.

«Старообрядчество: история и современность». Реферат по курсу истории религий.

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
5 1669
Скачать документ

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Самарский государственный университет»

Социологический факультет

Специальность: Культурология

Кафедра: Теории и истории культуры

Реферат

по курсу истории религий

«Старообрядчество: история и современность»

Выполнила студентка

2 курса, группа 1521

Мухаметзянова Алия Заильевна

Научный руководитель семинара:

Профессор Мачнев Виктор Яковлевич

Самара 2005

План:

Реформы Никона

Раскол

Старообрядчество в императорской России

Основные старообрядческие толки:

Беспоповщина

Поповщина

Старообрядчество в наши дни

Список использованных источников

«Что ни мужик – то вера, что ни баба – толк», – гласит старая русская
пословица.

Старообрядчество есть последование церковной старине в той области,
которая касается не существа веры, а внешней церковной жизни, то есть
всего того, что относится к церковному чину, благоукрашению и церковным
обычаям. Старообрядчество весьма часто отождествляется с понятием
раскола, между тем эти понятия различные. Хотя старые обряды церкви,
такие как двуперстное сложение для крестного знамения, сугубая аллилуйя,
хождение посолонь, седмипросфорие, чтение «обрадованная» вместо
«благодатная», и является достоянием раскола, но существенным его
признаком служит противление, нарушение церковного мира и единения из-за
вопросов, не входящих в область веры. С церковной точки зрения
старообрядчество само по себе не есть раскол. Церковный взгляд на обряд
таков, что допускает разнообразие, возможность и законность изменений
или исправлений при отсутствии «всякого зазора» и при взаимном согласии,
так как обряд это вещь до существа веры не относящиеся, сам по себе он
ни свят, ни несвят, не ведет ни к спасению, ни к гибели. Но все-таки
старообрядчество возникло вследствие Раскола.

Реформы Никона

Расколом принято называть произошедшее во второй половине 17 века
отделение от господствующей Православной Церкви части верующих,
получивших название старообрядцев, или раскольников.

За ликвидацию местных различий в церковно-обрядовой сфере, устранение
разночтений и исправление богослужебных книг, и другие меры по
установлению общей богословной системы выступали все члены влиятельного
«Кружка ревнителей благочестия». Однако среди его членов не было
единства взглядов относительно путей, методов и конечных целей
намечаемой реформы. Протопопы Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие
считали, что русская церковь сохранила древнее благочестие, и предлагали
проводить унификацию, опираясь на древнерусские богослужебные книги.
Другие члены кружка (Стефан Вонифатьев, Ф.М. Ртищев), к которым позднее
присоединился Никон, хотели следовать греческим богослужебным образцам.

25 июля 1652 года патриаршество всея Руси принял Новгородский митрополит
Никон. Связанный с государем Алексеем Михайловичем узами тесной личной
дружбы, он с присущей ему энергией взялся за дела церковного устроения,
среди которых важнейшим продолжало числиться дело исправления книг.
Начало такому исправлению было положено еще при патриархе Иосифе, и
тогда же обозначились те два правила, которыми потом Никон постоянно
руководствовался, занимаясь этим делом:

Исправлять богослужебные книги одновременно по «добрым» славянским
спискам и по греческому тексту.

Во всех случаях недоразумений при исправлении церковной обрядности
просить совета и решения Восточных первосвятителей.

Первая попытка в исправлении русских богослужебных книг и церковных
обрядов была сделана Никоном спустя семь месяцев после его вступления на
патриаршую кафедру и касалась только двух новшеств. Никон, как считает
митрополит Макарий, указывал, чтобы в святую Четыредесятницу при чтении
молитвы святого Ефрема Сирина православные не клали одних земных
многочисленных поклонов, как делалось тогда, а клали поклоны поясные,
кроме четырех земных. Никон вскоре ввел еще наиболее важные изменения:

Вместо двоеперстного крестного знамения, которое было принято на Руси
вместе с христианством и которое являлось частью святоапостольского
предания, было введено троеперстие;

В старых книгах в сочетании с духом славянского языка всегда писалось и
выговаривалось имя Спасителя «Исус», в новых книгах это имя было
переделано на греческий лад «Иисус»;

В старых книгах установлено во время крещения, венчания и освящения
храма делать обхождение по солнцу в знак того, что мы идем под
Солнцем-Христом. В новых книгах введено обхождение против солнца;

В старых книгах, в Символе Веры, читается: «И в Духа Святого Господа
истиннаго и животворящаго», после же исправления слово «истиннаго» было
исключено;

Вместо «сугубой», т.е. двойной аллилуйи, которую творила русская церковь
с древних времен, была введена «трегубая» (тройная) аллилуйя;

Божественную литургию в древней Руси совершали на семи просфорах, новые
справщины ввели пятипросфорие.

Нововведения были одобрены церковными соборами 1654-1655 годов. В
течение 1653-1656 годов на Печатном дворе шел выпуск исправленных или
вновь переведенных богослужебных книг.

Хотя реформа затрагивала лишь внешнюю обрядовую сторону религии, эти
изменения получили значение большого события. К тому же выяснилось
стремление Никона использовать реформу для централизации церкви и
усиления власти патриарха. Недовольство вызвали и насильственные меры, с
помощью которых Никон вводил в обиход новые книги и обряды. Первыми за
«старую веру» выступили некоторые члены «Кружка ревнителей благочестия»:
Аввакум, Даниил, Иван Неронов и другие. Столкновение между Никоном и
защитниками «старой веры» приняло резкие формы. Аввакум, Неронов и
другие идеологи подверглись жестоким преследованиям.

Раскол

Выступления защитников «старой веры» получили поддержку в различных
слоях русского общества, что привело к возникновению движения,
названного Расколом. Часть низшего духовенства, видевшая в сильной
патриаршей власти лишь орган эксплуатации, выступая за «старую веру»,
протестовала против увеличения гнета со стороны церковной верхушки.

Массовый характер движение Раскола приобрело после церковного собора
1666-1667 годов, предавшего старообрядцев анафеме как еретиков и
принявшего решение об их наказании. Этот этап совпал с подъемом в стране
антифеодальной борьбы; движение Раскола достигло своего апогея,
распространилось вширь, привлекая новые слои крестьянства, в особенности
крепостных, бежавших на окраины. Идеологами раскола стали представители
низшего духовенства, порвавшие с господствующей церковью, а церковные и
светские феодалы отошли от Раскола. Главной стороной идеологии Раскола и
в это время оставалась проповедь ухода (во имя сохранения «старой веры»
и спасения души) от зла, порожденного «антихристом».

Сильнее всего постановлениям Никона противились на южных и северных
окраинах России. Бунт Стеньки Разина находится в одинаковой исторической
связи как с окончательным закрепощением крестьянства (Уложением 1649
г.), так и с церковными реформами Никона. В Соловецком монастыре
сопротивления церковным реформам превратились в открытое восстание.
Соловецкие монахи отказывались принять новопечатные книги. Основание у
них было то же, что и у прочих раскольников: если они раскольники – так
и святые отцы, и цари, и патриархи тоже были раскольниками. Словом,
раскольники считали, что если прежде молились по «худым» книгам, но
молились и спасались, то отчего не остаться при старом?

Сначала в Москве мало знали о раскольниках и называли их капитонами (от
черного священника Капитона, распространявшего Раскол), но вскоре
увидели, что Капитон был лишь одним из многих, что раскол проник везде.
Когда раскол оказал силовое противодействие, в Москве начали понимать
возможность последствий распри, имевшей сначала исключительно
религиозный характер. Вскоре сопротивление обнаружилось и в Москве.
Начинаются стрелецкие бунты в защиту соловецких монахов.

Раскольники, гонимые Никоном, проклиная, прозвали его антихристом.
Находили подтверждение этому в Апокалипсисе. Толковали, что число
антихриста – 666, и так как приближался 1666 год, то вера в пришествие
антихриста усилилась. Расколоучители пускали слух, что Никон
богохульник, что у него на внутренней подошве одной туфли вышит образ
Богоматери, а на другой – восьмиконечный крест. Постановления Никона,
что апостолам не нужно молиться на коленях, а достаточно кланяться в
пояс; что юродивые не что иное, как бешеные и их не следует писать на
иконах – подтверждали в глазах народа эти слухи.

В 1666-м и последующих за ним годах напряжение суеверных ожиданий
Апокалипсиса достигло крайней степени. В ночь перед масленицей и перед
троицыным днем (на эти дни ожидали, по преданию, страшного суда) в
нижегородском Поволжье, надев рубахи, саваны, и ложась в долбленые
гробы, пели заупокойные молитвы. Некоторые даже сами себя отпевали.

Некоторое время правительство ограничивалось сравнительно умеренными
наказаниями – ссылкой с конфискацией имущества. Лишь после того, как
старообрядческое движение приобретает большой размах и перерастает рамки
чисто религиозного движения, а политические симпатии сторонников «старой
веры» становятся более определенными, правительство переходит к политике
жестоких репрессии. Начиная с 1676 года, стали появляться указы о
розыске раскольников и сжигании их в срубах. В 1682 году были сожжены
пустозерские ссыльники во главе с Аввакумом. А в 1685 году были изданы
особые статьи о градском суде, по которым полагалось упорных
раскольников жечь в срубах, перекрещивающихся в старую веру – бить
кнутом, а прочих раскольников – ссылать в монастырь. Для розыска
бежавших от преследования староверов направлялись специальные воинские
команды. Однако все эти меры не приводили к сколько-нибудь ощутимым
результатам. Число сторонников «старой веры» продолжало неуклонно расти.

Старообрядчество в императорской России

Петр I в начальный период своего царствования мало интересовался
религиозными делами. Впоследствии он решил использовать старообрядчество
для получения дополнительных доходов. С этой целью в 1714 году был издан
указ, по которому все старообрядцы облагались двойным подушным окладом.
Сторонники «старой веры», платившие двойной оклад и получившие название
«записных раскольников», пользовались известной религиозной свободой.
Они были обязаны носить одежду установленного правительством образца. В
большинстве случаев старообрядцы старались уклониться от записи на
двойной оклад, либо убегали в недоступные для правительственного розыска
глухие лесистые местности, либо лицемерно притворялись православными.
Для упорядочения сбора двойного оклада и розыска старообрядцев,
укрывавшихся от его уплаты, в 1725 году была создана специальная
Раскольничья контора. Одновременно с этим большое внимание уделялось
миссионерской деятельности среди старообрядцев, которая приобрела особый
размах в Нижегородском крае.

После смерти Петра I старообрядцы пользовались некоторое время
относительным покоем и свободой, но в жестокую пору бироновщины
правительственный нажим на них усилился. Деятельность воинских команд
для розыска укрывавшихся от правительственного ока тяглецов-раскольников
приобретает в этот период широкий размах. На самой грани двух веков
18-го и 19-го, старообрядческий вопрос был поставлен надлежащим образом.
Император Павел Петрович взглянул на старообрядчество как на живую
народную массу, имеющую свои собственные побуждения и задачи, с которыми
так или иначе необходимо считаться. Он своим “быть по сему” разрешил и
утвердил единоверие, то есть дозволил старообрядцам иметь священников
для совершения богослужения и треб по старым обрядам.

Во второй половине 18 века, отражая интересы формирующейся русской
буржуазии (главным образом недавних выходцев из деревни), тесно
связанной с процессом формирования капиталистической мануфактуры,
старообрядчество занимает ключевые позиции во многих крупных
промышленных центрах, и, прежде всего в Москве и Петербурге. С этого
времени старообрядческие капиталы оказались неразрывно связанными с
развитием многих отраслей русской промышленности. На идеологию
старообрядчества того периода наложили отпечаток такие факторы, как
желание привлечь на свою сторону возможно большее число последователей
из крестьянства и городских низов, ибо именно из них черпались основные
кадры рабочих на промышленных предприятиях капиталистов-старообрядцев.

С другой стороны, антифеодальная струя исходила от рядовой массы
старообрядчества, остро ощущавшей на себе гнет
самодержавно-крепостнического строя. Правительственными указами
старообрядцам предоставлялась некоторая свобода исповедания, было
запрещено в официальных бумагах именовать их раскольниками, отменен
двойной оклад, закрыта Раскольничья контора, всем старообрядцам,
проживающим за границей, было разрешено возвратиться в Россию, выбрав
себе место поселения по собственному желанию. Роль руководящего центра
старообрядчества (как поповщины, так и беспоповщины) приобретает Москва.

Резкий скачок численности и значения старообрядчества произошел во время
страшного народного бедствия – чумы 1771 года. Руководители
старообрядчества получили разрешение от правительства на устройство
карантинов и кладбищ. Они стали усиленно перекрещивать в «старую веру»
обращавшихся к ним за лечением жителей Москвы, причем выморочное
имущество забирали в общинную казну. Именно в этот трудный для Москвы
год был заложен фундамент для роста и экономического процветания
старообрядческих общин. Московские федосеевцы заняли прочные позиции на
Преображенском кладбище, московские беглопоповцы – на Рогожском.

В 1846 году греческий Митрополит Амвросий перешел в Древлеправославную
Церковь и положил начало старообрядческой церковной иерархии. Но
некоторые верующие были смущены тем, что Митрополит Амвросий не смог
доказать, что был крещен через погружение (старообрядцы признают
истинным только погружательное крещение). Часть старообрядцев по этой
причине не приняли Митрополита Амвросия. 4 ноября 1923 года они
образовали Русскую Древлеправославную Церковь (РДЦ). С 25 по 30 мая 1924
года проходил Всероссийский Собор Древлеправославной Церкви, где был
учрежден высший орган – главный Церковный совет.

Те староверы, которые признали Митрополита Амвросия, назвались Русской
Православной Старообрядческой Церковью (РПСЦ), или, как укоренилось в
народе, Белокриницкой (Австрийской) иерархией. Благодаря усилиям Совета
Всероссийского съезда старообрядцев (г. Москва) в период с 1907 по 1912
годов количество христиан РПСЦ резко увеличилось за счет
христиан-переселенцев, пожелавших вернуться в Россию из Австрии. С 1910
году христиане Белокриницкой иерархии трижды собирались на съезды
старообрядцев для обсуждения общих церковных вопросов.

Основные старообрядческие толки

Вопрос о религиозной характеристике старообрядчества в настоящее время
нельзя считать окончательно решенным. Несомненно, что старообрядчество
представляет собой очень сложное по своему социальному составу
религиозное общественное движение, объединенное в формальном отношении
отрицанием церковных нововведений середины 17 века.

Разделение старообрядчества на два основных направления – поповщину и
беспоповщину – произошло в середине 90-х годов 17 века, когда среди
последователей «старой веры» необычайно остро возник вопрос о том, каким
образом выйти из тупика, создавшегося в связи с тем, что священников
дониконовского, старого ставления к этому времени почти не осталось в
живых.

Беспоповщина

По учению беспоповцев, церковь не является безусловно необходимой для
спасения души. Основной довод беспоповцев в пользу этого утверждения
заключался в том, что все истинное священство было истреблено
антихристом и что попы нового ставления не освещены, так как после
Никона церковь отступила от истинной веры. Кроме того, было выдвинуто
положение, что священство имеет не только таинственное значение, но и
духовное, по которому «каждый христианин есть священник». Для
подтверждения этого положения беспоповцы обычно ссылались на слова
Иоанна Златоуста: «Сами себя освящайте, сами себе священники бывайте».

Антихристология занимала определяющее место в вероучении беспоповщины,
но ее удельный вес в различных беспоповских толках был неодинаков. За
исключением нескольких беспоповских течений, проповедовавших воцарение
антихриста личного (т. е. воплощенного в конкретных лицах), все
остальные признавали воцарение антихриста духовного (т. е. совокупность
ересей, содержавшихся, по их мнению, в официальной церкви). Беспоповцы
не отрицали монархию в принципе, их враждебное отношение к царской
власти объяснялось главным образом тем, что она преследовала
старообрядчество и покровительствовала господствующей церкви. В силу
этого большинство беспоповцев долгое время исключали богомоление за
царя.

Все церковные таинства беспоповцы делят на «нужно потребные» и «просто
потребные». К числу первых они относят только крещение, покаяние
(исповедь) и причащение; остальные же таинства, по их мнению, «для
спасения души» не обязательны. Крещение и исповедь разрешается при
необходимости совершать мирянину. Причащение беспоповцы толкуют в
духовном смысле (как желание причаститься святых таинств). Что касается
брака, то если для первоначальной беспоповщины было характерно его
решительное отрицание и проповедь аскетизма, то позднее, во второй
половине 18 века, «брачники», или «новожены», имелись уже почти во всех
основных толках беспоповщины.

Для первоначальной истории беспоповщины характерно то, что основных
своих последователей она нашла среди черносошного крестьянства Севера и
Северо-востока. Все основные толки беспоповщины сформировались в краях,
расположенных севернее Москвы, и лишь позднее, со второй половины 18
века, беспоповщина стала постепенно продвигаться к югу.

Беспоповщина никогда не представляла собой единого религиозного
образования, распадаясь на следующие толки:

федосеевцы (федосеевское согласие)

аристовцы (аристово согласие)

титловцы

федосеевцы польские

тропарщики

даниловцы полубрачные

филипповцы (филипповское согласие)

адамантовы

аароновцы

поморское согласие или брачные беспоповцы

бабушкины или самокрещенцы

рябиновцы

дырники

мелхиседеки

бегуны или странники

нетовцы (спасово согласие)

часовенные (часовенное согласие)

Все они, за исключением страннического, сложились в конце 17 или в
начале 18 века. Отношение беспоповцев к православию и к поповщине, как
правило, характеризовалось религиозной нетерпимостью, фанатизмом. Всех
переходящих к ним православных, поповцев и даже
беспоповцев-неперекрещенцев беспоповцы-перекрещенцы принимали только
через повторное крещение, то есть так же, как еретиков и иноверцев,
«первым чином». Известную религиозную отчужденность (вплоть до запрета
иметь между собой общение в еде, питье и молитве) проявляли по отношению
друг к другу даже близкие по вероучению беспоповские толки и согласия.

Рассмотрим основные толки в беспоповщине.

Поморский толк

Наибольшим влиянием в беспоповщине первой половины 18 века пользовалась
поморщина. Первая поморская община возникла в 1694 году (по другим
сведениям – в 1695) среди дремучих повенецких лесов, по реке Выгу, близ
озера Выг. Основателем ее был дьячок Данила Викулин, почему и сам толк
иногда называют даниловским. Однако известность и влияние в
старообрядческом мире Выговская община приобрела благодаря двум братьям
– Андрею и Семену Денисовым, происходившим из захудалой ветви рода
князей Мышецких.

Первое время Выговская община была почти крестьянской по своему составу.
Условия жизни были необычайно суровыми, членам общины приходилось своими
силами расчищать непроходимые дебри под жилье и пашню. Первоначально
была введена даже общность потребления. Во взглядах поморцев этого
периода, наполненного борьбой за существование в условиях суровой
природы, чувствовалось резкое противопоставление «мира» и общины
«христиан евангельского проповедания». Поморцы отрицали царскую власть,
не принимали они из «мира антихриста» и попов. Перед лицом кончины мира
рекомендовалось вести добродетельную и девственную жизнь, чтобы попасть
в число божьих избранников и обеспечить себе райскую жизнь. В связи с
грядущим концом света брак объявлялся потерявшим всякий смысл.

Постепенно население Выговской общины увеличивалось за счет бежавших в
нее в поисках спасения людей, росло число скитов и дворов, постепенно
возникли всевозможные мастерские, кузницы, кирпичные заводы. Возросшая
потребность в хлебе и других пищевых продуктах заставила общинников
вступить в экономическую связь с центральной Россией, то есть с «миром
антихриста». Выговцы занялись рыбным и звериным промыслами,
хлебопашеством на арендованной земле, охотой и торговлей пушниной. Очень
скоро Выговская община выросла в крупное торгово-промышленное
предприятие на артельных началах. Появились торговые конторы выговцев в
Москве, Петербурге, Петрозаводске, Нижнем Новгороде, Стародубье и других
местах. Прежнему равенству наступил конец, стало проводиться строгое
разделение между «скитниками» и «работными людьми». Экономическая и
социальная дифференциация скоро привела к отступлению в вопросах
идеологии, в вопросах отношения к «миру». За свое согласие посылать
рабочих на Повенецкий железный завод выговцы получили свободу жительства
в скитах и поселениях и свободу богослужения. Руководство выговцев без
сопротивления согласилось на введение двойного подушного оклада
(который, кстати говоря, дошел до них только в 1722 году).

В 1722 году на Выг был послан иеромонах Неофит, который должен был
провести «разглагольство о вере». Однако он оказался слишком слабым в
публичном прении с поморскими начетчиками. Тогда Неофит дал выговцам 106
вопросов в письменном виде, потребовав на них письменного ответа. Эти
ответы, составленные преимущественно Андреем Денисовым и получившие
название «Поморских», явились идеологическим обоснованием не только
поморского толка, но в какой-то мере и всей беспоповщины, главным
образом ее умеренных направлений. «Поморские ответы» вполне
удовлетворили Петра I, и он оставил Выговскую общину в покое. Проделав
подобную эволюцию во взглядах, поморцы безропотно приняли в 1732 году и
рекрутскую повинность с правом откупа за деньги.

Примирение с «миром» не могло не привести к частичному отказу от
эсхатологической идеологии. Поморцы выработали сравнительно несложный
ритуал, который заключался в общественной молитве, пении и чтении под
руководством выборного наставника. Из всех церковных обрядов поморцы
признали вначале только два – крещение и исповедь, но впоследствии в
лице некоторых своих наиболее умеренных направлений они признали и обряд
бракосочетания, что вполне соответствовало интересам буржуазной
прослойки.

В первой половине 18 века поморщина была наиболее мощным и влиятельным
направлением в беспоповщине. Ее конторы были рассеяны по многим городам
России, являясь не только торговыми пунктами, но и своего рода миссиями.
В Выговской обители было прекрасное собрание старинных рукописей,
иконописная школа, школы обучения грамоте и крюковому пению. Возвышение
поморщины и усиление ее роли в беспоповщине были связаны с ростом
влияния крупных купцов-скупщиков, заводчиков и лесопромышленников
Севера, которые были заинтересованы в компромиссе с
самодержавно-крепостническим строем, в полуфеодальных методах
эксплуатации.

Филипповский толк

Отколовшаяся от поморщины часть беспоповцев образовала филипповский
толк, соответствовавший интересам, прежде всего патриархальной прослойки
крестьянства (преимущественно черносошного крестьянства Севера), мало
связанного с рынком и ведущего натуральное хозяйство. Основателем этого
направления был Филипп (в «миру» Фотий), стрелец, бежавший в Выговскую
пустынь из-под Нарвы. Довольно скоро начались разногласия между ним и
Семеном Денисовым. Филипп был недоволен соглашательской политикой
руководителей поморщины. После того как поморцы согласились на
упоминание в молитвах имени царя, он вместе со своими единомышленниками
порвал с Выговской общиной и основал собственный скит на Умбе. Когда в
1743 году скит был окружен воинской командой, Филипп и его последователи
(около 70 человек) «подпустили огня» и сгорели. Подобным же образом
нередко поступали и его последователи. Самосожжение считалось у
филипповцев средством соблюдения веры. Однако нет оснований приписывать
практику самосожжения исключительно одним филипповцам. Самосожжения
возникли гораздо раньше самой филипповщины и практиковались среди
различных старообрядческих направлении.

Основные положения вероучения филипповщины мало отличались от
федосеевщины, но соблюдались они гораздо строже. Для филипповцев было
характерно решительное отрицание городской цивилизации и фанатическая
нетерпимость к другим направлениям старообрядчества. Однако уже во
второй половине 18 века фанатизм филипповцев несколько ослаб.
Характерной чертой филипповцев стало расхождение между вероучением и
житейской практикой. Филипповцы платили подушную подать и исполняли все
общественные обязанности, они записывались на двойной оклад, а если
избегали записи, то лицемерно выдавали себя за православных. Среди
филипповцев появились случаи «новоженства». Лицемерие и
непоследовательность филипповцев привели к тому, что во второй половине
18 века из них выделились более крайние течения, получившие названия
аароновщины и пастуховщины.

Нетовский толк

Одним из наиболее крайних беспоповских толков была нетовщина,
зародившаяся в конце 17 века в Нижегородском крае. Она представляла
собой довольно сложное по своему социальному составу направление,
получившее известное распространение среди некоторых групп крестьянства,
а впоследствии мещанства. Во второй половине 19 века П.И.Мельников
определял численность нетовцев в 700000 человек, в предреволюционные
годы их было, вероятно, от 1 до 2 млн. Согласие было распространено в
основном среди крестьян и отчасти мещан среднего Поволжья, от
Вязниковских и Нижегородских пределов до Саратова и Астрахани. Из
Поволжья они распространились на Урал, на Юг и в Сибирь. Сегодня
спасовцы в основном сохраняются в Поволжье: в Саратове, Казани, Вольске.

@

B

E

O

Oe

U

o

th

gd¤

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019