.

Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. 2002 – Юридическая психология (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 111817
Скачать документ

Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. 2002 – Юридическая
психология

||| Предисловие

Процесс строительства правового демократического государства, переход к
новой социально-экономической формации, необходимость реформирования
правоохранительной системы Украины требуют активного вовлечения в теорию
и практику юриспруденции богатого арсенала методов и средств современной
психологии, в частности такой ее отрасли, как юридическая психология.
Знание этой отрасли является неотъемлемой частью профессиональной
подготовки будущих юристов. Для дипломированного практического
психолога, связанного с правоохранительной деятельностью, знание
юридической психологии – необходимое условие эффективности его
профессиональной деятельности. Юридическая психология вооружает
специалистов знанием значимых феноменов и закономерностей таких
специфических видов человеческой активности, как правовое и асоциальное
поведение, становления и функционирования этих форм поведения, путей и
видов деструкции когнитивной, регулятивной и коммуникативной сфер
человеческой личности, условий ее ресоциализации.

Данный учебник предназначен для подготовки лиц, специализирующихся в
области юриспруденции и юридической психологии. Он будет полезным для
курсантов и слушателей психологических факультетов высших учебных
заведений системы МВД, студентов педагогических вузов и факультетов,
адъюнктов и аспирантов, а также практических работников социальных служб
МВД Украины.

В предлагаемом учебнике рассматриваются следующие проблемы.

Сущность и структура теоретических понятий курса юридической психологии,
ее методы и основные этапы развития.

Закономерности психологии личности применительно к правовой регуляции
деятельности.

Психологические механизмы деятельности субъектов судопроизводства и
правоохранительной системы.

Закономерности формирования и проявления преступного поведения,
профилактика преступности, возможные пути ресоциализации осужденных.

Механизмы группового преступного поведения.

Психологические аспекты состояния личности потерпевших.

Факторы преступности несовершеннолетних.

Цели и методы судебно-психологической экспертизы.

При подготовке учебника авторы использовали как свой многолетний опыт
работы в правоохранительных органах в процессе проведения
судеб-но-психологических экспертиз, участия в судопроизводстве, в
системе ре-социализации осужденных, так и опыт преподавательской
деятельности в вузах.

Раздел I

ВВЕДЕНИЕ

В ЮРИДИЧЕСКУЮ

ПСИХОЛОГИЮ

Глава 1

Предмет и задачи юридической психологии

1.1. Предмет юридической психологии

Юридическая психология – одна из отраслей общей психологии. Объектом
изучения психологической науки являются общие закономерности сознания и
поведения человека как субъекта деятельности. Психические процессы и
свойства личности специфически проявляются и формируются в различных
видах деятельности, в связи с чем выделяются прикладные отрасли
психологии, исследующие соответствующие теоретические и практические
проблемы поведения человека (педагогические, социальной психологии,
психологии труда, патопсихологии и др.).

Выделение юридической психологии как самостоятельной научной области
исследования и учебной дисциплины связано с особыми правовыми аспектами
человеческой деятельности. Человек как личность формируется и существует
в системе общественных отношений, являясь социальным существом, для
которого характерны целенаправленность и саморегуляция. Необходимым
условием существования любой общественной формации, как известно, служат
разработанные людьми нормы права, которые регулируют поведение и
взаимоотношения между индивидами, между личностью и обществом.

Предметом юридической психологии является изучение закономерностей
поведения людей в системе правовых отношений, а также структуры и видов
юридической деятельности. Юридическая психология осуществляет синтез
основ психологических знаний и основ юриспруденции. Будучи социальным
существом, человек организует свою деятельность в соответствии с
определенными правилами-нормами поведения, обязательными для конкретных
групп, классов или общества в целом. Как отмечает В.Л.Васильев, все
нормы поведения можно разделить на экотехнические (регулирующие
использование природных ресурсов и орудий труда) и социальные нормы,
которые регулируют отношения между людьми1. Социальные нормы включают в
себя обычаи, мораль и право. Обычаи (традиции) влияют на организацию
поведения представителей определенных этнических и религиозных групп;
мораль – принятые в обществе нормы нравственного поведения (например,
христианские заповеди, правила рыцарской чести, культуры поведения),
которые могут приводить субъекта не к юридической ответственности, а
только к общественному порицанию. И, наконец, право – это принятые в
обществе законы поведения, требующие воздержания от действий, наносящих
отдельным лицам, группам лиц или государству в целом различные виды
ущерба, или совершения необходимых действий в определенных условиях как
выполнение гражданского долга.

Если юрист как специалист в области права рассматривает действия людей в
соответствии с определенными статьями конституции, гражданского и
уголовного кодексов, то юридический психолог прежде всего изучает
человека как личность обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, работника
правоохранительной системы с точки зрения влияния психических процессов
и свойств на особенности противоправного или нормативного поведения.

1.2. Место юридической психологии

в системе психологических и юридических знаний

Находясь на границе психологии и юриспруденции, юридическая психология
определенным образом включается как в систему психологических, так и в
систему юридических наук и учебных дисциплин. Будучи прикладной отраслью
психологической науки, юридическая психология органически связана с
другими отраслями психологии. Эта связь обусловлена, во-первых, тем, что
общим объектом для них всех является личность человека как субъекта
деятельности; во-вторых, тем, что в различных условиях и видах
деятельности личность подвергается различным видам деформации.
Фактически юрист и юридический психолог изучают не какого-то
абстрактного человека, а именно личность в конкретных условиях учебной,
производственной, военной, правоохранительной, коммуникативной и других
видов деятельности с точки зрения их соответствия правовым нормам.

Междисциплинарные связи юридической психологии с другими отраслями
психологической науки могут быть представлены в виде схемы (см. рис. 1).

Связь юридической психологии с общей психологией состоит в том, что при
анализе поведения субъектов правовых отношений мы опираемся на
установленные общепсихологические законы организации целенаправленной
деятельности человека.

1 См.: Васильев В.Л. Юридическая психология. СПб., 2000.

Возрастная психология вносит свой существенный вклад в раскрытие
онтогенеза личности, понимание деструктивных факторов девиант-ного и
деликвентного поведения подростков и взрослых. Педагогическая психология
позволяет раскрыть роль конкретных условий воспитания в формировании
мотивации поведения и правосознания личности. Взаимодействие юридической
психологии с психологией труда необходимо для раскрытия профессиональной
ориентации личности, ее конкретного вклада или нанесения ущерба
производственным процессам, профессиональной ориентации личности,
профессиографического анализа деятельности юриста.

Особенно тесны связи юридической психологии с социальной психологией,
которая раскрывает механизмы общения и правового взаимодействия людей в
их индивидуальной, групповой и общественной деятельности.

При рассмотрении многих профессиональных вопросов юридическая психология
опирается на данные патопсихологии и медицинской психологии,
раскрывающих роль филогенетических и онтогенетических механизмов
патологии психики в развитии протиправного поведения. Б.Ф.Ломов
отмечает, что многие явления, изучаемые юридической наукой, не могут
быть поняты без раскрытия роли в них психологических факторов, без
знания механизмов индивидуального и группового поведения людей, без
анализа психологических свойств и особенностей ли-чности1.

Место юридической психологии в структуре юридических дисциплин
представлено на рис. 2.

Поскольку юридическая психология интегрирована в систему юридических
дисциплин, следует указать на ее взаимосвязь с основными из них. Так, по
мнению В.В.Романова, речь идет прежде всего о ее связи с уголовным
правом и уголовным процессом. Основной целью уголовно-процессуальной
деятельности правоохранительных органов является рассмотрение уголовных
дел и установление истины по делу. Сам процесс поиска и доказывания
истины протекает в соответствии с установленными в психологии
закономерностями познавательных и эмоционально-волевых процессов
человека как субъекта деятельности. Практика судопрозводства показывает,
что учет этих закономерностей существенным образом влияет на успешность
установления истины по делу и принятие адекватных судебных решений.

1 См.: Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии.
М.,

В этой связи в ряде уголовно-процессуальных норм имеет место отражение
указанных психологических закономерностей как необходимого условия
достоверности результатов расследования и вынесения справедливого
заключения (например, учета эмоциональных состояний обвиняемых,
психологических особенностей потерпевших и т.п.). Судебное
разбираетельство нельзя рассматривать как процесс психологического
исследования, однако исторический опыт развития права требует учета
психологических факторов для установления истины. Наука уголовного права
при изучении уголовно-правовых проблем опирается на юридическую
психологию в рассмотрении субъективных факторов преступного поведения,
психологической структуры личности преступника, его мотивационной и
эмоционально-волевой сферы, уровня интеллектуального развития,
психических состояний в момент совершения преступления: аффекты,
стрессы, беспомощное состояние и т.п.

Тесная связь наблюдается между юридической психологией, криминалистикой
и криминологией. История развития криминалистики свидетельствует о
большой роли психологических факторов в организации и совершении
преступлений, а также их расследовании. Юридическая психология оказывает
существенную помощь криминалистике в разработке следственной тактики и
выборе методов расследования преступлений. Связь с криминологией как
наукой о преступном поведении выражается в том, что она в развитии
своего категориального аппарата и методов должна опираться на
психологическую методологию личности как субъекта протиправного
поведения. Юридическая психология привлекает внимание криминологов к тем
свойствам личности, которые обусловливают преступные действия. К таким
свойствам следует отнести мотивацию и направленность (структуру
интересов и потребностей), характерологические свойства (отношения к
нормам морали), уровень правосознания, психофизиологические свойства и
т.д.

Следует отметить также тесную связь юридической психологии с гражданским
процессом и гражданским правом. Гражданский процесс имеет свои
специфические особенности при рассмотрении познавательно-психологической
деятельности. Так, если в уголовном процессе материалы предварительного
следствия уже содержат созданную следователем модель изучаемого
правонарушения, то в гражданском процессе концептуальная модель
1устанавливаемых фактов строится самим судьей в ходе подготовки дела1.
Связь юридической психологии с гражданским правом проявляется в решении
ряда правовых проблем. Например, проблема компенсации морального вреда,
связанная с причинением лицу нравственных страданий, должна быть
всесторонне исследована и решаться с учетом индивидуальных особенностей
человека, которому причинен ущерб.

1 См.: Резниченко И.М. Психологические вопросы подготовки и судебного
разбирательства гражданских дел. Владивосток, 1983; Романов В.В.
Юридическая психология. М., 1999.

Традиционными являются связи между юридической психологией и судебной
психиатрией. Эта связь осуществляется в изучении пограничных состояний
человеческой психики, находящихся между нормой и патологией (изучение
психопатических личностей, проведение комплексной
психо-логопсихиатрической экспертизы и т.п.).

1.3. Методологические основы и структура современной юридической
психологии

1.3.1. Основные категории юридической психологии

Юридическая психология, как и другие отрасли науки, имеет свою
методологию, обеспечивающую создание концептуальной модели
соответствующей системы понятий (категорий) и методологический аппарат
исследования своего предмета.

Методология (от греч. methodos – путь познания, logos – понятие, учение)
– это система категорий и принципов, лежащих в основе научного знания и
определяющих направление теоретических и прикладных исследований в
определенной отрасли науки.

Категориальный аппарат юридической психологии охватывает систему
основных базовых понятий, в которых отражаются специфические стороны тех
психических реальностей, которые изучает юридическая психология. Такими
категориями в юридической психологии является следующие.

Категория сознания как осуществляемая мозгом человека высшая форма
отражения природной и социальной среды, служащая средством регуляции
поведения.

Категория правосознания. Опираясь на принятое в общей психологии понятие
сознания, юридическая психология оперирует также производным от него
понятием «правосознание», характеризующим отношение личности к нормам
права, в связи с чем различают правопослушное (нормативное) и
протиправное (преступное) поведение.

Категория личности – субъекта сознательной целенаправленной
деятельности. Основным объектом изучения в юридической психологии
является именно личность как в общепсихическом понимании, так и в
специфических, регулируемых правом формах поведения. В ней изучается
личность профессионала в конкретных видах юридической практики
(следователя, прокурора, адвоката, судьи) с присущими им функциями,
отражаемыми в психограммах специалиста. При этом изучается личность
правонарушителя и преступника с присущей ей мотивацией и деформированным
правосознанием, а также личность потерпевшего и свидетеля. Изучение
личности во всех указанных аспектах – необходимое условие обнаружения
истины по гражданским и уголовным делам.

Категория деятельности как целенаправленной активности челов-ка,
обеспечивающей создание материальных и духовных ценностей. В общей
психологии выделяют такие виды продуктивной деятельности, как учение,
игра, труд. Юридическая психология изучает деятельность в сфере
уголовно-правовых и гражданско-правовых отношений, т.е. в системе
«человек-право». При этом исследуются психологические особенности
профессиональной деятельности в области правоохранения (профессиограммы
следователя, адвоката и т.п.).

Категория противоправной деятельности – это специфический вид
деструктивной асоциальной деятельности, изучаемой юридической
психологией (мотивация и структура девиантного и деликвидного поведения,
факторы личностной деформации, пути ресоциализации личности
правонарушителя).

Категория общения как коммуникативного процесса, в условиях которого
происходит обмен информацией, процесса выработки единой стратегии
взаимодействия и взаимопонимания между людьми. Юридическая психология
изучает формы общения и взаимодействия в коллективах
юристов-профессионалов; факторы формирования преступных групп и
специфики групповой преступной деятельности; общение в группах
осужденных; общение юридических работников с подследственными и
осужденными, влияние структуры общения на ресоциализа-цию
правонарушителей.

1.3.2. Принципы юридической психологии

В основе системы научного знания, как известно, лежат определенные
принципы, т. е. основные положения, позиции, которые определяют
методические подходы к проведению исследований, объяснению наблюдаемых
феноменов, обработке и трактовке результатов. Юридическая психология
опирается на принципы, установленные в общей психологии, трактуя их
применительно к своей области знания. В качестве основных принципов
юридической психологии следует выделить следующие.

Принцип объективности при исследовании психики в условиях правовых
взаимоотношений. Данный принцип требует, чтобы при изучении поведения
людей в условиях законопослушного или протиправного поведения
следователь и суд руководствовались объективными показателями проявления
психических процессов, состояний и поступков человека. Поэтому
первостепенную роль в установлении истины играют методы объективного
наблюдения, лабораторного и натурного экспериментов, сбора и анализа
фактов, вещественных доказательств, экспертных оценок и т.п., тогда как
субъективные и проективные тесты играют вспомогательную роль. При оценке
личности индивида в процессе следствия и судебного разбирательства важно
избежать субъективизма и необоснованности заключений.

Принцип детерминизма (причинной обусловленности) в области правовых
отношений. Этот принцип побуждает нас не только фиксировать определенное
явление (поступок), но и обнаруживать причины, факторы, обусловившие его
возникновение. Различные формы асоциального поведения могут быть
детерминированы комплексом природных психофизиологических,
индивидуально-психологических свойств личности, а также объективных
условий ее формирования в определенной социальной среде (семья,
социальные взаимосвязи, школа, социально-экономические проблемы и т.д.).

Принцип детерминизма позволяет не только искать факторы, обусловившие
протиправное поведение человека, но и прогнозировать его дальнейшее
развитие в зависимости от методов воздействия на него в процессе
следствия, отбытия наказания, его готовности к ресоциализа-ции и
социальной реабилитации.

Принцип единства сознания и деятельности. Становление этого принципа в
отечественной психологии (А.Н.Леонтьев, С.Л.Рубинштейн, Б.Ф.Ломов)
связано с пониманием деятельности как ведущего фактора формирования
личности. Именно включенность личности в определенные виды деятельности
(продуктивной, социально-позитивной или асоциальной) обусловливает
становление определенного типа поведения и формирования законопослушного
или противоправного сознания человека.

Принцип развития. Из этого принципа следует, что личность на всем
протяжении своего жизненного пути подвергается влиянию окружающей среды,
конкретных условий общения и взаимодействия с людьми, благодаря чему
субъект усваивает определенную информацию и приобретает новые свойства и
качества. Личность не остается неизменной, а в зависимости от
складывающихся обстоятельств может изменяться как в лучшую, так и в
худшую сторону. Юристу важно понимать, под влиянием каких объективных и
субъективных факторов сознание правопос-лушного подростка
деформировалось и превратилось в стимул противоправного поведения.
Принцип развития утверждает также, что всякое воспитательное воздействие
на человека, особенно на ребенка, производит определенный развивающий
эффект (Л.С.Выготский) как положительного, так и отрицательного порядка.
Так, неблагоприятный психологический климат в семье или учебной группе
может обусловить развитие агрессивности у подростка.

Принцип личностного подхода. Юридическая психология имеет своим объектом
прежде всего личность как субъекта правопослушной или антиправовой
деятельности, т.е. лицо, выражающее определенное отношение к нормам
права. Поэтому важно исследовать, как объективные факторы внешней
социальной и природной среды воздействуют и преломляются через сознание
конкретной личности, обладающей определенными интеллектуальными и
характерологическими особенностями, а также переживающей определенные
психические состояния, опосредующие формирование асоциальных форм
поведения.

Принцип системности. Внедрение в психологию этого принципа (П.К.Анохин,
Б.Ф.Ломов) привело исследователей к пониманию психики человека не как
комплекса отдельных процессов и свойств, а как единого целостного
образования – системы, в которой все когнитивные, коммуникативные и
регулятивные функции взаимодействуют и взаимообусловливают друг друга.
Деятельность человека понимается как целенаправленный, мотивированный и
саморегулирующийся процесс. Одним из проявлений саморегуляции поведения
является тот факт, что при всей изменчивости личность стремится к
гомеостату, т.е. сохранению внутреннего равновесия своей структуры. Для
юридической психологии это положение важно, чтобы объяснить наличие
психической «нормы», нормального, т.е. адаптированного к нормам права
поведения. При изучении каких-либо актов поведения мы должны учитывать
всю систему свойств личности. При оценке конкретного противоправного
действия человека необходимо изучить структуру его личности в целом, его
мотивацию, целенаправленность, индивидуально-психологические свойства.

Юридическая психология как наука, интегрирующая в себя психологические и
юридические знания, наряду с общепсихологическими принципами должна
соблюдать и основополагающие принципы, лежащие в основе правовой науки и
действующего законодательства (В.В.Романов). Эти принципы хорошо
известны специалистам в области юриспруденции, так как они
законодательно введены в область права: соблюдение законности, равенства
граждан перед законом, презумпции невиновности, справедливости,
гуманности (ст.ст. 3, 8, 21, 24, 55, 62 Конституции Украины).

Принцип законности означает, что в процессе расследования и рассмотрения
дела в суде необходимо соблюдать определенные нормы, установленные
государством и закрепленные в соответствующих статьях Конституции, в
уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном кодексах.

Принцип равенства граждан перед законом отражает традиции демократизма
гражданского общества, необходимость объективного подхода к анализу
деятельности субъекта независимо от его общественного и имущественного
положения.

Принцип презумпции невиновности означает недопустимость предубежденного
и необъективного подхода к расследованию дела, поспешного и
субъективного подхода к принятию обвинительного заключения. Поэтому
каждый обвиняемый имеет право на защиту. Установка следователя на
виновность подозреваемых, целенаправленный в сторону обвинения подход и
предвзятая трактовка фактов является одним из признаков профессиональной
деформации юриста.

Принцип справедливости требует, чтобы при расследовании и
разбирательстве дела участники судопроизводства опирались только на
объективные доказательства и факты, исходя из правовых норм, а также
определяли меру наказания в соответствии с характером совершенного
деяния. Нарушение этого принципа приводит к грубым ошибкам следствия и
решения суда.

Принцип гуманности требует уважения к личности в процессе
суде-бно-психологических расследований, соблюдения норм этики,
недопустимости попрания человеческого достоинства субъекта. В этой связи
существуют определенные ограничения в применении отдельных методов и
рекомендаций. Так, недопустимо применение аппаратурных методик,
вызывающих болевые ощущения и эмоциональный стресс, методов силовых и
физических воздействий, психологического давления, внушения (суггестии),
гипноза, запугивания подследственных с целью получения желаемых
показаний. Недопустимо проведение экспериментов, унижающих достоинство
человека или наносящих вред его психическому и физическому здоровью. При
допросе недопустима постановка наводящих или подсказывающих вопросов,
так как они содержат элементы внушения1.

Таким образом, применение различных методов воздействия на личность в
условиях следствия и разбирательства в суде должно, с одной стороны,
основываться на знании законов общей психологии и психологии личности, а
с другой – осуществляться в рамках определенных правовых норм.

1.3.3. Задачи юридической психологии

Задачи, которые призвана решать юридическая психология, опосредованы
многообразием и сложностью теоретических и практических проблем, которые
входят в сферу деятельности работников юриспруденции. К основным задачам
юридической психологии можно отнести следующие:

1 См.: Коновалова В.Е. Психология в расследовании преступлений. Х.,
1978.; Коновалова В.Е. Правовая психология. Х., 1990.

изучение психологических механизмов противоправного поведения; факторов,
способствующих формированию преступной мотивации и целенаправленности;
способов их профилактики;

разработка психологических методов определения свойств и состояний
личности, а также изучение их влияния на поведение личности в
криминогенной ситуации, что необходимо для понимания «человеческого
фактора» в системе правовых отношений и принятия справедливых судебных
решений, касающихся прав и интересов людей;

изучение (совместно с криминологами и патопсихологами) таких факторов
правонарушений, как состяние «вменяемости» – «невменяемости»,
патологических черт характера, личностной незрелости (инфантилизма),
внушаемости, низкой социальной адаптации, соответствия умственного
развития возрасту субъектов правонарушений и т.п.;

изучение возрастной динамики противоправного поведения и факторов,
опосредующих преступность среди несовершеннолетних;

изучение психологических механизмов роста преступности в условиях
социально-экономических и политических преобразований в обществе;

разработка эффективных методов организации исправительно-трудовой
деятельности осужденных и прогнозирования их готовности к
ресоциализации;

разработка рациональных методов взаимодействия с потерпевшими и
свидетелями с целью получения объективных показаний по делу;

изучение психологической структуры профессиональной деятельности
работников правоохранительной системы (следователей, адвокатов, судей,
прокуроров), осуществление профессиографии и психогра-фии их
деятельности;

психологическое обучение сотрудников правоохранительной системы с целью
формирования профессионально важных свойств личности, в частности
способностей психологического анализа субъектов противоправного
поведения, индивидуальных и групповых преступлений;

обеспечение участия специалистов в проведении судебно-психо-логической
экспертизы в процессе расследования и рассмотрения уголовных дел, а
также иных видов правонарушений;

обеспечение психологической службы в правоохранительной системе с целью
оказания консультативной и практической помощи должностным лицам в этой
системе при осуществлении их процессуальных действий (проведения
следственного эксперимента, обыска, допроса, опознания) с соблюдением
предусмотренных законом свобод и прав личности граждан;

разработка психодиагностических методов профотбора и лонгитю-дного
контроля деятельности должностных лиц системы правоохране-ния,
формирования адекватной мотивации и профилактики профессиональной
деформации;

организация работы с населением с целью психологического просвещения и
проведения профилактики правонарушений среди различных групп граждан.

Решая эти задачи, юридическая психология содействует совершенствованию
правоохранительной и правоприменительной деятельности, оказывает
существенную помощь юристам различных специальностей в решении их
профессиональных задач.

1.3.4. Структура современной юридической пси -хологии

Юридическая психология – сравнительно новая отрасль научного знания. Она
сформировалась в 40-60-х гг. XX в. на основе психолого-юридических
знаний: криминальной психологии, возникшей параллельно с криминалистикой
в связи с необходимостью применения психологических методов при изучении
личности преступников; судебной психологии, исследующей психологические
проблемы судопроизводства; правовой психологии, изучающей проблемы
правового регулирования деятельности. Юридическая психология как область
знания включает в себя указанные составляющие отрасли, исследуя как
традиционные, так и новые проблемы (например, психологическую структуру
юридической деятельности, профессиографию, профессиональный отбор
специалистов, профессиональную адаптацию и деформацию и др.).

Несмотря на выход в свет ряда капитальных работ в области юридической
психологии (В.Л.Васильев, 2000; М.И.Еникеев, 1996; В.В.Романов, 1999 и
др.), юридическая психология еще не стала вполне сложившейся отраслью
знаний и находится в процессе своего активного развития и становления.
Поэтому ряд авторов по-разному описывают ее содержание и системы
охватываемых ею проблем. Большинство авторов исходят из того положения,
что все психологические закономерности в области правоприменительной
деятельности можно разделить на две большие категории: правопослушную и
правонарушительную деятельность. В предложенных системах курса
юридической психологии последовательно анализируется иерархически
организованная структура поведения субъектов правовых взаимоотношений.
Так, в вводной части, как правило, рассматриваются предмет, задачи,
методы, история, система юридической психологии. В разделе, посвященном
собственно правовой психологии, рассматриваются вопросы законопослушного
поведения и правосознания личности, закономерности ее правовой
социализации и формирования иммунитета к воздействию криминогенных
влияний.

В прикладной части, которую специалисты называют судебной
пси-хологией,содержатся такие разделы, как криминальная психология,
психология потерпевшего, психология несовершеннолетних правонарушителей,
психология следственной деятельности, психология судебного процесса,
судебно-психологическая экспертиза и исправительно-трудовая психология.

В предложенных схемах при всей их основательности не всегда в
необходимом объеме отражены такие вопросы психолого-юридического плана,
как психология свидетеля, проблемы профотбора, профессиональной
деформации, психологические аспекты гражданского судопроз-водства и т.п.

Все эти вопросы должны быть отражены в целостной системе
психолого-юридических знаний. Предложенная нами структура учебного курса
основывается на соответствующем понимании системы юридической психологии
(см. рис. 3).

В процессе своего становления и дальнейшего развития юридическая
психология будет уточнять свой предмет и расширять круг проблем, которые
подлежат решению.

Вопросы для самоконтроля

В чем состоит предмет юридической психологии?

В чем заключается взаимосвязь юридической психологии со смежными науками
– общей психологией, юриспруденцией, криминологией и др. ?

Охарактеризуйте основные категории юридической психологии

Каковы основные принципы юридической психологии?

Каковы основные задачи юридической психологии?

Охарактеризуйте структуру, системы современной юридической психологии

Глава 2

Методы юридической психологии

2.1. Системный подход к изучению личности и групп в юридической
психологии

Системный подход, возрастание роли системного знания были определены как
новыми потребностями развития научного знания, так и практическими
потребностями более широкого плана. Накопление и углубление научного
знания, его дифференциация и интеграция ведут к более глубокому
пониманию исследуемых явлений. Вместе с тем, картина эта становится все
более сложной, расчлененной и динамичной. Естественно, научная
методология должна была найти соответствующие формы для выражения этих
сложных структур, зависимостей и отношений, поэтому системные
представления оказались весьма своевременными.

Сущность системного подхода в изучении объективной реальности
заключается в том, что объекты познания рассматриваются как целостные
образования. Системный подход исходит из того положения, что специфика
системы (греч. 8у^ета – целое, составленное из частей, объединение) не
сводится к особенностям составляющих его элементов, а коренится прежде
всего в характере связей и отношений между ними.

Целостность является результатом интеграции частей целого, это понятие
отражает процесс и механизм объединения частей, приобретения комплекса
интегральных совокупных качеств. Любая система может рассматриваться как
часть другой более крупной системы, системного комплекса.

Системный комплекс – это целостное составное явление, когда сама система
состоит из двух или нескольких самостоятельных, но взаимосвязанных
систем. Так, личность, с одной стороны, можно рассматривать как систему,
а с другой – как системный комплекс, в который входят такие системы, как
память, мышление, характер и т.д.

Системный комплекс может быть представлен в таких системах: личность
руководителя – коллектив учреждения; потерпевший – группа
правонарушителей – свидетели и т.п.

В системе предметом изучения оказываются ее структура, законы соединения
частей в целое, ее внутренние механизмы и интегральные закономерности. В
системном комплексе действуют иерархические связи, взаимодействия и
отношения двух или нескольких систем. Целостность комплекса – это уже не
органическая целостность, а только единство взаимодействующих систем
(например, водителя и автомобиля; личности и группы).

Принцип иерархии систем в системном комплексе является весьма
продуктивным для юридической психологии. Системный подход позволяет нам
представить юридическую психологию как систему, входящую в
системокомплексы более высокого ранга – в психологию и правоведение, или
как системный комплекс, включающий системы криминальной, судебной
психологии и др.

Система психических явлений – многоуровневая, которая строится
иерархически. Она включает в себя ряд подсистем, обладающих различными
функциональными качествами. Можно выделить три основные неразрывно
взаимосвязанные подсистемы: когнитивную, в которой реализуется функция
познания; регулятивную, обеспечивающую регуляцию деятельности и
поведения; коммуникативную, формирующуюся и реализующуюся в процессе
общения между людьми. В свою очередь каждая из этих подсистем может быть
расчленена далее на более мелкие.

Системный подход требует рассмотрения явлений в их развитии. Целостность
системы формируется и разрушается в ходе ее развития.

Объектом изучения юридической психологии является человек как субъект
правоохранительной деятельности и участник определенных правоотношений.
Задача юридической психологии заключается прежде всего в исследовании и
выделении психологических закономерностей деятельности личности в
области правового регулирования, а также разработке практических
рекомендаций по повышению эффективности правоохранительной деятельности.
Системный подход в юридической психологии позволяет нам установить
механизм детерминирующего влияния социальной среды на правомерное или
противоправное поведение человека и социальных групп.

Системный подход позволил отойти от линейного детерминизма
(причинности). В психологии долгое время пытались представить поведение
человека как прямую, однонаправленную цепочку причин и следствий:
«причина – следствие», «новая причина – новое следствие». Примитивная
концепция линейного детерминизма описывала одиночную цепочку событий,
которая хорошо иллюстрируется старинной песенкой:

Не было гвоздя – подкова пропала. Не было подковы – лошадь захромала.
Лошадь захромала – командир убит. Конница разбита – армия бежит. Враг
вступает в город, пленных не щадя, От того, что в кузнице не было
гвоздя1.

Существенной характеристикой системной детерминации является ее
нелинейность:

1 Стихи матушки Гусыни / Пер. С.Я.Маршака. М., 1988.

во-первых, отход от поиска единственной детерминанты (причины);

во-вторых, отказ от понимания связи «причина-следствие» как
непосредственной, близкой по времени проявления, признание кумулятивной
причины, предполагающей накопление некоторой критической массы изменений
(например, накопление отрицательных переживаний, вследствие которого
может в дальнейшем наступить стресс или аффект);

– в-третьих, нарушение прямых привычных соотношений между некоторыми
параметрами, возникновение «извращенных» отношений (например, обратные
эффекты сверхзначимой мотивации – дезорганизаци-ия, дезадаптация,
«сползание» на низшие уровни регуляции и т.д.).

Для раскрытия причинно-следственных связей в поведении личности очень
важным представляется такое понятие, как системообразующий фактор. В
поведении человека в качестве системообразующего фактора могут выступать
мотивы, цели, задачи, установки, межличностные отношения, эмоциональные
состояния и т.д. Изучая систему, в которую в качестве структурных
элементов входят факт преступления, потерпевший, правонарушитель,
свидетели, важно понять, какой системообразующий фактор стал для этой
системы ведущим.

2.2. Классификация методов юридической психологии

Любая наука, как известно, прежде всего направлена на проведение
объективного исследования и, следовательно, определение ее основных
методов и вспомогательных методик.

Метод – это путь познания, способ, который позволяет исследовать предмет
науки. Поэтому методология науки включает в себя наряду с принципами,
руководящими положениями, научными подходами еще и систему методов
исследования.

Юридическая психология использует систему методов науки как психологии в
целом, являясь ее отраслью, так и специфическую совокупность методов,
которые обеспечивают процесс познания ее предмета. Юридическая
психология постоянно и систематически обогащается новыми методами,
разрабатывая собственные и заимствуя их в других науках (например, в
юриспруденции).

Эти методы можно классифицировать как по целям, так и по способам
исследования. По целям исследования методы юридической психологии можно
разделить на три группы.

Методы научного исследования. С их помощью исследуются психические
закономерности человеческих отношений, регулируемых нормами права, и
разрабатываются научно обоснованные рекомендации для практических
работников, занимающихся проблемами защиты прав и свобод граждан.

Методы психологического воздействия на личность. К основному методу
воздействия, который может применяться в юридической психологии, можно
отнести убеждение. Убеждение – это воздействие на сознание, чувства,
волю посредством сообщения, разъяснения и доказательства важности того
или иного положения, взгляда, поступка либо их недопустимости с целью
заставить слушающего изменить его взгляды, установки, позиции, отношения
и оценки, либо разделить мысли или представления говорящего (например,
убедить подследственного, подозреваемого, обвиняемого, свидетеля,
потерпевшего дать правдивые показания). Убеждение является основным,
наиболее универсальным методом руководства и воспитания и должно широко
применяться в деятельности судебных и правоохранительных органов.
Механизм убеждения основан на активизации умственной деятельности
человека. Убеждать нужно аргументировано. Аргументация – это приведение
логических доводов с целью доказать истинность какого-либо суждения.
Убеждение – это сложный метод, так как требует от личности, его
применяющей, развитого интеллекта, знаний логики.

Среди других методов этой группы можно назвать внушение и
ма-нипулятивные тактики.

Внушение есть не что иное, как вторжение в сознание человека (или
привитие ему какой-либо идеи), происходящее без участия и внимания
воспринимающего лица и нередко без ясного с его стороны сознания
(например, гипноз, религия, программирование и т.п.). При внушении
осуществляется целенаправленное словесное или образное воздействие,
вызывающее некритическое восприятие и усвоение какой-либо информации.
Метод внушения и его разновидность – самовнушение, оказался эффективным
в психотерапии, спортивной и педагогической психологии, при решении
воспитательных задач.

Манипулятивное воздействие – это форма межличностного общения, при
которой воздействие на партнера по общению с целью достижения своих
намерений осуществляется скрытно. Манипуляция предполагает объективное
восприятие партнера по общению, стремление добиться контроля над
поведением и мыслями другого человека. Манипулятора характеризует
лживость и примитивность чувств, апатия к жизни, состояние скуки,
чрезмерный самоконтроль, цинизм и недоверие к себе и другим (Э.Шостром).
Сферой «разрешенной манипуляции» является бизнес, пропаганда, деловые
отношения вообще. Манипуляторы встречаются и в повседневной жизни.

Следует отметить, что диапазон применения этих методов в юридической
психологии ограничен рамками законодательства (по гражданским и
уголовным делам) и этическими нормами.

3. Методы судебно-психологической экспертизы (СПЭ).
Судебно-психологическая экспертиза проводится экспертом-психологом по
постановлению следственных или судебных органов и должна представлять
собой объективное и полное исследование отдельной личности (группы
людей). Судебно-психологическое экспертное исследование ограничено
требованиями законодательства, регламентирующего производство
экспертизы. Содержание комплекса методов, используемых в СПЭ
определяется характером правонарушения, теми конкретными задачами,
которые поставлены перед экспертом, возрастом подэкспертно-го лица
(лиц). Некоторые методы СПЭ включаются в исследовательский комплекс
обязательно: беседа, наблюдение и его разновидность -поведенческий
портрет, анализ материалов уголовного дела, ретроспективный анализ
поведения подэкспертного лица (лиц) в исследуемой ситуации
правонарушения. Саму судебно-психологическую экспертизу часто называют
методом исследования личности (группы).

По способам исследования В.Л.Васильев предлагает классифицировать
следующие методы: наблюдение, эксперимент, анкетирование, интервью,
беседа. Но все указанные методы являются методами научного исследования.
Поэтому нам представляется более правомерным рассмотреть классификацию
психологических методов исследования Б.Г. Ананьева, широко известную в
отечественной психологии1. Он выделяет четыре группы методов.

I. Организационные методы исследования. К ним относятся:

сравнительный метод – это сопоставление различных групп исследуемых,
отдельных лиц, психических процессов между собой или один и тот же
психический процесс, состояние, но в разный период (например,
особенности функционирования эмоциональной сферы личности обследуемого
лица до, во время и после правонарушения. Этот метод применяется и в
юридических дисциплинах;

лонгитюдный метод предполагает многократные обследования одних и тех же
лиц на протяжении достаточно длительного отрезка времени, позволяет
изучить динамику и особенности индивидуального развития (например,
психологическое обследование лиц, находящихся в местах отбывания
наказания длительное время);

комплексные исследовательские программы, в которых участвуют
представители других наук. Эти программы создаются, как правило, для
решения практических задач. В комплексном исследовании при одном
изучаемом объекте имеет место разделение функций между отдельными
подходами, что позволяет устанавливать различия, связи и зависимости
между явлениями разного рода, например, при проведении комплексной
судебной психолого-психиатрической экспертизы аффекта (КСППЭ) различия в
подходах психиатров к патологическому аффекту и психологов к
физиологическому аффекту.

1 См.: Ананьев Б.Г. О методах современной психологии// Психологические
методы. Л., 1976. С. 23-35.

2 Более подробно об этом см. в 2.2.1 и 2.2.6.

II. Эмпирические методы – самая обширная группа методов добыва-

ния научных данных. К этой группе методов относятся:

наблюдение, самонаблюдение, поведенческий портрет;

экспериментальные методы;

психодиагностические методы;

анализ процесса и продуктов деятельности человека;

методы опроса (анкетирование, интервью, беседа);

социометрия;

биографические методы (анализ событий жизненного пути человека,
документации, свидетельств, контент-анализ)2;

метод моделирования направлен на изучение психических явлений,
представленных в более простых моделях (имитирующих эти явления).

Моделирование широко применяется и в других областях научного знания.
Модель должна отражать самое существенное, что связано с реальным
явлением или объектом, в этом заключаются и основные недостатки метода
моделирования. Что считать существенным, а что несущественным? Не
учитывая в модели то, что кажется несущественным, можно пропустить очень
важные элементы. Известны две основные формы моделирования: физическое
(реальное явление или объект заменяется физическим объектом –
материальным в виде технического устройства (например, зарубки, узелки
на память), затем изобретение письменной речи, которые положили начало
моделированию памяти, компьютерная техника и система Интернет в
настоящее время представляют самые совершенные модели не только памяти,
но и других составляющих интеллекта, существует немало разнообразных
тренажеров для тренировки в стрельбе, имитации вождения автомобиля,
авиа- и космических полетов, вооруженных столкновений и др.) и
математическое, при котором реальное явление, событие, объект заменяются
системой уравнений, а их решение позволяет, например, построить прогноз
в отношении изучаемого явления, известны математические модели в области
обучения и др.

Методы обработки полученных данных. К этим методам относятся
количественный (статистический) и качественный (дифференциация материала
по группам, вариантам, описание случаев как наиболее полно выражающих
типы и варианты, так и являющихся исключениями) анализ.

Интерпретационные методы: генетический и структурный методы.
Генетический метод позволяет интерпретировать весь обработанный материал
исследования в характеристиках развития, выделяя фазы, стадии,
критические моменты становления психических новообразований. Он
устанавливает «вертикальные» генетические связи между уровнями развития.
Структурный метод устанавливает «горизонтальные» структурные связи между
всеми изученными характеристиками личности.

Б.Г.Ананьев считал, что классификация, предложенная болгарским
психологом Г.Д.Пирьевым, является достаточно полной (см. рис. 4.1.
-4.3.)

Следует отметить, что методы исследования юридической психологии
используются как в научных, так и в практических целях.

2.2.1. Метод наблюдения и его модификации

Наблюдением называют преднамеренное целенаправленное восприятие, которое
не изменяет условий существования рассматриваемого объекта, явления.
Наблюдение – систематично, подчинено определенной цели и проходит по
заранее составленному плану, с использованием специальных средств,
технических устройств для реализации наблюдения и фиксации полученных
данных.

Наблюдение применяется как в научных исследованиях, так и в различных
видах профессиональной деятельности: наблюдения физика, химика и др. за
протеканием физических, химических процессов; наблюдения оператора
энергосистемы за показаниями приборов на пульте управления; наблюдения в
ходе оперативно-розыскной, следственной деятельности и судебного
разбирательства; наблюдения психолога.

Научное наблюдение всегда направлено на достижение познавательных,
исследовательских целей. Наблюдение, включаемое в практическую
деятельность, обслуживает эту деятельность, а полученные результаты
используются для достижения основной цели практической деятельности:
врачом для постановки диагноза, учителем для повышения эффективности
учебно-воспитательного процесса, оперативником и следователем для
раскрытия преступления, оператором для поддержания нормального режима
работы энергосистемы.

Наблюдение – это универсальный метод, так как применяется в
исследованиях широкого круга психических явлений; гибкий метод, так как
есть возможность изменять процесс наблюдения, выдвигаемые и проверяемые
гипотезы; может осуществляться без технического оснащения; является
одним из основных методов психологии.

Наблюдение носит избирательный характер, поскольку наблюдать все вообще
в силу безграничного многообразия существующего невозможно, несмотря на
требование полноты или фотографичности наблюдения.

Присутствие наблюдателя может повлиять на поведение человека, за которым
ведется наблюдение. Для уменьшения этого влияния используют разные
способы: 1) частное присутствие наблюдателя в окружающей наблюдаемого
среде, углубленность в свое дело, как бы не обращая внимания на
наблюдаемого, позволяет «примелькаться»; 2) замена наблюдателя
регистрирующей аппаратурой (телепередатчик, видеомагнитофон, кинокамера
и т.д.); 3) скрытая съемка; 4) наблюдение из комнаты, отделенной от
помещения, где находится наблюдаемый, с помощью специального стекла,
делающего наблюдателя невидимым и т.д.

Трудности для наблюдения в психологии вызывают некоторые особенности
психических явлений: их уникальность, неповторимость, очень малая или
очень большая длительность. Например, некоторые эмоциональные выражения
длятся 1/8 сек (для их наблюдения обычно используют ускоренную
киносъемку); при большой длительности наблюдаемого явления используют
дискретное (прерывистое) наблюдение.

Наблюдатели могут различаться по остроте зрения и слуха, способности
концентрировать и распределять внимание, особенностям работы памяти,
мышления, эмоциональной устойчивости, темперамента и т.д. Различия
личностных характеристик могут привести к различиям в данных наблюдений,
а направленной тренировкой наблюдательности можно снизить уровень
действия указанных факторов.

Как правило, выделят следующие виды наблюдения: включенное и
невключенное; открытое и скрытое; полевое и лабораторное, а также
спровоцированное.

Включенное наблюдение: исследователь является членом наблюдаемой им
группы людей, полноправным участником событий (например, используется в
оперативно-розыскной деятельности при внедрении сотрудника
правоохранительных органов в преступную среду); при не-включенном,
внешнем наблюдении наблюдатель является сторонним лицом (часто
используется при подготовке программы исследования, для уточнения
гипотез, определения принципов организации исследования).

Наблюдение может быть открытым, явным и скрытым (например, наблюдатель
скрыт, невидим за стеклом Гезелла).

Полевое наблюдение проводится в естественных для наблюдаемого лица
условиях и позволяет исследовать естественную жизнь объекта наблюдения,
но интересующая ситуация мало поддается контролю, а может и вообще не
проявиться – это часто выжидательное, несистематическое наблюдение.

Лабораторное наблюдение направлено на исследование личности (группы) в
контролируемой ситуации, которая создается искусственно и это может
исказить получаемые результаты.

Спровоцированное наблюдение по форме является приближенным к
естественному эксперименту, так как исследователь создает ситуацию,
которая его интересует.

Во всех случаях на основе данных наблюдения за поведением человека в
различных жизненных ситуациях составляется психологическое описание
поведения человека – «поведенческий портрет». Как правило, для более
полного представления об изучаемой личности эти данные дополняются
сведениями, получаемыми с помощью других приемов и методов (беседы,
изучение жизненного пути, характеристики знакомых, друзей и т.д.).

Основные линии наблюдения и параметры «поведенческого портрета».

Предметом наблюдения здесь является поведение взрослого человека в
естественных жизненных условиях. Однако данных наблюдения только за
поведением оказывается недостаточно для психологического анализа
поведения и понимания смысла последнего. Ведь поведение человека
невозможно отделить от контекста той ситуации, в которой оно
разворачивается. А это означает, что в рамках полевого наблюдения само
наблюдение осуществляется одновременно по двум линиям: как за поведением
человека, так и за ситуацией, в которой последнее имеет место.

К основным параметрам поведенческого портрета относятся отдельные
особенности внешнего вида, имеющие значение для характеристики
наблюдаемого человека (стиль одежды и прически, стремление своим внешним
обликом «оказаться таким, как все» или выделяться, привлекать к себе
внимание; равнодушие к своему внешнему виду или придание ему особого
значения). Какие же элементы поведения это подтверждают и в каких
ситуациях:

пантомимика (осанка, особенности походки, жестикуляции, общая
скованность или, наоборот, свобода движений испытуемого, характерные
индивидуальные позы);

мимика (общее выражение лица, сдержанность, выразительность; в каких
ситуациях мимика бывает особенно оживленной, в каких – скованной);

речевое поведение (молчаливость, разговорчивость, многословие, лаконизм;
стилистические особенности, содержание и культура речи; интонационное
богатство, включение в речь пауз, темп речи);

поведение по отношению к другим людям – положение в коллективе и
отношение к этому, способ установления контакта, характер общения
(деловое, личностное, ситуативное, сотрудничество, эгоцентризм), стиль
общения (авторитарное, с ориентацией на собеседника или на себя),
позиция в общении (активная, пассивная, созерцательная, агрессивная,
стремление к доминантности);

– наличие противоречий в поведении – демонстрация различных,
противоположных по смыслу способов поведения в однотипных ситуациях;

поведенческие проявления отношения к самому себе (к своей внешности,
недостаткам, преимуществам, возможностям, своим личным вещам);

поведение в психологически значимых ситуациях (выполнение задания,
конфликт);

поведение в основной деятельности (работе);

примеры характерных индивидуальных вербальных штампов, а также
высказываний, характеризующих кругозор, интересы, жизненный опыт1.

Освоение юридическими психологами и юристами метода «поведенческий
портрет» позволяет создавать более полное представление о конкретном
человеке, за которым ведется наблюдение, психическое состояние человека,
особенности характера, социальный статус. Человек с целью маскировки
может менять свою внешность (парик, косметика, пластическая операция,
смена одежды и т.д.), но значительное количество поведенческих
особенностей, ставших автоматизмами, т.е. управляемых на уровне
бессознательного психического, изменить трудно или даже невозможно.

1 Общий практикум по психологии. Метод наблюдения: Методич. указания.
М., 1985.

Данные психологического портрета могут послужить идентификации
конкретного лица. Поведенческие портреты представителей криминальной
среды, занимающих различные позиции в иерархической структуре преступной
группировки, могут быть использованы сотрудниками ОВД при разработке
«сценария» для внедрения.

Поведенческий портрет помогает следователям и оперативным работникам в
розыске, наблюдении и задержании скрывшихся преступников, в розыске без
вести пропавших, в установлении личности подозреваемых, обвиняемых,
свидетелей и потерпевших.

При розыске скрывшихся преступников и без вести пропавших лиц он
используется для подготовки розыскных требований, в которых подробно
описываются признаки внешности разыскиваемых, характеристики «особых
примет» и «броских признаков», что дает возможность лицам прочно
удерживать в памяти мысленный образ разыскиваемого.

Учитывая, что некоторые важные для розыска признаки внешности и
поведения могут быть легко изменены, розыскные мероприятия с
использованием «словесного (и в равной мере «поведенческого») портрета»
должны проводиться быстро и оперативно.

Самонаблюдение (интроспекция) – это наблюдение за собственными
внутренними психическими процессами, но в то же время наблюдение и за их
внешними проявлениями. В настоящее время самонаблюлюдение часто
применяется в форме словесного отчета, письменного анкетирования. Этот
метод дает возможность узнавать о реакциях человека на такие ситуации, в
которых наблюдение затруднено (например, «Боитесь ли Вы высоты», «Любите
ли Вы долго играть в одну и ту же игру» и т.п.). Этот метод применяется
в психологии творчества (по воспоминаниям, автобиографическим заметкам
известных ученых, художников, иных творческих работников), юридической
психологии (анализ данных уголовных и гражданских дел, показания
потерпевших, свидетелей представляют фактически самоотчеты о своих
состояниях, переживаниях).

1

Методика «Психологическая автобиография» относится к числу ситуационных
психодиагностических методик. Ситуация – это продукт активного
взаимодействия личности и среды, когда исследуется жизненный путь
человека, т.е. те конкретные биографические события, в которых
переживаются значимые социальные процессы (социальные переходы, кризисы
и т.п.). Основной единицей такого анализа является событие, т.е.
«поворотный этап жизненного пути человека, связанный с принятием им на
длительный период его жизни важных решений».

Методика позволяет выявить особенности восприятия значимых, наиболее
важных событий в жизни человека. Данную методику можно рассматривать как
проективную,2 поскольку своим ответом испытуемый придает ей личностное
значение2.

1 См.: Коржова Е.Ю. Методика «Психологическая автобиография» в
психодиагностике жизненных ситуаций. К., 1994.

2 Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика личности. К., 1989.

Испытуемому предлагается перечислить наиболее важные события, которые
произошли в его жизни, а также те, которые он ожидает в будущем. События
нужно оценивать как радостные, так и грустные в баллах (от +1 до +5; от
-1 до -5), а также указать примерную дату события.

При интерпретации анализируется продуктивность (по количеству названных
событий), значимость жизненных событий, среднее время ретроспекции
(удаленность событий в прошлое, причем чем оно отдаленнее, тем выше
степень реализованности) и адаптации событий (удаленность их в будущее,
чем оно дальше, тем выше степень их потенциальности), содержание событий
и т.д.

2.2.2. Метод эксперимента в юридической психо -логии и юридической
практике

Этот метод является одним из ведущих в психологии, ибо проникновение в
нее экспериментальных и математических методов обусловили ее становление
как самостоятельной науки и способствовало отделению ее от философии в
XIX в.

Основные особенности эксперимента заключаются в следующем: 1) в
эксперименте исследователь сам вызывает изучаемое им явление, а не ждет,
как при наблюдении, пока оно проявится; 2) экспериментатор может
изменять, варьировать условия, при которых происходит интересующее его
явление (при простом наблюдении фиксируются лишь те условия, которые
есть); 3) эксперимент позволяет выявить причинные зависимости и ответить
на вопрос: «Что вызвало изменение в поведении?», так как может выявить
значение отдельных, специально созданных условий и установить
закономерные связи, определяющие изучаемый процесс; 4) в результате
эксперимента устанавливаются допускающие математическую формулировку
количественные закономерности. В основном именно благодаря эксперименту
естествознание пришло к открытию законов природы. Эксперимент – это
«активный» метод изучения явлений. Если наблюдение позволяет ответить на
вопросы: «Как? Когда? Каким образом?», то эксперимент отвечает на
вопрос: «Почему?»

Таким образом, сущность эксперимента состоит в проведении исследований в
специально созданных, управляемых условиях для проверки
экспериментальной гипотезы о причинно-следственной связи. В процессе
эксперимента всегда ведется наблюдение за исследуемым объектом и
измеряется его состояние.

Эксперимент может иметь различные виды (например, лабораторный и
естественный).

Лабораторный эксперимент протекает в специально созданных условиях,
когда используется специальная аппаратура, а испытуемые знают, что они
участвуют в эксперименте и их действия определяются инструкцией.

Естественный эксперимент протекает в обычных условиях игры, учебной или
профессиональной деятельности и общения, а испытуемые не знают, что они
являются участниками эксперимента.

При проведении судебно-психологической экспертизы применяют чаще всего
лабораторный эксперимент, но если подэкспертным лицом является ребенок,
то лучше, когда исследование проходит в естественных условиях (например,
игры). Следственный эксперимент (более подробно см. 10.6) в большей
степени относится к лабораторному эксперименту, так как исследуемое лицо
знает о том, что проводится эксперимент, а условия, в которых он
проводится, не могут быть «тождественными» естественным условиям при
совершении преступления.

В качестве примера естественного эксперимента в юридической практике
можно привести законодательный эксперимент, направленный на проверку
предложений по усовершенствованию законодательства какой-либо страны.
Прежде чем быть принятыми, эти предложения в течение определенного срока
на всей территории страны или ее части должны пройти испытания. Это
позволяет избежать ошибок, поспешных решений. Так, в экспериментальном
порядке в Англии в 1965 г. было приостановлено (до июля 1970 г.)
применение смертной казни. По истечении этого срока парламент должен был
либо окончательно отменить смертную казнь (что и было сделано), либо
вернуться к ранее существующему положению, когда смертная казнь
предусматривалась как высшая мера наказания по ряду категорий дел об
убийствах.

В настоящее время в некоторых областях Российской Федерации, например,
проводится экспериментальная апробация института присяжных заседателей,
которые рассматривают уголовные дела по наиболее тяжким видам
преступлений.

Ассоциативный эксперимент также является разновидностью эксперимента. По
инструкции испытуемому предлагается на каждое сказанное ему слово,
ответить первым словом, которое ему придет в голову. Интервал времени
между названным словом и ответом (время реакции) учитывается.

Известный чешский писатель К.Чапек в своей новелле «Экперимент
профессора Ро-усса» показал как этот метод применяется при допросе.

К профессору приводят некого Суханека, который уже неделю находится под
арестом по подозрению в убийстве владельца такси Йозефа Чепелки. Машина
исчезнувшего Чепелки была найдена в сарае Суханека, а на рулевом колече
и под сидением шофера обнаружены пятна крови. Арестованный все отрцает и
даже на слова профессора начинает отвечать только после угроз начальника
полиции.

Стакан, – повторил профессор Роусс.

Пиво, – проворчал Суханек.

Вот это другое дело, – сказала знаменитость. – Теперь отлично. Суханек
подозрительно покосился на него. Не ловушка ли вся эта затея?

Улица, – продолжал профессор.

Телеги, – нехотя, отозвался Суханек.

Надо побыстрей. Домик.

Поле.

Токарный станок.

Латунь.

Очень хорошо.

Суханек, видимо, уже не имел ничего против такой игры.

Мамаша.

Тетка.

Собака.

Конура.

Солдат.

Артиллерист.

Перекличка становится все быстрее. Суханека это забавляло. Похоже на
игру в карты и о чем только не вспомнишь!

Дорога, – бросил ему Ч.Д.Роусс в стремительном темпе.

Шоссе.

Прага.

Бероун.

Спрятать.

Зарыть.

Чистка.

Пятна.

Тряпка.

Мешок.

Лопата.

Сад.

Яма.

Забор.

Труп.

Молчание…

Труп! – настойчиво повторил професср. – Вы его зарыли под забором. Так?

Ничего подобного я не говорил! – воскликнул Суханек.

Вы зарыли его под забором у себя в саду, – решительно повторил Роусс. –
Вы убили Чепелку по дороге в Бероун и вытерли кровь в машине мешком.
Куда вы дели этот мешок?»1

Профессор Роусс оказался прав. Труп Чепелки, обернутый в заляпанный
кровью мешок, был зарыт под забором в саду у Суханека.

Этот ассоциативный эксперимент в определенной степени можно
рассматривать прообразом полиграфа (детектора лжи), применяющегося в
настоящее время в следственной и судебной практике в современных
западных странах или при проверке сотрудников фирм (более подробно об
этом см. 10.1).

В зависимости от степени вмешательства в протекание психических
процессов, явлений и состояний, эксперимент можно классифицировать на
констатирующий, формирующий и преобразующий.

Констатирующий эксперимент выявляет определенные психические особенности
и дает предварительный материал, касающийся уровня развития каких-либо
психологических качеств.

Формирующий эксперимент позволяет выработать у личности конкретные
качества в определенных, управляемых условиях.

Преобразующий эксперимент направлен на трансформацию, изменения уже
сформированных качеств.

2.2.3. Методы опроса

(анкетирование, интервью, беседа)

1 Чапек К. Собр. соч.: В 7 т. Т.1. С.340-341.

Опрос – это метод сбора первичной информации, основанный на
непосредственном (беседа, интервью) или опосредованном (анкета)
социально-психологическом взаимодействии исследователя и опрашиваемого.
Источником информации в данном случае служит словесное или письменное
суждение человека.

Широкое использование данного метода объясняется его универсальностью,
сравнительной легкостью применения и обработки данных. Исследователь в
короткий срок может получить информацию о реальной деятельности,
поступках опрашиваемого, информацию о его настроениях, намерениях,
оценках окружающей действительности.

Одна из трудностей, с которой сталкивается исследователь, применяющий
методы опроса – это обеспечение достоверности и надежности полученных
данных. Информация, которую получает опрашивающий, носит субъективный
характер, так как зависит от степени искренности отвечающего, его
способности адекватно оценивать свои поступки и личностные качества, а
также других людей, происходящие события и т.д. Поэтому данные,
полученные в результате опроса, следует сопоставлять с данными,
полученными другими методами (эксперимент, наблюдение, анализ
документации и т.д.).

Опрос может быть групповым и индивидуальным; устным и письменным.

Беседа- это один из методов опроса, представляющий собой относительно
свободный диалог между исследователем и исследуемым (исследуемыми) на
определенную тему, т.е. метод получения информации на основе вербальной
(словесной) коммуникации. В беседе можно выявить отношения обследуемого
лица к людям, собственному поведению, событиям; определить культурный
уровень, особенности нравственного и правового сознания, уровень
развития интеллекта и т.п.

Так, свободная, непринужденная беседа, в ходе которой следователь
изучает основные особенности личности собеседника, вырабатывает
индивидуальный подход и вступает в контакт с допрашиваемым; такая беседа
очень часто предшествует основной части допроса и достижению главной
цели – получению объективной и полной информации о событии преступления.
Во время беседы следует произвести благоприятное впечатление на
собеседника, пробудить интерес к тем вопросам, которые обсуждаются,
желание отвечать на них. На что же нужно обратить внимание при
налаживании личного контакта с собеседником?

Благоприятный для беседы климат создают:

ясные, сжатые и содержательные вступительные фразы и объяснения;

проявление уважения к личности собеседника, внимание к его мнению и
интересам (нужно дать это почувствовать);

положительные замечания (у любого человека есть положительные качества);

искусное проявление экспрессии (тон, тембр голоса, интонации, мимика и
т. п.), которая призвана подтвердить убежденность человека в том, о чем
идет речь, его заинтересованность в затрагиваемых вопросах.

Беседа психолога ОВД с пострадавшим в результате совершения преступления
может и должна вызывать психотерапевтический эффект.

Что обычно достойно сочувствия и сострадания? Это горе и мучения, все
беды пришедшие неожиданно, смерть близких родственников, болезни и
травмы, потеря имущества, незаслуженные обвинение и наказание.

Постижение эмоциональных состояний другого человека, выражение
сочувствия ему, способность поставить себя на его место (механизм
эмпатии); демонстрация участливого внимания к насущным потребностям
человека – важное условие установления контакта с собеседником.

Беседа должна быть хорошо организована, поскольку это обеспечивает
эффективность ее результатов, т.е.:

поставлены конкретные задачи;

составлен предварительный план;

выбрано подходящее время и место с учетом их влияния на результаты;

выбраны способы фиксации получаемой в беседе информации;

создана атмосфера взаимного доверия.

Беседа помогает психологу и юристу продемонстрировать свои положительные
качества, стремление объективно разобраться в тех или иных явлениях, что
также помогает налаживанию и поддержанию контактов с опрашиваемым лицом.
В том случае, когда направленность беседы и характер вопросов поставлены
жестко, когда опрашивающий только задает вопросы, а опрашиваемый на них
лишь отвечает, мы имеем дело с другой разновидностью опроса – интервью.

Интервью – это метод получения необходимой информации путем
непосредственной целенаправленной беседы в форме «вопрос-ответ».

Беседа, как правило, не ограничена во времени и порой с трудом
«укладывается» в первоначально заданное русло. В интервью же
«навязывается» темп и план разговора, опрашивающий более жестко держится
в рамках обсуждаемых вопросов. В процессе интервью до некоторой степени
ослаблена обратная связь – опрашивающий сохраняет нейтральную позицию,
лишь фиксирует ответы, высказывания и опрашиваемому часто трудно бывает
понять отношение со стороны опрашивающего к его ответам (принимает ли он
их, верит ли, разделяет ли такие же взгляды). Значительная часть допроса
в процессе проводимого следствия проходит в форме интервью.

С помощью интервью можно получить самые разнообразные сведения об
особенностях деятельности правоохранительных органов. Интервьюирование
следователей, оперативных работников позволяет узнать об их
профессионализме, трудностях, с которыми они сталкиваются, их мнение о
причинах преступности и путях снижения ее уровня.

Интервьюируя судей, можно получить информацию о путях формированиях
внутреннего убеждения, критериях оценки доказательств, приемах
установления психологического контакта с подсудимыми, недостатках и
достоинствах судебной процедуры и т.д.

Проведение беседы и интервью – это большое искусство, которым должны
владеть и психологи и юристы. Эти методы опроса требуют особой гибкости
и четкости, умения слушать ив то же время вести опрос по заданному пути,
разбираться в эмоциональных состояниях собеседника, реагируя на их
изменения, фиксировать внешние проявления этих состояний (мимику,
пантомимику, покраснение, побледнение кожи лица, тремор или навязчивые
движения рук).

Анкетирование – это проведение опроса в письменной форме. Для этого
используется набор структурно организованных вопросов (анкета).
Преимущество данного метода заключается в возможности проведения
исследования большой группы людей одновременно и в сравнительной
легкости статистической обработки данных.

В области юридической психологии анкетный метод применялся при
исследовании зарождения преступного умысла, профессиограмм,
профессиональной пригодности, профессиональной деформации следователей и
других специалистов правоохранительной системы.

Составление анкеты – это сложный процесс, требующий от исследователя
определенного уровня профессионального мастерства, четкого понимания
целей предстоящего исследования. По форме вопросы анкеты делятся на:
открытые (ответ формируется самим отвечающим в свободной форме) и
закрытые (в формулировке вопроса содержится перечень возможных вариантов
ответов); прямые (формулируются в личной форме) и косвенные
(формулируются в безличной форме).

При составлении анкеты (плана интервью) следует придерживаться ряда
общих правил и принципов:

формулировка вопросов должна быть ясной и точной, их содержание понятным
отвечающему, соответствующим его знаниям и образованию;

сложные и многозначные слова должны исключаться;

вопросов не должно быть слишком много, поскольку теряется интерес из-за
возрастающей усталости;

включать вопросы, проверяющие степень искренности.

2.2.4. Метод тестов и границы его применения в юридической психологии

Тест (англ. test – проба, испытание) – это психодиагностический метод,
представляющий собой систему заданий, предъявляемых испытуемому, и
определяется как стандартизирванное изменение и оценка индивидуальных
особенностей личности, ее состояний, реакций. Тест используется для
проверки уровня интеллектуального развития, определения степени
одаренности детей, профессиональной пригодности (например, юристов); ряд
тестовых методов применяется в судебно-психологической экспертизе. Тест
можно использовать также для измерения социально-психологических
особенностей групп, степени выраженности групповых феноменов.

Психодиагностика – это наука и практика постановки психологического
диагноза. Термин «диагноз» чаще всего понимается как распознание любого
отклонения от нормального функционирования или развития и как способ
определения состояния конкретного объекта (личности, семьи, малой
группы, той или иной психической функции либо процесса у конкретного
лица).

Идеи профессиональной психодиагностики занимали человечество еще в
Древнем Вавилоне и Древнем Египте. Так, чтобы оценить кнди-датов на роль
жрецов, их проверяли на умение слушать и молчать, находиться в мрачном
подземелье в полном одиночестве, преодолевать страх перед огнем и водой.
В Древнем Китае система проверки способностей лиц, желающих стать
государственными чиновниками, включала 6 показателей: стрельбу из лука,
верховую езду, умение считать, писать, понимать музыку и знание
ритуалов. Каждые три года чиновники экзаменовались у самого императора,
подтверждая таким образом свою эрудированность. Особенно важными
считались интеллектуальные способности. Так, великий математик Древней
Греции Пифагор утверждал, что человек, не сумевший быстро решить
математическую задачу, не может рассчитывать на дальнейшее
профессиональное продвижение: «Не из каждого дерева можно выточить
Меркурия».

Первые методы тестирования, проверки индивидуальных различий были
сформулированы английским ученым Ф.Гальтоном в 1884-1885 гг. Термин
«умственный тест» впервые употребил в научной литературе американский
ученый Дж. Кэттелл (1860-1944).

В зависимости от сферы, которая подлежит диагностике, различают
интеллектуальные тесты; тесты достижений и специальных способностей;
личностные тесты; тесты интересов, установок, ценностей; тесты,
диагностирующие межличностные отношения и др.

Тесты могут, во-первых, основываться на заданиях, которые предполагают
правильный ответ (многие тесты интеллекта, тесты специальных
способностей и т.п.) либо на заданиях, относительно которых правильных
ответов не существует, причем задания характеризуются лишь частотой (и
направленностью) того или иного ответа, но не его правильностью
(большинство личностных тестов). Во-вторых, можно различать вербальные
(опосредованы речевой активностью обследуемых) и невербальные
(выполнение задания опирается на невербальные способности – сенсорные,
перцептивные, моторные). Существует большое количество тестов,
направленных на оценку личности, способностей и особенностей поведения.

Однако научно обоснованным считается применение только таких тестов,
которые отвечают следующим требованиям:

– стандартизации, заключающейся в создании единообразной процедуры
проведения и оценки выполнения тестовых заданий (линейное или нелинейное
преобразование тестовых оценок, смысл которого состоит в замене исходных
оценок новыми, производными, облегчающими понимание результатов
тестирования, с помощью методов математической статистики);

надежности, означающей согласованность показателей, полученных у тех же
самых испытуемых при повторном тестировании (ретест) с помощью того же
теста или его эквивалентной формы:

валидности (адекватности) – степени, в которой тест измеряет именно то,
для чего предназначен;

практичности, т.е. экономичности, простоты, эффективности использования
и практической ценности для множества различных ситуаций и видов
деятельности.

Желательно, чтобы тестирование, т.е. проведение, обработка полученных
результатов и их интерпретация были выполнены специалистом-психологом,
имеющим соответствующую подготовку. Использование же тестов
непрофессионалами не даст необходимых результатов.

К недостаткам метода теста относят слабую прогностичность,
«привязанность» результатов к конкретной ситуации тестирования,
отношению испытуемого к процедуре и исследователю, зависимость
результатов от состояния исследуемого лица (усталость,
раздражительность, стресс и т.п.).

Результаты теста, как правило, дают лишь актуальный срез измеряемого
качества, тогда как большинство характеристик личности и поведения
способны динамично изменяться. Так, тестирование лица, обвиняемого в
совершении преступления (находящегося в СИЗО), при решении задач
судебно-психологической экспертизы может дать неверное, искаженное
представление о личности в связи с состоянием тревожности, возможной
подавленности, отчаяния, озлобленности и т.д.

Потеря индивидуального подхода при исследовании личности. Тесты – самая
общая «гребенка», под которую подгоняют всех людей. Их нельзя
абсолютизировать как метод, делать единственным исчерпывающим методов
исследования; поскольку тесты призваны дополнять лишь традиционные и
указанные нами выше методы.

Следует отметить, что на Западе «тестовый бум» в настоящее время заметно
пошел на убыль. Так, в некоторых штатах США тестирование законодательно
запрещено, а там, где оно еще используется на его результаты уже не
возлагают глобальных надежд.

Этому способствовали многие обстоятельства. Приведем один показательный
пример. В середине 70-х гг. Нью-Йоркский суд рассмотрел иск некоего
Д.Хофмана к городскому отделу образования. Суть иска сводилась к
следующему. В шестилетнем возрасте Хофман был подвергнут тестированию,
на основании которого был признан умственно отсталым и направлен в
соответствующее учебное заведение. Мальчик страдал нерезко выраженным
речевым недоразвитием и незадолго до этого прошел тестирование в речевом
центре. В этот раз тест не включал вербальных задач, и результаты
Даниэль показал неплохие. Впрочем, на его судьбу это не повлияло.
Окончив школу для умственно отсталых, он был повторно подвергнут
тестированию для помещения в соответствующую группу профподготовки. Тест
на этот раз выявил достаточно высокий уровень его интеллекта, и в группу
профподготовки юноша принят не был как не соответствующий специфике ее
контингента. Оказавшись на пороге взрослой жизни без полноценного
образования и без профессии, он обратился в суд с требованием
компенсации за искалеченную судьбу. Суд признал иск справедливым и
обязал ответственную педагогическую организацию выплатить ему 750 000
долларов. Апелляционный суд оставил решение суда в силе, правда, снизив
размер компенсации… до полумиллиона долларов1.

Не вдаваясь в рассуждения о преимуществах правового государства,
обратимся к некоторым важным выводам, вытекающим из этого необычного
дела. Во-первых, надо признать, что рабочие методики, какими являются
тесты, служат в то же время мощным орудием социальной селекции. Ведь по
результатам их использования делают выводы, кардинально решающие судьбу
конкретного человека. Специалист, считающий себя вправе принимать
подобные решения, во-первых, должен сознавать всю меру лежащей на нем
ответственности. Во-вторых, совершенно очевидно, что однократного
тестирования для принятия такого решения недостаточно. Существуют
разнообразные варианты методик, ориентированные на разные проявления
интеллекта. При этом их результаты могут заметно различаться.

Практика тестирования позволила выявить определенную ограниченность
возможностей тестов, обусловленную рядом причин. Прежде всего, тест, как
правило, представляет собой набор заданий, а конечный результат есть
сумма оценок за выполнение отдельных заданий. Однако, если тест не
гомогенный, как чаще всего и бывает (т.е. его задания направлены на
выявление различных компонентов интеллекта), то конечный результат его
выполнения не дает представления об особенностях мыслительной
деятельности испытуемого. Два разных человека могут решить каждый по
половине заданий теста, и это могут быть разные половины, состоящие из
разнородных заданий, но окончательный результат – один и тот же, что в
принципе должно свидетельствовать о равенстве способностей этих людей.
Если же выполнение некоторых заданий (наиболее трудных) оценивается выше
остальных и какой-то третий человек решил лишь эти задания (а остальные,
допустим, не успели), но набрал такое же количество баллов, то его
интеллект будет приравнен к двум ггоедыдущим. Это иллюстрирует
принципиальный недостаток теста: оценка дается лишь по конечному
результату без учета качественного своеобразия умственной деятельности.
Иными словами, тест свидетельствует, насколько умен (глуп) человек, но
ничего не говорит о том, в каком смысле он умен, что именно за этой
оценкой скрывается. Да большинство тестов и не претендует на это.
Являясь, по сути, механизмом измерения, тест существует вне понятия меры
и без четкого определения объекта измерения.

2.2.5. Социометрия и ее модификации

1 См.Степанов С.С. Диагностика интеллекта методом рисуночного теста. М.,
1996.

Социометрия (лат. socio – общность, общество; metrum – измерять) – это
метод исследования межличностных взаимоотношений в группе, коллективе.
Социометрическая техника применяется для диагностики межличностных и
межгрупповых отношений в целях их изменения, улучшения и
совершенствования. С помощью социометрии можно изучать типологию
социального поведения людей в условиях групповой деятельности, судить о
социально-психологической совместимости членов конкретных групп.

Вместе с официальной или формальной структурой общения, отражающей
рациональную, нормативную, обязательную сторону человеческих
взаимоотношений, в любой социальной группе всегда существует
психологическая структура неофициального или неформального порядка,
формирующаяся стихийно как система межличностных отношений, симпатий и
антипатий. Особенности такой структуры во многом зависят от ценностных
ориентаций участников, их восприятия и понимания друг друга,
взаимооценок и самооценок. Как правило, неформальных структур в группе
возникает несколько (например, взаимоподдержки, взаимовлияния,
популярности, престижа, лидерства и др.). Неформальная структура зависит
от формальной структуры группы в той степени, в которой каждая личность
подчиняет свое поведение целям и задачам совместной деятельности,
правилам ролевого взаимодействия. С помощью социометрии можно оценить
это влияние. Социометрические методы позволяют выразить внутригрупповые
отношения в виде числовых величин (графиков) и таким образом получить
ценную информацию о состоянии группы.

Для социометрического исследования важно, чтобы любая структура
неформального характера всегда в тех или иных отношениях проецировалась
на формальную структуру, т.е. на систему деловых, официальных отношений,
и тем самым влияла на сплоченность коллектива, его продуктивность. Эти
положения были проверены как экспериментально, так и на практике.

Метод социометрии в юридической психологии широко применяется при
исследовании учебных групп курсантов и слушателей учебных заведений
системы МВД; коллективов подразделений ОВД, где от степени сплоченности
группы зависит эффективность учебной и профессиональной деятельности. В
системе пенитенциарных заведений данный метод также применяется для
исследования межличностных отношений, группировок в группах осужденных.

Сущность социометрической процедуры состоит в проведении опроса,
связанного с необходимостью выбора членов группы или оценки их
деятельности. Социометрическая процедура может проводиться в двух
формах:

непараметрическая социометрия (без ограничения числа выборов членов
группы);

параметрическая социометрия (с ограничением числа выборов, например, в
группе из 25 чел. каждому предлагают выбрать до 4-5 чел.).

Выбор может быть положительным и отрицательным.

Социометрическая процедура может иметь целью: а) измерение степени
сплоченности (разобщенности) в группе; б) выявление социометрических
позиций, т.е. соотношение авторитета членов группы по признакам симпатии
(антипатии), где на крайних полюсах оказываются «лидер» группы и
«отвергнутый»; в) обнаружение внутригрупповых подсистем, сплоченных
образований, во главе которых могут быть свои неформальные лидеры.

Результаты социометрии подвергаются тройной количественной обработке:
табличной (социоматрица), графической (социограмма) и ин-дексологической
(индивидуальные и групповые индексы, характеризующие личность как члена
группы и саму группу).

Критерии выбора определяются в зависимости от программы данного
исследования: изучаются ли трудовые отношения, досуг, например:

С кем бы Вы хотели выполнять … задания?

С кем бы Вы ни в коем случае не хотели выполнять эти задания?

Кого бы Вы хотели пригласить на встречу Нового года?

Кого бы Вы не хотели пригласить на встречу Нового года? Социометрия
может иметь дополнительные формы. Форма 1

1. Если ли от Вас зависел подбор нового состава группы для выполнения
сложной и ответственной задачи в течение длительного времени в особых
условиях, то кого бы из членов группы Вы включили в ее состав, а кого
нет?

Оцените по следующей шкале:

+ 2- включил бы обязательно, в первую очередь;

+ 1- скорее включил бы, чем не включил;

0 – все равно включать или нет;

-1 – скорее не включил бы, чем включил;

2 – ни в коем случае не включил бы.

Как Вы думаете, кто бы Вас включил в состав группы для выполнения
сложной и ответственной задачи?

+ 2 – включил бы обязательно, в первую очередь;

+ 1 – скорее включил бы, чем не включил;

0 – все равно включать или нет;

1 – скорее не включил бы, чем включил;

2 – ни в коем случае не включил бы.

Оцените, пожалуйста, степень и направленность вклада каждого члена
группы в ее деловую атмосферу по следующей шкале:

+ 2 – вносит значительный положительный вклад;

+ 1 – вносит определенный положительный вклад;

0 – не вносит ни положительного, ни трицатель-

ного вклада;

– 1 – вносит определенный отрицательный вклад;

2 – вносит значительный отрицательный вклад.

Оцените, пожалуйста, вклад каждого члена группы в ее психологическую
атмосферу по шкале:

+ 2 – вносит значительный положительный вклад;

+ 1 – вносит определенный положительный вклад;

0 – не вносит ни положительного, ни отрицатель-

ного вклада;

1 – вносит определенный отрицательный вклад;

2 – вносит значительный отрицательный вклад.

5. Оцените, пожалуйста, степень и направленность личного влияния каждого
члена на группу по следующей шкале:

+ 2 – оказывают значительное положительное влия-

ние на группу;

+ 1 – оказывает определенное положительное влия-

ние на группу;

0 – не оказывает ни положительного, ни отрица-

тельного влияния на группу;

1 – оказывает определенное отрицательное влия-

ние на группу;

2 – оказывает значительное отрицательное влия-

ние на группу.

Форма 2

Вопросы полустандартизированного интервью (беседы).

Каково ваше самочувствие?

Кто, по Вашему мнению, наиболее успешно «прошел» эксперимент?

Как Вы оцениваете группу в целом? Какие, по Вашему мнению, качества ее
характеризуют?

Кого из членов Вашей группы Вы бы предпочли видеть в качестве наиболее
желаемого партнера по общению?

Какие изменения в группе произошли, по Вашему мнению, за истекший период
(в последние дни)?

Хотели бы Вы принять участие в экспериментах в составе данной группы,
если будет такая возможность?

Удовлетворены ли Вы своим членством в данной группе?

Как распределены, по Вашему мнению, «роли» в организации досуга и быта
между членами группы? Кто из них проявил наибольшую активность и в какой
сфере жизнедеятельности?

Примечание. Последовательность и содержание вопросов определяется
исследователем в зависимости от целей исследования. Форма 3

Зрительно-аналоговая шкала.

Пожалуйста, отметьте на линии, показанной ниже, насколько СРАБОТАНА Ваша
группа. Отметка в крайнем левом конце будет означать, что Ваша группа
совершенно не сработана. Отметка в крайнем правом конце будет означать,
что Ваша группа сработана настолько, насколько возможно. Отметку делайте
знаком «Х»:

полное максимально

отсутствие 0 100 возможная

сработанности сработанность

Пожалуйста, отметьте на линии, показанной ниже, насколько ПСИХОЛОГИЧЕСКИ
СОВМЕСТИМА Ваша группа. Отметка в крайнем левом конце будет означать,
что Ваша группа совершенно не совместима. Отметка в крайнем правом конце
будет означать, что в Вашей группе абсолютная совместимость. Отметку
делайте знаком «Х»: полное абсолютная

отсутствие 0 100 психологическая

совместимости совместимость 3. Пожалуйста, отметьте на линии, показанной
ниже, насколько УСПЕШНО ВЫПОЛНЯЕТ Ваша группа поставленную перед ней
задачу. Отметка в крайнем левом конце будет означать очень низкую
успешность. Отметка в крайнем правом конце будет означать очень высокую
успешность. Отметку делайте знаком «Х»: очень очень

низкая 0 100 высокая

успешность успешность

Автор метода Я.Л. Морено был универсальной творческой личностью США
(врач, педагог, поэт, журналист, культуролог, философ, инженер,
изобретатель первого магнитофона). Он создал также социодра-му как метод
решения социальных проблем и конфликтов и одним из первых поднял
проблему психического здоровья на уровне социального контекста. На
развитие его подхода существенное влияние оказали прежде всего работы
К.С.Станиславского.

В конце 30-х гг. XX в. Морено провел классический эксперимент по
преобразованию групп в государственной учебно-воспитательной колонии для
девушек г.Хадсона (штат Нью-Йорк). В этой колонии находилось около 500
девушек с делинквентным поведением из неблагополучных семей. В колонии
им должны были быть созданы условия для приобретения навыков социального
поведения, получения школьного образования, а также предпосылки для
самостоятельной, профессиональной деятельности. В колонии были созданы
благоприятные условия для этого и тем не менее отношения в колонии были
напряженными: между девушками и руководством школы, групповая вражда
между домами (в которых проживали девушки) и внутри них, низкий уровень
успеваемости и постоянные попытки сбежать из колонии.

Хадсоновский проект Морено имел диагностический и терапевтический
разделы.

Диагностический – это сбор данных с помощью:

социометрического опроса;

построения социограммы;

психодраматического диагноза. Терапевтический – раздел включал:

психодраму и ролевую игру;

повторный социометрический опрос;

преобразование группы по социометрическим показателям.

Психодрама проводилась для окончательного диагноза социометрической
структуры групп .

Так, разыгранные сцены стычки между вновь поступившей девушкой и
«центром приятжения», лидером группы, привело к пониманию того, что
просходит в группе. Один из приемов психодрамы – обмен ролями. Если
после длительной психодраматической терапии социометрическая позиция той
или иной девушки оставалась неблагоприятной, то производились
перегруппировки.

2.2.6. Метод психологического анализа докумен -тов. Контент-анализ

В социальных науках документами называют специально созданные предметы,
предназначенные для передачи или хранения информации о фактах, событиях,
явлениях объективной действительности и мыслительной деятельности
человека. Информация может фиксироваться в рукописном или печатном
тексте, на магнитной ленте, на фото-, кино-, видеопленке, на дискете и
т.д. Поскольку возникают все новые средства фиксации информации,
документ – это любая специально зафиксированная информация. Документ,
если он не имеет даже отношения к праву, может содержать сведения,
интересующие юридическую психологию. Анализ документа – это такой метод,
кторый позволяет добыть необходимые сведения.

Анализ – это выделение в познаваемом предмете отдельных сторон, свойств,
элементов, расчленение его на определенные составляющие компоненты. При
психолого-правовом анализе устанавливаются причинные связи с внешними и
внутренними факторами и преступным поведением, а также поведением
потерпевшего в криминогенной ситуации. Преступление и его субъект,
виктимное поведение и потерпевший предстают перед психологом как единое
целое, однако для овладения предметом познания необходимо расчленить
его, выделить главные, определяющие черты.

В процессе изучения правовых норм, регулирующих, скажем,
уголовно-процессуальную деятельность, психологический анализ помогает
понять требования, предъявляемые к профессии следователя, судьи,
обнаружить в этих нормах отражение психологических закономерностей,
принятых во внимание при производстве ряда следственных действий
(например, для опознания, допроса несовершеннолетнего лица и т.д.).

1 См.:Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама
Я.Л.Морено. М., 1994.

Важным представляется анализ комплекса документов, содержащихся в
уголовных и гражданских делах. Информация для исследования содержится в
показаниях свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подсудимых, гражданских
истцов и ответчиков; в характеристиках по месту жительства и работы, в
результатах проведенных экспертиз, следственных экспериментов и т.п.
Анализ документов направлен на изучение системы доминирующих отношений
изучаемого лица, типичных поступков и мотивов.

Кроме качественного анализа юридических документов, применяются
количественный, формализованный анализ, выделение и обработка единиц
информации. Наиболее распространенным из них является контент-анализ.

Контент-анализ (анализ содержания) заключается в том, что его процедура
предусматривает подсчет частоты (и объема) упоминаний тех или иных
смысловых единиц исследуемого текста, а затем по соотношению этих частот
делаются психологические выводы. Первоначально метод был разработан для
социально-психологического анализа газетных текстов, но затем его
принцип распространился и на другие варианты вербальной (речевой)
продукции человеческой деятельности (художественная литература, письма,
дневники, конспекты, доклады, записки и т.п.).

С появлением более совершенной техники аудио- и видеозаписи приемы
подобного анализа стали применяться к аудио- и видеолентам, в которых
живое поведение и высказывания однозначно зафиксированы и могут быть
многократно воспроизведены для формально-статистического анализа частоты
появления однозначно регистрируемых фактов.

Метод контент-анализа возник как альтернатива традиционным методам,
основанным на общих логических операциях анализа и синтеза, сравнения,
оценивания, осмысления. Формализованные количественные методы позволяют
уменьшить долю субъективизма (например, субъективные смещения в
восприятии и интерпретации содержания юридических и иных документов). Их
причинами могут быть некоторые психологические особенности исследователя
– устойчивость внимания, памяти, утомляемость; неосознаваемые защитные
реакции на содержание документов – выделение «приятных» и пропуск
«неприятных» аспектов; установки с обвинительным уклоном и т.п.

Отличительной особенностью современного периода является все более
широкое применение компьютеров в контент-анализе. Пресса и телевидение
всегда уделяет достаточное внимание правовой тематике. В ней находят
отражение различные сферы общественного мнения, знать которые всегда
интересно юридическому психологу, поскольку это позволяет составить
представление об уровне развития правосознания, правовой культуры
населения в целом и отдельных его слоев, о престиже права в обществе и
т.д.

Вопросы для самоконтроля

Чем объясняется необходимость применения системного подхода к изучению
личности и групп в юридической психологии?

Охарактеризуйте достоинства и недостатки метода наблюдения

Каковы основные принципы построения «поведенческого портрета» личности ?

В чем заключается различие между наблюдением и экспериментом?

Какие виды эксперимента Вы знаете ?

Какие требования предъявляются к методам опроса?

Каковы границы применимости метода теста в юридической психологии?

Социометрия как метод исследования межличностных отношений

Какие методы исследования юридических документов Вы можете назвать?

Глава 3

История развития юридической психологии

3.1. Становление и развитие зарубежной юридической психологии

Изучение и объяснение исторического пути науки – важное явление,
поскольку позволяет анализировать данные, накопленные предыдущими
поколениями ученых, а также современные проблемы науки и прогнозировать
тенденции ее дальнейшего развития.

В эпоху первобытной культуры человек уже тогда знал, что такое насилие,
но ему была неизвестна, естественно, та преступность, которая знакома
современному обществу. Преступление часто рассматривают как показатель
социальной патологии, так как в нормально функционирующем обществе
отношения между людьми гармоничны. Преступность и насилие возрастают,
когда общество дезорганизовано и наблюдаются серьезные экономические,
социальные, политические, духовные, кризисные проблемы.

Мысль о необходимости использования данных психологии для
законопослушных граждан и в борьбе с преступностью имеет длительную
историю. На протяжении многих веков психология развивалась как составная
часть философии и только к середине ХГХ в. она стала самостоятельной
областью научного знания. Детерминировало самостоятельность психологии
проникновение объективных экспериментальных методов исследования и
математических методов обработки полученных данных. Отказ психологов от
метода самонаблюдения (интроспекции -взгляд внутрь себя), переход от
чисто умозрительных построений и заключений к исследованиям на основе
эксперимента и других объективных методов вызвали интерес юристов к
психологии и поиску научных контактов.

Юридическая психология родилась на стыке юриспруденции и психологии,
являясь сравнительно молодой отраслью психологической науки, но своими
корнями уходит в глубокую древность.

Так, участники уголовного процесса опирались в своих испытаниях на
синтезированный эмпирический опыт предыдущих поколений, что часто носило
мистический характер, особенно в античном и средневековом уголовном
процессе. В основе этих испытаний было положено знание психологии
человека, т.е. уровень этих знаний был житейским, донаучным. Нужно также
отметить, что в античном и в средневековом уголовном праве основным
доказательством было личное признание подозреваемого своей вины. Это
признание добывали любыми путями, в том числе с помощью физических
истязаний и нравственных пыток. Особенно изощренные пытки применялись в
монастырских тюрьмах и церковных судах. Чтобы заставить человека давать
показания, специально создавалась шоковая ситуация. Так, подозреваемого
неожиданно для него вводили в слабо освещенную комнату, где лежал труп
убитого. Эта обстановка провоцировала человека к проявлению своих
чувств, отношения к расследуемому событию. Подозреваемого при этом
убеждали сказать правду, считая, что потрясенный виновник себя выдаст.

У древних племен в Юго-Восточной Азии существовал обычай подозреваемым в
краже давать зерна риса. Те из испытуемых, у которых рис во рту
оказывался сухим (слюновыделение не происходило от страха перед грядущим
разоблачением) признавались виновными в совершенной краже. Великий
таджикский врач и ученый Авиценна в 1020 г. описал методику выяснения у
влюбленного юноши имени и места нахождения его любимой с помощью
наблюдения за пульсом «испытуемого» и повторения различных женских имен
в сочетании с названием улиц и домов. Колебания и в особенности
прерывистость пульса выдавали предмет любви с большой точностью, хотя
юноша и пытался это скрыть.

Правдивость показаний подозреваемых проверялась также с помощью осла.
Предварительно окрасив ослу хвост сажей или краской, его помещали в
затемненное помещение. Подозреваемым нужно было зайти в помещение и
погладить осла по хвосту. Перед испытанием предупреждали, что если
человек виновен, то осел закричит. Испытание это основывалось на
житейской психологии, предполагая, что если подозреваемый виновен, то
руки его останутся чистыми.

В древней Спарте правдивость юношей, поступающих в специальные школы,
проверяли на скале. Ему задавали вопрос: «Боится ли он?» Хотя ответ был
и отрицательный, но если юноша бледнел, то считали, что он лгун и его
сбрасывали со скалы (сбрасывали его и при положительном ответе).

Согласно древнему преданию, один полководец накануне сражения проводил
испытания личных качеств своих воинов. После изнурительного марша,
предшествовавшего битве, полководец позволил воинам напиться из реки.
Те, кто стремглав бросался к воде и жадно пил прямо из реки, не
допускались к участию в битве. Полководец считал, что нестойкие,
неуравновешенные и суетливые могут стать слабым звеном в общем строю
войска.

В африканских племенах при проверке подозреваемого использовали свои
методы. Так, колдун совершал свой танец вокруг подозреваемых, тщательно
обнюхивая их, и по интенсивности запаха пота делал заключение о
виновности. Колдун также следил за ритмом битья в барабан и в случае
изменения ритма подозреваемый признавался виновным. Большое внимание при
указанных испытаниях обращалось на поведение подозреваемого, его жесты,
интонацию, мимику и т.д. В некоторых случаях составлялся даже
специальный протокол о «жестах подсудимого».

В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнения, что сухость во
рту, жажда, изменение ритма работы сердечно-сосудистой системы,
покраснение или побледнение кожных покровов, изменение мимики или
интонации могут быть связаны с состоянием здоровья, проявлением
эмоциональности и чувств, природным темпераментом, индивидуальными
чертами характера и т. п.

На смену средневековому розыскному (инквизиционному) процессу пришло,
как известно, буржуазное правосудие со свойственной ему
состязательностью и гласностью. Свидетельские показания и данные о
личности подсудимого, истца и ответчика сразу приобрели важное значение.
Усилилась потребность привлечения и использования психологических знаний
и для правильной оценки показаний заинтересованных лиц.

Изучение проблем юридической психологии длительное время дальше
исследований отдельных авторов не шло. Расширение и систематизация
судебно-психологических исследований в конце ХГХ – начале ХХ вв.
связывают с ростом преступности во всех ведущих странах мира (возник
социальный заказ), а также с успешным развитием психологии и ряда
естественных наук (психофизиологии, психиатрии, математики и

др.).

В 1792 г. появилась работа К.Экартсгаузена «О необходимости
психологических познаний при обсуждении преступлений», а вслед за ней
книга И.Шауманна «Мысли о криминальной психологии». В этих работах
авторы попытались рассмотреть ряд уголовно-правовых понятий с
психологических позиций. В первой половине ХГХ в. вышли работы
И.Гофбауера «Психология в ее основных применениях к судебной жизни» и
И.Фредрейха «Систематическое руководство по судебной психологии», в
которых наряду с психологическим освещением личности преступника,
проблем вины и некоторых других вопросов содержались отдельные
положения, относящиеся к психологии уголовного судопроизводства. Однако
долгое время далее этих первых попыток исследования указанных выше
проблем дело не пошло.

Середина ХГХ в. была периодом особенно бурного расцвета общей
психологии. Она отвлекла на себя значительные силы специалистов, и
проблемы прикладного характера на время были забыты. Интерес к ним вновь
пробудился в конце XIX в. в связи с успехами криминологии. Заслуга в
этом принадлежала основателю антропологической школы права, автору
пресловутого учения о врожденном преступнике Ч.Ломброзо и его
последователю Э.Ферри. Они явились инициаторами биопсихологического
изучения личности преступника. Ч.Ломброзо был также родоначальником
позитивистской школы (от концепции свободной воли классического
направления позитивистская школа перешла к причинности преступления;
позитивисты не разделяли идей об индивидуализации ответственности,
умысле, свободной воле и развивали мысль о некарательной социальной
реакции на преступление). В 1876г. Ч.Ломброзо опубликовал работу
«Преступный человек». Он считал, что «поведение причинно обусловлено и
что типичного преступника можно идентифицировать по конкретным
характеристикам (например, скошенный лоб, измененные или, наоборот,
неразвитые мочки ушей, крупный подбородок, складки лица, чрезмерная
волосатость или облысение, чрезмерная или притупленная чувствительность
к боли). Ч.Ломброзо разработал классификацию преступников, которая
приобрела широкую популярность. Она включала следующие типы: 1)
прирожденные преступники; 2) душевнобольные преступники; 3) преступники
по страсти, к которым относятся также политические маньяки; 4) случайные
преступники. К последнему типу Ч.Ломброзо относил и псевдопреступников,
которые не представляют опасности и действия которых направлены на
защиту своей чести или своего существования; равно как и привычных
преступников, совершающих преступления ввиду неблагоприятных факторов
окружения, а также преступников, занимающих в силу некоторой своей
дегенеративности промежуточное положение между прирожденными
преступниками и законопослушными гражданами. Применяя эту теорию на
практике, Ч.Ломброзо вычислил, что одна треть заключенных -это лица,
обладающие атавистическими чертами, сближающими их с дикарями или даже с
животными; другая треть – это пограничный биологический вид и, наконец,
последняя треть – это случайные правонарушители, которые, видимо,
никогда больше не совершат преступлений. Хотя классификация Ч.Ломброзо
не выдержала проверку временем, его объективный подход и научные приемы
свидетельствовали о необходимости применения более строгих методов в
исследовании личности преступника.

В более поздний период он модифицировал свою теорию и развил свои методы
исследования, включив в них изучение социальных, экономических факторов
и данных об окружении индивида.

Э. Ферри в 1878г. опубликовал работу «Теория невменяемости и отрицания
свободной воли», в которой критиковал идею свободного выбора поведения и
поддерживал точку зрения о его причинной обусловленности.

Научные выводы и практические рекомендации Ч.Ломброзо постоянно
подвергались серьезной критике со стороны его оппонентов. Так,
французский ученый Легран отмечал, что невозможно выделить тип
прирожденного преступника, поскольку само понятие преступления носит
социальный и исторический характер: то, что преступно в одном
государстве, не преступно в другом; то, что считалось нормой в древние
времена, стало преступным теперь, и наоборот.

Трактовка преступного поведения как патологического явления привела к
тому, что криминальная психология на долгие годы тесно связала себя с
судебной психиатрией.

Однако необходимость психологического обоснования правовых проблем
применительно не только к душевнобольным, но и главным образом к
психически нормальным людям, становилась все более очевидной. Оформление
психологии в самостоятельную науку создало для этого благоприятные
предпосылки.

Конец Х1Х – начало ХХ вв. характеризуется социологизацией
криминологического знания (Ж.Кетле, Э.Дюркгейм, П.Дюнати, М.Вебер,
Л.Леви-Брюль и др.). Работы в этом направлении указанных ученых были
несомненно прогрессивным явлением. Социологи, применив метод социальной
статистики, преодолели антропологический подход в объяснении природы
преступного поведения, показав зависимость отклоняющегося поведения от
социальных условий существования общества.

Солидный статистический анализ различных девиаций (преступности,
самоубийств, проституции), проведенный Ж.Кетле и Э.Дюркгеймом за
определенный исторический отрезок времени, показал, что число аномалий в
поведении людей всякий раз неизбежно возрастало в период войн,
экономических кризисов, социальных потрясений, что убедительно
опровергало теорию «врожденного преступника», указывая на социальные
корни этого явления.

Эти факты нашли свое отражение, в частности в ряде
социально-психологических теорий преступности американских социальных
психологов этого периода – Р.Мертона, Э.Сатерленда, Д.Матса, Т.Сайкса,
Э.Глюка и др. В работах этих авторов представлены многообразные подходы
к объяснению природы делинквентного поведения за счет различных
социально-психологических механизмов и феноменов, регулирующих
взаимодействие и поведение людей в группе.

Попыткой определения предмета криминальной психологии явилась работа
Ю.Фридриха «Значение психологии в борьбе с преступностью», в которой
широким понятием «психологии борьбы с преступностью» охватывается и
психология судебной работы, и психология преступления, и психология
наказания. Психическим особенностям отдельных категорий преступников,
психологическому изучению преступления и наказания были посвящены также
обширные исследования Ф.Вульфена «Психология преступника» и П.Кауфмана
«Психология преступности». В них авторы излагали необходимые юристу
общие сведения о психических процессах и закономерностях.

Другая группа авторов относила к предмету криминальной психологии
несколько иной круг проблем. Капитальная работа Г.Гросса «Криминальная
психология», явившаяся как бы продолжением его «Руководства для судебных
следователей», включала в рамки этой науки психологические проблемы
уголовного судопроизводства. Треть книги посвящалась психологическим
основам судебной деятельности, остальные же разделы – психологии допроса
свидетелей и обвиняемых.

Расширяя область применения психологии в праве, многие авторы
предприняли попытку определить основные направления этой отрасли
прикладной психологии. Так, французский психолог Клапаред предложил
различать юридическую психологию, которая занимается психологией
судебной деятельности, и криминальную психологию – науку о психологии
преступника. Содержание же обеих этих дисциплин должна, по его мнению,
охватывать судебная психология. Такая же трактовка дается и в работе
Рейхеля, освещающей основные психологические закономерности, значимые
для судебной и следственной практики.

Столь же обширная проблематика была рассмотрена и в работах К. Марбе
«Принципы судебной психологии» и О.Липпмана «Основы психологии для
юристов».

К началу XIX в. психология стала довольно популярной в юриспруденции.
Используя экспериментальные методы, криминалисты и психологи разных
стран предприняли многочисленные лабораторные исследования. Было
опубликовано огромное количество статей, брошюр и монографий главным
образом по вопросам психологии свидетельских показаний. Широкую
известность получили, например, работы Штерна, Бине, Клапареда, Листа,
Липпмана, Борста.

Благодаря разработке проблем свидетельских показаний за данной отраслью
психологии прочно укрепилось наименование «судебная» и даже
«уголовно-процессуальная» психология, чем подчеркивалась особая роль
психологии на всех стадиях уголовного судопроизводства. Заслуживают
упоминания в этой связи изданные Штерном, Листом и Гроссом «Доклады по
психологии показаний», сводный обзор экспериментальных исследований
«Психология показаний» Штёра, работа Ко-рфе «Критика свидетельских
показаний». Обширные публикации по данной проблеме содержались в
периодических изданиях «Архива Гросса».

Следует отметить, что еще в начале Х1Х в. выдающийся французский
математик Лаплас в «Опытах философии теории вероятностей» (1814), изучая
вероятность свидетельских показаний наряду с вероятностью исходов
судебных приговоров, резолюций на собраниях и т.д., попытался дать им
оценку в математическом исчислении. Лаплас считал, что элементы
вероятности того, что данное показание соответствует действительности,
слагаются:

из вероятностей самого события, о котором повествует свидетель;

из вероятности четырех гипотез в отношении допрашиваемого: а) свидетель
не ошибается и не лжет;

б) свидетель лжет, но ошибается;

в) свидетель не ошибается, но лжет;

г) свидетель и лжет, и ошибается.

Лаплас понимал трудности оценки подобным образом правдивости или
ложности показаний свидетеля из-за большого числа обстоятельств,
сопровождающих факты, о которых они свидетельствуют, но считал, что суд
в своих суждениях также опирается не на математическую достоверность, а
лишь на вероятность. Схема Лапласа интересна как первая попытка создать
научную методику оценки свидетельских показаний.

Другой излюбленной темой авторов ранних работ по судебной психологии
являлась так называемая «диагностика причастности», т.е. разработка
психологических методов установления виновности подозреваемого и
обвиняемого по физиологическим реакциям на допросе. Среди исследователей
этой проблемы известны имена Юнга, Вартхаймера, Клейна. Исследования
американских психологов и юристов привели, как известно, к созданию и
внедрению в практику разнообразных приборов для выявления лжи, именуемых
лайдетекторами или полиграфистами.

Таким образом, указанная проблема оказалась наиболее разработанным
разделом зарубежной юридической психологии. Данные экспериментальных
исследований психологии показаний послужили толчком к постановке вопроса
о применении в судебном процессе психологической экспертизы. Этому был
посвящен ряд работ, в том числе книги В.Штерна «Показания юных
свидетелей по делам о половых преступлениях», К.Марбе «Психолог как
эксперт в уголовных и гражданских делах». Некоторые судебные психологи
того времени (Штерн, Марбе, Ва-рендонк, Клапаред) сами выступали в суде
в качестве экспертов.

В начале ХХ в. одна из ветвей прикладной психологии – психология труда,
получившая наименование «психотехники», – подошла к психологическому
изучению юридической деятельности как профессии, к исследованию
профессиональных качеств следователя и судьи, а также к разработке на
этой основе рекомендаций по подбору и обучению су-дебно-следственных
кадров, научной организации их работы. Из зарубежных исследователей
наиболее известен в этой области Мюнстер-берг, автор вышедшего в 1914 г.
многотомного труда «Основы психотехники», специальный раздел в котором
был посвящен применению психологии в праве.

Современные биологизаторские теории далеко не так наивно, как Ломброзо,
объясняют природу преступного поведения. Они строят свою аргументацию на
достижениях современных наук: генетике, психологии и ее современных
направлений (например, психоанализе).

1 См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. М., 1997. С.127.

В 50-х гг. XX в. исследования генетических факторов преступности
вступили в новую фазу, которую условно можно назвать хромосомной.1

Известно, что генотип человека (совокупность всех наследственных
факторов) состоит из 46 хромосом (хромосома – группа генов,
наследственных задатков, сцепленных парами), две из них определяют пол.
Если они одинаковы «ХХ», то пол женский, если набор хромосом «ХУ» -пол
мужской. Наличие в генотипе хромосомы типа «У» определяет мужское
развитие.

Обещало стать сенсацией открытие в 70-х гг. так называемого синдрома
Клайнфельтера, связанного с генетическими аномалиями. Ученые установили,
что у некоторых лиц половые хромосомы не парные, а тройные: комбинации
типа «ХХУ» и «ХУУ».

Первыми эти особенности генотипа, которые проявляются при анализе крови,
слюны или спермы, стали использовать криминалисты в целях идентификации
преступников по биологическим следам, оставленным ими на месте
преступления. Когда в США и Франции по этим признакам были раскрыты
серийные убийства, совершенные сверхагрессивными преступниками (их
хромосомный набор был типа «ХУУ») и предварительные исследования
показали хромосомную предрасположенность к преступлениям, то появились
сообщения, что найден ген преступности.

Однако эти результаты были недостоверными. Дальнейшие исследования,
проводившиеся в Англии, Франции и США это подтвердили. В 1975 г. на II
международном криминологическом симпозиуме в Сан-Паулу немецкий ученый
Г.Кайзер привел данные, в соответствии с которыми процент лиц, имеющих
хромосомные отклонения, среди правонарушителей практически такой же, что
и среди всего населения в целом, причем среди преступников, имеющих
хромосомную комбинацию «^УУ», лишь 9% были осуждены за насильственные
преступления.

Таким образом, теория хромосомных аномалий, как и когда-то
антропологическая теория преступности, при более тщательном изучении не
нашла своего подтверждения и была подвергнута критике.

В этой связи целесообразно рассмотреть теорию личности одного из
известных ученых XX в. З.Фрейда. Сущность его теории обычно раскрывают с
помощью трех понятий: Оно, Я и сверх-Я (лат.: Ид, Эго и супер-Эго). Оно
– это совокупность примитивных, инстинктивных, врожденных компонентов
личности, передающихся человеку генетически. По Фрейду, это наиболее
мощная сфера личности, комплекс, включающий, главным образом,
агрессивные и сексуальные влечения, действующий по принципу
удовольствия. В асоциальном, алогичном и аморальном Оно происходит
борьба между сексуально окрашенным инстинктом жизни и влечением к
смерти. Контакты Оно с внешним миром определяются его связями с Я,
которое замещает для него внешний мир.

Из коркового слоя Оно дифференцируется область Я, расположенная между
Оно и внешним миром. Я стремится к получению удовольствия и избежанию
неприятностей, причем сигналы страха соответствуют предупреждаемой,
вызывающей неудовольствие опасности. Я – сфера личности,
характеризующаяся внутренним осознанием самой себя и осуществлением
приспособления личности к реальности. Важным успехом развития З.Фрейд
считал переход от принципа удовольствия к принципу реальности.

Сверх-Я – это сфера личности, складывающаяся из комплекса совести,
моральных черт и норм поведения, которые контролируют действия Я и
предписывают ему моральные образцы подражания и деятельности. Несогласие
между требованиями совести и действиями Я ощущается как чувство вины.
Таким образом, именно в сверх-Я аккумулируются контролирующие
воздействия общества и влияние культуры.

Сам Фрейд не пытался анализировать феномен преступного поведения, но
имел и имеет последователей. Человек рождается преступником, а его
последующая жизнь – это процесс подавления разрушительных инстинктов,
заложенных в Оно, подчеркивал У.Уайт. По его мнению, большинство мотивов
преступного поведения во многом совпадают с желаниями и устремлениями
типичного обывателя1.

Д.Абрахамсен, используя фрейдовскую концепцию Оно и сверх-Я, вывел
формулу преступления:

Преступление=(преступные устремления, заложенные в ОНО+кри-миногенная
ситуация): контролирующие способности сверх – Я.2

По мнению фрейдистов и неофрейдистов, в результате того, что по
каким-либо причинам не реализовались отдельные неосознаваемые врожденные
влечения, возникает такое поведение, которое направлено на нанесение
вреда человеку или объекту окружающего мира (агрессия, разрушение,
вандализм и т.п.). А.Адлер в качестве таких неосознаваемых врожденных
влечений рассматривал чувство неполноценности и компенсации, стремления
к власти, к превосходству над другими.

Э.Фромм проанализировал деструктивное, разрушительное поведение человека
и его агрессивность. Он выделял поведение, связанное с обороной,
ответной реакцией на угрозу. Такое поведение он называл
доброкачественной агрессией (смысл, заложенный в ней природой,
заключается в сохранении жизни). Злокачественная агрессия проявляется
как страсть к абсолютному господству над другим живым существом и
желание разрушать. Это и есть деструктивность и ее природа социальна. К
формам злокачественной агрессии (деструктивности) Фромм отнес садизм и
некрофилию. «Садизм (и мазохизм) как сексуальные извращения представляют
собой только малую долю той огромной сферы, где эти явления никак не
связаны с сексом. Несексуальное садистское поведение проявляется в том,
чтобы найти беспомощное и беззащитное существо(человека или животное) и
доставить ему физические страдания вплоть до лишения его жизни»3.

‘См.: White W. Crime and Criminals. N.Y., 1933.

2 Abrahamsen D. Who are the quilty? N.Y., 1952.

3 Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М., 1998. С. 375.

Некрофилия – это любовь к мертвому. Помимо сексуальной некрофилии
(страсть к совокуплению или иному сексуальному контакту с трупом), Фромм
выделяет несексуальную некрофилию как страстную тягу ко всему мертвому,
больному, разлагающемуся и т.д.

В настоящее время все большую роль в природе деструктивности личности,
ее агрессивности исследователи отводят социальным прижизненно
действующим факторам.

Во второй половине XX в. за рубежом появилось немало серьезных научных
трудов по судебной психологии. Из числа монографических исследований
можно отметить работы итальянского ученого Э.Альтавиллы «Судебная
психология», немецкого автора Э.Зеелига «Вина. Ложь. Сексуальность»,
английских психологов Г.Бертта «Прикладная психология» и Ф.Берриена
«Практическая психология», бельгийского криминалиста Ф.Луважа
«Психология и преступность», американских авторов Г.Дудича «Психология
для работников следственных, судебных и исправительных органов» и Г.Тоха
«Правовая и криминальная психология». Отдельные вопросы юридической
психологии затрагиваются в криминалистических и криминологических
работах. Однако все эти труды в основном повторяли положения, изложенные
в литературе предыдущих лет в период расцвета западной психологической
науки.

3.2. Русская и советская юридическая психология

В России психология как наука начала зарождаться в ХУШ в., однако
какого-либо влияния на уголовное судопроизводство она не оказывала,
поскольку в то время господствовал розыскной (инквизиционный) процесс,
не нуждавшийся в применении психологических знаний. Уголовное
судопроизводство было основано на тайном, письменном процессе, на
стремлении получить признание обвиняемого любой ценой, в том числе и с
помощью самых изощренных, зверских пыток. Наряду с физическими пытками,
применялись психологические, основывающиеся на использовании обыденного
опыта воздействия на человека.

В отдельных опубликованных в то время работах появились рекомендации
тактического характера для ведения следствия, основанные на обобщении
сведений из области психологии. О необходимости учитывать психологию
преступников высказывался И.Т.Посошков, предлагавший в «Книге о
скудности и богатстве» различные способы допроса обвиняемых и
свидетелей. Автор умело обобщил использование приемов допроса
свидетелей, дающих ложные показания, подробно объяснил, как надо
детализировать показания лжесвидетелей с тем, чтобы получить обширный
материал для их последующего изобличения. Князь М.М.Щербатов, историк и
философ, автор «Истории Российской с давних времен» указывал на
необходимость знания законодателем «человеческого сердца» и создания
законов с учетом психологии народа. Он одним из первых поставил вопрос о
возможности досрочного освобождения исправившегося преступника и
необходимости привлекать содержащихся в тюрьмах преступников к работам.

Значительное количество работ, посвященных юридической психологии,
появилось в России в конце ХГХв.: «Очерк судебной психологии» А. У.
Фрезе, «Психические особенности преступников по новейшим исследованиям»
Л.Е.Владимирова и др. В указанных работах высказывались идеи чисто
прагматического исследования психологических знаний в конкретной
деятельности судебных и следственных органов. Так, И.С.Барышев, писал,
что если судья не знает психологии, то это будет «суд не над живыми
существами, а над трупами».

Но еще в начале ХГХв. были предприняты попытки обоснования отдельных
уголовно-правовых положений с помощью психологических знаний, а в
1806-1812гг. в Московском университете читался курс «Уголовной
психологии».

Судебные реформы 60-х гг. XIX ст., становление научной психологии
создали объективные предпосылки для использования психологических знаний
в уголовном судопроизводстве.

После многовекового мрачного периода судебного произвола, не знавшего
гласности и состязательности сторон, в судопроизводстве утвердился
принцип независимости судей и подчинения их только закону, принцип их
несменяемости, принцип состязательности судебного процесса, равенства
сторон (обвинения и защиты). Предварительное следствие было отделено от
полицейского сыска и от прокуратуры, а также учрежден демократический
институт суда присяжных и создана независимая от государства адвокатура.

С провозглашением свободной оценки доказательств судом встал вопрос об
особенностях их восприятия и оценки судьями, присяжными заседателями.
Последние столкнулись с фактами оказания на них психологического
воздействия со стороны адвокатов и прокуроров во время судебных прений.
С целью выяснения причин и условий совершения преступления более
глубокому психологическому анализу подвергались в судебных речах
личность обвиняемого, подсудимого, вскрывались мотивы их поведения. В
целом развитие судебной психологии во второй половине ХГХ в. происходило
по следующим направлениям.

Первое направление – исследование в области криминальной психологии,
которая на начальном этапе своего развития испытывала влияние
ломброзианства. В работах некоторых русских ученых конца ХГХ в. личность
преступника рассматривалась как психопатология, как состояние, близкое к
психическому заболеванию («Судебная психопатология» В.П.Сербского, 1900;
«Судебная психопатология» П.И.Ковалевского,

1900).

В основном теории Ломброзо среди прогрессивных русских юристов не нашли
должной поддержки. Значительная часть ученых открыто выступила с резким
осуждением ломброзианства (В.Д.Спасович, Н.Д.Сергиевский, А.Ф.Кони,
Г.В.Плеханов и др.).

В 1907 г. по инициативе В.М.Бехтерева в Санкт-Петербурге был создан
Научно-учебный психоневрологический институт, в программу которого
входила и разработка курса «Судебная психология». Активное участие в
разработке судебно-психологических проблем, в основном в сфере
криминальной психологии, принимал В.М.Бехтерев. В работе «Об
экспериментальном психологическом исследовании преступников» (1902) он
классифицировал преступников на группы по психологическим признакам: 1)
преступники по страсти (порывистые и импульсивные); 2) преступники с
недостатком чувствительной, нравственной сферы, совершающие преступления
хладнокровно, преднамеренно; 3) преступники с недостатком интеллекта; 4)
преступники с ослабленной волей (ленью, склонностью к алкоголизму и
т.д.).

В области криминальной психологии активно работал С.В.Позны-шев. В
книгах «Основные начала наук уголовного права» (1912) и в «Очерках
тюрьмоведения» (1915) он дал глубокую психологическую характеристику
преступников. Позднее свои исследования в этой области он обобщил в
капитальном труде «Криминальная психология. Преступные типы» (1926).

Второе направление развития судебной психологии в России – исследование
психологии свидетельских показаний. Это было связано с тем, что роль
свидетельских показаний в гласном судопроизводстве усилилась.
Исследованию данной проблемы были посвящены работы И.Н.Холчева
«Мечтательная ложь» (1903), Г.Португалова «О свидетельских показаниях»
(1903), Е.М.Кулишера «Психология свидетельских показаний и судебное
следствие» (1904), А.И.Елистратова и А. В.Завадского «К вопросу о
достоверности свидетельских показаний» (1904), сборник статей «Ложь и
свидетельские показания», в котором были помещены статьи В.Штерна,
О.Гольдовского, А.Ф.Кони, Г.Гросса, М.Лобзина.

Последователи теории несовершенства свидетельских показаний не только
повторяли опыты европейских ученых, но и ставили свои. Во всех случаях
при проведении опытов исследовалась только одна сторона восприятия
человеком объективной действительности – непреднамеренное восприятие
стороннего наблюдателя, что и приводило авторов к пессимистическим
выводам.

С целью проверки правильности свидетельских показаний в 1904 г. в
Петербурге был задуман большой эксперимент, в котором принимала участие
группа ученых во главе с В.М.Бехтеревым. Весной 1904 г. во МХАТе ставили
пьесу «Юлий Цезарь». Редакция «Судебного обозрения» опубликовала
обращение к публике прислать ответы на 15 вопросов, относящихся к сцене
убийства. Поступило 5050 писем с ответами, однако материал был затерян и
работы не были закончены.

В конце Х1Х – начале ХХ вв. в Западной Европе начинают разрабатывать и
применять методы психологической диагностики (ассоциативный
эксперимент), с помощью которых устанавливалась причастность испытуемых
лиц к данному преступлению (Вертгеймер, Юнг). В России методы
психологической диагностики в судопроизводстве стали применять гораздо
позже.

Широко пропагандировались и обсуждались возможности использования в
целях совершения правосудия различные способы познания личности через
внешность, физиологические и анатомические особенности. В то время
появляется литература по графологии (науке о познании человека по
почерку), физиогномике (познание человека по морщинам лица и мимике),
хиромантии – познание личности человека по линиям на ладонях рук и т.д.
В литературе освещались возможности совершения преступления под
гипнозом, а затем начала рассматриваться и проблема применения гипноза
при совершении правосудия.

Наряду с ознакомлением с судебно-психологической литературой других
стран русские юристы и психологи начали разрабатывать и ряд
самостоятельных направлений применения психологии в правосудии. Так,
предлагалось тщательно изучать психологию лиц, проходящих перед
следователем и судом; делались попытки на основании обобщения судебного
опыта создать даже определенную психологическую классификацию лиц,
которые встречаются в суде; основательно начали разрабатываться
различные психологические проблемы процесса судопроизводства.

Психологический анализ большого количества дел, рассмотренных в судах,
собственный опыт судебной практики позволяли прогрессивным отечественным
юристам выявлять многие слабые стороны суда присяжных. Так,
Л.Е.Владимиров пришел к выводу, что присяжные часто не анализируют
доказательств, делают выводы о виновности, опираясь только на
субъективные восприятия. Например, «дурная репутация в глазах присяжных
может быть совершенно достаточным основанием для осуждения». Иногда
присяжные заседатели выводили свои суждения о личности обвиняемого
только на основании восприятия внешности обвиняемого в суде, его мимики,
манеры держаться и даже по его физическим дефектам.

На основании таких и подобных им примеров некоторые русские
ученые-юристы приходили к выводу о необходимости серьезного изменения
деятельности суда присяжных с учетом требований психологии. Интерес
юристов к углубленному исследованию психологии участников уголовного
судопроизводства привел к появлению в судебной практике психологических
экспертиз. Правда, эти экспертизы именовались не психологическими, а
художественными, но назначались они для установления «душевного
состояния» человека в тот или иной период его жизни. Для проведения
таких экспертиз приглашались не психологи, а художники, хотя здесь
необходимо было пользоваться чисто психологическими знаниями.
Разумеется, такие «эксперты» не производили исследования, а только
сообщали суду о своих субъективных состояниях и переживаниях в
аналогичные периоды деятельности. Сообщенные ими сведения использовались
сторонами для делаемых по аналогии выводов о психологическом состоянии
обвиняемых, потерпевших, свидетелей в подобных ситуациях.

Чисто психологической экспертизы русский уголовный процесс не знал.
Поскольку необходимость решения данных вопросов все же была, они
ставились на основе психиатрической экспертизы, нечеткость предмета
которой позволяла решать с ее помощью все относящиеся к «духовной жизни»
человека. Многие русские психиатры считали необходимым при проведении
психиатрических экспертиз не ограничиваться анализом только чисто
психиатрических факторов, но исследовать и психические состояния,
качества личности, особенно в тех случаях, когда речь шла об
оправдывающих или смягчающих вину обстоятельствах.

Первое обращение к использованию психологических знаний в юридической
практике относится к 1883 г. и связано с расследованием изнасилования, в
котором обвинялся московский нотариус Назаров, а потерпевшей была
актриса Черемнова. Предметом экспертизы было психическое состояние
актрисы после ее дебюта: первое выступление в спектакле привело ее к
такому упадку сил, что она оказалась неспособной оказать какое-либо
физическое сопротивление насильнику. При проведении данной экспертизы за
получением информации о влиянии на психику переживаний, связанных с
первым выступлением на сцене, обращались к известным русским актрисам
М.Н.Ермоловой, А.П.Глама-Мещерской. Использование такого рода
свидетельств было направлено на установление объективных критериев
оценки в уголовном судопроизводстве психических состояний участников
процесса. Таким образом, проведение психологических экспертиз явилось
третьим направлением развития отечественной юридической психологии.

Психологическая наука во многом помогла развитию отраслей права в
дореволюционной России, поскольку прогрессивные юристы широко
использовали достижения психологической науки для обоснования
демократических основ правосудия. Примером тому могут служить работы
А.Ф.Кони, Л.Е.Владимирова и др.

Значительный вклад в развитие юридической психологии внес известный
юрист А.Ф.Кони, который был глубоким знатоком психологии и блестяще
использовал психологические знания в судебных речах. В своих трудах
«Свидетели на суде» (1909), «Память и внимание» (1922), в курсе лекций
«О преступных типах» он уделял большое внимание психологии судебной
деятельности, психологии свидетелей, потерпевших и их показаниям.

Однако имело место и неправильное понимание роли психологической науки в
праве, попытки всю теорию права излагать с точки зрения психологической
науки (например, работы проф. Л.И.Петражицкого).

Появление гласного суда дало возможность более широко и наглядно изучать
нравы и психологию людей. Гласный суд стал весьма серьезным источником
сбора материалов многими русскими писателями. Житейские драмы,
разбираемые в суде, давали богатый материал для их психологического
анализа. В этой связи можно сослаться на многие художественные
произведения Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого,

А.П.Чехова и др. Художественные произведения прогрессивных русских
писателей помогли полнее выявлять психологические проблемы
судопроизводства, в частности привели к постановке вопроса о
необходимости исследования психики осужденных, а также рассматривать
осуждение не только как наказание, но и как перевоспитание осужденных.

Во многих исследованиях проводилась мысль о том, что преступники, как
правило, являются психически неполноценными и что они должны
рассматриваться как психопатические личности. Е.К.Краснушкин прямо
проводил аналогию между преступниками и душевнобольными: «Криминальная
группа людей имеет психопатологический индекс в существенном,
характеризующийся очень высоким процентом психопатических личностей и
психоневротиков с их психотическими реакциями, довольно высоким
процентом шизофрении и ничтожным процентом маниакально-депрессивного
психоза».

В первые годы после Октябрьской революции резко возрос интерес к
юридической психологии, стали изучаться психологические предпосылки
преступности, психологические аспекты ее предупреждения. Так, в 1925 г.
впервые в мире был организован Государственный институт по изучению
преступности и преступника. В течение первых пяти лет существования
института его сотрудниками было опубликовано около 300 работ, в том
числе и по проблемам судебной психологии.

Значительный интерес представляла в этом отношении лаборатория
экспериментальной психологии, созданная в 1927 г. при Московской
губернской прокуратуре. В этой лаборатории известный психолог А. Р.
Лурия проводил исследования с целью выяснения причастности обвиняемого к
совершению преступления. Взяв за основу разработанный западными
психологами и криминалистами ассоциативный метод, А. Р. Лурия
модифицировал его (кроме регистрации времени реакции -ответа на
слово-стимул – специальный прибор одновременно регистрировал и мышечные
усилия – тремор руки испытуемого). Разработки А. Р. Лурия значительно
приблизили криминалистов и психологов к созданию лай-детектора
(полиграфа).

На рубеже 30-х гг. в СССР произошли значительные политические перемены,
которые помешали дальнейшему позитивному развитию юридической
психологии. В этот период начался отход от гуманистических принципов в
государственной, политической и научной жизни. Резкой критике
подвергались методы педологии и ряд других направлений в развитии
психологической науки: не критическое заимствование многих положений из
работ зарубежных авторов, ошибки в методологической основе науки и т.д.
Это привело к резкому сокращению психологических исследований: были
закрыты или реорганизованы психологические научно-исследовательские
учреждения и т.д. Психология была фактически подчинена педагогике и
находилась в таком состоянии около тридцати лет. Понятно, что в этот
период никакие психологические исследования на стыке с юриспруденцией не
проводились. Психологов изолировали от следственной и судебной
деятельности. Их изгнали даже из криминологии, которая в предшествующие
полвека развивалась с помощью психологии.

С изменением социальных условий, политической и идеологической
обстановки в стране в 60-е гг. возникла необходимость развития
социальных наук, прежде всего психологии, социологии. В 1964 г. было
принято специальное правительственное постановление «О дальнейшем
развитии юридической науки и улучшении юридического образования в
стране», в соответствии с которым уже в следующем учебном году в
программу подготовки юристов в вузах был введен курс «Психология» (общая
и юридическая). Были развернуты прикладные психологические исследования
для обеспечения правоохранительной и профилактической деятельности в
более широком диапазоне.

К недостаткам работ по юридической психологии раннего периода можно
отнести их «психолого-комментаторский», умозрительный характер на уровне
скорее житейской, а не научной психологии. В последнее десятилетие в
Росии появилось немало интересных работ по различным направлениям
юридической психологии (В.Л.Васильева, В.В. Романова, В.Ф.Пирожкова,
Ю.М.Антоняна, И.А.Кудрявцева, Н.А.Ратинова и др.).

3.3. Юридическая психология в исследованиях украинских ученых

Актуальные проблемы юридической психологии всегда привлекали пристальное
внимание украинских исследователей (как юристов, так и психологов). В
начале XX в. также как и в других странах судебно-психологические
исследования в основном проводились в институтах и кабинетах по изучению
личности преступника и преступности, которые начали организовываться с
1923 г. В подобных учреждениях изучались такие проблемы:

а) динамика преступности и ее соотношение с социально-

экономической динамикой развития государства;

б) социальные истоки преступности;

в) процесс образования преступной личности;

г) очаги преступности;

д) влияние деятельности пенитенциарных органов на личность пре-

ступников.

В эти годы в Украине были переведены и изданы труды таких ученых, как
Г.Гросс, О.Липман, Э.Штерн, М.Геринг, Г.Мюнсберг, А.Гельвиг и др., что,
конечно, оказало значительное влияние на отечественные
судебно-психологические исследования. Важная роль в пропа-гандировании
необходимости использования психологических знаний для осуществления
правосудия принадлежала юридическим обществам Киева, Харькова и других
городов, на заседаниях которых ставились и активно обсуждались спорные
вопросы применения психологии в юриспруденции. Исследования проводились
по психологии свидетельских показаний, психологической экспертизе и
некоторым другим проблемам. В опубликованных работах делались попытки
определить предмет специальной науки, занимающейся проблемами психологии
при осуществлении правосудия. Первоначально эта наука часто именовалась
«уголовной психологией» и в предмет ее должны были входить: психология
показаний, психология преступления и его причины, психология преступника
и психология вынесения приговора.

Термин «судебная психология» с более широким содержанием появился в
работе харьковского ученого А.Е.Брусиловского. Он определял судебную
психологию как «совокупность научно-психологических знаний, направленных
на освещение, постановку и экспериментальную проверку процессуальных
психологических проблем». Специальные кабинеты и лаборатории были
организованы во всех крупных городах Украины: Киеве, Харькове, Одессе,
Львове. Однако в 30-60-е гг. исследования в области юридической и других
отраслях психологии были свернуты.

Исследования возобновились только в середине 60-х гг., когда было
принято упомянутое выше правительственное постановление по улучшению
юридического образования и дальнейшему развитию юридической науки. С мая
1971 г. стали проводиться научные конференции по юридической психологии,
а на съездах ученых она стала представляться в отдельных секциях.

Выход Украины из состава СССР и провозглашение национального
суверенитета позволяют говорить о новом этапе развития юридической
психологии в нашей стране. Хотя и до распада СССР решением теоретических
и прикладных вопросов юридической психологии занимались многие видные
украинские юристы и психологи (М.В. Костицкий, В.Е. Коновалова, В.Ю.
Шепитько, З.И. Митрохина, В.С. Медведев, Н.В. Аликина и др.). Они
рассматривали не только проблемы личности преступника, психических
механизмов совершения преступления, но и вопросы профилактики
преступности, психологических основ проведения предварительного
следствия. Украинские ученые изучали различные аспекты личности
сотрудников органов правосудия, решали задачи по профотбору,
профподготовке, профадаптации работников ОВД и т.д.

1 См.: Бандурка О.М. Управління в органах внутрішніх справ України:
Підручник. Х., 1998; Бандурка А.М., Друзь В.А. Конфликтология. Х., 1998;
Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. Психология управления. Х.,
1999; Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. Основы психологии
управления. Х., 1999; Бандурка О.М., Соболев В.О. Теорія та методи
роботи з персоналом в органах внутрішніх справ: Підручник. Х., 2000;
Бандурка А.М., Друзь В.А. Этнопсихология. Х., 2000; Бандурка О.М.,
Скакун О.Ф. Юри-

Авторы настоящего учебника одними из первых в независимой Украине
обратились к проблемам психологии вообще и к юридической психологии в
частности. В 90-х гг. XX в. они самостоятельно и в соавторстве с другими
учеными издали ряд учебников, учебных пособий, научных исследований и
разработок1.

В настоящее время специализированную подготовку практических психологов
по юридической психологии для системы ОВД осуществляет Институт
внутренних дел (г. Киев) и Национальный университет внутренних дел
(г.Харьков). Проводятся ряд диссертационных исследований ученых , открыт
специализированный ученый совет по защите диссертаций. Открыты
лаборатории по судебно-психологической экспертизе при специализированных
институтах судебных экспертиз. Указанные процессы свидетельствуют о
выходе отечественной юридической психологии на новый этап развития,
который продолжается и в нынешних условиях.

Вопросы для самоконтроля

дична деонтологія: Підручник. X., 2001; Бандурка О.М. Професійна етика
працівників органів внутрішніх справ. X., 2001 и др.

Какие этапы развития прошла юридическая психология?

Каким образом общественно-политические взгляды в России во второй
половине XIXв. оказали влияние на формирование юридической психологии?

Назовите имена известных ученых и юристов, которые внесли значительный
вклад в развитие юридической психологии за рубежом

Какую роль в развитии юридической психологии и криминологии сыграли
труды Ч.Ломброзо?

Какова причина прекращения исследований в области юридической психологии
в бывшем СССР в 30-х годах?

Какие исследования украинских ученых в области юридической психологии Вы
можете назвать?

Когда и почему исследования в области юридической психологии
возобновились?

РАЗДЕЛ II

Основы

психологии правосознания личности

Расширение круга проблем, решаемых юридической психологией, усложнение
ее структуры приводит к необходимости более четкого обозначения всех ее
разделов. Еще недавно понятие «юридическая психология» и «правовая
психология» употреблялись как синонимы. В настоящее время возникает
необходимость в их дифференциации, так как содержание юридической
психологии должно включать в себя не только такие разделы, как
криминальная, судебная психология и др., касающиеся вопросов
отклоняющего поведения, но и раздела, касающегося проблем
правопослушного поведения и закономерностей его становления в процессе
развития и социализации человеческой личности.

Правовая психология как раздел юридической психологии изучает
закономерности развития и функционирования правосознания и
право-послушного поведения человека, изменений этого поведения в связи с
социально-экономическими преобразованиями в структуре общества. В
решении стоящих перед нею проблем правовая психология взаимодействует не
только с общей психологии (прежде всего психологией личности), но также
с областями педагогической психологией, социальной психологией,
психологией труда и др.

Глава 4

Правовая социализация личности

4.1. Личность и процессы ее социализации 4.1.1. Личность и ее
психологическая структура

Понятие личности – одна из основных категорий психологической науки, в
частности юридической психологии. Если для юриспруденции человек
выступает как лицо, совершившее нарушение закона и выступающее объектом
правосудия, то юридическая психология изучает человека как личность с
определенным уровнем правосознания, мотивации, индивидуальных свойств,
оказывающих существенное влияние на характер совершенного
правонарушения, его показаний как свидетеля или потерпевшего, на
содержание ценностных ориентаций субъекта, на готовность к
ресоциализации и т.п.

Личность рассматривается в психологии как носитель сознания (в
частности, правосознания ) и субъект целенаправленной деятельности.
Применительно к отдельному человеку принято употреблять три понятия:
«индивид», «личность» «индивидуальность». Индивид – это человек как
представитель вида homo sapiens, т.е. в этом понятии подчеркивается
биологическое начало в человеке, наличие в нем системы природных
задатков, многие из которых могут повлиять на его последующее социальное
поведение. Всякий человек рождается индивидом, но только в процессе
развития в онтогенезе он становится личностью. На процесс развития
личности влияют в единстве и взаимодействии такие факторы, как природные
задатки, особенности социальной среды, общения и воспитания.

Личность – это «сознательный индивид» (Б.Г. Ананьев), т.е. человек,
способный к сознательной организации и саморегуляции своей деятельности
на основе усвоения социальных норм нравственности и правового поведения.
С позиции системного подхода деятельность личности рассматривается как
целеустремленная динамическая система, характеризующаяся многомерностью
и иерархичностью (Б.Ф. Ломов, 1984). В ней можно выделить три основных
подсистемы:

когнитивную, в которой реализуются функции познания, отражения
объективной природной и социальной реальности и которая включает в себя
когнитивные процессы: восприятие, память, внимание, мышление и др.;

регулятивную, включающую в себя эмоционально-волевые процессы и
обеспечивающую способность субъекта к саморегуляции деятельности,
самоконтролю и воздействию на поведение других людей;

коммуникативную, которая реализуется в общении и взаимодействии с
другими людьми.

Подчиняясь общепсихологическим закономерностям, личность в то же время
обладает индивидуально-психологическими свойствами, составляющими ее
индивидуальное своеобразие: темперамент, характер, направленность,
способности. Человек всегда приносит свои индивидуальные качества в
организацию своей деятельности. Рассматривая каждого человека как члена
профессионального или учебного коллектива, как члена общества, социально
ориентированной или антисоциальной группы, мы всегда должны учитывать
его индивидуально-психологические свойства, т.е. подходить к нему как к
индивидуальности, в чем-то сходной с другими людьми, и в то же время в
чем-то своеобразной и неповторимой личности. Каждый человек, обладая
системой индивидуальных качеств, является индивидуальностью, но одним
людям удается ярко и продуктивно проявить себя в общественно полезной
деятельности, другим проявить себя на очень скромном уровне такой же
деятельности, третьим – сформировать в себе антисоциальный тип
поведения. Знания и учет индивидуальных особенностей необходим
представителям правоохоронительной системы для оценки профессиональных
способностей сотрудников и подчиненных, для налаживания положительного
психологического климата в коллективе, понимания мотивации поступков
подследственных и определения справедливой меры наказания.

Формирование личности как сознательного субъекта возможно только в
социальных условиях. Психологическая структура личности складывается в
онтогенезе, начиная с активизации природных задатков и кончая высшими
уровнями социально адаптированных форм поведения. При этом личность
складывается как многоуровневая и многофункциональная система,
объединяющая в себе психофизиологический, психологический и
социально-психологические уровни (Б.Г. Ананьев, Б.Ф. Ломов – см. рис.5).

Все указанные уровни структуры личности интегрируются в единую целостную
систему по следующим признакам:

субординационному (иерархическому ), когда более сложные и общие
свойства подчиняют себе более элементарные и частные
психофизиологические свойства; при этом психофизиологические свойства не
исчезают, не растворяются, а как бы уходят в основание жизни и
продолжают оказывать определенное влияние на функционирование системы в
целом;

координационному, при котором взаимодействие свойств осуществляется на
паритетных началах, допускающих ряд степеней свободы для координируемых
свойств, т.е. относительную автономию каждого из них.

На основе анализа структуры личности и свойств индивидуальности
юридический психолог и практический работник (следователь, адвокат,
судья) могут составить психологический портрет личности
подследственного, позволяющий дать ей целостную качественную оценку.

На основе приведенной общей характеристики понятия и психологической
структуры личности целесообразно перейти к анализу ее отдельных
структурных компонентов.

4.1.2. Когнитивная сфера личности

При взаимодействии в условиях правоохранительной деятельности люди
оценивают друг друга прежде всего по уровню интеллекта, образуемого
системой познавательных (когнитивных) процессов.

Познавательные процессы – это система психических функций,
обеспечивающих отражение, познание субъектом явлений объективного мира,
т.е. природной и социальной среды. В эту систему включаются следующие
процессы.

1. Сенсорные процессы (ощущение, восприятие), которые служат для
отражения объектов в форме конкретных чувственных образов. В ощущении
отражаются отдельные качества предметов: цвет, запах, звук, температура,
болевые раздражители, перемещение и положение тела в пространстве.
Восприятия позволяют отражать целостные образы объектов – животных,
растений, технических устройств, рисунков, речевых сигналов. Восприятия
играет ведущую роль при анализе места происшествия, вещественных
доказательств, опознании личности. Многие свойства восприятия (объем,
точность, связь с опытом, константность, наблюдательность и др.)
выступают как профессионально важные качества, следовательно при
проведении судебно-психологической экспертизы важно установить
способность подследственных, свидетелей и потерпевших к адекватному
восприятию различных сигналов (звуковых, зрительных, двигательных),
пороговых характеристик их отражения.

Память – это система мнемических (греч. шлете – память) процессов,
которые служат для запоминания, сохранения и последующего
воспроизведения в форме словесных отчетов и действий тех знаний, которые
были восприняты и усвоены в прежнем опыте субъекта. Память – основа
правосознания личности, так как в ней формируются и сохраняются эталоны
социального поведения. Память позволяет человеку в пределах его
субъективного пространства соединять прошлый, текущий и предстоящий
планы его деятельности и тем самым осуществлять прогнозирование,
предвидение событий.

По временному параметру различают мгновенную (сенсорную),
кратковременную (оперативную) и долговременную память, образующих единую
систему переработки информации для эффективной организации учебной и
всех видов профессиональной деятельности, в том числе деятельности
профессиональных юристов. Так, для кратковременной оперативной памяти
важна четкая дозировка материала (от 5 до 7 объектов на одно
предъявление). Для успешной работы долговременной памяти необходимы:

смысловая переработка запоминаемого материала;

включение материала, подлежащего усвоению , в активные формы
практической деятельности, в решение профессиональных задач;

адекватная мотивация (наличие интересов, включение эмоциональных
переживаний);

систематизация усвоенного материала.

Именно в долговременной памяти субъекта сохраняются усвоенные им
представления о моральных ценностях, о правовых нормах поведения и
возможных последствиях их нарушения. Активизация этих представлений
памяти определяет возможность саморегуляции субъектом своей
деятельности, построение программ законопослушного поведения.

Мышление – это система процессов, осуществляющих отражение объектов в их
закономерных связях и отношениях, понимание их смысла, прогнозирование,
принятие обоснованных решений. Мышление включает в себя такие операции,
как анализ и синтез, сравнение и различение, абстрагирование и
конкретизацию. Благодаря мышлению человек познает законы природы и
общества, сознательно управляет своим поведением, обладает
правосознанием. Мышление – это всегда решение каких-либо проблем,
поэтому его развитию способствуют проблемные ситуации, решение
профессиональных задач. Решение разного рода бытовых и профессиональных
задач требует участия различных типов мышления: образного или
абстрактного, практического или теоретического. Высокоразвитое
теоретическое мышление – необходимое профессиональное качество
юридических работников. Посредством судебно-психологической экспертизы
важно определить тип и уровень развития мышления подследственных для
оценки их общего интеллектуального развития.

Речь – это система процессов, обеспечивающих передачу и прием
информации, социальное управление людьми и саморегуляцию. Важнейшим
профессионально важным качеством юриста должна быть общая культура речи,
грамотное владение устной и письменной речью, умение использовать речь
как средство общения, убеждения и управления людьми.

Внимание (аттенционные процессы) – это особая форма ориентировочной
деятельности, которая позволяет человеку в условиях учебной и
профессиональной деятельности выделять и четко воспринимать объект
окружающей среды. Объем, устойчивость распределенность внимания –
важнейшие из профессионально важных свойств личности следователя,
адвоката и представителей других юридических профессий. При этом важно
бывает установить свойства внимания и объективные условия его
функционирования у подследственных с целью выяснения истинных причин
дорожно-транспортных происшествий и других событий.

Воображение (фантазия) – это процесс формирования новых образов на
основе переработки представлений памяти, т.е. прошлого опыта субъекта.
Воображение – основа творчества, изобретательства, предвидения возможных
событий. У лиц с малоразвитым интеллектом воображение может проявляться
в форме пустого фантазировании, у слабовольных – несбыточных мечтаний.

Для активизации воображения как способности к профессиональной
творческой деятельности необходимо:

наличие большого профессионального опыта наблюдений;

тренировка в мысленном воссоздании различных ситуаций, событий;

недопущение вымышленных ситуаций, самоконтроль с помощью мышления;

развитие способности к предвидению аварийных и конфликтных ситуаций и их
возможных последствий.

Когнитивные процессы образуют единый ансамбль психических функций, в
структуре которого одни функции могут играть ведущую, другие –
вспомогательную роль (Б.Ф. Ломов). Это определяется характером решаемых
субъектом задач – мнемических, мыслительных или перцептивных, однако
решение любой учебной или профессиональной задачи непременно требует
более или менее активного участия всех познавательных функций. Процесс
переработки информации, поступающей к субъекту из окружающей природной и
социальной среды, представляется черезвычайно сложным, однако имеющиеся
научные разработки позволяют строить структурно-функциональные модели,
наглядно отражающие роль психических функций в этом процессе. На рис.6
изображена одна из таких моделей (схем), отражающих роль и
взаимодействие психических процессов как функций, образующих единую
саморегулирующуюся систему деятельности субъекта.

4.1.3. Регулятивная сфера личности

Регулятивная подсистема в структуре личности служит для самоорганизации
и саморегуляции деятельности. Она складывается прежде всего из
взаимодействия волевых и эмоциональных функций, а также требует
определенного участия когнитивных и коммуникативных функций.

Волевые процессы служат субъекту для организации действий, направленных
на достижение сознательно поставленных целей. Волевые действия
реализуются в определенной последовательности. Речь идет прежде всего о
постановке цели, которая опережает практическое действие. Способность к
сознательной целенаправленности является специализированной способностью
человеческого сознания. Постановка цели включает в себя образ объекта,
на который будут направлены действия, и представления ожидаемого
результата – прогнозирование.

Поэтому как активность отдельного субъекта, так и группы (коллектива)
людей в кибернетике относят к целенаправленным системам Именно
содержание целей определяет социальную ценность поступков человека, его
«ценностные ориентации», его правосознание.

В теории воли некоторые исследователи субъектистского направления стоят
на позициях индетерминизма (лат. indeterminare – не ограничивать), т.е.
утверждают, что воля человека абсолютно свободна, ничем не ограничена и
он может ставить перед собой любую цель, исходя только из своих душевных
побуждений. Противоположный этой позиции детерминистский подход
утверждает, что воля человека причинно обусловлена прежде всего
социальными воздействиями. И.М. Сеченов считал, что «первая причина
всякого человеческого действия лежит вне его» и показывал на основе
анализа жизненных фактов роль нравственного воспитания ребенка в
формировании его целенаправленности.

В психологии принято различать два вида целей: стратегические
(отдаленные), т.е. направленные на какой-либо общий социально и
лич-ностно значимый результат (например, успешное завершение сложного
расследования), и тактические цели, более близкие, направленные на
решение конкретных задач и последовательно приближающие к конечной цели.
Постановка стратегических целей требует профессионального опыта и
проблемного мышления. В условиях групповой деятельности стратегическую
цель обычно ставит руководитель. Так, в условиях групповых
правонарушений обычно опытный рецидивист определяет конечную цель и
распределяет отдельные поручения (задачи) между зависимыми от него
подростками.

Второй важнейший элемент волевого акта – это активизация и осознание
мотива, побудившего субъекта к постановке конкретной цели и совершению
определенного нормативного или противоправного поступка. В структуру
мотивации включены эмоции и чувства, потребности, интересы и идеалы
личности. Поэтому именно мотив определяет «личностный смысл»
поставленной цели и направленность деятельности (А.Н.Леонтьев).
Мотивация человека является очень сложным многоуровневым образованием,
поэтому нелегко выявить истинный и адекватный мотив поведения. Например,
в обучении адекватными мотивами служат познавательные и профессиональные
интересы. Но в том же процессе обучения человек может руководствоваться
и другими, неадекватными мотивами: корыстью, страхом наказания,
карьеризмом и т.д. Выявление истинных мотивов правонарушителей является
одной из сложных задач следственной деятельности и
судебно-психологической экспертизы. Человек зачастую склонен скрывать
истинные мотивы своих действий, маскируя их внешне благонамеренными
стремлениями.

Анализ структуры своей мотивации и ее соотношение с целью позволяет
субъекту понять, в какой мере поставленная цель соответствует
определенному мотиву. Этот процесс обусловливает еще одну
подготовительную стадию волевого акта, которую называют «борьбой
мотивов» и которая возникает в тех случаях, когда субъект испытывает
состояние неопределенности и у него возникает несколько разнородных
мотивов, побуждающих его стремиться к различным целям. В человеке могут
бороться чувства долга и страха, любви и ненависти, альтруизма и эгоизма
и т.п. Правосознательное поведение возникает тогда, когда преобладают
социально-ценностные мотивы. Если при наличии противоречивых побуждений
не превалирует ни одно, то субъект испытывает состояние сомнения,
торможения и склонен отказаться от выполнения действия. Борьба мотивов
заканчивается либо появлением намерения, направленного на неопределенное
будущее, либо принятием решения, когда субъект четко осознает
необходимость и возможность достижения определенной цели и отдает себе
самому приказ в плане внутренней или внешней речи, стимулируя
активизацию моторных процессов. Все указанные стадии волевого акта
являются подготовительными, интери-оризованными (внутренними)
действиями: мнемическими, мыслительными, речевыми и др., которые
образуют латентный период подготовки к действию.

Существенным моментом в принятии решения является выбор способа
действия, т.е. тех конкретных средств, которые приведут к желаемому
результату. Способы действия должны оцениваться человеком не только с
точки зрения его личной пользы, но также с учетом возможных последствий
для других людей, общества и окружающей природы. Для
преступников-рецидивистов характерны цинизм, беспринципность в выборе
способов действия, аморальность в средствах достижения своих целей.
Известен девиз иезуитов: «Цель оправдывает средства». Выбор способов
действия, как и все другие стадии волевого акта, опосредуется моральными
установками, включенными в структуру мотивации субъекта. Субъективный
момент принятия решения означает переход к реальному действию, которое
складывается из мышечных и внешнерече-вых функций, направленных на
объект – цель. Внешнее действие подлежит объективному контролю и
показывает, на что реально способен человек, насколько он деятелен,
активен, справедлив. Действие, имеющее четко выраженную нравственную
окраску, называют поступком (например, уступить место в автобусе
инвалиду, помочь потерпевшему, помочь следствию).

Волевые действия часто протекают в условиях, требующих преодоления
препятствий, которые могут быть двух видов:

объективными, когда субъект сталкивается с внешними трудностями
(природными катастрофами, противодействиями других людей, затруднениями
при решении профессиональных задач);

субъективными, которые переживает субъект в момент принятия решений
(сомнения, страх, неуверенность и т.п., преодоление которых зачастую
бывает для человека более сложным, чем преодоление внешних препятствий,
так как легче бывает противостоять внешним трудностям, чем преодолеть
самого себя).

Процесс волевого действия обычно заканчивается определенным результатом
(успешным или неуспешным), который по принципу обратной связи
воспринимается и оценивается субъектом на основе сопоставления образа
желаемого и реально полученного результата, после чего волевое действие
либо заканчивается, либо повторяется вновь.

Волевые действия в комплексе с действиями произвольными и
непроизвольными образуют функциональную ткань сознательной и
целенаправленной человеческой деятельности, структура которой отражена в
модели функциональных систем П.К.Анохина.

Эмоциональные процессы, как видно из вишеизложенного, играют
существенную роль в регуляторно-волевой сфере личности. Эта роль
представляется многоплановой:

чувства человека (моральные, интеллектуальные, эстетические) составляют
основу мотивации, опосредуя социальную и личностную значимость
совершаемых действий;

эмоциональные состояния (настроения, страсти, аффекты, стрессы,
фрустрации) выступают зачастую как непосредственные стимуляторы
произвольных и непроизвольных действий субъекта, обусловливая также их
энергетические ресурсы;

эмоции и чувства всегда включены в процесс оценки субъектом результатов
его поступков; успех или неуспех порождают соответственно настроения
радости или печали; оценка результатов действий может вызывать чувство
стыда как переживания несоответствия своих действий усвоенным нормам
морали и права; оценка и самооценка поступков с позиций морали и права
служат важнейшим источником воспитания нравственного и правового
самосознания личности.

Область человеческих чувств и эмоций традиционно привлекает большое
внимание криминологов и юридических психологов, поскольку эти процессы
зачастую являются стимуляторами противоправных поступков, специфически
воздействуя на сознание человека, направленность и силу его действий.

Эмоциональные процессы – это особая форма психической активности, в
которой выражаются переживания субъектом своих отношений к
воспринимаемым явлениям, в частности к области правовых норм. Если
познавательные процессы служат для отражения свойств объектов,
существующих независимо от его отношения к ним, то в эмоциональных
процессах всегда выражается субъективная оценка воспринимаемых явлений с
точки зрения их соответствия или несоответствия потребностям и целям
деятельности человека. Поэтому одни и те же по своему содержанию объекты
(например, нормы права, законы) оцениваются положительно или
отрицательно разными людьми, вызывая у них полярные эмоции.

Протекание эмоциональных процессов связано с существенными изменениями в
функциях центральной и периферической нервной системы, что проявляется
объективно в уровне активизации деятельности, изменении кровяного
давления, кровообращения, теплорегуляции тела и т.п. Так, в состоянии
страха у человека наблюдаются побледнение кожных покровов, холодный пот,
расширение зрачков (отсюда пословица «у страха глаза велики»), тремор
рук, определенная мимика, пантомимика и др. На основании этих внешних
соматических изменений делаются попытки объективной регистрации
эмоциональных состояний (например, использование «детектора лжи»), что,
однако, далеко не всегда обеспечивает «расшифровку» переживаемых
субъектом чувств.

Эмоциональные процессы в связи с уровнем их сложности и социальной
опосредованности принято разделять на две категории: собственно эмоции и
высшие чувства.

Эмоции – это переживания человека, обусловленные непосредственными
воздействиями благоприятных или неблагоприятных для него раздражителей
(например, вкусовых ощущений, влияния погоды, благоприятных или
неблагоприятных встреч с другими людьми и др.). Определенным образом
окрашенные переживания человека переходят в настроения, т.е. слабо
выраженные внешне и устойчивые во времени (длящиеся дни и недели)
переживания. Для них характерна полярность (удовольствие –
неудовольствие, радость – печаль, уверенность – неуверенность), что в
различной степени влияет на активность человека. Так, состояние радости
и уверенности повышает активность деятельности, печаль и неуверенность
сковывает ее. Частые обиды, неоправданные оскорбления, попрание
достоинства – все эти воздействия на личность могут вызвать застойные
негативные переживания по отношению к окружающим. Кумуляция таких эмоций
может привести к формированию устойчивых чувств – ненависти и агрессии.

Аффекты – это эмоциональные состояния, вызываемые внезапным относительно
коротким воздействием на человека раздражителей. Аффекты характеризуются
кратковременностью протекания («вспышки») и силой переживаемых эмоций,
которые сопровождаются активными внешними действиями (моторными и
речевыми), часто имеющими непроизвольный характер. Аффективные эмоции
вызывают бурную активизацию подкорковых центров и затормаживание (по
закону взаимной индукции) корковых зон. Аффекты, связанные с
отрицательными эмоциями (гнев, ненависть, ревность), часто приобретают
разрушительный, агрессивный характер, так как человек действует
рефлекторно, латентный период от восприятия раздражителя до ответной
реакции свернут до минимума (несколько миллисекунд) таким образом, что
субъект не успевает осознать значение и последствия своих действий.
Аффекты -частая реакция, возникающая в конфликтных и криминогенных
ситуациях, поэтому она является объектом специального исследования в
уголовном праве и рассматривается в особых статьях уголовного кодекса.
Эта реакция требует установления факта нахождения или ненахождения
обвиняемого в момент свершения противоправных действий в состоянии
обычного (физиологического) аффекта – внезапно возникшего сильного
душевного волнения. Данный вид аффекта следует отличать от аффекта
патологического. Физиологическому аффекту могут быть подвержены
психически нормальные люди в определенных ситуациях. Однако
импульсивность действий и снижение самоконтроля не означает полной
невменяемости. Импульсивный ответ на угрозу или оскорбления обычно
соответствует характеру раздражителя. После выхода из состояния аффекта
субъект может частично воспроизвести детали события и высказывает
сожаления о содеянном. Патологический аффект иногда охватывает
психически больного, невменяемого человека или человека, находящегося в
состоянии патологического алкогольного опьянения. Так, страдающий
алкоголизмом С., придя домой в состоянии глубокого опьянения, убил жену
и детей, впал в длительный сон с последующей амнезией, и утром ничего не
помнил о происшедшем. В силу указанных различий физиологический аффект
подлежит судебно-психологической экспертизе, тогда как патологический
аффект относится к компетенции судебно-психиатрической экспертизы.

Страсти – это эмоциональные состояния, сочетающие в себе силу и большую
устойчивость переживаний, которые могут длиться недели, месяцы и годы.
Состояние страсти связано с наличием в коре головного мозга устойчивых
очагов возбуждения (доминант), побуждающих человека к активной
деятельности для достижения желаемого результата. Страсти могут
приобретать как созидательный, так и разрушительный характер в
зависимости от качества чувств, лежащих в их основе, и социальной
ценности поставленных целей. Положительные страсти (страсть к спорту,
учению, науке, профессиональной деятельности, любви к другому человеку)
обычно укладываются в рамки законопослушного поведения и обусловливают
высокую продуктивность выполняемой деятельности. Отрицательно
направленные страсти приобретают разрушительный характер (ревность,
зависть, властолюбие, ненависть, скупость и др.). Вспомним в этой связи
литературные образы Отелло, Скупого рыцаря и Сальери.

Овладевая человеком, страсти часто снижают его способность к
сознательной оценке возможных результатов своих стремлений. Однако эти
эмоции охватывают большие временные периоды, достаточные для анализа
действий и принятия правильных решений. Люди с сильной волей способны
оценить моральную и социальную роль своих страстей и управлять ими,
тогда как слабовольные становятся рабами своих страстей, превращающихся
в криминогенные факторы их поведения. Деградируя, страсти могут
приобретать патологический характер (алкоголизм, наркомания, сексуальная
извращенность) и, как правило, вызывают у человека девиантное поведение.

Стресс (от англ. stress – напряжение) – это состояние повышенной
эмоциональной напряженности, которое возникает в чрезвычайно сложных для
субъекта экстремальных ситуациях. Понятие «экстремальность» (от лат.
extremum – крайность) означает существенно отличающиеся от нормальных
условия деятельности человека. Эти условия характеризуются
чрезвычайностью воздействия, обладающего крайними предельными
значениями. В экстремальных ситуациях человек может сталкиваться с
чрезмерными травмирующими воздействиями: стихийные бедствия, аварии,
военные столкновения, нападение преступников, острые межличностные
конфликты, непосильный объем информации и др. В качестве экстремальной
ситуации может выступать также недостаток или отсутствие жизненно важных
условий: утрата средств к жизни, нехватка кислорода, воды, пищи, тревога
при отсутствии вестей от близкого человека и др. Известны опыты по
сенсорной изоляции, проводимые в области космической психологии
(Ф.Д.Горбов). Они показали, что длительное отсутствие новой информации и
общения вводит испытуемых в состояние стресса.

П.В.Симонов, развивая вероятностную теорию эмоций, считает, что эмоции –
это всегда реакция на неопределенность в восприятии окружающей среды.
Это мнение справедливо также и в отношении стрессов. Стресс всегда
возникает в ситуации высокой неопределенности, когда человек не может
понять сущности и причины случившегося, предвидеть и прогнозировать
течение событий, не обладает навыками противостояния им.

Г.Селье, впервые выдвинувший концепцию стресса, обратил внимание на то,
что организм как целостная высокоорганизованная система на различные
экстремальные воздействия отвечает адаптивно-защитными реакциями, всю
совокупность которых он назвал «адаптационным синдромом». При этом он
выделил три его стадии:

а) тревога, которая первоначально приводит к снижению сопротивляемости
организма (паника, растерянность), но может закончиться мобилизацией его
ресурсов;

б) повышенная сопротивляемость организма (резистентность), ког-

да субъект активно ищет способы преодоления ситуации, мобилизуя

память и мышление;

в) истощение организма, когда нервно-психическая активность

ослабевает.

Если действие стрессов продолжается долго, то может наступить срыв
деятельности – дистресс.

Стресс, как правило, отрицательно воздействует на нервно-психические
процессы, нарушая привычный режим жизнедеятельности субъекта. В тяжелых
экстремальных ситуациях психические и физические перегрузки достигают
пределов, за которыми могут следовать переутомление, нервное истощение,
дистресс, аффекты, психогении (патологические состояния).

Мобилизуя энергию организма на преодоление препятствий, стресс вызывает
изменения в сердечно-сосудистой, дыхательной, мышечно-двигательной,
эндокринной системах организма. Эти сдвиги могут достигать особенно
значительной величины в опасных для жизни ситуациях: учащенное
сердцебиение, ощущение озноба, потливость, головокружение, сухость во
рту, боли в желудке и т.п. (вегетативные симптомы стресса). Опыты на
животных показывают, что частые стрессы приводят к появлению различных
соматических и нервных заболеваний, и даже гибели организма.
Психологические симптомы стресса у человека более сложны, разнообразны,
личностно и социально опосредованы. Обычно в состоянии стресса сужается
объем внимания, затормаживается активность памяти и мышления,
дезорганизуется деятельность, снижается самоконтроль. Поэтому при аварии
или кораблекрушении часто возникает паника, вызывающая хаотические и
нецелесообразные действия.

Характер протекания стрессовых состояний в значительной мере зависит от
индивидуально-психологических свойств личности.

Типологические свойства нервной системы, темперамент. По имеющимся
экспериментальным данным в области инженерной психологии известно, что
сильные лабильные типы с уравновешенным балансом возбуждения и
торможения или с незначительным преобладанием возбуждения (сангвиники и
холерики) способы быстрее мобилизовать свои усилия в аварийных
ситуациях, тогда как инертные и слабые типы нервной системы могут
затормаживаться и входить в дистресс. Поэтому в ситуации нападения
преступника одни люди затормаживаются, входят в ступор и делаются
пассивными жертвами, другие же бегут или активно сопротивляются,
мобилизуя свои психические и физические силы.

Волевые черты характера: самообладание, решительность и др. влияют на
скорость реагирования. Одни люди способны быстро оценить ситуацию и
принять адекватные решения, организовать действия других и остановить
панику, другие же впадают в стресс только от представления о возможной
опасности.

Личностная оценка значимости и опасности определенных воздействий.
Стрессоры, которые одними людьми воспринимаются как незначительные и
легко преодолимые, у других порождают страх и отчаяние.

Опыт преодоления различных стрессоров. При подготовке специалистов,
деятельность которых связана с вероятностью возникновения экстремальных
ситуаций (моряков, летчиков, солдат, спасателей, сотрудников
правоохранительных органов и др.), необходима определенная тренировка в
решении аналогичных задач.

Социальные установки личности – это ценностные ориентации и моральные
чувства, позволяющие активизировать волю, интеллект, правосознание на
защиту не только своих личных интересов, но и безопасности других людей,
общества, окружающей среды.

Стрессы могут вызываться как кратковременным воздействием экстремальных
стимулов, так и продолжительно действующими отрицательными
воздействиями, вызывающими у человека кумуляцию переживаний обиды,
тревоги, опасности, угрозы. Поэтому длительность стрессовых состояний
варьирует от нескольких минут до более устойчивых во времени
переживаний, соответствующих длительности действия стресс-факторов, а
также вызывает продолжающиеся после них следовые переживания. Резкие
социальные сдвиги и ломка жизненных устоев людей позволяют говорить о
«постоянном стрессе». На фазе истощения организма стресс может
закончиться аффективной реакцией, приводящей иногда к противоправным
действиям, импульсивно направленных против стрессора.

Фрустрация (от лат. ггшгШю – ломка замысла, расстройство плана) – это
эмоциональное состояние, связанное с ощущением крушения основных
жизненных планов, недостижимости желаемой цели, непреодолимости
препятствий. Препятствия могут быть или действительно трудно
преодолимыми, или только субъективно оцениваться как таковые. В
состоянии фрустрации человек испытывает подавленность, растерянность.
При этом он считает, что все его неудачи – результат фатально
складывающихся обстоятельств, непонимания других людей. Фрустра-ционные
переживания оказывают «давящее» влияние на психику, снижая способность к
рефлексии (самоанализу), к логическому анализу событий. Фрустрацию
переживает человек, ощущающий враждебность группы (семейной, учебной,
профессиональной и др.); подросток, не встречающий в своей семье
понимания, любви и поддержки своих планов. Состояние фрустрации может
привести к существенным изменениям в поведении субъекта: либо к отказу
от активности, замене реальной деятельности воображаемой (уход в себя, в
грезы), либо к проявлению грубости, агрессивности как по отношению к тем
обстоятельствам, которые непосредственно выступают в качестве
препятствий, барьеров, так и в отношении всех окружающих. Последнее
бывает характерно для подростков, которых фрустрационные состояния
побуждают к противоправным поступкам. Иногда фрустрация приводит к
самоуничтожению, ощущению полной бесцельности и бесперспективности
своего существования, к нервной депрессии и суициду. Поэтому необходима
определенная сила воли и активность интеллекта, чтобы человек мог
преодолеть фрустрационные состояния и найти для себя компенсационные
содержательные виды деятельности, которые удовлетворяли бы его условия
жизни и общения.

Эмоциональная устойчивость (толерантность) – это важное индивидуальное
свойство, определяющее возможность противостоять стрессовым и
фрустрационным факторам. Эмоции как реакции на непосредственно
действующие обстоятельства присущи не только человеку, но и животным, в
поведении которых мы четко видим проявление их эмоциональных состояний.

Высшие чувства – это социально опосредованные эмоциональные переживания,
присущие только человеку. Высшие чувства формируются в онтогенезе как
результат воспитания и всегда связаны с качественной оценкой субъектом
принятых в обществе норм морали и права, видов и результатов
деятельности людей. Одним из видов высших чувств являются моральные
чувства.

Моральные чувства – это специфическая форма переживания и выражения
человеком своего отношения к принятым в данном обществе нормам морали
(нравственности). Мораль – особая форма общественного сознания,
отражающая систему выработанных обществом этических правил поведения и
общения, понятий добра и зла, справедливости и несправедливости.
Моральные чувства имеют социально-историческую природу, их содержание
изменяется с изменением социально-экономических формаций общества.
Поэтому то, что вызывало чувство любви и уважения в одних исторических
условиях, в других – вызывает ненависть и пренебрежение. В эпоху рабства
и феодализма вполне нормальным и нравственным было владение людьми,
продажа их как неодушевленных предметов. В эпоху формирования
социалистических доктрин нравственными признавались только общественные
формы труда; в условиях же рыночных отношений превалирует этика
индивидуальной деятельности, право частной собственности.

Моральные чувства – сложная система эмоциональных процессов, к которой
можно отнести такие переживания, как любовь и дружба, патриотизм,
коллективизм, чувства совести, долга, стыда, чести, достоинства,
справедливости и т.п. Моральные чувства, как и другие эмоциональные
процессы, полярны, т.е. каждое чувство проявляется в двух контрастных
качествах: любовь – ненависть, уважение – неуважение, стыд -бесстыдство
и т.п. Сущность нравственного воспитания состоит в том, чтобы
сформировать положительную оценку нравственных норм поведения и уважения
к нормам права, к закону, стоящему на страже интересов общества и его
граждан, охраняя их жизнь, здоровье, достоинство, имущество, труд.

Нравственные чувства – важнейший компонент мотивации целенаправленной
деятельности субъекта и поэтому являются необходимым условием
формирования его правосознания. Комплекс негативных моральных качеств
(ненависть к людям, агрессивность, жестокость, месть, эгоизм, жадность и
стяжательство) выступают мотивационной основой преступного поведения.

Интеллектуальные чувства – это переживания, возникающие в процессе
интеллектуальной (познавательной) деятельности. В процессе такой
деятельности при условии ее правильной организации формируется такое
чувство, как любознательность, побуждающее к активному и глубокому
усвоению знаний, к самостоятельности в организации своей познавательной
деятельности. Полярным проявлением этого чувства есть любопытство,
проявляющееся в случайном и поверхностном ознакомлении с событиями
(например, это чувство руководит толпой, созерцающей уличное
происшествие).

Интеллектуальные чувства проявляются как радость от самого процесса
познания и удовлетворенность от успешного решения сложных познавательных
и профессиональных задач, возникающих в деятельности юриста. К этой
категории чувств относятся также чувство юмора, которое возникает при
понимании несоответствия формы и содержания явлений (например, уровня
притязаний человека и его истинных способностей), а также чувство
трагизма, при отражении соотношений между справедливостью и
несправедливостью, благородством и коварством. Наблюдая несправедливую
участь положительного персонажа, читатель или зритель переживает
состояние катарсиса, которое греки понимали как способность к
сопереживанию, стремлению к воспитанию в себе возвышенных и очищению от
низменных чувств.

Важнейшую роль играет также чувство удивления, которое возникает при
столкновении с проблемными ситуациями, с необходимостью понять и оценить
новые явления. Аристотель считал, что познавательная активность
человека, развитие его мышления начались с удивления, побуждающего
человека ставить перед собою вопросы, проблемы и решать их. Люди,
лишенные чувства удивления, интеллектуально пассивны и не способны
увидеть что-либо новое в наблюдаемых фактах. Интеллектуальные чувства –
важнейший показатель уровня интеллектуального развития субъекта и
необходимый компонент правового поведения.

Эстетические чувства – это эмоциональные переживания, связанные с
отражением эстетической стороны воспринимаемых явлений, т.е. отражением
прекрасного. Чувство прекрасного переживается нами при восприятии
прозведений искусства, окружающей природы, а также поступков людей.
Чувство прекрасного связано с воспитанием в человеке эстетических
вкусов, норм оценки. Способность оценить красоту вызывает состояния
удовольствия, восхищения. Восприятие явлений, не отвечающих эстетическим
нормам, вызывает оценку их как безобразных и соответственно – состояние
отвращения. Преступление воспринимается нами не только как
антиобщественный и ужасающий поступок, но и как безобразиое,
неэстетическое действие.

Этика, эстетика и интеллектуальность тесно переплетаются в структуре
высших чувств человека, опосредуя друг друга и в комплексе составляют
основу для социальной оценки сущности человеческой личности. Область
преступного поведения, как правило, охватывает людей либо с низким
уровнем сформированности высших чувств, либо с их отсутствием
(эмоциональной тупостью, опустошенностью), либо с их извращенной
направленностью.

4.1.4. Коммуникативная сфера личности

Одним из характерных свойств человека, как общественного существа,
является потребность в общении и взаимодействии с другими людьми.
Общение – ведущее условие социализации личности, так как в онтогенезе
именно в процессе общения происходит усвоение человеком общественного
опыта, норм нравственности и формирование законопослушного поведения.
Общение – это установление и развитие контактов между людьми,
порождаемые их потребностью в совместной деятельности. Оно включает в
себя следующие аспекты:

обмен информацией между субъектами деятельности, сотрудниками в группах
и организациях, а также между коллективами;

выработку совместной стратегии деятельности;

восприятие и понимание людьми друг друга в процессе совместной
деятельности.

Поскольку процесс общения психологически очень сложный и многоплановый,
в нем принято выделять несколько основных функций: информативную,
интерактивную и перцептивную.

Информационно-коммуникативная функция общения Эта функция общения
проявляется прежде всего в обмене информацией. Таким образом люди
передают друг другу различные сведения, приказы, делятся своими идеями,
планами. В отличие от технических систем, в системах «человек-человек»
информация не только передается, но и претерпевает количественные и
качественные преобразования, принимается и интерпретируется разными
людьми по-разному в соответствии с их мотивацией, опытом, уровнем
интеллектуального и правового развития и другими свойствами их психики.
При этом:

происходит оценка получаемой информации, так как она всегда приобретает
определенную личностную значимость и смысл;

в процессе общения партнеры стремятся повлиять друг на друга, т.е. обмен
информацией всегда предполагает воздействие на поведение партнера.
Эффективность коммуникации зачастую определяется именно тем, насколько
удалось такое воздействие, а это означает возможность изменения самого
типа отношений между участниками коммуникаций;

успешность информационно-коммуникативного общения обеспечивается
наличием «тезауруса», обозначающего общую систему значений, принимаемых
всеми участниками общения. Однако, даже зная значение слов, люди могут
понимать их по-разному в силу своих возрастных, профессиональных,
политических, нравственных свойств. Поэтому субъекты общения должны
обладать не только идентичными лексическими системами, но и одинаковым
пониманием ситуаций общения. Несоблюдение этих условий зачастую приводит
к межличностным конфликтам, конфликтным отношениям личности и группы,
личности и общества;

– в условиях общения могут возникать специфические коммуникативные
барьеры, которые носят социальный или личностный характер. Такие барьеры
могут быть следствием отсутствия общего языка и общего понимания
ситуации, а также социальных, политических, религиозных и других
различий, которые могут порождать совершенно различную интерпретацию
одних и тех же событий, различное мировоззрение, миропонимание. Такие
барьеры порождены в основном социальными причинами и их проявление
особенно четко выступает при включенности общения в более широкий
контекст общественных отношений. Однако процесс коммуникации может
осуществляться и при этих барьерах. Даже военные противники (или,
например, сотрудники правоохранительных органов и группа террористов)
могут вступать в переговоры, однако вся ситуация коммуникации при этом
значительно осложняется.

Коммуникативные барьеры могут иметь и иной, чисто психологический
характер. Они могут возникать либо в силу индивидуальных особенностей
партнеров (например, чрезмерной застенчивости, скрытности,
некоммуникабельности и т.п.), либо из-за сложившихся между партнерами
неприязненных отношений. В этом случае особенно наглядно выступает
связь, существующая между общением и личностным отношением.

По своему характеру информация, исходящая от коммуникатора
(руководителя, лидера) может быть двух типов: побудительной и
констатирующей.

Побудительная информация (сообщение) выражается в просьбах, приказах,
советах и стимулирует определенные действия. Стимуляция, в свою очередь,
может быть различной: активацией – побуждением к действию в заданном
направлении; интердикцией – запрещением определенных действий;
дестабилизацией – сообщением, вызывающим рассогласование или нарушение
некоторых форм поведения и деятельности.

Констатирующая информация – это сообщение, имеющее место в
образовательных, правоохранительных, управленческих системах: (доклад,
лекция, инструкция). Характер сообщения может быть различным по степени
объективности, эмоциональности, наглядности. Вариант сообщения обычно
выбирает коммуникатор, от которого исходит информация.

Средства коммуникации

Передача информации (деловой, управленческой, личной) осуществляется
посредством системы знаков. В межличностном общении, в соответствии с
видом используемых знаков, имеет место вербальная и невербальная
коммуникации.

Вербальная коммуникация – это использование людьми звуковой и письменной
речи, с помощью которой возможна наиболее полная передача семантической
информации – смысла сообщений. Однако взаимопонимание партнеров
достигается только при условии, что они примерно одинаково оценивают
ситуацию общения и пользуются одним вербальным кодом (словарем). В
процессе диалога один человек – коммуникатор – строит сообщение
(доклад), кодируя семантическую информацию посредством речевых знаков, а
человек (группа), получающий сообщение, декодирует его, извлекая
определенный смысл. Речь является ведущим, специально человеческим
средством общения, которое позволяет каждому человеку в процессе
онтогенеза усваивать социальный опыт, выработанные обществом нормы
правового поведения, развивать свой интеллект, осуществлять
самовыражение своих жизненных установок, мировоззрения, организовывать
контакт с другими людьми, проникать в их субъективный мир.

В неформальных, в частности в асоциальных группах, их участники
формируют свой язык – жаргон, понятный только в пределах их сообщества.
В речевом сообщении ведущую роль играет семантика, но существенны также
выразительные средства речи: интонация, громкость, темп, логические
ударения и др., выражающие дополнительную информацию об отношении
субъекта к своему сообщению, собеседнику, объекту разговора. Речь
является важнейшим профессионально-значимым качеством личности
специалиста в области правоохранительной деятельности. Состав речи, ее
грамотность, четкость, выразительность, терминологический
профессионализм – важные показатели общей и профессиональной культуры
сотрудника правоохранительных органов.

Невербальная коммуникация – это обмен информацией посредством движений,
выражающих эмоциональные состояния (мимика и пантомимика), жесты
(поклон, приветствие и др.), использования предметов, имеющих сигнальное
значение: знаки дорожного движения, форменная одежда, знаки отличия,
награды и т.п. Средства невербальной коммуникации значительно расширяют
возможности общения, часто очень выразительны и лаконичны. И формальные,
и неформальные (в частности, асоциальные группы) стремятся найти
символику, понятную только для посвященных: покрой одежды, татуировка,
прическа и др.

В процессе усвоения социально опосредованных форм общения каждый индивид
овладевает определенной системой вербальной и невербальной коммуникации.

Интерактивная функция общения

Интерактивная функция общения связана с организацией взаимодействия
людей (интеракцией). Эта функция общения имеет свою специфику. В
условиях групповой деятельности ее участникам важно не только
обмениваться информацией, но и организовать взаимодействие, в которое
каждый вносит свой особый вклад. При этом могут складываться различные
типы взаимодействия.

Один из них – кооперация, т.е. обозначение организации совместной
деятельности на основе взаимопомощи людей, их сотрудничество. Внутри
кооперации может возникать соревнование как такой вид взаимодействия,
который не носит антагонистического характера и даже включает элементы
взаимопомощи.

К другому типу взаимодействия относится конкуренция, которая в той или
иной мере осложняет совместную деятельность. Однако конкуренцию нельзя
рассматривать только как негативное явление, так как в определенных
условиях (например, при рыночной конкуренции) такое взаимодействие может
оказывать стимулирующий эффект. В условиях конкуренции повышается
вероятность возникновения конфликтных ситуаций.

Кооперация и конкуренция – это разные типы взаимодействия людей в
социальных организациях, но их содержание в каждом конкретном случае
задается более широкой системой деятельности, в которую они включены.
Поэтому их нельзя определять вне социального контекста деятельности и
вне групповых взаимоотношений участников этой деятельности.

Перцептивная функция общения

Процесс общения обязательно включает в себя формирование субъектом
общения образа другого человека – партнера. При этом происходит не
только восприятие внешних физических особенностей, но и отражение его
психологических черт и состояний. В отличие от общей психологии, в
социальной психологии существует понятие «социальной перцепции»
(Дж.Брунер), которое обозначает восприятие социальных объектов, других
людей, социальных групп, больших социальных общностей. При этом одним из
важнейших критериев восприятия людьми друг друга является оценка с
позиций общепринятой морали и норм правопослушного поведения.

Восприятие людьми друг друга в социально-психологическом плане обладает
рядом специфических черт. Прежде всего здесь происходит не только
восприятие образа, но также понимание, познание другого человека.
Поэтому перцептивная функция общения не сводится только к восприятию, но
всегда включает в себя ряд других когнитивных процессов: мыслительные
операции, память, эмоции. Стремясь познать другого человека, субъект
общения стремится составить представление о его мыслях, намерениях,
способностях, переживаниях, а также о тех отношениях, которые связывают
их как партнеров. В этот сложный процесс включаются также свойства
личности субъекта общения: его прошлый опыт, установки, мотивация, в
связи с чем формирующийся образ проходит определенную селекцию
(А.А.Бодалев).

Взаимопонимание людей в процессе общения осуществляется за счет особых
психологических механизмов. Процесс общения включает в себя, как
минимум, взаимодействие двух активных субъектов, каждый из которых
является личностью и каждый уподобляет себя другому. При построении
стратегии взаимодействия каждому приходится принимать в расчет не только
мотивы и установки другого человека, но и то, как этот другой понимает
мои мотивы и установки. Поэтому осознание себя через другого человека
включает два процесса: идентификацию и рефлексию.

Идентификация (уподобление) – один из механизмов взаимопонимания. Люди
пользуются этим приемом, когда предположения о внутреннем состоянии
партнера по общению строятся на попытке поставить себя на его место.
Идентификация может сочетаться с эмпатией – способностью к
сопереживанию, эмоциональной реакцией на проблемы другого человека.

Рефлексия в социально-психологическом плане есть механизм осознания
индивидом того, как он воспринимается партнером по общению. Это сложный
процесс взаимовосприятия и построения стратегий поведения, исходя из
понимания того, как каждый из партнеров воспринимается другим.
Максимальный успех общения возможен при оптимальном совпадении линии
взаимной коммуникации в системах «индивид-индивид» или «индивид-группа».
Например, если следователь имеет неадекватное представление о себе, о
подследственных и о том, как они его воспринимают, то его
взаимопонимание и взаимодействие с ними будет исключено.

Для организации продуктивного взаимопонимания и общения важно учитывать
ряд специфических эффектов межличностного восприятия. При взаимодействии
двух участников общения каждый из них оценивает другого и строит
определенную систему интерпретации его поведения и его причин.

Успех интерпретации поведения другого человека строится на основе знания
причин этого поведения. Но в обыденной жизни люди мало знают о
действительных причинах поведения другого человека. В этих условиях при
дефиците информации они могут приписывать друг другу как причины
поведения, так и его образцы. Приписывание осуществляется либо на основе
сходства поведения воспринимаемого лица с каким-то ранее известным
опытом субъекта восприятия, либо на основе анализа собственных мотивов,
предполагаемых в аналогичных ситуациях на основе механизма
идентификации. В этой связи возникает система способов такого
приписывания – каузальной атрибуции. Особенности этого явления состоят в
том, что характер приписываемых человеку свойств определяется
особенностями субъекта восприятия: одни люди более склонны в процессе
межличностного восприятия фиксировать внешние физические черты, и тогда
сфера приписывания более ограничена, другие склонны отражать внутренние
психологические свойства партнера, и в этом случае расширяется простор
для приписывания. Влияет также предшествующая оценка индивида или группы
на восприятие их действий. Так, у «хороших групп» и «хороших людей» все
их действия оцениваются как положительные, и наоборот, что
свидетельствует о субъективизации процесса атрибуции. Существует также
явление контрастных представлений, когда «плохому» человеку
приписываются только отрицательные черты, а сам субъект восприятия
оценивает себя по контрасту только с положительной стороны. Этот феномен
проявляется, в частности в различном понимании причин успеха или
неуспеха с позиций участника событий и внешнего наблюдателя. Так,
участник события винит в неуспехе преимущественно объективные
обстоятельства (среду), а человек в роли наблюдателя винит в этом самого
исполнителя.

Роль установки в восприятии людьми друг друга показана в опытах
А.А.Бодалева. Эта роль особенно значительна при формировании первого
впечатления о незнакомом человеке. Так, в эксперименте двум группам
испытуемых студентов показывали фотографию одного и того же человека, но
при этом одной группе было сказано, что это изображение опасного
преступника, а второй группе, что это изображение известного ученого. В
последующем словесном портрете объекта восприятия одни и те же его черты
характеризовались по разному: в одном случае глубоко запавшие глаза
свидетельствовали якобы о затаенной злобе, а в другом – о глубине мысли
и т.п.

Рассмотренные специфические эффекты межличностного восприятия
обусловливают те случаи, когда различные участники судебного
разбирательства (следователь, судья, прокурор) по-разному оценивают
личность обвиняемого и зачастую вступает в конфликты в процессе принятия
решений.

В более широком плане различные эффекты восприятия партнерами друг друга
можно рассматривать в рамках более общего процесса сте-реотипизации,
т.е. формирования устойчивого образа – стереотипа, которым пользуются
как шаблоном при взаимодействии с определенным типом людей на основе
ограниченного опыта общения и стремлении строить выводы на основе
ограниченной информации. При этом некоторые профессиональные черты
восприятия в условиях общения с отдельными представителями определенной
профессии переносятся на всех ее представителей. Поэтому нарушения
профессиональной этики отдельными представителями правоохранительной
деятельности (например, факты коррупции) кладутся в основу при
формировании у населения негативной оценки этой системы в целом.

Стереотипизация в одних случаях приводит к определенному упрощению
процесса познания людьми друг друга. В иных случаях стерео-типизация
приводит к формированию предубеждения. Если восприятие человека строится
на основе прошлого опыта, и опыт этот был негативным, то всякое
последующее восприятие людей той же группы может окрашиваться
неприязнью, нанося вред взаимодействию людей. Так, при обострении
этнических конфликтов в современных условиях очень распространенными
среди населения являются этнические стереотипы, когда на основе
ограниченной информации об отдельных представителях каких-либо
этнических групп строятся предвзятые выводы относительно всей группы.

Чрезвычайно сложная природа межличностной перцепции и связанные с ней
явления субъективности и неточности приводят на практике к проблеме
точности восприятия партнеров в общении. Эта проблема представляется
особо важной в условиях судопроизводства, когда решается судьба
конкретной личности, поэтому необходимо строгое соблюдение презумпции
невиновности для защиты прав человека.

4.1.5. Индивидуально – психологические свойства личности

В процессе онтогенеза личность формируется как индивидуальность, ею
приобретаются специфические свойства, выражающие индивидуальное
своеобразие человека, опосредуя проявления всех его когнитивных,
регуляторных и коммуникативных процессов, все аспекты его социального
поведения. К основным индивидуальным свойствам личности относятся
темперамент, характер, направленность, способности.

1. Темперамент – это сочетание индивидуально-психологических свойств,
которые определяют общую активность и динамику деятельности субъекта.
Согласно классификации Гиппократа-Павлова выделяются 4 основных типа
темперамента: холерический, сангвинический, флегматический и
меланхолический. По классификации К.Г.Юнга -Г.Айзенка выделяются также 4
соответствующих типа: эктраверты высокотревожный и малотревожный,
интраверты малотревожный и высокотревожный. Каждый темперамент, по
данным И.П.Павлова, имеет свой основной определенный тип высшей нервной
деятельности, определяемый соотношениями в коре головного мозга
характеристик двух нервных процессов: возбуждения и торможения. В
соответствии с этим выделяются 4 типа нервной системы – основы
определенных темпераментов: сильный неуравновешенный (холерик), сильный
уравновешенный лабильный (сангвиник), сильный уравновешенный инертный
(флегматик) и слабый тип (меланхолик).

Учет свойств темперамента очень важен для профессионального отбора людей
к тем видам деятельности, где требуется скоростная переработка
информации, распределенность внимания, самоконтроль,
стрес-соустойчивость и другие свойства. Следует помнить, что определяя
энергетические и динамические аспекты деятельности человека, темперамент
не определяет ее конкретное содержание и социальную направленность.
Темперамент является устойчивой природной основой поведения индивида,
поэтому следует стремиться не к переделке типа, а к нахождению для
представителя каждого темперамента наиболее подходящих условий для
реализации его качеств, благоприятных для конкретных видов деятельности,
так как каждый человек, тренируясь в выполнении определенных
профессиональных задач, вырабатывает некоторый приемлемый для него темп
и стиль деятельности. Однако люди приходят к этому оптимальному
результату за счет нервно-психических затрат, ибо каждому необходим
определенный резерв времени, и все же в итоге они показывают различную
эффективность в отношении различных видов труда и различные возможности
в области обучения, общения, эмоционально-волевой регуляции Поэтому при
индивидуальном подходе к сотрудникам и партнерам по общению необходимо
подбирать формы деятельности (по напряженности, темпу работы,
возможности стрессовых ситуаций, конфликтов и др.), к которым легче
адаптируется тот или иной темперамент.

Холерик – это сильный, неуравновешенный, эмоционально возбудимый тип
(высокотревожный экстраверт). Он наиболее продуктивен там, где требуется
высокая активность, увлеченность, концентрация внимания, лидирующие
роли, устойчивость в преодолении препятствий и т.п., но его следует по
возможности отстранять от конкретных ситуаций, строго объективно
оценивать его успехи и тактично указывать на недостатки, воспитывать
выдержку и самообладание. Такой тип профессионально пригоден ко всем
видам юридической деятельности, но особенно успешен в роли прокурора
благодаря своим «бойцовским» качествам, настойчивости и речевой
активности.

Сангвиник – сильный, уравновешенный, лабильный тип (малотревожный
экстраверт). Он быстро приспосабливается к новым условиям, быстро решает
профессиональные и бытовые проблемы, обладает высокой переключаемостью
внимания, эмоционален, очень коммуникативен, проявляет высокую речевую
активность, малоконфликтен, склонен к компромиссам. Его можно
использовать для разрешения конфликтных ситуаций в группах, организации
общения, совместной деятельности, лидерства. Сангвиники мало подвержены
нервным срывам, стрессоустойчивы. Однако они бывают мало продуктивны в
условиях монотонной напряженной деятельности, требующей длительной
концентрации внимания, склонны к перемене обстановки и видов
деятельности, партнеров по общению и т.п. Профессионально наиболее
пригоден сангвиник к деятельности адвоката.

Флегматик – сильный, уравновешенный инертный тип (малотревожный
интроверт). Он незаменим в ситуациях, требующих устойчивого внимания,
обстоятельности в делах, медлителен, терпелив, продуктивен в монотонных
условиях деятельности. Он испытывает значительные трудности при
необходимости быстрого переключения в изменяющихся ситуациях, быстрого
принятия решения, при ориентации в конфликтных и стрессовых ситуациях.
Такой тип социально пассивен, не претендует на лидерство в группах,
малоэмоционален, малообщителен, не склонен менять привычный образ жизни
и привычных друзей; малоуспешен в дискуссиях. В судебной практике он
более успешен в роли судьи, секретаря суда и т.п.

Меланхолик – слабый тип нервной системы (высокотревожный интроверт). Это
сложный, высокочувствительный тип личности, требующий тактичного подхода
и «щадящего» образа жизни. Он болезненно реагирует на нервные
перенагрузки, на стрессовые ситуации, старается устраняться от них, так
как последствием для него может стать нервная депрессия. Он не
конфликтен, старается обходить конфликтные ситуации, а не разрешать их.
В подобных ситуациях теряется, затормаживается, но глубоко переживает их
последствия; малообщителен; не претендует на лидерство. В хорошем
коллективе с положительным психологическим климатом он исполнителен,
дисциплинирован, отзывчив, ищет опору в более сильной личности. В
благоприятных для него жизненных ситуациях, не требующих перенапряжения,
он может проявлять высокую интеллектуальную и физическую
работоспособность, вдумчивость, ответственность и исполнительность.
Склонен к созерцанию и самоанализу. В плане юридической деятельности он
более пригоден для роли судьи, секретаря суда, эксперта.

2. Характер – это сочетание устойчивых свойств поведения, проявляющихся
в отношении субъекта к окружающей социальной действительности. Структура
характера рассматривается прежде всего по сложившимся у человека типам
отношений:

к другим людям, коллективу (например, доверчивость – недоверчивость,
сопереживание – безразличие, щедрость – скупость, общительность –
замкнутость и др.);

к самому себе (самооценка и уровень притязаний, самокритичность,
скромность, гордость и др.);

к своей деятельности (трудолюбие – лень, ответственность –
безответственность, старательность и др.);

к обществу, социальным институтам, моральным ценностям
(целенаправленность, принципиальность, убежденность и др.).

Если темперамент позволяет изменить динамическую сторону поведения, то
характер позволяет определить его содержательную сторону, социальную
активность, ценностные ориентации.

Характер является результатом развития личности в онтогенезе в связи с
закреплением в поведении различных проявлений основных психических
процессов: познавательных (когнитивных), эмоциональных, волевых. В
соответствии с этим различают три группы черт характера:

интеллектуальные (критичность, наблюдательность, мечтательность и др.);

эмоциональные (чуткость, честность, эмпатия, общительность, гордость,
смелость и др.);

волевые (целеустремленность, решительность, настойчивость,
принципиальность, дисциплинированность и др.).

По отношению к уровню нормы поведения характер может быть:

нормативным, сбалансированным, т.е. отвечать адекватными реакциями на
различные воздействия;

акцентуированным, с чрезмерными проявлениями отдельных черт (например,
экзальтированность, гипертимность, неуправляемость, тревожность и др.);

психопатическим, когда некоторые черты проявляются на уровне патологии.

В условиях профотбора людей на различные должности в правоохранительной
системе большую роль играет психодиагностика черт характера, так как
именно характер определяет пригодность человека к нормальному общению,
добросовестному отношению к выполняемой работе, его нравственную
надежность и др.

В процессе онтогенеза темперамент и характер вступают в тесное
взаимодействие, образуя связь гено- и фенотипа, т.е. единство черт
врожденных и приобретенных (И.П.Павлов).

В этом единстве темперамент обусловливает динамическую основу проявления
характера – активность проявления его отдельных черт и скорость их
формирования, а характер субъекта выступает средством саморегуляции и
самоконтроля проявлений своего темперамента.

Направленность личности – это проявление основных жизненных стремлений
человека, его мотивации. Структура направленности складывается из
следующих компонентов поведения:

потребности (биологические и социальные) как выражения нужды субъекта в
определенных объектах, необходимых для его физического существования и
социального развития;

интересы – форма познавательной и профессиональной ориентации, влияющая
на выбор вида учебной и трудовой деятельности;

идеалы – ориентация на конкретные образцы социального поведения и
профессиональной деятельности;

убеждения, выражающие единство социальных и профессиональных идеалов
личности с соответствующими эмоциональными состояниями и навыками
целенаправленной деятельности.

Способности – это свойства личности, определяющие ее пригодность к
успешному выполнению учебных и профессиональных задач. Выделяют
различные виды способностей. По отношению к объему решаемых субъектом
задач различают:

общие способности как средство успешного выполнения различных видов
деятельности (работоспособность, активность, настойчивость,
сообразительность и др.);

специальные (профессиональные) способности как основа эффективности
выполнения конкретных видов деятельности (учебной, трудовой,
спортивной). Так, деятельность адвоката требует определенного набора
интеллектуальных, коммуникативных, речевых, характерологических качеств,
которые должны быть указаны в профессиограмме специалиста данного
профиля.

По элементам новизны в выполняемой деятельности различают способности:

исполнительские, обеспечивающие выполнение стереотипной деятельности по
заданному образцу;

творческие, проявляющиеся в самостоятельном принятии новых решений,
оригинальных способах решения профессиональных задач.

По уровню сформированности различают:

задатки как природную основу развития способностей;

одаренность – благоприятное для развития конкретных способностей
сочетание задатков;

способности – комплекс качеств личности, обеспечивающих эффективность
овладения знаниями и способами выполнения профессиональной деятельности;

талант – комплекс высокоразвитых способностей, определяющих возможности
выдающихся достижений в избранной человеком деятельности;

гениальность – высшая степень развития таланта, которая проявляется в
разработке новых отраслей науки и практической деятельности.

Способности не являются врожденным даром для человека. В их основе лежит
природная одаренность, но она превращается в способности только при
благоприятных условиях обучения, тренировки, воспитания и самовоспитания
личности. Способности можно определять только с помощью целенаправленно
подобранного комплекса методов: анализа определенного вида
профессиональной деятельности, профессиографии и психограммы, оценки
успешности решения конкретных задач, целенаправленности, мотивации,
тестовой психодиагностики.

Являясь необходимым условием выполнения определенной деятельности,
способности в то же время развиваются в процессе этой деятельности в
связи с условиями ее организации и тренировки при решении конкретных
задач, в связи с формированием профессионально важных свойств личности
специалиста.

Как личность человека в целом, так и присущие ей индивидуальные свойства
являются результатом воспитания в социальной среде. Структура этой
среды, а также формы взаимодействия с нею субъекта в онтогенезе являются
определяющим фактором его социализации.

4.2. Правовая социализация личности 4.2.1. Сущность правовой
социализации

Социализация личности – это процесс ее формирования и становления,
происходящий под воздействием различных социальных факторов (культурных,
экономических, политических, классовых, моральных, правовых и др.).
Человек не является пассивным объектом воздействия этих факторов, а
вступает с ними в активное взаимодействие, направленность которого
определяется обучением и воспитанием. В этом процессе происходит
усвоение субъектом социальных эталонов поведения, выработанных данной
социальной общностью, группой.

Важнейшим условием адаптации личности к жизни в социуме является
правовая социализация, в которой происходит усвоение правовой культуры
данного общества и на этой основе – формирование правопослушного
поведения, соответствующего требованиям общества. Успешность правовой
социализации личности определяется рядом условий.

Правовой культурой общества, которая является продуктом
социально-исторического развития человечества в целом и отдельных его
сообществ. Поэтому в связи с конкретными историческими, экономическими,
классовыми особенностями определенного общества наблюдаются и различные
уровни его правовой культуры. Эта структура складывается из
составляющих: из племенных обычаев, которым вынужден подчиняться
бессознательно каждый член этнической группы; традиций, которые
складываются в конкретных сообществах и сословиях и которым обязан
следовать каждый человек, желающий показать свою принадлежность к данной
социальной группе (например, традиции дворянского поведения);
требований, предъявляемых сообществом к своим приверженцам (например,
религиозных заповедей разных конфессий); правовых законов (норм), в
которых четко формулируются определенные нормы правопослушного поведения
и которые сознательно усваиваются гражданами (например, римское право).

В современных развитых государствах, как известно, существуют правовые
кодексы – своды законов, обязательные для всех граждан того или иного
государства независимо от их этнической принадлежности и религиозных
убеждений.

Правовые нормы каждого общества отражают объективные закономерности его
развития и функционирования и воплощают в себе его политические,
экономические, государственные интересы. Правовая социализация индивида
предусматривает его адаптацию к интересам данного общества, развития
форм поведения, адекватных его нравственным ценностям. Принятые в
обществе нормы права в значительной мере предопределяют характер
правовой социализации личности.

Человек не пассивно приспосабливается к правовым нормам общества,
поэтому в идентичных социальных условиях наблюдается значительный
разброс от законопослушного до различных проявлений асоциального и
девиантного поведения. Важнейшим фактором правовой адаптации личности
является отношение субъекта к воспринимаемым правовым нормам общества.
Это отношение зависит от того, насколько правовая структура общества
предоставляет гражданам свободу выбора, возможности творческой
деятельности, участия в различных сферах общественной жизни,
удовлетворения личных потребностей и интересов, реализации своих
жизненных перспектив. В условиях тоталитарной структуры общества человек
вынужден пассивно подчиняться требованиям закона, побуждаемый страхом
наказания или проявляя пассивный конформизм. В условиях демократической
организации общества человек становится субъектом правосознания,
вырабатывает активную жизненную позицию при оценке правовых норм и
формировании собственного поведения. При оценке субъектом правовых норм
возникает специфическое представление о социальной справедливости. Вера
в существование в данном обществе социальной справедливости возникает у
граждан при условии, что государство не только декларирует в своих
законах права личности, но и создает реальные гарантии их соблюдения,
предоставляя при этом равные возможности и перспективы успешной
реализации своих прав. Законы демократического государства провозглашают
не только права человека и гражданина, но и возлагают на него
определенные обязанности по отношению к другим людям и обществу в целом.
И субъект воспринимает эти требования как справедливые, если он убежден
в справедливости общественного правопорядка и осознает, что выполнение
предписанных законом и моралью требований (обязанности защиты отечества,
уплаты налогов, охраны культурного наследия, окружающей среды и др.).
необходимо как для существования самого государства, так и для каждого
гражданина, которому государство обеспечивает защиту его основных прав и
свобод.

Оценка субъектом социальной справедливости есть результат сложных
соотношений между содержанием правовых и морально-этических норм
общества и характером личности – уровнем ее правового и нравственного
развития, самооценкой, уровнем притязаний.

Нормативно-правовое поведение формируется при оптимальных соотношениях
объективных и субъективных факторов социализации личности. При таких
соотношениях наблюдается динамическое равновесие между интересами
государства и граждан и на основе этого – социальная гармония как
условие жизнеспособности и устойчивости данного общества.

Оценка правовой структуры общества как несправедливого порождает в людях
фрустрационные состояния и на этой основе – социальную напряженность,
конфликтность, формирование отклоняющихся (девиа-нтных) и асоциальных
(противоправных) форм поведения.

Путь к социальной гармонии лежит в установлении оптимального равновесия
между требованиями общества и жизненными целями и идеалами личности.
Этот идеал в абсолютной мере недостижим, но он выступает в роли
социального эталона. Жизнеспособность и гибкость политических структур
общества оценивается именно в связи с их способностью определять
перспективные направления развития общества с учетом возможностей и
интересов основной массы своих граждан, т.е. в связи с их способностью
обеспечить единство личных и общественных устремлений.

3. Система объективных правовых требований к индивиду всегда
опосредована его личным опытом общения с другими людьми в социальных
группах.

Социально-экономическая и политическая структура общества отражается в
определенных правовых нормах, закрепляющих сложившиеся отношения между
государством и его гражданами. Но практически каждый индивид включается
в систему этих отношений через усвоение норм поведения в макро- и
микрогруппах. Макрогруппы – это государственные структуры, политические,
общественные организации, в которых деловые и межличностные отношения
людей всегда строятся на определенных правовых основах, исторически
сложившихся в данном обществе. Правовые нормы, утвердившиеся в
макросреде, воздействуют на формирование правовых принципов малых
контактных групп, примером которых может быть семья, учебный и трудовой
коллектив, воинское и правоохранительное подразделение, спортивная
команда и др. Макросоциальные организации в значительной мере
предписывают микрогруппам правовые, в частности конституционные
требования к их деятельности и контролируют соответствие их деятельности
законам. В формальной структуре малых групп в большей мере имеет место
адаптация к объективно предъявляемым нормативным требованиям, к
служебным взаимодействиям сотрудников и руководителей. В неформальной
структуре малых групп значительную роль играют межличностные отношения,
основанные на общности интересов и убеждений, доверия и недоверия,
симпатий и антипатий, проявлении индивидуально-психологических
особенностей личности. Именно в системе этих отношений субъект наглядно
воспринимает и оценивает поступки других людей и свои собственные,
осознает их социально-правовую сущность, приобретает знания, умения,
навыки и привычки правового поведения.

В правовой социализации личности существенную роль играют отношения,
складывающиеся между личностью и группой, коллективом. Взаимоотношения
личности и группы представляются чрезвычайно сложными. Для понимания и
оценки этих взаимоотношений следует учитывать как свойства личности и ее
статус в группе, так и состав, характер деятельности и уровень
организации группы, сложившийся в ней психологический климат. Но, как
правило, коллективное влияние группы на индивида всегда значительно
результативнее, чем влияние индивидуальное. Именно в процессе совместной
деятельности с партнерами и руководителями человек убеждается в реальной
ценности и действенности правовых норм, декларируемых в государственных
документах -Конституции, уголовном и гражданском кодексах, в зависимости
от того, насколько он чувствует себя социально защищенным, в какой мере
он может осуществить свои права личности и гражданина.

Таким образом, процесс правовой социализации индивида включает в себя
взаимодействие трех составляющих: общество – личность – коллектив.

4.2.2. Правосознание личности

Правовая социализация личности, как отмечалось выше, имеет своим
назначением формирование социально адаптированного нормативного
поведения индивида. Однако такое поведение не является однозначным
результатом воздействия на личность правовых социальных норм. Личность –
субъект законно-исполнительного поведения, организация и саморегуляция
которого опосредована развитием правового сознания.

Сознание – это высшая форма отражения мира субъектом, которая
формируется в онтогенезе индивида на основе присвоения социального
опыта, в процессе предметной и теоретической деятельности, общения и
речевого взаимодействия. Сознание начинает развиваться на основе
обобщения чувственных образов, возникающих при непосредственном
восприятии индивидом объектов окружающей природной и социальной среды, и
последовательно переходит на абстрактно-теоретический уровень, на
котором субъект оперирует общими понятиями посредством знаково-речевых
символов.

В сложной иерархически организованной системе психики субъекта сознание
занимает высший социально-психологический уровень (мета-уровень)
психического отражения, находящийся в постоянном взаимодействии со всеми
другими уровнями (см. рис.5).

Сознание является не только средством отражения мира, но и основным
средством саморегуляции, субъектом своего поведения. На уровне личности
сознание человека проявляется как самосознание, благодаря чему человек
осознает себя как личность, осознает свои социальные роли и свое место в
системе социальных отношений, цели и мотивы своих поступков («Я» –
концепция).

Особой сферой сознания личности является правовое сознание. Правовое
сознание – это усвоенная субъектом система знаний, отражающих принятый в
данном обществе правопорядок, и выступающая основой самоорганизации
социально-нормативного поведения.

Формирование правосознания в онтогенезе – это сложный и многофакторный
процесс, который проходит ряд этапов и опосредован условиями воспитания
и общения.

В детском и подростковом возрасте ведущую роль в усвоении нравственных и
правовых форм поведения играет подражание образцам поведения взрослых. В
работах А.С.Макаренко показано, что подражание проходит ряд стадий: от
слепого копирования ребенком поведения старших до произвольного
подражания сверстникам и взрослым у подростков. У взрослых подражание
выступает вспомогательным средством освоения нравственных и правовых
норм поведения. При этом за образец принимается, как правило, внешние
свойства поведения руководителя или другого авторитетного или уважаемого
лица. Однако этот процесс обычно не затрагивает устойчивых личностных
свойств подражающего субъекта. Феномен подражания особенно сильно
проявляется в групповом взаимодействии, где усвоение индивидом
наблюдаемых норм поведения проявляется в двух планах: подражание
какому-то конкретному лицу (обычно лидеру) и нормам поведения, типичным
для группы. В последнем случае явление подражания смыкается с
конформизмом, т.е. адаптацией поведения индивида под влиянием давления
группы. Конформизм может иметь различный характер:

– стихийная форма подражания, когда индивид проявляет внутреннее и
внешнее согласие с группой без переживания какого-либо конфликта;

– защитный конформизм, когда субъект примыкает к группе в поисках защиты
от грозящих ему неприятностей, ищет поддержки со стороны большинства;

– условный конформизм, чисто внешний, маскировочный, когда субъект
сохраняя свое особое мнение, демонстративно подчиняется мнению
большинства в стремлении заслужить одобрение, сделать карьеру и т.п.

На уровне подражания и конформизма еще нельзя говорить о формировании
правосознания, так как субъект пассивно приспосабливается к внешним
социальным условиям без осознания основных принципов организации и
самоорганизации правового поведения. В этих условиях индивид приобретает
пассивные привычки поведения, причем с равной легкостью приобретая и
позитивные и негативные привычки, которые проявляются на подсознательном
уровне.

Другим важным феноменом, наблюдаемым в процессе социализации индивида,
является внушение (суггестия). Это форма нецеленаправленного и
неаргументированного воздействия одного человека или группы на другого
человека (ребенка) или группу. В ситуации внушения информация о нормах
поведения либо отсутствует, либо усваивается некритически, активность
наблюдается только со стороны внушающего лица. Внушение обычно
осуществляется в вербальной форме, однако в нем преобладает не
рациональный, а эмоционально-волевой компонент. Так, взрослые побуждают
ребенка к определенным поступкам, соответствующим нормам права и морали,
но не объясняют социального смысла этих норм либо в связи с малолетством
ребенка, либо в связи со своей теоретической некомпетентностью.

На основе приобретенных привычек формируются установки, побуждающие
индивида вести себя в соответствии с общепринятыми нормами поведения без
глубокого их осознания.

Активными формами воспитания правосознания являются сообщение индивиду
информации о содержании и социальной ценности правовых норм, а также
убеждение, которое обеспечивает сознательное усвоение индивидом
сообщаемой ему правовой информации. На этом уровне формируется система
правовых знаний, которая включает в себя представления о конкретных
формах нормативного поведения и понятия об общих принципах его
организации, т.е. происходит становление правового сознания.
Правосознание – важнейшая сфера сознания и поведения личности, хотя оно
не всегда связано с запоминанием всех правовых норм и статей уголовного
и гражданского кодексов (это профессиональное качество юристов), но для
каждого гражданина является обязательным знание основных конституционных
прав и обязанностей.

При этом необходимо различать понятия прав человека и гражданина по
объему этих понятий. Провозглашенная Великой французской революцией
«Декларация прав человека и гражданина» стала основой правоустройства
современных демократических государств. Права человека – это понятие,
охватывающее права и свободы всех людей, независимо от их расовой и
государственной принадлежности: право на жизнь, личное достоинство,
безопасность, равенство перед законом и др. Права гражданина – это
провозглашенные Конституцией данной страны права своих граждан, куда
включены и общие права человека и права, отражающие специфику
государства, т.е. права и свободы личности, провозглашенные во Всеобщей
Декларации прав. Так, Конституция Украины как демократического
государства предусматривает различные формы реализации воинской службы,
реализации права собственности и др.

В области правового сознания различают правосознание общественное и
индивидуальное.

Общественное правосознание – это отражение и принятие большинством
граждан социально-правовых норм, принятых в данном обществе. Правовые
нормы кодифицируются в утвержденных государством нормативных актах и
становятся законами, обязательными для всех организаций и граждан.
Знание всех законов и правовых государственных постановлений является
профессиональной обязанностью юристов и других представителей
правоохранительной системы. Граждане других профессий усваивают эти
нормы права в процессе воспитания в семье, школе, в условиях правового
просвещения. Если эти нормы отвечают интересам большинства граждан, то
они и образуют сферы общественного правосознания. Большинство граждан
демократических государств, к которым относятся и страны СНГ, знают и
принимают основные права и обязанности, провозглашаемые конституцией:
право на жизнь, на защиту чести и достоинства личности, на труд и его
справедливое вознаграждение, на образование, на социальное обеспечение и
т.п., а также свои обязанности и ответственность за их невыполнение, за
нарушение законов. Однако недостаточно признать правовые указы и
постановления, принятые государственными органами, важно, чтобы эти
нормативные документы были приняты обществом в лице большинства его
членов, а не навязаны обществу. Законы, принятые высшими
государственными органами, должны быть не только доведены до сведения
общественности, но и санкционированы ею путем проведения референдумов.
Социально-правовая гармония достижима только при высокой согласованности
нормативных актов и общественного правосознания. В ином случае могут
возникнуть социальные конфликты. Общественное сознание влияет на сферы
групповых и личных контактов своих граждан и таким образом стимулирует
формирование индивидуального сознания личности в онтогенезе.

Индивидуальное правосознание – это система правовых понятий и
представлений, присущих каждому конкретному человеку. Однако
индивидуальное правосознание не является простым отражением
общественного правосознания. Отношения между ними достаточно сложны, так
как индивидуальное правосознание формируется в условиях различного
взаимодействия с законами и обществом в опыте каждого человека.
Индивидуальное правосознание характеризуется, во-первых, уровнем
сформированности, который зависит от объема и глубины усвоения правовых
норм: индивид может либо проявлять поверхностный уровень знания
отдельных норм и проявлять пассивное подражательное поведение, либо
проявлять высокий уровень правосознания на основе глубокого усвоения
системы правовых понятий и соответствующей организации своих поступков.

Во-вторых, индивидуальное правосознание характеризуется уровнем
значимости для личности конкретных правовых норм, их субъективной
оценкой в связи с представлениями о социальной справедливости. В
зависимости от конкретных условий взаимодействия индивида и общественно
признанных правовых норм, личность может либо конформно адаптироваться к
этим переменам, либо активно усваивать их, либо проявлять по отношению к
ним явный негативизм и даже противодействие. Например, общепризнанное
право на труд и его справедливую оплату в тех социальных условиях, где
это право зачастую не реализуется, вызывает у многих граждан скептицизм
и недоверие в отношении этих норм. Так, принятие украинским парламентом
закона об отмене смертной казни при наличии высокого уровня преступности
еще пока субъективно не принимается многими гражданами.

Если большинство граждан не принимают для себя отдельные законы как
правильные и справедливые, то соответствующая негативная их оценка
влияет на структуру общественного правосознания, постепенно стимулируя
его деструкцию и перестройку.

Индивидуальное и общественное правосознания образуют единую
социально-правовую сферу, активно влияя друг на друга и находятся в
постоянном динамическом взаимодействии.

Вопросы для самоконтроля

В чем состоит сущность понятия «личность»?

Что такое социализация личности ?

Какова структура когнитивных (познавательных) процессов личности и их
роль в социализации индивида?

В чем состоит сущность эмоционально-регуляторной сферы личности ?

Охарактеризуйте коммуникативную сферу личности и ее роль в социализации
индивида

В чем сущность правового сознания личности?

В чем сущность правовой социализации личности?

Каковы условия формирования правосознания личности?

Глава 5

Правосознание и поведение личности 5.1. Психологическое воздействие
правовых норм на поведение личности

В правовом сознании личности объединены отражательные и регу-ляторные
сферы психики. Правосознание можно охарактеризовать как концептуальную
(внутреннюю, интеллектуальную) модель субъекта, в которой, с одной
стороны, отражается сущность правовых норм общества, а с другой –
формируются программы целенаправленной пра-воисполнительной
деятельности. Психологический механизм взаимодействия отражательной
(теоретической) сферы правосознания с ее ре-гуляторной сферой
представляется чрезвычайно сложным, но он получает свое раскрытие
благодаря методам системного анализа. Одним из примеров применения
системно-деятельностного анализа может служить теория поэтапного
формирования умственных действий (П.Я.Гальперин, Н.Ф.Талызина).
Применение этого метода позволяет глубже раскрыть этапы развития
правового сознания личности.

Формирование теоретических правовых знаний означает переход от внешних
подражательных актов правопослушного поведения к их инте-риоризации,
т.е. переводу в план внутренних интеллектуальных действий, образующих в
своей совокупности ориентировочную основу сознательно регулируемого
правового поведения. Содержание такой ориентировочной основы
(концептуальной модели) определяет характер совершаемых субъектом
практических действий – их экстериоризацию в соответствии с усвоенными
нормами морали и права. Приобретенный субъектом опыт практической
правопослушной деятельности, в свою очередь, оказывает обратное
воздействие на преобразование и совершенствование внутренней
интеллектуальной модели.

Теория функциональных систем П.И. Анохина позволяет представить
структурно-функциональную модель целенаправленной деятельности как
саморегулирующейся системы.

Правосознание личности в процессе своего развития и функционирования
также выступает как сложная саморегулирующаяся функциональная система
поведения, которая включает в себя процессы приема и переработки
правовой информации (см. рис.7).

В работе этой системы можно выделить несколько основных функций:

прием и отбор социально значимой информации, формирование концептуальной
модели (правовых знаний);

мотивированность, т.е. опосредованность ранее усвоенных субъектом
интересов, установок, ценностных ориентаций;

целенаправленность на определенные действия, формирование программы
поведения и выбор способов действий;

прогнозирование, предвидение конечного результата действий, их
социальных и личностных последствий;

осуществление нормативных поступков;

самоконтроль на основе последовательного соотнесения наблюдаемых
результатов с эталонными представлениями о правовых нормах поведения;

оценка полученного конечного результата путем его сопоставления с
представлениями цели;

коррекция и нормативная перестройка поведения в случае получения
негативного результата.

В становлении правосознания важную роль играет не только субъективная
самооценка, но также объективная социальная (коллективная) оценка
поведения человека другими людьми. Эта оценка является важнейшим
фактором, стимулирующим интеллектуальный анализ и эмоциональные
переживания личностью результатов своих поступков, ответственность,
стремление к совершенствованию своего социально-нормативного поведения.

Поведение субъекта является исполнительной частью его целенаправленной
деятельности. Поведение складывается из системы движений и действий,
посредством которых субъект реализует цели своей деятельности.

Правоисполнительное поведение – это поведение субъекта, которое
направлено на осуществление поступков, отвечающих усвоенным правовым
нормам и моральным ценностям данного общества.

Различные формы девиантного поведения обычно связаны с деформациями
правового сознания: это либо неполные, либо искаженные
нравственно-правовые представления, либо полное их отсутствие в связи с
неблагоприятными условиями и методами воспитания в онтогенезе. Правовое
поведение осуществляется в соответствии с указанными выше (см.4.1.3.)
закономерностями волевой регуляции деятельности, в которой в единстве и
взаимодействии выступают интеллектуальные, мотор-но-исполнительские и
эмоционально-оценочные процессы. Для право-исполнительного поведения как
разновидности волевого процесса характерно свойство саморегуляции,
которая состоит в постоянном поэтапном сопоставлении результатов
совершаемых действий и поступков с сохраняемыми в сознании эталонами
права и представлением желаемого конечного результата.

Наиболее рациональным путем формирования правоисполнительно-го поведения
у подростка является:

усвоение содержания и социальной роли нравственно-правовых норм;

восприятие примеров правоисполнительного поведения;

практическое совершение правовых действий – поступков, выработка умений;

сознательный самоконтроль;

упражнения в совершении правоисполнительных действий – поступков и их
перевод в навыки, позволяющие автоматизированно (непроизвольно)
осуществлять правильные действия в соответствующих жизненных ситуациях;

перевод правильных нравственных и правовых навыков в привычки
нравственно-правового поведения, благодаря чему правоисполните-льное
поведение становится потребностью личности.

Иногда субъект обладает системой правовых представлений, адекватных
требованиям общества, однако его правосознание еще не опирается на
умение и навыки, необходимые для волевой регуляции и саморегуляции
поведения, и тогда оно лишается практической направленности. Такой
человек остается бездеятельным, отступает перед трудностями, легко идет
на компромиссы в вопросах морали и права. В детском и подростковом
возрасте нравственно-правовое поведение в форме положительных навыков
зачастую формируется стихийно на основе непосредственного подражания
определенным образцам (поведению родителей, сверстников, образам
литературы и искусства), а также на основе внушения, принуждения. Однако
в этих случаях правовое поведение осуществляется как бессознательное,
поскольку оно не включает в себя высокий уровень сформированности
правового сознания, системы правовых норм и понимания их социальной и
личностной значимости. Такое поведение лишено осмысленной
ориентировочной основы и является неустойчивым, нецелеустремленным,
ситуативным. Поэтому, формируя у ребенка привычки нравственно-правового
поведения на основе положительных примеров и внушения, необходимо в
последующем воспитании, в подростковом и юношеском возрасте осуществлять
правовое воспитание, т.е. формировать теоретический уровень усвоения
правовых норм, обеспечивающий сознательный волевой контроль и
самоконтроль правового поведения. В этом случае правовое поведение
включается в полный контур сознательно регулируемой правоисполни-тельной
деятельности, показанный на рис.7. В ином случае правовое поведение
протекает по редуцированной схеме: восприятие образца -подражание –
действие. Обычно все деформации правового поведения связаны именно с
неполнотой формирования системы организации и самоконтроля
правоисполнительной деятельности. Формирование полноценной системы
психологических механизмов сознательной саморегуляции поведения является
надежной основой полноценного правоис-полнительного поведения, а также
профилактики девиантного поведения.

Формируясь под влиянием социально установленных правовых норм, правовое
поведение по принципу обратной связи выступает важнейшим средством
регуляции отношений личности с окружающей средой.

Направленность таких отношений многогранна:

направленность на установление и поддержание оптимальных отношений между
личностью и государством на основе соблюдения прав и обязанностей,
установленных в государственных законодательных актах и одновременно –
соблюдении своей личной свободы;

установление активной позиции личности в обществе, когда соблюдение прав
и обязанностей происходит не по принуждению или стереотипному
подражанию, конформизму, а на основе сознательной целенаправленности,
дисциплины, самоконтроля; при взаимодействии с различными социальными
структурами;

организация отношений с другими людьми как гражданами с уважением их
прав и свобод, с проявлением высокой правовой культуры, чувства
ответственности за судьбу других людей;

соблюдение нравственно-правовых норм во взаимодействиях с членами
формальных и неформальных контактных групп (учебных, профессиональных,
семейных) на основе взаимной ответственности и взаимных гарантий прав и
свобод;

самоутверждение и самоопределение личности на основе право-обоснованных
методов поддержания своего достоинства и гармонического равновесия между
понятием своих прав и обязанностей перед обществом.

Таким образом, правовое поведение, являясь в своих онтогенетических
истоках результатом адаптации индивида к условиям социальной среды,
служит необходимым условием дальнейшей социализации и выработки
индивидуальной активной позиции в разработке и реализации
правообусловленных отношений личности и правовой структуры общества.

5.2. Проблема правой переориентации сознания личности вреформационные
периоды жизни общества

Правовые нормы являются важнейшим продуктом человеческой цивилизации,
регулируя взаимодействия между людьми в различных социальных структурах
и вместе с тем составляя необходимое условие самого существования
общества и государства. Право всегда направляло поведение людей в
соответствии с интересами общества и социальных групп, и в то же время
гарантировало людям определенную свободу действий и реализации своих
индивидуальных интересов в некоторых допустимых пределах. В изначально
противоречивых отношениях личности и общества право обеспечивает
определенную гармонизацию, некоторый разумный компромисс их интересов.
Регулируя отношения в системах «человек-человек», «человек-группа»,
«человек-общество», право как особый социальный институт прошло
длительный и сложный путь социогенеза.

В процессе совместного решения конкретных жизненных задач люди должны
были вступать в различные формы взаимодействия и находить рациональные
способы социальной регуляции своих отношений. Индивид в первобытной
общине был слит с группой и рефлекторно подчинял свое поведение
существующим обычаям, не обладая понятием права и правосознанием. С
накоплением исторического социального опыта значительную роль в
регуляции действий в родо-племенной общине стали играть традиции,
зачастую освящаемые религией. Люди стали осознавать правила социально
послушного поведения как обязательные нормы, данные им извне, «свыше»,
которым субъект вынужден был подчиняться по механизму бессознательного
конформизма.

Понятие права и в связи с ним явление правосознания как средства
саморегуляции поведения формируются в условиях развивающейся
цивилизации, с появлением государства и сложной сословно-классовой
иерархии, где каждый член общества должен был осознать свой социальный
статус и пути его достижения, поддержания и защиты. Понятие права
формулируется законодателями в форме юридических актов, сводов законов,
необходимость которых теоретически обосновывалась защитой интересов
всего государства и каждого из его членов. Так, в сборнике законов
ассирийского царя Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) указывалось, что закон
необходим для поддержания справедливости и защиты слабых от произвола
сильных. Однако в этих указаниях звучит лицемерие, так как силу закона
имело только слово деспота, направленное на защиту прав господствующего
сословия. Законы греческих демократий охраняли права свободных граждан и
дискриминировали другие группы населения – людей, не имеющих
гражданства, и рабов. Последние были лишены права на жизнь, свободу и
собственность, поскольку сами являлись чьей-то собственностью. Эти же
тенденции проявлялись и в других сводах законов Античности и
Средневековья (Римское право, кодекс Юстиниана, «Русская правда»
Ярослава Мудрого).

В связи с ростом производительных сил и усложнением производственных
отношений изменяется, совершенствуется система права и понятие
социальной справедливости. В активную общественную жизнь вовлекаются
массы людей – представителей различных сословий, каждый из которых
стремится осознать и отстаивать свои гражданские права и свободы. В ходе
исторического процесса системы права и содержание правосознания людей
последовательно изменялись, развиваясь либо эволюционным реформаторским
путем на основе понимания представителями правящей элиты необходимости
определенных усовершенствований действующего законодательства, либо
революционным путем -как средством разрешения возникающих
социально-сословных конфликтов на основе радикальных изменений
существующих норм права. Эволюционные и революционные формы развития
системы права последовательно сменяли друг друга, и каждая из этих форм
получала преимущество в определенных социальных ситуациях. С
возникновением различных типов государственных структур (монархических,
олигархических, демократических) изменяются взаимоотношения между
государством и правом. В условиях абсолютной монархической, а также
олигархической власти право подчиняется государству, воле монарха или
правящей элиты, а соответствующие государственные органы поддержания
правопорядка – суд, полиция (милиция), карательные учреждения предельно
бюрократизируются, не контролируются гражданами и постепенно
превращаются из средств рациональной регуляции правых отношений в
обществе в средство контроля и торможения прогрессивных тенденций
общественного развития. Это рано или поздно приводит к возникновению
социальных конфликтов. В государствах тоталитарного типа, где
политическая власть находится в одних руках, люди являются не
полноправными гражданами, а скорее подданными, в правосознании которых
закрепляется мысль о необходимости полностью подчинять свои интересы
интересам государства, об отказе от собственных жизненных целей и воли.
При усилении демократических тенденций в Европе в эпоху Возрождения и
Нового времени расширяется правосознание людей, укрепляется понятие о
неотъемлемости своих гражданских прав и свобод, о союзе интересов
личности и общества («Общественный договор» Руссо, 1762).

Борьба третьего сословия во Франции в ХУН-ХУШ вв. за свои экономические,
политические и гражданские права привела к революции 1789г. и принятию
нового юридического кодекса – Декларации прав человека и гражданина,
которая обусловила отмену феодального права и утвердила систему права
капиталистического общества и принципов свободно развивающейся рыночной
экономики, предоставляющей право каждому гражданину свободно
реализовывать свои интересы и индивидуальную творческую инициативу.
Многие статьи данной Декларации нашли свое отражение в Американской
Декларации прав, а также были включены в Кодекс Наполеона – основу
системы права Франции. В наиболее полном составе система права
современных демократических стран Европы и Америки представлены в
Хельсинской Декларации прав человека (1975г.).

Октябрьская революция 1917г. отменила в России правовые сословные
привилегии и стремилась утвердить социальную справедливость путем
уничтожения остатков феодализма и принципа частной собственности. В двух
советских конституциях («сталинской» и «брежневской») в достаточно
полном виде были декларированы основные права и свободы личности, однако
многие статьи этих конституций имели чисто рекламный характер, не находя
реального подтверждения в жизненной практике Советского Союза.
Октябрьская революция, уничтожив тоталитарные основы старой России,
привела в итоге не к подлинной демократии, а к новой форме тоталитаризма
– абсолютной власти одной -коммунистической партии. Советская власть,
которая должна была служить основной формой народовластия, в
действительности являлась лишь формой прикрытия всевластия партии в лице
ее номенклатуры и бюрократического аппарата. Обычной нормой стало
нарушение прав и свобод граждан, преследование «инакомыслящих» и
политических оппонентов, нарушение «презумпции невиновности», частое
превращение суда в инсценировку, а также осуждение граждан без суда и
следствия и т.п. Фактически политическая доктрина заменила систему
права. Правосознание граждан формировалось на основе полного подчинения
личности государству, осуществляющему политическую доктрину. Стремясь
реализовать принцип социальной справедливости, государство обеспечивало
право на труд и некоторый приемлемый уровень социальной защиты граждан,
однако оно стремилось также уравнять граждан не только перед законом, но
уравнять их в плане материально-экономических возможностей, политических
взглядов, ограничивало индивидуальные возможности самоутверждения
свободной личности. Централизованное государственное планирование и
регламентация всех видов деятельности, ограничение форм и методов
хозяйственной деятельности привели к экономическому и социальному
застою, утрате инициативы граждан, их безучастию и равнодушию, снижению
уровня жизни в сравнении с другими развитыми демократическими
государствами, строящими производство на базе рыночной экономики. В 1985
г. началась эпоха «перестройки», которая декларировала переход к
подлинно демократическому обществу. В результате был проведен ряд
реформ, имеющих своей целью устранение крайностей тоталитарной системы,
стимулирование активных форм в экономике и проявления личной инициативы
граждан, усовершенствование системы права с учетом Всеобщей Декларации
прав человека. Однако усиливающиеся социальные, экономические, правовые,
национальные противоречия привели к глубокому политическому кризису, в
результате которого распался Советский Союз. В каждой из вновь
образованных стран СНГ, бывших республик СССР, законодательная власть
пошла своим путем на основе учета специфических социально-экономических
и национальных интересов. В Украине была принята в 1996г. Конституция,
которая провозгласила Украину демократическим правовым государством и в
соответствии со Всеобщей Декларацией прав человека и гражданина право на
личную безопасность, право свободы слова и политической деятельности,
свободы совести, право частной собственности и экономической свободы и
т.д.

Однако процесс проведения социально-экономических и правовых реформ в
стране протекает не всегда гладко и бесконфликтно, а также пока еще не
привел к желаемой перестройке правосознания граждан, поскольку порождает
ряд новых кризисных социальных и правовых ситуаций. В основе этого
явления лежит ряд факторов экономического, политического и
психологического порядка.

Экономические реформы, начатые в Советском Союзе после 1985 г. и
усилившиеся в образовавшихся странах СНГ, в том числе и в Украине, имели
своей целью внедрение рыночных отношений и социальных демократических
преобразований по образцу передовых стран Запада. Однако мнение о том,
что следование этим образцам непременно и быстро приведет нас к
экономическому процветанию, социально-демократическому, и в частности,
правовому прогрессу есть ошибочным. Такой прогресс, несомненно,
наблюдается, однако непродуманные в должной мере методы осуществления
экономических и социальных преобразований пока еще не привели к
существенным изменениям в правосознании граждан, а по ряду показателей
вызвали несомненный регресс, который выражается в концептуальной
дезориентации, чувстве социальной незащищенности, усугублении
криминальной ситуации и т.п. Это еще раз подтверждает высказанную выше
мысль о том, что усовершенствование теоретической модели права, издание
прогрессивных законоположений далеко еще не означает появления желаемых
качественных изменений в правовом сознании людей, поскольку такое
сознание не является прямым, непосредственным и полным отражением
объективно воздействующих социально-правовых требований. Эти воздействия
могут стать эффективными только при соответствующем их опосредовании
активностью самих граждан – субъектов правоисполнитель-ной деятельности.

В настоящее время многие экономисты, политологи, социологи и психологи,
анализируя реально сложившуюся ситуацию, высказывают мнение о том, что
при организации социально-экономических реформ их инициаторы не
учитывали важнейшие психологические закономерности формирования и
реконструкции правового сознания людей под влиянием социальных
воздействий.

Сознание людей обладает определенной инерцией и склонно сохранять ранее
усвоенные стереотипы, поэтому люди тем более склонны к преобразованиям,
чем они более заинтересованы и подготовлены к грядущим переменам, чем
больше собственных усилий они прилагают к их осуществлению, чем больше
поставленные перед ними социально значимые цели совпадают с их
субъективными ценностными ориентация-ми. Проводящиеся в Украине и в
странах СНГ экономические реформы были спланированы реформаторами,
которых теперь называют «романтиками», т.е. по существу эти реформы
созрели в умах политической и экономической элиты общества и были
«спущены» сверху народу, не подготовленному должным образом к их
восприятию. В истории Российской империи такое «спускание» реформ
«сверху» стало печальной традицией. Реформы Петра I явились навязанной
народу с евразийской ментальностью модели западноевропейских
социально-экономических и морально-правовых отношений. И поэтому реформы
Петра I, имея объективно прогрессивное значение, с большими трудностями,
конфликтами и насилием приживались в России на протяжении жизни
нескольких поколений. Революция 1917г. возникла на гребне борьбы всех
сословий России с царским режимом за желаемые социально-экономические
преобразования, однако эта революция, не закрепив
либерально-демократических реформ, была переведена большевиками на пути
реализации заимствованных у европейских социалистов-утопистов теорий
построения социализма с конечной стратегической целью – коммунизмом.
Государство, только недавно отошедшее от феодальной формации, минуя
стадию развитой капиталистической экономики, было насильственно
направлено на построение счастливого будущего. Народ, отойдя от царского
деспотизма, оказался вовлеченным в партийный тоталитаризм, где правовые
конституционные декларации не получали должной практической реализации.
Вместе с тем, прививаемый народу коллективистский характер деятельности
в определенной мере соответствовал менталитету общинности, исторически
сформировавшейся на основе традиций общинного владения землей и
коллегиальностью ремесленного производства. Эта общинность, соборность,
как отмечали Н.Я.Данилевский и Н.А. Бердяев, как бы растворяла в себе
личность и обусловила то, что в прошлом в России традиционно не
обращалось должного внимания на правовые отношения между личностью и
государством, и потому гражданский правовой статус личности сводился к
выполнению обязанностей и пренебрежению или полному отрицанию прав и
свобод. Справедливость в сознании соборного человека ассоциировалась с
понятиями веры и любви, а не формально выраженного права. Право
воспринималось как повинность, а не как средство защиты достоинства и
свободы личности.

Эта традиционная ментальность, закрепившаяся в советский период,
достаточно прочно сохраняется и теперь у значительной части населения
Украины и других стран СНГ.

В отличие от соборного менталитета социальной общности евразийского
типа, в западноевропейской социальной традиции понятия нормы поведения и
права формировались преимущественно как способы защиты индивида и его
свободы, т.е. при возникновении противоречий между интересами
государства и правами личности власть государства должна быть прежде
всего направленной на защиту прав личности. Длительный исторический опыт
борьбы за отстаивание своих гражданских прав сформировал у граждан
цивилизованных демократических стран восприятие государственных структур
не как органов, определяющих их судьбу, а как органов, обязанных
гарантировать права и свободы своих граждан – налогоплательщиков.

Осознание себя как правовой единицы общества не было присуще жителям
нашей страны ни до революции, ни в эпоху строительства так называемого
социализма. Сейчас Украина, как и все страны СНГ, переживает сложнейший
период перехода к другой социально-экономической формации.
Провозглашение Украины правовым демократическим государством пока еще не
сопровождается значительным ростом правосознания «снизу», сталкивается с
недостаточной правовой культурой граждан, в сознании которых понятия
прав и свобод личности не являются приоритетными, так как люди до сих
пор уверены, что от них «ничего не зависит». Фактически процесс
происходящих в настоящее время политических и экономических реформ
приобрел характер не тщательно продуманных эволюционных преобразований,
а своеобразного, очередного «социального эксперимента», в отношении к
которому большая часть населения не обладала психологической
готовностью.

Анализируя психологические аспекты восприятия людьми происходящих
социально-экономических преобразований, В.Л. Васильев рассматривает ряд
факторов, осложняющих процесс формирования правосознания. Сюда можно
отнести, прежде всего, традиционные для отечественной культуры
«расщепления идеологии, социального и политического менталитета», когда,
с одной стороны, выделяется радикальный либерализм реформаторов,
стремящихся защищать права и свободы человека, но игнорирующих
социальные проблемы большинства населения, а с другой – столь же
радикальный государственный патернализм, стремившийся защищать простого
человека, но игнорировавший его экономические и политические права.
Лишившись привычных форм государственного патернализма, граждане
внезапно оказались перед лицом непривычной для них конкуренции,
необходимости проявлять личную инициативу, рисковать в условиях
неопределенности. В результате происходит ломка ранее сложившихся
стереотипов в сознании и поведении, что является по своей сути глубокой
нервно-психической травмой для большинства людей.

Состояния неуверенности, тревожности, социальной незащищенности
нарастают в связи с увеличением уровня безработицы, развалом многих
видов промышленного производства, что становится основной причиной роста
противоправных настроений. Криминогенные явления проникают даже в
структуру правоохранительной системы, проявляясь в фактах
профессиональной деформации сотрудников органов внутренних дел и
работников суда.

Важным фактором социальной и морально-правовой дестабилизации является
направленность средств массовой информации на резкую и полную ломку
исторически сложившегося менталитета наших граждан, акцентуацию внимания
только на отрицательных и трагических событиях прошлого и игнорирование
имевших место успехов и достижений. Это приводит к исторической
дезориентации людей, комплексу неполноценности, опустошенности сознания,
которую пытаются заполнить заимствованными из других культур образцами,
причем не самого высокого уровня. Использование низкопробных образцов
современного зарубежного искусства, стимулирующих формирование у
молодежи агрессивности, сексуальной распущенности, беспринципности,
индивидуализма и других деструктивных эмоций, в значительной степени
становятся причиной противоправного поведения личности.

Одним из характерных современных проявлений преступности является ее
омоложение, снижение возрастного порога правонарушителей. Если 20-30 лет
назад понятие «трудные дети» соотносилось, как правило, с подростками
14-16 лет, то в настоящее время это понятие все чаще соотносится с
младшими подростками 11-12 лет и даже с младшими школьниками. Нередко
следствие сталкивается с детьми 11-13 лет, совершающими тяжкие уголовные
преступления. На воображение детей с особой силой действуют картины
проявления насилия и садизма в современных зарубежном кино, так как у
детей еще нет стойких нравственных убеждений и не выработано табу на
убийство, а также другие формы насилия против другого человека.
Наблюдаемые детьми самые разнообразные виды и способы насилия и убийства
воспринимаются ими как нечто обыденное, естественное и становятся
образцами соответствующего поведения. Известно, что в американских
школах сейчас иногда наблюдаются коллективные убийства, посредством
которых некоторые подростки хотят за что-то отомстить своим соученикам и
учителям.

Государство ослабило свои воспитательные функции в отношении молодежи,
уступив эти функции различным силам, преследующим свои социальные цели,
в частности различным религиозным конфессиям, националистическим
организациям и т.п. Однако это фактически еще более углубляет социальные
конфликты, стимулируя агрессивность молодежи против представителей
других конфессий и социальных групп.

Таким образом, проводимые в стране экономические и политические реформы
пока еще не привели к повышению благосостояния народа, социальной
защищенности и росту правосознания. Кризис правовой системы проявился в
развитии социальной ситуации по криминальному типу. Одним из ее
источников явилась легализация капиталов, накопленных в сфере теневой
экономики еще в период застоя при советской власти; другим источником
стали коррумпированные представители государственной номенклатуры;
третьим источником – профессиональная уголовная преступность, связанная
с представителями криминальной экономики, которые используют уголовников
в целях сокрытия следов хищений, нарушений законодательства, преступного
воздействия на конкурентов и т.д.

Укрепление форм организованной преступности привело к тому, что были
фактически легализованы такие криминальные формы бизнеса, как рэкет,
проституция, азартные игры, с которыми пока еще не справляется закон и
право. Кризис правосознания проявляется в его несоответствии содержанию
принятой государством системы права, так как субъект
правоисполнительного поведения либо не верит в справедливость закона,
либо сомневается в способности закона защитить его права и свободы.

В сложившейся социальной конфликтной ситуации люди испытывают нервное
потрясение от воздействия антагонистических воздействий. С одной
стороны, гражданин удовлетворен провозглашением примата общечеловеческих
ценностей, прав и свобод, а с другой – он нередко сталкивается с
грубостью и равнодушием чиновников, своей беззащитностью перед растущей
преступностью. Человек, естественно, удовлетворен признанием его права
на труд, но живет в условиях постоянной тревоги перед растущей
безработицей. Предусмотренное законом право на достойную оплату труда
зачастую не соблюдается как в государственных учреждениях,
обеспечивающих оплату лишь в нижних пределах прожиточного минимума, так
и в приватных отраслях труда по причине произвола работодателей.
Становление новой правовой системы в демократической Украины еще не
завершилось формированием адекватных правоохранительных и
правоисполнительных структур. Не успев отойти от прежних тоталитарных
установок правовой системы, граждане оказались в пространстве правового
беспредела. В этой связи, как отмечают ряд авторов (С.С. Алексеев, М.И.
Еникеев и др.), общественное сознание еще не подготовлено в полной мере
к принятию и проведению коренной социально-правовой перестройки.

Для развития гармоничных отношений между декларируемыми нормами права и
правосознанием граждан необходимо формирование соответствующих четко
действующих правоохранительных и правоиспол-нительных органов
государства с тем, чтобы каждый гражданин ощущал полную гарантию защиты
своих прав и свобод. Только на этой основе возможно формирование
сознательного правопослушного поведения, когда человек стремится
соблюдать и поддерживать закон, воспринимая его как гарант защиты своих
интересов, чести и достоинства.

Важнейшую роль в развитии правового сознания должна сыграть обновленная
и рационально построенная система нравственного, трудового и
интеллектуального воспитания, которая способна обеспечить формирование у
молодежи активного жизнеутверждающего менталитета и превращение культуры
правового поведения в неотъемлемое свойство личности.

Вопросы для самоконтроля

Охарактеризуйте правосознание личности как концептуальную модель
правоисполнительного поведения

Что означают отражательная и исполнительная сферы правосознания?

Какие функции осуществляет система правосознания личности?

Что означает субъективная самооценка правосознания?

Что означает объективная социальная оценка правового сознания и
поведения человека?

Что такое правоисполнительное поведение?

Какие стадии проходит формирование правоисполнительного поведения у
подростков?

В чем состоит взаимосвязь и взаимозависимость правосознания личности и
правовой системы общества?

Как влияют социально-экономические и политические реформы на изменение
правосознания личности?

Как влияют кризисные явления общества на деформацию правосознания
личности?

Каковы пути и средства нормализации отношений правовой системы и
правосознания личности?

Раздел III

Психология

судебной деятельности

Глава 6

Психологические аспекты гражданского судопроизводства

6.1. Гражданское судопроизводство как условие правовой и психологической
защищенности личности

6.1.1. Гражданское право как средство регулиро-вания социальных
отношений

В процессе своей жизнедеятельности граждане вступают в различные
социальные виды отношений (экономические, производственные, деловые,
личностные). При этом они направляют свою деятельность на достижение
определенных целей, реализацию своих интересов, которые должны быть
определенным образом регулируемы и защищены с позиций социальной
справедливости, для чего и служит гражданское правовое регулирование.

Гражданское право – это отрасль общегосударственного права, которая
служит средством регулирования основных (имущественных и
неимущественных) отношений между гражданами в системах «гражданин –
гражданин», «гражданин – организация», «организация – организация»,
«организация – государство». В различных видах социального
взаимодействия между людьми могут складываться отношения сотрудничества,
соревнования, соперничества, антагонизма, вследствие чего они должны
обращаться к гражданскому судопрозводству для защиты своих личных прав,
независимости, инициативы, чести и достоинства.

Гражданское право возникло как средство праворегуляции отношений между
частными лицами – гражданами одного государства. Гражданское право
возникло еще в эпоху Дневнего Рима как право свободных римских граждан,
равноправных и независимых друг от друга субъектов. Гражданское право
регулировало, прежде всего, их частные имущественные и семейные
отношения. Роль и содержание гражданского права изменялись и усложнялись
вместе с изменением и усложнением отношений между гражданами и
государством.

В условиях тоталитарных государств, в частности в Советском Союзе,
гражданское право строилось в основном не как частное, а как публичное
право, регулировалось и контролировалось государственно-политическими
структурами власти. Личные права грждан защищались в случаях, специально
предусмотренных законом (например, нарушении чести и достоинства
личности). Отношения к частной собственности и предпринимательству
считались асоциальными и были исключены из гражданско-правовой сферы.
Демократизация и построение гражданского общества в Украине
стимулировало развитие гражданского права. В результате изменяются
отношения между гражданами и государством, которое перестает
рассматриваться как орган контроля и организации жизни своих подданных,
а рассматривается как орган защиты прав и интересов своих граждан.
Переход к гражданскому обществу означает приоритет частно-правовых
интересов личности, установление новых отношений между гражданским
обществом и государством, при которых государство служит гражданскому
обществу. Принципы гражданского общества требуют признания многообразия
форм собственности, предпринимательства, защиты неотъемлемых прав
человека на проявление различных видов его деятельности и инициативы.
Имевшее место в нашей стране игнорирование частно-правовых аспектов в
гражданском праве привело к неразвитости гражданского общества, его
поглощенности политическими доктринами государства. Конституция
независимой демократической Украины провозглашает человека, его жизнь и
здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность высшей
социальной ценностью, права и свободы человека и их гарантии определяют
содержание и направленность деятельности государства.

В соответствии с этим гражданское право Украины – это санкционированная
государством совокупность норм, которые отражают интересы отдельных лиц
как членов гражданского общества, способствуют на основе их
волеизъявления достижению не противоречащих закону целей, обеспечивают
их возможности для реализации своих творческих сил, способностей и
дарований, создают условия для всестороннего развития личности1.

Гражданское право, отдавая приоритет частному праву граждан, не означает
конфронтации с государством, а предполагает гармонизацию их отношений. В
демократическом государстве в единой системе права признается
объективное деление права на частное (личное, гражданское) и публичное.

1 См.: Гражданское право Украины / Под ред. А.А.Пушкина и
В.М.Самойленко. Х., 1996. Ч. 1. С.7.

Публичное право содержит нормы государственно-правовых,
административно-правовых, уголовно-правовых отношений, отражающие
интересы государства и обеспечивающие функционирование властных
структур. Единство двух указанных отраслей правовой системы
осуществляется как основа согласованного регулирования отношений
гражданского общества и отношений в сфере властной деятельности
государства.

Каждая из двух отраслей права, осуществляя свои специфические функции,
по-особому воздействует своими нормами на регуляцию социальных отношений
людей. Таким образом, единство права не исключает, а предполагает четкое
определение места каждой отрасли в этой системе, содержание и границы их
действий. При этом отношения гражданского общества можно рассматривать
как первичные по отношению к властным отношениям, поэтому место
гражданского (частного) права характеризуется тем, что в единой системе
права оно играет роль базисных норм .

Нормы гражданского права санкционированы государством, формулируются
правоведами, но содержание и характер этих норм возникают не стихийно, а
определяются условиями общественного производства, экономическими
требованиями, опытом исторического развития, а также особенностями
психологического менталитета граждан.

Укрепление демократических принципов гражданского общества, легализация
в гражданском праве различных форм частной инициативы граждан не
означает анархии и правового беспредела. Слабость контроля за
соблюдением гражданско-правовых норм зачастую приводит к их нарушениям,
попыткам отдельных граждан к формам необоснованного обогащения
(например, имеют место факты недобросовестной рекламы, сбыта
недоброкачественной продукции, обмана несведущих людей при обмене или
покупке их жилплощади и др.). Гражданское право требует, чтобы
деятельность каждого лица по реализации своих жизненных интересов не шла
во вред частным интересам других граждан и государства.

Гражданское право и гражданское судопроизводство выступает основным
социальным гарантом частной инициативы граждан в условиях
товарно-денежных отношений, их благополучия, уверенности в достижении
поставленных жизненных целей.

6.1.2. Особенности гражданско – правового регу -лирования деятельности
людей в условиях ры-ночных отношений

1 Там же. С. 8.

В условиях рыночной экономики основным объектом гражданско-правового
регулирования и гражданского судопроизводства являются имущественные
отношения между людьми. Закон защищает право граждан владеть имуществом
(как вещественного, так и невещественного характера) и распоряжаться им
по своему усмотрению: использовать его в своей предпринимательской
деятельности, продавать, дарить, завещать. Каждый из видов имущества
характеризуется своим правовым режимом.

Понятие имущества охватывает различные виды собственности:

орудия и средства производства, производственные здания, машины,
техническое оборудование, земельные участки и др., используемые в
производственной деятельности;

продукты производственной деятельности (товары);

средства коммерческой деятельности: деньги, акции, ценные бумаги,
товарные знаки (символизирующие качество предлагаемых товаров и услуг);

техническая и коммерческая информация (ноу-хау);

рабочая сила, которую предлагает субъект труда и за которую он должен
получать определенное вознаграждение.

Организуя процессы производства и обмена, люди стремятся к повышению
своих доходов, обогащению. Однако при этом они способствуют обогащению и
процветанию всего общества. Основной силой, которая стихийно управляет
этим процессом, А.Смит считал закон конкуренции, который побуждает
предпринимателей постоянно улучшать технологию производства, повышать
качество и количество товаров и услуг, тем самым спосбствуя повышению
общего блага. Сторонники А. Смита считали конкуренцию достаточной
основой саморегуляции рыночных процессов и вмешательство государства в
этот процесс излишним, даже вредным. Однако «стихийный капитализм»
способен порождать и многие отрицательные, с социальной и
психологической точки зрения, явления: банкротства, кризисы,
злоупотребления; подавление конкурентов, монополизм, рэкет и др. Опыт
экономических кризисов сформировал мнение о необходимости определенным
образом регулировать процессы рынка, ограждая их от злоупотреблений,
создавая для этой цели правовые институты. К ним можно отнести
организацию сильных профсоюзов, обязательного страхования, принятие
антимонопольного законодательства и т.п. Поэтому в современных
промышленно развитых странах рыночная экономика становится социально
ориентированной. Экономист Л. Эрхард, которого считают автором немецкого
«экономического чуда», обосновал два условия успешного развития рыночной
экономики. Первое – создание государством благоприятных условий для
экономики, в частности разработка адекватного гражданско-правового
законодательства, в остальном же государство не должно вмешиваться в
функционирование экономики. Другое условие – ориентация экономики на
всеобщее благо.

Такая экономика направлена на создание достаточного количества товаров и
услуг по доступным для населения ценам, а закон конкуренции регулирует
отношения между предпринимателями, способствуя техническому и
социальному прогрессу. Если же возникает ситуация ослабления конкуренции
вследствие договоренности или монополистического объединения партнеров,
то государство вправе принять меры для восстановления конкуренции. Так,
в 2000 г. в США была подвергнута большому штрафу компания Майкрософт
Б.Гейтса, нарушившего закон о монополиях. В Германии в связи со
снижением потребности в угле и сокращением угледобывающей отрасли была
внедрена система помощи шахтерам по их переквалификации и
трудоустройству. Государство стимулирует приобщение к собственности
непосредственных производителей – рабочих и служащих – путем внедрения
акционирования, при котором люди вкладывают свои сбережения в
предприятия, на которых они работают. Это сопровождается соответствующим
снижением налогов.

Украина еще не вышла из стадии стихийного капитализма, не стала
полностью на путь рационально организованной и социально ориентированной
рыночной экономики. Капитализм в нашей стане не прошел тех стадий,
которые он прошел в Западной Европе и США. В XIX в. его развитие в
России сдерживалось крепостным правом, а после его отмены – медленным
отмиранием феодальных традиций и навыков натурального хозяйства. В
начале XX в. развитие капитализма у нас было приостановлено революцией и
последующим развитием социалистической системы. Поэтому рестраврация и
дальнейшее развитие рыночной эко-номиики протекает у нас с большими
трудностями.

Как отмечает В.Л.Васильев, в силу коммунистической идеологии, отрицавшей
частную собственность на орудия и средства производства, проблемы
предпринимательской деятельности в отечественной психологии не
исследовались. Да и в зарубежной психологии, несмотря на многовековой
практический опыт предпринимательства, целостная теория
предпринимательской деятельности еще не сложилась. Наряду с общими
закономерностями (например, конкуренцией) рыночная экономика в каждой
стране имеет свою специфику в связи с экономическими и культурными
традициями того или иного народа.

Как уже отмечалось выше, в нашей стране в силу ряда исторических и
психологических факторов, развитие рыночной экономики планировалось по
лучшим западным эталонам, но оказалось, что механически перенести их на
нашу почву нельзя. Поэтому конкуренция у нас пока что имеет по
преимуществу хищнический характер, когда стремление к прибыли не
уравновешивается стремлением к общественному благу, налоговое
законодательство не поощряет, а репрессирует производителя, побуждая его
укрывать свои доходы. Ваучеризация и банковские вклады обернулись для
большинства граждан просто изъятием их сбережений, а введение частной
собственности стимулировало многих к присвоению бывшей государственной
собственности и вывозу полученных сомнительным путем капиталов за рубеж.

В нашей стране не на должном уровне пока функционируют основные
положения гражданско-правового законодательства, призванные обеспечивать
подлинную защиту прав предпринимателей и потребителей, социальную защиту
трудящихся в условиях перестройки экономики и безработицы,
предотвращение бесконтрольного повышения цен, вредных влияний
предпринимательства на экологию и т.п. В этой связи недостаточно
налажено и гражданское судопроизводство, не имея под собой достаточно
прочной законодательной базы и реальных средств контроля и реализации
существующих гражданско-законодательных актов (например, путей
урегулирования конфликтов между поставщиками и потребителями энергии на
производстве и в коммунальных службах).

Развитие социально ориентированной и высокоразвитой рыночной экономики
требует не простого переноса зарубежного опыта на свою почву, но требует
поиска своих собственных путей реализации рыночных отношений с учетом
специфики условий исторического развития и менталитета граждан, а также
создания оптимальной для этих условий системы гражданско-правового
законодательства и методов его практической реализации.

Цивилизованная социально ориентированная экономика всегда основывается
на наличии ряда гражданско-нормативных актов, направленных на защиту
интересов производителей и потребителей, регуляцию их деловых отношений.
Этими актами предусматривается следующее.

Обеспечение высокого качества выпускаемой продукции, выполняемых работ и
услуг, защиты различных форм прав потребителей. При этом в
законодательстве определяются правовые нормы стандартизации и
сертификации, требующие соответствия товаров установленным требованиям к
их качеству. Предусматриваются также меры по повышению ответственности
предприятий и их сотрудников за надлежащее качество продукции.

Регуляция денежных отношений (денег и денежных обязательств). Деньги
являются движущей силой рыночной экономики, они способны обмениваться на
товары, услуги, денежные знаки других государств. Гражданско-правовое
законодательство предусматривает определенные социально
санкционированные нормы денежного обращения и определенные формы
ответственности за незаконное обогащение. Так, в США в 1998-1999 гг.
было проведено несколько судебных разбирательств, связанных с
размещением в банках денег сомнительного происхождения из России. В
Украине как и в России ведутся следствия по делам ряда банков,
«выкачивавших» из населения средства путем создания так называемых
денежных «пирамид».

Регуляция инвестиционной деятельности. Предпринимательская деятельность
предусматривает привлечение капитала как имущества, приносящего
прибавочную стоимость. Основным средством привлечения капитала является
выпуск ценных бумаг – эмиссия. На фондовом рынке на основе лицензии
министерства финансов действуют посредники, обеспечивающие связь между
эмитентами и инвесторами. Организацией эмиссии и размещением ценных
бумаг занимаются инвестиционные компании – юридические лица, действующие
в соответствии с Законом Украины «О предприятиях и предпринимательской
деятельно -сти». На основе привлечения средств населения работают
инвестиционные фонды, которые также требуют лицензирования, т.е.
официального разрешения.

Основную роль в осуществлении сделок с ценными бумагами выполняют
фондовые биржи, которые обеспечивают нормальные условия обращения ценных
бумаг, определение их рыночных цен, распространение информации о них.
Функционирование фондового рынка должно контролироваться государством в
целях защиты интересов частных инвесторов.

Регуляция деятельности товарных бирж – организаций с правами юридических
лиц. Эти биржи формируют оптовый рынок, без которого невозможна
жизнедеятельность рыночной экономики. Жизнедеятельность биржи требует,
чтобы биржевая торговля осуществлялась публично в определенном и
постоянном месте; проведение торгов ограничивалось определенными
временными рамками; сделки на бирже осуществлялись через специальных
посредников (брокеров).

1 См.: Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 1994.
С.244.

Биржи дают движение реально произведенным товарам. Однако существуют и
фьючерские биржи, связанные с продажей товаров, которые готовятся к
производству в будущем. Как отмечает М.И.Еникеев, российские (а также
украинские) товарные биржи являются пока биржами реальных товаров, но
возможна их будущая эволюция1. Концентрируя спрос и предложение,
товарные биржи выявляют реальные цены на товар. При этом товары,
котирующиеся на бирже, должны соответствовать определенным стандартам
качества. Деятельность бирж должна регулироваться определенными
нормативными актами, в частности законами Украины «О конкуренции и
ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», «О
товарных биржах и биржевой торговле». Биржам же предоставляется право
разрабатывать свои внутренние документы, уставы, правила биржевой
торговли, положения об арбитражных комиссиях и т.п.

Контроль за деятельностью акционерных обществ, которые создаются с целью
вовлечения средств населения для проведения каких-либо коммерческих
мероприятий и получения прибыли. Вкладчики становятся собственниками
акций – ценных бумаг, удостоверяющих право на получение части прибыли
предприятия в виде дивидендов. В деятельности акционерных обществ
возможны различные осложнения, а иногда и преднамеренные махинации,
приводящие к падению стоимости акций и разорению вкладчиков. Поэтому
санкционирование создания акционерных обществ должно соотноситься с
соблюдением определенных законом требований к выпуску и обращению акций.

Контроль за рекламой. Реклама является важнейшим двигателем рыночных
отношений, так как соединяет производителя и покупателя, обеспечивает
сбыт товаров путем распространения необходимой информации. Рекламная
деятельность превратилась в самостоятельную форму бизнеса, вовлекая в
свой процесс специалистов различного профиля (инженеров, художников,
психологов, социологов, юристов и др.). Рекламные бюро обеспечивают
успешность коммерческой деятельности в условиях массового производства
товаров, ориентируют покупателя на качество товаров и услуг, условия их
приобретения, цены и т.п. Санкционируя рекламу как необходимое условие
свободного предпринимательства, государственные структуры должны также
осуществлять их правовую регуляцию. Прежде всего это касается проверки
соответствия качества рекламируемых товаров действующим стандартам, что
предотвращает попытки обмана покупателей и недобросовестной наживы.
Важно учитывать также нравственный аспект рекламы, предупреждая попытки
несанкционированной деятельности лиц, которые прикрываясь лозунгами о
свободе выбора, свободы слова, свободы предпринимательства, рекламируют
азартные игры, проституцию и другие общественные пороки. Под видом
туристических агентств и организации шоу-бизнеса они организуют вывоз за
рубеж женщин и подростков, а также и продажу их для нужд преступного
секс-бизнеса. Поэтому необходимо пресекать использование рекламы для
политических целей, для психологического воздействия на людей – внушения
(суггестии) определенных установок, а также для распространения
различных суеверий и шарлатанства, наносящих существенный вред психике и
здоровью людей.

Правовая регламентация предпринимательской деятельности не
предусматривает тотальный контроль и прямое административное воздействие
на бизнес. Неотъемлемыми свойствами предпринимательской деятельности
являются ее инициативность и самостоятельность, оперативность, учет
конъюнктуры рынка, свобода распоряжения честно полученной прибылью и
т.д. Однако эта свобода не может быть беспредельной, так как стимулируя
различные злоупотребления, она зачастую может выйти за рамки
гражданско-правового контроля и перейти в сферу уголовных
правонарушений. Поэтому, стимулируя социально полезные виды
предпринимательства, государственные и муниципальные органы в пределах
своих полномочий осуществляют косвенное регулирование, опирающееся на
экономические и правовые механизмы (через кредитование, сертификацию
товаров, политику цен и налогов, лицензирование предприятий, ограничение
монополий на рынке, преодоление форм недобросовестной конкуренции). Как
правило, сами предприниматели заинтересованы в законных и стабильных
отношениях с государственными органами управления, в правовой
регламентации таких отношений. Таким образом, отношения
предпринимательства и государственных структур образуют единую сложную
систему, в которой обе стороны постоянно взаимодействуют, обеспечивая
конечную эффективность социальной системы в целом.

В условиях сбалансированности таких отношений на основе их
гра-жданско-правовй регуляции как потребитель, так и производитель
психологически ощущают себя комфортно и уверенно в плане производства и
приобретения необходимых качественных товаров и услуг. Нарушение
отношений в этой системе стимулирует разного рода конфликты и обращение
к гражданскому судопроизводству.

Судебному обжалованию подлежат все препятствия, необоснованно чинимые
администрацией по регистрации предпринимателей. Предприниматель вправе
обратиться в суд с иском к государственным органам о возмещении убытков,
причиненных ему их неправомерными действиями или бездействиями в тех
случаях, когда эти действия были необходимы. В конфликтных ситуациях
неблагоприятные последствия наступают и для предпринимателей в случаях
нарушения ими предусмотренных правом взаимоотношений с органами власти и
управления (прав потребителей, налогового и антимонопольного
законодательства и т.п.). Юридическая ответственность в форме штрафа и
иных мер предусмотрена как для предприятий, так и для отдельных
должностных лиц.

6.2. Взаимодействие субъектов гражданско-правовых отношений в
гражданском процессе

6.2.1. Психологические аспекты взаимодействия субъектов гражданского
праворегулирования

Важнейшей формой взаимодействия субъектов общественного производства –
производителя и потребителя – являются товарно-денежные отношения. В
процессе исторического развития производства и обмена складывались
определенные правила взаимодействия между людьми. Эти правила выступали
регуляторами товарно-денежных отношений в виде обычаев,
морально-этических предписаний (которые осуждали воровство, зависть,
пожелание имущества ближнего своего и др.), а затем в форме юридически
оформленных законов. Поскольку товарно-денежные отношения складываются
между людьми, это одновременно и межличностные отношения, в которых
обязательно присутствует не только стремление к прибыли, но также
мотивация и мораль. К.Маркс подчеркивал, что ради высокой прибыли
капиталист пойдет на любое преступление. Не стоит идеализировать и
современные рыночные отношения, однако опыт развития современного
цивилизованного рынка все больше убеждает предпринимателей в
необходимости соединить понятия прибыли с моралью. Частное право
предпринимателя не осознается как антиобщественное. Разработанные формы
государственного и общественного контроля побуждают предпринимателя
действовать в пределах существующих гражданско-правовых норм и норм
морали, так как их нарушение неизбежно ведет к наказанию, штрафам,
банкротству, потере имиджа фирмы, падению спроса на товар, утрате
потребителя. Поэтому в современные цивилизованные товарно-денежные
отношения включаются отношения этические и социально-психологические.
Производственные комплексы и торговые фирмы используют профессиональных
психологов и социологов для решения многих жизненно важных для них
проблем: изучение спроса на товары, анализ особенностей спроса у
различных социальных групп населения, научно обоснованное использование
рекламы, создание и поддержание имиджа фирмы и т.п. Становится правилом,
что недопустимо обогащение за счет мероприятий, не совместимых с
требованиями морали. Превращаются в нормы требования о правовом
равенстве участников товарно-денежных отношений, эквивалентности при
товарообмене, ответственности за реализацию принятых решений, за
причиненный вред.

Из множества психологических понятий, которыми обозначается отдельный
субъект гражданско-правовых отношений (человек, лицо, граждане,
личность), юристы в качестве субъекта гражданского права предпочитают
употреблять понятие «гражданин», ибо именно он является лицом,
находящимся в определенных отношениях с государством. Именно гражданин
может выступать в качестве юридического лица. Понятие личность является
более широким и поэтому менее точным в отражении юридических правомочий.

В широком понимании всякий участник правовых отношений является
личностью, если мы рассматриваем его как сознательного и дееспособного
индивида, способного давать отчет о целях и результатах своей
деятельности.

Гражданско-правовые нормы обычно включают в себя наряду с юридическими
аспектами также психологические и морально-этические: оспаривание
сделок, совершенных обманным путем; путем насилия и угроз,
преднамеренного сговора сторон, совершение сделки на крайне невыгодных
условиях, используя стечение обстоятельств и. т.п. В таких случаях
правильное решение вопроса достижимо с учетом психологических
особенностей лиц и сложившихся отношений (например, решение вопроса о
том, допущена ли лицом простая неосторожность или намеренное
злоуптребление). В гражданском праве особую роль играют психологические
состояния вины и ответственности.

Процессы гражданско-правовой регуляции и гражданского судопроизводства
требуют от юристов глубокого понимания закономерностей человеческой
психики: генезиса формирования мотивов и целей деятельности, выбора
способов действия, структуры эмоций и чувств, волевой регуляции
поведения, межличностных отношений, видов и причин конфликтов и т.д. Эти
понятия широко отражены в гражданском праве, так как указанные
психические явления обязательно представлены во всех сферах частной
жизни граждан: производстве и бизнесе, решении жилищных и иных
имущественных проблем; в жизни семьи (вопросы брака и развода,
воспитания детей, усыновления, лишения родительских прав и т. п.).

При этом гражданские правоотношения проявляются как различные варианты
трех основных правомочий:

правомочия требовать от обязанного субъекта исполнения им своих
обязанностей;

правомочия на собственные действия;

3) правомочия на защиту (возможность требовать использования
государственных мер в случаях нарушения субъективного права).

Интересы правового общества требуют реализации принципа законности и
справедливости, права граждан на судебную защиту своих интересов, чести
и достоинства. Для объективности решений, принимаемых в процессе
гражданского судопрозводства, в ряде случаев возникает необходимость
установления способности субъекта быть сознательным участником
гражданских взаимоотношений. В таких случаях иногда целесообразно
назначить судебно-психологическую экспертизу. Так, адвокат, приглашенный
гр-кой Н., обратился в суд с просьбой о проведении
судебно-психологической экспертизы в отношение ее бывшего мужа Г.,
мотивируя эту просьбу признаками ненормального поведения Г. в отношение
его малолетней дочери. Н. требовала лишения бывшего мужа отцовских прав
и права посещения ребунка. Судебно-психологическая экспертиза показала,
что, кроме несколько экзальтированного проявления любви к ребенку, Г.
никаких аномалий в своем поведении не проявлял. Суд оставил просьбу
гр-ки Н. без удовлетворения.

Инвалид Великой Отечественной войны С. неоднократно подвергался
публичным оскорблениям и угрозам, а также аналогичным письменным
посланиям в свой адрес и в сельсовет от своего соседа Б. С. обратился в
суд с заявлением о защите своей чести и достоинства.
Судебно-психологическая экспертиза, проведенная в отношении Б.,
показала, что он относится к эмоционально-неуравновешенному агрессивному
психопатическому типу, в силу чего совершал неспровоцированные действия
против С. Суд вынес адекватное определение в части хулиганских действий
гр. Б.

Объективность и справедливость решений в гражданском процессе требуют,
чтобы психологические знания стали для юристов профессиональными, наряду
с их знаниями в области юриспруденции.

6.2.2. Позиции сторон в гражданско – правовых отношениях

В условиях гражданских правоотношений люди используют особую юридическую
форму регуляции своих обязательств по отношению друг к другу – форму
договора. Под договором в гражданском праве следует понимать соглашение
сторон, направленное на возникновение, изменение и прекращение
гражданских правоотношений1.

1 См.: Гражданское право Украины. Ч.1. С.35-36.

В договоре выражаются интересы и воля субъектов (сторон), стремящихся к
достижению определенного совместно желаемого юридического результата.
Договор является исторически возникшей формой организации и регуляции
социально-экономических отношений между людьми. Эта форма появляется с
возникновением государства и приобретает свою специфику в условиях
различных религий и культур, экономических формаций. Однако договор не
всегда предусматривал определенные обязательства сторон в реализации их
имущественных и социально-правовых отношений. В структуре римского права
уже была предусмотрена сложная система договорных отношений, которая, в
частности, отражала традиции семейного права. Наследуя эти традиции,
гражданские кодексы современных европейских государств предусматривают
заключение брачных контрактов, в которых оговариваются
имущественно-правовые обязательства сторон: объем привносимого имущества
(приданого), право владения, наследования, право развода, право на детей
и др. Если в условиях рабовладельческого и феодального общества процесс
договорных отношений был ограничен социальным статусом людей разных
сословий и классов, то с переходом к цивилизованному демократическому
обществу договорные отношения расширяются и усложняются на основе
формального правового равенства граждан.

Развитие в Украине рыночной экономики стимулирует появление
разнообразных форм частной собственности и создание условий их защиты.
Договор выступает как основная форма правовой регуляции рыночных
отношений. Заключение договора является действием, посредством которого
собственник по своему усмотрению свободно распоряжается своим имуществом
– материальными и культурными ценностями. Однако процесс заключения
договоров не является совершенно произвольным и неуправляемым, так как
он совершается между социальными субъектами и поэтому подчиняется
определенным юридическим и моральным нормам.

Договор заключается по свободному обоюдному желанию людей, однако этот
процесс является «огосударственным» и обычно осуществляется с участием
представителей государства – юристов, чтобы этот процесс не причинял
вреда обществу. В правовом государстве содержание имущественных
соглашений между гражданами не навязывается и не контролируется
чиновниками. Государство следит лишь за тем, чтобы договорные действия
отвечали «правилам игры», т.е. закону.

Поскольку договорные отношения являются формой взаимодействия людей, в
процессе их заключения, функционирования и расторжения обязательно
присутствует психологический компнент. Фактом заключения договора его
субъекты признают друг в друге собственников определенного имущества –
товара, права его передачи, продажи, передвижения товаров от
производителя к потребителю, а также признают свои обоюдные
обязательства о необходимости соблюдения определенных законов.

3. Договор является важнейшей формой организации совместной

экономической деятельности субъектов гражданских правотношений.

Он определяет права и обязанности каждого из партнеров, характер их

взаимодействия, меру ответственности, диапазон свободы их действий в

пределах заключенного соглашения, способы их выполнения, форма

контроля за совершаемыми действиями, ведущими к получению желае-

мого результата. Таким образом, договор выполняет дисциплинирующую
функцию во взаимодействиях партнеров, обеспечивая строгое выполнение
договорных обязательств, стабильность хозяйственно-правового механизма
рыночной экономики.

Договор воплощает в себе единство волеизъявления сторон, однако
необходимо установить также единство их целей, так как в
действительности каждый из партнеров может вкладывать в формально
обозначенную конечную цель свое индивидуальное субъективное содержание и
смысл. Если это так, то договор обречен на неудачу, конфликт или
причинение ущерба одной из сторон. Если продавец предполагает получить
более высокую цену за товар, а покупатель намеревался купить ее по более
низкой, то можно говорить о единстве их воли – желании заключить
торговую сделку, но нельзя говорить о совпадении их целей. Поэтому
договор следует считать заключенным, если обе стороны пришли к согласию
по всем существенным условиям сделки.

Важнейшими принципами заключения договоров должны быть принципы
добросовестности и продуктивного сотрудничества партнеров. Каждая
сторона должна выполнять договор с использованием наиболее эффективных
методов, соблюдением обоюдной пользы, а также содействовать партнеру в
выполнении его обязательств. Принцип добросовестного партнерства
выступает основой деловой этики и поддержания позитивного
социально-экономического климата в деловых отношениях.

В деловых договорах важно соблюсти принцип эквивалентности в
деятельности сторон. Однако этот принцип далеко не всегда соблюдается.
Каждая из сторон стремится получить как можно больше выгоды из
заключенного соглашения. Тем не менее формальное правовое равенство не
означает фактического делового равенства партнеров. Фактическое
преимущество получает та сторона, которая обладает большим объемом
релевантной информации, большими техническими возможностями,
способностью к долгосрочному прогнозированию событий и принятию решений
с учетом всех существенных обстоятельств (транзитивные решения). Это
различие позиций обусловливает возможность злоупотреблений и конфликтов
между сторонами. Поэтому договор должен быть соглашением, исполнение
которого обеспечивается силой закона.

Используя принцип свободы делового договора, некоторые его участники
могут злоупотреблять положением партнера: его неосведомленностью,
неопытностью, стесненными экономическими обстоятельствами, физической
немощью, стрессовым состоянием и т.п. Используя незнание законов
рыночной экономики большинством наших граждан, непорядочные и ловкие
дельцы насаждают законы «дикого капитализма» с целью наживы. Гуманизация
в области гражданского права стремится к обузданию безнравственных
отношений в области договорных отношений. В законодательстве многих
стран договор может быть признан недействительным, если одна из сторон
старается извлечь выгоды путем злоупотребления нуждой или неопытностью
другой стороны. Во всех цивилизованных странах гражданские кодексы
содержат положения, предусматривающие меры поддержания равенства и
справедливости в договорных отношениях. Например, предусматривается
право должника требовать признания договора недействительным, если
другая сторона, совершая сделку, знала, что причиняет ущерб партнеру
(Япония). В Гражданском кодексе Франции установлено, что лицо не может
обогащаться за счет другого лица без законных на то оснований.
Незаконное обогащение подлежит возмещению, поэтому во всех странах
предусматриваются меры противодействия по взиманию завышенных
ростовщических процентов (свыше 10-12%).

Так, в договор о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС)
включены антимонопольные статьи, поскольку расширение монополий
препятствует свободной конкуренции и наносит ущерб потребителю. Каждый
участник договорных отношений должен обеспечивать полную и достоверную
информацию, необходимую для принятия другой стороной обоснованного
транзитивного решения.

8. Анализ современного рыночного законодательства показывает, что оно
отражает определенные тенденции поведения в деловом мире -к честному и
добропорядочному бизнесу. Такое законодательство способствует
формированию определенных психологических аспектов деятельности в
области рыночных отношений: положительных социальных ожиданий,
укрепление связи с этикой и моралью социально-адаптированного поведения.
Предприниматели убеждаются, что нарушение договорных отношений,
нарушение «правил игры» в добропорядочном бизнесе становится
экономически невыгодным, ведет к утрате авторитета, имиджа, репутации,
без чего невозможен успех в деловом мире. Право и закон, если и не могут
прямо принудить к выполнению моральных обязательств, то могут создать
преимущественное положение для тех лиц, чье поведение одобряется
обществом.

6.2.3. Позиции сторон как проявление поведение -ской активности в
судебном процессе

Нормы гражданского права, регулируя имущественные и личные
неимущественные отношения граждан, одновременно с этим предопределяют
формы поведения участников этих отношений. Нормы права предусматривают
возможное и должное поведение между будущими участниками
гражданско-правовых отношений, которые могут возникнуть при определенных
обстоятельствах, указанных в законе. Нормы права – это модель будущих
правоотношений, которые становятся фактическими имущественными и личными
отношениями в связи с интересами и потребностями их участников при
обстоятельствах, указанных в нормах права. При этом важно то, что
предусмотренное нормами права возможное и должное поведение может
совпадать с индивидуальным (субъективным) представлением участников
фактических отношений о характере этого поведения, но может и не
совпадать. Однако правовыми эти отношения считаются только в случаях
соответствия их нормам законодательства . Статус субъектов гражданского
праворегулирования должен обладать рядом признаков.

Все гражданские правоотношения являются конкретными, так как они
складываются между определенными участниками – субъектами (гражданами,
организациями).

Для субъектов гражданско-правового регулирования характерны равное
правовое положение участников и равные правовые возможности, которыми
они обладают.

Существенны также отношения автономии субъектов правоотношений,
проявляемая ими инициатива при защите своих прав, ответственность за
невыполнение своих обязательств, особый исковый порядок защиты прав.

Субъекты гражданско-правовых отношений выступают носителями определенных
прав и обязанностей и действуют в качестве собственников имущества,
продавцов и покупателей имущества, работодателей и нанимаемых, авторов
произведений науки, искусства и т.д. Только с учетом этих признаков
субъекты правоотношений могут выступать как лица в сфере гражданского
законодательства.

Права и обязанности субъектов гражданских правоотношений связаны с их
действиями и являются субъективными, так как принадлежат не абстрактным
лицам, а конкретным гражданам, организациям или государству. Их носители
обладают гарантированной законом возможностью совершать определенные
действия. Лицо, являющееся собственником, имеет возможность владения,
пользования и распоряжения имуществом, а всем другим лицам,
противостоящим ему, предписывается воздерживаться от действий, могущих
причинить ему ущерб. Субъективные права и обязанности составляют
юридическое содержание гражданского правоотношения .

При возникновении споров и конфликтных ситуаций граждане обращаются к
суду для защиты своих имущественных прав, а также защиты чести и
достоинства как неотъемлемого права личности. Обращаясь к закону, люди
могут вести себя в гражданском процессе различным способом, поскольку
субъект свободен в выборе своего процессуального статуса. В ходе
судебного разбирательства процессуальный статус субъекта спора может
изменяться: он может отказаться от иска, ликвидировать или урегулировать
спор, пойти на мировое соглашение.

1 См.: Гражданское право Украины. Ч. 1. С. 65. 1 См.: Гражданское право
Украины. Ч.1. С.69.

Процессуальный статус субъектов спора определяет их социально-ролевое
поведение как истца и ответчика. Истец обращается в суд за защитой
своего нарушенного или оспариваемого права. В гражданском процессе
субъектом права выступает истец в лице отдельного гражданина
(физического лица) или организации (юридического лица), в защиту которых
возбуждается гражданский процесс. Закон предусматривает три вида
гражданских дел:

дела искового производства по спорам, возникающим из гражданских,
трудовых, земельных, семейных и иных правоотношений;

дела из области административно-правовых отношений (например,
неправомерное увольнение, неуплата за труд и т.п.);

дела особого производства по установлению фактов, имеющих юридическое
значение (например, признание человека безвестно отсутствующим, умершим,
объявление гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным)1.

Гражданский процесс начинается в суде на основе подачи заинтересованным
лицом искового заявления или жалобы, в зависимости от категории дела.
Гражданское дело может быть возбуждено также по заявлению прокурора, а в
отдельных случаях по заявлению органов государственного управления и
общественных организаций.

Права истца в гражданском процессе весьма разнообразны: он может
знакомиться с материалами дела, заявлять отводы, представлять
доказательства, участвовать в исследовании доказательств, задавать
вопросы участникам процесса, давать объяснения суду, обжаловать решения
суда, требовать принудительного исполнения решения суда, присутствовать
при действиях судебного исполнителя и т.д. Истец также вправе
распоряжаться (под контролем суда) объектом процесса: отказаться от
иска, изменить его основания или предмет, увеличить или уменьшить размер
исковых требований. Оставление иска без рассмотрения или прекращение
производства по делу может быть осуществлено лишь в предусмотренных
особо законом случаях.

Вид иска определяется характером требований, предъявляемых истцом к
ответчику: иск может быть направлен на принуждение ответчика к
определенным действиям (или к воздержанию от неправомерных действий) –
возврат имущества, возмещение убытков, уплата неустойки, уплата
алиментов; на изменение или прекращение правоотношений (расторжение
брака, раздел общей собственности и т.д.). Основанием для иска являются
фактические обстоятельства, с наличием или отсутствием которых
гражданское законодательство связывает возникновение, изменение или
прекращение правоотношений между сторонами.

Суд, в свою очередь, предъявляет к заявителю определенные требования. На
истца, заявившего необоснованный иск или систематически
противодействующего правильному и быстрому рассмотрению дела, суд может
возложить уплату вознаграждения в пользу ответчика.

Другой стороной при рассмотрении гражданского дела является ответчик,
привлекаемый к суду в связи с предъявлением к нему искового требования.
Статус ответчика связан с правовой ответственностью вследствие
неисполнения лицом заключенного соглашения, с нарушением субъективных
гражданских прав другого лица. Гражданскоправовая ответственность
предполагает применение к правонарушителю установленных законом мер,
имеющих для него экономически невыгодные последствия: возмещение
убытков, уплату неустойки, возмещения вреда. Условием ответственности за
нарушение соглашения является вина. Для избежания ответственности
правонарушитель должен доказать отсутствие вины. В гражданском праве
предусмотрено две формы вины: умысел и неосторожность. Умысел означает,
что лицо осознает противоправность своих действий и предвидит их
отрицательные последствия для другой стороны, но сознательно не
предпринимает мер для их предотвращения. Неосторожность состоит в том,
что ответчик, хотя и не желал неблагоприятных последствий своего
противоправного поведения, мог их предвидеть и предотвратить, однако не
проявил необходимой предусмотрительности. Форма вины не влияет на
уровень гражданско-правовой ответственности, т.е. обязанность возместить
вред возлагается независимо от вины причинителя1. Вместе с тем за вред,
причиненный источником повышенной опасности, закон устанавливает более
строгую ответственность. Так, директор завода, хотя он и не при-частен
непосредственно к экологической аварии, несет ответственность как
руководитель производства за отсутствие или неисправность очистных
сооружений. Однако причинитель вреда может быть освобожден от
ответственности, если он докажет, что вред возник в результате
непреодолимой силы (природной катастрофы) или умысла потерпевшей
стороны.

Указанные правовые основоположения весьма существенны для
психологического анализа гражданского процесса. Судебная ситуация
чрезвычайно осложняется, когда в нее включается
социально-психологический компонент – диалоговое противодействие сторон.
В остро конфликтных условиях конфликт обостряется на основе инцидента,
когда одна из сторон осуществляет действия, существенно ущемляющие
интересы другой стороны. Иногда при неконструктивном конфликте стороны
прибегают к аморальным методам борьбы. Тогда на основе первоначального
конфликта надстраивается нравственный конфликт и применяются
психотравмирующие средства взаимодействия. Подобная ситуация блестяще
описана в повести Н.В .Гоголя «Как поссорились Иван Иванович с Иваном
Никифоровичем». Возникает парадоксальная ситуация, когда действия во имя
поддержания одной моральной нормы ведут к нарушению других. Разрешение
таких конфликтов происходит при осознании противоборствующими сторонами
сущности проблемы, вовлекаемых в спор моральных ценностей и нахождении
взаимоприемлемого компромиссного решения. Однако для этого необходимо
либо достаточно высокое интеллектуальное и нравственное развитие
спорящих, либо посредническое вмешательство третьей нейтральной стороны
(например, судьи, адвоката).

Для выяснения истины по делу суду важно разобраться в мотивации
поступков сторон. Поэтому для обоснованного определения необходима
свобода спора, которая способствует выяснению социальной значимости
действующих мотивов сторон.

Действия человека (см. гл.4) могут иметь как волевой характер, когда они
целенаправленны и обдуманы, так и непроизвольный импульсивный характер,
когда они подчиняются сиюминутной ситуации и переживаемым эмоциям.
Поэтому суд должен предостерегать стороны от необдуманных импульсивных
действий, разъясняя субъектам спора возможные последствия совершаемых
процессуальных действий. Суд может и не принять распорядительного акта
стороны (например, отказ от иска, мировое соглашение и др.), если такие
акты представляются мало продуманными, так как правореализация в
гражданском процессе существенно зависит от психологического состояния
сторон. В гражданском процессе сторона является как субъектом, так и
источником доказывания. Как субъект она характеризуется либо
активностью, либо пассивностью доказывания. Как источник доказывания
сторона характеризуется либо правдивостью, либо ложностью даваемых
объяснений.

6.2.4. Регуляция взаимоотношений сторон в гражданском процессе

Эффективность рассмотрения гражданских судебных дел зависит как от
характера взаимодействия конфликтующих сторон, так и от взаимодействия с
ними суда в качестве третьей стороны, принимающей решение по делу. При
этом важны следующие обстоятельства.

Спецификой гражданского процесса, существенно отличающей его от процесса
уголовного, является принцип активности и свободы волеизъявления сторон,
сочетаемый с принципом активности суда, его права вмешиваться в сферу
распорядительных действий сторон. Однако это вмешательство может быть
направлено лишь на содействие сторонам в полной защите их прав,
охраняемых законом.

Активность суда в сочетании с инициативой сторон является основой
эффективности гражданского судопроизводства.

Успешность и результативность гражданского процесса в значительной мере
зависят от компетентности юристов и тщательности предварительной
подготовки процесса. Содержание материалов по делу создает для юристов
проблемно-познавательную ситуацию, при анализе которой у них создается
концептуальная (мысленная) модель события. Эта модель и становится
основой организации судебного заседания. Ознакомление с исковым
заявлением и прилагаемыми материалами, беседа с ответчиком, позволяют
судье понять суть возникшего конфликта, позиций сторон, а также
обстоятельства как правового, так и психологического характера –
личностные особенности конфликтующих сторон, мотивацию их действий. Это
позволяет прогнозировать поведение сторон в ходе судебного
разбирательства, их активность, честность и правдивость. Судья вправе
предупредить отдельные негативные проявления в поведении сторон и
соответственно планирует ход судебного разбирательства, он должен
учитывать и предвидеть силу и достоверность возможных доказательств.

Необходимым условием эффективности гражданского процесса является
установление судьей коммуникативного взаимодействия юриста (судьи,
адвоката) с проходящими по делу лицами, привлечение их к конструктивному
сотрудничеству, выяснение их позиций в конфликте и сущности возникших
между ними психологических барьеров, выявление фактической базы иска.
При опросе сторон возникает полное или частичное признание фактов по
иску, а также возможность наличия опровергающих их фактов. При подаче
встречного искового заявления первоначальный истец может опрашиваться
уже в качестве ответчика по встречному иску. В процессе взаимодействия с
представителями сторон у судьи должно сложиться четкое представление о
требованиях истца и возражениях ответчика, разграничение бесспорных
фактов и проблематичных утверждений. Исходной базой для организации
собеседования являются исковое заявление и прилагаемые к нему материалы.
Однако во многих случаях исковые заявления бывают неполными и юридически
не корректными. Поэтому в процессе собеседования с истцом и ответчиком
происходит уточнение фактов, полного или частичного их признания,
опровержения их другими фактами и т.д. В психологическом плане опрос
сторон должен быть связан с организацией их продуктивного взаимодействия
и аналогичного взаимодействия с судьей.

Для выяснения взаимных претензий сторон возможен их перекрестный опрос.
Возникающие при этом формы межличностного взаимодействия сторон требуют
психологических навыков их адекватной регуляции.

Важным аспектом подготовки гражданского процесса является направленность
деятельности юристов на поиск путей снятия конфликтного противодействия
сторон еще при подготовке дела к слушанию в суде. В гражданском
судопроизводстве превалирует противоборство психологических установок,
имущественных и неимущественных личных интересов, и это противоборство
может быть урегулировано законным путем к взаимному удовлетворению обеих
сторон. Основной путь для этого – организация переговоров. Многие
конфликты, доведенные до рассмотрения суда, могли бы быть урегулированы
путем коммуникативного взаимодействия сторон. Так, еще до рассмотрения
бракоразводного дела судья должен организовать собеседование со
сторонами, стараясь помочь им найти компромисс или даже отказаться от
искового заявления, заставляя людей тщательно обдумать все основания их
конфликта, последствия развода как в их личной судьбе, так и судьбе их
детей. Люди часто действуют под влиянием эмоций и стрессов, не подвергая
суть конфликтной ситуации тщательному логическому анализу. Необходимо
учитывать основательность и устойчивость сформировавшихся у сторон
позиций, выбранную ими стратегию поведения, характерологические и
интеллектуальные особенности личностей. Устойчивость позиции истца –
категорическое требование к суду об удовлетворении заявленного им иска
иногда может быть следствием его психологических состояний – эмоций
(например, обиды, фрустрации) и свойств (например, ригидности). В таких
ситуациях важно преодолеть ранее сформированные мотивационные установки,
заставить заявителя шире смотреть на проблему с нравственно-этической
стороны и искать иные возможные пути ее решения. Силовое противоборство
в судебном процессе зачастую не только не ликвидирует конфликт, но
усугубляет его, ведя к длительной тяжбе. Поэтому посреднические методы
становятся предпочитаемыми в гражданских делах. Практика отечественного
и зарубежного судопроизводства показывает, что многие
гражданско-правовые проблемы успешно разрешаются до суда путем
переговоров (в США, например, около 90% гражданских исков разрешаются до
судебного разбирательства).

Способность юриста к разрешению гражданско-правовых конфликтов мирным
путем охраняет граждан от поспешных и необдуманных решений и их
возможных последствий: стрессов, эмоциональных расстройств, материальных
потерь, распада семьи, потери имиджа и деловой репутации, т.е. всего
того, что может пагубно сказаться не только на личной судьбе
противоборствующих сторон, но также существенно повредить их
профессиональной деятельности и нанести ущерб обществу в целом.

Таким образом, регулируя взаимодействие сторон в гражданском процессе,
суд реализует одну из важнейших своих функций – воспитательную.

Вопросы для самоконтроля

В чем сущность гражданского судопроизводства в отличие от уголовного?

В чем состоит правовая и психологическая защита личности со стороны
гражданского праворегулирования и судопроизводства?

В чем состоят особенности гражданско-правового регулирования
деятельности граждан в условиях товарно-денежных отношений?

В чем состоят психологические аспекты взаимодействия субъектов
гражданско-правового регулирования?

В чем состоит взаимодействие частного права гражданина и общественного
контроля?

В чем состоит психологическое и морально-этическое содержание
гражданско-правовых норм?

Что такое договор как регулятор гражданско-правовых отношений ?

Как можно охарактеризовать позиции сторон в гражданском процессе?

Каковы пути воздействия суда по гражданским делам на регуляцию
взаимодействия противоборствующих сторон ?

Глава 7

Психологические аспекты уголовного судопроизводства

7.1. Психологическая структура судебной деятельности в уголовном
процессе

Судебная деятельность является специфическим видом профессиональной
деятельности юристов, цель которой состоит в установлении истины при
оценке противоправных поступков граждан и осуществлении правосудия. Как
и любая профессиональная деятельность, судебная деятельность имеет свою
мотивацию, цели и способы реализации. Мо-тивационной основой возбуждения
судебного процесса являются факты нарушения закона, подлежащие
расследованию. Ее цель – установление вины (или невиновности)
подозреваемых лиц и вынесение справедливого решения по делу. В процессе
судопроизводства применяются определенные методы, предусмотренные
законодательством.

Судопроизводство по уголовным делам имеет свою специфику по сравнению с
гражданским процессом. Гражданское судопроизводство, как это было
показано выше, осуществляется на основании искового заявления
заинтересованного лица (организации) и направлено на разрешение
конфликтов, связанных с имущественными и личными неимущественными
отношениями граждан. Уголовный процесс связан с рассмотрением уголовных
преступлений, направленных на нарушение основных конституционных прав
граждан: права на жизнь, сохранение здоровья, личной свободы,
безопасности, чести и достоинства, владения имуществом, а также
преступлений против общества и государства: необоснованное уклонение от
уплаты налогов, от воинской службы, расхищение общественного имущества,
предательство и т.п. Мера наказания за уголовные преступления
определяется на основе судебного разбирательства и в соответствии с
действующим уголовным кодексом государства. Разбирательство по уголовным
делам проходит в установленном законом порядке и не порождает (в отличие
от гражданского процесса) субъективные права и обязанности конкретных
лиц.

При установлении истины по делу суд опирается на активность всех его
участников, наделенных законом определенными правами. Судебную
деятельность можно рассматривать как специфическую форму
социально-психологического взаимодействия граждан, так как она всегда
носит коллегиальный характер и отражает все основные закономерности
межличностных внутригрупповых и межгрупповых отношений .

1 См.:Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. Основы психологии
управления. Х., 1999.

Основные общие и обязательные правила судебного процесса устанавливаются
процессуальным законом. К общим правилам судебного разбирательства
следует отнести: непосредственность, устность и непрерывность судебного
разбирательства, равенство прав всех его участников при руководящей роли
председательствующего в суде. Судебное заседание организуется на основе
принципа состязательности, т.е. таком построении судебного процесса,
когда все его участники могут реализовать свои равные возможности.

Судебное разбирательство включает несколько частей (стадий):

подготовительная часть;

судебное следствие;

судебное разбирательство, прения сторон;

последнее слово подсудимого;

постановление приговора.

Судебное разбирательство уголовных дел является важнейшей стадией
уголовного процесса, которая заключается в рассмотрении в установленном
законом порядке уголовного дела в судебном заседании. В судебном
разбирательстве реализуются полномочия суда по осуществлению правосудия.
Предварительные стадии уголовного процесса (следствие) направлены на
обеспечение достаточных оснований для рассмотрения дела в судебном
разбирательстве, а все последующие стадии направлены на проверку
обоснованности и законности вынесенного судом решения и его исполнения.

Суд принимает во внимание доказательства, полученные в ходе
предварительного следствия, но он не связан с ними и проводит сбор новых
доказательств, выявляя и дополняя неполноту предварительного
расследования. Суд не связан с выводами обвинительного заключения и
вправе изменить его, прекратить уголовное дело или вынести
оправдательный приговор. На подсудимого и его адвоката не возлагается
обязанность доказывания невиновности подсудимого. Суд не связан также с
мнением прокурора по делу и принимает решение по своему убеждению,
которое основано на всестороннем и объективном рассмотрении всех
обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом.

Путем судебного разбирательства проходит также рассмотрение уголовных
дел в кассационном порядке и в порядке надзора. В кассационной инстанции
(«суде второй инстанции») рассматриваются дела по кассационной жалобе
или по протесту на приговор и постановление суда, не вступившие в
законную силу. Кассационную жалобу на приговор, не вступивший в законную
силу, вправе подать осужденный, его защитник и законный представитель,
потерпевший и его представитель. Обжалованию в кассационном порядке
подлежат приговоры всех судов, кроме приговоров и решений Верховного
суда. При этом закон гарантирует недопустимость поворота к худшему при
проверке дела по жалобе осужденного или его защитника.

В порядке судебного надзора рассматриваются дела по протестам,
составленным уполномоченными должностными лицами на приговоры суда,
вступившие в законную силу, и на определения кассационной инстанции. В
судах первой инстанции участвуют судья и народные заседатели, а также
представители общественности. По некоторым делам подбираются присяжные
заседатели, которые не входят в состав судебной коллегии, а выносят
вердикт о виновности или невиновности обвиняемого.

В структуре судебной деятельности можно выделить несколько основных
методов выявления истины и проведения разбирательства по уголовному
делу:

познавательно-аналитические действия;

коммуникативные (социального взаимодействия) действия;

воспитательные (социально-реабилитационные) действия.

Эти действия составляют специфические, но взаимосвязанные
психологические аспекты судебной деятельности.

7.2. Познавательно-аналитические аспекты судебной деятельности

Познавательно-аналитические когнитивные действия производятся
участниками судебного разбирательства на всех стадиях его организации.
Познавательная деятельность суда является необходимым условием анализа
собранных фактов, оценки сделанных доказательств, познания истины в суде
при рассмотрении уголовных дел. Профессионально осуществляемая
познавательно-аналитическая деятельность юристов является основой
эффективности судебного процесса – вынесения справедливого и
обоснованного приговора по уголовному делу.

Активная познавательная деятельность осуществляется уже на стадии
предварительного следствия и требует от следователя, помимо
профессиональных юридических знаний, психологической подготовки в
области восприятия, наблюдения и анализа изучаемого события. В
результате этих действий следователем формируется ориентировочная
мысленная (концептуальная) модель исследуемой ситуации, отражаемая в
материалах и заключении предварительного следствия. Качество такой
модели, ее полнота, объективность и адекватность, обусловлены опытом и
интеллектуальными способностями следователя и оказывают значительную
помощь в проведении последующего судебного разбирательства.

На стадии судебного разбирательства имеет место активная познавательная
деятельность всех участников судопроизводства. Давая суду исходную
важную информацию о событии, результаты предварительного следствия могут
также оказывать определенное внушающее влияние на участников судебного
разбирательства, формируя у них «обвинительный уклон» в оценке
доказательств в целом. Широко известны факты по некоторым громким делам
(например, по делу садиста Чикатило), когда за совершение убийств были
осуждены невиновные лица. В.В.Романов приводит в качестве примера
характерную позицию одного из судей, подписавшего обвинительный приговор
невиновному: «Кому я должен был верить: моему коллеге – следователю, бок
о бок с которым мы боремся с преступностью, или малоприятному субъекту,
сидящему на скамье подсудимых?» .

Поэтому суд должен проводить собственное независимое расследование,
востребуя новые дополнительные факты, и сформировать собственную
обоснованную модель исследуемого события, сопоставляя ее с исходной
вероятностной моделью предварительного следствия.

Исходной стадией судебного разбирательства по уголовному делу является
изучение результатов предварительного следствия. На этой стадии
участники судопроизводства (судья, прокурор, адвокат) изучают материалы
и заключение предварительного следствия, знакомятся с письменными
источниками, вещественными доказательствами и воссоздают для себя суть
изучаемого события с помощью образной памяти и воображения. На этой
стадии формируются также планы деятельности участников судебного
процесса, определяются их процессуальные позиции, стратегия и тактика их
поведения в ходе судебного следствия.

При изучении материалов уголовного дела каждая сторона определяет для
себя следующее:

что должно быть проверено и установлено в суде;

соответствуют ли выводы обвинительного заключения материалам данного
уголовного дела;

учтена ли в предварительном следствии вся совокупность доказательств по
делам, существует ли необходимость восполнения в суде недостатков
предварительного следствия;

на каких аспектах дела следует построить стратегию обвинения или защиты,
какие обстоятельства по делу могут получить новую интерпретацию, что
может повлиять на решение суда.

1 См.:Симкин Л. Правосудие и власть // Новый мир. 1990. №7. С.182.

На этом этапе осуществляется активная интеллектуальная работа,
приводящая к систематизации фактов и доказательств, критическому анализу
их достоверности, источников их получения. Для этого подбираются
логические аргументы, строятся и проверяются различные версии и
контрверсии доказательств; делаются записи, фиксируются замечания по
отдельным документам, показаниям свидетелей, сопоставляются показания
обвиняемого, возможные противоречия, упущения, допущенные в ходе
предварительного следствия. Тщательно изучаются протоколы допроса
обвиняемого, выясняется его мотивация и отношение к предъявленному
обвинению. При изучении материалов предварительного следствия всегда
должен задаваться вопрос: не была ли допущена ошибка? Законы
демократического государства требуют от суда неукоснительного соблюдения
принципа презумпции невиновности и не допускают вынесения обвинительного
заключения без достаточных доказательств.

Все факты, полученные при изучении материалов дела, должны
анализироваться не порознь, а приводиться в единую стройную систему
причинно-следственных связей, к полному и четкому пониманию дела.
Анализу должны быть подвергнуты все основные и второстепенные детали
происшествия. Иногда именно второстепенные детали (особенности домашней
обстановки, поведение соседей и т.п.) могут помочь найти ответ на
сложный вопрос следствия. Изученные факты должны быть объединены в
определенные блоки, этапы события, а также определена их
последовательность и очередность рассмотрения в судебном заседании.
Таким образом, судья разрабатывает план рассмотрения дела в судебном
заседании, определяет круг лиц, подлежащих вызову в суд, запрашивает
необходимые дополнительные материалы.

На стадии судебного заседания пространство познавательно-аналитической
деятельности суда значительно расширяется, так как в него вовлекаются не
только субъекты судопроизводства, но и другие лица -обвиняемые,
свидетели, представители общественности, т.е. все заинтересованные лица.
Благодаря множеству участников, различию их позиций и установок,
познавательные психические процессы приобретают здесь особую активность
и напряженность. На этой стадии происходит непосредственное восприятие
всех доказательств, исследуется их достоверность, оценивается правовая
значимость.

Судебное заседание назначается оглашением обвинительного заключения (или
заявления потерпевшего, если предварительное следствие не проводилось).
В ходе судебного следствия председательствующий, судья, обвинитель,
защитник допрашивают подсудимых, свидетелей, заслушивают заключения
экспертов, осматривают вещественные доказательства, оглашают протоколы
допроса и другие документы.

Судебное заседание имеет решающее значение для принятия решений судьей,
суд основывает приговор только на тех доказательствах, которые были
рассмотрены в судебном заседании.

В судебном заседании все стороны имеют равные права на представление
своих показаний. Как правило, каждая заинтересованная сторона стремится
выдвинуть и обосновать те аспекты событий, которые соответствуют ее
интересам. Суд должен обеспечить важнейший принцип расследования –
объективность логического анализа сущности событий и их правовой оценки.

Вторым важным принципом судебного разбирательства является его
гласность, открытость (за исключением некоторых случаев, связанных с
охраной государственной тайны, или обычаев, касающихся интимной жизни
людей). Открытость судебного разбирательства существенно влияет на
поведение всех участников процесса. Исследуемая в суде
доказательственная информация становится доступной общественности,
средствам массовой информации, которые могут существенно влиять на
общественное мнение (хотя и не всегда в лучшую сторону), а общественное
мнение по обратной связи может влиять на судебный процесс.

Третьим важным принципом судебного разбирательства является его
состязательный характер, обусловленный участием конфликтующих сторон,
представителями обвинения и защиты, которые в равной степени могут
реализовать свои законные права.

Четвертым принципом является коллегиальность в судебном разбирательстве
уголовных дел при полной независимости судей и подчинения их только
закону.

К указанным принципам судебного разбирательства следует добавить принцип
непосредственности и непрерывности судебного разбирательства и принцип
неизменности состава суда при рассмотрении одного дела.

Соблюдение указанных принципов создает максимально благоприятные условия
для судебного разбирательства, ограничивая влияние различных искажающих
факторов на эффективность протекания познавательных процессов участников
судебного разбирательства, способствуя объективной оценке
рассматриваемой информации, нейтрализуя возможные предубеждения в
отношении оценки событий и личностей конфликтующих сторон.

В область познавательной деятельности участников судопроизводства входит
изучение свойств личности обвиняемых и потерпевших, от чего в
значительной мере зависит адекватность оценки судом сути происшествия и
справедливости вынесенного решения.

При оценке личности обвиняемых важно определить мотивацию их поступков,
отношение к содеянному, готовность к ресоциализации. Важнейшую роль в
определении свойств личности обвиняемого играет его характеристика с
места жительства, места работы. Однако очень часто такие характеристики
малоинформативны, так как выполняются очень неквалифицированно. Поэтому
основную роль в раскрытии свойств личности обвиняемого выполняет
судебно-психологическая экспертиза.

Оценка сущности происшествия во многом зависит от характера
взаимодействия обвиняемого и потерпевшего, которые могут взаимно
стимулировать свои поступки. Особенности поведения потерпевшего:
неосмотрительность, легкомыслие, страсть к риску, провокационность -все
это влияет на оценку степени ответственности обвиняемого. К юридически
значимым особенностям поведения потерпевшего, которые должен выявить
суд, относятся следующие:

характерологические черты личности потерпевшего;

степень тяжести полученных им телесных повреждений;

нервно-психические травмы, нанесенные потерпевшему;

беспомощное положение, болезненное состояние потерпевшего;

социальный статус личности потерпевшего (материальное, семейное,
служебное положение);

правомерность – неправомерность поведения потерпевшего (наличие
провоцирующих действий);

взаимоотношения потерпевшего и обвиняемого (отношения родства,
материальная, служебная и иная зависимость).

Провоцирующее (виктимологическое) поведение потерпевшего учитывается при
определении степени вины подсудимого. Например, квалификация убийства из
хулиганских побуждений будет отвергнута судом, если убийство произошло в
ссоре, драке на почве личных неприязненных отношений. Преступление часто
провоцируется агрессивным поведением лиц в нетрезвом состоянии (более
30% потерпевших накануне преступления употребляли спиртные напитки
вместе с обвиняемыми). Безнравственным поведением отличались свыше 40%
потерпевших по изнасилованиям .

Юридическая ответственность зачастую связана с моральной
ответственностью. Поэтому провоцирующее поведение потерпевших суд
считает основанием при смягчении наказания.

На процесс познания и установления истины по делу в суде положительное
влияние должно оказывать соблюдение правил процедуры исследования
доказательств: допрос свидетелей порознь и в отсутствие еще не
допрошенных свидетелей; осмотр и исследование вещественных доказательств
и документов с предъявлением их всем участникам процесса; проведение
повторной экспертизы по мотивированному постановлению суда. Существенную
помощь суду в объективном исследовании всех обстоятельств дела оказывают
судебные прения, которые активизируют познавательную деятельность членов
суда. В ходе прений стороны с различных позиций оценивают, насколько
глубоко и всесторонне исследованы все доказательства, указывают на факты
и обстоятельства, которые должны быть установлены.

На функционирование познавательных процессов участников суда большое
влияние оказывает общая обстановка в судебном заседании, в ней должны
сочетаться строгость и уважение к закону, к правам личности, с деловым,
спокойным и беспристрастным анализом доказательств. Такая обстановка
стимулирует нормальное функционирование психических процессов участников
судебного заседания: спокойное настроение, уверенное воспроизведение,
правильность умозаключений, устойчивость внимания, связность речевых
высказываний.

Особенности познавательных процессов юриста: уровень интеллектуального
развития, логичность мышления, оперативность и объем памяти,
наблюдательность, способность к прогнозированию выступают как
профессионально важные свойства личности специалиста в области
юридической деятельности.

7.3. Коммуникативные аспекты взаимодействия сторон уголовного
судопроизводства

Процесс судебного разбирательства является по своей структуре сложным
коммуникативным взаимодействием всех его участников. Основная часть
информации, проверка доказательств воспринимается участниками судебного
заседания в форме речевых сообщений обвиняемых, свидетелей, потерпевших,
судьи, адвоката, прокурора, экспертов, представителей общественности и
иных лиц. Это требует от всех юристов умения вести монолог и диалог,
хорошей оперативной памяти, способности быстро анализировать содержание
речи участников процесса, выделять наиболее существенное, отделять
семантическое содержание речевых высказываний от их эмоциональной
окраски.

К суду обычно обращаются конфликтующие стороны, и каждая из них
старается доказать свою правоту, прибегая при этом к различным
эмоционально речевым приемам. Суд должен быть беспристрастен к
эмоциональным проявлениям сторон, уметь распознавать камуфляж,
самомаскировку, выявлять истинные нравственные позиции и мотивацию
участников процесса. Юристы, ведущие судебное разбирательство, должны
быть профессионально подготовлены как в общепсихологическом плане, так и
в области социальной психологии, чтобы понимать присущие людям
проявления конформизма, социальной мимикрии, уступчивости, ригидности,
фрустрации и другие проявления в ситуациях группового и межличностного
взаимодействия.

Важной стороной судебного разбирательства является судебный допрос,
который должен протекать в строго процессуальном режиме. В отличие от
допроса на предварительном следствии, который протекает в условиях
диалога допрашиваемого и следователя, допрос в суде носит публичный
характер, что оказывает значительное психологическое воздействие на
обвиняемого, потерпевшего и свидетелей. Поэтому ведение допроса в
судебном разбирательстве требует от судьи высокого профессионального
мастерства и психологической культуры. На допрашиваемых действует сам
ритуал судебного заседания, определенное пространственное расположение
участников процесса, поведение председательствующего, обладающего правом
отклонять все высказывания и вопросы, не имеющие прямого отношения к
рассматриваемому делу. Ритуальная сторона судебного процесса повышает
чувство ответственности его участников, осознающих себя участниками
поиска истины.

Вместе с тем суд должен предвидеть и учитывать те специфические
особенности поведения, которые могут проявлять допрашиваемые в условиях
гласного коллективного разбирательства дела. В процессах по уголовным
делам обвиняемые, потерпевшие и свидетели допрашиваются, как правило,
повторно, уже после дачи ими прежних показаний на предварительном
следствии. Поэтому в их показаниях в суде, как правило, наблюдаются
некоторые изменения (например, пропуск некоторых фактов вследствие
забывания, вследствие внешнего торможения, вызываемого волнением в
обстановке суда). Поэтому от судьи требуется умение твердо, но в то же
время тактично руководить процессом допроса участников процесса,
предупреждать возникновение стрессовых состояний, направлять показания в
деловое русло, умение ставить уточняющие и наводящие вопросы для снятия
противоречий между первичными и повторными показаниями. Допрашиваемый в
суде может не только допустить неточность, но и существенно изменить
свои показания под влиянием различных обстоятельств, которые должны быть
выяснены. Так, при рассмотрении дела по вопросу суицида солдата срочной
службы П. его сослуживцы-свидетели на следствии в качестве мотива
указывали на грубое и жестокое обращение с ними сержанта Р., а также и
на имевший место в связи с этим конфликт между П. и Р., после чего П.
нанес Р. тяжкое телесное повреждение, а сам застрелился. Во время
судебного разбирательства только двое из шести свидетелей подтвердили
свои первоначальные показания, остальные же от них отказались. Анализ
ситуации показал, что отказавшиеся от показаний против Р. оказались под
воздействием его матери, которая эмоционально повлияла на свидетелей
теми аргументами, что Р. – ее единственный сын, и что он уже и так
физически пострадал, а П. все равно не вернуть.

Иногда изменение показаний под влиянием внушения можно установить по
изменению фразеологии свидетелей, появлению в их речи новых, не
свойственных им обычно слов (научных, юридических терминов и т.п.). Надо
также оценивать правдивость показаний свидетеля с учетом его истинного
отношения к другому лицу. И в здании суда, и в зале судебного заседания
должны быть созданы условия, препятствующие непосредственному общению
конфронтирующих сторон и воздействию на свидетелей заинтересованных лиц.
В суде недопустимо задавать допрашиваемому подсказывающие вопросы,
которые оказывают внушающее воздействие и побуждают отвечать только «да»
или «нет». Нельзя перебивать речь отвечающего, если он говорит по
существу дела, нельзя допускать различных реплик из зала в его адрес,
т.е. всего того, что повышает эмоциональную напряженность и снижает
возможность допрашиваемых дать адекватные показания.

Особую тактичность и профессионализм необходимо проявлять при допросе в
суде несовершеннолетних – детей и подростков. При допросе детей
необходимо присутствие кого-то из родителей, психолога и педагога,
ограждение детей от подсказок и запугиваний, иногда целесообразно
допрашивать ребенка-потерпевшего в отсутствии обвиняемого, перед которым
ребенок испытывает страх (ст.307 УПК Украины, 1997). Иногда ребенок
нуждается в психологической поддержке в диалоге с обвиняемым или другими
лицами.

Например, подсудимый П., обвиняемый в покушении на изнасилование своей
малолетней падчерицы, выдвинул тезис о ложности ее показаний на том
основании, что она вообще лжива, так как в 5-летнем возрасте разбила
чашку и скрывала этот факт, возложив вину на кошку.

Присутствующий эксперт-психолог в ответ на вопрос судьи по поводу реплик
обвиняемого пояснил, что факт детской лжи объясним состоянием страха
перед отчимом, и что данный факт не позволяет утверждать лживость
потерпевшей как свойства ее личности.

Значительную роль в установке свидетеля на дачу правдивых показаний, на
сдержанное и достойное поведение, играет публичное разъяснение ему его
прав и обязанностей. Тональность такого разъяснения должна убедить всех
участников судебного заседания в социальной значимости всего
происходящего, влиять на чувство ответственности за уклонение от
выполнения ими своего долга.

Повышенную напряженность в самочувствии допрашиваемых может оказать
перекрестный допрос, в котором одновременно участвуют все субъекты
судопроизводства – судьи, обвинители, защитники и другие лица.
Перекрестный допрос позволяет глубже разобраться в сути проблемы и всех
ее деталях, которые часто «ускользают» при обычном индивидуальном
допросе. Вместе с тем, в условиях перекрестного допроса обвиняемые и
свидетели зачастую испытывают чрезвычайное психологическое давление, под
влиянием которого у них проявляется ретроактивное торможение – забывание
прошлых событий под влиянием сильно действующих актуальных воздействий.
При этом может возникать растерянность, непреднамеренное изменение
показаний. Для предотвращения подобных нежелательных состояний судья
должен умело руководить ходом перекрестного допроса, отводя вопросы, не
относящиеся непосредственно к делу или носящие давящий и провокационный
характер, сбивающие допрашиваемого с хода его показаний. Задаваемые
вопросы должны быть краткими, четко сформулированными, должны помогать
допрашиваемому правдиво излагать суть дела, не вызывать волнения и
стрессовых состояний.

В целом содержание поставленных вопросов должно быть доступно пониманию
обвиняемых и свидетелей, формулироваться с учетом уровня их
интеллектуального развития, владения языком, на котором ведется
судопроизводство. В некоторых случаях предусмотрено приглашение в суд
переводчика, а в случаях допроса людей, лишенных слуха (глухих и немых),
приглашаются также специалисты-психологи, способные переводить их знаки
(ст.270 УПК Украины, 1997).

Особо важной формой коммуникативного взаимодействия в судебном заседании
являются судебные прения. Эта стадия судебного процесса по уголовным
делам состоит из обмена выступлениями обвинителей, защитников, экспертов
и иных участвующих лиц, из которых каждый высказывает и обосновывает
свое мнение об обстоятельствах дела, дает оценку доказательств,
проверенных в ходе судебного разбирательства, предлагает свое мнение о
возможном наказании или оправдании обвиняемого. В своих выступлениях
представители обвинения и защиты прежде всего касаются вопросов
доказанности или недоказанности (полностью или частично) предъявленного
подсудимому обвинения на основе проведенного рассмотрения всей
совокупности фактов. Рассматриваются также вопросы о причинах
правонарушения, мотивации деятельности и общей нравственной оценки
личности обвиняемых.

В судебных прениях могут выступать также государственный и общественный
обвинители, защитник и подсудимый, если защитник в судебном заседании не
участвует. По делам частного обвинения, по делам о причинении легких
телесных повреждений, клевете без отягчающих обстоятельств, оскорблении
– в судебных прениях могут участвовать также потерпевший и его
представитель. Суд определяет последовательность выступления обвинителей
и защитников.

При определении четких позиций сторон и стратегии их действий, судебные
прения могут принимать характер дискуссии, которая предполагает
включение нескольких квалифицированных юристов в решение сложных
правовых ситуаций, по поводу которых выдвигаются разные варианты решения
проблемы, определяются разные позиции, зачастую конфликтные. Дискуссия
является наиболее наглядным проявлением принципа состязательности суда и
наиболее продуктивным средством принятия обоснованных решений по сложным
делам. Дискуссия требует от ее участников тщательной подготовки,
четкости формулировок, последовательности логической аргументации.

Продолжительность судебных прений, как правило, не ограничивается, но
требует регуляции со стороны председательствующего. Он должен
останавливать участников прений, если их высказывания прямо не касаются
существа дела.

В своих выступлениях участники судебных прений утверждают свою версию
анализируемых событий и пытаются опровергнуть версию противной стороны,
стараясь обнаружить недостаточность или отсутствие доказательств. При
этом каждая сторона старается произвести благоприятное для себя
впечатление на судей, заседателей (присяжных) и всех присутствующих.

На завершающей стадии судебных прений их участники выступают с
обобщающим высказыванием в форме монолога. При этом не допускается речь
прерывать, задавать вопросы, вносить элементы дискуссии. После
произнесения речи участники прений имеют право выступить еще один раз с
репликой. Право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому.

Судебная речь – важный завершающий момент судебного разбирательства,
оказывающий влияние на оценку всеми присутствующими существа дела и на
вынесение приговора. Судебная речь рассматривается авторитетными
юристами не только как высокое профессиональное мастерство, но и как
высокое искусство, требующее ораторских и артистических способностей
(П.С.Пороховщиков, А.Ф.Кони, Л.Е.Владимиров и др.) .

1 См.: Сергеич П. Искусство речи на суде. М., 1988.

Речь защитника или обвинителя – форма коммуникативного взаимодействия с
аудиторией суда, хотя в этом взаимодействии нет диалога, а есть
целенаправленное монологическое воздействие на слушателей. В данном виде
коммуникативной деятельности можно выделить четыре основных звена,
характерных для всякой системы социального управления: оратор (лидер) –
речь (содержание и структура) – воспринимающая аудитория суда – обратная
связь (оценка и самооценка) (см. рис.8).

В судебной речи выделяется содержание, структура и эмоционально-речевая
форма высказывания. Ко всем этим компонентам можно предъявить
определенные требования.

Содержание судебной речи должно отражать цели, задачи и способы
доказывания, которыми оперируют обвинители и защитники.

Цель судебной речи обвинителя и защитника – дать свою обоснованную
версию исследуемого правонарушения и выразить свою окончательную
процессуальную позицию по делу, оказать аргументированное воздействие на
состав суда, на формирование убеждения судей, заседателей, присяжных в
виновности или невиновности обвиняемого.

К задачам, решаемым юристом в судебной речи, следует отнести отбор,
систематизацию, логический анализ фактов, анализ сложившейся
криминогенной ситуации, объективных и субъективных факторов
осуществления преступных действий. При этом судебная речь должна быть
тесно увязана с результатами судебного разбирательства и в ее основу
должно быть положено рассмотрение только тех фактов, которые были
получены в результате судебного следствия. В ней дается также
психологический анализ личности обвиняемого и потерпевшего, их правовая
и нравственная оценка.

Способы воздействия на состав суда, к которым прибегает автор судебной
речи, состоят в логических доказательствах, в правовых и
социально-психологических оценках содеянного. Автор определяет также
семантический состав речи: объем профессионально-юридических терминов,
общенаучных и нравственных понятий, соотношение абстрактного и образного
материала, средства эмоционального воздействия на публику с учетом ее
социального, интеллектуального, профессионального и возрастного состава.

Структура судебной речи выражает логику ее построения и
последовательность изложения ее содержания. Выделяют вступительную,
основную и заключительную части судебной речи. При определении
композиции и выборе речевых средств следует учитывать психологические
закономерности восприятия людьми большой по объему речевой информации:
особенности их внимания, зрительных и слуховых восприятий, эмоций,
мышления, памяти. Известно, что наиболее эффективно запоминается
начальная и конечная части сообщений, поэтому данный закон памяти
необходимо учитывать в начале и в конце судебной речи.

Вступительная часть судебной речи должна быть эффектной, оригинальной по
содержанию и эмоционально насыщенной, чтобы вызвать острый интерес,
пристальное внимание и живые чувства слушателей. Эта часть не должна
быть протокольно монотонной, так как при этом угасает внимание и интерес
к оратору и его сообщению.

Тактика ораторских приемов применительно к судебной речи разрабатывалась
уже теоретиками Римского права. Талантливые юристы умели находить
оригинальные, привлекающие внимание публики обращения. Так, стали
классическим примером начала речи Марка Туллия

Цицерона против Луция Катилины такие слова: «О времена! О нравы!»,
«Доколь же, о Катилина, будешь ты испытывать наше терпение!?»

Вступительная часть судебной речи защитника или обвинителя должна быть
краткой и эффектной, привлекать внимание к сути рассматриваемого деяния,
его социальной и личностной значимости, трагических последствий и т.п.

Вторая (основная) часть судебной речи имеет наибольшую по времени
протяженность. В ней выдвигаются основные тезисы оратора, используются
убедительные аргументы. Основу этой части судебной речи должно
составлять краткое и четкое изложение фактов, установленных в судебном
следствии, изложение их в виде связной фабулы происшествия. Чтобы
удержать внимание слушателей на восприятии достаточно продолжительного
анализа событий, иногда очень сложных, оратор должен не протокольно
пересказывать их, а рассуждать и вовлекать слушателей в процесс своих
рассуждений, делая их активными соучастниками анализа и оценки
доказательств. А.Ф. Кони указывал, что для успеха лекции необходимо,
во-первых, творчески подойти к построению ее начала, которое привлекает
интерес слушателей; во-вторых, удержать внимание п1рисутствующих до
конца речи, что также требует большого мастерства 1.

При монотонном и сбивчивом изложении лектор начинает быстро замечать
равнодушие публики, отвлечение внимания и явные признаки неуважения к
его речи (шум, посторонние разговоры и т.д.), что убивает в самом
лекторе желание продолжать речь. Удержать внимание слушателя можно :

краткостью;

быстрым темпом речи;

краткими освежающими отступлениями.

Краткость речи состоит не только в краткости по времени ее произнесения.

Речь может длиться целый час и все-таки показаться краткой для
слушателей, а иногда при 10 минутах может показаться длинной и
утомительной.

1 См.:Кони А.Ф. Советы лекторам: Судебные речи знаменитых русских
адвокатов. М., 1997. С.10-14.

Краткость речи достигается удалением из нее всего несущественного, что
не относится к делу. Слов должно быть относительно немного, а мыслей и
чувств много. Тогда речь будет краткой и упругой. Оратор должен вести
слушателей по канве своих рассуждений, поддерживать логическую связь
описываемых событий так, чтобы закономерность и актуальность приводимых
доказательств была очевидной для публики. Речь должна быть доступна
пониманию всех присутствующих, независимо от уровня их развития, она
должна в равной мере будить ум и чувства всех участников процесса.

Авторитетный теоретик судебного красноречия П.С.Пороховщиков (П.
Сергеич) писал: «В чем заключается ближайшая, непосредственная цель
всякой судебной речи? В том, чтобы ее поняли те, к кому она обращена.
Каждое слово оратора должно быть понимаемо совершенно так, как понимает
он… Нужна ясная речь; на суде нужна необыкновенная, исключительная
ясность. Слушатели должны понимать ее без усилий» 1. В судебной речи
оратор должен уметь не только оперировать логическими посылками, но
также образами, заставляя слушателей наглядно и красочно вообразить себе
конкретную ситуацию событий. П. Сергеич приводит слова известного
английского юриста Р.Гарриса: «Люди не столько слушают большую речь,
сколько видят и чувствуют ее. Вследствие этого слова, не вызывающие
образов, утомляют их»2.

В качестве такого умения оперировать образами можно привести пример из
речи талантливого адвоката П.А. Александрова, который прославился
оправдательным приговором по делу Веры Засулич. Он обратился к образу
двуликого бога Януса, одну сторону лица которого можно представить себе
как обращенную к закону, к суду, к которому взывает прокурор. Другую же
сторону лица Януса можно представить как обращенную к жизни, к судьбе
человека, его мотивации. И тогда можно понять действия Засулич не как
стремление убить генерала Тре-пова, а как ее стремление к
самопожертвованию во имя справедливости, и к тому, чтобы привлечь
внимание общественности на незаконное возобновление телесных наказаний
(уже отмененных к тому времени) в отношении политических подследственных
1.

1 Сергеич П. Указ. соч. С.17-18.

2 Там же.

1 См.:Судебные речи знаменитых русских адвокатов. М., 1997. С.62.

Особенностью судебной речи обвинителя и защитника является ее
полемический характер, побуждающий оратора анализировать доказательства,
опровергать точку зрения оппонента, если она противоречит собственному
убеждению оратора. Важно уметь показать наличие противоречия в доводах
другой стороны. Очень эффективным бывает «доказательство от противного»,
которое служит не только для показа ошибок обвинения, но и для
вовлечения слушателей в процесс рассуждения и проверки истинности
доказательств. При этом иногда ломается привычная житейская установка
слушателей на понимание некоторых привычных форм поведения и их оценку.
Так, известный в прошлом адвокат В. Д. Спасович выиграл дело по
обвинению солдата Дементьева, который осмелился противодействовать
офицеру и поэтому подлежал суровому наказанию в военном суде. Анализируя
это существующее правило, адвокат доказал, что оно не применимо к данной
ситуации. В качестве доводов он привел то, что солдат и офицер никогда
не служили вместе и потому не могут рассматриваться как сослуживцы:
командир и подчиненный; офицер не был вызван в суд, где в процессе
разбирательства он мог бы изменить свои первоначальные показания о
причине

2происшедшего; причиной же была защита подсудимым своего ребенка

Основной акцент в судебной речи делается на анализ и оценку
доказательств.

В системе судебных доказательств выделяются:

подтверждающие или опровергающие событие преступления;

подтверждающие или опровергающие конкретный состав преступления;

подтверждающие или опровергающие отдельные эпизоды обвинения;

4) личностные характеристики обвиняемого и потерпевшего.

Комплекс доказательств должен быть направлен на подтверждение

версии оратора и на опровержение версий оппонента.

Важное место в судебной речи занимают личностные доказательства,
основанные на психологической характеристике личности обвиняемого и
потерпевшего. Эти характеристики должны быть объективными, сдержанными,
с учетом того, что обвинение и защита по-разному относятся к подсудимому
и потерпевшему. Психологическая характеристика личности должна указывать
на:

ценностные ориентации личности, мотивацию ее поведения;

особенности и уровень интеллектуального развития;

коммуникативную сферу, склонность к общению и взаимодействию;

– волевую сферу, способность к целенаправленной деятельности,
саморегуляции;

– типологические свойства темперамента (активность,
экстра-интровертивность и др.); характерологические свойства: социальные
установки, привычные способы поведения в определенных ситуациях; уровень
правосознания;

наличие психических аномалий: акцентуаций, неврозов, психозов;

оценку отношения подсудимого к содеянному; эмоциональные состояния в
криминогенной ситуации; готовности к ресоциализации;

характер физического и психологического ущерба, понесенного потерпевшим.

Психологическая характеристика личности в судебной речи должна строиться
строго на фактах, полученных при расследовании уголовного дела, должна
проявлять уважение к личности, но не должны содержать предвзятых мнений,
нетактичных выражений. Объективно должны быть отмечены как негативные,
так и положительные особенности поведения человека. Необходимо помнить,
что результаты судебного разбирательства должны выполнять не только
карательную, но и воспитательную функцию. В действиях человека следует
отделять типичное от случайного. Даже в характере самого испорченного
человека можно найти какие-то положительные проявления, которые могут
дать надежду на его ресоциализацию.

Большое влияние на участников судебного процесса оказывает стиль
судебной речи. Оратор должен хорошо владеть интонацией, уметь делать
логические ударения, выделять голосом наиболее важные моменты речи,
меняя интонацию, повышая и понижая голос, но всегда речь должна быть
слышна всем присутствующим. Выступление должно носить спокойный,
деловой, уверенный характер. Оратор должен уметь произвести
благоприятное впечатление на всех присутствующих, иметь хорошие манеры,
соответствующий обстановке костюм. Мимика и пантомимика оратора должна
соответствовать содержанию речи, смыслу и значению высказываемых им
суждений. Следует избегать позерства, напыщенной риторики, фальшивого
пафоса, т.е. всего того, что обычно отрицательно воспринимается
публикой.

Основная часть судебной речи должна завершаться обобщающей
нравственно-правовой оценкой личности и поведения подсудимого, оценкой
объективных и субъективных обстоятельств, побудивших его к совершению
преступного деяния.

Заключительная часть судебной речи должна быть краткой и убедительной. В
ней подводится итог всему сказанному, дается окончательная правовая
оценка рассмотренных фактов, формулируется позиция судебного оратора и
обращение к суду с просьбой вынести определенное решение, основанное на
нормах права и на учете всех отягчающих и смягчающих обстоятельств
деяний личности, чья судьба теперь решается в суде.

Искусство судебной речи играет особенно важную роль в суде присяжных,
которые, не будучи юристами-профессионалами, приходят к правовой и
нравственной оценке изучаемой криминальной ситуации и вынесению вердикта
под решающим влиянием выступлений обвинителей и защитников.

В работах отечественных и зарубежных юристов имеется много полезных
рекомендаций по вопросам подготовки и форме произнесения судебной речи .
В указанных выше работах А.Ф.Кони и П.С.Порохов-щикова есть ряд советов
по подготовке судебной речи. Они считают, что автор судебной речи не
должен надеяться только на свой талант и вдохновение, потому что
подготовка речи, способной произвести яркое впечатление на суд, требует
тщательной и продолжительной работы над ее содержанием и формой.

1 См.: Судебные речи знаменитых русских адвокатов / Сост. Е.Л.Рожникова.
М., 1997; Судебные ораторы Франции XIX века: Речи в политических и
уголовных процессах / Сост. Е.М.Ворожейкин. М., 1959.

Перед произнесением речи необходимо продумать все детали события,
систематизировать все факты, составить план изложения и написать ее
текст. Желательно также отрепетировать его перед выступлением на суде.
Следует произносить речь, обращаясь к залу, фиксируя свой взгляд на
отдельных слушателях, чтобы следить за их реакцией и поддерживать с
публикой живой активный контакт. Нельзя читать речь по бумаге, можно
обращаться к письменному тексту только для уточнения отдельных цитат и
некоторых количественных данных.

П.С.Пороховщиков считает, что необходимо придерживаться подготовленного
содержания речи, не отвлекаться от него. А.Кони считал, что тщательная
подготовка текста речи не исключает изменений и уточнений, которые могут
возникнуть у оратора по ходу судебного разбирательства и произнесения
самой речи, так как процесс рассмотрения всех обстоятельств дела очень
динамичен и заранее невозможно предусмотреть его результат. Тщательность
подготовки речи не исключает элементов живой импровизации. Обдуманный
план и его точное выполнение должны осуществляться как живое течение
мысли, что доставляет слушателям не только умственное, но и эстетическое
наслаждение.

Течение мысли, считал А.Ф.Кони, подобно столбику термометра, а
отступления – черточкам, указывающим целое число градусов, но только не
в такой равномерной последовательности. Лучшие речи, как правило,
просты, ясны, понятны и полны глубокого смысла. При недостатке
собственной «глубокой мысли» допускается использовать историческую
мудрость, соблюдая, естественно, меру, чтобы не потерять своего лица
среди классиков. Цветы красноречия, как отмечает М.И.Еникеев, доступны
не всем ораторам. Кто обладает даром словесного живописания, тот вправе
пользоваться своим талантом. Искусственные же потуги на речевую
витиеватость обречены на неудачу. Основным же критерием хорошего слога
является ясность.

После окончания судебных прений и речей защитников и обвинителей,
предоставляется слово подсудимому (ст.319 УПК Украины). Последнее слово
подсудимого может рассматриваться как своеобразная разновидность
судебной речи. Подсудимый при желании имеет право в развернутой форме
высказать свое мнение по поводу прослушанного дела. Предусматривается
также ряд процессуальных гарантий для заключительного выступления
подсудимого:

не ограничивать продолжительность последнего слова подсудимого, учитывая
жизненную значимость для него этого момента и состояние высокой
психологической напряженности;

не задавать вопросов подсудимому во время его последнего слова;

в случаях, если подсудимый в своем последнем слове сообщит о новых
обстоятельствах, имеющих существенное значение по данному делу, суд
обязан по своей инициативе, ходатайству прокурора или других участников
судебного разбирательства возобновить судебное следствие. Содержание
последнего слова подсудимого, его отношение к содеянному, приведенные им
доводы, искренность и глубина раскаяния имеют большое психологическое
значение, ибо под этим последним непосредственным впечатлением от слов
подсудимого суд удаляется на совещание для принятия решения и вынесения
приговора.

Все члены суда должны быть внимательны и гуманны в отношении личности
подсудимого, в решении его будущей судьбы. Как правило, в личности
обвиняемого можно обнаружить некоторые положительные качества, дающие
надежду на его ресоциализацию. Существует мнение, что истинно гуманный
суд – это суд присяжных, имевший место в дореволюционной России, попытки
возобновления которого делаются в современной России. Однако дело не
столько в форме суда, сколько в профессионализме и понимании членами
суда своего долга перед правосудием. Следует при этом вспомнить описание
суда над Катюшей Масло-вой в романе Л.Н.Толстого «Воскресение» –
полнейшее равнодушие всех членов суда к рассмотрению доказательств и
судьбе обвиняемой.

Социально-психологические закономерности коммуникативных отношений в
деятельности суда имеют место и на заключительной ее стадии – вынесении
решения (приговора), поскольку этот процесс имеет коллективный характер.
Вместе с тем, эта стадия имеет и свою психологическую специфику.

7.4. Психологические аспекты правовой оценки преступного деяния и
вынесения приговора

После произнесения подсудимым последнего слова судейская коллегия
удаляется в совещательную комнату для осуществления последней стадии
судебного процесса – вынесения приговора (решения, определения) суда.
Кроме судей и народных заседателей в совещательную комнату не
допускается никто из других участников уголовного процесса, чтобы
исключить какое бы то ни было постороннее вмешательство в вынесение
приговора. Суммируя окончательно все рассмотренные в ходе судебных
прений доказательства, мнения обвинения и защиты, судья должен принять
решение о виновности или невиновности подсудимого и определить меру
наказания, т.е. реализовать основную функцию правосудия.

С процессуальной стороны вынесение приговора является актом строго
нормативным и обусловленным рядом формальных требований в целях его
обоснованности и законности:

решение должно приниматься судьями только на основании фактов и
доказательств, установленных в судебном разбирательстве;

председательствующий должен четко формулировать каждый вопрос, чтобы на
него был получен категорический ответ (виновен, невиновен; да, нет);

все члены судебной коллегии равны в праве высказываний по любым
вопросам, возникающим при вынесении приговора;

высказаться обязаны все участники совещания;

судьи имеют право на выражение особого мнения, если они не согласны с
мнением большинства;

обязателен отвод судьи, если есть данные о его заинтересованности в
деле;

должна сохраняться тайна судебного совещания, а высказанные на нем
суждения не должны оглашаться;

все сомнения, которые не представляется возможным устранить, толкуются в
пользу подсудимого;

признание подсудимым своей вины может быть положено в основу
обвинительного приговора только при подтверждении этого признания
совокупностью других объективных доказательств, установленных в судебном
разбирательстве;

если в преступлении обвиняется несколько подсудимых, то суд принимает
отдельное решение по каждому из них (ст.ст.323-325 УПК Украины).

Соблюдение этих требований обусловливает обоснованность и законность
вынесенного приговора и должно в максимальной степени гарантировать
избежание судебных ошибок, от которых зависит судьба человека. Однако
даже при соблюдении всех нормативных требований судебные ошибки
неизбежны в большей или меньшей степени. Если решение судей единогласно,
то это повышает вероятность его безошибочности и уверенность членов
коллегии в его правильности и справедливости. Но это также не
гарантирует от возможных ошибок. Известно немало случаев в истории
судебной практики, когда единогласно принятые решения оказывались
ошибочными и после исполнения смертного приговора обнаруживались
истинные преступники.

Эти обстоятельства обычно связывают с «человеческим фактором», в роли
которого выступают индивидуально-психологические свойства лиц,
принимающих решение, и социально-психологические закономерности их
коллективного взаимодействия. Так, требуемая законом независимость
волеизъявления судей не всегда бывает фактически реализуема в связи с
психологическими особенностями межличностного взаимодействия членов
судебной коллегии, которая представляет собою формальную
профессиональную группу и которая оказывает значительное воздействие на
каждого из ее членов.

Большую роль в этом играет профессиональный опыт членов судейской
коллегии, присущая им психологическая культура тактичного высказывания
своего мнения, ведения диспута. Важны также индивидуально-типологические
и характерологические особенности каждого из членов этой группы:
уверенность, убежденность, принципиальность, степень конформизма –
внушаемости, склонности уступать мнению большинства. Важны и
характерологические черты председательствующего, который является
фактическим лидером и может по-разному проявлять себя в конкретных
ситуациях: сохранять устойчивую независимую позицию, стараться влиять на
мнение коллег, проявлять конформизм под их коллективным влиянием.

В характере выносимого приговора отражаются как объективные требования
закона, так и субъективные убеждения судьи. Убеждения судьи в отношении
изучаемого деяния и личности подсудимого формируются в процессе изучения
материалов предварительного следствия, судебного разбирательства, мнений
защиты и обвинения. Убеждение объединяет в себе интеллектуальный,
эмоциональный и моторно-исполнительский компоненты. Интеллектуальный
компонент убеждения отражает результаты познавательной деятельности
судьи – восприятия и анализа фактов и доказательств по делу, их
соотнесение с нормами права. Он отражает также уровень профессиональной
квалификации судьи, его юридического мышления и опыта.

Эмоциональный компонент убеждения судьи отражает его эмоциональные
переживания и нравственную оценку изучаемого уголовного поступка, а
также личности подсудимого и потерпевшего. Исполнительский компонент
убеждения побуждает судью с уверенностью в правильности совершаемого
действия выносить заключительное решение -приговор и определение меры
наказания подсудимого. Убеждение побуждает к сознательному практическому
действию, с пониманием его социальной и личностной значимости. И
все-таки, внутренняя убежденность судьи является
субъективно-индивидуальной, поскольку в ней может быть различным
содержание и соотношение входящих в нее компонентов, преобладание
эмоционального над интеллектуальным, импульсивность действий и т.п. Это
обстоятельство обусловливает различия в принятии заключительного решения
по делу разными судьями. Например, согласно ст.121 УК Украины наказание
за умышленное нанесение тяжкого телесного повреждения предусматривается
наказание от 5 до 8 лет. Определяя конкретный срок отбывания наказания,
судья исходит как из требований закона, так и из собственных убеждений,
т.е. психологического фактора, существенно влияющего на правильность или
ошибочность избрания меры наказания.

Сходным с убеждением, но специфическим фактором, влияющим на решение
судьи, является психологическая установка. Установка относится к уровню
неосознанной мотивации и часто предшествует формированию убеждений. Если
установка переходит на уровень сознательной самооценки входящих в нее
стимулов, то она преобразуется в убеждение. В иных случаях она остается
на уровне непроизвольной саморегуляции деятельности. Установки
формируются под влиянием широкого круга социальных факторов, действующих
на личность в онтогенезе. Установка побуждает человека адаптироваться и
усваивать те критерии оценки других людей и формы поведения, которые
привычны в данном социуме. Установка обусловливает общесоциальную и
профессиональную апперцепцию юриста, т.е. специфическое личностное
восприятие специалистом различных аспектов судебной деятельности.

1 См.: Морщакова Т.Г. Психологические истоки судебных ошибок, внутреннее
убеждение судей и эффективность правосудия, проблема устранения судебных
ошибок. М.,

1975.

Так, В.В.Романов, ссылаясь на исследования Т.Г.Морщаковой1,
рассматривает влияние установки на появление судебных ошибок. Согласно
приведенным данным, не менее 50% случаев отмены приговоров как не
отвечающих требованиям закона, связаны с эффектом психологической
установки на принятие судьями приговоров по уголовным делам. В
частности, в силу закона апперцепции, установка существенно влияет на
направленность интеллектуальных процессов судьи, определяя готовность к
определенной форме реагирования на те или иные факты в условиях
судебного разбирательства и вынесения приговора. Установка активизирует
интеллектуальные процессы юриста, избирательно направляя их на познание
и трактовку определенных фактов. При этом важен характер установки:
насколько в ней представлен профессиональный опыт, привычка объективно
подходить к оценке фактов и доказательств. В этой связи установка может
оказывать как положительное влияние на результат заключительного решения
судьи, так и способствовать его ошибочности. Судья, имеющий в своей
памяти глубокий профессиональный опыт, умеет адекватно и оперативно
применить его к решению знакомых судебных задач. Но установка может
оказать и негативное влияние в тех случаях, когда судья склонен
некритично воспринимать новую ситуацию и решать ее по усвоенному ранее
стандарту.

В подобных случаях возникает желание принимать решение в связи с
субъективной значимостью предыдущих решений по делу, в частности, с
предшествующими выводами следствия. Такая установка, во-первых,
подсознательно влияет на ведение судьей судебного разбирательства,
суживая пределы изучения всех обстоятельств дела и игнорируя некоторые
важные для дела детали; во-вторых, такая установка может привести к
формированию окончательного убеждения судьи задолго до перехода в
совещательную комнату для вынесения приговора. Такие установки могут
иметь место и у следователей, обусловливая эффект «субъективной
недоступности» при обнаружении и оценке вещественных доказательств.
Таким образом, установка судьи полностью опирается на результаты
предварительного следствия, приводит к повторению возможной ошибки в
постановлении следователя.

Снятие неадекватных установок в профессиональной деятельности судьи
требует профессионализма, критичности, рефлексии, принципиальности,
перевода установок в осознанные убеждения, направляющие юриста к
целенаправленной профессиональной деятельности и решению судебных задач
на основе принципов законности и справедливости.

На формирование установок и убеждений юриста существенно влияют
социальные факторы, стимулирующие явления конформизма. На уровне
установки наблюдается стихийный непроизвольный конформизм, когда судья
привыкает действовать с оглядкой на «вышестоящие инстанции», остерегаясь
не судебной ошибки, а неблагоприятных для себя личных последствий. На
уровне убеждения наблюдается сознательный конформизм, когда судья
произвольно строит свою деятельность с ориентацией не на поиск истины, а
на давление свыше, на общественное мнение, на средства массовой
информации, которые зачастую неправильно ориентируют общественность,
исходя из своих социальных и политических задач.

Только профессиональная направленность на осуществление правосудия и
принципиальность судьи могут удержать судью от подобных проявлений
конформизма и связанных с ним проявлений профессиональной деформации.
Приговор, вынесенный на совещании судей, является единственным
процессуальным актом, признающим подсудимого виновным или невиновным в
совершении преступления и определяющим ему меру уголовного наказания или
оправдание.

Таким образом, приговор выполняет две основных функции правосудия:
установление вины и определение справедливого наказания, адекватного
характеру совершенного деяния.

Понятие преступной вины является достаточно сложным в теории
юриспруденции и может трактоваться по-разному. В отечественном
законодательстве господствует положение, согласно которому вина состоит
в умышленном (преднамеренном) или неосторожном (непроизвольном)
противоправном деянии вменяемого субъекта. Существует и несколько иная
точка зрения, согласно которой помимо умысла или неосторожности вина
включает в себя еще и нравственную оценку, т.е. признание проявления в
содеянном злой воли преступника. На этой позиции базируется суд,
призванный быть гуманным («милостивым»). Правильная позиция должна быть
компромиссной, т.е. объединять обе точки зрения. Признать преступником
можно лишь того человека, который преднамеренно совершил противоправное
деяние, проявив свою порочную, злую волю. Если же субъект совершил
противоправное действие под давлением непреодолимых обстоятельств, то он
вправе рассчитывать на милость правосудия. Однако и в этом случае
необходимо тщательное изучение всех обстоятельств происшествия и их
соотнесение с качествами личности обвиняемого. Только при этих условиях
возможно установить справедливую меру уголовно-правового наказания или
оправдать человека.

При определении личностных свойств обвиняемого судья должен различать
свойства, может быть и неприятные при внешнем восприятии обвиняемого
(например, угрюмость, замкнутость, нежелание общаться, неприятные черты
внешнего облика), но, как правило, не играющие роли в совершении
преступного деяния, от свойств характерологических, которые могут быть
непосредственно связаны с преступной направленностью индивида. Это, как
правило, его нравственные черты, определяющие социальную направленность
его поведения: жизненные цели, взгляды и убеждения, отношение к нормам
морали. Антиобщественный, негуманный характер установок личности,
цинизм, фанатизм, жестокость, стяжательство и иные
индивидуально-психологические свойства личности являются тем
субъективным внутренним фактором, через который преломляются объективные
обстоятельства, в которых осуществляется противоправное действие.

Мы должны установить все объективно сложившиеся условия, которые в
совокупности могли повлиять на формирование личности в онтогенезе и
характер различных семейно-бытовых, производственных и иных конфликтов,
в которых оказался обвиняемый. Однако суд должен установить, мог ли
субъект активно противостоять грозящей ему ситуации. В одном случае
человек действует импульсивно, противодействуя явному насилию и
совершает противоправное действие в условиях превышения необходимой
самообороны (например, сталкивает насильника с моста в реку). Однако
существует множество жизненных ситуаций, в которых субъект способен
сделать нравственный выбор. Критерии такого выбора чрезвычайно важны для
суда в оценке личности обвиняемого. Например, обвиняемый отрицает свою
вину, считая себя жертвой тяжелых социальных обстоятельств: он не имел
работы и возможности содержать семью, пошел в наемники, чтобы убивать
других людей, не причинивших ему никакого зла. В нем, в
интериоризованном плане, уже существовала программа преступного
поведения, которая легко реализовалась в сложившихся объективных
обстоятельствах. Человек не является пассивным объектом влияния среды,
поскольку он имеет возможность выбора. Поэтому далеко не все объективные
социальные обстоятельства оцениваются судом как смягчающие вину, кроме
тех, которые предусмотрены законом. В основу определения вины и меры
наказания суд определяет характер, тяжесть и социальную опасность
совершенных противоправных действий; оценивает способ совершения
преступления, степень его осуществления (стадия подготовки, покушение,
окончательное осуществление), роль обвиняемого в структуре группового
преступления, наличие рецидива и т.п.

Большую помощь в принятии решения и определении справедливой меры
наказания может оказать судьям заключение судебно-психологической
экспертизы, однако выводы экспертизы должны приниматься во внимание
только при подтверждении их совокупностью всех других обстоятельств
дела. Например, суд не учел при вынесении приговора
судебно-психологической экспертизы по делу К., обвинявшегося в
умышленном убийстве и мошенничестве. Эксперт утверждал наличие у
обвиняемого состояния физиологического аффекта, хотя временные
характеристики действия, количество и характер телесных повреждений на
теле потерпевшего, мотивация действий обвиняемого не соответствовали
признакам аффекта. Сомнение у суда вызвало также полученное на основе
стандартных тестов мнение эксперта о честности, скромности и правдивости
подсудимого, что не подтверждалось материалами судебного
разбирательства.

Отягчающим вину подсудимого обстоятельством суд считает повто-рность,
систематичность совершения преступлений, которая свидетельствует об
устойчивости криминальной направленности обвиняемого и которая должна
быть учтена при определении справедливой меры наказания.

Обстоятельством, которое может смягчить меру наказания, служит
чистосердечное публичное признание своей вины. Однако это должны быть не
те вынужденные признания, которые получали судьи церковной инквизиции в
пыточных подвалах или соратники Берии в своих казематах. Надо определить
искренность признания вины, чистосердечность переживаемого раскаяния в
содеянном, готовность искупить свою вину, которые высказывает подсудимый
в своем последнем слове. Осознание своей вины и раскаяние оказывается
той кульминационной точкой эмоционального состояния, на уровне которой
обозначается перестройка мотивации и готовность подсудимого к
ресоциализации.

Структура выносимого приговора суда должна соответствовать требованиям
закона и обычно включает в себя три части: вводную, мотивировочную и
резолютивную (ст.ст. 332-335 УПК Украины). Приговор составляется одним
из судей и подписывается всеми участвующими в совещании судьями. Особое
мнение должно излагаться отдельно в письменном виде. Обоснование
судебного решения должно содержать краткое изложение криминального
события, анализ доказательств и доводы, на основании которых суд признал
или не признал определенные доказательства. Решение о наличии вины и
определение меры наказания должно быть выражено четко и категорично,
чтобы при исполнении приговора не возникало никаких сомнений. Суд должен
предусмотреть не только меру наказания, но и условия его отбывания в ИТУ
определенного режима.

Вынесение приговора должно реализовывать не только карательные, но и
воспитательные функции правосудия, поэтому суд должен получать
информацию о реализации приговора, о воспитательном эффекте пребывания
осужденного в исправительно-трудовом учреждении, а также о поведении
условно осужденных. Характер поведения осужденного в местах отбывания
наказания, его готовность к исправлению учитывается при решении о
досрочном или условно-досрочном освобождении осужденного.

Вопросы для самоконтроля

В чем состоит специфика судебной деятельности в уголовном процессе?

Какова психологическая структура уголовного процесса?

В чем состоят функции познавательных процессов при проведении судебных
расследований по уголовным делам?

Какие свойства познавательных процессов (памяти, восприятия, мышления)
выступают в качестве профессионально важных способностей юриста?

В чем состоит сущность коммуникативного взаимодействия сторон в судебном
процессе?

Охарактеризуйте особенности допроса и дискуссии в судебном
разбирательстве

Какие требования предъявляются к содержанию и форме судебной речи
юриста-оратора?

Назовите и охарактеризуйте основные структурные части судебной речи

В чем состоит психологическое значение последнего слова подсудимого?

10. Охарактеризуйте процесс составления приговора и требования, предъ-

являемые к нему

Глава 8

Психологические особенности деятельности субъектов судопроизводства

8.1. Общая характеристика профессиограмм юридической деятельности

Деятельность юриста относится к интеллектуальным видам труда, поскольку
в ее психологической структуре доминирует когнитивный компонент, т.е.
основные профессиональные функции юриста требуют высокой активности
мышления (аналитико-синтетических и логических операций), речи в ее
монологической и диалогической формах, долговременной и оперативной
памяти, устойчивости внимания, воображения. При этом данная деятельность
как сложная система включает в себя и другие психические функции, во
взаимодействии с которыми она обусловливает способность юриста к
эффективному решению профессиональных задач.

По классификации профессий деятельность юриста относится к гуманитарным
видам профессий типа «человек – человек» («человек -группа» и «человек –
общество»), поскольку она связана с постоянным взаимодействием с людьми.
В своей деятельности юрист сталкивается с необходимостью оценивать
поступки людей с позиций норм права и закона. При этом он наблюдает
самые разнообразные проявления активности людей в самых кризисных
ситуациях их жизни и должен решать их судьбу на основе норм правосудия.
Поэтому данная профессия несет в себе высочайшую социальную значимость и
ответственность.

Значимость и престижность юридического труда всегда была достаточно
высокой, но особо популярной эта профессия становится в настоящее время,
когда в обществе происходят кардинальные перемены в
социально-экономической структуре государства и связанные с ними
существенные изменения в жизни людей; когда обостряются как позитивные,
так и негативные проявления в их личных и коллективных взаимодействиях.

Молодой человек, выбирающий для себя профессию юриста, должен оценить не
только ее социальную престижность, то также ее высокую ответственность
на пути служения правосудию. Чтобы глубже понять сущность юридической
профессии, необходимо произвести психологический анализ ее общей
структуры, т.е. построить профессиограмму (модель) данного вида
деятельности, а также дать анализ тех психологических качеств, которые
являются профессионально важными свойствами личности юриста и образуют
психограмму (см. рис.9).

На этой схеме представлена расширенная профессиограмма деятельности
юриста, включающая также перечень профессионально важных свойств. Данная
схема (модель) отражает основные и общие для всех видов юридической
деятельности структурные компоненты. И в то же время эта модель может
быть расширена за счет анализа специфических особенностей конкретных
юридических профессий: судьи, следователя, адвоката, прокурора.

В качестве общих характерных особенностей юридического труда следует
отметить то, что данная деятельность представляет собою сложную
социальную открытую систему, поскольку она включена в более широкий
контекст правовой системы общества и решает поставленные государством
задачи правосудия, личной и общественной безопасности, борьбы с
преступностью.

На этой основе в процессе профессионального обучения у субъектов
юридического труда формируется соответствующая профессиональная
мотивация, включающая в себя сложный комплекс потребностей, интересов,
идеалов и убеждений. В структуре мотивации юриста особую роль играют
такие побуждения, как стремление к справедливости, любовь к истине,
чувство долга, патриотизм, ценностные ориентации. Мотивация личности
специалиста очень динамична, она изменяется под воздействием различных
внешних социальных и субъективно-психологических факторов, поэтому в
конкретных условиях профессиональной деятельности мотивация либо
закрепляется и расширяется, либо начинает деградировать, проявляя
тенденцию к профессиональной деформации.

Профессиональная целенаправленность юриста включает в себя стремление
служить правосудию, отстаивать справедливость, защищать права и интересы
граждан. В целеполагание включается также прогнозирование – предвидение
юристом своей конкретной деятельности в роли адвоката, судьи, прокурора,
следователя, юрисконсульта и др.

Система практических действий юриста служит для реального осуществления
его стратегических и тактических профессиональных целей и проявляется в
виде решения конкретных правоприменительных задач: составление
документации, проведение допроса, осмотр места происшествия,
следственный эксперимент, подготовка судебной речи, составление
приговора.

Наблюдая и оценивая результаты своих действий в процессе подготовки и
проведения судебного разбирательства, характер вынесенного приговора,
юрист приходит к выводам об успешности или неуспешности этих действий, в
связи с чем считает свою цель достигнутой или нет. Оценка и учет
результативной информации образует процесс обратной связи, которая
замыкает указанную последовательность интериоризо-ванных и
экстериоризованных действий в единую саморегулирующуюся функциональную
систему профессиональной деятельности юриста.

Обратная связь имеет санкционирующий характер, так как на ее основе
субъект деятельности – юрист либо считает свою цель достигнутой и
планирует переход к решению новых профессиональных задач, либо
возвращается к прежней задаче с целью ее пересмотра и коррекции. В любом
случае результативная информация влияет на перестройку последующей
деятельности специалиста, поскольку способствует либо закреплению
исходной мотивации и целенаправленности, ее дополнению и
совершенствованию, либо деформирует ее, в связи с чем мы наблюдаем либо
повышение профессионального мастерства, либо профессиональную
деформацию.

Юридическая деятельность, как отмечалось выше, имеет
интеллектуально-практический характер, причем основная нагрузка в ней
падает на интеллектуальные действия – интериоризованные операции,
посредством которых осуществляется построение программы деятельности и
определяются практические методы ее выполнения.

На рис.9 схематически показана система профессионально важных свойств
личности, образующих психограмму юриста. Эти свойства выступают в
качестве средств переработки правоведческой информации и могут быть
отнесены к трем основным категориям психических функций: когнитивных,
коммуникативных и регулятивных.

К когнитивным (познавательным) функциям мы относим мышление, речь,
мнемические процессы, сенсорные процессы (восприятие), внимание,
воображение. Указанные на схеме свойства этих процессов профессионально
необходимы для юридической деятельности любого профиля, и в то же время
получают определенное преимущество в конкретной профессии. Так, в
деятельности адвоката особую роль приобретает речевая активность,
распределенность внимания, владение способами доказательства и
опровержения, оперативность памяти и т.п.

К регуляторной сфере деятельности юриста следует отнести эмоциональные
свойства: гуманность, честность, патриотизм, ответственность; к волевой
сфере – принципиальность, организованность, настойчивость, лидерство.

К коммуникативной сфере личности юриста следует отнести такие свойства,
как информативность (социальная активность, способность к приему и
передаче вербальной и образной информации), интерактивность (способность
к взаимодействию, общительность, коллективизм).

Естественно, что указанные профессионально важные свойства юриста,
обеспечивая решение разнообразных по содержанию и трудности
профессиональных задач, совершенствуются и развиваются в этом процессе,
повышая эффективность системы деятельности в целом.

Профессиограмма и психограмма в своем единстве образуют психологический
портрет личности конкретного юриста. Принципы построения
психологического портрета специалиста должны использоваться как в
процессе профотбора, так и в служебной характеристике специалиста
правоохранительной системы. В отличие от обычных формальных и пустых
производственных характеристик, психологически обоснованная
характеристика – психологический портрет личности – может стать надежным
основанием для адекватной оценки личности юриста и прогнозирования его
профессиональной эффективности.

Юридическая деятельность характеризуется многообразием решаемых
правоохранительных задач, в соответствии с чем существуют различные виды
юридических профессий, связанных с судопроизводством: следователя,
судьи, прокурора, адвоката, а также профессий, связанных с решением
правовых проблем граждан: юрисконсульт, нотариус и др. Психологическая
структура деятельности следователя рассматривается в гл. 9.

8.2. Психологическая структура деятельности судьи

Судья является ведущим лицом, формальным руководителем судебного
процесса. Он уполномочен выступать как представитель Закона и
Государства. Все действия судьи жестко регламентируются, он подчиняется
только закону и должен быть независим от всех посторонних влияний (ст.18
УПК Украины), поскольку только такая независимость от различных внешних
и внутренних факторов (политических, материально-экономических,
личностных) может обеспечить объективность и справедливость решений,
принимаемых судьей или судебной коллегией в ходе судебного
расследования. При равенстве прав всех участников судебного процесса
судье принадлежит лидерствующая роль, так как он несет основную
ответственность за подготовку, организацию, ведение судебного
разбирательства как по уголовным, так и по гражданским делам, а также за
справедливость и законность выносимого судом решения.

Деятельность судьи сложна, ответственна и многогранна в связи с
разнообразием выполняемых им функций и решением комплекса
правоприменительных задач.

Исследование материалов предварительного следствия и всех относящихся к
нему документов.

Познавательные процессы судьи (память, мышление, воображение) должны
быть направлены на выделение из множества документов основной юридически
значимой информации. В ходе такого исследования у судьи формируется
собственная концептуальная (мысленная) модель изучаемого явления:
понимание позиций конфликтующих сторон в гражданском процессе; сущность
криминогенной ситуации в уголовном процессе.

Характер предварительного следственного заключения обладает суггестивным
свойством, т.е. способностью оказывать внушающее влияние на оценку
ситуации судьей. Поэтому так важно, чтобы судья умел проявлять
принципиальность, независимость и самостоятельность в оценке результатов
предварительного следствия. Иногда именно в конформизме судьи кроются
исходные причины ошибочных заключений

суда.

На основании изучения и оценки результатов предварительного следствия
судья выносит решение либо о возврате дела на доследование, либо о
предании подозреваемого суду. Судья проводит распорядительное заседание,
где единолично или вместе с судебными заседателями и с участием
прокурора рассматриваются основания для предания обвиняемого суду
(ст.ст. 242, 243 УПК Украины), после чего дело поступает на подготовку к
рассмотрению в судебном заседании.

В процессе рассмотрения материалов предварительного следствия и анализа
оснований для предания обвиняемого суду, у судьи формируется
первоначальная, вероятностная модель изучаемого события, включающая
гипотезу о степени виновности подозреваемого лица и проект будущего
приговора. Однако такая модель лишь исходный стимул для организации
судебного разбирательства, в ходе которого должна быть сформирована
достоверная модель на основе тщательной проверки всех аспектов
вероятностной модели.

В процессе судебного разбирательства судья тщательно анализирует всю
доказательственную информацию, поступающую в форме показаний от
обвиняемого, потерпевшего, свидетелей, экспертов. При этом судья должен
в многообразии противоречивых показаний выделять и оценивать главное –
суть событий, отделять факты от эмоциональных реакций, от социального
камуфляжа, разных форм конформизма, самооценки и личностных притязаний
участников судебного процесса. Судья должен определить подлинные
интересы и стремления людей, их нравственные принципы, знать
закономерности их индивидуального и группового поведения.

Судья также должен осуществлять дисциплинарно-регулирующую функцию в
управлении процессом судебного следствия: сдерживать эмоции и
конфликтные, агрессивные проявления сторон. Судья не должен допускать
резких, грубых и оскорбительных реплик сторон в адрес друг друга,
отклонений от рассмотрения существа дела и строго вести судебное
заседание в направлении поиска истины. Судья также должен контролировать
реплики своих коллег (адвокатов, экспертов), с тем, чтобы они строили
свои обвинения, доказательства pro и contra, формулировали вопросы
строго в рамках закона и процессуальных требований, отводя вопросы и
реплики, не отвечающие этим требованиям. В сложной многолюдной
обстановке судебного заседания судья должен выступать как дирижер
большого оркестра, способный заставить все инструменты, играющие разные
партии, вплетаться в общий ритм, основной темп.

Для выполнения своей регулирующей роли судья должен обладать такими
качествами, как самоконтроль, эмоциональная сдержанность, умение
сохранять спокойствие в напряженных ситуациях, требовательность к форме
поведения и высказываниям участвующих лиц, и в то же время проявлять
терпимость, тактичность, способность к релаксации, снижению чрезмерной
эмоциональной возбужденности отдельных участников заседания.

Важен характер взаимоотношений судьи со своими коллегами как членами
общей профессиональной группы. Оптимальный стиль поведения судьи –
демократический. Выступая в роли формального руководителя, судья должен
быть также лидером, которого коллеги уважают за высокий профессионализм.
Поэтому он не должен подавлять самостоятельного мнения других членов
суда, не нарушать их равноправность.

6. Судья выполняет ведущую роль также на завершающей стадии судебного
заседания – составлении и оглашении приговора суда. Председательствующий
(судья) выслушивает и учитывает мнения всех членов судебной коллегии, но
имеет право решающего голоса и выступает последним. Здесь окончательно
оцениваются и обобщаются результаты проверки в суде всех представленных
доказательств и должно быть обеспечено принятие обоснованного, законного
приговора суда. Зачитывая приговор суда, судья еще раз подчеркивает свою
лидирующую функцию представителя Государства и Закона. Следует отметить,
что на всех этапах судебного разбирательства, и особенно на его
завершающем, судья должен наглядно и публично демонстрировать основные
социальные функции суда – правоохранительную и воспитательную.

Суд решает важные социальные проблемы правовых отношений граждан, защиты
их чести, достоинства, прав и свобод, применяя закон в условиях
гласности и наглядности для населения. Общественность обычно очень
внимательно следит за деятельностью суда, оценивая организацию, правовые
основы, культуру и результативность действующей в стране
правоохранительной системы. Граждане так или иначе связаны с системой
судопроизводства, будучи либо в роли участников этого процесса, либо
будучи информированы о деятельности суда через средства массовой
информации. Поэтому суды, ведущую роль в которых выполняет судья,
оказывают непосредственное воздействие на формирование правосознания и
правозаконного поведения граждан. При этом суд воздействует на следующие
аспекты общественного мнения:

способствует формированию правосознания граждан;

создает уверенность в неотвратимости наказания за совершенные
правонарушения;

высокая культура судопроизводства и справедливость приговора формируют
атмосферу общественного осуждения преступности и личности преступника;

судебный процесс привлекает внимание общественности к причинам
преступности и проблемам ее профилактики.

Обращаясь к общей профессиограмме и психограмме юриста (см. рис.9),
можно выделить в ней на основе анализа деятельности юриста некоторые
особо важные для него профессиональные качества.

В мотивационной сфере деятельности судьи следует выделить такие
качества, как уважение к закону, стремление служить правосудию и в
соответствии с законом решать гражданские и уголовные дела, использовать
результаты судебных процессов для воспитания правосознания граждан и
профилактики преступности.

В сфере целеполагания и постановки профессиональных задач судья
характеризуется разнообразием выполняемых им функций и решаемых задач,
рассмотренных нами выше. К таким профессиональным задачам мы отнесли:
подготовку, организацию и проведение судебного разбирательства, контроль
и регуляцию действий участников судебного заседания в соответствии с
процессуальными нормами, подготовку и оглашение решения суда. В
осуществлении всех стадий судебного разбирательства судья сохраняет свою
лидирующую роль.

На стадии практического завершения судебного процесса судья составляет и
оглашает судебное заключение-приговор, оформляет необходимую
документацию. Здесь требуется высокая правовая эрудиция, знание законов,
высокая ответственность, умение оформлять документацию в соответствии с
процессуальными нормами, требованиями юридической культуры и логики. На
этой же стадии судья должен проанализировать и правильно оценить
результативную информацию с тем, чтобы учесть ее и творчески
использовать в своей дальнейшей практике.

Деятельность судьи имеет высокоинтеллектуальный и творческий характер,
поэтому параллельно с выполнением своих служебных функций в суде, судья
должен систематически повышать свой профессиональный уровень,
профессиональное мастерство. Судья не должен замыкаться только в рамках
непосредственного судопроизводства. Он должен поддерживать связи с
общественными и учебными организациями с целью формирования правовых
знаний у населения, привлечения общественности к борьбе с преступностью,
оказанию помощи правосудию. Судья должен получать информацию о
результатах поведения и воспитания лиц, осужденных к лишению свободы.

Что касается собственно психограммы судьи, т.е. характеристики тех
психических процессов, посредством которых он осуществляет решение
теоретических и практических задач в своей деятельности, то к особо
важным профессиональным свойствам можно отнести следующие.

В когнитивной (познавательной) сфере особую роль играют такие качества
мышления, как аналитичность, критичность, логичность, умение сравнивать,
обобщать, классифицировать данные, выделять главное и наиболее
существенное.

Среди свойств памяти особую роль играют оперативность в переработке
информации, отбор ценной информации и ее передача в долговременную
память, точное и полное знание законодательства и процессуальных норм
юридической деятельности.

Особо важными для судьи являются такие свойства внимания, как
устойчивость при изучении и составлении важной для суда документации,
концентрация внимания, распределение и переключение внимания в сложных и
динамичных ситуациях судебного процесса.

Среди свойств восприятия особо важными являются объективность,
наблюдательность, умение по мимике и пантомимике участвующих в суде лиц
определить их состояние, искренность поведения или наносную
эмоциональность, камуфляж.

Речь судьи должна отличаться высокой культурой, лаконичностью,
четкостью, внятностью, строгостью в формулировке суждений.

Воображение судьи должно совмещать в себе репродуктивные и творческие
функции, а также функции прогнозирования (антиципации), т.е.
способностью в конкретных образах предвидеть результаты планируемых
судебных заседаний и последствий принимаемых судебных решений, что
позволяет избежать в деятельности судьи примитивных и непрофессиональных
действий методом «проб и ошибок».

В коммуникативной сфере деятельности судьи, посредством которой он
реализует социально-психологические аспекты своей деятельности, можно
выделить информационный аспект, в котором особенно важны такие свойства,
как способность к высказыванию, передаче и приему вербальной информации,
вербальная эрудиция, умение вести диалог и монолог; а также
интерактивный аспект, посредством которого судья организует
взаимодействие с другими участниками судебного процесса – с коллегами и
участвующими лицами. Среди интерактивных свойств следует выделить
экстравертивность, т.е. направленность действий вовне, на других людей;
общительность; коллективизм; адекватное использование мимики и
пантомимики.

В регуляторной сфере деятельности судьи следует выделить эмоциональные
качества: ответственность, патриотизм, честность, эмоциональная
сдержанность, а также такие волевые качества: принципиальность,
лидерство, настойчивость, самоконтроль, дисциплинированность.

8.3. Психологическая структура деятельности прокурора

Прокурор выступает в судебном процессе в качестве представителя
обвиняющей стороны, предъявляя подсудимому обвинение от имени
государства и народа, а также осуществляет как представитель прокуратуры
общий надзор за работой государственных органов и должностных лиц, за
соблюдением закона в процессе правоприменительной деятельности и защиты
законных прав и интересов граждан, за соблюдением закона в местах
отбывания наказания и т.д.

Участвуя в судебном разбирательстве, прокурор выполняет последовательно
следующие функции:

изучает материалы и заключение предварительного следствия;

участвует в распорядительном заседании суда по решению вопроса о
предании подозреваемого суду;

участвует в процессе судебного разбирательства, в допросе обвиняемых,
потерпевших и свидетелей, экспертов, участвует в дискуссии с
представителями защиты;

– готовит и произносит в суде обвинительную речь. Поддерживая перед
судом государственное обвинение, прокурор

принимает активное участие в исследовании доказательств, формирует для
себя модель события и представляет свои соображения суду по поводу
применения уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого.
Если в результате судебного разбирательства прокурор приходит к
убеждению, что результаты судебного следствия не подтверждают
предъявленного подсудимому обвинения, то он обязан отказаться от
обвинения и изложить суду мотивы отказа (ст.264 УПК Украины). Прокурор
не может стоять над судом, а должен содействовать успешному поиску
истины и законному осуществлению всех судебных процедур.

Обвинительная речь прокурора произносится сразу же после окончания
судебных прений. Она отражает кульминационный момент психологического
конфликта в судебном разбирательстве и имеет огромный
социально-психологический эффект, протекая обычно на фоне напряженного
ожидания и активного интереса всех присутствующих в зале судебного
заседания. Эта речь обычно имеет категорически утвердительный,
наступательный характер как протест общества против зла и преступности,
как символ неотвратимости наказания за преступления против личности и
государства.

Речь прокурора обычно состоит из нескольких частей (этапов).

Вступительной части, в которой прокурор остро ставит проблему,
подчеркивает ее правовую и общественную значимость и привлекает внимание
слушателей к ее оценке.

Краткого и четкого изложения сути и фабулы расследуемого события.

Анализа и оценки собранных по делу доказательств.

Квалификации преступления (определения его типа, степени тяжести,
общественной опасности и т.п.).

Характеристики личности обвиняемого, анализа ее мотивации, степени
активности, умышленности преступления, моральных свойств и др.

Характеристики личности потерпевшего, причиненного ему физического
страдания и морального вреда.

Соотнесения содеянного со статьями закона и предложения о мере наказания
и возмещения причиненного потерпевшему ущерба.

В случае особого социального значения правонарушения может иметь место
анализ социальных условий, способствовавших ему и предложения по их
устранению.

Заключения, включающего краткий итог сказанному и обращения к составу
суда о присуждении справедливого наказания.

Речь прокурора требует высокого профессионализма, умения глубоко и
оперативно анализировать разнообразие фактов, приводимых в суде, дать
оценку всем доказательствам, а не подробно их пересказывать. Прокурор
должен осуществить высший синтез всех объективных и субъективных
аспектов состава преступления, соотнести его со статьями уголовного
кодекса и обосновать правильность его применения в данном конкретном
случае.

Прокурор должен проявить себя мастером психологического анализа личности
подсудимого и личности потерпевшего, чьи индивидуальные особенности
(характер, моральный облик, мотивации) должны быть учтены при
определении меры наказания. Тем самым прокурор показывает свою
юридическую и психологическую культуру, понимание психологических
механизмов поступков людей, наличие эмпатии – сопереживания страданиям и
трудностям людей. Однако речь прокурора не должна содержать только пафос
обвинения и обличения антисоциальных черт личности подсудимого, а должна
освещать возможные перспективы его последующей ресоциализации, особенно
в тех случаях, когда рассматривается дело с участием несовершеннолетних
обвиняемых. А.Ф.Кони отмечал, что самым внимательным слушателем речи
прокурора является подсудимый. Нередко он при этом уже сам себя осудил
самым страшным судом – судом своей совести. Выслушивая осуждения своего
преступления, он должен услышать и несколько обнадеживающих слов1.
Обычно прокуроры не акцентируют внимание суда на смягчающих вину
обстоятельствах и требуют меру наказания по максимуму. Предлагая меру
наказания, прокурор должен назвать его вид, срок, условия отбывания. А
для этого он должен хорошо себе представлять эти условия, а также
глубоко понять личность конкретного обвиняемого, которому эти условия
предназначаются. Подчеркивая тяжесть преступления и характеризуя
личность подсудимого, прокурор не должен увлекаться «сгущением красок»,
а тем более допускать унижение человеческого достоинства. В таком случае
судья вправе сделать ему замечание. Исходя из гуманистических традиций
русской юриспруденции, А.Ф.Кони говорил о недопустимости направленности
речи прокурора только на одностороннюю обличительную позицию,
неправомерно широкие обобщения относительно отрицательных свойств
личности подсудимых; необходима сдержанность в слове, недопустимы
оскорбления личности. Неправомерно произвольное расширение прокурором
отягчающих вину обстоятельств, включая в них непризнание подсудимым
своей вины, дачу противоречивых показаний, отказ от дачи показаний.

Указанные обстоятельства важно учитывать тем более, что подсудимый еще
не признан судом виновным.

1 См.: Кони А.Ф. Собр. соч. М., 1967. Т.4. С.126.

Важен стиль и логическая структура речи прокурора, его ораторское
искусство, а также его умение поддерживать свой высокий имидж
государственного обвинителя. Речь должна быть строгой, умеренно
эмоциональной, громкой, с хорошей дикцией, убедительной и доступной
пониманию всеми присутствующими. В ней не должно быть позерства,
излишнего пафоса, краснобайства, надменности. В речи должны
присутствовать строгие доказательства. При этом ни очевидность
рассматриваемых фактов, ни признание вины обвиняемым не снимают с
прокурора обязанности доказывания обвинения. Прокурор обязан тщательно
проанализировать все оправдательные версии, которые выдвигаются в
судебном следствии защитниками и обвиняемыми.

Полемика с адвокатами требует от прокурора особого профессионального
мастерства в отстаивании своей стратегической позиции. Он должен точно
подмечать и выделять все неподтвердившиеся обстоятельства и исключать их
из обвинения, а также отказаться от обвинения, если материалы судебного
следствия не подтверждают предъявленного обвинения. М.И.Еникеев
отмечает, что прокурору часто бывает трудно перешагнуть возникающий при
этом психологический барьер, «выступить с отказной речью». Поэтому
прокурор обычно добивается направления дела на доследование, где и
закрывает его. М.И.Еникеев справедливо считает такой подход
неправомерным, так как прокурор не должен формировать свою обвинительную
позицию только на основании предварительного следствия и обвинительное
заключение в его речи должно основановываться только на доказательствах,
полученных в ходе судебного расследования.

Приведенная на рис.9 общая профессиограмма юриста может быть
интерпретирована следующим образом применительно к деятельности
прокурора.

В мотивационной сфере прокурора особо значимы такие стимулы, как
убеждение в правоте закона о необходимости борьбы с преступностью,
профессиональный долг, патриотизм, бескомпромиссность.

В сфере профессиональных целей и принятия решений у прокурора доминируют
такие задачи, как наказание преступников и защита потерпевших, борьба за
справедливость, контроль за соблюдением закона, защита интересов граждан
и государства.

К практическим действиям прокурора можно отнести такие, как подготовка
речи, работа с документацией, ведение допроса лиц в судебном заседании,
дискуссия с адвокатом, изучение заключений экспертов.

Оценка результатов собственных действий, а также действий защиты и
вынесенного судом приговора дает прокурору определенный объем
результативной информации. С учетом этой информации прокурор заключает,
достигнута ли его стратегическая цель в конкретном судебном процессе и в
этой связи либо считает дело успешно завершенным, либо организует
систему последующих действий с целью изменить нежелательный для него
результат (пишет обжалование, направляет дело на доследование и т.д.).

К профессионально-важным свойствам личности прокурора, играющих
существенную роль в успешности его деятельности, следует отнести
следующие особенности.

Особенности когнитивных процессов: аналитико-синтетические свойства
мышления, его теоретичность, логичность; высокая культура речи,
лаконичность, хорошая дикция, твердость; устойчивость и концентрация
внимания; прочность и большой объем долговременной памяти,
прогнозирование; воссоздающее и творческое воображение.

Особенности регуляторных процессов:

эмоциональные качества (высокое чувство ответственности, социальная
направленность эмоций, эмоциональный подъем, честность, мужество);

волевые качества (принципиальность, лидерство, настойчивость,
самоконтроль).

3. Особенности коммуникативных процессов:

социальная активность;

экстравертивность;

вербальная активность;

суггестивность воздействия;

– выразительность и моторная сдержанность мимики и пантомимики.

8.4. Психологическая структура деятельности адвоката

Адвокат является представителем защиты в суде. На адвоката законом
возложена функция защиты прав и интересов обвиняемого (ст.266 УПК
Украины). Защита – это конституционное право каждого гражданина, которое
должен обеспечивать суд. Адвокат призван наиболее квалифицированно
реализовать основную задачу правосудия: осуждению и наказанию должны
подвергаться только те лица, которые безусловно виновны в совершении
преступлений, тогда как невиновные лица должны быть освобождены от
необоснованных обвинений. Адвокат должен использовать все
предусмотренные законом средства защиты, выяснить все те обстоятельства,
которые могут служить для оправдания или смягчения вины подсудимого, и
оказывает ему необходимую юридическую помощь. Защитник входит в личный
контакт с обвиняемым, старается выяснить истинные мотивы правонарушения,
тщательно анализирует все его обстоятельства и помогает подзащитному
занять наиболее благоприятную для него позицию в судебном
разбирательстве. Между адвокатом и подзащитным должны складываться
доверительные отношения, согласована общая линия поведения. Вместе с тем
адвокат не заменяет в суде своего подзащитного, не адаптирован к его
целенаправленности, а самостоятельно определяет и реализует свою тактику
защиты в суде. Подсудимый имеет право отказаться от своего защитника
(даже в процессе судебного разбирательства). Адвокат же не может
отказаться от своего подзащитного. Даже при признании и очевидности вины
подсудимого, защита может оказать помощь в определении степени вины и
обеспечении справедливости наказания в соответствии с тяжестью
правонарушения и особенностями личности подсудимого.

Деятельность адвоката в суде осуществляется в несколько этапов.

1. Предварительное изучение материалов дела. Адвокат тщательно
анализирует все материалы предварительного следствия, проверяет
обоснованность и законность предъявляемого обвинения и решения о
предании обвиняемого суду.

2. Устанавливает личный контакт с обвиняемым, знакомит его с характером
предъявляемого обвинения. Здесь важна способность адвоката установить
контакт с обвиняемым, понять мотивацию его поведения, определить
индивидуально-психологические свойства его личности и выявить все
смягчающие его вину обстоятельства объективного и субъективного порядка.

На основании анализа материалов дела и контакта с личностью обвиняемого
адвокат разрабатывает свою модель криминогенной ситуации и определяет
стратегию и тактику защиты. При этом задача адвоката заключается не в
том, чтобы избавить преступника от заслуженного наказания, а в оказании
помощи суду более глубоко разобраться во всех объективных и субъективных
обстоятельствах дела, способствовать определению судом справедливой меры
наказания.

Если прокурор как представитель обвинения от имени государства опирается
на доказательства вины подсудимого, то адвокат выражает моральную
поддержку всякому оступившемуся человеку, чтобы он чувствовал себя не
только преследуемым, но надеялся также на гуманность и милосердие
общества.

Участие в судебном разбирательстве. Адвокат активно взаимодействует со
всеми участниками судебного заседания, участвует в допросе обвиняемого,
потерпевшего и свидетелей, ведет диалог с экспертами и прокурором. Если
возникает необходимость в определении уровня интеллектуального развития
(особенно у несовершеннолетних обвиняемых), соответствия психического
развития биологическому возрасту, в установлении вида эмоционального
состояния в криминогенной ситуации, то адвокат обращается с ходатайством
в суд о назначении судебно-психологической экспертизы.

Адвокат очень тщательно анализирует выступление прокурора и оценивает
полноту доказательств, приводимых в пользу обвинения. Адвокат вправе
просить суд оказать снисхождение обвиняемому или снять обвинение, если
оно не имеет убедительного обоснования.

На основании собранной информации адвокат произносит свою речь.

Судебная речь адвоката является практической реализацией разработанной
им стратегии и тактики защиты. Защитительная речь обычно имеет следующую
структуру:

вступительная часть;

изложение фактических обстоятельств происшествия;

анализ и оценка личности обвиняемого;

анализ мотивации совершенного преступления;

заключительная часть.

В речи адвоката должны присутствовать все те лучшие элементы
профессионализма и ораторского искусства, о которых мы говорили выше.
Вступительная часть сразу же должна привлечь внимание публики остротой
момента, его значимостью в судьбе человека. Адвокат должен находить
нестандартные приемы обращения к слушателям, активизирующие их
восприятие и эмоции. Тут возможны риторические вопросы, смысловые
ударения, выразительная лексика, активная мимика и пантомимика, однако
без излишней аффектации и позерства.

Во второй части своей речи адвокат очень кратко излагает фабулу
рассматриваемого дела, акцентируя внимание на его специфических
аспектах, необычности ситуаций, в которой оказался обвиняемый, в ее
конфликтной и эмоциональной напряженности и т.п. Адвокат настраивает
аудиторию на возможность и необходимость обнаружения смягчающих вину
обстоятельств даже в самых безнадежных делах. Здесь возможно изложение
тех фактов, которые не были учтены в обвинении. Адвокат должен
акцентировать внимание на тех вопросах, которые, согласно его прогнозу,
могут лечь в основу выносимого судом приговора.

Психологически важную для воздействия на слушателей роль играет та часть
речи, в которой адвокат анализирует личность обвиняемого: его
темперамент и характер, возможные акцентуации и патологии, сферу
сознания, чувств и воли.

Особого внимания заслуживает анализ мотивационной сферы личности
подзащитного: каковы его интересы, идеалы, убеждения, ценностные
жизненные ориентации. Именно в них часто кроется истинная причина
преступления. Адвокат должен быть психологически грамотным специалистом,
чтобы раскрыть перед участниками судебного заседания сложную структуру
человеческой психики, ее многослойность, разнонаправленность, соединение
в ней возвышенных и низменных побуждений. Именно такой анализ раскрывает
внутренний механизм преступления: было ли оно результатом случайного
трагического столкновения подсудимого и потерпевшего; либо было вспышкой
в ответ на угрозу жизни, оскорбление и т.д.; либо оно возникло спонтанно
как аффективная реакция на долго скрываемые обиды, многолетние унижения;
либо было сознательно и преднамеренно подготовлено обвиняемым. В каждом
из этих случаев оценка степени вины подсудимого может быть различной.
Анализу подлежат также отношения между обвиняемым и потерпевшим: знакомы
ли они или нет; какие отношения их связывали -дружеские или враждебные;
не имели ли место провоцирующие действия потерпевшего и т.п. Адвокат
останавливается также на вопросах биографии обвиняемого, особенностях
его индивидуального развития в онтогенезе: семья, школа, друзья,
дворовые компании, материальные условия и социальные обстоятельства
жизни, наличие или отсутствие рецидивов. Эти данные адвокат вправе
приводить для более глубокого понимания судом причин деформации личности
обвиняемого и указания на то, что при более благоприятных социальных
условиях данная личность могла бы или еще может стать иной. Однако
адвокат не вправе использовать биографические данные в качестве
аргумента «ас1 Ьоттет» («он совершил тяжкое преступление, но у него было
тяжелое детство»).

Недобросовестные адвокаты нередко стараются прибегать к подобным
аргументам, особенно на суде присяжных, чтобы увести слушателей от
семантической оценки сути и социального значения рассматриваемого деяния
и действовать только на их эмоциональную сторону. Защита интересов
подсудимого не должна уводить его от ответственности за содеянное зло.

Поэтому адвокат должен базироваться в своих доводах на факты, не
рассчитывая только на эмоциональное воздействие на суд. Если
преступление действительно имело место, то адвокат должен различать факт
доказанности правонарушения и меры ответственности субъекта, прося суд
только о снисхождении ввиду определенных смягчающих вину обстоятельств,
сложившихся в криминогенной ситуации.

Если слушается дело о групповом правонарушении, то адвокаты всех
обвиняемых вступают в контакт между собой, согласовывают общую линию
поведения, но при этом каждый адвокат разрабатывает свою тактику защиты
конкретного обвиняемого, исходя из меры его вины и участия в
правонарушении.

Защитник выступает после прокурора, и это налагает на него особую
ответственность и требует особого мастерства, так как после речи
обвинителя аудитория настраивается на осуждающую тональность. Используя
все недоказанные обстоятельства, защитник вправе использовать их для
смягчения участи подзащитного. При этом он не должен пререкаться с
прокурором, допускать какие бы то ни было нетактичные замечания в адрес
потерпевших и свидетелей. Его речь должна быть образцом правового
анализа, высокой интеллектуальной и нравственной культуры, ораторского
искусства1. Адвокат должен уметь оказать должное влияние на суд, так как
именно после его речи и последнего слова подсудимого суд удаляется на
совещание.

Адвокат сохраняет взаимодействие со своим подзащитным и после вынесения
приговора, если возникает необходимость обращения к кассационным
инстанциям по обжалованию приговора. Это тем более важно, что после
вынесения приговора осужденный обычно находится в депрессивном состоянии
и его способность к самозащите предельно снижена. Еще раз
проанализировав все обстоятельства дела и используя собранные
дополнительные материалы, адвокат составляет кассационную жалобу и
подает ее в письменном виде лично в соответствующие надзорные инстанции.
Защитники могут внести значительный вклад в исправление судебных ошибок.
Но для этого кассационная жалоба должна быть составлена высоко
квалифицированно, с анализом всех обстоятельств дела и ошибок,
допущенных судом.

Профессиограмму деятельности адвоката можно представить следующим
образом.

1 См.: Кони А.Ф. Избранные произведения, М., 1980; Плевако Ф.Н.
Избранные речи. М., 1993.

В сфере профессиональной мотивации адвоката особо значимы такие стимулы,
как стремление к справедливости, гуманистические ценностные ориентации.

В сфере целеполагания и постановки профессиональных задач следует
выделить задачи установления истины, защиты прав и интересов граждан.

В сфере практических действий адвоката следует выделить такие:
оформление документации, составление защитительной речи, кассационной
жалобы и т.п.

Оценка полученного результата (характера вынесенного судом приговора)
побуждает адвоката либо считать дело успешно законченным, либо требовать
изменения приговора, пересмотра дела, дополнительного расследования с
учетом допущенных ошибок.

К профессионально-важным свойствам личности адвоката, посредством
которых он решает свои профессиональные задачи, следует отнести:

свойства когнитивных процессов:

мышления (аналитичность, т.е. способность выделять наиболее существенные
аспекты предварительного и судебного следствия; критичность; логичность;
умение замечать противоречия; стратегичность;

речь: ораторские способности, культура речи, образность,
выразительность, дискурсивность;

восприятия и внимания: наблюдательность, распределенность,
пе-реключаемость;

память (объем профессионального опыта; оперативность, т.е. способность
быстро извлекать необходимые доказательства);

– воображение: образность, прогностичность, репродуктивность,
творчество;

свойства регуляторных процессов: гуманизм, честность, лидерство,
настойчивость, стрессоустойчивость, компромиссность, эмпатия;

свойства коммуникативных процессов: социальная активность, способность к
диалогу, экстравертивность, информативность (объем и скорость
переработки информации), вербальная активность, общительность, живость
мимики и пантомимики, толерантность.

Вопросы для самоконтроля

В чем сущность профессиональной деятельности участников
судопроизводства?

Структура профессиограммы деятельности юриста

Что такое психограмма деятельности юриста?

В чем состоит специфика профессиональной деятельности судьи?

Профессиограмма деятельности судьи

В чем состоит специфика профессиональной деятельности прокурора?

Профессиограмма деятельности прокурора

В чем состоит специфика профессиональной деятельности адвоката?

Профессиограмма деятельности адвоката

Раздел IV

Психология

следственной деятельности

Глава 9

Психология личности следователя

9.1. Профессиографирование (профессиограмма). Психологический анализ
деятельности следователя

Основная часть жизни человека, как известно, связана с определенной
профессиональной деятельностью. В решении проблемы «человек и профессия»
психология играет значительную роль. В лице человека, не занятого
профессиональной деятельностью, общество несет невосполнимые духовные и
материальные потери. Огромный ущерб терпит и сама личность вследствие
неудовлетворенности этим положением, ибо человек зачастую становится
неудачником лишь потому, что он в свое время не смог или ему не помогли
найти то место, на котором он испытал бы удовлетворенность от труда по
призванию.

В наше время выбор профессии, профессиональное самоопределение
рассматривается как основа жизненного самоутверждения личности в
обществе. Считается, что на процесс профессионального самоопределения
наиболее сильное влияние оказывают такие факторы:

интересы, на формирование которых, в свою очередь влияют способности,
прошлый опыт, представление о будущей профессии. Статистический анализ
показывает, что менее 40% выпускников при выборе профессии
руководствуются специально полученной информацией о профессии, в которой
не только раскрываются привлекательные стороны, но и приводятся сведения
о ее содержании, в том числе касающиеся и негативных аспектов;

индивидуальные особенности личности (темперамент, характер,
способности);

уровень подготовки, который включает в себя культурный кругозор,
мировоззрение, школьную успеваемость;

состояние здоровья;

социальные факторы (место жительства, профессия и советы родителей,
рекомендации учителей, товарищей, средств массовой информации.

В неправильном выборе профессии нередко повинны члены семьи, которые
ориентируются не на подлинные способности и призвание молодого человека,
а на преходящие факторы (заработок, преемственность профессий в семье,
доступность получения профессии и т.д.). Влияние членов семьи в этом
вопросе зачастую носит форму не совета, а категорического требования.
Причинами случайного выбора профессии являются также советы товарищей,
внешняя привлекательность профессии и т.п.

Большинство людей, включенных в определенную профессиональную
деятельность выбирают ее по разным причинам, но в любом случае каждому
человеку надо знать о психологических особенностях своей
профессиональной деятельности. Так, одна из студенток написала в своем
реферате, что ей было достаточно побывать на одном допросе, длившемся
четыре часа, чтобы понять, как далеко было от действительности ее
представление о работе следователя. Поэтому очень важно правильно
осуществить отбор абитуриентов в учебные заведения системы МВД и
юридические вузы.

В психологии труда или ее современном направлении – психологии профессий
– рассматриваются вопросы профессиональной пригодности, психологической
готовности к профессиональной деятельности, профа-даптации,
профессионального роста, профессиональных деформаций и т.д.

Что же такое профессиография и профессиограмма?

Цель профессиографии – выявление особенностей взаимодействия специалиста
в процессе профессиональной деятельности с предметами, средствами и
продуктами труда, с окружающими людьми и другими явлениями,
сопровождающими эту деятельность.

Профессиографическое направление исследования базируется на принципе
комплексного изучения профессий с экономической, социальной,
психологической, физиологической, гигиенической, медицинской и
профессионально-технической стороны. Профессиография ориентирована на
обеспечение профессиональной успешности работников, как общий метод
анализа и описания профессиональной деятельности.

Проблема психологического анализа различных видов профессиональной
деятельности в течение более чем семи десятилетий занимает центральное
место в ряде научно-прикладных направлений отечественной психологической
науки (психотехника, психология труда, инженерная психология,
эргономика, психология профессий).

Психологический анализ профессиональной деятельности является основой
для решения таких научно-практических задач: профориентация,
профконсультация, профотбор, профобучение и профутомление,
профтравматизм, профдеформация.

Психологический анализ деятельности следователя предполагает прежде
всего раскрытие ее психологической структуры. Когда речь идет о
психологическом изучении профессиональной деятельности, то обычно
имеется в виду деятельность индивида или индивидуальная деятельность
(например, следователя). В последние годы под влиянием запросов практики
объектом психологического исследования стала совместная
профессиональная, групповая, в том числе коллективная деятельность. Так,
успех организации расследования, а в конечном счете и правильного
решения задач предварительного следствия в целом зависит не только от
практических усилий конкретного следователя, но и от слаженных
коллективных усилий работников органов дознания, следователей,
специалистов, экспертов.

Анализ строения индивидуальной профессиональной деятельности.
Представления о строении деятельности составляют основу теории
деятельности (А.Н.Леонтьев). Деятельность человека имеет сложное
иерархическое строение (см. рис. 10).

Действие – это основная единица анализа деятельности, процесс,
направленный на реализацию цели. Обычно деятельность разворачивается как
система последовательных действий, каждое из которых решает частную
задачу, как бы «делает шаг» по направлению к цели (на предварительном
следствии – это осмотр места происшествия, допрос, очная ставка, обыск,
опознание и т.п.).

Цель – это образ желаемого результата, который определяет характер и
способы действий человека. Основной целью следственной деятельности
является установление истины. На пути к этой цели следователь совершает
ряд следственных действий.

Операция – это способ выполнения действий. Характер используемых
операций зависит от условий, в которых совершается действие. Операции
раскрывают также техническую сторону выполнения действий, технику и
средства. Так, обыск в ярко освещенном помещении или на местности
поздним вечером, ночью, требуют совершения разных операций, связанных с
индивидуальными способами и техническими средствами.

Стремление к совершенствованию своей профессиональной деятельности,
тренировка действий приводит к формированию автоматизированных действий
– навыков и привычек. Привычка рассматривается как потребность в
каком-либо действии, определенная зависимость личности от этого
действия. Привычки могут быть положительными и отрицательными. Например,
привычка в своих действиях строго следовать «букве закона», выполнять
следственные действия в соответствии с действующим Законом Украины «О
милиции», УК, УПК Украины, безусловно, имеет позитивный характер. Однако
могут быть и привычки противоположного плана. От навыка личность не
зависит, поскольку это сознательно автоматизированное действие. Если
есть необходимость в нем, то личность будет действие тренировать, нет –
постепенно действие будет терять характер автоматизированности.

На основе системы навыков, относящихся к одному и тому же виду
деятельности, формируются умения. «Умелое» действие – это всегда
действие со знанием своего дела. Система знаний плюс система навыков
создают готовность человека к самостоятельному решению поставленных
перед ним задач. Для навыков и привычек, как автоматизированных
действий, характерна стереотипность. Умение же проявляется в решении
новых задач и включает в себя момент творчества.

Уровнем развития знаний, умений и навыков определяется профессиональное
мастерство личности. Но следует учитывать, что в профессиональную
деятельность включаются психические процессы: восприятие, внимание и
память, способы преобразования информации в мышлении и т. д.

Анализируя строение профессиональной деятельности, необходимо ответить
на вопрос: что побуждает человека ставить цели и добиваться их
осуществления? Для поиска ответа нужно обратиться к понятиям
«потребности» и «мотивы».

«Потребность» – это внутреннее состояние объективной нужды человека в
чем-то, его зависимость от конкретных условий существования.

Мотив определяется как предмет потребности. Вслед за опредмечиванием
потребности и появлением мотива резко меняется тип поведения, оно
приобретает направленность. Мотив это то, ради чего совершается
действие. Предмет потребности (мотив) может быть адекватным (например,
нерешенная профессиональная задача – найти преступника, мотивация
достижения успеха), но может быть и корыстным. Один и тот же мотив может
побуждать разные действия, но одно и то же действие может побуждаться
разными мотивами.

Мотив и цель образуют своего рода «вектор деятельности», определяющий ее
направление, а также величину усилий, развиваемых субъектом при ее
выполнении.

То, какой именно будет деятельность, побуждаемая каким-либо конкретным
мотивом, определяется целью. Мотив относится к потребности, побуждающей
к деятельности, цель – к объекту, на который направлена деятельность.
Мотив и цель могут полностью соответствовать, значительно расходиться и
даже противоречить друг другу. Например, при адекватной профессиональной
деятельности следователя мотивации – «на дело», т.е. на защиту интересов
и прав граждан, борьбу с преступностью – мотив и цель совпадают. При
корыстной мотивации или даже криминальной мотив и цель не просто
расходятся, а противоречат друг другу. Вектор «мотив-цель» является
высшим регулятором деятельности и включенных в нее психических
процессов.

На основании анализа существующих концепций Б.Ф.Ломов выделил основные
структурные компоненты деятельности: мотив, цель, планирование
деятельности, переработка текущей информации, оперативный образ
(концептуальная модель), принятие решения, действие, проверка
результатов и коррекция действий.

Цель профессиональной деятельности выступает в двух аспектах: идеальное
или мысленное представление будущего результата и уровень достижений, на
который претендует личность.

План деятельности организует ее во времени и в пространстве,
обеспечивает связь между действиями. В плане отражается стратегия и
тактика реализации деятельности на основе объективных и субъективных
условий ее выполнения. Чтобы преобразовать объект деятельности, человек
(субъект деятельности) должен обладать не только образом-целью и планом,
но и воспринимать информацию о текущем состоянии объекта. Идеальное,
специализированное отражение преобразуемого в деятельности объекта
выступает как оперативный образ. Принятие решения включено в любую
деятельность и может относиться ко всей деятельности в целом, к
отдельным действиям или его компонентам.

Например, следователь составляет предварительный план по раскрытию
совершенного преступления, но по мере получения информации, ее
переработки и осмысления создается новая картина (оперативный образ)
преступления, она может быть прямо противоположной первоначальной, но
может измениться при получении последующей информации, поэтому мы
говорим об оперативном образе. Это определяет направление поиска
решения, в процессе которого происходит выдвижение версий (гипотез), их
проверка и оценка, т.е. принятие решения.

В совместной профессиональной деятельности общая цель является фактором,
объединяющим людей, она связана с потребностями группы как целостного
образования. Мотивы личностей переплетаются и могут в совместной
деятельности интегрироваться. Общий план выполняет прежде всего
координирующую роль, определяя функциональные взаимосвязи между
участниками этой деятельности. Имеется общий фонд информации, которым
пользуется каждый. В совместной профессиональной деятельности
наблюдаются феномены подражания, внушения, эмоционального
взаимозаражения и т.п.

В результате профессиографирования составляется профессиограм-ма,
которая включает описание условий труда, прав и обязанностей
специалиста, необходимых знаний, умений и навыков, профессионально
важных качеств, а также противопоказаний по состоянию здоровья. При
разработке профессиограммы в интересах профессионального отбора и
оптимального распределения кадров особенно важно выявить профессионально
важные качества, которые эффективно дифференцируют людей по успешности
их профессиональной деятельности в течение всей продолжительности этой
деятельности, являются устойчивыми, почти не поддающимися
совершенствованию.

Профессиограммы можно подразделить на частные и комплексные. Частные
профессиограммы дают лишь частные с точки зрения одной науки (например,
психологии) представления о профессиональной деятельности.

Комплексная профессиограмма является всесторонним описанием работы, в
котором собраны результаты профессиографии всех дисциплин – от
психологии, физиологии, медицины до экономики, техники и т.п.

Одним из основополагающих принципов профессиографирования стал принцип
дифференцированного подхода к изучению профессиональной деятельности.
Сущность этого принципа – подчинение профессиографирования решению
конкретных практических задач. Например, для целей профотбора нужно
выделить те профессионально важные признаки, которые допускают
дифференциацию кандидатов по их профессиональной пригодности. Для
определения уровня квалификации большое значение приобретает
характеристика профессиональных функций, знаний, умений и навыков. Для
изучения профессионального утомления (например, выделяются признаки,
обнаруживающие факторы, инициирующие профессиональную усталость). Эти
професси-ограммы называются специальными.

Универсальные профессиограммы содержат сведения и характеристики
профессиональной деятельности действительные для всех видов работ. Такая
профессиограмма бывает весьма обширной и преследует многие цели, но
разрабатывается редко. На рис. 11 показана последовательность проведения
исследований при применении профессиографи-ческого метода.

Как уже было сказано выше, в профессиограмму включают условия
профессиональной деятельности следователя, они характеризуются
повышенной психической напряженностью, возможной экстремальностью в
связи с:

процессуальной регламентированностью средств и сроков следствия, а
следовательно они работают в условиях дефицита времени (дефицит времени
выражается в строгом временном режиме не только общих сроков
расследования, но и сроков, связанных с процессуальными этапами движения
уголовного дела);

преодолением возможного противодействия заинтересованньгх лиц;

недостаточностью в ряде случаев исходной информации;

трудностями проведения некоторых следственных действий (например,
судебных экспертиз в связи с экономическими трудностями);

повышенной социальной ответственностью принимаемых решений, в связи с
наличием властных полномочий и процессуальной самостоятельности;

наличием ситуаций или факторов профессионального риска: ситуация
получения (приобретения) каких-либо благ (предметов) с отступлением от
установленного порядка, когда эти блага предоставляются якобы «просто
так», «из уважения», ситуация передачи взятки следователю. Это делается
для налаживания неформальных отношений с целью получения выгодного
результата; ситуации возможных провокаций (в местах общественного
питания, кафе, ресторанах, гостиницах, допрос свидетеля или потерпевшего
в его квартире), вовлечение следователя в конфликт, поступление на него
жалоб клеветнического характера с целью оказания давления или его
дискредитации.

В литературе имеются многочисленные описания порождающих психическую
напряженность воздействий и ситуаций, которые называют стрессорами.
Характеризуя эти ситуации, авторы указывают такие признаки: «сложные»,
«трудные», «особые», «эмоциогенные», «критические», «аварийные»,
«чрезвычайные», «гиперстрессовые», «экстремальные»,
«сверхэкстремальные», «кризисные».

Понятие «экстремальный» (от лат. ехХтешиш – крайность) употребляется для
объединения понятий максимума и минимума. При употреблении понятия
«эстремальность» обычно ясно, что речь идет не о нормальных, обычных
условиях деятельности, а о существенно отличающихся от них
обстоятельствах. Экстремальность может создаваться не только
«максимизацией» (сверхвоздействием), а и «минимизацией» (примером могут
служить исследования в области авиационной и космической психологии,
посвященные проблеме функционирования психики человека в условиях
сенсорной изоляции). Экстремальность обусловливается не только
интенсивностью воздействия на человека, но и другими параметрами:
качественное своеобразие среды, в которой может проходить человеческая
деятельность (температурные; барические, связанные с изменением
давления, воздействия; гипоксия – нехватка кислорода; гиподинамия –
ограниченность движений и т.п.); характер воздействий (неприятность,
монотонность и т.п.); объективная сложность самой задачи (переработка
огромных потоков информации, необходимой для выполнения тех или иных
действий, отвлекающие воздействия, высокий темп работы и т.п.).

Одним из важнейших факторов экстремальности является время. Считается,
что этот фактор может существенно определять экстремальность воздействия
и, следовательно, степень напряженности, а также ее эффект. Это
объясняется тем, что доступный человеку оптимальный темп деятельности у
разных лиц неодинаков и переход через индивидуальные пределы этого темпа
ведет к возникновению психической напряженности.

Эффект воздействия обусловлен также особенностями личности и ситуации.
Так, непосредственная опасность для жизни, сильная боль, которые
признаются экстремальными, могут быть таковыми в связи с выполнением
определенной социальной роли, переживанием чувства патриотизма, по
религиозным мотивам.

В психологических исследованиях доказано, что мотивационные,
интеллектуальные и другие психологические характеристики личности,
жизненный опыт, знания и т.п. существенным образом корригируют влияние
объективных характеристик воздействия.

В последнее время понятие «эстремальность» стало употребляться весьма
широко как условие, порождающее эмоциональный стресс, между тем
традиционно оно обозначает лишь чрезвычайное воздействие, обладающее
крайними предельными значениями. В экстремальных условиях нарушается
привычный режим труда и отдыха человека. В тяжелых экстремальных
ситуациях психические и другие перегрузки достигают пределов, за
которыми могут следовать переутомление, нервное истощение, полнейший
срыв деятельности, аффективные реакции, психогении (патологические
состояния).

Экстремальные ситуации, как известно, опасны для жизни, здоровья,
благополучия человека, отдельных групп людей, значительной части
населения. Их создают стихийные бедствия, аварии, катастрофы, военные
действия, связанные с применением различных видов оружия, операции
спецподразделений по освобождению заложников, сотрудников ОВД по
задержанию вооруженных преступников, лихачей-водителей, опасных
психических больных и т.п. Готовность человека к действиям в такой
ситуации проверяется во время наводнений, снежных заносов, засухи,
пожаров (в том числе лесных, на нефтепромыслах), землетрясений, эпидемий
и т.п.

Воздействие экстремальных условий складывается не только из прямой,
непосредственной угрозы жизни человека, но и опосредованной, связанной с
ожиданием ее реализации. Современная война (военные действия) с точки
зрения экстремальных условий, вызывающих возникновение нарушений
психической деятельности, объединяет, по существу, психотравмирующие
факторы, присущие почти всем стихийным бедствиям и катастрофам. В войне
с применением обычных видов оружия к ним относятся: разрушение зданий и
пожары в результате действий артиллерии и авиации, катастрофические
наводнения в связи с повреждением гидротехнических сооружений, заражение
обширных территорий радиоактивными и ядовитыми химическими веществами
при разрушении атомных электростанций и химических заводов.

Оценивая травмирующее воздействие различных неблагоприятных факторов,
возникающих в описанных условиях, на психическую деятельность человека,
следует отличать непатологические психоэмоциональные реакции человека на
экстремальную ситуацию от патологических состояний – психогений.

Для первых характерна прямая зависимость от ситуации, как правило,
небольшая продолжительность, сохранение работоспособности (может быть
снижена), возможность общения с окружающими и критического анализа
своего поведения.

Кризис понимается чаще всего как кризис жизни, критический момент и
повортный пункт жизненного пути. Каждый человек, отдает он себе в этом
отчет или нет, имеет некое содержательное психологическое «ядро» –
«смысл жизни». Активность человека реализуется через многочисленные
интеллектуальные, национальные, мотивационные, волевые и другие
механизмы. Психологический кризис – это невозможность осуществлять цикл
воплощения себя, свой замысел. При этом не наблюдается нарушений функций
мозга, т.е. человек практически здоров. Внешние обстоятельства дают
возможности, при которых человек может действовать как и раньше. Но
развивать прежнюю активность он уже не может по внутренним
психологическим причинам, т.е. он как бы утратил понимание и чувство,
что ему это нужно. Такое состояние сопровождается интенсивными, часто
отрицательными по окраске эмоциями. Возможны труднопоправимые, тяжелые и
даже трагические поступки как результат тяжелой болезни, при которой
человек может оказаться психологически травмированным на всю жизнь.

О непереносимости, бессмысленности страданий в жизни в свое время писал
Ф.Ницше. Он утверждал, что человек не может выносить бессмысленности
своего страдания. Страдание, смысл и цель которого осознаны, есть совсем
уж иное страдание, чем страдание бесцельное и бессмысленное. Героическое
переживание самых тяжких испытаний предполагает осознание смысла
испытываемого.

На убийственную силу бессмысленности происходящих действий делали ставку
нацисты, заставляя узников концлагерей переносить с места на место кучи
песка. Отсутствие смысла происходящего можно с уверенностью назвать
основной причиной самоубийств.

Но возможны и прямо противоположные последствия кризиса, когда человек
может стать более зрелым, собранным, добрым, человечным, сильным, смелым
и мудрым; подняться на новую ступень в своем развитии.

Человек в течение своей жизни не один раз переживает психологические
кризисы. Выделяют различные виды кризисов в зависимости от причины
(например, кризисы резкой смены работы, профессии, отрыва от семьи,
ухода на пенсию, изменения (понижения или резкого повышения) социального
статуса). Можно выделить кризисы возрастные, по соматическим основаниям
(болезнь), социально-статусные (ролевые) и внутреннего роста.

В отличие от непатологических реакций психопатологические психогенные
расстройства являются болезненными состояниями, выводящими человека из
строя, лишающими его возможности продуктивного общения с другими людьми
и целенаправленных действий. При этом в ряде случаев имеют место
расстройства сознания, возникают психопатологические проявления,
сопровождающиеся рядом психических расстройств. В настоящее время
психогении при экстремальных условиях принято разделять на невротические
реакции и состояния (неврозы), реактивные психозы и аффективно-шоковые
реакции.

Из анализа общего состояния людей следует важное для планирования и
организации психологических мероприятий заключение – подавляющее
большинство людей вследствие психогенных расстройств являются
практически нетрудоспособными (особенно в первый период развития
экстремальной ситуации). Это вынуждает поставить вопрос о необходимости
вывода при первой же возможности из зоны экстремальных воздействий
людей. Решение о замене специалистов, особенно руководителей, должно
приниматься с учетом индивидуальной оценки их состояния. В ряде случаев
допустима не замена специалистов и руководителей, а временное
прикомандирование к ним соответствующих дублеров (такая система
полностью оправдала себя во время землетрясения в Армении в 1988г.).

Деятельность в экстремальных ситуациях резко повышает требования,
предъявляемые к интеллектуальной, особенно эмоционально-волевой сфере
личности.

Работа в сложных, ответственных и неожиданных ситуациях требует наличия
высокоразвитого самообладания, умений не поддаваться действиям самых
различных объективных и субъективных стресс-факторов, умений в короткие
сроки найти пути их устранения или снижения их воздействия. своевременно
принять решение и уверенно без колебаний, адекватно реализовать его с
помощью определенной системы и, наконец, квалифицированно
проконтролировать эффективность принятых им мер.

В этой ситуации на первый план выступают профессиональные умения,
выражающиеся в способности достигать в изменяющихся условиях сознательно
поставленной новой для него цели деятельности путем творческого
применения обобщенных способов и методов выполнения работ. Являясь
автоматизированными компонентами умений, навыки продолжают играть,
однако, подчиненную умениям роль.

Помимо дискомфорта и строгого лимитирования времени, нормальное
выполнение деловых функций в экстремальной ситуации осложняется чувством
повышенной ответственности, возникающим в результате того, что ошибки,
промедления, отстрочки и отказы могут повлечь за собой расширение
размеров аварий, последствий катастроф, увеличение количества
травмированных людей, человеческие жертвы.

Качественно должно измениться также содержание и характер мышления. Так,
если в нормальных условиях он мог пользоваться трафаретными приемами
мышления, то в непрерывно меняющихся, часто неожиданных новых ситуациях
гиперстресса на первый план выступают эвристические компоненты мышления,
связанные с нестереотипным поведением и творческим применением знаний и
навыков в практических целях.

Большое значение в сохранении психического здоровья и работоспособности
имеют его выносливость, вытекающая из способности к экономной трате
своих сил и рациональному распределению их по времени, так как трудности
и неожиданности, опасность для жизни существуют часто в течение
значительного времени, и еще нужно найти способы решения возникших
проблем, ибо готовых рецептов нет.

Остро стоит вопрос и об отборе, подготовке работника для наиболее
ответственных участков работ во многих областях хозяйственной, военной,
правоохранительной деятельности в критических, экстремальных условиях.

Как показали специальные научные исследования и опыт, при возникновении
особо сложных, экстремальных ситуаций резко возрастает практическая
потребность в целенаправленном, квалифицированном, правильном
психологическом воздействии на людей. Психологическая неподготовленность
к действиям в таких ситуациях чревата непоправимыми, неоправданными и
трагическими ошибками.

Какова же реакция человека на особо сложные и непривычные условия,
совершенно незнакомую ему обстановку? Он либо овладевает ситуацией и
поступает сознательно, либо обстановка овладевает им, и тогда он
начинает действовать импульсивно.

Рекомендации научно-практического характера руководителю подразделения
ОВД имеют следующие направления:

повседневные условия работы (учебы) должны обязательно включать в себя
отдельные, наиболее типичные элементы экстремальных ситуаций (их можно
«проигрывать» в деловых играх, «воссоздавать»);

экстремальная ситуация, как правило, снижает эффективность влияния
руководителя на людей, если он «апеллирует» только к их сознательности,
культуре, сугубо интеллектуальным качествам. Успеха можно достичь лишь в
случае быстрого и непосредственного влияния на эмоционально-волевую
сферу, побуждающую человека к действиям (либо тормозящую их), используя
приемы внушения;

реальная опасность и неясность экстремальной обстановки вызывает высокую
напряженность психического и физического состояния человека (это имеет
свои плюсы и минусы). Возможны, с одной стороны, активизация всех
духовных и физических сил, а с другой – отрицательные эмоции, чувства;
неуверенность, пассивность, страх, даже паника (особенно в начале
ситуации или при переходе к пределу человеческих сил). Воздействие
сверхсильных раздражителей ведет иногда к развитию резких и существенных
(патологических) изменений в психике и поведении, требуется выход
(дублирование);

большое значение в экстремальных ситуациях имеет коллективный характер
деятельности. Дух коллективизма, «чувство локтя» помогают сотрудникам
преодолевать любые психологические и физические нагрузки: действуют
«соборный ум» (коллективная постановка цели, принятие решения, выбор
средств к достижению цели и т.п.) и коллективная воля;

в экстремальной ситуации значительно возрастает юридическая
ответственность за своевременность и правильность действий, т.е. за
практическое (а не на словах) выполнение своего высокого морального,
служебного и общественного долга. Все это вызывает у неподготовленных
сотрудников и руководителей такое типичное явление, как «страх ошибки»,
тормозящий деятельность;

психологи считают, что в экстремальной ситуации личность и коллектив
проявляют себя наиболее полно и ярко. Умелые или неумелые действия в
подобных условиях отдельного сотрудника, группы, коллектива и
руководителя надо рассматривать как самую строгую, объективную проверку
и оценку их подлинной готовности (профессиональной, психологической и
физической);

весьма важное значение в особо сложной ситуации приобретают
побудительные мотивы действий, которые могут активизировать (тормозить)
социально полезную деятельность человека, обнажая при этом его сущность,
подлинный характер его чувств, интересов и убеждений.

Особый, доминирующий смысл обретает и цель действий (отдаленная, но
главным образом ближайшая). Будучи значительной и ясной, она
предопределит методы и средства ее достижения;

8) в экстремальной ситуации обнаруживается и ряд других важных моментов:
возрастает роль личного примера; усиливается влияние на психику такого
мощного раздражителя, как вовремя и умело сказанное слово; максимального
внимания требует тот, кто впервые оказался в критической ситуации.

Чтобы уяснить методы и средства, повышающие психологическую устойчивость
сотрудников и коллективов, надо понять, что любая сложная ситуация, с
точки зрения психологии, может быть представлена в виде трех «простых»
элементов: подготовительный этап, этап выполнения задачи и
заключительный этап.

Сущность первого этапа, начинающегося с поступления сигнала о
необходимости действовать, состоит в приведении в психологическую
«боеготовность» эмоционально-волевых, умственных и физических
компонентов личности сотрудника или коллектива. Трудно переоценить роль
«предстартового» состояния сотрудников. До исполнителей следует довести
суть и значимость их действий, общий план мероприятий, сформировать
направленность на выполнение задачи. Любой из участников действий обязан
твердо знать свою ближайшую цель, маршрут движения и т.п.

Залог успеха – это вселение уверенности в сотрудников, укрепление
авторитета их руководителей, вера в технику, оружие, создание общего
положительного настроя. Вместе с тем нельзя допускать излишней
самоуверенности, перенапряженности. Оценка ситуации должна быть по
возможности объективна. Недопустимо делать акцент только на трудностях.
О психологическом «вхождении в работу» еще до начала непосредственного
ее выполнения свидетельствуют такие внешние данные, как определенное
возбуждение, повышенное настроение и собранность, сосредоточенность,
быстрое, точное реагирование на окружающую обстановку и поступающие
распоряжения, энергичные движения. И, напротив, на психологическую
неподготовленность указывают вялость, отсутствие энтузиазма и плохое
настроение; скованность движений, замедленное реагирование на команды и
замечания, равнодушие, молчаливость, раздражительность и т.п.
Разновидностью подобного явления может быть и «предстартовая лихорадка»,
излишнее волнение, показная веселость, суетливость, говорливость,
невнимательность (в таких случаях надо добиваться усвоения подчиненными
всех указаний, повысить контроль).

Многое зависит и от эффективности инструктажа. Проводя его, нужно
помнить, что следует категорически избегать формализма, казенщины, «духа
караулки», которые нередко создают у сотрудников отрицательный настрой,
подавленное настроение, нежелание исполнять служебный долг. Используя
разнообразные методы психологического воздействия на людей, следует
обращаться именно к положительным эмоциям, чувствам и качествам
личности, к положительным примерам. Это тем более важно, что в
экстремальной ситуации почти у всех резко возрастает подражательность,
эмоциональное заражение.

Формирование групп сотрудников должно базироваться на знании
индивидуальных особенностей людей (характер, способности и т.п.), их
неформальных межличностных взаимоотношениях и опоре на подлинных
лидеров. Под наиболее пристальным вниманием должны находиться те, кто
назначен старшим, а также неопытные работники (таких в одиночку посылать
на задание вообще не следует, за исключением тренировочных занятий).

Выше уже отмечалось, что при действиях в экстремальных ситуациях слово
начальника, командира приобретает большой вес для окружающих. Здесь
имеют важное значение и тембр голоса, и дикция. Речь командира должна
быть лаконичной и предельно ясной, всем понятной, вызывающей желание
выполнить все, что сказано. Сбивчивые, невразумительные, высказанные
раздраженным тоном, противоречивые указания руководителя создают
обстановку психологического напряжения, вызывают аффективные вспышки
подчиненных, могут послужить причиной неправильного истолкования слов
руководителя, повлечь ошибочные действия. Успешному выполнению задачи
способствует наличие в группах особо подготовленных сотрудников
(например, снайперов, водителей-асов, мастеров в применении различных
средств, владеющих приемами восточных единоборств и т.п.).

После выполнения сложного задания надо обязательно дать людям отдых
(проведение консультации психолога, посещение комнаты психологической
разгрузки), умело переключить их на другие дела, проверить психическое
состояние каждого человека, похвалить отличившихся, поблагодарить весь
коллектив.

Нервно-психические перегрузки могут усугубиться неравномерностью смены
труда и отдыха, ненормированностью рабочего дня, нарушениями привычного
режима суточной жизнедеятельности, что иногда приводит к развитию
стойких состояний психической напряженности, эмоциональной
неустойчивости, психосоматическим функциональным расстройствам и
различным заболеваниям.

Различные болезни желудка, хронические головные боли, бессонница,
гипертония, склероз и невроз – таковы наиболее типичные профессиональные
недуги специалистов, чья деятельность сопряжена с волнениями,
преодолением трудных и стрессовых ситуаций, нервным перенапряжением,
насыщенным рабочим днем, систематической и напряженной работой,
требующей постоянных энергозатрат. Поэтому следователь должен проявлять
постоянную заботу о собственном здоровье, о своей психической и
физической форме как гарантии успешной деятельности.

Одним из важнейших условий поддержания психического здоровья в процессе
профессиональной деятельности является умение человека пользоваться
приемами психического самоуправления (саморегулирования), т.е.
осуществлять сознательные воздействия на присущие ему психические
явления (процессы, состояния, свойства), выполняемую им деятельность,
собственное поведение с целью поддержания (сохранения) или изменения
характера их протекания (функционирования).

Проблема психического здоровья специалиста тесно связана с проблемой
надежности профессиональной деятельности. Это интересная и перспективная
область исследования в юридической психологии. Известная краткая
формулировка счастья – «Здоровый дух в здоровом теле» – не всегда
реализуется. Специалист, обладающий необходимой профессиональной
подготовкой и не испытывающий нарушений со стороны функционирования
собственного организма, все равно останется потенциально опасным в
смысле профессиональной надежности, если в его психическом здоровье не
все благополучно.

В преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения приводится
определение этого понятия – «здоровье» трактуется как состояние
человека, которому свойственно не только отсутствие болезней или
физических дефектов, но и полное физическое, душевное и социальное
благополучение.

Психически здоровый человек прежде всего отличается уравновешенностью,
относительным постоянством поведения, адекватным реагированием на
окружающие его жизненные условия; способностью самоуправления поведением
в соответствии с нормами, принятыми в разных коллективах; способностью
изменять поведение при смене жизненных ситуаций; способностью
планировать и осуществлять свой жизненный путь.

Современные западные психилоги считают, что самыми информативными
показателями психического здоровья являются самоуважение и степень
выраженности тревожности.

Путь к психическому здоровью – это путь к интегральной личности, не
разрываемой изнутри конфликтами мотивов, сомнениями, неуверенностью в
себе. Психическое здоровье предусматривает тренировку психики, раскрытие
ее резервов и развитие, совершенствование психических процессов (памяти,
внимания, воображения и др.), воспитание дисциплины ума и чувств. Можно
быть физически крепким, здоровым и вместе с тем психически ущербным
человеком. Значительная часть современных направлений в психологии
здоровья сосредоточены не только на формировании психического здоровья,
сколько на усилиях излечения уже заявившего о себе психического
нездоровья (алкоголизм, наркомания и т. п.). Необходимо также заботиться
об изначальном формировании здоровой психики и поддержании ее
функционирования в границах нормы, т.е. заботиться о здоровье1.

1 См.: Никифоров Г.С. Надежность профессиональной деятельности. СПб.,
1996.

Трезвый образ жизни – одно из главных условий сохранения здоровья.
Пьянство и психическое здоровье являются несовместимыми понятиями.
Никакими экономическими соображениями нельзя оправдать пополнение
государственной казны за счет продажи табачных изделий и массового
потребления алкоголя, а также подчиненную этой цели изощренную рекламу.
Академик В.М.Бехтерев так писал об условиях свободного и здорового
развития личности: «… Борьба с пьянством в народе будет бессильной до
тех пор, пока наш государственный бюджет будет искать свою опору в тех
сотнях миллионов, которые извлекаются из народного обращения в счет
потребления им спиртных напитков»1.

Обследование, проведенное в 90-х гг. XX в., выявило, что примерно 10%
общего числа «сильно пьющих» составляют полицейские, причем большинство
из них признали, что выпивают на службе. Более того, было обнаружено,
что вызываемое чрезмерным употреблением алкоголя заболевание – цирроз
печени – наблюдается среди полицейских значительно чаще среднего
показателя по всем обследованным профессиям. Одна из основных причин
повышенного пристрастия к алкоголю, согласно обследованию, это
возникающее у полицейских чувство, что они не могут управлять своими
действиями. А поскольку большинство полицейских структур
милитаризированы и требуют строгой дисциплины и точного выполнения
инструкций, то полицейские прибегают к алкоголю, чтобы избавиться от
неудовлетворенности самим собой и справиться со стрессом, присущим их
профессии.

Из расстройств, связанных со стрессом, среди полицейских распространены
разные физиологические нарушения, эмоциональные и личностные проблемы, а
также недобросовестное исполнение ими своих служебных обязанностей.
Физиологические нарушения варьируются от болей в спине, мышечных судорог
и головных болей до астмы, диабета, повышенного давления, изжоги, язвы
желудка. Исследователи отмечают также высокий уровень заболеваемости
ишемической болезнью сердца, расстройства пищеварения.

Эмоциональные и личностные проблемы обусловливают разводы, алкоголизм,
депрессию и самоубийства. Сама природа профессии может приводить
полицейских к ощущению изолированности и одиночества, что в свою очередь
легко провоцирует агрессивное поведение, апатию, цинизм, нарушения
дисциплины и отдаление от друзей и общества в целом.

1 Бехтерев В.М. Личность и условия ее развития и здоровья. СПб., 1905.
С. 73.

К приемам ослабления стресса в этих случаях можно отнести создание групп
поддержки, в которых участвуют полицейские и психологи; временное
отключение от работы, психологическая разгрузка, обращение в
психологическую службу за помощью; занятия благотворительной
деятельностью в обществе других людей (этот прием ведет к устранению
враждебности и подозрительности по отношению к коллегам-полицейским).
Именно эти эмоции чаще всего порождают изоляцию, самоустранение и
одиночество, ведущее полицейских к опустошению, поэтому участие их в
коллективной работе является хорошим противоядием стрессовых нарушений1.

Профессия следователя предъявляет высокие требования не только к
физическому, но и психическому здоровью, как основе надежности
профессиональной деятельности. Ясно, что эпизодическими мероприятиями
проблему надежности не решить. Культ здорового образа жизни должен стать
естественной, органичной потребностью специалиста на всем протяжении его
профессионального и жизненного пути.

9.2. Структура профессионально важных свойств личности (психограмма
следователя)

Психограмма – это психологический портрет профессии, являющейся важной
составляющей профессиограммы. В психограмме отражены те качества
личности специалиста, к которым профессиональная деятельность
предъявляет наиболее высокие требования, часто отмечаются и те
особенности личности профессионала, которые являются противопоказаниями.

Профессия следователя является типично юридической, поскольку эта
деятельность дает возможность выявить психологические закономерности, в
той или иной мере характерные для юридической деятельности вообще.

Повышение эффективности следственной деятельности невозможно без учета
индивидуально-психологических особенностей личности следователя и
соответствия его личностных качеств объективным требованиям данной
профессии.

Предполагая выполнение конкретной работы в определенных условиях и с
определенным эффектом, профессия требует от человека настойчивости или
внимательности, осторожности или подвижности, усидчивости или терпения.
Сам характер, процесс работы не позволяет уклониться от выполнения этих
требований, ибо тогда невозможен успех, не гарантирована определенный
уровень производительности труда.

Поэтому юридическая психология, изучая закономерности психической
деятельности в следственной работе, призвана раскрыть психологическое
своеобразие этой деятельности, охарактеризовать психологическую сторону
профессиональных качеств, необходимых следователю, указать пути их
формирования и совершенствования.

1 Следует отметить, что коллегия МВД Украины утвердила «Комплексную
программу усовершенствования работы с кадрами и повышения авторитета
милиции на 19992005 годы». В соответствии с ней предусмотрены разработка
и внедрение комплекса целевых программ, направленных на укрепление
связей с населением («милиция и граждане – партнеры») и повышения
авторитета органов внутренних дел (см.: Іменем закону. 1999. № 51).

Нередко успех следователя носит, на первый взгляд, случайный характер.
Иногда можно слышать мнение о том, что случай вообще играет какую-то
особую роль в его деятельности. В действительности это не так. Вопрос о
месте и роли случайности в следственной работе скорее методологический,
чем психологический, однако неверные установки при подходе к его
разрешению непосредственно сказываются на истолковании психологии
деятельности следователя.

Уподобление случая совершенно неожиданному событию, возникшему благодаря
беспричинной, стихийной комбинации явлений ведет к отрицанию
целенаправленности расследования. К ссылкам на случайную удачу прибегают
обычно при неумении подвергнуть то или иное явление правильному анализу
либо при недостаточности данных для того, чтобы проследить процессы,
которые привели следователя к определенному положительному результату.
Это имеет свое психологическое объяснение.

В каждом уголовном деле существует две стороны. Первая – это та, которая
раскрывается в результате расследования, т.е. само преступление или
расследуемое событие. Оно становится ясным для всех, когда удается
установить его существенные обстоятельства.

В материалах дела отражаются результаты отдельных следственных действий
и всей деятельности следователя. Однако путь, которым шел следователь,
раскрывается в этих материалах лишь в очень малой степени. Так, в
протоколе осмотра, как правило, фиксируются результаты осмотра и весьма
ограниченно сам его ход. В протоколе допроса чаще всего запечатляются
лишь объяснения свидетеля, в не весь процесс взаимодействия
допрашивающего и допрашиваемого. Внутренняя же сторона этого процесса в
значительной мере остается за рамками уголовного дела.

То, как протекала сама работа следователя, является второй стороной
уголовного дела, которая в его материалах никогда не раскрывается
вполне. Не удивительно, что многие моменты работы следователя выглядят
для других как совершенно случайные или даже вовсе необъяснимые.
Читающий дело не может правильно оценить такой, например, факт, как
неожиданный допрос весьма осведомленного, но ранее неизвестного
свидетеля, которому предшествовала большая, порой очень тонкая и
кропотливая работа следователя. Даже сами следователи отдельные моменты
работы зачастую оценивают как совершенно случайные и самопроизвольные.

Для составления психограммы следователя можно воспользоваться схемой
изучения профессионально важных качеств личности (см. рис. 12). В
мотивации следственной (юридической) деятельности обычно выделяют
следующие типы.

1. Адекватный тип. У лиц этого типа ценностные ориентации и связанные с
ними мотивы профессиональной деятельности согласуются с реальным,
общественно значимым поведением, что соответствует требованиям
профессионального и этического характера, предъявляемым к личности
следователя. Такой тип проявляет выраженную мотивацию «на дело», т.е.
защиту интересов и прав граждан, борьбу с преступностью и т. п., а не на
какие-либо другие цели, которые не связаны непосредственно с
правоохранительной деятельностью. Данная направленность, как правило,
сочетается с высоким интеллектом, общей культурой, эрудицией в вопросах
права, достаточно ясным представлением о будущей профессиональной
деятельности, стремлением развивать у себя профессиональные качества,
необходимые следователю. Поведение таких людей обычно характеризуется
высокой ответственностью, активностью в общественной жизни, умеренным
стремлением к лидерству, целеустремленностью. Курсанты с таким типом
мотивации быстро адаптируются к условиям службы и обучения, успешно
учатся. Специалисты же отличаются высокой эффективностью своей
профессиональной деятельности.

Ситуативный тип мотивации. Решающее влияние в выборе профессии на таких
лиц оказывают факторы, характеризующие внешнюю ситуацию: материальные
соображения, место жительства, внешний престиж профессии, ее
романтическая притягательность.

В формировании стремления поступить в юридический вуз существенную роль
играют у таких людей случайные факторы. Например, предположение
абитуриента, что с его формальными анкетными данными он вполне может
стать юристом, не имея прочного интереса и способностей к данной
специальности; выбор этой профессии под влиянием какого-либо ее
представителя, личность которого оказалась для абитуриента наиболее
привлекательной. Перенос или распространение отношения к какой-либо
личности на отношение к будущей профессии – показатель недостаточно
зрелого подхода к ее выбору.

Ситуативный тип прогностически неблагоприятен, так как связан с
возрастающей со временем тенденцией к разочарованию в своей
специальности, неудовлетворенности ею, что, как следствие, приводит к
формальному выполнению своих обязанностей (разочарование усиливается,
если специалист не имеет престижного статуса, должности в рамках своей
профессиональной деятельности).

Конформистский тип мотивации. У лиц этого типа выбор профессии просходит
под влиянием референтной (субъективно высоко значимой) группы, нормы
которой для человека являются главным регулятором поведения. Выбор
профессии осуществляется без учета особенностей своей личности, ее
действительных способностей. Выбор часто связан с желанием во что бы то
ни стало получить высшее образование, что обусловлено влиянием значимого
внешнего окружения (друзья-сверстники, брат или сестра, родители). Этот
тип мотивации близок ситуативному.

Компенсаторный тип мотивации. Лица данного типа избирают юридическую
специальность как область деятельности, в которой имеется возможность
преодолеть в себе слабые стороны характера (неуверенность, тревожность,
мнительность, замкнутость, переживание личной несостоятельности,
некоммуникабельность), низкие самооценки личности.

В процессе обучения курсантов компенсаторного типа отмечаются чаще всего
два варианта развития личности. В одних случаях обучение (в дальнейшем
работа по специальности) не приводит к ожидаемым результатам, а
наоборот, усугубляет переживание своей несостоятельности, способствует
возникновению эмоциональных срывов, плохой адаптации в среде курсантов
или своих коллег. В других случаях может происходить гиперкомпенсация
слабых сторон личности, в результате которой формируется чрезмерная
тенденция к доминированию, стремление к лидерству, рискованность,
эмоциональная холодность, проявление жестокости. Итогом такого сочетания
психологических качеств бывают серьезные профессиональные ошибки и
нарушения закона. У лиц компенсаторного типа чрезвычайно сильна
мотивация достижения успеха, даже в случае отсутствия для этого
объективных предпосылок -высокого уровня развития интеллекта, умения
контактировать с людьми и т. д. Поэтому компенсаторный тип
прогностически также неблагоприятен.

5. Криминальный тип мотивации. Этот тип среди абитуриентов и курсантов
встречается крайне редко, но требует безусловного выявления. Он
характеризуется неявной антисоциальной направленностью, как правило,
маскируемой правильными формулировками. Эти лица стремятся использовать
юридическое образование в своих целях, не соответствующих высоким
требованиям, предъявляемым к моральному облику юриста. Для них
характерны нечестность, безпринципность, склонность к авантюре,
стереотипность при решении профессиональных задач, знакомство только с
внешней стороной деятельности юристов. Уже в период обучения в вузе они
допускают нарушения общественного порядка, норм поведения в быту,
правонарушения (в том числе тяжкие), употребление алкоголя, наркотиков и
т.п. Профессиональная мотивация отражает стремление курсанта стать
следователем, к достижению высокого уровня выполнения своих должностных
обязанностей.

Мотив определяется как предмет потребности (внутреннее состояние
объективной нужды человека в чем-то, зависимость от конкретных условий
существования). Потребности и мотивы побуждают человека ставить перед
собой цели, решать разнообразные жизненные, профессиональные задачи.
Мотивы человеческой деятельности чрезвычайно многообразны, поскольку
вытекают из различных потребностей и интересов, которые формируются у
человека в процессе его жизни. Поэтому любая классификация мотивов
(потребностей) носит условный характер.

Можно выделить следующие мотивы деятельности: деловые, общественные,
личные. Эти мотивы:

определяются особенностями самой личности, ее идеалами, нравственными и
эстетическими потребностями, общим отношением к своему делу, чувством
профессионального долга, отношением к людям;

порождаются характером и спецификой ситуаций, которые создаются в
процессе деятельности, их сложностью, динамичностью, степенью риска и
т.п. (например, осознание необходимости инициативных и смелых действий);

– возникают под влиянием требований других людей (например, понимание
общественной значимости совместных согласованных действий).

Готовность – это первичное фундаментальное условие успешного выполнения
любой профессиональной деятельности. Возникновение состояния
психологической готовности к деятельности начинается с постановки цели
на основе потребностей и мотивов (или осознание человеком поставленной
перед ним задачи). Далее идет выработка плана, установок, оперативных
моделей и схем предстоящих действий. Затем человек приступает к
воплощению появившейся готовности в предметных действиях, применяет
определенные средства и способы деятельности, сравнивает ход и
промежуточные результаты со стоящей целью, вносит коррективы. При этом
анализ ситуации, решение, развитие замысла, эмоций, проявление и
изменение готовности определяется, прежде всего, доминирующим мотивом,
который обеспечивает необходимую деятельность и направленность
активности. Следует отметить, что в создании, сохранении и
восстановлении состояния психологической готовности решающую роль играет
то, что она связана с различными сторонами личности.

Готовность личности к профессиональной деятельности в правоохранительной
системе, будучи целостным личностным образованием, включает в себя
мотивационные, познавательные, эмоциональные и волевые компоненты.

Мотивы отражают стремление следователя к всестороннему, поэтому и
объктивному расследованию уголовных дел, исследованию причин
преступности и их квалифицированной профилактике.

К познавательным (когнитивным) аспектам готовности относятся понимание
специалистом стоящих перед ним профессиональных задач, ясное
представление различных сторон следственных ситуаций и их
психологических особенностей, профессиональная эрудированность и
компетентность.

Эмоциональной стороной готовности являются чувство личной
ответственности за результаты деятельности в сфере защиты прав и свобод
человека, борьбы с преступностью; чувство уверенности в своих силах;
чувство удовлетворения в процессе достижения торжества закона,
социальной справедливости и т.д.

Волевые компоненты отражают готовность личности к выполнению
профессиональной задачи в сложных, часто экстремальных условиях;
способность преодолеть напряженность, страх, тревожность; мобилизовать
свои силы (например, при расследовании преступления, совершенного в
условиях неочевидности).

Раскрывая сложную иерархическую структуру деятельности следователя,
В.Л.Васильев выделил шесть ее основных компонентов, а также
профессионально важные личностные качества, навыки и умение (см. рис.
13).

Поисковая (познавательная) деятельность представляет собой прежде всего
сбор криминалистически значимой информации о событии преступления (следы
преступника, потерпевшего, орудий преступления или оружия и т.д.). Эта
сторона следовательской деятельности предъявляет высокие требования к
интеллекту профессионала: его наблюдательности, концентрированности и
устойчивости внимания, умению логически мыслить, качествам памяти.

Криминалистическая наблюдательность при осмотре места происшествия – это
планомерное, целенаправленное, продуманное восприятие обстановки. Для
повышения ее эффективности надо соблюдать определенные правила. Прежде
всего желательно получить общее представление о преступлении, хотя
первоначальная информация нередко бывает противоречивой и впоследствии
может не подтвердиться. Однако она тем не менее дает следователю
возможность составить программу осмотра. Так, пунктами программы осмотра
и исследования трупа на месте происшествия могут быть:

обеспечение возможности свободного перемещения вокруг трупа:

осмотр места возле трупа; отражение в черновых записях наличие
(отсутствие) вокруг трупа видимых следов;

фиксация обстановки, которая может измениться в процессе осмотра;

выполнение первоначальних неоотложных действий с помощью специалиста:

зафиксировать позу трупа (общее положение тела; положение головы, куда
обращено лицо, на чем лежит затылок, положение подбородка, положение
рук, ног);

зафиксировать положение и состояние одежды на теле (не смещены ли части
одежды; не вывернуты ли карманы; застегнута ли одежда; нет ли на видимых
частях одежды повреждений, иных следов;

зафиксировать иные следы, которые изменятся в процессе осмотра (наличие
или отсутствие предметов на трупе, в ладонях, между пальцами; потеки
крови; запахи изо рта, от одежды;

продумайте план осмотра трупа и т.д.1

1 См.: Густов Г.А. Изучение личности погибшего по делу об убийстве.
СПб., 1997.

В процессе коммуникативной деятельности следователь должен получить
необходимую для раскрытия преступления информацию от людей в ходе
общения с ними. Коммуникативная деятельность следователя требует наличия
у него способностей к продуктивному общению с людьми, умения налаживать
психологический контакт, применять различные тактические приемы во время
беседы, допроса с целью получения объективной и полной информации, не
выходя за пределы профессиональной этики.

Применительно к методам, средствам раскрытия, тактики расследования
преступлений с позиций профессиональной этики решаются два вопроса: 1)
допустимости самих методов и средств и 2) соответствия моральным нормам
их применения в установленном законом порядке. Первый критерий носит
абсолютный характер, определяя возможность их использования; второй
относителен по своей природе: применение допустимых методов и средств в
определенных ситуациях может расцениваться как аморальное.

Ситуационность применения допустимых средств раскрытия и расследования
преступления в некоторых случаях прямо указывается в законе, достаточно
вспомнить норму УПК Украины (ст. 193), в соответствии с которой
следователь не вправе присутствовать при освидетельствовании лица
другого пола, если это связано с необходимостью обнажения лица,
подлежащего освидетельствованию. В иных случаях она выражается в оценке
следственной ситуации следователем, который и решает вопрос о
возможности, нравственности применения в конкретной ситуации в принципе
допустимых средств. Так обстоит дело, например, с осмотром обнаженного
трупа в присутствии третьих лиц, с предъявлением трупа для опознания,
когда его обнажение не диктуется необходимостью, с задержанием
подозреваемого на глазах его несовершеннолетних детей и т.п. Пренебрегая
в подобных случаях моральными требованиями, следователь не нарушает
закон, однако причиняет моральный вред участвующим в деле лицам.

Сущность удостоверительной деятельности заключается в переводе добытой
следователем информации в новую преимущественно письменную форму
(протоколы допросов, очных ставок, осмотра места происшествия,
заключения экспертов и другие документы). Письменная речь требует
продуманности, плановости, осознания, более развернутого построения
речи, иного раскрытия содержания мысли. Документы (если это написано от
руки) должны быть понятными для тех, кто их читает, т.е. написаны
разборчивым почерком. Язык документов должен соответствовать
грамматическим, стилистическим и юридическим нормам.

В протоколе следует сохранять лексические, возрастные и другие
особенности речи допрашиваемого лица. Что же касается процессуальных
актов, не связанных с фиксацией чьих-либо показаний (протоколы осмотра,
обыска, следственного эксперимента и пр.), то их язык должен отвечать
требованиям деловых бумаг следователя. Следователю необходимо постоянно
упражняться в точной передаче чужой речи, в полном, ясном, правильном и
последовательном описании событий и предметов, с использованием
минимального количества слов, регулярно критически разбирать
составляемые им документы.

Если в устной речи, встретившись с ошибочным пониманием сказанного,
можно тут же обнаружить и устранить недоразумение, то в письменной этого
сделать нельзя. Вот почему искажения в процессуальных актах, на основе
которых решается судьба дела и стоящих за ним людей, наиболее опасны по
своим последствиям. Между тем протоколы пишутся, как правило, без
черновиков, в ускоренном темпе, зачастую в неблагоприятной обстановке.
Нередко сильные переживания, испытанные следователем в ходе
следственного действия, истощают его энергию, и при составлении
протокола у него наступает психическая реакция, известное равнодушие к
полноте и точности изложения. Кроме того, чем интенсивней и продуктивней
происходило следственное действие, тем, как правило, скорее хочется
покончить с изложением его результатов в протоколе, который подчас
кажется обременительной формальностью. Если же действие было особенно
успешным, то у следователя нередко создается впечатление о ненужности
подробных описаний ввиду очевидности результатов. В итоге протокол
пишется лаконично, не исчерпывает добытых данных, не отражает всего
происходившего.

Не следует увлекаться и таким методов фиксации, как собственноручная
запись показаний допрашиваемым. Такая запись может оказаться неполной,
когда допрашиваемый слабо владеет пером и каждое лишнее слово означает
для него дополнительную нагрузку, которой он невольно стремится
избежать. В то же время человек хорошо владеющий пером, в угоду
логической завершенности изложения и красоте стиля, бывает склонен к
непроизвольному отклонению от истины, украшательству и дополнению своего
описания несуществующими деталями и оттенками. Установлено, что каждый
протокол должен быть прочитан и подписан участниками следственного
действия, но из-за поспешности, волнения, утомления, застенчивости или
доверия к следователю они зачастую не вносят необходимых поправок.
Поэтому при окончательном оформлении процессуальных актов требуется
чрезвычайно внимательный контроль как со стороны следователя, так и со
стороны иных участников следственного действия, которым должна быть
обеспечена возможность тщательного ознакомления с протоколом и внесения
необходимых исправлений и дополнений. В настоящее время в следственной
деятельности активно применяются современные средства фиксации:
компьютер, магнитофон, видеокамера, пишущая машинка. Это накладывает
дополнительные требования к профессиональной культуре, специальным
техническим навыкам.

Организационная деятельность следователя проявляется в двух формах:
самоорганизации и организации людей для решения профессиональных задач
(оперативные работники, эксперты, понятые и т.д.). Коллективная
деятельность, которую организует следователь, нередко проходит в сложных
экстремальных условиях (обыск, задержание, осмотр на улице последствий
серьезных ДТП с жертвами и ранеными). Необходимы умения быстрого
комплектования группы, с которой во взаимодействии можно получить
необходимые факты, связанные с преступлением; умения быстро сплотить
членов группы, подчинив их действия единой цели.

В связи с решением задач по организации своей деятельности следователю
необходимы умение точно распределять свое время, дисциплинированность,
собранность. Знание приемов профилактики и снятия утомления, стресса и
желание их применять (активный отдых, спорт, туризм, плавание и т. д.).

Реконструктивная деятельность представляет собой текущий и завершающий
анализ всей собранной информации и выдвижение на базе этого версий
(гипотез) о случившемся событии. Большие требования предъявляет эта
деятельность к профессиональной эрудиции, знаниям, интеллекту
следователя. Необходимы не только специальные знания по уголовному
праву, уголовному процессу, криминалистике, но и по психологии человека,
бухгалтерскому учету и т.п. Построение версий (гипотез) – это результат
активной работы мышления, воображения, памяти, внимания.

Воображение, т.е. создание новых образцов, представлений или идей, ранее
не воспринимавшихся человеком, необходимо в любом виде деятельности. Оно
имеет огромное значение в следственной работе. Когда следователь
знакомится с поступившим делом, ему нужно представить, о чем говорится в
изучаемых материалах. Когда он допрашивает свидетелей, то должен
воображать описываемое событие. При осмотре места просшествия он по
обнаруженным следам и показаниям очевидцев воссоздает в своем
воображении картину преступления. Составляя план расследования, он
предвидит воображаемый ход событий. У него возникают версии – это тоже
продукты фантазии, т.е. каждый шаг следователя связан с работой
воображения.

В зависимости от характера и содержания деятельности различают такие
виды воображения, как художественное, научное, техническое и т.п.
Учитывая своеобразие следственной работы, по-видимому, можно говорить и
о следственном воображении. Но если, например, воображения терапевта
специфично, т.е. особенно ясное представление о работе внутренних
органов больного, о течении болезни и ходе лечения, то для воображения
следователя, в первую очередь, характерно отсутствие такой узкой
специализации. Бесконечное многообразие жизненных явлений, с которыми
приходится иметь дело следователю, придает его фантазии универсальный
характер, формирует у него готовность к созданию любых образов,
отражающих и повседневные житейские ситуации, и различные формы
человеческого поведения, и явления, относящиеся ко многим специальным
областям человеческой практики.

Но как бы ни были сложны и причудливы продукты фантазии, они
представляют собой сочетание признаков реальных вещей и явлений, в
какой-то степени уже известных человеку. Источником воображения всегда
служит прошлый опыт; и чем он богаче, тем богаче воображение, т.е.
основным условием развития воображения следователя является накопление и
обогащение его опыта и знаний.

Воображение следователя оперирует образами и представлениями, с большой
полнотой и конкретностью отражающими определенные свойства, признаки,
детали, в отличие от обобщенных образов, схем, символов, которые
характерны для абстрактного воображения химика или математика.

В расследовании не должно быть места пустому беспочвенному
фантазированию. Только образы, рожденные обстоятельствами данного дела,
вытекающие из реальной обстановки, основанные на определенной
информации, играют в нем положительную роль. Отрыв же фантазии от
реальных условий расследования обесценивает и работу воображения, и
связанную с ним практическую деятельность. Так, нереальная
фантастическая версия способна лишь завести следствие в тупик.

Расследование как познавательный процесс, прежде всего, опирается на
воссоздающее воображение, т.е. представление чего-либо, ранее не
воспринимавшегося человеком, на основе словесного описания или условного
изображения (чертежа, схемы, карты). Воссоздающее воображение связано с
перекодировкой информации со слов, условных знаков или графических
изображений в наглядные представления, живые образы действительности.

Большую часть информации следователь черпает из устных и письменных
заявлений, сообщений и описаний, из актов, протоколов и иных документов.
Этот материал отражается в сознании следователя не только в форме
понятий и суждений, но и в форме образов, более или менее адекватных
описанию. При этом даже абстрактные идеи (например, «умысел» или
«корысть») вызывают определенные образы, обретают какую-то наглядную
форму. Отсутствие же наглядно-образных представлений крайне отрицательно
сказывается на расследовании. Если следователь, допросив свидетеля,
остается обладателем только сухой словесной информации, не представляя
себе, как было дело в действительности, то это не дает ему подлинного
знания, препятствует глубокому пониманию полученных данных, лишает
возможности правильно их оценить и использовать.

Из анализа ряда следственных ошибок видно, что, если бы следователь
представил себе описываемое событие или факты, приводимые в
обвинительном заключении, то он убедился бы в их противоречивости,
ложности.

В процессе расследования постоянно приходится описывать различные
объекты для их последующего отыскания и опознания: внешность преступника
или пропавшего без вести, вид похищенного имущества, орудий
преступления, использованных преступником средств. Но при описании
недостаточно просто перечислить их приметы и отличительные признаки, а
надо еще сформировать наглядный образ человека или вещи, чтобы затем
можно было увидеть в конкретном объекте именно то, что интересует
следователя. Воссоздание образа по описанию не ограничивается
разрозненными представлениями о компонентах объекта, а предполагает их
соединение в одно целое. Например, эффективность розыска по приметам
зависит от того, насколько следователь разбирается в основных свойствах
искомых объектов, владеет методом «словесного портрета», способен
наглядно представить описываемое лицо или вещь в единстве всех признаков
и свойств.

В учебной и практической работе необходимо специально воспитывать и
тренировать такие навыки, особенно тем, у кого преобладает
словесно-логическая память, слабо развита и бедна фантазия. Для этого
рекомендуется выполнять упражнения по описанию различных предметов,
людей и узнаванию их на основе описания, сделанного другими лицами.

При беглом прослушивании показаний или чтении материалов дела возникают
лишь неполные и неясные, смутные и отрывочные представления, тогда как
вдумчивое чтение, повторное изучение материала, внимательное
выслушивание показаний приводят к возникновению более полных и ярких
представлений. Достаточно сравнить результаты первого и повторного
ознакомления с протоколом места происшествия, дабы убедиться, что образы
возникают в воображении не мгновенно в законченном виде, а формируются
постепенно, совершенствуясь под влиянием новых актов восприятия и
мыслительной деятельности.

Отсюда вытекает важное для следователя правило: не ограничиваться
единичным изучением материалов дела, а неоднократно обращаться к ним,
рассматривая их в свете новых данных, как бы «новыми глазами».

Точность представлений еще больше возрастает, когда мы имеем возможность
воспринять хотя бы часть подлинной ситуации путем ознакомления с
обстановкой места происшествия и отдельными вещественными
доказательствами. В таких случаях полученные представления включаются в
общую систему образов и обогащают воображение. Опытные следователи
хорошо знают, как важно все посмотреть своими глазами, и никогда не
упускают возможности побывать на месте происшествия, лично ознакомиться
с вещественными доказательствами, не полагаясь на протокольные описания
своих предшественников, произвести допрос и проверку показаний на месте.

До сих пор речь в основном шла о воссоздающем воображении следователя,
которое является предпосылкой для более сложного творческого
воображения. Это последнее создает новые образы и представления без
опоры на их описание или условное обозначение, путем творческой
переработки имеющихся знаний и материала прежних восприятий. Любой
трудовой процесс неизбежно включает в себя работу творческого
воображения. В деятельности же следователя оно занимает одно из ведущих
мест.

Обращаясь в прошое, воображение следователя на основе отрывочных
сведений, почерпнутых из различных источников, создает цельное
представление о расследуемом событии во всех его существенных чертах.
Отражая явления настоящего времени, воображение следователя рождает
предположения об имеющихся следах, остатках, отпечатках и иных
отображениях расследуемого события, при помощи которых оно может быть
установлено и доказано. Наконец, регулируя и направляя свои действия,
планируя расследование, следователь смотрит в будущее, предвидит
результаты своего труда. А предвидеть – значит вообразить. Образы
воссоздающего и творческого воображения необходимо ясно различать и по-
разному оценивать.

Первые непосредственно отражают имеющуюся информацию, доказательственный
материал (показания, протоколы, документы). Вторые являются продуктами
фантазии, создаются из элементов, не отраженных в материалах дела. Эти
недостающие материалы еще должны быть собраны в ходе расследования.
Подмена одних другими приведет к тому, что предполагаемые и воображаемые
обстоятельства будут рассматриваться как утановленные, доказанные. При
этом возникнет опасность ошибочных и бездоказательных решений.

Другую опасность таят в себе шаблонные образцы – стереотипы. Подобно
тому, как в период гриппозных эпидемий учащаются случаи постановки
неправильного диагноза «грипп» при неясных симптомах болезни, так и в
следственной практике наблюдаются факты, когда воображение следователя
ограничивается представлением типичного. Так, наличие недостачи
принимается за безусловный признак хищения, а ложь подследственного как
бесспорное доказательство его вины. Традиционный шаблонный образ –
источник предубеждения. Во избежание этого нужно постоянно помнить об
индивидуальности каждого расследуемого события, не ограничиваться
образами типичных ситуаций и проверкой типичных версий.

Практическое мышление в процессе трудовой деятельности именуют
оперативным. Термин «оперативный» допускает различные толкования:
оперативной можно назвать деятельность, состоящую из ряда операций либо
протекающую особенно быстро, а если иметь в виду, что в переводе с
латинского «opera» значит труд, то оперативным можно назвать мышление,
непосредственно вплетенное в трудовой процесс. Все эти оттенки применимы
и к мышлению следователя.

Различая наглядно-действенное, образное и абстрактное мышление, в
психологии иногда неправомерно связывали практический интеллект с
наглядно-действенным мышлением как с генетически ранней и более
элементарной формой умственной работы. При этом предполагалось, что
наиболее высокие требования к уму предъявляет теоретическая
деятельность, которая связана только с абстрактным мышлением,
практический же ум, даже на самых высоких его ступенях, расценивался как
менее квалифицированный. В современных условиях уже бесспорно, что
высшие проявления человеческого разума в одинаковой мере присущи как
теоретикам, так и практикам.

Вряд ли можно говорить о преобладании в деятельности следователя
наглядно-действенного, образного или абстрактного мышления. Все эти виды
здесь взаимодействуют и непрерывно переходят друг в друга. В самом
наглядно-действенном мышлении существуют разные уровни от простейших
манипуляций до сложнейших умственных действий с конкретными образами и
обобщенными представлениями, которые свойственны интеллектуальной работе
следователя.

Да и абстрактное мышление обозначает две разновидности умственной
работы: во-первых, оперирование готовыми абстрактными категориями;
во-вторых, самостоятельное абстрагирование, необходимое для перехода к
действию с этими отвлеченными понятиями. Вторая разновидность, тесно
связанная с наглядно-действенным и образным мышлением, значительно
сложней. Следователю, который имеет дело с конкретными предметами и
явлениями, оторваться от чувственных данных бывает труднее, чем
оперировать готовыми идеями.

Различая ум конкретный и ум абстрактный, обычно считают, что конкретный
«видит» детали, проявляя внимание к мелочам, от которых абстрактный ум
отвлекается как от несущественного.

Искусство расследования – это в значительной степени умение видеть и
понимать мелочи. Полная очевидность события – дело довольно редкое, чаще
следователю достаются скрытые и малозаметные следы, при помощи которых
достигается опосредованное познание расследуемого события. Однако
видение этих отдельных деталей ничего не дает без обобщения и
скачкообразного перехода к событию в целом, а это требует равновесия
конкретного и абстрактного в следственном мышлении, которое должно и
охватить картину в целом, и видеть штрихи, ее образующие.

С этим связана и такая черта следственного мышления, как равно-действие
анализа и синтеза. Почти в каждой работе по тактике и методике гворится
об аналитической деятельности следователя: анализе исходных данных,
анализе доказательств и т.п., но в редких случаях о синтетической работе
ума. Это создает впечатление, что ведущий умственной операцией для
следователя является анализ.

Действительно, сложность, противоречивость и большой объем материала
расследования делает невозможным изучение его без тщательного анализа.
Однако понимание этого материала, подготавливаемое анализом, достигается
в результате синтеза. Версии, план расследования, оценка доказательств –
все это синтетические образования. Без синтеза остаются одни лишь
частности, механический набор данных, которые не организованы в единую
систему. Понимание чего бы то ни было – это объединение, непонимание же
– отсутствие объединения. Можно, например, знать каждое слово и не
понимать значения фразы на иностранном языке.

Мышление следователя требует гармонического сочетания анализа и синтеза.
Человек с аналитическим складом ума, который так превозносится в
детективной литературе, часто теряется в многочисленных деталях дела.
Синтетический ум, пренебрегая частностями, также может стать жертвой
печальных ошибок.

Отличительной чертой интеллектуальной активности следователя является
то, что ему зачастую приходится действовать при крайней неполноте
исходной информации, ее ненадежности.

В психограмму следователя необходимо вписать следующие профессионально
важные качества ума:

глубину – способность проникнуть за поверхность видимого, в сущность
фактов, понять смысл происходящего, предвидеть ближайшие и отдаленные,
прямые и побочные результаты явлений и поступков;

широту – умение охватить мыслью большой круг вопросов и фактов,
привлекая знания из различных областей науки и практики;

мобильность – способность продуктивного мышления, мобилизация и
использование знаний в сложных условиях, в критической обстановке;

быстроту – умение решать задачи за минимум времени, производя ускоренную
оценку обстановки и принимая неотложные меры;

самостоятельность – способность к постановке целей и задач, умение
находить их решение и пути к их достижению без посторонней помощи;

целеустремленность – волевая направленность мышления на решение
определенной задачи, способность длительное время удерживать ее в
сознании и организованно, последовательно, планомерно думать над ее
разрешением;

критичность – умение взвешивать сообщения, факты, предположения,
отыскивая ошибки и искажения, раскрывая причины их возникновения;

гибкость – умение подойти к явлению с различных точек зрения,
устанавливать зависимости и связи в порядке, обратном тому, который уже
был усвоен; варьировать способы действия, перестраивать свою
деятельность и изменять принятые решения в соответствии с новой
обстановкой.

Для развития этих качеств ума при подготовке юристов целесообразно
практиковать решение специальных задач-упражнений, основанных на
психологических принципах. Это подтвердили положительный опыт проведения
занятий по повышению квалификации следственных работников и специальные
исследования.

Социальная деятельность следователя включает в себя профилактические
мероприятия, правовую пропаганду, работу, например, по принятому в
Украине направлению взаимодействия органов внутренних дел и населения
«Милиция и граждане – партнеры». Эта деятельность требует от специалиста
высокого уровня развития правового сознания и самосознания,
неукоснительного соблюдения этических норм, гуманного отношения к
окружающим людям, чувства справедливости, патриотизма и т. д.

9.3. Психологические аспекты профессиональной деформации личности
следователя

Профессиональная деформация личности – это изменения качеств личности
(стереотипов восприятия, ценностных ориентаций, характера, способов
общения и поведения), которые появляются под влиянием выполнения
профессиональной роли. Профессиональная деятельность человека – одно из
ведущих проявлений активной личности. Она влечет за собой
профессиональное развитие работника, что обусловливает формирование
профессионального типа личности. Профессиональная деформация может
отличаться своей направленностью, носить положительный или отрицательный
характер. Положительное, воспитывающее влияние профессиональной
деятельности проявляется в опыте, навыках и умениях, интересах и
потребностях, в добросовестном отношении к труду, дисциплинированности и
других положительных чертах характера.

Негативное влияние профессиональной деятельности проявляется в
отрицательных сторонах характера, установках и т.п. Профессиональная
деформация личности может носить эпизодический или устойчивый,
поверхностный или глобальный характер; проявляется в профессиональном
жаргоне, в манерах поведения, даже в физическом облике.

Следует отметить, что в психологических исследованиях чаще рассматривают
нежелательные изменения в личности специалиста, отрицательно влияющие на
его работу и жизнь.

Заметное влияние оказывает профессия и на личностные особенности
представителей тех специальностей, работа которых связана с людьми.
Крайняя форма профессиональной деформации личности выражается в
формальном, сугубо функциональном отношении к людям. Она ухудшает
социально-психологический климат в коллективе, развитие самой личности,
служит основой возникновения психологических барьеров.

Личный жизненный опыт специалиста, составляющий его профессиональное
богатство и опору, становится барьером для восприятия нового. Человек
заранее уверен, что ему ничего нового не сообщат, а с работой он и так
справляется, поэтому информация не воспринимается.

Для снятия таких барьеров в системе обучения (переподготовки) или на
занятиях, организованных психологической службой учреждения, дают
специальные задания, при выполнении которых слушатели убеждаются, что не
могут справиться с предложенными заданиями, что заставляет их
пересмотреть представления об уровне своей осведомленности. В результате
мотивация овладения новой идеей повышается.

Профессиональная роль заметно влияет на личность, преобразует ее облик.
Ежедневно, на протяжении многих лет, решение типовых задач не только
совершенствует профессиональные знания, но и формирует профессиональные
привычки, определенный склад мышления, стиль общения. Например,
остановившиеся в своем профессиональном росте учителя рассматривают
конкретного ученика как «тип», абстрагируясь от его индивидуальных
особенностей, полагая, что это: «лентяй», «хулиган», «растяпа» и т.п.,
снижая тем самым эффективность своего воздействия на него.

Профессиональная деформация преподавателя вуза приводит к появлению в
его лекциях множества мыслительных и речевых штампов. Эффективность
обучения связана с умением упрощать, разъяснять, поэтому педагоги
нередко приобретают навык давать любому человеку больше разъяснений, чем
нужно. Это выглядит как стремление поучать и может вызвать
психологические барьеры и конфликты.

У преподавателей языка, например, с годами в речи проявляется особая
артикуляция, склонность к повторениям, непроизвольная болезненная
реакция на ошибки. При этом часто, не замечая, они поправляют не только
своих учеников. У экономистов, бухгалтеров профессиональные требования
способствуют формированию способностей к длительному, сосредоточенному
вниманию к отвлеченному знаковому материалу, а вместе с тем в их работе
требуется сдержанность в проявлении эмоций, чтобы обеспечить должную
объективность результатов. Все это может привести к излишней сухости,
педантизму и эмоциональной холодности в общении.

Исследование профессиональной деформации работника ОВД в настоящее время
является также весьма актуальной проблемой, решение ее представляет
значительный интерес как в теоретическом, так и в прикладном плане.
Профессионализация личности работника ОВД в процессе многолетнего
выполнения им профессиональных обязанностей связана как с развитием
профессионально важных качеств, так и с развитием качеств, отрицательно
влияющих на его деятельность.

Профессиональные деформации личности детерминируются многими факторами –
объективными и субъективными. К объективным можно отнести: содержание
профессиональной деятельности и общения; условия выполнения
профессиональных обязанностей; факторы, связанные с социальной
макросредой (например, социально-экономические условия
жизнедеятельности, повышенная юридическая регламентация труда,
многосторонний социальный контроль со стороны государственных и
общественных органов, частный конфликтный характер взаимодействий
работника с гражданами). К объективно-субъективным факторам относятся
система и организация профессиональной деятельности, качество
управления, стиль управления и профессионализм руководителей. К
субъективным – онтогенетические изменения, возрастная динамика,
индивидуально-психологические особенности, характер профессиональных
взаимоотношений, кризисы профессионального становления личности,
служебная необходимость идентифицировать себя с патологическим
внутренним миром других людей для их лучшего понимания.

Уже на стадии первичной профессионализации может наступить момент, когда
дальнейшее развитие профессиональной деятельности, формирование ее
индивидуального стиля невозможны без коренной ломки нормативно
одобряемой деятельности. Работник должен проявить сверхнормативную
активность (она может выразиться в переходе на новый квалификационный
либо творческий уровень выполнения профессиональных обязанностей), но он
может и смириться с тем, что приведет к недовыполнению даже узкого круга
своих профессиональных обязанностей.

Кризисы профессионального развития могут инициироваться
неудовлетворенностью работника различными аспектами своего труда,
снижением работоспособности, ухудшением состояния здоровья,
профессиональной усталостью и многими другими факторами.

Служба в ОВД относится к тем видам профессионального труда, условия и
характер которых могут оказать травмирующее воздействие на психику
(психическая напряженность труда, возможность получения получения
физической травмы или гибели, большая ответственность).

Длительное многолетнее выполнение подобной профессиональной деятельности
может привести к профессиональным деформациям. Считается, что в
наибольшей степени профессиональным деформациям подвержены профессии
типа «человек-человек», так как общение с другим человеком обязательно
включает в себя взаимодействие (воздействие -обратное воздействие),
особенно «человек – аномальный человек»1.

Профессиональным деформациям могут быть подвержены представители любых
профессий, но деформации профессионалов «человек -человек» имеют
наибольшую степень опасности, так как проявляются отрицательно в сфере
делового и личностного общения, быта, т.е. наблюдается своеобразный
негативный «рикошет» или «бумеранг» в эту же систему «человек –
человек». Существует множество профессиональных критериев анормальности
человека (медицинских, психологических, юридических и т.п.). Например,
работники ОВД, выполняя свои профессиональные обязанности, работают с
людьми, имеющими уродливое моральное и правовое сознание. Одним из
действующих психологических механизмов профессиональной деформации в
этом случае является конфликт, борьба или согласование нормативных
регуляторов поведения, противоречивых по своей сути: (этических,
нравственных и специфических профессиональных (служебных).

1 См.: Медведєв В.С. Проблеми професійної деформації співробітників
органів внутрішніх справ. К., 1996.

В процессе выполнения своих служебных обязанностей работник ОВД
усовершенствует повторяющиеся действия и операции. Формирование
профессиональных привычек и стереотипов, автоматизмы в профессиональной
деятельности экономят время специалиста, снижают уровень ошибок,
ускоряют процесс вхождения в профессию – профада-птацию и
профессионализацию. Но профессиональная деятельность сотрудника ОВД
связана с большим количеством нестандартных ситуаций, т.е. в этом случае
стереотипные, привычные действия не будут эффективными. Решать
профессиональные задачи сотруднику ОВД часто приходится в условиях
жесткого дефицита времени, что создает «легкость перехода» на привычный
путь решений. Регламентированность содержания профессиональной
деятельности, неизменность процесса, жесткая алгоритмизация создают
своеобразное «прокрустово ложе», деформирующее профессионала. Как
правило, выделяют:

общепрофессиональные деформации (типичные): синдром асоциальной
перцепции, при котором каждый гражданин воспринимается как потенциальный
нарушитель, эмоциональная индеферентность, холодность к страданиям
других; поведенческий трансфер, характеризующий формирование черт
ролевого поведения и качеств, присущих лицам, нарушающим закон, усвоение
и употребление их жаргона;

специальные профессиональные деформации, связанные с
внутри-профессиональной специализацией: у следователя – правовая
подозрительность, у оперативного работника – актуальная агрессивность и
т.п.;

профессионально-типологические деформации, обусловленные наложением
индивидуально-психологических особенностей личности на психологическую
структуру деятельности: комплекс превосходства, гипертрофированный
уровень притязаний, доминантность, обусловленные реализацией работником
властных функций;

индивидуализированные деформации, обусловленные индивидуальными
психологическими особенностями работников: профессиональные акцентуации,
сверхкачества, сверхответственность, трудоголизм, трудовой фанатизм,
сверхчестность1.

Среди основных психологических детерминант профессиональных деформаций
сотрудника ОВД главной является сама профессиональная деятельность, а
также:

неадекватность мотива выбора профессии конкретного человека целям
профессиональной деятельности (корыстные мотивы, стремление к власти,
доминированию, самоутверждению);

несовпадение ожиданий молодого работника профессиональной реальности,
трудности и неудачи на пути профессионализации;

стереотипизация, образование автоматизированных профессиональных умений;

действие механизмов психологической защиты в связи с повышенной
эмоциональной напряженностью, насыщенностью, ответственностью,
опасностью для жизни и здоровья, приводящих к синдрому «эмоционального
выгорания» (эмоциональной холодности), рационализации, вытеснению,
проекции, регрессии;

акцентуации характера, переходящие в профессиональные акцентуации, в
сверхкачества;

задержки профессионального развития, (стагнации);

старение и снижение уровня интеллекта.

В систему основных показателей профессиональной деформации можно также
включить.

1 См.: Зеер Э.Ф. Психология профессий. Екатеринбург, 1997.

1. Предвзятое отношение к объекту служебной деятельности – гражданам или
группе граждан (различных субъектов правоотношений), для него
характерны:

обвинительный уклон (установка) или презумпция первичной вины объекта;

абсолютизация карательно-принудительных мер и вера в их универсальную
эффективность;

психологические барьеры в общении.

Субъективное толкование законопослушного поведения и нормативной
регламентации служебной деятельности. Это приводит к:

злоупотреблению властью или неприменению властных полномочий в случаях,
предусматривающих их применение;

личное установление недозволенных связей или их поощрение;

использование запрещенных способов и приемов деятельности;

употребление алкоголя в служебное время и злоупотребление им в
застольях;

перенесение особенностей служебного общения и отдельных профессиональных
способов и приемов деятельности на внеслужебные сферы –
властно-командный тон, тотальное использование жаргона
(профессионального и уголовного), речевых штампов, ненормативной
лексики, неуместное обращение к профессиональному юмору.

Профессиональное огрубление личности, которое проявляется:

в сверхнормированном пребывании на службе без серьезных служебных
причин;

в стойком интересе к служебным делам вне службы (по выходным дням, в
отпуске);

в преимущественном пребывании в профессиональной среде (с постоянным
ношением форменной одежды) по сравнению с внеслужебным окружением,
социо-профессиональная самоизоляция.

Изменения в образе «Я» (представление о самом себе), показателями
которых служат:

стойкая завышенная профессиональная самооценка, вызывающая
пренебрежительное отношение к представителям других профессий,
снисходительность в оценках коллег по службе;

болезненная реакция на критику или контроль, проверку своей
деятельности;

– фиксированная ориентация на собственный опыт, включающая презумпцию
своей непогрешимости.

Можно выделить и три уровня деформации: начальный, средний, глубинный.
При этом деформация может происходить по всем или отдельным
вышеуказанным показателям.

Значительное влияние на уровень профессиональной деформации оказывает
длительность выполнения служебных обязанностей (стаж).

1 См.: Медведев В.С. Вказ. пр. С.21.

Результаты эмпирических исследований показывают, что у работников со
стажем работы в ОВД от 5 до 20 лет начальный уровень деформации выявлен
у 37,0% сотрудников милиции, средний уровень показателен для 47,7%
сотрудников и глубинный – для 9,3% .

Характер деформации может определяться не только самой профессией, но и
положением в иерархии власти. Когда человек обретает определенную власть
над другими, а обратные связи, критика, общественный контроль за его
поведением ослаблены, то его личность деформируется (трансформируется).
Руководитель, постоянно отдающий приказы, подвержен опасности
возникновения у него чувства превосходства или даже высокомерия, что
ослабляет его способность к самокритике. При этом замечено, что прежде
всего в данном случае страдает чувство юмора, в частности понимание
шуток в свой адрес. Подобная нечувствительность закрывает ему пути для
интеллектуального развития. Должностная приверженность некоторых
руководителей к правилам и распорядкам, часто достаточно формальным,
способствует иногда общему обеднению их эмоциональной сферы, появлению
формализма и сухости в личных взаимоотношениях.

Обыденные наблюдения свидетельствуют, что одним из самых
распространенных на уровне здравого смысла убеждений является взгляд,
когда однообразные виды деятельности, выполняемые в течение длительного
времени, становятся менее эффективными, что приводит в итоге к
дезорганизации. Это мнение касается также и сферы власти. Нередко
думают, что под влиянием времени принимаемые решения тем же самым
руководителем становятся все менее эффективными и рациональными, что
возникают коррупционные и патологические явления. Обыденная мудрость
гласит, что причинами «порчи» власти являются снижение степени
инновационности их деятельности, утомление, ритуали-зация ее субъектов и
отрыв от жизни общества1.

Это явление можно назвать эрозией власти и свести к двум принципиальным
утверждениям: 1) руководящие и управляющие действия постепенно
становятся все менее эффективными; 2) чем выше пост и административный
уровень, тем сильнее тенденции к «порче» органов власти.

Одной из причин «порчи» власти является автономизация. Управленческая
деятельность, принятие решений, которые в нормальных условиях служат
повышению эффективности, становятся независимыми целями, а их реализация
приносит руководящим группам чувство превосходства и гордости.

1 См.: Бандурка А.М., Бочарова С.П., Землянская Е.В. Основы психологии
управления. Х., 1999.

Другой личностный момент, влияющий на проявление эрозии власти, связан с
характеристикой кратической (властной) мотивации – потребностью во
власти. Эта потребность проявляется в специфической форме, редко бывает
насыщенной (в отличии от пищевой или сексуальной мотивации). Кратические
притязания развиваются по принципу снежного кома: чем он больше, тем
быстрее растет. Достижение определенной ступени власти не только не
удовлетворяет кратические притязания, но зачастую усиливает их и эти
особенности становятся причиной эрозии власти. Руководители
концентрируют свое внимание не на общественных целях, а на возможности
достижения более высоких ступеней власти.

Субъект управления реализует определенный стиль руководства, если он
стабилизируется, не меняется годами, то может наступить рути-низация
власти, руководства; оно станет костным, догматичным. Новые условия
часто требуют новых форм управления, а старые стратеги теряют свою
праксеологическую ценность.

Большое значение может иметь и биологическое старение руководителей,
хотя известно, что изменения интеллекта человека с возрастом носят
индивидуальный характер. На завершающих стадиях онтогенеза сужается
активность, ослабляется воля, наблюдается косность мышления, события
прошлого память лучше хранит, чем события настоящего. Правда, с
возрастом накапливается жизненный и профессиональный опыт, мудрость,
философский взгляд на окружающий мир и события, происходящие в нем.
Большой опыт руководителя противостоит процессу эрозии власти.

Профилактикой эрозии власти может быть смена (полная или частичная)
персонала руководителей. Частичная замена лучше, так как новый
руководитель часто не имеет достаточного опыта.

В число обязательных задач, которые необходимо решать службе
психологического обеспечения в ОВД, входят задачи по выявлению,
коррекции и профилактике профессиональной деформации работников ОВД. Для
этого практическому психологу необходимо:

знание психологических механизмов профессиональной деформации,
объективных и субъективных факторов этого процесса;

прогнозирование процесса профессиональной деформации с учетом
конкретного профиля службы (следственная деятельность и т.п.) и
служебного стажа. Известно, что до 5 лет службы появление деформации
маловероятно, 6-10 лет – вероятность средняя, 11-15 лет – вероятность
высокая или очень высокая, свыше 15 лет – деформация неизбежна или очень
высока ее вероятность;

выявление деятельностных детерминант профессиональной деформации,
связанных с характером служебной деятельности и содержанием задач,
которые решаются (наличие властных полномочий, высокая ответственность,
регламентированность, экстремальность, противоречивость, конфликтность,
противодействия);

выявление личностных (индивидуально-психологических) детерминант,
которые создают внутренние субъективные условия, первоначально
блокирующие или интенсифицирующие внешнее деформирующее влияние. Со
временем, аккумулировав в себе такое влияние, эти детерминанты могут
преобразоваться во вторичный (после деятельности) источник деформации.
Он изнутри подпитывает профессиональную деформацию (даже вне службы).
Индивидуально-психологические профессионально важные качества можно
разделить на общие (компетентность, принципиальность,
дисциплинированность, порядочность, ответственность, самоконтроль,
уровень притязаний, рефлексивность, тревожность, эмоциональная
уравновешенность и др.) и специальные (морально-волевая надежность,
социальная перцепция, стремление к профессиональному совершенствованию и
т.п.);

учет микросоциальных детерминант, связанных с ближайшим социальным
окружением. Оно в себя включает: служебный коллектив и внеслужебную
среду (семья, родственники, друзья). Эти два вида социального окружения
должны быть проанализированы с точки зрения как положительного, так и
деструктивного их влияния на личность работника;

исследование профессионально-деформационных проявлений в деятельности и
личности работника путем адекватно подобранных методов (наблюдение,
беседа, естественный эксперимент, психодиагностические методы,
тестирование, анализ процесса и результатов служебной деятельности и
т.п.) с соблюдением требований профессиональной этики психолога;

лонгитюдный контроль (продленный во времени) процессов профессиональной
деформации и т.п. Эти процессы динамичны во времени и имеют
развивающе-обратный (регрессивный) характер. Периодичность сбора данных
может быть различной (один раз в год, через полгода, четыре месяца) в
зависимости от коэффициента деформации (начального, среднего,
глубинного);

конкретно-практическая сторона профилактики коррекции профессиональной
деформации предусматривает комплекс мероприятий в трех взаимосвязанных
направлениях: организационно-административном, реабилитационном,
психолого-педагогическом.

Задачей первого направления является ослабление деформирующего влияния
деятельности путем временного отстранения работника от деятельности,
профессионального окружения или их смены. Задача второго направления
заключается в обновлении и укреплении физического, психологического,
психофизиологического потенциала работника, поддержание его
трудоспособности. Задачей третьего направления является формирование и
развитие индивидуально-психологических качеств, которые блокируют
деформирующее влияние.

Вопросы для самоконтроля

Дайте психологическую характеристику структуры следственной деятельности

Назовите и охарактеризуйте основные аспекты следственной деятельности

В чем сущность профессиографирования?

Психограмма следователя как психологический портрет профессии

Дайте характеристику профессионально важных интеллектуальных качеств
личности следователя

Охарактеризуйте мотивационную сферу личности следователя

7. Что такое «экстремальность» и в чем она выражается в профессии

следователя?

Назовите важнейшие характерологические качества следователя

Как понимается профессиональная деформация личности и каковы основные
причины профессиональной деформации личности следователя?

10. Укажите основные пути выявления, профилактики и коррекции профес-

сиональной деформации следователя

Глава10

Психология отдельных следственных действий

10.1.Психология допроса

10.1.1. Краткая история становления и развития допроса

Допрос – самое распространенное следственное и судебное действие – это
процессуальное действие получения и проверки доказательств (см.рис. 14,
15). Допрос – одно из первых процессуальных действий, известных
правосудию. Можно выделить три этапа развития допроса, которые
соответствуют историческим типам уголовного процесса.

I этап. Зарождение допроса как способа установления истины связано с
отсутствием упоминаний о тактике и порядке его проведения. В дошедших до
нашего времени исторических источниках имеются указания о свидетелях,
кто ими мог быть.

Так, в древнеиндийском сборнике законов Ману (V в. до н.э.) говорится:
«Нужно выбирать свидетелей из людей, достойных доверия, знающих свои
обязанности, некорыстолюбивых, а других не допускать. Список лиц, не
способных к свидетельству, довольно велик: лица, находящиеся под
влиянием денежного интереса, больные, друзья, слуги, враги, способные на
преступления и т.п.». Обращалось внимание судьи на признаки
лжесвидетелей: «Те, которые переступают с одного места на другое,
облизывают языком углы рта, лицо которых покрывается потом и меняется в
цвете, которые отвечают медленно, голосом дрожащим и обрывающимся,
шевелят губами и не отвечают ни голосом, ни взглядом и которые
непроизвольно проявляют подобные изменения в деятельности духа, тела и
голоса, те подозреваются в лживости жалобы или свидетельства».

В Древней Греции разбирательство дела происходило ночью с целью
исключения возможного воздействия свидетелей на судей; судьи тогда не
могли видеть выражения лиц говорящих, а только слышали голоса.

На II этапе допрос характеризуется определенной регламентацией порядка
его проведения. Доказательствами по делу в соответствии с законом
выступали показания свидетелей, признание обвиняемого и присяга, а
средством получения показаний – пытка. Показания свидетелей записывались
в протокол, а число свидетелей по делу не могло быть меньше двух.
Свидетелями могли быть только свободные люди, к свидетельству не
допускались несовершеннолетние и близкие родственники обвиняемого.
Показания рабов принимались во внимание, если они были даны под пыткой.

При Юлии Цезаре пытка стала применяться и к свободным гражданам,
совершившим государственное преступление. Постепенно состязательный
процесс был вытеснен инквизиционной формой суда, при которой пытка стала
основным средством получения показаний от обвиняемых и свидетелей.

Допрашивающие направляли свои усилия на получение от обвиняемого
признания, которое считалось вернейшим доказательством и исключало
необходимость дальнейшего представления доказательств. Искусство допроса
основывалось на житейской психологии: определенным выражениям лица,
жестам и другим внешним проявлениям чувств, описания которых
протоколировались и им придавалось доказательственное значение.
Выработалась система допроса, заключающаяся в формировании допрашивающим
неясных, двусмысленных вопросов или вопросов, значение которых
скрывалось от подсудимого. Противоречия, которых было трудно избежать,
ставились ему в вину и вместе с описанием его внутреннего состояния
служили поводом для пытки.

В Киевской Руси конфликты разрешались судебным поединком («поле») и с
помощью ордалий, т.е. испытаний допрашиваемых «железом или водой».
Свидетельские показания назывались «сказкой» и были основным источником
доказательств, а свидетели делились на «послухов» (человек,
свидетельствующий по слуху) и «видоков» (очевидцев свершившегося факта).

Наиболее полные правила розыскного процесса содержатся в петровском
«Кратком изображении процессов», изданном в качестве приложения к
Воинскому уставу 1716г. Здесь все доказательства делятся на совершенные
(собственное признание обвиняемого) и несовершенные (показания данные
«негодными» людьми и «презираемыми»). Пытка применялась в зависимости от
тяжести совершенного преступления, от нее освобождались служители
высоких чинов, недоросли, люди старше семидесяти лет, беременные
женщины.

Пытка как средство получения показаний от допрашиваемых была отменена
лишь при Александре I в 1801г. В течение долгих столетий верили
показаниям, даваемым под пыткой, не желая понимать того, что невыносимая
боль может вынудить для ее прекращения дать показания, угодные суду.
А.С.Пушкин в этой связи писал о том, что предположение что собственное
признание преступника необходимо было для его полного обличия, – мысль
не только необоснованная, но даже и совершенно противная здравому
юридическому смыслу: ибо, если отрицание подсудимого не приемлется в
доказательство его невиновности, то признание его и того менее должно
быть доказательством его виновности .

Судебная реформа 1864г. отменила теорию формальных доказательств, в
России впервые был систематизирован порядок проведения следственных
действий, в том числе и допроса.

На III этапе на смену обвинительному процессу, характерному для
феодального строя, приходит розыскной порядок уголовного процесса. В
результате были отменены пытки как средство получения доказательств (в
Пруссии – в 1756г., в Австрии – в 1776г., в Баварии – в 1808г.).

Доверие к свидетельским показаниям было подорвано в конце Х1Хв.
наблюдениями и опытами представителей экспериментальной психологии, а в
юридической науке появились теории, отрицающие доказательственное
значение свидетельских показаний.

Немецкие психологи В.Штерн и Г.Гросс в своих опытах инсценировали
различные события, а затем свидетелей, которые при этом присутствовали,
допрашивали, выясняя полноту восприятия происшествия и ошибки в
показаниях. Эти опыты многократно повторялись затем психологами и
юристами разных стран.

Наряду с правильными положениями о зависимости качества показаний от
объективных и субъективных факторов восприятия судебные психологи и
криминалисты делали и ошибочные выводы: утверждение Г.Гросса о том, что
дети в возрасте 7-9 лет самые лучшие свидетели; В.Штерн – показания
женщины являются менее достоверными, чем мужчины; предположение о
необходимости проведения психологической экспертизы для установления
степени достоверности свидетельских показаний и возможности их допуска в
качестве судебных доказательств; невозможность использования
свидетельских показаний в праве.

10.1.2. Психология допроса несовершеннолетних

Современная практика расследования преступлений нуждается в научно
обоснованных дифференцированных рекомендациях по психологическим
вопросам получения и оценки показаний несовершеннолетних.

1 С.: Порубов Н.И. Тактика допроса на предварительном следствии. М.,
1998; Коновалова В.Е. Допрос: тактика и психология. Х., 1999.

Возраст в психологии – это категория, которая служит для временных
характеристик индивидуального развития. В отличие от хронологического
возраста, который выражает длительность существования индивида от
момента его рождения, понятие психологического возраста обозначает
определенную, качественно своеобразную ступень индивидуального развития.

Учет возрастных психологических особенностей малолетних свидетелей и
потерпевших. Самый ранний возраст детей, участвующих в
судебно-следственных действиях, – это 2-3 года. В следственной практике,
а также в практике судебно-психологической экспертизы известны случаи
допроса детей этой возрастной группы. В подавляющем большинстве случаев
дошкольники и младшие школьники допрашиваются по делам о насильственных
преступлениях: убийствах, нанесении телесных повреждений,
изнасилованиях, совершении развратных действий (в двух последних случаях
преимущественно в качестве потерпевших); значительно реже по делам о
грабежах, разбоях и т.п. Несомненно, при правильной организации и
проведении допросов малолетних свидетелей и потерпевших от них могут
быть получены вполне надежные, достаточно полные и точные показания.

Приведем в качестве примера материалы дела об изнасиловании трехлетней
М. Из отрывочных фраз девочки мать поняла, что, когда ее дочь собирала
цветы неподалеку от дома, к ней подошел неизвестный мужчина, взял ее на
руки и отнес в лес. Там он раздел ее и изнасиловал. Когда девочка
попыталась кричать, мужчина сдавил ей руками горло (это подтвердило
заключение судебно-медицинской экспертизы). При допросе М. удалось
выяснить, что одет он был в черный костюм, белую с высоким воротом
рубашку и черные туфли. Девочке особенно запомнились туфли, так как
когда преступник обувал ее, она смотрела на его ноги. Кроме того, М.
указала, в каком направлении скрылся преступник. Через несколько дней
преступник был задержан. Иные доказательства и его признание подтвердили
показания девочки.

Все многообразие информации об обстоятельствах, по поводу которых
допрашиваются дети, можно разделить на три основные категории:

информация о материальных объектах действительности и их свойствах;
сообщения об этих объектах предполагает их непосредственное чувственное
отражение, создание и сохранение их образов, словесное описание,
сопоставление и узнавание образов во время допроса или иных следственных
действий (внешние признаки предметов, движения, действия и т.п.);

сведения, воспринятые детьми в словесной форме (какое-либо высказывание,
сообщение); степень соответствия слухового образа реальному явлению
зависит от степени понимания услышанного;

информация о явлениях действительности, которые не могут быть познаны
чувственным путем, а возникают в результате умозаключений ребенка,
понимания им внутреннего содержания событий; сообщения о
причинно-следственных связях между явлениями действительности,
истолкование значения поведения людей, их целей и намерений, внутренних
причин конфликтов.

Содержание показаний малолетних чаще всего составляют:

описание происходивших на глазах ребенка ссор, драк, убийств и иных
действий людей в остроконфликтных ситуациях;

описание действий сексуального характера, направленных на самого ребенка
или иных лиц, зачастую других детей;

описание внешности человека с указанием на черты лица, возраст, рост,
детали одежды, цвет, форму и т.п.;

описание различных материальных объектов с указанием их размеров, формы,
цвета, положения в пространстве и т.п.;

описание услышанных разговоров с передачей их содержания и эмоциональной
окраски.

Значительно реже содержание показаний детей составляют:

описание и оценка характеров, привычек, склонностей людей;

описание взаимоотношений между людьми до события, составляющего
содержание уголовного дела;

истолкование причин конфликтов, ссор, тех или иных отношений между
людьми;

истолкование намерений и побуждений людей, мотивов их поступков.

В большинстве случаев детям приходится давать показания об известных им
людях и событиях, происходивших в более или менее привычных, знакомых
условиях (дома, во дворе, на улице и ближайших окрестностях).
Относительно редко показания детей касаются событий, участниками которых
являются неизвестные им люди, но именно эти случаи сложны с точки зрения
получения и оценки показаний малолетних.

Содержание, форма, качество, т.е. и достоверность свидетельских
показаний зависят от психологических возможностей и особенностей
категории свидетелей. Применительно к малолетним, особое значение
приобретает оценка уровня их психического развития.

Так, дети одного возраста по уровню психического развития могут сильно
отличаться друг от друга. Вместе с тем общие закономерности психического
развития детей позволяют выделить в усредненном виде важные особенности
психики, характерные для детей, относящихся к одной возрастной группе. В
табл. 1 приводятся данные о некоторых установленных психологией
особенностях высших психических функций, имеющих важное значение для
формирования свидетельских показаний детей и существенных для их
правильного получения и использования как вида доказательств.

Свидетельствование по уголовным делам – сугубо индивидуальная
деятельность, поэтому следует подчеркнуть, что сведения относительно
общих свойств детей могут служить для следователя или судьи только
основой для первичной ориентировки в психологических свойствах детей, но
не прямым указанием на то, как следует относиться к показаниям того или
иного конкретного ребенка.

Таблица 1

Высшие Дошкольный Младший школьный

психиче- возраст возраст

ские фу-

нкции

3-5 лет 5-7 лет 7-11 лет

Восприятие Преобладание непреднамеренного восприятия, его
фрагментарность, малая детали-зированность. Случайный характер выделения
объекта восприятия из фона. Малый объем восприятия Повышение уровня
осмысленности восприятия, способности к целенаправленному наблюдению в
процессе деятельности. Развитие способности воспринимать «на слух»
Осмысленность восприятия, значительное повышение способности к
целенаправленному наблюдению, детализированному восприятию

Внимание Преобладание непроизвольного вним