.

Сравнение таинства крещения в исторической перспективе

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 788
Скачать документ

ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТО–ТИХОНОВСКИЙ БОГОСЛОВСКИЙ ИНСТИТУТ

БОГОСЛОВСКО–ПАСТЫРСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

118 ГРУППА

ПРЕДМЕТ:

ВВЕДЕНИЕ В ЛИТУРГИЧЕСКОЕ ПРЕДАНИЕ

СОЧИНЕНИЕ

«СРАВНЕНИЕ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ»

АВТОР

КРАМАРЕНКО Ю.Я.

МОСКВА

2001

План сочинения

Определение Таинства Крещения и видимой его стороны

как предмета описания.

Логика изменения чинопоследования Таинства Крещения в

исторической перспективе.

ПОДХОДЫ К ОПИСАНИЮ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

МЕСТО СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

РАЗВИТИЕ ЭЛЕМЕНТОВ ЧИНА КРЕЩЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ

ПЕРСПЕКТИВЕ.

об истории развития таинства миропомазания.

Выводы.

Список литературы.

Определение Таинства Крещения и видимой его стороны как предмета
описания.

В Православно–догматическом Богословии есть различные определения
понятия «Таинство» [2, 6 – 9]. Разница в них заключается не в различии
подходов авторов к определению сущностной характеристики понятия
«Таинство» – оно для Церкви едино и неизменно, а только в стиле подачи
информации. Все они, определения, могут быть сведены к следующему:
«Таинство есть священное действие, которое под видимым образом сообщает
душе верующего невидимую благодать Божию, будучи установлено Господом
нашим, через которого всякий верующий получает Божественную благодать»
[7, с. 313].

По Промыслу Божьему установлено семь Таинств, круг которых благодатным
образом охватывает все потребное для человека, его жизни.

Первым из семи Таинств Церкви является Таинство Крещения – не принявший
Крещения не может получать Божественную благодать, даваемую в остальных
Таинствах. В Крещении человек – грешник, родившийся с наследственною от
прародителей порчею, вновь рождается водою и Духом (Иоан. 3, 5),
таинственно рождается в жизнь духовную.

Как и в любом другом Таинстве Церкви, так и в Таинстве Крещения есть
видимая и невидимая составляющие. Последняя является неизменной, со
временем не меняется.

Невидимая составляющая Таинства Крещения – это действие невидимого
Святого Духа, который таинственным образом (непонятным даже для ангелов,
не говоря уже о людях), восстанавливает Божественную чистоту человека,
освобождая его от первородного греха и грехов его жизни – делая в
момент крещения человека святым, могущим войти в Царствие Небесное как
истинно чистое первое дитя Божие. Так, архиепископ Дорофей указывает:
«Крещение для христиан служит как бы дверью для уверовавшего во Христа,
вводящей в дом Отца Небесного – его святую Церковь» [2, с. 66].

Видимая составляющая Таинства Крещения – это внешняя оболочка Таинства,
его обрядовая сторона – троекратное погружение оглашенного верою
грешника в воду с произнесением слов «во имя Отца и Сына, и Святого
Духа», завещенных нам Господом Иисусом Христом (Мтф. 28, 19). Епископ
Кассиан (Безобразов) указывает, что сама «вода живая есть символ Святого
Духа» [4, с. 209].

Архиепископ Николай (Кавасила) приводит чудный по своей сути пример
значения Таинства Крещения для человека: «Так блаженный Порфирий, бывший
в те времена, когда закон Христов овладел всею вселенною и голос
проповедников услышали все люди, трофеи же мученических подвигов
воздвигнуты были повсюду, яснее слова свидетельствуя об истинном
Божестве Христа, и тысячекратно слышав учение, и бывши самовидцем
таковых подвижников и чудес, оставался в заблуждении и ложь почитал
вместо истины. Когда же крестился, и притом для шутки в игре, не только
вдруг соделался Христианином, но совершился в лике мучеников. Ибо он был
комедиантом, и занимаясь сим делом дерзнул и на сию смелость, дабы
возбудить смех, и представил на зрелище крещение, и крестил самого себя,
сойдя на театре в воду и провозгласив Троицу. Одни смеялись, коим
казалось сие театральным представлением, а для него происшедшее было не
смех и не тень, но истинное рождение и воссоздание и то самое, что
составляет таинство. Ибо вместо комедианта вышел имея душу мученическую,
тело мужественное, как бы привыкшее к любомудрию и подвигам, язык,
извлекший у тирана вместо смеха гнев. И так возревновал он, проведший
жизнь в игре, и так возжелал Христа, что претерпев многие мучения умер с
радостью, даже и языком не изменив любви» [3, с. 51].

Чинопоследование Таинства Крещения символизирует духовное рождение
человека. Однако язык символов – язык общения с Богом, сегодня, к
большому сожалению, зачастую не понятен простому мирянину. О важности
изучения видимых сторон Таинств Церкви и знания их особенностей
православным людом проникновенно говорит протоирей Александр Шмеман:
«Понять богослужение изнутри, открыть и испытать то явление Бога, мира и
жизни, которое содержит в себе и сообщает богослужение, соотнести это
видение и это величие с нашим собственным опытом, со всеми нашими
проблемами – вот цель литургического богословия. И Крещение дает всему
этому истинное начало, основание, ключ. Вся жизнь Церкви коренится в той
Новой Жизни, которая воссияла из гроба в первый день нового творения.
Это та самая новая жизнь, которая дается нам в Крещении и исполняется в
Церкви» [14, с. 13].

Именно сравнение внешней, видимой стороны Таинства Крещения –
чинопоследования в его исторической перспективе является предметом
нашего описания.

Логика изменения чинопоследования Таинства Крещения в исторической
перспективе.

ПОДХОДЫ К ОПИСАНИЮ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

Таинство Крещения, как и любое другое Таинство Церкви, слагается из
различных элементов. Эти слагаемые, в исторической перспективе,
появляются в чине постепенно, по мере необходимости.

Иисус Христос, Господь наш, установил только основную форму чина
Крещения (Мтф. 28, 19; Иоан. 3, 5).

Священное Писание умалчивает о том, давал ли Господь Иисус Христос
подробные наставления апостолам о частностях совершения ими Таинства
Крещения. В своем фундаментальном исследовании «История чинопоследования
Крещения и Миропомазания» А. Алмазов говорит о том, что Иисус Христос
«как бы дает право апостолам, а равно и их преемникам, восполнить данное
Им подробностями, какие будут требоваться, – по требованиям места и
времени» [1, с. 645].

Чтобы понять логику развития чинопоследования Таинства Крещения в
исторической перспективе необходимо, как минимум, определить развитие
этого чина:

по месту совершения;

во времени;

по наполняемости новыми элементам (по содержательной стороне).

При этом в последнем случае, задача делится на две сослагаемые:

историческое развитие внешнее – историческое насыщение чина Крещения
новыми элементами;

историческое развитие внутреннее – история движения по упорядочиванию и
устойчивости самих этих элементов.

МЕСТО СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

В апостольский век специального места для Крещения, как правило, не
выбирали и совершали Таинство Крещения в любом месте, при любом удобном
случае, лишь бы был главный элемент ритуальной стороны – вода. Так,
дьякон Филипп крестил евнуха в первом попавшемся источнике (Деян. VIII,
36).

А. Алмазов указывает: «Климент Римский также представляет ап. Петра
проповедующим людям, что грехи их могут быть омыты водою, безразлично –
из источника или ручья, или даже моря, ежели они крестятся во имя Святой
Троицы» [1, с. 501].

Первые упоминания о специально выделенных местах для Крещения появляться
во II веке. Так, по древнему преданию, «Папа Пий I (168 – 175 г.г.)
освятил по просьбе св. Пракседы церковь в термах Новаты, и здесь же
внутри устроил крещальный источник, в котором многих крестил» [1, с.
503]. При этом автор не указывает причин, по которым был построен
специальный «крещальный источник».

Видимо, основанием для появления первых крещален могли явиться следующие
обстоятельства:

необходимость решения этического вопроса при одновременном массовом
Крещении мужчин и женщин;

начало времени гонений на христиан – насущная необходимость в уединенном
месте для Крещения.

Начиная с IV века, с момента открытого строительства церквей, крещальни
строят вблизи храмом, чаще всего – против главного входа. Как отмечает
А. Алмазов: «этим как бы давалось понять – Крещение есть
дверь, вводящая в церковь Божию – мысль, которую древние отцы и учителя
Церкви развивали очень часто» [1, с. 505]. Подробное описание
устройства крещальни можно найти у него же [1, с. 507 – 512].

Крещальни как отдельные здания активно строятся и V веке. Однако с VI
века их строительство постепенно прекращается. Объективным основанием
для этого процесса послужило:

большинство взрослого населения окрестилось к V – VI векам;

введение в повсеместную церковную практику крещения новорожденных, для
которых не было необходимости в строительстве обширных крещальных
зданий.

Начиная с VII века крещальные купели переносятся во внутрь храмов, а
начиная с VIII века баптистерии дозволено иметь не только в соборных
храмах, но и в деревенских приходских церквах.

Патриарх константинопольский Алексий своим соборным определением 1029
года указывает, что исключительным местом Крещения признается храм [1,
с. 517].

Поскольку крещальни имели башнеобразный вид Красносельцев выдвигает
интересную гипотезу о том, что они послужили первообразом для колоколен,
т.к. крещальни как особые здания стали выходить из употребления тогда,
когда начали строить колокольни [5, с. 337].

На наш взгляд эта гипотеза достаточно романтична, но с хронологической
точки зрения – имеет некоторое несоответствие. Так, во втором томе
Полного Православного Богословского Энциклопедического Словаря
указывается, что официально колокола разрешено было иметь при храмах
только с середины XII века, а колокольни как помещения при церквах
существовали начиная с XIV века [9, с.1410].

На Руси место для Крещения естественным образом находится в помещение
самого храма. Так, по замечанию одного иностранца побывавшего на Руси в
XV веке «купель для Крещения ставится в церкви» [1, с. 520].

Таким образом:

I век – первая половина II века, нет специальных мест для Крещения;

вторая половина II века – III век, строятся крещальни в укромных местах
(в местах для богослужения);

IV век – VI века, крещальни строят открыто и больших размеров против
главных входов в храмы;

VII век – по настоящее время, купели (места для Крещения детей) и
баптестерии (места для Крещения взрослых) размещают в помещении самого
храма.

ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ.

Согласно Священному Писанию и Церковному Преданию, Иисус Христос не дал
апостолам никакой заповеди о времени и месте Крещения.

В I – II веках время Крещения строго не устанавливалось. Так,
Тертуллиан, говоря о времени совершения Таинства Крещения, указывает:
«Всякий день – Господень есть; всякий час, всякое время удобно для
Крещения: правда есть разница относительно торжественности, но благодать
одна и та же» [11; 1, с. 524].

Из последних слов Тертуллиана следует, что, как минимум, во II веке уже
имели место определенные дни для совершения Таинства Крещения.

Введение во II веке в церковную практику определенного времени для
совершения Таинства Крещения объективно диктовалось следующими
обстоятельствами:

С началом гонения на христиан увеличилось число вероотступников (люди по
слабости своей не выдерживали пыток), а как известно – кто отречется
перед людьми от Господа, тот не войдет в Царствие Небесное (Мф. 10, 32,
33; Лук. 12, 8, 9). По любви Господа к своему созданию –
человеку и благодати Промысла Божьего, предстоятели церквей откладывали
Крещение к определенным датам, давая тем самым обращавшимся необходимое
время как для научения основам веры, так и, самое главное, для испытания
самих себя в истинности своей веры в Господа нашего Иисуса Христа.

Желание крещаемых сделать этот день более торжественным, следовательно,
по возможности отнести его ко дню христианского праздника.

О конкретных торжественных днях, когда совершается Крещение указывает
Тертуллиан: «Торжественный день Крещения представляет Пасха; ибо в этот
день и страдания Господа, в которые мы крестимся, исполнились … Потом
Пятидесятица есть весьма продолжительное время Крещения» [11; 1, с.
525].

После прекращения гонений на христиан, начиная с IV века крещальная
практика тяготеет к совершению Таинства Крещения в строго определенные
дни. Так, Василий Великий указывает: «Какое время более прилично для
Крещения, как не день Пасхи. Ибо в этот день есть некоторое воспоминание
Воскресения; Крещение же есть некоторый образ Воскресения. И так,
благодать Воскресения мы получаем в Воскресение» [1, с. 527].

В Апостольских Постановлениях указывается на совершение Таинства
Крещения в Великую Субботу [1, с. 528].

В практике Западной Церкви обычай Крещения был более употребим в
Пятидесятицу.

Ко дням совершения Таинства Крещения также относились [1, с. 528 – 530]:

день Рождества Христова (Галльская Церковь);

день Рождества Иоанна Крестителя (Галльская Церковь);

день храмового праздника (Иерусалимская Церковь);

апостольские праздники (Галльская и Испанская Церковь);

дни посвященные памяти мучеников (Галльская и Испанская Церковь).

Начиная с VII – VIII веков время Крещения в Восточной Церкви становится
все менее и менее привязанным ко времени совершения церковных
праздников, а начиная с IX века принято Крестить, когда бы ни случилось.

Одним из оснований для этого послужило 124-е правило Карфагенского
Собора (419 г.), подтвержденное правилом 84-м VI Вселенского Собора,
Константинопольского (680 г.), которое гласит: «Последуя каноническим
постановлениям отцов, определяем и о младенцах: каждый раз, когда не
обретаются достойные свидетели, несомненно утверждающие, яко крещены
суть, и когда сами они, по малолетству, не могут дать потребный ответ о
преподанном им Таинстве, должно без всякого недоумения крестить их: да
таковое недоразумение не лишит их очищения толикою святынею».

В Западной Церкви Крещение перестали совершать в строго определенные дни
только начиная с XII века.

В практике Крещения в древней русской церкви имели место элементы
древней церковной традиции – совершали Таинство Крещения в определенные
дни. Так, в правилах митрополита Георгия указывалось: «в пост ни
человек, ни детина не крестится, ни страстная неделя, но в вербную и в
субботу Лазареву и в великую субботу … аще ли болен, да крестите» [1, с.
537]. Затем в истории русской церкви наступает период безразличного
отношения ко времени совершения Таинства Крещения – его совершают по
мере необходимости – для младенцев, но все же, по возможности, в
торжественные дни – для взрослых. Так, признанный авторитет в области
истории чинопоследования Таинства Крещения А. Алмазов пишет во второй
половине XIX века: «В настоящее время при Крещении взрослых, как было
впрочем и всегда, принято наблюдать, чтобы оно по возможности для
большей торжественности совершалось в какой–либо праздничный день» [1,
с. 538].

РАЗВИТИЕ ЭЛЕМЕНТОВ ЧИНА КРЕЩЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОЙ

ПЕРСПЕКТИВЕ.

Св. Иустин, как отмечает архиепископ Филарет (Гумилевский), занимает
первое место после мужей Апостольских, являясь учителем Церкви с
ревностью и духом Апостольским [12, с. 62]. Именно по этому нам важно
его свидетельство о чинопоследовании Крещения, приведенное Митрополитом
Московским и Коломенским Макарием: «Кто убедится и поверит, что учение
наше и слова истинны, и кто обещается, что может жить таким образом, тех
учат, чтобы они с молитвою и постом просили Бога об отпущении прежних
грехов, и мы с ними молимся и постимся; потом проводятся они нами туда,
где есть вода, и возрождаются тем же образом, каким сами мы возродились,
т.е. омываются они тогда водою во имя Отца всех и Владыки Бога, и
Спасителя нашего Иисуса Христа, и Духа Святого» [7, с. 323]. Митрополит
Московский и Коломенский Макарий наряду с этим приводит и другие
аналогичные свидетельства пастырей и учителей Церкви о совершении
Таинства Крещения в первые века.

В I – II в.в. в чинопоследование Таинства Крещения входило:

оглашение (наставление в истинах веры);

покаяние с отречением от прежних грехов;

открытое исповедание веры во Христа;

само духовное рождение при погружении в воду Крещения с произнесением
слов: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа»;

молитва самого крещаемого.

Однако с позиции упорядочения его составных элементов в I – II в.в., как
указывает А. Алмазов [1], до единообразия в крещальном чине еще было
далеко.

Начиная со второй половины II века и, главным образом, в III веке
внешнее развитие чина Крещения становится заметным [1; 8; 11] –
появляются нововедения:

введение в крещальный чин заклинательных молитв;

после Крещения облачение новокрещенного в белые одежды, надевание венца,
торжественное введение его в собрание верующих, соединенным с
произнесением за него молитв.

Согласно свидетельству «Апостольских Постановлений» (IV век) и частным
свидетельствам, особенно в творении Тертуллиана [11], в приготовительной
части Крещения существенное место занимают заклинательные молитвы;
совершительная часть Крещения начинается отречением от сатаны, за
которым следует сочетание Христу, помазание елеем, крещение воды. Само
Крещение осуществляется троекратным погружением крещаемого в воду с
произнесением крещающим слов «во имя Отца и Сына, и святого Духа». После
принятия Крещения новопросвященный произносит молитву Господню – «Отче
наш» и другую, в которой испрашивает себе покровительство Божие. В след
за этим актом, по всей вероятности, следовало участие новопросвященного
в Литургии.

Начиная с III века крещальный чин в различных Церквах представляет собой
чин более или менее одного порядка, причем главные элементы
чинопоследования Таинства Крещения располагаются более или менее в одной
и той же последовательности, а элементы второстепенные – довольно
целесообразно группируются вокруг первых.

Таким образом, к концу III века в крещальный чин входят почти все
современные обряды, только в более в простой форме.

А. Алмазов [1] указывает, что условия усложнения чина Крещения в III
веке были довольно сложными, они состояли как во внешнем положении
Церкви, так и во внутреннем ее состоянии:

развитие христианского сознания (внесение в чин таких действий как
освящение воды, заклинание елея и заклинательных молитв вообще);

направление действующих сил Церкви этого периода – свет христианского
учения уже проник всюду и наступало время обратить силы на деятельность
внутри Церкви и, прежде всего, на устройство и развитие богослужебно –
ритуальной стороны христианства.

Однако главным условием было отношение между язычеством и Церковью.
Множество гонений, казней опустошали ряды членов Церкви. Церковь в
тяжелые дни своего существования подкрепляла своих членов молитвами, в
нашем случае – оглашенных, как также нуждавшихся в подкреплении молитвою
допускала к участию в общих молитвах верных в общественном богослужении
христиан, т.к. общественные моления скорее достигают своей цели. С
другой стороны, усложнение приготовительной части чина Крещения было
следствием желания Церкви оградить свои ряды от предателей. Само
оглашение могло длиться несколько лет, в истории известны отдельные
случаи, когда оно длилось 7 лет [1] .

На наш взгляд, удлинение и усложнение чина Крещения во времена массовых
гонений на христиан было заботой Господа нашего Иисуса Христа о духовно
– нравственном возрождении человека, Его любовью к человеку, ибо:
«Сказываю же вам: всякого, кто исповедует Меня пред человеками, и Сын
Человеческий исповедует пред Ангелами Божиими» (Лук. 12, 8). Сломавшийся
же под пытками язычников – вероотступник, его ждал только один путь –
в Ад, ибо сказано Спасителем: «А кто отвергнется от Меня пред
человеками, тот отвержен будет пред ангелами Божиими» (Лук. 12, 9). По
промыслу Божьему удлинялась подготовительная часть крещального чина –
дабы оглашенный, укрепляясь в вере, в полной мере смог впитать в себя
всю любовь к Господу, стал истинным христианином, готовым с искренней
радостью исполнить последнюю заповедь блаженства, данную нам Господом:
«Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно
злословить за Меня» (Мтф. 5, 11).

IV – V веках устанавливаются более или менее прочные формы совершения
чина Крещения, продолжается наполнение крещального чина новыми
элементами, но акцент постепенно смещаться от привнесения новых
элементов, к большему усложнению уже имеющихся. Причиной этому также
послужило отношение христианской Церкви к язычеству [1]. В IV веке
язычество предприняло последнюю попытку поколебать веру христианскую
через торжественность, богатство и пышность своих обрядов, которыми само
христианство того времени было бедно. Как ответ на это в IV – V веках
чин Крещения представляет собою в высшей степени торжественный и вместе
с тем весьма обширный и многосложный акт. А. Алмазов приводит
замечательное высказывание Рубцова, одного из исследователей Таинства
Крещения, объясняющее такое чинопоследование следующим образом: «чтобы
выразить все величие Таинства Крещения, приблизить его к пониманию
человека и яснее представить ему те блага, какие сообщаются через
Крещение, пастыри Церкви, как приемники апостольского служения, облекли
его в благолепную одежду обрядов, знаменующих возрождение внутреннего
человека» [1, с. 648].

На наш взгляд, такое торжественное совершение Таинства Крещения в IV – V
века, когда вся община с радостью принимала в свои ряды нового члена в
Светлый день Пасхи Христовой, который в день Крещения получал также дары
Духа Святого в Таинстве Евхаристии – является для нас, грешных, как бы
огнем маяка, зажженным для нас милостию Господа нашего Иисуса Христа и
показывающим, к чему должна стремиться христианская община при принятии
в свои ряды новообращенных.

С падением язычества, в V веке, устранилось одно из важных побуждений к
развитию великолепия обстановки в чинопоследовании Крещения. Вместе с
тем остановилось и само развитие литургической стороны Крещения. Именно
в этот период, в IV – V века, главным образом завершается упорядочение
составных элементов крещального чина.

Начиная VI с века постепенно начинается суживание внешнего объема чина
Крещения (он рассчитался на взрослого человека). Основанием для этого
послужило повсеместное вхождение в практику крещения младенцев [1]. Так,
чин принятия в оглашенные нередко годами отделялся от самого оглашения
как обрядового акта, но с началом массового Крещения младенцев эти акты
сплотились в один, почти неразрывный акт, практически совершавшийся в
один день.

Несмотря на постепенное сужение чина Крещения, он, хотя и крайне
медленно, но продолжал пополняться новыми элементами. Так, примерно в
XVI веке в связи с тем, что Божественная Литургия стала совершаться от
Крещения отдельно (без привязки ко времени совершения Таинства Крещения)
Церковь нашлась вынужденной привнести в крещальный чин чтение апостола и
Евангелия.

И так, исходя из сказанного:

Полного развития своей внешней стороны чин Крещения достигает в IV – V
веках.

Главными внешними факторами его развития явились:

противодействие в системе «христианство – язычество»;

результаты процесса развития теоретической христианской мысли.

С VI века чин Крещения сужается и делается проще.

Главный фактор – введение во всеобщую церковную практику Крещения
младенцев.

Внутреннее развитие чина Крещения совершилось позднее внешнего –
окончательное внутреннее развитие в VI веке, но отсутствие полного
единообразия до XVII века (надо помнить, что до XVI века Богослужебные
книги были рукописными и в них, по различным причинам, писцами вносились
изменения).

Чин Крещения первых веков сходен с Крещением настоящего времени не
только в существенных, главных аспектах, но и в незначительных
частностях.

ОБ ИСТОРИИ РАЗВИТИЯ ТАИНСТВА МИРОПОМАЗАНИЯ.

Митрополит Макарий отмечает: «Главное невидимое действие Таинства
Миропомазания состоит в том, что оно сообщает верующим Святого Духа. В
Крещении мы только очищаемся от грехов и возрождаемся силою Святого
Духа, но не удостоиваемся еще принять Его в себя и соделаться его
храмами: через Миропомазание преподается нам Дух Святой со всеми его
благодатными дарами, необходимыми для жизни духовной» [7 ,с. 358].

История внешнего развития чина Миропомазания гораздо проще, чем
Крещения. Окончательное развитие чинопоследования Таинство Миропомазания
получило в первые III века благодаря своему незначительному объему и
занятию менее видного места, чем Таинство Крещения.

Современное чинопоследование Таинства Миропомазания в целом имеет те же
элементы, которые были и во времена первенствующей Церкви.

Справедливости ради, надо указать, что некоторые прибавления все же
имели место – это:

акт омовения частей тела, помазанных святым Миром;

чтение апостола и Евангелия.

С позиции внутреннего развития – все аналогично развитию
чинопоследования Таинства Крещения.

ВЫВОДЫ.

Наиболее полные и подробные выводы о развитии чинопоследования Таинства
Крещения в исторической перспективе можно найти у А. Алмазова [1, с.
683].

Здесь мы приведем только те, которым наиболее полно соответствует
содержание нашего описания (естественно, что наши выводы были бы гораздо
более скромными):

Вводя в чинопоследование новые действия, Церковь руководствовалась не
подражанием кому – либо, а исключительно потребностью верующих и
целесообразностью таких действий при чине Крещения, и потому в последний
были внесены только действия вполне уместные здесь по своему внутреннему
смыслу и значению.

Внешними факторами в деле введения новых действий были, с одной стороны
– противодействие язычеству, как угнетающей силе и как пышному культу, а
с другой – развитие до известной степени теоретической стороны
христианского учения.

Полное всестороннее обозрение исторической судьбы крещального чина дает
право пометить в нем следующие периоды:

I – II века, период простоты и несложности крещального чина, полнейшей
свободы в совершении его второстепенных актов;

III – V века, так называемый период торжественного крещального чина, во
время которого развился и существовал институт оглашенных, Крещение
совершалось в большинстве случаев в присутствии епископа и в
торжественные дни, в этот чин быстро вводились один за другим новые
торжественные обряды;

VI – X века, период постепенного упрощения крещального чина, что
случилось благодаря вошедшему во всеобщую практику обычая Крещения
младенцев;

XI – XVI века, период постепенного развития все большего и большего
разнообразия списков крещального чина, в отношении к порядку и форме
изложения его частностей;

XVII век – до настоящего времени, период господства однообразной (и в
Греческой и в Русской Церкви) редакции крещального чина.

Современный порядок и формы совершения составных действий крещального
чина в общих чертах установились еще к VI веку.

Внешними факторами в этом случае были, с одной стороны – противодействие
еретикам, а с другой – естественное стремление Церкви к единству как в
теоретическом учении, так и в богослужебной практике.

Проведенное нами описание логики развития чинопоследования Таинства
Крещения в исторической перспективе позволяет также сделать два, на наш
взгляд, важных суждения о Промысле Божием в деле спасения рода
человеческого:

Удлинение и усложнение чина Крещения во времена массовых гонений на
христиан было заботой Господа нашего Иисуса Христа о духовно –
нравственном возрождении человека, Его любовью к человеку, ибо:
«Сказываю же вам: всякого, кто исповедует Меня пред человеками, и Сын
Человеческий исповедует пред Ангелами Божиими» (Лук. 12, 8). Сломавшийся
же под пытками язычников – вероотступник, его ждал только один путь –
в Ад, ибо сказано Спасителем: «А кто отвергнется от Меня пред
человеками, тот отвержен будет пред ангелами Божиими» (Лук. 12, 9). По
промыслу Божьему удлинялась подготовительная часть крещального чина –
дабы оглашенный, укрепляясь в вере, в полной мере смог впитать в себя
всю любовь к Господу, стал истинным христианином, готовым с искренней
радостью исполнить последнюю заповедь блаженства, данную нам Господом:
«Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно
злословить за Меня» (Мтф. 5, 11).

Торжественное совершение Таинства Крещения в IV – V века, когда вся
община с радостью принимала в свои ряды нового члена в Светлый день
Пасхи Христовой, который в день Крещения получал также дары Духа Святого
в Таинстве Евхаристии – является для нас, грешных, как бы огнем маяка,
зажженным для нас милостию Господа нашего Иисуса Христа и показывающим,
к чему должна стремиться христианская община при принятии в свои ряды
новообращенных.

Список литературы

Алмазов А. История чинопоследования Крещения и Миропомазания. Казань,
1885.

Дорофей, архиепископ Пражский, митрополит Чешских земель и Словакии.
Путеводитель по Библии: руководство для священнослужителей. Москва, св.
Кирилл и Мефодий, 2001.

Николай (Кавасила), архиепископ. Семь слов о жизни по Христе.

Кассиан (Безобразов), епископ. Водою и кровию и Духом. Париж, 2001.

Красносельцев. Очерки из истории христианского храма. Казань, 1881.

Левшенко Б., иерей. Догматическое Богословие. Курс лекций. Москва,
Изд-во ПСТБИ, 1996.

Макарий, митрополит Московский и Коломенский. Православно-Догматическое
Богословие. Том II. Репринт. Москва, Паломник, 1999.

Нефедов Г., протоирей. Таинства и обряды Православной Церкви: учебное
пособие по Литургике. Москва, Паломник, 1995.

Полный Православный Богословский Энциклопедический Словарь. Том II.
Репринт. Москва, 1992.

Смирнов Е. И. История Христианской Церкви: курс III и IV классов
духовных семинарий. Репринт. СТСЛ, 1997.

Тертуллиан. О крещении. Сайт: Библиотека христианина, http://clib.ru

Филарет (Гумилевский), архиепископ. Историческое учение об Отцах Церкви.
Том I. Репринт. СТСЛ, 1996.

Шмеман А., протопресвитер. Исторический путь православия. Сайт:
Библиотека христианской литературы, http://coramdeo.ru

Шмеман А., протоирей. Водою и Духом, о таинстве крещения. Москва,
Паломник, 2001.

PAGE 1

PAGE 12

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019