность>, говорит

Штерн. Этим он хотел разрубить <гордиев узел> психо-

физической проблемы дуализма, он говорил, что психологи

вслед за Декартом разъединили телесное и психическое (ха-

рактер, способности), а затем пытались соединить их в фор-

мулах типологии. В действительности эта декларация

В. Штерна означала идеалистическое разрешение проблемы

личности, которая выводится из более широкого абстрактного

понятия – <персона>.

Персона-это особая уникальная сущность; она не зависит

от объективных условий, он не выводится из них. Личность

неповторима: люди различаются не только объемом внима-

ния, скоростью реакции, объективным параметром, но и

различиями, обусловленными целостностью системы, но глав-

ное, что составляет идеализм персонализма,- это положе-

ние, что целостность персоны действует на объективный мир,

создает его. Постулат экзистенциализма-<у человека нетсвязи с внешним миром> – особенно ярко выступает, когда

экзистенциалисты обращаются к понятию движения. Каза-

лось бы, что в этом акте (движения) наиболее четко высту-

пает аспект реальности и объективности мира. Начиная с

работ И. М. Сеченова показана роль внешней афферентации

движения. В дальнейшем исследованиями А. В. Запорожца

и А. Н. Бериштейна показана взаимосвязанность рецепции

и движения, выявлен сенсорный контроль движения.

У экзистенциалистов объяснение иное: для них не сущест-

вуют сенсорного контроля движения. Движение тоже является

свободным актом духа. Движение-тоже проявление индук-

тивной коммуникации (например, у Штрауса).

Появлению философии и психологии экзистенциализма

способствовала и <понимающая психология> Дильтея и

Шпрангера, о которой рассказываться будет ниже, утверж-

давшая, что основное в человеке-это именно его духовная

ориентация, которая является частью общего духовного на-

чала человечества. Перестроить человечество можно только

таким духовным образом. Учение Шпрангера – яркий обра-

зец идеалистического течения в психологии, который оказал

очень большое влияние на многих психологов л частично на

психологов-экзистенциалистов, хотя экзистенциализм выходит

Далеко за пределы психологии, охватывает философскую ли-

тературу и искусство. Но, говоря по существу, собственно

экзистенциализм-это и есть психология личности, и больше

здесь ничего нет, хотя сами экзистенциалисты себя назы-

Ют философами. И действительно, некоторые, например

Сартр, – философы, многие из них физиологи

(В. Бойтендейк), многие-писатели, но в конце концов они хо-

тел и создать науку о человеческой личности, <о человеке>. Еще

раз подчеркиваю, экзистенциализм не возник на голой почве:

этому способствовал ряд идеалистических психологических

теорий: теория Джемса, персонализм, <понимающая пси-хология>.

Как говорилось выше, экзистенциальная психология была

реакцией на существующие теории. Она выступила с

критикой бихевиоризма, который свел поведение человека к

набору реакций; с критикой фрейдизма, сводившего личность

к арене, на которой бушуют биологические инстинкты; с

критикой К. Левина, сводившего мотивацию личности к за-

ряженным системам; с критикой так называемой гуманисти-

ческой психологии, сводившей личность к субъективным пере-

живаниям. Экзистенциалисты призывали понять человеческое

существование, признать ценности человеческой личности.

Однако несмотря на то, что экзистенциализм обнажил

в своей критике слабость зарубежных теорий личности, он

не мог в силу своих идеалистических установок построить

теорию личности.

Экзистенциалисты отвергают объективную причинность

развития личности, утверждая, что психическое развивается

из психического, они отрицают, что личность является про-

дуктом общественных отношений.

Экзистенциалисты прокламируют, по существу, невозмож-

ность познания человека, они отклоняют возможность при-

чинного объяснения развития человека и приходят к ирра-

ционализму. Обнажая непродуктивность и ложность пози-

ции бихевиоризма, фрейдизма и неофрейдизма, сами экзи-

стенциалисты остались на идеалистических позициях.

Высказав положение о нерасчлененности <Я>, которое

поддается лишь сопереживанию, экзистенциалисты, по су-

ществу, нивелируют возможность специального психологи-

ческого анализа.

Говоря, что категориальный аппарат экзистенциалистов

является субъективно идеалистическим, С. Л. Рубинштейн

справедливо отмечает, что <сказать про человеческуюжизнь, что она существование,- это самое опустошительноеи уничтожающее, что можно про нее рассказать>. Личность

истолковывалась как проекция существования, а не продукт

деятельности и общественно-социальных отношений. Под ло-

зунгом борьбы с <дегуманизацией> личности представители

экзистенциализма приходят к иррационализму, к трактовке

личности как некой глобальной иррациональной сущности.

Призыв экзистенциалистов <найти человеческое в человеке>

оборачивается своей обратной стороной. В рамках самой эк-

зистенциалистской психологии развиваются различные мисти-

ческие направления (например, дзен-буддизм, экзистенциа-

льная психотерапия Франкла и др.).

<ПОНИМАЮЩАЯПСИХОЛОГИЯ>

Э. ШПРАНГЕРА

Борьба с атомистической, <безличностной психологией-привела к возникновению сугубо идеалистического взглядана психологию как науку о духе, что нашло свое отражениеи так называемой <понимающей психологии>. Представитель

этого направления В. Дильтей (1833-1911) выступил против

экспериментальных методов В. Вундта, высказав мысль, что

психику человека можно только понять, но нельзя исследо-

вать естественнонаучным методом. Задача психологии состо-

ит по мнению Дильтея, в раскрытии смысловой, душевной

жизни личности, ценностных ориентаций человека, а этого

можно достичь не путем объяснения, а только методом пони-

мания. <Понимающая психология> должна стать, по мнению

Дильтея, основой для всех наук о духе: истории, искусства,

этики, литературы и др. Таким образом, в понимающей пси-

хологии Дильтея особенно четко представлен дуализм, тен-

денция к разделению психологии на две науки: физиологичес-

кую, естественнонаучную, с одной стороны, и описательную,

понимающую или теологическую психологию духа как осно-

ву всех гуманитарных наук-с другой. Психика объявлялась

проявлением самодвижения духа.

Дальнейшее развитие понимающая психология получила у

немецкого психолога Э. Шпрангера (1882-1963) [961.

Основными положениями понимающей психологии

Шпрангера явились следующие: 1) психическое развивается

из психического; 2) психическое сводится к интуитивному по-

ниманию <модулей действительности жизни>, при этом

Э.Шпрангер подчеркивал, что речь идет не о сопереживании,

а о понимании; 3) не следует искать каких-нибудь объектив-

ных причин развития человеческой личности, необходимо

лишь соотнесение структуры отдельной личности с духовны-

ми ценностями, с культурой общества. Духовную же ценность

Шпрангер понимал как свойство духа.

Встает вопрос, как, собственно, могло случиться, что ря-

дом с такой школой, как гештальтпсихология. которая гла-

венствовала в психологии, рядом с расцветом естественных

наук так пышно произрастало столь идеалистическое учение.

Это не случайно. Дело в том, что учение К. Левина (который

в каком-то плане подошел вплотную к проблемам жизни, к

проблемам личности), по существу говоря, интересовалось

только феноменологической стороной. Ведь понятия <поле> и

жизненное пространство> надо понимать тоже в чисто фено-

менологическом плане.

Ортодоксальная гештальтпсихология, которая избрала ес-

тественнонаучный анализ (В. Кёлер в конце своей жизни об-

ратился к проблемам психофизиологии), подготовила почву

для расцвета столь идеалистического учения, каковым было

учение Шпрангера. Э. Шпрангер считал, что главное в лич-

ности-это ценностная ориентация, посредством которой

она познает мир. Включение субъекта в познание и означает

эту ценностную ориентацию. Исходя из этого Шпрангер вы-

делил шесть форм (типов) познания мира. Он называл их

<формами жизни> Его основной труд носит

это название. В предисловии к третьему изданию он благо-

дарит учителей Дильтея и Рикерта и говорит, что согласен

с Рикертом в том, что ценностная ориентация, которая суще-

ствует у каждого человека, является продуктом общей цен-

ностной ориентации человечества, <культурного состояниячеловечества>.

Для Э. Шпрангера ценностная ориентация человечества

не означает той ценностной ориентации, о которой говорят

наши социальные психологи. Это чисто духовнее начало, ко-

торое определяет у каждого человека понятие мира и явля-

ется производной частью общего человеческого духа. В этом

положении заключается проявление субъективного идеализ-

ма Э. Шпрангера. Он предпочитает говорить не столько о по-

нимающей психологии, сколько о <духовной психологии>.

Э. Шпрангер настаивал еще на одном положении, а имен-

но на различии понятий <переживание> и <понимание>. <По-нимание - это понятие, которое сродни познанию, это вне-временное, извечное. Он ссылается при этом в предисловиина Рикерта, утверждавшего, что индивидуальное пониманиеесть часть общего духовного понимания человечества, а вот<переживание> – это нечто временное. Поэтому он подчер-

кивает, что нужно говорить не о переживании, а о понима-

нии как о познании.

Э. Шпрангер выделяет шесть типов понимания жизни,

или, как он говорит, шесть типов человека.

1. Теоретический человек-это тот, который стремится к

познанию. Познание закономерностей, познание сущности

мира, познание отношений людей является для него веду-

щим. При этом Шпрангер подчеркивает, что, говоря о <тео-ретическом типе>, который стремится к познанию, он отнюдь

не подразумевает только ученого. Таким теоретическим типом

может быть любой человек: ремесленник, врач, бухгалтер.

Речь идет не о профессиональном познании. Это человек, для

которого самая главная ориентация в жизни – осмысление в

теоретическом плане того, что происходит, установление ка-

ких-то закономерностей.

Нужно сказать, что Шпрангер очень симпатизировал имен-

но этому типу людей, и себя он тоже относил к этому типу.

Если всгать на его точку зрения, то, вероятно, так и было.

Э. Шпрангер был интеллектуал, но не в смысле какой-то об-

щественной прослойки. Жизнь для <теоретического челове-ка> как образно выражается Шпрангер, представлена в ви-

де <веера проблем>, она презентируется для него > виде <вее-ра ценностных ориентаций. Для более четкого пониманияприведем несколько отрывков из книги Э. Шпрангера <Фор-мы жизни>, где он даст характеристику теоретического типа.

Теоретический человек, в чистом виде, знает лишь одну страсть –

страсть к проблеме, к вопросу, которая ведет к объяснению, установле-

нию связей, теоретизированию. Его переживания оторваны от реальной

жизни: он может отчаяться от невозможности познать, ликовать из-за чисто

теоретического открытия, будь это даже то открытие, которое убивает

его. Он изнуряет себя как психическое существо ради порождения чисто

идеального мира закономерных связей. Для него имеет ценность лишь чи-

стота методов познания-истина любой ценой. Мир для него-бесконеч-

ное производство сущностей и система отношений зависимости. С по-

мощью этого представления он преодолевает зависимость от момента..

Он живет в мире без времени, его взгляд проникает в далекое будущее,

иногда охватывает целые эпохи; погружаясь в них, он связывает про-

шедшее и будущее в закономерный порядок, создаваемый его духом.

Его <Я> причастно к вечности, светящейся в непроходящей ценности его

истин. В практическое поведение он также вносит систему, которая от-

сутствует у существ, живущих моментом, руководимых инстинктами. В рав-

ной мере он соединяет в себе предметность необходимости, всеобщую зако-

номерность и логику. В наиболее естественном и чистом виде эта форма

жизни воплощается в профессиональных ученых, которые, как правило, при-

ходят.к постановке своих жизненных задач в результате свободного ин-

тереса. Но предварительные ступени такого рода духовной организации

встречаются и независимо от профессиональной принадлежности и, воз-

можно, на них гораздо отчетливее выступают структурные особенности

типа, чем у больших ученых, которые часто являются очень сложными

натурами

Он легко приходит к системе понятий, ничем не связанных с миром

фактов. Когда Гегелю указывали на несоответствие его спекуляций дейст-

вительности, он возражал: <Тем хуже для действительности>. Как фор-

ма жизни этот тип спекулятивного теоретика особенно интересен: он как

бы замурован в свой мир понятий и не может найти непосредственной

связи ии с одним конкретным явлением. Настоящему исследованию также

грозит такая опасность простой схематизации, которая продолжается

только путем постоянного наблюдения реальной жизни. Продуктивная

познавательная установка заключается в соединении эмпирии и концеп-

туальной работы. Реализующего ее можно было бы вместе с Кантом на-

звать критическим типом. Главной задачей такого типа является разра

ботка категорий, на которых основана интеллектуальная обработка на-

блюдаемого>.

В качестве ярких, типичных представителей теоретичес-

кого человека Шпрангер называл Платона, Канта.

2. Экономический человек (экономический тип) характеризуется

как человек, который ищет пользу в познании. При

этом Э. Шпрангер не отождествляет этот тип с человеком эго-

центричным думающим только о собственном благе. Речь

идет о том, что для такого человека познание должно при-

вести к пользе. Ценность познания для экономического чело-

века – это направленность на познание того, что приносит

пользу: самому себе, семье, коллективу, человечеству. В ка-

честве прототипа он называл Ж- Ламетри. По его мнению

мышление такого человека, как Ламетри, направлено на то

чтобы что-то создать, но создать нечто прагматическое

Э. Шпрангер прибегал к такой метафоре: <Если Кант-этовесь голова, то Ламетри-это весь рука>. Техника и естест-

веннонаучные знания – удел экономического типа. В природе

экономического типа (в этом его ценность, и Шпрангер это

тоже признавал) как бы две возможности: возможность по-

знания и возможность созидания, в то время как теоретиче-

ский тип не стремится к созиданию. Шпрангер очень часто

говорил, что второй тип стремится к эмпиризму, к <аппара-турному> познанию мира. Под <аппаратурным> он понимал

все естественные науки, ценность которых признавал, и все

же относился к ним с некоторым пренебрежением.

Приведем несколько высказываний Шпрангера относи-

тельно <экономического человека> из той же книги.

Итак, в самом общем плане экономическим человеком является

тот, кто во всех жизненных связях на первое место ставит полезность.

Все для него становится средством поддержания жизни, борьбы за су-

ществование и наилучшего устройства своей жизни. Он экономит мате-

риал, силы, время-только бы извлечь из этого максимальную пользу.

Вернее было бы назвать его практичным человеком, так как с понятием

экономики связана и вся область техники. Смысл же его действий не

и самой деятельности, а в ее полезном аффекте. Греки назвали бы его

<делающим>, но не <деятельным>.

И далее Э. Шпрангер пишет:

Среди различных форм экономического типа прежде всего отметим

позицию, уже рассмотренную в начале главы. Существует принципиаль-

ная разница между человеком, производящим материальные блага и

только лишь потребляющим их. Но и потребитель ведет себя очень прак-

тично в самых различных отношениях. Если же все материальные блага

представлены ему в неограниченном количестве, то он находится уже на

границе экономического типа: в лучшем случае вследствие того, что в

жизни, полной удовольствий он находит эстетические черты, в худшем –

вследствие полного отсутствия всякой духовности, говоря словами Лю-

тера: <Их живот-их бог>. Если же количество материальных благ огра-

ничено, то принцип экономики совершенно однозначно ведет к уменьше-

нию ежедневного потребления. Возникает форма бережливости, когда

смысл жизни заключается в сведении потребления до мыслимого миниму-

ма. Многие одинокие образованные женщины (а сейчас также и мужчи-

ны) в наши дни изнуряют себя этим мучительным, лишенным всего при-

ятного, существованием. Если продуктивная бережливость привлекательна,

то непродуктивная ведет к печальному аскетизму, если она не облагора-

живается какой-то более высокой целью>.

Следующие особые формы экономического типа выделя-

ются на основании объекта, на который направлена деятель-

ность.

Профессия формирует человека, как никакая другая сила периода

зрелости Земледелец и скотовод, рабочий и писарь, рыбак и горнора-

бочий резко различны по своей духовной организации. Условия

жизни накладывают неизбежный отпечаток на душу человека. Особое

место в экономической жизни занимают торговцы, отчасти по причине

Односторонности решаемых задач, отчасти из-за того момента непродук-

тивности, который всегда присутствует в деятельности торговца, если да-

же он очень предприимчив и деловит. Книжный издатель, обеспечиваю-

щий связь искусства и науки с экономической жизнью, представляет со-

бой интересную смесь самых разных мотивов, но и для него самой важ-

ной является область экономики. Порождаемые экономикой типы людей,

обусловленные их профессиональной принадлежностью, давно стали пред-

метом изображения в искусстве. Сейчас психологической характеристи-

кой профессий занимается вырастающая из национальной экономики со-

циология.

…Между человеком и его делом возникают совершенно разных от-

ношения, в случае, когда он создает осмысленное целое, или же механи-

чески производит лишь отдельные части, не позволяющие представить ко-

нечный продукт работы. В этом экономическом различии повторяется про-

тивоположность между структурной психологией и психологией элемен-

тов. Психология элементов, оставляющая без внимания смысловые жиз-

ненные связи, вероятно, и могла возникнуть лишь в то время, когда раз-

деление труда эти связи разрушило. Уже во времена Руссо лишь крестья-

нин является целостным человеком, так как он противостоит миру эконо-

мики и другим сторонам жизни в своей душевной тотальности. Он так.

же, как и ремесленник, вкладывает еще душу в свою работу, он непо-

средственно связан с потребителем. Все остальные втягиваются в процесс

овладения природой, который начинает господствовать и над человеком.

И эта власть еще страшнее, чем власть природы, которая все же оста-

ется матерью человека>.

Экономический тип может быть истинно творческим мы-

слителем, хотя и не развил таких идей, которые можно было

бы назвать открытием. Но ни в ком не было так сильно раз-

вито чувство активности мышления. Он наверняка перевел бы

слова <вначале было слово> как <вначале было действие>.

3. Эстетический человек – это человек, который познает

мир и стремится познать его через оформленное впечатле-

ние, через самовыражение. Все воспринимается .эстетическим

человеком как нечто гармоническое или негармоническое.

Если человек воспринимает мир как нечто гармоническое,.

то он чувствует себя хорошо: если он воспринимает его как

негармоническое, то рождается чувство дискомфорта, чело

век страдает. Объективность мира всегда выступает для эс-

тетического человека в виде восприятия формы, цвета, рит-

ма. При этом Шпрангер подчеркивает, что речь идет не о

профессиональных художниках. Конечно, эстетический тип

наиболее ярко выражен в художнике, композиторе, скульпто-

ре и т. д., но это может быть и обыкновенный человек. У эс”

~ тетического типа есть стремление к самовыражению, но толь-

ко в эстетической форме.

Существует особая разновидность эстетического типа. Это

люди, которые быстро переходят от одного впечатления к

Другому, т. е. люди, у которых есть жажда впечатлений. К.

ним Шпрангер относил импрессионистов (он их не любил), о

которых говорил, что они схватывают от жизни только <за-пах>, т. е. нечто внешнее, а для него настоящим эстетическим

типом были художники-классики, например рафаэль. Говоря

о Рафаэле на лекциях, Э. Шпрангер высказывал мысль: для

человечества счастье, что у Рафаэля были руки, но если бы

был безруким, все равно он был бы в совершенстве <эс-тетическим человеком>.

<Эстетический тип> стремится часто к общению с людь-

ми, к общению стремится и <экономический тип>, и меньше

всего стремится к общению <теоретический тип>. Ему люди

не очень нужны. Он старается сам познать, что необходимо. А

вот эстетический тип стремится к самовыражению, к обще-

нию, но через ориентацию на форму, цвет, ритм жизни, т. е.

через гармонию жизни.

Очень любопытное положение высказывается Шпранге-

ром в отношении понимания эротики эстетическим типом

(это, пожалуй, единственный раз, когда он обращается к это-

му понятию). Он признает, что человеку свойственна эроти-

ка, что существуют эротические переживания. Но для него

эротика – это эстетическая форма общения. Эротика в собст-

венном смысле этого слова, т. е. в телесном, в природном, би-

ологическом смысле, для него лишь символ духовного обще-

ния. Его высказывания противоречат фрейдовским. Фрейд

считал все наши духовные ценности символом биологическо-

го, а Шпрангер утверждает обратное: природное, эротическое

в узком смысле слова – это только символ духовного обще-

ния между людьми. Особенно ярко это проявляется в юности.

Шпрангер вообще хорошо относился к юношеству, так как.

по его мнению, юные – романтики и у них особенно развито

эстетическое понимание мира.

В качестве иллюстрации приведем отрывки из упомянутой

выше книги <Формы жизни>, касающейся <эстетического>

типа.

Эстетический человек обладает собственным органом миропонима-

ия: особой способностью предвидения или проникающей интуицией. Для

теоретика люди подобного сорта-мечтатели, романтики. Для последне-

го природа представляет собой систему функциональных уравнений или

комплекс понятийно определяемых энергий. Что касается экономически

ценностей, то принцип полезности и эстетический взгляд противостоят

друг другу. Приписывание полезности эстетическому разрушает его сущ-

ность. Эстетический человек, так же как и теоретический, беспомощен

перед лицом экономических условий жизни.

Эстетический, человек ни в коем случае не человек без ДУШИ. Однако

одним из моментов его сущности является индивидуализм, склонность к

обособлению и выделению себя. Другими словами, индивидуализм, а не

самоотречение характерно для эстетического типа в плане социаль-

ном

Из всех характерных для эстетического человека черт следует спе-

цифическая форма его мотивации. Ее определяет не поиск общих прин

ципов или полезности, а стремление к форме. С ценностью индивидуаль

ности тесно связано стремление к образованию как осознанному средству

саморганизации в целях создания внутренней формы. В этой же связи

можно говорить о мотиве самообразования, внутреннего обогащения>.

При рассмотрении эстетического типа мы имеем в виду не столько дея

телей искусства, создающих материальные произведения, сколько людей.

творящих самих себя. обладающих внутренней структурой эстетического

типа.Людей, относящихся к эстетическому типу, можно рассмотреть с

точки зрения того, является ли для них наиболее важной красота души,

или же их внутренняя жизнь сосредоточена на природе, или же, наконец,

они чувствуют красоту только в завершенных формах конкретных про-

изведений искусства

Важным является различие между творящей эстетической натурой и

натрой наслаждающейся. Есть люди, с женской пассивностью предаю-

щиеся впечатлениям жизни и лишь прислушивающиеся к их гармонич-

ному звучанию в себе. Им противостоят натуры, мужественно активные,

которые в процессе своей духовной работы накладывают внутренние

формы на все жизненные сферы.

Другое различие касается отношения эстетического человека к

действительности. Эстету может быть присущ реалистический или же. идеа-

листический стиль, отличающийся по степени субъективности переработ-

ки впечатлений при прохождении их через духовные структуры. Мы го-

ворим о реалистах з случае предметной установки, когда приток впечат-

лений воспринимается просто в их исходной данности, без попыток глу-

бокого осмысления и эстетической переработки. Если преобладает непо-

средственное переживание впечатлений, то мы имеем импрессионистов бы-

тия, о которых уже была речь. Идеалистами, напротив, мы называем тех.

которые осмысленно и сообразно эстетическим ценностям перерабатывают

свои переживания и лишь продукт такой переработки рассматривают как

свой внутренний мир. Но если субъективный мир чрезмерно преобладает

над объективностью, то мы имеем экспрессионистов. Последние находят во

-всем лишь отзвуки своих душевных состояний, часто совершенно игнори-

руют объективные данные. Реалист с его наивностью и экспрессионист

сего сентиментальностью образуют крайние полюсы ряда, внутри кото-

рого можно найти другие многочисленные промежуточные ступени. Как

мы видим, они обусловлены не только эстетически, но и теоретически. Но

теоретические акты играют здесь подчиненную роль, и их предметы в ко-

нечном счете обусловлены стремлением к наложению формы. В этом

случае мы имеем выраженный эстетический жизненный стиль.

С различием по степени близости типа к действительности тесно свя

заны другие различия, обусловленные степенью выраженности тенденции

, к наложению формы или, говоря другими словами, со степенью развития

эстетического органа. Лирические натуры останавливаются на мелких

деталях и их эстетическом моментальном, воздействии. Эпические натуры

в своем осмыслении обращены к жизни во всей ее полноте. Между ними

располагаются драматические натуры

4. Социальный человек. Когда Шпрангер говорил об этом

типе, он отнюдь не думал о том, что личность человека явля-

ется продуктом социально-общественных отношений.

Социальный человек – это человек, который хочет найти

себя в другом. Шпрангер говорит, что существует особая дея-

тельность. Эта деятельность -найти себя в другом, жить ра-

ди ДРУГОГО, стремление к всеобщей любви, любви к челове-

вечеству. Социальный тип действует живет ради любви к дру-

гим людям. Причем Шпрангер подчеркивает, что эта лю-

бовь – отражение высшей любви, это общечеловеческая лю-

бовь. Она не имеет ничего общего с состраданием, с жа-

лостью, с благотворительностью. Такая любовь распространя-

ется на близких, на коллектив и на все человечество. У это-

го типа непосредственное действие происходит под влиянием

чувства любви. Это и есть форма жизни социального чело-

века. Прообразом такого типа (он очень любил д_авать про-

образы) для Шпрангера был Песталоцци,. который жил толь-

ко ради блага детей.

У Шпрангера есть много нечеткого, когда он описывает

социальный тип. С одной стороны, он говорит, что из-за люб-

ви к человечеству социальный тип стремится к патриархаль-

ным формам жизни. С другой стороны, он говорит, что со-

циальный тип – это тип, который считает, что только через

любовь к ближнему и может быть самоутверждение человека.

Шпрангер много читал, он был очень образован и прекрасно

знал литературу, в том числе и русскую. Так, прообразом

социального типа для него являлся Л. Н. Толстой.

Но жизнь, как он говорит, противоречива, и сам социаль-

ный тип противоречив. Человек сталкивается с различными

проявлениями жизни, которые мешают выражению этой все-

общей любви. И тогда наступает большое страдание, скорбь

в душе такого человека.

Дело в том, что социальный тип, по мнению Шпрангера,

не терпит никаких регламентов, никаких нормативов, и поэ-

тому именно этот тип часто склонен к анархическому образу

жизни, с одной стороны, и к патриархальному – с другой,

Такой тип склонен к социалистическим мыслям и поведению.

Понятие социального типа у Шпрангера наименее выдержа-

но. И вот в тех случаях, когда этот социальный тип вступа-

ет в противоречие, он страдает, скорбит. И прообразом тако-

го типа у Шпрангера является Великий инквизитор у Ф. До-

стоевского. Кстати, Шпрангер очень ценил Достоевского и

говорил, что это один из самых поэтических писателей мира.

Если такой человек авторитетен, имеет какую-то власть

(необязательно административную, а это может быть даже

в близком кругу), то он всегда выполняет роль человека, ко

торый заботится о других.

Э. Шпрангер говорит о том, что частные формы социаль-

ного типа бесчисленны, они могут, например, проявиться в

верности, активности или пассивности социального поведения.

<Можно выделить любящие натуры и натуры, ощущающие потреб-ность быть любимыми. Однако последние только тогда являются духов-ным типом, когда у них доведена до осознания способность любить. Онговорит о том, что <среди условий возникновения социального типа важ-но различать любовь, основанную на кровном родстве, и любовь, осно-ванную на родстве чисто духовном. Нельзя отрицать, что кровное родст-во связывает сильнее, чем всечеловеческая общность. Но в отношенияхкровного родства как высшей форме социального типа выделяется мать.Мы рассматриваем ее не как существо, руководимое инстинктами, а какдуховную форму жизни, у которой инстинкт любви организует всю лич-ность. Но не меньшая тайна, когда человек отдает другому всего себя,не будучи связанным с ним родственными узами... Наиболее глубокаядружба между противоположными полами. При этом женщинаживет любовью, мужчина же больше всего любит свое произведение.В этом различии типичных жизненных форм выражена вечная трагедиялюбви, заложенная в самой структуре мира>.

Шпрангер настаивает на том, что все эти формы можно

рассматривать как <социальные> лишь в том случае, если

они возникают из внутренней <духовной структуры> и не яв-

ляются результатом судьбы человека или внешней необходи-

мости.

Социальные формы жизни зависят от того, какие содер-

жательные ценности они несут в себе. Это может быть лю-

бовь к человеку, к просвещению, к правде; это может быть

возвеличение в человеке красоты и формы. Во всепоглощаю-

щей любви растворяются границы индивидуальности. Любя-

щие <Я> отличны от вожделяющих и эгоистичных. Это

<над-Я>, находящее себя в другом…

5. Политический человек. Шпрангер подчеркивает, что для

него политический тип – это не человек, который стремится

к административной власти. В понимании Шпрангера власть

заключается в том, чтобы иметь силу следовать высшим тре-

бованиям. Реальная власть-это власть, которая зиждется

на истинных духовных ценностях. Он пишет, что среди этих

властных типов часто находятся политики и крупные поли-

тики, но не в этом дело. А в основном для него власть опре-

деляется в чисто психологическом плане, она детерминирует

действия и мотивы других людей. И вот этот властный тип

жаждет власти из-за того, что он стремится детерминировать

действия и мотивы других людей, но это необязательно долж-

но быть в политическом смысле. Власть можно достигнуть

необязательно посредством физического принуждения, каких-

то юридических нормативов. По Шпрангеру, ее можно до-

стигнуть и чисто духовным путем. Он очень любил приво-

дить пример Клаузевица, который говорил, что война–это

продолжение политики, но только другими средствами. И

Шпрангер присоединяется к этому мнению: власти можно

достигнуть необязательно посредством того, что вы являетесь

начальником, директором предприятия и т. д. Нет, отнюдь нет.

Дело в том, что властный человек определен духовным обра-

зом. И вот человек, который стремится к этому, и есть, по

Шпрангеру, тип властного человека.

Приведем небольшой отрывок из его труда.

< ..Кто хочет господствовать в широких кругах, не может обойтисьсвоей силой, он должен воплощать в себе коллективную власть: действо-вать от имени многих. Н только в этом случае, когда вождь имеет за со-бой мощную группировку, которую он представляет, мы встречаем выс-шие политические натуры, людей императивного характера, в которыхсконцентрирована надындивидуальная сила. Это могущество содержит всебе что-то мистическое, психология власти будет завершена лишь тогда,когда будет разработана теория надындивидуального субъекта. На этойоснове выделяются различные политические типы в соответствии с формойзаконодательства. Уже Платон перечислил эти типы: аристократическийтимократический, олигархический, демократический и титанический.Наконец, последнее различие касается методов и сфер власти. Однинатуры пытаются оказать влияние во всех случаях жизни. Другие огра-ничивают свое влияние определенной сферой, но с таким выраженнымстремлением к власти, что их нельзя причислить к соответствующему этойсфере типу. Стремящийся господствовать посредством знания - автори-тет. Возвышающийся благодаря своей интересной личности - эстетиче-ский аристократ или аристократ образования. Идущий признания по-средством богатства - плутократ. И наконец, устанавливающий господ-ство религиозными средствами относится к типу теократа.Различие в методах господства заключается в том, что одни дейст-вительно опираются на содержание своих ценностей, другие же пытают-ся воздействовать посредством внушения>.

6. Религиозный человек – это тип человека, у которого

ценностная ориентация состоит в том, что он ищет смысл

жизни. И первый тип, теоретический, тоже, по существу,

ищет смысл жизни. Но если теоретический тип считает, ;то

самое главное (не только считает, но иначе жить не может)

у него в жизни – стремление к познанию, то он стремится к

поиску закономерности смысла жизни.

Религиозный же тип ищет доказательство, что есть какая-

то высшая духовная сила – божество; этот тип ищет начало

всех начал. Он считает, что есть извечное, и оно является,

оно детерминирует жизнь человека. Причем можно понять,

что Шпрангер, говоря о религиозном типе, и не думал о ре-

лигиозном человеке в житейском смысле слова, т. е.. о чело-

веке, который ходит в церковь, совершает религиозные об-

ряды. Шпрангер .подчеркивает, что это может быть человек.

который не принадлежит ни к одной вере, никаких обрядов

нс выполняет, а это именно человек, ищущий высший смысл,

высшую правду, первопричину. И к этому типу он причислял

Спинозу и Джордано Бруно, которые погибли по вине церкви.

Приведем отрывок из того же труда

<Сам по себе мир как целостность воздействующих на отдельную душубытийных и смысловых связей - религиозное понятие. Наука пытаетсятеоретически познать сущность этой целостности. Путем простого позна-ния существующего нельзя проникнуть в сущность мира. Смысл мира илицелостности может переживаться только при религиозной установке. То-го последнего, кто сообщает смысл этому миру, на религиозном языкеназывают богом. Уже Кант в своем учении пришел к тому, что бог неесть чисто теоретическое понятие, а является объективным коррелятомрелигиозно чувствующей души. Исходя из этого, можно оставаться вграницах психологических утверждений, выдвинуть положение; богом на-зывают объективный принцип, мыслящийся как предмет познания самыхвысших субъективных ценностей...Суть религиозности заключается в поиске высшего смысла бытия. Со-стояние этого поиска характеризуется беспокойством и недовольством.Тот кто в своих переживаниях еще колеблется в выборе высших ценностейлишен родины, нецелостен, полон сомнений; тот, кто нашел этовысшее, чувствует себя свободным и счастливым.Сущность мира не познается и доказывается, ее видение прихо-дит к нам во время особого состояния, которое. на религиозном языкеназывается откровением. Достижение этого своеобразного состояния, придонором возникает чувство освобождения и приходит откровение, дости-гается путем особого воспитания души, основанного на характернойметодике.Религиозный человек-это тот, чья духовная структура постоянно ився целиком направлена на достижение высшего переживания ценностей.Из вашего определения сути религиозности следует, что имеется три ос-новные формы религиозного типа..."Различение проводится на основании того, в каком отношении на-ходятся ценности, о которых мы уже говорили, к общему смыслу жизни:позитивном, негативном или смешанном (как позитивном, так и негатив-ном). Если все жизненные ценности переживаются как стоящие в пози-тивном отношении к высшему смыслу жизни, мы имеем тип имманент-ного мистика; если же они ставятся в негативное отношение, то возни-кает тип трансцендентного мистика. Если же они оцениваются частьюпозитивно, частью негативно, то возникает дуалистическая религиознаянатура...А. Религию абсолютного жизнеутверждения мы называем имманент-ной мистикой, так как во всех позитивных ценностях жизни она находитростки божьи. Она поднимается к высшим ценностям, пытаясь развить, каждую сферу к бесконечному. Человек подобной духовной организации -универсал, фаустовская натура, он неустанно ищет и находит вовсем положительный знак. Для него характерно постоянное воодушев-ление и комический энтузиазм. Для него нет таких сторон жизни, где быне было ничего от бога. ...В то же время юн хочет покорить природу, по-лучить ее богатства. Он живет среди бесконечной божественной красотыуниверсума и, как отражающая этот универсум монада, чувствует себябогоподобным...Выделенные Шпрангером типы не представляют собой,как он сам часто говорил, некую классификацию людей; онхотел этим выделением показать, что люди отличаются другОт друга не темпераментом, не конституцией и не поведе-нием, а ценностями духовной ориентации человека. Эти цен-ностные ориентировки не вытекают ни из общественно-соци-альных отношений, ни из условий жизни человека, они со-здают лишь духовную индивидуальность личности.Согласно идеалистическим взглядам Э. Шпрангера в этихдуховных ценностях и выражается сущность человека. От них-и зависит социальная формация общества.Мы подробно остановились на положениях <понимающейпсихологии> не только потому, что книги, в которых изло-

жены основные ее тезисы, являются библиографической ред-

костью и не переведены на русский язык, но и потому, что

понимающая психология, хотя и выдвинула сугубо идеали-

стическую идею, что <психическое возникает из психическо-го>, сделала попытку провести анализ личности не через пе-

речисление ее способностей, не через корреляции ее черт, а

через интегральный анализ ее ценностей, нравственных, эс-

тетических устоев. Личность выступает у Шпрангера как не-

кое единое, целостно неразделимое образование, имеющее,

однако, свою специфическую характеристику.

Психическое развитие человека определяется как качест-

венно изменяющаяся структура духовных ценностей.

Вместе с тем в понимающей психологии не найдена воз-

можность адекватного пути для изучения психики человека,

так как само развитие личности представлено как чисто ду-

ховный процесс, а культура и история, от которых это разви-

тие зависит, тоже представляют собой самодвижение, духа.

Положения <понимающей психологии> так же, как и по-

ложения экзистенциальной психологии являются сугубо идеа-

листическими, они не нашли никакого применения на прак-

тике, а лишь подготовили почву для процветания многих

идеалистических теорий личности, для проявления различных

мистических направлений.

ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

ВО ФРАНЦУЗСКОЙ

СОЦИОЛОГИЧЕСКОЙ

ШКОЛЕ

ТЕОРИЯ

П. ЖАНЕ

В данном разделе будет рассмотрено направление,

представители которого считают, что личность следует рас-

сматривать как продукт социального развития. Хотя положе-

ния этих психологов страдают эклектичностью, они ввели про-

блему личности в иное русло.

Последнее направление неоднозначно, в нем выделились

во второй половине XIX и первой половине XX века два под-

хода: один-эволюционно-биологический, в основу которого

легли идеи Канта и Спенсера; второй – социологический,

провозгласивший социальную обусловленность психики че-

ловека.

Основоположником этого направления является Э. Дюрк-

гейм (1858-1917). Хотя основные труды Дюркгейма отно-

сятся к философии и социологии, они все оказали большое

влияние и на психологию. Борясь с бихевиоризмом, с атоми-

стической психологией Тарда и ассоциативной психологией.

он выдвинул положение о биосоциальной природе человека.

Дюркгейм подчеркивал, что высшие психические процессы

определяются обществом. Вместе с тем он признавал, что

ряд явлений сознания развиваются как биологически обу-

словленные.

Следует, однако, отметить, что само общество Дюркгейм

понимал идеалистически, как нечто изначально данное; оно

сводилось к совокупности мнений, знаний и других явлений

духовной жизни, названных им <коллективными представле-ниями>. Именно коллективные представления (или коллек-

тивное сознание) формируют психику человека. Коллектив-

ные представления, по Дюркгейму, обладают самостоятель-

ным бытием. Подобное идеалистическое понимание социаль-

ной обусловленности вне учета действующих обществен-

ных отношений не дало возможности Дюркгейму и его после-

дователям подойти конструктивно к проблеме развития пси-

хики. К этому социологическому направлению примыкает

и теория Пьера Жане, которая вошла в историю психологии

как <психология образа действия>.

П. Жане (1859-1947) по образованию врач, преподава-

тель философии в Гаврском лицее. Знакомство с известными

.психиатрами Шарко и Дюркгеймом направило интересы

П. Жане к психиатрии, особенно к истерическим неврозам и

психостении. В 1890 г. П. Жане становится заведующим пси-

хологической лабораторией в Сальпетриере-одной из круп-

нейших психиатрических больниц Франции. Диапазон науч-

ных интересов П. Жане чрезвычайно широк (философия, пси-

хиатрия, языкознание, проблема бессознательного и т.п.).

Мы остановимся лишь па его воззрениях, касающихся об-

ласти психологии личности. Основные работы П. Жане –

<Эволюция личности>и <Эволюция памяти в соотношении со временем>

П. Жане высказал положение, что различные психиче-

ские процессы представляют собой явления, подготавливаю-

щие действия. Чувства, мышление являются процессами, осу-

ществляющими регуляцию действия. В основу развития лич-

ности им положено учение о поведении. Но поведение вы-

ступает у Жане не в бихевиористском смысле, наоборот, оно

противопоставляется этому пониманию. Поведение человека

рассматривается как <включающее не только извне наблю-даемую активность индивида, но и внутреннее психическоесодержание, которое становится неотъемлемой частью пове-дения. его регулирующим звеном> Жане многократно указывал, что

психология (он подразумевал ассоциативную психологию) рассматривала
каждый

психический процесс как отражение свойств предметов, но не указывала

то место, которое занимает процесс в реальном поведении

человека. П. Жане указал на это место-это специфика

поведения, это разные уровни регуляции поведения. Он го-

ворит о том, что мышление является способом подготовки

действия. Это <не действие, но проба действия, совершаемаяспецифическим образом> Такую же функцию регуляции П. Жане придает и
чувствам.

Он настаивает на том, что в само желание, чувство уже включена
регуляция

будущего поведения

Положение о П. Жане о том, что в структуру психичес-

ких процессов включен процесс регуляции, является чрезвы-

чайно важным и эвристичным. По существу, здесь уже пред-

восхищена мысль, которая нашла свое дальнейшее развитие

в трудах советских психологов Л. С. Выготского,. С. Л. Ру-

бинштейна, А. Н. Леонтьева и Л. И. Божович и других, а

именно превращение индивида в человека определяется тем.

что появляется возможность регуляции и саморегуляции. В

известном смысле П. Жане противостоял взглядам Дюркгей-

ма. Если для последнего <коллективные представления> об-

ладают самостоятельным бытием, то П. Жане говорит о том

что психика человека развивается в сотрудничестве с дру-

гими людьми. Он говорит о том, что человек раньше сотруд-

ничает с другими, а потом с собой.

Введение фактора сотрудничества представляет собой

сдвиг в системе психологических категорий, так как оно озна-

чало, что сотрудничество является основой не только социо-

логических, но и психологических явлений.

По мнению П. Жане, развитие человеческой личности

строится не только на основе образа (гештальтпсихология),

не только на основе мотива (Курт Левин), но и на основе

общения. Для доказательства того, что психика социально

обусловлена, П. Жане прибегает к рассмотрению процесса

памяти. Он говорит о том, что если на ранних этапах разви-

тия ребенка выступает ассоциативная память, то у зрелого

человека память включает все, что он видит в русле бывших

эпизодов своей жизни; иными словами, Жане предвосхи-

щает опосредствованный характер мнестической деятель-

ности.

Интересной представляется структура поведенческого

акта, выделенная П. Жане. Она состоит из трех этапов: пер-

вый этап касается внутренней подготовки к действию, вто-

рой этап- возникновение усилия к выполнению действия и

третий этап-это этап завершения. В это описание поведен-

ческого акта включено уже представление о цели действия

и его динамической характеристике, 0днако, как правильно

отмечает Л. И. Анцыферова в этом анализе отмеча-

ются существенные пробелы: в него не включены ни мотивы

действия, ни условия, в которых акт действия происходит,

отсутствует и анализ роли познавательных процессов в осу-

ществлении действия.. Это не случайно: хотя П. Жане выдви-

нул проблему регуляции в анализе строения психики, одна-

ко образ <действия> не рассматривается им как продукт про-

цесса созидания общественных, социально значимых предме-

тов; само понятие <образ действия> не является понятием

деятельности, порожденной социально-общественной практи-

кой. Однако несмотря на эти методологические ошибки, по-

ложение Жане о связи .психики и поведения, его положение о

том, что разные психические процессы осуществляют функцию

регуляции, значительно обогатило теорию психологии и. в

частности, психологию личности.

Анализ психики через динамику поведения позволил

П. Жане подойти к объяснению многих невротических со-

стояний, например утери целенаправленного поведения. Жа-

не описывает случаи, когда пациенты, которые не могут по

просьбе врача выполнить движение (поднять руку, произ-

нести фразу), выполняют эти действия, если они включены

в Другую деятельность (тот же пациент сам одевается сам

причесывается, жалуется на свои болезненные ощущения.

Подобные факты, описанные Жане, отмечались многими на-

шими психологами (А. В. Запорожец, А. Н. Леонтьев.

Рубинштейн), работавшими с больными, получившими

контузии головного мозга или тяжелые ранения в годы Ве-

ликой Отечественной войны.

Разрабатывая свою теорию <образа действия>, П. Жане

выдвинул положение о <психологическом напряжении> как

доминанте действия. Более того, П. Жане считает, что спо-

собность к усилию (он часто даже говорит <трудовому уси-лию>) является основным критерием оценки человека. <Цен-ность человека измеряется его способностью выполнить ра-боту, требующую усилия>

Развивая свою мысль, он утверждает, что различные ви-

ды профессиональной деятельности – основа развития ос-

новных психических функций; не в использовании вещей, не

в употреблении вещей, а в изготовлении он усматривает ос-

нову интеллектуальной деятельности. Можно ска-

зать, что П. Жане как бы предвосхищает значение приклад-

ной психологии.

П. Жане выделяет разные уровни поведения человека

(семь уровней). К первому уровню он относит рефлектор-

ные акты. Это самый низкий уровень поведения.

Ко второму уровню он относит отсроченные перцептив-

ные действия. На этом уровне поведение приобретает опосре-

дованное строение (двухфазное строение: подготовку и за-

вершение действия).

Третий уровень поведения включает в себя элементарные

социальные акты (например, акты подражания).

К четвертому уровню П. Жане относит элементарные ин-

теллектуальные акты.

На пятом уровне манипуляция с реальными объектами

приводит, по мысли П. Жане, к формированию так называ-

емых интеллектуальных объектов Особенно инте-

ресно его описание, как человек рассматривает фотографию

своего друга. Он берет в руки портрет, улыбается ему, мы-

сленно беседует с ним, переживает теплые чувства к нему и

вместе с тем обращается с ним как с вещью, кладет в ящик

стола Этой иллюстрацией П. Жане хотел показать,

что реальный предмет, которым человек манипулирует, мо-

жет выступить в виде символа интеллектуального акта. Хотя

П. Жане не употребляет термин <замещение>, но данной ил-

люстрацией он подводит к этой проблеме. Человек обраща-

ется с портретом как с картоном, но этот картон вызывает

<интеллектуальный акт>, переживание.

Шестой уровень поведения – это уровень умственной де-

ятельности, мышления, которое П. Жане считал производным

от практического действия. Таким образом, Жане уже подни-

мал вопрос об интериоризации действия, вопрос о генетиче-

ской связи мышления и действия, вопрос, который нашел

свою разработку в нашей психологии (П. С. Выготский,

А. Н. Леонтьев, П. Я. Гальперин. С. Л. Рубинштейн и др).

В качестве высшего, седьмого, уровня поведения Жане

называет созидательную, трудовую деятельность человека.

Жане настаивает на том, что именно трудовая деятельность

формирует произвольность внимания, волевое усилие. Тезис

Жане о том, что трудовая деятельность характеризует

высший уровень поведения, сыграл большую роль в борьбе с

бихевиоризмом.

Проблема различных уровней поведения была применена

П. Жане также при анализе психопатологических явлений.

Так, анализируя истерические неврозы навязчивости, он ука-

зывает, что поведение подобных больных представляет собой

регресс на более низкий уровень развития, вследствие чего

больные утрачивают возможность саморегуляции.

Таким образом, способность к саморегуляции, к опосре-

дованию своего поведения П. Жане считал наивысшим кри-

терием развития личности.

Положение о саморегуляции, ставшее краеугольным кам-

нем анализа личности и у других представителей француз-

ской социологической школы, перекликается у П. Жане с

положением о наличии психологического напряжения и пси-

хологической силы. Психологическая сила означает опреде-

ленное свойство личности, проявляющееся в скорости и дли-

тельности его отдельных действий. Психологическое напря-

жение означает способность концентрации и распределения

силы. Таким образом, обе эти характеристики взаимосвяза-

ны и представляют собой энергетическую, динамическую сто-

рону регулируемого поведения. Именно состояние психоло-

гического напряжения, которое можно было бы обозначить

как сознательную психическую активность, если говорить

терминами современной психологии, дает возможность чело-

веку регулировать свое поведение. Сам П. Жане определяет

это состояние как активацию высших потребностей.

П. Жане часто подчеркивал, что эту активацию следует

отграничивать от той напряженности, которая имеет место

при неврозах навязчивости; последняя является, по мнению

П. Жане, слабостью <психологического напряжения>, т. е. по-

ниженной активностью.

О том, что <психологическое напряжение> связано с са-

морегуляцией, свидетельствуют, по мнению П. Жане, факты

из клиники неврозов. Чувство сомнения, нерешительности.

притупление эмоций, учащение автоматических действий, так

называемое <расщепление> личности, появление навязчивых

идей являются именно следствием падения психологического

напряжения, исключающего возможность регуляции поведе-

ния

Следует отметить, что в регуляции поведения П. Жане

отводит большую роль речи. Как было указано выше, разные

Уровни поведения он рассматривает на речевом поведении.

которое является для него неким синтезом элементарных ин-

теллектуальных действий. Жане считает, что процесс перехо-

да от низшего уровня к высшему совершается при помощи

речи.

Не случайно Л. И. Анцыферова, говоря о материальисти-

ческих тенденциях в зарубежной психологии, обращает осо-

бое внимание на положения П. Жане, отмечая, что он увидел

связь умственных действий с речью; она правильно указыва-

ет, что основным условием и способом превращения практи-

ческих действий в умственные Жане считает речь, вербаль-

ное поведение человека. Действия, проговариваясь челове-

ком, начинают функционировать в речевой форме, а затем,

по мере того, как речь становится все более неслышной,

действия превращаются в умственные процессы и становятся

идеями. Таким образом, П. Жане в известной мере ставил

вопрос об интериоризации практического действия. На зна-

чение этого положения П. Жане указывает и Л. С. Выгот-

ский: <По словам Жане, оно слово всегда есть ко-манда, потому-то оно и является основным средством овла-дения поведением>.:. И дальше: <Регулирование посредствомслова чужого поведения постепенно приводит к выработкевербализованного поведения самой личности>Таким образом,

Л. С. Выготский показывает, что положение

Жане о языке связано с его представлением о личности как

. субъекте действия. Об этом пишут и С. П. Пирковский и

М. С. Роговин, когда анализируют положение П. Жане о язы-

ке: <Если язык позволяет переводить действие в интеллек-туальный план и представляет структуру личности в отноше-нии прошедшего (память), то это же оказывается возмож-ным и в отношении будущего>

Таким образом, П. Жане пытался преодолеть разрыв пси-

хики и поведения; его работы направлены, как мы говорили.

в основном против ассоциативной психологии и бихевиориз-

ма. Однако он не смог дать цельной теории развития лич-

ности. Декларируя обусловленность психики социальной сре-

дой, он -не смог понять, что среда-это не просто синтез ин-

дивидуумов, а продукт социально-общественных отношений.

Поэтому, описывая переходы уровней поведения, Жане не

раскрыл их внутренних механизмов. Из его концепции вы-

падает, по существу, категория деятельности, мотивов, осо-

знанно поставленных целей, без которых истинной регуляции

поведения быть не может.

Само понятие <коллективно-социальное> у Жане психо-

логически обусловлено, но он не сумел показать его соци-

ально-общественной обусловленности.

Методологически неправильным является и утверждение

П. Жане о том, что при патологических состояниях происхо-

дит регресс на более низкий уровень поведения. Работами

у советских патопсихологов (Б. В. Зейгарник, С. Я. Рубин-

штейн, Б. С. Братуся и др.) показано, что нарушение психи-

ческой деятельности не является негативом развития, оно

представляет собой новое качество.

ТЕОРИЯ

Ж. НЬЮТТЕНА

Теория личности современного бельгийского психолога

Ж. Ньюттена известна как концепция <духовного человека>.

Это название связано с его философским пониманием со-

знания, сложившимся под влиянием субъективно-идеалисти-

ческой философии. Вслед за Э. Гуссерлем он считает, что

мир объектов людей и ситуаций не существует вне воспри-

нимающего субъекта: это наличие мира вне нас не должно

быть понято как физический факт… наличие значительного

мира перед нами – это психологический или поведенческий

факт>. И далее мир вещей и значимых ситуаций-это

кристаллизация или конденсация поступков. Физический

объект или часть окружающего пространства превращается

в письменный стол, телефон, канцелярию, поскольку в нем

синтезирована система поведенческих отношений и возмож-

ностей отношения. Таким образом, сознание представляемого

нами мира в объективном смысле-это кристаллизованное

поведение>

Ж. Ньюттен занимается поведенческим миром, который су-

ществует для личности, т. е. возникает в результате взаимо-

действия с миром.

В теории Ж. Нюттена следует выделить два положения:

1. Взаимодействие индивид-среда и доминирование инди-

вида в этом взаимодействии: 2. Личность является некой ин-

тегральной системой.

Подчеркивая взаимодействие индивид-среда, Ньюттен ста-

вит акцент не на процессе приспособления, а на процессе реа-

лизации действия. Приспособление является вторичным ме-

ханизмом. Только реализация намерения является источником

социального и культурного развития. Природа человека при-

обретает свое выражение в возможностях индивидуальной

личности, в контакте с другими людьми. Что касается при-

роды человеческих возможностей, то они являются врожден-

ными, обучение только создает формы их выражения. Инди-

вид есть важнейший компонент в этом взаимодействии.

Человек – психофизиологическое единство, в котором пси-

хика и сознание не сводимы к элементарному: нельзя сводить

это единство ни к связям эс – эр (стимул – ответ), ни к меха-

низмам биологического гомеостаза.

Основным механизмом развития личности является по-

знавательная сторона потребности – возможность разработки

планов действия (проектов). Под <проектом> Ньюттен по-

нимает специфическую особенность человеческого обучения.

Проект создал открытую задачу (незаконченную) и постоян-

ную напряженную систему (динамическую ориентацию).

Ньюттен выступает против объяснения поведения как редук-

ции потребности и также против бихевиористских теорий

Уотсона, Торндайка и других, которые игнорируют познава-

тельное содержание психического.

Ж. Ньюттен считает, что личность – это способ функцио-

нирования, который охватывает два полюса: <Я> и <мир>.

<Я> – это совокупность психических функций и возможно-

стей индивида, <мир>-это ваш объект. Этот мир объектов

и людей не только не противопоставлен <Я>, как это представ-

лено во фрейдизме, но и определяет содержание психической

жизни человека. Мир является составным элементом самой

личности. Так, наши родители, наша фабрика, весь мир нашей

деятельности и наших аффектов входит в состав личности, по-

скольку он составляет ее содержание. Личность функцио-

нально существует только в рамках структуры <Я-мир>, в

активном взаимодействии и общении с миром объектов> [911.

Наибольшее внимание Ньюттен уделяет проблеме моти-

вации. Мотивация, по его мнению, – это непрерывная, актив-

ная селективность, которая определяет устойчивость и на-

правленность поведения и обеспечивает достижение цели.

Равновесие понимается как оптимальное состояние взаи-

модействия со средой. Именно мотивация побуждает чело-

века стремиться к еще более сложным уровням равновесия.

В этом положении проявляется непоследовательность Ньют-

тена. Человеческие потребности не сводимы к биологическим

тенденциям, определяющим равновесие. Согласно его теории

психофизиологические потребности (такие, как голод, жаж-

да, сон, сексуальность и т. д.) определяются отсутствием би-

ологического равновесия, но не сводимы к нему. Потребность

является скорее требованием некоторых форм поведенческо-

го контакта со средой, чем органическим состоянием. Изна-

чально потребность не имеет конкретного объекта, существу-

ет лишь тенденция к поиску поведенческого контакта с объ-

ектом, который составляет нужное отношение и помогает

нормальному функционированию психики. В этом отношении

позиции Ньюттена перекликаются с идеей А. Н. Леонтьева

о предметном характере потребностей как объекте психоло-

гического изучения. Однако их точки зрения на развитие по-

требностей расходятся. А. Н. Леонтьев [27] считает, что по-

требности определяются развитием предметной деятельности

в рамках схемы <деятельность - потребность - деятель-ность>, где формируются новые формы потребностей, обслу-

живающие социально более высокоорганизованные деятель-

ности, принципиально не насыщаемые (потребность творчест-

ва) ; Ньюттен же считает, что обучение является процессом,

благодаря которому мотивация приобретает конкретную фор-

му. В зависимости от условий и культуры усваиваются но-

вые объекты уже существующих потребностей. По мнению

Ньюттена, возникают не новые потребности, а только обу-

ченные формы их удовлетворения.

Следует отметить, что Ньюттен выступает против биоло-

гизаторского редукционизма. Он говорит, что высшие духов-

ные потребности (философские, нравственные, религиозные)

не сводимы к биологическим тенденциям. Ньюттен критику-

ет фрейдистскую концепцию сублимации, которая объясняет

процесс преобразования сексуальной энергии в высшие фор-

мы деятельности. По его мнению, высшие формы деятель-

ности человека имеют специфический источник, отличаю-

щийся от физиологических или сексуальных импульсов.

– Этот источник заключается в потребностях познавательного

и социального характера, которые являются врожденными,

но имеют специфическую <познавательную разработку>. Эта

специфическая познавательная разработка представляет со-

бой развернутую тенденцию к реализации того, кем хочет

стать человек (проект). Ньюттен пытается объяснить отли-

чие поведения человека от поведения животных. Человеческая

деятельность, говорит он, характеризуется прогрессивным

развитием, не существующим у животных. Порождающая

внутренняя сила прогресса и представляет собой тенденцию

к реализации всегда новых возможностей человека (проек-

тов).

Ньюттен признает, что существует взаимодействие между

физиологическими и высшими потребностями. Сексуальность

или другие физиологические потребности проявляются в мно-

гочисленных высших формах человеческой деятельности в

замаскированной форме. Но это не процесс сублимации. Это

осуществляется через: а) аффективный перенос как широкую

генерализацию и переключение эмоционального отношения;

б) разряд или удовлетворение рассеянного напряжения, на-

званного одной определенной потребностью: в) атрофию не-

которых форм биологических потребностей.

Ж. Ньюттен критикует психологические тенденции поис-

ка мотивов действий в динамических содержаниях прошлого

индивида. Он отмечает, что актуальный мотив не что иное.

как конкретная форма, которой обладает потребность п дан

ных условиях как результат процесса обучения. В результате

обучения человеческая психика приобретает качественно но-

вое содержание.

Чтобы понять классификацию потребностей Ньюттена,

необходимо уяснить критерии этой классификации. Он по-

стулирует три уровня психической жизни: психофизический.

психосоциальный, душевный или экзистенциальный. В кон-

кретном человеческом акте эти три уровня тесно взаимодеи-

ствуют. Он вводит также три основные потребности: побуж-

дение жизненного развертывания и потребность биологиче-

ского контакта; развертывание личности и потребность пси-

хосоциального контакта; потребность экзистенциального

поддержания и универсальной интеграции, что проявляется

в тенденции к самореализации.

Одно из центральных мест в исследованиях Ж. Ньютте-

на занимает проблема специфики человеческих потребностей.

Разрабатывая эту проблему, он выдвигает <относительнуютеорию потребности>. Эта теория направлена против попыток

локализации потребностей в организме. Потребности-это

не состояние организма, а <паттерны> связей субъекта с ок-

ружающим миром Тем самым потребности переста-

ют быть источниками человеческой деятельности, они высту-

пают как динамический аспект личностного способа сущест-

вования и поведения в мире. Таким образом, сущность или

природа специфически человеческих потребностей обнару-

живает себя, по мнению Ж. Ньюттена, не в биологических

глубинах организма, а возникает и строится в процессе ак-

тивной связи человека с миром.

Другим весьма интересным аспектом в разработке кате-

гории потребности Ж. Ньюттеном является выделение ее

<временного измерения>. <Всякий объект потребности,-пи-шет Ж. Ньюттен,- является чем-то, что будет, чего нужнодостичь, и это образует поведенческое будущее. Таким обра-зом, будущее является временным качеством мотивационно-го объекта> [91, 63]. Иными словами, потребность, по мне-

нию Ньюттена, предполагает осуществление будущего. Од-

нако это временное качество потребности только намечает

будущее, как бы видит его. Его созидательной когнитивной

разработкой является действие настоящих механизмов, раз-

работка проекта.

Ньюттен утверждает, что процесс развития культуры, ко-

торый является социальным фактором, находит свой источ-

ник и конкретное выражение в деятельности отдельного

человека. Стремление к реализации постулируется в качестве

источника социального и культурного развития и в качест-

ве основного фактора, объясняющего динамичность и разви-

тие личности.

Проблему реализации самого себя автор рассматривает

в связи с проблемой осознания себя, своего <Я>. Он спорит

с теми, кто отрицает существование единой концепции <Я>

в нормальной личности. <Я> – это единство того, кем я хочу

быть и каковым я являюсь в действительности. Противопо-

ставление этих двух полюсов мы встречаем у невротиков,

особенно в состояниях распада и раздвоения личности. У нор–

мального человека тоже существует внутреннее напряжение,.

но оно выступает как побуждающее к преодолению того, что

он уже достиг.

В структуре личности Ньюттен выделяет два аспекта- ин-

тимный и социальный. Хотя они тесно связаны, тем не менее

/можно выделить их разные содержания, которые иногда мо-

гут противопоставляться друг Другу. Личность, воспринима-

емая на самом интимном уровне индивидуального сознания,

необязательно совпадает с личностью в социальном контек-

сте. С первых лет существования человек переживает побуж-

дения, которые входят в конфликт с другими социально при-

емлемыми тенденциями или с образом нравственного обли-

ка человека, кристаллизованного культурой в виде привычек

и норм. У ребенка формируются более или менее частные,

более или менее общепринятые зоны или формы психиче-

ской жизни и поведения.

Развитие нормальной личности заключается в прогрес-

сивной интеграции, преодолевающей конфликты. Ньюттен счи-

тает, что конфликт – это состояние конструктивного напря-

жения у нормального человека. В этом процессе интеграции

внутреннее напряжение постепенно уменьшается (некоторые

интимные содержания могут подвергаться регрессу).

Гармоничность <Я> определяется процессом интеграции

интимной и социальной структур личности. Динамическим

источником тождественности является потребность внутрен-

ней стабильности. Потребность в стабильности – это склон-

. ность оставаться идентичным самому себе. Эта потребность

действует на человека через <Я-образ> или через социаль-

ную роль, которую он принимает в отношениях с другими

людьми.

Источник потребности уходит своими корнями в природу

человека и в его отношении с окружающей средой. Он вы-

деляет следующие виды потребностей:

1. Потребность жизненного развертывания и биологиче-

ского контакта по удовлетворению голода, жажды, сексуаль-

ности. направленная на поддержание гомеостазиса. Она яв-

ляется выражением поддержания органического разверты-

вания контакта

.

2. Потребность развертывания личности и психосоциаль-

ного контакта. Она заключается в потребности социального

статуса, создания и поддержания <Я-образа> или <Я-идеа-ла уверенности в себе, развития своих функций в социаль-ной группе.3. Потребность экзистенциального поддержания и универ-сальной интеграции.Ньюттен считает, что человек ставит перед собой вопро-сы о своем существовании. Он воспринимает себя существу-ющим и чувствует потребность в поддержании <Я-образа>.

в развертывании личности. Эта потребность приобретает раз-

личные формы. Для .некоторых людей она выражается в раз-

работке философских концепций. Потребность контакта на

духовном уровне выражается в потребности общения, по-

требности нахождения смысла жизни.

Ж. Ньюттен включает в систему потребностей также тен-

денцию к реализации своих мотивов, которая связана с по-

знавательной функцией. Благодаря ей человек может пре-

одолевать то, что препятствует ему в настоящее время. Этот

специфически человеческий характер психических динамиче-

ских тенденций проникает во все потребности.

Ж. Ньюттен ставит также вопрос о задачах эксперимен-

тального исследования. Главные направления эксперимен-

тального исследования он видит в: а) разработке нового

экспериментального подхода к изучению выражения личности:

б) выделении факторов оценки и запоминания результатов

деятельности.

Теория личности Ж. Ньюттена является попыткой анали-

за строения личности. Он подвергает критике редукционист-

ские концепции бихевиоризма и фрейдизма, но в то же время

Ньюттен создает эклектическую концепцию человека, где со-

существуют постулаты и принципы этих же самых и некото-

рых других теорий (гедонизм, позитивизм, экзистенциа-

лизм и т. д.).

Позитивным моментом в теории Ж. Ньюттена является си-

стемное представление о личности, в которой выделяются

социальные и духовные потребности человека, не сводимые

к биологическим тенденциям. Положительным в его систем-

ном описании является понятие <познавательная разработ-ка>, которое обогащает содержание мотивации. Он подчерки-

вает познавательный характер мотива, без которого не мо-

жет проявиться процесс целеобразовання (в терминологии

Ньюттена – <проект>).

Эклектическое построение теории Ж. Ньюттена не имеет

согласованного и целостного категориального аппарата, объ-

ясняющего богатую и сложную психологическую реальность,

поскольку она основывается на соединении разных философ-

ских направлении, главное из которых – субъективный иде-

ализм, выражающийся в понимании сознания. По Ньюттену,

сознание – это факт открытости человека или экспозиция

внешним вещам. Цитируя Гуссерля, он отрицает, что созна-

ние есть образ или отражение внешнего мира, который су-

ществует независимо от человека, от самого сознания, от

личности. Центральное понятие феноменологии – <интен-циональность> сознания (его направленность на объект) –

он выражает через определение сознания как факта непо-

средственной презентации субъекту внешнего мира.

Автор далек от исторического аспекта формирования со-

знания; его метафизические представления изолируют созна-

ние от реальной жизни, не позволяя исследовать зависи-

мость сознания человека от образа его жизни, от его бытия. “В

этом и заключается смысл ленинского требования идти не

от ощущения к внешнему миру, а от внешнего мира к ощу-

щению, от внешнего мира как первичного к субъективным

психическим явлениям как вторичным> .

Для его теории характерно значительное противоречие

между нередукционистской концепцией и врожденным харак-

тером всех потребностей. Концепция, которая принимает

такие психосоциальные потребности, как независимость, лю-

бовь, дружба, уважение и т.д., и духовные потребности, на-

пример, философские и т. д., являются врожденными, ненам-

ного отличаются от редукционистских концепций, которые

объясняют человеческое поведение с помощью врожденных

сил, таких, как либидо, стремление к власти, врожденный

страх и т.д. Критика концепции сублимации Фрейда пре-

вращается у Ньюттена в своеобразную ее модификацию, где

вместо сексуальности постулируется врожденный механизм

динамики познавательного любопытства, в котором, однако.

. допускаются частные принципы, аналогичные фрейдовским

(сублимация). Можно сказать, что биологический гомеоста-

зис Фрейда превращается в социальный гомеостазис у Ньют-

тена. Таким образом, он в своей концепции сохраняет недо-

статки, которые в этим смысле характерны для психоана-

лиза.

В структуре <Я-мир> Ньюттен растворяет объективный

мир в субъективном его образе человека, отождествляя су-

бъект и объект. Он опускает центральный процесс, посредст-

вом которого реализуется главное отношение человека к ок-

ружающему его миру-деятельность. Главное отношение

<субъект - объект> в его теории теряется. Ньюттен воспроиз-

водит поляризованность всякого жизненного процесса, на

одном полюсе которого стоит активный (<пристрастный>)

субъект, на другом – <равнодушный> к субъекту объект

В понимании Ньюттена опускается объяснение пси-

хического образа (сознания) как продукта жизненных и

практических связей и отношений субъекта с предметным

миром {27, 92], которое признает деятельность субъекта в ми-

ре как предпосылку всякого субъективного образа. Именно

отсутствие понятия деятельности, одного из главных поня-

тий, выключающихся в категориальный аппарат научной пси-

хологии, предопределяет эклектический подход в его теории.

Выделение структуры личности в двух противоположных

частях (интимное и социальное) носит редукционистский ха-

рактер, так как это предполагает процесс социализации как на-

ложение культурной среды, в которой <вынужден жить чело-век>. В человеке существует противоречие (конфликт), ко-

торое есть конструктивное напряжение у нормального чело-

века. В этом смысле Ньюттен приближается к высказывани-

ям буржуазных философов и социологов, стоящих на соци-

ально-антропологических позициях и показывающих разрыв

между миром индивидуума и внешним миром.

В теории личности Ж. Ньюттена мы встречаем большое

количество общих категорий, которые служат качественному

объяснению содержания человеческой личности (тенденция

реализации, тождественность личности, потребность в ста-

бильности, уравновешенность, познавательная разработка,

универсальная интеграция и т.д.), но которые, наоборот,

делают его теорию более сложной и абстрактной, учитывая

ее идеалистический характер. Например, явление мотивации

он описывает общими и описательными терминами (актив-

ная, длительная, избирательная направленность, объект –

цель и т.д.), используемыми как на уровне человека, так и

на уровне животных. Так, не дифференцируются понятия мо-

тивации и понятия потребности, влечения.

Ж. Ньюттен является наиболее ярким и в то же время

типичным представителем современных тенденций господст-

вующих в зарубежной психологии, которые свидетельству-

ют о ее значительном теоретическом кризисе. Его теория, как

<духовная концепция человека>, дает изолированный от си-

стемы общественных отношений образ человека, лишает сре-

ду ее объективного исторического значения в формировании

сознания и личности, отказывается от материалистического

понимания движущих сил развития личности. Это гносеоло-

гическая позиция автора препятствует интеграции многих

психологически содержательных и важных положений, вы-

двинутых и -экспериментально разработанных Ньюттеном,

в связанную и непротиворечивую систему.

Положительным в теории Ньюттена является то, что он

подчеркнул взаимоотношение психики и поведения, обратил-

ся к психологическому содержанию действия. Он писал о

том, что следует проанализировать, <каким образом нужнопонимать мотивацию, познание <мира> и собственное дейст-

вие как составные части поведения>

Ньюттен всячески подчеркивал, что это соотношение со-

здается путем научения; последнее же осуществляется во

взаимодействии человека со средой.

Ньюттен очень интересно аргументирует свое положение

о том, что человек в своем поведении всегда находится в ми-

ре объектов и людей; именно между миром и личностью осу-

ществляются разные формы отношения, которые носят по-

веденческий характер. Эти поведенческие отношения прояв-

ляются в виде осуществления проектов как этапов выполне-

ния задач. Они выступают как средства удовлетворения по-

требностей.

Ньюттен настаивает на том, что духовные потребности не

сводимы к биологическим. Он говорит о том, что когнитивная

форма, в которую облекаются у человека биологические по-

требности, направлена на то, чтобы их действие в поведении

проявлялось не столько в форме периодического импульса,

сколько в форме более или менее продолжительных и ста-

-бильных деятельностей и направленностей. В человеке, по

мнению Ньюттена, развиваются непрерывные динамические

направленности, поэтому вещи, относящиеся к этой области,

продолжают его интересовать даже после удовлетворения

потребности.

Эти положения Ньюттена перекликаются со взглядом

– А. Н. Леонтьева на природу мотивов и с тезисом Л. И. Бо-

жович о ненасыщаемости духовных потребностей.

Однако следует отметить, что теория личности Ж. Ньют-

тена в целом страдает эклектичностью. Хотя Ньюттен, как

.мы видели выше, спорит с биологизаторским редукциониз-

мом. он противоречит себе, говоря о том, что потребности

человека врожденные. Он говорит о направленной активности

человека, о том, что мотивация человека содержит в себе

познавательный компонент, что она формируется путем нау-

чения (<познавательная разработка> мотива), и вместе с

тем считает, что природа человека присуща ему от рождения.

Эта врожденная природа должна якобы объяснить сложные

механизмы человеческого поведения. Хотя Ньюттен говорит

о взаимодействии человека и среды и подчеркивает, что в

этом взаимодействии активная роль принадлежит субъекту,

однако самого человека он наделяет врожденными потреб-

ностями. Этим самым Ньюттен, по существу, не раскрывает

социально-общественной роли среды.

1 Противоречивость Ж. Ньюттена вытекает из его фило-

софской ориентации, которая не признает активной функции

– сознания как отражения объективного мира.

ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ

В МАРКСИСТСКИ

ОРИЕНТИРОВАННОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ

ПСИХОЛОГИИ

Мы подробно останавливались на теориях личности

психологов, методология которых несла явно или скрыто либо

идеалистический либо эклектический характер, главным об-

разом редукционистский. Было показано, что редукционизм

может носить самый разнообразный характер: иногда он

проявляется в том, что высшие уровни развития сводятся к

низшим (так называемый физиологический биологическии

редукциоиизм); иногда же низшие уровни развития сводятся

к высшим (антропологизм). За последние годы получил раз-

витие и <психологический редукционизм>, сводящий социаль-

но обусловленные явления к психологическим закономерно-

стям (например, у некоторых представителей <гуманистиче-ской психологии>). Однако чертой редукционизма по сущест-

ву является отрицание развития мира, отрицание самого

процесса возникновения качественно новых свойств.

Диалектический материализм признает существование

качественно различных уровней бытия, являющихся разными

этапами развития материального мира.

Основываясь на диалектически материалистических прин-

ципах, советская психология раскрывает общественно-исто-

рическую обусловленнось личности и тем самым преодоле-

вает все виды редукционизма и эклектизма.

Однако за последнее время ряд зарубежных психологов

проявляет интерес к марксистски ориентированной психоло-

гии. И это нс случайно. Напомним, что В. И, Ленин уже в

свое время писал, что для развития естествознания харак-

терно обращение к материалистической методологии: НА позиции идеализма

неизменно стоит подавляющее большинство-

естествоиспытателей как вообще, так и в данной

специальной отрасли, именно: в физике> Это за-

мечание Ленина касается и общественных наук, особенно

психологии. Многие зарубежные психологи стали интересо-

ваться методологией марксистской психологии. Характери-

стика тех или иных материалистических идей зарубежных

психологов приводится в трудах многих авторов (М. Г. Яро-

шевский, О. М. Тутунджян, А. Н. Леонтьев, Л. И. Божович

и др.). Л. И. Анцыферова посвятила этой проблеме специ-

альную монографию <Материалистические идеи в зарубеж-ной психологии> Из-за недостаточного объема книги мы

не можем осветить, в каких трудах эти идеи преломляются.

дать критический анализ, тем более что читатель найдет его

в упомянутой работе Л. И. Анцыферовой.

Хочется лишь отметить, что уже психолог-позитивист XIX

века Роберто Ардига указывал на то, что <у нормального че-ловека, находящегося в состоянии бодрствования, одновре-менное и непрерывное действие на все его органы чувствобъективных реальностей ориентирует ход мыслей в соот-ветствии с обстоятельствами, так что имеющиеся в каждыйданный момент представления соответствуют внешней ре-альности Таким образом, идеи материализмапроникали в психологию.Идеи материализма мы .могли проследить, как указановыше, у Жане и Ньюттена. Но следует отметить, что в за-рубежной психологии представлены идеи подлинной мар-ксистской психологии. К ним следует отнести теории Ж. По-литцера, Л. Сэва, на которых мы и остановимся.ТЕОРИЯЖ. ПОЛИТЦЕРАОдним из первых встал на марксистские позиции Ж.Политцер (1903-1942)-французский философ, психолог,участник движения Сопротивления, член Французской Ком-мунистической партии, погиб от рук фашистов. Его основныепсихологические труды - <Обзор конкретной психологии>

(1929) и <Кризис современной психологии> (1947).

Политцер показал несостоятельность так называемой

классической психологии. В своей книге <Кризис современ-ной психологии> он не только критиковал ее бессилие, но пы-

тался создать <конкретную психологию>, фундаментом ко-

торой должна была стать материалистическая философия.

Личность должна рассматриваться в системе социально-об-

щественных отношений. Политцер всякий раз подчеркивал,

что личность является историческим явлением.

Исходя из принципа исторического материализма Полит-

цер указывает, что отношения между людьми, эмоции, пере-

живания включены в широкую систему социальных отноше-

ний. Совокупность реализуемых в социальной деятельности

отношений Политцер называет драмой.

Политцер писал: <Но для того, чтобы психологическоеутверждение можно было рассматривать как психологическоезнание, необходимо, чтобы оно могло постигать драмати-ческие факты в их индивидуальном своеобразии. Утвержде-ние, согласно которому сновидения являются результатомискажения реального, нельзя рассматривать как психологи-ческое знание, потому что оно не схватывает драматическо-го факта во всем его своеобразии. В самом деле каждоесновидение имеет конкретное содержание, но упомянутый те-зис не дает никакого средства его постижения. Он позволя-ет сказать чисто априорно одно и то же обо всех сновидени-ях. Это относится ко всем утверждениям и ко всем психоло-гическим теориям, которые предполагают формализм. Фор-мализм, в сущности, начинается именно с устранения инди-видуальной детерминации драматических фактов. Он элими-нирует специфическое содержание сновидения, если речь идето сновидении, конкретное содержание мышления, если речьидет о мышлении, и драматическое значение действия, еслиречь идет о действии. В таком случае естественно, что всеформальные утверждения не способны постигнуть драму вовсей присущей ей конкретности> [32, 263-264].

Таким образом, Политцер критиковал старую психоло-

гию за формализм и предлагал создать новую <конкретнуюпсихологию>.

Поворот на этот новый путь, по мнению Политцера, уже

начал осуществляться. Он называл три направления, кото-

рые, по его мнению- предвещают развитие новой психологии:

1) гештальтисихология; 2) бихевиоризм и 3) психоанализ.

Хотя Политцер указывал на принципиальную недостаточ-

ность этих подходов, но называет и их достоинства. У ге-

штальтпсихологии это то, что человеческое действие берется

в целом, а это сохраняет его смысл и форму; бихевиористы

ввели термин <поведение>. Но наиболее существенно кон-

кретно-психологический подход, по мнению Политцера, осу-

ществляется. в психоанализе, который дает ясное представле-

ние об ошибках классической психологии и показывает но-

вую психологию в жизни и действии. Это выразилось в ме-

тоде, но не в теории, которую строил Фрейд для объяснения

добытых им с помощью конкретно-психологического подхода

фактов.

Политцер собирался построить цикл своих работ следую-

щим образом: первые 3 тома должны были быть посвящены

анализу названных выше трех течений с точки зрения того

нового, конкретно-психологического, что в них есть, и запер-

шить серию должно было систематическое изложение взгля-

дов самого Политцера. Но Политцер не успел осуществить

всю задуманную работу: он был участником движения Со-

противления и погиб в фашистском застенке. Посмертно вы-

шла лишь первая книга серии – <Психология и психоанализ>.

В книге <Психология и психоанализ> Политцер касается

трех вопросов: 1) понятия психологического факта в кон-

кретной психологии: 2) метода анализа фактов; 3) примеров

реализации <конкретного> подхода.

Ж. Политцер писал о том, что термин <жизнь> обозначает

в такой же мере факт собственно человеческой жизци, как

и биологической. Психологический факт – это элемент жиз-

ни человека. Драматическая жизнь человека обладает всеми

свойствами, которые делают возможным ее научный анализ.

Политцер говорил, что даже если бы психологии не сущест-

вовало, се следовало бы изобрести для этой возможности.

Политцер с горечью пишет о том, что анализ этой драмати-

ческой жизни человека нашел себе место лишь в литературе,

в театре, и хотя классическая психология утверждала необхо-

димость изучать <литературные документы> на деле (исклю-

чая психоанализ), они никогда по-настоящему не использо-

вались. Под драматической жизнью человека Ж. Политцер

.понимает реальную жизнь отдельного конкретного человека.

Изучая человека, следует в нем видеть не <абстрактного че-ловека вообще>, а <героя> некоторой исключительной, един-

ственной в своем роде <драмы>. Психология имеет право на

существование, по мнению Политцера, лишь в качестве эмпи-

рической науки. Акт конкретного индивида – это особенная

жизнь единственного, особенного индивида, короче говоря,

жизнь в драматическом смысле слова.

Политцер ставит вопрос о том, что взять в качестве еди-

ницы анализа, иными словами, что считать психологическим

фактом. В качестве такой единицы должно выступать требо-

вание первого лица, т. е. действия конкретного человека.

В классической психологии все иначе: в качестве едини-

цы выступал функциональный центр, с одной стороны, или

некий глаз,-с другой стороны (интроспекционисты). Психо-

.логические же факты использовались сами по себе, незави-

симо от этого <центра> или <глаза>. Синтез их в единое це-

лое, раскрытие сущности этого целого, знание человека –

.все это отбрасывается. Психологические факты используются

в абстракции от этого <Я>. Здесь Политцер проводит анало-

гию между методами физики, например, и методами такой

психологии. Политцер говорит, что сущность абстракции со-

стоит в том, что при объяснении психологических фактов

психолог становится в ту же позицию, что и при объяснении

объективных фактов, т. с. пользуется <методом 3-го лица>.

Это означает, что психологические факты берутся сами в себе,

автономно, и описываются не в терминах действий субъекта

(1-го лица), а в терминах механизма (например, в теории ду-

ховных способностей) Аналогичное происходит в физике, где

наблюдается некоторый процесс, который развивается сам по

себе, здесь нет субъекта, который бы осуществлял этот про-

цесс. Такой абстрагирующийся от субъекта подход неминуе-

мо предполагает и формальную точку зрения. Так, например,

при анализе механизма забывания не обращается внимание

на своеобразие каждого конкретного забывания. Политцер от-

мечает, что при подобном подходе выводы будут носить без-

по поводу каждого конкретного случая

и то же общее положение, например, что

имена собственные забываются легче, чем имена нарицатель-

ные. Таким образом, выводы, которые можно получить в

рамках описанного подхода, нс позволяют понять конкретно-

го индивида и главное – не позволяют никогда этого сде-

лать, потому что <из неличных элементовнельзя реконструировать личный акт>.

Политцер настаивает на том, что психологический факт

может считаться <психологическим> лишь тогда, когда в нем

отражен субъект, действие субъекта. Основным понятием:

конкретной психологии должно быть понятие акта (поступ-

ка). Акт не может быть отделен от <Я>, его можно понять

лишь в качестве выражения <Я>. Именно акт выступает как

сегмент жизни <Я>. Поэтому конкретная психология может

признать в качестве действительного психологического фак-

та лишь акт.

Таким образом, конкретная психология является не ка-

кой-то психологией, а психологией в полном смысле слова

со всей непримиримостью и нетерпимостью, которые пред-

полагает подобное утверждение. Политиер настаивает на

том. что:

1. Психология-это наука, предметом которой является та совокуп-

ность оригинальных фактов, которую мы называем драмой. Психологи-

ческие факты суть фрагменты драмы; самый элементарный психологичес-

кий факт должен быть также фрагментом драмы.

2. Мы называем мифологической такую форму психологии, которая

превращает драму в психические процессы с помощью реализма, абстрак-

ппп и формализма, и вообще любую психологию, в которой эти действия

представлены в какой бы то ни было форме.

3. Мы называем донаучной всякую форму психологии, которая не-

выводит своих исследований и совокупность своих проблем из действи

тельного анализа драмы и утверждения которой не отражают драмати-

ческих фактов во всей их полноте.

4. Мы называем метапсихологией совокупность исследований и тео-

рии, подпадающих под определения п2 ип3

Политцер считает, что только сегменты драматической

жизни, требования первого лица могут стать объектом пси-

хологического анализа.

<...Чтобы проанализировать сегмент, надо найти детерминацию егосмысла в развитии, в развертывании всей совокупности событий, которыемы называем целостной жизнью конкретного индивидаУ психологии будет тогда нечто вроде драматической критики;отдельный акт будет восприниматься как сегмент драмы, который суше-ствует лишь в драме п посредством этой драмы. Ее метод, следователь-но, будет не простым и чистым наблюдением а методоминтерпретации. Проинтерпретировать-значит лишь связать психологи-ческий факт с конкретной жизнью индивида. Политцер говорит, что <зпсихологическом факте интересны не предмет его и не форма, а смыслего>.

Политцер вводит различие конвенциональных

и индивидуальных значений. Конвенциональные значения <взяты изобласти социальных взаимодействий>, это нечто общезначи-

мое, аналогичное понятию <явное содержание> у Фрейда. Индивидуальные же

значения <вскрывают> индивидуальную психологию, они определяются опытом

человека, здесь есть аналогия с понятием <скрытое содержа-ние> у Фрейда.

Различие значений конвенциональных и индивидуальных

важно Политцеру для основной задачи-найти смысл акта.

Этот смысл <может быть освещен лишь в рассказе самогосубъекта> (под понятием <рассказ> Политцер понимает <вы-ражение чего-либо с помощью слов>). При анализе расска-

за необходимо за его конвенциональным (явным) содержа-

нием увидеть другой рассказ – индивидуальное (скрытое)

содержание. Следует рассматривать акт как сегмент конкрет-

ной индивидуальной жизни. Необходимо подняться над кон-

венциональными значениями формул, чтобы найти индиви-

дуальную, конкретную жизнь. Политцер прибегает к такому

сравнению: явное содержание подобно непосредственному,

внешнему содержанию театральной пьесы; скрытое соответ-

ствует замыслу автора, основной теме, идее пьесы. Итак,

надо выявить индивидуальное, скрытое содержание рас-

сказа.

Политцер пишет, что психоанлиз ищет в

ситуациях индивидуальные значения В сущности

продолжает те интерпретации, которые мы производим каж-

дый день (иначе взаимное приспособление, предполагаемое

человеческими отошениями, было бы невозможным).

Для того чтобы выявить скрытое содержание рассказа,

надо использовать все возможные материалы о человеке, ко-

торые получаются двумя способами: 1) методом свободных

ассоциаций; 2) высказываниями, полученными в результате

целенаправленных расспросов.

Для обозначения основных <сегментов драмы> Политцер

вводит понятие <акт>, которое обозначает законченное дейст-

вие, событие, включающее активность личности, его устрем-

ление к цели. Для конкретной психологии при этом важно

не только объективное значение акта, но и то значение, кото-

рое оно имеет для самого человека. Именно актами, а не

процессами должна заниматься психология.

Л. С. Выготский высоко оценил это положение Политцера.

Отстаивая свою мысль о том, что личность человека следует

рассматривать как совокупность обусловливающих ее общесоциальных

и культурно-исторических условий,

рального плана в план человеческий… В несколько ином

смысле можно было бы сказать вместе с Политцером, что

концепция детерминизма гуманизируется>

Итак, в качестве единицы анализа берется акт, сегмент

конкретной жизни индивида. Его интерпретация состоит в

раскрытии его латентного содержания, содержания в инди.

видуальных значениях. Материалы для этого дают, напри-

мер, рассказ, свободные ассоциации.

Политцер не успел дать систему понятий, с помощью

которых можно было бы производить анализ человеческой

драмы. Для него важно лишь показать, что существует

возможность выработать понятия, отвечающие требованиям

конкретной психологии. Поэтому он ограничивается лишь рас-

смотрением некоторых примеров, например понятия иденти-

фикации у Фрейда. Политцер сравнивает его с понятием ими-

тации в классической психологии. Имитация – это <немед-ленный переход от некоторого восприятия, зрительного боль-шей частью, к движению, воспроизводящему то, что воспри-нималось>. Подобное определение абстрагируется от смысла

рассматриваемомго акта, оно чисто формально, описывает

его общее развитие. Напротив, идентификация по сути дела

является актом, который обладает некоторым смыслом: речь

идет именно о том, чтобы субъект уподобился кому-то или

чему-то отличному от него. Здесь субъект не элиминирован,

он неразрывно включен в понятие идентификации, которое

становится не только действительной частью его жизни, но

и ключом к целой серии способов поведения, которые мож-

но понять лишь с ее помощью. Следовательно, идентифика-

ция является конкретным понятием: она взята из самой че-

ловеческой драмы, другими словами, она является сегмен-

том жизни конкретного индивида.

Однако впоследствии Политцер резко критикует Фрейда:

<Если инстинкты имеют органический, то есть материальный.источник, то из этого вовсе не следует, что всякое объясне-ние с помощью инстинктов является материалистическим внаучном смысле этого слова>. В самом деле, инстинкты име-

ют в качестве прямого органического источника индивиду-

альное тело, а объяснение исторических фактов с помощью

инстинктов практически приводит нас к объяснению истории

индивидуальной психологии, но нс для того, чтобы отдать ей

ее законную часть, а для того, чтобы превратить ее в опре-

деляющий фактор. Известно же, что механизм психоанали-

тических <комплексов> был использован Фрейдом также и

для объяснения социальных и исторических фактов. Одной

из теоретические заслуг психоанализа было, согласно Фрей-

ду и его учеников, именно то, что он <революционизиро-вал> общественные науки. Таким образом психоанализ был

противопоставлен историческому материализму. Он высту-

пил против него сначала <бессознательно>. Это было следст-

вием его путаницы. Но тем самым он снова сомкнулся с ре-

акционным идеологическим течением, и с тех пор этот ас-

пект психоанализа систематически развивался. <Психоанали-тическая социология> выступила против марксистской соци-

ологии.

Достаточно перелистать любую психоаналитическую ра-

боту, чтобы увидеть, к каким наивностям может привести

<фрейдовская социология>. Отметим только, что фактически

фрейд и его ученики на место реальных движущих сил исто-

рии поставили <комплексы>. <Социология>, к которой они

пришли таким образом, обнаруживает идеализм, лежащий

в основе этой доктрины.

Благодаря данному аспекту психоаналитических теорий,

движение, связанное с Фрейдом, пришло не только к фило-

софской реакции, но и к реакции общественно-политической.

Как известно, Фрейд ввел в свою теорию сновидений раз-

личие между <открытым содержанием> и <скрытым содержа-нием>. Метод толкования состоит в том, чтобы извлечь, не-

ходя из сведений, данных субъектом, скрытое содержание

из открытого содержания. Это выведение представляется как

проникновение в глубины души субъекта, и именно из-за

этого приема психоанализ рассматривается как <глубиннаяпсихология>.

Различие между открытым и скрытым содержанием позд-

нее было распространено Фрейдом не только на толкование

невротических симптомов, но и на социологические и истори-

ческие темы. Таким образом, оно было применено также и к

истории идей.

Но здесь психоанализ не способен постичь, каким образом

.фантастическое вначале отражение реального мира в чело-

веческом сознании становится отражением все более и более

верным. Он ищет в идеях не отражение реального мира, а

отражение комплексов, понимаемых фактически, неисториче-

ски. Именно поэтому психоаналитики были вынуждены свя-

зывать общественные движения с <комплексами>. Естест-

венно, теория, претендующая на объяснение реальности, ил-

люзорна в той самой мере, в какой она зависит от психоло-

гического символизма. Применяя <психоаналитический ме-тод> к общественным движениям, ученики Фрейда заменили

реальное своими фантастическими объяснениями и вообра-

жаемыми причинами. Но этот аспект их теории пришелся и

приходится по вкусу, в частности, всем тем, кто хочет <опро-вергнуть> научную социологию и бороться с социальным

движением, на котором базируется эта социология. Именно

в этом причина того успеха, которым пользуются в опреде-

ленных кругах разного рода <психоаналитики> марксизма

или социализма.

Именно здесь может быть вскрыта непоследовательность

психоанализа, а также его антинаучность и тривиальностью

ТЕОРИЯ

Л. СЭВА

Л. Сэв, французский философ и психолог, является

представителем марксистской психологии за рубежом. Основ-

ные интересы Л. Сэва направлены на анализ личности; он яв-

ляется продолжателем идей Политцера. Сам Сэв говорит о

том. что книга Политцера <Кризис современной психологии>

была толчком к тому, чтобы он направил свои положения в

русло марксизма. Однако окончательно он стал на этот путь

после чтения трудов К. Маркса. Вот как пишет сам Л. Сэв

об этом: <Но за то время в моих взглядах произошел ещеодин замечательный поворот, который не нашел еще своегоотражения в указанных выше публикациях. Он был связанс чтением н внимательным изучением <Капитала> в 1953 г.,

в процессе которого я пытался, исходя из идей Маркса, от-

ветить на сугубо психологические вопросы. В многочислен-

ных черновых набросках я пытался определить специфичес-

кую область психологии личности, связанной с исторических:

материализмом, и, исходя из <Капитала>, пришел к выработ-

ке некоторых существенных понятий>

Одним из основных положений Л. Сэва является разгра-

ничение понятий индивида и личности. Это положение совпа-

дает со взглядами Политцера, который отмечал, что теория

личности не может опираться па тезис о психологизации ин-

дивида.

Л. Сэв говорит о том, что индивид является генотипичес-

ким образованием, продуктом биологической эволюции: фор-

мирование индивида состоит в соотношении врожденных и

приобретенных свойств, но это не личность. Личность являет-

ся продуктом социально-общественного развития. Это поло-

жение Л. Сэва тесно перекликается со взглядами советских

психологов (С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев, П. Я. Галь-

перин).

Индивиды имеют врожденные особенности конкрет-

ного субъекта. Каждый человек является продуктом биоло-

гической эволюции, и, конечно, компоненты биологической

эволюции переформируются в индивид, но не личность. Лич-

ность, по мнению А. Н. Леонтьева, представляет собой про-

дукт общественно-исторического и онтогенетического разви-

тия. С. Л. Рубинштейн подчеркивал, что <личность не изна-чальная данность. Она формируется действуя, в ходе своейдеятельности>

Второе важное положение Сэва заключается в его посту-

лате, что личность нс надстройка над индивидуумом. Л. Сэв

отмечает, что если, <как пишет Маркс во , человеческая сущность <не есть абстракт, присущийотдельному индивиду>, а в своей действительности она есть

<совокупность всех общественных отношений>, то всякая

психология, в обычном смысле слова пытающаяся найти

секрет психики человека там, где его не может быть, а имен-

но в индивидах, и объясняющая себя самой конкретной, не

пропитана ли по существу спекулятивным гуманизмом и не

остается ли неизбежно по эту сторону марксистской науки

и истины?>

В этой сжатой характеристике показано, что личность-

продукт нс биологической эволюции, а общественно-социаль-

ных отношений, продукт исторического развития. Л. Сэв

признает, что человек есть биологический индивид, но весь

пафос его учения состоит в том, что в процессе своего раз-

вития личность человека освобождается от форм биологиче-

ского индивида. Эти взгляды перекликаются с положениями

А. И. Леонтьева о том, что социальные потребности <отвя-зываются> от природных.

Личность, по Сэву,- это общественный продукт. И он

прибегает к двум родам доказательств. Он обращается к

специфике истории человека и к отграничению развития жиз-

ни ребенка от жизни взрослого человека.

Л. Сэв говорит о специфике истории человека, ее разви-

тии на базе социальных отношений, но она не является над-

стройкой. Л. Сэв доказывает это на примере государства,

которое является типичным надстроечным явлением. Что это

означает? Государство является надстройкой, потому что оно

обязано своим существованием социальным и классовым от-

ношениям, от которых оно происходит. Человек развивается

на основе биологической индивидуальности, которая являет-

ся природной данностью, но процесс становления человека

как личности, процесс его гомонизации является обществен-

но обусловленным.

Сэв подчеркивает, что тезис Маркса о том, что <совокуп-ность общественных отношений является реальной основойчеловеческой сущности>, относится именно к сущности, ко-

торая в известной мере освобождается от биологической ин-

дивидуальности. и этому освобождению она обязана своим

всесторонним развитием.

Каждый ребенок может стать личностью, лишь воспроиз-

ведя внутри собственного существования означенный пере-

ворот, т. с. переворот от биологического к социальному раз-

витию. Иными словами, в человеке производится тот же пе-

реворот, что и во всем человечестве, т. е. переход к гомони-

зации.

Самое главное в учении Л. Сэва-это то, что сама не-

обходимость переворота лежит вне индивида: она эксцентри-

рована и лишь затем интериоризируется.

Таким образом, взгляды Сэва на личность перекликаются

со взглядами советских психологов. Отсюда сложное взаимо-

отношение социального и биологического в развитии челове-

ка. Задача психологии, по Сэву,- разобраться в этой про-

блеме.

Следовательно, речь идет не о том, чтобы пренебречь

ролью биологического. Речь идет о том, что психологические

данности являются продуктом предшествующего развития,

что они преобразованы общественно. <Надо выработать им-мунитет против самой губительной детской болезни-нату-рализма, что личность можно найти в индивидууме>. И да-

лее, <по той же причине, что ни один физиолог-никогда необнаружит стоимости рабочей силы в нервной клетке и ниодин генетик никогда не найдет ее в хромосомах,- психологнс найдет секрет человеческой личности в индивидууме>

[39, 329]. Для доказательства своего положения он приводит

слова Маркса о том, что <так как меновая стоимость лишьопределенный общественный способ выражать труд, затра-ченный на производство вещи, то, само собою разумеется, вменовой стоимости содержится не больше вещества, данногоприродой, чем, например, в вексельном курсе... До сих пореще нп один химик не открыл в жемчуге и алмазе меновойстоимости>

Остановимся на втором положении Л. Сэва о том, что

личность является продуктом исторического развития,- на

его тезисе о разграничении развития жизни ребенка и взрос-

лого человека. Сэв подчеркивает, что в то время, как психи-

ка взрослого диктуется производственными, базисными от-

ношениями, психика ребенка структурируется хотя и общест-

венным но не существенными, не базисными отношениями:

при этом Сэв подчсркивает, что несущественное не значит не-

важное: для ребенка они могут быть очень важны, но это не

те отношения, которые играют базисную роль для развития

взрослой личности,-они не базисные.

Эти взгляды Л. Сэв: совпадают с положениями

П. Я. Гальперина, утверждающего, что <ребенок до опреде-ленного возраста вообще считается нс ответственным за своипоступки, за него отвечают его воспитатели, а он рассматри-вается как растущая, но еще не сложившаяся личность. И этоочень хороший показатель того, что мы считаем личность неприрожденным, а формирующимся общественно-историчес-ким образованием и отводим значительное время на процесссе формирования>.

Таким образом, мы видим, что идея развития личности,

являющаяся ключевым положением советской психологии,

полностью принимается Л. Сэвом.

Далее Л. Сэв настаивает на том, что структурирование

психики ребенка связано со структурой развития личности

его. Однако их основа не совпадает: для воспитания ребен-

ка отправная точка – его индивидуальная биография, но не

она сама является реальной основой развития личности.

Л. Сэв считает так же, как А. С. Макаренко, что воспитание

должно быть включено в общественные отношения.

Сэв замечает, что пора инфантильности является опорой,

но не она определяет личность. Жизнь человека следует мыс-

лить не в категориях плоской генетики, когда предшествую-

щее принимается непосредственно за базу будущего.

Г. М. Андреева, тоже пишет, что <понятие содержания и ме-ханизмов действия законов развития осуществляется толькочерез деятельность людей> и что <конкретные люди, лич-ности являются носителями общественных отношений>

.

Интересно отметить мнение Л. Сэва о путях развития пси-

хологии: он считает, что этот путь должен проходить не от

исследования отдельных способностей к анализу целостной

личности, а наоборот. Иными словами, путь развития общей

психологии идет не от дифференциальной психологии к об-

щетеоретической, а наоборот, развитие дифференциальной

психологии зависит от развития основных положений общей

психологии. В этом отношении его взгляды перекликаются

с положениями Л. И. Анцыферовой, которая пишет: <Точнотак же, как психология выделяет определенные психологи-ческие феномены и ставит перед физиологией задачу рас-крыть механизмы этих явлений, так и учение об обществе -марксистская социология,- раскрывая закономерности об-щественного развития, указывает на специфику деятельностииндивида в конкретно-исторических условиях общественно-экономической формации, класса, социальной группы и по-зволяет вычленить те совокупности психических процессов,которые являются продуктом общественного существованиячеловека и необходимы для регулирования его социальнообусловленной деятельности> [6, 14].

Л. Сэв был противником редукционизма всех видов и ма-

стей. По его мнению, психология экзистенциализма, которую

ее приверженцы пытаются выдать за <новый гуманизм>,

оказывается далеко не такой. Л. Сэв отмечает, что атеисти-

ческий экзистенциализм сыграл во время движения Сопро-

тивления определенную роль, показав, что нет свободы в

капиталистическом мире. Но экзистенциализм несостоятелен,

когда он проповедует значение изолированного человека с

его мнимой личностной свободой. Он выступает и против

109

структурализма (Леви-Стросс), сводившего человеческое

существование к <безличностным>, <неосознаваемым> струк-

турам. В этом Сэв усматривает влияние антропологизма.

Л. Сэв выступает и против волны эмпиризма, которая за-

хлестнула западную психологию, и в этом отношении он со-

лидаризируется с Олпортом, не принимая, однако, его мето-

дологическую позицию. Сэв четко и много раз об этом

пишет.

Л. Сэв утверждает, что нельзя прагматически, равнодуш-

но отнестись к эмпирическому исследованию; нельзя равно-

душно отнестись к принципам теории личности. Надо судить

об объективной значимости теории по политическому проек-

ту, ибо <каждый политический проект имеет ту концепциюличности, какую он заслуживает>. Подчеркивая, что эффек-

тивная разработка проблем психологии личности возможна

только на основе научного анализа социально-экономической

сущности человеческих отношений, Сэв указывает, что марк-

сизм не сводит человеческую личность к самим социально-

производственным отношениям, а рассматривает ее как жи-

вую систему, обладающую определенной социально-истори-

ческой структурой в ее индивидуальной жизни и действии,

в ее драме, по выражению Ж. Политцера.

. У Сэва это положение звучит так: <...базис развитой лич-ности, такой, какой она становится к концу детства, в мо-мент ее перехода к зрелому возрасту и в самом зрелом воз-расте, неизбежно является структурой деятельности>.

В теории Сэва есть еще одно положение, на котором сле-

дует остановиться: рассмотрение в качестве базиса личности

структуры деятельности предполагает включение понятия

времени. <Однако рассматривать базис личности как струк-туру деятельности-значит неизбежно рассматривать егокак структуру, субстанцией которой является время, то естькак временную структуру, ибо только временная структураможет соответствовать внутренней логике деятельности ин-дивида, его воспроизводства и его развития. Различные ти-пологии или характерологии, теории культурных моделей, ди-намика ноля или психоанализ, несмотря на глубокие разли-чия между ними, имеют тот общий момент, что рассматри-ваемые ими структуры являются вневременными структура-ми. Одни из них заключают в себе ту, в общем довольно на-ивную, ошибку, что считают, будто устойчивость психологи-ческих характеристик личности во времени может бытьобъяснена только на основе инвариантной природы, котораяпредполагается как биологическая, словно структурная иден-тичность во времени и невременной характер-это одно ито же. Если исходить из этого, то даже биологические про-цессы оказываются непостижимыми. Другие, имеющие бо-лее генетическую тенденцию, развивают идею формирования,даже эволюции структур личности, однако подобная истори-зация остается чисто внешней и относится к структурам, не-историческим по своей сущности,-структурам, для которыхвремя есть только место синхронного функционирования, ноне поле диалектического развития. Так, например, основнаяличность в культурной антропологии или даже триединство<этого>, <Я> и <сверх-Я> у Фрейда, которые считаются фун-

кциональными и созданными генетическим путем, сами по

себе рассматриваются тем не менее как невременные. Мы же,

напротив, пытаемся найти структуру самой деятельности,

другими словами, диалектику ее развития во времени, пред-

ставляющую. собой единство ее структуры функционирования

и ее закона исторического движения. Больше того, если диа-

лектическая структура именно та, которую мы ищем, то есть

структура реальной деятельности конкретного индивида, то

она неизбежно является реальностью, с которой люди без

конца имеют дело в своем существовании, а следовательно.

практической реальностью, эмпирические аспекты которой

хорошо видны, даже если выработка ее теории, построение

ее топологии готовят нам большие трудности. Я выдвигаю

гипотезу, что эта абсолютно фундаментальная и в определен-

ном смысле всегда известная реальность есть использование

времени>

Так как всякая развитая личность предстает перед нами

с самого начала как нагромождение самых разнообразных

актов, расположенных во времени, Л. Сэв предлагает рас-

сматривать использование времени как реальный базис раз-

витой личности, причем это время должно быть реальным

временем.

По использованию реального времени (это использо-

вание может быть и осознанным, и неосознанным) можно

проследить эмпирические формы жизни индивида. Л. Сэв

подчеркивает, что рассмотрение понятия <использование вре-мени> позволяет увидеть природу и значение потребности во

времени. Потребность во времени-это обнажение противо-

речий между потребностями и условиями деятельности, об-

щий фон которых составляет противоречие между ограни-

чениями индивидуальности и характером сферы социального.

Индивид, как правило, не в состоянии свободно преобра-

зовывать использование своего времени, как того требует рост

его способностей, поскольку существующие общественные от-

ношения навязывают ему извне объективную логику использо-

вания времени, против чего воля индивида совершенно беспо-

мощна. Однако это не мешает- рассматривать отношение ко

времени и его конкретному использованию как один из важ-

ных показателей характеристики личности.

Рассмотреть кругооборот использования времени – зна-

чит проанализировать психологические проблемы равнове-

сия дня, недели, года. Эта .мысль Сэва перекликается с вы-

сказыванием С. Л. Рубинштейна о том, что для человека не

является случайным, внешним и пспхологически безразлич-

ным обстоятельством то, что всякий человек имеет своего .ро-

да историю своего <жизненного пути>. Недаром также в би-

ографию человека включают прежде всего, где и чему УЧИЛ-

СЯ, где и как работал, его труды. Это значит, что в историю

человека, которая должна охарактеризовать его, включают

прежде всего то, что он пережил. В ходе этой индивидуаль-

ной истории бывают и свои <события>, узловые моменты,

поворотные этапы, когда с принятием того или иного реше-

ния на более или менее длительный период определяется

дальнейший жизненный путь человека.

Л. Сэв гипотетически предлагает также набросок исполь-

зования времени в зависимости от отношения человека к со-

циальной группе при капитализме. Так, у ребенка школьно-

го возраста преобладает деятельность обучения. Это в ос-

новном конкретная деятельность с косвенной подготовкой к

общественному труду. У студента преобладает обучение для

будущей абстрактной деятельности (если ему не нужно ра-

ботать, чтобы платить за обучение). У рабочего преобладает

абстрактная деятельность. Четвертый пример-человек по-

жилого возраста, уже не работающий; наблюдается абсолют-

ное преобладание деятельности потребления. Таким обра-

зом, Л. Сэв затрагивает проблемы этапов человеческой жиз-

ни и законов психологического роста человека, подчеркивая

зависимость затрат времени от отношения человека к соци-

альной группе.

Л. Сэв придаст большое значение переходу от одной фор-

мы использования времени к другой. Он отмечает, что часто

наблюдаются случаи, при которых человек может иметь в

некоторый период времени на выбор несколько важных и не-

отложных актов. Такое их скопление само по себе говорит

о противоречии в возможном использовании времени. Но при

этом часто человек тратит время вовсе не на то, что необхо-

димо и неотложно. Этот выбор, по Сэву, является пере-

ходом к иной форме использования времени.

Поэтому Л. Сэв придает большое значение такому явле-

нию, как паузы в использовании времени. Исследование пауз

было бы полезно, как он считает, для рассмотрения самой

сути личности. Он прямо указывает: <В концепции, предло-женной нами, использование времени-базис личности-является, следовательно, системой временных отношениймежду двумя большими категориями деятельности, то естьглавным образом конкретной личной деятельности и абст-рактной социальной деятельности. Только глобально рас-сматривая использование реального времени, можно пол-ностью понять проблемы, поднятые нами выше в связи санализом основных элементов, и увидеть возникновение но-вых проблем, которые невозможно обнаружить при помощиобособленного анализа начальных понятий. Так, рассмотре-ние понятия использования времени позволяет понять приро-ду и значение абсолютно специфической потребности, кото-рую невозможно постичь на другой основе, а именно потреб-ности во времени. Здесь весьма типичным образом предстаетодна из потребностей, целиком возникших в результате раз-вития личности и являющихся структурным следствием ис-пользования времени, то есть потребностей, созданных в ко-нечном счете объективным положением индивида в опреде-ленной системе общественных отношений>.

Говоря о том, что базис личности коренится в обществен-

но-социальных отношениях, Л. Сэв употребляет выражение

<психологические надстройки>, под которыми он понимает

совокупность всех видов деятельности. Он указывает на

то, что эти надстройки не являются механизмами, непо-

средственно способствующими производству и воспроизводст-

ву личности, а выступают в роли регулятора поведения.

В-связи с этим Л. Сэв поднимает вопрос о понятии регуля-

ции. Он говорит о том, что существуют разнообразные уровни

регуляции, прежде всего спонтанные регуляции. Л. Сэв упо-

минает об уровне регуляции в виде чувств и переживаний,

о котором пишет П. Жане.

Другой уровень (более высокий) регуляции Л. Сэв связы-

вает с желательным использованием времени).

Сэв подчеркивает, что <анализ расхождений, напряжен-ности, противоречий между желательным использованиемвремени и реальным использованием времени может бытьодним из психологических исследований, наиболее способныхпоказать саму сущность отдельной личности>.

Л. Сэв высказывает мысль, что помимо спонтанной регу-

ляции деятельности следует рассмотреть уровень произ-

вольной (в терминологии Л. Сэва-<добровольной>) регуля-

ции, которую он тоже связывает с использованием времени.

Сэв останавливается на необходимости различать спон-

танную регуляцию и произвольную. Последняя формируется

под влиянием общественных отношений. Они могут всту-

пить в противоречие, но это противоречие, не врожденное.

<Надстроечные психологические противоречия между спон-танными регуляциями и добровольными -регуляциями, меж-ду актом привлекательным и актом желательным не явля-ются врожденными противоречиями, как это считает мисти-фикаторская идеология метафизического противоречия меж-ду <природой> и <культурой>, <индивидом> и <обществом>;

Это положение Л. Сэва явилось основой для методика, предложен-

ной С. Я. Рубинштейном.

они суть, несмотря на свою относительную специфику, отра-

жение базисных противоречий между конкретной личностью

и абстрактной личностью, между самовыражением и отчуж-

денным трудом, то есть в конечном счете они также являют-

ся классовыми противоречиями>

Таким образом, основные положения Сэва перекликаются

с положением Л. С. Выготского и А. Н. Леонтьева, что пси-

хология имеет свой предмет – предметную деятельность.

Социально-общественные отношения являются механизмом,

порождающим личность. Ее особенности являются результа-

том присвоения, приобретения жизнедеятельности. Об этом

говорит и А. Н. Леонтьев: <Основу личности составляет тоособое строение целокупных деятельностей субъекта, кото-рое возникает на определенном этапе развития его челове-ческих связей с миром> .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы остановились на некоторых, на наш взгляд, важ-

нейших направлениях теорий личности в зарубежной психоло-

гии. Как мы уже указывали выше, в качестве одного из кри-

териев выбора той или иной теории являлась ее значимость для

практики. Однако не менее значимым был и другой крите-

рий-критерий методологического характера: учет влияния

анализируемой теории для развития психологической науки..

Остановимся на первом критерии. Наибольшее примене-

ние в практике получила теория психоанализа 3. Фрейда.

Множество психотерапевтических направлений, техника клас-

сического психоанализа, направленная на выявление катарси-

са у невротиков, различные виды психотерапевтических при-

емов, как индивидуальных, так и групповых, основывались

на теории 3. Фрейда и неофрейдистов.

В основе этой психотерапии лежит идея о том, что психо-

логическая мера защиты (проявляющаяся в виде <вытесне-ния>, <выпадения>, <проекции>, <сублимации> и т. и.) явля-

ется средством избавления от тех фрустрирующих конфликт-

ных ситуаций, которые возникают у человека как следствие

борьбы сознания с враждебными ему <бессознательными>

влечениями. Теории личности, отколовшиеся от учения Фрей-

да (теория Адлера), тоже нашли выход в практику психо-

терапии, заключающийся в выявлении спонтанной компенса-

ции и сверхкомпенсации.

По существу, на теории 3. Фрейда строится и психотера-

пия Э. Фромма. По его мнению, причиной возникновения

невроза является наличие тяжелого невыносимого чувства

отчуждения. Последнее приводит к мазохистскому характе-

ру, агрессивным тенденциям. При конформистском характе-

ре поведения и невротика появляются навязчивые желания,

которые тоже являются симптомами отчуждения человека.

Предлагаемая Фроммом терапия заключается в том, что-

бы человек осознал свойственное ему неодолимое желание

бежать от <негативной свободы>, осознавал свое подавленное

стремление к продуктивному способу бытия. Это может быть

достигнуто, по мнению Фромма, с помощью метода толкова-

ния свободных ассоциаций, применяемого Фрейдом для ана-

лиза и исследования сновидений, остроумия, очиток, опи-

сок, забывания.

Как мы говорили выше, Фромм считал, что общество

есть сумма индивидов, поэтому излечение неврозов означает

и лечение больного общества. Свою терапию он и называл

социальной терапией общества. Иными словами, идеи

Фромма приводят к подмене революционной борьбы психоа-

налитическим методом терапии.

Для своей концепции неврозов Фромм заимствует из пси-

хоанализа Фрейда схему вытеснения, понятие <защитныемеханизмы>, понятие <бессознательное>. Вместе с тем в пред-

лагаемой терапии неврозов он также использует категории

экзистенциализма: категорию отчуждения, противопоставле-

ние подлинного и неподлинного бытия.

Психотерапия, проводимая советскими психотерапевтами

. (С. И. Консторумом, М. Е. Бурно, В. Е. Рожновым и др.),

основывается на иных принципах. Признавая существование

бессознательного, защитных механизмов, они не сводят их к

проявлению антагонизма между сознанием и бессознатель-

ным они стремятся противопоставить нарушенной си-

стеме мотивов, желаний другие, более высокие, обладающие

иной эмоциональной напряженностью мотивы и желания.

Вышеописанные взгляды Фрейда привели к неправильно-

му толкованию наблюдаемых явлений. 3. Фрейд правильно

подметил важный факт, что пациенты часто сопротивляются

психотерапевтическим приемам. Это глубоко верное наблю-

дение, однако неправильно интерпретируемое. Исходя из сво-

ей теории, .он говорит о <переносе>, <идентификации> как

средстве избавления от конфликтной ситуации. Как верно

указывают В. Е. Рожнов, М. Е. Бурно, действительно такое

сопротивление имеет место, однако в механизмах контакта

переплетаются сознательное и неосознаваемое переживания,

связанные со всем жизненным путем больного. <Механизмыконтакта возникают из реальных, существующих или сущест-вовавших в прошлом потребностей>.

Психотерапевтические приемы должны основываться на

реально существующем содержании конфликта, а не на по-

исках <глубинных>, уходящих в прошлое не только самого

человека, но и человечества механизмов.

Не меньшее значение оказали па практику психотерапии

идеи гуманистической психологии, особенно идеи К. Роджер-

са состоявшие в декларации о необходимости повышения

самооценки человека, его самоуважения. Можно сказать, что

идея об индирективной психотерапии К. Роджерса пред-

ставляла собой центральное ядро его общего учения о лич-

ности; именно его понимание психотерапии представляет со-

бой частный случай более общего мировоззренческого пони-

мания отношений людей, его положения, что личность может

развиваться только в условиях гибкой самооценки, строя-

щейся на самоуважении.

Для большего уточнения вспомним еще раз, что, по мне-

нию К. Роджерса, <Я-концепцию> составляют такие элемен-

ты, как представление о своих характеристиках и способно-

стях, представление о себе в отношении с другими людьми

и окружающей средой, ценности, которые приписываются

тем пли иным предметам и опыту, цели и идеалы, которые

имеют позитивную или негативную валентность

К. Роджерс указывает на то, что большое влияние име-

ет и эмоциональная оценка личности на. формирование само-

оценки.

Вместе с тем К. Роджерс указывает, что представление

о себе может быть дано как в виде системы самовосприятий,

допущенных в сознание, так и в виде бессознательных пред-

ставлений, которые тем не менее оказывают влияние на по-

ведение личности.

Таким образом, К. Роджерс выделяет как бы два уровня

самооценки-осознанный и бессознательный. О разграниче-

нии самооценок на осознанном и бессознательном уровнях

говорит и Олпорт, когда пишет о существовании <чувства те-лесного <Я>, и подчеркивает его значение для общего обра-

за <Я>, т. е. самооценки.

Большое влияние оказали на практику психотерапии и

взгляды А. Маслоу (85]-его положение о том, что потреб-

ность к самоактуализации приводит к тому, что че-

ловек не должен вырабатывать способы защиты от окружаю-

щего мира, а что у него должно актуализироваться адекват-

ное восприятие мира и других людей. Только при актуализа-

ции потребностей общения с другими людьми актуализирует-

ся и творческая способность человека. Только правильно вос-

принимая окружающий мир, человек осознает и себя. Ха-

рактерной особенностью невротика является именно то, что

регуляция поведения у него слабо выражена, его требования

к миру неадекватны: в то время как сам он миру ничего не

дает,он требует от других людей одобрения. Цель психоте-

рапии и состоит в том, чтобы помочь человеку в невротиче-

ском состоянии проявить свои возможности, помочь ему ре–

гулировать свое поведение; фиксация своих переживаний

должна уступить место направленности на более широкие

цели. Таким образом, психотерапия должна быть направлена

не на выработку мер защиты себя от окружающего мира. а

на то, чтобы человек был готов <к полному использованию иразвитию своих талантов, способностей, потенциальностей>

Психотерапия должна вызывать у человека потребность

к созидательному труду; труд- обеспечивает, по мнению Ма-

слоу, психическое здоровье человека. Однако, говоря о роли

труда в оздоровлении личности, Маслоу, как мы уже указы-

вали выше, абстрагируется от классовой обусловленности

ценностей, ради которых человек трудится; он не мог усмот-

реть того, что труд только в условиях социалистического об-

щества становится источником развития личности и ее психи-

ческого здоровья.

Для психотерапевтической практики имела большое зна-

чение <теория ролей>. Основное ядро этого учения состоит,

как говорилось выше, в том, что развитие личности происхо-

дит в общении с другими людьми, в принятии некоего роле-

вого поведения. Человек, согласно представлениям этой тео-

рии, выступает в виде какого-то <носителя> определенной

социальной роли. Способ поведения как носителя нормати-

нов общества определяется ролевой позицией человека. По-

ложения этого направления тоже проникли в практику пси-

хотерапии. В настоящее время существует много психотера-

певтических групп: Т-группы (группы поведения), игровые

группы для взрослых и детей. Не останавливаясь на кон-

кретном содержании этих групп (они описаны во многих

учебниках и монографиях по социальной психологии), мы

хотим лишь еще раз указать на аморфность теоретических

позиций, лежащих в основе теории ролей. Поэтому и уста-

новка терапии, основанной на теории ролей, носит прагма-

тический характер. Совершенно правильно указывает

М. Г. Ярошевский, говоря, что <из поля категориального зре-ния Мида выпала личность как особая психическая реаль-ность. Она исчезла в пестром мелькании формул ролевогоповедения, переходящих на социальном форуме от одногоиндивида к другому> [47, 303]. Однако вопрос о возможности

коррекции неправильного представления себя, о неадекват-

ной позиции личности и вопрос о том, что возможна коррек-

ция на уровне социального общения и поведения, был по-

ставлен представителями теории ролей. Вопрос о границах

такой терапии должен стать предметом особого обсуждения.

Как было сказано выше, мы руководствовались при выбо-

ре изложенных теорий и тем влиянием, которое они оказа-

ли на психологию в методологическом аспекте. Нам хотелось

показать, что теории, базирующиеся на фрейдистских поло-

жениях (теории Хорни, Фромма, Салливена), продолжали по

существу биологизаторскую концепцию Фрейда, несмотря

на их декларацию о социологизации его учения. По существу,

эта линия не могла (несмотря па возможно субъективное

желание самих ученых) преодолеть сущность ортодоксаль-

ного Фрейда об антагонистическом противопоставлении лич-

ности и общества. Более того, эти теории, являясь мимик-

рией фрейдизма, оказали большое влияние на умы психоло-

гов, чем само его ортодоксальное учение. Не обладая мето-

дологией диалектического материализма, зарубежные пси-

хологи часто нс могли усмотреть, что в основе неофрейдизма

лежит та же биологизаторская детерминация личности.

особенно четко это проявилось в их понятии самооценки

или <Я-концепции>, которую они рассматривают как некую

сам:у по себе изначальную структуру. Взяв за основу поло-

жение о наличии бессознательного восприятия мира, они по-

лагают, что представление о себе, самооценка могут адекват-

но быть проявлены только в результате психотерапии (иде-

альное <Я> у Адлера, <представление о себе>, у Роджерса,

Хорни). Они не смогли понять того, что отдельные эмпири-

ческие данные, полученные ими путем опроса, нс могут слу-

жить основанием для определения сложной структуры само-

оценки.

Советские ученые доказывают, что самооценка является

итогом развития самосознания, эмоционально-ценностного

отношения к себе и миру (С. Л. Рубинштейн, Б. Г. Ананьев).

А. Н. Леонтьев указывал, что осознание своего <Я> является

не знанием своих свойств, а осознанием себя в системе об-

щественных отношений И. С. Кон

говорят, что <Я-образ>-это определенное отношение к се-

бе. что оно носит характер социальной установки. Об этом го-

ворит и Ф. В. Бассин когда он указывает, что пережива-

ние. возникнув, перестраивает наше поведение, оно продол-

жает жить, даже когда мы перестаем фиксировать на нем

свое внимание.

Методологический аспект теории неофрейдизма особен-

но четко выявляет свою ложную позицию, сводящую всю

сложность формирования какого-нибудь явления к постули-

рованию ее врожденной имманентности. В анализе категории

самооценки проявляется отсутствие диалектического соци-

ально-исторического подхода этой концепции. Психическое

явление анализируется вне идеи развития.

Методологическая несостоятельность при анализе само-

оценки или <Я-образа> выявляется также у представителей

гуманистической теории. Например, теория самоактуализа-

ции А. Маслоу, отрицание им положения Фрейда о том, что

агрессивныс тенденции являются фактором развития лич-

ности, положения о социальной природе, человеческих по-

требностях. призыв К. Роджерса к необходимости индирек-

тивного отношения между людьми, положение Г. Олпорта о

<человеке, как открытой системе>, т. е. положение о нераз-

рывной социальной связи человека и общества, на первый

взгляд действительно импонируют как созвучные положениям

советской психологии. Следует также отметить, что при ана-

лизе движущих сил человеческой деятельности представите-

ли этого направления не придерживаются взглядов гомеоста-

зиса. Они не считают, что венцом развития личности явля-

ется установление равновесия внутренних борющихся сил, а.

наоборот, они считают, что становление, развитие личности

носит, непрерывный характер. В этом заключается <рацио-нальное зерно> их положений. Однако в целом позиция <гу-манистической психологии> носит антиисторический и анти-

диалектический характер. Личность как бы сосуществует

для них наряду с обществом. Изменяя личность, мы, по их

мнению, меняем и общество. Исходя из положений марксист-

ской философии, советские психологи считают, что личность

не является самостоятельно существующим наряду с об-

ществом явлением, как это представлено в исследованиях Ма-

слоу и других представителей гуманистического направле-

ния. Хотя последние выдвигают идею социального чувства

самоактуализации в качестве основного ядра личности, но

саму тенденцию к самоактуализации они по существу антро-

пологизируют, признавая ее как врожденное свойство чело-

века.

Неприемлемым является и объяснение механизмов и при-

чин, приводящих к самоактуализации. По мнению Маслоу,

такой причиной является отчужденность человека от людей,.

невозможность самореализации. (В этом отношении взгляды

Маслоу перекликаются со взглядами Фромма.) Таким обра-

зом, причины, -характерные для структуры классового капи-

талистического общества, принимаются за общую причину

развития или искажения личности.

Большое значение приобрели в становлении психологии

взгляды <понимающей> и <экзистенциалистской> психологии.

Представители этого течения внесли свою лепту в борьбу с

явлениями позитивизма в психологии. Как известно, показа-

ния представителей позитивистов (Конт, Спенсер) сводились

к тому, что они противопоставляли себя как идеализму, так

и материализму, утверждая, что их учение <возвышается> над

ними. Роль науки сводилась к описанию и систематизации

эмпирических фактов. Как известно из истории психологии,

позитивизм приводит к голому прагматизму.. Представители

прагматической тенденции (Джемс, Дьюи) отрицают позна-

ние объективной истины. Истина, по мнению прагматиков,-

это то, что приводит к успеху в индивидуальной жизни че-

ловека.

Критерием истинной природы вещей является их полез-

ность для человека, причем к истинной природе могут отно-

ситься и фантазия и суеверие. По их мнению, наука не рас-

крывает свойств явлений. Метод науки подменяется мето-

дами выгодности средств и цели. По мнению представителей

прагматизма, интеллект является лишь средством адаптации,

а не познания. Если раньше в эпоху Декарта, Спинозы, Ди-

дро буржуазия прославляла разум, то сейчас разум прини-

жается. Роль идеи в сознании отрицается. Прагматизм яв-

ляется проявлением иррационализма, этим самым он направ-

лен на подрыв революционной теории марксизма.

Согласно учению прагматизма, задача науки состоит не

в том, чтобы познать мир; важным являются, как мы гово-

рили выше, эмпирические данные опыта, практики. Однако

практика понимается ими не в марксистском .смысле. В марк-

систском понимании практика носит общественный характер,

это процесс воздействия на объективный мир. Понятие прак-

тики связано у марксиста с признанием существования внеш-

него мира, объективных законов о природе и обществе, в со-

ответствии с которыми и развивается общественная челове-

ческая деятельность. Для прагматиков же практика равно-

значна успеху.

Встает вопрос о том, как же философия прагматизма

влияет на судьбу отдельных наук? Какой дисциплине они

навязывают свои закономерности? В каких научных областях

наиболее сильно их влияние? Если раньше прагматизм в ос-

новном пытался опираться на законы физики (механицизм), то

современный неопозитивизм широко использует данные таких

наук, как лингвистика, логика.

Философия прагматизма нашла свое отражение в бихе-

виоризме и необихевиоризме. Представители этого направле-

ния считают, что развитие всех наук должно идти по пути

естественных. При этом наука должна базироваться не на

теории, а на эмпирических фактах, а главное, специфика по-

ведения человека должна учитываться в понятиях <стимул -реакция>. Последнее положение вызвало негативную реак-

цию со стороны многих психологических школ, особенно <по-нимающей психологии> и психологии экзистенциализма, ко-

торые восстали против того, что из научной психологии вы-

падают исследования таких разделов, как человеческое мы-

шление, сознание, а главное-личность, что психологи пози-

тивистского и неопозитивистского направления перестали

изучать <человеческое в человеке>.

Представители <понимающей психологии> (В. Дильтей,

Э. Шпрапгер) стремились, как описано выше, показать, что

человека можно понять только из истории, но дело-то в том,

что саму историю они рассматривают идеалистически – как

историю духа; иными словами, в истории люди являются, по

нх мнению, носителями духовных ценностей.

Правильно выступая против позитивизма в психологии,

вскрывая его беспомощность в преодолении того тупика, в

который вошла атомистическая психология, представители

понимающей психологии не смогли раскрыть истинного содер-

жания духовной жизни человека, они не смогли также рас-

крыть качественное изменение ценностей, которые присущи

психическому развитию человека, так как сами стояли на

субъективно-идеалистической позиции.-Они не видели того,

что основным механизмом развития психики является усвое-

ние и присвоение социально-общественных форм деятель-

ности.

В хрестоматии по истории, психологии П. Я. Гальперин и

А. Н. Ждан правильно указывают, что у представителей по-

нимающей психологии звучала мысль о недостаточности ме-

ханистического подхода к психологии человека, однако их по-

пытка <пойти в психологии по линии соотнесения структурыотдельной личности с духовными ценностями обществах неоткрывала адекватного пути для изучения психики человека,так как развитие высших психических функций представле-но в ней как чисто духовный процесс, а <сами сферы культу-ры возникают в силу чисто духовного процесса, внутреннегосамодвижения духа>

Не менее резко выступала против неопозитивизма экзи-

стенциалистская психология. Представители этого, направле-

ния заострили внимание на том, что основным в развитии

личности является собственное <видение мира>. ПОЭТОМУ и

воздействовать на поведение человека, на его поступки мож-

но, только учитывая это основное видение, учитывая его от-

рефлексированные переживания. Этим самым экзистенциа-

листская психология противопоставила себя неофрейдистско-

му учению о преимущественном значении бессознатель-

ного.

Однако под видом борьбы с позитивизмом, неофрейдиз-

мом экзистенциалистская психология уводит от поисков при-

чины и детерминации человеческого поведения. Указывая на

это, М. Г. Ярошевский правильно утверждает, что экзистен-

ниализм обрывает <связь со всей могучей традицией изуче-ния человека, которой психология обязана своими лучшимидостижениями. Утверждается связь с другой традицией -религиозной> .

Экзистенциализм оказал большое влияние на искусство,

литературу капиталистического мира, в которых звучат от-

голоски признания личности как некой иррациональной сущно-

сти. Против всех приведенных идеалистических направлений

психологии выступили представители французской социоло-

гической школы (П. Жане, Ж. Ньюттен). Мы показали, что

основным положением этого направления является мысль о

связи психики и поведения человека, что именно психическое

является регулирующим звеном в деятельности человека.

Жане настаивает на том, что отдельные психические процес-

сы, такие, как память, мышление, являются различными фор-

мами регуляции человека. Жане подчеркивает, что поведение

человека всегда детерминированно внешним миром. Жане

поднял даже вопрос о том, что психические процессы явля-

ются интериоризацией практического действия [79].

Таким образом, Жане поставил проблему о необходи-

мости преодоления разрыва психики и поведения, необходи-

мости преодоления функционального подхода к психике че-

ловека.

Продолжателем прогрессивной линии исследований

П. Жане был, как мы показали, Ж. Ньюттен. Заслугой кон-

цепции Ж. Ньюттена является то, что он пытался объяснить

поведение человека, исходя из категории мотивации. Свои-

ми исследованиями он наносит удар по разным видам редук-

ционизма. Ньюттен и Жане утверждали, что объективный

мир не только не противостоит <Я>, но именно объективный

мир сформирует и определяет содержание поступков чело-

века.

Заслугой Ж. Ньюттена является и то, что он настаивал

на необходимости экспериментального метода при исследова-

нии поведения человека. Отдавая долг клиническому методу,

Ньюттен подчеркивает, что поведение, поступки человека не

МОГУТ изучаться в том же аспекте, как физиологические реак-

ции. т. е. использованием наблюдения; необходимо усмотреть,

как меняется поведение человека, при изменившихся услови-

ях. Далее он утверждает, что именно экспериментальный ме-

тод. показывает невозможность использования данных пато-

логических отклонений для изучения психики здорового че-

ловека.

Ньюттен говорит о том, что методологическая проблема

психологии связана с вопросом о природе и причинах поведе-

ния человека. Экспериментальный метод способен осущест-

вить этот контроль.

Вместе с тем Ньюттен придерживается того мнения, что

основные потребности являются врожденными. Точно так же –

он отрицает тот факт, что сознание является образом объек-

тивного мира. Сознание он определяет как факт непосредст-

венной презентации субъекту внешнего мира.

Концепция, которая принимает социальные потребности

(независимость, любовь, дружбу, уважение и т.д.) и духов-

ные потребности (философские, нравственные) как врожден-

ные. ненамного отличается от редукционистских концепций.

Таким образом, все рассмотренные нами теории личности

либо основываются на неправильной методологической осно-

ве. либо отличаются непоследовательностью своих позиций.

Мы остановились также на марксистски ориентированных

теориях Ж. Политцера и Л. Сэва, которые исходят из поло-

жений марксистско-ленинской философии. Влияние этих тео-

рий значительно возрастает, они находят свое отражение во

многих публикациях, показывающих, что личность развива-

ется в социальном сообщничестве людей и трудовой деятель-

ности. Советские психологи, заложившие основу учения о

личности, исходят из положения марксистско-ленинской фи-

лософии о том. что <сущность человека не есть абстракт,присущий отдельному индивиду. В своей действительностиона есть совокупность всех общественных отношений>

. Вместе с тем следует согласиться с замечанием М. Г. Яро-

шевского

что <из марксистского учения о социальной сущно-сти личности отнюдь не следует отрицание значимости ее ин-тимно-психологических структур... Поэтому, придавая решаю-щее значение включениям личности в общественно-экономи-ческий контекст, марксистская философия утверждает значи-мость ее психологического аспекта>

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019