.

А.Г.Литвак – Очерки психологии слепых и слабовидящих (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 29536
Скачать документ

А.Г.Литвак – Очерки психологии слепых и слабовидящих

ГЛАВА I

ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ И МЕТОДЫ

ТИФЛОПСИХОЛОГИИ

1. Предмет тифлопсихологии

Термин тифлопсихологяя в буквальном пере-

воде обозначает психологию слепых, однако в настоящее

время его семантика значительно расширилась и охва-

тывает психологию не только слепых, но и слабовидя-

щих.

Тифлопоихология-это самостоятельная ветвь пси-

хологической науки. Как любая наука, тифлопсихология

имеет свой предмет, которым является психика слепых

и слабовидящих, т. е. людей с полностью или частично

нарушенными функциями зрительного анализатора. Не-

обходимо отметить, что если в старой тифлопсихологии

предметом изучения являлась психика слепых, причем

тотально слепых, то в настоящее время центр тяжести

исследований перемещается на частичнозрячих и сла-

бовидящих. Это вызвано сокращением контингента аб-

солютно слепых и относительным увеличением числа ча-

стичнозрячих и слабовидящих благодаря успехам

медицины, в частности офтальмологии, и социальным

преобразованиям. Для иллюстрации данного положения

можно привести данные М. И. Земцовой , согласно ко-

торым процент детей с абсолютной слепотой только за

Дети с глубокими нарушениями зрения, ред. М. И. Земцова,

А. И. Каплан, М, С. Певзнер, <Просвещение>, М., 1967, стр. 16.

пять лет с 1958 по 1963 год снизился более чем вдвое-

с 25,9 до 12,2%.

Психика слепых и слабовидящйх является, как и в

норме, единством субъективного и объективного, так как

в ней отражается объективная, не зависящая от психики

действительность, специфически преломляющаяся в со-

знании каждого индивида. Действительно, любое собы-

тие, любая мысль, любое чувство преломляются в со-

знании людей по-разному, субъективно, в зависимости

от опыта, знаний, физического и психического состояний

и т.д. И в то же время возникающие в сознании об-

разы, мысли, чувства отражают более или менее адек-

ватно объективную реальность. Изучение психики сле-

пых и слабовидящих осложняется, по сравнению с изу-

чением психики нормально видящих, тем, что помимо

общечеловеческой субъективности ее проявлений на по-

следние оказывают существенное влияние разнообраз-

ные аномальные факторы, маскирующие и зачастую ис-

кажающие проявления основых закономерностей психи-

ческих процессов, состояний и свойств личности.

Особенно осложняется процесс выявления общих зако-

номерностей и специфических особенностей психики

слепых и слабовидящих при осложнении дефектов зре-

ния патологическими изменениями в других частях орга-

низма. Среди дефектов, сопутствующих слепоте и сла-

бовидению, широко распространены нарушения двига-

тельной системы, снижения остроты слуха и осязания,

нарушения речи, умственная отсталость, нервные забо-

левания и пр. По данным М. И. Земцовой, в 1963 году

у 14,1% слепых и 14,8% слабовидящих были выявлены

сопутствующие дефекты . Причем в процентном отно-

шении число случаев слепоты и слабовидения, ослож-

ненных другими дефектами, имеет тенденцию к повы-

шению. Это объясняется сокращением нарушений функ-

ций зрения в результате травм и целого ряда общих и

инфекционных заболеваний и относительным увеличе-

нием случаев слепоты и слабовидения в результате за-

болеваний центральной нервной системы.

Сложность изучения психики слепых и слабовидя-

щих заключается также и в том, что контингент лиц,

Дети с глубокими нарушениями зрения, под. ред. М. И. Зем-

цовой, А. С. Каплап, М. С. Певзнер, <Просвещение>, М” 1967,

стр. 23-24.

подпадающих под данное определение, весьма разнооб-

разен как по характеру заболеваний, вызвавших сле-

поту или слабовидение, так и по степени нарушения

таких важнейших условий для нормального функциони-

рования органа зрения, как острота зрения и поле

зрения.

Под остротой зрения подразумевается способность

глаза видеть раздельно две светящиеся точки на мини-

мальном расстоянии. За нормальную остроту зрения

принимается способность различать детали объекта под

углом зрения, равным 1 минуте. В зависимости от сте-

пени понижения остроты зрения на лучшем видящем

глазу при использовании обычных средств коррекции

(очков) выделяются:

1. слепые-острота зрения от 0 до 0,04 включи-

тельно,

2. слабовидящие – острота зрения от 0,05 до 0,2, а

также с более высокой остротой зрения при наличии тя-

желых нарушений его функций. Среди лиц, относящихся

к категории слепых, принято выделять:

1. абсолютную или тотальную слепоту на оба глаза,

2. частичную или парциальную слепоту, при которой

сохраняется либо светоощущение (способность разли-

чать свет и тьму), либо форменное зрение (возможность

различения форм), острота которого варьируется от

0,005 до 0,04.

Другим важнейшим условием нормального видения

является поле зрения, т. е. то пространство, все точки

которого видны одновременно при неподвижном взгляде.

В норме поле зрения при бинокулярном зрении для бе-

лого цвета по горизонтали равняется примерно 180, а по

вертикали-110 градусам. Для красного, синего и зе-

леного цветов поле зрения постепенно сужается; еще

большее его сужение наблюдается при предметном зре-

нии. Обычно резким снижениям остроты зрения сопутст-

вуют нарушения поля зрения, однако и самостоятельные

серьезные нарушения поля зрения ведут к слепоте и сла-

бовидению. Например, лица с сужением поля зрения до

10 градусов относятся к слепым, так как этот дефект

серьезно затрудняет их деятельность.

Существенное значение для развития психики имеет

время наступления слепоты или слабовидения. Времен-

ной параметр настолько важен, что слепые дифферен-

8

цируются по нему на две группы: слепорожденные и

ослепшие. К первой группе относят лиц, потерявших

зрение до становления речи, т. е. приблизительно до

трех лет и не имеющих зрительных представлений, ко

второй – ослепших в последующие периоды жизни и

сохранивших в той или иной мере зрительные образы

памяти. Совершенно очевидно, что чем позже нару-

шаются функции зрения, тем меньшим оказывается

влияние аномального фактора на развитие и проявления

различных сторон психики.

Из сказанного видно, насколько сложен предмет

тифлопсихологии. Поэтому подлинно научное, объектив-

ное изучение психики слепых и слабовидящих возможно

лишь при подходе, учитывающем всю совокупность ано-

мальных факторов и их влияние на протекание психи-

ческой жизни индивида.

2. Тифлопсихология как самостоятельная ветвь

психологической науки

Слепота и слабовидение, обуславливаемые многораз-

личными нарушениями функций зрительного анализато-

ра, создают серьезные препятствия для нормального

протекания процессов познания и труда. Устранение

этих трудностей возможно лишь в результате тщатель-

ного выявления и изучения общих для нормально видя-

щих и лиц с патологией зрения закономерностей психи-

ческой деятельности, а также выявления особенностей

психики, характерных только для слепых и слабовидя-

щих.

Однако наличие существенных изменений в психике

слепых и слабовидящих, в связи с чем тифлопсихология

и выделилась в конце XIX века как самостоятельная

отрасль психологической науки, долгое время не при-

знавалось. Изучение психики слепых, по мнению ряда ав-

торов (П. Биллей, Ф. И. Шоев и др.), было необходимо

лишь для восстановления психического равновесия, ко-

торое нарушается при полной или частичной утрате

зрения, и вполне могло проводиться в рамках общей

психологии. Наиболее полно взгляды, отрицавшие нали-

чие ряда принципиальных особенностей психики слепых

и слабовидящих и в связи с этим необходимость выде-

ления тифлопсихологии из общей психологии, были

сформулированы немецким тифлологом Коном в 1917 го-

ду. Он утверждал, что <...если оставить в стороне несу-щественные ограничения, то слепой обладает возмож-ностью и способностью до такой степени компенсиро-вать отсутствующее зрение, что он может сказать, чтоу него есть все, кроме абсолютно неогра-ниченной свободы передвижения> (выде-

лено нами.-А. Л.). И далее продолжает: <Его(слепого.-А. Л.) хорошо развившаяся способностьпредставления передает ему окружающую жизнь- в пра-вильных образах, и его живо работающий ум, которыйабсолютно не чувствует себя изгнанным во мрак, при-водит его в центр мира зрячих. Лишь немногие из сле-пых жалуются на свою слепоту и хотели бы бытьзрячими> (выделено нами.-А. Л.) .

Такого рода утверждения, опирающиеся на филосо-

фию рационализма и интроспективные методы исследо-

вания, не только тормозили развитие тифлопсихологии,

но и оказали отрицательное влияние на дело обучения

и воспитания слепых детей.

В связи с развитием в конце XIX века эксперимен-

тальной психологии, методы которой постепенно про-

никали в тифлопсихологию, был получен целый ряд фак-

тов, свидетельствующих о серьезных изменениях в пси-

хике при нарушениях зрения. Эти факты послужили

основой для возникновения диаметрально противополож-

ного вышеприведенному взгляда на психику слепых.

К. Бюрклен, К. Краузе, В. И. Руднев и многие другие

утверждали, что слепота приводит к возникновению

особого психического типа, и что <в конечном итоге мыдолжны рассматривать слепого, как человека иногорода, нежели зрячий>

Односторонность и ограниченность приведенной

точки зрения, развивающей основные положения ассо-

циативной психологии и философии сенсуализма, оче-

видна. Более того, взгляд на слепого как на особый

психический тип привел в конечном счете к реакцион-

1 Цит. по К. Бюрклен. Психология слепых, Учпедгиз, М” 1934,

стр. II.

” Т а м же, стр. 12.

ным утверждениям о невозможности полной компенса-

ции дефекта, главным образом в социальном аспекте.

Однако, при всех своих недостатках, теории, в которых

проводилась мысль о зависимости психического разви-

тия от состояния сенсорной сферы, и в частности орга-

нов зрения, не только способствовали борьбе с идеали-

стическими концепциями в тифлопсихологии, но и сы-

грали решающую роль в выделении тифлопсихологии

как самостоятельной отрасли психологической науки.

Нужно заметить, что отделение тифлопсихологии,

начавшееся в конце XIX века, проходило в известной

степени стихийно, без сколько-нибудь четкого ее опреде-

ления, обоснования и построения как науки. Правда,

в 20-е годы XX столетия вопрос об обосновании тифло-

психологии как особой ветви психологической науки

поднимался неоднократно, но одностороннее и неверное

вульгарно-материалистическое или идеалистическое по-

нимание психики слепых препятствовало не только обо-

снованию тифлопсихологии как науки, но и разработке

научной методологии, что, естественно, неблагоприятно

отражалось на дальнейших исследованиях.

Подлинно научное обоснование тифлопсихология

смогла получить лишь в результате диалектико-мате-

риалистического подхода к изучению психики людей

с аномалиями зрения, т. е. в результате рассмотрения

протекания познавательных и других психических про-

цессов в условиях сужения сенсорной сферы в свете ле-

нинской теории отражения и изучения слепых и слабо-

видящих не только как биологических, но и как соци-

альных существ.

Советская тифлопсихология, обосновывая предмет

своего изучения, утверждает, что слепота и слабовиде-

ние нарушают равновесие организма и среды, что

в свою очередь создает целый ряд особенностей в раз-

витии психики, которые в процессе обучения и воспи-

тания могут быть в значительной мере устранены, бла-

годаря действию социальных, психологических и биоло-

гических компенсаторных факторов. Причем изучить эти

особенности психики слепых и слабовидящих и найти

наиболее эффективные пути компенсации дефектов воз-

можно лишь в рамках самостоятельной отрасли пси-

хологической науки – психологии слепых и слабови-

дящих.

3. Роль зрения в жизнедеятельности человека

и последствия его нарушений

Для окончательного обоснования правомерности вы-

деления тифлопсихологии из психологической науки не-

обходимо рассмотреть роль зрения в жизни человека и

отклонения, возникающие при полном или частичном

нарушениях его функций.

В. И. Ленин, разрабатывая теорию отражения, по-

казал, что процесс познания объективной реальности

проходит сложный путь от <...живого созерцания, к аб-страктному мышлению и от него к практике> , причем

первая ступень на пути познания истины-<живое со-зерцание>, т. е. ощущения и восприятия – <...есть дейст-вительно непосредственная связь сознания с внешниммиром, есть превращение энергии внешнего раздраже-ния в факт сознания>, и <иначе, как через ощущениямы ни о каких формах вещества, ни о каких формахдвижения ничего узнать не можем> Для того, чтобы

понять, в какой мере страдает <живое созерцание>, под

которым подразумевается сфера чувственного познания,

и, естественно, последующие ступени познания в ре-

зультате полного или частичного нарушений функций

зрительного анализатора, т. е. по сути дела окончатель-

но выяснить, насколько правомерно самостоятельное су-

ществование тифлопсихологии, рассмотрим роль зрения

в жизнедеятельности человека.

Роль зрения в отражении человеком окружающего

мира исключительно велика. В процессе филогенеза че-

ловек сформировался как <существо оптическое>

(С. Л. Рубинштейн), что обусловлено, с одной стороны,

значением света для существования жизни на Земле,

а с другой – целым рядом факторов, приведших к выде-

лению человека из животного мира, начиная от перехода

к прямохождению.

Человеческий глаз, приспособившийся к рецепции

световой энергии, обладает значительной способностью

ориентироваться в окружающем его мире, выделяя от-

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 152-

2 Там же, т. 18, стр. 46.

э Там же, стр. 320.

дельные предметы и пространственные отношения меж-

ду ними по их освещенности.

Зрительные ощущения и восприятия дают человеку

наибольшее, количество тонко дифференцированных дан-

ных широчайшего диапазона. Достаточно сказать, что

количество зрительных фиксаций только за один день

достигает у человека примерно 100000, хотя, конечно,

далеко нс все из них являются информационными, что

объясняется избирательностью восприятия.

По Сеченову, глаз различает 8 категорий признаков:

цвет, форму, величину, удаление, направление, телес-

ность, покой и движение, что позволяет зрению адек-

ватно отражать действительные пространственные отно-

шения.

Разумеется, зрение не является единственной струк-

турной единицей чувственного познания, правильно от-

ражающей окружающий мир, однако <зрение дает намнаиболее совершенное, подлинное восприятие предме-тов. Зрительные ощущения наиболее дифференциро-ваны от аффективности, в них наиболее силен моментчувственного созерцания. Зрительные восприятия-наи-более <опредмеченные>, объективированные восприятия

человека. Именно поэтому они имеют очень большое

значение для познания и для практического действия> .

Зрительные ощущения и восприятия имеют большое

значение не только для познания и практической дея-

тельности, но и являются неисчерпаемым источником

эстетических переживаний. Это особенно характерно для

цветного зрения, способствующего лучшему восприятию

предметов, которые, будучи восприняты в цвете, оказы-

вают на человека сильное эмоциональное воздействие.

<Люди,-писал Гете,-в общем очень радуются цве-там. Глаз чувствует потребность видеть цвет. Вспомнимо том приятном оживлении, которое мы испытываем,когда в пасмурный день лучи солнца упадут на частьвидимого пейзажа и цвета освещенных предметов де-лаются для нас хороню видимыми>.

Совершенно очевидно, что частичная, а тем более

полная потеря зрения влечет за собой серьезные и зача-

стую ничем не возместимые. потери в области чувствен-

С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. Учпедгиз,

М” 1946, стр. 227.

13

ного познания. Влияние сокращения чувственного опыта

на психическую жизнь, причем опыта, приобретаемого

непосредственно индивидом, отмечалось многими психо-

логами. Выдающийся советский психолог С. Л. Рубин-

штейн писал по этому поводу следующее: <Ни из какогоописания, как бы ярко оно ни было, слепой не познаеткрасочности мира, а глухой музыкальности его звучаниятак, как если бы он их непосредственно воспринял; ни-какой психологический трактат не заменит человеку,самому не испытавшему любви, увлечения борьбы ирадости творчества, того, что он испытал бы, если бысам их пережил>.

Результаты отрицательного влияния нарушенных

зрительных функций на развитие и проявления психики

слепых и слабовидящих имеют как количественный, так

и качественный характер.

Количественные изменения имеют место, главным об-

разом, в сфере чувственного познания: у слепых и сла-

бовидящих значительно сокращаются или полностью

выпадают зрительные ощущения и восприятия, соответ-

ственно уменьшается количество представлений, сокра-

щаются возможности формирования образов фантазии

и т. д.

Что касается качественных особенносгей психики лиц

с дефектами зрения, то они проявляются почти во всех

областях психической деятельности: изменяются система

взаимодействия анализаторов, типы восприятия, возни-

кают определенные специфические особенности в про-

цессах формирования образов и понятий, нарушается

соотношение чувственного и понятийного в мыслитель-

ной деятельности, наблюдаются некоторые изменения

в эмоционально-волевой сфере и свойствах личности,

Полное или частичное нарушение функций зрения

отражается и на физическом развитии, что обусловлено

нарушением пространственной ориентации и вызванным

им ограничением слепых в свободе передвижения. Мало-

подвижный образ жизни в свою очередь вызывает мы-

шечную вялость, деформацию скелета, гипофункции

внутренних органов и т. п.

Перечисленные даже в самых общих чертах измене-

С. Л. Р убинште И н. Основы общей психологии. Учпедгиз.

М” 1946.

ння в психическом и физическом развитии слепых и

слабовидящих с достаточной убедительностью показы-

вают необходимость специального изучения их психики

для возможно более быстрого и полного преодоления

последствий дефектов зрения.

4. Задачи, значение тифлопсихологии и ее связь

с другими науками

Предмет тифлопсихологии достаточно четко опреде-

ляет ее основную задачу – изучение психики слепых и

слабовидящих, закономерностей ее развития и проявле-

ний, причем эта задача должна решаться в целом ряде

аспектов: 1) раскрытие основных закономерностей раз-

вития и проявлений психики, присущих как нормально

видящим, так и лицам с дефектами зрения; 2) раскры-

тие специфических закономерностей развития и прояв-

лений психики, свойственных только слепым и слабови-

дящим; 3) установление зависимости развития и прояв-

лений психики от степени и характера патологии зре-

ния; 4) выявление оптимальных путей компенсации по-

следствий дефектов зрения в области психики.

Решение этих основных проблем возможно лишь

в ходе решения целого ряда частных теоретических и

практических задач, стоящих перед тифлопсихологией.

К ним относятся такие задачи, как, например, выяснение

зависимости отдельных психических процессов (ощуще-

ний, восприятий, представлений, запоминания и т. д.) от

функционального состояния зрительного анализатора,

исследование зрительных ощущений при парциальной

слепоте и слабовидении, нахождение оптимальных усло-

вий для познавательной и трудовой деятельности при

сужении сенсорной сферы, изучение влияния слепоты на

формирование отдельных сторон личности и многие,

многие другие. Разумеется, перечисленные задачи охва-

тывают только незначительную часть актуальных про-

блем, которые призвана решить тифлопсихология. Но

даже это перечисление показывает, какое важное зна-

чение имеет накопление и теоретическое осмысливание

тифлопсихологических знаний не только для создания

научной системы, но и для практики обучения и воспи-

тания слепых и слабовидящих детей. Причем, здесь

следует отметить, что круг нерешенных вопросов в тиф-

лопсихологии еще настолько широк, что есть все основа-

ния утверждать, как отмечает А. И. Зотов, наличие серь-

езного отставания тифлопсихологии от требований,

предъявляемых ей жизнью. Только сокращение разрыва

между теорией и практикой обучения позволит програм-

мировать процессы психического развития аномальных

детей и управлять ими .

Одной из важнейших задач, которые решает тифло-

психология, является теоретическое обоснование мето-

дов и средств обучения и воспитания детей с анома-

лиями зрительного анализатора. В связи с наличием ог-

ромных различий в контингенте слепых и слабовидящих

детей по остроте зрения, состоянию поля зрения и цве-

торазличия, а также характеру глазных заболеваний

в настоящее время на первый план выдвигается задача

изучения соотношения аномальных, индивидуально-ти-

пологических и возрастных особенностей, различно про-

являющихся и различно влияющих на развитие и про-

текание отдельных психических функций. Уже сегодня

на основании экспериментальных данных, полученных

в проблемной лаборатории по изучению психических

особенностей слепых и слабовидящих школьников

ЛГПИ им. А. И. Герцена, можно утверждать, что <безкомплексного исследования особенностей взаимосвязивозрастных, типологических и аномальных факторовнельзя приступать к изучению проблемы научного обо-снования эффективных методов учебной деятельностидетей с различными нарушениями зрения> “. Только та-

кой подход может привести к научно обоснованному

дифференцированному обучению выделяемых в настоя-

щее время и существенно различающихся по своим пер-

цептивным возможностям групп тотально и парциально

слепых и слабовидящих школьников.

Эти задачи, стоящие перед тифлопсихологией, опре-

деляют ее тесную связь с тифлопедагогикой и специаль-

См.: А. И. Зотов. Актуальные вопросы исследования воз-

растных и индивидуальных особенностей познавательной деятельно-

сти слепых и слабовидящих детей. Ученые записки ЛГПИ им. А. И.

Герцена, т. 344, 1968.

Его же. Итоги и задачи изучения познавательной деятельно-

сти аномальных детей. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена,

т. 420, 1970.

ными частными методиками. Связь этих наук неразрыв-

на и взаимообусловлена: с одной стороны, тифлопсихо-

логия призвана дать психологическое обоснование

вопросам обучения и воспитания слепых и слабовидящих

детей, а с другой стороны, подлинно научная тифлопеда-

гогика может совершенствовать свои дидактические и

методические принципы, только исходя из групповых

(обусловленных аномальными факторами), возрастных

и индивидуальных особенностей, изучаемых тифлопсихо-

логией. Нужно подчеркнуть, что для того, чтобы эта

связь была действенна, тифлопсихологические исследо-

вания должны опережать исследования в тифлопедаго-

гике и тем самым оказывать эффективное влияние на

практику обучения и воспитания слепых и слабовидя-

щих детей. Особенно это касается педагогической тиф-

лопсихологии, и здесь будет вполне уместна ссылка на

А. Н. Леонтьева, утверждавшего, что <главная задачапедагогической психологии (в равной степени это отно-сится к любой педагогической специальной психоло-гии.-А. Л.) заключается в том, чтобы опережать педа-гогическое исследование, исходя, с одной стороны, изтех новых возможностей, которые открывают перед нейсовременные теоретические достижения общей психоло-гии, а с другой стороны, из самостоятельного <видения>

психологических проблем, возникающих в области обу-

чения и воспитания. Такое самостоятельное <видение>

педагогических проблем является первым условием для

того, чтобы педагогическая психология смогла реши-

тельно повысить действенность своего влияния на педа-

гогику и практику обучения и воспитания> .

Изучая возрастные и индивидуальные особенности

слепых и слабовидящих и специфику развития и прояв-

лений их психики в зависимости от состояния зритель-

ного анализатора, характера заболевания, времени

наступления слепоты или слабовидения и т. д., тифло-

психология становится тем самым одной из тех наук,

знание которых жизненно необходимо учителю и воспи-

тателю специальной школы. Только овладев обще- и тиф-

лопсихологическими знаниями, дефектолог может актив-

А. Н. Л еонтье в. О некоторых перспективных проблемах

советской психологии. <Вопросы психологии>, № 6, 1967, стр. 12.

2 А. Г. Литвак

nnol

в<ш..i-iЯ ;-.,;паБ1ВЛ10ТЙКДЬ<.М, Горькогоно и творчески включиться в процесс обучения и воспи-тания детей с дефектами зрения и добиться плодотвор-ных результатов в деле формирования полноценной лич-ности слепого или слабовидящего.Очевидно, что основная задача тифлопсихологии -изучение психики слепых и слабовидящих-может бытьуспешно решена только при опоре на достижения об-щей, возрастной и педагогической психологии, которыедолжны служить отправным пунктом тифлопсихологиче-ских исследований. Целый ряд закономерностей, раскры-тых в общей психологии, находят свое подтверждениев развитии и проявлениях психики слепых и слабовидя-щих, хотя они в различной степени маскируются, а за-частую искажаются аномальными факторами. Так, зако-номерности ощущений, свойства восприятия, условияпродуктивного запоминания, основные закономерностиформирования представлений и т. д. являются общимикак для нормально видящих, так и для лиц с нарушен-ными функциями зрения. Разумеется, применение общс-психологических положений в тифлопсихологии в каж-дом отдельном случае требует их экспериментальной про-верки с целью выявления общих тенденций и спецификипроявления. Использование знаний, накопленных в об-щей психологии, способствует, таким образом, ускорен-ному развитию тифлопсихологии.Не следует думать, что тифлопсихология только ис-пользует теорию и факты общей психологии, ничего ейне давая взамен. Необходимо также отметить и значе-ние тифлопсихологии для общей психологии. Возмож-ность такого взаимодействия заключается в естествен-ном экспериментальном изучении психики человека в ус-ловиях полного или частичного нарушения деятельностизрительного анализатора, так как этот, по выражениюИ. П. Павлова, <жестокий эксперимент природы> позво-

ляет более глубоко проникнуть в сущность не только

патологических, но и нормальных проявлений психики.

На это же указывал в свое время и выдающийся совет-

ский психолог Л. С. Выготский: <Отклонение от нор-мального типа,--писал он,-патологическое изменениепроцессов развития представляет... как бы специальнооборудованный природный эксперимент, обнаруживаю-щий и раскрывающий перед нами часто с потрясающей18силой истинную природу и строение интересующего наспроцесса> .

Психология слепых и слабовидящих, так же как и

общая психология, тесно связана с рядом социальных

и естественных наук, и прежде всего с марксистско-ле-

нинской философией, вооружившей тифлопсихологию

самой прогрессивной современной методологией – ди-

алектическим материализмом.

Особо важное значение для психологии слепых и

слабовидящих имеет связь с рядом отраслей медицины,

и в первую очередь с анатомией, физиологией и патоло-

гией органов зрения, а также физиологией и патологией

высшей нервной деятельности.

Таким образом, тифлопсихология, оставаясь само-

стоятельной ветвью психологической науки, имеет ши-

роко разветвленные связи с целым рядом общественных

и естественных наук, что является существенным факто-

ром для ее развития.

Фундаментальной основой перечисленных междисцип-

линарных связей является общность объекта изучения,

которым является человек и его деятельность во всем

многообразии ее проявлений, детерминированная соци-

альными, психическими, физиологическими, патологиче-

скими и многими другими факторами.

5. Методы тифлопсихологического исследования

Предмет тифлопсихологии и стоящие перед ней за-

дачи полностью определяют пути, по которым должно

идти психологическое изучение слепых и слабовидящих.

Поскольку тифлопсихология видит свою основную

задачу в изучении закономерностей развития и проявле-

ний психики слепых и слабовидящих, постольку она

берет на вооружение основные методологические прин-

ципы и методы общей психологии. Однако отдельные

методы, используемые в общепсихологических исследо-

ваниях и применяемые тифлопсихологами, требуют в

ряде случаев более или менее существенной модифика-

Л. С. Выготский. Развитие высших психических функций.

АПН РСФСР, М” 1960, стр. 53.

2 19

ции в связи с различной степенью тяжести дефектов

у объектов изучения и спецификой задач исследования.

Развитие тифлопсихологии, впрочем как и всякой

другой науки, возможно только при условии накопления

все нового и нового фактического материала, ценность

которого во многом зависит от того, насколько будут

научно обоснованы методы его получения.

Научной основой тифлопсихологии, а равно и ее ме-

тодологией, является диалектический материализм, чьи

требования к научному исследованию с предельной чет-

костью были сформулированы В. И. Лениным, который

указал, что основным требованием научной методологии

является изучение объективной действительности во

всех ее проявлениях и ее развитии. В. И. Ленин писал,

что подлинно научное исследование включает в себя:

1) Объективность рассмотрения (не примеры, не отсту-

пления, а вещь сама в себе); 2) вся совокупность много-

различных отношений этой вещи к другим; 3) развитие

этой вещи.., ее собственное движение, ее собственная

жизнь> .

Эти положения являются основными принципами

как обще-, так и тифлопсихологических исследований.

Благодаря применению этих методологических принци-

пов в советской тифлопсихологии впервые осуществлен

подлинно научный, объективный подход к изучению пси-

хики слепых и слабовидящих, учитывающий все много-

образие физиологических, патологических, психологиче-

ских и социальных факторов, влияющих на развитие и

проявления их психики.

Принципы, формулируемые в научной методологии

и перечисленные выше, конкретизируются в частных ме-

тодах тифлопсихологического исследования: лаборатор-

ном и естественном экспериментах, наблюдении, изуче-

нии продуктов деятельности, беседе, анкете и ряде дру-

гих. Эти методы, взятые из общей психологии и исполь-

зуемые для психологического исследования слепых и

слабовидящих, полностью сохраняют свою сущность.

Однако изучение психических процессов, состояний и

свойств личности слепых и слабовидящих очень часто

не может просто дублировать общепсихологичсскис

методики, в связи с чем они либо модифицируются, при-

Л ен ч н. Поли, собр. соч., т. 29, стр. 202,

спосабливаются к новым условиям проведения экспери-

мента, либо заменяются новыми методиками, специаль-

но разработанными для исследования психики при пол-

ном или частичном выключении функций зрительного

анализатора. Например, при исследовании зрительных

ощущений и восприятий для лиц с дефектами зрения

увеличивают угловые размеры тест-объектов, их кон-

трастность и освещенность, при использовании условно-

рефлекторных методик заменяют зрительные раздражи-

тели слуховыми или кожными, создают специальные ме-

тодики для изучения таких феноменов, как ощущение

препятствия, кожио-оптическое чувство и т. п.

В тифлопсихологии широко используются новейшие

объективные методики, основанные на применении та-

ких точных приборов, как электронный тахистоскоп,

анамалоскоп, проекционный периметр, электроэнцефа-

лограф и многие другие, благодаря чему современная

тифлопсихология успешно продвигается вширь и вглубь

в изучении психики слепых и слабовидящих.

Накопление фактов – <воздуха науки> (И. П. Пав-

лов) является основой для формулирования определен-

ных теоретических положений. Однако между этими

двумя этапами исследования находится третий очень

важный этап-обработка экспериментальных данных,

от которой во многом зависят итоги работы. Сущест-

вуют многочисленные методы обработки эксперимен-

тального материала, используемые как в общей, так и

в специальной психологии.

В последнее время в тифлопсихологии начали приме-

няться методы статистической обработки количествен-

ных показателей психических реакций. Различные ста-

тистические методы обработки экспериментальных дан-

ных позволяют объективно судить о достоверности тех

или иных результатов исследования, выявлять связи

между различными психическими явлениями, соотно-

сить их протекание с состоянием зрительного анализа-

тора и т. д.

В психологическом исследовании используется обыч-

но целая система методов, выбор которых в каждом

отдельном случае диктуется задачами, стоящими перед

экспериментатором. И успех эксперимента целиком за-

висит от того, в какой мере методы исследования соот-

ветствуют сущности исследуемого явления.

6. Основные направления развития тифлопсихологии

В 2 отмечалось, что тифлопсихология является

сравнительно молодой наукой. Но это относится к пси-

хологии слепых и слабовидящих только как к самостоя-

тельной ветви психологической науки. Вообще же ин-

терес к слепым, к их психической жизни возник очень

давно, и первые исследования в этой области относятся

к началу XVIII века.

Вся история тифлопсихологических исследований

распадается на два отчетливо выделяющихся и по

своему характеру и хронологически этапа.

Первый период, продолжавшийся с начала XVIII и

до 80-х годов XIX века, можно охарактеризовать как

период интроспективной тифлопсихологии. Почти все

опубликованные работы того времени основаны на само-

наблюдениях образованных слепых. Наиболее харак-

терной и фундаментальной из работ этого периода яв-

ляется монография М. Сизерана <Слепец о слепых>.

В этих работах был собран обширный описательный

материал, дающий нам представление о своеобразии

проявлений психики слепых. Однако достоверность,

а тем самым научная ценность этого материала в целом

ряде случаев весьма сомнительна и требует тщательной

проверки, так как в самонаблюдении очень часто плоды

фантазии воспринимаются как действительные пережи-

вания, а действительные события искажаются, субъек-

тивно преломляясь в сознании индивида.

Очевидно, что самонаблюдение как основной метод

тифлопсихологического исследования не может ра-

скрыть объективных закономерностей психики, но это

не значит, что оно должно быть отвергнуто как метод

вообще. Самонаблюдение давало и дает тифлопсихоло-

гии немало ценного материала и является важной сто-

роной психологического исследования, особенно в тех

случаях, когда оно направляется и проверяется исследо-

вателем.

Второй период развития исследований психики сле-

пых и слабовидящих – это период экспериментальной

тифлопсихологии, начало которого относится к 80-м го-

дам прошлого века и непосредственно связано со ста-

новлением общей психологии как экспериментальной

науки. Уже первые экспериментальные исследования,

22

проводившиеся, главным образом, в области ощущений,

показали эффективность такого рода исследований.

С тех пор экспериментальный метод является основным

методом тифлопсихологических исследований.

Однако рассмотрение развития тифлопсихологии

с методической точки зрения не может со всей полнотой

осветить основные пути ее развития. Основным крите-

рием для определения направлений тифлопсихологии

является то, как ученые решают основной вопрос фило-

софии, что они признают первичным-материю или со-

знание, т. е. их философская позиция.

Многовековая борьба материализма и идеализма

отражается и в истории тифлопсихологии. Как и в об-

щей психологии, тифлопсихологи разделились на два

противоположных лагеря, защищающих соответствую-

щие философские взгляды.

Идеалистическое утверждение примата сознания,

наиболее отчетливо проявляющееся в общей психологии

в форме рационалистического идеализма (например,

психология <чистого мышления>), переходит оттуда

в тифлопсихологию. Многие тифлопсихологи, стоявшие

на идеалистических позициях, развивают теорию, со-

гласно которой слепота не влияет или влияет незначи-

тельно на психическое развитие, а в некоторых сферах

психики является предпосылкой и стимулом ускорен-

ного, по сравнению с нормально видящими, развития.

Представители этого направления утверждали, что

<...физическая слепота, ограничивая количество нашихвнешних впечатлений, может вместе с тем содействоватьуглублению и просветлению нашей духовной жизни> ,

поскольку <для умственной работы и для практикив обыденной жизни представления не нуждаются в эмо-циональных моментах> даваемых нам зрением. В ка-

честве подтверждения своих <теорий> они приводили

свидетельства древних авторов об ослеплявших себя

философах и многократно цитировали Лафатера, гово-

рившего следующее: <Закрывая глаза с целью отстра-нить впечатления внешнего мира, мы тем самым повы-шаем интенсивность нашей внутренней жизни>.

А. М. Щербина. Слепой музыкант Короленко. М., 1916,

стр. 35.

” П. Биллей. Психология слепых. Учпедгиз, М.-Л., 1931,

стр. 85.

Отрицая влияние чувственного познания на психиче-

ское развитие, разрывая единство чувственного и логи-

ческого, тифлопсихологи этого направления не только

не сумели объективно показать закономерности психики

лиц с дефектами зрения, но и нанесли существенный

вред практике обучения слепых, что проявилось в наса-

ждении вербальных методов обучения.

В противоположность тифлопсихологам, находив-

пимся на идеалистических позициях, представители ма-

териалистического направления утверждали, что выпа-

дение или серьезные нарушения функций зрительного

анализатора затрудняют и вносят своеобразие в психи-

ческое развитие слепых и слабовидящих. Однако это не

исключает возможности более или менее полного пре-

одоления последствий сужения сферы чувственного по-

знания благодаря действию ряда компенсаторных фак-

торов. Такого рода подход к психике слепых и слабо-

видящих оказался наиболее плодотворным и получил

всеобщее признание в советской тифлопсихологии. Его

успех объясняется единственно правильным решением

вопроса о соотношении материи и сознания, чувствен-

ного и логического в познании и роли биологических и

социальных факторов в развитии психики с диалектико-

материалистических позиций.

Нужно отметить, что предтечей диалектико-мате-

риалистического понимания психики слепых и слабови-

дящих были тифлопсихологи, строившие свои теории на

основе философии сенсуализма и ассоциативной психо-

логии. Рассматривая чувственный опыт как единствен-

ную основу любых знаний, эти тифлопсихологи утвер-

ждали, что слепота и слабовидение, ограничивая сферу

чувственного познания, отрицательно влияют на разви-

тие психики. Однако это правильное в принципе поло-

жение в связи с ограниченностью материалистического

сенсуализма развивалось по ложному пути. В резуль-

тате тифлопсихологи этого направления пришли к край-

не реакционным выводам, согласно которым слепые

представляют собой особый психический тип, страдаю-

щий хроническим, ничем не компенсируемым сужением

всех сфер психической жизни.

Таковы три основных направления в развитии тиф-

лопсихологической науки. Время и практика показали

ложность первого – идеалистического и истинность вто-

24

рого – материалистического направлений. Поступатель-

ное, приносящее все новые и новые теоретические и

практические результаты развитие тифлопсихологии

возможно только в рамках диалектико-материалистиче-

ского понимания психики вообще и психики слепых и

слабовидящих в частности.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ 1

К. Б юр клен. Психология слепых. Упиедгпз, М., 1934, one-

дение .

В, Гандер. Предисловие редактора в кн. К. Бюрклена <Пси-хология слепых>. Дети .с глубокими нарушениями зрения. Сб. под

ред. М. И. Земцевой, А. И. Каплан, М. С. Певзнер, <Просвещение>

М., 1967, гл. 1 и IV, стр. 244-251.

А. И. Зотов. Актуальные вопросы исследования возрастных

и индивидуальных особенностей познавательной деятельности сле-

пых и слабовидящих детей. Сб. Особенности познавательной дея-

тельности слепых и слабовидящих школьников>, Ученые записки

ЛГПИ им. А. И. Герцена, Т. 344, Л” 1968.

А. А. К рогиу с. Психология слепых и ее значение для об-

щей психологии и педагогики. Изд. автора, Саратов, 1926, введение.

Рекомендуя здесь и в последующих главах работу К. Бюрк-

лена <Психология слепых>, мы специально обращаем внимание чи-

тателя на расхождение в интерпретации фактов в его работе и на-

шем учебнике, что объясняется как различием философских пози-

ций, так и накоплением за прошедшие со времени написания ра-

боты К. Брюклена годы огромного фактического материала, позво-

лившего по-новому осмыслить проявления психики слепых. Подроб-

ный анализ взглядов К. Бюрклена см. в предисловии В. Гандера

к этой книге.

ГЛАВА II

ПРОБЛЕМА КОМПЕНСАЦИИ

В ТИФЛОПСИХОЛОГИИ

1. Понятие о компенсации и ее физиологические

основы

Любой дефект, т. е. физический или психический

недостаток, следствием которого является нарушение

нормального развития, с неизбежностью приводит к ав-

томатическому включению биологических компенсатор-

ных функций организма. В этом смысле компенсацию

можно определить как универсальную способность ор-

ганизма в той или иной мере возмещать нарушения или

утрату определенных функций. В павловском понима-

нии компенсация является <физиологической мерой ор-ганизма> в ответ на какое-либо нарушение его функ-

ций,

В основе сложного механизма компенсации лежит

перестройка функций организма, регулируемая высшей

нервной деятельностью. Эта перестройка заключается

в восстановлении или замещении нарушенных или ут-

раченных функций независимо от того, какая часть ор-

ганизма повреждена. Например, удаление одного лег-

кого влечет за собой изменение функций дыхания и кро-

вообращения, ампутация какой-либо конечности – из-

менения в координации движений, потеря зрения или

нарушение деятельности какого-либо иного анализатора

приводит к сложной перестройке деятельности сохран-

ных анализаторов.

26

Чем тяжелее дефект, тем большее количество систем

организма включается в процесс компенсации. Наибо-

лее сложные функциональные перестройки наблюдаются

при нарушениях центральной нервной системы, в том

числе и анализаторов. Таким образом, степень сложно-

сти механизмов компенсаторных явлений находится

в зависимости от тяжести дефекта.

Отмеченный выше автоматизм включения компенса-

торных функций не определяет целиком механизмов

компенсации, которые при сложных нарушениях дея-

тельности организма формируются постепенно. Посте-

пенность развития компенсаторных процессов прояв-

ляется в том, что они имеют определенные стадии раз-

вития, которые характеризуются особым составом и

структурой динамических систем нервных связей ,

а также своеобразием протекания процессов возбужде-

ния и торможения.

Формирование механизмов компенсации подчинено

законам высшей нервной деятельности. Современная

теория компенсации рассматривает компенсаторные яв-

ления в свете рефлекторной теории И. П. Павлова. Эта

теория, базирующаяся на трех основных принципах –

причинности (детерминизма), единства анализа и син-

теза, структурности – является естественнонаучной ос-

новой теории компенсации.

Применительно к учению о компенсации нарушен-

ных или утраченных функций принципы рефлекторной

деятельности означают следующее:

1. Принцип причинности раскрывает обуслов-

ленность появления и развертывания компенсаторных

функций воздействием внешней и внутренней среды ор-

ганизма на нервную систему. Иными словами любой де-

фект вызывает ответную реакцию организма, причем

сила и характер этой реакции зависят не только от сте-

пени нарушения той или иной функции, но и от состоя-

ния организма и тех условий, которые его окружают.

Эта реакция имеет в качестве механизма замыкание но-

вых временных связей в коре больших полушарий

головного мозга.

Разнообразная детерминация компенсаторных про-

См. Краткий дефектологический словарь. <Просвещение>, М.,

1964, стр. 112.

цсссов показывает, что последние не могут быть объяс-

нены только биологическими свойствами организма и

что существенную роль в них играют многочисленные

социальные факторы (условия жизни, воспитание, обу-

чение и т. п.).

2. Принцип единства анализа и синтеза,

который заключается в способности нервной системы

выделять в сложных воздействиях среды на организм

отдельные элементы и синтезировать их в единое целое,

объясняет компенсацию как совокупную деятельность

периферических воспринимающих приборов и корковых

механизмов. В процессе анализа и синтеза внешних воз-

действий у человека образуется весьма сложная по

строению функциональная система анализаторов. Пол-

ное или частичное нарушение функций какого-либо ана-

лизатора приводит к определенным нарушениям этой

системы, что отражается, в первую очередь, на аналити-

ческой деятельности. Включение компенсаторных функ-

ций приводит к перестройке сохранных анализаторов и

возникновению новой системы, благодаря чему способ-

ность к аналитико-синтетической деятельности сохра-

няется, хотя диапазон, уровень, степень и путь анализа

суживаются .

3. Принцип структурности заключается в

приуроченности функций головного мозга к его струк-

туре, т. е. в локализации центров, регулирующих те

или иные функции. В этом отношении кора больших

полушарий головного мозга представляет собой, по вы-

ражению И. П. Павлова, <мозаику>, в которой прост-

ранственно локализуются раздражители. Однако стро-

гая локализация функций в коре головного мозга пред-

ставляет собой в то же время целостную динамическую

систему, в которой каждое местное воздействие влечет

за собой изменения во всей системе Именно благодаря

динамической системности коры больших полушарий

возможны иррадиация, концентрация и взаимная индук-

ция процессов возбуждения и торможения и образова-

ние на этой основе новых временных нервных связей.

См.: Э. Ш. Айрапетьянц. К вопросу о функциональной

структуре пространственного анализа. Сб. <Проблемы восприятияпространства и пространственных представлений>, М., 1961.

” И. П. Павлов. Поли. собр. соч. АН СССР, 1951, т. IV,

стр. 244.

Тот факт, что организм функционирует как единое

целое, весьма важен для объяснения компенсации де-

фектов. Именно благодаря динамической системности

высшей нервной деятельности выпадение или частичное

нарушение функций того или иного анализатора не вы-

зывает ничем не возместимых потерь. Взамен утрачен-

ного способа образования временных нервных связей

в нервной системе проторяются новые, обходные пути,

формируются новые условно-рефлекторные нервные

связи, восстанавливающие нарушившееся равновесие

во взаимоотношениях организма и среды.

Рассмотренные выше принципы рефлекторной теории

И. П. Павлова являются основополагающими для те-

ории компенсации, и в их свете она и разрабатывается

в настоящее время в физиологии и психологии.

Поскольку компенсация дефектов, и в частности на-

рушения зрения, является одной из функций высшей

нервной деятельности, рассмотрим, какие изменения в

ней происходят в результате нарушений функций зри-

тельного анализатора и как это отражается на процессе

компенсации. Исследования высшей нервной деятельно-

сти слепых, проводившиеся в последние десятилетия,

показали, что <...выпадение функций зрительного анали-затора существенным образом изменяет условия, в ко-торых протекает деятельность организма, и не можетне привести к глубокой перестройке внутрицентральныхвзаимоотношений> . Эта перестройка вызывает в конеч-

ном итоге у слепых некоторое преобладание тормозного

процесса. Преобладание тормозного процесса прояв-

ляется в снижении скорости выработки условных реф-

лексов, замедлении выработки дифференцировок и пере-

делки сигнальных значений условных раздражителей на

противоположные у слепых, по сравнению с нормально

видящими. Причем снижение скорости упомянутых про-

цессов находится в зависимости от степени нарушения

функций зрения-у тотально слепых скорость выра-

ботки условных рефлексов ниже, чем у частичнозрячих.

О некотором снижении уровня возбуждения в централь-

ной нервной системе при слепоте говорит также менее

А. М. 3 имк и н а, А. И. Степанов. О некоторых осо-

бенностях высшей нервной деятельности слепых, <Известия АПНРСФСР>, вып. 90, 1957, стр. 95.

яркая выраженность и более быстрое угасание ориенти-

ровочного рефлекса .

В тифлопсихологии существует мнение, что некото-

рое преобладание тормозного процесса в известной сте-

пени не только не препятствует, но и способствует

деятельности слепых. Так, М. И. Земцова полагает, что

<опора при отсутствии зрения на многообразные слож-ные сигналы, особенно в трудных случаях пространст-венной ориентировки слепого, предъявляет повышенныетребования к корковому торможению; оно обусловли-вает концентрацию раздражения и имеет огромное зна-чение для развития и совершенствования процессовкомпенсации. При помощи тормозных процессов проис-ходит тонкая дифференциация анализаторной деятель-ности. Путем торможения постоянно коррегируетсясигнализационная деятельность больших полушарий взависимости от изменяющихся условий>

Указанные особенности высшей нервной деятельно-

сти слепых нс являются патологическими и не оказы-

вают отрицательного влияния на компенсаторную дея-

тельность организма. Точнее, отмеченное у слепых

преобладание торможения имеет, вероятно, компенсатор-

ную функцию, так как способствует не только уже упо-

минавшемуся более тонкому дифференцированию раз-

дражителей, но и стойкости выработанных условных

рефлексов, а также прочности динамического стерео-

типа.

В то же время нс следует забывать, что перестройки

внутрицентральных отношений сразу после потери зре-

ния обычно носит патологический характер, что прояв-

ляется, например, в ослаблении возбудительного и тор-

мозного процессов, приводящем к неадекватности пове-

дения (повышенная раздражительность, аффективность

или, напротив, апатичность). Однако, как показали ис-

следования М. П. Земцовой, со временем эти патоло-

гические явления, вызванные сложностью перестройки

межсистемных связей и психологической реакцией лич-

См.: Л. А. Новикова, Е. Н. Соколов, Н. П. Пара-

монова. Особенности ориентировочного рефлекса при звуковых

и проприоцептивных раздражениях. <Ориентировочный рефлекс ивопросы высшей нервной деятельности>, АПН РСФСР, М., 1959.

” М. И. Земцова. Пути компенсации слепоты, АПН РСФСР,

М., 1956, стр. 18.

ности на слепоту и выражающиеся в неадекватности по-

ведения, исчезают.

Физиологический механизм компенсации основы-

вается на нормальном функционировании сохранных

систем. Современные исследования показывают, что

работа физиологического механизма компенсации на-

рушенных функций подчиняется общим закономерно-

стям высшей нервной деятельности, так как его мате-

риальным субстратом является высшая нервная

система. Как уже указывалось, в основе компенсации

лежит рефлекторная деятельность. При этом включение

механизмов компенсации происходит безусловно-ре-

флекторным путем, автоматически, а дальнейшее разви-

тие компенсаторных приспособлений есть деятельность

условно-рефлекторная. Исследования выдающегося со-

ветского физиолога П. К. Анохина показали, что услов-

но-рефлекторный характер возникновения и протекания

компенсаторных функций основан на принципах, общих

для возмещения любого дефекта . К ним относятся:

1. Принцип сигнализации дефекта, согласно кото-

рому информация о любом нарушении в любой системе

организма моментально поступает в мозг, благодаря

чему происходит автоматическое включение компенса-

торных функций.

2. Принцип прогрессивной мобилизации компенса-

торных механизмов, по которому сопротивление дефекту

всегда превышает действие сил, вызванных наруше-

ниями функций. Именно в этом принципе раскрывается

возможность преодоления дефекта и его последствий.

3. Принцип непрерывного обратного афферентирова-

ния компенсаторных приспособлений, т. с. афференти-

рование отдельных этапов восстановления или замеще-

ния нарушенных функций, благодаря чему процессы

компенсации предстают как деятельность организма,

регулируемая со стороны высшей нервной системы.

4. Принцип санкционирующей афферентации, со-

гласно которому конец процесса компенсации харак-

теризуется последней афферентацией, закрепляющей

вновь возникшие функции, компенсирующие дефект.

См.: П. К. Анохин. Общие принципы компенсации нару-

шенных функций и их физиологическое обоснование. М., 1953.

5. Принцип относительной устойчивости компенса-

торных приспособлений, указывающий па возможность

возврата прежних функциональных нарушений в ре-

зультате действия сильных раздражителей.

Таковы в общих чертах принципы компенсаторной

деятельности организма. Однако они нс могут полно-

стью раскрыть сущность компеисаторных изменений,

особенно при нарушениях функций высшей нервной си-

стемы. Выше уже отмечалось, что компенсация на чело-

веческом уровне является синтезом биологических и со-

циальных факторов. И для того, чтобы со всей полнотой

раскрыть и охарактеризовать явления восстановления

или замещения нарушенных или утраченных функций,

необходимо рассмотреть, что собой представляют и как

соотносятся биологические и социальные факторы ком-

пенсации.

2. Соотношение биологических и социальных факторов

компенсации

В предыдущем параграфе были рассмотрены физио-

логические механизмы и общие биологические принципы

компенсаторной деятельности организма. Имея условно-

рефлекторный характер, компенсация является резуль-

татом деятельности высшей нервной системы и зависит

от уровня ее развития: чем выше поднимается живот-

ный организм в своем эволюционном развитии, тем

шире и эффективнее проявляются и развиваются ком-

пенсаторные функции. Зависимость развития компенса-

торных функций от уровня развития нервной системы

отчетливо проявляется в опытах с энуклеацией (ослеп-

лением) животных, стоящих на различных ступенях

эволюционной лестницы. Так, ослепление новорожден-

ных крольчат и щенят в опытах И. А. Аршавского по-

казало их различные компенсаторные возможности:

крольчата, дожив до четырехмесячного возраста, так и

не научились стоять, в то время как у слепых щенков

рефлекс стояния реализовался своевременно.

Различия в уровне развития нервной системы отра-

жаются в случае слепоты и на состоянии зрительных

зон головного мозга. У низших животных потеря зре-

чо

ния ведет к разрушению нервных клеток в зрительных

областях, например, у ослепленных собак и кошек

разрушаются нервные клетки коленчатого тела, через

которое проходят нейрозрительные пути. Кроме того,

происходит уменьшение коленчатого тела в размерах

(морфологические исследования Л. Я. Пиисса и

И. Е. Пригоиикова). У ослепших же людей никаких па-

тологических изменений в мифологической структуре

мозга, т. е. распада нервных клеток, как правило, не об-

наруживается.

Отсутствие патологических изменений в зрительных

зонах мозга у людей, потерявших зрение, объясняется

высоким уровнем развития высшей нервной системы и

обусловленной последним сложной динамичной систе-

мой связей между мозговыми центрами. Благодаря

этому отсутствие зрительных раздражений у человека

не вызывает обусловленной бездеятельностью атрофии

нервных образований, которая наблюдается у животных.

<Когда речь идет о слепых, глухих и т. д.,- писалИ. П. Павлов, - нужно постоянно помнить, что деятель-ность центра коры поддерживается ассоциированнымираздражителями и вместе с тем зависит от количествавсех раздражений и иррадиации их> . Исключение

здесь составляют только рано ослепшие и имеющие

очень большой стаж слепоты лица. Как показало прове-

денное Л. Я. Пинесом и И. Е. Пригониковым морфоло-

гическое исследование мозга, взятого после смерти

проф. Щербины (ослеп в 5 лет, стаж слепоты 54 года)

и музыканта К. (слепорожденный, стаж слепоты 77 лет),

при длительном поражении периферического зритель-

ного нейрона возникают морфологические изменения

мозговой ткани. Они выражаются в уменьшении тол-

щины коры зрительного центра – если в норме толщина

коры составляет в среднем 2-2,15 мм, то при длитель-

ной тотальной слепоте она равнялась 1,25-1,35 мм. Ими

отмечена также редуцированность развития затылочных

долей головного мозга . Очевидно, <ассоциированныхраздражителей> для нормального развития зрительных

зон и их функционирования в случаях рано наступившей

< Павловские среды>, т. II, АН СССР, М” 1949, стр. 530.

” См.: Л. Я. П и не с, И. Е. Пригоников. О зрительных

проводниках. Сб. <Морфология мозга>, ичтт ВИЭМ, 1936.

изд. ВИЭМ,

А. Г. Литвак

длительной тотальной слепоты оказывается недоста-

точно, и это приводит к упомянутым морфологическим

изменениям.

Таким образом, человек, имея наиболее высоко раз-

витую нервную систему, обладает и наиболее совершен-

ными компенсаторными функциями. Однако даже столь

высокое развитие биологических компенсаторных при-

способлений не может обеспечить сколько-нибудь зна-

чимых результатов при наличии тяжелых нарушений

высшей нервной системы и в том числе анализаторной

деятельности. Можно привести в качестве примера та-

кой дефект, как травма переднего отдела затылочной

области коры больших полушарий, в результате кото-

рой, сохраняя нормальное зрение, люди разучиваются

читать. И только специальные упражнения (а не био-

логические компенсаторные приспособления!) возвра-

щают им эту способность. Абсолютная же слепота неза-

висимо от ее происхождения при полном отсутствии

какой бы то ни было помощи извне делает человека

практически нежизнеспособным. Физиологические меры

организма оказываются недостаточными для компенса-

ции столь сложного дефекта и его последствий.

Однако люди с полной потерей зрения, слуха и т. д.

и даже при таких тяжелых комбинированных дефектах,

как слепоглухонемота, в значительной мере преодоле-

вают последствия дефектов анализаторной деятельности,

овладевают речью, приспосабливаются к жизни в но-

вых условиях, а порой достигают в ней значительных

успехов.

Наиболее показательными для данного случая яв-

ляются жизнь и деятельность слепоглухих Л. Бриджмен,

Э. Келлер, О. И. Скороходовой и многих других. Все они,

несмотря на столь тяжелые нарушения анализаторной

деятельности, достигли высокого уровня интеллектуаль-

ного развития. Широко известны книги Э. Келлер

<История одной души> и О. И. Скороходовой <Какя воспринимаю и представляю окружающий мир>.

Э. Келлер, которую М. Твен назвал <феноменомXX века>, на протяжении долгих лет вела миссионер-

скую и пропагандистскую деятельность во многих стра-

нах мира, получив за это прозвище <христианской со-циалистки № 1>. Много сил она отдала организации

обучения и воспитания аномальных детей.

О. И. Скороходова, получив высшее образование и

защитив кандидатскую диссертацию, работает в обла-

сти дефектологии и занимается кроме этого литератур-

ным трудом. Стихи, очерки, статьи О. И. Скороходовой,

в которых раскрываются способы и средства, помога-

ющие ей познавать окружающий мир, вызывают боль-

шой интерес. Своеобразные, но вполне адекватные кар-

тины реальной жизни сменяются перед нами одна за

другой, когда мы читаем произведения Скороходовой.

Вот, например, ее описание своих представлений в очер-

ке <Еду>: <Я пытаюсь представить себе жизнь людей,движение в городе... шум и звуки представляются мнев виде непрерывных вибраций, которые я ощущаю,когда нахожусь на улице или когда еду в трамвае, трол-лейбусе и т. д.Представляю я знакомых и незнакомых мне людей..,но их голосов не представляю, мне кажется, что онимолчат или говорят очень мало и притом говорят без-звучно. Если же я захочу все-таки представить челове-ческие голоса, то звуки чудятся мне на кончиках паль-цев, потому что некоторых своих знакомых, а такжесобственный голос я <слушаю> руками…> .

Не менее интересны и ее наблюдения и переживания,

изложенные в стихотворной форме:

Думают иные-те, <то звуки слышат,Те, кто видят солнце, звёзды и луну:Как оиа без зренья красоту опишет,Как поймёт без слуха звуки и весну!?Я услышу запах и росы прохладу,Лёгкий шелест листьев пальцами ловлю.Утопая в сумрак, я пройду по саду,И мечтать готова, и сказать: люблю...Пусть я не увижу глаз его сиянье,Не услышу голос ласковый, живой,Но слова без звука - чувства трепетанье -Я ловлю и слышу быстрою рукой ".Из приведенных примеров видно, что последствиядефектов, даже более тяжелых, чем слепота, могут бытьО. И. Скороходова. Как я воспринимаю и представляюокружающий мир. изд. АПН РСФСР, М., 1954, стр. 237.Там же, стр. 336.3 35в значительной мере преодолены, и индивид, имеющийтот или иной физический дефект, может достичь высо-кого уровня психического развития.В связи с этим возникает важный вопрос: какие ус-ловия, кроме рассмотренных биологических реакций ор-ганизма, имеют значение для компенсации дефекта икакие из них играют решающую роль?Для оптимального протекания процессов компенса-ции имеют большое значение многочисленные условия,к которым относятся характер дефекта и степень нару-шения функций, типологические и индвидуальные осо-бенности высшей нервной деятельности, уровень психи-ческого и физического развития, положение индивидав обществе и уровень развития последнего, условиясемейного и школьного воспитания, трудовые условияи т. д. Перечисленные условия распадаются на двебольшие самостоятельные и в то же время друг другаопределяющие, группы, выступающие как биологическиеи социальные факторы компенсации. Наличие двухпринципиально различных по своей сущности факторовне означает их взаимоисключающей противоположности.Напротив, подлинно научный, материалистическийвзгляд на компенсацию утверждает единство и взаимо-проникновение этих факторов на человеческом уровне.Биологические факторы выступают как самостоя-тельные при компенсации дефектов у животных, даваяприспособительный эффект, восстанавливая равновесиесо средой. Причем многие сложные нарушения функций,такие, например, как слепота, только на биологическойоснове не компенсируются, и животное погибает. У че-ловека биологические факторы компенсации имеют са-мостоятельное значение только при дефектах, не вызы-вающих отклонений в развитии высших психическихфункций. Во всех остальных случаях компенсация де-фектов осуществляется на основе синтеза биологическихII социальных факторов при ведущей роли послед-них.Утверждение в этом единстне. примата социальногофактора основано на марксистской теории происхожде-ния и развития человека как существа общественного.Именно труд и общение и процессе труда способство-вали выделению человека из мира животных и его даль-нейшему развитию <...и притом в такой степени,-писалФ. Энгельс,-что мы в известном смысле должны ска-зать: труд создал самого человека> .

Любая из сторон человеческой психики, хотя и яв-

ляется продуктом деятельности определенного органа,

формируется как подлинно человеческая функция лишь

в условиях общественно-трудовой деятельности. <Каж-дое из его (человека.-А. Л.) человеческих отношенийк миру, - писал К. Маркс, - зрение, слух, обоняние,вкус, осязание, мышление, созерцание, ощущение, хо-тение, деятельность, любовь,-словом, все органы егоиндивидуальности... существуют как общественные ор-ганы, - являются в своем предметном отношении, илив своем отношении к предмету присвоением последнего,присвоением человеческой действительности> 2.

Указание К. Маркса на то, что человеческая психика

формируется в результате усвоения человеческого опы-

та, <человеческой действительности> в условиях совме-

стной деятельности, относится не только к процессу

исторического развития, но и к онтогенезу человека.

Сама по себе конституция человека, т. е. его биологиче-

ская организация, еще не определяет его человеческой

сущности, и, как справедливо заметил А. Пьерон, <ребе-нок в момент рождения лишь кандидат в человека, ноон не может им стать в изоляции: ему нужно научитьсябыть человеком в общении с людьми> Это положение

хорошо иллюстрируется многочисленными фактами, ана-

логичными истории небезызвестного Каспара Хаузера

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 486.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений. Гос-

политиздат, М” 1956, стр. 591.

Цит. по кн.: А. Н. Леоитьев. Проблемы развития психики.

М., 1965, стр. 187.

Каспар Хаузер, живший в начале XVIII века в Германии, по

некоторым сведениям сын великого герцога баденокого, с младен-

чества и до 16 лет находился в тюрьме в полной изоляции от лю-

дей. Пищу ему доставляли во время сна. В результате такого об-

раза жизни высшие психические функции К. Хаузера не развива

лись и по своему поведению он практически не отличался от жи-

вотного. Был убит по политическим соображениям в возрасте

22 лет. В печати время от времени появляются сообщения о детях,

выращенных животными в изоляции от общества. Их психическое

развитие, так же как и .у К. Хаузера, находится на крайне низком

уровне, причем компенсация дефектов психики, ее доразвитие при

возвращении к людям протекает крайне медленно и затрудненно.

37

Итак, для нормального развития психики необхо-

димо усвоение человеческого опыта, которое осущест-

вляется в результате речевого общения, общения в сов-

местной деятельности, а также активных и адекватных

действий индивида. Слепота и слабовидение, как и дру-

гие серьезные дефекты, создают препятствия для нор-

мального развития психики прежде всего в результате

ограничения путей общения и способов труда. Именно

это имел в виду Л. С. Выготский, один из основополож-

ников советской дефектологии, когда писал, что <дефект,создавая уклонение от устойчивого биологического типачеловека, вызывая выпадение отдельных функций, не-достаток или повреждение органов, более или менеесущественную перестройку всего развития на новых ос-нованиях, по новому типу, естественно, нарушает темсамым нормальное течение процесса врастания ребенкав культуру> 1. Несмотря на то, что Л. С. Выготский

в своей <культурно-исторической> теории развития пси-

хики резко и недостаточно обоснованно противопоста-

вил общественные, <культурно-исторические> формы

сознательной деятельности <естественно-сформирован-ным> психическим процессам, величайшая его заслуга

заключается в выдвижении на первый план в теории

компенсации социальных факторов.

Никогда и никакая биологическая функция не смо-

жет компенсировать, восстановить нарушенные вследст-

вие дефекта связи человека и общества. И поскольку

высшей стадией проявления компенсаторных процессов

является формирование полноценной, всесторонне раз-

витой личности, которое предполагает <возможность ов-ладения знаниями основ наук и искусства, формирова-ние коммунистического мировоззрения, овладение науч-но-техническими основами производства, выработкуумения творчески применять знания на практике, фор-мирование способности к систематическому труду, раз-витие высоких моральных качеств>, постольку веду-

щими в восстановлении имеющихся отклонений и даль-

нейшем нормальном развитии человеческой психики яв-

ляются социальные факторы компенсации.

психических функ-

Л. С. Выготский. Развитие высших

ций. АПН РСФСР, М” 1960, стр. 55.

Краткий дефекто.погический словарь. <Просвещение>, М., 1964.

стр. IIL

Однако необходимо еще раз подчеркнуть, что дейст-

вие социальных факторов, приводящее к осуществлению

высших форм компенсации, возможно лишь при опоре.

на сохранные функции организма, в единстве с дейст-

вием биологических факторов. То, что проявление со-

циальных факторов компенсации существенно зависит

от степени и количества нарушенных санкций и их зна-

чения для жизнедеятельности, хорошо иллюстрируется

клиническим материалом. Глубокие поражения высшей

нервной системы, вызывающие тяжелые формы умст-

венной отсталости, комбинированные нарушения анали-

заторной деятельности и другие сложные дефекты даже

в самых благоприятных жизненных условиях серьезно

ограничивают возможности психического развития. В ка-

честве примера можно сослаться на клинические наблю-

дения С. П. Боткина и немецкого невропатолога

Штрюмпеля за больными, страдавшими нарушением

функций зрения, слуха и осязания. На протяжении

нескольких лет они находились большую часть суток

в состоянии глубокого торможения (сна), из которого

выходили только для отправления физиологических

потребностей. Аналогичный случай описан и В. М. Бех-

теревым.

Среди социальных факторов, оказывающих влияние

на компенсацию утраченных или нарушенных функций,

наиболее существенными являются уровень развития

общества и социальное положение слепого или слабови-

дящего, условия деятельности (игры, учения, труда) ин-

дивида и его активность.

Зависимость высших форм компенсации от уровня

развития общественных отношений отчетливо прояв-

ляется при анализе положения слепых в обществе при

различных экономических формациях. Во всех досоциа-

листических формациях психическое развитие слепых

(большая часть их – представители беднейших слоев

населения) было серьезно ограничено, так как именно

неимущие классы в первую очередь страдали от инфек-

ционных, общих и венерических заболеваний (оспа, тра-

хома, сифилис и др.), непосредственно влекущих за со-

бой слепоту или отягощающих наследственность.

Нищенство было уделом большинства слепых. Слепые

представляли собой парий общества, и это их положе-

ние широко отображено в художественной литературе

39

и фольклоре. Слепота и бедность, слепота и убожество,

слепота и несчастье являлись синонимами. <Слепой не-счастен, а бедный слеп, потому что тот никого не видит,а на этого никто не смотрит>,-писал немецкий поэт

Логау. Невозможность принимать участие в обществен-

но полезном труде, изоляция от -общества, отсутствие

элементарных социальных благ затрудняли психическое

развитие слепых, тормозили проявление компенсаторных

функций. Лишь немногим слепым из господствующих

классов удавалось в той или иной мере преодолеть

последствия нарушений функций зрительного анализа-

тора и адаптироваться в социальной среде.

В настоящее время некоторый прогресс в социаль-

ном положении слепых наблюдается в развитых капита-

листических странах в связи с возникновением всевоз-

можных благотворительных обществ и заведений для

обучения слепых грамоте и ремеслу. Однако эти меры,

направленные на преодоление имеющей место <кастово-сти> и изоляции слепых от зрячих и обусловливающих

<психологию сепаратизма>, не могли и не могут по сей

день в условиях классового общества принципиально

изменить социальное положение слепых, сделать их

полноправными членами общества и тем самым создать

условия для формирования всесторонне развитой лично-

сти человека с дефектами зрения. Это подтверждается

материалами, публикуемыми ЮНЕСКО (Организация

Объединенных Наций по вопросам просвещения, науки

и культуры), которые свидетельствуют об ужасающем

положении слепых в странах Азии, Африки и Южной

Америки.

Только в социалистическом обществе, ликвидировав-

шем классовые различия и установившем подлинное

равноправие всех его членов, оказалось возможным

в рамках социального обеспечения, народного просве-

щения и здравоохранения создать сеть специальных

школ и дошкольных учреждений, организовать всеоб-

щее обязательное общеобразовательное и трудовое обу-

чение слепых и слабовидящих, создать оптимальные

условия для формирования всесторонне развитой лично-

сти в условиях сужения сенсорной сферы.

Изменение социального положения позволило сле-

пым и слабовидящим включиться в сознательную, ак-

тивную деятельность в различных ее формах, что яв-

40

ляется основным условием развития компенсаторных

функций.

Для включения слепых и слабовидящих в общепо-

лезный труд весьма существенное значение имеют тех-

нические средства компенсации. Технический прогресс,

в результате которого совершенствуются орудия труда

и технические средства, оказывает огромное влияние на

развитие человеческой психики вообще, и при сужении

сферы чувственного познания в частности.

Необходимость создания новых обходных путей

для успешного овладения слепыми и слабовидящими

знаниями и опытом, накопленными человечеством, тре-

бует не только изменения социальных позиций, но и

создания специальных средств, способствующих этому

процессу.

Изобретение очков, создание рельефного шрифта,

специальных приборов для письма без зрения, разра-

ботка наглядных пособий, приспособленных для осяза-

тельного или аномального зрительного восприятия, изо-

бретение приборов для ориентировки слепых и приспо-

соблений для производственного труда без зрения и

многое другое расширяли познаБательные и трудовые

возможности слепых и слабовидящих, облегчали им

ориентировку в пространстве, способствовали развитию

психики.

Тифлотехнические средства компенсации разви-

ваются в основном в двух направлениях. Это, во-пер-

вых, приборы, сохраняющие и развивающие нарушен-

ные зрительные функции. К ним относятся различные

корригирующие оптические приспособления: обычные и

телескопические очки, контактные линзы и т. п. Другая

группа приборов основана на использовании сохранных

анализаторов, через которые слепой или слабовидящий

получает преобразованную информацию, в обычных ус-

ловиях поступающую через зрительный анализатор. Это

приборы, заменяющие зрительные раздражители раз-

дражителями другой модельности, трансформирующие

световую энергию в звуковую или механическую. К ним

относятся приборы, используемые при ориентировочной

деятельности, читающие машины, приспособления для

проведения лабораторных работ и т. п. Ведутся также

работы еще в одном направлении – по моделированию

периферической части зрительного анализатора – элек-

41

тронного глаза, который должен трансформировать све-

товую энергию в электрическую и посылать электриче-

ские импульсы непосредственно в зрительные зоны

мозга.

Огромную роль в компенсации дефекта играет со-

знание. Его значение отчетливо проявляется при сравне-

нии компенсаторных процессов у человека и животных.

Если последние, благодаря компенсации, могут только

биологически приспособиться к новым условиям, то че-

ловек восстанавливает нарушенное равновесие не

только с естественной, но и с социальной средой. А это

возможно только при условии осознания дефекта, его

последствий и тех задач, которые ставятся перед инди-

видом для преодоления нарушений в психическом и фи-

зическом развитии.

Наиболее отчетливо роль сознания, мобилизующего

волю и мышление на борьбу с дефектом, проявляется

и у поздноослепших.

Поскольку сознание, по выражению К. Маркса,

<с самого начала есть общественный продукт>, в нем

отражаются существующие политические, моральные,

этические, эстетические и правовые устои общества. Для

человека социалистического общества характерны мате-

риалистическое мировоззрение, коммунистическая нрав-

ственность, высокие моральные и эстетические идеалы,

которые вместе взятые создают новый коммунистиче-

ский тип человека, основной целью и смыслом жизни

которого является борьба за счастье человечества, за

построение коммунизма. Вера в светлое будущее, непре-

одолимое желание участвовать в его построении в зна-

чительной степени помогают людям, перенесшим тяже-

лое заболевание или травму, преодолеть их последствия.

Осознание необходимости преодолеть дефект и за-

нять свое место в рядах строителей коммунистического

общества присуще большинству советских людей, при-

чем в этом важнейшая роль принадлежит осознанию

прочности своих социальных позиций, своей значимости

и нужности.

Один из героев К. Симонова утверждал: <Ничто насв жизни не может вышибить из седла!>-и примеры

Н. Островского, А. Маресьева и многих, многих тысяч

других, преодолевших свои недуги и оставшихся

в строю, самое веское -тому доказательство. <Человек42должен поставить себя выше страданий, - писалН. Островский,-а для этого надо иметь цель, надочувствовать локоть народа, партии, коллектива. Чело-век делается человеком, если он собран вокруг какой-либо настоящей идеи, с этого, собственно, начинаетсячеловек, этим он и силен>.

3. Критика биологизаторских теорий компенсации

слепоты

Для буржуазной психологии конца XIX-начала XX

веков характерным является отказ от рассмотрения

психики человека и ее формирования как результата и

отражения общественно-исторического развития. Наи-

большее распространение получают различные психоло-

гические концепции, утверждающие независимость пси-

хики от внешнего мира, имманентность ее проявлений.

Интенсивность и содержание психической жизни объяс-

няются хотя и различными у разных авторов причина-

ми – специфической энергией органов чувств, мышле-

нием, инстинктами, влечениями и т. п.,-но во всех

случаях детерминация психической деятельности находи-

лась в самом субъекте.

Некоторые из этих теорий нашли свое отражение

в психологии слепых, и в частности, в исследованиях по

проблеме компенсации дефектов зрения. Давая теорети-

ческие обоснования компенсаторным процессам, пред-

ставители буржуазной идеалистической тифлопсихоло-

гии исходили из взгляда на человека как на существо

только биологическое.

Среди многочисленных попыток объяснить процесс

компенсации выпавших зрительных функций биологиче-

скими факторами наиболее известно учение о викариате

ощущений (Чермак), согласно которому выпадение

какого-либо ощущения влечет за собой автоматическое

<изощрение>, т. е. повышение других видов чувствитель-

ности. Основной причиной <изощрения> осязания, слуха

и обоняния у слепых представители этой теории считали

происходящее якобы при потере зрения высвобождение

<специфической энергии> зрительного анализатора. Эта

высвободившаяся <специфическая энергия> направля-

43

лась, по их мнению, в сохранные органы чувств, благо-

даря чему и происходило <изощрение> ощущений.

Представители другого направления (Трушель,

Кунц), отрицая повышение чувствительности у слепых,

утверждали, что слепота стимулирует появление каче-

ственных новообразований, которые становятся мате-

риальным субстратом нового <шестого чувства>, ком-

пенсирующего утраченное зрение.

Несмотря на столь различные взгляды, основываю-

щиеся, кстати, на весьма противоречивых фактах, сви-

детельствующих в одних случаях о повышении чувстви-

тельности у слепых, а в других – отрицающих его, упо-

мянутые исследователи приходят к общему выводу,

который отрицает необходимость активного воздействия

на аномального ребенка с целью преодоления дефекта

и его последствий в психическом развитии. Механиче-

ский подход к компенсаторным процессам, утверждав-

ший их имманентность, предопределенную биологиче-

ской природой человека, не мог раскрыть сущности яв-

ления компенсации и впоследствии был полностью

опровергнут фактами, полученными в эксперименталь-

ной материалистической тифлопсихологии. Но, несмотря

на это, упомянутые теории оказали пагубное влияние

на теорию обучения и воспитания слепых, поскольку

отрицали необходимость педагогического вмешательства

и пропагандировали по сути дела саморазвитие нару-

шенных психических функций.

В дальнейшем теория викариата ощущений претер-

певает некоторые изменения. Доказанное в эксперимен-

тах отсутствие физиологического <изощрения> чувстви-

тельности способствует отказу ряда исследователей от

взгляда на компенсацию слепоты как процесс совер-

шенно независимый от деятельности. Викариат ощуще-

ний рассматривается теперь как происходящее в резуль-

тате упражнений и приспособления повышение чувст-

вительности. <Состояние слепоты, - пишет К. Бюрклен,подытоживая целый ряд исследований, - приводитс естественной необходимостью к повышенной деятель-ности оставшихся чувств, чем и объясняется их изощре-ние: последнее оказывается, таким образом, не врожден-ным, а приобретенным. Это изощрение имеет свою ос-нову в психических явлениях (внимание, упражнение,приспособление) и проявляется в индивидуально раз-личной степени также физиологически>.

Нетрудно заметить, что и в обновленном виде теория

викариата страдает односторонностью подхода к чело-

веческой психике. Попытки объяснить возмещение на-

рушенных функций только повышением чувствительно-

сти, чем бы оно ни было вызвано, явно несостоятельны.

На то, что элементарные ощущения не исчерпывают

процесса познания, процесса, страдающего при потере

зрения в первую очередь, указывал еще Ф. Энгельс, ко-

торый писал: <...специальное устройство человеческогоглаза не является абсолютной границей для человече-ского познания. К нашему глазу присоединяются нетолько другие чувства, но и деятельность нашего мы-шления>

Биологизаторские теории компенсации слепоты легли

в основу различных имевших широкое применение на

протяжении многих десятилетий методов, приемов и

средств обучения слепых. На биологических основах

в тифлопедагогике были построены многочисленные си-

стемы обучения слепых (Фребеля, Джексона, Экстре

и др.), направленные на развитие сенсомоторной куль-

туры и сводившиеся к механическому упражнению со-

хранных чувствительных систем. Порочность этих систем

состоит в их оторванности от практической и познава-

тельной деятельности слепых, в игнорировании мышле-

ния и речи, имеющих первостепенное значение для за-

полнения пробелов в области чувственного познания.

Только диалектико-материалистический взгляд на

компенсацию дефектов зрения как синтез биологических

и социальных факторов раскрывает ее сущность и фор-

мы проявления. Только подлинно научное объяснение

процессов компенсации нарушенных зрительных функ-

ций может стать теоретической основой обучения и во-

спитания слепых и елабовидящих, дать тифлопедагогу

возможность сознательно управлять восстановлением и

дальнейшим нормальным развитием нарушенных психи-

ческих функций.

К. Бюрклеи. Психология слепых. Учпедгиз, М., 1934,

стр. 51.

Ф. Энгельс. Диалектика природы. Госполитиздат, М.,

1964, стр. 207.

л r

ЛИТЕРАТУРА

П. К. Анохин.

ГЛАВЕ

К. Анохин. Общие принципы компенсации нарушенных

функций и их физиологическое обоснование. М” 1953.

Л. С. Выготский. Развитие высших психических функций.

АПН РСФСР, М” 1960, стр. 55-57.

М. И. 3 ем цова. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР

М” 1956, гл. 1 и IX.

А. М. Зимкина, А. И. Степанов. О некоторых особен-

ностях высшей нервной деятельности слепых. <Известия АПНРСФСР>, вып. 90, 1957.

О. И. Скороходов а. Как я 1воспринимаю

окружающий мир. АПН РСФСР, М” 1954.

представляю

ГЛАВА III

ВНИМАНИЕ СЛЕПЫХ

1. Внимание и его роль при дефектах зрения

Внимание, не являясь самостоятельным психическим

процессом, проявляется внутри ощущений, восприятия,

памяти, мышления и других процессов как сосредоточе-

ние сознания на отражаемом объекте. Избирательная

направленность внимания обеспечивает особую ясность

и отчетливость осознания объекта. Включение внимания

в тот или иной психический процесс существенно изме-

няет его, превращая в направленную деятельность. Так

восприятие превращается в наблюдение, случайное те-

чение мыслей – в обдумывание той или иной задачи,

непроизвольное воспроизведение образов и мыслей-

в процесс припоминания и т. д. Придавая психическим

процессам избирательную направленность, внимание в

то же время дает эффект сенсибилизации, которую

нужно понимать не только как повышение чувствитель-

ности, но и как <изменение - повышение (и соответст-венно снижение) <восприимчивости> к впечатлениям,

мыслям и т. д.> .

Нарушение зрительных функций при слепоте и сла-

бовидении приводит к невозможности или затрудненно-

сти зрительного отражения мира, в результате чего из

сферы ощущений и восприятий выпадает огромное ко-

С. Л. Руби и ш т ей II. Основы общей психологии. Учпедгиз,

1946, стр. 443.

47

личсство сигналив, информирующих человека о важней-

ших свойствах предметов и явлений. Совершенно оче-

видно, что компенсация этих пробелов чувственного

опыта возможна только при активизации деятельности

сохранных органов чувств, в которой существенная роль

принадлежит вниманию.

Внимание как сторона психической деятельности

слепых и слабовидящих исследовано еще весьма недо-

статочно, однако его большое значение для компенсации

дефектов зрения отмечается почти всеми тифлопсихоло-

гами и педагогами.

В старой тифлопсихологии широко было распростра-

нено мнение, согласно которому выпадение функций

зрительного анализатора вызывает положительные из-

менения всех свойств внимания, и в первую очередь, его

устойчивости, интенсивности, концентрированности.

<Зрение, - писал Штумпф, - наносит ущерб (здесь иниже курсив наш.--Л. Л.) нашему вниманию не столь-ко рассеянностью, которую оно вызывает, сколько одно-временностью впечатлений, которую оно обуславливает.Зрительные восприятия обладают той особенностью, чтоони притекают к нам одновременно целой массой и, та-ким образом, в известном смысле оглушают и спуты-вают сознание, которое, будучи подавлено тяжестьюзрелища, блуждает от одного объекта к другому, не зная,на чем остановиться и сосредоточиться. Это непостоян-ство входит в потребность (?) и в привычку (?), влияниекоторой на нашу психическую деятельность мы так хо-рошо сознаем, что, когда мы хотим особенно сосредото-чить наше внимание, мы закрываем глаза и, таким об-разом, искусственно делаем себя слепыми. Наоборот,осязательные и слуховые ощущения являются по своейприроде разъединенными; они входят в сознание после-довательно, и психика занимается ими без труда со всевозрастающей интенсивностью> .

Приведенная цитата показывает идеалистическое

стремление буржуазных тифлопсихологов оторвать вни-

мание от детерминирующей его окружающей действи-

тельности и человеческой деятельности, объяснить его

ie

1 Цчт. 110: К.

1934, стр. 188.

IJ к) р к л с II. Пгихо.погия слепых. Учиодгиз, М.,

как феномен духа а заодно и противопоставить зри-

тельное восприятие слуховому и осязательному.

Не подлежит сомнению, что первоначально внимание

(непроизвольное) возникает и развивается независимо

от субъекта, под влиянием раздражителей, воздействую-

щих на органы чувств. Поэтому сокращение их количе-

ства, обусловленное выпадением зрительных ощущений

и восприятий, наиболее опредмеченных, дифференциро-

ванных, эмоционально окрашенных, не только не спо-

собствует, но, напротив, препятствует развитию внима-

ния, сокращая круг объектов, которые при восприя-

тии вызывают непосредственный интерес. Наблюдения

за слепыми детьми показывают низкий уровень разви-

тия их внимания, обусловленный узостью интересов

к окружающему-миру, о котором они получают, по

сравнению со своими зрячими сверстниками, лишь не-

многочисленные и разрозненные сведения. Нужно отме-

тить также, что уменьшение количества раздражителей

за счет зрительных не может способствовать и устойчи-

вости внимания, так как однообразие, слуховых раздра-

жителей быстро утомляет слепых и ведет к рассеиванию

внимания. Утверждения тифлопсихологов старой школы

о повышении устойчивости внимания при выпадении

зрительных функций имеют чисто умозрительный харак-

тер и опровергаются тем, что, во-первых, слепые полу-

чают, помимо зрительных, еще достаточное количество

самых разнообразных раздражителей, способных от-

влечь их внимание, а, во-вторых, слуховые раздражите-

ли являются, хотя и кратковременно, но наиболее силь-

но действующими и, по-видимому, способны, если не в

большей, то, по крайней мере, в равной степени отвле-

кать внимание.

Отрицательное влияние сужения сферы чувственного

познания на внимание слепых отмечалось еще в конце

XIX века Шредером, позднее Цехом и другими тифло-

педагогами. Однако это не значит, что внимание слепых

не может интенсивно развиваться и достигать такого же

уровня, как у нормально видящих.

Существование высших видов внимания – произволь-

ного и послепроизвольного – непосредственно связано

с деятельностью, в которой формируются высшие по-

требности, интересы, волевые качества и сознание лич-

4 А. Г. Лнтваи

110СТИ, которые в свою очередь обуславливают развитие

и направленность внимания. Отсюда становится понят-

ным, что включение, лиц с дефектами зрения в активную

деятельность должно способствовать преодолению труд-

ностей в развитии непроизвольного и строящегося на его

основе произвольного внимания.

Помимо этого, для успешного развития внимания

слепых имеет значение и возникающая при слепоте не-

обходимость отчетливо, рельефно воспринимать много-

численные свойства и признаки предметов, ничего не

значащих или имеющих для зрячих второстепенное зна-

чение, а при глубоких нарушениях зрения получающих

сигнальное значение и выступающих на первый план.

Затруднения, испытываемые лицами с дефектами

зрения в процессах познания, ориентации, труда, тре-

буют гораздо более внимательного отношения к целому

ряду операций. Например, если нормально видящий

ориентируется на местности преимущественно автомати-

чески, то слепой почти все время должен внимательно

наблюдать (вслушиваться, ощупывать, обонять) за про-

исходящими вокруг него изменениями обстановки; если

у нормально видящего сравнительно легко формируются

целостные образы объектов, то слепой, лишенный воз-

можности одномоментно охватить их взглядом, должен

гораздо внимательнее обследовать их, чтобы представ-

ления были адекватны объектам; если процесс усвоения

знаний у зрячих в значительной мере облегчается по-

вторными восприятиями объектов, использованием сло-

варей и других пособий, то тот же процесс требует от

слепых более внимательного отношения, так как по-

вторные восприятия могут быть затруднены либо вовсе

отсутствовать.

Повышение роли внимания при дефектах зрения мо-

жет способствовать и способствует его развитию только

в том случае, если субъект активно включается в дея-

гельность. Только в этом случае развивается способ-

ность произвольно направлять сознание на определен-

ные объекты, что делает возможным их адекватное от-

ражение при полной или частичной слепоте.

2. Особенности внимания слепых

Всматриваясь, вслушиваясь, напряженно обдумывая

или припоминая что-либо, человек внешне выражает со-

стояние внимания мимикой и пантомимикой-вырази-

тельными движениями лица и тела. Выразительные дви-

жения, формируясь на основе подражательной деятель-

ности детей, зависят от того, насколько отчетливо и

осмысленно они воспринимаются ребенком от взрослых.

При наиболее глубоких нарушениях зрения визуальное

восприятие выразительных движений взрослых при той

или иной ситуации затрудняется или становится невоз-

можным, вследствие чего частично или полностью (при

абсолютной слепоте или отсутствии форменного зрения)

исчезает потребность в подражании. То, что выразитель-

ные движения есть результат подражательной деятель-

ности, хорошо иллюстрируется отсутствием или слабым

развитием мимики у нормально видящих детей, воспи-

танных слепыми родителями. При отсутствии формен-

ного зрения (острота зрения от 0 до 0,005) типичные для

состояния внимания позы и сокращения мышц лица –

нахмуривание лба и бровей, фиксация взгляда, поворот

к объекту, на который направлено сознание, и т. п.,-

отсутствуют или проявляются в очень ослабленном виде.

Для слепого в состоянии внимания характерны маско-

образное выражение лица и строго фиксированное по-

ложение головы и тела, которые закрепляются в поло-

жении, способствующем наиболее отчетливому слухо-

вому восприятию. Например, можно часто наблюдать,

как слепые, вслушиваясь в чью-либо речь, поворачи-

ваются к говорящему вполоборота.

В тифлопсихологии известны многочисленные, но

неудачные попытки обучения слепых мимическому вы-

ражению внимания. Однако элементарные проявления

внимания, например, поворот головы в сторону говоря-

щего, легко усваиваются слепыми и должны им при-

виваться в процессе обучения.

Внимание, не имея собственного содержания, прояв-

ляется внутри различных психических процессов. Отсут-

ствие зрения, обусловливая при известных условиях раз-

витие слухового и осязательного восприятия, соответст-

венно способствует развитию слухового и осязательного

внимания. Однако вопрос о преобладании того или

иного типа внимания не может бить решен однозначно,

так как их развитие, как у c.ieiiiiix, так и у нормально

видящих, зависит не. только и не столько от состояния

анализаторов и уровня развития чувствительности,

сколько от характера деятельности, в которой прини-

мает участие индивид. Например, при ориентации сле-

пых в большом пространстве внимание проявляется

внутри слухового восприятия, а при иредметопозпава-

тельной деятельности – в осязании. Поэтому имеющие-

ся в тифлопсихологии попытки охарактеризовать вни-

мание слепых как акустическое несостоятельны и

порочны в своей основе, так как нацеливают педагогиче-

ский процесс на вербальные методы обучения.

Внимание характеризуется рядом свойств

(объем, концситрированность, устойчивость, отвлекае-

мость и т. д.), проявление и развитие которых у слепых

имеют некоторые особенности, хотя формирование их

подчиняется тем же закономерностям, что и у зрячих.

Например, затруднения в сфере восприятия отрицатель-

но сказываются на переключаемости, объеме и устой-

чивости внимания. Замедленное и недостаточно полное

восприятие слепых препятствует разообразию впечатле-

ний и действий, что является одним из важнейших ус-

ловий устойчивости внимания; скорость переключения

внимания непосредственно зависит от скорости и точно-

сти восприятия; аналогичная зависимость наблюдается

между качеством восприятия и объемом внимания.

Специфичным для слепых является также значение

некоторых свойств внимания для деятельности. Так, при

ориентировке слепых в большом пространстве необхо-

дима хорошая распределяемость внимания, тогда как

концентрация его, широко представленная в аналогич-

ных процессах у зрячих, для слепых попросту вредна.

Действительно, выпадение зрительных ощущений и вос-

приятий может быть в той или иной мере компенсиро-

вано только при условии перцепции всех остальных

раздражителей, сосредоточение же сознания только на

каком-либо одном виде раздражителей нс может дать це-

лостного образа, что снижает точность ориентировки.

В заключение следует заметить, что хотя слепота и

вносит некоторые специфические особенности в разви-

тие и проявление отдельных видов, типов и свойств вни-

мания, в целом внимание слепых подчиняется тем же

закономерностям, что и у нормально видящих, и может

достигать такого же уровня по объему, распредсляемо-

сти, концентрироваппости, устойчивости и переклю-

чаемости. Это обусловлено тем, что внимание, не будучи

связано с каким-либо определенным психическим про-

цессом и тем более с функционированием какого-либо

анализатора, формируется в деятельности и зависит от

приобретенных полевых, интеллектуальных и эмоцио-

нальных свойств личности. По этой же причине воспи-

тание внимания и формирование внимательности как

свойства личности у детей с дефектами зрения осущест-

вляется на той же основе и теми же способами, что и

в массовой школе.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ III

К. Бюрклен. Психология слепых. Учпедгиз, М., 1934, ч. Ill,

стр. 187-189.

Л. А. Фомина, П. М. Румянцева. Слуховое и тактиль-

ное внимание слепых детей. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Гер-

цена, т. 100, Л., 1955.

ГЛАВА IV

ОЩУЩЕНИЯ СЛЕПЫХ И СЛАБОВИДЯЩИХ

1. Сенсорная организация человека при дефектах

зрения

Зрение, осязание, слух, обоняние и другие виды

чувствительности входят в состав чувственного позна-

ния, разные уровни которого – ощущение, восприятие

и представление – образуют его структуру. Состав и

структура чувственного познания характеризуют сенсор-

ную организацию человека. Сенсорная организация сло-

жилась в процессе общественно-исторического разви-

тия человека и целиком отражает образ его жизни и

характер деятельности. <Лишь благодаря предметно-развернутому богатству человеческого существа, - писалК. Маркс,-развивается, а частью и впервые порож-дается, богатство субъективной человеческой чувствен-ности: музыкальное ухо, чувствующий красоту формыглаз,-короче говоря, такие чувства, которые способнык человеческим наслаждениям и которые утверждаютсебя как человеческие сущностные силы... Образованиепяти внешних чувств - это работа всей до сих пор про-текшей истории> .

Отражая образ жизни и деятельности животного ор-

ганизма, сенсорная организация человека отражает

в первую очередь общественный образ его жизни и

К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений. Гос-

политиздат, М.., 1956, стр. 593-594.

трудовой характер деятельности. <В зависимости отэтих образующих складывается определенное взаимо-действие анализаторов, их соподчинение, относительноедоминирование одних чувственных систем над другими,а также общее направление развития каждой из них>.

В процессе трудовой деятельности в основу сенсорной

организации человека легли зрителыю-тактилыю-кине-

стезические связи и оптико-вестибулярная установка.

Серьзные нарушения или полная утрата функций

зрительного анализатора, приводящие к слепоте или

слабовидению, разрушают полностью или частично сло-

жившиеся в процессе общественно-исторического разви-

тия межанализаторные связи. Нарушение исторически

сложившегося взаимодействия между зрительным и дру-

гими анализаторами отражается на всей сенсорной ор-

ганизации человека, что в свою очередь вызывает от-

клонения в сферах логического познания и практики.

Все это могло бы привести к необратимым патологи-

ческим изменениям в развитии психики, если бы сенсор-

ная организация не обладала большой динамичностью

и пластичностью. Эти качества сенсорной организации

проявляются в том, что, сложившись в процессе обще-

ственно-исторического развития, сенсорная организация

продолжает развиваться и претерпевает определенные

изменения в зависимости от трудовой деятельности ин-

дивида и окружающих его условий.

Известный советский психолог Б. Г. Ананьев, рас-

сматривая условия развития ощущений в норме, выде-

ляет следующие, наиболее существенные факторы:

1) непосредственное влияние трудовой деятельности на

повышение чувствительности тех анализаторных систем,

которые включены в акты труда; 2) прогрессивное раз-

витие орудий труда, технических средств, опосредствую-

щих развитие соответствующих видов чувствительности;

3) обратное влияние логического мышления, имеющего

своим источником чувственное познание, на совершенст-

вование способов этого познания

Нетрудно заметить, что перечисленные условия раз-

вития ощущений почти полностью совпадают с основ-

Б. Г. Ананьев. Психология чувственного познания. АП11

РСФСР, М” 1960, стр. 32.

” Там же, стр. 42.

55

11ыми социальными факторами компенсации дефектов

зрения, откуда можно сделать вывод, что сенсорное

развитие, как в норме, так и при патологии органов зре-

ния, идет в одном направлении и подчиняется общим

закономерностям. Различие заключается лишь в том,

что в процессе деятельности у лиц с нарушенными функ-

циями зрения участие зрительного анализатора опреде-

ляется степенью патологических изменений в нем и ха-

рактером производимых операций.

Нарушения деятельности зрительного анализатора

приводят к перестройке у слепых и слабовидящих взаи-

моотношений анализаторов, образованию новых меж-

анализаторных связей, относительному или полному (при

тотальной слепоте) доминированию иных, нежели у нор-

мально видящих, чувственных систем. В свою очередь

относительное преобладание слуха или осязания над

зрением у некоторой части частнчнозрячих (при наибо-

лее низкой остроте остаточного зрения) и их абсолютное

доминирование у незрячих приводит не только к пере-

стройке межанализаторных связей, но и к образованию

нового, иного по сравнению с нормой, ядра сенсорной

организации. В процессе деятельности у слепых склады-

вается тактильно-кинестезически-слуховое ядро сенсор-

ной организации. Аналогичным образом в оптико-вести-

булярной установке происходит замена зрительного

компонента двигательным.

Резюмируя сказанное, необходимо отметить, что из-

менения в сенсорной организации при слепоте и слабо-

видении имеют частичный характер. Наблюдающаяся

перестройка межанализаторных связей не меняет струк-

туры, сущности и назначения сенсорной организации –

чувственного познания окружающего мира.

Несмотря на имеющиеся в составе чувственного от-

ражения изменения и вызванное этим своеобразие про-

текания процессов отражения и возникновения образов,

слепые и слабовидящие правильно, адекватно отражают

объективную действительность, что подтверждается их

познавательной и трудовой деятельностью.

Хотя слепота и слабовидение не изменяют структуры

чувственного отражения, отдельные ее компоненты-

ощущения, восприятия и представления – как качест-

венно, так и количественно отличаются от одноименных

процессов нормально видящих. Причем в первую оче-

56

редь эти изменения проявляются в сфере ощущений,

что объясняется их местом и ролью в процессе по-

знания.

Ощущения, являясь отражением отдельных свойств,

качеств предметов и явлений при их непосредственном

воздействии на органы чувств, в то же время являются

начальным моментом сенсомоторной реакции. <Иначе,как через ощущения, - писал В. И. Ленин, - мы нио каких формах вещества и ни о каких формах движе-ния ничего узнать не можем...> . Именно <...ощущениеесть действительно непосредственная связь сознанияс внешним миром, есть превращение внешнего раздра-жения в факт сознания>

Полное или частичное нарушение функций зритель-

ного анализатора в первую очередь проявляется в об-

ласти ощущений. С одной стороны, у слепых и слабови-

дящих либо выпадают полностью, либо редуцируются,

ослабляются зрительные ощущения, а с другой – ощу-

щения других модальностей получают в процессе дея-

тельности компенсаторную гиперфункцию, проявляю-

щуюся, главным образом, в повышении чувствительно-

сти к различению.

2. Проявление психофизических закономерностей

ощущений при слепоте и слабовидении

В определении В. П. Лениным ощущений как субъек-

тивных образов объективного мира раскрывается их за-

висимость от характера и силы внешнего воздействия,

с одной стороны, и состояния воспринимающего субъек-

та – с другой. Между ощущением и вызвавшим его раз-

дражением существует определенная связь, которая

проявляется в качестве, интенсивности и длительности

ощущений. В процессе развития человеческих ощу-

щений постепенно сложился их определенный диапазон,

относительно строго ограниченный минимальной и мак-

симальной величинами раздражителей, вызывающих

адекватную реакцию. Психофизическими исследова-

В. И. Ленин. Поли. собр.

Там же, стр. 26.

соч., т. 18, стр. 320.

57

ниями показано, что диапазон, например, зрительных

ощущений растянут для электромагнитных волн длиной

от 360-390 ммк (фиолетовый цвет) до 780-800 ммк

(красный цвет); для слуховых ощущений-от 16-20 до

20000 гц и т. д. Эти установившиеся в процессе эволю-

ционного и исторического развития границы наиболее

полно отвечают тем задачам, которые встают перед

человеком в процессе чувственного познания. Именно

на это указывал Ф. Энгельс, когда, полемизируя

с Гельмгольцем, писал, что <...глаз, который бы виделвсе лучи, именно потому не видел бы ровно ничего...> .

Минимальная и максимальная интенсивность раздра-

жителей определяет верхний и нижний пороги, причем

нижний абсолютный порог характеризует чувствитель-

ность рецептора, которая выражается величиной, об-

ратно пропорциональной порогу. Помимо абсолютных,

существуют разностные или различительные пороги

ощущений, показывающие способность человека к диф-

ференцированию раздражителей различной интенсивно-

сти.

Так как последствия слепоты сказываются в первую

очередь в области ощущений, тифлопсихологические ис-

следования, начиная с 80-х годов прошлого века, были

направлены, главным образом, на измерение порогов

чувствительности различной модальности.

Кроме области зрительных ощущений, где повыше-

ние порогов и, соответственно, снижение чувствительно-

сти совершенно очевидно и находится в прямой зависи-

мости от степени нарушений функций зрения, исследова-

ния не дали однозначных результатов.

Широко распространенное среди тифлопсихологов

мнение об <изощренности> ощущений слепых подтвер-

дилось в исследованиях Чермака, Крогиуса и других,

обнаруживших у слепых повышение чувствительности

сохранных рецепторов. У ряда других исследователей

(Гризбах, Кунц и др.) данные о пороговой чувствитель-

ности слепых имеют диаметрально противоположное

значение и свидетельствуют о повышении порогов.

Несмотря на это упомянутые исследователи пытались

истолковать полученные ими данные как общие для

Ф. Энгельс.

1964, стр. 207.

58

Диалектика природы. Госполитиздат, М.,

всех слепых психофизические закономерности (снижение

или повышение чувствительности, обусловленное слепо-

той) ощущений. Однако фактически полученные ими ре-

зультаты свидетельствуют лишь о колоссальных индиви-

дуальных колебаниях абсолютной чувствительности

слепых, которые имеют место также и в норме. Противо-

речивость результатов исследований чувствительности

слепых объясняется рядом причин: недостаточным коли-

чеством испытуемых, недифференцированным подходом,

не учитывающим возраст, время и степень потери зре-

ния, профессию испытуемых, а также несовершенством

экспериментальных методик.

В большинстве же исследований, как старых, так и

современных, при измерении порогов абсолютной чувст-

вительности различных модальиостей у слепых не выяв-

лено никаких значительных отклонений ни в сторону

повышения, ни в сторону понижения абсолютной

чувствительности, по сравнению с нормой.

Изучение абсолютных порогов чувствительности не

может полностью раскрыть способности человека реаги-

ровать на всю ту массу раздражений, которые он полу-

чает как извне, так и из внутренней среды организма.

Весьма существенной для жизнедеятельности человека

является его способность различать одноименные (зву-

ковые, температурные, вкусовые и т. п.) раздражители

по их силе. Эта способность определяется пороговой

чувствительностью к различению.

Сравнительное изучение тторогов различительной

чувствительности у слепых и зрячих показывает, что по

мере увеличения возраста различительная чувствитель-

ность повышается как у тех, так и у других. Однако

различительная чувствительность развивается при вклю-

чении в деятельность при прочих равных условиях у сле-

пых быстрее и достигает более низких порогов, нежели

у нормально видящих. Этот факт легко объяснить, если

обратиться к деятельности слепых. В игре, ученьи,

труде они гораздо в большей степени, чем зрячие, ис-

пользуют слух, осязание, обоняние. Именно эти виды

чувствительности и развиваются у них преимущественно

в сторону снижения различительных порогов. Кроме

того, необходимо отметить, что пороги абсолютной и

различительной чувствительности при дефектах зрения

так же, как и в норме, не являются постоянными вели-

чинами и меняются как на протяжении жизни (возра-

стные особенности), так и под влиянием физического

состояния индивида, его отношения к той или иной дея-

тельности и т. п.

Итак, компенсаторные изменения в сфере ощущений

происходят преимущественно на уровне порогов чувст-

вительности к различению. Снижение порогов различи-

гельной чувствительности, способствующее более быст-

рому и тонкому дифференцированию раздражителей сле-

пыми детьми, осуществляется в процессе активного уча-

стия в деятельности сохранных анализаторов и в значи-

тельной мере возмещает утраченные или редуцирован-

ные зрительные функции.

Известно, что колебания абсолютных и различитель-

ных порогов чувствительности связаны с действием

ряда психофизических закономерностей, к которым от-

носятся явления адаптации, одновременного и последо-

вательного контрастов, взаимодействие ощущений и дру-

гие закономерности. Все эти закономерности в равной

мере присущи психике как нормально видящих, так и

лиц с дефектами зрения.

В учебниках по общей психологии основные законо-

мерности ощущений рассматриваются главным обра-

зом на примере протекания зрительных ощущений, ко-

торые либо полностью выпадают, либо ослабляются при

патологии зрения. Очевидно, что при нарушениях зри-

тельных функций проявление закономерностей ощуще-

ний в деятельности зрительного анализатора будет

зависеть от его состояния. Например, сенсибилизация зре-

ния хотя и имеет место у частичнозрячих и слабовидя-

щих, однако повышение остроты зрения, цветовой чув-

ствительности, расширение поля зрения под влиянием

зрительной работы происходит очень медленно, и сни-

жение порогов весьма незначительно.

Закономерности ощущений и их проявления при сле-

поте и слабовидении изучены еще очень недостаточно

Однако в тифлопсихологии имеется целый ряд фактов,

на основании которых можо утверждать, что все извест-

ные закономерности ощущений действуют и при нару-

шенных анализаторных функциях, хотя проявления их.

возможно, имеют некоторые особенности. Так, например,

известно, что в ходе темновой адаптации у слабовидя-

щих и частичпозрячих повышается световая чувстви-

тельность, но при сильной близорукости, глаукоме, деге-

нерации сетчатки, атрофии зрительного нерва и некото-

рых других нарушениях зрения происходит ослабление

темновой адаптации . Явление одновременного положи-

тельного контраста ведет у них к некоторому повыше-

нию остроты зрения. Последействие раздражителя про-

является в наличии последовательных образов, хотя

возможность возникновения отрицательного последова-

тельного образа наблюдается не у всех слабовидящих и

частичнозрячих. Кроме того, возникающие у них после-

довательные образы часто искажены по форме, цветно-

сти, величине. Однако наличие специфических особенно-

стей последовательных образов, выявленных А. И. Зото-

вым, В. А. Феоктистовой и В. И. Виноградовым, не

искажает самой сущности закономерности последей-

ствия раздражителей.

Среди закономерностей ощущений для компенсации

дефектов зрения очень большое значение имеет взаимо-

действие ощущений, в результате которого под вли-

янием деятельности одной анализаторной системы по-

вышается чувствительность другой. Например, зритель-

ная чувствительность у слабовидящих и частичнозрячих

повышается под воздействием слабых звуковых раздра-

жителей; мышечно-суставные ощущения резко повыша-

ют тактильную чувствительность; слабые температурные

раздражители (tЇ от +16Ї до +20Ї С) повышают,

а сильные (выше или ниже указанной температуры) по-

нижают тактильную чувствительность. Возможно также

и взаимодействие ощущений одной модальности. На-

пример, воздействие на глаз зеленым цветом повышает

световую чувствительность. Более подробно эти зако-

номерности будут рассмотрены при анализе ощущений

различных модальностей, но уже сейчас нужно подчер-

кнуть, что знание этих закономерностей помогает педа-

гогу управлять учебным процессом, добиваться более

высокой работоспособности учащихся. Например, для

См.: Г. Хартридж. Современные успехи физиологии зце-

ния. М., 1952; В. И. Лубовский. Особенности световой чув-

ствительности у слабовидящих детей. <Ориентировочный рефлекси проблемы рецепции в норме и патологии>. <Просвещение>, М.,

1964.

См.: Сб. <Дефектология> (краткое содержание докладов). Л.,

1967.

достижения хорошего темпа осязательного чтения или

обследования объектов, что находится в некоторой за-

висимости от уровня тактильной чувствительности, не-

обходимо поддерживать в классе нормальную темпера-

туру, так как при резких повышениях или понижениях

температуры острота осязания снижается и скорость

чтения резко падает. Для поддержания зрительной ра-

ботоспособности и предотвращения преждевременного

утомления в школах для слабовидящих используется

зеленая окраска помещений и парт.

У некоторых лиц с дефектами зрения наблюдаются

явления синестезии, при которых происходит переход

ощущений одного вида в другой, а точнее – при воз-

действии раздражителя одной модальности возникаю-

щее ощущение вызывает ассоциативным путем ощуще-

ние в другой чувственной системе. Например, у неко-

торых лиц при раздражении слухового анализатора

возникают ощущения цвета – так называемый цветной

слух. У слепых и слабовидящих имеют место все виды

синестезий. Так фотизмы-световые и хроматизмы-

цветовые синестезии, возникающие под воздействием

звуковых раздражителей, проявляются как у лиц с по-

ниженной остротой зрения, так и у ослепших, имеющих

зрительные представления. Кроме того, у незрячих ча-

сто наблюдаются тактильные синестезии-возникнове-

ние тактильных ощущений при звуковом раздражении.

Например, у некоторых индивидов звук трубы вызы-

вает- ощущение прикосновения к зубцам пилы, звук

флейты – ощущение холодных и гладких поверхностей

и т.п..

Очевидно, что для практики обучения слепых и сла-

бовидящих и включения их в трудовую деятельность

наиболее важным является изучение тех закономерно-

стей ощущений, которые дает эффект сенсибилизации-

стойкого, прогрессирующего повышения чувствительно-

сти. Изучение условий, в которых наиболее полно про-

являются закономерности ощущений, имеет огромное

значение для компенсации дефектов зрения, для прак-

тики обучения и воспитания слепых и слабовидящих.

См.: К. Б lo р клен. Психология слепых. Учпедгиз, М” 1934,

стр. 68.

62

3. Виды ощущений и их роль в психической жизни

слепых и слабовидящих

В общей психологии существует несколько классифи-

каций видов чувствительности, которые выделяются, по

различным признакам:

1. По месту расположения рецепторов выделяют

иитероцепцию (внутренняя чувствительность), проприо-

цепцию (мышечно-суставную чувствительность) и эксте-

роцепцию (поверхностную чувствительность);

2. По способу рецепции выделяют дистантную, спо-

собную реагировать на раздражения, исходящие из уда-

ленного на некоторое расстояние источника, и контакт-

ную чувствительность, реагирующую лишь при непо-

средственном соприкосновении с источником раздра-

жения;

3. Основная классификация выделяет виды чувстви-

тельности и ощущений по рецепторам, через которые

в мозг поступает информация об изменениях во внешнем

мире и внутренней среде организма.

Эти классификации сохраняются в тифлопсихологии,

причем наиболее значимыми для изучения ощущений

слепых и слабовидящих являются две последние. Пол-

ное или частичное выпадение функций зрения – основ-

ного дистантного способа рецепции, играющего веду-

щую роль в деятельности человека, – вносит изменения

в номенклатуру видов ощущений и изменяет роль со-

хранных чувственных систем в психической деятель-

ности.

С момента возникновения и до последнего времени

тифлопсихология решала вопрос: какой вид чувстви-

тельности, какие ощущения становятся ведущими при

полной или частичной утрате зрения. От решения этого

вопроса зависели нс только дальнейшие пути развития

тифлопсихологии, но и практика обучения слепых. Что

касается слабовидящих, то здесь такой вопрос не ста-

вился и не будет стоять, так как у них, несмотря на

серьезные аномалии зрительных функций, зрительные

ощущения продолжают оставаться ведущими во всех

видах деятельности.

В старой тифлопсихологии при решении вопроса

о том, какой рецептор становится ведущим после полной

или частичной утраты зрения, большая часть ученых

63

отдавала предпочтение слуху. Выдвигая слуховые ощу-

щения как ведущие, они исходили из имевшей в то

время хождение классификации, делившей ощущения

на <высшие> (зрение и слух) и <низшие> (все осталь-

ные). В основе этой классификации было положение,

согласно которому зрение и слух — исторически сложив-

шиеся, а остальные представляют собой биологически

сложившиеся ощущения. Однако теоретический анализ

и практика с большой убедительностью доказывают, что

все человеческие ощущения есть продукт <...всей до сихпор протекшей всемирной истории> , и каждый вид

ощущений приспособлен для отражения объективных

свойств материального мира.

Другое подтверждение ведущей роли слуха при сле-

поте буржуазные тифлопсихологи видели в том, что вы-

падение функций дистантного рецептора может быть

возмещено только деятельностью другого одноименного

т. е. дистантного рецептора.

Выдвижение на первый план слуховых ощущений

основывалось на умозрительном анализе деятельности

слепых, принижало роль других видов чувствительности

в компенсации дефектов зрения и направляло по невер-

ному пути обучение слепых, пропагандируя так называе-

мые <слуховые> методы обучения, ведущие к верба-

лизму знаний.

Бесспорно, что роль слуха очень велика, и совершен-

но справедливо утверждение выдающегося физиолога

А. А. Ухтомского, который писал, что <...слух-важней-ший из органов чувств человека. Именно он в особенно-сти помогает человеку стать тем, что он есть... На слухчеловека ложится исключительная и ответственнейшаязадача... служить опорой и посредником в великом делеорганизации речи и собеседования> Однако это ут-

верждение относится лишь к психической деятельности

человека в целом. В области же чувственного познания,

где наиболее существенным является отражение прост-

ранственных свойств и отношений объектов, слуховые

ощущения отодвигаются на второй план, уступая место

зрительным, кинестезическим и тактильным ощущениям.

К. Маркс и Ф. Энгельс. Из ранних произведений. Гос-

политиздат, М., 1956, стр. 594.

А. А. Ухтомский. Собр. соч., т. IV, стр. 220.

Только благодаря деятельности кожного и двигатель-

ного анализаторов слепой может правильно отразить в

своем сознании действительные пространственные свой-

ства и отношения окружающего мира. Эта возможность

заключена в сходстве деятельности зрения и осязания,

их способности отражать одни и те же категории при-

знаков предметов (форму, величину, удаленность и т.д.)

в то время как слух многие пространственные категории

непосредственно отразить не в состоянии. Раскрытая

величайшим русским физиологом И. М. Сеченовым роль

кожно-двигательных ощущений в процессе чувственного

отражения имеет огромное значение как для развития

теории ощущений в общей психологии, так и для реше-

ния многих важнейших вопросов в тифлопсихологии.

(J3 настоящее время экспериментально доказано, что

утраченные зрительные функции замещаются большей

частью деятельностью кожно-двигатсльного анализа-

тора. Старый спор тифлопсихологов, каким ощуще-

ниям – слуховым или кожно-двигательным – отдать

пальму первенства, окончательно решился в пользу по-

следних.

Но необходимо иметь в виду, что однозначно решать

вопрос о ведущей роли тактильно-кинестезической чув-

ствительности можно лишь в отношении тотально сле-

пых и лиц, имеющих светоощущение. Когда же речь за-

ходит о частичнозрячих, имеющих форменное зрение

(от 0,005 и выше), нужно учитывать не только состоя-

ние зрительного анализатора, но и характер тех опера-

ций, в которых человек принимает участие. Так, в дея-

тельности, требующей лишь грубого, малодифференци-

рованного анализа (например, элементарные операции

пространственной ориентировки), даже у частичнозря-

чих с наиболее низкой остротой остаточного зрения по-

следнее занимает главенствующее положение. В опера-

циях же, требующих более тонкого анализа, на первый

план выступает кожно-двигательная чувствительность.

f Поэтому при наличии форменного зрения доминирова-

” ние кожно-двигательного анализатора не абсолютно,

а относительно.

Нужно иметь в виду также и то обстоятельство, что

выделение ведущей деятельности какого-либо одного

анализатора не исключает участия в процессе отраже-

ния ощущений других модальностей и не снижает их

5 А. Г. Литпак

роли в компенсации утраченных или частично нарушен-

ных зрительных функций.

В процессе чувственного отражения на уровне ощу-

щений принимают обычно участие несколько анализа-

торных систем, причем выделение ведущего анализатора

в каждый определенный момент зависит не только и,

более того, нс столько от степени и характера наруше-

ния функций, сколько от объективных, не зависящих от

человека свойств, качеств и признаков отражаемых

предметов и явлений.

4. Особенности зрительных ощущений

частичнозрячих и слабовидящих

Зрительные ощущения являются результатом дея-

тельности зрительного анализатора, в состав которого

входят:

1. Зрительный рецептор;

2, Зрительные нервы, передающие возбуждение

в мозг;

3. Ядра зрительного анализатора, находящиеся в за-

тылочных долях коры больших полушарий, и их рассе-

яннные элементы, которые распространены <по всеймассе больших полушарий> (И. П. Павлов).

Нарушения деятельности какой-либо части зритель-

ного анализатора вызывают нарушения его функций и

в тяжелых случаях приводят к слепоте или слабови-

дению.

Как уже указывалось (см. гл. 1), к слепым и слабо-

видящим относят лиц с отсутствием зрения или значи-

тельными снижениями его остроты, по сравнению с нор-

мой. В категорию слепых входят лица с остротой зре-

ния от 0 до 0,04, в категорию слабовидящих – от 0,05

до 0,2. Под остротой зрения понимается способ-

ность глаза различать две светящиеся точки на мини-

мальном расстоянии. За единицу остроты зрения прини-

мается способность различать детали объекта под углом

зрения, равным 1 угловой минуте. Снижение остроты зре-

ния проявляется в необходимости увеличения угла зре-

ния, при котором можно различать детали или контуры

объекта, по сравнению с нормой.

66

Угол

(линия,

объекта

зом (R)

зрения (я) есть отношение какой-либо величины

диаметр, расстояние между точками и т. д.)

(L) к расстоянию между объектом и гла-

Снижение остроты зрения требует увеличения, по

сравнению с нормой, угла зрения для отчетливого виде-

ния, т. е. либо сокращения расстояния между глазом и

объектом, либо увеличения самого объекта.

Увеличение угла зрения в практике обучения слепых

и слабовидящих достигается при помощи оптических

средств коррекции (очки, контактные линзы, лупы

и т. п.), увеличения объектов, воспринимаемых зритель-

но (например, укрупнение шрифта в учебниках для сла-

бовидящих) и принятия некоторых других мер.

При снижении остроты зрения ниже 0,005 раздельное

видение двух светящихся точек становится невозможным

независимо от величины угла зрения. Зрение таких лиц

не вычленяет пространственных отношений (величины,

формы и удаленности объектов) и характеризуется лишь

светоощущением.

Острота зрения не является величиной постоянной.

Как показали исследования Н. В. Серпокрыл, <остротазрения учен), :ов школы слепых не остается постояннойи изменяется как в сторону повышения, так и пониже-ния с несомненно большей тенденцией к повышению.Эта тенденция особенно ярко выражена у слабовидя-щих, в значительно большей мере пользующихся зре-нием, чем частичнозрячие> . Это положение хорошо ил-

люстрируется данными о стойких изменениях остроты

зрения, приведенных в том же исследовании, согласно

которым у наблюдавшихся больных с 1947 по 1950 годы

при использовании остаточного зрения в 83% случаев

была зафиксирована тенденция к повышению остроты

зрения, понижение наблюдалось только в 10% случаев

и в 7% случаев острота зрения осталась неизменной,

причем понижения остроты зрения были результатом

Н. В. Серпокрыл. Использование зрения частичнозрячих

и слабовидящих учеников. <Известия АПН РСФСР>, вып. 96, М.,

1959, стр. 131-132.

прогрессирующих заболеваний глаза. Это показывает

возможность использования остаточного зрения при со-

блюдении определенных условий, о которых речь пойдет

ниже. Помимо этого острота зрения подвержена времен-

ным колебаниям (например, в течение суток), которые

являются результатом утомления, изменения освещенно-

сти и других факторов. Одним из таких факторов яв-

ляется уровень освещенности. Джильбертом и Хопкип-

сом было установлено, что при повышении освещенно-

сти острота зрения повышается, причем при низкой

остроте зрения наблюдается больший эффект Согласно

данным Н. В. Серпокрыл, повышение освещенности до

980 лк дает повышение остроты зрения у 77% частично-

зрячих и только у 8% вызывает ее снижение. Большое

значение для повышения остроты зрения имеет исполь-

зование оптических средств коррекции, причем постоян-

ное ношение очков во многих случаях даст стойкие по-

вышения остроты зрения.

Острота зрения не является единственным критерием

слепоты и слабовидения, в категорию слепых входят

также лица с серьезным сужением поля зрения

(до 10%).

Под полем зрения подразумевается простран-

ство, все точки которого видны одновременно при непод-

вижном взгляде. Нормальное бинокулярное поле зрения

для ахроматических объектов охватывает по горизон-

тали пространство в 180Ї, по вертикали-110Ї.

Нарушения поля зрения наблюдаются у большей ча-

сти частичнозрячих и слабовидящих. Наиболее типич-

ными являются следующие формы нарушений поля зре-

ния: концентрическое, идущее от периферии по всем

направлениям к центру сужение поля зрения; выпадение

отдельных участков внутри поля зрения (центральные

скотомы); выпадение половины поля зрения (гемиано-

псии).

Современные исследования полей зрения для ахрома-

тических и хроматических объектов у частичнозрячих

и слабовидящих школьников показали, что между харак-

тером и степенью основного заболевания глаз и суже-

II. В. Серпокрыл. Ук.чз. соч., стр. 133.

См.: Г. Хартридж. Современные успехи физиологии зре-

ния. М” 1952, стр. 290.

нием границ поля зрения имеется определенная зависи-

мость. У слабовидящих нарушения границ поля зрения

на белый цвет встречаются в 51% случаев, на крас-

ный–23,4%, на зеленый-12.7%. Наиболее серьезные

сужения границ поля зрения наблюдаются у частично-

зрячих: на белый цвет у 56% испытуемых, на красный-

у 35%, на зеленый-у 30%, причем исследование не ох-

ватило значительной части слепых с остротой зрения

ниже 0,02, при которой определить поле зрения имею-

щимися методами невозможно. Поэтому можно пред-

положить, что нарушения ноля зрения у частичнозрячи<распространены гораздо шире, чем у слабовидящих,имеющих более легкие поражения зрительного анализа-тора. Кроме того, сопоставление данных исследованийполей зрения на хроматические и ахроматические объек-ты с характером основного заболевания показало, чтонаибольшее количество случаев нарушений границ полязрения наблюдается при атрофии зрительного нерва ипоражениях сетчатки.Нормальное поле зрения является важным условиемуспешности различных видов деятельности, особенноучебно-познавательной деятельности и ориентации в про-странстве.Патологические изменения поля зрения ведут к на-рушению зрительного отражения пространства, которое,в зависимости от характера изменения, либо сужается(при концентрическом сужении и гемианопсии), либодеформируется (при скотомах).О том, насколько сужается поле обзора при наруше-ниях поля зрения, говорят подсчеты, сделанныеН. В. Серпокрыл. Ею было установлено, что при воспри-ятии объектов на расстоянии 33 см от неподвижногоглаза <ученики, имеющие сужение границ поля зрениядо 5Ї, могут охватить взором предмет величиной 5 см,до 10Ї---10 см, до 15Ї-15 см и т. д., т. е. при концен-трическом сужении поля зрения величина видимогопредмета с указанного расстояния соответствует числуградусов, на которое сужено поле зрения. Если жеимеется неравномерное сужение поля зрения, например,См.: Р. Ф. Морозова. Соотношение ахроматических и хро-матических полей зрения у частичнозрячих школьников. Ученыезаписки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 420, 1970.69на 10Ї кверху и на 30Ї книзу, то ученик сможет видетьпредмет высотой 20 см. Иначе, если имеется неравно-мерное сужение границ, то указанное в каждую сторонучисло градусов надо сложить и разделить пополам> .

Функции, которые выполняет поле зрения в процес-

сах пространственного различения, показывают на необ-

ходимость учета состояния поля зрения в процессе обу-

чения частичнозрячих и слабовидящих детей.

Весьма важной функцией зрения является также

цветоразличение или хроматическое зре-

II и с, развившееся в результате приспособления глаза

к действию солнечного света. Нормальное цветоразли-

чение (трихромазия) способствует не только наиболее

полному и точному отражению действительности, но и

играет большую роль в создании эмоционального тона

зрительных ощущений.

Патология цветного зрения проявляется в форме

цветослабости и цветослепоты. Цветослабость и цвето-

слепота имеют, как правило, избирательный характер,

так как полная цветослепота-ахромазия-наблю-

дается чрезвычайно редко. Наиболее распространены

два типа избирательной цветоаномалии: протоанома-

лия-нарушение цветоощущения на красный цвет, ко-

торый ощущается протоаномалами при малых углах

зрения как зеленый, и дейтероаномалия – нарушение

цветоощущения на зеленый цвет, ощущающийся дейте-

роаномалом при малых углах зрения как красный.

Установленная А. И. Зотовым зависимость восприя-

тия цвета цветоаномалами от угла зрения заключается

в том, что <протоаномал под малым углом зрения вос-принимает все цвета по преимуществу как зеленые тона.Дейтероаномал при тех же условиях воспринимает всецвета как красные> причем при увеличении угла зрь

ния происходит переход от неадекватного восприятия

цвета к адекватному. Этот переход имеет фазовый ха-

рактер. А. И. Зотов показал, что на первой фазе, при

минимальном угле зрения, протоаномал воспринимает

красный цвет как зеленый (неадекватное восприятие);

Н. В. Серп о к р ы л. Использование зрения частичнозрячих

и слабовидящих учеников. <Известия АПН РСФСР>, вып. 96, М.,

1959, стр. 138.

А. И. Зотов. Взаимодействие зрительных ощущений в нор-

ме и патологии. Автореф. докт, дисс., Л., 1958, стр. Ю,

на второй фазе, при увеличении угла зрения, красный

цвет воспринимается как красный с зеленой пеленой

(фаза <борьбы> двух цветов); и наконец, на третьей

фазе, при дальнейшем увеличении угла зрения, красный

цвет воспринимается адекватно. Величина же угла зре-

ния, при которой наступает фаза адекватного восприя-

тия, зависит от степени цветоаномалии.

Возможность адекватного восприятия цветоанома-

лами цветов при определенном угле зрения имеет важ-

ное значение для организации учебного процесса, в ча-

стности для использования цветных наглядных по-

собий.

Использование хроматических объектов в процессе

обучения слабовидящих и частичнозрячих должно учи-

тывать особенности их восприятия цвета. Как показали

исследования В. А. Феоктистовой, на расстоянии слабо-

видящие плохо различают хроматические цвета: синий,

зеленый и ахроматический черный. Правильное восприя-

тие цвета обеспечивается путем увеличения угла зрения

(увеличение размеров картины).

Помимо этого необходимо помнить, что на восприя-

тие цвета существенное влияние оказывает уровень ос-

вещенности. Так, сильное освещение изменяет ощущение

цвета (явление Петцольда и Брюкке), проявляющееся

в том, что, например, красный цвет желтеет, а голубой

синеет; в то же время при слабом освещении желтый и

голубой цвета ощущаются (даже при нормальном зре-

нии!) очень слабо, зеленый воспринимается как синий,

а желто-зеленый как зеленый (явление Эбни).

Весьма существенным для использования в обучении

хроматических объектов является тот факт, что хрома-

тическая чувствительность к разным частям спектра

(т, е. цветам) различна: наиболее высока различитель-

ная чувствительность к желтому и голубому цветам,

наиболее низка – к краям спектра (красному и фиоле-

товому цветам). Отсюда можно предположить, что наи-

более подходящими для слабовидящих и частичнозря-

чих явятся светлые, хорошо насыщенные тона. Это

предположение подтверждается также и тем, что уве-

личение светлоты и насыщенности повышает уровень

цветоразличения.

При слепоте и слабовидении часто наблюдаются раз-

личные формы нарушений цветного зрения. По данным

Н. В. Серпокрыл, они встречаются у 30% слабовидящих

и 80% частичнозрячих. Последние исследования, прове-

денные в лаборатории А. И. Зотова, подтвердили эти

данные и также показали широкое распространение цве-

тоаномалий у лиц с глубокими нарушениями зрения.

Нарушения цветоразличения могут варьироваться от

небольшого снижения цветовой чувствительности до ах-

ромазии. Интересные данные о распределении частично-

зрячих с нарушениями цветоощущения по степени тя-

жести получены 3. Г. Бобровой . Согласно ее данным,

среди частичнозрячих цветоаномалов легкая степень

цветоаномалий встречается в 34% случаев, средняя-

37%, тяжелая-11,7% случаев. Дихроматы и ахроматы

составили 17,3% от общего числа цветоаномалов. Эти

данные убедительно показывают, что цветное зрение

должно широко использоваться в познавательной дея-

тельности частичнозрячих, так как подавляющее боль-

шинство имеет либо нормальное цветоощущение, либо

легкую и среднюю степень цветоаномалии, при которых

возможно (при определенных условиях) правильное

цветоразличение.

В исследованиях советских офтальмологов и психо-

логов (3. Г. Боброва, А. И. Зотов, А. И. Каплан,

Е. И. Лосева, Н. В. Серпокрыл и др.) выявлена опреде-

ленная зависимость между патологией цветного зрения

и характером и степенью заболеваний глаз. Установ-

лено, что наиболее серьезные нарушения цветного зре-

ния наблюдаются при заболеваниях нейрозрительных

путей, недоразвитии глаз и аномалиях рефракции (кроме

высокой степени близорукости), а лучшие показатели

цветоощущения дают лица с помутнением прозрачных

сред и высокой степенью близорукости. Так по данным

3. Г. Бобровой, цветоаномалии различных типов и сте-

пеней тяжести при поражениях прозрачных сред встре-

чаются в 36,7% случаев, в то время как при патологии

зрительного нерва и сетчатки-в 90,3% случаев. Ана-

3. Г. Боброва. Зависимость цветоощущения от заболева-

ния зрительного анализатора частичнозрячих и слабовидящих. Уче-

ные записки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 420, 1970.

” Степень цветоаномальности определяется величиной коэффи-

циента аномальности, нечитаемостью ряда полихроматических таб-

лиц и т. п.

логичные данные получены и другими исследова-

телями .

Следует отметить, что на состояние цветного зрения

оказывают влияние глубина и стадия патологического

процесса. Установлено, что при атрофии зрительного

нерва первоначально нарушается чувствительность к зе-

леному, а при поражениях сетчатки-к красному цве-

там. В дальнейшем, при углублении патологического

процесса, вслед за нарушением чувствительности на зе-

леный цвет (при атрофии зрительного нерва) нару-

шается чувствительность к красному цвету, а при пора-

жениях сетчатки, наоборот, за нарушением чувствитель-

ности на красный цвет следует нарушение чувствитель-

ности на зеленый цвет. При выяснении зависимости типа

и степени цветоаномалии от остроты зрения в том же

исследовании (3. Г. Боброва) обнаружилось, что при

заболевании сетчатки острота зрения на цветоощущение

не влияет, тогда как при атрофии зрительного нерва

упомянутые функции зрения взаимосвязаны – чем ниже

острота зрения, тем тяжелее нарушение цветоощущения.

Однако в некоторых случаях при атрофии зрительного

нерва на одной и той же остроте зрения возможны раз-

личия в цветоощущении. Например, при равной остро-

те зрения правого и левого глаза у больного в разных

монокулярных системах могут наблюдаться ахромазия

и дейтероаномалия, а у другого-трихромазия и дей-

тероаномалия. Анализируя подобные факты, А. И. Зо-

тов приходит к выводу, <что при развитии патологиче-ского процесса раньше наступает изменение цветоощу-щения, чем снижение остроты зрения. Именно поэтомутщательное исследование цветоощущений является болеечувствительным методом определения степени патологи-ческого процесса, чем исследование динамики остротызрения>

См.: А. И. Каплан. Особенности аномального цветоразли-

чения генетического происхождения. Ill Всесоюзный съезд обще-

ства психологов, т. 1, М” 1968; Е. И. Лосев а. К характеристике

цветоразличительной функции зрительного анализатора у слабови-

дящих. Тезисы III научной конференции по вопросам дефектологии,

М” 1960.

” А. И. Зотов. Итоги и задачи комплексного изучения позна-

вательной деятельности аномального школьника. Ученые записки

ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 420, 1970.

Очевидно, что установление зависимости нарушений

цветного зрения от характера и степени заболеваний

глаз должно отразиться на процессе обучения детей

с дефектами зрения, способствуя применению дифферен-

цированных методов, а также на усовершенствовании

диагностических приемов.

Хотя нарушения цветного зрения обычно не мешают

пространственной ориентировке и правильному распо-

знаванию окружающих предметов, в связи с чем оста-

ются неосознанными , однако в ряде случаев цветосла-

бость и цветослепота приводят к дезориентации цвето-

аномалов, особенно в производственной деятельности,

делая недоступными для них целый ряд профессий.

Выше уже отмечалось, что слепота и слабовидение

не всегда совпровождаются дефектами цветного зрения.

В таких случаях сохранное цветоразличение, правда.

при небольшом снижении цветовой чувствительности,

часто наблюдающееся при глубоких нарушениях фор-

менного зрения, приобретает у частичнозрячих ведущее

значение в процессе зрительного отражения окружаю-

щего мира “.

Важной функцией зрительного анализатора является

светоразличение, которое осуществляется благо-

даря наличию световой чувствительности, причем <со-стояние световой чувствительности в известной мере оп-ределяет условия зрительного различения объектовв пространстве>

Измерения световой чувствительности слабовидящих,

произведенные в ходе темновой адаптации В. И. Лубов-

ским, показали снижение этого вида чувствительности

у большинства испытуемых (75%), а также отсутствие

прямой зависимости нарушений световой чувствительно-

сти от остроты зрения, хотя наиболее значительные сни-

жения чувствительности к свету наблюдаются при цаи-

более сильных снижениях остроты зрения. Этот факт

дает основание предполагать наличие еще более зпачи-

Б. Г. Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961, стр. 181.

” А. И. Каплан. Особенности аномального цветоразличения

генетического происхождения. Ill Всесоюзный съезд общества пси-

хологов. Т. 1, М” 1968, стр. 82.

В. И. Л у бовски и. Особенности световой чувствительности

у слабовидящих детей. Сб. <Ориентировочный рефлекс и проблемырецепции в норме и патологии>. <Просвещение>, М” 1964, стр. 103.

тельных снижений световой чувствительности у частич-

нозрячих.

Однако в целом ряде случаев у слабовидящих на-

блюдается не только нормальная (12% случаев), но и

повышенная, по сравнению с нормой, световая чувстви-

тельность (13% случаев). Нормальная или повышенная

световая чувствительность наблюдается у слабовидя-

щих, главным образом при альбинизме и близоруком и

дальнозорком астигматизмах.

Выше уже упоминалось, что световая чувствитель-

ность изучается в ходе темновой адаптации, повышаю-

щей первую. Нужно отметить, что повышение световой

чувствительности в процессе адаптации к темноте при

разных заболеваниях протекает различно, и наиболее

быстрое снижение порогов наблюдается при альбинизме

и близоруком астигматизме.

Данные о состоянии световой чувствительности при

патологии зрительного анализатора еще раз подтвер-

ждают <необходимость разработки дифференциальныхнорм освещения. При этом нужно будет учитывать нетолько факты снижения чувствительности, но и ее по-вышения, которые обычно связаны со снижением поро-гов дискомфорта> , т. е. с возникновением при опреде-

ленном уровне освещенности неприятных ощущений.

Явление дискомфорта у слабовидящих может наблю-

даться как при повышенной, так и при пониженной све-

товой чувствительности, однако, как установила

О. С. Виноградова, повышение порога дискомфорта

всегда связано со снижением световой чувствительности.

Как показывают современные исследования, возник-

новение при определенной интенсивности световых раз-

дражителей неприятных ощущений (дискомфорта) не

коррелирует ни с остротой зрения, ни с диагнозом за-

болевания слабовидящих

<В упрощенной форме снижение порогов дискомфор-та можно рассматривать как нарушение нормальнойВ. И. Л убо IE с к и и. Особенности световой чувствительностиу слабовидящих детей. Сб. <Ориентировочный рефлекс и проблемырецепции в норме и патологии>. <Просвещение>, М., 1964, стр. 120.

См.: Л. П. Григорьева, Н. П. Парамонова,

Е. И. Соколов. Восприятие яркости у слабовидящих детей.

адаптационной функции, в результате которого для по-

раженного темноадаптированного глаза световой раз-

дражитель относительно небольшой интенсивности ока-

зывается сверхсильным> .

5. Использование зрения в учебной деятельности

частичнозрячих и слабовидящих

Зрительные ощущения частичнозрячих и слабовидя-

щих качественно отличаются от одноименных ощущений

нормально видящих, что проявляется в понижении ост-

роты зрения, световой и цветовой чувствительности, су-

жении поля зрения.

Перед педагогом школы слепых и слабовидящих

стоит ответственная задача охраны и развития нарушен-

ных зрительных функций. Исходя из рекомендаций оф-

тальмолога, тифлопедагог должен использовать зрение

учащихся в процессе обучения, так как эффект сенсиби-

лизации, т. е. устойчивое повышение чувствительности,

можно получить только в результате активного включе-

ния анализатора в деятельность. Разумеется, зрительная

нагрузка частичнозрячих и слабовидящих должна

строго дозироваться, соответственно степени и харак-

теру нарушения зрительных функций и протекать в оп-

тимальных для зрительной работы условиях, к которым

относятся уровень освещенности рабочего места, исполь-

зование оптических средств коррекции, расстояние от

объекта до глаза, разнообразные качества объекта (ве-

личина, контрастность, цветность и т. д.), размер на-

грузки и т. д.

Одним из важнейших условий для нормального про-

текания зрительной работы является уровень освещен-

ности рабочего места. Согласно последним исследова-

ниям (В. И. Белецкая, Е. И. Лосева, Н. В. Серпокрыл

и др.), минимально допустимой для лиц с дефектами

зрения является освещенность, равная 500 лк, а верхней

оптимальной границей-освещенность в 1000 лк. Повы-

0. С. Виноградова. Исследование динамического диапа-

зона световой чувствительности у слабовидящих детей. Сб. <Ориен-тировочный рефлекс и проблемы рецензии п норме и патологии>.

<Просвещение>. М., 1964, стр. 101.

шение освещенности до определенного уровня (1000-

1500 лк) благотворно действует на зрительную чувстви-

тельность, снижая ее пороги. С повышением освещенно-

сти повышается скорость различения, улучшается види-

мость . Высокий уровень освещенности не противопока-

зан даже для лиц, страдающих светобоязнью, при усло-

вии использования дымчатых очков. Наличие среднего

оптимального уровня освещенности отнюдь не исклю-

чает необходимости индивидуального подхода, при кото-

ром врачом и педагогом должен быть установлен наи-

более подходящий для данного ученика уровень осве-

щенности.

Важным условием является и соблюдение определен-

ного расстояния от глаза до рассматриваемого объекта,

которое может колебаться от 25 до 33 см. При снижении

остроты зрения указанное расстояние сохраняется бла-

годаря использованию средств оптической коррекции.

Огромное значение для успешной зрительной работы

имеют и качества рассматриваемого объекта: размеры и

контрастность изображения, его цветность и т. д. При

подборе объектов для зрительной работы необходимо

учитывать состояние остроты зрения, поля зрения, цве-

торазличения, контрастной чувствительности.

И, наконец, последним и наиболее существенным яв-

ляется вопрос дозирования зрительной нагрузки. Крите-

рием для определения зрительной нагрузки является

утомление зрительного анализатора, возникающее на

определенном этапе работы. В настоящее время макси-

мальной считается зрительная нагрузка (чтение, письмо,

рассматривание картин и т. п.) для слабовидящих-

15 минут, для частичнозрячих-5 минут. Разумеется,

что эти показатели могут весьма существенно изме-

няться в зависимости от состояния зрительного анализа-

тора индивидов, характера заболевания и т. д. Так, по

данным А. Н. Гнеушевой “, зрительная нагрузка вызы-

вает утомление у слабовидящих, имеющих атрофию

зрительного нерва, через 10 минут, а при близорукости

и при дальнозоркости-через 15 минут.

См.: В. И. Белецкая. Искусственное освещение в школах

для слабовидящих. V научная сессия по дефектологии, М” 1967.

” См.: А. Н. Гнеушева. Влияние зрительной нагрузки на

функциональное состояние органа зрения -слаб-овидящих школь-

ников.

Однако подобные нормативы являются в известной

мере произвольными. Дело в том, и об этом уже неодно-

кратно упоминалось, что контингент учащихся школ сле-

пых и слабовидящих очень разнороден по своему со-

ставу со стороны характера и степени тяжести глазных

заболеваний и, соответственно, по состоянию зритель-

ных функций (острота зрения, границы поля зрения,

цветоразличение и др.). А если это так и <если длитель-ность непрерывной зрительной работы школьников зави-сит от перечисленных факторов (а это вполне дока-зано.--Л. Л.), то обнаруживается несостоятельностьединого норматива зрительной нагрузки> . Дозировка

зрительной нагрузки может быть определена только в

результате комплексного исследования всех зрительных

функций, путем использования многообразных методик.

Это обусловлено тем, что у слабовидящих и частично-

зрячих, как показывают исследования, обнаружились

различные взаимосвязи- функций зрения с его остротой

и характером заболевания Например, состояние цвето-

различения зависит от заболевания; скорость зритель-

ного восприятия-от остроты зрения и характера забо-

левания; критическая частота слития мельканий не кор-

релируется ни с тем, ни с другим и т. д.

Кроме того, для подлинно научного обоснования

дифференциальной зрительной нагрузки необходимо вы-

яснить сущность процесса утомления-его динамику,

зависимость от аномальных факторов, физиологические

механизмы, а также установить, в какой части зритель-

ного анализатора, оптической или двигательной, возни-

кает утомление.

Рассмотрим экспериментальные данные о влиянии

на функции зрительного анализатора частичнозрячих н

слабовидящих зрительной нагрузки, полученные в по-

следнее время в проблемной лаборатории ЛГПИ

имени А. И. Герцена.

Наиболее надежной методикой выявления утомления

является исследование устойчивости ясного видения

(УЯВ), играющей важную роль в работоспособности

А. И. Зотов.

зрительной нагрузки

(краткое содержание

Там же, стр 46

К вопросу о дифференциальной дозировке

слабовидящих школьников. <Дефектология>

докладов), Л., 1967, стр. 46.

-49.

глаз. Открытый Ферри феномен устойчивости ясного

видения заключается в том, что при рассматривании

двух мелких деталей при незначительном расстоянии

между ними и под малым углом зрения возникают пе-

риодические смены их ясного и неясного различения

(видения). Соотношение времен ясного и неясного виде-

ния (коэффициент Ферри) является показателем УЯВ,

причем сокращение периодов ясного видения является

показателем утомления.

Исследование влияния на УЯВ слабовидящих двад-

цатиминутной непрерывной зрительной нагрузки и дне-

вной учебной нагрузки, проведенное Н. П. Монич,

показало следующее: двадцатиминутное чтениеу 74% ис-

пытуемых не вызывает утомления (УЯВ или повышает-

ся-33%, или остается неизменной-41%); аналогич-

ные данные получены и после дневной учебной нагрузки.

Особенно следует отметить, что как в первом, так и во

втором случаях острота зрения, как правило, повышается

или остается неизменной. Так же благоприятно непре-

рывная зрительная нагрузка влияет на скорость чтения,

которая после двадцати минут примерно у 85% испы-

туемых повышается или остается неизменной .

Отсюда следует, что для работы, проводимой на ин-

дивидуальной остроте зрения (чтение, письмо, рассмат-

ривание картин и т. п.), упоминавшаяся выше пятнадца-

тиминутная зрительная нагрузка для большей части сла-

бовидящих (74%) явно занижена, и что даже двадцати-

минутная непрерывная зрительная нагрузка не является

для них предельной. Очевидно также и то, что дневная

учебная нагрузка в настоящее время не вызывает уто-

мления зрительного анализатора слабовидящих уча-

щихся.

Данные Н. П. Монич хорошо подтверждаются ре-

зультатами, полученными В. А. Феоктистовой, исследо-

.вавшей временную динамику возникновения и затуха-

ния отрицательного последовательного образа.

Известно, что увеличение длительности затухания

отрицательного последовательного образа свидетельст-

вует об утомлении глаз (С. В, Кравков). Двадцатими-

нутная непрерывная зрительная нагрузка (чтение) вы-

Н. П. М о II и ч. Влияние зрительной нагрузки (чтения) на

устойчивость ясного видения у слабовидящих школьников. <Де-фектология> (краткое содержание докладов), Л,. 1967.

зывает у слабовидящих увеличение времени затухания

отрицательного последовательного образа только в 35%

случаев. У остальных испытуемых время затухания

уменьшается или не изменяется, что свидетельствует об

отсутствии утомления зрительного анализатора .

Наличие зрительного утомления выявляется также

при помощи методик исследования критической частоты

слития мельканий (К.ЧМ.) и скорости зрительного во-

сприятия, снижение которых свидетельствует об утомле-

нии. Экспериментальное изучение зрительных функций

у частичнозрячих и слабовидящих при помощи упомяну-

тых методик показало, что непрерывная зрительная на-

грузка (пятиминутное прохождение лабиринта частично-

зрячими и двадцатиминутное чтение слабовидящими) вы-

зывает утомление у меньшей части детей с аномалиями

зрения. Так, в экспериментах Е. М. Украинской после

двадцатиминутного чтения скорость восприятия у сла-

бовидящих испытуемых увеличилась или осталась неиз-

менной в 70% случаев, а КЧМ-в 96,6%. Аналогичные

результаты были получены и при замере скорости вос-

приятия и критической частоты слития мельканий после

дневной учебной нагрузки. В этом же эксперименте па-

раллельно было установлено, что непрерывная двадца-

тиминутная зрительная нагрузка не снижает или повы-

шает скорость чтения у большинства слабовидящих

(75%).

У частичнозрячих школьников пятиминутная непре-

рывная зрительная нагрузка влияет на скорость воспри-

ятия незначительно, вызывая ее снижение только в7,5%

случаев, однако пороги критической частоты слития

мельканий повышаются почти у половины испытуемых.

Исследования показали, что динамика затухания по-

следовательных образов, изменения скорости восприя-

В. А. Фео-к т и с т он а. Влияние зрительной нагрузки на ско-.

рость возникновения и длительность затухания отрицательного по-

следовательного образа у слабовидящих. <Дефектология> (краткое

содержание докладов), Л., 1967.

Е. М. Украинская. Зависимость скорости восприятия и

критической частоты слития мельканий у слабовидящих школьни-

ков от зрительной нагрузки. <Дефектология> (краткое содержание

докладов), Л., 1967.

А. Г. Л и т в а к. Исследование скорости восприятия и крити-

ческой частоты слития мельканий у частичнозрячих школьников.

Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 420, 1970.

тия и критический частоты слития мельканий, динамика

устойчивости ясного видения при непрерывной двадца-

тиминутной зрительной и при дневной учебной нагруз-

ках не зависят от остроты зрения и характера основ-

ного заболевания слабовидящих. В связи с этим есть

основания полагать, что в данных условиях работа зри-

тельного анализатора отражает не. аномальные, а инди-

видуально-типологические особенности детей с дефек-

тами зрения .

Что касается физиологического механизма утомле-

ния, то пока остается неясным, какая часть зрительного

анализатора-оптическая или двигательная-утом-

ляется в первую очередь. Имеются данные, свидетельст-

вующие как об утомлении светоощущающего аппарата

глаз, так и об утомлении двигательной части зритель-

ного анализатора. О последнем свидетельствует недо-

статочная устойчивость аккомодации и конвергенции,

наблюдающаяся у многих слабовидящих.

Вышесказанное показывает, насколько сложна про-

блема дозировки зрительной нагрузки и дифференциро-

ванного обучения при дефектах зрения, однако обойти

ее нельзя, и от успешности ее решения во многом будет

зависеть успешность обучения частичнозрячих и слабо-

видящих школьников.

Таким образом, упоминавшиеся нормативы зритель-

ной нагрузки являются пока только ориентировочными.

Дозирование зрительной нагрузки должно производить-

ся специально в каждом отдельном случае, исходя из

состояния зрительного анализатора. Особенно тщатель-

ного подхода при дозировании зрительной нагрузки тре-

буют лица с прогрессирующими заболеваниями глаз

(незаконченные воспалительные процессы зрительного

нерва, пигментное перерождение сетчатки и др.). Нуж-

но помнить также, что в некоторых случаях, например,

при обострении воспалительных процессов или прогрес-

сирующих снижениях остроты зрения, зрительная ра-

бота может быть противопоказана

А. И. Зотов. Итоги и задачи комплексного изучения позна-

вательной деятельности аномальных школьников. Ученые записки

ЛГПИ им. Герцена, т. 420, 1970.

” См.: И. В. Серпокрыл. Использование зрения частичнозря-

чих и слабовидящих учеников. <Известия АПН РСФСР>, вып. .46,

М., 1959, стр. 151.

6 А. Г. Литвак Й1

При соблюдении указанных условий зрительная на-

грузка ведет к развитию всех зрительных функций, дает

эффект сенсибилизации. У частичнозрячих и слабовидя-

щих повышается острота зрения и контрастная чувстви-

тельность, расширяется поле зрения, улучшается цвето-

различение.

Включение зрительного анализатора в деятельность

слабовидящих и частичнозрячих существенно расширяет

их познавательные возможности и положительно сказы-

вается на развитии психики в целом.

6. Слуховые ощущения слепых

Слуховые ощущения возникают в мозгу человека

в результате воздействия звуковой волны на слуховой

рецептор. При помощи слуха человек отражает такие

качества звука, как громкость, высоту, тембр, устанав-

ливает длительность звучания, локализует источник

звука в пространстве.

Человеческий слух имеет социальный характер и су-

щественно отличается от слуха животных-помимо шу-

мовых, человек обладает речевыми и музыкальными

ощущениями.

Будучи дистантным, слуховой анализатор на расстоя-

нии отражает многочисленные пространственные и вре-

менные отношения. Кроме того, звук имеет предметный

характер, являясь признаком, присущим определенному

предмету. <Подобно тому, как свет, освещая предметывнешнего мира, превращает их в сигналы для жизнедея-тельности животных и человека, так и звук обнаружи-вает для организма на известных расстояниях от негосуществование определенных предметов и влиянийвнешнего мира>.

Из сказанного видно, что слух имеет огромное значе-

ние для человеческой практики. Нетрудно себе предста-

вить, насколько возрастает его значение при полной

или частичной утрате зрительных функций, т. е. при со-

кращении или невозможности воспринимать окружаю-

щий мир визуально. При помощи слуха слепые люди

Б. Г. Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961, стр. 207.

ориентируются в пространстве, узнают предметы, людей,

причем незначительные, для зрячих зачастую незамет-

ные изменения звука имеют для слепых огромное зна-

чение. Например, по колебаниям тембра и громкости

голоса слепые могут судить о настроении собеседника.

<Интонационные изменения голоса для слепых служатосновным (часто единственным) критерием сужденияо психических состояниях человека, о его характере,настроении, отношении к окружающему> . Наконец, и

это наиболее существенно, слух сохраняет для слепых

возможность нормального общения с людьми, что яв-

ляется непременным и основным условием компенсации

дефекта.

Уже на заре возникновения науки о психике слепых

было широко распространено мнение, согласно которому

слуховой анализатор является ведущим во всех видах

деятельности слепых. На этом основании слуху слепых

приписывали особую по сравнению с нормально видя-

щими <изощренность>, возникающую якобы взамен ут-

раченному зрению.

Развитие экспериментальной психологии дало воз-

можность провести сравнительное исследование слухо-

вых ощущений слепых и нормально видящих. Эти иссле-

дования (Гризбах, Купц и современные исследования

Л. Р. Рубина, М. Н. Земцовой и др.) показали необос-

нованность утверждений о <изощренности> слуха сле-

пых. Разумеется, некоторые изменения слуховой чувст-

вительности при глубоких нарушениях зрения появ-

ляются, однако возникают они не в результате потери

зрения, а как следствие более активного участия слухо-

вого анализатора в деятельности при изменившихся ус-

ловиях жизни.

Слуховая чувствительность при слепоте изменяется

так же, как и в норме, в результате выработки новых ус-

ловно-рефлекторных связей. Ощущения громкости, вы-

соты и тембра звука у слепых не имеют никаких прин-

ципиальных отличий от нормы. Слуховая чувствитель-

ность слепых может достигать, как и у зрячих, очень

высокого уровня развития. Известно, что в процессе опре-

В. С. Сверлом. Голос как важнейший критерий суждения

слепых о внешности человека. V научная сессия по дефектологии,

М” 1967, стр. 189.

6 83

деленных видов деятельности (летчика, врача, музы-

канта, радиста и т. и.) возникает установка на прислу-

шивание к звукам минимальной интенсивности, что ве-

дет к понижению абсолютных порогов громкости. А так

как некоторые из упомянутых профессий доступны сле-

пым, то у них часто можно наблюдать повышение слу-

ховой чувствительности (слепые радисты, музыканты,

настройщики и т. д.). Этому же способствует широкое

использование слуха в пространственной ориентации

без зрения. Аналогично происходит у слепых и изме-

нение звуковысотной чувствительности.

В целом абсолютные пороги слуховой чувствитель-

ности и способность к тонкой дифференцировке звуков,

т. с. различительные пороги у слепых, по сравнению

с нормой, несколько снижены, а чувствительность повы-

шена. Однако эти изменения столь незначительны, что

гораздо большее значение имеют, как показали иссле-

дования М. И. Земцовой, возрастные различия слуховой

чувствительности.

Важной функцией слуха является локализация звука

в пространстве, т. с, установление местоположения ис-

точника звука и направления звуковой волны. Способ-

ность локализовать звуки в пространстве развивается

в процессе овладения пространством, в ходе простран-

ственной ориентировки. В силу своего дефекта слепым

гораздо чаще, чем зрячим, приходится прибегать к по-

мощи слуха в различных видах деятельности. Гораздо

большее количество звуков приобретает для них сиг-

нальное значение. Все это не. может не вызвать сниже-

ния порогов локализации звуков в пространстве .

То, что способность локализовать звуки в простран-

стве развивается в деятельности, хорошо доказывается

данными, полученными при сравнительном исследовании

локализации звуков слепыми и зрячими детьми и взрос-

лыми (Л. Р. Рубин). Если у младших слепых и нор-

мально видящих школьников, имеющих недостаточный

опыт пространственной ориентации, различий в поро-

гах нс наблюдается, то уже у старших школьников они

См.: М. Р. М о re и до в и ч, И. Ю. Каем. Локализация

звука в пространстве слепыми и влияние раздражения вестибуляр-

ного аппарата. <Сборник работ по трудоустройству слепых>, Гиз

легпром, 1935.

84

появляются и становятся значительными у взрослых,

имеющих большой опыт пространственной ориентировки.

Таким образом, упражнения в пеленгации звуков ведут

к снижению порогов локализации звуков в пространстве.

Выше речь шла о повышениях слуховой чувствитель-

ности. Однако при неблагоприятных условиях она мо-

жет и понижаться. Продолжительное воздействие силь-

ных звуковых раздражений вызывает шумовую адапта-

цию – временное снижение слуховой чувствительности.

Очевидно, с этим связано ухудшение, пространственной

ориентировки слепых при сильном шуме. Если человек

постоянно подвергается воздействиям сильных звуковых

раздражений, то у него могут возникнуть стойкие сни-

жения слуха, например, профессиональная тугоухость.

В связи со значимостью слуховых ощущений для лиц

с глубокими нарушениями зрения тугоухость серьезно

затрудняет деятельность и замедляет психическое раз-

витие слепых. Поэтому в трудовом обучении, при про-

фессиональной ориентации и т. д. необходимо подбирать

слепым виды деятельности, способствующие развитию

слуховой чувствительности.

В общей психологии известны три вида слуховых

ощущений: речевые, музыкальные и шумы. При нару-

шениях зрения никаких изменений в видах ощущений не

возникает и не может быть, так как человеческий слух

есть продукт человеческой истории. Правда, в тифло-

психологии имели место утверждения, что слепота вызы-

вает ускоренное развитие музыкального слуха, но иссле-

дования советских психологов, и в первую очередь

Б. М. Теплова, показали, что музыкальный слух есть

особая форма человеческого слуха, развивающаяся

в процессе обучения музыке . Поэтому нет никаких ос-

нований для утверждений о повышенном музыкальном

слухе слепых. Более того, поскольку <музыкальный слухесть прежде всего форма эстетического восприятия дей-ствительности> можно предположить, что у слепых

он будет развиваться медленнее, чем в норме, так как

у них эстетическое восприятие действительности стра-

дает вследствие полного или частичного отсутствия и

См.: Б. М. Тепло в. Психология музыкальных способностей.

АПН РСФСР, М., 1947.

” Б. Г. Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961, стр. 241.

редуцированности зрительных образов, оказывающих на

человека наиболее, сильное эмоциональное воздействие.

Итак, слух слепых развивается в целом нормально и

при условии его интссивного использования в деятель-

ности сенсибилизируется. Это позволяет при полном или

частичном нарушении функций зрения успешно овла-

девать знаниями и правильно отражать различные при-

знаки объективной действительности.

7. Кожные ощущения слепых

Кожные ощущения представляют собой сложный

комплекс целого ряда ощущений – тактильных ощуще-

ний прикосновения и давления, температурных (тепло-

вых и холодовых) и болевых ощущений. Эти ощущения

возникают при соприкосновении наружных покровов

тела с поверхностью объектов внешнего мира. Резуль-

татом этого соприкосновения является возникновение

в мозгу ощущений, отражающих многообразные свой-

ства и признаки предметов – величину, упругость, плот-

ность, гладкость или шероховатость, тепло или холод

и т. д. Механизмом кожных ощущений является деятель-

ность кожно-механического, как его назвал И. П. Пав-

лов, анализатора. Кожные ощущения являются контакт-

ным видом рецепции. В совокупности они образуют пас-

сивное осязание.

Кожные ощущения играют важную роль в процессе

отражения объективной действительности. Они нс

только отражают механические, пространственные и

временные признаки и свойства предметов, но и участ-

вуют в образовании <схемы тела>, т. с, помогают чело-

веку осознать целостность своего тела и определенную

соотнесенность частей тела Друг к другу. Кроме того,

кожные ощущения, и это наиболее существенно, обра-

зуют сигнальную основу активного осязания – ведущего

вида восприятия слепых при чувственном отражении

окружающего мира. Значимость кожной, и в первую

очередь тактильной, чувствительности (ощущения при-

косновения и давления) для слепых определила напра-

вленность тифлопсихологических исследований преиму-

щественно на этот вид чувствительности.

Тактильная чувствительность характеризуется абсо-

лютными и пространственными различительными поро-

гами ощущений. Абсолютный порог тактильной чувст-

вительности есть едва заметное ощущение прикоснове-

ния при воздействии каким-либо предметом па опреде-

ленный участок кожи. Абсолютная чувствительность из-

меряется при помощи набора волосков Фрея, имеющих

различный диаметр и позволяющих определить давле-

ние на 1 мм кожи.

В связи с тем, что кожпо-осязательные рецепторы

(тельца Мейснера, тельца Меркеля и др.) расположены

в кожном покрове неравномерно, абсолютная чувстви-

тельность к прикосновению и давлению на разных уча-

стках тела различна. Наибольшей чувствительностью

.у нормально видящих обладают (в миллиграммах на

квадратный миллиметр) кончик языка – 2, концы паль-

цев – 3, губы – 5; наиболее низкая чувствительность

зарегистрирована на поверхности живота – 26, поясни-

це – 48, плотной части подошвы – 250.

Пространственный различительный порог тактильной

чувствительности или острота пассивного осязания оп-

ределяется по ощущению раздельного прикосновения

двух раздражителей. Пространственный различительный

порог определяется при помощи циркуля Вебера и исчи-

сляется в миллиметрах, соответственно расстоянию

между одновременно прикасающимися к коже ножками

циркуля. Так же как и абсолютные, различительные по-

роги неоднозначны для разных участков кожи. Наивыс-

шей чувствительностью (в миллиметрах) обладают кон-

чик языка-1,1, концы пальцев-2,2, губы-4,5; наи-

меньшей-шея-54,1, бедра и спина-67,4.

Абсолютный и различительный пороги тактильной

чувствительности показывают, что наибольшее количе-

ство осязательных телец, способствующих наилучшей

рецепции, находится в дистальных, подвижных частях

тела (язык, губы, пальцы), принимающих активное уча-

стие в деятельности.

Полная или частичная утрата зрения ведет к тому,

что целый ряд предметов и явлений окружающего мира,

в норме воспринимающихся визуально, становятся

объектом осязательного восприятия и огромное количе-

ство их признаков и свойств превращается в тактильные

раздражители. В связи с этим резко повышается актив-

ность дистальных частей тела, и особенно рук, в позна-

вательной и трудовой деятельности слепых, что законо-

мерно дает эффект сенсибилизации-повышение так-

тильной чувствительности.

Изменение (повышение) тактильной чувствительно-

сти происходит у слепых не равномерно на всех участ-

ках кожи, а лишь на тех, которые принимают активное

участие в актах осязания. Наиболее отчетливо повыше-

ние кожной чувствительности проявляется на ладонной

поверхности пальцев рук. Как показало эстезиометриче-

ское исследование М. И. Земцовой, пространственный

порог различения первой фаланги указательного пальца

правой руки у слепых почти в два раза ниже (1,2 мм),

а чувствительность, следовательно, выше, чем у нор-

мально видящих. Такой рост чувствительности на дан-

ном участке кожи объясняется специальной практикой

слепых-чтением рельефного шрифта Брайля, ведущую

роль в котором играет указательный палец правой руки.

Однако повышение абсолютной и различительной

чувствительности не может полностью объяснить тех за-

мечательных успехов, которых слепые достигают в рас-

познавании форм. Доказательством тому служит сни-

жение остроты пассивного осязания правой руки слепых,

по сравнению с левой, вызванное уплотнением кожи

вследствие большей нагрузки на правую руку в про-

цессах осязательного восприятия. Но это снижение ост-

роты осязания не вызывает сколько-нибудь заметного

ухудшения в распознавании различных свойств и

качеств объектов. Напротив, в процессе осязательного

восприятия правая рука играет ведущую роль. Оче-

видно, что <...распознавание форм и предметов связаноне с абсолютной различительной способностью рецепто-ров, а с изменением сенсорных возможностей, благодаряперестройке центральных образований> . Разумеется,

это не значит, что работа по развитию остроты осяза-

ния в школе слепых не должна вестись. Полезность

упражнений, направленных на повышение тактильной

чувствительности, не вызывает сомнений, так как уро-

вень чувствительности характеризует способность рецеп-

тора отражать падающие на него воздействия.

П. Солимап. Исследование осязательного различения у

зрячих и слепых. <Доклады АПН РСФСР>, № 6, 1960, стр. 112.

Поскольку осязание имеет существенное значение

для деятельности слепых, необходимо помнить, что по-

роги кожной чувствительности подвержены серьезным

колебаниям под влиянием окружающих условий. Одним

из факторов, наиболее сильно действующих на остроту

осязания, является утомление. По данным Грисбаха,

пространственный порог указательного пальца правой

руки у слепых повышается от 1,29 мм в нерабочее время

до 1,49 мм после умственной работы и до 1,70 мм после

работы физической. Причем, как установил Грисбах,

утомление сильнее влияет на остроту осязания слепых,

нежели зрячих.

Снижается острота осязания также под воздействием

сильных температурных раздражителей и механических

раздражителей, вызывающих болевые ощущения. Кроме

того, отрицательное влияние на кожную чувствитель-

ность оказывают наркотики и алкоголь.

Постоянное воздействие упомянутых раздражителей

может привести к стойким снижениям остроты пассив-

ного осязания. В этом отношении интересные данные

приводит А. Ц. Пуни, исследовавший влияние производ-

ственного труда на кожную чувствительность и осязание

в целом. Он обнаружил, что вначале, при производст-

венном стаже от 1 до 5 лет, чувствительность повы-

шается примерно в 1,5 раза, а затем начинается сниже-

ние. При стаже более 10 лет осязательная чувствитель-

ность слепых опускается ниже исходного уровня .

Отсюда вытекают определенные рекомендации для про-

фессиональной ориентации слепых, согласно которым

для них необходимо подбирать работы, не связанные

с механическими повреждениями и огрублением кожных

покровов рук.

Помимо повышения остроты осязания, у слепых на-

блюдается повышенная способность дифференцировать

термальные (тепловые и холодовые) и болевые раздра-

жители. Ощущения, возникающие при воздействии дан-

ных раздражителей, развиваются, совершенствуются

у слепых в процессе деятельности.

Температурная чувствительность довольно широко

используется слепыми при ориентации в окружающем

А. Ц. Пуни. Производственный труд и осязание у слепых.

Сб. <Трудоустройство инвалидов>, Л., 1935.

пространстве, в быту, реже в познавательной деятельно-

сти. Благодаря температурной чувствительности кожных

покровов лица и рук, слепые по теплоотдаче предмета

могут судить о его местоположении (ощущать наличие

препятствия), по теплопроводности-различать мате-

риалы, локализуя источник тепла (холода),-опреде-

лять уровень жидкости в сосуде, положение солнца

и т. п.

Познавательное значение болевых ощущений для

слепых, так же как и длЯ нормально видящих, незначи-

тельно. Однако в некоторых случаях, например, при на-

рушениях кожной чувствительности, при отсутствии ки-

стей рук, слепым приходится для различения объектов

использовать сигнализацию болевых рецепторов.

Тактильные, температурные и болевые ощущения

крайне редко выступают изолированно. В процессе от-

ражения физико-механических и пространственных

свойств объективного мира они объединяются в слож-

ный комплекс, образуя пассивное, а при включении мы-

шечно-суставных ощущений-активное осязание, кото-

рые будут рассмотрены в следующей главе.

8. Кожно-оптическое чувство

Среди сложного ансамбля кожных ощущений сле-

дует особо выделить кожно-оптическое чувство – спо-

собность кожных покровов реагировать на световые и

цветовые раздражители. Феномен кожного <зрения> из-

вестен давно. Первые упоминания о способности чело-

века различать при помощи осязания хроматические и

ахроматические цвета относятся к началу XVIII века.

Фрике, Шмид, а затем в XIX веке Бачко, Цейне и дру-

гие пытались выяснить, действительно ли возможно ося-

зательное различение цветов слепыми и зрячими. Их

многочисленные опыты из-за неточности методик (ощу-

пывание разноцветных кусков бумаги, материи и т. и.,

различающихся по своей фактуре) привели к отрицанию

возможности распознавания цветов при помощи ося-

зания.

Однако многие исследователи, например, В. М. Бех-

терев в 1902 году, а за ним ряд отечественных и зару-

90

бежных ученых наблюдали проявление данного фено-

мена, причем иногда в очень яркой форме. Так, паци-

ентка В. М. Бехтерева не только различала хроматиче-

ские цвета, но и распознавала несложные графические

изображения.

Широкое исследование кожно-оптического чувства

было начато в 30-х годах советским психологом

А. Н. Леонтьевым и продолжено в 60-х годах А. С. Но-

вомейским и другими исследователями.

Среди многочисленных попыток установить природу

кожно-оптического чувства А. С. Новомейский выделяет

три направления.

Первая, структурная теория утверждает, что разли-

чение цвета при помощи осязания осуществляется благо-

даря наличию структурных различий красящих веществ,

т. е. сводит кожно-оптическое чувство к тактильно-кине-

стезическим ощущениям. Однако эксперименты показы-

вают, что кожно-оптические ощущения возникают и при

дистантном воздействии цвета, а также при рецепции

через стекло и другие материалы.

Сторонники тепловой теории выдвигали тезис, со-

гласно которому различение цвета осуществляется бла-

годаря температурным ощущениям, возникающим под

воздействием нфатаномерного теплового излучения от

разноокрашенных поверхностей. Опыты А. Н. Леонтье-

ва и других исследователей показали, что кожно-опти-

ческие ощущения возникают в условиях, исключающих

температурное воздействие на поверхность кожи путем

применения тепловых фильтров.

Наконец, третья, фоторецепторная теория предпола-

гает наличие в коже специальных фоторецепторов. Ги-

стологические исследования не подтвердили данной

гипотезы, а эксперименты, проведенные А. С. Новомей-

ским, показали, что в феномене кожного <зрения> про-

являются особенности, не свойственные оптическому

отражению. Это проявляется в возможности распознава-

ния цвета через цветной фильтр или при цветном осве-

щении, что свидетельствует об абсолютной константно-

сти восприятия цвета, не свойственной зрению.

В настоящее время на основе, экспериментальных

данных А. С. Новомейским выдвинуто предположение,

А. Н. Леонтьев. Проблемы развития психики. М” 1965.

91

согласно которому кожно-оптические ощущения возни-

кают под воздействием электрических или близких

к ним явлений. Имеющиеся в коже рецепторы отражают

воздействие электрических или магнитных полей.

В пользу этого предположения свидетельствуют факты

различения цветовых поверхностей через не пропускаю-

щую свет, но имеющую хорошую электропроводимость

фольгу и снижения эффекта при заземлении металличе-

ской пластинки, накрывающей тест-объекты. Согласно

этой концепции, облучение светом различно окрашенных

поверхностей создает различные электрические потен-

циалы, которые при ощупывании поверхностей вызы-

вают сцепление с ней пальцев, причем сила сцепления

зависит от величины потенциала. В результате сцепле-

ния возникают кожно-оптические ощущения, <отличныеот кожных по своей детерминации, но равнозначные импо модальности> , т. е. под воздействием электрических

или аналогичных им раздражений возникают тактиль-

ные, температурные и болевые ощущения.

Совокупность этих ощущений специфична по отчетам

испытуемых для каждого цветового тона, благодаря

чему и происходит их различение. По ощущениям, воз-

никающим при различной силе притяжения, цветовые

тона делятся на: 1) <гладкие>, <скользкие>, к которым

относятся голубой и желтый; 2) <вязкие> или <притяги-вающие>, <цепляющиеся>-красный, зеленый, синий:

3) <шероховатые>, как бы тормозящие движение рук,-

оранжевый и фиолетовый. Среди ахроматических цветов

наиболее гладким является белый цвет, а наиболее тор-

мозным – черный; серые топа в зависимости от их

светлоты имеют различные степени вязкости. Следует

отметить, что слепые определяют кожно-оптические при-

знаки цветовых топов так же, как зрячие.

Исследования показали, что феномен кожного <зре-ния> может проявляться как у нормально видящих, так

и у слепых, причем почти 20% людей обладают хоро-

шими задатками, а 4-5% -высокой одаренностью кож-

но-оптического различения. Наличие кожно-оптической

чувствительности у столь широкого круга лиц, как

А. С. Н о в омей с к и и. О природе кожно-оптического чув-

ства у человека, <Во-просы психологии>, № 5, 1963, стр. 102.

с нормальным зрением, так и при слепоте, даст основа-

ния полагать, что этот вид чувствительности является

одним из древнейших, широко прежде использовавшимся

и в зачаточной форме присущим всем людям.

Возможность быстро формировать умение контактно

и дистантно различать при помощи этого вида чувстви-

тельности цвета и формы объектов, причем умение мо-

жет достигать высокого уровня, показывает, что кожно-

оптическое чувство может иметь большое значение для

ориентировочной и познавательной деятельности то-

тально слепых.

Разумеется, на данном этапе исследований опреде-

лить даже приблизительно практическую значимость

кожно-оптической чувствительности для обучения сле-

пых <рассматриванию> хроматических и ахроматических

изображений (рисунков, карт, чертежей и т. и.), а также

чтению плоскопечатного шрифта пока невозможно. Од-

нако надо полагать, что дальнейшее изучение законо-

мерностей проявления и развития, а главное, механиз-

мов кожно-оптической чувствительности раскроет сущ-

ность еще недавно загадочного, а многими даже отри-

цавшегося феномена кожного <зрения> и откроет воз-

можности для его практического использования.

9. Кинестезические ощущения слепых

Кинестезичсскими или мышечно-суставными назы-

ваются ощущения, возникающие в мозгу при поступле-

нии сигналов от рабочих двигательных органов. Эти

ощущения отражают скорость и точность перемещения

тела в пространстве, трудовых движений, работы рече-

двигательного аппарата и т. д. Кроме положения частей

тела, кииестезические ощущения отражают пространст-

венные признаки – расстояние и направление, времен-

ные – длительность и скорость, механические свойства

объектов – твердость, упругость, вес.

Мышечно-суставные ощущения возникают при раз-

дражении чувствительных нервных окончаний, располо-

женных в мышцах, сухожилиях, суставах. Нервным ме-

ханизмом кипестезических ощущений является двига-

тельный анализатор.

93

Значение двигательного анализатора в познаватель-

ной и трудовой деятельности человека очень велико. Он

играет ведущую роль в процессах отражения простран-

ственных, физических и временных свойств объектив-

ного мира. Впервые эта роль двигательного анализатора

была отмечена И. М. Сеченовым, назвавшим мышечные

ощущения дробным анализатором времени и простран-

ства.

Деятельность двигательного анализатора у человека

становится ведущей уже на первых этапах жизни (на-

пример, овладение актом ходьбы). Однако постепенно

при нормальном функционировании зрения у человека

формируется зрительно-моторная координация, сущ-

ность которой заключается в том, что все движения и

действия человека протекают под контролем зрения.

Абсолютная или частичная слепота в той или иной мере

нарушает либо делает невозможным зрительный конт-

роль. Это компенсируется тем, что в процессе деятель-

ности работа двигательного анализатора становится

настолько точной и дифференцированной, что может

протекать без зрительного контроля. Примером тому яв-

ляется не только трудовая и познавательная деятель-

ность слепых, но и некоторые виды профессиональной

деятельности нормально видящих, в которых форми-

руется автоматизм двигательных навыков и действия

производятся без зрительного контроля, как бы <всле-пую> (игра на музыкальных инструментах, работа ма-

шинисток, вязальщиц и т. п.). Возможность замещения

деятельности зрительного анализатора двигательным от-

мечал еще И. М. Сеченов, который писал: <Идет ли речьо контурах и величине или об удалении и относитель-ном расположении предметов, двигательные реакцииглаз при смотрении и рук при ощупывании совершенноравнозначны по смыслу: и там и здесь определителемявляются показания мышечного чувства, сопровождаю-щие двигательные реакции восприятия впечатлений> .

Мышечные ощущения человека характеризуются вы-

соким уровнем чувствительности. Пороги ее настолько

низки, что для измерения абсолютной мышечной чувст-

И. М. Сеченов. Осязание как чувство, соответствующее

зрению. Избранные философские и психологические произведения

Огпз, 1947, стр. 555.

вительности пока еще не выработано точных методов.

Очень низки и разностные пороги. Так, для ощущения

тяжести различение возникает при изменении груза на

/о исходного веса, а для различения протяженности

(длины) необходимо изменение первоначального раз-

мера всего на Ч.

В процессе деятельности мышечно-суставная чувстви-

тельность повышается, причем наибольшую сенсибили-

зацию дают трудовая деятельность и занятия спортом

(по данным А. Ц. Пуни, этот вид чувствительности при

активных занятиях лыжами повышается в 1,5-2 раза).

Включение слепых в различные виды деятельности

активизирует работу двигательного анализатора, при-

чем отсутствие или серьезные ограничения функций зре-

ния ведут к увеличению удельного веса мышечно-сустав-

ных ощущений в структуре чувственного отражения.

Широкое участие данного вида чувствительности в про-

странственной ориентировке, формирование трудовых и

бытовых навыков, овладение умениями и знаниями при

дефектах зрения закономерно дают эффект сенсибили-

зации. В этой связи есть все основания предполагать,

что мышечно-суставная чувствительность слепых, и аб-

солютная, и тем более различительная, достигает очень

высокого уровня развития.

Однако чувствительность кинестезического анализа-

тора при врожденной или рано приобретенной слепоте

не достигает уровня чувствительности нормально видя-

щих. В. П. Комиссаров, обнаруживший более высокие

разностные пороги кинестезической чувствительности

у слепых, объясняет это тем, что при слепоте кинесте-

зический анализатор не подвергается влияниям со сто-

роны зрительного, способствующего уточнению сигна-

лов от проприорецепторов, благодаря постоянному со-

поставлению их с информацией, получаемой визуально .

Называя мышечные ощущения дробным измерите-

лем пространства, И. М. Сеченов указывал на возник-

новение линейных мер из размеров и движений частей

человеческого тела. Их происхождение отражено в наи-

менованиях старых линейных мер-локоть, пядь, чет-

верть. <В обычных условиях эти сложившиеся истори-В. И. Комиссаров. Чувствительность кинестезическогоанализатора и произвольные движения человека. <Вопросы психо-логии>, № 3, 1969, стр. 76.

чески функции мало используются. При отсутствии зре-

ния человек начинает широко пользоваться длиной

руки, размером кисти как мерками при определении

пространственных отношений> . Используются слепыми,

как линейные мерки, и другие части тела. Особенно

большое значение для слепых имеет шаг, как измери-

тель расстояний при ориентировке в большом простран-

стве. Мыше.чно-суставные ощущения, позникающие при

ходьбе, являются для слепых наиболее существенным

показателем пройденного расстояния.

Мышечно-суставные ощущения лежат при дефектах

зрения также в основе восприятия форм и величин пред-

метов. По степени мышечного напряжения, взаимополо-

жению рук или пальцев руки и их движениям слепой

получает представление о предмете и в последующем

опознает его как воспринимавшийся ранее.

Наиболее широкое участие мышечно-суставные ощу-

щения принимают в деятельности, а именно в рабочих

движениях рук. Многообразие этих ощущений, их высо-

кая точность, дифференцированность и осознанность

присущи и нормально видящим, однако полная или ча-

стичная слепота требуют еще большего участия двига-

тельного анализатора в актах труда и выдвигают его на

первый план. У слепых и частичнозрячих двигательный

анализатор одновременно исполняет и рабочие функции

и функции контроля. Естественно, что подобная активи-

зация деятельности повышает мышечную чувствитель-

ность.

Особенно заметно повышается чувствительность рук

слепых, проявляющаяся в повышении точности и расши-

рении сферы их движений. Если для нормально видя-

щего человека при искусственно выключенном зрении

радиус наиболее точных движений рук находится в пре-

делах 35 см от средней точки тела (линии, разделяю-

щей тело на две симметричные половины), то у слепых

эта зона значительно расширяется. По данным

М. И. Земцовой, радиус зоны наиболее точных движе-

ний рук слепых достигает примерно 60 см. Благодаря

М. И. Земцова. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР,

М” 1956, стр. 103.

” См.: Б. Г. Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961.

з М. И. Земцова. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР,

М” 1956, стр. llb.

такому высокому развитию двигательного анализатора

слепые могут активно участвовать в трудовой жизни об-

щества, овладевать различными специальностями, не

требующими обязательного зрительного контроля.

Несмотря на увеличение зоны точных движений рук,

точность произвольных движений, так же как уровень

разностной кинестезической чувствительности, у слепых

несколько снижена. Это проявляется в том, что вели-

чина произвольных движений, например, при вычерчи-

вании отрезков заданной длины, у слепых больше, чем

у нормально видящих, т. е. менее соответствует задан-

ной величине. Отмеченное у слепых некоторое сниже-

ние точности произвольных движений требует особого

внимания к развитию кинестезии, так как повышение

абсолютной и различительной мышечно-суставной чув-

ствительности является одним из наиболее существен-

ных проявлений компенсации слепоты.

10. Вибрационные ощущения незрячих

Вибрационными называются ощущения, отражаю-

щие колебания воздушной среды. По своей природе они

близки к слуховым ощущениям, однако, как отмечает

Б. Г. Ананьев, <оба эти механизма (слуховой и вибра-ционной чувствительности.-А. Л.) находятся по отно-шению друг к другу в противоречивых отношениях: слу-ховой анализатор подавляет механизм вибрационныхощущений, вследствие чего при нормальном слухе чело-век не ощущает множества периодических измененийдавления, вызываемого колебаниями движущихся телв окружающей среде> Это, разумеется, не значит, что

у нормально видящих и слышащих людей вибрационные

ощущения отсутствуют-они просто не осознаются.

В случае же необходимости этот вид ощущений может

осознаваться и очень тонко дифференцироваться, напри-

мер, в профессиональной деятельности шофер, летчик

В. И. Комиссаров. Чувствительность кинестезического

анализатора и произвольные движения человека. <Вопросы психоло-гии>, № 3, 1969, стр. 76.

” Б. Г.Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961, стр. 244.

7 А. Г. Литвак й7

и др. ощущают малейшие вибрации, возникающие при

неполадках в моторе.

В норме вибрационные ощущения познавательного

значения практически не имеют. Их роль возрастает

при сужении сферы чувственного отражения – слепоте,

глухоте и особенно слепоглухоте, когда вибрационная

чувствительность совместно с тактильно-кинестезиче-

ской становится основой для поддержания связи с окру-

жающим миром. В этом отношении весьма интересные

факты приводятся в книге слепоглухой О. И. Скорохо-

довой <Как я воспринимаю и представляю окружающиймир>, где она описывает, как по вибрациям различных

частот и интенсивностей узнает походку знакомых, опре-

деляет вид, направление движения и удаленность тран-

спорта, по вибрациям гортани контролирует свою звуко-

вую речь, <слушает> музыку, воспринимая вибрации ин-

струмента и т. п.

При выпадении функций зрительного анализатора

вибрационная чувствительность растормаживается и

проявляется в сфере пространственной ориентировки

слепых. Известно, что абсолютно слепые способны на

расстоянии ощущать наличие неподвижного, не издаю-

щего никаких звуков предмета (стены, дерева и т. п.).

Вот как описывает один слепой свои ощущения при

ориентировке на улице: <Во время ходьбы по улицея непрерывно чувствую стену, вдоль которой иду. Приэтом мое ощущение все время меняет свою интенсив-ность и свой оттенок. На его характер влияют все, по-видимому, даже самые ничтожные особенности рельефаи, вероятно, материала препятствия, вдоль которогоя прохожу. Очень отчетливо я воспринимаю различныевыступы, а также входящие углы и ниши... Я отчетливоощущаю не только такие крупные предметы, стоящиенесколько в стороне от моего пути, как например, авто-мобиль, но и такие, как столбы, деревья, колонны, под-держивающие решетку, да и сама решетка вызывает вомне некоторое, хотя и более слабое, ощущение. Я ощу-щаю также присутствие домов на противоположной сто-роне улицы, хотя замечаю это только тогда, когда по-Описание взято из книги В. С. Сверлова <Пространственнаяориентировка слепых> Учпедгиз, М., 1951, стр. 88.

рядок их прерывается и вместо домов по ту сторону

улицы начинается открытое обширное пространство>.

Ощущение препятствия, по описанию слепых, пред-

ставляет собой смутное чувство, проявляющееся у раз-

ных индивидов по-разному: <одни говорят, что чувст-вуют будто они входят в тень, только не световую, а та-кую, которая чувствуется и в полной темноте или приотсутствии зрения. Другие говорят, что тень ложится наих лицо. Иные сравнивают свое ощущение с очень лег-ким прикосновением чего-то к верхней части лица (колбу, бровям, глазным яблокам и т. п.). Некоторые пола-гают, что они чувствуют какие-то изменения в состояниивоздуха>

Эти ощущения незрячих лишены предметности, не

информируют о качестве препятствия и только весьма

приблизительно, да и то не всегда, незрячий может су-

дить по ним о величине и удаленности объекта.

По интенсивности и характеру ощущений незрячие

в некоторых случаях довольно точно локализуют пре-

пятствие в окружающем пространстве. В упоминавшейся

уже книге В. С. Сверлова приводятся сведения о рассто-

яниях, на которых незрячие ощущают наличие того или

иного препятствия. Так, наличие дома чувствуется на

расстоянии 4-5 метров, столб-1 метра, а предметы,

не превышающие по площади 0,25 м, ощущаются на

расстоянии нескольких сантиметров.

Наиболее точно ощущаются и локализуются пред-

меты, находящиеся на уровне лица, однако при благо-

приятных условиях (тишина, свободное пространство)

могут ощущаться предметы высотой в 20-30 см. При-

чем, как отмечает В. С. Сверлов, указанные условия

существенно влияют на ощущение препятствия, увели-

чивая чувствительность почти вдвое.

О существовании подобных ощущений у незрячих ”

известно давно, но природу их удалось раскрыть только

в конце 40-х годов XX века.

В старой тифлопсихологии было выдвинуто несколько

концепций, которые либо относили ощущение препятст-

В. С. Сверлов. Пространственная ориентировка слепых.

Учпедгиз. М., 1951, стр. 80.

” В последнее время установлено, что ощущение препятствия

может возникать и у нормально видящих в условиях полной тем-

ноты и тишины.

” 99

вия к уже известным видам чувствительности – темпе-

ратурной, тактильной, слуховой или их комплексу, либо

утверждали, что ощущение препятствия есть проявление

особого, возникающего при утрате зрения и замещаю-

щего его, <шестого чувства> (по другим терминологиям

<икс-чувство>, <лицевое восприятие> и т. д.).

Что касается возникновения нового вида чувстви-

тельности, так называемого <шестого чувства>, то в 3

гл. II уже отмечалось, что никаких новообразований

в нервной системе слепых не обнаружено. Теория <шес-того чувства> (Вельфлин, Леви, Трушель) противоречит

диалектико-матерналистическому пониманию развития

психики, свидетельствующему, что ощущения есть <про-дукт всемирной истории> (К. Маркс). По этому поводу

можно сослаться на В. И. Ленина, который, конспекти-

руя работу Л. Фейербаха <Лекции о сущности религии>,

особо выделяет положение, где Фейербах утверждает,

что человек имеет столько чувств, <...сколько необходи-мо, чтобы воспринимать мир в его целостности, в его со-вокупности>, и делает на полях заметку: <Если бы чело-век имел больше чувств, открыл ли бы он больше вещейв мире? Нет!>. Нужно заметить, что высказывание

В. И. Ленина совершенно не противоречит вновь откры-

ваемым <новым> видам чувствительности (например,

вибрационной или кожно-оптической). Эти открытия

лишь подтверждают сложность состава чувственного

отражения, сформировавшегося в процессе эволюцион-

ного и общественно-исторического развития. Следова-

тельно, речь может идти или о новых функциях имею-

щихся у человека органов чувств, или о том, что ощу-

щение препятствия есть проявление исторически сложив-

шегося, но до сих пор неизвестного вида чувствитель-

ности, поскольку в норме его развитие тормозится

деятельностью зрения и слуха.

Попытки объяснить ощущение препятствия как ре-

зультат отражения температурных, тактильных или слу-

ховых раздражителей оказались несостоятельными по

следующим причинам:

1. Температурная теория (А. А. Крогиус и др.), ко-

торая объясняла ощущение препятствия отражением вы-

деляемого объектом тепла (холода), не смогла полно-

В. 1-1. Л е нин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 51-52.

стью объяснить это явление, так как ощущение препят-

ствия возникает и при равенстве температур объектов

и окружающей среды.

2. Попытки трактовать ощущение препятствия как

результат воздействия на кожу лица отраженной пред-

метом воздушной волны, распространяющейся впереди

идущего слепого (Бюрклен, Кни), тоже несостоятельна,

так как ощущение препятствия возникает и при непод-

вижности субъекта. Кроме того, пороги ощущений при-

косновения у человека значительно выше силы, возника-

ющей при движении воздушной волны, создаваемой

идущим.

3. Слуховая теория (Зергель) вскоре же после возник-

новения была отвергнута, поскольку было выяснено, что

ощущение препятствия возникает у слепых при искус-

ственно выключенном слухе, а также наблюдается у сле-

поглухих.

Согласно разработанной и экспериментально под-

твержденной теории В. С. Сверлова, ощущение препят-

ствия возникает в результате отражения инфразвуков-

звуков очень низкой частоты, находящихся ниже порога.

слышимости (ниже 20 колебаний в секунду) . Сверх-

низкочастотная звуковая волна, исходящая от незрячего

при его передвижении или от окружающих предметов,

отражается от находящегося в непосредственной бли-

зости препятствия и воспринимается слепым. Возника-

ющее ощущение не может быть определено как слухо-

вое, так как звуки, лежащие ниже порога слышимости,

не вызывают ощущений громкости, высоты и тембра, а

ощущаются лишь как колебания воздушной среды. На

этом основании <можно предположить, что в основеощущения препятствия лежит вибрационное (подчерк-нуто нами.-А. Л.) ощущение инфразвуков>.

Ведущая роль вибрационной чувствительности в ощу-

щении препятствия не исключает возможности участия

в этом способе пространственной ориентации ощущений

других модальностей: температурных, тактильных, слу-

ховых. Более того, в зависимости от характера препят-

В. С. Сверлов. Пространственная ориентировка слепых.

Учиедгиз, М” 1951, стр. 81.

” Б. Г. Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961, стр. 248.

ствия и условий, в которых проходит ориентировка, они

могут выступать как ведущие, о чем свидетельствуют

самонаблюдения незрячих.

Способность ощущать на расстоянии препятствия

проявляется у незрячих в разной степени и зависит от

опыта самостоятельной ориентации в пространстве.

Кроме того, вероятно, ощущения препятствия зависят

от условий жизни (так, у незрячих, проживающих

в сельской местности, этот вид чувствительности развит

лучше, что связано, очевидно, с незначительным, по

сравнению с городом, шумовым фоном, тормозящим

механизм вибрационной чувствительности).

II. Хеморецепция слепых

Хеморецепция, в состав которой входят обонятельные

и вкусовые ощущения, отражает химические свойства

веществ. Обонятельные и вкусовые ощущения возникают

при раздражении вкусовых и обонятельных рецепторов

химическими веществами, растворенными в воде или

воздухе. Обонятельные и вкусовые ощущения отражают

одни и те же свойства вещей. Родство этих ощущений

было отмечено еще Ф. Энгельсом, который писал:

<...обоняние и вкус являются родственными, однородны-ми чувствами, воспринимающими однородные, если нетождественные свойства...>. Однако отражение <одно-родных, если не тождественных свойств> осуществляет-

ся различными способами: обоняние является дистант-

ным видом рецепции, а вкус-контактным, что в зна-

чительной степени обусловило различие их ролей в про-

цессе чувственного отражения.

Познавательное значение вкуса и обоняния у нор-

мально видящих сравнительно невелико, но оно суще-

ственно, особенно для обоняния, возрастает при потере

зрения.

Немногочисленные исследования обонятельной и вку-

совой чувствительности слепых показывают некоторое

ее повышение, по сравнению с нормой.

Ф. Энгельс. Диалектика природы. Госполитиздат, М., 1964,

стр. 200,

102

Так же как и слуховая, кожная и мышечно-суставная,

обонятельная и вкусовая чувствительность слепых сен-

сибилизируется в процессе различных видов деятель-

ности, и главным образом, в результате ориентировки

в пространстве (обоняние) и в быту (обоняние и вкус).

Установлено, что многие слепые значительно лучше,

чем зрячие, дифференцируют запахи, точнее локализуют

их источники и определяют направление распростране-

ния запахов.

Обонятельные ощущения имеют предметный харак-

тер. Их предметность проявляется в том, что запах, как

правило, определяют не по его качеству (например, гни-

лостный) , а по издающему его предмету (запах гнию-

щих листьев). Предметность обонятельных ощущений

имеет у слепых более широкий диапазон, так как многие

запахи, индифферентные для нормально видящих, при

отсутствии зрения связываются с объектами и приобре-

тают сигнальное значение. Благодаря этому слепой мо-

жет дистантно получать дополнительную информацию

о некоторых свойствах объектов и изменениях в окру-

жающей среде. Ярким примером высоко развитой спо-

собности ориентироваться при помощи обоняния служит

слепоглухая О. И. Скороходова, которая при его помо-

щи может обнаружить не только местоположение раз-

личных магазинов (парфюмерного, хлебного, рыбного и

т. д.), найти вход в здание, цветочные клумбы в саду,

но и найти на столе свежую газету, узнать знакомого

человека. Вот что она пишет по поводу последнего:

<Мне стало даже приятно, что меня мое обоняние необмануло. Подумать только, насколько заменяют слепо-глухому зрение и слух разнообразные богатые ощуще-ния и обоняние, которые у зрячих и слышащих далеконе в почете>.

Наряду с обонятельными, вкусовые ощущения также

доставляют слепым целый ряд сведений о качествах

предметов, однако их использование ограничено необхо-

димостью непосредственного соприкосновения с объек-

том и, кроме того, опасностью заражения, отравления и

т. п. В частности, вкусовые ощущения используются

в период начального обучения слепых на предметных

О. И. Скороходова. Как я воспринимаю и представляю

окружающий мир. АПН РСФСР, М” 1957, стр. 54.

103

уроках. Например, изучая тему <Овощи> или <Фрукты>,

учитель демонстрирует не только физические и про-

странственные свойства объектов, но и их вкусовые ка-

чества. Слепые используют вкусовую чувствительность

и в быту для определения годности пищевых продуктов

и в некоторых других случаях.

Кроме того, обонятельные и вкусовые ощущения,

так же как и в норме, имеют большое значение для со-

здания эмоционального тона ощущений.

Итак, обонятельные и вкусовые ощущения, разви-

ваясь в процессе деятельности, в определенной мере

восполняют пробелы, возникающие при выпадении зри-

тельных функций, и имеют компенсаторное значение.

12. Статические ощущения слепых

Последний вид ощущений, который необходимо рас-

смотреть в силу его практической значимости для сле-

пых,-это статические ощущения, отражающие поло-

жение тела в пространстве. Рецептором статической

чувствительности является вестибулярный аппарат внут-

реннего уха.

Статическая чувствительность, во-первых, лежит в ос-

нове пространственной ориентировки, уравновешивая

положение тела в пространстве, а во-вторых, необхо-

дима для нормального зрительного и слухового прост-

ранственного различения. Это доказывается тем, что

при часто повторяющихся резких изменениях тела

в пространстве (например, вращение и качание в кресле

центрифуги при тренировке летчиков) наблюдаются на-

рушения пространственного различения.

При тотальной слепоте значительно увеличивается

роль вестибулярного аппарата для сохранения равнове-

сия и пространственной ориентировки. Изменение функ-

ций вестибулярного анализатора ведет к повышению его

чувствительности. В опытах М. Р. Могендовича и

И. Ю. Каема было показано, что при тотальной слепоте

вестибулярный аппарат развивается при прочих рав-

ных условиях лучше, чем у нормально видящих. Они

установили, что, если у зрячих после непродолжитель-

ного вращения в кресле Барани ухудшается локализа-

104

ция звука в пространстве, то у незрячих в большинстве

случаев ухудшения этой функции слуха не наблюдается.

<Можно думать, что у слепых вестибулярный аппаратвозбудим в максимальной степени, необходимой для оп-ределения положения тела в пространстве, и допол-няется очень важной чертой-малой инертностью про-цесса возбуждения в нем> .

Повышение статической чувствительности, способ-

ность тонко дифференцировать этот вид ощущений

в значительной мере компенсирует отсутствие зрения

в процессе пространственной ориентировки.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ IV

Б. Г. Ананьев. Теория ощущений. ЛГУ, 1961.

К. Б юркле и. Психология слепых, Учпедгиз, М., 1934, ч. 1.

М И. Земцов а. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР,

М., 1956, гл. II, 1, гл. Ill, 1, гл. IV 1, гл. V.

А. И. Зотов. К вопросу о дифференцированной зрительной

нагрузке слабовидящих школьников. <Дефектология> (краткое со-

держание докладов), Л” 1967.

А. С. Н ово м ей с к и и. О природе кожно-оптического чув-

ства у человека. <Вопросы психологии>, № 5, 1963.

В. С. Сверло в. Ощущение препятствия и его роль в ори-

ентировке слепых. Учпедгиз, М., 1949.

Н. В. С ерпокр ы л. Возможности и условия использования

зрения частичнозрячих и слабовидящих учеников в учебно-воспита-

тельной работе школ слепых. <Известия АПН РСФСР>, вып. 96,

М., 1959.

М. Р. М о гендови ч, И. Ю. Каем. Локализация звука

в пространстве и влияние раздражения вестибулярного аппарата.

<Сборник работ по трудоустройству слепых>, Гизлегпром, 1935,

стр. 166.

ГЛАВА V

ВОСПРИЯТИЕ СЛЕПЫХ И СЛАБОВИДЯЩИХ

1. Восприятие, его типы и механизмы при нарушениях

функций зрения

(. Восприятие – это психический процесс отражения

предметов или явлений действительности, непосредст-

венно Бездействующих на органы чувств, в совокупно-

сти их свойств и качеств, в результате чего возникает

целостный образ объекта.”) Поскольку воздействующие

на человека объекты обладают различными свойствами,

в процессе восприятия, наряду с другими психиче-

скими процессами (мышлением, речью, чувствами

и т. д.), участвуют одновременно ощущения различных

модальностей.

Нарушения функций зрения приводят к сокращению

и редуцированию (ослаблению) зрительных ощущений

у частичнозрячих и слабовидящих или полному их вы-

падению у тотально слепых. Изменения в сфере ощуще-

ний – на начальном этапе чувственного отражения –

неизбежно должны отразиться на следующем его эта-

пе – восприятии.

В процессе восприятия обычно принимают участие

несколько анализаторов, и в различных видах деятель-

ности тот или иной анализатор становится ведущим.

В зависимости от условий жизни и характера деятельно-

сти у каждого человека на первый план выдвигается

анализатор, который становится доминирующим и по

которому определяется тип восприятия данного инди-

106

вида. В норме у большинства людей формируется зри-

тельный тип восприятия. Причем доминирование, зрения,

возникающее как в фило-, так и в онтогенезе, настолько

прочно, что даже такие серьезные нарушения его функ-

ций, какие наблюдаются у слабовидящих и частичнозря-

чих, не влекут за собой изменения типа восприятия. Как

и в норме, у них наблюдается зрительно-двигательно-

слуховой тип восприятия.

Только при наиболее значительных снижениях ост-

роты зрения (от 0,03-0,02 и ниже), когда большая

часть предметов и явлений не может быть адекватно

воспринята визуально, доминирующее положение зани-

мают кожный и двигательный анализаторы, лежащие

в основе осязательного восприятия. Однако зрительный

анализатор в зависимости от уровня остроты зрения и

характера деятельности продолжает в той или иной мере

принимать участие в процессе восприятия. А в некото-

рых видах деятельности, не требующих тонкой зритель-

ной дифференцировки, например, при ориентировке

в большом пространстве, аномальное зрение даже при

очень низкой его остроте может занимать ведущее поло-

жение.

Полное выпадение зрительных ощущений из процесса

восприятия наблюдается только в случаях тотальной

слепоты. В психологии слепых можно встретиться с ут-

верждениями, согласно которым слепым присущ слухо-

вой тип восприятия. Разумеется, слуховой тип восприя-

тия может формироваться у слепых с таким же успе-

хом, как и у нормально видящих, поскольку зависит это

не от особенностей строения и функционирования того

или иного органа (исключая, конечно, патологические

изменения самого слухового анализатора), а от харак-

тера деятельности, в которой принимает участие инди-

вид. Но так__как слуховые ощущения и восприятия от-

ражают материальный мир весьма односторонне и ролее

или менее полное отражение пространственных и физи-

ческих свойств объектов слепыми осуществляется благо-

даря информации, получаемой через кожный и двига-

тельный анализаторы, при наиболее серьезных дефектах

зрения, как правило, формируется осязательный тип

восприятия. Кроме того, формированию осязательного

типа восприятия в высшей степени способствует харак-

тер учебной и трудовой деятельности слепых, так как

о-владеиие HasbiKaMii чтения и письма, а также всеми

трудовыми двигательными навыками происходит на ос-

нове осязательного восприятия предметов и орудий дея-

тельности. Развитию этого типа восприятия необходимо

всячески способствовать в процессе школьного обучения

слепых, широко используя всевозможные наглядные

(в данном случае воспринимаемые с помощью осязания)

пособия и развивая культуру осязания. Наглядность

в обучении слепых должна полностью вытеснить остав-

шиеся от старой школы слуховые методы обучения, ос-

новывающиеся на ложном взгляде на слепого как на

слуховой тип.

Независимо от того, какой тип восприятия склады-

вается у слепого или слабовидящего, оно обладает все-

ми свойствами, известными в общей психологии: изби-

рательностью, осмысленностью, обобщенностью, аппер-

цепцией и константностью. Разумеется, проявление и

развитие этих свойств зависят от того, в каком виде

восприятия они проявляются, а также от уровня пси-

хического развития индивида в целом. При слепоте и

слабовидснии наблюдается редуцирование проявления

некоторых свойств восприятия. Так, избирательность вос-

приятия ограничивается узким кругом интересов, сниже-

нием активности отражательной деятельности, меньшим,

по сравнению с нормой, эмоциональным воздействием

внешнего мира; апперцепция проявляется слабее, чем

в норме, в связи с недостаточным чувственным опытом;

а осмысленность и обобщенность затрудняются как не-

достаточным чувственным опытом, так и снижением

полноты и точности отображаемого.

Участие в процессе восприятия нескольких анализа-

торных систем предполагает их совместную деятель-

ность. Совокупная, иптегративная деятельность анали-

заторов, в результате которой под воздействием комп-

лексных раздражителей образуются временные нервные

связи, и является физиологическим механизмом воспри-

ятия. Комплексная деятельность анализаторов проте-

кает на основе взаимодействия первой и второй сигналь-

ных систем, благодаря чему человеческое восприятие

принципиально отличается от восприятия животных

своей осмысленностью, обобщенностью и произвольно-

стью. Кроме того, для понимания физиологических ме-

ханизмов восприятия весьма важным является откры-

тый И. П. Павловым рефлекс на отнонп-нно.

Различной степени нарушения или полное выпадение

функций зрительного анализатора могут лишь нарушить

соотношение -видов и изменить тип восприятия, но они

ни в коей мере не отражаются на его физиологическом

механизме. Как показали исследования Ю. А. Кула-

гина, нервный корковый механизм восприятия слепых

принципиально идентичен механизму восприятия зря-

чих .

При патологии органов зрения затрудняется либо

становится невозможным образование временных нерв-

ных связей между мозговыми центрами зрительного и

других анализаторов. Эти затруднения сказываются на

степени полноты, целостности образов, широте круга

отображаемых предметов и явлений, но не могут изме-

нить сущности процесса возникновения образа. Разу-

меется, и зрительные образы частичнозрячих и слабовн-

дящих, и осязательные образы незрячих не могут быть

полностью тождественны образам восприятия нормально

видящих, однако, как и последние, они в целом адек-

ватно, правильно отражают окружающий мир во всей

сложности его проявлений.

Адекватность образов слепых и слабовидящих ото-

бражаемым объектам подтверждается как практикой

лиц с дефектами зрения, в которой они не только по-

знают окружающий мир, но и преобразуют его, так и

экспериментально. В этом отношении очень показателен

тот факт, что не только правильное отражение совокуп-

ности и отношений свойств и качеств объектов, но и их

иллюзорное восприятие имеют место при определенных

условиях как у нормально видящих, так и у лиц с ано-

малиями функций зрения. Так, оптические иллюзии

Мюллера-Лайера, Эббингауза, перспективы, переоценки

расстояний, деформации геометрических фигур и пря-

мых линий наблюдаются у слабовидящих и частично-

зрячих. Эти же изображения, будучи выполнены не гра-

фически, а рельефно (точечным или линейным релье-

фом), вызывают соответствующие иллюзии при осяза-

1 См.: Ю. А. Кулагин. О некоторых проявлениях нервного

механизма осязательного восприятия слепых. <Известия АПНРСФСР>, вып. 90, М” 1957.

тельном восприятии у тотально слепых. Аналогичным

образом зрительно-мышечная иллюзия Шарпантье (пе-

реоценка веса большего по объему из двух объективно

равных по весу и форме предметов, например, шаров)

возникает у незрячих при осязательном восприятии ве-

личины и формы объектов. И хотя величина иллюзор-

ного эффекта у слепых и слабовидящих несколько сни-

жена, по сравнению с нормой, наличие его при нару-

шенном зрительном или осязательном восприятии яв-

ляется еще одним подтверждением принципиальной

идентичности коркового нервного механизма у слепых,

слабовидящих и зрячих .

Доказанная Ю. А. Кулагиным идентичность нервных

механизмов восприятия в норме и при патологии зрения-

имеет не только теоретическое, но и большое практиче-

ское значение, так как, во-первых, обосновывает воз-

можность усвоения слепыми и слабовидящими опреде-

ленной суммы знаний, умений и навыков, а во-вторых,

опровергает измышления тифлопсихологов идеалистиче-

ского толка о неадекватности отражения слепыми ок-

ружающего мира, о принципиальном различии осяза-

тельных образов слепых и зрительных образов нор-

мально видящих.

2. Сравнительная характеристика осязательного

и зрительного восприятия

Осязательное и зрительное восприятия сходны не

только по своим физиологическим механизмам. В обра-

зах, возникающих в процессе этих видов перцепции, от-

ражаются многочисленные и разнообразные свойства и

качества материи, движущейся в пространстве и вре-

мени. Причем, и это наиболее важно, в зрительных и

осязательных образах отражается целый ряд одних и

тех же физических, пространственных и временных ха-

рактеристик.

Возможность отражать в восприятиях различной мо-

дальности одни и те же свойства и качества предметов

См.: Ю. А. Кулагин. Восприятие средств наглядности у

:я школ слепых. Автореф. докт. дисс. М., 1967, стр. 28-29.

щимися школ

110

уча-

впервые в русской психологии была отмечена И. М. Се-

ченовым. Он, первым показав сходство осязательного и

зрительного восприятия, многократно подчеркивал роль

осязания в процессе отражения действительности, назы-

вая его наряду со зрением и слухом <высшим органомчувств> и моделью всякого восприятия.

Глаз и рука способны самостоятельно и вполне адек-

ватно отражать следующие категории признаков: форму,

величину, направление, удаление, телесность, покой и

движение. Помимо перечисленных категорий, человек

только при помощи зрения различает цвет, а при помощи

осязания-сдавливаемость, вес, тепло и холод. Таким

образом, зрительное восприятие отражает восемь кате-

горий признаков, а осязательное – одиннадцать, хотя,

конечно, большее количество признаков, различаемых

осязательно, еще не означает, что осязательные образы

более полно и точно отражают действительность, так как

здесь решающее значение имеет способ перцепции-

дистантный при зрительном и контактный при осязатель-

ном восприятии. Многочисленность признаков, различае-

мых осязанием, свидетельствует лишь о возможности

относительно полного и правильного отражения дей-

ствительности при полной или частичной утрате зрения.

<Рука, - писал И. М. Сеченов, - ощупывающая внеш-ние предметы, дает слепому все, что дает нам глаз, заисключением окрашенности предметов и чувствованиявдаль, за пределы длины руки> . Отражением одних и

тех же категорий признаков предметов сходство осяза-

тельного и зрительного восприятий не исчерпывается и

не может быть полностью объяснено.

Их решающее и основное сходство И. М. Сеченов

видел в двигательном поведении руки и глаза: <Идет лиречь о контурах или величине или об удалении и относи-тельном расположении предметов, двигательные реакцииглаз при смотрении и рук при ощупывапии совершенноравнозначны по смыслу: и там и здесь определителемявляются показания мышечного чувства, сопровождаю-щие двигательные реакции восприятия впечатлений> “.

Движения глаз (конвергенция, дивергенция, аккомо-

И. М. Сеченов. Участие органов чувств в работе рук у зря-

чего и слепого. Избр. философск, и психологич. произв., Огиз, 1947,

стр. 396-397.

” Т а м ж с, стр. 394.

дация), благодаря которым становится возможным от-

ражение многочисленных пространственных свойств

объектов, идентичны движениям ощупывающей руки.

<Способность глаз видеть ясно предметы на разных уда-лениях совершенно равнозначна способности слепогоузнавать ощупью формы различно удаленных от негопредметов,-писал И. М. Сеченов,-что делает приэтом укорачивающаяся и удлиняющаяся рука слепого,то делает механизм приспособления глаз зрячего> .

Весьма важным для установления сходства отража-

тельных возможностей и поведения руки и глаза яв-

ляется установленная И. М. Сеченовым эквивалентность

осязающей поверхности ладони и сетчатки глаза. По

Сеченову, рабочая поверхность пальцев – ладонная сто-

рона первых фаланг-<наиболее густо усеянная осяза-тельными тельцами, соответствует желтым пятнам сет-чатки>. Следствием этого, писал далее И. М. Сеченов,

является то, что <ладонная поверхность руки, подобносетчатке глаза, дает сознанию форму предметов-сле-пые читают по выпуклым буквам рукою; а двигателируки, подобно двигателям глазного яблока, дают вели-чину и положение покоящихся предметов относительнонашего тела...>

Кроме перечисленных, очень существенным является

и то обстоятельство, что осязательное восприятие, так

же как и зрительное, объективируется. Это значит, что

образам той и другой модальности свойствен феномен

проекции, что выражается, как указывал И. М. Сеченов,

в способности анализатора выносить впечатления на-

ружу. Вынесение наружу или объективирование ощуще-

ний и восприятий проявляется в том, что их внешнюю

причину (раздражитель) мы ощущаем не на сетчатке

глаза при зрительном восприятии и не в области распо-

ложения осязательных телец при восприятии осязатель-

ном, а выносим ее в зону действия раздражителя. Иначе

говоря, мы локализуем зрительные и осязательные об-

разы не в области воспринимающих нервных механиз-

мов, а в зоне действительного местонахождения вызвав-

шего их объекта, т. е. выносим их наружу.

И. М. С с ч с II о II. Указ. соч., стр. 55Г).

Там же, стр. 3!)(), .

Сходство осязательных и зрительных восприятий

проявляется также и в том, что в результате восприятия

каждой из упомянутых модальностей вычленяется кон-

тур объектов, названный И. М. Сеченовым <раздельнойгранью двух реальностей>. При этом нужно помнить,

что вычленение контура объекта является первым и не-

пременным условием возникновения целостного образа.

Итак, в основе сходства зрительного и осязательного

восприятий лежат двигательное поведение руки и глаза,

их способность объективировать, т. е. выносить наружу

впечатления, возможность отражать одни и те же кате-

гории признаков объектов и, наконец, идентичность фи-

зиологических механизмов.

Наиболее полно возможности осязания раскрываются

лишь при абсолютной слепоте, несмотря на то, что этот

вид восприятия играет важнейшую роль в процессах

чувственного познания даже при наличии полноценного

зрения. Недостаточное развитие осязания, не соответст-

вующее его потенциальным возможностям, объясняется

тем, что зрение, контролирующее различные виды чело-

веческой деятельности, тормозит развитие осязательного

восприятия не только у нормально видящих, но и у сла-

бовидящих и частичнозрячих, что в высшей степени

неблагоприятно сказывается на их познавательной и тру-

довой деятельности. <Зрячий избалован зрением в делепознания формы, величины, положения и передвиженияокружающих его предметов, - писал И. М. Сеченов, -поэтому он не развивает драгоценной способности рукидавать ему те же самые (что и зрение. - А. Л.) пока-зания; а слепой к этому вынужден, и у него чувствую-щая рука является действительным заместителем видя-щего глаза. У зрячего контрольный аппарат лежит внеработающей руки, а у слепого-в ней самой> .

Выявление Н. М. Сеченовым сходства зрительного и

осязательного восприятия и последующие эксперименты

советских психологов, подтвердившие и развившие

взгляды Сеченова, помогли преодолеть широко распро-

страненное в тифлопсихологии мнение о принципиаль-

ном различии этих видов восприятия.

Противопоставление зрительного восприятия осяза-

тельному вытекало из ложной трактовки первого как

И. М. С с ч с II о и. Указ. соч., стр. 39G–397.

8 А Г. Литвак

восприятия исключительно симультанного (одномомеит-

ного), а второго – как исключительно сукцессивного

(последовательного во времени) и их противопоставле-

ния. Многие психологи (Джемс, Дюпан, Крогиус, Руд-

нев, Платнер и др.), считавшие симультанное (зритель-

ное) и сукцессивное (осязательное) восприятия диамет-

рально противоположными, утверждали, что целостный

образ может возникнуть только при одномоментном зри-

тельном восприятии. Образы же, возникающие у слепых

в процессе последовательного во времени осязательного

восприятия, были, по их мнению, лишены целостности,

фрагментарны, сукцессивны и не могли правильно отра-

зить пространственных свойств и отношений внешнего

мира.

Несостоятельность подобного противопоставления,

в котором абсолютизируется симультанность зритель-

ного и сукцессивность осязательного восприятий, совер

шенно очевидна, так как зрительное восприятие в ряде

случаев, например, при восприятии больших объектов

с близкого расстояния, может выступать как сукцессив-

ное, точно так же, как и осязание при повторном вос-

приятии объекта может быть симультанным.

Разумеется, освязание гораздо в большей степени,

чем зрение, отличается сукцессивностью и обусловленной

этим фрагментарностью, однако указанные недостатки

в значительной степени преодолеваются благодаря ра-

боте человеческого мышления и воображения, в резуль-

тате чего у слепых формируется целостный, осознанный

и обобщенный образ осязательно воспринимаемого

предмета.

3. Природа, формы и способы осязательного

восприятия

Органом осязательного восприятия у человека яв-

ляется рука. Осязание в полном смысле этого слова, как

способность кожного и двигательного анализаторов

отражать многочисленные пространственные и физиче-

ские свойства и качества объектов, присуще только че-

ловеку и является результатом его обществепно-трудо-

114

вого развития. Отражая окружающий человека мир и

воздействуя на него, рука является органом познания и

труда.

Ф. Энгельс в работе <Роль труда в процессе превра-щения обезьяны в человека> показал объективные ус-

ловия, которые создали предпосылки для развития руки

и осязательного восприятия. Ими были переход к пря-

мохождению, в результате чего произошло высвобожде-

ние рук, и включение в трудовую деятельность, которая

начинается с изготовления орудий труда. Благодаря

этому, писал Ф. Энгельс, <...рука стала свободной имогла совершенствоваться в ловкости и мастерстве,а приобретенная этим большая гибкость передаваласьпо наследству и умножалась от поколения к поколению.Рука, таким образом, является не только органом труда,она также его продукт> .

Развиваясь в процессе трудовой деятельности, рука

человека меняет свое анатомическое строение – боль-

шой палец противопоставляется остальным, происходят

и другие изменения, делающие руку очень сложным по

анатомическому устройству органом. Однако наиболее

важным является возникновение в процессе трудовой

деятельности новых функций, которыми, кроме человека,

не обладает ни одно живое существо.

Вместе с появлением в процессе труда новых функ-

ций происходит их разделение для правой и левой рук.

Возникновение функциональной асимметрии (различных

функций) рук объясняется тем, что в процессе труда че-

ловек оперировал двумя предметами: предметом труда

t

Ue

|

ae

P

?

F

®

2

?

f ? 6

?

u

f

h

n

p

O

x

Ue

Ue

\

A

^

^

E

^

E

r

t

O

|

a

<’3/4Aа. Необходимость удерживать предметтруда в определенном положении для успешной обра-ботки привела к специализации левой руки как естест-венной опоры. Кроме того, левая рука выполняла такжефункцию контроля. Правая же рука специализирова-лась на манипуляциях с орудиями труда.В трудовых актах, помимо разделения функций рук,происходит специализация пальцев рук. В качестве при-мера можно привести процесс чтения и письма слепымирельефного шрифта, где разделение функций рук и спе-Ф. Э н гель с. Диалектика природы. Госполитиздат, М., 1964,стр. 145.циализация пальцев проявляются с предельной отчетли-востью. Указательный пялец правой руки выполняетпоисковую функцию, предварительно различая группи-ровки рельефных точек, - букв, слогов, слов; указатель-ный палец левой руки уточняет полученные впечатле-ния; пальцы правой руки читают строку, в то время какпальцы левой руки находят следующую; большиепальцы выполняют опорную функцию и т. д.Благодаря разделению и специализации функцийстановится возможным отражение кривизны контура иразнородной структуры осязательно воспринимаемыхпредметов. Усложнение функций рук в процессе трудо-вой деятельности сопровождается повышением кожнойи мышечно-суставной чувствительности.В осязательном восприятии могут одновременно уча-ствовать различные виды чувствительности: тактильная,температурная, болевая, мышечно-суставная. В зависи-мости от того, какие анализаторы включены в процессосязательного восприятия, определяются формы осяза-ния, различающиеся между собой степенью полноты иточности отражения объективной действительности.В психологии принято выделять пассивное, активноеи инструментальное или опосредствованное осязание.Пассивное осязание. Эта форма осязания об-разуется при сочетании различных видов кожной чувст-вительности. В его основе лежит деятельность кожно-механического анализатора. Пассивное осязание наблю-дается при относительном покое рецепторной поверхно-сти (кожного покрова ладони руки или любой другойчасти тела) и соприкасающегося с ней предмета. Возни-кающие в результате соприкосновения ощущения отра-жают целый ряд физических, пространственных ивременных свойств и отношений предметов: вес, темпера-туру, протяженность, длительность прикосновения, в не-которых случаях форму и т. д. Однако целостный образпредмета при пассивном осязании не возникает, так каконо, за редким исключением, не может отразить ни фор-мы, ни ограничивающих предмет контуров, без чего фор-мирование целостного образа невозможно. Поэтому изо-бражения, возникающие при пассивном осязательномознакомлении с объектом, имеют в отличие от образоввосприятия не целостный, а дробный характер.116В связи с тем, что пассивное осязание нс отражаетпризнаков предметов во всеи совокупности, т. е. не даетцелостного образа, оно может быть определено какассоциированное ощущение (Б. Г. Ананьев).По той же причине пассивное осязание как самостоя-тельный процесс играет в познавательной и других ви-дах деятельности весьма незначительную роль. В дан-ной главе пассивное осязание рассматривалось толькодля удобства изложения.Активное осязание или гаптика. Этаформа осязания возникает в результате активного ощу-нывания объектов. В ее основе лежит совместная, инте-гративная деятельность кожно-механического и двига-тельного анализаторов. Активное осязание как совместносо зрением, так и при его утрате является ведущимспособом отражения пространственных признаков и от-ношений и физических свойств материального мира.Благодаря активным ощупывающим движениям рукстановится возможным не только отражение отдельныхсвойств и качеств, но и вычленение формы и контуровобъектов, на основе чего формируется целостный образвосприятия.Включение двигательного анализатора вызывает зна-чительное понижение пространственных порогов кожнойчувствительности. Так, по данным Ю. А. Кулагина, про-странственные пороги активного осязания слепыхзначительно ниже, чем при осязании пассивном. Повыше-ние осязательной чувствительности является результа-том взаимодействия тактильного и двигательного анали-заторов. И хотя острота осязания не имеет решающегозначения для целостного восприятия объектов (остротаосязания, например, языка гораздо выше, чем пальцеврук, однако лишь ручное осязание способно дать адек-ватный образ объекта), повышение чувствительности неможет не отразиться на полноте и точности осязатель-ных образов.Активное осязание лежит в основе чувственного по-знания слепых, является ведущим в овладении трудо-выми навыками, играет незаменимую роль в простран-ственной ориентировке. Все это становится возможнымв результате того, что гаптическое восприятие отражаетмногочисленные пространственные и физические свой-ства объектов в их совокупности.Опосредствованное или инструмен-тальное осязание. Опосредствованной называетсятакая форма осязания, при которой процесс ощупыванияобъекта производится рукой при помощи какого-либоинструмента или орудия.Примером инструментального осязания может слу-жить ощупывание дороги тростью при ориентировке сле-пых на местности, использование всевозможных щуповпри обследовании недоступных для глаза или рукиобъектов (например, инструментальная пальпация приобследовании врачом внутренних органов), чтение сле-пыми точечного шрифта при помощи грифеля. Опосредо-ванно осязательное восприятие может осуществляться идругими частями тела, например, осязание рельефапочвы через подошвы обуви при ориентировке слепых,протезное осязание и т. д.Инструментальное осязательное восприятие отражаетвсе свойства предметов, воспринимаемые при непосред-ственном ощупывании, за исключением их температуры.И хотя по точности инструментальное осязание во мно-гих случаях уступает активному, более грубо различаяповерхность предметов, их формы и контуры и другиесвойства и признаки, оно имеет свои преимущества.К ним в первую очередь относится особенно важное дляслепых расширение осязательного поля руки, когда це-лый ряд объектов, недоступных по своей величине, уда-ленности или труднодоступности для непосредственногоощупывания, оказывается в зоне восприятия. Крометого, инструментальное осязание более точно, нежелинепосредственное гаптическое, отражает размеры фи-гуры, а также некоторые подробности контура объекта,не замечаемые при непосредственном осязательном илизрительном восприятии: неровности контура, незначи-тельные скругления углов и т.п..В тифлопсихологии делались попытки отрицать су-ществование такой формы осязания, как инструменталь-ное, и свести эту форму перцепции к мышечно-суставнойчувствительности ". Однако, как показывают соврсмен-См.: Н. Г. П а н ц ы р на я. Инструментальное осязательноевосприятие плоскостных форм. Ученые записки ЛГУ, № 147, 1953.См.: В. С. Сверло в. Пространственная ориентировка сле-пых. Учпедгиз, М., 1951, стр. 39-46.118ные исследования, тактильные ощущения при опосред-ствованном осязании полностью исключить невозможно.Опосредствованное осязание является актом, в которомсовместно участвуют кожно-механический и двигатель-ный анализаторы при ведущей роли последнего .Ведущая роль двигательного анализатора и возни-кающих при его деятельности мышечно-суставных ощу-щений в процессе ощупывания предметов рукой, воору-женной каким-либо инструментом, является основой дляадекватного отражения формы, величины и удаленностипредметов, а также ряда физических свойств: веса, упру-гости и других. Поскольку инструментальное осязаниеспособно отражать форму и вычленять контур объектаиз фона, образы, формирующиеся при опосредствован-ном ощупывании, являются целостными образами вос-приятия.Перечисленные формы осязательного обследованиямогут осуществляться различными способами: в одно-ручном (мономануальном) и двуручном (биману-альном) осязательном восприятии. Как при том, так ипри другом способах в сознании возникает образ, адек-ватный ощупываемому предмету, однако двуручное ося-зание имеет перед одноручным неоспоримые преимуще-ства.Наиболее существенными преимуществами биману-ального ощупывапия являются расширение осязатель-ного поля и повышение скорости и точности осязания.В исследованиях Б. Г. Ананьева и его сотрудников уста-новлено, что необходимость двуручного осязания опре-деляется величиной и сложностью объекта: при обследо-вании больших, а также незначительных по размерам,но сложных объектов одной рукой осязательные сигналыстановятся неустойчивыми, что вызывает искажение об-раза: нарушается пропорциональность и соотношениечастей объекта. Кроме того, бимануальнос осязание зна-чительно (в 1,5-2 раза) выигрывает в скорости воспри-ятия, а также отражает не только физические и прост-ранственные свойства одного объекта, как мономануаль-ное осязание, но и пространственные отношения междунесколькими объектами од,новремен.но.См.: Б. Г. Ананьев, Л. М. Веккер, Б. Ф. Ломов,А В. Ярмоленко. Осязание в процессах познания и труда.АПН РСФСР, М., 1959.Процесс осязательного обследования предметов, наи-оолее продуктивно протекающий при бимануальномощупывании, подчиняется, как установил Л. А. Шифман,концентрическому принципу - вначале предмет обсле-дуется в целом, затем ощупываются детали и, наконец,вновь ощупывается обогащенное деталями целое. Болеепозднее исследование, проведенное Б. ф. Ломовым, прианализе киносъемок движений рук уточнило протеканиепроцесса ощупывания и выявило три основные фазы:1) ориентировочные движения рук, которые способст-вуют определению положения объекта в осязательномполе; 2) первичное ощупывание, при котором происходитанализ деталей контура предмета; 3) повторное ощупы-вание, при котором синтезируются осязательные сиг-налы и формируется целостный пространственный образ.Причем при ощупывании симметричных предметов дви-жения рук синхронны, а при восприятии асимметрич-ных-асинхронны. В ходе ощупывания совершается ог-ромное количество разнообразных движений-микро-движения пальцев, которые, как полагает Б. Ф. Ломов,способствуют сохранению определенного уровня так-тильной чувствительности и производят <дробный ана-лиз фактуры ощупываемого предмета>, а также возврат-

ные движения рук, обеспечивающие тонкую дифферен-

цировку отдельных деталей .

В случае необходимости обследования особо мелких

предметов при слепоте используется ротовое осяза-

ние. Осязательное ознакомление со строением цветка,

нахождение отверстия в игле и вдергивание ниток и

тому подобные операции производятся слепыми при

помощи языка. Ротовое осязание достигает при выпаде-

нии зрительных функций очень высокого уровня разви-

тия. Например, слепоглухие, по данным А. В. Ярмо-

ленко, различали при помощи языка толщину ниток

близких размеров (№№ 50 и 60). Ротовое осязание до-

полняет и уточняет образы, формирующиеся в процессе

ощупывания, делая возможным восприятие микроде-

талей.

При частичной ампутации рук слепые для осязатель-

ного обследования используют кожную и мышечно-су-

Б. Г. Ананьев, Л. М. В екке р, Б. Ф. Ломов,

А, В. Ярмоленко. Осязание в процессах познания и труда.

АПН РСФСР, М” 1959, стр. 134-141.

ставную чувствительность культей, а при полной ампу-

тации – чувствительность других частей тела (пальцев

ног, подбородка, носа). Между прочим, осязание ног

широко используется слепыми при ходьбе, информируя

их о характере поверхности, по которой они передви-

гаются.

Таким образом, существование различных форм и

способов осязательного восприятия, и в особенности

активного бимануального ощупывания, в значительной

мере возмещают отсутствие зрительных образов воспри-

ятия и способствуют успешному развитию психики

слепых.

4. Осязательное восприятие пространства

Как известно, восприятие пространства складывается

из восприятия формы, величины, объемности и удален-

ности. У нормально видящих различение пространствен-

ных свойств и отношений происходит визуально и ди-

стантно. Этот же способ отражения пространства сохра-

няется и при резких снижениях остроты зрения у слабо-

видящих и значительной части частичнозрячих. Конечно,

точность и полнота отражения при этом существенно

страдают, что влечет за собой искажение образа (иногда

до полного несоответствия объекту), однако зрительное

пространственное различение остается основным в раз-

личных видах деятельности и пространственной ориен-

тировки. В тех случаях, когда остаточное зрение неспо-

собно адекватно отразить пространственные свойства и

отношения объектов, вследствие их малых размеров,

сложности форм и пр., пространственное различение

осуществляется осязательно. Наиболее же часто отра-

жение пространства частичнозрячими происходит на

основе совместной деятельности осязания и зрения, при-

чем то одно, то другое выступают как ведущий вид вос-

приятия в зависимости от особенностей объекта и со-

стояния зрительного анализатора. В чистом виде осяза-

тельное пространственное различение имеет место

только при полном выключении зрительных функций.

Возможность адекватного отражения пространства

при отсутствии зрения заключается в общности меха-

121

пизма его восприятия для всех анализаторных систем.

Им является образование условных рефлексов на про-

странственные сигналы. Практически общность нервных

механизмов различных видов восприятия пространства

проявляется в том, что пространственно-различительная

деятельность присуща всем анализаторным системам.

В буржуазной тифлопсихологии конца XIX-начала

XX веков существовала концепция, согласно которой

отражение пространства происходит исключительно зри-

тельно. На этом основании некоторые психологи (Дю-

нан, Платнер и др.) утверждали, что <чувство осязания,как таковое, решительно недостаточно для того, чтобывызвать в нас знание протяженности или пространства,оно не дает нам даже представления внеположности,словом, человек, лишенный зрения, совершенно не вос-принимает внешнего мира... Для слепорожденного времязаступает место пространства (курсив наш.-А. Л.)>.

По мнению Других (Джемс, Руднев), слепые не отра-

жают, а конструируют пространство в своем сознании,

и <у слепого есть только идея пространства, но реаль-ного образа пространства нет>

Подобные умозрительные выводы полностью опро-

вергаются практикой слепых, а также специальными

экспериментами (Ф. Н. Шемякин, В. С. Сверлов и др.),

доказывающими адекватность осязательного отражения

пространства и возможность правильной ориентировки

в нем при выпадении функций зрения.

Выше уже упоминалось, чтотражение пространства

происходит в результате восприятия формы, величины,

объемности и удаленности. Рассмотрим, как протекает

этот процесс у слепых.

Восприятие формы, т. е. процесс вычленения

фигуры из фона и определение ее контуров без уча-

стия зрения может быть осуществлен наиболее адек-

ватно при помощи активного осязания.равда, инстру-

ментальное осязание тоже способно к распознаванию

форм, однако, как уже отмечалось, в этом случае на-

блюдается искажение образа. Только <действенно-ося-зающая рука во всех без исключения случаях выступаетЦит. по А. А. К роги у с. Из душевного мира слепых. Ч. 1,СПб., 1909, стр. 206." В. И. Руднев. Психология слепого. Казань. 1910, стр. 15.как орган, отображающий форму объекта>,-писал

Л. А. Шифман.

В осязательном восприятии формы, которое осущест-

вляется на основе совместной деятельности кожно-ме-

ханического и двигательного анализаторов, ведущим яв-

ляется последний. При движении рук, ощупывающих

объект, в мозг поступают импульсы, информирующие

об изменениях в мышечной ткани при соприкосновении

с обследуемым предметом (раздражителем). В резуль-

тате возникает кинестезическое изображение ощупываю-

щего движения, его скорости и траектории. Дополняясь

кожными ощущениями, оно адекватно отражает форму

ощупываемого предмета.

(“Исследования осязательного восприятия формы сле-

пыми показывают их высокую способность к тонкой

дифференцировке форм, которая возрастает по мере на-

копления чувственного опыта и овладения приемами

осязательного обследования.Ю. А. Кулагин установил,

что гаптическое различение форм протекает от генера-

лизованного, способного отличать только резко разня-

щиеся формы, к высоко дифференцированному воспри-

ятию, устанавливающему минимальные изменения

в форме объекта. Например, по данным М. И. Земцовой,

при известном навыке осязательного обследования сле-

пые легко различают по форме треугольники при незна-

чительном изменении угла (5Ї), круг и эллипс-при

разности одного из диаметров всего в 1 мм и т. п. По-

мимо тонкого различения сходных форм, слепые дости-

гают высокой степени точности их отображения в пред-

ставлениях, что подтверждается воспроизведением сфор-

мировавшихся образов в лепке, рельефном рисунке, мо-

делировании.

/Процесс восприятия величины объектов происхо-

дит также на основе активного осязания.)Выше уже упо-

миналось ( 7 гл. IV), что части человеческого тела

могут выступать в качестве измерительных инструмен-

товВеличина того или иного объекта определяется сле-

пыми по степени взаимного удаления пальцев или рук

в процессе ощупывания. Таким образом, в основе вос-

Л. А. Ш и ф м а и. К проблеме осязательного восприятия

формы. Труды института по изучению мозга им. В. М. Бехтерева,

т. XIII, Л., 1940, стр. 33.

приятия величины лежит измерение движений, совер-

шаемых при осязательном обследовании предметаНеоб-

ходимо подчеркнуть, что отражение этой пространствен-

ной характеристики у слепых, так же как и у нормально

видящих, осуществляется при ведущей деятельности

двигательного анализатора.

Точность осязательного восприятия величины может

достигать очень высокого уровня. Так, воспроизводя

длину осязательно воспринятых отрезков, слепые, по

данным разных авторов, допускают ошибки, колеблю-

щиеся между 6-10% исходной величины. Нужно отме-

тить, что при осязательном восприятии, так же как и при

визуальном, наблюдается тенденция к переоценке ма-

лых и недооценке больших величин, что еще раз под-

тверждает общность зрительного и осязательного про-

странственного различения.

(Восприятие объемности объекта незрячими про-

текает принципиально так же, как и при нормальном зре-

нии, с той лишь разницей, что зрячие воспринимают

объемность дистантно, а незрячие – контактно.Циспа-

рантным (не вполне соответствующим) точкам сетчатки,

при раздражении которых возникает ощущение объем-

ности, при ощупывании соответствует разность раздра-

жений, получаемых в процессе ощупывания правой и

левой руками, а также разными пальцамиВозможность

осязательного различения объемности непосредственно

связана с функциональной асимметрией и специализа-

цией рук и пальцевТочность осязательного восприятия

объемности хорошо иллюстрируется экспериментами

М. И. Земцовой с набором шаровых тел. В этих опытах

незрячие дифференцировали шаровые объемы при раз-

личии в диаметре, равном 1 мм. По данным того же ав-

тора, слепые токари после восьмимесячного обучения

различали цилиндрические объемы при разнице в

диаметре от 0,03 до 0,05 мм .

(“Восприятие удаленности осуществляется незря-

чими двояко: в зоне действия рук-в процессе актив-

ного осязания, а в большом пространстве – путем пе-

редвижения с помощью ног. Однако и в том и в другом

случаях отражение степени удаленности объекта проис-

М. И. Земцова. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР,

М” 1956, стр. 100.

ходит в результате осознания мышечно-суставных ощу-

щений, возникающих при ощупывании предметов и пере-

мещении в пространствеО том, насколько точно слепые

воспринимают удаленность объектов, свидетельствуют

топографические представления (см. 3 гл. VII), пра-

вильно отражающие расположение объектов в простран-

стве и позволяющие им правильно ориентироваться в

быту, на рабочем месте и на местности.

Все сказанное убедительно показывает несостоятель-

ность идеалистических утверждений о замещении у сле-

пых пространственных представлений временными

(Платнер), о том, что слепые не отражают, а конструи-

руют пространство в своем сознании (Джемс), л нако-

нец. что у слепых <есть только идея пространства>

(Руднев).

Практика слепых и многочисленные психологические

исследования доказывают, что отсутствие зрения хотя

и затрудняет, но не уничтожает способность человека

адекватно отражать форму, величину, объемность и уда-

ленность объектов. Эти пространственные признаки син-

тезируются благодаря работе мышления, и у слепых

формируются более или менее правильные и целостные

образы определенного замкнутого пространства.

5. Роль осязания в деятельности слепых

Установив возможность адекватного отражения

в осязательных образах физических, пространственных

и временных свойств и признаков внешнего мира в их

совокупности, рассмотрим, как практически используется

активное и опосредствованное осязание слепыми и в ка-

кой степени оно компенсирует нарушения функций зри-

тельного анализатора.

Активное и инструментальное осязание участвует во

всех видах деятельности слепых-в игровой, учебной и

трудовой, играя во многих случаях ведущую роль. Такое

значение в деятельности слепых осязание получает

в связи с полной или частичной утратой зрения, которое

совместно с кожно-мышечным чувством является регу-

лятором деятельности. Возможность осязания самостоя-

тельно контролировать деятельность в различных ее

125

проявлениях основана на том, что оно достаточно полно,

а в ряде случаев, например, при отражении формы,

плотности, температуры, шероховатости и некоторых

других признаков, полнее и точнее, чем зрение, отра-

жает свойства и качества объектов. Весьма показа-

тельно, что даже при наличии зрения осязание в опера-

циях ручного труда выступает как их ближайший

регулятор, обеспечивая непрерывность контроля над

трудовыми действиями. Примечательно также и то, что

нарушения осязания делают невозможными трудовые

действия.

Таким образом, осязание является необходимым ком-

понентом человеческой деятельности, а при утрате зре-

ния компенсирует его познавательные и контрольные

функции. И хотя полное возмещение утраченных функ-

ций невозможно, так как, во-первых, кожные и мышечно-

суставные ощущения отражают не все признаки предме-

тов, воспринимаемые зрительно, а во-вторых, осязатель-

ное поле ограничено зоной действия рук и восприятие

протекает более длительно, чем зрительное, осязание

дает слепому необходимые знания об окружающем мире

и достаточно точно регулирует его взаимодействие со

средой, а культура осязания является одним из основ-

ных средств компенсации слепоты.

Компенсаторные функции осязания проявляются во

всех видах деятельности слепых – в игре, учении и

труде.

Игровая деятельность слепых детей основана на нор-

мальном функционировании всех сохранных анализато-

ров. Выпадение зрительных ощущений влечет за собой

ослабление этого вида деятельности, так как возможно-

сти ребенка отражать мир взрослых и познавать дейст-

вительность сужаются. Слепота изолирует ребенка от

окружающего мира и при отсутствии вмешательства

извне, со стороны зрячих, слепой нс включается в игро-

вую деятельность, что тормозит его психическое разви-

тие. <Весь мир детен, проникающий в сознание ребенкапутем так называемых игр, становится для него поте-рян>, – писал по этому поводу в начале XX века заме-

чательный русский тифлопедагог А. И. Скребицкий .

А. И. Скреб II ц к и и. Воспитание и образование слепых и

их призрение на Западе. СПб., 1903, стр. 106.

Игровая деятельность слепого ребенка должна на-

правляться и регулироваться взрослыми. В ней должны

использоваться все сохранные анализаторы, для чего

необходимо подбирать и специально создавать игрушки,

рассчитанные на осязательное и слуховое восприятие.

Однако большая часть игр, созданных для слепых до

настоящего времени, была рассчитана, гласным обра-

зом, на слуховое восприятие, что крайне неблагоприятно

сказывалось на развитии навыков осязательного обсле-

дования объектов, осязательной ориентировки и, в ко-

нечном счете, на интеллектуальном развитии слепых

детей.

Последние исследования Л. И. Солнцевой показали,

что только включение активного осязания, действую-

щего совместно с другими сохранными анализаторными

системами, в игровую деятельность слепых может обо-

гатить чувственный опыт ребенка, расширить содержа-

ние этого вида деятельности, дать навыки действия

с предметами, положительно повлиять на психическое

развитие слепого в целом.

В полной мере компенсаторная роль осязания прояв-

ляется уже в начальный период организованного обуче-

ния слепых. Тотальная или парциальная слепота делает

невозможным овладение навыками чтения обычного ти-

пографского шрифта и зримого графического письма,

исключает возможность использования большей части

наглядных пособий (рисунков, карт, чертежей и т. п.).

Поскольку осязательное восприятие отражает форму,

величину и удаление объектов, становится возможной

замена графических изображений букв алфавита, цифр,

чертежей, схем и т. п. рельефными изображениями тех

же объектов. При обучении слепых используются различ-

ные виды рельефа: выпуклый и вогнутый, точечный и

линейный. Наиболее отчетливо при помощи осязания

воспринимается выпуклый точечный рельеф при диа-

метре каждой точки – 1 мм, высоте – 0,5 мм и расстоя-

нии между двумя точками 1- -2 мм.

Эти размеры положены в основу точечного рель-

ефного шрифта Брайля. Каждая буква или цифра этого

шрифта представляет собой пространственную комбина-

цию из рельефных точек, нанесенных на плотную бу-

магу. Размеры знаков, используемых в настоящее время

в нашей стране, составляют 7,5 мм в высоту и 4,5 мм

127

в ширину . Вариации количества (от одной до шести)

и расположения точек создают композиции букв, знаков

препинания, математических символов (например, одна

верхняя точка в левом ряду обозначает букву <а>; три

точки в левом ряду-<л> и т. д.).

В процессе активного осязания при помощи указа-

тельных пальцев правой и левой рук у слепых форми-

руется пространственный образ знака (буквы или

цифры). В основе его формирования лежит аналитико-

синтетическая деятельность кожно-мехапического и дви-

гательного анализаторов.

При ампутации пальцев или рук осязательное вос-

приятие рельефного шрифта осуществляется сохранны-

ми пальцами, культей, подбородком, пальцами ног,

Процесс чтения слепых основывается на синтетиче-

ском восприятии комбинаций рельефных точек брайлев-

ского шрифта, объединяющем отдельные точки в буквы,

слоги, слова, предложения. Этим обусловлено то обстоя-

тельство, что <быстрота чтения слепыми рельефногошрифта зависит не столько от элементарных осязатель-ных ощущений, а главным образом обусловлена анали-тико-синтетической способностью к тонко дифференци-рованному восприятию рельефных точек, т. е. умениемвычленять отдельные точки, группы точек и объединятьих в структуры букв, слов и предложений; устанавливатьпространственные и временные связи и зависимостимежду сложными буквенными сочетаниями, одновре-менно с этим воспринимать смысловое содержаниетекста>

Скорость чтения рельефного точечного шрифта дей-

ственно-осязающей рукой зависит, как и у зрячих, от

степени овладения навыком чтения и возрастает в про-

цессе обучения, по данным Н. Б. Коваленко, от 115 зна-

ков в минуту в 1-м классе, до 300-в 4-м и до 500-

в 8-м. Осязательное чтение слепых может достигать и

В настоящее время имеются попытки уменьшить размер рель-

ефного шрифта, что должно дать большую экономию бумаги, сокра-

щение объема книг и повышение скорости чтения. См. В. М. Сре-

тенская и др. Возможности использования уменьшенного шрифта

при чтении и письме слепых. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Гер-

цена, т. 344, 1968.

” М. И. Земцов а. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР,

М” 1956, стр. 63.

более высокой скорости: у старших школьников она мо-

жет превышать 500 знаков в минуту, приближаясь

к среднему темпу нормально видящих.

В отличие от чтения, в основе овладения навыками

рельефного письма по системе Брайля лежит не актив-

ное, а инструментальное осязание. Рельефное письмо

осуществляется путем нанесения вдавленных комбина-

ций точек (букв, цифр и других знаков) при помощи

специального грифеля на плотную бумагу, в результате

чего па обратной стороне листа возникает выпуклый

рельеф.

Выдавливание той или иной комбинации точек, пред-

ставляющей определенный знак, контролируется мышеч-

ным чувством. Проверка написанного при известном

навыке также осуществляется при помощи инструмен-

тального осязания, так как ощупывание вогнутых точек

производится острием грифеля.

Осязание является основой для реализации такого

важного дидактического принципа, как наглядность.

Наглядные, а точнее осязаемые учебные пособия яв-

ляются одним из основных каналов, по которым при

отсутствии зрения поступает информация о многораз-

личных предметах и явлениях внешнего мира. Осязае-

мые пособия в школе слепых, независимо от их вида

(натуральный предмет или модель, двух- или трехмер-

ное изображение, рисунок или чертеж), должны соответ-

ствовать особенностям осязательного восприятия и пра-

вильно передавать сущность изображаемого объекта.

Исследования Ю. А. Кулагина показали, что хотя ося-

зательное восприятие уступает в точности зрительному,

слепые в целом адекватно отражают всю совокупность

свойств предметов, передаваемых наглядным пособием.

Одним из наиболее трудно воспринимаемых для слепых

видов наглядных пособий является рельефный рисунок,

так как в нем весьма сложно передать многообразные

свойства объектов (например, объемность, форму, по-

верхность и т. п.) из-за бедности изобразительных

средств. В определенной мере это восполняется приме-

нением неравномерного точечного заполнения контура

(густое расположение рельефных точек на близкой ча-

сти поверхности и редкое–на удаленной). <При такомспособе выполнения рельефного изображения форма по-верхности передается сигналами взаимного удаления9 А. Г. Литвак 129участков поверхности принципиально так же, как ив плоском светотеневом рисунке зрячих, хотя сгущениеи разрежение точек не повторяет светотени,-они отве-чают требованиям не зрительного, а осязательного вос-приятия> . При этом опыты Ю. А. Кулагина показали,

что в рельефном рисунке могут быть использованы пер-

спективные искажения, которые хорошо понимаются

слепыми при известном опыте, восприятия рисунков

с неравномерным точечным заполнением.

И, наконец, осязание, лежит в основе овладения сле-

пыми операциями ручного труда. Большое количество

разнообразных операций ручного труда, не требующих

обязательного контроля со стороны зрения, становятся

доступными для слепых, так как активно действующая

рука не только отражает свойства предметов, но контро-

лирует и регулирует само действие. Тонкая дифференци-

ация кожных и мышечно-суставных ощущений позволяет

слепым достигать высокой точности рабочих движений,

а на основе этого и высокой производительности труда.

В подтверждение сказанному можно сослаться на мно-

гочисленные факты, приведенные в монографии

М. И. Земцовой <Пути компенсации слепоты> и свиде-

тельствующие, что слепые не только овладевают про-

фессиями слесаря, электромонтажника, револьверщика

и т.д., но и трудятся, не отставая от зрячих.

Учитывая роль осязания в деятельности слепых,

нужно считать противопоказанными для них операции

ручного труда, вредно действующие на осязание. К та-

ким видам труда относятся до недавнего времени реко-

мендовавшиеся для слепых операции по изготовлению

щеток, расщеплению слюды и др. Как указывает

А. В. Ярмоленко, <рабочие операции, механически сти-рающие и огрубляющие кожу, следует считать недопу-стимыми для слепых, читающих тонко чувствительнымипальцами и использующих осязание для детальногораспознавания предметов>

Ю. А. Кулагин. Развитие осязательного восприятия рель-

ефных изображений слепыми детыми. <Доклады АПН РСФСР>,

№ 1, 1950, стр. 124.

См.: Л. А. Р аду ш и нс к и и. Трудовое устройство слепых.

Медгиз, М., 1956.

ЗБ. Г. Ананьев, Л. М. Веккер, Б. Ф. Ломов..

А. В. Ярмоленко. Осязание в процессах познания и труда.

АПН РСФСР, М” 1959, стр. 288.

Работа действенно-осязающих рук не исчерпывается

выполнением операций ручного труда. Существование

выпуклого шрифта, возможность передачи путем рель-

ефных изображений технической мысли, математических

понятий и других средств научного мышления и воз-

можность их адекватного восприятия делают доступ-

ными для слепых также различные сферы интеллекту-

альной деятельности.

6. Особенности зрительного восприятия

слабовидящих и частичнозрячих

При наличии остаточного зрения (частичнозрячие) и

у слабовидящих процессы познавательной и трудовой

деятельности протекают, а точнее должны протекать,

при совместной работе осязания и зрения. Ведущая роль

той или иной анализаторной системы в отражении мира

и контроля над деятельностью должны при этом опре-

деляться как состоянием зрительных функций, так и

свойствами отражаемых предметов или характером про-

изводимой операции. Только в случае взаимодействия

зрения и осязания, детерминированного объективными

условиями, возможно адекватное отражение действи-

тельности. Однако, в силу того, что человек в ходе об-

щественно-исторического развития сформировался как

<существо оптическое> (С. Л. Рубинштейн), наличие

даже незначительных остатков зрения тормозит разви-

тие культуры осязания. В некоторых тифлологических

работах можно даже встретить, правда, эксперимен-

тально не доказанные утверждения, что осязание слабо-

видящих развивается хуже, чем при нормальном зре-

нии. Наблюдая за детьми с аномалиями зрения,

нетрудно заметить, что во всех видах деятельности они

пытаются использовать в первую очередь зрение, при-

чем даже в операциях, практически недоступных и вред-

ных для дефектного зрительного анализатора. Приме-

ром тому может служить чтение частичнозрячими брай-

левского шрифта глазами, рассматривание рельефных,

приспособленных для осязательного восприятия пособий

и т. п. Результатом полного или частичного выключения

осязания из сферы восприятия частичнозрячих является

9 131

искажение (иногда до полного несоответствия объекту)

формирующихся у них образов объективной действи-

тельности.

Необходимость совместной деятельности зрения и

осязания диктуется особенностями зрительного восприя-

тия частичнозрячих и слабовидящих.

Зрительное восприятие при снижении остроты зре-

ния, нарушении цветоощущения, сужении поля зрения

резко отличается от восприятия нормально видящих сте-

пенью полноты, точности и скорости отображения, а так-

же сужением и деформацией зрительного поля (зоны

зрительного восприятия).

Скорость и правильность зрительного восприятия

частичнозрячих и слабовидящих зависят в первую оче-

редь от остроты зрения. Эксперименты, проведенные

в лаборатории А. И. Зотова, показали, что у частично-

зрячих и слабовидящих зрительное восприятие имеет

весьма существенные различия в скорости. Так, у ча-

стичнозрячих скорость восприятия кольца Ландольта

с угловым размером, равным примерно 10Ї, увеличи-

вается в среднем по мере повышения остроты зрения от

5,81 сек при остроте зрения 0,005 до 0,04 сек при остроте

зрения равной 0,04, т. е. более чем в сто раз . У слабо-

видящих острота зрения также существенно влияет на

скорость восприятия: снижение остроты зрения влечет

за собой снижение скорости восприятия. Так. для слож-

ных асемантических буквосочетаний скорость восприя-

тия при остроте зрения менее 0,1 составляет 3 сек,

а при остроте зрения равной 0,2-0,6 сек. Однако зави-

симость скорости восприятия от остроты зрения имеет

место только до остроты зрения равной 0,2, являющейся

для данного процесса критической. При более высокой

остроте зрения изменения скорости восприятия весьма

незначительны “-. В тех же исследованиях установлено,

что скорость восприятия зависит, кроме остроты зрения,

от характера заболевания: при равной остроте зрения

А. Г. Литва к. Исследование скорости восприятия и кри.

тической частоты слития мельканий у частичнозрячих школьников.

Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 420, 1970.

“- А. 1-1. Зотов, Н. П. М о и и ч, Е. М. Украинская. За-

висимость скорости восприятия слабовидящих школьников от ост-

роты зрения и характера заболевания глаз. XIX Герцеиовские чте-

ния. Педагогические науки. Л., 1966.

наиболее низкая скорость восприятия наблюдается при

поражениях нейрозрительных путей, например, атрофии

зрительного нерва.

Скорость зрительного восприятия не является вели-

чиной постоянной, она изменяется под воздействием

многообразных факторов – величины и сложности

объектов, уровня освещенности, утомления и т. д., что

в равной мере относится как к нормально видящим, так

и к лицам с дефектами зрения. Однако у последних ско-

рость зрительного восприятия подвержена более резким

колебаниям (см. гл. IV, 5). Исследование влияния из-

менения угла зрения па скорость восприятия слабовидя-

щих (Е. М. Украинская) показало, что увеличение угла

зрения ведет к повышению скорости восприятия, однако

при наиболее тяжелых заболеваниях глаз (дегенерация

желтого пятна, пигментная дегенерация сетчатки

и т.п.), а также при осложнениях слабовидения нервно-

психическими заболеваниями скорость восприятия мо-

жет и не повышаться или повышаться незначительно, не

достигая среднего уровня. Отсюда можно сделать вы-

вод, что в динамике изменений скорости восприятия

проявляются как аномальные, так и типологические

факторы.

На восприятие объектов окружающей действительно-

сти сказывается также состояние других функций зри-

тельного анализатора слабовидящих. Исследование

В. А. Феоктистовой процесса восприятия слабовидя-

щими картин и рисунков показало его зависимость, по-

мимо остроты зрения, от поля зрения и состояния цвето-

различения. В. А. Феоктистовой удалось установить оп-

тимальные для восприятия слабовидящих размеры

объектов и их деталей. Наиболее удобным для рассмат-

ривания с расстояния 33 см является размер объекта

площадью около 500 см, так как при меньших разме-

рах плохо воспринимаются отдельные детали, а при

больших – объект не умещается в поле зрения и тре-

бует рассмотрения по частям. Для отдельных деталей

минимальным является размер, равный 13 мм, при этом

необходимыми условиями являются контрастность и чет-

кость изображения . Приведенные факты показывают

В. А. Ф е о к т и с т о в а. Распознавание картин и рисунков

учениками 1-III классов школ слабовидящих. <Известия АПНРСФСР>, вып. 96, М” 1959.

не только снижение скорости, но и качества восприятия,

его точности и полноты.

Снижение тонкости зрительных дифференцировок

отчетливо проявляется у частичнозрячих и слабовидя-

щих в процессе зрительного узнавания объектов, при-

чем полнота и точность восприятия, так же как и ско-

рость, зависят от остроты зрения. Частичнозрячие, а за-

частую и слабовидящие плохо узнают знакомые им

предметы при зрительном восприятии. По данным

М. И. Земцовой, количество правильных узнаваний воз-

растает у слабовидящих, по сравнению с частичнозря-

чими, имеющими наиболее низкую остроту зрения

(счет пальцев у лица), примерно в 1,5 раза. Низкий

уровень дифференцированности визуального восприятия

при серьезных нарушениях зрительных функций прояв-

ляется в том, что частичнозрячие и слабовидящие в той

или иной мере (в зависимости от остроты зрения) недо-

статочно точно различают или не различают вовсе не

только сходные, но и существенно различающиеся

между собой объекты: по данным того же автора, ча-

стичнозрячие и слабовидящие называют свеклу-

сливой, луком, редькой; яблоко – огурцом и т. п. Невоз-

можность тонкой зрительной дифференцировки создает

характерную для данного контингента особенность-

неспецифичность узнавания (см. гл. VIII, 2).

Одним из важнейших условий правильного отраже-

ния пространственных свойств и отношений объектив-

ного мира является бинокулярное зрение. Среди ча-

стичнозрячих и слабовидящих довольно часто встре-

чаются лица с абсолютной слепотой на один глаз или

некорригируемой разницей в остроте зрения правого и

левого глаза. Нарушение бинокулярного зрения затруд-

няет восприятие перспективы, ухудшает восприятие глу-

бинности пространства.

Дефекты зрения приводят к тому, что в зрительном

восприятии правильно отражаются лишь некоторые,

часто второстепенные признаки объектов, в связи с чем

возникающие образы искажаются и часто бывают

неадекватны действительности.

Несмотря на отмеченные выше специфические осо-

бенности, зрительное восприятие частичнозрячих и сла-

бовидящих в своих основных закономерностях проте-

кает принципиально так же, как и в норме. А. И. Зото-

134

вым, Н. П. Монич и Е. М. Украинской установлено, что

процесс становления зрительного образа у слабовидя-

щих, как и у нормально видящих, проходит через ряд

фаз от видения нерасчлепенного пятна, сливающегося

с фоном, к вычленению контура из фона и затем к узна-

ванию объекта. Тот факт, что при низкой остроте оста-

точного зрения или неблагоприятных условиях восприя-

тия (малый угол зрения, недостаточная освещенность,

контрастность и т. п.) образы лиц с дефектами зрения

зачастую не достигают высших фаз своего развития, не

опровергает только что приведенного положения об иден-

тичности протекания визуального восприятия при ано-

малиях зрения и в норме, а только свидетельствует

о наличии серьезных затруднений, возникающих при

снижении остроты зрения в процессе зрительного отра-

жения, и необходимости возмещения возникающих при

этом пробелов в чувственном опыте.

Для полного, правильного и быстрого восприятия

частичнозрячими объективной действительности во

всем ее разнообразии необходимыми условиями яв-

ляются, во-первых, взаимодействие зрения и осязания,

что может осуществиться при условии целенаправлен-

ного воспитания культуры осязания в учебном про-

цессе; и во-вторых, разработка и использование спе-

циально приспособленных для частичнозрячих нагляд-

ных пособий, которые могут восприниматься и осяза-

тельно и визуально. Примером таких пособий могут слу-

жить контрастно раскрашенные рисунки, контуры кото-

рых выполнены рельефно.

Для слабовидящих необходимым условием правиль-

ного восприятия является достаточная угловая вели-

чина объектов, их контрастность, яркость, необходимый

уровень освещенности и пр., что достигается примене-

нием оптических средств коррекции и использованием

наглядных пособий, соответствующих требованиям ано-

мального зрительного восприятия.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ V

Б. Г. Ананьев, Л. М. Веккер, Б.Ф.Ломов, А.В.Яр-

моленко. Осязание а процессах сознания и труда. АПН РСФСР,

М., 1959. гл. Ill, IV, VII.

Дети с глубокими нарушениями зрения. Сб. под ред. М. И. Зем-

цова, А. И. Каплан, М. С. Певзнер, <Просвещение>, М., 1967, стр.

193-221, 224-275.

Ю. А. Кулагин. О нервном механизме осязательного вос-

приятия слепых. <Известия АПН РСФСР>, вып. 90, М., 1957.

Ю. А. Кулагин. О наглядных пособиях для школ слепых,

воспринимаемых с помощью осязания. Сб. <Особенности познава-тельной деятельности слепых>, АПН РСФСР, М” 1958.

И. М. Сеченов. Участие органов чувств в работе рук у зря-

чего и слепого. Избр. фнлософск. и психологич. произв., Огиз, 1947.

И. М. Сеченов. Осязание как чувство, соответствующее

зрению. Там же.

Е. М. Украинская. Зависимость скорости восприятия сла-

бовидящих школьников от остроты зрения и характера заболева-

ния. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 344, 1968.

В. А. Феоктистова. Распознавание картины и рисунков

учениками 1-III классов школ слабовидящих. <Известия АПНРСФСР>, вып. 96, М” 1959.

ГЛАВА VI

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СЛЕПЫХ И СЛАБОВИДЯЩИХ

1. Основные особенности образов памяти слепых

и слабовидящих

Представления-это образы, запечатлевшиеся в па-

мяти в результате предшествовавшего восприятия пред-

метов или явлений и возникающие в мозгу при отсут-

ствии их непосредственного воздействия на органы

чувств.

Представления являются более высокой ступенью

отражения, нежели образы восприятия, так как в пред-

ставлении, по словам И. М. Сеченова, <совмещается все,что человек знает о предмете>. Будучи наглядным, чув-

ственным образом, представление вместе с тем характе-

ризуется высоким уровнем обобщенности. Совмещая

в себе наглядность и обобщенность, образы памяти яв-

ляются высшим уровнем чувственного отражения и слу-

жат переходной ступенью к отражению понятийному

(мышлению).

Нарушения функций зрения, затрудняя, ограничивая

либо полностью исключая возможность зрительного вос-

приятия, неизбежно отражаются и на представлениях,

так как того, чего не было в восприятии, не может быть

и в представлении. Таким образом, первой характерной

особенностью представлений слепых и слабовидящих яв-

ляется резкое сужение их круга за счет полного или

частичного выпадения и редуцирования зрительных об-

разов. Сокращение количества представлений частично

137

компенсируется благодаря работе сохранных анализа-

торов, т. е. увеличением количества представлений дру-

гих видов, и главным образом, осязательных, но не

может быть возмещено полностью, так как нарушения

или отсутствие возможности визуально, дистантно воспри-

нимать явления и предметы внешнего мира делает недо-

ступным для восприятия слепых и слабовидящих целый

ряд объектов, что, впрочем, также частично может

быть компенсировано использованием в процессе обуче-

ния моделей, макетов, рисунков и т. п.

Помимо сокращения количества, представления сле-

пых и слабовидящих отличаются от чувственных обра-

зов памяти зрячих и качественно. Характерными осо-

бенностями их представлений являются фрагментар-

ность, схематизм, низкий уровень обобщенности и вер-

бализм. Эти особенности, отмечавшиеся еще А. А. Кро-

гиусом, В. И. Рудневым, А. И. Скребицким и другими

тифлологами, проявляются у лиц с дефектами зрения

в различной степени в зависимости от состояния зри-

тельного анализатора, главным образом, остроты зре-

ния и поля зрения, а также ряда других факторов –

знаний, опыта, характера деятельности, условий обуче-

ния и воспитания и пр.,-влияющих на представления

слепых и слабовидящих в той же степени, что и на об-

разы памяти нормально видящих.

Фрагментарность зрительных представлений частич-

нозрячих и слабовидящих и осязательных у незрячих

проявляется в том, что в образе объекта зачастую от-

сутствуют многие существенные детали. В результате

образ не полон, лишен целостности, а иногда и неадек-

ватен отображаемому объекту. Фрагментарность пред-

ставлений лиц с дефектами зрения отчетливо прояв-

ляется при воспроизведении образов путем лепки, рисо-

вания или моделирования, а также при узнавании

объектов. В репродуцированных представлениях у сле-

пых и слабовидящих зачастую отсутствуют весьма важ-

ные, а иногда и наиболее существенные детали.

В отличие от фрагментарности представлений нор-

мально видящих, которая свидетельствует в ряде слу-

чаев, как это показал П. П. Блонский, о высоком уровне

обобщенности образов и выделении наиболее сущест-

венных деталей, фрагментарность представлений слепых

и слабовидящих является результатом недостаточно

138

полного чувственного знания о предмете. Неполное и

неточное отображение предметов ведет к снижению

уровня обобщенности, выделению несущественных при-

знаков. Например, в образе лисы для незрячего ребенка

наиболее важной деталью является пушистый хвост,

а в образе зайца-короткий хвост. Подобная фраг-

ментарность и недостаточная обобщенность являются

причиной несоответствия образа оригиналу. Неадекват-

ность образов отчетливо проявляется при повторном

восприятии объектов в процессе узнавания. Так незря-

чий школьник может спутать белку и лису или зайца и

медведя на том основании, что у первой пары хвосты

пушистые, а у второй – короткие.

В основе фрагментарности образов слепых и слабо-

видящих лежит сукцессивность, последовательность ося-

зательного или дефектного зрительного (особенно при

сильном сужении поля зрения и поля обзора, возникаю-

щего вследствие снижения остроты зрения) восприятия.

Сукцессивность и фрагментарность восприятия в значи-

тельной мере преодолеваются благодаря работе мышле-

ния, а также развитию навыков осязательного и зри-

тельного обследования объектов. Возможна также фраг-

ментарность представлений и при симультанном зри-

тельном восприятии как следствие тяжелых поражений

зрительного анализатора.

Схематизм, так же как фрагментарность, возникает

в результате недостаточно полного осязательного или

зрительного отражения. Схематизм особенно отчетливо

проявляется при репродуцировании образов, бедных де-

талями и поэтому слабо дифференцированных. Так, сле-

пые и слабовидящие не только при представлении, но и

при восприятии не могут установить различие между

птицами или животными одного вида, зерновыми расте-

ниями и т. п., отмечая лишь наличие головы, туловища,

крыльев и двух ног у птиц, колоса и стебля у растений,

головы, туловища и четырех ног у животных. Наиболее

же характерные признаки: форма, величина и др.

остаются в тени, в результате чего образ памяти форми-

руется как голая схема того или иного объекта. Однако,

направляя и организовывая процесс восприятия у детей

с дефектами зрения, развивая наблюдательность, фор-

мируя навыки обследования, можно преодолеть схема-

тизм их представлений и тем самым способствовать бо-

139

лее полному и точному отражению объективной дейст-

вительности.

С перечисленными особенностями представлений при

сужении сферы чувственного познания тесно связана и

недостаточная обобщенность образов памяти слепых и

слабовидящих. Очевидно, что процесс обобщения, выде-

ления существенных, характерных и абстрагирования от

случайных свойств, деталей и их взаимоотношений на-

ходится в зависимости от полноты отражения и чувст-

венного, сенсорного опыта. Выпадение же большого

числа зачастую наиболее значимых объектов, их деталей

и признаков из сферы восприятия и недостаточный сен-

сорный опыт препятствуют образованию обобщенных

единичных представлений, в которых отображаются

наиболее существенные свойства и признаки предметов.

Этот дефект еще ярче проявляется при формировании

общих представлений, отражающих признаки, харак-

терные для целого ряда объектов, относящихся к одному

виду или классу. Преодолению затруднений в процессе

обобщения образов и формирования общих представле-

ний способствует расширение сферы чувственного по-

знания путем включения в этот вид психической дея-

тельности сохранных анализаторов и использования

наглядных пособий, заменяющих недоступные для ося-

зания или ослабленного зрения объекты.

С невозможностью осязательно или зрительно вос-

принимать те или иные объекты в целом или их отдель-

ные свойства связана и такая характерная особенность

представлений слепых и слабовидящих, как вербализм.

Под вербализмом представлений понимается нарушение

соотношений чувственного и понятийного в образе в

сторону преобладания последнего или полное отсутствие

чувственных элементов в словесном описании объекта.

Вербализм представлений хорошо иллюстрируется ши-

роким использованием незрячими описаний объектов, в

которых фигурируют недоступные для осязательного

восприятия признаки. Например, описывая мухомор,

один незрячий говорит, что это гриб с красной шляпкой,

покрытой белыми пятнами. При воспроизведении образа

путем лепки оказывается, что конкретного единичного

представления о мухоморе у него нет-он лепит гриб,

лишенный каких-бы то ни было характерных признаков

мухомора. В то же время другой незрячий описывает

мухомор как гриб с конусообразной шляпкой, покрытой

пупырышками. Репродуцируя образ, он воспроизводит

характерные детали и форму мухомора. Очевидно, что

в первом случае мы имеем дело с представлением вер-

бальным, основанном на словесном описании, в то вре-

мя как во втором случае представление основано на

осязательном восприятии объекта. По сути дела в пер-

вом случае представление как чувственный образ от-

сутствует-имеется лишь вербальное знание о мухо-

море. Аналогичные данные были получены и при изу-

чении образов памяти слабовидящих. ”

От вербальных знаний следует отличать формирую-

щиеся на основе словесного описания вторичные пред-

ставления (П. Г. Сапрыкин, А. В. Ярмоленко и др.),

которые возникают в процессе наполнения словесных

знаний конкретным чувственным содержанием.

Путем для преодоления вербализма представлений

слепых и слабовидящих является широкое использование

наглядных пособий, приспособленных для осязательного

и дефектного зрительного восприятия, воспитание куль-

туры осязания, включение в познавательную деятельность

всех сохранных анализаторов, воспитание наблюдатель-

ности. При этом очень важным моментом является пра-

вильное использование наглядных пособий, методика

работы с которыми должна учитывать индивидуальные

особенности слепых и слабовидящих.

Разумеется, качественные и количественные измене-

ния, наблюдающиеся при патологических нарушениях

деятельности зрительного анализатора, не могут изме-

нить самой природы и характера представлений. Фраг-

ментарность, схематизм, недостаточная обобщенность,

вербализм и узость круга образов памяти слепых и сла-

бовидящих в значительной мере преодолеваются в про-

цессе компенсации, и возникающие у них представления

могут достаточно полно и адекватно отражать окружа-

ющий мир.

См.: А. Г. Литвах. Формирование единичных представле-

ний у слепых детей. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена,

т. 344, 1968.

” См.: А. И. Зотов, В. А. Феоктистова. К вопросу о

возрастных и индивидуальных особенностях формирования пред-

ставлений у слабовидящих школьников IV-VIII классов.

141

2. Формирование представлений при дефектах зрения

Физиологической основой представлений являются

следы, остающиеся в коре больших полушарий мозга

после действия раздражителей. Образование следов есть

результат взаимодействия 1 и II сигнальных систем. <Наразных стадиях взаимодействия этих систем в конкрет-ных жизненных условиях деятельности коры чувствен-но-различительные источники представлений по-разномусоотносятся в развитии представлений. Исходной опоройв их образовании является 1 сигнальная система; завер-шенный характер обобщенного предметного образа пред-ставления получают в деятельности II сигнальной си-стемы> .

Эти следы или временные нервные связи могут впо-

следствии воспроизводиться при воздействии ассоцииро-

ванных перво- или второсигнальных раздражителей, в

результате чего в мозгу возникают образы ранее вос-

принятого. Отсюда видно, что процесс формирования

представлений начинается внутри восприятия, однако

им он не исчерпывается. Возникающие при восприятии

ассоциации не сохраняются в неизменном виде: они

претерпевают существенные изменения при повторных

восприятиях объекта, в результате мыслительной дея-

тельности и т. д. В конечном итоге образ памяти, оста-

ваясь чувственным, наглядным, существенно отличается

от образа восприятия своей обобщенностью.

В общей психологии установлено, что представления

в процессе формирования проходят через три фазы, раз-

личающиеся уровнем дифференцированности и соотно-

шением чувственного и понятийного. А. И. Зотов, впер-

вые выявивший фазовый, поэтапный характер протека-

ния процесса формирования представлений, в своих ра-

ботах отчетливо показал, что <основным содержаниемкаждой из стадий процесса формирования представле-ний является особенность диалектического взаимодей-ствия восприятия и мышления, существенного и несуще-Б. Г. Ананьев. Проблема представлений в советской пси-хологической науке, <Философские записки>, т. V, АН СССР,

М.-Л., 1950, стр. 85.

ственного, общего и единичного в ходе познания зако-

номерностей изучаемых явлений>

В работах А. И. Зотова и его сотрудников установ-

лено, что на первой фазе представления характеризуют-

ся схематичностью, слабой дифференцированностью и

недостаточной осмысленностью. На второй фазе продол-

жается дифференцировка образа и выделение общих и

существенных признаков. Однако в образах, находящих-

ся на второй фазе развития, вследствие недостаточной

осмысленности, наряду с существенными могут выде-

ляться и несущественные признаки. Окончательная диф-

ференцировка и осмысливание, в результате чего выде-

ляются существенные признаки предметов, а также су-

ществующие между ними связи и отношения, происходит

на третьей, высшей фазе развития образа. Следует от-

метить, что в процессе сохранения образов памяти воз-

можно и дальнейшее их обобщение.

Слепота и слабовидение не могут оказать влияния

на саму сущность процесса формирования представле-

ний-на переход от нерасчлененного, схематичного, не-

достаточно осмысленного ко все более полному, обоб-

щенному, адекватному образу. Представления в усло-

виях сужения сенсорной сферы за счет полного или час-

тичного выпадения зрительных функций проходят в сво-

ем развитии и сохранении те же самые фазы, что и в

норме. Исследования А. И. Зотова и его сотрудников

показали, что, хотя процесс формирования представле-

ний подчиняется общим закономерностям, он в то же

время имеет свои характерные особенности и отличается

от нормы прежде всего своей динамикой, т. е. скоростью

и легкостью межфазовых переходов.

По темпу продвижения от одной фазы к другой сле-

пые и слабовидящие значительно отстают от нормально

видящих-процесс формирования представлений про-

текает у них замедленно. Среди слепых и слабовидящих

в свою очередь имеются серьезные различия в скорости

и легкости перехода от низших фаз развития образа к

высшим, которые находятся в прямой зависимости от

остроты зрения. Чем выше острота зрения, тем выше

А. И. Зотов. Соотношение восприятия и мышления при

формировании представлений. Материалы конференции по пробле-

мам умственной деятельности, Л,, 1959, стр. 46.

143

скорость межфазовых переходов, тем легче они осуще-

ствляются. Однако эта зависимость проявляется только

при остроте зрения ниже 0,2, которая здесь, как и в

процессе восприятия, является критической. Нужно от-

метить, что проявление этой зависимости тесно связано

с возрастными особенностями. Влияние остроты зрения

на процесс формирования представлений по мере повы-

шения возраста ослабевает и в старших классах, осо-

бенно у слабовидящих, становится незначительным. Оче-

видно, это связано с накоплением чувственного опыта,

развитием наблюдательности, совершенствованием на-

выков обследования, активизацией мышления.

Перечисленные в предыдущем параграфе характер-

ные особенности представлений при дефектах зрения

(фрагментарность, схематизм, вербализм и др.) при

рассмотрении процесса возникновения и развития обра-

зов памяти проявляются в распределении слепых и сла-

бовидящих по фазам, характеризующим степень адек-

ватности и обобщенности отражения действительности

в представлениях. Уровень адекватности и обобщенности

представлений даже о хорошо знакомых предметах у

слепых и слабовидящих значительно ниже, чем у нор-

мально видящих. Современные исследования показы-

вают, что если у четвероклассников массовой школы

представления об изучаемых по программе объектах,

их взаимосвязях, пространственных отношениях и т. п.

находятся, как правило, на высшей фазе, то у слепых,

даже после специального обучения, высшей фазы до-

стигает только Vio часть испытуемых. Абсолютное же

большинство имеет образы, находящиеся на первой и

второй фазах. На распределение слепых и слабовидящих

по фазам также оказывает влияние состояние зритель-

ного анализатора: повышение остроты зрения сопро-

вождается увеличением дифференцированности и обоб-

щенности образов.

Нужно отметить, что прямая зависимость уровня

развития представлений от остроты зрения в некоторых

А. И. Зотов, В. А. Феоктистова. К вопросу о воз-

растных и индивидуальных особенностях формирования представле-

ний у слабовидящих школьников IV-VIII классов Ученые записки

ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 344, 1968, стр. 78.

случаях может быть нарушена: представления незрячих

могут быть более полными, дифференцированными и

обобщенными, чем у частичнозрячих, особенно при наи-

более низкой остроте остаточного зрения (0,01 и ниже).

С аналогичными фактами мы уже встречались, когда

рассматривали процесс восприятия. Некоторое преиму-

щество, возникающее иногда у незрячих перед частично-

зрячими, легко может быть объяснено характером вос-

приятия тех и других. Если незрячие используют при

ознакомлении с объектом сохранный и хорошо развитый

кожно-двигательный анализатор, то частичнозрячие за-

частую обследуют тот же объект только визуально.

А так как дефектное зрение не способно полноценно

отразить свойства и качества объекта в их совокупности,

то и зрительное представление уступает по своей пол-

ноте и точности образу памяти, возникшему на основе

осязательного восприятия. Использование различных

коррекционных средств и приемов (пособия для ано-

мального зрительного восприятия, включение активного

осязания и др.) дает значительный эффект и показывает,

что наличие даже минимальной возможности различать

свет и цвет дает частичнозрячим, по сравнению с незря-

чими, существенные преимущества в процессах чувствен-

ного отражения внешнего мира.

Как уже отмечалось, образы памяти не являются

чем-то застывшим. Напротив, в процессе сохранения они

претерпевают постоянные изменения, которые могут со-

вершаться как в сторону дальнейшей дифференциации

и обобщения, так и в сторону их разрушения, утраты

дифферепцированности и обобщенности. Для сохран-

ности представлений существенное значение имеют по-

вторные восприятия. Трудности и ограничения, возника-

ющие при слепоте и слабовидепии для повторного вос-

приятия объектов, сказываются на сохранности их пред-

ставлений. При отсутствии подкреплений (повторных

восприятий) образы памяти тускнеют, становятся фраг-

ментарными и слабо дифференцированными. Происхо-

дит разрушение, переход с высших фаз на низшие вплоть

до полной утраты адекватности образа оригиналу. От-

мечающаяся у слепых неустойчивость представлений за-

висит от состояния зрительного анализатора, как и дру-

гие характерные особенности представлений. Понижение

10 А. г. Литвак

остроты зрения способствует более быстрому разруше-

нию образов памяти.

Острота зрения является далеко не единственным

фактором, от которого зависят характерные особенности

и динамика формирования представлений слепых и сла-

бовидящих. Существенное значение для их формирова-

ния имеют стабильность зрительных функций, возраст,

в котором полностью или частично было утрачено зре-

ние, стаж слепоты или слабовидения, а также психиче-

ские особенности личности.

В связи с тем, что характер и динамика представле-

ний зависят в первую очередь от состояния зрительного

анализатора, весьма важным является вопрос: возмож-

но ли и в какой мере, а также какими путями преодо-

леть это влияние, добиться, чтобы слепые и слабовидя-

щие в какой-то степени независимо от остроты зрения

более или менее одинаково правильно отражали объек-

тивную действительность. Известно, что как зрение, так

и осязание порознь и тем более совместно способны

достаточно полно и точно отражать свойства и качества

объектов в их совокупности. Нарушение зрительных

функций делает целый ряд объектов частично или пол-

ностью недоступными для контактного (осязательного) и

нарушенного дистантного (зрительного) восприятия, а

следовательно, представления об этих объектах будут

либо фрагментарны, схематичны, либо будут отсутство-

вать вообще. В процессе обучения эти объекты в какой-

то мере заменяются моделями, рисунками, макетами и

другими видами наглядных пособий. Для того чтобы

на основе этих пособий у слепых и слабовидящих в

более или менее равной степени формировались адек-

ватные образы, необходимо, чтобы пособия соответство-

вали характеру восприятия лиц с дефектами зрения

различной тяжести. Таким образом, нивелирование, вы-

равнивание уровня развития представлений при нару-

шениях зрительных функций различной степени возмож-

но только при дифференцированном подходе к слепым

и слабовидящим, создающем оптимальные условия для

чувственного познания как при разной остроте аномаль-

ного зрения, так и при тотальной слепоте. Потенциаль-

ные же возможности для формирования тонко диффе-

ренцированных, глубоко осмысленных и обобщенных,

адекватных оригиналам представлений у слепых и сла-

бовидящих имеются, что доказывается возможностью

формирования при различной тяжести дефектов зрения

образов, находящихся на высшей фазе развития. Однако

используются эти возможности в процессе обучения

далеко не достаточно.

3. Зрительные представления ослепших

Представления являются материалом, которым опе-

рирует образная память. Этот вид памяти развивается

одновременно с развитием речи, и уже к 2-3 годам

ребенок обладает некоторым запасом представлений.

Поэтому у людей, потерявших зрение во время станов-

ления речи, а тем более в последующие периоды жизни,

сохраняются зрительные представления. Именно по на-

личию зрительных образов из контингента тотально сле-

пых выделяют группу ослепших, к которым относятся

лица, потерявшие зрение после трех лет, а точнее, после

того, как у них в общих чертах сложилась вторая сиг-

нальная система, и имеющих зрительные представления.

Наличие зрительных представлений, их яркость, пол-

нота, дифференцированность зависят от многих причин.

Исследованиями М. И. Земцовой, А. А. Крогиуса,

Б. И. Коваленко, В. М. Сретенской и др. была показана

зависимость сохранности представлений от возраста, в

котором было потеряно зрение, стажа слепоты и навыка

использования зрительных образов в деятельности.

У лиц, потерявших зрение в раннем детстве, зри-

тельные образы памяти немногочисленны и отражают

лишь отдельные, вызвавшие в свое время сильные эмо-

циональные переживания предметы и явления (языки

пламени пожара, при котором было потеряно зрение,

или красный капсюль снаряда, взрыв которого сделал

ребенка инвалидом, свет солнца и пр.). Эти представ-

ления могут быть очень ярки, эмоционально окрашены и

вызывать связанные с восприятием того или иного

объекта ощущения и эмоции. Например, ослепший, опи-

санный Крегером, так отчетливо представлял освещен-

ный солнцем снег, что у него возникало ощущение ос-

лепления и на глазах выступали слезы.

10 147

При потере, зрения в более, старшем возрасте запас

зрительных представлений увеличивается, причем осо-

бенно заметное увеличение количества образов памяти

наблюдается у лиц, потерявших зрение после семи лет,

что объясняется их включением в этот период в учеб-

ную деятельность, существенно расширяющую сферу

чувственного познания.

Наличие зрительных образов памяти хорошо под-

тверждается их непроизвольным воспроизведением в

сновидениях. Так, по данным В. М. Сретенской и других

авторов, ослепшие довольно длительное время видят

зрительные сны, в которые затем постепенно начинают

входить слуховые, осязательные, двигательные образы.

Ослепшие в школьном возрасте имеют зрительные

представления о своих родных, доме, животных, неко-

торых пейзажах и явлениях природы; они помнят ил-

люстрации из прочитанных книг и сцены из кинофиль-

мов, обстановку своего дома, очертания букв алфавита

и математических знаков, контуры географических карт

и т. д.

У лиц, потерявших зрение в зрелом возрасте, имеют-

ся практически те же самые зрительные представления,

что и у зрячих. Запас их представлений зависит уже не

столько от возраста, сколько от типа высшей нервной

деятельности, от того, насколько было важно для них

именно зрительное восприятие окружающего и т. д.

Наличие зрительных представлений и их воспроиз-

ведение можно зафиксировать буквально во всех видах

деятельности ослепших. Все их поведение протекает

как бы при участии зрения. Работу рук они сопровожда-

ют движениями глазных яблок, невидящий свой взор

направляют в сторону собеседника и перемещают его

вслед за движениями последнего, открывают и закры-

вают глаза, просыпаясь и засыпая. Движения глаз у

ослепших сопровождаются обычно воспроизведением

зрительных образов. Так, при передвижении по мест-

ности, ранее виденной, они зрительно представляют ее;

читая книгу, представляют портреты героев и место

действия; осязательно обследуя виденные ранее пред-

См.: В. М. Сретенская. Особенности ослепших детей и

учебно-воспитательной работы с ними. <Известия АПН РСФСР>,

вып. 96, М” 1959, стр. 101.

меты, отчетливо представляют их зрительно; во сне ви-

дят себя зрячими, и всплывающие в их заторможенном

мозгу образы часто бывают зрительными.

Для иллюстрации приведем несколько высказываний

ослепших из монографии М. Н. Земцовой <Пути ком-пенсации слепоты>.

Ослепший Д.: <Нс могу представить, как этоможно сделать (нарисовать геометрическую фигуру. -А. Л.) с закрытыми глазами... Когда рисуешь с откры-тыми глазами, яснее всплывают зрительные образы.Я тогда ясно представляю форму и размер; вижу фото-графию фигуры; вижу перспективный выпуклый рису-нок тела; с этого рисунка начинаю срисовывать>.

Ослепшая К.: <Во время пения у меня всплывалиразличные зрительные образы той обстановки, в кото-рой я в детстве исполняла эту песню. Я видела то поме-щение, тех людей такими, какими они были тогда. У ме-ня всплывал образ моей сестры. Она была тогда совсемребенком, так она мне зрительно и представляется, амежду тем она уже старуха, и я знаю, что она не та-кая, а представить се взрослой зрительно не могу>.

Ослепшая К.: <Во сне вижу людей, одетых вразные платья с черными и белыми цветочками... рука-ми ничего не щупаю, хожу свободно, даже бегаю, вижусолнце, оно белое и бесформенное, приятное, все такхорошо, а проснусь-темно>.

В основе зрительных представлений лежат зритель-

но-двигательные, зрительно-слуховые и другие времен-

ные нервные связи. Воздействие какого-либо одного

раздражителя, входящего в комплекс, на основе кото-

рого образовалась временная связь, вызывает воспро-

изведение межанализаторной связи в целом, в резуль-

тате чего возникает зрительный образ, У ослепших зри-

тельные образы воспроизводятся при воздействии са-

мых различных раздражителей: слуховых, кожных, вку-

совых, обонятельных и других сигналов первого рода,

а также при воздействии сигнала сигналов-слова,

Зрительно-двигателыю-слуховые временные нервные

связи обладают большой устойчивостью. Эта устойчи-

вость следов бывших раздражителей лежит в основе

сохранения представлений. Даже при отсутствии зри-

тельных подкреплений (раздражения периферического

конца зрительного анализатора), что наблюдается у

ослепших, сложившиеся в свое время связи долгое вре-

мя сохраняются и могут воспроизводиться ассоциатив-

ным путем.

Известно, что ослепшие, имеющие десяти-, двадцати-,

даже пятидесятилетний стаж слепоты, иногда сохраняют

необыкновенно яркие, подробные до мельчайших дета-

лей зрительные представления. Полнота, содержание и

яркость зрительных представлений ослепших зависят от

характера деятельности до и после наступления слепо-

ты. Наиболее длительно сохраняются те образы, на ко-

торые ослепший опирается в своей деятельности. В упо-

минавшейся уже книге М. И. Земцовой приводятся при-

меры ослепшей К. (пятидесятилетний стаж слепоты) и

ослепшего Г. (тридцативосьмилетний стаж слепоты),

содержание зрительных представлений которых отчет-

ливо показывает их зависимость от характера деятель-

ности: если у первой, занимавшейся рукоделием, пол-

ностью сохранились важные для нее представления

о цвете, то у второго, занимавшегося электротехникой,

сохранились зрительные образы деталей, узлов, механиз-

мов, в то время как многие зрительные образы, не имею-

щие отношения к его работе, в частности представления

о цвете, полностью или частично угасли.

Однако прочность временных связей относительна, и

при отсутствии подкреплений они постепенно разру-

шаются, происходит стирание следов бывших зритель-

ных раздражений. Угасание зрительных представлений

ослепших является одним из проявлений процессов па-

мяти – забывания и подчиняется его закономерностям.

Известно, что в первую очередь забывается малозначи-

мое, второстепенное, не производящее эмоционального

воздействия, и в этом отношении слепые ничем не отли-

чаются от зрячих. Например, в образе предмета наибо-

лее существенна форма, и именно представление

о форме наиболее длительно сохраняется после потери

зрения, в то время как представления о цвете объектов

у них исчезают в первую очередь. Большинство зритель-

ных образов ослепших-ахроматические. Исключение

составляют лишь объекты, вызвавшие в свое время силь-

ные эмоциональные переживания (цвет пламени, вспыш-

ка молнии и т. п.). Цвет таких объектов может сохра-

няться в памяти очень долгое время.

<Исчезновение зрительных образов не влечет за со-бой в какой бы то ни было степени нарушения двига-тельной пространственной ориентировки ослепших. Онисохраняют уверенные движения в пространстве, разли-чают форму, величину, оценивают расстояния и т. д.> .

Однако для познавательной и трудовой деятельности

ослепших зрительные образы памяти имеют огромное

значение, которое трудно переоценить. На их основе не

только успешно усваиваются знания, формируются уме-

ния и навыки, но и существенно расширяется сфера чув-

ственного познания. На основе зрительных представле-

ний успешно формируются зрительные образы ранее не

воспринимавшихся объектов – образы воображения.

<Нет основания считать, что замедлить, а иногда и пре-дотвратить угасание зрительных представлений воз-можно только путем повторных зрительных восприятий.Восприятие с помощью сохранившихся анализаторов, иеще в большей мере речь, п особенно художественнаяречь, мышление и воображение могут быть использо-ваны не только для сохранения и восстановления преж-них зрительных представлений, но и для образованияновых>

Важность зрительных представлений для ослепших

очевидна. Поэтому одной из задач школьного обучения

является сохранение этого вида представлений. Для

предохранения зрительных образов памяти от угасания

имеется только один путь – подкрепление имеющихся

представлений, их постоянное использование в деятель-

ности ослепших.

4. Критика знаковых теорий представлений

Представления, будучи связаны с ощущением и мы-

шлением, имея субъективный характер,-внутренне

противоречивый. психический процесс. В буржуазной

психологической науке это один из самых запутанных

вопросов. При его решении большинство авторов на

М. И. 3 е м ц о в а. Пути компенсации слепоты. АПН РСФСР,

М” 1956, стр. 207.

В. М. Сретенская. Особенности ослепших детей и учеб-

но-воспитательной работы с ними. <Известия АПН РСФСР>, вып. 96,

М” 1959, стр. Ill-112.

первый план выдвигает субъективность представлений,

оставляя в тени их материальную основу и связь с дей-

ствительностью. Результатом такого подхода является

определение представлений не как образов реальных

объектов, а как их знаков, символов, иероглифов.

Разрывая единство материального и идеального,

объективного мира и отражающей его психики, психо-

логи-идеалисты неминуемо приходили к выводу о том, что

представления отражают не материальный, объективный

мир, а идеи, возникающие в сознании человека. Взгляды

на представления как психический процесс, отражающий

не объективную реальность, а субъективные состояния,

чувства, идеи в знаках или символах, в конечном итоге

приводят к отрицанию возможности познания внешнего

мира, к агностицизму. Критикуя подобные точки зрения

на процесс отражения, В. И. Ленин писал: <Бесспорно,что изображение никогда не может всецело сравнятьсяс моделью, но одно дело изображение, другое дело сим-вол, условный знак. Изображение необходимо и неиз-бежно предполагает объективную реальность того, что<отображается>. <Условный знак>, символ, иероглиф

суть понятия, вносящие совершенно ненужный элемент

агностицизма> .

Знаковые теории отражения, возникшие в философии

и общей психологии, получили широкое распростране-

ние в психологии слепых. Затруднения, испытываемые

слепыми при восприятии объективной действительности,

узость круга их представлений, фрагментарность и схема-

тизм образов, вербализм знаний-все служило обосно-

ванием для утверждения невозможности отражения сле-

пыми объективного мира. Особенно всякие доказатель-

ства того, что в представлениях слепых отражаются нс

реальные вещи и явления, а субъективные состояния,

тифлопсихологи-идеалисты видели в принципиальном,

по их мнению, различии симультанного зрительного и

сукцессивного осязательного восприятий. Именно на

этом основании утверждалось, что слепые представляют

себе пространство, время и телесность предметов со-

вершенно иначе, чем нормально видящие.

Одним из первых в тифлопсихологии сформулировал

основное положение знаковой концепции М. Сизеран, ко-

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 18, стр. 248.

торый утверждал, что <ощущения (представления.-А. Л.)-только знаки, которыми душа пользуется, какжелает... оценка и определение значения их зависят отконтекста, в который они вписываются, от внутреннегостроя души, которая их принимает> . Вслед за ним це-

лый ряд ученых определяют представления слепых как

<суррогаты действительности>, <уменьшенные схемы>,

<численные словесные символы>, <соединение одних си-мультанных восприятий с другими> и т. п. Но запутан-

ность терминологии не может скрыть самого главного –

отрицания связи представлений с действительностью.

Подобные утверждения приводят тифлопсихологов

к мысли о том, что слепой ничего не может знать об

окружающем его мире, его представления ограничи-

ваются разрозненными, синтетически не воспринимае-

мыми деталями, находящимися в зоне действия рук.

Остальное же пространство для него непостижимо и за-

меняется идеей пространства. <Стена, которая вышеменя, бесконечна>,-утверждал один из тифлологов.

Не стоило бы уделять столько внимания теоретиче-

ским построениям сторонников знаковой концепции, не

подтвержденным, кстати сказать, ни практикой слепых,

ни экспериментально, если бы они не влияли на теорию

обучения. Утверждения о невозможности чувственного

познания слепыми окружающего мира в совокупности

его пространственных, материальных и временных

свойств имели далеко идущие последствия. В частности,

слепой рассматривался как логический тип, лишенный

возможности мыслить образно, в связи с чем в школе

насаждались вербальные методы обучения. На тех же

основаниях пропагандировались различные приемы, под-

меняющие непосредственное чувственное отражение, на-

пример, сомографирование, сущность которого заключа-

лась в моделировании объектов при помощи тела и ос-

новывающееся на положении, согласно которому для

слепых восприятие собственного тела доступнее, чем

восприятие объектов внешней среды. Все это ограничи-

вало возможности, тормозило развитие психики, приво-

дило к тому, что слепой действительно становился <че-ловеком иного рода, нежели зрячий> (К. Бюрклен).

Цит. по кн.: К. Бюрклен. Психология слепых. Учпедгиз,М”

1934, стр. 229.

Рассмотренные в данной главе особенности пред-

ставлений слепых свидетельствуют, что их образы па-

мяти в большей своей части менее точны, полны, обоб-

щенны, по сравнению с представлениями нормально

видящих, что зрительные и осязательные образы имеют

существенные различия, однако представления, кото-

рыми оперируют слепые в той или иной степени, адек-

ватно отражают действительность. Лучшим тому дока-

зательством является практическая деятельность сле-

пых, в процессе которой они не только познают, но и

в меру своих сил преобразуют мир.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ VI

М. И. 3 ем ц о в а. Роль зрительного опыта в познавательной

деятельности ослепших. Сб. <Восстановление трудоспособности иприспособление к труду инвалидов>, сб. 3, ЦИЭТИН, М., 1949.

А. И. Зотов. Фазовая динамика формирования и сохране-

ния представлений у нормальных и аномальных школьников. <Де-фектология> (краткое содержание докладов), Л” 1967.

А. И. Зотов, В. А. Ф е о к т и с т ов а. К вопросу о возраст-

ных и индивидуальных особенностях формирования представлений

у слабовидящих школьников. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Гер-

цена, т. 344, 1968.

А. Г. Литва к. Формирование единичных представлений у

слепых детей.

В. М. Сретенская. Особенности ослепших детей и учеб-

но-воспитательной работы с ними в школе слепых. <И.эдестия АПНРСФСР>, вып. 96 М., 1959.

ГЛАВА VII

ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОРИЕНТАЦИЯ СЛЕПЫХ

1. Понятие об ориентации в пространстве

Ориентация представляет собой процесс определения

человеком своего местоположения в пространстве при

помощи какой-либо системы отсчета.

Для определения своего местоположения в прост-

ранстве необходимо локализовать себя в определенной

его точке, например, в определенном пункте местности,

а также локализовать окружающие предметы. В резуль-

тате этой операции человек определяет форму и вели-

чину окружающего пространства и его заполненность.

В процессе ориентации осуществляется восприятие

пространства, сличение воспринятого с имеющимися

представлениями и определение взаиморасположения

индивида и окружающих его объектов. Сложившаяся

на основе условно-рефлекторной деятельности мозга

единая для человека система отсчета, благодаря кото-

рой он ориентируется, отражает трехмерность прост-

ранства и представляет собой систему направлений от

какой-либо точки отсчета, которой может быть как соб-

ственное тело, так и любой внеположный объект. Раз-

личение направлений, из которых слагается система

отсчета,-впереди-сзади, справа-слева, сверху-

снизу и промежуточных-формируется на основе выра-

ботки двигательных дифференцировок, связанных с по-

казаниями органов чувств. Система отсчета образуется

в результате чувственного, практического различения

155

пространственных отношений, за которыми впоследствии

закрепляются словесные обозначения.

Ориентацию в пространстве можно определить как

процесс решения трех задач, которые принято называть

<выбор направления>, <сохранение направления>, <об-наружение цели> . Решение этих задач необходимо для

ориентации в любом пространстве – для ближней ори-

ентации в малом пространстве, когда непосредственно

воспринимаются ориентиры, по которым определяется

положение, и для дальней ориентации в большом про-

странстве, когда ориентиры находятся вне зоны воспри-

ятия (видимости, слышимости, осязания).

Процес пространственного различения осущесч-

вляется благодаря совокупной условно-рефлекторной

деятельности всех анализаторов, и нарушение функций

одного из них нс может лишить человека возможности

различать пространство. Но несмотря на то, что анали-

заторов, специализирующихся на восприятии простран-

ства, не существует, все же нарушение зрительных функ-

ций существенно ограничивает и затрудняет ориентацию

в пространстве.

В буржуазной идеалистической тифлопсихологии на-

рушения ориентации при слепоте объяснялись с позиций

рецепторной теории, рассматривавшей пространственное

различение как функцию симультанного зрения и отри-

цавшей возможность представления пространства на

основе сукцессивного осязательного восприятия. Кон-

цепция Штейнберга, Крогиуса и др. о несимультанности

и <ненаглядности> пространственных представлений сле-

пых, основанная на противопоставлении зрения и осяза-

ния, оказалась несостоятельной, о чем уже говорилось

выше (гл. V, 2). Правда, некоторые авторы допускали

возможность целостного и одномоментного восприятия

пространственных свойств и отношений осязательно, но

ограничивали отражаемое пространство зоной действия

кистей рук, что вело по сути дела к отрицанию возмож-

ности самостоятельной ориентировки в большом про-

странстве.

Однако действительная причина трудностей, испы-

тываемых слепыми в ориентировочной деятельности, за-

См.: Ф. Н. Шемякин. Ориентация в пространстве. Сб,

<Психологическая наука в СССР>, т. J, М., 1959.

ключается не в том, что осязание и другие сохранные

виды восприятия якобы неспособны отразить простран-

ственные признаки и отношения внешнего мира, а в том,

что при слепоте, во-первых, сужается круг и снижается

точность и дифференцированность восприятия простран-

ства, и, соответственно, пространственных представле-

ний, а во-вторых, значительно ограничивается возмож-

ность воспринимать мир дистантно. Указанные причины

затрудняют формирование навыков пространственной

ориентировки, делают невозможной в ряде случаев ее ав-

томатизацию. Действительно, по сравнению со зрячими,

определяющими свое местоположение, оценивающими

обстановку, преодолевающими препятствия во многих

случаях автоматически, слепые производят аналогичные

операции под непрерывным контролем сознания. Самое

незначительное препятствие-выбоина на тротуаре,

лужа, любое изменение даже в хорошо знакомой мест-

ности, – которое зрячий преодолевает не задумываясь,

требует от слепого большого внимания и наблюдатель-

ности. Это, разумеется, не означает, что ориентировочные

навыки слепых не автоматизируются вообще. <В ориен-тировке слепых, как и в ориентировке зрячих, имеетсянекоторая часть действий, сенсомоторные регуляции ко-торых вследствие частой повторяемости становятся при-вычными и совершаются без видимого участия сознания,автоматически... Например, рабочий, посылающий подштамп пресса однородные детали, или совершающийиные стереотинные рабочие движения, так же, как чело-век, спокойно идущий по хорошо знакомой местности,способен вести беседу или обдумывать сложные во-просы> .

Однако, несмотря на широкие возможности в форми-

ровании адекватных пространственных представлений,

находящих свое практическое применение в пространст-

венной ориентировке, несмотря на возможность выра-

ботки в ряде случаев совершенных ориентировочных

навыков, нельзя забывать о том, <что в области простран-ственной ориентировки, в широком смысле этого поня-тия, как бы высоко ни были развиты способности и уме-ния слепого, его возможности всегда останутся чрезвы-В. С. Сверло.в. Пространственная ориентировка слепых.Учпедгиз, М., 1951, стр. 19.чайно ограниченными, а во многом и иесоразмеримымис возможностями зрячего> .

Выпадение или нарушение функций зрения, играю-

щего в пространственной ориентировке нормально видя-

щих ведущую роль, выдвигает у слепых на первый план

другие анализаторы. Однако при решении этого вопроса,

т. е. вопроса о ведущем анализаторе, необходимо учиты-

вать не только пространственно-различительные возмож-

ности того или иного анализатора, но и характер отра-

жаемого пространства (его величину, заполненность

и т.д.). В отличие от старой тифлопсихологии, рассмат-

ривавшей ориентацию слепых как акт мопомодального

(либо слухового, либо осязательного) восприятия, совет-

ская тифлопсихология исходит из положения, утверж-

дающего, что в восприятии пространства участвует вся

система сохранных анализаторов. В зависимости от ха-

рактера объекта, то один, то другой анализатор, функ-

ционируя совместно с остальными, может выдвигаться

на первый план.

Пространство, в котором приходится ориентироваться

слепым, обычно различается по протяженности, запол-

ненности и т. п., что и определяет ведущую роль того

или иного анализатора. Для удобства анализа процесса

ориентации слепых В. С. Сверловым, автором единствен-

ной в своем роде монографии на рассматриваемую тему,

разработана классификация ориентировки по характеру

пространства, в котором она совершается. В. С. Сверлов

выделяет следующие виды ориентации слепых:

1. Ориентировка в предметопознавательном простран-

стве, к которой относятся: а) ориентация в малом про-

странстве, недоступном осязанию даже одним пальцем.

В этом случае ведущим является инструментальное ося-

зание при помощи иглы, ногтя и т. II. Иногда исполь-

зуется язык (вдевание нитки в иголку, обследование

внутреннего строения цветка и пр.); б) ориентировка в

пространстве, умещающемся иод одним или несколькими

осязающими пальцами; в) ориентировка в пространстве,

ограниченном зоной одновременного охвата кистей рук.

В двух последних видах ведущим является активное

осязание.

B.C. Сверлов. Пространственная ориентировка слепых.

Учпедгиз, М., 1951, стр. 16.

2. Ориентировка в рабочем пространстве. Здесь выде-

ляется: а) ориентировка в пространстве, ограниченном

зоной действия рук (ориентировка в бытовых, учебных,

производственных операциях); б) ориентировка в про-

странстве, несколько превышающем зону действия рук,

и совершающаяся благодаря стереотипным перемеще-

ниям тела (ориентпров.ка в пространстве, непосредст-

венно примыкающем к рабочему месту). Эти виды

ориентации осуществляются главным образом па основе

активного осязания.

3. Ориентировка в большом пространстве. Сюда вхо-

дят: а) ориентация в закрытых помещениях, где веду-

щими в зависимости от ряда условий (характер помеще-

ния, цели ориентировки и т. д.) могут выступать как

двигательная, так и слуховая чувствительность;

б) ориентировка в открытом пространстве или ориенти-

ровка на местности, осуществляющаяся при помощи

слуха.

Нужно отметить, что в приведенной классификации

не учитывается роль остаточного зрения, о котором не

следует забывать и которое в некоторых случаях может

выступать как ведущий вид чувствительности, особенно

при ориентации в большом пространстве.

2. Роль органов чувств в ориентировке слепых

Процесс ориентации протекает на основе совместной,

интегративной деятельности сохранных анализаторов,

каждый из которых при определенных объективных ус-

ловиях может выступать как ведущий. Однако для

удобства изучения рассмотрим, какую роль выполняет

в ориентировке слепых каждый из органов чувств в от-

дельности.

Зрение является наиболее совершенным <зондом>

пространства. На расстоянии, дистантно оно дает наи-

более полное, тонко дифференцированное восприятие

окружающей среды. Нарушения функций зрения в зави-

симости от тяжести ограничивают возможность отраже-

ния пространства, однако в большинстве случаев частич-

нозрячие, не говоря уже о слабовидящих, продолжают

ориентироваться визуально. Зрительная ориентировка

159

большей части из них мало чем отличается от ориенти-

ровки нормально видящих. Только наиболее серьезные

функциональные нарушения зрения, наблюдаемые у ча-

стичнозрячих, вносят в этот процесс определенную спе-

цифику: становится невозможной или весьма затруд-

няется ориентировка в предметопознавательном прост-

ранстве, резко сужаются границы раздельного видения

в большом пространстве. Необходимость рассматривания

объектов под большим углом зрения затрудняет визу-

альную локализацию предметов в пространстве, а в по-

следующем и решение основных задач-<выбора и со-хранения направления> и <обнаружения цели>. Но,

несмотря на возникающие трудности, частичнозрячие

даже при отсутствии форменного зрения продолжают

ориентироваться в большом пространстве визуально.

Уже наличие светоощущения дает слепому возможность

ориентироваться в помещении по оконным проемам, ос-

ветительным приборам и другим источникам света, ко-

торые он различает на темном фоне. При ориентировке

на местности чередование светлых и темных пятен сигна-

лизирует слепому о наличии препятствий, служит ориен-

тирами. Ярким примером визуальной ориентировки при

наличии светоощущения является приведенное в моно-

графии В. С. Сверлова описание этого процесса одним

ослепшим.

<Я не вижу предметов и не различаю цветов, - пи-шет он. - Все вокруг меня мне кажется серым, но этосерое имеет много оттенков. Одни предметы или частикажутся мне более темными, другие - более светлыми.Когда я иду по улице, то при благоприятном освещениия вижу на несколько метров перед собой панель в видеоднообразной серой полосы. Полоса эта ограничена болеетемной полосой со стороны забора и тоже серой, ноиного характера, неровной серой полосой полотнаулицы. Я иду уверенно и быстро по этой серой полоседо тех пор, пока на ней не встретится что-то, что окра-шено в более густой серый или даже черный цвет; тогдая принимаю меры предосторожности. Вот на моем путитемное пятно неопределенной формы. Это может быть илежащим на панели предметом, и ямой, и просто тенью,отброшенной каким-либо другим предметом, или дажеследом от не совсем просохшей лужи. Если такое пятноприсуще данному месту и встречается здесь постоянно..,160то пятно это не мешает мне и даже служит мне некото-рым ориентиром. Такова, например, неглубокая, по до-вольно большая выбоина на асфальтовой панели, нахо-дящаяся вблизи подъезда дома, который я часто посе-щаю. Иногда меня эти темные пятна сильно подводят.Так, однажды, проходя по малознакомой мне улице,я упал, запнувшись за ступеньку, которую принял затень столба, и шагнул, не подняв ноги. Если на дорогупадает сплошная тень, например, тень от строений... яуже совершенно не различаю дороги и вынужден идтиочень осторожно. Хуже всего, если мне приходится идтипо пространству, где свет и тени постоянно чере-дуются>.

Из приведенного примера видно, что даже незначи-

тельные остатки зрения способствуют пространственной

ориентировке слепых, а будучи дополнены показаниями

других органов чувств, могут давать достаточно ясную

для правильной ориентировки картину ближнего про-

странства.

Следует иметь в виду, что при отсутствии навыков

визуальной ориентировки некоторые формы патологии

зрения могут неблагоприятно влиять на этот процесс,

дезориентируя слепого. Такие случаи наблюдаются при

заболеваниях сетчатки, вызывающих так называемую

<куриную слепоту>, при которой человек в сумеречном

освещении становится временно абсолютно слепым; при

деформациях поля зрения, когда больной видит окру-

жающее его пространство лишь частично; при наруше-

ниях цветного зрения.

Осязание как совместное функционирование кож-

но-механического и двигательного анализаторов имеет

для слепых при отражении пространственных свойств и

отношений исключительно большое значение. Однако,

будучи контактным способом перцепции, оно значитель-

но проигрывает зрению в возможности чувствования

вдаль. Поэтому пространство, в котором ориентируется

слепой, ограничено зоной действия рук. Осязаемое про-

странство может быть расширено за счет использования

различных щупов, например, трости, а также перемеще-

ния тела в пространстве. Однако во всех случаях слепой

в каждый определенный момент будет иметь дело

с очень узким пространством, которое можно определить

как предметопознавательное.

II А. Г. Литвак 161

Сужение осязательно воспринимаемого пространства

не снижает роли осязания как основного средства по-

знания пространственных свойств и отношений, как ос-

нивы формирования нристрансткенных нредставлепнн

при слепоте.

Сфера применения осязательных способов обследо-

вания при ориентировке слепых исключительно широка:

осязание используется в быту, учебной и производ-

ственной деятельности. При помощи активного и инстру-

ментального осязания слепые не только воспринимают

отдельные предметы, но и устанавливают их простран-

ственные отношения, локализуют их в пространстве.

Благодаря этому слепые часто очень точно ориентиру-

ются в рабочем пространстве, например, на парте или

столе, легко обнаруживая необходимые им предметы.

При ориентировке в большом пространстве в процес-

се передвижения по местности осязание, в основном

опосредствованное, продолжает выступать как предмего-

познавательное средство. Ощущая через подошвы обуви

изменения рельефа местности, нащупывая тростью пре-

пятствия и обнаруживая ориентиры, слепые успешно

придерживаются избранного направления и обнаружи-

вают цель.

Входящий в комплекс осязания двигательный анали-

затор может выступать самостоятельно. Мышечное чув-

ство позволяет слепым оценивать расстояния между

объектами и составлять представление о протяженности

пространства.

Слух в пространственной ориентировке слепых иг-

рает исключительно важную роль, так как при полной

или частичной утрате зрения становится ведущим видом

чувствительности при дистантном восприятии объектов.

Благодаря слуховым ощущениям и восприятиям слепые

способны локализовать в пространстве невидимые объек-

ты, являющиеся источниками звука, определить направ-

ление его распространения, судить по распространению

и качеству звука о величине и заполненности замкнутого

пространства. Звуки, лишенные сами по себе элементов

пространственности (формы, величины, объемности),

ассоциируются с множеством признаков предметов, их

издающих. Чем шире круг таких ассоциаций, тем уве-

реннее слепой ориентируется в пространстве, не только

констатируя наличие звукового источника, локализуя

его в пространстве и определяя направление звуковой

волны, но и осознавая его предметное значение. Таким

образом, слуховые восприятия, ассоциируясь с восприя-

тиями других модальностей, приобретают предметность

и участвуют в формировании пространственных пред-

ставлений.

Примером слуховой ориентации может служить ори-

ентировка слепых на улице, в процессе которой они оп-

ределяют направление и скорость движения транспорта;

улавливают и локализуют звуки, служащие для них

ориентирами (частое хлопание дверей в каком-нибудь

учреждении, шумы, доносящиеся с близлежащего заво-

да, бой курантов и т.п.); по характеру распространения

и изменения звука судят о величине и заполненности

пространства; по шагам идущего впереди человека оп-

ределяют качество дорожного покрытия, наличие усту-

пов и иных неровностей и т. д.

Часто в ориентировке слепых используется отражен-

ный звук. Воспринимая звуки, издаваемые при передви-

жении и отражаемые близлежащими предметами, еле

пые довольно точно определяют направление и степень

удаленности предмета, экранирующего звук. Например,

для того чтобы определить, нет ли на пути препятствия,

слепые хлопают в ладоши, щелкают пальцами, постуки-

вают тростью. Подобные звуки, отражаясь от стен до-

мов, крупных предметов, возвращаются к своему источ-

нику в несколько измененном виде и позволяют судить

о величине помещения, наличии мягкой мебели, опреде-

лять местонахождение дверного проема или арки в сте-

не дома и т. п.

Приемы слуховой ориентации, основанные на прин-

ципе звуковой локации, используются слепыми довольно

широко как в закрытых помещениях, так и на открытой

местности. Именно в этих случаях <звук,-пишетВ. С. Сверлов,-является подлинным и единственнымзондом пространства, способным сообщить нам (сле-пым.-А. Л.) некоторые о нем сведения>.

Обоняние в ориентировочной практике слепых ис-

пользуется довольно часто, поскольку так же, как и слух,

может дистантно сигнализировать о наличии того или

B.C. Сверлов. Пространственная ориентировка слепых.

Учпедгиз, М., 1951, стр. 77.

163

иного объекта. При осложнении слепоты глухотой его

роль значительно увеличивается, так как обоняние ста-

новится единственным видом дистаитной чувствитель-

ности. При помощи обоняния слепые определяют место-

нахождение объектов, обладающих специфическими за-

пахами. Запахи, постоянно присущие тому или иному

неподвижному объекту, служат слепым ориентирами

при передвижении в пространстве.

Помимо перечисленных внешних органов чувств, при

ориентировке слепых широко используются и другие

виды чувствительности: вибрационная, температурная,

статистическая. Пх роль в ориентировке слепых быль

подробно рассмотрена в соответствующих параграфах

главы IV.

Взаимно дополняя друг друга, объединяясь в про-

цессе восприятия в сложные комплексы, слуховые, кож-

ные, мышечно-суставные, обонятельные, вибрационные,

статические, а у частичнозрячих и зрительные ощущения

достаточно подробно информируют слепых об окружа-

ющем пространстве, благодаря чему они при известном

навыке оказываются в состоянии успешно решать зада-

чи выбора, сохранения направления и обнаружения

цели.

3. Топографические представления

Ориентация в пространстве, как уже отмечалось, есть

процесс практического применения пространственных

представлений, среди которых для ориентации в боль-

шом пространстве наиболее важную роль играют иссле-

пованные и описанные Ф. Н. Шемякиным топографиче-

ские представления. Топографические, представления-

это представления о местности, возникающие на основе

восприятия и локализации объектов в пространстве.

Топографические представления являются сложной со-

вокупностью образов памяти; в них отражается форма,

величина, удаленность объектов и направления, в кото-

рых они расположены по отношению к какой-либо точке

отсчета.

Формирование топографических представлений, так

же как и пространственных представлений вообще, про-

164

исходит в результате отражательной, условно рефлек-

торной деятельности мозга. В совокупной, интегративной

деятельности многих анализаторных систем при воспри-

ятии пространства ведущая роль принадлежит двига-

тельному анализатору.

В предыдущих главах было установлено, что слепые

адекватно отражают пространственные свойства и от-

ношения предметов и что широко распространенное в

тифлопсихологии мнение о принципиальном различии

зрительных симультанных и осязательных сукцессивных

пространственных образов на практике не подтверди-

лось.

Опыт пространственной ориентации слепых и экспе-

риментальные исследования Ф. Н. Шемякина показали,

что у них <...есть топографические представления и что,следовательно, эти представления могут существоватьбез зрительных образов>. Разумеется, эти представле-

ния слепых и нормально видящих имеют существенные

различия, по они, как показал Ф. Н. Шемякин, сводятся

к характеру и степени участия в топографических пред-

ставлениях двигательных образов памяти, которые у

слепых <реализуются в тонкой и точной игре пальцев,а у арячих-в общих и грубых перемещениях тела ируки> Таким образом, старое представление о том,

что слепые имеют дело с <двигательным>, а зрячие с

<чисто зрительным> пространством, окончательно опро-

вергается.

Топографические представления выступают в двух

видах, различающихся по уровню обобщенности.

Ф. Н. Шемякин выделил представления типа <карта-путь> и <карта-обозрение>.

Для топографических представлений типа <карта-путь> характерны конкретность и постепенность просле-

живания пространственных отношений. Ориентация в

пространстве на основе этих представлений имеет сук-

цессивный характер: в ходе ориентации воспроизводят-

ся и сравниваются с данными восприятия представления

Ф. Н. Шемякин. К вопросу о топографических представ-

лениях у слепых. <Советская певрогтсихиатрия>, т. VI, 1941, стр.

605-606.

Там же.

165

о всех ориентирах, находящихся между отправным и

конечным пунктами. Представления такого рода явля-

ются первичными, развиваясь раньше, чем представле-

ния типа <карта-обозрение>. При слепоте конкретное,

сукцессивное прослеживание пространственных отноше-

ний является наиболее распространенным способом ори-

ентации. Именно с этим связана ограниченность авто-

матизма в ориентировке без участия зрения.

Представления второго типа – <карта-обозрение>

характеризуются одномоментностью мысленного охвата

пространственных отношений, свойственных тому или

иному замкнутому пространству. При ориентировке, ос-

нованной на представлениях типа <карта-обозрение>,

одномоментно, симультанно воспроизводится вся сово-

купность пространственных отношений в виде плана оп-

ределенной местности. Представления этого типа фор-

мируются на основе представлений типа <карта-путь>

в результате их обобщения, а также выделения в виде

схемы основного направления, расстояния и наиболее

важных ориентиров.

В связи с тем, что слепые, активно передвигаясь по

местности, получают правильные представления о на-

правленности, расстоянии и других пространственных

характеристиках, которые затем детально вербализиру-

ются, Ф. Н. Шемякиным было сделано предположение

о наличии у них представлений типа <карта-обозрение>.

В последних исследованиях было подтверждено, что

<у слепых формируются топографические представления,в которых слепые поднимаются до симультанного обо-зрения местности, недоступного им в восприятии>. Си-

мультанность обозрения местности осуществляется бла-

годаря аналитико-синтетической деятельности мышле-

ния, на базе речи.

Существование у слепых тех же типов топографиче-

ских представлений, что и у зрячих, еще раз показывает,

что в основе ориентации в пространстве лежит работа

не одного зрительного анализатора, а активное практи-

ческое отражение пространственных отношений в ре-

зультате интегративной деятельности всех анализатор-

ных систем.

Н. Г. Х опре II и II о в а. Исследование пространственных

представлений у слепых. Автореф. канд. дисс., М., 1953, стр. 10.

166

Возможность формирования у слепых топографиче-

ских представлений типа <карта-обозрение> подтвержда-

ет неправомерность противопоставления зрительного, си-

мультанного-осязательному, сукцессивному восприя-

тию и свидетельствует о том, что <сукцессивность исимультанность пространственных восприятий и пред-ставлений следует относить не за счет различия междуих двигательными и зрительными компонентами, я рас-сматривать как проявление уровней их развития> .

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ VII

B.C. Сверло в. Пространственная ориентировка слепых, Уч-

педгиз, М., 1951.

Н. Г. Х опре ни нов а. Исследование пространственных пред-

ставлений у слепых. Автореф. канд. дисс., М., 1953.

Ф. Н. Шемякин. Ориентация в пространстве. Сб. <Психоло-гическая наука в СССР>, т. 1, М” 1959.

1 Ф. Н. Шемякин. Ориентация в пространстве. Сб. <Психо-логическая наука в СССР>, т. 1, М., 1959, стр. 188.

ГЛАВА VIII

ПАМЯТЬ СЛЕПЫХ И СЛАБОВИДЯЩИХ

1. Вопросы психологии памяти слепых

Память, как совокупность процессов запоминания,

сохранения и забывания, узнавания и воспроизведения,

является необходимым условием общественно-трудовой

деятельности человека. Развитие памяти непосредствен-

но связано с развитием общества-исторический про-

гресс требует все большего и большего усложнения

функций памяти. Совершенно очевидно также, что уро-

вень развития памяти оказывает существенное влияние

на развитие личности в целом, так как от него зависит

успешность участия человека в различных видах дея-

тельности.

Очевидно, именно ролью памяти в психической жизни

можно объяснить огромный интерес и не менее большое

количество исследований по данной проблеме в психо-

логической науке. Однако, если в общей психологии

важнейшие вопросы по проблеме памяти успешно ре-

шаются, то тифлопсихологическая наука пока еще дале-

ка от более или менее полного освещения протекания

процессов памяти при глубоких нарушениях зрения.

А между тем при дефектах зрения различной тяжести

роль памяти, и главным образом процессов запоминания

и сохранения, по сравнению с нормой, увеличивается.

Это объясняется тем, что огромное количество инфор-

мации, не требующей специального запоминания у зря-

чих, должно прочно запоминаться слепыми и слабови-

дящими. Действительно, множество объектов, восприни-

мающихся нормально видящими повседневно и без вся-

ких затруднений, не всегда доступны для повторного

восприятия при дефектах зрения. Если к этому добавить

затруднения, испытываемые слепыми и слабовидящими

при работе с литературой (справочниками, словарями,

учебниками и т. п.) и другими объектами деятельности,

то необходимость прочного запоминания и длительного

сохранения большого количества дополнительной, по

сравнению с нормой, информации для данного контин-

гента станет вполне очевидной.

Экспериментальные исследования памяти слепых

конца XIX-начала XX веков не дали однозначных ре-

зультатов, и во взглядах на память слепых существовали

серьезные расхождения.

Многие тифлопсихологи (Верт, Крогиус, Штумпф),

опираясь на свои исследования, утверждали, что память

слепых развита лучше, чем у зрячих. В их работах от-

разилось возникшее в период интроспективной тифло-

психологии и широко распространившееся мнение о яко-

бы более быстром и достигающем более высокого уров-

ня развития формировании <высших> психических функ-

ций у слепых, по сравнению с нормально видящими.

Причину более быстрого запоминания, длительного со-

хранения и увеличения объема памяти слепых объясняли

либо с идеалистических позиций, как результат высво-

бождения <специфической энергии>, направляющейся

при утрате зрения в сохранные системы организма, либо

механистически, как результат мнемических упражнений.

Нужно отметить, что ни теоретические объяснения,

ни экспериментальные данные не являются убедитель-

ными и не могут доказать <изощренности> памяти сле-

пых. Например, в наиболее солидном сравнительном

экспериментальном исследовании памяти зрячих и сле-

пых, проведенном русским тифлопсихологом А. А. Кро-

гиусом, различие в объеме запоминаемого материала

между слепыми и зрячими составило 0,7% для чисел и

слов, обозначающих зрительные образы, и 0,9% Для

слов, обозначающих образы осязательные. Очевидно,

что такое различие нельзя считать существенным. Так-

же не являются убедительными из-за ограниченности

методической и недостаточности экспериментального

материала данные других авторов того времени. Не

169

могут служить доказательством <изощренности> памяти

слепых и приводимые в литературе примеры высокого

развития у некоторых из них мнемических способностей

(так К. Бюрклен в <Психологии слепых> упоминает о

музыканте Бекере, который мог после однократного

прослушивания повторить шесть музыкальных пьес; о

пианисте Дюлоне, знавшем наизусть 250 произведений;

философе Шенберге, изучившем семь языков; о заме-

чательных счетчиках и т. п.). Эти данные свидетельству-

ют лишь о принципиальной возможности развития па-

мяти при слепоте, но отнюдь не являются доказатель-

ством преимущественного ее развития.

Необоснованность утверждений о преимуществе па-

мяти слепых над памятью нормально видящих отмеча-

лась еще современниками упомянутых авторов (Лембке,

Мюллер и др.), однако также нуждалась в эксперимен-

тальном подтверждении.

Современные исследования отдельных процессов па-

мяти слепых и слабовидящих, проведенные в Институте

дефектологии и на кафедре тифлопедагогики ЛГПИ

им. А. И. Герцена, показали не только отсутствие какого

бы то ни было <изощрения> памяти при дефектах зре-

ния, но, напротив, констатировали затрудненность и спе-

цифические особенности протекания запоминания, со-

хранения, узнавания, хотя общие закономерности памя-

ти, выявленные у нормально видящих, продолжают про-

являться и здесь.

2. Специфические особенности процессов памяти

слепых и слабовидящих

Запоминание в различных его видах – осмыслен-

ное и механическое, произвольное и непроизвольное-

является важнейшим процессом памяти, и от уровня его

развития в прямой зависимости находится успешность

деятельности человека.

Известно, что физиологическим механизмом процесса

запоминания является образование временных нервнид

связей. Успешность образования временных связей за-

висит от выработки дифференцировок между раздражи-

телями и от количества подкреплений.

170

Рассматривая особенности высшей нервной деятель-

ности слепых, мы уже отмечали, что при нарушениях

зрительных функций наблюдаются замедленные, по

сравнению с нормой, образования временных связей и

выработка дифференцировок, что выражается в необхо-

димости большего количества подкреплений. Это дает

возможность предположить, что дефекты зрительного

анализатора, нарушая соотношение основных нервных

процессов-возбуждения и торможения,-отрицательно

влияют на скорость запоминания.

Эксперименты М. И. Земцовой, А. И. Зотова,

В. А. Лониной, в которых исследовались особенности

памяти слепых и слабовидящих, показали пониженную

продуктивность запоминания материала. Так, по данным

В. А. Лониной, продуктивность запоминания слабови-

дящих школьников четвертого класса ниже, чем у пер-

воклассников массовой школы.

Среди особенностей процесса запоминания слепых и

слабовидящих школьников, кроме уменьшения объема

и скорости, можно отметить недостаточную осмыслен-

ность запоминаемого материал-а. Недостатки логической

памяти связаны с дефектами восприятия и обусловлен-

ными последними некоторыми недостатками мышления

(разрыв между понятием и его конкретным содержани-

ем, а отсюда трудности, испытываемые слепыми и сла-

бовидящими в мыслительных операциях анализа и син-

теза, сравнения, классификации и т. д.). Однако нужно

отметить, что, несмотря на недостаточный уровень раз-

вития логической памяти, запоминание материала, име-

ющего смысловые связи, протекает у детей с нарушенны-

ми зрительными функциями успешйей, нежели материа-

ла, не связанного смысловыми отношениями (А. И. Зо-

тов).

Кроме того, у слепых и слабовидящих школьников

слабее, чем в норме, проявляется действие <законакрая>, согласно которому лучше запоминается начало

и конец материала. У них наиболее продуктивно проис-

ходит запоминание начала материала, что, вероятно,

объясняется повышенной утомляемостью детей с дефек-

тами зрения.

В. А. Ленина. Особенности преднамеренного запоминания

словесного материала у слабовидящих учащихся младших классов.

Ill Всесоюзный съезд Общества психологов, т. Ill, М., 1968.

Характерным для слепых и слабовидящих является

огромный размах индивидуальных колебаний в объеме

памяти, скорости запоминания, соотношении механиче-

ского и осмысленного запоминания. Индивидуальные

различия, обусловленные многообразными причинами

(типологические особенности, чувственный опыт, уровень

интеллектуального развития и т. д.), не зависят, как вы-

явилось в экспериментах, от состояния зрительных функ-

ций. Такого рода зависимость обнаруживается только

в тех случаях, когда слепота вызвана черепно-мозго-

выми заболеваниями. При наличии черепно-мозговых

заболеваний или травм и вызванных ими задержек психи-

ческого развития и различной степени умственной отста-

лости на общем фоне снижения памяти наиболее стра-

дает осмысленное запоминание. Подобная патология

обусловливает, кроме того, и нарушения внимания, чт”>

также неблагоприятно сказывается на объеме и скоро-

сти запоминания.

Несмотря на наличие некоторых специфических осо-

бенностей, процесс запоминания у слепых и слабовидя-

щих подчиняется тем -же закономерностям, что и

в норме. Это подтверждается увеличением объема и ско-

рости запоминания с возрастом, преобладанием смысло-

вого запоминания над механическим, лучшим запоми-

нанием слов, не имеющих смысловых связей, в младшем

школьном возрасте, чем в старшем, теми же, что и

в норме, проявлениями ассоциативной памяти.

Психологическое объяснение замедленного развития

процесса запоминания у слепых и слабовидящих иссле-

дователи находят в недостатке наглядно-действенного

опыта, повышенной утомляемости, а также несовершен-

стве методов обучения детей с дефектами зрения. Недо-

статочный объем, пониженная скорость и другие недо-

статки запоминания слепых и слабовидящих детей

имеют <вторичный характер (т. е. обусловлены не самимдефектом зрения, а вызываемыми им отклонениямив психическом развитии.-А. Л.), их можно предупре-дить путем развития у детей активности и самостоятель-ности при наблюдении предметов, явлений и процессовокружающей действительности> . Дадные, полученные

Дети с глубокими нарушениями зрения. Сб. под ред.

М. И, Земцова, А. И. Каплан, М. С. Певзнер, <Просвещение> М.,

1967, стр. 282.

совсем недавно А. И. Зотовым , свидетельствуют о боль-

ших потенциальных возможностях детей с глубокими

нарушениями зрения для развития памяти при учете ин-

дивидуальных, возрастных и аномальных особенностей.

И, наконец, следует подчеркнуть, что наличие общих

для слепых, слабовидящих и нормально видящих зако-

номерностей процесса запоминания дает основание ду-

мать, что и условия продуктивного запоминания при

дефектах зрительного анализатора остаются теми же,

что и в норме.

Сохранение и забывание- процессы памяти,

отражающие прочность и динамичность временных нерв-

ных связей,-зависят от качества усвоения материала,

его значимости для индивида, повторения, типологиче-

ских особенностей личности.

Так же, как и при запоминании, у слепых и слабови-

дящих наблюдается большая вариативность индивиду-

альных показателей и наряду с длительным сохранением

у них можно наблюдать быстрое забывание.

Очевидно, что протекание этих процессов памяти

связано в первую очередь с ограниченными возможно-

стями слепых и слабовидящих повторно воспринимать

усвоенный материал. Большое количество эксперимен-

тальных данных, характеризующих процесс сохранения

при дефектах зрения, получен при изучении представле-

ний. Имеются многочисленные факты, свидетельствую-

щие, что образы памяти слепых и слабовидящих при

отсутствии подкреплений обнаруживают тенденцию

к распаду. Даже небольшие промежутки времени (1-

3 месяца) отрицательно сказываются на их представле-

ниях, что проявляется в резком снижении уровня диф-

ференцированности, адекватности образов эталонам

(объектам восприятия).

Быстрое забывание усвоенного материала объяс-

няется не только недостаточным количеством или отсут-

ствием повторений, но и недостаточной значимостью

объектов и обозначающих их понятий, о которых сле-

пые могут получить только вербальное знание. В этом

А.И.Зотов. К вопросу о возрастных и индивидуальных

особенностях процессов памяти у учащихся школ слепых. Ученые

записки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 420, 1970.

отношении яркой иллюстрацией могут служить экспери-

менты Ф. Н. Шемякина, показавшие, как слепота и на-

рушения цветного зрения отрицательно сказываются на

оперировании понятиями, обозначающими цвета. Совер-

шенно очевидно, что большое количество объектов и по-

нятий, полных значимости и поэтому легко запоминаю-

щихся и длительно сохраняющихся в памяти у зрячих,

для лиц с дефектами зрения теряют свое значение, что

не способствует как запоминанию, так и длительному

сохранению.

Установлено, что сохранность представлений зависит

от остроты зрения (подробнее см. в гл. VI). Однако

нетрудно предположить, что недостатки процесса сохра-

нения, возникающие как следствие нарушений в сфере

чувственного отражения, могут быть в значительной

мере устранены при дифференцированном, учитываю-

щем состояние зрительного анализатора, наглядно-дей-

ственном обучении слепых и слабовидящих.

Узнавание и воспроизведение- процессы

памяти, в которых проявляется качество запоминания и

сохранения материала, – также имеют у слепых и сла-

бовидящих свои особенности.

Узнавание как деятельность, в которой сопостав-

ляется образ памяти с объектом восприятия, зависит от

того, насколько полно и точно в прошлом и в настоящем

было и есть восприятие, от того, какие – существенные

или несущественные – свойства и признаки были выде-

лены и теперь сравниваются.

Формирующиеся у слепых и слабовидящих слабо

дифференцированные, фрагментарные образы и трудно-

сти, испытываемые при выделении наиболее существен-

ных сторон и свойств предметов и явлений окружаю-

щего мира, проявляются впоследствии при узнавании

объектов. Узнавание объектов при дефектах зрения осу-

ществляется, как показывают опыты Т. Н. Головиной и

М. И. Земцовой, замедленно и менее полно, нежели

в норме, причем правильность узнавания находится в за-

висимости от остроты зрения. Так, в экспериментах

М. И. Земцовой обнаружилось, что правильность узна-

вания у слабовидящих, по сравнению с частичнозря-

чими, возрастает примерно в 1,5 раза.

Характерным для слепых и слабовидящих является

174

также неспецифическое узнавание . Если затруд-

нения в установлении тождественности образов памяти

объектам восприятия связаны с особенностями осяза-

тельного или дефектного зрительного восприятия, то не-

специфичность узнавания, под которой подразумевается

опознавание объектов как ранее воспринимавшихся по

второстепенным, несущественным, неспецифическим при-

знакам, объясняется трудностями, испытываемыми при

выделении существенных, специфических признаков.

Узнавание как способность соотносить, сопоставлять

объекты восприятия и образы памяти развивается у сле-

пых и слабовидящих так же, как и в норме, постепенно

и зависит от чувственного опыта. Ограниченность по-

следнего при нарушениях функций зрительного анализа-

тора замедляет развитие этого процесса.

Исследования узнавания показывают, что в процессе

обучения, способствующего овладению навыками осяза-

тельного восприятия у незрячих, осязательно-зритель-

ного-у частичнозрячих и зрительного-у слабовидя-

щих, обращающего внимание на опознавательные

признаки объектов, т. е. способствующего развитию во-

сприятий различных модальностей и выработке умения

выделять существенные признаки и сопоставлять их, про-

цесс узнавания у слепых и слабовидящих претерпевает

серьезные качественные и количественные изменения и

приближается к норме.

Воспроизведение в отличие от узнавания тре-

бует более полного запечатления и сохранения ранее

воспринятого. В ряде исследований памяти слепых и

слабовидящих отмечается недостаточно полное и замед-

ленное воспроизведение материала. Совершенно оче

видно, что на качестве этого процесса сказываются

недостатки запоминания и сохранения, которые уже от-

мечались. Однако можно предположить, что замедленное

воспроизведение слепых объясняется еще и особенно-

стями высшей нервной деятельности, а именно, некото-

рым преобладанием тормозного процесса. Возможно,

этой же причиной объясняется и более часто, чем у нор-

мально видящих, наблюдающееся у слепых явление

См.: Т.Н. Г о лов и на. О некоторых особенностях зритель-

ного узнавания объектов глабовидящими школьниками. <Специаль-ная школа>, вып. 4, 1958.

реминисценции. Подобное предположение, разумеется,

нуждается в проверке, но независимо от того, подтвер-

дится оно в эксперименте или нет, требует от учителя

специальной школы особого внимания и такта при оп-

росе учеников, так как замедленное воспроизведение

учебного материала может свидетельствовать не об от-

сутствии или недостаточном уровне знаний, а об особен-

ностях высшей нервной деятельности опрашиваемого.

Важнейшим условием успешного запоминания, сохра-

нения и воспроизведения является качество и характер

материала. В старой тифлопсихологии существовало

мнение, что слепым присущ слуховой тип памяти, при-

чем оптимальным для запоминания считался отвлечен-

ный материал (абстрактные понятия, цифры) и слова.

обозначающие слуховые образы.

Представление о том, что у слепых преимущественно

развивается словесно-логическая память слухового типа,

опиралось на объективные данные, полученные в экспе-

риментах. Однако это свидетельствовало не о том, что

слепота неизбежно влечет за собой развитие словесно-

логической памяти слухового типа, как это полагали

многие тифлопсихологи (Ансальди, Крогиус, Руднев),

а лишь показывало влияние на память слепых господст-

вовавших в то время вербальных методов обучения.

Совершенно очевидно, что попытки охарактеризовать

память слепых как словесно-логическую, без всякого

учета влияния деятельности на формирование типа и

вида памяти, являются дальнейшим развитием идеали-

стической концепции о преимущественном развитии

<высших> психических процессов, высвобождающихся

из под <гнета> ощущений при выпадении зрительных

функций.

В действительности не только, и даже не столько

анатомо-физиологические особенности, сколько харак-

тер деятельности и содержание запоминаемого мате-

риала определяют тип и вид памяти индивида. Поэтому

можно полагать, что включение лиц с глубокими пора-

жениями зрительного анализатора в различные виды

деятельности и широкое использование всех сохранных

анализаторов, а также остаточного зрения явится сти-

мулом и объективным условием для гармоничного раз-

вития всех видов (словесно-логической, образной, эмо-

циональной и двигательной) памяти. Что касается типа

памяти, то совместная деятельность сохранных анализа-

торных систем должна способствовать формированию

смешанного типа либо, при абсолютном доминировании

в деятельности одного анализатора, создавать, соответ-

ственно, одноименный тип.

ЛИТЕРАТУРА

ГЛАВЕ VIII

Т.Н. Г о лови и а. О некоторых особенностях зрительного

узнавания объектов слабовидящими школьниками. <Специальнаяшкола>, вып. 4, 1958.

Дети с глубокими нарушениями зрения. Сб. под ред. М. И. Зем-

цовой, А. И. Каплан, М. С. Певзнер. <Просвещение>, М, 1967 стр

279-282.

М. И. 3 ем ц о в а. Пути компенсации слепоты, изд АПН

РСФСР, М., 1956, гл. VIII.

А. А. Крогиус. Психология слепых и ее значение для об-

щей психологии и педагогики. Изд. автора, Саратов, 1926, гл. V.

В. А. Ленина. Особенности непреднамеренного запомина-

ния наглядного материала у слабовидящих учащихся младших

классов. <Специальная школа>, вып. 3, 1966.

12 А. 1″. Литвак

ГЛАВА IX

ВООБРАЖЕНИЕ СЛЕПЫХ

Воображение- это своеобразная форма отраже-

ния действительности, в которой на основе представле-

ний конструируются образы объектов, до того никогда

не воспринимавшихся. Воображение имеет для слепых

такое же значение, как и для нормально видящих: пре-

образуя имеющиеся представления и понятия, оно рас-

ширяет сферу познания, создает возможность предви-

деть результаты деятельности, способствует развитию

мышления, воли, эмоциональной сферы, оказывает суще-

ственное влияние на формирование личности.

Отличаясь от представлений по своим функциям (об-

разы памяти воспроизводят, а образы воображения ре-

конструируют прошлый опыт), воображение теснейшим

образом с ними связано. Ни один даже самый фанта-

стический образ воображения не может быть создан без

опоры на представления, а в конечном счете без опоры

на объективную реальность. <Несомненно, что отправ-ной точкой для преобразований, осуществляемых вооб-ражением, служит опыт. Поэтому, чем шире, разнооб-разнее опыт человека, тем - при прочих равных усло-виях-богаче будет и его воображение>.

Отсюда становится ясным, что узость круга, фраг-

ментарность, недостаточная обобщенность и другие не-

достатки образов не могут не сказаться на уровне раз-

вития способности к воображению.

С. Л. Р уби и штейн. Основы общей психологии, Учпсдгиз,

М” 1946, стр. 333.

В тифлопсихологии конца XIX-начала XX века су-

ществовали две диаметрально противоположные точки

зрения на воображение слепых. Представители ассоциа-

тивной психологии утверждали, что сужение сферы чув-

ственного познания ограничивает возможности комбини-

рования и создания новых образов, образов воображе-

ния, особенно творческого. Характерно, что утверждая,

причем совершенно справедливо, зависимость воображе-

ния от ощущений, Г. П. Недлер, К. Краузе и другие

тифлологи не видели его тесной связи с мышлением и

речью, позволяющими в значительной мере восполнить

пробелы чувственного отражения, и разрывали таким

образом единство чувственного и понятийного.

В противовес тифлопсихологам и педагогам сенсуали-

стического толка, А. А. Крогиус, А. М. Щербина и дру-

гие авторы развивали идеалистическую концепцию

преимущественного развития психики при слепоте, ут-

верждая, что выпадение функций зрения способствует

развитию и богатству <внутренней> жизни. Будучи от-

горожен от внешнего мира, слепой, по их мнению, со-

здает с помощью мышления и воображения свой <внут-ренний мир>, а это способствует развитию <высших>

психических процессов. Воображение слепых характери-

зуется упомянутыми авторами как более живое, чем

у зрячих, слепым приписывается высокое развитие

творчески-музыкального и математического воображения

и т.п..

Приведенные взгляды, несмотря на их противополож-

ность, имеют много общего, так как и в первом и во

втором случаях разрывается единство чувственного и

логического, в результате чего первые недооценивают,

а вторые преувеличивают возможности воображения

слепых.

Между прочим, интересно, что аналогичный взгляд на твор-

ческие возможности слепых, как ничем не ограниченные и являю-

щиеся проявлением <внутренних сил>, был широко распространен

среди людей, очень далеких от научной психологии. Например,

В. Гюго писал об ослепшем поэте Араго: <Когда гаснет телесноеоко, загорается око ума>. Очень похожие строки можно прочитать

А. Пушкина о Козлове:

Певец, когда перед тобой

Во мраке скрылся мир земной,

Мгновенно твой проснулся гений…

Только диалектико-материалистический подход, рас-

сматривающий процесс психического отражения как

единство чувственного и логического, может объективно

вскрыть особенности воображения при слепоте.

Сужение сферы чувственного познания за счет пол-

ного или частичного выпадения функций зрения обед-

няет восприятие и представления и ограничивает воз-

можности комбинирования и реконструкции образов

в воображении. Бедность воображения слепых можно

наблюдать на самом низшем уровне его проявления –

при непроизвольной трансформации образов в сновиде-

ниях. Психологи, изучавшие сновидения слепых (Гер-

ман, Джестроу, Челианов), отмечают их зависимость от

времени и степени нарушений зрения и указывают, что

наиболее яркие сновидения имеют место у лиц, ослеп-

ших в зрелом возрасте. Сновидения же ослепших в дет-

стве бедны образами, туманны и лишены зрительных

элементов .

Однако, несмотря на ограниченные возможности, во-

ображение слепых широко используется в процессах

деятельности и в ряде случаев восполняет недостатки

восприятия и бедность чувственного опыта, выполняя

таким образом компенсаторные функции.

Особо важная роль в компенсации дефектов зрения

и обусловленных ими пробелов в чувственном познании

принадлежит воссоздающему воображению. При его

помощи слепые на основе словесных описаний и имею-

щихся зрительных, осязательных, слуховых и других об-

разов формируют образы объектов, недоступных для

непосредственного отражения; обследуя макеты, модели,

рельефные изображения недоступных для осязательного

или нарушенного зрительного восприятия объектов, они

в своем воображении трансформируют возникающие

образы, в результате чего адекватно представляют ре-

ально существующие, но не воспринимавшиеся ими

непосредственно в натуральном виде предметы. Осо-

бенно отчетливо комбинирующая деятельность вообра-

жения проявляется у ослепших, которые на основе сох-

ранившихся зрительных представлений создают новые

яркие образы воображения. Наличие же остаточного

См., напр., Г. И. Челпанов. Очерки из психологии слепых.

<Мир Божий>, № 1-2, 1894.

зрения еще больше расширяет возможности слепых

в этом виде психической деятельности. Можно полагать,

что при прочих равных условиях (возраст, развитие

мышления, чувственный опыт и т. д.) сила воображения

будет находиться в прямой зависимости от состояния

зрительных функций.

Независимо от того, оперируют ли при воссоздаю-

щем воображении зрительными, слуховыми или осяза-

тельными образами, сам процесс их формирования

у слепых протекает так же, как и у нормально видящих,

и имеет своей физиологической основой образование но-

вых сочетаний временных нервных связей, ранее сформи-

ровавшихся в коре больших полушарий.

Развитие воссоздающего воображения у слепых яв-

ляется важной задачей педагогического процесса. Целе

направленное, управляемое педагогом воспитание вооб

ражения необходимо не только потому, что оно запол

няет пробелы в чувственных знаниях, но и потому, что

воображение, опираясь на недостаточные по полноте и

осмысленности представления, может уводить слепого

в сторону от реальной жизни. Особенно часто это наблю-

дается при пассивном воображении, к которому в силу

своего малоподвижного образа жизни, недостаточно ак-

тивного включения в деятельность (игровую, -трудовую

и учебную) склонны слепые. Воображение под влиянием

потребностей, чувств и эмоций и не регулируемое волей

и сознанием создает нереальные, фантастические образы.

<Эти образы фантазии, являющиеся для его (слепого.-А. Л.) развития бесполезными, для характера вредными,а для жизненного успеха гибельными, слепой оцениваетчасто как свое высшее духовное состояние, так как ониприносят ему самоуверенность и уводят от суровой дей-ствительности, питая и поддерживая его жизнь, полнуюгрез. Результатом этого являются мечтательность и мни-тельность, которые ведут его к деморализации и отчуж-дению от реального мира>,-писал С. Геллер. Хотя

эти строки написаны более полувека тому назад, они

остаются актуальными и сегодня. Отлет воображения

слепых от действительности, возникновение желаемых,

но нереальных образов отчетливо проявляется в мечте –

Цит. по кн.: К. Б ю р клен. Психология слепых. Учиедгиз, М.,

1934, стр. 191.

особом виде воображения, создающем картины буду-

щего. Исследование Н. Г. Морозовой показало, что

слепые в своих мечтах часто видят себя летчиками, ка-

питанами, актрисами, археологами и т. п. Подобный от-

рыв от реальности превращает мечту из стимула дея-

тельности в пустую мечтательность и отрицательно

влияет на развитие личности. Поэтому для правильного

развития способности мечтать необходимо, чтобы чело-

век с дефектом зрения глубоко осознал свой недостаток,

оценил свои возможности, познакомился со сферой их

применения. И в этом ему должен помочь учитель.

Только тесно связанная с жизнью мечта будет активи-

зировать человека, потерявшего зрение, к деятельности,

поможет занять соответствующее место в жизни.

Творческое воображение слепых из-за отсутствия или

недостаточного количества и неполноценности зритель-

ных представлений страдает значительнее, чем воссоз-

дающее. Наиболее отчетливо это проявляется при врож-

денной абсолютной слепоте.

Отмечавшееся некоторыми авторами высокое разви-

тие творческого воображения слепых, их особая склон-

ность к литературному, музыкальному и другим видам

творчества ничем не доказана. Если обратиться к ли-

тературе, наиболее доступному, по мнению многих тиф-

лологов, виду творческой деятельности для слепых, то

нетрудно заметить, что произведения слепых, исключая

ослепших в зрелом возрасте, в высшей степени подра-

жательны, маловыразительны и несовершенны по

форме. Вряд ли в настоящее время кто-нибудь возьмется

утверждать, что они могут претендовать на сколько-ни-

будь значительное место в литературе. Однако эти про-

изведения интересны и могут иметь очень большое зна-

чение для психологического исследования творчества

в условиях сужения сферы чувственного познания.

Художественное творчество может быть полноцен-

ным только в том случае, если оно отражает жизнь во

всей ее полноте. И хотя для творчества <мало наблю-дать, изучать, знать,-писал М. Горький,-необходимоеще и выдумывать, создавать>, само по себе творческое

См.: Н. Г. Морозова. Интересы и мечты слепых школь-

ников младших и средних классов. <Специальная школа>, вьш. 1-2,

1964.

воображение не может возместить тех пробелов в чув-

ственном отражении внешнего мира, которые имеются

у слепых.

Низкий уровень творческого воображения слепых

связан также с тем, что отсутствие или серьезное нару-

шение зрительных функций препятствуют овладению ре-

бенком культурой, так как человеческая культура сла-

галась при известном постоянстве биологического типа

и ее орудия, институты и т. п. рассчитаны на нормаль-

ную психофизическую организацию . Это означает, что

творческая деятельность во многих областях культуры,

науки, искусства возможна только при наличии зрения.

При данном уровне развития технических средств ком-

пенсации ” трудно представить, чтобы человек, лишенный

зрения, мог работать в области физики, химии, биоло-

гии или строительства. Еще труднее представить, как

слепорожденный, никогда не воспринимавший мир во

всем великолепии его красок, игры света и тени, перс-

пективных искажений и, наконец, находящийся в беско-

нечном движении, мог образно и типично воспроизвести

его в художественном произведении.

Ограниченность творческих возможностей слепорож-

денных подтверждается отсутствием среди них подлинно

творческих талантов и гениев. Bce известные слепые

художники – и гениальный английский поэт Мильтон, и

легендарный Гомер, и французский скульптор-анима-

лист Видаль, и многие другие-ослепли в пору возму-

жания или зрелости. Их творчество основано на бога-

том запасе зрительных представлений, которые транс-

1 См.: Л. С. Выготский. Развитие испхо.югических функций,

изд. АПН РСФСР, М” 1960, стр. 54-55.

” Теоретически можио допустить, что технический прогресс со-

здаст средства для полной комленсации слепоты при условии от-

сутствия патологических нарушений в мозговой части зрительного

анализатора. Для подобного допущения имеются уже такие серьез-

ные основания, как изобретение А. дель Кампо электронной <видя-щей> машины, преобразующей световые сигналы в электрические

импульсы, соответствующие по силе биотокам мозга, и передающей

их через электроды в мозг (надорбитальное ответвление тройнич-

ного нерва, а оттуда в ретикулярную формацию), что позволяет

оценивать величину объектов, судить о расстоянии и в некоторых

случаях о цвете. Сам дель Кампо утверждает, что если можно ре-

гистрировать токи мозга, то можно их и вводить туда. См.:

Г. П. Земцов. Слепые могут <видеть> форму предметов. <Спе-циальная школа>, вып. 1, 1968.

формируются силой воображения в новые высокохудо-

жественные образы.

Все сказанное, разумеется, не отрицает наличия

творческого воображения у слепых, и в частности, сле-

порожденных, а только свидетельствует о трудностях,

возникающих на пути его развития при дефектах зре-

ния, об ограничении его возможностей при сужении

сферы чувственного позна.ния.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ IX

К. Бюрклен. Психология слепых. Учпедгиз, М” 1934, стр.

162-168, 189-195.

Н. Г. Морозова. Интересы и мечты слепых школьников

младших и средних классов. <Специальная школа>, вып. 1-2, 1964.

ГЛАВА X

МЫШЛЕНИЕ СЛЕПЫХ

1. Мышление и его роль в компенсации слепоты

Мышление, являясь обобщенным и опосредованным

отражением существенных признаков, связей и отноше-

ний объективного мира, будучи высшей ступенью позна-

вательной деятельности, возникает и развивается на ос-

нове чувственного отражения. Однако связь мышления

с ощущениями, восприятиями и представлениями не ис-

черпывается его односторонней зависимостью от количе-

ства и качества чувственных данных, а имеет двусторон-

ний характер. Возникая и развиваясь на базе <живогосозерцания> (В. И. Ленин), мышление в свою очередь

оказывает корригирующее влияние на процессы чувст-

венного познания, проявляющееся в первую очередь

в осознанности и обобщенности образов.

Полная или частичная утрата функций зрения, ог-

раничивая количественно ощущения и восприятия, сни-

жая полноту, точность и дифференцированность чувст-

венного отражения внешнего мира, в той или иной сте-

пени сказывается на процессе интеллектуального разви-

тия. Однако отсутствие или неполноценность зрительных

впечатлений не может остановить или исказить до неуз-

наваемости общий ход развития мышления, так как ос-

новные физические, пространственные и временные свой-

ства и отношения движущейся материи – плотность,

вес, форма, величина, удаленность, одновременность или

последовательность событий и т. д.,-с достаточной

полнотой отражаются сохранными чувствующими систе-

мами – осязанием, слухом, обонянием и другими. Раз-

виваясь на основе осязательных, слуховых, а у частично-

зрячих еще и зрительных восприятий, мышление оказы-

вает на них обратное влияние, ускоряя и уточняя про-

цесс чувственного познания, делая его целенаправлен-

ным и осмысленным, способствуя дифференциации и

обобщенности образов.

В этом отношении функции мышления при слепоте

ие имеют никаких иринциниальных отличий от его функ-

ций у нормально видящих. Однако выпадение или серь-

езные нарушения функций зрения затрудняют процесс

восприятия, в частности формирование целостного об-

раза, его дифференцированности, и возможность к ши-

роким обобщениям. В связи с этим мышлению слепых

приходится проделывать дополнительную, по сравнению

с нормой, работу, преодолевая относительную сукцес-

сивность осязательных образов слепых, их. фрагментар-

ность, схематизм, восполняя многочисленные пробелы

чувственного познания.

Широкие возможности компенсации дефектов психи-

ческого развития, обусловленных сужением сенсорной

сферы, заключаются также в таком фундаментальном

свойстве мышления, как опосредованность, <позволяю-щем ему опосредованно - умозаключением - раскрытьто, что непосредственно--в восприятии-не дано>.

Возможность мышления отразить, познать недоступ-

ные для восприятия особенности и связи предметов и

явлений неоднократно подчеркивал В. И. Ленин. <Пред-ставление,-писал он,-не может схватить движенияв целом, например, не схватывает движения с быстро-той 300 000 км в 1 секунду, а мышление схватывает идолжно схватить> Очевидно, что возможность чувст-

венного отражения при патологии зрения существенно

ограничена и целый ряд данных о внешнем мире слепые

могут получить и получают опосредованно, косвенным

путем, благодаря работе мышления. Особо следует под-

черкнуть, что хотя человеческое мышление специализи-

руется на выявлении существенных связей и отношений

С. Л. Р убин ui т е и н. Основы общей психологии. Учпед-

гиз, М” 1946, стр. 340.

” В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 29, стр. 209.

и их обобщении, оно отражает также свойства и сущ-

ность объектов (С. Л. Рубинштейн). Именно эта воз-

можность отражать свойства и сущность объектов в их

общих и существенных определениях лежит в основе

.материалистического понимания компенсаторной функ-

ции мышления. Не абстрактные схемы, не символы,

а вполне реальные конкретные представления, образы

воображения и понятия, отражающие недоступные для

непосредственного восприятия объекты, формируются

у слепых и слабовидящих в результате опосредовалного

отражения, что способствует расширению и углублению

познавательных возможностей.

Таким образом, неразрывная двусторонняя связь

чувственного и логического познания определяет ком-

пенсаторную роль мышления при сужении сенсорной

сферы.

2. Теории мышления в буржуазной тифлопсихологии

Мышление является высшей формой отражения дей-

ствительности, и поэтому от уровня его развития суще-

ственно зависит приспособление к жизни, социальная

адаптация индивида. Этим объясняется интерес тифло-

психологов к мыслительной деятельности слепых. Од-

нако, изучая мышление, буржуазные тифлопсихологи

исходили из ненаучных механистических, идеалистиче-

ских и других философских и общепсихологичсских кон-

цепций, что, естественно, отразилось на” их теоретиче-

ских построениях.

Многочисленные взгляды на мышление слепых, об-

стоятельно изложенные в монографии К. Бюрклена

<Психология слепых>, отражают две диаметрально про-

тивоположные точки зрения на развитие этой стороны

психической деятельности при сужении сферы чувст-

венного познания.

Первая, возникшая на заре тифлопсихологии и наи-

более распространенная концепция (Фрике, Струве,

Крогиус, Щербина и др.) утверждала, что потеря зре-

ния способствует более раннему, быстрому, преимущест-

венному развитию логического мышления у слепых,

нежели у нормально видящих. Исходя из рационалисти-

187

ческих, идеалистических философских построений, тифло-

психологи этого направления разрывали единство чувст-

венного и логического, противопоставляли образное и

понятийное. Не видя диалектики перехода от ощуще-

ния к мысли, они утверждали, что чувственные данные

не только не способствуют, но, напротив, препятствуют

развитию мышления. <Внутренняя психическая жизньслепого,-писал Мольденгауэр,-так же, как и его уг-лубленная и всеобъемлющая психическая деятельность,которая не отвлекается извне, не подвергается влияниювнешних моментов, не забывает за мелочами (читай:ощущениями и восприятиями.-А. Л.) сути дела и от-брасывая все побочное (т. е. чувственные данные. -А. Л.), направляется на сущность предмета,-все этолишь способствует точному и зрелому размышлениюслепого; а так как результаты этого размышления ока-зываются большей частью настолько правильными, чтоони нередко поражают зрячих и обнаруживают, что сле-пой учел в своем рассуждении больше условий и обстоя-тельств, - поэтому слепые кажутся более глубокомыс-ленными натурами в глазах более быстро действующихи менее интенсивно размышляющих зрячих> (курсив

наш.-Л. Л.) .

Можно было бы привести еще очень большое коли-

чество высказываний, утверждающих особенную способ-

ность слепых к логическому мышлению (Штумпф), по-

вышенную, по сравнению с нормально видящими, спо-

собность к суждениям (Струве), легкость анализа и

синтеза (Гюилье) и т. п.

Однако подобные утверждения являются умозритель-

ными, так как не подтверждены ни практикой слепых,

ни экспериментами, а немногочисленные примеры сле-

пых, достигших высокого уровня интеллектуального

развития, свидетельствуют лишь о принципиальной воз-

можности высокого умственного развития при отсутст-

вии зрения, но никак не могут доказать более раннего

и быстрого развития мышления, достигающего более

высокого, нежели в норме, уровня. Еще более наивными

и не выдерживающими критики являются попытки

обосновать независимость мышления от чувственного

Цит. по К, Б ю ркле н. Психология слепых. Учпедгиз, М.,

1934, стр. 196.

познания, а также отрицательное влияние последнего на

мыслительную деятельность свидетельствами Фразаила,

Лаэрция, Сенеки и других авторов об ослеплявших себя

философах античного мира, которые пытались таким

образом оградить себя от отвлекающих внешних воз-

действий и углубиться в свой внутренний мир. Даже

если мы на минуту согласимся с подобными взглядами

и признаем правоту Сенеки, утверждавшего, что <мрак(слепота.-А. Л.) имеет свои прелести>, то все равно

нельзя забывать, что попытки этих философов интенси-

фицировать свою умственную деятельность так или

иначе опирались на приобретенный до потери зрения

богатый чувственный опыт.

В настоящее время на огромном фактическом мате-

риале показана зависимость мышления от ощущений и

восприятий, подтверждена гениальная мысль В. И. Ле-

нина о процессе отражения, начинающегося и идущего

<от живого созерцания к абстрактному мышлению и отнего к практике - таков диалектический путь познанияистины, познания объективной реальности> .

Зависимость самого процесса и уровня развития мы-

шления от количества и качества чувственных данных

отчетливо проявляется при сравнении интеллектуаль-

ного развития лиц с дефектами сенсорной сферы раз-

личной тяжести. Если сравнить умственное развитие

слепого, глухого, слепоглухого и слепоглухого с наруше-

нием тактильной чувствительности, то сразу станет ясно,

что по мере сужения сферы чувственного познания за-

медляется темп развития мышления, страдают умст-

венные качества личности.

Однако, несмотря на явную несостоятельность, кон-

цепция преимущественного развития мышления слепых

имела широкое распространение и влияние ее можно

обнаружить даже у некоторых советских тифлологов,

также утверждавших, что у незрячих <...еще до школыи особенно в школе лучше, чем у других слепых (ослеп-ших и частичнозрячих.-А. Л.) и зрячих сверстников,развивается речь и мышление>

Совершенно очевидно, что подобные взгляды нс

только не способствуют научному подходу к изучению

В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 152-153.

“Б. И. Коваленко, Н. Б. Коваленко, Тифлопедаго-

гика. АПН РСФСР, М” 1962, стр. Ill,

психики слепых, но и оказывают независимо от желания

авторов пагубное влияние на практику обучения, спо-

собствуя распространению вербальных методов обуче-

ния, дезориентируя педагогов в отношении возможно-

стей умственного развития слепых.

Противоположную позицию занимали тифлопсихо-

логи, развивавшие концепцию, согласно которой слепота

тормозит и ограничивает развитие мышления. Эта тиф-

лопсихологическая концепция является вариантом ассо-

циативной теории, широко распространенной в психо-

логической науке конца XIX-начала XX веков. Как

и ассоцианисты в общей психологии, тифлопсихологи

этого направления, находясь на позициях сенсуализма,

делали попытки свести процесс мышления к ассоциатив-

ным процессам, а содержание мышления-к ощуще-

ниям и восприятиям. <Поскольку слепой ребенок беденпредставлениями, постольку и его мышление должно понеобходимости ограничиваться минимумом... В той мере,в какой размышлением достигается репродукция суще-ствующих представлений, слепота не создает никакихпрепятствий; но поскольку эта репродукция совершаетсяпосредством ассоциаций идей, путем связывания пред-ставлений, вызываемых путем сходства или контраста,постольку слепота и здесь является помехой>,-писал

в конце прошлого века Краге, сводя логическое к чувст-

венному, характеризуя мышление слепых как процесс

репродуцирования представлений.

Естественно, что при таком понимании мышления

любое сужение сенсорной сферы, сокращая количество

ощущений, должно неизбежно и необратимо отрица-

тельно отражаться на мышлении. <Отсутствие зрения,-писал Лузарди,-делает невозможными не только теощущения, к которым способно зрение, но простираетсвое влияние и на разум, мыслительная сила котороговследствие этого изменяется и деградирует> “.

Представители этого направления правильно заме-

чали, что недостатки в области чувственного познания

неизбежно должны сказаться в сфере мышления, од-

нако сведение содержания мышления к представлениям,

Цит. lie кн.: К. Бюрклен. Психология слепых. Учпедгиз, М.,

1934, стр. 197.

Та м же, стр. 196.

уподобление мыслительных процессов течению ассоциа-

ций различной сложности привело их к отрицанию воз-

можности компенсации дефекта, к утверждению фаталь-

ной неизбежности ограниченности умственного развития

слепых.

Несмотря на полярную противоположность взглядов,

тифлопсихологов, утверждавших преимущественное раз-

витие мышления слепых, либо, напротив, его ограничен-

ность и деградацию, объединяет недиалектический иод-

ход к процессу познания, неспособность увидеть соот-

ношение и взаимосвязь чувственного и логического, что

и приводит в результате либо к разрыву, либо к отож-

дествлению последних.

Подлинно научный подход к чрезвычайно важным,

но пока еще недостаточно исследованным процессам

мышления при дефектах зрения возможен только с по-

зиций диалектического материализма, рассматриваю-

щего мыслительную деятельность в неразрывной связи

с чувственным познанием, утверждающего их единство,

заключающееся в том, <что, с одной стороны, мышлениеисходит из чувственного созерцания и включает в себянаглядные элементы, с другой стороны-само наглядно-образное содержание включает в себя смысловое со-держание> .

3. Мыслительные операции

Мыслительные процессы, являясь актами познания,

раскрывают закономерности существования объектив-

ного мира. Выявление связей, отношений, а также ос-

новных свойств и сущности явлений и объектов дейст-

вительности осуществляется посредством мыслительных

операций.

Основными операциями, благодаря которым мышле-

ние, а точнее, мыслящий человек познает и отражает

в понятиях те или иные стороны действительности, яв-

ляются анализ и синтез, в связи с чем мышление в це-

лом может быть охарактеризовано как деятельность ана-

литико-синтетическая

С. Л. Рубянштейн. Основы общей психологии. Учисчгиз,

М” 1946, стр. 351.

” Его же. Бытие и сознание. АН СССР, М., 1957, стр. 117.

191

Анализ как мыслительная операция-это мысленное

расчленение объекта на составные части, выделение

отдельных признаков, свойств, сторон, характеризующих

данный объект. Синтез является объединением проана-

лизированных элементов в единое целое. Анализ и син-

тез формируются в деятельности и выступают как на

чувственном, так и на логическом уровнях отражения,

причем первичным яплястся анализ-синтез на уровне

чувственного отражения.

Очевидно, что успешность этих операций на уровне

чувственного отражения зависит от сохранности и

степени развития анализаторного аппарата.

Глубокие нарушения функций зрения, влекущие за

собой затруднения в сфере восприятия, затрудняют так-

же и операции анализа и синтеза отражаемых и яв-

ляющихся объектом познания различных сторон дейст-

вительности. Это объясняется, с одной стороны, недо-

статочно полным отражением свойств и признаков

объектов, а с другой – относительной сукцессивностью

осязательного и нарушенного зрительного восприятий,

препятствующих формированию целостного образа,

в результате чего страдают различение и дифференци-

ровка. Эти же самые причины лежат в основе трудно-

стей, испытываемых слепыми при вычленении наиболее

существенных, характерных свойств и связей объектов

познания.

Затруднения слепых в операциях анализа-синтеза

проявляются во всех видах психической деятельности.

Ярким примером является характерное для слепых

неспецифическое узнавание (узнавание по несуществен-

ным признакам). Так проф. А. М. Щербина писал, что

скульптурные портреты он узнавал по различным аксес-

суарам: Шекспира – по кружевному воротнику, Шев-

ченко – по шапке и т. д. О трудностях и недостаточном

развитии аналитико-синтетической деятельности мышле-

ния свидетельствуют также низкий уровень дифференци-

рованности представлений, недостаточное наполнение

понятий конкретным содержанием, формальность сужде-

ний и умозаключений слепых и, наконец, трудности, ис-

пытываемые ими в остальных мыслительных операциях,

основанных на анализе и синтезе.

Анализ и синтез, являясь самостоятельными мысли-

тельными операциями, в то же время непосредственны

включаются и лежат в основе аеех остальных операций,

способствующих решению МЫСЛИТРЛЬИЫХ задач.

Одной из наиболее важных мыслительных операций

является сравнение, т. е. установление степени тожде-

ства или различия при сопоставлении двух или несколь-

ких объектов. Хотя сравнение представляет собой отно-

сительно элементарную форму познания, его важная

роль определяется тем, что оно наряду с анализом и

синтезом включается почти во все мыслительные опе-

рации.

В операции сравнения, основанной на анализе-син-

тезе, при наличии серьезных дефектов зрения также

наблюдаются определенные затруднения, особенно на

уровне чувственного познания. Невозможность или

сложность получения ряда чувственных данных при

полной или частичной утрате зрения препятствует тон-

кому различению и дифференцировке объектов, а сле-

довательно, и их сравнению. Разумеется, недостаточная

глубина сравнения на чувственном уровне не может не

отразиться на научно-теоретическом мышлении, так как

II при сравнении понятий необходима опора на их кон-

кретное содержание, причем, чем сложнее мыслитель-

ная задача, тем более часто приходится опираться на

конкретные, чувственные данные. Недостаточно тонкий

анализ, страдающий из-за сужения сферы чувственного

познания, часто приводит к установлению тождества

или различия либо по несущественным, либо по слиш-

ком общим, генерализованным признакам, в результате

чего сравнение не способствует вычленению характер-

ных признаков и существенных связей.

На операции сравнения основаны классификация и

систематизация, т. е. объединение объектов но сходным

признакам, их мысленная группировка. Для операций

систематизации и классификации наиболее важно выде-

ление признаков, существенных для данного разряда

(вида, рода или класса). Очевидно, что часто наблю-

дающееся у слепых выделение несущественных или

чрезмерно общих признаков препятствует правильной

классификации и систематизации. Эти затруднения от-

четливо проявились в экспериментах Н. С. Костючек,

где испытуемые, классифицируя понятия, часто нс могли

выделить родовых признаков и давали следующие от-

13 А. Г. Литвак 193

веты: <Сосна и лебеда--это природа>; <Карандаш,тетрадь, книги - это все читать, писать> и т. и. .

Кроме перечисленных, к операциям мыслителыюи

деятельности относятся абстрагирование – отвлечение

от одних сторон объекта при одновременном выделении

других; обобщение – объединение объектов на основе

общих существенных признаков; конкретизация-при-

менение обобщенных знаний к частным, конкретным

случаям. В основе всех этих операций лежит анализ-

синтез, наряду с которым могут выступать и другие опе-

рации, например, обобщение может вестись через срав-

нение. Упомянутые операции не были предметом специ-

ального изучения в тифлопсихологии, однако, исходя

из диалектико-материалистического положения о един-

стве чувственного и логического, а также опираясь на

факты, свидетельствующие о трудностях, испытываемых

слепыми при анализе-синтезе, можно с достаточной уве-

ренностью полагать, что дефекты в сфере чувственного

познания отражаются в той или иной степени на всех

мыслительных операциях. В пользу этого предположе-

ния свидетельствуют факты, установленные в общей

психологии, которые говорят, что в норме абстрагиро-

вание и обобщение начинаются на уровне чувственного

познания (элементарное абстрагирование-выделение

наиболее <сильных>, например, биологически значимых

раздражителей, и генсрализованное обобщение-обоб-

щение на основе лежащих на поверхности, несуществен-

ных признаков) и лишь затем развиваются в деятельно-

сти, в процессе обучения, в процессе овладения поня-

тиями.

Резюмируя сказанное, можно отметить, что полная

или частичная утрата зрения, сужая сенсорную сферу,

затрудняя и обедняя чувственное познание, тем самым

отрицательно влияет на развитие аналитико-синтетиче-

ской деятельности мышления слепых. <У слепого ре-бенка, в связи с выключением зрительной рецепции, изпервосигнальных связей исключен зрительный компо-нент (если ребенок не пользовался зрением),-пишетМ. И. Земцова,-сфера сопоставления и сравненияСм.: Н. С. К о с т ю ч е к. Прсдстав.пснчя, речь и мышленииу учащихся 1-III K.iaccoli шко.ш слепых. <Известия ЛПН РСФСР>,

вып. 96. М., 1959.

предметов у него более сужена в сравнении со зрячим

сверстником. Дифференцировка предметов, имеющих

сходные признаки и свойства, затруднена; обобщения

производятся в более суженной сфере опыта. При узнава-

нии малознакомых предметов внутренние существенные

связи обнаруживаются не сразу, нередко выступают по-

бочные следовые, иногда очень отдаленные связи. Про-

белы в чувственном опыте слепого ребенка значительно

затрудняют процессы обобщения и систематизации пред-

метов. Малознакомые предметы иногда обобщаются по

случайным единичным признакам> , Однако эти недо-

статки не делают мышление слепых необратимо непол-

ноценным, так как в процессе обучения и воспитания

в значительной мере устраняется основная причина за-

медленного развития мышления-пробелы в сфере чув-

ственных, конкретных знаний. Направляя и организовы-

вая восприятие, расширяя и уточняя круг представле-

ний, формируя на их основе полноценные понятия, учи-

тель специальной школы тем самым способствует успеш-

ному развитию системы операций мыслительной дея-

тельности слепых.

4. Формы и виды мышления

Каждая из мыслительных операций, будь то сравне-

ние или абстрагирование, конкретизация или обобще-

ние, способствует все более и более глубокому проник-

новению мысли в сущность явлений. Отражение сущест-

венных свойств и связей окружающего мира при по-

помощи мышления совершается опосредованно в поня-

тиях, суждениях и умозаключениях-основных формах

мыслительной деятельности.

Понятие – это обобщенное и опосредованное знание

об объекте или группе однородных объектов, закреплен-

ное в слове. Понятия обобщенно отражают действитель-

ность в ее наиболее существенных свойствах, связях и

отношениях.

Понятия тесно связаны с представлениями-обра-

зами объектов, ранее бывших в восприятии, на основе

М. И. Земцова. Пути компенсации слепоты АПН РСФСР,

М., 1956, стр. 266.

которых они, главным образом, Нозникают. Взаимо-

связь понятии II представлении, выражающаяся в том,

что на основе общих представлении формируются поня-

тия, а понятия, конкретизируясь, способствуют образо-

ванию представлении, с одной стороны, свидетельствует

о единстве чувственного и логического познания, а с дру-

гой – указывает на то, что нарушения на одном уровне

отражения неизбежно отразятся на другом. Сужение

сферы чувственного познания, возникающее при сле-

поте, отражается в области мышления в первую очередь

именно па формировании понятий и последующем опе-

рировании ими. Наиболее характерной особенностью

мышления слепых является дивергенция, т. е. расхожде-

ние двух взаимопереплетенных и взаимообуславливаю-

щих сторон отражения действительности – чувственного

и логического.

Усваивая исторически сложившиеся понятия, сущест-

вующие в словесной форме, и не получая в то же время

в индивидуальном опыте соответствующих чувственных,

конкретных знаний, слепые приобретают формальные,

оторванные от жизни знания. Эти знания (= понятия)

неполноценны, так как в них разорваны объективно

взаимосвязанные стороны действительности – единич-

ное (отражающееся в представлениях) и общее (отра-

жающееся в понятиях),

Формальность, вербализм знаний слепых отмечались

многими авторами и отчетливо проявляются при изуче-

нии мышления лиц с дефектами зрения. Например,

Ф. II. Шемякин установил, что слепые свободно опери-

руют названиями цветов и в то же время затрудняются

их классифицировать, так как в данном случае чувст-

венное знание об объектах отсутствует, и понятия упо-

требляются формально . При употреблении в речи па-

званий цветов слепые, точнее слепорожденные, фор-

мально используют типические ассоциации (голубой–

незабудка, красный-кровь, зеленый-трава и т. и.),

т. е. всегда связывают цвет с определенным предметом,

что говорит как об отсутствии представления, так и об

отсутствии обобщенности знания.

Ф. И. Шемякин. Взаимоотношгние наглядного и словес-

ного в норме и патологии. Труды второй научной сессии но дефек-

тологии, М., 1959, стр. 148.

Можно утверждать, что в подобных случаях имеет

место формальное использование слова, которое по

своему значению находится на самом низком уровне

развития. Отсутствие конкретного, чувственного напол-

нения понятий ведет не только к формализму, но и

к искажению их содержания. Так в опытах Н. С. Костю-

чек слепые дети, усвоившие понятия без опоры на пред

ставления, осознают их только на основе конкретного

текста, в результате чего неверно их трактуют, опреде-

ляя, например, коршуна как водоплавающую птицу

(после прочтения <Сказки о царе Салтане>, где в кон-

тексте рядом с лебедем упоминается коршун) и т. п.

Что касается недостаточного осознания понятий, суже-

ния их смыслового содержания, то это у слепых наблю-

дается наиболее часто в связи с недостаточным конкрет-

ным наполнением понятий чувственным содержанием.

Догматическое усвоение понятий и формальное опе-

рирование ими могут быть преодолены путем конкрети-

зации знаний, формирования новых и коррекции имею-

щихся представлений на основе широкого использования

наглядных пособий, ознакомления слепых с натурными

объектами и т. д. В этой связи следует отметить, что

один из основных дидактических принципов – принцип

наглядности имеет для слепых особо важное значение,

так как только на его основе возможно нормальное

усвоение понятий, которые по своей природе не могут

не опираться на наглядные образы действительности.

Роль наглядности в усвоении понятий отмечалась в пси-

хологической и педагогической литературе неоднократно.

По этому поводу еще К. Д. Ушинский писал: <Детскаяприрода ясно требует наглядности. Учите ребенка ка-ким-нибудь пяти неизвестным ему словам (= поня-тиям.-А. Л.), и он будет долго и напрасно мучитьсянад ними; но свяжите с картинками двадцать такихслов-и ребенок усвоит их на лету>. Еще в большей

мере, чем к нормально видящим, это относится к сле-

пым, имеющим несравненно меньший запас представ-

лений.

В процессе решения мыслительных задач на основе

понятий строятся суждения – установление связей раз-

К. Д. У ill и II с кий. Избр. педагогич. пропав., т. II, Учпедгиз,

М” 1939, стр. 156.

147

А. Г. Литвак

.1ичной степени сложности между объектами и умоза-

ключения-выводы из имеющихся знаний. Известно,

что правильность суждений и умозаключений зависит

от степени овладения понятиями, которыми оперируют,

устанавливая те или иные связи, делая определенные

выводы. Дивергенция чувственного и логического в по-

нятиях слепых приводит к тому, что у них часто можно

наблюдать неверные либо формальные суждения и умо-

заключения. II. С. Костючек, исследовавшая рассужде-

ния слепых, отмечает, что <при отвлеченности текста отзнакомых ребенку отношений (т. е. при отсутствии на-полнения понятий конкретным содержанием.-А. Л.)многим было трудно вскрыть более глубокий смысл.понять аллегорию>, и утверждает далее, что для пони-

мания текста и правильности рассуждений о прочитан-

ном <большое значение... имеет конкретность текста иизображение в нем явлений, знакомых ребенку изжизни. Если таких явлений мало (с чем мы сталки-ваемся при обучении слепых, особенно младших школь-ников, очень часто.-А. Л.), то ученик начинает пони-мать содержание поверхностно> .

В зависимости от того, в какой деятельности решает

человек мыслительные задачи, выделяют конкретно-дей-

ственное, конкретно-образное и теоретическое или сло-

весно-понятийное мышление. В связи с тем, что виды

мышления определяются не столько его содержанием,

сколько характером и способом решения задачи, стано-

вится ясным, что слепота не может внести принципиаль-

ных изменений в данную классификацию мышления.

Независимо от того, под контролем какого анализа-

тора – зрительного или двигательного – совершается

действие, в котором решается та или иная задача, неза-

висимо от того, зрительными или осязательными обра-

зами оперирует мышление, делая то или иное заключе-

ние, оно остается в первом случае конкретно-действен-

ным, а во втором-конкретно-образным.

Однако в тифлопсихологии делались попытки оха-

рактеризовать мышление незрячих как логическое (те-

оретическое), обосновать их неспособность к наглядно-

Н. С. Костючек. Представления, речь и мышление у уча-

щихся 1-III классов школы слепых. <Известия АПН РСФСР>, вып.

96, М” 1959, стр. 58-59.

образному (конкретно-образному) отражению действи-

тельности. Такого рода взгляды имеют идеалистическую

сущность и ведут в теоретическом плане к разрыву чув-

ственного и логического, а в плане практическом утвер-

ждают вербализм обучения слепых. Несостоятельными

оказываются также попытки охарактеризовать незрячих

как логический тип, в отличие от ослепших и частично-

зрячих, относимых некоторыми авторами соответственно

к смешанному и наглядно-образному типам .

В настоящее время не подлежит сомнению, что уста-

новленные в психологии виды мышления различаются

между собой не только по содержанию и характеру

деятельности, в которой решаются мыслительные задачи,

но и отражают различные генетические уровни развития

мышления. Отсюда следует, что развитие теоретического

мышления невозможно без опоры на конкретно-дейст-

венное, а затем на конкретно-образное мышление. В то

же время нельзя представлять, что различные виды мы-

шления на определенной ступени развития выступают

как низшие (образное) и высшие (теоретическое). На-

против, теоретическое мышление, развившись на основе

конкретно-образного, стимулирует развитие последнего,

и они совместно с разных сторон отражают объективную

действительность. Взаимосвязь образного и теоретиче-

ского мышления особенно отчетливо проявляется в слу-

чаях затруднений при решении какой-либо теоретиче-

ской задачи. <Встречаясь с трудностями, протекающаяв понятиях мысль часто обращается к представлениям,испытывая потребность <сличить мысль и вещь>, при-

влечь наглядный материал, на котором можно было бы

непосредственно проследить мысль> Сокращение чув-

ственного опыта у слепых приводит к затруднениям при

<сличении мысли и вещи>, к преимущественному опери-

рованию понятиями, но это вовсе не означает, что их

мышление становится логическим. Дивергенция чувст-

венного и понятийного может создать не логический,

а только формальный тин мышления. Здесь же следует

заметить, что догматическое усвоение слепыми поня-

См., напр., Н. С. Костючек. Представления, речь и мыш-

ление у учащихся I- III классов школы слепых. Автореф. канд.

дисс., Л., 1953.

” С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. Учпедгиз,

М” 1946, стр. 359.

199

тий, создающее целый ряд трудностей при решении

мыслительных задач, требует, пожалуй, гораздо более

частого, чем при нормальном зрении и, соответственно,

нормальном запасе представлений, <сличения мысли ивещи>. Именно поэтому имеются все основания даже

априорно утверждать, что формирование видов и типов

мышления при дефектах зрения проходит через те же

этапы, что и в норме, и логическое (теоретическое) мы-

шление может развиваться только на основе высоко-

развитого конкретно-действенного и конкретно-образного

мышления.

Итак, мыслительная деятельность слепых подчи-

няется в своем развитии тем же закономерностям, что

и мышление нормально видящих. И хотя сокращение

чувственного опыта вносит определенную специфику

в этот психический процесс, замедляя интеллектуальное

развитие и изменяя содержание мышления, оно не мо-

жет принципиально изменить его сущности. Отмеченные

выше отклонения в развитии мышления от нормы могут

быть в значительной степени преодолены в результате

обучения, направленного на формирование полноценных

знаний, в которых чувственное и понятийное представ-

лены в единстве.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ Х

К. Бюркльн. Психология слепых. Учпедгиз, М., 1934, стр.

195-200.

Н. С. Костючек. Представления, речь и мышление у уча-

щихся 1-III классов школы слепых. <Известия АПН РСФСР>,

вып. 96, М” 1959, стр. 42-62.

ГЛАВА XI

РЕЧЬ СЛЕПЫХ

1. Понятие о речи и ее функциях в тифлопсихологии

XIX-

Речь, являясь процессом общения посредством языка,

имеет ярко выраженный социальный характер. Она воз-

никает и развивается в трудовой деятельности. Будучи

средством общения, речь в то же время является специ-

фической обобщенной формой отражения действитель-

ности.

В русской и зарубежной тифлопсихологии

начала XX столетий речь рассматривалась с ассоциани-

стских, сенсуалистических позиций, причем речевое раз-

витие считалось результатом индивидуального опыта.

В связи с этим трактовка данного психического процесса

страдала односторонностью и неизбежно приводила

к выводу, отрицающему возможность полноценного ов-

ладения и понимания слепорожденными речи, так как

отсутствие зрения создает, якобы ничем не компенсируе-

мый разрыв между словами, которые, по мнению

К. Бюрклена, А. А. Крогиуса и др., отражают, главным

образом, зрительные впечатления, и конкретными пред-

ставлениями, которые у слепорожденных формируются

на основе принципиально отличного от зрительного-

осязательного восприятия. <Слепой ребенок,-писалК. Бюрклеи, --слышит слова, обозначающие, предметы,о которых он не можс-т приобрести никакого предмет-ного представления или только очень неясное. Этотнедостаток при бо.;1ыио]"1 трудности наглядной передачи201представлений остается и в дальнейшем и никогда неможет быть вполне устранен. Поэтому речь слепого яв-ляется так часто бессодержательной и приводит к не-достаткам, которые у каждого человека выражаютсяв различии между формальным и реальным образова-нием> .

Установление такой односторонней зависимости раз-

вития речи от способа восприятия дало толчок для це-

лого ряда попыток <изобрести> особый язык для слепых

на том основании, что слепые не понимают языка зря-

чих и не могут его правильно использовать. Слепые,

по мнению Штумпфа, пользуются <чужим языком>, ко-

торый следует изъять из их употребления и заменить

новым. Впервые о необходимости специального языка

для слепых заявил в середине XVIII века французский

просветитель Д. Дидро в своем знаменитом <Письмео слепых>, чья мысль почти сто лет спустя была раз-

вита Дюфо, который писал: <Язык, сочиненный слепымии для слепых, должен был бы иметь мало сходствас нашим; он должен был бы опираться исключительнопа слуховые и осязательные впечатления, и хотя он былбы таким образом беден формами и выражениями, нозато необычайно ясен и определенен. Его строго логиче-ская конструкция и его строение были бы, правда, малопригодны для ораторского воодушевления и поэтическогопафоса, но зато наука могла бы найти в нем подходя-щее средство для строгого анализа и систематическогообоснования>

Эта точка зрения развивалась в ряде работ тифло-

психологов конца XIX-начала XX веков (Штумпф,

Крогиус, Скребицкий), хотя несостоятельность сенсуа-

листического толкования речи и ее общественно-истори-

ческое происхождение были уже доказаны классиками

марксизма, а ложность противопоставления зрительного

и осязательного восприятия-И. М. Сеченовым.

Следует полагать, что материалистическое понима-

ние природы речи все-таки оказало влияние на некото-

рых тифлологов (Оппель, Шимбетц и др.), отрицавших

К. Б юр к л с н. Психология слепых, Учпедгиз, М., 1934,

стр. 160.

~ Цит. lie кн.: К. Бюрклен, Психология слепых, Учпедгиз, М.,

1934, стр. 72.

необходимость создания особого языка слепых. Не ис-

ключая принципиальной возможности создания особого

языка слепых, они совершенно справедливо полагали,

что такой язык, во-первых, может быть создан только

при условии полного обособления слепых от зрячих на

протяжении многих поколений, и во-вторых, вряд ли

между языком слепых к зрячих имелись бы практиче-

ски значимые различия.

Материалистический подход к изучению речи слепых

не отрицает, а напротив, предполагает в ряде случаев

неизбежность возникновения у них разрыва между сло-

вом и образом (например, обозначение и представление

цвета), однако значение слов, основанных даже исклю-

чительно на зрительном восприятии в силу их обобщен-

ности может быть доступно слепым. Следует также пом-

нить, что отраженные в понятии и закрепленные в слове

свойства, связи и отношения предметов и явлений объек-

тивной реальности адекватно отражаются не только зри-

тельно, но и при помощи других органов чувств, по-

этому в соотношении слова и образа у зрячих и слепо-

рожденных имеется преимущественно количественное,

а не качественное различие.

Установив, что речь слепых, так же как и речь нор-

мально видящих, является процессом общения и в то же

время более или менее адекватно отражает действитель-

ность, можно утверждать общность основных речевых

функций для всех членов общества, независимо от со-

стояния их анализаторной системы, и в частности, зри-

тельного анализатора.

Помимо основных-коммуникативной (общения),

сигнификативной (обозначения), обобщения и абстраги-

рования – функций, в тифлопсихологии выделяется ком-

пенсаторная функция речи. Выделение этой функции

не означает возникновения каких-либо особенностей

в структуре, характере и содержании речи, а только

указывает на новый, появляющийся в связи с сужением

сферы чувственного познания и направленный на ликви-

дацию его последствий в психическом развитии лично-

сти, аспект изучения речи.

Речевая компенсация последствий слепоты прояв-

ляется главным образом в сфере чувственного познания.

Известно, что речь, слово уточняет, корригирует и на-

правляет чувственное отражение действительности. Де-

фекты зрения ведут к полному либо частичному выпаде-

нию зрительных образов из чувственного опыта, причем

в ряде случаев предметы и явления внешнего мира ока-

зываются недоступными для восприятия сохранными ор-

ганами чувств. Возмещение этих пробелов, а также

уточнение и коррнгнрование недостаточно полных и

точных, а зачастую искаженных до полной неадекват-

ности эталону осязательных, зрительных (при наличии

остаточного зрения) и других образов является функ-

цией речи совместно с мышлением.

Здесь следует заметить, что специальное выделение

компенсаторной функции речи связано лишь с серьез-

ными отклонениями сферы чувственного познания сле-

пых от нормы, так как по сути дела речевое возмещение

недостатков чувственного опыта имеет место и у зрячих,

хотя и не на таком уровне и не в таких масштабах.

Процесс, отражения действительности имеет условно-

рефлекторную природу н основан па образовании вре-

менных нервных связей между первой и второй сиг-

нальными системами, причем уже в раннем детстве вто-

рая сигнальная система занимает ведущее положение.

Благодаря этому человек способен опосредованно, по-

мимо непосредственного чувственного опыта, проникать

в сущность целого ряда явлений и предметов окружаю-

щего мира. Отсюда ясно, что при выпадении или сокра-

щении количества зрительных ощущений и восприятий

возможность приобретения знаний, понимания сущно-

сти вещей сохраняется, хотя при этом возникают серьез-

ные затруднения. В основе этого процесса у слепых ле-

жит установление сложных системных связей между со-

хранными компонентами первой сигнальной системы и

второй сигнальной системой.

На основе словесных объяснений, подкрепляемых до-

ступными для слепого чувственными данными, а у ос-

лепших, кроме того, сохранившимися зрительными обра-

зами, лица с дефектами зрения получают представление

о многих недоступных для их восприятия предметах и

явлениях действительности.

Компенсаторная функция речи отчетливо выступает

во всех видах психической деятельности слепых: в про-

цессе восприятия, когда слово направляет и уточняет

его. при формировании представлений и образов вооб-

ражения, в процессе усвоения понятий и т. д.

204

Для успешного познания действительности непремен-

ным условием является связь обедненного чувственного

опыта слепых со словом, которое способствует выделе-

нию существенных признаков, установлению связей и

отношений между объектами и их частями, позволяет

преодолеть формальное усвоение понятий. Значимость

речевого подкрепления подчеркивалась многими тифло-

психологами и педагогами (А. И. Скребицкий, Б. И. Ко-

валенко, П. Мельников, П. Биллей и др.), требовав-

шими <словесной проработки> при обследовании объек-

тов, в трудовом процессе, при ориентации в простран-

стве. Речь-живое слово учителя, художественная ли-

тература и т. и.- <не только помогает слепым детямв живой форме расширить и углубить понимание близ-кого и далекого, но и дает слепым возможность осва-ивать то, что иначе им было бы недоступно н что зря-чие легко получают при помощи непосредственноговосприятия> .

Компенсаторная функция речи не исчерпывается по-

знавательной деятельностью – огромное значение она

имеет для формирования личности слепого в целом.

Только благодаря речи слепые могут поддерживать кон-

такт с обществом и ориентироваться в нем, оставаться

его полноправными членами, активно участвующими

в общественно-трудовой деятельности.

2. Особенности развития речи слепых детей

Развитие речи осуществляется в процессе овладения

языковыми (фонетический состав, словарный запас,

грамматический строй) и неязыковыми (мимика, нанто-

мимика, интонация) средствами общения, причем проте-

кание этого процесса возможно только в результате

<жизненно мотивированной деятельности общения>

(С. Л. Рубинштейн). Поскольку деятельность речевого

общения при дефектах зрения не нарушается, овладение

речью и ее функциями, а также структурой при слепот”

происходит принципиально так же, как и у зрячих, од-

Б. И. Коваленко

Учиедгиз, М” 1934, стр. 49.

Методика н техника обучения слепых,

205

нако нарушения или отсутствие зрительной рецепции

накладывает на этот процесс определенный отпечаток,

вносит специфику, проявляющуюся в динамике разви-

тия и накопления языковых средств и выразительных.

движений, своеобразии соотношения слова и образа, со-

держания лексики и т. д.

Овладение фонетической стороной речи, с которого

начинается усвоение родного языка, т. е. формирование

фонематического слуха и механизма звукопроизношения

(артикуляции), совершается на основе подражания.

И если развитие фонематического слуха и формирова-

ние речеслуховых представлений, основанное на слухо-

вом восприятии, протекает у слепых и зрячих идентично,

то формирование речедвигательных образов (артикуля-

ция звуков речи), основанное в значительной мере на

зрительном восприятии, существенно страдает, так как

слепота полностью или частично нарушает непосредст-

венное подражание.

На трудность усвоения слепыми артикуляции звуков

речи указывал еще в начале XIX века И. Клейн, писав-

ший, что <отдельные звуки вызываются благодаря раз-личным положениям и направлениям речевых органов,причем некоторые из этих звуков (точнее их артикуля-ция.-А. Л.) становятся ясными при помощи зрения;зрячий ребенок очень часто перенимает в буквальномсмысле ото рта звуки и слова, произносимые другими.и, следовательно, усваивает в этом отношении путемчисто механического подражания то, чему слепогоможно научить лишь теоретическим способом, путемобъяснения и сопоставления> . Это положение, подкреп-

ленное впоследствии большим фактическим материалом.

получило дальнейшее развитие в трудах многих отече-

ственных и зарубежных дефектологов. Автор одного из

первых исследований по логопедической работе со сле-

пыми советский дефектолог М. Е. Хватцев в одной из

своих статей писал: <Фонетическая сторона речиусваивается им (ребенком.-А. Л.) через подражаниетем компонентам, из которых складывается наше звуко-произношение. а именно: акустических (звуков), улав-ливаемых слухом, и зрительных (мимико-артикулятор-ных), воспринимаемых зрением... Следовательно, можнополагать, что усвоение речи ребенком, родившимся сле-пым или потерявшим зрение до появления речи, будетпротекать затрудненно, в известной мере своеобразно иискаженно> .

По данным советских исследователей, речевые недо-

статки при дефектах зрения наблюдаются в два раза

чаще, чем у нормально видящих, и имеют место при-

мерно у 20% учащихся школ слепых.

Основным дефектом речи при слепоте является кос-

ноязычие, широко распространенное у слепых младших

школьников. По данным М. Е. Хватцева, среди разно-

видностей косноязычия наблюдаются: сигматизм-

неправильное произношение шипящих (Ш, Ж, Ч, Щ) и

свистящих (С, 3, Ц) звуков в различных вариантах-

в 12% случаев; ламбдацизм-неправильное произноше-

ние звука Л (замена его звуками У или Ы)-в 11%

случаев; ротацизм-недостатки произношения звука

Р-в 15% случаев; имеют место также нарушения про-

изношения других звуков -Д, Т и т.д.

0тмечая зависимость звукопроизношения от состоя-

ния зрительного анализатора, необходимо помнить, что

данная связь касается только дефектов звукопроизноше-

ния, вызванных неправильной артикуляцией (например,

образование звука Л губами; высовывание языка между

зубами при поизнесении звуков Д, Т, С, 3, вибрация

язычка или мягкого неба при произнесении звука Р

и т. п.). Косноязычие же, обусловленное аномалиями

строения и моторики речевых органов, так же как h

заикание, часто встречающееся у слепых и имеющее

своей основой нарушения деятельности центральной

нервной системы, с дефектами зрения не связаны.

Развитие звукопроизношения зависит от времени

потери зрения: среди слепорожденных и ослепших до

появления речи наблюдаются недостатки произношения

у 16%, тогда как у ослепших в более старшем возра-

сте – 5-7 лет, т. е. до окончательного завершения про-

цесса формирования звукопроизношения-только в 6%

случаев (данные М. Е. Хватцева).

Цит. по кн.: К. Бюрклен. Психология слепых. Учпедгиз, М..

1934, стр. 160.

206

i М. Е. Хватцев. Недостатки речи у слепых детсп и подро-

стков и методы предупреждения и устранения их. Ученые записки

ЛГПИ им. А. И Герцена, т. 13, Л” 1938, стр. 122.

Речевые расстройства слепых детей отражаются на

их письме: по данным М. Е. Хватцева, 25% ошибок

связано с неправильным произношением соответствую-

щих звуков, а неправильно произносимые звуки в 46%

случаев провоцируют неправильное написание.

Кроме того, и это наиболее существенно, дефекты

речи тормозят психическое развитие слепых детей, при-

чем гораздо в большей степени, чем нормально видящих.

Это связано с тем, что развитие речи, способной при

нормальном уровне развития в значительной мере ком-

пенсировать последствия слепоты, в данном случае за-

держивается.

Отсюда становится понятной необходимость свое-

временной коррекционной и логопедической работы со

слепыми детьми. Основой для формирования правиль-

ного звукопроизношения при дефектах зрения является

использование сохранных слухового и кожно-двигатель-

ного анализаторов, которым принадлежит главная роль

в формировании речеслуховых и речедвигатсльных пред-

ставлений.

На основе развивающегося у ребенка к первому году

жизни фонематического слуха и овладения голосовым

аппаратом начинается овладение смысловой речью. Вы-

деление и развитие обозначающей функции речи отно-

сится в норме примерно к полутора годам и характери-

зуется быстрым ростом словарного запаса, одновре-

менно с чем происходит и овладение грамматическим

строем родного языка.

Л. С. Рубинштейн писал, что выделение обозначаю-

щей функции речи, результатом которой является бы-

стрый рост словаря, связано с интересом ребенка к ок-

ружающему миру, вызывающим вопрос <что это?>.

Несомненно, что, хотя па.копление словарного запаса

обусловлено социальной средой, окружающей ребенка

(воспитательное воздействие родителей, культура их

речи и т. д.), не менее важным для этого процесса яв-

ляется полноценное восприятие окружающего мира.

Выпадение или серьезные нарушения функций зрения

ограничивают количество воспринимаемых объектов, за-

трудняют выделение многих существенных и, что также

весьма важно, оказывающих сильное эмоциональное

воздействие свойств и качеств предметов. Это ведет

к снижению темпа познания действительности, а следо-

вательно, сказывается на темпах психического, и в част-

ности речевого, развития.

Рост и обогащение словарного запаса могут рассмат-

риваться в двух аспектах: количественно – как увеличе-

ние количества используемых и понимаемых слов, и ка-

чественно – как смысловое развитие словаря, как соот-

ношение слов и обозначаемых ими объектов, как про-

цесс все большего и большего обобщения значения слов.

Неограниченные у слепых детей возможности рече-

вого общения (непосредственное общение со взрослыми,

чтение книг, слушание радиопередач и т. и.) способст-

вует накоплению словарного запаса, который количест-

венно может не отличаться, а по данным некоторых ис-

следователей , в ряде случаев больше, чем у их зрячих

сверстников.

Богатый словарный запас является одним из непре-

менных условий компенсации ограниченного чувствен-

ного опыта, однако для этого он необходимо должен

хотя бы минимально опираться на конкретные предста-

вления. <Нужно помнить,-говорил И. П. Павлов,-что вторая сигнальная система имеет значение черезпервую сигнальную систему и в связи с последней,а если она отрывается от первой сигнальной системы,то вы оказываетесь пустословом, болтуном и не найдетесебе места в жизни>

Таким образом, степень соотнесенности слова и об-

раза и характеризует качественную сторону словар-

ного запаса. Процесс усвоения значений слов начинается

с соотнесения звучания слова с чувственно восприня-

тыми свойствами объекта, а овладение их обобщенным

значением опирается опять-таки на обобщение чувствен-

ных данных. Только на этой основе становится впослед-

ствии возможным овладение обобщенным значением

слов независимо от конкретных ситуаций. Следова-

тельно, чем богаче чувственный опыт, чем многообраз-

нее отражается в восприятиях и представлениях окру-

жающий мир, тем шире возможности к овладению обоб-

щенным значением слов и выше его уровень.

Невозможность чувственно познать значительное ко-

личество объектов и их отдельных свойств лишает сле-

CiM” напр., Н. С. К о с т ю ч е к. Развитие речи учащихся

школ слепых. <Просвещение>, М., 1967.

<Павловокие среды>, т. 3, изд. АН СССР, М., 1949, стр. 318.

14 А. Г. Литвак 209

пых возможности соотнести усвоенные слова с обозна-

чаемыми объектами или их образами, а следовательно,

обедняет значение слов. Несмотря на то, что слепые

обычно правильно употребляют слова в том или ином

контексте, знания их при тщательной проверке часто

оказываются вербальными, не опирающимися на соот-

ветствующие представления, а значение слов либо

неправомерно сужается-слово остается как бы при-

вязанным к единичному признаку, объекту или кон-

кретной ситуации, либо чрезмерно отвлекается от кон-

кретного содержания, тем самым утрачивая свое значе-

ние. <Нигде,-писал Л. С. Выготский,-вербализм,голая словесность не пустила таких глубоких корней,как в тифлопедагогике. Слепой все получает в разже-ванном виде, ему обо всем рассказывают. Слова особенноне точны для слепого, поскольку опыт его складываетсяиным образом.., получая в готовом виде всякое знание,слепой сам разучается добывать его> .

Однако отсутствие соответствия между словом и

образом, вербализм знаний, столь характерный для сле-

пых, могут быть в значительной степени преодолены

путем специальной работы по конкретизации речи. Рас-

ширяя и углубляя чувственный опыт детей с дефектами

зрения при помощи различных дидактических приемов

и средств (использование различных наглядных посо-

бий, экскурсий, объяснительного чтения, словарной ра-

боты и т. д.), можно достичь относительного соответст-

вия между запасом слов и образами обозначаемых ими

объектов.

Выше уже отмечалось, что накопление словарного

запаса идет одновременно с усвоением структуры речи,

практическим овладением способами оперирования сло-

вами. Усвоение грамматического строя, т. е. овладение

флексийной речью, происходит в процессе общения со

взрослыми на основе слухового восприятия и последую-

щего подражания. Сохранность возможности нормаль-

ного общения слепых детей с окружающими людьми яв-

ляется основным условием нормального овладения ими

грамматическим строем родного языка.

Л. С. Выготский. К психологии и педагогике детской де-

фективности. Сб. <Вопросы воспитания слепых, глухонемых и ум-ственно отсталых детей>, Наркомпрос РСФСР, М., 1924, стр. 21.

Накопление словарного запаса и овладение грамма-

тическими формами родного языка способствуют разви-

тию связной речи, которая <отражает в речевом планевсе существенные связи своего предметного содержа-ния> . Понимание и овладение связной речью, несмотря

на ряд перечисленных особенностей, осуществляется

у слепых детей по тем же закономерностям, как и у нор-

мально видящих. Опирающаяся на конкретные пред-

ставления связная речь является мощным средством

компенсации дефектов психического развития слепых

детей.

В специфику развития речи слепых детей включаются

также особенности усвоения ими неязыковых средств

общения-мимики, пантомимики и интонации, являю-

щихся неотъемлемой стороной устной речи.

Сокращение или отсутствие возможностей зрительно

воспринимать и непосредственно подражать мимике и

пантомимике окружающих людей отрицательно сказы-

вается как на понимании ситуативной, сопровождаемой

выразительными движениями устной речи, так и на

внешнем оформлении речи слепыми.

Наиболее тесно с временем и степенью потери зре-

ния связано из неязыковых средств общения овладение

мимикой и пантомимикой. Причем, как отмечает

М. Е. Хватцев, особенно страдают <движения высшегопорядка (т. е. социально обусловленные.-А. Л.) эмо-циональной жизни (сосредоточение. - нахмуривание,скорбь-опускание углов рта, скептическая улыбка-поднимание одного угла рта, сомнение, презрение-за-крывание глаз поодиночке)> Одновременно с соци-

ально обусловленными, хотя и в меньшей степени, стра-

дают инстинктивные выразительные движения. Наиболее

отчетливо это проявляется у слепорожденных в виде

лабо выраженных инстинктивных мимических движе-

ний. сопровождающих смех и плач.

В дефектологии используется целый ряд приемов,

способствующих развитию мимики и жестикуляции,

Несомненно, что овладение в той или иной степени

С. Л. Рубинштейн. Основы общей психологии. Учпед-

гиз, М., 1946, стр. 429.

” М. Е. Хватцев. Недостатки речи у слепых детей и под-

ростков и методы их предупреждения и устранения. Учебные запи-

ски ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 13, Л” 1938, стр. 135.

(в меньшей-слепорожденными, в большей-ослеп-

шими или имеющими остаточное зрение) выразитель-

ными движениями должно способствовать, как более

глубокому пониманию чужой речи, так и повышению

выразительности речи самих слепых.

Наблюдающееся у слепых ослабление внешнего вы-

ражения эмоций и ситуативных выразительных движе-

ний сказывается на интонационном оформлении речи,

что проявляется в бедности интонаций, монотонности

речи. Однако развивающаяся у слепых способность

к речевой подражательности помогает преодолению

этого недостатка.

В тифлопсихологии встречаются мнения, согласно

которым отсутствие зрения влияет на темп и громкость

речи. Одни авторы отмечают замедленность, другие –

повышенную скорость речи слепых по сравнению с нор-

мально видящими. Также расходятся мнения и о силе

голоса: одни утверждают, что слепые говорят всегда

тихо, так как громкие звуки мешают их слуховой ориен-

тации в пространстве, другие – что слепые, напротив, го-

ворят чрезмерно громко, так как из-за отсутствия зрения

не могут правильно оценить размеры помещения и

степень удаленности собеседника. Надо полагать, что

упомянутые различия в темпе и громкости речи яв-

ляются индивидуальными, а не типичными для слепоты

особенностями, чем и обусловлено столь значительное

расхождение взглядов на эту сторону речи.

Несмотря на многочисленные отклонения в развитии

различных сторон речи при глубоких нарушениях зре-

ния, следует отметить, что в целом речь слепых при пра-

вильном формирующем воздействии со стороны воспи-

тателей и родителей развивается до нормального уровня

и служит мощным средством компенсации слепоты, рас-

ширяя возможности слепых во всех видах деятельности.

ЛИТЕРАТУРА К Г Л A BE XI

Н. С. К ост ю ч е к. Развитие речи у учащихся школ слепых

(1-V классы), <Просвещение>, М., 1967.

М. Е, Хватцев. Недостатки речи у слепых детей и под-

ростков и методы предупреждения и устранения их. Ученые запи-

ски ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 13, Л” 1938.

А. Д. Шипило. Организация работы по коррекции речи сле-

пых детей. Ученые записки ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 253, Л.,

1964.

ГЛАВА XII

ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВАЯ СФЕРА

ПСИХИКИ СЛЕПЫХ

1. Особенности эмоций и чувств слепых

Эмоционально-волевая сфера психики слепых яв-

ляется наименее исследованной в тифлопсихологии, что

связано, главным образом, с трудностью объективного

изучения эмоций, чувств и воли. Немногочисленные ис-

следования в этом направлении проводились в основ-

ном в первой четверти XX века и имели эмпирический

характер. Однако даже эти немногочисленные данные

проливают некоторый свет на особенности развития и

проявлений эмоционально-волевой сферы психики при

дефектах зрения, а будучи соотнесены с полученными

современной психологической наукой знаниями, позво-

ляют с определенной уверенностью выдвинуть предпо-

ложение о степени и характере влияния слепоты на эту

сторону психической жизни.

Эмоции и чувства как специфическое отражение

внешнего мира, проявляющееся в субъективном отноше-

нии человека к отражаемому, очевидно, зависят от того,

насколько полно, точно, всесторонне отражается окру-

жающий мир и что именно является объектом отраже-

ния. Разумеется, отсутствие зрения, сужающее сферу

чувственного познания, не может повлиять на наиболее

общие качества эмоций и чувств, их номенклатуру,

значение для жизнедеятельности и т. п. Удовольствие и

неудовольствие, напряжение и разрядка, возбуждение и

успокоение, так же как и полярность эмоций и чувств,

их стеническое или астеническое воздействие на чело-

века, существование моральных, интеллектуальных и

эстетических чувств в равной мере наблюдается как

у зрячих, так и у слепых. Слепота, как показывают

наблюдения, может повлиять лишь на степень прояв-

ления отдельных эмоций, их внешнее выражение и на

уровень развития отдельных видов чувств. Некоторое

сужение сферы эмоциональных переживаний слепых

объясняется выпадением зрительных ощущений, оказы-

вающих наиболее сильное эмоциональное воздействие,

создающих наиболее яркий эмоциональный тон ощуще-

ний. Одновременно нужно подчеркнуть, что отсутствие

зрения сказывается преимущественно на тех эмоциях и

чувствах, которые возникают непосредственно в про-

цессе чувственного отражения.

Зависимость эмоций и чувств от состояния сенсорной

сферы опосредуется потребностями, развитие которых,

как материальных, так и духовных, непосредственно

связано с. накоплением чувственного опыта. Очевидно,

что целый ряд положительных и отрицательных эмоций,

возникающих как непосредственная реакция на зри-

тельно воспринимаемые объекты, явления или их свой-

ства у нормально видящих, отсутствуют у незрячих. От-

сутствие зрения обусловливает также изменения в ха-

рактере и динамике потребностей, что в свою очередь

сказывается на эмоциональных переживаниях, возникаю-

щих при их удовлетворении или неудовлетворении.

Возникающие из одного и того же источника и тесно

связанные между собой эмоции и чувства являются в то

же время различными по характеру отношения уров-

нями психической деятельности. Естественно, что это

проявляется в степени влияния отсутствия зрения на их

характер и динамику.

Эмоции, возникающие при удовлетворении или неудов-

летворении органических потребностей и при непосред-

ственных реакциях на предметы и явления окружаю-

щего мира, при утрате зрительных функций, очевидно,

претерпевают менее существенные изменения, нежели

чувства. Имеющиеся в тифлопсихологии сведения

о силе и глубине эмоциональных переживаний слепых

весьма противоречивы. Одни авторы считают, что сле-

пые менее эмоциональны, чем зрячие, другие, напротив,

подчеркивают интенсивность эмоциональной жизни сле-

пых. Однако этот вопрос вряд ли может быть решен

однозначно. Так как до настоящего времени, несмотря

на многочисленные и очень точные эксперименты, пато-

логическое влияние слепоты (если слепота не связана

с нарушениями высшей нервной деятельности) на дея-

тельность центральной и вегетативной нервных систем

не обнаружена, следует считать, что физиологический

механизм эмоций у нормально видящих и слепых иден-

тичен. Поэтому изменение структуры и динамики эмо-

циональных реакций нужно рассматривать как резуль-

тат развития потребностей и возможности их удовлет-

ворения при слепоте. Очевидно, что целый ряд потреб-

ностей, например, в еде или во сне, удовлетворяется

слепымц так же успешно, как и нормально видящими,

и эмоции, возникающие при удовлетворении этих потреб-

ностей, будут зависеть лишь от того, какое место зани-

мает данная потребность в структуре потребностей и

насколько полно она удовлетворена. Поэтому в данном

случае вряд ли будут наблюдаться какие бы то ни было

различия между слепыми и зрячими.

Что же касается потребностей, удовлетворение кото-

рых связано с нормальным функционированием зритель-

ного анализатора, то здесь не подлежит сомнению, что

слепота оказывает влияние на знак (положительный или

отрицательный) и глубину эмоций. Например, часто

наблюдаемые у слепых отрицательные эмоции или от-

сутствие эмоционального отношения при непосредствен-

ном реагировании на некоторые объекты можно объяс-

нить в одном случае неудовлетворением познаватель-

ных потребностей, а в другом – отсутствием потребности

познать данный объект. В то же время можно видеть,

что целый ряд объектов и их свойств, почти не вызы-

вающих эмоций у нормально видящих, у слепых вызы-

вают сильные эмоциональные переживания (например,

многие воспринимаемые осязательно свойства).

Таким образом, можно утверждать, что слепота, ог-

раничивая возможности накопления чувственного опыта

и изменяя характер и динамику потребностей, влечет за

собой сужение сферы эмоциональной жизни, некоторые

изменения в эмоциональном отношении к определенным

(трудно познаваемым) сторонам действительности, не

изменяя в целом сущности эмоций.

215

Следует полагать, что проявление эмоций находится

в зависимости от времени и степени потери зрения.

Даже не имея достаточного фактического материала,

можно с полной уверенностью утверждать, что потеря

зрения в зрелом возрасте, резко нарушающая возмож-

ность удовлетворения многочисленных и разнообразных

потребностей, сформировавшихся до его утраты, вызовет

совершенно иное эмоциональное отношение к жизни,

нежели у слепорожденного.

Чувства, зарождаясь в сфере эмоций, являются осо-

бой формой отношения человека к окружающему миру.

Присущие только человеку чувства имеют ярко вы-

раженный социальный характер. Различные виды

чувств – моральные, интеллектуальные и эстетиче-

ские – в той или иной степени присущи всем людям, что

объясняется их общественно-исторической природой.

Различные виды чувств в разной мере связаны с чув-

ственным отражением действительности. Наименее свя-

заны с чувственным отражением моральные чувства,

в большей степени – интеллектуальные, и самая интим-

ная связь существует между ощущениями, восприя-

тиями и представлениями, с одной стороны, и эстетиче-

скими чувствами-с другой. Поэтому сужение сенсор-

ной сферы оказывает различное влияние на отдельные

виды чувств.

В старой тифлопсихологии существовало мнение, что

слепота вносит существенные изменения в развитие

чувств, способствуя возникновению одних (религиозное

чувство, огвращение к воровству и т.п.) и исчезновению

других (эстетических) чувств. Такого рода воззрения,

не подкрепленные никакими фактами, утверждающие

спонтанность развития чувств, независимость их от

воспитания, в корне противоречат подлинной природе

чувств и закономерностям их развития. По номенкла-

туре чувства слепых и зрячих не могут иметь никаких

различий. Специфика чувств слепых, обусловленная на-

рушением отношений с естественной и социальной сре-

дой, проявляется только в характере выражения и ди-

намике развития чувств.

Иногда наблюдающиеся при слепоте аномалии раз-

вития моральных и интеллектуальных чувств (отсутст-

вие чувства долга, себялюбие, отсутствие чувства това-

рищества, чувства юмора, чувства нового и т.д.) в ряде

216

случаев наблюдаются и у зрячих и ни в коей мере не

могут быть объяснены слепотой. Негармоничное разви-

тие и появление отрицательных и низменных чувств мо-

жет быть объяснено только недостатками воспитания,

в результате чего индивид неправильно оценивает свое

положение в обществе.

В первую очередь это касается чувств моральных,

имеющих ярко выраженный социальный характер и от-

ражающих существующую систему человеческих отно-

шений. Не слепота, а неправильные отношения в семье

(мелочная опека, заласкивание, противопоставление ре-

бенка другим членам семьи, как <обиженного судьбой,или, наоборот, заброшенность), школе (подчеркиваниеего неприспособленности к жизни, упреки благами, по-лучаемыми через систему социального обеспечения, пе-реоценка возможностей и способностей и т. п.) порож-дают отрицательные моральные чувства. Пониманиесущности моральных чувств и многочисленные примерыиз жизни слепых дают полную возможность утверждать,что при правильном воспитании в формировании мо-ральных чувств слепых не может быть никаких отклоне-ний от нормы.Интеллектуальные чувства также существенно зави-сят от социального положения индивида и окружающейего среды. Отмечавшееся в свое время буржуазнымитифлопсихологами недостаточное развитие у слепыхэтого вида чувств не подлежит сомнению, однако объ-яснение этому нужно искать не столько в отсутствиизрения, сколько в том бесправном, тяжелом положении,в котором находились и по сей день находятся в капи-талистическом обществе слепые. Необходимым условиемдля развития интеллектуальных чувств является уча-стие в умственной деятельности. Предоставление слепымэтой возможности (обучение в средней и высшей шко-лах, овладение профессиями умственного труда) откры-вает широкие возможности для развития интеллектуаль-ных чувств.В то же время развитие интеллектуальных чувствобусловлено успехами познавательной деятельности,способностью и возможностью открывать все новые иновые стороны в предметах и явлениях, проникать в ихсущность, устанавливать закономерности развития. Сле-пота, сужая сферу чувственного познания, что в своюочередь неблагоприятно влияет на развитие мышления,ставит серьезные преграды на пути развития интеллек-туальных чувств, возникающих в процессе познания.Именно поэтому у слепых, особенно дошкольников,часто наблюдается отсутствие любознательности. Од-нако огромные компенсаторные возможности позволяютслепым преодолеть многочисленные препятствия на путиовладения знаниями, успешно заниматься умственнойдеятельностью, в процессе которой и развиваются интел-лектуальные чувства.Наиболее существенное влияние слепота оказываетна эстетические чувства, возникающие и развивающиесяпри восприятии и создании человеком прекрасного.Хотя эстетические чувства возникают не только при зри-тельном, но и при восприятиях других модальностей(слуховом, осязательном, вкусовом и обонятельном),однако тотальная или парциальная слепота полностьюили частично делает невозможным восприятие тех сто-рон действительности, которые оказывают на человеканаиболее сильное эмоциональное воздействие. Этими жепричинами обусловлено отрицательное изменение в об-ласти культурных потребностей и интересов, такжеимеющими существенное влияние на развитие эстетиче-ских чувств. Например, многие тифлологи свидетельст-вуют, что у слепых отсутствует интерес к красоте при-роды, человеческого тела, лица и т. п" как в натуре, таки в произведениях искусства. Совершенно очевидно, чтоотсутствие потребности насладиться красотой природыили творениями великих мастеров искусства связанос невозможностью полно и адекватно их воспринять, что,естественно, значительно обедняет эмоциональную жизньслепых.В этой связи наиболее важным представляется во-прос: возможно ли компенсировать недостатки развитияи проявлений эстетических чувств слепых? В тифлопси-хологии XIX века было широко распространено мнение,что слепым свойственно наслаждение прекрасным, таккак они обладают прирожденным идеалом красоты,а для развития их потенциальных возможностей необ-ходимо специальное воспитание. Тезис о необходимостиэстетического воспитания слепых действителен и по сейдень, хотя основу для него мы видим не в прирожден-ном идеале красоты, а в возможности слепых правильноотражать окружающий мир при помощи интегративнойдеятельности сохранных анализаторов. Как показываетпрактика обучения и воспитания слепых, наблюдения заприродой, знакомство с доступными для слепых произ-ведениями искусства и участие в определенных видахтворчества дают им правильные представления о пре-красном и формируют правильное к нему отношение.Разумеется, при прочих равных условиях, эстетическиечувства слепых никогда не достигнут такого уровня, каку нормально видящих, однако эстетическое воспитаниезначительно расширяет и обогащает эмоциональнуюжизнь слепых.2. Эмоциональные состояния и внешнеевыражение эмоцийВажным показателем психической жизни являютсяэмоциальные состояния (настроения и аффективные со-стояния), которые раскрывают <как типичные для чело-века особенности поведения, так и случайные, нехарак-терные для него психические проявления> . Соотноше-

ние типичного и случайного образует сложный эмоцио-

нальный фон, оказывающий огромное влияние на психи-

ческую жизнь человека.

Многие авторы отмечали, что слепота влечет за со-

бой изменения в характере эмоциональных состояний

в сторону преобладания астенических, подавляющих ак-

тивность индивида настроений грусти, тоски, апатии

либо повышенной раздражительности, аффективностн.

В том и другом случаях подчеркивалось отличие эмо-

циональных состояний слепых от нормы, причем подоб-

ные изменения считались в старой тифлопедагогике ти-

пичными проявлениями поведения слепых.

Хотя эмоциональные состояния имеют субъективный

характер, детерминируются они все-таки внешним ми-

ром. Слепота, нарушая нормальное взаимодействие ин-

дивида со средой, естественно, вызывает отрицательную

реакцию личности, которая проявляется в виде болез-

Психология, ред. А. Г Ковалев, А. А. Степанов, С. Н. Шебя.

лип. <Просвещение>, М, 1966 стр. 292.

ценных реакций-повышенной раздражительности,

неадекватности поведения, безразличия к окружающему,

инертности и. т. п. . Помимо реакции личности патоло-

гические нарушения в сфере эмоциональных состоянии

объясняются и изменениями соотношения процессов

высшей нервной деятельности (возбуждения и тормо-

жения), возникающими при выпадении зрительных

функций. Однако, как отмечает М. И. Земцова, в про-

цессе компенсации дефектов психического развития, воз-

никших в результате утраты зрения, патологические из-

менения в эмоциональной сфере исчезают. Человек со-

знательно овладевает и управляет своим настроением.

Болезненные изменения эмоциональных состояний,

обусловленные реакцией личности на слепоту, возни-

кают только у индивидов, способных осознать свой де-

фект и его последствия, тогда как у слепорожденных

или потерявших зрение в раннем детском возрасте по-

добные реакции появляются только тогда, когда они

оказываются в состоянии осознать свой дефект. Так, сле-

пые дошкольники и младшие школьники в области эмо-

циональных состояний от своих зрячих сверстников ника-

ких существенных отличий не имеют, а возникающие

у них в период осознания дефекта (обычно в подростко-

вом возрасте) астенические настроения и аффективные

состояния, так же как и у ослепших в зрелом возрасте,

исчезают со временем при наличии благоприятных, спо-

собствующих нормальной жизнедеятельности условий,

правильного отношения окружающих к лицу с глубоким

нарушением зрения и, разумеется, при сознательной во-

левой регуляции своих эмоциональных состояний. Выше-

сказанное можно проиллюстрировать целым рядом при-

меров, показывающих, как болезненная реакция (вплоть

до мыслей о самоубийстве) человека на слепоту посте-

пенно исчезает и сменяется, благодаря волевой регуля-

ции поведения, бодрым оптимистическим настроением.

Эмоции, чувства и эмоциональные состояния имеют

внешнее проявление в так называемых выразительных

движениях: мимике, пантомимике и вокальной мимике

(интонация и тембр голоса). В главах, посвященных

вниманию и речи, уже отмечалось, что выразительные

См.: М. И. Земцова.

РСФСР, М., 1956, стр. 18.

Пути компенсации слепоты. АПН

движения при глубоких нарушениях зрения ослаблены,

причем степень редуцированности мимики и пантоми-

мики зависит от времени появления и степени рас-

стройств зрения. Наиболее слабо выразительные движе-

ния развиты у слепорожденных, редуцированность кото-

рых достигает такой степени, что даже безусловноре-

флекторные пантомимические выразительные движения,

сопровождающие состояния горя, радости, гнева и др.,

проявляются у них в весьма ослабленном виде. Исклю-

чение составляют только оборонительные движения, со-

провождающие переживание страха.

Разумеется, отсутствие или слабое проявление вы-

разительных движений не может ни в коей мере слу-

жить показателем интенсивности эмоциональной жизни

слепых, которая зависит, как уже отмечалось, от усло-

вий жизни и деятельности индивида, а также от его ти-

пологических особенностей.

3. Воля слепых

Человек – и это одна из его специфических особен-

ностей-является субъектом волевого поведения. Мо-

рально воспитанная воля, будучи регулирующей сторо-

ной сознания, проявляется в способности человека совер-

шать целенаправленные действия, преодолевая трудно-

сти в стремлении к миру объективных ценностей . От-

сюда понятна огромная значимость воли для человека

вообще, а тем более для человека, имеющего дефект зре-

ния и встречающего поэтому на своем пути неизмеримо

большее количество трудностей, нежели зрячий.

Известно, что воля формируется в упражнениях,

в волевых поступках, в процессе преодоления трудно-

стей, в активной деятельности человека. Кроме того, сле-

дует помнить, что первоначально волевые действия сти-

мулируются потребностями. Очевидно, что слепота, соз-

давая дополнительные, зачастую чрезмерные трудности,

временно выключая индивида из деятельности, отрица-

тельно влияя на развитие потребностей, осложняет ус-

См.: Ш. Н. Чхартишвили. Проблема воли в психоло.

гии. <Вопросы психологии>, № 4, 1967.

ловия для нормального развития волевых свойств лично-

сти. Однако этим условия формирования воли не исчер-

пываются. Воля, так же как познавательные и эмоцио-

нальные психические акты, обусловлена внешней средой,

которая оказывает на ее развитие огромное влияние.

В старой тифлопсихологии был широко распростра-

нен взгляд, утверждавший, что безволие является харак-

терологической чертой слепых. <Слепой поражает своейапатичностью, отсутствием воли, невозможностью про-будить его к деятельности>,-писал выдающийся рус-

ский тифлопедагог А. И. Скребицкий . Это и аналогич-

ные ему высказывания имели целый ряд обоснований:

во-первых, слепота препятствует активному участию

в деятельности; во-вторых, чрезмерные трудности, испы-

тываемые слепыми, приводят к отказу от решения на-

меченной задачи; в-третьих, ограниченные материальные,

а тем более культурные потребности не стимулируюг

слепых к волевой деятельности. Кроме того, безволие

развивается как следствие неправильного отношения ок-

ружающих к слепому ребенку, стремящихся во что бы то

ни стало оградить его от житейских треволнений и не-

вольно способствующих, таким образом, возникновению

безынициативности, инертности.

С другой стороны, можно предположить, что наличие

трудностей, с которыми ежечасно сталкивается слепой,

должно упражнять и укреплять его волю. Именно на

такой позиции находился Мольденгауэр, который писал:

<...можно наблюдать, что усиленные препятствия, кото-рые должен преодолевать слепой для достижения по-ставленной цели, приводят в действие всю его энергию,всю силу его воли и что таким путем его воля зака-ляется> “.

Это сложное взаимодействие причин, с одной сто-

роны, тормозящих, а с другой-стимулирующих разви-

тие воли, обусловливало отмечавшиеся тифлологами

резкие индивидуальные различия слепых в данной

сфере психики, различия, выходящие, как утверждал

К. Бюрклен, <за пределы минимальных и максималь-А. И. Скреби ц к и И. Воспитание и обучение слепых и inпризрение на Западе. СПб., 1903, стр. 106." Цит. по i;u.: К. Бюрклен. Психология слепых. Учпедгиз, М.,1934, стр. 231.ных границ, так как среди слепых встречаются индиви-дуумы как с огромной, так и с очень ослабленной силойволи> . Действительно, среди слепых можно встретить

индивидов, обладающих замечательными волевыми ка-

чествами, и наряду с этим наблюдать такие дефекты

воли как импульсивность поведения, внушаемость, уп-

рямство, негативизм.

Резкие, иногда полярно противоположные индивиду-

альные различия в волевой сфере психики слепых свя-

заны в первую очередь с условиями семейного и школь-

ного воспитания. Включение ребенка в игровую, а затем

учебную и трудовую деятельность, упражнения в воле-

вых поступках, формирование коммунистической идейно-

сти и нравственности как основы морально воспитанной

воли и другие общие для зрячих и слепых условия фор-

мирования волевых свойств личности, а также самовос-

питание позволяют преодолеть возникающие при слепоте

и препятствующие развитию воли условия.

Таким образом, отмеченные К. Бюркленом выходя-

щие за минимальные и максимальные, по сравнению

с нормой, пределы индивидуальные различия слепых

в волевой сфере являются следствием не слепоты, а во-

спитания, от направленности которого зависит формиро-

вание положительных или отрицательных свойств лич-

ности. Практика показывает, что при соблюдении необ-

ходимых для воспитания и самовоспитания воли условий

волевые свойства личности слепого формируются без

каких бы то ни было отклонений и могут достигать вы-

сокого уровня развития.

Воспитание воли в специальной школе является не-

обходимым и одним из важнейших компонентов учебно-

воспитательной работы, так как только при наличии вы-

соко развитых волевых свойств, таких, как самостоя-

тельность, целеустремленность, настойчивость, слепой

может преодолеть болезненные реакции на слепоту и

возникающие перед ним многочисленные трудности

в познавательной, трудовой деятельности, в быту и стать

полноценным членом общества.

ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ XII

К. Б юр к л с и. Психология слепых. Учпедгиз, М, 1934, сто.

200-232.

i Т а м ж с, стр. 230.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

От автора .

Глава 1, Предмет, задачи и методы тифлопсихологии

1. Предмет тифлопсихологии ……….. 6

2. Тифлопсихология как самостоятельная ветвь психоло-

гической науки ………………. 9

3. Роль зрения в жизнедеятельности человека и послед-

ствия его нарушений …………….. 12

4. Задачи, значение тифлопсихологии и ее связь с други-

ми науками ……………….. 15

5. Методы тифлопсихологического исследования . . . . 19

6. Основные направления развития тифлопсихологии . . 22

Глава II. Проблема компенсации в тифлопсихологии

1. Понятие о компенсации и ее физиологические основы . 26

2. Соотношение биологических и социальных факторов

компенсации ……………….. 32

3. Критика биологизаторских теорий компенсации сле-

поты . ………………… 43

Глава III. Внимание слепых

1. Внимание и его роль при дефектах зрения . . . . 47

2. Особенности внимания слепых ……… 51

> Глава IV. Ощущения слепых и слабовидящих

1. Сенсорная организация человека при дефектах зре-

ния …………………. 54

2. Проявление психофизических закономерностей ощуще-

ний при слепоте и слабовидении ………… 57

. !. Виды ощущений и их роль в психической жизни сле-

пых и слабовидящих …………….. 63

4. Особенности зрительных ощущений частичпозрячих и

слабовидящих. ……………… 66

5. Использование зрения в учебной деятельности частич-

незрячих и слабовидящих ………….. 76

6. Слуховые ощущения слепых ………. 82

7. Кожные ощущения слепых ……….. 86

8. Кожно-оптическое чувство ………..

9. Кинестезические ощущения слепых ……..

10. Вибрационные ощущения незрячих ……..

II. Хеморецепция слепых …………

12. Статические ощущения слепых ………

–<" Глава V. Восприятие слепых и слабовидящих1. Восприятие, его типы и механизмы при нарушенияхфункций зрения ...................2. Сравнительная характеристика осязательного и зри-тельного восприятия .................3. Природа, формы и способы осязательного восприятия .4. Осязательное восприятие пространства .......5. Роль осязания в деятельности слепых .......J?. Особенности зрительного восприятия слабовндящих1! частичпозрячих ..................Глава VI. Представления слепых и слабовидящих1. Основные особенности образов памяти слепых и сла-бовидящих .....................2. Формирование представлений при дефектах зрения . .3. Зрительные представления ослепших ........4. Критика знаковых теорий представлений ......Глава VII. Пространственная ориентация слепых1. Понятие об ориентации в пространстве ......2. Роль органов чувств в ориентировке слепых ....3. Топографические представления .........Глава VIII. Память слепых и слабовидящих1. Вопросы психологии памяти слепых .......2. Специфические особенности процессов памяти слепыхи слабовидящих ...................Глава IX. Воображение слепыхг ГлаваХ. Мышление слепых1. Мышление и его роль в компенсации слепоты . . .2. Теории мышления в буржуазной тифлопсихологии . .3. Мыслительные операции ............( 4.; Формы и виды мышления ...........Глава XI. Речь слепых1. Понятие о речи и ее функциях в тифлонспхологии . .2. Особенности развития речи слепых детей .....Глава XII. Эмоционально-волевая сфера психики слепых1. Особенности эмоций и чувств слепых ......2. Эмоциональные состояния и внешнееэмоций ...............3. Воля слепых .......выражениеТехнический редакгор К. II. ОрловаКорректор Ф. Я. БерлинМ-22058. Сдано в набор 12/IV 1971 г. Подписано к печати29,11 1972 i-. Объем 14,25 п. л. Формат 84х108/:!.,. Заказ № 155.Тираж 1000 экз. Цена 1 р. 10 к.Ордена Трудового Красного Знамени типографияимени Володарского Лениздата. Ленинград, Фонтанка, 57

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019