.

Понятие и содержание обязательств

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 320
Скачать документ

Понятие и содержание обязательств

_ 188. Понятие обязательства

В современной доктрине существует оживленный спор по вопросу о том, как
определить обязательство (ср. Ryck. Die Obligation 1878 г., где помещен
перечень определений со времен глоссы). Обыкновенно обязательство
определяют как такое юридическое отношение, которое дает одному лицу
(кредитору) право на действие определенного другого лица (должника), и
притом на такое действие, которое имеет имущественную ценность. Иногда
это выражают и так: обязательство есть юридическое отношение, которое
дает кредитору право требовать от должника доставления какого-нибудь
блага, имеющего имущественную ценность. С этой точки зрения, основное
различие между вещными и обязательственными правами состоит в том, что
обязательственное право никогда не подчиняет непосредственно данную вещь
власти данного лица, а всегда только устанавливает отношение между двумя
лицами, подчиняет только волю должника воле кредитора. Из других
определений заслуживает внимание определение Бринца*(145): сущность
обязательства, говорит он, заключается в том, что что-нибудь, лицо или
вещь, предназначено служить удовлетворением для кредитора, отвечает
перед ним. Обязательство есть ответственность (Haftung) лица или вещи
пред кредитором. Соответственно с этим он различает: а) Personenhattung,
obligatio personae; тут объектом удовлетворения служит должник в
качестве имущественного субъекта, b) Sachenhattung – obligatio rei, тут
объектом удовлетворения служит вещь. Это бывает при залоге. Итак, Бриц
расширяет понятие обязательственного права, подводя под обязательство и
право залога.

Особенность obligatio personae по сравнению с obligatio rei, независимо
от различия в объекте удовлетворения, заключается, по его мнению, в том,
что то, за что отвечает лицо, принципиально должно быть нечто, имущее
быть доставленным самим этим лицом. Дальнейшим последствием того, что 1)
отвечает лицо и что 2) оно отвечает только за то, что оно само должно
доставить, есть “ein Mussen, долженствование. Этот момент
долженствования отсутствует при obligatio rei.

Обращаясь к критической оценке приведенных определений, нельзя не
заметить, что они страдают одним общим недостатком. Они выдвигают чисто
формальный элемент, мало разъясняющий сущность дела. К тому же они имеют
в виду только одну сторону обязательства: первое – активную (право
кредитора), второе – пассивную (обязанность должника) и не дают
представления об обязательстве как целом. Наконец, они либо прямо
отрицают, либо игнорируют тот факт, что различие между вещными и
обязательственными правами вообще не имеет абсолютный, а лишь
относительный характер. В частности, это различие никоим образом не
может быть сведено к различию в объектах тех и других прав.

Нетрудно убедиться, что одни и те же отношения подводятся то под понятие
вещных, то под понятие обязательственных прав, в зависимости от того, в
каких пределах, в каком объеме данная положительная система права
признает данную категорию правоотношений заслуживающей самостоятельной
судебной защиты. Так, напр., имущественный наем одними правовыми
системами (напр. римским правом) рассматривается как чисто личное
отношение, и наниматель не пользуется защитой против третьих лиц, а
только против своего контрагента, отдавшего ему вещь внаем, а другие
системы (напр. прусское право) придают этому отношению характер вещного
права, так что наниматель на срок существования своего права пользуется
защитой против всех и каждого, в том числе и против третьего
приобретателя вещи, к которому она перешла от непосредственного
контрагента на основании купли-продажи, дарения и т. п. Другой
поучительный пример представляет история римской наследственной аренды:
будучи сначала чисто обязательственным отношением, она засим
приобретает, благодаря введению претором actio in rem vectigalis,
характер вещного права.

Итак, различие между вещными и обязательственными правами сводится к
различию в объеме самостоятельной судебной защиты тех и других.

Иначе говоря, обязательственными отношениями мы называем те
частноправовые отношения, которые с точки зрения субъекта отношения
пользуются защитой только против определенных категорий лиц, а не против
всех и каждого. По содержанию своему эти отношения могут быть весьма
разнообразные; предполагая наличность не менее двух субъектов, они могут
иметь своим объектом как лиц, так, сверх того, и иные предметы внешнего
мира.

Примечание. При изложении обязательственного права сначала описываются
начала, общие всем или большинству обязательств (общая часть
обязательственного права), а затем уже переходят к разбору важнейших
отдельных типов обязательственных отношений (особенная часть
обязательственного права). Эти общие начала, о которых теперь будет
говорено, выработаны главным образом юриспруденцией императорского Рима.
Они были ближе развиты и систематизированы позднейшей, в особенности
современной доктриной.

_ 189. Содержание обязательства. Общие начала

Обязательство должно быть направлено на нечто физически и юридически
возможное. Impossibilium nulla est obligatio, говорят источники.
Физически невозможным является, напр., доставление несуществующей вещи,
юридически невозможным, напр., продажа res extra commercium, или
свободного человека. Невозможность исполнить обязательство может
существовать с самого начала или наступить впоследствии.

При первоначальной невозможности различают объективную невозможность
(напр., обещана несуществующая вещь) и субъективную невозможность
(напр., А обещает подарить чужую вещь). За объективную невозможность
должник в принципе не отвечает вовсе, за субъективную он отвечает в том
смысле, что обязан возместить денежную стоимость обещанного. При
последующей невозможности различают, наступила ли она по вине должника
или нет. В первом случае он отвечает за причиненный истцу убыток, во
втором он в принципе освобождается от ответственности.

Обязательство должно быть направлено на нечто дозволенное. Обязательство
должно представлять имущественный интерес для кредитора. Ea enim in
obligatione consistere, quae pecunia lui praestarique possunt.

Это положение в настоящее время сильно поколеблено. При изучении этого
вопроса необходимо иметь в виду следующее: 1) Прежде всего, вне
сомнения, римское право сравнительно рано, несмотря на принцип
классического процесса: omnis condemnatio pecuniaria esse debet, в целом
ряде случаев (преимущественно в сфере вещного права, а также права
семейственного и наследственного)*(146) стало допускать ограждение
неимущественного или не поддающегося объективной денежной оценке
интереса. В связи с этим указанное течение захватило и сферу
обязательственных отношений; сюда относятся некоторые деликтные иски,
как то: actio injuriarum aestimatoria, inderdictum quod vi aut clam и
др.; из области договорно-обязательственных отношений можно указать,
между прочим, на mandatum aliena gratia. 2) Ввиду сказанного вопрос
сводится к тому, можно ли обобщить эти отдельные случаи и, в частности,
признать, что римское право в сфере обязательственных отношений
принципиально отказалось от требования наличности имущественного
интереса. – На этот вопрос, поскольку речь идет о чистом римском праве,
следует дать отрицательный ответ. Целый ряд фрагментов убеждает в том,
что, по общему правилу, для действительности обязательства вообще и
договорного обязательства в частности требовалось, чтобы оно
представляло имущественный интерес; при отсутствии его необходимо было
обеспечить себя неустойкой, установлением lex commissoria, и т. п. –
Другой вопрос, сохранилось ли требование имущественного интереса в
современном римском праве? Доктрина колеблется, а практика скорее в
пользу допущения неимущественного интереса, разумеется, при условии, что
стороны имели серьезное намерение связать себя юридически, (так назыв.
Rechtsabsicht), и что самый интерес признается заслуживающим охраны;
установление этих моментов зависит от справедливого усмотрения
суда*(147).

_ 190. Определенность содержания

Содержание обязательства может быть определено более или менее точно,
оно не должно быть совершенно неопределенное. Так, недействительно
обязательство, объем которого зависит вполне от личного усмотрения
обязанного лица, напр., А дает В обещание подарить ему “когда-нибудь
что-нибудь”. С другой стороны, обязательство сохраняет свою силу, хотя
объем его прямо не указан, коль скоро определение объема его
предоставлено справедливому усмотрению кредитора, должника или третьего
лица (arbitrium boni viri), так как в таком случае существует известный
объективный критерий для оценки правильности принятого решения (напр., А
обещает зятю В дать за своей дочерью такое приданое, какое находится в
соответствии с его средствами). Возможно даже поставить объем
обязательства в зависимость не от добросовестного усмотрения, а от
личного желания третьего лица, в таком случае возникает только условное
обязательство; напр., А обещает В уплатить ему такую сумму денег, какую
укажет С; если последний уклонится от этого, никакого обязательства не
возникает.

Особую категорию неопределенных обязательств составляют обязательства
альтернативные. Альтернативным называется такое обязательство, при
котором должен быть доставлен один из нескольких объектов по выбору
определенного лица, напр., А обещает В подарить лошадь или корову. В
таких случаях право выбора in dubio принадлежит должнику, притом он
имеет и jus variandi (право изменять свой выбор) впредь до постановления
судебного решения; если он и после этого не воспользуется своим правом
выбора, таковое переходит к кредитору. Помимо последнего случая кредитор
имеет право выбора, только если оно особо будет ему предоставлено,
притом он после предъявления уже не может mutare voluntatem. Наконец,
право выбора может быть предоставлено и третьему лицу; в таком случае
вступление обязательства в силу обусловлено тем, что это третье лицо
действительно укажет, какая вещь должна быть выдана кредитору.

Тут возникает еще вопрос: какое влияние на судьбу обязательства
оказывает то обстоятельство, что доставление одного из объектов
становится невозможным, напр., А обещал подарить В лошадь или корову, и
до исполнения обязательства лошадь околела. По общему правилу, в таких
случаях альтернативное обязательство переходит в простое, т. е. выдаче
подлежит оставшийся предмет. Но если такая невозможность наступила по
вине должника и кредитор имел право выбора, то последний может требовать
либо передачи оставшегося объекта, либо возмещения стоимости погибшего
объекта.

_ 191. Делимость содержания

То, что должно быть доставлено, может быть благо делимое или неделимое,
и, соответственно с этим, различают делимые и неделимые обязательства
(obligationes dividuae и individuae).

Делимыми считаются обязательства, направленные на передачу в
собственность определенного количества незаменимых вещей, обозначенных
только родовыми признаками (напр., обязательство доставить 10 волов
такой-то породы), и в особенности все обязательства, направленные на
доставление определенного количества заменимых вещей, напр., обещание
заплатить 100 рублей. Но, сверх того, признается делимым и
обязательство, направленное на передачу в собственность или в узуфрукт
какой-нибудь индивидуально определенной вещи, напр., обязанность
доставить данную лошадь или данный дом; однако здесь имеется в виду не
реальный раздел, а только раздел pro partibus indivisis (напр., если
вещь должна быть выдана нескольким кредиторам, то должник может уступить
каждому отдельно причитающуюся ему идеальную часть права собственности
на вещь).

Неделимыми считаются обязательства, направленные на передачу остальных
личных и всех реальных сервитутов (напр., обязательство установить jus
itineris), далее все обязательства, при которых требуется
непосредственно какое-нибудь единичное личное действие должника или ряд
таких действий, которые лишь в своей совокупности представляют
законченное целое, напр., обещание выстроить дом, вырыть яму и т. д.
Сверх того, считаются неделимыми альтернативные обязательства и
обязательства, направленные на доставление незаменимой вещи,
обозначенной лишь родовыми признаками (напр., обещание доставить не
данную лошадь, а вообще какую-нибудь лошадь), ибо в таких случаях
признание делимости обязательства могло бы повлечь за собою изменение
самого содержания обязательства.

??$??$????ми заключается в том, что делимые обязательства могут быть
исполнены и погашены по частям; сверх того, если умирает кредитор или
должник с оставлением не одного, а нескольких наследников, то
первоначальное единое обязательство распадается на столько частных
обязательств, сколько наследников с той или другой стороны. Напротив,
неделимые обязательства не могут быть исполнены по частям, т. е. пока не
исполнено все обязательство, дело рассматривается так, как будто совсем
еще не было приступлено к исполнению; и дальше, если после кредитора или
должника останется несколько наследников, к которым переходит
обязательство, то каждый из нескольких кредиторов может требовать
исполнения всего обязательства, и каждый из нескольких должников обязан
исполнить все обязательство. Впрочем, раз речь заходит не об исполнении
неделимого обязательства, а о вознаграждении за неисполнение его, каждый
из нескольких наследников может требовать только возмещения той части
убытка, которая постигает его лично, и наоборот, каждый из нескольких
наследников должника отвечает только в следующей с него части убытка.

_ 192. Особые случаи. Денежные уплаты

Денежные долги встречаются на практике очень часто и имеют тем более
важное значение, что всякое обязательство, направленное на доставление
какого-нибудь иного блага, на случай неисполнения его может быть
превращено в денежный долг.

Денежным долгом в тесном смысле называется такое обязательство, при
котором кредитор имеет получить известную сумму денег in abstracto,
напр., занято 100 рублей с обязательством вернуть столько же. В таких
случаях платеж, по общему правилу, может быть произведен всякой монетой,
пользующейся в данном месте официальным признанием, с тем, однако,
ограничением, что кредитор не обязан принимать разменную монету свыше
определенной суммы. Если при заключении денежного долга была включена
специальная оговорка, что уплата должна быть произведена монетами
определенного образца, напр. золотыми рублями, луидорами и т. д., то
возникает вопрос о том, какое влияние на судьбу обязательства оказывает
последующее изъятие из обращения выговоренной монеты. Дело в том, что
вследствие этого доставление таких монет может быть сопряжено с большими
жертвами для должника или далее стать совершенно невозможным. Ответ на
этот вопрос должен быть дан различный, смотря по тому, какое значение
сами стороны желали придать такой оговорке: а) если она имела только
второстепенное значение, если у кредитора на первом плане стоит желание
получить деньги, и лишь на втором – желание получить их монетами
определенного образца, то в таком случае при изъятии выговоренных денег
из оборота такая оговорка считается pro non scripto, т. е. должник может
произвести платеж и другой монетою; b) если же эта оговорка имела
основное значение, если для кредитора было важно получить не деньги
вообще а именно монеты установленного образца (напр., он преследовал
любительские цели), то тогда последующая невозможность доставления
выговоренных монет прекращает обязательство. Но зато в последнем случае
нельзя уже говорить о денежном долге в тесном смысле. Тем менее не может
быть речи о таковом в тех случаях, когда обязательство направлено на
доставление отдельных монет in specie (напр., А дает обещание подарить В
коллекцию римских монет времен Цезаря). Если после заключения денежного
долга наступили перемены в денежной системе (напр., долг заключен в
такое время, когда монетной единицей был гульден, а ко времени платежа
монетной единицей является крона), то при переоценке суммы долга следует
принять во внимание сравнительную ценность прежней и новой монетной
единицы (ср. подробности с указанием литературы у Виндшейда, Pand. т.
II, _ 256). Наряду с металлическими деньгами существуют бумажные деньги
(кредитные билеты). Никто не может быть принужден к принятию в счет
долга бумажных денег, если только это не предписано законом.

_ 193. Вознаграждение за вред и убыток*(148)

Вредом или убытком называется всякое невыгодное для данного лица
изменение его имущественного положения. Вред может быть либо
положительный (damnum emergens), когда непосредственно уменьшилось
наличное имущество данного лица, либо может заключаться в потере прибыли
(lucrum cessans), когда данное действие или событие воспрепятствовало
положительно ожидавшемуся приращению имущества.

Далее, вред может быть прямой или косвенный. Вред называется прямым,
поскольку он составляет естественное и необходимое последствие
вредоносного действия или события (напр., околела лошадь, – прямой вред
от этого состоит в утрате той ценности, какую представляла лошадь). Вред
называется косвенным, поскольку он возник от стечения особых
обстоятельств или соотношений (напр., разбита чашка, входящая в состав
дорогого сервиза, – косвенный вред заключается в обесценении всего
сервиза).

Очевидно, если бы не наступило данное вредоносное действие или событие,
имущественное положение лица было бы более выгодным, чем каким оно
представляется после наступления такого действия или события. Разница
между тем положением, в каком имущество находится, и тем, в каком бы оно
находилось, если б не произошло вреда, составляет интерес потерпевшего
(id quod interest). Юридическое значение вреда заключается в том, что
при наличности известных условий одно лицо обязано вознаградить другое
за понесенный последним убыток. Такая обязанность может возникнуть по
закону (напр., кто по своей вине повредил чужую вещь, обязан возместить
потерпевшему убыток) или на основании договора (напр., страховые
общества возмещают своим клиентам понесенный ими от пожара, градобития,
падежа скота и т. д. убыток).

Обязанность вознаградить за убыток может составлять непосредственное
содержание обязательства (напр., при договоре страхования или в случае
внедоговорного повреждения чужих вещей) или же только эвентуальное
содержание его (когда оно наступает вследствие неисполнения договора по
вине должника). В последнем случае эта обязанность либо прямо заменяет
первоначальное обязательство (напр., А продал В вещь, которая погибла до
передачи по вине А; в таком случае остается только обязанность
вознаградить В за понесенный убыток), либо привходит к нему (напр., в
случае просрочки по вине должника он должен исполнить свое обязательство
и, кроме того, обязан вознаградить кредитора за просрочку).

Размер, в котором одно лицо отвечает за убыток, понесенный другим лицом,
не всегда совпадает с размером самого убытка. В некоторых случаях
должник обязан возместить только объективную ценность утраченной вещи –
vera rei aestimatio. В других случаях он отвечает за весь прямой и
косвенный убыток, причиненный потерпевшему. Но и в таком случае
возмещению подлежит только действительно доказанный вред, поэтому при
исчислении ускользнувшей выгоды (lucrum cessans) принимается во внимание
только такая выгода, такая прибыль, которую лицу несомненно удалось бы
извлечь из вещи, а не такая выгода, которую лицо только надеялось
извлечь из нее, но на поступление которой нельзя было положительно
рассчитывать (напр., птицелов расставил сети и посторонний по
неосторожности разорвал их; тут птицелов не может требовать
вознаграждения за то, что не поймал птиц, ибо неизвестно, попались ли бы
вообще птицы в его сети). Сверх того, при исчислении убытка не
принимается во внимание и так назыв. affectus ratio, т. е. личные
чувства потерпевшего, так как это элемент, не поддающийся объективной
оценке (напр., лицо А затеряло крестик лица В, который был подарен
последнему близким родственником; хотя этот крестик лично для В был
гораздо дороже его номинальной стоимости, он тем не менее не может
требовать от А вознаграждения свыше объективной цены крестика).

Император Юстиниан постановил, что когда обыкновенная стоимость вещи
может быть определена, то вознаграждение за весь убыток не должно
превышать двойной стоимости вещи. Но если сущность, количество и
величина предмета не определены в точности, то вред оценивается по
справедливому усмотрению суда.

_ 194. Уплата процентов

Под процентами или ростом (usurae) разумеется то вознаграждение, которое
устанавливается за пользование деньгами или другими заменимыми вещами и
определяется соразмерно с их количеством и с временем пользования. Для
начисления процентов всегда предполагается существование главного или
капитального долга (caput, sors), без которого и самые проценты
немыслимы, (этим проценты отличаются от ренты, т. е. от дохода с вечного
вклада, в котором не существует права требования выдачи самого вклада).
Проценты должны быть вносимы вещами того же рода, из каких состоит и
главный долг. Обязанность платить проценты может возникнуть на основании
юридической сделки (договора или завещательного распоряжения) или по
закону. Такая обязанность может быть неразрывно связана с главным
долгом, и в таком случае можно требовать платежа процентов, лишь пока
существует право иска по главному долгу; или же она установлена на
основании особого соглашения, привходящего к главному долгу, и в таком
случае существует самостоятельный иск о процентах. Размер договорных
процентов в пределах, в каких по закону допускается взимание таковых,
зависит от усмотрения сторон: размер законных процентов обыкновенно
указывается в соответствующем постановлении закона.

В римском праве существовал целый ряд ограничений касательно размера
договорных процентов. А именно: a) размер процентного вознаграждения при
денежных долгах, по общему правилу, не должен был превышать 6% (в
до-юстиниановском праве – 12%, centesimae usurae); b) не допускался
начет процентов на проценты (anatocismus); c) сумма недоплаченных
процентов (по юстиниановскому праву сумма как недоплаченных, так и
уплаченных процентов) не должна превышать alterum tantum, т. е. не
должна быть более суммы капитального долга. Нарушение этих постановлений
считалось ростовщичеством, и соответствующие сделки признавались
недействительными. Каноническое право совсем было запретило взимание
процентов, но позднейшая практика снова вернулась к началам римского
права. Ср. Петражицкий. Lehre vom Einkommen. Т. II. _ 10 и сл.

_ 195. Неустойка

Неустойка есть договор, в силу которого одна сторона обязуется пред
другой уплатить штраф или вообще подвергнуться имущественной невыгоде на
случай совершения или несовершения какого-нибудь действия, или
неисполнения, или несвоевременного исполнения какого-нибудь
обязательства. Неустойка есть условное обещание – цель ее заключается в
том, чтобы произвести давление на должника, обеспечить своевременное и
точное исполнение того обязательства, которое подало повод к заключению
ее. Но при этом, конечно, предполагается, что должник вообще был в
состоянии исполнить коренное свое обещание. Поэтому, раз главное
обязательство не могло быть исполнено по причинам, не зависящим от
должника, кредитор не может требовать и уплаты неустойки (напр., А
обещал выстроить В дом в течение года и на случай несвоевременного
исполнения обязательства обязался уплатить 10 000 руб.; затем он
приступает к работе, но до окончания ее произошло землетрясение и
начатая постройка рухнула, – очевидно, В не может требовать уплаты
условленных 10 000 руб.). Неустойка может быть присоединена к такому
обязательству, которое само по себе уже порождает право иска на случай
неисполнения его: но нередко она служит и для обеспечения надлежащего
исполнения или неисполнения такого действия, которое само по себе, по
смыслу соглашения между сторонами или по характеру своему, не дает
заинтересованному лицу права иска.

В тех случаях, где неустойка присоединена к такому обязательству,
которое само по себе порождает право иска, возможны две комбинации: a)
неустойка имеет исключительно характер штрафа, так что главное
обязательство остается в полной силе; b) неустойка может иметь целью
заранее определить размер вероятного убытка от неисполнения или
неполного исполнения главного обязательства; в таком случае кредитор не
может искать сверх неустойки еще и убытки, если только последние не
превышают размера неустойки; в последнем случае она может требовать
доплаты соответствующей суммы. In dubio, следует предположить, что
стороны желали установить неустойку в последнем смысле.

От неустойки следует отличить отступное, т. е. такое побочное
соглашение, по которому одной стороне предоставляется отступиться от
договора без спроса другой, взносом или потерею известной суммы. Ср. М.
Пергамент, договорная неустойка и интерес, изд. 2, 1905, стр. 3-170.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019