.

Культура Древней Греции

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 2219
Скачать документ

0: …”История Европы”, из?д. “Наука”,1988 г., т.1 “Древняя Европа”;

1: Андре Боннар, “Греческая цивилизация”, изд. “Искус?ство” 1992 г.,
I-III книги;

2: В.С.Нерсянц, “Сократ”, изд. “Наука”,1984 г.;

3: А.Ф.Лосев,А.А.Тахо-Годи, из серии “Жизнь замечательных
людей”-“Платон,Аристотель”, изд.”Молод?ая Гвардия” 1993 г.;

4: Проф. И.М.Тронский, “История Ан?тичной литературы”, изд. УЧПЕДГИЗ,
1947 г.;

5: Кессиди Ф.Х., “От мифа к логосу”, М., 1972, с.68;

6: М.Луи Буржея, “Наблюдение и оп?ыт у врачей “Гиппократова сбор?ника”,
1953 г.

7: Платон, “Политика или Государство”, перевод с греческого К?арпова,
часть III, СПБ, 1863 г., с.284

8: Маркс К., Энгельс Ф. соч. 2-е изд., Т.20, с.193, 555, 643; Т.23 с.92,
643.

G При написании реферата основным источником информации являлась книга
N.0.

Сносок на эту книгу в нем нету. В?есь материал без сносок постр?оен при
использовании этой кн?иги.

КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

ВСТУПЛЕНИЕ

сей час принято делить на две? большие эпохи: 1) эпоху микенской, или
крито-микенской, дворцо?вой цивилизации и 2) эпоху античной полисной
цивилизации.

Вначале мы расскажем о культуре первой эпохи.

I. КУЛЬТУРА ЭЛЛАДЫ В XXX-XII В?В.

Самобытная и многогранная раннегреческая культура сформировалась в
3000-1200 гг. Различные фа?кторы ускоряли ее движение. На?пример,
завершившийся этноге?нез греческого народа укрепл?ял внутренние связи
всего гре?коязычного мира, несмотря на н?ередкие локальные
столкнове?ния.

Созидательная деятельность греков эпохи бронзы основывалась на выработке
ими большого запаса экспериментальных знаний. Должно прежде всего
отметить уровень и объем технологических знаний, позволивших населению
Эллады широко развить специализированное ремесленное производство.
Металлургия включало не только высокотемпературную (до 1083°С) плавку
меди. Литейщики работали также с оловом, свинцом, се?ребром и золотом,
редкое самор?одное железо шло на ювелирные? изделия. Создание сплавов не
ограничилось бронзой, уже в XVII-XVI вв. греки изготавливали электр и
хорошо знали прием золочения бронзовых изделий. Из бронзы отливали
орудия труда, оружие и бытовые предметы. Все эти изд?елия отличались
рационально?стью формы и качеством исполн?ения.

Гончарные изделия также свидетельствуют о свободном владении сложными
термическими процессами, проводившимися в печах различной конструкции.
Применение гончарного круга, известного еще с XXIII в., способствовало
созданию и иных механизмов, приводимых в движение силой человека или
тягловых животных. Так, колесный транспорт уж?е в начале II тыс. состоял
из боевых колесниц и обычных повозок. Принцип вращения, издавна
исп?ользовавшийся в прядении, при?меняли в станках для изготовл?ения
канатов. При обработки де?рева применялись токарно-све?рлильные
приспособления. Дос?тижения инженерной мысли ахе?ян ясно иллюстрируют
созданн?ые в XVI-XII вв. водопроводы и закрыты?е водосборники. Особенно
пока?зательны знание гидравлики т?очность расчетов, произведен?ных при
сооружении потайных с?истем водоснабжения в крепос?тях Микен, Тиринфа и
Афин около 1250-х годов.

Накопление технологических знаний и прогресс мастерства широкого круга
рядовых работников как в сельском хозяйстве, так и в специализированных
и? домашних ремеслах были основ?ой интенсивного экономическ?ого развития
страны.

ЗОДЧЕСТВО

Высокими достижениями отличалось зодчество. Архитектурные памятники ярко
отражают наличие имущественного неравенства и свидетельствуют о
появлении раннеклассовых монархий. Уже монументальные критские дворцы
XIX-XVI вв. поражают масштабами. Однако характерно, что общий план
критских д?ворцов был как лишь монумента?льным повторением плана
усад?ьбы зажиточного земледельца?.

Иной уровень архитектурной мысли являют более поздние дворцы материковых
царей. В основе их лежит центральн?ое ядро – мегарон, также повторяющего
традиционный план рядового жилища. Он состоял из пер?едней (продомоса),
главного зала (домоса) с парадным очагом и з?адней комнаты. Многие
акропол?и были защищены мощными камен?ными стенами киклопической к?ладки
толщиной в среднем 5-8 м. Не менее впечатляет мастерство архитекторов,
создававших монументальные ульевидные царские гробницы, фолосы.

Мастерство ахейских зодчих дополнялось достижениями других видов
искусства. Назовем высокохудожественный полихромный и рельефный декор
внешних и внутренних стен крупных зданий. Широко применялись колонны и
полуколонны, резьба по к?амню и мрамору, росписи стен сложнейшими
композициями.

ИСКУССТВО ВАЗОПИСИ

На протяжении XX-XII вв. быстро развивалось искусство вазовой росписи.
Уже в начале II ты?с. до н.э. традиционный геометрический орнамент
критян был дополнен мотивом спирали, блестяще разработанным кикладскими
мастерами еще в предшествующем веке. В дальнейшем, в XIX-XV вв., в?о
всех областях страны вазопи?сцы обратились и к натуралист?ическим
мотивам, воспроизвод?я растения, животных и морскую? фауну. Должно
отметить, что в некоторых районах сложились яркие локальные
художественные традиции, четко характеризующие вазопись каждого центра.

Широта художественных запросов общества проявилось в пристальном
внимании искусства к человеку и его деятельности. Блестящим примером
являются многоцветные росписи в домах гора Жан Акротии, исполненные
несколькими мастерами. Особенно важна передача идеи движения, что
принципиально отличает культуру Эллады в XXX-XII вв. от традиций
одновременных ей других древних культур. Высокое профессиональное
мастерство позволяло художникам в условиях ломки общественного
мировоззрения быстро отойти от древних канонов условности и
орнаментальности. И если в искусстве III тыс. пока известны немноги?е
памятники, говорящие о тяге художников к естественности, то в XX-XII вв.
творения многих художников отличаются умением гармонично сочетать
чувство живой природы с требованиями декоративного стиля. Особенно
примечательно внимания искусства к внутреннему миру человека и
стремление изобразить индивидуальные черты изображаемых персонажей. При
этом художники не забывали о передаче физического облика человека,
воспроизводя обнаженные фигуры в живописи, скульптуре, торе?втике и
глиптике. Примечатель?но, что даже в рядовых памятниках искусства можно
заметить уважение к человеку.

ЛИТЕРАТУРА

Литература ранних греков, как других народов, восх?одила к традициям
древнего фо?льклорного творчества, включ?авшего сказки, басни, мифы и
песни. С изменением общественных условий началось быстрое развитие
народной поэзии-эпоса, прославлявшего деяния предков и героев каждого
племени. К с?ередине II тыс. эпическая традиция греков усложнилась, в
обществе появились профессиональные поэты-сказатели, аэды. В их?
творчестве уже в XVII-XII вв. заметное? место заняли сказания о
совре?менных им важнейших историче?ских событиях. Это направлени?е
свидетельствовало об интер?есе эллинов к своей истории, сумевших и
позднее в устной форме сохранить свою богатую легендарную традицию на
протяжении почти тысячи лет до того, ка?к она была записана в IX-VIII
вв.

В XIV-XIII вв. эпическая литература сложилась в особый вид искусства со
своими специальными правилами речевого и музыкального исполнения,
стихотворным размером-гекзаметром, обширным за пасом постоянных
характерных эпитетов, сравнений и описательных формул. Устная передача
немало способствовала строго объективному отбору произведений, которые
народ удержал в своей памяти.

Об уровне поэтического творчества ранних греков свидетельствуют
эпические поэмы “Илиада” и “Одиссея” – выдающиеся памятники мировой
литературы. Обе поэмы относятся к кр?угу исторических повествова?ний о
походе ахейских войск по?сле 1240г. до н.э. на Троянское царст?во.

Следует отметить, что обе поэмы показывают удивительное созвучие эпоса
пластическому творчеству Греции XVIII-XII вв. Их объединяет сила и
жизненн?ость образов, богатство вообр?ажения и свободолюбие. Высоко?е
литературное искусство ахе?ян, выдвинув шее на первый план человека и
его роль в своей су?дьбе, не смотря на предопредел?ение богов, является
драгоцен?ным вкладом ранней Греции в ми?ровую культуру.

Помимо художественной литературы, в устной традиции греков изучаемого
времени хранилось также огромное количество исторических,
генеалогических и мифологических преданий. Они были широко известны в
устной передаче вплоть до VII-VI вв., когда их включила
распространявшаяся тогда письменная литера тура.

ПИСЬМЕННОСТЬ

Письменность в греческой культуре XXII-XII вв. играла ограниченную роль.
Как и многие на?роды мира, жители Эллады прежд?е всего стали делать
рисуночн?ые записи, известные уже во второй половине III тыс. Каждый
знак? этого пиктографического пис?ьма обозначал целое понятие. К?ритяне
некоторые знаки, правд?а немногие, создали под влияни?ем египетского
иерографичес?кого письма, возникшего еще в IV тыс. Постепенно формы
знаков упрощались, а часть стала обозначать только слоги.

Такое слоговое (линейное) письмо, сложившееся уже к? 1700 г., называется
письмом А, котор?ое до сих пор остается разгада?нным.

После 1500 г. в Элладе была выработана более удобная форма письменности
– слоговое письмо В. Оно? включало около половины знак?ов слогового
письма А, несколь?ко десятков новых знаков, а также некоторые знаки
древнейшего рисуночного письма. Система счета, как и раньше,
основыва?лась на десятичном счислении?. Записи слоговым письмом вели?сь
по-прежнему слева направо, однако правила письменности стали более
строгими: слова, ра?зделенные специальным знако?м или пространством,
писали по? горизонтальным линиям, отдел?ьные тексты снабжали
заголов?ками и подзаголовками. Тексты? чертили на глиняных табличка?х,
выцарапывали на камне, писали кистью или краской или чернилами на
сосудах.

Ахейское письмо было доступно лишь образованным специалистам. Его знали
служители в цар?ских дворцах и какой-то слой имущих горожан.

РЕЛИГИЯ

Религия ранней Греции играла большую роль в динамике общественной мысли
эллинов.

Первоначально греческая религия, как и всякая другая прими?тивная
религия, отражает лишь? слабость человека перед лицо?м тех “сил”,
которые в природе, позднее в обществе и в собственном сознании, мешают,
как ему каж?ется, его действиям и представ?ляют угрозу для его
существов?ания, тем более страшную, что он плохо понимает, откуда она
ис?ходит. Первобытного человека? интересует не природа в той мере, в
какой она вторгается в ег?о жизнь и определяет ее услови?я [N.1, т.1,
стр. 184].

Разнохарактерные силы природы олицетворялись в виде особых божеств, с
которыми было связано множество сакральных преданий, мифов. Эллинская
мифология отличается богатством, причем она сохраняла и в позднейшие
эпохи многие предания времен родового строя. На протяжении XXX-XII вв.
религиозные представления населения Греции претерпели многие изменения.
Первоначально исключительным почитанием пользовались божества,
олицетворявшие силы природы. Особо чтили Великую богиню (позднее
Деметра, чт?о означает “Мать хлебов”), ведавшую плодородием расти
тельного и животного мира. Ее сопрово?ждало мужское божество, за ним?
следовали второстепенные бо?ги. Культовые обряды включали? приношение
жертв и даров, торжественные процессии и ритуальные танцы. Божества
имели определенные атрибуты, изображения которых весьма часты, причем
они служили символами этих небесных сил.

Образование раннеклассовых государств внесло новые черты в духовную
жизнь, в т?ом числе и в сакральные предст?авления. Сообщество эллински?х
богов (пантеон) получило более определенную организационную структуру.
Мировоззрение народа рисовало теперь отношения между богами, весьма
сходные с теми, которые ахеяне вид?ели в царских столицах. Поэтом?у на
Олимпе, где обитали главные божества, верховным был Зевс, отец богов и
людей, владычест?вовавший над всем миром. Подчи?ненные ему другие члены
ранне?эллинского пантеона имели сп?ециальные общественные функ?ции.
Ахейский эпос, сохранивши?й сведения о почитании многих? раннеэллинских
божеств, пере?дает и присущий только гречес?кому мышлению несколько
крит?ический взгляд на небожителе?й: боги во многом сходны с людьми, им
присущи не только благие? качества, но также недостатки? и слабости.

Произведения искусства и данные ахейского эпоса о неприязни олимпийцев к
отдельным людям или племенам, видимо отражали мнения ахеян о
существовании добрых и враждебных сил природы. О последнем говорят
удивительно злые лица терракотовых богинь из святилища на микенском
акрополе. Характерно что искусство ахеян чрезвычайно выразительно
воспроизводило жизнеутверждающие символы религии и доброжелательные
образы богов-покровителей.

II. КУЛЬТУРА “ТЕМНЫХ ВЕКОВ” (XI-IX вв.)

Дворцовая цивилизация крито-микенской эпохи сошла с исторической сцены
при загадочных, до конца еще так и не прояснен?ных обстоятельствах
примерн?о в конце XII в. Эпоха же античной ц?ивилизации начинается лишь
ч?ерез три с половиной и даже четыре столетия.

Таким образом, имеет место довольно значительный временный “зазор”, и
неизбежно встает воп?рос: какое место занимает этот? хронологический
отрезок (в ли?тературе его иногда обознача?ют как “темные века”) в общем
процессе исторического развития греческого общества? Был ли о?н
своеобразным мостом, соедин?ившим две весьма несхожие ист?орические
эпохи и цивилизаци?и, или же, наоборот, он разделил их глубочайшей
пропастью?

Археологические исследования последних лет позволили выяснить подлинные
масштабы страшной катастрофы, пережитой микенской цивилизацией на рубеже
XIII-XII вв., а также проследить ос?новные этапы ее упадка в
после?дующий период. Логическим зав?ершением этого процесса была?
глубокая депрессия, охвативш?ая основные районы материков?ой и островной
Греции в течени?и так называемого субмикенск?ого периода (1125-1025
гг.). Основная отличительная его черта – удручающая бедность
материальной культуры, за которой скрывались резкое снижение жизненного
уровня основной массы населения Греции и столь же резкий упа?док
производительных сил стр?аны. Дошедшие до нас изделия субмикенских
гончаровпроизводят самое безотрадное впечатление. Они очень грубы по
форм?е, небрежно сформованы, лишены? даже элементарного изяществ?а. Их
росписи крайне примитивн?ы и невыразительны. Как правил?о, в них
повторяется мотив спирали – один из немногих элемент?ов декоративного
убранства, у?наследованных от микенского? искусства.

Общая численность изделий из металла, дошедших от этого периода, крайне
невелика. Крупные предметы, например о?ружие, встречаются крайне ред?ко.
Преобладают мелкие поделк?и вроде фибул или колец. Судя по всему,
население Греции страдало от хронического недостатка металла, прежде
всего бронзы, которая в XII – первой половине XI в. еще оставалась
основной всей греческой индустрии. Объяснение этого дефицита следует,
по-видимому, искать в том состоя?нии изоляции от внешнего мира?, в
котором балканская Греция оказалась еще до начала субмикенского периода.
Отрезанные от внешних источников сырья и не располагавшие достаточными
внутренними ресурсами металла, греческие общины вынуждены были ввести
режим строжайшей экономии.

Правда, почти в это же? самое время в Греции появилис?ь и первые изделия
из железа. К самому началу периода относятся разрозненные находки
бронзовых ножей с железными вкладышами. Можно предположить, что ко
второй половине XI в. техника обработки железа в какой-то степени была
уже освоена самими греками. Однако очаги железной индустрии были еще
крайне немногочисленны и едва ли могли обеспечить достаточным
количеством металла все население страны. Решающий шаг в эт?ом
направлении был сделан лиш?ь в X столетии.

Еще одна отличительная черта субмикенского периода заключалась в
решительном разрыве с традициями микенской эпохи. Наиболее
распространенный в микенское время способ захоронения в камерных
гробницах вытесняется индивидуальными захоронения в ящичных могилах
(цистах) или в простых ямах.

Ближе к концу периода во многих местах, например вАттике, Бео?тии, на
Крите, появляется еще один новый обычай – кремация и об?ычно
сопутствующее ей захоро?нения в урнах. В этом опять-таки следует видеть
отступление от традиционных микенских обычаев (господствующим способом
погребения в микенскую эпоху было трупоположение; трупоположение
встречается лишь эпизодически).

Аналогичный разрыв с микенскими традициями наблюдается и в сфере культа.
Даже в наиболее? крупных греческих святилища?х, существовавших как в
микенскую эпоху, так и в более поздни?е времена (начиная примерно с
IX-VIII вв.), отсутствуют какие бы то ни? было следы культовой
деятель?ности: остатки построек, во?тивные статуэтки, даже керами?ка.
Такую ситуацию, свидетельс?твующую о замирании религиоз?ной жизни,
археологи обнаружи?вают, в частности, в Дельфах, на Делосе, в святилище
Геры на Сам?осе и в некоторых других места?х. Исключение из общего
правил?а составляет только Крит, где почитание богов в традиционных
формах минойского ритуала, как кажется, не прерывалось на протяжении
всего периода.

Важнейшим фактором, способствовавшим искоренению микенских культурных
традиций, безусловно, должна считаться резко возросшая мобильность
основной массы населения Греции. Начавшийся еще в первой половине XII в.
отток населения из наиболее пострадавших от варварского вторжения
районов страны продолжается также и в субмикенский период.

В Греции подавляющее большинство микенских поселений, как больших, так и
малых, было покин?уто обитателями. Следы вторич?ного заселения микенских
цит?аделей и городков встречаютс?я лишь эпизодически и, как правило,
после длительного перерыва. Почти все вновь основанные поселения
субмикенского периода, а их число очень невелик?о, располагаются на
некотором? удалении от микенских руин, которых люди того времени,
по-ви?димому, суеверно сторонились?.Пожалуй, никакой другой перио?д в
истории Греции не напомина?ет так близко знаменитое фуки?дийское
описание примитивно?й жизни эллинских племен с их непрерывными
передвижениями с места на место, хронологиче?ской бедностью и
неувереннос?тью в завтрашнем дне.

Если попытаться экстраполировать все эти симптомы культурного упадка и
регресса в недоступную нашему непосредственному наблюдению сферу
социально-экономических отношений, мы почти неизбежно должны бу?дем
признать, что в XII-XI вв. греческ?ое общество было отброшено да?леко
назад, на стадию первобыт?нообщинного строя и, по сущест?ву, снова
вернулось к той исходной черте, с которой когда-то (в? XVII столетии)
начиналось становление микенской цивилизации.

III. КУЛЬТУРА АРХАИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

(VIII-VI вв.)

ПИСЬМЕННОСТЬ

Одним из наиболее важных факторов греческой культуры VIII-VI вв. по
праву считается новая система письменности. Алфавитное письмо, отчасти
заимствованное у финикийцев, было удобнее древнего слогового письма
микенской эпохи: оно состояло всего из 24 знаков, каждый из? которых
имел твердо установл?енное фонетическое значение?. Если в микенском
обществе, как и в других однотипных обществах эпохи бронзы, искусство
письма было доступно лишь немногим посвященным, входившим в замкнутую
касту писцов-профессионалов, то теперь оно становится общим достоянием
всех граждан полиса, поскольку каждый из них мог овладеть навыками
письма и чтения. В отличие от сл?огового письма, которое испол?ьзовалось
главным образом дл?я ведения счетных записей и, возможно, в какой-то
степени для? составления религиозных тек?стов, новая система
письменно?сти представляла собой поист?ине универсальное средство
п?ередачи информации, которое с? одинаковым успехом могло при?меняться и
в деловой переписк?е, и для записи лирических стихов или философских
афоризмов. Все это обусловило быстрый р?ост грамотности среди населе?ния
греческих полисов, о чем свидетельствуют многочисленные надписи на
камне, металле, к?ерамике, число которых все бол?ее увеличивается по
мере приб?лижения к концу архаического? периода. Древнейшие из них,
например широко известная теперь эпиграмма на так называемом кубке
Нестора с о. Питекусса, д?атируется третьей четвертью? VIII в., что
позволяет отнести заим?ствование греками знаков фин?икийского алфавита
либо к пер?вой половине того же VIII в., либо да?же к концу
предшествующего IX столетия.

Практически в это же время (вторая половина VIII в.) были созданы и,
скорее всего, тогда ж?е записаны такие выдающиеся о?бразцы
монументального геро?ического эпоса, как “Илиада” и “Одиссея”, с которых
начинается и?стория греческой литературы?.

ПОЭЗИЯ

Греческая поэзия послегомеровского времени (VII-VI вв.) отличается
чрезвычайным тематическим богатством и многообразием форм и жанров. Из
боле?е поздних форм эпоса известны? два основных его варианта: эпос
героический, представленный так называемыми поэмами “Цикла”, и эпос
дидактический, пред?ставленный двумя поэмами Гес?иода: “Труды и дни” и
“Теогония”.

Получает широкое распространение и вскоре становится ведущим
литературным направлением эпохи лирическая поэзия, в свою очередь
подраз?деляющаяся на несколько осно?вных жанров: элегию, ямб,
монодическую, т.е. предназначенную д?ля сольного исполнения, и хоро?вую
лирику, или мелику.

Важнейшей отличительной особенностью греческой поэзии архаического
периода во всех основных ее видах и жанрах следует признать ее ярко
выраженную гуманистическую окрашенность. Пристальное внимание поэта к
конкретной человеческой личности, к ее внутреннему ми?ру, индивидуальным
психическ?им особенностям достаточно я?рко ощущается уже в гомеровск?их
поэмах. “Гомер открыл новый мир – самого Человека. Это и есть? то, что
делает его “Илиаду” и “Одиссею” ktema eis aei, произведением навеки,
вечной ценностью” [N.5].

Грандиозная концентрация героических сказаний в “Илиаде” и? “Одиссее”
стала основой для дальнейшего эпического творчества. В течение VII и
первой половине VI вв. возник ряд поэм, составленных в стиле
гомеровского эпоса и рассчитанных на то, чтоб?ы сомкнуться с “Иллиадой”
и “Одиссеей” и, вместе сними, образова?ть единую связную летопись
ми?фологического предания, так н?азываемый эпический “кикл” (цикл,
круг). Античная традиция при?писывала многие из этих поэм “Гомеру” и
этим подчеркивала их сюжетную и стилистическую связь с гомеровским
эпосом.[N.4, c.68]

Для греческой поэзии послегомеровского времени характерен резкий перенос
центра тяжести поэтического повествования на личность самого поэта. Э?та
тенденция ясно ощущается у?же в творчестве Гесиода, особе?нно в его
поэме “Труды и дни”.

Необычайно сложный, богатый и красочный мир человеческих чувств, мыслей
и переживаний раскрывается перед нами в произведениях следующего за
Гесиодом поколения греческих поэтов, работавших в различных жанрах
лирики. Чувства любви и нен?ависти, печали и радости, глубокого отчаяния
и бодрой уверенности вбудущем, выраженные с предельной, неслыханной до
того времени откровенностью и прямотой, составляют основное содержание
дошедших до нас от этих поэтов стихотворных фрагментов, к сожалению не
столь у?ж многочисленных и в большинс?тве своем очень кратких (неред?ко
всего две-три строки).

В наиболее откровенной, можно сказать, нарочито подчеркнутой форме
индивидуалистические веяния эпохи воплотились в творчестве такого
замечательного поэта-лирика, как Архилох. Как бы ни понимать его стихи,
я?сно одно: индивид, сбросивший тесные узы древней родовой морали, здесь
явно противопоставляет себя коллективу как самодовлеющая свободная
личность, не подвластная ничьим мнениям и никаким законам.

Настроения такого рода должны были восприниматься как социально опасные
и вызывать протест как в среде ревнителей старых аристократических
порядков, так и среди поборников но?вой полисной идеологии, призы?вавших
сограждан к умереннос?ти, благоразумию, действенной? любви к отечеству и
повиновен?ию законам. Прямым ответом на стихи Архилоха звучат
исполненные суровой решимости строки из “воинственных элегий”
спа?ртанского поэта Тиртея:

Славное дело – в передних рядах со врагами сражаясь,

Храброму мужу в бою смерть за о?тчизну принять.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . .

Гордостью будет служить и для города и для народа

Тот, кто, шагнув широко, в первый? продвинется ряд,

И преисполнен упорства, забудет о бегстве позорном,

Жизни своей не щадя и? многомощной души.

(фр. 9. Пер. В.В. Латышева).

Если Тиртей делает в своих стихах главный упор на чувство
самопожертвования, готовность воина и гражданина умереть за отечество
(призыв, звучащий весьма актуально в таком государстве, как Спарта,
которая в VII-VI вв. вела почти непрерывные войны со своими соседями),
то другой в?ыдающийся мастер элегическо?го жанра и вместе с тем
прославленный государственный деятель – Солон ставит на первое ме?сто
среди всех гражданских до?бродетелей чувство меры, или у?мение во всем
соблюдать “золот?ую середину”. В его понимании только умеренность и
благоразумие способны удержать граждан от алчности и пресыщения
богатством, предотвратить порождаемые ими междоусобные распри и
установить в государстве “благозаконие” (евномию).

В то время как одни гр?еческие поэты стремились пос?тичь в своих стихах
сложный вн?утренний мир человека и найти? оптимальный вариант его
взаи?моотношений с гражданским ко?ллективом полиса, другие не ме?нее
настойчиво пытались прон?икнуть в устройство окружающ?ей человека
вселенной и решит?ь загадку ее происхождения. Од?ним из таких
поэтов-мыслителе?й был известный нам Гесиод, который в своей поэме
“Теогония”, и?ли “Происхождение богов”, попробовал представить
существующий миропорядок в его, так ска?зать, историческом развитии о?т
мрачного и безликого первор?одного Хаоса к светлому и гарм?оничному миру
возглавляемых? Зевсом богов-олимпийцев.

РЕЛИГИЯ И ФИЛОСОФИЯ

В эпоху Великой колонизации традиционная греческая религия не отвечала
духовным запросам современников еще и потому, что в ней трудно был?о
найти ответ на вопрос о том, что ждет человека в его будущей жизни и
существует ли она вооб?ще. На свой лад этот мучительный вопрос пытались
решить представители двух тесно связанных между собой
религиозно-философских учений – орфиков и пи?фагорейцев. Как те, так и
другие оценивали земную жизнь человека как сплошную цепь страданий,
ниспосланных людям богами за их грехи. Вместе с тем и орфи?ки, и
пифагорейцы верили в бессмертие души, которая, пройдя д?линный ряд
перевоплощений, вс?еляясь втела других людей и да?же животных, способна
очистит?ься от всей земной скверны и достичь вечного блаженства. Мысль о
том, что тело есть всего ли?шь временная “темница” или даже “могила”
бессмертной души, ока?завшая огромное влияние на мн?огих более поздних
привержен?цев философского идеализма и? мистицизма, начиная от Платон?а
и кончая основоположниками? христианского вероучения, вп?ервые возникла
именно в лоне о?рфико-пифагорейской доктрин?ы. В отличие от орфиков,
более близких к широким народным массам и положивших в основу своего
учения лишь несколько переосмысленный и обновленный миф о умирающем и
воскрешающем божестве живой природы Дионисе-Загрее, пифагорейцы
представляли собой замкнутую аристократическую секту, враждебную
демократии. Их мистическое учение носило гораздо более рафинированный
характер, претендуя на возвышенную интеллектуальность. Не случайно, и
сам П?ифагор (автор знаменитой теор?емы, которая до сих пор носит его
имя), и его ближайшие ученики? и последователи были увлечен?ы
математическими вычислени?ями, отдавая при этом щедрую дань мистическому
истолкованию чисел и их сочетаний.

И орфики, и пифагорей?цы пытались исправить и очист?ить традиционные
верования г?реков, заменив их более утонче?нной, духовно наполненной
фор?мой религии. Совсем иной взгля?д на мир, во многом уже
приближающийся к стихийному материализму, в это же самое время (VI в. до
н.э.) развивали и отстаивали пре?дставители так называемой ио?нийской
натурфилософии: Фале?с, Анаксимандр и Анаксимен. Все трое были
уроженцами Милета – самого большого и экономичес?ки развитого из
греческих пол?исов Малой Азии.

Что же произошло в Ионии в VII и в VI веках до н.э., спобствующее
появл?ению таких выдающихся личнос?тей? Население смешанной кров?и
(карийской, греческой и финикийской ветвей) было втянуто в длительную и
трудную классовую борьбу. Какая кровь из этих т?рех ветвей течет в их
жилах? В какой мере? Мы этого незнаем. Но э?то кровь чрезвычайно
деятель?ная. Это кровь в высшей степени политическая. Это кровь
изобретателей.(Общественная кровь: Фалес ,говорят, предложил это?му
непоседливому и разобщенн?ому населению Ионии образова?ть государство
нового типа, фе?деративное государство, упра?вляемое федеральным
советом?. Предложение очень разумное и? одновременно очень новое в
гр?еческом мире. Его не послушали?.)

Эта классовая борьба, залившая кровью ионические города, такая же, как
происходившая в Атт?ике во времена Солона, являетс?я, и надолго,
движущей силой всех изобретений в этой стране созидания.[N.1, кн.1,
c.77-78]

Впервые в истории человечества милетские мыслители попытались
представить всю окружающую их вселенную в виде гармонически устроенной,
саморазвивающейся и саморегулирующейся системы. Этот космос, как
ск?лонны были считать ионийские? философы, не создан никем из богов и
никем из людей и в принци?пе должен существовать вечно?. Управляющие им
законы вполне? доступны человеческому пони?манию. В них нет ничего
мистического, непостижимого. Таким образом был сделан большой шаг на
пути от религиозно-мифологического восприятия существующего миропорядка
к его постижению средствами человеческого разума. Первые философы
неизбежно должны были столкнуться с вопросом о том, что следу?ет считать
первоосновой, перв?опричиной всех существующих? вещей. Фалес (самый
старший из милетских натурфилософов) и Анаксимен полагали, что первичной
субстанцией, из которой все возникает и в которую в конце? концов все
превращается, долж?на быть одна из четырех основн?ых стихий. Фалес при
этом отдавал предпочтение воде, а Анаксимен – воздуху. Однако дальше
вс?ех прочих по пути абстрактно-т?еоретического осмысления пр?иродных
явлений продвинулся? Анаксимандр, безусловно самы?й глубокий из
древнейших греч?еских философов. Первопричин?ой и основой всего сущего
он объявил так называемый “апейрон” – вечную и бесконечнуюсубста?нцию,
качественно не сводимую? ни к одной из четырех стихий и вместе с тем
пребывающую в непрерывном движении, в процессе которого из апейрона
выделяются противоположные начала: теплое и холодное, сухое и влажн?ое и
т.п. Вступая во взаимодействие, эти пары противоположностей порождают
все доступные наблюдению явления природы, как живой, так и мертвой.
Нарисов?анная Анаксимандром картина? мира была совершенно новой и
необычной для той эпохи, когда она возникла. Она заключала в с?ебе ряд
ярко выраженных элеме?нтов материалистического и д?иалектического
характера, в т?ом числе представление о всео?бъемлющей, постоянно
меняюще?й свою форму первичной субста?нции, довольно близкое
соврем?енным представлениям о матер?ии, мысль о борьбе
противополо?жностей и их переходе друг в друга как главном источнике
всего многообразия мировых процессов.

Греческие натурфилософы хорошо понимали, что наиболее надежной основой
всякого знания служит именно опыт, эмпирические изыскания и наблюдения.
По существу, они были не только пе?рвыми философами, но и первыми?
учеными, основоположниками г?реческой и всей европейской н?ауки.
Старшего из них, Фалеса, уже древние называли “первым математиком”,
“первым астрономом”, “первым физиком”.

ЗОДЧЕСТВО И СКУЛЬПТУРА

В VII-VI вв. греческие зодчие впервые после длительного перерыва начали
возводить из камня, известняка или мрамора монументальные здания храмов.
В VI в. выработался единый общегреческий тип храма в форме
прямоугольной, вытянутой в длину постройки, со всех сторон обн?есенной
колоннадой, иногда од?инарной (периптер), иногда двойной (диптер). Тогда
же определи?лись основные конструкционн?ые и художественные особенно?сти
двух главных архитектурн?ых ордеров:

дорического, особенно широко распространившегося на Пелопоннесе и в
городах В?еликой Греции (Южная Италия и Сицилия), и ионического,
пользо?вавшегося особой популярнос?тью в греческой части Малой Аз?ии и в
некоторых районах европ?ейской Греции. Типичными обра?зцами дорического
ордера с та?кимтихарактерными для него особенностями, как суровая мощь и
тяжеловесная массивность, могут считаться храм Аполлона в Коринфе, храмы
Посейдонии (Пестум) на юге Италии и храмы Се?линута в Сицилии. Более
изящны?е, стройные и вместе с тем отличающиеся некоторой вычурностью
декоративного убранства постройки ионического ордера были представлены в
этот же п?ериод храмами Геры на о. Самосе, Артемиды в Эфесе
(прославлен?ный памятник архитектуры, счи?тавшийся одним из “семи чудес
света”), Аполлона в Дидимах неда?леко от Милета.

Принцип гармонической уравновешенности целого и его частей, четко
выраженный в самой ко?нструкции греческого храма, н?ашел широкое
применение и в др?угой ведущей отрасли греческ?ого искусства –
монументально?й скульптуре, причем в обоих случаях можно с уверенностью
говорить о социальной обусловленности этой важной эстетической идеи.
Если храм с колонна?дой, напоминающей ряды гоплит?ов в фаланге,
воспринимался ка?к модель и вместе с тем символ тесно сплоченного
гражданского коллектива, то образ свободного индивида, являющегося
неотъемлемой частью этого коллектива, воплотился в каменных изваяниях,
как одиночных, так? и объединенных в пластически?е группы. Их первые,
еще крайне несовершенные в художественном отношении образцы появляются
приблизительно в середине VII в. до н.э. Одиночная скульптура конца
архаического периода представлена двумя основными типами: изображением
обнаженного юноши – куроса и фигурой? одетой в длинный, плотно
облегающий тело хитон девушки – кор?ы.

Постепенно совершенствуясь в передаче пропорций человеческого тела,
добиваясь все большего жизненного сходства, греческие скульпторы VI в.
научили?сь преодолевать первоначаль?но свойственную их статуям
ст?атичность.

При всем жизнеподобии лучших образцов греческой архаической скульптуры
почти все они подчинены определенному эстетическому стандарту, изображая
прекрасного, идеально сложенного юношу или взрослого мужчину, совершенно
лишенного при этом каких бы то ни было инди?видуальных физических или
пс?ихических особенностей.

ВАЗОВАЯ ЖИВОПИСЬ

Наиболее массовым и доступным видом архаического греческого искусства
была, безусловно, вазовая живопись. В своей работе, ориентированной на
самого широкого потребителя, мастера-вазописцы гораздо меньше, чем
скульпторы или ар?хитекторы, зависели от освяще?нных религией или
государств?ом канонов. Поэтому их искусст?во было гораздо более
динамич?ным, многообразным и быстрее о?ткликалось на всевозможные
х?удожественные открытия и экс?перименты. Вероятно, именно эт?им
объясняется необыкновенн?ое тематическое разнообрази?е, характерное для
греческой в?азописи VII-VI вв. Именно в вазовой ж?ивописи раньше, чем в
какой-либо другой отрасли греческого искусства, за исключением, может
быть, только коропластики и резьбы по кости, мифологические сцены начали
чередоваться с эпизодами жанрового характера. При этом не ограничиваясь
сюжетами, заимствованными из жизни аристократической элиты (сцены
пиршеств, ристалищ на? колесницах, атлетических упр?ажнений и состязаний
и т.п.), греческие вазописцы (особенно в период расцвета так называемого
чернофигурного стиля в Коринфе, Аттике и некоторых других районах) не
пренебрегают и жи?знью социальных низов, изобра?жая сцены полевых работ,
ремес?ленные мастерские, народные п?разднества в честь Диониса и д?аже
нелегкий труд рабов в рудн?иках. В сценах такого рода особенно ярко
проявились гуманистические и демократические черты греческого искусства,
которые были привиты ему окружающей общественной средой начиная с
архаической эпохи.

IV. ГРЕЧЕСКАЯ КЛАССИКА?

IV.A) ГРЕЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА? В V ВЕКЕ

РЕЛИГИЯ

В первой половине V в. происходят важные изменения в религиозной
идеологии греков. К сожалению, они известны нам мало и о?тражаются чаще
всего в литера?турных произведениях, из-за че?го бывает трудно понять,
возни?кло ли данное явление в резуль?тате индивидуального или
гру?ппового творчества либо отра?жает широко распространенно?е
представление. Подъем класс?ического полиса, победа над пе?рсами имели
важные последств?ия для народного мировоззрен?ия. Современными
исследовате?лями отмечается рост религио?зности среди греков.

Развитие в конце Архаического периода на базе древнего крестьянского
культа надежды на бессмертие, которое ранее считалось принадлежностью не
отдельного индивида, но ряда следующих друг за другом поколений, в
Афинах в V веке до н.э., когда человек почувствова?л себя свободным от
уз семьи и традиции, доходит до культа личного бессмертия.[N.1, кн.1,
c.191]

С точки зрения традиционных представлений в войне с персами на стороне
греков сражались и их божества, о чем, в частности?, упоминает Геродот.
Победа греков над персами соответственно воспринималась как
свидетельство могущества греческих богов. Вторым важным обстоятельством,
связанным с подъемом классического полиса, является чувство
исторического оптимизма, которое отразилось и в религиозном сознании.
Зевс, все более занимавший доминирующее место в пантеоне, приобретал в
мыслях и чувствах греков черты гаранта справедливости. Эти идеи очень
отчетливо вы?ражены у Пиндара и Эсхила. В трилогии о Прометее Зевс
первоначально выступает как тиран, но в последней трагедии примиряется с
Прометеем, готовым умереть за людей. В “Орестее” Эсхила? торжествует
идея возможност?и решить все, даже самые сложные и мучительные проблемы,
путем примирения: страшные богини Эринии превращаются в благодетельных
Евменид. Убежденность в том, что боги помогут чело?веку, если он лишен
гордыни и приемлет свою судьбу, была присуща грекам той поры.

Важнейшей особенностью следующего, “Периклова” пе?риода было усиление,
по крайне?й мере в Афинах, тенденции к полному слиянию в рамках единого
пантеона полисных и народных божеств. Самые древние божества Аттики
Афина и Посейдон почитаются теперь совместно и на афинском Акрополе, и
на мысе С?уний. Укрепляется культ Афины?. Растет влияние культа
Дионис?а, в котором отчетливо прослеж?иваются демократические
тен?денции. По-прежнему велик прес?тиж общеэллинских святилищ в? Олимпии
и Дельфах, однако несколько падает значение Делоса, после того как он
оказался по?лностью под властью Афин.

Происходит очеловечение религии, она становится мирской. С этого времени
государство и боги образуют неразрывное целое. Религиозное чувство
уступает патриотизму и гордости граждан, могущих воздвигнуть своим богам
столь великолепные памятники, явившиеся поводом для пышных празднеств и
ставшие предметом восхищения всего мира. Но сливаясь с г?ражданской
гордостью, религи?я очеловеченных богов уходит? из сердца человека и
возвелич?ивает его значительно меньше?, чем он себе представляет.[N.1,
кн.1, с.202]

Последняя треть V в. по?зволяет говорить об определе?нном кризисе
религиозного со?знания греков, чему было неско?лько причин. Тяжелейшие
бедст?вия, обрушившиеся на эллински?й мир в годы Пелопонесской вой?ны,
сломили тот дух оптимизма, который господствовал в предшествующие годы,
и одновременно подорвали веру в благость богов – гарантов существующего
порядка. Вторая важная причина кризиса – усложнение характера общества,
его социальной структуры, которым перестали соответствовать традиционные
религиозные идеи, восходящие к глубокой древности. Прежде это
несоответствие оставалось вне поля внимания современников, теперь же в
новой, чрезвыч?айно сложной обстановке несо?ответствие буквально
бросал?ось в глаза. Литература этих лет полна насмешек над богами,
т?радиционными верованиями и р?итуалами. Однако парадоксаль?ность
ситуации заключалась в? том, что те самые граждане, которые вчера
смеялись над богами, смотря комедию, завтра участ?вовали в торжественных
религ?иозных церемониях в честь тех? же божеств. Все это свидетельства
наметившегося разрыва между религиозными чувствами гражданина и
религиозной политикой государства, ранее невозможного в греческом мире.
Наконец, в числе причин – и одновре?менно результатов – духовного?
кризиса следует назвать крит?ику традиционных представле?ний и
установлений общества, в? том числе и религии, со стороны софистов.
Софистические идеи более всего распространились среди верхушки общества.
Не зря народное мнение Афин в “дел?е гермокопидов” считало винов?никами
святотатства Алкивиа?да и его друзей, людей того же круга. Вместе с тем
нельзя преув?еличивать масштабы и глубину? этого кризиса. Именно в
обстановке упадка старых представлений рождались новые религиозные идеи.
В частности, в это вр?емя становится популярной ид?ея о личной связи
человека с божеством. Ее мы встречаем, напр?имер, у Еврипида, в общем
весьма негативно относившегося к традиционным взглядам. Возрастает
значение новых культов, например бога врачевания Асклепия. Некоторые
старые культы возрождаются в связи с изменением их функций. Упадок
традиционных верований приводит к широкому проникновению в Элладу
иноземных культов, фракийских и азиатских. Для религиозного сознания
эпохи характерно также распространения мистицизма.

ФИЛОСОФИЯ

В философии V в. ведущи?м направлением осталась нату?рфилософия,
сложившаяся в Ион?ии в предшествующем столетии?. Наиболее яркие
представител?и стихийно-материалистическ?ой натурфилософии этого
врем?ени – Гераклит Эфесский, Анаксагор и Эмпедокл. Подобно
натурфилософам прошлого, философы V в. основное внимание уделяли
п?оискам первичного элемента. Г?ераклит, например, видел его в огне.
Согласно Анаксагору мир первоначально представлял собой неподвижную
смесь, состоявшую из мельчайших частиц (“се?мян”), которой придал
движение ум (нус). Анаксагорова концепци?я ума означала радикальное
пр?отивопоставление источника движения инертной материи; она оказала
значительное воздействие на дальнейшее развитие философской мысли (идеи
“перв?ичного толчка” в философии нов?ого времени). Эмпедокл видел четыре
первичных элемента (он их называл “корнями всех вещей”): о?гонь, воздух,
землю и воду. Все материальные вещи, по Эмпедоклу, состоят из этих
четырех элем?ентов, количественно и качест?венно не изменяемых,
соединен?ных в различных пропорциях. Дв?ижение материи (как и у
Анаксагора) определяется находящимся вне ее разумом – организующи?м
принципом космоса, преодоле?вшим начальный хаос. Теория че?тырех
элементов благодаря ее? восприятию Аристотелем оста?валась фундаментом
европейс?кой физики до XVII в.

Наивысшего расцвета древнегреческий материализм достиг в учении Левкиппа
из Милета и Демокрита из Абдер. Ле?вкипп заложил основы атомист?ической
философии. Его ученик? Демокрит не только принял кос?мологическую теорию
своего у?чителя, но расширил и уточнил ее, создав универсальную
философскую систему.

Демокрит бросил миру великое слово – атом. Он бросил его в каче?стве
гипотезы. Но поскольку эт?а гипотеза лучше всякой друго?й отвечала на
вопросы, поставл?енные его предшественниками? и его временем, этому
брошенному имслову предстояло перейти в века. [N.1, кн.2, с.97]

Впервые в истории философии Демокрит создал развернутую теорию познания,
исходный пункт которой – чувственный опыт. Но? истинная “природа” вещей
(атомы), по Демокриту, недоступна чув?ству и постигается лишь с помо?щью
мышления. Как и Эмпедокл, Демокрит объяснил чувственное восприятие
истечениями (потоки атомов, отделяющихся от воспринимаемого тела).
Большое место в учении Демокрита занимали социальные и этические
проблемы. Наилучшей формой государственного устройства он считал
демократию, наивысшей добродетелью – безмятежную мудрость.
Материалистическая философия Демокрита оказала огромное влияние на
развитие европейской философии и естественных наук.

В V в. продолжалось традиционно?е противостояние натурфилос?офии,
материалистической в св?оей основе, и пифагореизма. Пифагорейское учение
по-прежнему пользовалось большей популярностью в Великой Греции, чем в
собственно Элладе.

Все философские школы начала V в. объединяло стремление созд?ать единую
универсальную кос?мологическую и онтологическ?ую концепцию, объяснить
единс?тво и разнообразие мира. И в этом они явились бесспорными
продолжателями дела философов архаической эпохи. Однако примерно с
середины V в. в духовной жизни Греции происходит решительный поворот:
отныне в центре философии оказывается не мир, а человек. В этом духовном
пе?ревороте немалую роль сыграл?и софисты (от греч. слова “софос” –
“мудрый”). Возникновение софистического движения, как уже отмечалось,
связано с общим усложнением структуры общества, что нашло свое выражение
как в у?величении числа социопрофес?сиональных групп, появлении
п?рослойки профессиональных п?олитических деятелей, так и в возрастании
объема конкретных знаний, необходимых для успешной политической
деятельности. Софист, странствующий и о?бучающий за плату учитель
муд?рости и красноречия, -естестве?нный результат процесса
проф?ессионализации знаний. Друга?я причина рождения софистиче?ского
движения – логика внутре?ннего развития самого знания?. Всеобъемлющие
космологичес?кие учения натурфилософов по?коились, в сущности, на очень
шатких основаниях, будучи в основе своей умозрительными. Чем далее, тем
труднее стало согласовывать в рамках единых концепций множество
отдельных эмпирических наблюдений и выводов частных наук с такими
генеральными схемами космоса. Чем сильнее обозначился разрыв между
натурфилософией и реальными знаниями, тем большим становился
общественный скептицизм в отношении натурфилософии. Выразителями этого
скептицизма и стали софисты.

Непримиримым врагом софистов в Афинах выступил Сократ, хот?я с точки
зрения обыденного со?знания (как, например, оно отражено у Аристофана)
сам Сократ – н?е только софист, но даже и глава их.

Сократ был для своих современников и все еще остается для на?с загадкой,
ключ к которой, должно быть, никогда не будет найд?ен. [N.1, кн.2,
с.291]

Сократ был, скорее всего, не фил?ософом, а народным мудрецом,
противостоящим софистам, но воспринявшим все то позитивное, что
содержало их учение. Сократ не создал своей школы, хотя и б?ыл постоянно
окружен ученика?ми. Во взглядах Сократа отрази?лись некоторые новые
явления? жизни греческого общества, в первую очередь афинского. Он
подчеркивал необходимость профессиональных знаний для успешной
деятельности в любой сфере жизни,

“Всякий человек, даровитый или бездарный, должен по Сократу, у?читься и
упражняться в том, в чем он хочет достигнуть успехов. Особенно значимо
воспитание и обучение политическому искусству для людей даровитых”,
[N.2, c.44] – откуда делались и политические выводы: руководство
государством – это тоже профессия, и? необходимо, чтобы ею занимали?сь
тоже профессионалы. Эта кон?цепция была абсолютно против?оположна
основополагающим п?ринципамафинской демократии, согласно которой
управление полисом – дело каждого гражда?нина. Тем самым учение Сократа?
создавало теоретическую баз?у для олигархов, что и привело его в конце
концов к непримиримому конфликту с демосом, закончившемуся осуждением и
смертью Сократа.

ОБОСОБЛЕНИЕ НАУК

V век можно считать вр?еменем рождения науки как спе?циальной сферы
деятельности?. Натурфилософия архаической? эпохи и первой половины V в.
в сущности представляла своего рода синтетическую науку, в которой
сливались и общекосмогонические построения, и наблюдения и выводы более
частного характера, принадлежащие отдельным научным дисциплинам. Однако
такой характер древнегреческая наука могла сохранить только до
определенного уровня. Расширение сферы знания, у?величение его суммы
приводил?и не только к отпочковывнию от? натурфилософии отдельных на?ук,
но и (иногда) к конфликту между ними.

А) Медицина.

Особенно показателен прогресс в медицине, связанный в первую очередь с
деятельностью Гиппократа.

Было бы большой ошибкой считать, как это иногда делают в наши? дни, что
греческая медицина возникла в святилищах. В Греции в эпоху рационализма
существовали две медицинские традиции: медицина заклинаний, сновидеий,
знамений и чудес в орбите? святилищ и медицинское искус?ство независимое
и целиком св?етское, к которому и относился? Гиппократ. Они были
параллель?ны, но совершенно отличны друг? от друга.

В “Гиппократовом сборнике” можно различить трактаты трех больших групп
врачей. И?меются врачи-теоретики, филос?офы-любители умозрительных
с?пекуляций. Им противостоят вр?ачи Книдской школы, у которых уважение к
фактам настолько велико, что они оказываются не в? состоянии шагнуть
дальше их. Наконец, в третьей группе – и к не?й принадлежит Гиппократ со
св?оими учениками, то есть Косска? школа, – имеются врачи, которые,
основываясь на наблюдении, исходя из него и только из него, на?стойчиво
стремятся его истол?ковать и понять. У этих врачей позитивное мышление:
они отказываются от произвольных предложений и постоянной константой
считают разум.

Эти три школы в равной мере про?тивостоят медицине святилищ?. Но только
Косская школа основала медицину как науку. [N.6]

Б) Математика.

В течение V в. в самостоятельную научную дисциплину превращается
математика, освобождаясь от влияния пифагорейцев и становясь предметом
профессиональной деятельности ученых, не примыкавших ни к? какому
философскому направл?ению. Важным для развития мате?матики было создание
дедукти?вного метода (логический выво?д следствий из небольшого чис?ла
исходных посылок). Прогресс? математического знания особ?енно заметен в
арифметике, гео?метрии, стереометрии. К этому времени относятся также
значительные успехи в астрономии. Анаксагор был первым ученым, давшим
правильное объяснение солнечным и лунным затмениям.

С) Историография.

Лишь применительно к V в. можно говорить и о рождении историографии: на
смену ионийским логографам приходят историки. Современные исследователи
ставят рождение истории как науки в связь с оформлени?ем демократии и
соответствен?но углублением политическог?о сознания гражданства.
Гражд?анин, создающий своейполитич?еской деятельностью совреме?нную
историю, хотел знать и историю, которую творили его предки. Именно
поэтому вершиной греческой историографии стал строго рациональный труд
Фукидида. Переходным звеном от логографов к Фукидиду можно считать
Геродота, которого Цицерон назвал “отцом истории”. Основ?ная тема
“Истории” Геродота – греко-персидские войны.

Темой труда Фукидида стала история Пелопонесской войны. Коренной
афинянин, свя?занный родством с семьей Кимо?на, блестящий ученик
софистов?, Фукидид был видным представи?телем верхушки афинского
пол?иса. Однако его карьера внезап?но оборвалась в 424г., когда он,
буд?учи стратегом, потерпел пораж?ение у Амфиполя и был изгнан из Афин.
Труд Фукидида – это совре?менная ему история. Только в самом начале он
дает в очень кра?ткой форме общий очерк истори?и Эллады с древнейших
времен, все остальное содержание строго ограничено поставленной задачей.
Фукидид сознательно противопоставлял свой метод методу своих
предшественников – логографов и Геродота. Его м?ожно считать
родоначальнико?м исторической критики. Фукид?ид свою задачу видит в том,
чтобы создать правдивую историю Пелопонесской войны. Отбрасывая все
чудесное (занимавшее столь значительное место в труде Геродота), Фукидид
пытается объяснить происходившее только “природой человека”. Тем сам?ым
естественнонаучный метод? переносится в сферу политиче?ской истории.
История, с точки зрения Фукидида, не является механистическим процессом,
познаваемым на основе логического анализа, ибо действуют и сл?епые силы
(стихийные события, непредвиденное стечение обстоятельств – словом, все
то, что о?бнимается понятием “слепой сл?учай”). Взаимодействие
рациона?льного и иррационального и об?разует реальный исторически?й
процесс. Значительную роль о?тводит Фукидид и выдающимся п?олитическим
деятелям, особо в?ыделяя их способность осозна?ть направление
историческог?о процесса и действовать в соо?тветствии с ним.

ГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА V ВЕКА

Значительные перемены, происходившие в греческой культуре на протяжении
V в., отчетливо сказываются в литературе. Начало века видит закат
х?оровой лирики – того жанра литературы, который господствовал в
архаическую эпоху; тогда ж?е рождается греческая трагед?ия – наиболее
полно отвечающий? духу классического полиса жа?нр литературы.

Эта ранняя аттическая трагедия конца VI начала V вв. еще не была драмой
в полном смыс?ле слова. Она являлась одним из ответвлений хоровой
лирики, но отличалась двумя существенными особенностями: 1) кроме хо?ра,
выступал актер, который делал сообщение хору, обменивался репликами с
хором или с его п?редводителем (корифеем); в то время как хор не покидал
места д?ействия, актер уходил, возвращ?ался, делал новые сообщения хо?ру
о происходящем за сценой и при надобности мог менять обличие, исполняя в
свои различные приходы роли разных лиц; 2) хор принимал участие в игре,
изображая группу лиц, поставленных в сюжетную связь с теми, кого
пр?едставлял актер. Количествен?ные партии актера были еще оче?нь
незначительны, и он, тем не менее, был носителем динамики игры, так как
в зависимости от ег?о сообщений менялись лиричес?кие настроения хора.
[N.4,с.108]

Аристократическая по происхождению, идеям, способу выражения хоровая
лирика переходит в V в. из предыдущего в лице таких признанных мастеров,
как Симонид Кеосский и Пиндар из Фив – п?оследний и наиболее яркий
пев?ец греческой аристократии (он? сам происходил из фиванского?
аристократического рода). Сти?ль Пиндара отличается торжес?твенностью,
пышностью, богатс?твом изысканных образов и эпи?тетов, зачастую
сохраняющих е?ще связь с образной системой ф?ольклора.

Большинство дошедших до нас стихотворений соперника Пиндара Вакхилида
также относится к жанру эпиникиев. В творчест?ве Вакхилида отчетливо
замет?но стремление приспособить т?радиционный жанр к новым зада?чам,
новым условиям жизни. Ему чужд строгий аристократизм Пиндара. Хотя и у
Вакхилида глав?ная тема – доблесть, но понимается она уже по-иному, не
как сово?купность традиционных качес?тв аристократа, а как способно?сть
быть всегда на высоте, соответствовать любой задаче. Более интересны его
дифирамбы, в которых лирически разрабатываются отдельные эпизоды мифов.
Характерно, что среди дифир?амбов Вакхилида видное место? занимают те, в
которых излагаются афинские предания, особенно о Тесее.

ТЕАТР ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Однако новые общественные условия делали лирическую поэзию несовременным
жанром, она уходила с авансцены в?месте с породившей ее аристок?ратией.
На смену ей приходит театр – трагедия и комедия. Театр? занимал особое
место в жизни греков и во многом не был похож? на современный. В Афинах
театральные представления происходили первоначально раз в год (затем –
дважды), во время праздника бога Диониса (Великие Дионисии – праздник
начала весны, з?наменовавший вместе с тем отк?рытие навигации после
зимних? ветров [N.4,с.111]), когда в течение трех дней с утра до вечера
шли спек?такли, о которых затем говорил?и в течение всего года. Театр в
отличие от хоровой лирики обращен ко всему демосу, он более
д?емократичен, он служит трибун?ой, с которой обращаются к демосу те,
кто стремится убедить е?го в правильности собственны?х идей и мыслей. Не
случайно своего наивысшего расцвета театр в V в. достиг в Афинах,
наиболее демократическом из полисов Эллады. Театр стал подлинным
воспитателем народа, он формировал взгляды и убеждения свободных граждан
Эллады. Театр был общественным институтом, включенным в систему полисных
праздников. Театральное зрелище было массовым, зрителями являлась
большая часть граждан, организация представлений – одна из самых важных
и почетных литургий; со времени Перикла г?осударство давало беднейшим?
гражданам деньги для оплаты б?илетов. Театральные представ?ления носили
состязательный? характер, ставились пьесы нес?кольких авторов, и жюри,
избранное из граждан, определяло победителя.

ТРАГЕДИЯ

Античная традиция называет первым трагическим поэтом Феспида и указывает
на 534г?. как на дату первой постановки трагедии. Эти ранние трагедии
представляли скорее одно из ответвлений хоровой лирики, чем собственно
драматические произведения. Только на рубеже VI и V вв. трагедия
приобретает свой классический облик.

В образах мифов греческая трагедия отразила героическую борьбу народа с
внешними врагами, борьбу за политическое равенство и социальную
справедливость. Трагедия нашла ярчайшее воплощение в творчестве трех
крупнейших афинских драматургов – Эсхила, Софок?ла и Еврипида.

Расцвет греческой трагедии был блестящим, но коротким. Букв?ально на
протяжении одного ве?ка трагедия возникла, достигл?а своих вершин и
склонилась к упадку. И хотя в последующие ве?ка трагедия продолжала
сущес?твовать, она никогда более не занимала того места в жизни греков,
которое имела в V в., имена ее посредственных создателей оказались почти
забытыми, а произведения трех великих трагиков стали предметом изучения
в школах и переписывались из столетия в столетие.

КОМЕДИЯ

Рождение комедии как особого жанра, видимо, связан?о с Сицилией, где
протекала деятельность Эпихарма, который первым стал активно
разрабатывать пародийно-мифологическую и бытовую тематику в форме
целостных пьес. Античные авторы, однако, предпочитали называть эти пьесы
драмами, ибо в них? почти никакой роли не играл хор. Несколько позднее
появились комедии и в Афинах, где офици?альное признание они получил?и
позднее, чем трагедии: на Великих Дионисиях комедии стали ставиться в
488-486 гг., а на Ленеях – око?ло 448г.

“Древняя аттическая комедия представляет собой нечто исключительно
своеобразное. Архаические и грубые игры празднеств плодородия причудливо
сплетены в ней с постановкой самых сложных социальных и культурных
проблем, стоявших перед греческим обществом. Афинская демократия подняла
карнавальную вольность до ступени серьезной общественной критики,
сохранив при этом н?еприкосновенными внешние фо?рмы обрядовой игры.
[N.4,с.155]

Несмотря на признанное влияние Эпихарма, аттическая комедия отличалась
от сицилийской: ее объект – не мифологическое п?рошлое, а живая
современность?, злободневные вопросы полити?ческой и культурной жизни
пол?иса, в ней чрезвычайно силен обличительный пафос. В аттической
комедии эта обличительная тенденция обычно находит выражение в издевке
над конкретными лицами, часто в очень груб?ой форме. Способом осмеяния
об?щественных явлений и граждан? служит, как правило, карикатура.
Осмеиваемые лица практически всегда подаются в грубо карикатурном виде,
автора комедии мало волнует истинный облик героя. Наконец, сюжет
комедии? носит нередко фантастически?й характер. Бурная политическ?ая
жизнь Афин давала обильный? материал для развития комеди?и. Наиболее
выдающиеся ее пред?ставители – Кратин, Евполид и Аристофан, но, к
сожалению, от про?изведений первых двух дошли т?олько фрагменты, а из 44
комедий Аристофана сохранились полностью лишь 11.

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО И АРХИТЕКТУРА

Согласно наиболее распространенной периодизации историю греческого
изобразительного искусства и архитектуры V в?. принято делить на два
больших периода: искусство ранней классики, или строгого стиля, и
ис?кусство высокой, или развитой?, классики. Граница между ними проходит
примерно в середине века, однако границы в искусстве вообще довольно
условны, и п?ереход из одного качества в др?угое происходит постепенно
и? в разных сферах искусства с различной скоростью. Это наблюдение верно
не только для рубежа между ранней и высокой классикой, но и между
архаическим и? раннеклассическим искусств?ом.

А) Искусство Ранней классики?.

В эпоху ранней классики полисы Малой Азии теряют ведущее место в
развитии искусства, которое они до того заним?али. Важнейшими центрами
деят?ельности художников, скульпт?оров, архитекторов становятс?я
Северный Пелопоннес, Афины и? греческий Запад. Искусство эт?ой поры
освещено идеями освоб?одительной борьбы против пер?сов и торжества
полиса. Героич?еский характер и повышение вн?имания к
человеку-гражданину?, создавшему мир, где он свободен и где уважается
его достоинство, отличает искусство ранней классики. Искусство
освобождается от тех жестких рамок, к?оторые сковывали его в эпоху
а?рхаики, это время поисков ново?го и в силу этого время интенсивного
развития различных школ и направлений, создания разнородных
произведений. На смену ранее господствовавшим в скульптуре двум типам
фигур – ку?росу и коре – приходит гораздо большее разнообразие типов;
скульптуры стремятся к передаче сложного движения человеческого тела. В
архитектуреоформляется классический тип периптерального храма и его
скульптурного декора.Этапными в развитии раннеклассической архитектуры и
скульптуры стали такие сооружения, как сокровищница афинян в Дельфах,
храм Афины Афайи на о. Эгина, так назы?ваемый храм Е в Селинунте и храм
Зевса в Олимпии. По скульпту?рам и рельефам, украшавшим эти? сооружения,
можно ясно просле?дить, как менялись их композиц?ия и стиль в разные
периоды – при переходе от архаики к строгому стилю и далее – к высокой
клас?сике, что именно характерно дл?я каждого из периодов. Архаиче?ское
искусство создало совер?шенные в своей законченности?, но условные
произведения иск?усства. Задачей классики стал?о изобразить человека в
движе?нии. Мастер поры ранней класси?ки сделал первый шаг по пути к
большому реализму, к изображению личности, и естественно, чт?о этот
процесс начался с решен?ия более легкой задачи – передачи движения
человеческого тела. На долю высокой классики в?ыпала следующая, более
сложна?я задача – передать движения души.Утверждение достоинства и
величия человека-гражданина становится главной задачей греческой
скульптуры эпохи классики. В статуях, отлитых из б?ронзы или высеченных
из мрамо?ра, мастера стремятся передат?ь обобщенный образ
человека-г?ероя во всем совершенстве его? физической и нравственной
кр?асоты. Этот идеал имел большое? этическое и
общественно-восп?итательное значение. Искусст?во оказывало
непосредственн?ое воздействие на чувства и ум?ы современников,
воспитывая в? них представление о том, каким должен быть человек.

Вторая четверть V в. – годы деятельности самого выдающегося из
художников ранней классики – Полигнота. Судя по св?идетельствам древних
авторо?в, Полигнот, стремясь показать? людей в пространстве, распола?гал
фигуры заднего плана над п?ередними, частично скрывая их? на неровностях
почвы. Этот прием засвидетельствован и в вазописи. Однако для вазописи
этого времени наиболеехарактерно уже не следование за живописью в
области стилистики, а са?мостоятельное развитие. В пои?сках
изобразительных средст?в вазописцы не только шли за монументальным
искусством, но, как представители наиболее демократического вида
искусства, кое в чем и обгоняли его, изо?бражая сцены из реальной
жизн?и. В эти же десятилетия наблюдается упадок чернофигурного стиля и
расцвет краснофигурного, когда для фигур сохраняли естественный цвет
глины, пространство же между ними заполняли черным лаком.

Искусство высокой классики, подготовленное творческими исканиями
художников предшествующего поколения, имеет одну важную особенность –
наиболее значительным центром его развития становятся Афины, и влияние
афинской идеологии все более определяет развитие искусства всей Эллады.

Б) Искусство Высокой классик?и.

Искусство высокой классики – явное продолжение того, что возникло ранее,
но есть о?дна область, где в это время рождается принципиально новое, –
урбанистика. Хотя накопление? опыта и некоторых эмпирическ?и найденных
принципов градос?троительства было результат?ом создания новых городов в
пе?риод Великой колонизации, име?нно на время высокой классики?
приходится теоретическое об?общение этого опыта, создание? цельной
концепции и осуществ?ление ее на практике. Рождение? градостроительства
как теор?етической и практической дис?циплины, соединявшей в себе
ху?дожественные и утилитарные ц?ели, связано с именем Гипподам?а
Милетского. Две основные чер?ты характеризуют его схему: ре?гулярность
плана города, в кот?ором улицы пересекаются под п?рямым углом, создавая
систему? прямоугольных кварталов, и зо?нирование, т. е. четкое выделение
различных по функциональному назначению районов города.Ведущим типом
зданий по-прежнему оставался храм. Храмы дорического ордера активно
строятся на греческом Западе: несколько храмов в Агригенте, среди
которых выделяется так называемый храм Конкордии (в действительности –
Геры Аргейи), счит?ающийся лучшим из дорийских х?рамов в Италии. Однако
масштаб?ы строительства зданий общес?твенного назначения в Афинах?
далеко превосходят все то, что мы наблюдаем в других частях Греции.
Сознательная и целенаправленная политика афинской демократии,
возглавляемой Периклом, – превратить Афины не т?олько в самый могучий,
но и самый культурный и прекрасный полис Эллады, сделать родной город
средоточием всего лучшего, что есть в мире, – находила практ?ическое
воплощение и в широко?й строительной программе.

Архитектура высокой классики характеризуется поразительной
соразмерностью, сочетающейся с праздничной монументальностью. Продолжая
традиции предшествующего времени, архитекторы вместе с тем не следовали
рабски канонам, они смело искали новые средс?тва, усиливающие
выразительн?ость создаваемых ими сооруже?ний, наиболее полно отражающи?е
заложенные в них идеи. При строительстве Парфенона, в частности, Иктин и
Калликрат смело пошли на соединение в одном зд?ании черт дорического и
ионич?еского ордера: снаружи Парфен?он представляет типичный дор?ический
периптер, но украшает? его характерный для ионийско?го ордера сплошной
скульптур?ный фриз. Соединение дорики и ионики применено и в Пропилеях.
Чрезвычайно своеобразен Эрехтейон – единственный в греческой архитектуре
храм с абсолютно асимметричным планом. Оригинально и решение одного из
его портиков, где колонны заменены шестью фигурами девушек-кариатид.

В скульптуре искусство высокой классики ассоциируется прежде всего с
творчеством Мирона, Фидия и Поликлета. Мирон зав?ершил искания мастеров
предш?ествующего времени, стремивш?ихся передать в скульптуре
дв?ижениечеловека. В самом просл?авленном из его созданий -Диск?оболе
впервые в греческом иск?усстве решена задача передач?и моментального
перехода от о?дного движения к другому, окон?чательно преодолена идущая
о?т архаики статичность. Полнос?тью решив задачу передачи дви?жения,
Мирон, однако, не смог овладеть искусством выражения возвышенных чувств.
Эта задача выпала на долю Фидия – крупней?шего из греческих
скульпторо?в. Фидий прославился своими ск?ульптурными изображениями
б?ожеств, особенно Зевса и Афины?. Ранние его произведения изве?стны еще
мало. В 60-е годы Фидий создает колоссальную статую Афины Промахос,
возвышавшуюся в центре Акрополя.

Важнейшее место в творчестве Фидия заняло создание скульптур и рельефов
для Парфенона. Синтез архитектуры и скульптуры, столь характерный для
греческого искусства, находит здесь свое идеальное воплощение. Фидию
принадлежала общая идея скульптурного оформления Парфенона и руководство
его осуществлением, им же в?ыполнена часть скульптур и ре?льефов.
Художественный идеал? торжествующей демократии на?ходит законченное
воплощени?е в величественных произведе?ниях Фидия – бесспорной вершин?е
искусства высокой классики?.

Но, по мнению самих гр?еков, величайшим творением Фи?дия была статуя
Зевса Олимпий?ского. Зевс представлен сидящ?ем на троне, в правой руке
он держал фигуру богини победы Ники, в левой – символ власти – скипетр.
В этой статуе также впервые? для греческого искусства Фид?ий создал
образ милостивого б?ога. Статую Зевса древние счит?али одним из чудес
света.

Идеальный гражданин полиса – основная тема творчества другого скульптора
этого времени – Поликлета из Аргоса. Он исполн?ял главным образом статуи
атл?етов-победителей в спортивны?х состязаниях. Наиболее извес?тна его
статуя Дорифора (юноши? с копьем), которую греки считали образцовым
произведением. Дорифор Поликлета – воплощение физически и духовно
совершенного человека.

В конце V в. в скульптуре начинаю?т проявляться новыечерты, пол?учившие
развитие в следующем? веке. В рельефах балюстрады храма Ники Аптерос
(Бескрылой) н?а Акрополе Афин особенно брос?ается в глаза динамизм. Те
же черты мы видим и в скульптурном изображении Ники, выполненном
Пеонием. Стремлением к передаче динамических композиций не исчерпывались
искания скульпторов конца века. В искусстве этих десятилетий большое
место занимают рельефы на надгробных памятниках. Обычно они создавались
по единому типу: умерший в кругу близких. Основная черта этого круга
рельефов (наиболее известный – надгроби?е Гегесо, дочери Проксена) –
изображение естественных чувств простых людей. Тем самым в ску?льптуре
решаются те же задачи?, что и в литературе (трагедия Еврипида).

К сожалению, о великих греческих художниках (Аполлодор, Зевксис,
Паррасий) мы не знаем почти? ничего, кроме описания некото?рых их картин
и сведений об их мастерстве. Можно полагать, что эволюция живописи в
основном шла в том же самом направлени?и, что и скульптуры. Согласно
сообщениям древних авторов, Аполлодор Афинский открыл в конце V в.
эффект светотени, т. е. положил начало живописи в современном смысле
этого слова. Паррасий стремился к передаче средствами живописи душевных
движений. В вазописи второй половины V в. все большее место занима?ют
бытовые сцены.

В сознании последующих поколений V век до н.э. ассоциировался? с
величайшими победами, одерж?анными греками при Марафоне и? Саламине, он
воспринимался ка?к время героических деяний пр?едков, отстоявших
независимо?сть Эллады, спасших ее свободу?. Это было время, когда единая
цель – служить родине вдохновляла бойцов, когда высшей доблестью было
погибнуть за отечество, а высшим благом считали бла?го родного полиса.

.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как уже было сказано выше всю историю древней Греции принято делить на
две большие эпохи: 1) микенская цивилизац?ия и 2) античная цивилизация.

Характерной чертой раннегреческой культуры было удивительное единство ее
стиля, ярко о?тмеченного самобытностью, жи?зненностью и гуманностью.
Чел?овек занимал значительное ме?сто в мировоззрении этого общ?ества;
причем художники уделя?ли внимание представителям с?амых различных
профессий и со?циальных слоев, внутреннему м?иру каждого персонажа.
Особен?ность куль туры ранней Эллады? сказывается в том удивительн?о
гармоничном сочетании моти?вов природы и требований стил?я, которые
обнаруживают произ?ведения ее лучших мастеров ис?кусства. И если
первоначально? художники, особенно критские?, стремились больше к
украшате?льству, то уже с XVII-XVI вв. творчество Эллады полно
жизненности. Должно заметить, что изучаемой культуре присуща
определенная традиционность, сохранения ряда понятий например мотива
бегущей спирали, сохранившегося еще от культуры северобалканских племен
эпохи неолита, получившего великолепное развитие в кикладском искусстве
III тыс. и многократно воспроизв?едено в II тыс. в орнаменте не только
монументальных царских фолосов, но и в декоре бытовых пр?едметов,
особенно посуды. Вмес?те со спиралью народ сохранил? и другие
традиционные геомет?рические мотивы. Поэтому в эпо?ху после дорийского
переселе?ния, когда с гибелью дворцов резко уменьшилось потребность в
предметах роскоши, геометрический стиль вновь занял ведущее место с
искусстве.

В XXX-XII вв. население Греции прошло сложный путь экономического,
политического и духовного развития. Указанный отрезок истории
характеризуется интенсивным ростом производства, создавшим в ряде
областей страны условия для перехода от первобытнообщинного к
раннеклассовому строю. Параллельное существование этих двух общественных
систем обусловило своеобразие истории Греции в эпоху бронзы. Необходимо
отметить, что многие достижения эллинов того времени явились основой
блестящей культуры греков классической эпохи и вместе с нею вошли в
сокровищ?ницу европейской культуры.

Затем в течении нескольких веков, называемых “Темными веками” (XI-IX
вв.) в своем развитии народы Э?ллады по неизвестным до сих по?р
обстоятельствам, можно сказ?ать, отбрасываются к первобыт?но-общинному
строю.

За “Темными веками” следует пер?иод Архаики – это время возникновения, в
первую очередь, пись?менности (на основе финикийск?ой), потом философии:
математики, натурфилософии, затем необычайное богатство лирической
поэзии и др. Греки, умело испол?ьзуя достижения прежних куль?тур
Вавилона, Египта, создают свое собственное искусство, оказавшее огромное
влияние на все последующие этапы европейской культуры.

В период архаики постепенно была создана продуманная и ясная система
архитектурных форм, которая стала основой всего дальнейшего развития
греческого зодчества.

О монументальной живописи архаического периода ничего не известно.
Очевидно, что она сущ?ествовала, но по каким-то причинам не сохранилась.
Зато мы мо?жем судить о вазописи, которое? в отличие от многих других
искусств гораздо более динамично, многообразно и быстрее откликается на
всевозможные художественные открытия и эксперименты.

Таким образом период архаики можно назвать периодом резкого скачка в
культурном развитии Греции.

За архаическим периодом следует период классики (V-IV вв. до н.э.).

В философии V в. основным направ?лением будет натурфилософия?,
материалистическая в своей о?снове и пифагореизм, противос?тоящий ей. Но
чем больше она отрывается от реальных знаний тем больше общественный
скептицизм к натурфилософии, выразителями которого стали софисты.

Возникновение софистического движения связано с общим усложнением
структуры общества. Они сыграли большую роль в ду?ховном перевороте в
греческо?м обществе в середине V в., в результате которого в центре
философии оказывается не мир, а чел?овек.

Конец V-IV в. – период бурной духовной жизни Греции, формирования
идеалистических идей Сократа и Платона, развивавшихся в бо?рьбе с
материалистической фи?лософией Демокрита, и возникн?овения учения
Киников.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020