Борис Николаевич Найденко, доктор исторических наук,

профессор, заведующий кафедрой социальных дисциплин, истории и
культурного наследия   ГОУ Педагогическая академия (г. Москва)

Против фальсификации истории, за историческую правду!

или

Фальсификация отечественной истории – национальная угроза России.

История, как наука и учебная дисциплина требует к себе научного
отношения, основанного на вполне определенных научно-методических
базовых элементах, которыми являются принципы исторической науки,
выступающие как фундаментальная часть самой науки, функции, которые она
выполняет в адрес её изучающих и методы (приёмы), с помощью которых она
изучается. Таким образом, история как наука и учебная дисциплина всегда
объективна, поскольку, в принципиальной базе заложен, наряду с другими,
комплексный принцип объективности, достоверности, научности, а также
принцип историзма. Поэтому историческая наука – не терпит фальсификаций.

История, как учебная дисциплина основывается на научных результатах и,
следовательно, так же должна быть гарантирована от фальсификаций и
сокрытия исторической правды (замалчивание исторических событий,
явлений, процессов). Однако, фактов фальсификаций истории и в прошлом, и
в настоящем времени было и есть очень много.

Фальсификация истории всегда являлась одним из важных элементов
идеологической борьбы, как внутри общества одного государства
(направлен, как правило, на поддержку политической конъюнктуры правящего
режима или дезориентацию общества в истории своей страны и привития его
членам комплекса неполноценности, ущербности за «несправедливый
характер» деятельности своего государства), так и на международной арене
(имеет цель – нанести ощутимый удар по международному престижу, статусу
и даже – суверенитету страны — идеологического оппонента).

Учитывая тот факт, что для нас, граждан Российской Федерации, страны,
которая является правопреемницей Советского Союза в мировом сообществе,
особую значимость представляет оценка её места и роли во всеобщей
истории XX века и, особенно, в событиях кануна, начала, хода и исхода
Второй мировой и Великой Отечественной войн, необходимо ,уже в который
раз, принять вызов фальсификаторов истории и вступить в идеологическую
борьбу за историческую правду. Хотя, справедливости ради, помимо этой
глобальной исторической темы в нашей отечественной истории XX века имели
место быть проблемы не менее значительные по своему масштабу. Это темы,
которые также оцениваются неоднозначно, и, часто не объективно, в
извращенном виде. XX век дал нашей истории, прежде всего, сразу три
социальные революции (1905-1907 гг), и две – 1917г., которые дважды
изменили государственный строй России. Далее российскому обществу
пришлось пережить гражданскую войну (1918 – 1922 гг.), период НЭП
(1921-1928гг.) и реконструкцию народного хозяйства (1929 – 1936 гг.).
Отдельной важнейшей исторической проблемой выступает формирование СССР –
государственности, коренным образом отличающейся от Российской империи
своей новизной и, в определённой степени, демократизмом государственного
строительства. Далее проблема борьбы СССР на международной арене за
создание системы коллективной безопасности, его титанических усилий за
предотвращение Второй мировой войны, Великая Отечественная война и
Великая Победа в ней всего советского народа, народов союзных республик
СССР, а не только российского народа. Важнейшая историческая тема
послевоенного периода – «холодная война». Паралельно событиям «холодной
войны» развивался процесс становления СССР как одной из двух сверхдержав
мира, и, наконец, историческая проблема «перестройки» Советского
государства и общества и её последствий, сопряженной, прежде всего, с
ликвидацией Советского Союза. Что же касается последнего десятилетия XX
века, то оно связано со становлением современной России, как суверенного
государства, признанного мировым сообществом в качестве правопреемника
СССР.

Однако именно темы Второй мировой и Великой Отечественной войн всегда
были самыми дискуссионными, находили неоднозначные суждения, оценки и
выводы об их происхождении, виновниках развязывания, ходе войны, роли
стран антигитлеровской коалиции, их вклада в достижении победы и т.д. В
2009 и 2010 гг. в связи с 70 — летием начала второй мировой войны и 65 –
летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне вновь
обострились идеологические дискуссии, как за рубежом, так и в России.

В июне 2010 года Национальный институт развития современной идеологии
(РФ) в справочных материалах «Фальсификация истории, как идеологическое
оружие против России» констатировал наличие реальной угрозы
международному статусы и суверенитету РФ, что не лишено оснований. Так,
23 сентября 2009 года сейм Польши принял на заседании парламента
резолюцию «в связи с агрессией Советского Союза против Польши 17
сентября 1939 года». Эта резолюция осуждает «вторжение» Красной Армии 17
сентября 1939 года в Западную Украину и Западную Белоруссию, которые
между мировыми войнами входили в состав польского государства. «17
сентября 1939 года войска СССР без объявления войны совершили агрессию
против Речи Посполитой, нарушая её суверенитет и попирая нормы
международного права. Основание для вторжения Красной Армии дал пакт
Молотова – Риббентропа, заключенный 23 августа 1939 года в Москве между
СССР и гитлеровской Германией. Таким образом, был произведен четвертый
раздел Польши. Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов – нацизма и
коммунизма» — отмечается в принятой резолюции.

В этом документе слово «геноцид» впервые использовано в отношении
действий СССР против Польши. Далее в резолюции говорится, что сейм
Польши стоит на позиции, что польско–российское примирение требует
уважение исторической правды.

29 сентября 2009 года польские власти решили продолжить объявленную ими
кампанию по приравниванию коммунизма к нацизму и запретить советскую
символику наряду с фашистской. Согласно принятым поправкам к Уголовному
кодексу, отныне торговля предметами с серпом и молотом или портретом
В.И. Ленина будет караться двумя годами тюрьмы.

Действительно, уважение и соблюдение исторической правды требует не
предвзятого, а объективного подхода к исследованию и оценке
исторических фактов. Обратимся к событиям кризисного 1939 года. Сегодня
ни у кого не должно вызывать сомнений, что московская конференция трех
держав СССР, Англии, Франции за 5 месяцев своей работы была провалена
стараниями руководства Англии, Франции и Польши, которые в отличие от
СССР, заняли абсолютно деструктивную позицию по выработке
взаимоприемлемых условий к подписанию военной конвенции. Этот факт, а
также реальное дипломатическое сближение стран Прибалтики с Германией,
вынудили советское руководство пойти на подписание договора о
ненападении с Германией 23 августа 1939 года. Как известно, вместе с
договором был подписан секретный протокол.

Однако не следует забывать, что во второй половине 30-х годов
руководство Польши своим главным врагом считало СССР. Это следовала из
военных доктрин Германии и Польши, закрепленных в заключенной в декабре
1934 года военной конвенции между этими странами. И только после разрыва
дипломатических отношений в марте 1939 года польско–германский военный
альянс был разрушен. В марте 1939 года главный штаб вооруженных сил
Польши завершил разработку плана войны против СССР.

После начала германской агрессии против Польши 1 сентября 1939 года
войска Белорусского и Украинского фронтов Красной Армии 17 сентября 1939
года перешли советско-польскую границу. При этом польское правительство
констатировало, что между Польшей и СССР нет состояния войны (см.:
Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии 1939-1941гг.-М., 1992г.-с.91).

На основании этого решения был издан приказ верховного командующего
польской армии Э.Рыдз-Смиглы, переданный войскам 17 и 18 сентября,
который гласил: «С Советами в бои не вступать … с немцами продолжать
борьбу». Однако польско-советские боевые действия имели место. В
дальнейшем на территории Западной Украины и Западной Белоруссии
произошли крупные социально-экономические и политические
преобразования, а также в области военной политики. В последствии в
разгар Второй мировой войны Армия Людова Войска Польского плечо к плечу
успешно сражались с войсками Красной Армии против германских войск до
достижения общей Победы. А что касается обвинения СССР и РФ, как его
правопреемницы в агрессии и «геноциде» против польского народа, то не
лишним будет напоминание польским властям и польским националистам о
том, что настоящие агрессоры не освобождают своих жертв, а порабощают
их. Советский Союз за освобождение Польши от немецко-фашистских
захватчиков, заплатил жизнями более чем 600 тысяч своих солдат, офицеров
и генералов.

В Литве, Латвии и Эстонии в 1991-2008гг. были приняты законы,
запрещающие использование советской и нацистской символики, которые
предусматривают административные и уголовные наказания за их пропаганду.
В Латвии подготовлены поправки к Уголовному закону, которые
предусматривают уголовную ответственность за отрицание агрессии против
Латвии со стороны СССР и Германии. Латвийское политическое руководство
считает, что Россия должна признать факт советской оккупации Латвии и
возместить ей весь причиненный вред.

Вместе с тем, прибалтийские власти открыто поощряют деятельность
движения ветеранов СС, не препятствует пропагандированию СС. В Эстонии
например, как сообщает агентство Baltinfo, ежегодно в конце июля в
Эстонии проходит встреча ветеранов 20-й гренадерской дивизии войск СС
(Waffen SS) и членов организации «Союз борцов за освобождение Эстонии»
по случаю годовщины боёв под Синимяэ. Как правило, своё приветствие
участникам встречи отправляет министр обороны Эстонии.

В стране открыто продаются книги, брошюры, учебники, восхваляющие
эстонских эсэсовцев. Таллин был одним из инициаторов объявления 23
августа днём памяти жертв коммунизма и нацизма.

В июне 2009 г. в Эстонии поступил в продажу настенный календарь на 2010
год с плакатами эстонских дивизий СС «Вступай в СС – защити родину от
восточных варваров!». В Латвии герой войны, (ныне покойный) партизан
Василий Кононов по решению Верховного Суда признан военным преступником
– характерно, что этот приговор был подтвержден и Большой палатой
Европейского суда по правам человека в Страсбурге.

3 июля 2009 года на сессии в Вильнюсе была принята резолюция XVII1
Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, которая поставила знак равенства между
нацистским режимом в Германии и Советским Союзом. Кроме того, резолюция
предложила объявить 23 августа «общеевропейским днём памяти жертв
сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти жертв массовых депортаций
и казней».

Россия является правопреемницей СССР во всех отношениях. Попытки
обвинения СССР в развязывании войны, какими бы антиисторическими они ни
были, являются частью стратегии делегитимизации современной России.

Следовательно, такой резолюцией Европа ставит под сомнение статус
Российской Федерации, имеющей свое законное место в Совете Безопасности
ООН, ядерное оружие, большое экономическое пространство, ее
территориальное и национальное единство.

Вместе с тем, фальсификациям и их разработчикам надо давать достойный
отпор.

Как видно, антисоветская, а в последствии и антироссийская позиция
руководства Прибалтийских стран, а также ряда стран Европы, судя по
принятой резолюции XVIII Парламентской ассамблеи ОБСЕ от 3 июля 2009
года основывается на факте оккупации Эстонии, Латвии и Литвы в 1940
году, ставшей возможной, как полагают в Евросоюзе, в результате
подписания секретного протокола к советско-германскому договору о
ненападении от 23 августа 1939 года. Однако, правда заключается в том,
то ввод ограниченных контингентов войск Красной Армии на территорию
Прибалтийских республик произошёл на правовой основе. Советско-эстонский
договор о взаимопомощи был подписан в Москве 28 сентября 1939 года, где
предусматривался возможный ввод войск Красной Армии на территорию
Эстонии общей численностью до 25000 человек. Данный договор
соответствовал всем нормам международного права и был зарегистрирован в
Лиге Наций 13 октября 1939 года за номером 4643 в Официальном регистре
договоров Секретариата в соответствии со статьей 18 Устава Лиги Наций.
Соответствующую легитимизацию получили советско-латвийский и
советско-литовский договор о взаимопомощи от 5 и 10 октября 1939 года
соответственно. Согласно этим договорам СССР получил право иметь
гарнизоны войск в Латвии – до 25000 и в Литве – до 20000 человек. Вот та
нормативно-правовая основа, которая позволила летом 1940 года Советскому
Союзу ввести войска на территорию стран Прибалтики. В дальнейшем, ввиду
быстро обострявшейся военно-политической ситуации в Прибалтике,
активизации и укрепления здесь позиций Германии, СССР, добился согласия
от правительств Эстонии, Латвии и Литвы ввода дополнительных
контингентов Красной Армии и Военно-морского флота СССР, что в основном
было завершено в 20-х числах июня 1940 года.

Таким образом, ни о какой оккупации со стороны СССР Прибалтийских
республик в 1940 году не может быть и речи.

Конечно, Советский Союз был заинтересован в Прибалтике, как в важнейшем
военно-стратегическом регионе в условиях реальной мировой войны. Но вот
интересный исторический факт: 14-15 июня 1940 года состоялись выборы в
сеймы Латвии и Литвы и Государственную Думу Эстонии. За представителей
Союзов трудового народа» в Литве и Эстонии проголосовало 99,19% и 92,8%
избирателей соответственно, а в Латвии за представителей «Блока
трудового народа» — 97,8% граждан. Несмотря на все издержки
избирательной кампании, следует всё же признать, что почти стопроцентный
факт поддержки кандидатов от левых общественно-политических объединений,
означал выбор народами прибалтийских стран ориентации на
социалистический образ жизни. В дальнейшем под воздействием левых сил
парламенты здесь провозгласили советскую власть и приняли декларации о
вхождении их в СССР, что было реализовано в период работы VII сессии
Верховного Совета СССР в начале августа 1940 года.

Вместе с обвинением Советского Союза в оккупации Прибалтийских стран и
Польши, а также в геноциде польского народа, советскому руководству
ставится в вину пособничество фашистской Германии в развязывании
Второй мировой войны.

При этом эксплуатируется факт подписания советско-германского договора
о ненападении от 23 августа 1939 года и дополнительного секретного
протокола к нему, разделяющие страны Восточной Европы между Германией и
СССР на сферы их влияния.

Как известно, в декабре 1989 года Второй Съезд народных депутатов СССР
осудил действия советских лидеров, заключивших договор с Германией (см.:
Правда-1989-25 декабря), признав последствия советской внешней и
военной политики, производные от этого факта, незаконными. И хотя,
споров и идеологических дискуссий на эту тему предостаточно, хотелось бы
подчеркнуть только четыре аспекта.

1.Важнейший принцип исторической науки – принцип историзма требует
анализа причинно – следственной связи исторических событий и на его
основе – объективной оценки всего исторического явления. В данном случае
мы убеждаемся, что учредители версальско-вашингтонской системы
международных отношений – США, Англия, Франция (они же гаранты
межвоенного мироустройства) не только не приняли мер по недопущению
развязывания Второй мировой войны, но и всячески блокировали процесс
создания системы коллективной безопасности. Мюнхенские события 29-30
сентября 1938 года — это их позор и похороны версальско–вашингтонской
системы.

Московская конференция (март-июль) 1939 года была провалена «гарантами
миропорядка», которые действовали в фарватере мюнхенских соглашений.
Решение о вступлении с Германией в переговоры «об улучшении политических
отношений» было принято на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) только 11
августа 1939 года. До этого момента советская военная делегация более 5
месяцев безуспешно предлагала вариант за вариантом огромный пакет
конструктивных предложений, которые вполне могли стать основой
трехсторонней военной конвенции.

2. Подписание договора о ненападении и секретного протокола к нему это
очень трудный, тяжелый, но вынужденный шаг советского руководства,
направленный на решение проблемы безопасности страны с Запада в
кратчайшие сроки в острой военно – политической ситуации.

Советское руководство вполне обосновано считало, что в условиях, когда
Германия усиливала своё влияние на Прибалтику, Англия и Франция,
наоборот, его теряли в польско-прибалтийском регионе и проявляли
заинтересованность в продолжение мюнхенской политики, целесообразно было
во-первых, не спровоцировать вооруженное столкновение с Германией,
отодвинув его по времени на более поздний срок. Во-вторых, ослабить
фронт возможных союзников Германии или нейтрализовать их в
предполагаемой агрессии; в-третьих, по выражению А.А. Жданова — «…
повернуть остриё агрессии на Запад» (см.: РЦХИДНИ. Ф.77, оп.1, д.896,
л.5); в-четвертых, добиться гарантии хотя бы временной безопасности.

Сегодня можно встретить множество оценок этим событиям. Как правило,
они звучат осуждающе, в унисон решениям Второго Съезда народных
депутатов 1989г.

Вместе с тем, существуют и другие источники, которые позволяют
представить логику принятия решения советской стороной на подписание
вышеупомянутых документов более комплексно.

Так, например, представляет интерес воспоминания известного
советского дипломата И.М. Майского, занимавшего тогда пост посла СССР в
Англии. Вот, что он писал в 1961 году в своей рукописи «СССР был прав.
(Из воспоминаний советского посла)»: «К пакту был приложен секретный
протокол, который требует некоторых разъяснений. В дни, предшествовавшие
приезду Риббентропа в Москву, когда германская сторона настойчиво искала
сближения с СССР, Советское правительство стояло не только перед
дилеммой «тройной пакт или соглашение с Германией?», но так же перед
выбором: «простой пакт о ненападении или такой пакт плюс разграничение
сфер влияния между СССР и Германией в Европе?». Как ни неприятно звучало
для советского уха (так в тексте – Б.Н.) выражение «разграничение сфер
влияния», однако, в сложившейся обстановке такое разграничение было,
конечно, наименьшим злом. Советское правительство, в конце концов,
пришло к выводу, что соглашение, которое ему предстояло подписать с
Германией, должно быть не просто пактом о ненападении, а пакт о
ненападении плюс разграничение сфер влияния в Восточной Европе. В
секретном протоколе, приложенном к пакту, и было оформлено такое
разграничение, сущность его сводилась к следующему:

В Прибалтике в сферу влияния СССР входили Латвия, Эстония и Финляндия.

В Польше разграничение сфер влияния между Германией и СССР шло
приблизительно по линии рек Нарев, Висла, Сан.

Бессарабия признавалась сферой влияния СССР и Германия заявляла о своей
полной незаинтересованности в данном районе.

Взвесив все «за» и «против». Советское правительство тогда, в августе
1939года, пришло к выводу, что плюсы, безусловно, превышают минусы. В
результате пакт о ненападении с секретным протоколом был подписан. Это
был вариант меньшего зла, навязанный нам глупо-преступной политикой
Чемберлена и Даладье (РЦХИДНИ, ф.74, оп.1, д.378, лл.252-253, 255).
Однако ни в 1961 году, ни в более поздний период данная рукопись И.М.
Майского в полном объеме опубликована не была, и возможно, напрасно. По
определенному стечению обстоятельств эта проблемы стала одной из «мин
замедленного действия» для советской государственности на рубеже 80-90-х
гг. XX века.

&

констатируя, что для руководства нашей страны «центральным мотивом
договора были имперские амбиции», (см.: Сообщение комиссии по
политической и правовой оценке советско-германского договора о
ненападении от 1939 г. Доклад председателя комиссии А.Н. Яковлева 23
декабря на Втором Съезде народных депутатов СССР//Правда – 1989-24
декабря), а сами документы являлись орудием «предъявления ультиматумов и
силового давления на другие государства в нарушении взятых перед ними
правовых обязательств (см.: О политической и правовой оценке
советско-германского договора о ненападении от 1939 г. Постановление
Второго Съезда народных депутатов СССР 24 декабря 1989 г.//Правда-
1989-28 декабря). Конечно с точки зрения международного права действия
руководства СССР были неправомерны.

Тайная дипломатия осуждалась ранее и осуждается в мировой практике
сейчас, но нужно признать, что без неё не обходилось ни одно
правительство в прошлом и не обходится в настоящем. К тому же высший
долг государственного руководства любой страны состоял и состоит в
укреплении её национальной безопасности в самом широком смысле этого
понимания. Как известно, тогда политические лидеры СССР были уверены,
что «плюсы» безусловно, превышают «минусы» и в качестве выхода из
создавшегося положения выбрали альянс с Германией. Только в этом, по
мнению советских политиков, заключалась временная гарантия безопасности
СССР.

3. В конце 90-х гг. XX века появились более взвешенные оценки этого
исторического факта. Однако, осознание жестокой необходимости выбора
«меньшего зла» приходит с большим опозданием, разрушительные последствия
решения Второго Съезда народных депутатов СССР 1989 г. по этой части
сделали своё «черное дело». Во второй половине 90-х гг. XX века стало
очевидно, что инициирование процесса политической и правовой оценки
вышеупомянутых советско-германских документов от 1939 г. специально
«подводилось» под обострение внутриполитической ситуации в СССР в конце
80-х годов, когда вполне определенно наметились и стали проявляться
центробежные тенденции в области государственного управления и
национальной политики. Бывший помощник секретаря ЦК КПСС, члена
Политбюро ЦК КПСС В.А. Медведева В.А. Александров ,имевший прямое
отношение к работе с документами и к составу группы специалистов,
скрупулезно их изучавших, не сомневается в том, что договор и копии
секретного протокола к нему были «обнаружены» не случайно в конце 80-х
годов. «Что собственно искали?… – пишет он в 1999 г., — … поиском
двигали не знания, а политическая направленность» Примерно 20 декабря
1987 г. – констатировал Александров, — в Политбюро была направлена
специальная записка (П 2117) относительно секретных протоколов (речь так
же идёт и о протоколе к договору от 28.09.1939 г. – Б.Н.)…, которую
подписали Э.А. Шеварнадзе, А.Н. Яковлев ,В.А. Медведев… В записке…
содержались и рекомендации по поводу дальнейших шагов. Главная из них –
признать факт подписания, осудить сталинизм и подтвердить, что протоколы
потеряли силу и не определяют современных международных отношений… Шли
месяцы, а записка лежала не тронутой» (Александров В.А. Сговор Сталина и
Гитлера в 1939 году-мина, взорвавшаяся через полвека// Вопросы истории —
№8.-1999.-с.73) (Подчеркнуто мной – Б.Н.). О роли «главного обвинителя»
— А.Н. Яковлева автор статьи написал: «… Развертывая поиск всевозможных
документов, проведя дискуссию с членами комиссии, Яковлев, как один из
авторов записки П 2117 располагал самыми сокрушительными
доказательствами…

И, наконец – о цели всей кампании по осуждению действий
советского руководства в августе 1939 г.: «Довольно скоро стало ясно,
что для… инициаторов дискуссии главным был не поиск исторической
точности, а использование осуждения секретных протоколов в качестве
рычага, опрокидывающего решения 1940 г. о вхождение Прибалтики в состав
СССР. Автор не без оснований утверждает, что вскоре потребуется знать,
«что и как было на первых этапах общественного цунами по названием
«развал Советского Союза» (Александров В.А. Сговор Сталина и Гитлера в
1939 году-мина, взорвавшаяся через полвека// Вопросы истории —
№8.-1999.-с.72, 78, 80).

В подтверждении слов В.А. Александрова важно напомнить ,что ещ1 в 1961
году академик И.М. Майский в своей рукописи «СССР был прав» прямо указал
на факт существования секретного протокола к договору о ненападении
между СССР и Германией от 1939 г. и на необходимость его опубликования с
соответствующей аргументацией. Однако только в период «демократизации» и
«гласности» советского общества, ставшие к этому времени миной
замедленного действия для советской государственности, секретные
протокол (их копии) были востребованы политической элитой страны.

Таким образом, нерешительностью, боязнью осуждения политического
руководства страны в начале 60-х годов воспользовались
антигосударственные силы в конце 80-х годов XX века, использовавшие
факты тайной дипломатии политических лидеров СССР, действовавших в
отличие от «главных идеологов «перестройки», в целях укрепления
безопасности страны в период острейшего военно-политического
европейского кризиса.

4.Следует также отметить, что вынужденные меры, предпринятые в августе и
сентябре 1939 года Советским Союзом, были с пониманием многими
известными иностранными деятелями и специалистами.

Так, известный английский политический деятель Ллойд Джордж писал
польскому послу в Лондоне 1939г., что СССР занял территории, которые не
являются польскими и которые были силой захвачены Польшей после первой
мировой войны… Было бы актом преступного безумия поставить русское
продвижение на одну доску с продвижением Германии (см.: Правда -1988-1
сентября).

Эти оценки в послевоенный период разделились и многими исследователями
этого времени на Западе. «Секретный протокол, — отмечал известный
ученный А. Тейлор, — исключил из германской сферы влияния прибалтийские
государства и восточную часть Польши… Это соглашение, в конечном счете
было антигерманским. В случае войны оно ограничивало германское
продвижение на Восток» (Tayler A. The Originst of the Socond World War.
London. 1961.P.262).

Известный общественный политический деятель Д. Прискотт вспоминал в
1979г. «Советско-германский пакт не был для меня травмирующим шоком, он
воспринимался как мрачная необходимость для выживания СССР перед лицом
дьявольского вероломства Британского правительства и его лейбористских
адвокатов» (1939 The Communist Party of Great Britain and War.
Proceeding of the Conference held 21 April 1979, organized by Communist
Party History Group. London. 1983.P.103).

Подписав договор о ненападении с Германией и дополнительный
секретный протокол к нему, советское руководство получило возможность
кардинально упрочить безопасность страны в преддверии начала мировой
войны.

Во-первых, пакт воспрепятствовал готовившемуся англо-германскому
сговору за счет интересов нашей страны и предотвратил возможность войны
на два фронта в международной изоляции. Во-вторых, он позволил сохранить
нейтралитет и получить отсрочку от войны, которая могла быть
использована для перевооружения и реорганизации вооруженных сил,
завершения создания военно-промышленного комплекса. Кроме того, И.В.
Сталин и советское руководство считали, что война на Западе примет
затяжной характер (по образцу первой мировой войны) и настолько серьезно
ослабит обе воюющие группировки, что они вряд ли будут способны к
вторжению в пределы СССР. Все, конечно понимали ,что Польша сможет
продержаться не более двух месяцев. Но никто не ожидал столь скорого
разгрома англо-французских войск в Европе и капитуляции Франции.
В-третьих секретный протокол устанавливал линию разграничения интересов
Германии и СССР, в соответствии с которой Латвия, Эстония, Финляндия и
восточная часть Польши (по рекам Сан ,Висла, Нарев) отходили к «сфере
интересов» СССР. Это означало, что немецкие войска не должны пересекать
эту линию. Иными словами, это позволяло остановить продвижение немецких
войск в 200-250 км от границ нашей страны.

Тема истории Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) неразрывно
связана с историей второй мировой войны (1939-1945 гг.) и также
испытывает на себе массу спекуляций, передергиваний, искажений известных
фактов, замалчивание правды, попытки пересмотра уже давно установленных
и по достоинству оценённых событий Великой Отечественной войны. По мере
того, как это крупнейшее историческое событие отодвигается в глубь
истории, ветеранов войны становится всё меньше, за рубежом и в России
определенные общественные круги и люди, заинтересованные в ревизии
итогов Великой Отечественной войны активизируют свою фальсификационную
деятельность, при этом используя вполне официальное, легитимное своё
положение.

Прежде всего, речь идёт об авторах учебников по Истории России. Как
известно, отношение к Родине формируется в момент когда человек начинает
знакомство историей свое страны. В этом смысле задача исторической
литературы заключается в представлении достоверной и объективной
информации. В противном случае, будет сформировано неверное
представление об исторических событиях и фактах, которое в дальнейшем
практически изменить невозможно. «Современные учебники, — справедливо
констатируют специалисты Национального института развития современной
идеологии, — представляют в большинстве случаев неоднозначную оценку
событий и личностей истории прошлого века. Их идеологическая
направленность очевидна — принизить роль России и советского государства
в мировой истории» (Единый учебник истории. Справочный материал для
государственно — патриотического клуба партии «Единая Россия» — М.,
2010. — с.4)

Известный российский историк Ю.Рубцова утверждает «Сегодня нас
вынуждают полностью сдать позиции, которые всегда считали незыблемыми,
потому, что отражали объективную реальность. А именно: усвоить, что всё
в нашей истории было либо «неправильным», либо вовсе преступным;
признать агрессором не фашистскую Германию, а Советский Союз;
согласиться с тем, что не военная машина Гитлера, а кремлёвское
руководство планомерно уничтожало во время войны свой народ; … что
наши полководцы — бездари способные побеждать не иначе, как большой
кровью». («Газета.ру. 21.05.2008 (интернет-ресурс:
http//www.gazeta.ru/comment/2008/05/20_x_2729555/shtme). С этим трудно
не согласиться. Оценка Ю.Рубцова ряда учебников по Истории России XX
века- яркое подтверждение фальсификации истории нашей страны XX века в
целом, и одного важнейших его событий — Великой Отечественной войны, в
частности.

В начале 2010 года — года 65-летия Победы советского народа в Великой
Отечественной войне многочисленный авторский коллектив под руководством
доктора исторических наук, профессора МГИМО А.Б. Зубова выпустил
двухтомный труд «История России. XX век.» объемом более 2000 страниц.
Учебник не только антинаучен, этот двухтомник превзошёл в своей
фальсификации самого В.Резуна (Виктора Суворова). Резун в своё время
предложил просто писать название Великой Отечественной войны —
маленькими буквами — «великая отечественная». «Творческий» коллектив
А.Б. Зубова пошёл гораздо дальше. Глава 2 называется так:
«Советско-нацистская война 1941-1945 гг. и Россия». О содержании можно
уже судить по её названию и заголовкам разделов лавы.

3.2.30 «Подготовка к «последней войне». Гонка вооружений» (советская,
разумеется — Б.Н.).

3.2.33 «Сломленный, обеспамятованный и порабощенный в СССР народ
России. Цена большевистского эксперимента к 1939г.».

4.1.1 «Расстановка сил в мире к 1939г., агрессоры и их жертвы. С
англо-французами или с нацистами? Пакт Молотова — Риббентропа».

4.2.2 «Русское общество и советско-нацистская война в СССР. Отказ от
эвакуации населения».

4.2.16 «Трагедия плена. Сталин и конвенция о военнопленных».

4.2.23 «Карательная система коммунистического режима в годы войны.
Репрессии против военного и мирного населения, штрафные батальоны и
заградительные отряды. Обращение с военнопленными». (Нетрудно
представить весь набор лжи, в т.ч. и про заградотряды и штрафбаты,
которые якобы обеспечили победу в войне — Б.Н.).

4.2.24 «Репрессии против народов России. Насильственные депортации и
геноцид». Геноцид — международное преступление. Т.е. авторы книги задним
числом подводят Россию под международный трибунал, — пишет историк М.
Хрусталёв.

Ну и, наконец, глава 4.2.32 «Создание русской армии на стороне Гитлера.
Идеология РОА. РОА и Русское Зарубежье. Пражский манифест КОНР».

Чтобы всё было ясно сошлемся на следующий абзац: «Страдания народов
России под большевиками были столь невыносимо, что мы сейчас не имеем
права судить никого, признавая нравственные изъяны в любом выборе судьбы
в те годы». Комментарии, как говориться, излишни.

Ну, а следующая, 3-я глава учебника называется так: «Россия и
подготовка Сталина к несостоявшейся Третьей Мировой войне (1946-1953
гг.)». Ни больше, ни меньше.

То, каким образом формируется концепция написания подобных учебников и
освещаются события как Великой Отечественной войны, так и в целом
истории России, именно настолько способствует возникновению у молодежи
негативного отношения к прошлому своей страны ,его искаженному
восприятию, принижению подвига советского народа.

17 июня 2010 года в Москве в здании Государственной публичной
библиотеке имени В.И. Ленина состоялся круглый стол на тему: «Единый
учебник истории». Организатор мероприятия —
государственно-патриотический клуб партии «Единая Россия». В заседании
круглого стола приняли участие ведущие ученые-историки страны,
руководители крупных издательств, депутаты Государственной Думы РФ. В
ходе работы круглого стола обсуждалась проблема необходимости создания
единого учебника Истории России. Мотивация проблемы — естественная
озабоченность, прежде всего, парламентского большинства — партии «Единая
Россия» создавшимся положением дел с учебниками по истории. На
сегодняшний день в федеральном перечне учебников истории, утвержденном
Министерством образования РФ, значатся несколько десятков наименований.
Отсюда, по мнению представителей государственно-патриотического клуба
партии «Единая Россия» возможность появления учебников, упомянутых выше.

Даст ли единый учебник истории объективный исторический материал
учащимся общеобразовательных учреждений? — будет зависеть от того,
насколько он будет научен, то есть, насколько при изложении истории
нашей страны будет использована методологическая база исторической
науки.

Относительно темы истории Великой Отечественной войны было бы научным
признать следующие :

1. Решающий вклад в победу над фашистской Германией внёс Советский
Союз.

2. Великая Отечественная война перекроила карту мира, изменила
геополитический порядок на вторую половину XX в.

3. Война стала самой крупной и кровопролитной за всю мировую историю
войн.

4. Война явилась жестоким экзаменом для стран с различным социальным
строем, системами нравственных ценностей, экономикой, культурой,
государственным устройством. Одним из феноменов СССР стали высокий
моральный дух и стойкость советских людей — как результат хорошо
поставленной системы патриотического воспитания. Вот почему, несмотря на
большие просчеты, ошибки и даже преступления в стране, большая часть
населения проявила высокое доверие партийным и советским руководителям.

5. В ходе войны СССР выдержал натиск объединенных транснациональных
корпораций, которые были заинтересованы в разгроме Советского Союза и
захвате его богатых природных ресурсов.

6. Величайшей заслугой СССР, его вооруженных сил является спасение
Европы от фашистского порабощения, физического истребления миллионов
людей. В целом спасения мировой цивилизации.

7. Политическим значением победы советского народа в Великой
Отечественной войне является её глубочайшее воздействие на ход мирового
развития:

— процесс деколонизации;

— создание мировой системы социализма;

-изменение коренным образом соотношения сил на международной арене в
пользу мира, социального обновления планеты.

8. Политическое значение победы СССР в Великой Отечественной войне
состоит и в том ,что в годы суровых испытаний во главе борющегося народа
стояла политическая партия — партия коммунистов ВКП (б) — как движущая
сила всей государственной машины. Её организационную и идеологическую
деятельность трудно переоценить и, чтобы сегодня не говорилось о
коммунистической партии — её невозможно вычеркнуть из реальной истории
нашей страны, истории Великой Отечественной войны.

9. Огромным политическим значением для достижения Великой победы стал
беспримерный героизм советских людей:

— 11338 человек удостоено звания Героя Советского Союза;

— более 7 млн. человек награждены орденами и медалями СССР;

— полкам и дивизиям было вручено 10900 боевых орденов;

— 184000 орденов и медалей было вручено участникам партизанского
движения;

— 234 партизана стали Героями Советского Союза;

— в тылу звания Героя Социалистического труда было удостоено 199
человек;

— 204000 рабочих, колхозников, интеллигенции награждены орденами и
медалями СССР;

— медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны»
награждены 16 млн. советских граждан;

— В годы Великой Отечественной войны большое политическое значение имела
многосторонняя военно-организаторская работа по обеспечению победы. Эта
работа занимала центральное место в деятельности государственных,
партийных и военных органов. В основном, она сводилась к:

— мобилизации и развертыванию вооруженных сил;

— их техническому оснащению;

— совершенствованию организационной структуры;

— подготовке командных кадров;

— подготовке боевых резервов и др.

Руководство этим глобальным процессом было возложено на И.В. Сталина,
он возглавлял: Государственный комитет обороны, Ставку Верховного
Главного командования, Народный комиссариат обороны. Наконец ,он был
генеральным секретарём ЦК ВКП (б) — той самой движущей силы всей
государственной машины. Сегодня имя И.В. Сталина отделено от творцов
Великой Победы и в этом есть историческая фальсификация.

Успех военно-организаторской работы гарантировала сработавшая очень
четко в условиях войны командная административная система
государственного управления.

11. Огромное политическое значение в достижении победы над фашистской
Германией имела дружба и братство многонационального советского народа.
Наши враги делали ставку на межнациональную и религиозную рознь. А
руководство СССР смогло сплотить все народы Советского Союза в единую
боевую семью, которая показала образцы мужества как на фронте, так и в
тылу.

В период Великой Отечественной войны выдвинулась блестящая плеяда
советских полководцев, среди них русские — Л.А. Говоров, Г.К. Жуков,
И.С. Конев, Н.И. Крылов, В.Н. Чуйков; украинцы — А.А. Гречко, П.С.
Рыбалко, К.С. Москаленко, И.Д. Черняховский, С.М. Штеменко; белорусы —
Л.М. Доватор, И.И. Якубовский; армяне — И.Х. Баграмян, А.Х. Бабаджанян;
грузины — К.И. Леселидзе, Н.Г. Чангибадзе; осетины — Г.И. Хетагуров
,И.А. Плиев, Х.Д. Мамсуров; калмык — О.И. Городовиков; татарин — М.
Абсалямов и др.

Победа нашего народа в Великой Отечественной войне убедительно
подтвердила, что многонациональные Вооруженные Силы СССР с честью
выполнили своё историческое предназначение.

Гитлеровцы рассчитывали на антисоветские силы внутри страны, делали
ставку на национальное повстанческое движение в советских республиках.
Однако лишь 0,5% населения страны так или иначе поддержало оккупантов.

12. Политическая значимость Великой Победы советского народа
заключается, наконец и в том, что по прошествии 66 лет с того памятного
мая 1945 года Великая Отечественная война, её история до сих пор
остаётся объектом повышенного внимания политиков, ученых, идеологов для
использования исторического материала в различных, в том числе пагубных
для нашего государства и общества целях.

Для нас история великой Отечественной войны — героические и трагические
страницы истории нашей страны. Сохранить правду о войне, передать её
молодому поколению — наш священный долг, а воспитать гражданина —
патриота, помнящего историю своего государства, Великой Отечественной
войны, воспринимающего их как свою историческую судьбу — это наша
честь.

Похожие записи