.

Тематизация эмоций в разговорной речи английского языка

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 6374
Скачать документ

101

Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации

Ставропольский государственный университет

ФАКУЛЬТЕТ РОМАНО-ГЕРМАНСКИХ ЯЗЫКОВ

Кафедра лингвистики и лингводидактики

«Допущен к защите»

зав. кафедрой лингвистики и

межкультурной коммуникации

кандидат педагогичеких

наук,доцент

Московская Н.Л.

«____» ____________ 2003 г.

________________________

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тематизация эмоций в разговорной речи английского языка

Студентки 5 курса факультета

романо-германсках языков

отделения “Информатика/лингвистика

и межкультурная коммуникация”

Турлаевой Ольги Ивановны

Научный руководитель:

канд. филол. наук, доцент

кафедры лингвистики

и лингводидактики

Булах Елена Анатольевна

Дата защиты _____________ 2003 г.

Оценка ___________

Ставрополь

2003

Содержание

Введение……………………………………………………………………………………3

Глава I.Общая характеристика эмоций на лингвистическом и психологическом
уровнях……………………………………………………………………………………..……6

§1.Характеристика эмоций на псохолингвистическом уровне…………………………6

§2. Эквивалентность эмотивных слов, понятий, реалий русского и
английского языков, лексическая детализация понятий…………………………………………………15

§3.Оценочные реплики-реакции………………………………………….……………..18

Глава II Характеристика положительных эмоций……………………….…………….27

§1.Эмоция «радости» первой степени экспрессивности………………….……………28

§2.Эмоция «радости» второй степени экспрессивности……………………………….33

§4. Эмоция «радости» третьей степени экспрессивности………………………..……38

Глава III Отрицательные эмоции, эмоция «безразличие»,эмоция
«неожиданности».42

§1.Характеристика отрицательных эмоций……………………………………….……42

§2.Анализ эмоции «недовольство»……………………………………………………..45

§3Анализ эмоции «злость»………………………………………………………….……48

§4.Анализ эмоции «отчаяние»…………………………………………………………..50

§5.Анализ эмоции «презрение»………………………………………………….………53

§6.Анализ эмоции «раздражение»…………………………………………….…………56

§7.Анализ эмоции «безразличие»…………………………………………….….………59

§8. Анализ эмоции «неожиданность»……………………………………………………63

Глава IV Тематизация эмоций в английском разговорном языке:
педагогический аспект изучения. Роль языкового образования в освоении
иноязычной культуры (диалоге культур). Теория и
методика……………………………………….………………69

Заключение…………………………………………………………………………………86

Библиография…………………………………………………………………………..…89

Приложения………………………………………………………………………..……….93

Введение.

Данная дипломная работа посвящена всестороннему изучению способов
обозначения эмоций в тексте, а именно ее комплексной тематизации на
основе вербальных и невербальных средств.

Проведенные ранее исследования в области эмоционального синтаксиса и
эмоциональной лексики касаются в целом системного подхода в организации
эмоциональных явлений. Однако в них не обсуждаются проблемы обозначения
эмоций в тексте на основе языковых и неязыковых средств. Настоящее
дипломное исследование ставит задачу восполнить этот пробел.

Актуальность темы дипломной работы объясняется рядом обстоятельств.
Во-первых, высокой значимостью средств и способов тематизации эмоций,
как для создания, так и для изучения эмоционального плана текста.

Во-вторых, недостаточной разработанностью проблемы предоставления эмоций
в тексте художественного произведения. В английстике до настоящего
времени эмоциональный план текста, а основе которого лежит решение
глобального вопроса по способам комплексной тематизации эмоций, в целом
не изучался и ждет своих исследователей. Работа написана в русле активно
реализующей себя прагмалингвистики и предполагает исследование
комплексной тематизации отдельных эмоций на основе вербальных и
невербальных средств.

Данная дипломная работа посвящена анализу тематизации эмоций:
«радость», «раздражение», «неожиданность» и выявлению характерных
особенностей процесса для каждой из них.

Цель исследования заключается в изучении характера комплексной
тематизации и установление закономерностей ее протекания для выделенных
эмоций путем анализа отдельных способов ее презентации в тексте.

Для реализации поставленной цели решаются следующие исследовательские
задачи:

1. определение и разграничение понятий «эмоциональность»,
«экспрессивность», «оценочность»;

2. определение и описание вербальных и невербальных способов тематизации
эмоций;

3. выявление закономерностей процесса тематизации эмоций на основе
предложенного в работе метода поэтапного изучения комплексной
тематизации.

Для решения поставленных задач были использованы следующие методы
исследования:

1. структурно-семантический для выявления и описания различных моделей
структурной организации художественного текста, имеющих целью передать
эмоционально-субъективное отношение говорящего к предмету своего
высказывания;

2. прагматический- для эксплуатации коммуникативных актов с различной
эмотивно-содержательной наполняемостью;

3. контекстуальный- при интерпретации эмоций, выраженной косвенными
средствами номинации;

4. метод дефиниционного анализа по словарям- при выборке единиц
эмоциональной лексики, находящих отражение в процессе тематизации
определенных эмоций;

5. сравнительно- обобщающий- при обобщении и сравнении полученных
результатов по закономерностям тематизации эмоций.

6. индуктивный метод – на основании сопоставления структурных схем
оценочных реплик, выявленных по предложенным критериям, определяются
типовые модели указанных единиц.

7. метод моделирования – Понятие модели может трактоваться в статическом
или динамическом аспектах, что связано с существованием двух типов
отношений, характерных для языковых единиц, – парадигматических и
синтагматических отношений.

При изучении конкретно взятой эмоции, представленной в художественном
тексте, следует исходить из положения, что недостаточно знаний лишь об
одном из способов ее представления через синтаксическую конструкцию или
эмоциональную лексику. Тематизация эмоций представляет собой
совокупность нескольких способов ее презентации, которая включает
косвенные факты проявления. Важно иметь полный комплекс, чтобы
сформировать целостное представление о характере презентации эмоций. В
этом состоит методологическое обоснование настоящего исследования.

Материалом лингвистического анализа послужил роман Ф.С.Фицджеральда «
Великий Гэтсби» [57,92]. Исследовано 182 примера в рамках одного
произведения объемом 210 страниц.

Проведенная исследовательская работа дает основание выдвинуть ряд
положений о характере протекания процесса комплексной тематизации
эмоций, которая выносится на защиту: каждая эмоция имеет ряд характерных
для нее способов представления в тексте.

Процесс тематизации каждой эмоции ситуативно обусловлен и имеет свои
закономерности.

Соотношение вербальных и невербальных средств тематизации эмоций
различно. Возможны отношения их равноценной значимости в процессе
представления эмоций, когда доминанта средств обозначения принадлежит
комбинации лингвистических и паралингвистических средств.

Научная новизна дипломной работы заключается в том, что в ней
предлагается комплексный подход к изучению способов представления
эмоций в художественном тексте. Высказывания, передающие эмоции
говорящих, подвергнуты анализу в их структурном, семантическом и
прагматическом аспектах. Особенностью исследуемых высказываний является
презентация в них эмоций посредством как вербальных, так и невербальных
средств. Отдельные способы номинации эмоций в тексте отмечены в
английстике давно: на обозначение эмоций через эмоциональный синтаксис,
эмоциональную лексику, невербальные средства указываются во многих
исследованиях отечественных и зарубежных лингвистов. Тем не менее работ,
посвященных изучению комплексной тематизации эмоций в художественном
тексте и выявлению характерных особенностей процесса, пока нет. Кроме
того, новизна научной работы состоит в том, что в ней впервые в
лингвистике текста установлены закономерности представления основных
эмоций.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно
подтверждает положения прагматического анализа эмоционального плана
текста, определяет и уточняет прагматический потенциал, взаимодействие и
соотношение лингвистических и паралингвистических средств в тематизации
эмоций.

Практическая ценность дипломной работы состоит в том, что результаты
исследования могут быть использованы в спецкурсах по коммуникативной
грамматике, в частности, при изучении эмоционального плана
текста/общения; при написании курсовых и дипломных работ, находящихся в
русле паралингвистики; на практических занятиях по английскому языку, а
также при составлении пособий по развитию навыков определения способов
комплексной тематизации эмоций и их роли, а конструировании
эмоционального плана текста.

В дипломной работе представлены результаты количественной обработки
данных лингвистического эксперимента по анализируемым в работе эмоциям.
Привлечение дополнительных результатов анализа дает возможность наглядно
представить и сравнить степень соотношения и участия средств и способов
тематизации десяти эмоций, доказывая индивидуальность и особенность
процесса для каждой из них.

Глава I.Общая характеристика эмоций на лингвистическом и психологическом
уровнях.

§1.Характристика эмоций на психолингвистическом уровне

Э??и — ??? ??с ?????? ???????х ??оя?й, ?ра?ю?х в ??е ???????? ?????й,
???? ?ия??о ?и ??ия??о, ????я ???? к ?? и людям, ???с и ????? ?о ??????
?я????и [4,89]. К ??? э??й ??ся?я ????ия, ???а, ???ы, ?рас?, ???ы. Э? ?к
????? «???» э??и. О? ?лю?? ? ?е ???е?? ???? и ??оя?я ????. Лю?е ?оя??ия
?о ????? ?п??ж?ю?я э??????и ?р???ия?. У ???? ???я ???я э??й со??т в т?,
?о ????я э??ям ? ??е ???ем ?? ??а, ??м, ? ?ль?я? ??ю, ??? о ??оя?ях ??
??а и ??е ????????я ? ???т?ю ?я????ь и ???е. З??????, ????, я?я?ся ?т
??, ?о лю?, ??????е к ??? ????м, ???? ?????о ?????? и ??и?? ????я
??????о ??, ???ля? ? ?? ??е э?????? со?оя?я, ?к ???ь, ??, ???, ??х,
?????, ????е. Э?, в ????и, ????я и к ?м ?р??, ???е ??? ???а ? ????? в
????х ?? с ???.

Ж?? ?з э??й ?к ? ?????, ?к и ?з ???ия. Э??и, ??р?? ????? ????????ль Ч.
Д??н, ???? в ???? э?лю?и ?к ????, ?и ??? ???? ??е ???? ?????ают ????? ?х
и? ?? ???й ?я ??????ия ????? ?я ?х ?????? [24,90]. Эмо????о-??????е
???ия ??в?а — ???, ??ы, ?????а — ??лняют ???ю ???я, т.е. с???ия ????
????? о ??оя?и го?ря?? и ?о ????и к ??, ?о в ??? ??? ?????, а ??е ?нк?ю
???с?ия — ???ия ??????о ?ия?я ? ??, ?о я?я?ся ??ек?м ???я?я
э?????о-??????х ????. И?????ия ??х ?и??й ?с???аю?м ????м ????? ? ??в??
?????я ???ия с ??ек??, в ???м ?? ???е.

У ??? ????, и ???? у ?л??а, ??????е ???ия ??и ??о ?ф???????м я??м, с
???ю ???? ??е ???? ??ни?ю?я ?????й о ??х ??оя?ях и о ?м, ?о ????? ???.
Э? — э?????ая и ???????я ???и э??й. О? ? я?яю?я ????м ???? ??ля?и ????в
???ия.

Э??и ???ают ?к ????? я?к, ?к ??е? ????, ?????м ???й ???т ??? о ??????й
????? ????я??. О????? э??й ???т в ?м, ?о ?и ???????о ???ют ??ш?ия ??у
?ти?? и ?????й ???ю?й э?м ???м ?я??н??. Э??и в ?я????и ???? ???яют ???ю
??? ? ?? и ?????в. О? ????ют ?я????ь, ????уя ” и ???ляя ?.

На ??ую ???????ю, ?????? – ???ую po? э??й в ?? ??я ???? П.К.А??н. Он
??л: «П???дя ??и ?????ую ?т?рацию (?????е в ??? ??е) ?? ??ц? ????а, э??и
?? ? ?? и в ??ую ???ь ??т ?? ??лю?? ?г??м ????о ? ???? ???ст?я ? ????,
??о ?же ???, ?м ????? ?????я ?????й и ????? ???зм ???? ?а?? ?????.
Б???ря ???я ????й э??и ???? ??т ?????ь ?????о ???о np?????ся к ?ру?ю?м
???ям. Он в ??оя?и ??? с ???й ????ю ??????ь ? ?е?? ?????е ? ????в ?е ?о
?п, ??у, ??? ???е ????ы ???т?.

С?ая ??ая ? ??????ю, ????ая и ???? ???????ая ??и ??х ???в ??а э??????
?????й — это ??????, по???? ? ??????ия ?????? ??????, и ???????, ?я?н?е
с ??????ью э? ???ь ?и ????? ?????ую?й ?????и. П???е?и ?е э?????е ??????
???ия ?еют ?? э?????? ?н*. О ??? ?я?, ???я ????? м?? э??я? и ?я????ью
?га??а, ???т ?т ??, ?о ?я?е э?????? ??оя?е ??????ся ?о?? ???????? ????я?
????а. П??? ???????в ?я?? э? ????я ? ??????? э??????и ??оя?я? ???????ь
?????? и ?? ????? ? ?, ??ы ?к??ь, ?о ????ы ???че?? ????й, ???е ?????ют
??и?? ?????о ?????? э?????? ??оя?я, а ??е ??????е ???а, ???ны. О??о
??о ?????, ??е ? ??е??? ??? ?м ?к ?????? э?ц??ль?е ?????я ??? ??????и
????я? ?????ю?я, ?к и ? ?а??.

Э? ??оя???? я?я?ся ?????? ?я ????я ????й ?? э??й. О? г??? о ?м, ?о ??
?????? ?????я ? я?яю?я ?пос?????м, ?я?м ????? ?????х ?????? ????в. С
?о???тя? ?????? ?? э?????? ??оя?й ?я??, ??я?о, ? ???о ?????ю?е ? ??????
????я, ??ь? ???аю?е ?и э?м ???ия. Т? ? ??е, ?????ая ?????ь ??у ?????
эмо????? ?у??й и ??????и ???я? ?е ? ???я. О? ????ся в ?? ??ую?й, ?????
э???????? ??????е ?я?: ч? ??е к ?????й ???й ???е ????? ???? ??????
????й, ?я?н?х с э??я?, и ?м ??? в ?м ??????? ???х ????й, ?м ??? ???аю?е
?и э?м ?????? э?????? ?????е. К?ме то?, ??????е п???? ?????? ????????
???? к ???е?ю ?? э?????? ?????й [27,90].

О??н? э?????? ??оя?я, ???е ????? ???к, ?ля?я ? ????? э??и, ??т? и ???ы.
Э??и и ???а ?????ают ???с, ?????? ? ??????? ?????и, ?еют ????? ???? и
?ходя?я ?к ? в ??? ?о. Э??и и ???а ???ют ??л ???? ?я ???? с ??и ??ия
????? в ??? ??? ?????и, ???? ?я ? ??ле???ия ???оя?? ???ия ?и ?я?л???
[25,90]. Э??и ??т ???ться ?к ????и, ?к и ???ж??? ???ия?. О?, ?к и ???а,
????маю?я ????м в ???? ?о ?????х ????? ?????й, ???ю?я ??? людям,
?????ю?я. Э??и ?????? ??о ?оя?яю?я ? в?ш?м ????и, ??? ??е ??? ????ы ?я
?????? ??, ?? ?ло?к ??т ??? ???? ?? ???а. О?, с????ая ?т ?и ?? ????е??
?т, ?? ? ??? ???ю?я, ?тя ?я?е ????е, ?к ? ?я?и?, ?я?? с э??я?, ????у
????? ? ??????? ?????и. Э??о???й ?? ???? ??? ???о ??, ?м ?? ?о ???????
?ре???й. Ч??? ????, ????, ??? ??? ???ы.

Э??и и ???а — ????? ????ния. О? ?????уют ???? ????о – ???????. П????ая
????? ?ч???е ???? э??о???х ????в, В.К. В?ю?с ??т: «Э?????? ???е ??т ???ь
????а?е ??х э?????? ????й к ????м ??оя????м… П???? лю?и-????и с????я
?е, ?о ????я ????м ?к ???а ??о???я-??????ия» [14,89]. Э??и ??? ??уют ?
??????й ??? и ? ?????? ??? ?????? ?у ?я????и ????. О? ?? ???????? ????е,
?????е ?????я ????й, а ? ? ?ф??ия. Э??и ???? ??в???? ???? и ???я, ???е
???о ?е ? ??у??, и ???ают в ?я? с ??????ями о ????х ??е ?и ?об??е?х
???иях.

Ч??? ? ?сят ????? ????, ?я??ю?я с ??????? ?и ??й о ????м ???е. Д??я
?о???? ??? ???т в ?м, ?о ?и со?????ю?я и, ???ая?, ???ют ряд ???й, ???я ?
???????? ??? и ??ая ???и ????и, ??ся??ся к ???? ???тям и ?еа?м.

Ч??? ?сят ?????? ????. О? ???? у ??? ???в и ??т ?-???у ????ся в ???
?????ие э?? у лю?й, ??????х к од?м и ?м ? ??ям и ????м. В ??????? ????
???ка ???а иг?ют ??ую ?????ую?ю ??. О? ???ают ?к з???й ??? в ?р?р???
????, в ?????и ? ??????й ??ы. На ?? ????ль?х э?????? ?????й ?? ???
?я?яю?я и ???ляю?я ???но?и и ???? ???ка.

Ч??? — ???т ??т??-??????о ???ия ????. О? ?я?? с ??????и ?????, ???
?я????и и лю??, ???ю?? ?ло??. Ч??? ???яют в ??и и ?я????и ????, в ?о
??н? с ?ру?ю?? лю?? ????ю?ю ??. В ????и ???ю?? ?о ?? ?ло?к ?р??ся ?????ь
?к, ??ы ????ть и ???ь ?? ??????е ???а. О? у ?? ??? ?я?? с ???й ???ия,
??т ?????о ??ли???ся [34,90].

А???* — э? ??о ????? э?????? ??оя?я, ???ож??? ???? ????я? в ????и ????,
???й ? ?????. Аф?? ? ?????? ????ю, а ?к ? ???т ? ?о ??ц. Э? ???я, ?то?я
?з??? в ????? ?е ?????? ???ия ?и ???? и ???? со?й ?о ?????ую э?????ую
???у с ??и ??ия ??, в ??й ???и в и?? ????ия ???о ???? ???ь ???ь ??????
??, у??е???ь ???????ю ?о ?????ь. А??? ?????ют ????а?ю в ???я?и ?к ?????
?????х ?????, ???ю?х ??й ??ст??ь ???я?я ?????? ????. Р???е ???а ???я?ся
?е?ю?? ???: ?м ?л? ???м я?я?ся ???? ??????й ??? ?ве??я и ?м ??? ??? ????
????ь ? ?, ??ы ?о ?????ь, ?м ??? ??, ????? в ????? ??о э??, ?м ?л?ее
???аю?й аф??. В ???е ? э??й и ??? ?ф?? ???ают ??о, ???, ???ож?ю?я ??о
?????и ??????и ????я? и ??????и ???я?.

С???* — ?е ?? ?д ???х, ?????о ?????ых и ???аю??я ??ко у ???? э??????
??оя?й. С??? ????ля? ??й ??в э??й, ???в и ???, ????????? ??? ??д???? ??
?я????и ?и ????. О?е?? ???и ??т ??ь ???к. С.Л. Р?ин??н ??л, ?о «???ь ???
????ся в ????????и, ?????и по??? и ?л, ? ??????? ? ??ую ??… С??? ????
??в, ??че?е, ????ию ?? ?????й и ?л ???? в ??? ?????и, ???о???е ? ? ???
??».

К??й ? ????х ??в э??й ??? ?бя ??т ???ы, а ?и, в ?ою ???ь, ??т ?????я ?
??? ????? — ????, ? ??ую?м: ин?????и, ????????и, ???е, ??????, ??????ю,
???ям ??????я и ?????ия, ?????ю ? ????, ???? ???ия, на?????? (? ?бя, ?
???, ? ?р, ? ???е, ??оя?е ?и ???е), ? ???у ? ????я ? ???м ????и (э????и)
и ? ???????че?? ???.

*- Якобсон П. М. Психологические проблемы мотивации поведения человека.
М., 1969.

Э??и ???ю?я ? ??? ?????: ? ????с? (????), ? ?????с?, ????????и, ??????,
???е, ??????у ис???у, ????и, ???ям ??????я, ???я?? ???ям, ???ст?ю ?
??н?м. По ????? ? ????х п????в э??и ?лят ? ???е?? и ??????. П??е
?т???уют ????, ???ают ?????, а ?о?е — ????яют, ???яют. К?? ??, э??и ?лят
? ??? и ???, а ??е ? ????, с ???? ?и ?я?? (????, ???я, лю? и т.д.).

Эмоция в данной дипломной работе рассматривается как форма отражения
действительности, переживания человеком своего чувства, отношения к
тому, что он познае6т и делает. Как объективно существующее явление
эмоция имеет широкий спектр разнообразных форм и оттенков. Эмоции
динамичны: развиваясь, они качественно усложняются и не могут быть
классифицированы только по одному какому-то признаку.

Традиционно эмоции психологами делятся на положительные, отрицательные и
амбивалентные. Для лингвистического анализа в работе предложены эмоции
обозначающие радость, отрицательные эмоции и неожиданность, как типичные
представители каждого класса эмоций.

В метаязыке исследования до настоящего времени не существовало понятия «
тематизация», под которым мы, вслед за профессором Л.Михайловым,
понимаем совокупность всевозможных вербальных и невербальных средств
обозначения, называния, указания на проявление, презентацию какой-либо
эмоции.

Особое внимание в работе уделено процессу вербализации и тематизации
эмоции, составляющим новой научной парадигмы- лингвистике эмоций (
эмотологии), изучающей эмоциональную среду функционирования языка:
эмоциональную языковую личность, мотивные знаки языка и их эмоциогенную
прагматику, новые эмоционально окрашенные понятия. Лингвистика уже
накопила некоторый опыт изучения эмоций.

На уровне лексических показателей эмоциональности высказывания в работе
рассматривается эмоциональная лексика как номинативное средство
эмотивности. Эмотивные смыслы здесь эксплицитны, более устойчивы,
стабильны, представляют собой непосредственные знаки эмоций. Необходимо
учитывать, что различные слои лексики обладают неодинаковой потенцией в
реализации эмоционального в языке.

Эмоциональный синтаксис привлек внимание в исследовании прежде всего как
инвентарь предложений в английском языке, эмоциональное значение которых
выражают такие специфические признаки как устойчивая структура,
интонация, различного рода интенсификаторы. Подобные структурные
образования имеют целью передать не столько основное содержание
предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально окрашенное
отношение говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные
коннотации. Все многообразие этих построений базируется в основном на
двух характерных явлениях – эллипсе и инверсии.

Проблема номинации и тематизации на основе комплексного подхода и ее
разрешение стали центром настоящего исследования, в котором
анализируется десять основных способов представлений эмоций: номинация
эмоций, пояснение эмоций, невербальная характеристика эмоций, авторское
повествование, выделение доминанты средств представления эмоций,
гиперхарактеристика эмоций.

Суть каждого способа заключае6тся в следующем: каждая эмоция,
представленная в художественном тексте, так или иначе, должна быть
номинована: через лингвистические или паралингвистические средства.
Номинация при этом может носить как прямой, так и косвенный характер. В
следующем случае возникает необходимость уточнения эмоций, поисков
сигналов номинации.

Дешифратором эмоции (эмоциональным перформативом) может быть
эмоциональная конструкция, контекст, пейзажная лексика, авторская
ремарка и пр. На уровне контекста (речевой ситуации), пейзажной лексики
возникает эмоциональность, не заключенная в отдельном слове, смысл его
может подвергаться особым трансформациям под воздействием интонации.
Формой выявления характера эмоции является эксплицитное значение в купу
со значимым фоном его реализации.

В некоторых случаях эмоция передается с помощью паралингвистических
средств, которые сопровождают, а иногда и заменяют языковую
деятельность. Эмотивная функция экстралингвистических средств
заключается в способности воздействовать на эмоции адресата.
Доминирующими паралингвистическими средствами (ПС) являются мимика,
жесты и телодвижения, представляющие коммуникативную подсистему, которая
выполняет функцию вербальной коммуникативной системы.

Ведущим средством тематизации эмоций является и определение формы
авторского повествования. Одним из признаков индивидуального стиля
автора является умение выбирать из множества грамматических и
лексических форм языка такие, которые наилучшим образом выражали бы
соответствующее эмоциональное содержание. Авторское повествование
рассматривается как глубинное содержание, оформляемое суммой языковых и
неязыковых средств, при помощи которых автор, выступая как творческая
личность, раскрывает эмоцию, воздействуя на чувства читателя.

Эмотивные смыслы художественного текста рассматриваются в работе через
типы повествования, облеченные в соответствующие речевые формы. В
качестве единиц авторского повествования выделены: авторское
повествование описательного характера, авторский комментарий/ремарка,
прямая речь героя и, наконец, диалог (развернутый/ не развернутый,
перемежающий/ не перемежающийся авторскими ремарками). Эмотивный диалог,
являясь психологическим самовыражением персонажа, содержит в своей
структуре эмотивно заряженные реплики, эмотивно-оценочное содержание
которых передается сложной комбинацией выразительных средств языка всех
уровней.

Другой способ тематизации эмоций – выявление доминирующего средства
представления эмоции. При передаче эмоционального состояния героя
преимущество может быть отдано различным средствам: языковым/ или
неязыковым. В некоторых случаях возможно выделение одного из них как
самого значимого в раскрытии характера эмоции. Однако иногда
эмоциональную нагрузку несут и те, и другие, тогда доминанта средств
обозначения принадлежит комбинации лингвистических и паралингвистических
средств [6,89].

Итак, автор может прибегать к тематизации эмоций путем различных
средств. Остается выяснить как они функционируют: являются ли
характерными/ традиционными для презентации данной эмоции или же
представляют собой авторское проявление (творческий, нетрадиционный
способ передачи эмоции). Это и есть гиперхарактеристика эмоции.

На основе взаимодействия способов происходит процесс комплексной
тематизации эмоции (КТЭ).

§2. Эквивалентность эмотивных слов, понятий, реалий русского и
английского языков, лексическая детализация понятий

Социокультурный фактор, то есть те социокультурный структуры, которые
лежат в основе структур языковых, окончательно подрывают идею
«эквивалентности» слов разных языков, совпадающих по значению, то есть
по соотнесенности с эквивалентными предметами и явлениями окружающего
мира.

Действительно, «эквивалентные» слова различны по объему семантики (дом
шире по значению, чем house, так как включает и home, и building, и
block of flats, и condominium, и mansion), и по употреблению в речи (ср.
дом в русском языке и отсутствие слов с данным значением в английском
языке), и по стилистическим коннотациям (ср. зеленые глаза и green
eyes), и по возможности лексической сочетаемости (ср. крепкий чай и
strong tea). Но даже в тех редких случаях, когда все эти собственно
языковые моменты совпали в разных языках, не следует забывать о
внеязыковых различиях, то есть о том, что различны как сами предметы и
явления, так и представления, понятия о них. Это вполне естественно и
закономерно, поскольку различны наши образы жизни, мировоззрения,
привычки, традиции, те бесконечные и разнообразные условности, которые
определяют национальную культуру в широком смысле слова. Дом и house –
это разные виды жилища, имеющие разные социальную и культурную
структуру.

В этом плане большой интерес представляют билингвы, люди, имеющие два
родных языка, а также преподаватели иностранных языков и переводчики,
профессионально владеющие иными языками. У билингвов одновременно
существуют две языковые картины мира, у специалистов по иностранным
языкам вторичная языковая картина мира накладывается на первичную,
заданную родным языком.

Отражение мира в языке – это коллективное творчество народа, говорящего
на этом языке, и каждое новое поколение получает с языком полный
комплект культуры, в котором уже заложены черты национального характера,
мировоззрение (вдумайтесь в внутреннюю формулу этого прекрасного слова:
воззрение на мир, видение мира), мораль и т.п [48,91].

Язык, таким образом, отражает мир и культуру и формирует своего
носителя. Он зеркало и инструмент культуры одновременно, выполняет
пассивные функции отражения и активные функции созидания. Функции эти
реализуются в процессе общения, коммуникации, главным средством которой
является язык, поэтому всякое разделение на функции – условный,
эвристический прием.

Итак, языковые явления отражают общественную и культурную жизнь
говорящего коллектива. С этой точки зрения интересно выяснить, как
отражаются в языке некоторые понятия и насколько лексическая детализация
этих понятий обусловлена социальными факторами.

Так при простом перечислении способов языкового выражения понятий
«здоровый» – «больной» становится ясно, что последнее представлено
лексически богаче и разнообразнее, более детализировано.

Одна из причин такого соотношения понятий «здоровый» – «больной» в том,
что здоровье – нормальное состояние человека, а болезнь – отклонение от
нормы, состояние, гораздо более разнообразное, так как отклонений от
нормы может быть очень много. Однако данное объяснение не основное и не
единственное. Большое количество способов выражения понятий «больной»
объясняется тем, что в современном английском обществе, по-видимому,
принято обсуждать болезни, говорить о физическом и душевном нездоровье.
Исследование необходимо дополнить диахроническим анализом: сравнение
соотношения языкового выражения понятий «здоровый» – «больной» в
англоязычном обществе в XIX и ХХ веков может дать интересные результаты,
так как существует мнение, что стремление говорить о болезни вообще и о
своих недугах в частности характерно именно для современных людей, в то
время как в XIX веке подобные разговоры противоречили этическим нормам и
понятие «больной» в языке выражалось менее детализировано.

Понятие «грязный» значительно более детализировано, расчленено,
многообразие представлено в современном английском языке, чем понятие
«чистый». Это можно объяснить теми же причинами, что и в случае понятий
«здоровый» – «больной»: «чистый» в современной английской культуре – как
бы норма, предполагаемое естественное состояние цивилизованного
человека, а « «грязный» – самые разнообразные отклонения от нормы, и
именно это вызывает лексическую реакцию. Но сам факт детализованности и
расчлененности понятия в сознании и, соответственно в языке людей еще не
объясняет полностью большей употребительности словосочетаний с
прилагательными, обозначающими оттенки грязного, в языке современной
художественной литературы. Здесь проявляется влияние сложного комплекса
различных социокультурных факторов. Действительно, с одной стороны, в
современном обществе, по сравнению, например, с прошлым веком, уровень
санитарно-гигиенических требований значительно возрос в связи с общим
прогрессом медицины, повышением культуры гигиены. Это, казалось бы,
противоречит лингвистическим фактам, обнаруженным в современной
художественной литературы. Однако не нужно забывать, что в современном
английском языке слова, выражающие понятия «грязный» – «чистый»,
употребляются не только в прямом, но и в переносном, когда речь идет о
чистоте физической, не о чистоте конкретных предметов, а о чистоте
душевной, о чистоте взаимоотношений, намерений, помыслов. Слова,
выражающие понятие «грязный», часто употребляются в переносном смысле.

Избыточность и яркость детализации понятия «богатый» могут быть
объяснены определенными социальными факторами: в английском обществе,
резко разделенным на богатых и бедных, понятие материального
благосостояния играет огромную роль, это буквально вопрос жизни и
смерти, поэтому быть богатым – стремление и желание каждого, это
морально – этическая норма, которая социально поощряется, а быть бедным
– очень плохо и противоречит общественной этике. Именно поэтому языковое
выражение богатства так ярко и разнообразно (и в данном случае время не
изменяет общей ситуации: в наши дни быть богатым так же важно, как и
двести лет назад). Эту жизненно важную, приятную и волнующую тему в
капиталистической Англии принято смаковать до тонкостей. В отличии от
этого, понятие «бедный» выражается всего несколькими словами и
словосочетаниями.

Хотя по общему количеству слов и словосочетаний соотношение между
языковым выражением понятий «богатый» – «бедный» и в XIX, и в XX веке
остается одинаковым, по выбору слов оно имеет существенные различия. В
XIX веке понятие богатства, состояния означало в первую очередь владение
землями, поместьями, большими деньгами. Как известно, говорящий создает
(или употребляет) словосочетания в соответствии со своим социокультурным
опытом. В XX веке изменилось содержание понятия богатства: оно
предполагает, в первую очередь, счет в банке, а не поместья и
землевладения. Изменилось содержание понятия, изменилось общественное
сознание, а в следствии этого и выражение этого понятия в языке.
Наметились и неизбежные перемены в отношении людей к богатству. Если в
XIX веке быть богатым было безусловным и безоговорочным достоинством,
автоматически приносившим богачу уважение, почет, зависть и
подобострастное отношение окружающих, то в XX веке, когда вскрыты
истинные основы любого богатства, когда всем ясно, что богатство
немногих зиждется на бедности и нужде большинства, даже в
капиталистической Англии, где, конечно, по-прежнему по счету в банке и
встречают и провожают, богатые люди вынуждены как бы оправдываться:
Anyway, what’s wrong with being rich. It’s a quality, it’s attractive.
Rich people are nicer, they’re less nervy (I. Murdoch) (Как-никак, что
плохого в том, чтобы быть богатым? Это достоинство, это привлекательно.
Богатые люди приятнее, они менее нервные (А. Мёрдок)).

§3.Оценочные реплики-реакции

Представляя собой важную функцию человеческого мышления, оценка
является необходимым фактором существования и развития человека. Оценка
не является внутренним, природным свойством каких-либо вещей и явлений,
а приписывается им людьми в зависимости от того, как они относятся к
этим вещам и явлениям. Не случайно в определениях оценки встречаются
такие понятия как «суждение», «мнение», «отношение». В дипломной работе
исследуется аксиологическая оценка, однако и другие виды оценок могут
выступать в функции ценностного отношения, подобные случаи включены в
исследование. В лингвистике под оценкой понимается не само суждение или
ценностное отношение субъекта к какому-либо объекту, а выражение этого
отношение средствами, которыми располагает данная языковая система.
Оценка представляет собой универсальную языковую категорию, сущность
корой заключается в отражении в языке ценностного отношения познающего
субъекта к объективной действительности. Данная языковая категория в
каждом естественном языке представлена с определенной степенью
специфичности. В разных языках существует разное количество знаков для
обозначения одних и тех же внеязыковых категорий.

Одной из основных характеристик оценки, ее качественной характрестикой,
является ориентированность на положительное или отрицательное отношение
субъекта оценки к оцениваемому объекту. Соответственно, принято выделять
положительную и отрицательную оценки. Наряду с указанными оценками
нередко оговаривается статус нейтральной, или нулевой оценки,
представляющей собой «точку отсчета» на шкале оценочности. Признавая
наличие нейтральной оценки в системе языка, лингвисты в основном исходят
из признания существования нейтрального отношения, выраженного в
языковой системе при помощи немаркированных форм. Однако, если оценка
как мыслительная категория противопоставляется множеству других
мыслительных категорий, следовательно, существуют языковые средства,
предназначенные для выражения этих неоценочных категорий и понятий.
Таким образом, оценочность в языковой ситеме противопоставляется
неоценочности. Налицо оппозиция «оценочность»: «неоценочность», где
оценочность предполагает оценочного отношения субъекта к оцениваемому
объекту, а неоценочность – отсутствие такового [33,90]. Лингвисты,
признающие наличие нейтральной оценки в языке, тем не менее, исследуют
лишь область положительной или отрицательной оценки. Исследований,
посвященных нейтральной оценке, нет. Представляется, что нейтральная,
или нулевая оценка не является собственно оценкой, а лишь указывает на
отсутствие положительного или отрицательного оценочного отношения. Эта
условная точка на оценочной шкале символизирует огромную область
языковых средств, предназначенных для выражения неоценочных категорий и
понятий. В диссертации языковая категория оценки представлена оппозицией
«хороша»: «плохо», собственно оценками признаются лишь положительная и
отрицательная оценки.

Если в зарубежной англистике внимание лингвистов в основном обращено на
исследование семантических и прагматических особенностей категории
оценки, то в отечественных исследованиях категории оценки на материале
английского языка каталогизируются разнообразные языковые средства
выражения оценки, анализируются их особенности. Однако исследования
средств выражения оценки в английской речи в области синтаксиса не
проводились.

Исследование оценочных высказываний представляется важным для понимания
механизма действия категории оценочности, так как, хотя оценка может
выражаться элементами разных языковых уровней, лишь на уровне
высказывания она принимает наиболее завершенную форму – форму оценочного
суждения.

Для выделения стереотипных оценочных реплик-реакций из языкового
материала применяется ряд критериев.

1.Критерий коммуникативной цели высказывания. Нередко лингвисты отмечают
полифункциональность языковых выражений, выражающуюся в том, что
языковая единица, будучи предназначенной первоначально для выполнения
какой-либо определенной языковой функции, тем не менее, способна в
определенных контекстах выполнять и другие, обычно ей не свойственные
функции. В зависимости от выполненной функции языковые знаки могут быть
десигнативными, оценочными и предписывающими. Выполнение той или иной
функции языковым знаком зависит от коммуникативной цели высказывания. Из
совокупности реагирующих реплик отбирались высказывания, содержащие
оценочное отношение субъекта к определенному объекту – похвалу или
порицание, одобрение или неодобрение. При наличии в высказывании
нескольких коммуникативных целей высказывание считалось оценочным, если
оценка являлась ведущей или одной из ведущих коммуникативных целей
высказывания.

2.Критерий эксплицитности оценки. В исследование включены лишь оценочные
высказывания, в которых оценочное отношение выражено эксплицитно
общеоценочными словами good и bad, их эмоциональными или
коллоквиальными синонимами. В дипломной работе также рассматриваются
конструкции с общеоценочными словами true, fair, interesting, dull,
funny, ridiculous и др., в которых оценка может быть выведена из
дескриптивных признаков.

3.Критерий коллоквиальной маркированности оценочных реплик.
Коллоквиальная маркированность оценочных регулирующих реплик может
проявляться на разных языковых уровнях – синтаксическом, фонетическом,
лексическом и контекстуальном. Предложение с эллипсом одного из главных
членов рассматриваются как структурно коллоквиальные. Наличие в составе
оценочных реплик коллоквиализмов – слов, обладающих минимальной степенью
стилистической сниженности, характеризуют оценочные реплики как
лексически коллоквиальные единицы. Реплика рассматривается как
фонетически коллоквиальная при наличии в ее составе фонетического
эллипса.

4.Критерий рекуррентности оценочных реплик. Данный критерий применяется
для определения стереотипности высказывания. Предложения с частотой
более одного относится к рекуррентным. Чтобы исключить возможность
включения в список рекуррентных предложений случайных единиц,
применяется коэффициент общности, показывающий, в речи какого количества
авторов встретилась та или иная оценочная реплика.

5.Критерий референтной отнесенности оценочной реплики к предшествующему
высказыванию собеседника. Оценочные реплики могут иметь различную
референтную отнесенность, определяющуюся разнообразием стимулов речевого
реагирования. С точки зрения отнесенности к предшествующему высказыванию
оценочные реплики можно подразделить на собственно-оценочные, которые
прямо указывают на объект оценки – высказывание собеседника, и
косвенно-оценочные, указывающие на объект оценки опосредованно путем
указания на самого собеседника или его поведение. Объектом исследования
являлись лишь собственно-оценочные реплики.

6.Пунктуационный критерий. Данный критерий применятся для вычленения
оценочных реплик из состава высказывания говорящего. Объектом
исследования явились сегменты текста, обладающие определенными
признаками автономности, которые сигнализировались на письме знаками
паузы – точкой, восклицательным знаком, вопросительным знаком, тире,
точкой с запятой и запятой.

Для современного языкознания характерна тенденция к многоаспектному
рассмотрению языковых явлений с целью их наиболее полного и
всестороннего описания. В дипломной работе рассматриваются структурные
особенности, содержательная сторона и функционирование стереотипных
оценочных реплик-реакций, представляющих специфику английской
разговорной речи. Три указанных аспекта являются необходимыми
составляющими всестороннего лингвистического анализа. Это утверждение
основывается на общепринятом в настоящее время в семиотике – науке о
знаковом характере языка – трех аспектов: синтактики, представляющей
формальное отношение знака к другим знакам; семантики, исследующей
отношение знаков к обозначаемым ими объектам; прагматики,
рассматривающей отношения знаков к людям, которые ими пользуются.
Поскольку примат формального является одним из основных положений при
описании языковых явлений, лингвистический анализ оценочных
реплик-реакций начинается с исследования их формальной структуры.

Обязательными компонентами структурной схемы считаются слова,
представляющие подлежащее и сказуемое или субъект и предикат в суждении,
выражаемом предложением. Остальные компоненты структурной схемы
рассматриваются как факультативные. В типовых моделях учитываются также
постоянные элементы, остающиеся неизменными во всех реализациях модели.
При записи использовалась традиционная система буквенных символов,
обозначающих лексико-грамматические разряды слов : N – имя
существительное, Adj – имя прилагательное, V – глагол, Part – причастие,
Pron – местоимение. В составе модели особо обозначалось оценочное слово
при помощи символа EW. Постоянные в грамматическом и лексическом
отношении слова в составе модели записывались целиком.

Модели реагирующих реплик, выражающих оценку предшествующего
высказывания собеседника, приводятся в работе в порядке снижения из
употребительности и иллюстрируются примерами конкретных реализаций.

Модель I : Pron + Vbe + EW /That’s splendid/

Модель II : EW /Fine/

Модель III : How + EW /How terrible/

Модель IV : Pron + Vbe + EW + N /It’s rotten luck/

Модель V : EW + N /A nice idea/

Модель VI : Pron + Vsound + EW /It sounds lovely/

Модель VII : What + EW /What nonsens/

Модель VIII : Vsound + EW /Sounds all right/

Модель IX : EW + Part II /Well said/

Модель X : What + EW + N /What a filthy thing to say/

Модель XI: Pron+Vmodal +N /I’d love to/

К коллоквиальным моделям, служащим для выражения оценки предшествующего
высказывания собеседника в английской диалогической речи, из десяти
выявленных моделей можно отнести семь : модель II, модель III, модель V,
модель VII, модель VIII, модель IX , модель X и модель XI.

Парадигматическое моделирование, представляющее следующую степень
описания предложения, осуществляется путем выявления синтаксических
категорий, имеющих внешнее выражение в структуре оценочных реагирующих
реплик, на основании трансформационного анализа. Парадигматические
модели позволяют выявить особенности синтаксического функционирования
оценочных реплик [2,89].

Инвариантом парадигматических рядов в исследовании считается
синтагматическая структурная схема, или модель, обладающая типовым
сигнификативным значением квалификации. Чтобы выявить потенциальные
трансформы, или парадигматические модификации модели, рассматривалась
вся совокупность ее реализаций. Для выявления функционирования модели
рассматривались возможности противопоставленности ее форм по цели
высказывания /повествовательность – вопросительность – побудительность/,
по утвердительности – отрицательности, по времени и наклонению. В основе
иерархического расположения парадигм предложения лежит признание
коммуникативного аспекта основным аспектом предложения.

Высший ярус парадигматики предложения представляет
противопоставленность форм предложения по цели высказывания. Фактически
данная оппозиция не должна находить выражения среди оценочных
реплик-реакций, поскольку целью высказываний подобного рода всегда
является сообщение, выражающее оценку предшествующего высказывания
собеседника. Тем не менее, зарегистрирован ряд оценочных реплик-реакций,
оформленных по типу вопросительных предложений, но не служащих для
запроса информации, например : Isn’t that fine; Isn’t that nice; Isn’t
that shame. Вопросительно-отрицательная форма данных оценочных
конструкций служит маркером эмоциональности, характерной для разговорной
речи. Оппозиция форм оценочных реплик по утверждению – отрицанию также
представлена весьма ограничено. В основном отрицание зарегистрировано в
конструкциях с общеоценочными словами good и bad например : Not bad; No
good; Not a bad idea. В подобных случаях употребление отрицания
обусловлено интенцией говорящего не быть слишком категоричным в своей
оценке. Как в случае использования вопросительно-отрицательных форм
предложения для выражения эмфатического утверждения, так и в случае
употребления отрицания для утверждения противоположной оценки следует
говорить о синтаксической транспозиции, или переосмыслении конструкций.

Оппозиция синтаксического времени и наклонения представлены регулярно
лишь в реализациях модели I, относящейся к нейтральной области
функционирования языка. Отнесенность к тому или иному времени в подобных
конструкциях выражается при помощи соответствующих форм глагола-связки,
например : That’ll be shell; That’s all right; It was nice. В
реализациях коллоквиальных моделей данная оппозиция не находит
выражения, поскольку в большинстве из них соответствует глагольный
элемент. Оппозиция наклонения так же, как и оппозиция времени, не
представлена среди реализаций коллоквиальных моделей.

Внутримодельные преобразования структуры оценочных реплик-реакций чаще
всего связаны с расширением объема конструкций. Ряд синтаксических
процессов, продуцирующих внутримодельные модификации оценочных реплик,
связан с номинативным аспектом предложений. Другие внутримодельные
преобразования ориентированы на связь реплик в диалоге и представляют
собой показатели связности текста.

В дипломной работе семантика оценочных реплик-реакций рассматривается
параллельно и в связи с их прагматикой, поскольку семантическая
структура подобных высказываний является двухаспектной, включающей
денотативный и прагматический аспекты. Прагматический аспект
семантической структуры выражает отношение субъекта к предшествующему
высказыванию собеседника, денотативный аспект семантической структуры
данных высказываний представляет это отношение как объективный, не
зависящий от субъекта говорения факт действительности. Соответственно,
оценочные реплики-реакции, рассматриваемые обычно как разновидность
детерминирующих предложений, с точки зрения прагмалингвистики являются
реляционными, поскольку «оценка – это отношение, выдаваемое за признак
оцениваемого объекта».

Поскольку оценка представляет собой отношение субъекта к какому-либо
объекту, в последнее время ее нередко рассматривают как разновидность
субъективной модальности, принимаемой как отношение говорящего к
сообщаемому. В рассматриваемых репликах оценочное отношение проявляется
как диалогическая модальность, поскольку оценка относится к
предшествующему высказыванию собеседника. В составе диалогического
единства оценочная реплика-реакция всегда является модусом по отношению
к реплике-стимулу, выступающему в роли диктума. Объектом оценки могут
быть разные аспекты высказывания собеседника., так как высказывание
собеседника также может быть представлено как модально-диктальная
структура. Объект оценки может быть модальным или диктальным. Среди
рассматриваемых диалогических единств с оценочной репликой-реакцией
выделить два типа: 1) модально-модальные ДЕ, в которых стимул оценочной
реплики и оценочная реакция являются модельными; 2) диктально-модальные,
в которых стимул является диктальным, а оценочная реакция модальной. В
модально-модальных ДЕ оценка относится к собеседнику, его поведению
независимо от формы оценочной реплики. Подобные оценочные реплики,
которые также можно рассматривать как модельно-модальные, указывают на
отношения между собеседниками и представляют определенную разновидность
тактики ведения диалога. В диктально-модальных ДЕ оценка относится к
пропозициальной части высказывания собеседника.

Оценочные реагирующие реплики рассматриваются в работе как
функциональные синонимы в силу функциональной эквивалентности
реагирующих реплик каждой тематической группы в диалогической речи.
Употребление в одном контексте оценочных реагирующих реплик, связанных
отношениями синонимами, и реплик-антонимов преследует различные цели.
Первые употребляются в высказывании одного или нескольких собеседников с
целью уточнения аспекта или интенсификации оценки, вторые обычно
встречаются в речи разных лиц в диалоге-споре об оценках.

В оценочных репликах наряду с собственно оценкой могу присутствовать
другие виды информации, которые либо усиливают действие оценочного
компонента значения высказывания на собеседника, либо сопутствуют
оценке. Прагматическое воздействие оценки усиливается при наличии в
оценочных репликах элементов, характеризующих эмоциональную речь.
Эмоциональная оценка экспрессивна, однако перлокутивный эффект
эмоциональных оценочных регулирующих реплик не всегда однозначно
совпадает с интенцией говорящего, так как его эмоциональность может
проявляться независимо от его воли. Нарастание интенсивности и
иллокутивной силы высказывания осуществляется путем добавления
одноуровневых и разноуровневых средств интенсификации оценки.
Стилистическое снижение оценочных реплик-реакций, употребляемых в
обиходном диалоге, также вызвано стремлением говорящего к наибольшей
эффективности воздействия собственного высказывания на собеседника.

Социальные конвенции играют большую роль при употреблении оценочных
реплик-реакций. Выделен ряд речевых ситуаций, в которых принято
употреблять оценочные реплики. На основании анализа оценочных реплик,
употребляемых в тех или иных речевых ситуациях, можно сделать вывод, что
оценочные высказывания отрицательного характера в модально-модальных
диалогах часто стимулируются неправильно выбранной ролью и тактикой
собеседника. При равноправном положении собеседников в диалоге
отрицательную реакцию вызывают стимулирующие реплики, представляющие
собой упрек, обвинение, запрещение и т.п. Фактически многие из оценочных
реплик-реакций можно рассматривать как этикетные формулы,
употребляющиеся в определенных речевых ситуациях и социально
регламентированные. В подобных ситуациях они могут выражать согласие,
обещание, сочувствие и т.п.

Особую прагматическую функцию выполняют некоторые широкоупотребительные
слова положительной оценки такие, как well, good; okey, right. Утратив в
значительной мере связь с оценкой, подобные реплики употребляются в
качестве композиционных маркеров, манифестирующих начало разговора,
конец разговора, смену темы и т.п.

В предпринятом исследовании затронут лишь один вид оценочных
реплик-реакций, ориентированных на высказывание собеседника как объект
оценки. Использование результатов исследования в практике преподавания
иностранного языка может оказать помощь в плане формирования у обучаемых
чувства стилевой ориентированности, а так же в плане обучения речевой
тактике ведения диалога. Проведенное исследование открывает перспективу
дальнейшего развития исследуемой проблемы – фронтальный анализ всех
оценочных высказываний, характерных для английской разговорной речи.

Глава II Характеристика положительных эмоций

На основе анализа языкового материала были выявлены закономерности
тематизации положительной эмоции «радость»*, что дало возможность
привести психофизиологические, лингвистические характеристики
положительных эмоций трех степеней экспрессии (радость первой степени
экспрессивности, радость второй степени экспрессивности, радость третьей
степени экспрессивности).

За эмоциональное явление признается способность оценивать ситуацию.
Определение положительного связано с психофизическим взаимодействием
человека и мира, которое находит свое выражение, прежде всего в
оценочных высказываниях, связанных с коммуникативной целью и
эмоциональной сферой говорящего. Положительная оценка предназначена для
воздействия на адресата, цель которого- вызвать у последнего
определенное психологическое состояние, положительную эмоциональную
реакцию, то есть отразить не собственно семантический, а прагматический
аспект знаковой ситуации. Именно эта концепция оценочного значения,
известная как теория эмотивности, стала отправной точкой настоящего
исследования. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно
обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из
породившей его конкретной ситуации.

В плане оценки особого внимания заслуживает речевое общение, на уровне
которого происходит тематизация эмоции в художественном тексте. В
процессе речевого общения оцениваются: партнер по речевой коммуникации,
окружающие предметы, входящие в понятие речевой ситуации, явления
природы, способствующие раскрытию внутреннего мира героя, и *- ананизу
подверглось произведение Ф.С.Фицджеральда «Великий Гэтсби»самооценки
персонажа. В результате формируется положительное отношение к
оцениваемому как удовлетворение собой или принятие окружающего.

Среди многообразия положительных состояний базовыми являются эмоции
«радости» трех степеней экспрессивности: « радость» первой степени
экспрессивности, «радость» второй степени экспрессивности, «радость»
третьей степени экспрессивности.

Функции данных эмоций «радости» состоит в том, что они являются
эмотивными основами для установления социальных контактов и помогает
устранить накопившиеся отрицательные эмоции. В работе раскрываются
психологические и физические основы возникновения эмоций «радости»,
находящие свое отражение и в лингвистической тематизации. Структура
возникновения и развития эмоции прослежена на уровне взаимодействия и
функционирования основных систем, заключающих в себя восприятие,
ощущение на физическом уровне, моторику как проявление неподконтрольных
субъекту физиологических реакциях его тела, возникновение некоторых
желаний и, наконец, контролируемых субъектом эмоций, выраженных в
моторной активности или речевой деятельность.

Формирование и раскрытие любого психологического феномена следует искать
в сфере межличностного взаимодействия. При изучении эмоций это положение
встает с особой наглядностью на фоне художественного текста. Одним из
факторов, определяющих структуру и состав толкования эмоции, является
чисто языковой фактор. Лингвистическое проявление эмоций «радости»
отражено в исследовании, в ходе проведенного дефиниционного анализа
экспрессивных конструкций, отражающих их суть, выявленных в
художественном тексте.

Важно отметить не только ситуативную обусловленность, но и
индивидуальность процесса тематизации эмоций. Отсюда вытекает его
зависимость от различных факторов: от видения автором своего героя, его
психологической сущности, от характера и настроения автора, личностного
восприятия читателем художественной действительности [36,90].

Исследование тематизации эмоций «радости» показало, что наибольшей
популярностью у автора романа являются положительные эмоции трех
степеней экспрессивности: «радость» первой степени экспрессивности,
«радость» второй степени экспрессивности, «радость» третьей степени
экспрессивности.

§1.Эмоция «радости» первой степени экспрессивности

Среди многообразия положительных состояний базовым, безусловно, является
эмоция «радости» первой степени экспрессивности.

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 75 конструкций положительной оценки ситуации, в
числе которых 37 примеров эмоции «радости» первой степени
экспрессивности, 28 примеров эмоции «радости» второй степени
экспрессивности и 10 примеров эмоции «радости» третьей степени
экспрессивности.

Функция эмоции «радости» первой степени экспрессивности состоит в том,
что она является эмотивной основой для установления социальных
контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, служит
средством представления положительного отношения к какому-либо персонажу
или ситуации и эмоционально положительного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «радости» первой степени
экспрессивности было выявлено, что основными лексическими единицами
представления данной эмоции являются:

Эмоциональная конструкция эмоции «радости» первой степени
экспрессивности на английском языке.Э?????ая ?????я э??и «???? ??? ??е?
э??????? ? ???м я??.Количество единиц, найденных в тексте.old
sportстарина19old manдружище18to
likeнравиться14loveлюбовь12wellнормально7niceприятный7to
enjoyнаслаждаться6betterлучше5my dearмоя милая4tenderнежный3very
goodочень хорош2politelyвежливо2good nightспокойной ночи2gayвеселый2a
bright esthetic smileсияюще радостная улыбка2yeahда, пожалуй1to laugh
aloudгромко смеяться1regular toughпорядочный
дикарь1honeyдушенька1fineхорошо1best friendлучший друг1

При сравнении совпадений на лингвистическом уровне вариантов на
английском языке с их переводом на русском языке, было обнаружено, что
совпадения, относящиеся к этой группе, составили 51% (16 из 34):

“Jimmy sent it to me. I think it’s a very pretty picture. It shows up
well”. – «Эту карточку Джимми мне прислал. По-моему, очень
хорошая карточка. На ней все так красиво».

Причем, рассматривались только те совпадения, которые имеют полнозначный
эквивалент на русском языке и переводятся со значением «радости» первой
степени экспрессивности.

Исследование тематизации эмоции «радости» первой степени экспрессивности
показало, что у автора наибольшей популярностью у автора пользуются
следующие лексические единицы:

“old sport”

“They can’t get him, old sport. He’s a smart man”. – « Не могли ничего
доказать, старина. Его голыми руками не возьмешь».

В данном примере можно наблюдать положительное, даже иронистическое
отношение говорящего как к своему собеседнику, так и к объекту своего
высказывания. Следовательно, выражение “old sport” несет в себе то
психологическое значение, которое служит для представления
положительного настроя говорящего к своему высказыванию.

to like

“I like to come,”- Lucille said. – « А мне здесь нравиться»,- сказала
Люсиль.

В данном примере девушка сообщает, что здесь уютно и хорошо, т.е. она
сообщает адресату высказывания о своем положительном отношении к
обстановке и дает знать, что ей бы хотелось прийти сюда еще раз.
Следовательно, глагол “to like” в данном предложении использован для
презентации эмоции «радости» первой степени экспрессивности.

to love

-“Come along”, he said but- to her only.

-” I mean it”, she insisted.

-“I’d love to have you. Lots of room”.

-«Едем»,- сказал он, обращаясь только к ней одной.

-« Нет, серьезно»,- не унималась она.

-« Это будет очень мило. Места всем хватит».

Как видно из примера основную эмотивную нагрузку «радости» первой
степени экспрессивности несет в себе глагол “ to love”, который
показывает, что говорящему было бы приятно, если бы девушка согласилась
поехать с ним на прогулку.

fine

“ The grass looks fine, if that’s you mean”. – « Если вы о траве, так
трава просто загляденье».

Можно предположить, что говорящий хочет сделать приятное своему
собеседнику, сообщив ему, что лужайка вокруг особняка прилично выглядит,
или ему правится свежесть и зелень травы, за которой так тщательно
следит садовник. Следовательно в данном высказывании основную
экспрессивную нагрузку несет в себе прилагательное “fine”.

“good”

-“Did you have a nice ride?”

-“Very good roads around here”.

-«Хорошо покатались?»

-«Дороги здесь отличные».

Как видно из примера, прилагательное “good”, использованное в данном
примере, предполагает, что говорящий насладился приятной поездкой, ему
понравилось вести машину по отличному асфальту, он испытал
положительные эмоции в связи с небольшим путешествием по округе.
Другими словами автор показывает положительный настрой героя, т.е. его
«радость» первой степени экспрессивности.

При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском
языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание
ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило
100% (34 из 34). Можно предположить, что контекст выступи как
доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев
представляет собой авторский комментарий и ремарки.

“That huge place there?” she cried pointing. – «Как, неужели это – ваш
дом?»- вскричала она.

“Your face is familiar”, he said politely. – « Мне ваше лицо знакомо», –
сказал он приветливо.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, положительное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

Проведение анализа эмоции «радости» первой степени экспрессивности на
синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис
представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода
интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью
передать не столько содержание предложения, сколько
субъективно-оценочное, эмоционально окрашенное отношение говорящего к
предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения составили 48% (12 из
34 обнаруженных в тексте).

“Go on”, Gatsby said politely. – «Пожалуйста», – вежливо ответил Гэтсби.

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
инвентарь предложений в английском языке, несущий в себе эмоциональное
значение эмоции «радости» первой степени экспрессивности.

Совпадений на фонетическом уровне выявлено не было, однако, невозможно
говорить об их отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции «радость» первой степени экспрессивности показало,
что наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное
обозначение данного вида эмоции (100%; 34 из 34) (См. приложение 1,1а).
Менее употребительными оказались лексический ( 51% ; 16 из 34) и
синтаксический (48%; 12 из 34). Данный факт можно объяснить тем, что
контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных
конструкций, основное назначение которых- передать вербальными
средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в
употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации,
помогающие читателю воспринять данный вид эмоций: “ My dear”, she
cried, “ I’m going to give you this dress as soon as I’m through with
it. I’ve got to get another one to-morrow. I’m going to make a list of
all the things I’ve got to get. A massage and a wave, and a collar for
the dog, and one of these cute little ash-trays where you touch a
spring, and a wreath with a black silk bow for mother’s grave that’ll
last all summer. I got to write down a list so I won’t forget all the
things I got to do.”- «- Ах, моя милая, – воскликнула она. – Я вам
подарю это платье, когда совсем перестану его носить. Завтра я куплю
себе новое. Нужно мне составить список всех дел, которые я должна
сделать завтра. Массаж, потом парикмахер, потом еще надо купить ошейник
для собачки, и такую маленькую пепельницу с пружинкой, они мне ужасно
нравятся, и венок с черным шелковым бантом мамочке на могилку, из таких
цветов, что все лето не вянут. Непременно нужно все это записать, чтобы
я ничего не забыла.

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «радость» первой степени
экспрессивности показало, что основными моделями конструкций реплик
стали: модель 1 (14 единиц), модель 4 (8 единиц), модель 5 (8 единиц),
(См. приложение 11).

§2.Эмоция «радости» второй степени экспрессивности

Среди многообразия положительных состояний одним из основных,
несомненно, является эмоция «радости» второй степени экспрессивности.

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда
«Великий Гэтсби» было обнаружено 75 конструкций положительной оценки
ситуации, в числе которых 37 примеров эмоции «радости» первой степени
экспрессивности, 28 примеров эмоции «радости» второй степени
экспрессивности и 10 примеров эмоции «радости» третьей степени
экспрессивности.

Функция эмоции «радости» второй степени экспрессивности состоит в том,
что она является эмотивной основой для установления социальных
контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные эмоции, служит
средством представления более экспрессивного отношения к какому-либо
персонажу или ситуации и более ярко эмоционально окрашенного состояния
субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «радости» второй степени
экспрессивности было выявлено, что основными лексическими единицами
представления данной эмоции являются:

Эмоциональная конструкция эмоции «радости» второй степени
экспрессивности на английском языке.Эмоциональная конструкция эмоции
«радости» второй степени экспрессивности на русском языке.Количество
единиц, найденных в тексте.to likeнравиться24old manдружище18to
likeнравиться14loveлюбовь12old
sportстарина10wellнормально7niceприятный7niceпрекрасный7veryочень7to
enjoyнаслаждаться6lovelyхороша6betterлучше5wonderfulзамечательно5my
dearмоя
милая4prettyхорош4littleмаленькая4tenderнежный3adorableпрелесть3exciteme
ntрадость3very goodочень хорош2politelyвежливо2good nightспокойной
ночи2gayвеселый2a bright esthetic smileсияюще радостная
улыбка2absolutely realникакого обмана2to smile understandinglyулыбнуться
понимающе2to be full of memoriesполон воспоминаний2to be mad about
smth.быть очень сильно влюбленным в к.-л.2oh, that’s all rightа, очень
мило2bestсамый2to be something of
itнечто1durableнастоящий1triumphantlyторжествующе1gaietyвеселье1to wish
smb. wellжелать добра1braveмужественный1fine fellowзамечательный
человек1handsomeкрасавец1perfect gentlemanджентльмен с головы до
ног1mysteryтайное1solemnlyторжественно1romanticромантичный1well-lovedлюб
имый1to be delighted toбыть радым ч.-л.1be ver’ niceвы очень
милы1sensuousчувствительный1

При сравнении совпадений вариантов на лексическом уровне, было
обнаружено, что совпадения, относящиеся к этой группе, составили 57% (18
из 28 обнаруженных в тексте):

-“Suppose you met somebody just as careless as yourself”. – ”I hope I
never will”, she answered. ”I hate careless people. That’s why I
like you”. -«А вдруг вам попадется кто-то неосторожный как вы сами?» –
«Надеюсь, что не попадется»,- сказала она. «Терпеть не могу неосторожных
людей. Вот почему мне нравитесь вы».

В данном примере на лексическом уровне можно наблюдать совпадение слов
“to like” и «нравиться». Автор использовал этот глагол для описания
сцены признания девушки, что ей очень нравится этот молодой человек,
что, может быть она в него даже влюблена. Таким образом, можно
предположить, что данный выбор лексической единицы для тематизации
положительной эмоции «радости» второй степени экспрессивности вполне
обоснован.

“The old Metropole”. – «Старый Метрополь».

В этом случае наблюдается совпадение слов на лексическом уровне “old” и
«старый» в значении «хорошо знакомый», «очень приятный», «уютный». Это
прилагательное также усиливает ласкательное значение: « очень хорошо
знакомый»/ « самый любимый», т.е. вызывает у читателя теплые или даже
нежные чувства к кафе «Метрополь». Автор использовал данную конструкцию,
чтобы подчеркнуть, как д?рого это заведение героям произведения и как бы
им хотелось вернуть те времена, когда они были молоды и «Метрополь» был
полон народу. Следовательно, в данном контексте автор намеренно
использовал данное прилагательное для передачи положительной эмоции
второй степени экспрессивности.

После проведения анализа литературного произведения было обнаружено, что
основными лексическими единицами, используемыми в тексте для передачи
данного вида экспрессии стал глагол:

to like

“I like her”, said Daisy, “I think she’s lovely.” – «Она мне нравится»,
– сказала Дэзи. – «Она очень хороша.»

При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском
языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание
ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило
100% (28 из 28). Можно предположить, что контекст выступил как
доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он
представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и
самой ситуации.

“I love New York on summer afternoon when everyone’s away. There’s
something very sensuous about it- overripe, as if all sorts of funny
fruits were going to fall into your hands”. –«Люблю Нью-Йорк летом, во
второй половине дня, когда он совсем пустой. В нем есть что-то
чувствительное, как будто стоит протянуть руки- и в них начнут валиться
диковинные плоды.

Как видно из примера, автор попытался передать возвышенные чувства героя
через описание природы и сравнения. Другими словами, без контекста было
бы практически невозможно передать через текст эмоцию «радости» второй
степени экспрессивности.

Проведение анализа эмоции «радости» второй степени экспрессивности на
синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис
представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода
интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью
передать не столько содержание предложения, сколько
субъективно-оценочное, эмоционально окрашенное отношение говорящего к
предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 35% (10 из 28 обнаруженных в тексте).

Для наглядности приведем пример:

But it was all going by too fast now for his blurred eyes and he knew
that he had lost that part of it, the freshest and the best forever. –
Но поезд шел полным ходом, все мелькало и расплывалось перед глазами, и
он понял, что этот кусок его жизни, самый прекрасный и благоуханный,
утрачен навсегда.

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
инвентарь предложений в английском языке, несущий в себе эмоциональное
значение эмоции «радости» второй степени экспрессивности.

Исследование эмоции «радость» второй степени экспрессивности показало,
что также наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное
обозначение данного вида эмоции (100%; 28 из 28) (См. приложение 2, 2а
). Менее употребительными оказались лексический ( 57% ; 16 из 28) и
синтаксический (35%; 10 из 28). Данный факт можно объяснить тем, что
контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных
конструкций, основное назначение которых- передать вербальными
средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в
употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие
читателю воспринять данный вид эмоций: “ Suppose you met somebody just
as careless as yourself”.- “ I hope I never will”, she answered.” I hate
careless people. That’s why I like you.”- « А вдруг вам попадется кто-то
такой же неосторожный как вы сами?»- « Надеюсь, что не попадется»,-
сказала она.- « Терпеть не могу неосторожных людей. Вот почему мне
нравитесь вы».

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «радость» второй степени
экспрессивности показало, что основными моделями конструкций реплик
стали: модель 1 (11 единиц), модель 5 (5 единиц), модель 6 (5 единиц),
(См. приложение 11).

§3. Эмоция «радости» третьей степени экспрессивности

Среди многообразия положительных состояний одной из самых малочисленных,
но, несомненно, важной, является эмоция «радости» третьей степени
экспрессивности.

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 75 конструкций положительной оценки ситуации, в
числе которых 37 примеров эмоции «радости» первой степени
экспрессивности, 28 примеров эмоции «радости» второй степени
экспрессивности и 10 примеров эмоции «радости» третьей степени
экспрессивности.

Функция эмоции «радости» третьей степени экспрессивности состоит в том,
что она является очень важным способом демонстрации ярких положительных
состояний героев произведения, что является основой для установления
социальных контактов, помогает устранить накопившиеся отрицательные
эмоции, служит средством представления максимально яркого экспрессивного
отношения к какому-либо персонажу или ситуации и бурной эмоционально
окрашенной реакции субъекта на ситуацию, что в свою очередь предполагает
такую же ответную реакцию читателя.

При рассмотрении конструкций эмоции «радости» третьей степени
экспрессивности было выявлено, что основными лексическими единицами
представления данной эмоции являются:

Конструкция эмоции «радости» третьей степени экспрессивности на
английском языке.Конструкция эмоции «радости» третьей степени
экспрессивности.Количество единиц, найденных в тексте. to wantжелать7to
loveлюбить5marvelousвосхитительно4to
likeнравиться4smallмаленький4neverникогда2blessed
preciousсокровище2dreamмечта, чудо2sweetheartрадость1

Из примеров видно, что для передачи максимальной экспрессии автор
использовал модальность глаголов, суффикс – st, эмоционально окрашенные
прилагательные и существительные со значением Эмоции «радости» третьей
степени экспрессивности.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 80% (9 из 10 обнаруженных в тексте):

“I think it’s cute”, said Mrs.Wilson enthusiastically. – «Она дуся!»,
-восторженно воскликнула миссис Уилсон.

Из примера видно, как женщина восхищается маленьким щенком. В данном
случае под существительным “cute”/ «дуся» понимается тот факт, что
женщина была бы просто счастлива, если бы ей купили эту собаку. Можно
предположить, что автор намеренно использовал данную лексическую единицу
для придания тексту максимальной экспрессивной выраженности, что говорит
о ключевой роли слова для передачи и восприятия читателем положительной
эмоции «радости» третьей степени экспрессивности.

Причем, рассматривались только те совпадения, которые имеют полнозначный
эквивалент на русском языке и переводятся со значением «радости» третьей
степени экспрессивности.

Исследование тематизации данного вида эмоции показало, что автор
использовал различные лексические единицы для передачи эмоции «радости»
третьей степени экспрессивности и обнаружить каких-либо закономерностей
их использования не удалось.

При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском
языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание
ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило
100% (10 из 10). Можно предположить, что контекст выступил как
доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он
представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и
самой ситуации.

“Bles-sed pre-cious,” she crooned holding out the arms. “Come to own
mother that loves you.”- «У, ты моя радость»,- заворковала Дэзи, широко
раскрывая объятия. «Иди скорее к мамочке, мамочка так тебя любит!»

Из анализа примера видно, что автор намеренно вставил комментарий
поведения женщины, чтобы подчеркнуть прекрасные чувства матери к своей
дочери.

Проведение анализа эмоции «радости» третьей степени экспрессивности на
синтаксическом уровне отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис
представляет собой устойчивую структуру, интонацию, различного рода
интенсификатор эмоции. Подобные структурные образования имеют целью
передать не столько содержание предложения, сколько
субъективно-оценочное, максимально эмоционально окрашенное отношение
говорящего к предмету мысли и выражают эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 70% (7 из 10 обнаруженных в тексте):

“Daisy! Daisy! Daisy!” shouted Mrs.Wilson. “I’ll say it whenever I want
to! Daisy! Dai-“- «Дэзи! Дэзи! Дэзи!»-выкрикивала миссис Уилсон. – «Вот
хочу и буду повторять пока не надоест. Дэзи! Дэ…»

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «радости» третьей
(максимальной) степени экспрессивности.

При проведении анализа эмоции «радость» третьей степени экспрессивности
совпадений на фонетическом уровне обнаружено не было. Однако данный факт
не говорит об их отсутствии в других проихведениях.

Исследование эмоции «радость» третьей степени экспрессивности показало,
что также наибольшей популярностью у автора пользуется контекстуальное
обозначение данного вида эмоции (100%; 10 из 10) (См. приложение 3, 3а
). Менее употребительными оказались лексический ( 80% ; 8 из 10) и
синтаксический (70%; 7 из 10). Данный факт можно объяснить тем, что
контекст является неотъемлемой составной узуальных эмоциональных
конструкций, основное назначение которых- передать вербальными
средствами душевное состояние героев. Наиболее типичными и частотными в
употреблении оказались авторские ремарки и описания ситуации, помогающие
читателю воспринять данный вид эмоций: “I adore it,” explained Daisy.
“The pompadour! You never told me you have a pompadour- or a yacht”. –
« Какая прелесть»,- воскликнула Дэзи.- «Этот чуб! Вы мне никогда не
рассказывали, что носили чуб. И про яхту тоже не рассказывали».

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «радость» третьей степени
экспрессивности показало, что основными моделями конструкций реплик
стали: модель 11 (3 единицы), (См. приложение 11).

Глава III Отрицательные эмоции и эмоция неожиданности

§1.Характеристика отрицательных эмоций

Негативные эмоциональные реакции как оценки во многом зависят от
мировоззрения, самооценки человека, от отношения к нему окружающих.
Отрицательная оценка предполагает наличие у объекта каких-либо
недостатков и, более того, подразумевает преобладание их общего «веса»
над «весом» положительных его свойств. Как правило, она сокращает
количество неудовлетворенных требований и более неоднозначна, чем
положительная оценка, требуя конкретизации на уровне микро/
макроконтекста особенно тщательно. Негативные психологические реакции,
как и позитивные, могут сопровождаться фактами, процессами и возникают
обычно при включении в конкретную ситуацию:

“What a stupid idea is it! How terrible!”

Следует отметить, что ценности речевого эмоционального общения,
отражающего негативность языка в действии, идентичны ценностям речевого
общения позитивной направленности.

Отрицательные эмоции- это свойство организма мгновенно реагировать
изменением структур и функций на различные сдвиги внешней/ внутренней
среды. Главной функцией этого вида эмоций психологи считают мобилизацию
энергии для действия нападения. В художественном тексте эта функция
отражена, как правило, на фоне конфликтной речи. Чаще всего- это
«неправильный» диалог, характеризующийся монополизмом темы раздраженного
человека, нежелающего выслушать доводы оппонента. Негативные выходы
раздражения реализуются в речи через осуждения, возмущения,
ругательства, угрозы, проклятия, а в поступках- это необдуманные и
пагубные действия и для раздраженного индивида, и для окружающих его
людей.

«Язык эмоции» частично представляют выражения типа to flash with anger,
he saw stars, he became white as a sheet. В ходе исследования
установлены особенности языкового выражения чувства: раздражение трудно
передать какой-то одной частью речи, так как в большинстве случаев оно
представлено словосочетаниями типа bent brows, gleam of anger, he
glared at her compellingly etc. Поскольку здесь представлены различные
части речи, неотделимые друг от друга, следует рассматривать их как
единое целое. Что же касается доминанты средств обозначения, она
выявляется из процентного соотношения ПС, УЭК и их взаимодействия друг с
другом.

Неотъемлемой составной презентации эмоции является отрицательная
самооценка персонажа как разновидность УЭК и ее коммуникативной
структуры (Fool that I was, wretch that I was, What a brute I was).

Прямое называние не типично для отрицательных эмоций. Яркому
эмоционально-экспрессивному отражению действительности способствуют
различные параллельные конструкции (повторы), или идентичные элементы в
строе поликомпонентного единства. Именно повторы способны передать всю
полемическую страстность, высокое аффективное состояние, эмфатическую
приподнятость чувства. Повторяться могут элементы высказывания, наиболее
значимые для героя и важные для автора.

В большинстве случаев отрицательные эмоции передаются через речь
персонажей при использовании различных специальных средств. Вся
подоплека ссор и укоров порой понятна лишь читателю, знающему скрытые
мотивы недоброжелательных отношений героев друг с другом. Тогда
возникает необходимость привлечения неречевого контекста. При анализе
эмоционально интенсивных речевых актов- поддержание связи между прямым
проявлением и косвенным смыслом- важное условие исследования. Языковая
система находится здесь в тесном союзе с контекстом.

Контекст является базой и для интерпретации эмоции посредством ПС.
Полное понимание специфики высказывания невозможно лишь при анализе
отношений языковых знаковых элементов на уровне семантизированного и в
грамматическом плане структурированного предложения. Невербальные
средства имеют полномочия тематизировать отрицательные эмоции
самостоятельно. Однако чаще всего они функционируют в комбинации с
языковыми средствами. Полная эмотивная информация при этом складывается
из сочетания двух систем: лингво-семиотической и мимических знаков.

Взаимосвязь всех уровней тематизации отрицательных эмоций прослежена в
рамках КТЭ, подтверждая сделанные выводы при анализе этих чувств.

За эмоциональное явление признается способность оценивать ситуацию.
Определение отрицательного связано с психофизическим взаимодействием
человека и мира, которое находит свое выражение, прежде всего в
оценочных высказываниях, связанных с коммуникативной целью и
эмоциональной сферой говорящего. Негативная оценка предназначена для
воздействия на адресата, цель которого- вызвать у последнего
определенное психологическое состояние, отрицательную эмоциональную
реакцию, то есть отразить не собственно семантический, а прагматический
аспект знаковой ситуации. Именно эта концепция оценочного значения,
известная как теория эмотивности, стала отправной точкой настоящего
исследования. Эмоция при этом рассматривается как ситуативно
обусловленный психологический феномен, не допускающий своего изъятия из
породившей его конкретной ситуации.

В плане оценки особого внимания заслуживает речевое общение, на уровне
которого происходит тематизация эмоции в художественном тексте. В
процессе речевого общения оцениваются: партнер по речевой коммуникации,
окружающие предметы, входящие в понятие речевой ситуации, явления
природы, способствующие раскрытию внутреннего мира героя, и самооценки
персонажа. В результате формируется отрицательное отношение к
оцениваемому как удовлетворение собой или принятие окружающего.

Среди многообразия отрицательных состояний базовыми являются эмоции:
«безразличие», «злость», «недовольство», «отчаяние», «презрение» и
«раздражение».

Функции данных отрицательных эмоций состоят в том, что они являются
эмотивными основами для установления социальных контактов и помогает
устранить накопившиеся отрицательные эмоции. В работе раскрываются
психологические и физические основы возникновения негативных эмоций,
находящие свое отражение и в лингвистической тематизации. Структура
возникновения и развития эмоции прослежена на уровне взаимодействия и
функционирования основных систем, заключающих в себя восприятие,
ощущение на физическом уровне, моторику как проявление неподконтрольных
субъекту физиологических реакциях его тела, возникновение некоторых
желаний и, наконец, контролируемых субъектом эмоций, выраженных в
моторной активности или речевой деятельность.

Формирование и раскрытие любого психологического феномена следует искать
в сфере межличностного взаимодействия. При изучении эмоций это положение
встает с особой наглядностью на фоне художественного текста. Одним из
факторов, определяющих структуру и состав толкования эмоции, является
чисто языковой фактор. Лингвистическое проявление эмоций «радости»
отражено в исследовании, в ходе проведенного дефиниционного анализа
экспрессивных конструкций, отражающих их суть, выявленных в
художественном тексте.

Важно отметить не только ситуативную обусловленность, но и
индивидуальность процесса тематизации эмоций. Отсюда вытекает его
зависимость от различных факторов: от видения автором своего героя, его
психологической сущности, от характера и настроения автора, личностного
восприятия читателем художественной действительности.

Исследование тематизации отрицательных эмоций показало, что наибольшей
популярностью у автора романа являются шесть видов отрицательных эмоций:
«безразличие», «злость», «недовольство», «отчаяние», «презрение» и
«раздражение»

§2.Анализ эмоции «недовольство»

Среди многообразия отрицательных состояний одним из основных,
безусловно, является эмоция «недовольство».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в
числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции
«злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние»,
18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции
«раздражение».

Функция эмоции «недовольство», что она является эмотивной основой для
налаживания социальных контактов, помогает устранить накопившиеся
отрицательные эмоции, помогает объекту дать понять собеседнику о своих
желаниях, служит средством представления негативного отношения к
какому-либо персонажу или ситуации и эмоционально отрицательного
состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «недовольство», было выявлено, что
автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции
«недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных
лексических единиц с данным семантическим значением безразличия
обнаружено не было.

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (31 из 31). Можно предположить,
что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В
большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий,
ремарки, описание природы и самой ситуации.

“My dear”, she told her sister in a high, mincing shout, ”most of these
fells will cheat you every time. All they think of is money. I had woman
up here last week to look at my feet, and when she gave me the bill
you’d of thought she had my appendicitis out”. – «Ах, милая, – говорила
она сестре, неестественно повысив голос, – вся эта публика только и
смотрит, как бы тебя обобрать. У меня тут на прошлой неделе была
женщина, приводила мне ноги в порядок, – так ты бы видела счет! Можно
было подумать, что она мне удалила аппендицит».

В данном случае женщина пытается передать свое недовольство массажисткой
и стоимостью ее услуг. Здесь мы видим, что в качестве контекста было
использовано описание ситуации, которое помогает раскрыть причину
плохого настроения героини романа, а также ее пожелания.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 65% (20 из 31 обнаруженного в тексте):

“Lot’s of people come here haven’t been invited,” she said suddenly.
“That girl hadn’t been invited. They simply force their way in and he’s
too polite to object”. – «Очень многие являются сюда без приглашения»,-
сказала вдруг Дэзи.- «Вот эта девица так явилась. Врывается чуть не
силой, а он из деликатности молчит».

В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “to force
smb’s way in” и «врываться», тем самым автор показал читателю, что
девушка недовольна тем обстоятельством, что на вечеринку приезжает кто
попало и отсутствие приглашений их не останавливает. Тем самым автор
показывает, что ей бы хотелось, чтобы вечер проходил в тесном кругу и в
этом случае она бы чувствовала себя более уютно.

Проведение анализа эмоции «недовольтво» синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 32% (10 из 31 обнаруженного в тексте):

“I got dressed before luncheon,” said the child turning eagerly to Dasy.
– «Я еще не завтракала, а уже в платьице!», – сказала малышка сразу же
повернувшись к Дэзи.

“What a low, vulgar girl!” – « Фу, бесстыдница!»

She’s got an indiscreet voice,” I remarked. ”It’s full of- “, I
hesitated. – «У Дэзи не скромный голос»,- заметил я. « В нем звенит…»,-
я запнулся.

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «недовольство».

При проведении анализа эмоции «недовольство» совпадений на фонетическом
уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их
отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное обозначение данного вида эмоции (100%;
31 из 31) (См. приложение 5, 5а ). Менее употребительными оказались
лексический ( 65% ; 20 из 31) и синтаксический (32%; 10 из 31). Данный
факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
“Terrible place, isn’t it,” said Tom, exchanging a frown with doctor
Eckleburg. “ Awful”. – «Ужасная дыра, верно? – сказал Том,
неодобрительно переглянувшись с доктором Эклбергом. « Да, хуже не
придумаешь».

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «недовольство» показало,
что основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (11 единиц),
модель 1 (8 единиц), (См. приложение 11).

§3.Анализ эмоции «злость»

Среди многообразия отрицательных состояний одним из самых важных, но
малочисленных, является эмоция «злость».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в
числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции
«злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние»,
18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции
«раздражение».

Функция эмоции «злость», что она является эмотивной основой для
коррекции социальных контактов, помогает устранить накопившиеся
отрицательные эмоции, служит средством представления резко негативного
отношения к какому-либо персонажу или ситуации и максимально
эмоционально отрицательного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «злость», было выявлено, что автор
использовал различные средства представления отрицательной эмоции
«недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных
лексических единиц с данным семантическим значением безразличия
обнаружено не было.

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (5 из 5 обнаруженных в тексте).
Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее средство
представления эмоции. В большинстве случаев он представляет собой
авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.

“He got up, his eyes still flashing between Gatsby and his wife. No one
moved. – Он встал, еще бросая грозные взгляды то на жену, то на Гэтсби.
Никто не пошевельнулся.

В данном случае в тексте было использовано описание ситуации возникшей
между мужем, женой и ее новым поклонником. Автор пытается передать
настроение героев описав данную сцену. Отсюда следует, что для передачи
эмоции «злость» контекст играет ключевую роль.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 40% (2 из 5 обнаруженного в тексте):

”Civilization is going to pieces,” broke out Tom violently.
–«Цивилизация идет на смарку,»- со злостью выкрикнул Том.

В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “
violently ” и «со злостью», тем самым автор показал читателю, что
жужчина крайне негативно относится к сложившейся ситуации и он пытается
донести свое настроение и окружающим.

Проведение анализа эмоции «злость» на синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 100% (5 из 5 обнаруженного в тексте):

” I know your wife,” continued Gatsby, almost aggressively. – « Я знаком
с вашей женой»,- продолжал Гэтсби, уже почти агрессивно.

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «злость».

При проведении анализа эмоции «злость» совпадений на фонетическом уровне
обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их отсутствии в
других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное (100%; 5 из 5) и синтаксическое
(100%; 5 из 5) обозначение данного вида эмоции (См. приложение 6, 6а ).
Менее употребительными оказались лексический (40%; 2 из 5). Данный факт
можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
.”Civilization is going to pieces,” broke out Tom violently. –
«Цивилизация идет на смарку,»- со злостью выкрикнул Том.

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «злость» показало, что
основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (3 единицы), (См.
приложение 11).

§4.Анализ эмоции «отчаяние»

Среди многообразия отрицательных состояний одним из самых тяжелых, с
точки зрения психологии, является эмоция «отчаяние».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в
числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции
«злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние»,
18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции
«раздражение».

Функция эмоции «отчаяние», что она помогает показать читателю
безвыходное положение героев, дает возможность объекту освободиться от
накопившиеся отрицательных эмоций, служит средством представления
негативного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и максимально
эмоционально отрицательного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «отчаяние», было выявлено, что автор
использовал различные средства представления отрицательной эмоции
«недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных
лексических единиц с данным семантическим значением безразличия
обнаружено не было.

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (16 из 16 обнаруженных в
тексте). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее
средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет
собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.

”All right,- I said,-I’m glad it’s a girl» And I hope she’ll be a fool-
that’s the best thing a girl can be in this world, a beautiful little
fool. – «Ну и пусть. Очень рада, что девочка. Дай только бог, чтобы она
выросла дурой, потому что в нашей жизни для женщины самое лучшее быть
хорошенькой дурочкой».

В данном случае в тексте было использовано описание ситуации когда
женщина понимает, что для нее в жизни было бы все намного проще если она
ничего не понимала и тогда, наверное все было бы намного проще, но
ничего уже не изменить. Автор пытается передать чувство героини, описав
данную сцену. Отсюда следует, что для передачи эмоции «злость» контекст
ее отношение к жизни.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 75% (12 из 16 обнаруженного в тексте):

She was incurably dishonest.- Она была неисправимо бесчестна.

В этом примере можно провести анализ совпадений на лексическом уровне
двух конструкций на английском и русском языках: incurably и
неисправимо. Отсюда следует, что для передачи эмоции «отчаяние» в данном
случае автор использовал лексическую единицу со значением
безнадежности. Герой сообщает своему собеседнику о том, что девушка в
любом случае будет поступать бесчестно и в этом и состоит безнадежность
ситуации.

”This is terrible mistake,” he said, shaking his head from side to
side,” a terrible, terrible mistake. – « Это была ужасная ошибка», –
сказал он, мотая головой из стороны в сторону. – «Ужасная, ужасная
ошибка».

В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “terrible
mistake ” и «ужасная ошибка», тем самым автор показал читателю, что
мужчина находится в состоянии аффекта, узнав о смерти своей жены и что
если бы он не толкнул ее на бегство из дома, всего этого бы не
случилось. Таким образом автор показывает сложное состояние героя и его
чувства по отношению к его жене, которую он любил больше всего на свете.

Проведение анализа эмоции «отчаяние» на синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 69% (11 из 16 обнаруженного в тексте):

So the whole caravansary had fallen in like a card house at the
disapproval in her eyes. – Итак, караван- сарай развалился как
карточный домик, от ее неодобрительного взгляда.

“ Daisy invited him; she knew him before we were married- God knows
where!”- « Дэзи его пригласила; она с ним была знакома еще до
замужества, – Бог весть, где ее угораздило!»

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «отчаяние».

При проведении анализа эмоции «отчаяние» совпадений на фонетическом
уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их
отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное (100%; 16 из 16) обозначение данного
вида эмоции (См. приложение 7, 7а ). Менее употребительными оказались
лексический (75%; 12 из 16) и синтаксическое (69%; 11 из 16). Данный
факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
.”All right,- I said,-I’m glad it’s a girl» And I hope she’ll be a fool-
that’s the best thing a girl can be in this world, a beautiful little
fool. – «Ну и пусть. Очень рада, что девочка. Дай только бог, чтобы она
выросла дурой, потому что в нашей жизни для женщины самое лучшее быть
хорошенькой дурочкой».

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «отчаяние» показало, что
основными моделями конструкций реплик стали: модель 1 (6 единиц), (См.
приложение 11).

§5.Анализ эмоции «презрение»

Среди многообразия отрицательных состояний одним из самых важных
является эмоция «отчаяние».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в
числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции
«злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние»,
18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции
«раздражение».

Функция эмоции «отчаяние», что она помогает показать читателю
безвыходное положение героев, дает возможность объекту освободиться от
накопившиеся отрицательных эмоций, служит средством представления
негативного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и максимально
эмоционально отрицательного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «презрение», было выявлено, что
автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции
и каких-либо закономерностей использования определенных лексических
единиц с данным семантическим значением безразличия обнаружено не было.

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (18 из 18 обнаруженных в
тексте). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее
средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет
собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.

” I almost made a mistake, too,” she declared vigorously.” I’m almost
married a little kyke who’d been after me for years. I knew he was below
me. Everybody kept saying to me:” Lucille, that man’s “way below you!”
But if I hadn’t met Chester, he’d of got me sure.” – Я сама чуть не
совершила ошибку,- во всеуслышанье объявила она.- Чуть было не вышла за
ничтожного человечка, который несколько лет ходил за мной как тень. А
ведь знала, что он меня не стоит. И все мне говорили: “Люсиль, этот
человек тебя не стоит! Но, не повстречайся я с Честером, Он бы меня, в
конце концов, уломал».

В данном случае в тексте было использовано описание ситуации когда
женщина описывает ничтожного с ее точки зрения человека.Для передачи
эмоции «презрение» автор использовал описание ситуации, где и
раскрывается ее пренебрежение к человеку, который пытался добиться ее
руки, но так как она нашла по ее меркам достойного мужчину, то она его,
наверное просто бросила.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 78% (14 из 18 обнаруженного в тексте):

Presently at that point it vanished- and I was looking at an elegant
young rough- neck, a year or two over thirty, whose elaborate formality
of speech just missed being absurd. – Но тут улыбка исчезла – и передо
мною был просто расфранчеванный хлыщ, лет тридцати с небольшим,
отличающийся почти смехотворным пристрастием к изысканным оборотам речи.

В этом примере можно провести анализ совпадений на лексическом уровне
двух конструкций на английском и русском языках: ”elegant young rough-
neck” и «расфранчеванный хлыщ». Отсюда следует, что для передачи эмоции
«презрения» в данном случае автор использовал лексическую единицу со
значением пренебрежения. Герой сообщает своему собеседнику о том, что
человек, которым он восхищался, оказался простым денди.

And the Hornbeams and the Willie Voltaries, and a whole clan named
Blackbuck, who always gathered in corner and flipped up their noses like
goats at whosoever came near. – И Хорнбимы, и Уилли Вольтер с женой, и
целый клан Блэкбеков, которые всегда сбивались где-нибудь в кучу и
по-козлиному мотали головой, стоило постороннему подойти близко.

В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “ like
goats ” и «по-козлиному», тем самым герой романа сообщаетсвоему
собеседникуо своем негативном и даже пренебрежительном отношении к
гостям на вечеринке.

Проведение анализа эмоции «презрение» на синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 72% (13 из 18 обнаруженного в тексте):

” Who is this Gatsby anyhow?” demanded Tom suddenly. “ Some big
bootlegger?”- “ Where’d you hear that?” I inquired.-“ I didn’t hear it.
I imagined it. Lot of these newly rich people are just big bootlegers,
you know”. – « А вообще, кто такой, этот Гэтсби?»- неожиданно спросил
Том.- « Наверное, крупный бутлегер?»- « Это кто тебе сказал?»-
нахмурился я.- « Никто не сказал. Я сам так решил. Ты же знаешь, все эти
новоявленные богачи- крупные бетлегеры».

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «презрение».

При проведении анализа эмоции «презрение» совпадений на фонетическом
уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их
отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное (100%; 18 из 18) обозначение данного
вида эмоции (См. приложение 8, 8а ). Менее употребительными оказались
лексический (78%; 14 из 18) и синтаксическое (72%; 13 из 18). Данный
факт можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
“Never heard of them’-he remarked decisively. – «Никогда не
слыхал»-высокомерно уронил он.

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «презрение» показало, что
основными моделями конструкций реплик стали: модель 1 (8 единиц), модель
6 (3 единицы), (См. приложение 11).

§6.Анализ эмоции «раздражение»

Среди многообразия отрицательных состояний одним из самых важных
является эмоция «раздражение».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в
числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции
«злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние»,
18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции
«раздражение».

Функция эмоции «отчаяние», что она помогает показать читателю
безвыходное положение героев, дает возможность объекту освободиться от
накопившиеся отрицательных эмоций, служит средством представления
негативного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и максимально
эмоционально отрицательного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «презрение», было выявлено, что
автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции
«недовольство» и каких-либо закономерностей использования определенных
лексических единиц с данным семантическим значением безразличия
обнаружено не было.

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (18 из 18 обнаруженных в
тексте). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее
средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет
собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.

Then she wet her lips, and without turning around spoke to her husband
in a soft, coarse voice: “ Get some chairs, why don’t you, so somebody
can sit down.” “ Oh, sure,” agreed Wilson hurriedly, and went toward the
little office, mingling immediately with the cement colour of the walls.
– Потом облизнула губы и, не поворачивая головы, сказала мужу грубым,
хрипловатым голосом:« Принес бы хоть стулья, людям присесть негде». «
Сейчас, сейчас.» – Уилсон торопливо кинулся к своему закутку и сразу
попал на беловатом фоне стены.

В данном случае в тексте был использован авторский комментарий, когда
женщина не может скрыть своего недовольства по отношению к мужу.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 68% (13 из 19 обнаруженного в тексте):

” You’re a rotten driver”, I protested. “Either you ought to be more
careful, or you ought’ to drive at all.”- « Вы никуда не годный
водитель»,- рассердился я.-« Не можете быть поосторожней, так не
беритесь управлять машиной.»

В этом примере можно провести анализ совпадений на лексическом уровне
двух конструкций на английском и русском языках: ” rotten driver ” и
«никуда не годный водитель». Отсюда следует, что для передачи эмоции
«раздражение» в данном случае автор использовал лексическую единицу со
значением высокой степени недовольства. Герой сообщает своему
собеседнику о том, что ему вообще не следовало садиться за руль, если он
совсем не умеет управлять автомобилем.

”It’s an old clock, ” I told them idiotically.- « Это очень старые
часы»,- идиотски заметил я.

В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “
idiotically ” и «идиотски», тем самым герой романа сообщает читателю о
своем нелепом замечании по поводу часов.

Проведение анализа эмоции «раздражение» на синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 47% (9 из 19 обнаруженного в тексте):

“What’s matter?” he inguired calmly.” Did we run outa gas?”- “ Look!”-
«В чем дело?»- невозмутимо осведомился он.- « Бензин кончился?»- ! А вы
взгляните сюда!»

“ Back out, “ he suggested after a moment. “ Put her in reverse”. – “
But the wheel’s off!”- « А вы задним ходом,»- посоветовал он, немного
подумав. – « Назад, потом вперед».—« Так нет же колеса!»

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «раздражение».

При проведении анализа эмоции «раздражение» совпадений на фонетическом
уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их
отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное (100%; 19 из 19) обозначение данного
вида эмоции (См. приложение 9, 9а ). Менее употребительными оказались
лексический (68%; 13 из 19) и синтаксическое (47%; 9 из 19). Данный факт
можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
“Never heard of them’-he remarked decisively. – «Никогда не
слыхал»-высокомерно уронил он.

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «раздражение» показало, что
основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (16 единиц), (СМ.
приложение 11).

§7.Анализ эмоции «безразличие».

В современной когнитивной лингвистике ведутся многочисленные
исследования когнитивных моделей, в рамках которых осуществляется анализ
концептов через обращение к средствам естественного языка. В частности,
анализ эмоциональных концептов имеет целью показать, что эмоции как
явления психики имеют чрезвычайно сложную концептуальную структуру,
которая может быть выявлена путем систематизации языковых выражений,
используемых носителями языка для обозначения и представления эмоций.
Как считает А.Вежбицкая, «без толкований такого рода невозможно было бы
объяснить отношения между такими понятиями как зависть, ревность,
ненависть, презрение, жалость, восхищение и т.д. Невозможно было бы
также сравнивать (и интерпретировать) концепты эмоций в разных языках.

Э??и, ?к ??? ??с ??е???х ???????х ??оя?й, ?ра?ю?х в ??е ???????? п?????,
???? ?ия??о ?и ??ия?о?, ????я ???? к ?? и людям, ???с и ????? ?о ??????
?я????и. Э?? ??? ??ся?я ???е?я, ???а, ???ы, ???и, ??с?. О? ?лю?? ? ?е
?????е ???? и ??оя?я ????, ????е?е ? в ???? ???я. Т?? ???м ?оя??ия ?о
????? ???ож?ю?я э??????и ?????я?. У ???? ???я ???я э?ц? со??т в ?м, ?о
????я ? ? ??е ???? ?? ??а, ??м, ? ???я? ??ю, ??? о ??оя?ях ?? ??а и ??е
????????я ? ????ую ?я????ь и ???е. З??????, ????, я?я?ся ?т ??, ?о лю?,
??????е к р??м ????м, ???? ?????о ?????ть и ??и?? ????я ??????о ??,
???ля? ? ?? ??е э?????? со?оя?я, ?к ра??ь, ??, ???, ??х, ?????, ????е.
Э?, в ????и, ????я и к ?м ???м, ???е в?б? ???а ? ????? в ????х ?? с ???.

Д??й ?? ? ??? ?????о ????? ????? ???? ??в?х э??й и ? э????и ? ??, ? и
???е ??????и ??????й ?????и к ? ????ю у ??х ???в. Э?, ?к ? ?е ???,
о???ся к ???ю ??х ???в ? ??ко ??? ?? ?? с ???, ? и ??? ??в ??у ??й. Х??о
????, ?о ??? ???? и ???к ???? по ?ра??ю ?? ?????? и ????ь э?????? ??оя?я
?? ??а.

Среди многообразия отрицательных состояний базовым, безусловно, является
эмоция «недовольство».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено 97 конструкций отрицательной оценки ситуации, в
числе которых 8 примеров эмоции «безразличия», 5 примеров эмоции
«злость», 31 пример эмоции «недовольство» 16 примеров эмоции «отчаяние»,
18 конструкций отрицательной эмоции «презрение» и 19 примеров эмоции
«раздражение».

Функция эмоции «безразличие», что она является эмотивной основой для
отстранение объекта от социальных контактов, помогает устранить
накопившиеся отрицательные эмоции, служит средством представления
безразличного отношения к какому-либо персонажу или ситуации и
эмоционально отрицательного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «безразличие», было выявлено, что
автор использовал различные средства представления отрицательной эмоции
«безразличие» и каких-либо закономерностей использования определенных
лексических единиц с семантическим значением безразличия обнаружено не
было.

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (8 из 8). Можно предположить,
что контекст выступил как доминирующее средство представления эмоции. В
большинстве случаев он представляет собой авторский комментарий,
ремарки, описание природы и самой ситуации.

“Who is Tom?”- she asked innocently.- «А кто такой Том?»,- невинно
спросила она.

В данном случае мы видим, что был использован авторский комментарий,
позволяющий читателю воспринять настроение героини и ее отношение к
собственному мужу.

Conduct may be found on the hard rock or wet marshes, but after a
certain point I don’t care what it’s founded on. – Поведение человека
может иметь под собой разную почву- твердый гранит или вязкую трясину;
но в какой-то момент мне становится наплевать, какая там под ним почва.

Здесь автор посчитал нужным описать настроение героя и его отношение к
окружающим его людям.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 88% (6 из 8 обнаруженных в тексте):

Then he went out on the sidewalk, and they shot three times in his full
belly and drove away. – И только он спустился на тротуар, ему всадили
три пули прямо в набитое брюхо, и машина умчалась.

В данном случае можно наблюдать совпадение лексических единиц “full
belly” и «набитое брюхо», тем самым автор показал читателю, что
говорящий абсолютно безразлично относится к убитому человеку и его этот
факт абсолютно не трогает.

Проведение анализа эмоции «безразличие» синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 88% (7 из 8):

“It’s just a crazy old thing”, she said. “I just slim it on sometimes
when I don’t care what I look like”. –«Это такое старье»,- сказала она.
« Я его еще надеваю, когда мне все равно как я выгляжу».

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «безразличие».

Исследование тематизации данного вида эмоции показало, что автор
использовал различные лексические единицы для передачи эмоции
«безразличие» и обнаружить каких-либо закономерностей их использования
не удалось.

При сравнении вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском
языке, было обнаружено, что на контекстуальном уровне (описание
ситуации, предшествующей эмотивной конструкции), совпадение составило
100% (8 из 8). Можно предположить, что контекст выступил как
доминирующее средство представления эмоции. В большинстве случаев он
представляет собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и
самой ситуации.

При проведении анализа эмоции «безразличие» совпадений на фонетическом
уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их
отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное обозначение данного вида эмоции (100%;
8 из 8) (См. приложение 4, 4а ). Менее употребительными оказались
лексический ( 55% ; 6 из 8) и синтаксический (88%; 7 из 8). Данный факт
можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
Conduct may be founded on the hard rock or the wet marshes, but after a
certain point I don’t care what it’s founded on. – Поведение человека
может иметь под собой разную почву – твердый гранит или вязкую трясину;
но в какой-то момент мне становится наплевать, какая там под ним почва.

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «безразличие» показало, что
основными моделями конструкций реплик стали: модель 11 (4 единицы), (См.
приложение 11).

§8. Анализ эмоции «неожиданность»

Этот параграф посвящен исследованию психо-физиологических и
лингвистических особенностей эмоций двойственного проявления. В основе
параграфа лежит изучение средств и способов тематизации амбивалентной
эмоции «неожиданность», занимающей пограничное место между
положительными и отрицательными эмоциональными состояниями.

«Неожиданность» имеет широкий спектр проявления: от
чувственно-нейтрального до аффективного. Позитивные выходы эмоции обычно
находят свою реализацию в восторгах и радостных восклицаниях, негативные
же служат материалом для раскаяний, осуждений, возмущений, угроз. Отсюда
вытекает задача отрицательного выхода эмоции – восстановить порядок и
ясность в мыслях. Для такой цели характерен контекст диалога и спора.

Эмоция «неожиданность» проявляется во взаимодействии событий и
признаков, что оказывает большое влияние на формирование грамматических,
стилистических отношений, которые, в свою очередь, определяют
употребление различных вербальных и авербальных средств в способах
тематизации данного чувства. Язык в его нормативном состоянии
представляет больше выразительных средств и возможностей тем, кто пишет
об исключениях, нежели тем, кто описывает правила. Все новое и
неожиданное мобилизует внимание, эффективнее воздействует на психическую
природу адресата.

Несмотря на амбивалентность своего проявления, эмоция «неожиданность»
менее разнообразна по численности средств языковой тематизации. Более
того, выделение какого-то одного класса эмоциональной лексики в процессе
презентации эмоции не представляется рациональным. В большинстве случаев
«неожиданность» подставляют не отдельные слова, а словосочетания типа
stupid amazement, the goast a smile hovered over his face? surprise
attack, в которых главное слово ( в смысле наибольшей значимости)
выделить очень трудно, а поэтому эффективнее рассматривать эти выражения
как единое целое. По этой причине корреляция выражения эмоции
«неожиданность» и способов ее презентации прослежена посредством
соотношения УЭК и ПС.

Узуальные конструкции, снабженные специфическими средствами
эмоционализации, – явление особо значимое для раскрытия данного чувства.
УЭК имеет свойство самостоятельно назвать эмоцию (I was never more
surprised !) или указать на очевидные признаки ее проявления, не
требующие дополнительного уточнения (That s absurd, impossible : You don
t say so !).

Тем же преимуществом обладают и невербальные слова. Выразительные
движения либо вплетены в контекст, либо предшествуют слову, либо даже
противоречат его содержанию: могут изменять или подтверждать смысл
сказанного. В подобных случаях неречевые средства выполняют функцию
опережающей манифестации психологического содержания диалогического
общения. Для тематизации эмоции «неожиданность» типично совпадение
речевой характеризации с экспрессивным репертуаром коммуникантов :
присутствие мимических и пантонимических моментов, в языковом выражении
– интонации, особого порядка слов в предложении подкрепляют
эффективность речи, способствуя достижению максимальной достоверности
передаваемой эмоциональной ситуации.

В случаях непрямого названия эмоции «неожиданность» сигналами ее
проявления выступают составляющие УЭК :интонация, предающая данному
высказыванию определенную эмоциональную окраску (положительную,
отрицательную или чувственно-нейтральную), интенсификаторы, междометия.
Не имея полномочий однозначного названия чувства, перечисленные виды
уточнителей сигнализируют об эмоциональном напряжения
персонажа/ситуации. Эмоциональное начало обнаруживает себя и в
использовании авторами параллельных конструкций и повторов – средств
повышенной экспрессии. В таком случае внешняя оформленность текста
становится дополнительным средством создания эффекта естественного
напряжения.

Надежным помощником при раскрытии истинного смысла переживания
персонажа выступает контекст – вид уточнителя эмоции, стоящий вне поля
непосредственного «видения» читателя. При тематизации «неожиданности»
важно «уловить» нить событий, соотнести их друг с другом и объяснить.

Взаимодействие средств и способов представления анализируемой эмоции
продемонстрировано на уровне комплексной тематизации.

Среди многообразия эмоциональных состояний одним из самых моло изученных
является эмоция «неожиданность».

При поведении лингвистического анализа романа Ф.С.Фицджеральда «Великий
Гэтсби» было обнаружено всего 17 конструкций, несущих в себе эмоцию
«неожиданность».

Функция эмоции «неожиданность» состоит в том, что она подкрепляет
эффективность речи, способствуя достижению максимальной достоверности
передаваемой эмоциональной информации, помогает передать читателю
эмоциональное состояние героев, дает возможность объекту освободиться от
переполнявших его чувств, служит средством представления отношения к
какому-либо персонажу или ситуации и максимально эмоционально
отрицательного/ положительного состояния субъекта.

При рассмотрении конструкций эмоции «неожиданность», было выявлено, что
автор использовал различные средства представления данного вида эмоций и
было обнаружено, что основными средствами представления эмоции
«неожиданность» являются междометия:

“ What!” I explained. “ Oh, I beg your pardon.”-« Что ?!»- воскликнул я.
– « Ох, извините ради Бога!»”

Wha?”- « Чего-о?»

Исследование на контекстуальном уровне показало, что при сравнении
вариантов на английском языке и их эквивалентов на русском языке на
контекстуальном уровне (описание ситуации, предшествующей эмотивной
конструкции), совпадение составило 100% (17 из 17 обнаруженных в
тексте). Можно предположить, что контекст выступил как доминирующее
средство представления эмоции. В большинстве случаев он представляет
собой авторский комментарий, ремарки, описание природы и самой ситуации.
Выразительные движения либо вплетены в контекст, либо предшествуют
слову, либо даже противоречат его содержанию: могут изменять или
подтверждать смысл сказанного. В подобных случаях неречевые средства
выполняют функцию опережающей манифестации психологического содержания
диалогического общения.

“Doesn’t she like Wilson either?” The answer to this was unexpected/ It
came from Myrtle, who had overhead the question, and it was violent and
obscene.«- Значит она совсем не любит Уилсона?» Ответ меня ошарашил.
Ответила сама Миртл, услыхавшая мой вопрос, ответила резко и цинично.

В данном примере можно заметить, что было использована диалоговая речь,
показывающая читателю истинное эмоциональное состояние героев.

Следовательно, цель контекста – вызвать у читателя определенное
психологическое состояние, отрицательное эмоциональное отношение к
ситуации или герою, т.е. отразить не собственно семантический, а
прагматический аспект знаковой ситуации. Эмоция при этом рассматривается
как ситуативно обусловленный психологический феномен, не допускающий
своего изъятия из породившей его конкретной ситуации.

При поведении сравнительного анализа английского варианта и его
перевода на русском языке, было обнаружено, что на лексическом уровне
совпадения составили 18% (3 из 17 обнаруженного в тексте):

“ What!” I explained. “ Oh, I beg your pardon.” « Что?!»- воскликнул я.
– « Ох, извините ради Бога!»

В этом примере можно провести анализ совпадений на лексическом уровне
двух конструкций на английском и русском языках: ” what ” и «что».
Отсюда следует, что для передачи эмоции «неожиданность» в данном случае
автор использовал лексическую единицу со значением высокой степени
внезапности. Герой сообщает своему собеседнику о том, что он вообще не
подозревал о такой реакции своего партнера по диадогу.

Проведение анализа эмоции «неожиданность» на синтаксическом уровне
отталкивалось оттого, что эмоциональный синтаксис представляет собой
устойчивую структуру, интонацию, различного рода интенсификатор эмоции.
Подобные структурные образования имеют целью передать не столько
содержание предложения, сколько субъективно-оценочное, эмоционально
нейтральное отношение говорящего к предмету мысли и выражают
эмоциональные коннотации.

Исследование данной эмоции показало, что совпадения на синтаксическом
уровне составили 41% (7 из 17 обнаруженного в тексте):

” Oh, my!” she gasped. « Ах ты Господи!»- воскликнула она.

“ Hello, Jordan,” she called unexpectedly. « А, Джордан!»-
неожиданно воскликнула она.

Отсюда следует, что эмоциональный синтаксис рассматривается в работе как
один из основных способов презентации предложений в английском языке,
несущих в себе эмоциональное значение эмоции «неожиданность».

При проведении анализа эмоции «неожиданность» совпадений на фонетическом
уровне обнаружено не было. Однако данный факт не говорит об их
отсутствии в других произведениях.

Исследование эмоции показало, что также наибольшей популярностью у
автора пользуется контекстуальное (100%; 17 из 17) обозначение данного
вида эмоции (См. приложение 10, 10а ). Менее употребительными оказались
лексический (18%; 3 из 17) и синтаксическое (72%; 13 из 18). Данный факт
можно объяснить тем, что контекст является неотъемлемой составной
узуальных эмоциональных конструкций, основное назначение которых-
передать вербальными средствами душевное состояние героев. Наиболее
типичными и частотными в употреблении оказались авторские ремарки и
описания ситуации, помогающие читателю воспринять данный вид эмоций:
“Doesn’t she like Wilson either?”The answer to this was unexpected/ It
came from Myrtle, who had overhead the questuon, and it was violent and
obscene. – «Значит она совсем не любит Уилсона?» Ответ меня ошарашил.
Ответила сама Миртл, услыхавшая мой вопрос, ответила резко и цинично.

Исследование оценочных реплик-реакций эмоции «неожиданность» показало,
что основными моделями конструкций реплик стали: модель 2 (6 единиц),
(См. приложение 11).

Глава IV Тематизация эмоций в английском разговорном языке:
педагогический аспект изучения.

Роль языкового образования в освоении иноязычной культуры (диалоге
культур). Теория и методика.

Уникальность языка как социокультурного феномена, присущие языку

функции, универсальность средств осмысления мира и человека
свидетельствуют о мощном образовательном потенциале языка, неисчерпаемых
«внутренних ресурсах», таящих возможность выхода на становление,
образование человека – создание образа себя, мира, своих действий в
мире, целого пространства образов, т. е. на человека духовного.

Если перечислить функции языка не просто с лингвистических, а с
обра-зовательных позиций, то ими будут: познавательная (язык как
средство познания, орудие мышления), аккумулятивная (язык как хранитель
национальной культуры), коммуникативная (язык как орудие общения,
выразитель отношения, эмоций, воздействия и т. п.), личностно-образующая
(язык как инструмент развития и воспитания). Сравнивая эти функции с
функциями культуры, можно заметить «семейное родство» языка и культуры,
их содержательную и функциональную близость, их диалектическое единство.
Отношение языка к культуре двойственно: с одной стороны, язык – часть
духовной культуры, с другой – язык есть порождение самой культуры и
средство ее выражения.

Очевидно, что основную культурную нагрузку несет лексика: слова и
словосочетания. Из них складывается языковая картина мира, определяющая
восприятие мира носителями данного языка. Особенно наглядно и ярко этот
аспект представлен эмотическими конструкциями – то есть тем слоем языка,
в котором непосредственно сосредоточены результаты культурного опыта
народа.

В данном исследовании были изучены английские экспрессивные выражения,
отражающие и формирующие те свойства, достоинства и недостатки человека,
которые ценятся или осуждаются в соответствующем обществе и
соответствующей культуре.

Количество и качество конструкций, отражающих положительную или
отрицательную оценку тех или иных человеческих качеств, можно считать
показателем этических норм, правил социальной жизни и поведения в
обществе, отношения нации через ее культуру и язык к миру, другим
народам и культурам.

В результате проведенного исследования были выделены определенные
качества личности и социальные отношения, признанные в данном обществе
как более или менее важные.

Нет сомнения, что слова, словосочетания, эмотивные конструкции, то есть
все то, из чего складывается лексический состав языка, играют основную
роль в реализации функции языка как орудия культуры и средства
формирования личности. Однако не следует думать, что весь «культурный
слой» языка заключен в лексике. В формировании личности носителя языка
задействованы все языковые средства, обычно, не замечаемые и не
осознаваемые человеком.

Так англо-говорящие оказываются более вежливыми, но менее
эмоциональными чем русскоговорящие. Язык первых не дает им возможности
поиграть, а значит, и почувствовать, потому что нет выбора, есть всего
лишь одна форма.

Та же тенденция к повышенной эмоциональности у носителей русского
языка, к так называемой переоценке (overstatement), в отличии от
знаменитой английской недооценке, недосказанности (understatment),
проявляется, как это не удивительно, и в пунктуации, в первую очередь в
употреблении восклицательного знака. В русском языке восклицательный
знак употребляется значительно чаще, чем в английском, что
свидетельствует, возможно, о большей эмоциональности и, очевидно, в
более открытом проявлении эмоций. В английском языке во всех жанрах
ставится запятая, что часто вызывает конфликт культур. Носители
английского языка недоумевают по поводу восклицательного знака в
письмах, написанных русскими: Dear John! Русскоязычные же обижаются на
запятую после имени.

В синтаксисе наиболее заметная разница – это порядок слов в
предложении. Английский язык известен своим жестким фиксированным
порядком слов. Поскольку у него не развита система падежей как в русском
(английский язык – аналитический), и, соответственно, у него нет
окончаний, показывающих отношения между существительными, то порядок
слов выполняет важнейшую функцию указателя этих отношений.

Взаимопонимание в межкультурном диалоге складывается из следующих
компонентов:

1) Социологический аспект: имеется в виду осознание общности,
приобщенности всех ко всем, зависимость одной культуры (цивилизации,
народа, страны, общества) от другой.

2) Социокультурный аспект, когда каждая сторона общения приобретает
социокультурный статус субъекта, на чем и основано его речевое и
неречевое поведение.

3) Аксиологический, ценностный аспект. Только осознание и понимание
ценностей другой культуры (конечно, при условии того же отношения к
родной культуре) обеспечивает взаимопонимание, основанное на
взаимоуважении, а не так называемой толерантности (терпимости).
Разумеется, толерантность предпочтительнее неприязни, тем более
ксенофобии (ненавистничеству). Но если мы вспомним, что «толерантность»
– это по-русски «терпимость», то сразу стянет ясно, что не она должна
быть целью воспитания. Только взаимопонимание, основанное на признании
чужих ценностей, на признании у другого прав на эти ценности, на
уважении к этим ценностям (даже если они не принимаются мною), может и
должно быть целью. Говоря короче, взаимопонимание – это понимание языка
народа плюс уважение к его культуре.

4) Психологический аспект. Взаимопонимание всегда ведет к координации, к
сотрудничеству, к деятельности, что возможно лишь при условиях, когда:
а) предмет общения становится личностно значимым для обоих собеседников
(личностный контакт); б) проявляются отношения сопереживания, эмпатии и
т. п. (эмоциональный контакт); в) оба общающихся приняли ситуацию (как
систему взаимоотношений), поняли ее, сняли смысловые барьеры.

Культура не всегда проявляется в общении, но всегда подразумевается как
невидимая часть айсберга; общающихся объединяет не то, что они говорят
(это часто их разъединяет), а то, о чем они молчат, хотя и знают: это их
пресуппозиция, пресуппозиционный фон, их ситуативная позиция, их
культурный фон – как угодно. Это их менталитет. Без него не будет
взаимопонимания, не будет и принятия чужого менталитета.

В связи с вышесказанным, можно говорить о том, что процесс иноязычного
образования, являющийся одним из видов образования вообще, фактически
включает в себя четыре аспекта: 1) Познание, которое нацелено на
овладение культурологическим содержанием иноязычной культуры (сюда
относится не только культура страны, собственно факты культуры, но и
язык как часть культуры); 2) Развитие, которое нацелено на овладение
психологическим содержанием иноязычной культуры (способности,
психические функции и т. д.); 3) Воспитание, которое нацелено на
овладение педагогическим содержанием иноязычной культуры (нравственный,
моральный, этический аспекты); 4) Учение, которое нацелено на овладение
социальным содержанием иноязычной культуры, социальным в том смысле, что
речевые умения усваиваются как средства общения в социуме, в обществе.
Любой обучаемый должен знать и уметь реализовывать те функции, которыми
наделено каждое из речевых умений и общение в целом. Если и можно
говорить о практическом предназначении иностранного языка, то не только
в смысле осознания указанных функций и овладения ими, но и в смысле
осознания практического результата, который сказывается на овладении
речевыми умениями в зависимости от уровня овладения культурологическим,
психологическим и педагогическим аспектами содержания иноязычной
культуры. Итак, иноязычная культура есть та часть общей культуры
человечества, которой учащийся может овладеть в процессе
коммуникативного иноязычного образования в познавательном
(культурологическом), развивающем (психологическом), воспитательном
(педагогическом) и учебном (социальном) аспектах.

Познавательный аспект иноязычной культуры.

Культурологическое содержание жизни того или иного народа, как
известно,очень объемно. Овладение культурой есть постижение системы
ценностей народа, которое осуществляется на трех уровнях: а) на уровне
восприятия познавательное значение знаний), б) на уровне социальном
(прагматическое значение знаний) и в) на уровне личностного смысла
(аксиологическое, или ценностное, значение знаний). Также можно
выделить две основные функции модели культуры – репрезентативную и
ретрансляционую.

Модель культуры следует усвоить обязательно, ибо без этой базы не
сформируется менталитет. В процессе первичной социализации менталитет
складывается стихийно и под воздействием образования, когда первое часто
дает больше, чем второе. При иноязычном образовании делается ставка на
содержание образования. Вот почему так важно создание искомой модели
культуры. Создание модели культуры позволит сохранить ее необходимые
функции.

Развивающий аспект иноязычной культуры.

Система иноязычного образования, нацеленная на развитие и саморазвитие
человека в соответствии с принципом культуросообразности, может
управлять процессом становления индивидуальности, моделируя желаемый
результат, в рамках развивающего аспекта иноязычной культуры.

Основываясь на цели развивающего аспекта (развивать то, что играет
наиболее важную роль для процессов познания, воспитания и учения), а
также на сущности процесса развития человека, логично будет считать, что
объектами развития должны быть способности, которые позволили бы
осуществить успешное функционирование познавательной,
эмоционально-оценочной и деятельиостно-преобразующей сфер деятельности
учащегося. Так как именно способности могут развиваться из имеющихся у
индивида задатков, и развиваться они могут только в деятельности. Потому
что развитие личности – это раскрытие и реализация способностей.
Развитие способностей в образовательной деятельности благотворно
скажется не только на ней самой, но и заложит основы для самообразования
человека и его последующей жизнедеятельности в целом.

Рассмотрим перечень основных способностей (как объектов развития),
которые с необходимостью будут развиваться системе коммуникативного
иноязычного образования (деление способностей на указанные группы
является весьма условным): 1) Способности к познавательной деятельности.
В этой группе можно различить две подгруппы, или способности двух
уровней – перцептивного и моделирующего. 2) Способности к
эмоционально-оценочной деятельности (психологические процессы
эмоционально-ценностной переработки информации, т. е. принятие того или
иного факта чужой культуры как личной ценности.). 3) Способности,
необходимые для функционирования деятельностно-преобразующей сферы. Это
те способности, которые проявляются в соответствующих действиях
учащихся. Все эти способности можно условно разделить на две группы:
способности осуществлять репродуктивные речевые действия (или
формирование речевых навыков) и способности осуществлять продуктивные
речевые действия (или развитие речевого умения).

Именно эти способности в конечном счете определяют успех овладения
умением общаться. Но даже при необходимом уровне их развития процесс
достижения цели может быть весьма затруднен, если не развиты так
называемые умения учиться и тем более – мотивационная готовность к
образовательной деятельности.

Воспитательный аспект (педагогическое содержание) иноязычной культуры.

Содержание данного аспекта зависит от того, как понимается воспитание. В
данном случае воспитание также связывается с культурой и понимается как
процесс становления, обогащения и совершенствования духовного мира
человека через творческое наследование (присвоение) доступной ему
культуры.

Будучи связанным с культурой, основанным на ней, воспитательный аспект
перестает быть чем-то дополнительным, довеском обучения, вытекая из
сущности самой технологии, в нашем случае – коммуникативной технологии.

Чтобы увидеть воспитательный потенциал коммуникативной технологии
овладения иноязычной культурой, необходимо понять, что она основана на
системе функционально взаимообусловленных принципов, объединенных единой
стратегической идеей: принципов речемыслительной активности, личностной
индивидуализации, ситуативмости, функциональности и новизны. Все эти
принципы «несут» в атмосфере иноязычной культуры воспитательный заряд и
поэтому вовлекают учителя и учащихся в глубинное и духовное общение,
которое, в сущности, и является воспитательным процессом. В этом смысле
коммуникативная технология вписывается в педагогику сотрудничества как
тип воспитания: в обоих случаях общение составляет сущность явлений.

Воспитательный потенциал также зависит от культурологического содержания
используемых материалов, от их потенциальных возможностей. Но любые
возможности могут остаться, нереализованными, если задачам воспитания не
будет соответствовать учитель. Именно учитель несет в себе некое
содержание образования, и именно это культурное, духовное содержаниё
становится одним из главных компонентов образовательного процесса. Итак,
триада «материалы – технология – учитель» составляет залог успешной
реализации воспитательного аспекта. Какова же та система ценностей, на
которую следует ориентироваться, определяя содержание воспитательного
аспекта.

Учебный аспект иноязычной культуры.

Содержание учебного аспекта составляют те речевые умения, которыми
должен овладеть учащийся как средствами общения – говорение,
аудирование, чтение и письмо (возможен и перевод), а также само умение
общаться. Поскольку каждое из умений включает в себя определенные
навыки, характеризуется определенными параметрами и основано на
определенных психологических механизмах, построить единую и строгую
классификацию объектов усвоения весьма сложно, главное – не упустить
чего-либо важного. Эту цель преследует предлагаемый ниже перечень
подлежащих овладению объектов.

Говорение как средство общения включает в себя: лексические навыки
говорения, формируемые на базе намеченного программой количества
лексических единиц; грамматические навыки говорения, формируемые на базе
грамматических явлений, составляющих структурную основу системы речевых
средств данного языка; произносительные навыки говорения, формируемые на
основе фонетических явлений, составляющих систему произносительных
средств данного языка;.

Письмо как средство общения включает в себя: лексические навыки письма
(соответствуют аналогичным навыкам говорения); грамматические навыки
письма (соответствуют аналогичным навыкам говорения); графические навыки
письма (навыки каллиграфии, орфографии, пунктуации и синтаксиса);

Чтение как средство общения. Специфика целей чтения как рецептивного
вида деятельности проявляется в видах заданий и в способе их
формулирования. Итак, необходимыми в плане чтения можно считать
следующие навыки и умения: лексические навыки чтения; грамматические
навыки чтения; перцептивные навыки чтения (механизм чтения, или техника
чтения), умение выбрать материал для чтения в зависимости от
поставленных задач;

Аудирование как средство общения. Объектами обучения в плане аудирования
можно считать следующие: лексические навыки аудирования, формируемые на
базе определенного программой количества лексических единиц;
грамматические навыки аудированияя формируемые на базе грамматических
явлений, необходимых для функционирования данного вида речевой
деятельности; перцептивные навыки аудирования, формируемые на основе
речевых единиц, функционирующих в данном виде речевой деятельности;
фонематический слух; объем слуховой памяти;

Умения общения состоит в следующем: умение вступать и поддерживать
общение (с учетом времени, участников, ситуации,способов общения и т.
п.); умение общаться на разных уровнях ( с одним собеседником; с
группой).

Наконец, следует включить в учебный аспект еще одну группу умений –
умения учиться; Особое значение это умение приобретает для предмета
«иностранный язык»: во-первых, приемы овладения другими предметами не
всегда могут быть перенесены урока урок иностранного языка; во-вторых,
рассчитывать на успех при ограниченном количестве часов можно только в
том случае, если учащийся будет уметь работать самостоятельно;
в-третьих, в школе закладываются только основы владения языком, поэтому
умения учиться понадобятся человеку при продолжении образования.
Необходимо напомнить, что учебный аспект составляет социальное
содержание иноязычной культуры, поскольку его результаты непосредственно
направлены на социальные нужды человека – умение успешно общаться в
другом социуме.

Завершая рассмотрение содержания иноязычной культуры (или иноязычной
культуры как содержания иноязычного образования), можно утверждать, что
понятие «иноязычная культура» выражает совокупность процессов,
происходящих с текстами, единицами речи, речевыми умениями,
составляющими их навыками и всем, что используется в образовательной
технологии, процессов, которые характеризуют взаимодействие всех
компонентов и порождают «внутреннее состояние» системы Таким образом,.
иноязычная культура возникает в процессе образования и в целях
образования при наличии условий.

В связи с этим ниже предлагается методика изучения и закрепления
материала (способов выражения эмоций в английской разговорной речи) в
форме упражнений.

Обучение эмоциональной речи осуществляется тремя способами: с
использование диалога-образца, на основе пошагового составления диалога
и посредством создания ситуаций эмоционального общения.

В процессе активизации иноязычного речевого общения зачастую возникает
необходимость некоторой речевой доработки, для которой требуются
специальные приемы, учитывающие характер использования иностранного
языка как средства общения и инструмента речевой деятельности.

Работа с диалогом-образцом ориентирована на овладение обучаемыми
образцовыми эмоциональными высказываниями на иностранном языке,
тренировку коммуникативного взаимодействия обучающихся, оперирование
языковым материалом в диалоговой эмоциональной речи, выполнение
различных трансформаций с текстом диалога, а также на формирование
навыков и умений составления экспрессивных конструкций по образцу.

Поэтапное обучение составлению эмоциональной речи предполагает
овладение обучаемыми тактикой построения эмотивного диалога в
соответствии с речевыми намерениями обучающихся и с учетом
складывающегося и развевающегося между ними взаимодействия, взаимосвязи
и характера реплик-реагирования. Пошаговое обучение ориентировано также
на формирование навыков и умений конструирования диалога в разных
ситуациях с учетом характера коммуникативных партнеров и их межролевого
взаимодействия.

Обучение диалоговой эмоциональной речи с помощью серий упражнений
предполагает овладение навыками и умениями, нужными для реализации
ситуации общения в соответствии с коммуникативными задачами обучающихся,
с учетом конкретных условия общения, а также с опорой на различные типы
межличностного и межролевого взаимодействия обучающихся. В подобных
упражнениях предусматривается также тренировка ситуативного употребления
как разнообразного языкового материала, так разных функциональных типов
речевых высказываний и типов коммуникативного взаимодействия
обучающихся.

Ниже предлагается небольшая часть упражнений, составленных для
выработки навыков эмоционального общения на английском языке:

1) упражнения на уточнения эмоциональных интонаций, используемых в
устном иноязычном общении;

2) упражнения на развитие навыков и умений владения эмотивным
лексическим материалом;

3) упражнения на овладение экспрессивным синтаксисом иноязычного
речевого контекста;

4) упражнения на формирование умения адекватного выбора и оформления
иноязычной речевой реакции;

5) упражнения на угадывание речевого воздействия при заданной реплике –
реакции;

6) упражнения на реализацию общедеятельностных функций во взаимодействии
реплик воздействия и реакции;

7) упражнения на уточнение характера реакции (в зависимости от
эмоционального состояния человека в момент восприятия речевого
воздействия);

8) упражнения на реализацию реакции на одно и то же воздействие с учетом
множества общедеятельностных функций.

I На первом этапе (работа со словарем).

1. В качестве упражнений на уточнения эмоциональных интонаций,
используемых в устном иноязычном общении предлагается следующая
последовательность: сначала предлагаются образцы интонационального
взаимодействия на иноязычном (английском) устном общении, затем
предлагаются упражнения на перенос интонаций по аналогии; конечным
звеном является тренировка интонаций в единстве воздействия и реакции в
реальных ситуациях общения. В качестве образцов интонационного
взаимодействия используются тексты устного общения из оригинальных
пособий по интонации, а также тексты общения, начитанные информантами.

Например: прочитайте следующие диалоги, выделяя эмоционально значимые
слова:

· ”All right,- I said,-I’m glad it’s a girl» And I hope she’ll be a
fool- that’s the best thing a girl can be in this world, a beautiful
little fool.”- («Ну и пусть. Очень рада , что девочка. Дай только бог,
чтобы она выросла дурой, потому что в нашей жизни для женщины самое
лучшее быть хорошенькой дурочкой».)

· “ My dear”, she cried, “ I’m going to give you this dress as soon as
I’m through with it. I’ve got to get another one to-morrow. I’m going to
make a list of all the things I’ve got to get. A massage and a wave, and
a collar for the dog, and one of these cute little ash-trays where you
touch a spring, and a wreath with a black silk bow for mother’s grave
that’ll last all summer. I got to write down a list so I won’t forget
all the things I got to do.”(«- Ах, моя милая, – воскликнула она.- Я вам
подарю это платье, когда совсем перестану его носить. Завтра я куплю
себе новое. Нужно мне составить список всех дел, которые я должна
сделать завтра. Массаж, потом парикмахер, потом еще надо купить ошейник
для собачки, и такую маленькую пепельницу с пружинкой, они мне ужасно
нравятся, и венок с черным шелковым бантом мамочке на могилку, из таких
цветов, что все лето не вянут. Непременно нужно все это записать, чтобы
я ничего не забыла»).

На следующей ступени осуществляется интонационный перенос по аналогии
на новые речевые взаимодействия, которые представляют собой образцы
подготовленной речи. Затем обучаемым предлагаются ситуации устного
общения в рамках спонтанной, самостоятельной, творческой речи. В течение
речевого взаимодействия студентов, преподаватель следит за интонационным
рисунком и отмечает отклонения от иноязычной нормы.

Другой вид упражнений предусматривает развитие навыков и умений
владения экспрессивным лексическим материалом. В них содержится часть
лексического материала, в которой реализуется динамическая эмоциональная
речь, или речь действия, представляющая деятельностные функции. Как и
при выполнении интонационных упражнений здесь дифференцируется три типа
работы: 1) изучение особенностей эмотивной лексики в плане освоения ее
семантических полей и особенностей употребления в речи; 2) реализация
значений экспрессивных лексических единиц в описательных образцах; 3)
творческое речевое взаимодействие на уровне действенной речи с целью
реализации деятельностных функций, осуществляемых данными лексическими
единицами.

Например, работу над прилагательным good можно организовать следующим
образом:

1.Обучаемым предлагаются ситуации, в которых используется различные
значения прилагательного good: (хороший), good food (доброкачественная,
свежая пища), good arm (здоровая рука), good man (достойный,
добропорядочный, добродетельный), good deeds ( добрые дела), how good of
you! (Как это мило с вашей стороны!), to be a good boy (послушный;
благонравный, хорошего поведения; ведущий себя прилично, пристойно вести
себя), a good typist (искусная, умелая; опытная, квалифицированная
машинистка), milk is good (полезный; годный; подходящий, благоприятный
), to have a good time(приятный, доставляющий удовольствие; милый,
веселый, компанейский , общительный), a good suit (хороший, лучший
(обладающий каким-л. или большим преимуществом среди других подобных)),
a good check (кредитоспособный; надежный; подлинный ), a good hour
(полный, целый; значительный, большой, изрядный; обильный; достаточный),
good reasons (убедительный, обоснованный), to bring out the good in smb.
(праведность, добродетельность; благо, добро), to the good (выгода,
польза), the good (хорошие, добрые люди; хорошие вещи).

2. Дается задание описать свой разговор с товарищем или разговор двух
посторонних лиц, адекватно используя значения прилагательного good.

3. Обучаемым предлагается реализовать описанный разговор в
непосредственном речевом взаимодействии двух лиц.

Такие упражнения помогают осуществить переход речи от описательной к
речи непосредственного воздействия.

В упражнениях на овладение синтаксисом иноязычного речевого контекста
обучаемым предлагаются образцы английского контекста взаимодействия с
характерными синтаксическими особенностями. Работая с этими образцами,
они усваивают правила эллиптической речи, а также взаимоотношения
имплицитного и эксплицитного в контексте и его проявления в синтаксисе.

Например:

1.The woman demands that the man agrees with her and is very surprised
if he doesn’t.

-That’s a lovely picture.

-Yes, it is, isn’t it?

-And I like one over there.

-Yes, that’s lovely, isn’t it?

-Beautiful.

-It’s a Constable.

-Well, it looks like a Constable.

-One can always tell a Constable, can’t one?

-I suppose so.

-The last great English painter, wasn’t he?

-Well, we had some quite good painters since then.

-But they are only minor ones, aren’t they?

-I don’t know. Sutherland’s quite famous.

-But that isn’t everything, is it?

-No, but it’s quite something.

-It’s quality that counts, isn’t it?

-Well, yes.

-And English painters aren’t good enough, are they?

-Well, um…

-You know, I’m right, don’t you?

-I suppose so.

2.Two neighbours. The man sounds very confident and reassuring about the
woman’s finger.

-Oh, thank goodness you’re here, Mr.Simmonds. I’ve just cut a finger and
I don’t know what to do.

-Let me see.

-You see the bread-knife slipped and- oh, dear, it’s starting to bleed
again.

-Don’t worry.

-What shell I do?

-Get some desinfectant.

-I know I’ve got some somewhere. Oh, where did I put it?

-Keep your finger still.

-Oh, dear, Blood makes me feel funny.

-Keep calm.

-I think I’m going to faint.

-Make deep breath.

-Oh, that’s better.

-Don’t get it dirty.

-I’m so sorry to trouble you, Mr.Simmonds. I’m so helpless when James is
away.

-Never mind.

После изучения образцов обучаемым предлагается подготовить диалоги,
используя типичные синтаксические формы речевого воздействия. Далее
следует анализ устного общения учащихся, при этом обращается внимание на
не адекватную характеру общения синтаксическую избыточность, которая
должна сниматься в процессе речевого контакта.

На II этапе (изучение и закрепление) даются упражнения на формирование
умения адекватного выбора и оформления иноязычной речевой реакции,
которые подразумевают работу над образцами реакций на разные речевые
воздействия. Студентам предлагаются диалоги из художественных
произведений и записей устного общения англичан.

Например:

1. Воздействие: It seemed wonderful at first- unchanged you know- like
stepping back into the one had loved and enjoed.

Варианты реакции:

а) That’s the trouble with you. Living in the past as usual.

б) You mean you can’t get attached to it?

в) It’s awfully strange you’ve become so sentimental.

г) Why, again you are harping on the same tune!

д) I’m sorry it’s different.

е) What’s the point of being so disillusioned?

2. Воздействие: I’m so jumpy- I’m nervous tonight- that felling one has.

Варианты реакции:

а) Calm down. There’s nothing to get upset about.

б) Please, just relax. There’s nothing to worry about at all.

в) Oh well, everything will be perfectly all right, I’m sure.

г) Please, don’t you make so much fuss about yourself.

д) It’s just like you.

е) Could you stop bothering me.

Затем обучаемым предлагаются образцы воздействия – они должны дать как
можно большее число вариантов реакции. Следующая задача, которая
ставится перед ними, – спонтанно реагировать на предлагаемое воздействие
в соответствии с ранее предложенной ситуацией, контекстом и вытекающей
адекватной им деятельностой функцией.

Например:

Контекст, ситуация: A discussion is about a mistake on the part of the
partner. The speaker is very aggressive, exited and impatient, he has
poor manners and is very rude. He says, ”You really are an idiot. Why? –
Why? What reason did you have? You had a reason- I know you”.

На основании описания ситуации обучаемым предлагается и объясняется
адекватная реакция на английском языке. Подобные упражнения вырабатывают
у обучаемых навыки выражения в речи эмоционального отношения к различным
видам воздействия в зависимости от обстоятельств.

Далее студентам предлагаются упражнения на угадывание речевого
воздействия при заданной эмоциональной реплике-реакции состоят из
нескольких вариантов воздействия, стимулирующих одну и ту же реакцию.
При этом сообщаются контексты и эмоциональный фон.

Например:

Воздействие: Certainly not. Let us at least try to keep it simple.

Варианты реакции:

а) We ought really to go onto this far more deeply. But things being
what they are. I do hope you don’t mind if we skip the details.

Контекст: History lecturer is talking to a student about a period of his
course using the period just as a background to a more interesting
topic.

Эмоциональный фон: Both are pressed for time and anxious to get into the
more interesting topic.

б) Couldn’t we just add a few more raisins and apples to the curry?

Контекст: Boy (curry connoisseur) trying to persuade the domestic
teacher to improve the curry.

Эмоциональный фон: Boredom- trying to liven things up.

Затем обучаемым предлагается использовать (употребить) как можно больше
вариантов воздействия на одну задаваемую реплику с сопутствующей
характеристикой контекста и эмоционального фона. Наконец им задаются
обстоятельства, контекст, эмоциональный фон и описываемый партнер (его
характер, отношение к вещам), используя которые они должны предвосхитить
реакцию партнеров на свое речевое воздействие, а затем предложить
адекватный вариант этого воздействия и объяснить его.

На III этапе (вспомогательный), предлагаются упражнения на реализацию
общедеятельностных функций во взаимодействии эмоциональных
реплик-воздействия и реакции, обучаемым предлагаются образцы
взаимодействия и реакции, извлеченные из записи устного общения
англичан.

Например:

К. (утверждает): I think he’s half creasy.

Л. (реагирует): You just don’t like him, that’s all.

Л. (утверждает): I believe you’re overshadowing it.

К. (реагирует): Perhaps you’re right.

После этого они получают задание реализовать функции в микродиалогах по
модели:

You do – partner reacts;

partner does – you reacts;

You claim – partner reacts;

partner does – you react;

И наконец эта модель реализуется в общедеятельностном контексте.
Предлагаемые обучаемыми варианты анализируются преподавателем.

В качестве упражнений на уточнение характера реакции (в зависимости от
эмоционального состояния человека в момент восприятия речевого
воздействия), обучаемым предлагается работа над образцами английской
речи, в которых отражаются особенности реакции в зависимости от
проявления эмоциональных состояний и качеств характера. Затем им
предлагаются упражнения, в которых требуется дать варианты реакции на
одно и то же воздействие в зависимости от эмоционального состояния
(раздражение, радость, злость, ненависть и т.д.). В заключении в
предлагаемых обстоятельствах сообщается контекст и характеризуется
эмоциональное состояние говорящего, а также приводятся всевозможные
реплики воздействия, которые обучаемые должны использовать в общении.

Например:

1.Please, after you. (Showing respect, emotionally neutral).

2.Somehow something seems a bit strange. (sensing something in the
situation, emotionally suspicious).

3.Just over this hill and we’re there. (Standing in a promising way,
being tired on a hike).

4.That was a stupid thing to do. (Standing in an angry way, being
irritated when discussing the results).

5.It might be just the blinking reserve. (Standing supposedly, in
planning an experiment).

На восьмом этапе в качестве упражнений на реализацию реакций на одно и
то же речевое воздействие с учетом множества общедеятельностных функций
отрабатываются навыки и умения обучаемых в соответствии со своими
намерениями с учетом избирательности восприятия.

Например:

What would you say in return to this: “It sounds as though you had a bad
memory”. If you were or felt:

irritated: Well, I haven’t.

alarmed: Oh, and why?

helpless: Yes, I know.

weak: But why? It’s not fair.

apathetic: So what?

envious: But it used to so good.

piqued: Who are you to judge?

affection: Yes,- silly, isn’t it?

frank: Yes, I know, I know.

shame: Terrible, isn’t it?

tactful: Not always, you know.

offended: Yours is not better.

regretful: It could be so good!

inconsolable: Help me!

anxious: What should I do?

disappointed: Do you really think so?

depressed: I know I have a terrible memory!

shy: I’m afraid that’s true.

relieved: At least you know.

bitterness: It used to be good, you know!

anger: What difference does it make?

sad: Unfortunately I do have a very bad memory!

quiet: You are quit right!

fear: I don’t know what to do about it!

В начале обучаемые научаются делать функциональный анализ устного
эмоционального взаимодействия.

Например:

-Look, Daddy, I climb this wall. (Informing).

-Don’t fall, Carol. (Warning)

-Oh, I’m quit safe. I’ve done this thousands times before. (Justifying).

-Be careful. (Warning).

-Mummy always lets me do it. Look, I can stand on one leg. (Persuading.
Boasting)

Затем они должны выполнить упражнение, которое состоит из эмоциональной
реплики-воздействия и задания определить реплики-реакции в соответствии
с указанными функциями. При этом необходимо дать характеристику
контекста.

Например: (такое упражнение может выглядеть следующим образом)

-Be careful. You might find yourself in a mess.

Реакции:

Trying to shrink.

Attempting to dissuade.

Denying, etc.

Обучаемые предлагают различные варианты реакций в сравнении с образцами.
После этого обучаемые составляют диалог, используя следующие варианты:

а) подбор реплик к каркасу диалога, составленному из указателей функций
(просьбы, согласие, отказы, мнения, совета и т.п.), при этом готовые
реплики предлагаются на карточках;

б) подбор реплик к диалогу при указанных коммуникативных задачах
обучающихся и ситуации общения;

в) подбор реплик к диалогу при условии, что реплики одного из
собеседников уже имеются в структуре диалога;

г) подбор реплик к диалогу, к которому составлена программа общения
(описана ситуация, названы задачи обучающихся и обязательные речевые
действия).

В конце обучаемым предлагается составить самостоятельный диалог, к
определенной ситуации или для решения конкретной деятельностной задачи.
Показателем качества их работы является правильное употребление реплик,
основанное на учете их функционального многообразия.

Заключение

Э??и э? ??? ??с ?????? ???????х ??оя?й, ?ра?ю?х в ??е ???????? ?????й,
???? ?ия??о ?и ??ия??о, ????я ???? к ?? и людям, п??? и ????? ?о ??????
?я????и. К ??? э??й ??ся?я ?с???я, ???а, ???ы, ???и, ???ы. Э? ?к ?????
«???» э??и. О? ?люч?ы ? ?е ?????е ???? и ??ояния ????. Лю?е ?оя??ия ?о
????? ?????ю?я э??????и ?????ями. У ???? ???я ???я э??й ???т в ?м, ?о
????я э??ям ? ??е ???? ?? ??а, ??м, ? п??уя? ??ю, ??? о ??оя?ях ?? д?? и
??е ????????я ? ????ую ?я????ь и ???е. З??????, ????, я?яе?я ?т ??, ?о
лю?, ??????е к ??? ????м, ???? ?????о ?????? и ??и?? ????я ??????о ??,
???ля? ? ?? ??е э?????? со?оя?я, ?к ???ь, ??, ???, ??х, ?????, ????е.
Э?, в ????и, ????я и к ?м н???, ???е ??? ???а ? ????? в ????х ?? с ???.

Э??и ???ают ?к ????? яз?, ?к ???а ????, ?????м ???й ???т ??? о ??????й
????? ????я??. О????? э??й ??о? в ?м, ?о ?и ???????о ???ют ????я ??у
?ти?? и ?????й ???ю?й э?м ???м ?я????и. Э??и в ?я????и ???? ???яют ???ю
??? ? ?? и ?????в. О? ????ют ?я????ь, ????уя ” и ???ляя ?.

Проблема номинации и тематизации на основе комплексного подхода и ее
разрешение стали центром настоящего исследования, в котором
анализируется десять основных способов представлений эмоций: номинация
эмоций, пояснение эмоций, невербальная характеристика эмоций, авторское
повествование, выделение доминанты средств представления эмоций,
гиперхарактеристика эмоций.

Если прямая номинация характеризует эмоцию «радость», то отражение
эмоции: «безразличие», «злость», «недовольство», «отчаяние»,
«презрение», «раздражение», чаще всего не имеют эксплицитного выражения
и носят косвенный характер номинации.

Особого внимания заслуживает паралингвистика, не только как
вспомогательное, но прежде всего как самостоятельное средство
тематизации (эмоция «радость» трех степеней экспрессивности).
Вероятность правильной интерпретации эмоционального состояния возрастает
при анализе взаимодействия лингвистических и паралингвистических
факторов коммуникации, характерного для эмоции «неожиданность», в
тематизации которой комбинации средств отводится существенная роль.

Связующим звеном между невербальной характеристикой и сущностью
анализируемой эмоции является контекст. На основе контекстуального
анализа в случаях косвенной номинации происходит уточнение переживаемого
персонажем чувства. На ряду с контекстом, роль эмоционального
перформатива выполняют: дублирующие УЭК (эмоции «радость»,
«неожиданность»), повторное номинация (отрицательных эмоций и
«неожиданности»).

Цель исследования достигнута при проведении КТЭ на основе
взаимодействия, взаимосвязи шести основных способов тематизации,
которые, попадая в зависимость друг от друга порой «ведут себя»
несколько иначе чем в изолированном состоянии. Так, при анализе эмоции
«радость» на уровне макроконтекста установлено доминирующее
функционирование коноекстуальных средств, тогда как при поэтапном
анализе им отведена второстепенная роль. Процесс комплексной тематизации
ситуативно обусловлен, что накладывает отпечаток на выбор форм, средств
и способов тематизации, определяя «полноту/неполноту комплекта». КТЭ
представляет проблему эмоционализации текста как единый многоуровневый
процесс, подвергая анализу весь коммуникативный комплекс презентации
эмоции – как на языковом, так и на паралингвистическом уровне.

В предпринятом исследовании затронут лишь один вид оценочных
реплик-реакций, ориентированных на высказывание собеседника как объект
оценки. Использование результатов исследования в практике преподавания
иностранного языка может оказать помощь в плане формирования у обучаемых
чувства стилевой ориентированности, а так же в плане обучения речевой
тактике ведения диалога. Проведенное исследование открывает перспективу
дальнейшего развития исследуемой проблемы – фронтальный анализ всех
оценочных высказываний, характерных для английской разговорной речи.

Выводы исследования никоим образом не претендует на окончательное и
полное решение проблемы тематизации эмоции в художественном тексте.
Дальнейшего изучения ждут эмоции, оставшиеся «за рамками» нашего
исследования по предложенной методике тематизации. Возможно выявление и
анализ других способов презентации эмоции, не затронутых в работе. Тем
не менее полученные результаты могут быть рассмотрены в качестве
ориентира для дальнейших исследований в данной области прагмалингвистики
по проблемам эмоционализации текста, основанной на различных аспектах
тематизации эмоции.

Библиографический список

1. Анохин П.К. Эмоции. – В кн.: Большая медицинская энциклопедия, т. 35.
М., 1964.

2. Апресян Ю. Д. Лексическая семантика: (Синонимические средства языка).
М., 1974.

3. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. Л., 1981.

4. Артемьева Е. Ю. Психология субъективной семантики. М., 1980

5. Асеев В. Г. Мотивация поведения и формирование личности. М., 1976.

6. Бабенко Л. Г. Обозначение эмоций в языке и речи. Свердловск, 1986.

7. Бахтин М. М. Эстетика словестного творчества. М., 1979.

8. Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы
аспектологии. Л., 1983.

9. Брудный А. А. Подтекст и элементы внетекстовых знаковых структур / /
Смысловое восприятие речевого сообщения. М., 1976.

10. Буряков М. А. К вопросу об эмоциях и средствах их языкового
выражения / / Вопр. языкознания. 1979. № 3.

11. Васильев Л. М. Семантические модели предложения / / Исследования по
семантике. Уфа, 1976.

12. Васильев Л. М. Семантика русского глагола. M., 1980.

13. Вандриес Ж. Язык. М., 1937.

14. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений. М., 1976.

15. Виноградов В. В. О теории художественной речи. М., 1971.

16. Виноградов В. В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове). М.,
Л., 1947.

17. Витт Н. В. Речь и эмоции. М., 1984.

18. Выготский Л. С. Психология искусства. M., 1986.

19. Гак В. Г. К эволюции способов речевой номинации / / Вопр.
языкознания. 1985. № 4. Галкина-Федорук Е. М. Об экспрессивности и
эмоциональности в языке / / Сб. статей по языкознанию. М., 1958.

20. Галунов В. И. Речь, эмоции и личность: (Проблемы и перспективы) / /
Речь, эмоции и личность: Материалы и сообщения Всесоюзного симпозиума,
27-28 февр. 1978 г. Л., 1978.

21. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.,
1981.

22. Гинсбург Л. Я. О психологической грозе. Л., 1977.

23. Гончарова Е. А. Лингвистические средства создания образа персонажа в
художественном тексте / / Лингвистические исследования художественного
текста. М., 1983.

24. Дарвин Ч. Выражение эмоций и животных и человека. – Соч., т. 5. М.,
1939.

25. Дерябин В. С. Чувства, влечения, эмоции. Л., 1980.

26. Джемс У. Что такое эмоция ? – В кн.: Психология эмоций. Тексты. М.,
1984.

27. Додонов Б. И. Эмоциональная направленность личности. Автореф.. на
соиск. учен. степ. док. психол. наук. М., 1979.

28. Изард К. Эмоции человека. М., 1980.

29. Клапаред Э. Чувства и эмоции. – В кн.: Психология эмоций. Тексты.
М., 1984.

30. Кузнецова Э. В. О путях выделения компонентов значений при описании
лексико-семантических групп / / Актуальные проблемы лексикологии и
лексикографии. Пермь, 1972.

31. Ланге Г. Душевные движения. Психо-физиолигический этюд. Спб., 1896.

32. Ленин В. И. Материализм и эмпириокритицизм. – Полн. собр. соч., т.
18.

33. Локшина Т. Ф. К проблеме выражения экспресси в языке / / Вестн.
Харьк. ун-та. 1984. № 258.

34. Макдауголл У. Различение эмоции и чувства. – В кн.: Психология
эмоций. Тексты. Под ред. В. К. Вилюнаса и Ю. Б. Гиппенрейтер. М., 1984.

35. Мальцев В. А. К вопросу о выявлении эмоциональной лексики в
английском языке / / Вопросы лексикологии и грамматики иностранных
языков. Минск, 1963.

36. Новиков А. И. Лингвистическое толкование художественного текста. М.,
1979.

37. Обуховский К. Психология влечений человека. М., 1971.

38. Одинцов В. В. О структурных единицах текста / / Лингвистические
аспекты исследования литературно-художественных текстов. Калини, 1979.

39. Патяева Е. Ю. Ситуативное развитие и уровни мотивации. – Вестн.
Моск. ун-та. Сер. 14. Психология, 1983, № 4.

40. Петражицкий Л. И. Введение в изучение права и нравственности. Основы
эмоциональной психологии. Спб., 1908.

41. Петрищева Е. Ф. Стилистически окрашенная лексика русского языка. М.,
1984.

42. Прокуденко Н. А. Синтаксическая сочетаемость глаголов внутренних
психических переживаний: Автореф. дис. … канд. филол. наук. Новосибирск,
1969.

43. Роль человеческого фактора в языке: (Язык и картина мира). М., 1988.

44. Сартр Ж.-П. Очерк теории эмоций. – В кн.: Психология эмоций. Тексты.
М., 1984.

45. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М., 1981.

46. Скворецкая Е. В. Экспрессивные возможности глаголов психического
воздействия в русском языке / / Экспрессивность лексики и фразеологии.
Новосибирск, 1983.

47. Смирнов С. Д. Психология образа: проблема активности
психологического отражения. М., 1985.

48. Столин В. В. Самосознание личности. М., 1983.

49. Храпченко М. Б. Текст и его свойства / / Исследования по древней и
новой литературе. Л., 1987.

50. Шаховский В. И. Эмотивный компонент значения и методы его описания.
Волгоград, 1983.

51. Шаховский В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе
языка. Воронеж, 1987.

52. Шестопалова Л. С. Эмоционально-оценочные компонент значений и их
функционально-стилевое распределение / / Вопросы германской филологии.
Новосибирск, 1982.

53. Шингаров Г. Х. Эмоции и чувства как форма отражения
действительности. М., 1971.

54. Шукшин В. М. Страдания молодого Ваганова / / Шукшин В. М. Беседы при
ясной луне. М., 1975.

55. Якобсон П. М. Психологические проблемы мотивации поведения человека.
М., 1969.

56. Arnold M. B. Emotion, motivation and the limbic system. – Ann. N. Y.
Acad. Sci., 1969, vol. 159, N 3.

57. Fizgerald F.S. The Great Gatsby.-М. 2002.

58. Heath R. G. (ed.). The role of pleasure in behavior. N. Y., 1964.

59. Hebb D. O. Heredity and environment on mammalian behavior. – Brit.
J. of anim. beh., 1953, vol. 1, N 2.

60. Pfaffmann C. Taste preference and reinforcement. – In: Tapp, 1969.

61. Reymert M. L. (ed.). Feelings and emotions. The Mooseheart
symposium. N. Y., 1967.

62. Skinner B. F. The behavior of organisms. N. Y., 1938.

Приложение 1: анализ эмоции «радость» первой степени экспрессивности

Результаты исследования

№ стр. Вариант на английском языкеВариант на русском языкеХарактер
соотвествияТип оценочной реплики- реакции301“Hello, Wilson, old man,”
said Tom, slapping him jovially on the shoulder.” How’s business?”-

«Привет, Уилсон, дружище,- сказал Том, весело хлопнув его по плечу.- как
делишки?»Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 543“ My dear”, she cried, “ I’m going to give you
this dress as soon as I’m through with it. I’ve got to get another one
to-morrow. I’m going to make a list of all the things I’ve got to get. A
massage and a wave, and a collar for the dog, and one of these cute
little ash-trays where you touch a spring, and a wreath with a black
silk bow for mother’s grave that’ll last all summer. I got to write down
a list so I won’t forget all the things I got to do.”

«- Ах, моя милая, – воскликнула она.- Я вам подарю это платье, когда
совсем перестану его носить. Завтра я куплю себе новое. Нужно мне
составить список всех дел, которые я должна сделать завтра. Массаж,
потом парикмахер, потом еще надо купить ошейник для собачки, и такую
маленькую пепельницу с пружинкой, они мне ужасно нравятся, и венок с
черным шелковым бантом мамочке на могилку, из таких цветов, что все лето
не вянут. Непременно нужно все это записать, чтобы я

ничего не забыла.

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 244“I like to come,”- Lucille said.-

« А мне здесь нравиться »,- сказала Люсиль.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 155“ Your face is familiar”, he said politely.-

« Мне ваше лицо знакомо»,- сказал он приветливо.Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 156”Want to go with me, old sport ?”-

«Может быть, составите мне компанию, старина ?»Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 156“I thought you knew, old sport. I’m afraid I’m not
a very good host”.-

« Я думал, вы знаете, старина. Плохой, видно, из меня
хозяин».Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 157” If you want anything just ask for it, old
sport”, he urget me.-

« Вы, пожалуйста, не стесняйтесь, старина», обратился он ко
мне.Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 158“ Anyhow, he gives large parties”, said Jordan,
changing the subject with an urban distaste for the concrete.” And I
like large parties. They’re so intimate”.-

« Во всяком случае, у него всегда собираеися много народу, -сказала
Джордан, уходя от разговора с чисто городской нелюбовью к конкретности.-
А мне нравятся многолюдные сборища».Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 462“ Don’t mention it”, he enjoined me eagerly. “
Don’t give it another thought, old sport”.-

« Ну что вы, какие пустяки,»- прервал он меня.- « Даже не думайте об
этом, старина».Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 562“ Good night”.- “ Good night”.- «.

Спокойной ночи».- « И вам стокойной ночиЛексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 567I wasn’t actually in love, but I felt a sort of
tender curiosity.-

Не то чтобы я был влюблен, но меня влекло к ней нежное
любопытство.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 470“ Reach me a rose, honey, and pour me a last drop
into that there crystal glass”.-

« Сорви мне розу, душенька, и налей, кстати, еще глоточек вон в тот
хрустальный бокал».Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 273“ Good morning, old sport”.- « Доброе утро,
старина».Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 577” Do you mean you’re in love with Miss Baker?”-“
No, old sport, I’m not. But Miss Baker has kindly consented to speak to
you about this matter”.-

« Уж не хотите вы сказать, что влюблены в мисс Бейкер?»- « Ну что вы,
старина, вовсе нет. Но мисс Бейкер была так любезна поговорить с вами о
моем деле.»Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 579I laughed aloud as the yolks of their eyeballs
rolled toward us in haughty rivalry.-

Меня разобрал смех, когда они выкатили на нас белки с
надменно-соперническим видом.Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 180“This is a nice restaurant here,” said Mr
Wolfshiem, looking at the Presbyterian nymphs on the ceiling.” But I
like across the street better!”-

« Приятное заведение»,- сказал мистер Вулфшим, рассматривая
пресвитерианских нимф на потолке.- « Но я лично предпочитаю то, что
через дорогу».Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 482A succulent hash arrived, and Mr Wolfshiem,
forgetting the more sentimental atmosphere of the old Metropole, bagan
to eat with ferocious delicacy.-

Подали аппетитный гуляш с овощами, и мистет Вулфшим, позабыв о волнующих
преимуществах старого «Метрополя», со свирепым гурманством принялся за
еду.Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 582” Look here, old sport”, said Gatsby, leaning
toward me, “I’m afraid I made you a little angry this morning in the
car”.-

« Послушай, старина»,- наклонясь ко мне, сказал Гэтсби,-« вы на меня не
рассердитесь утром в машине?»

Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 582.”I have enjoyed my lunch,” he said,” and I’m
going to run off from you two young men before I outstay my welcome”.- «
Благодарю за приятную компанию,- сказал он,- А теперь побегу, чтобы не
злоупотреблять вашим гостеприимством, молодые людиЛексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 487By the next autumn she was gay again, gay as ever.
-.

К осени она стала прежней Дэзи, веселой и жизнерадоснойЛексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 191”He’s afraid, he’s waited so long. He thought you
might be offended. You see, he’s regular tough underneath it all”. – «
Он робеет, ведь он так долго ждал. Думал, вдруг вы обидитесь. Ведь он, в
сущности, порядочный дикарь, если заглянуть поглубже.»

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 496”Looks very good,”` he remarked vaguely.-

« Да, газон хорош»- похвалился он рассеянно.

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 197”Of course, of course! They’re fine!” and he adde
hollowly,”…old sport.”-

« Да, да! Очень хорошо…-сказал он и несколько принужденно добавил:-
Старина….».Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 197Daisy’s face tipped sideways beneath a
three-cornered lavender hat, looked out at me with a bright esthetic
smile.-

Из- под сдвинутой набок треугольной шляпы цвета лаванды выглянуло лицо
Дэзи, сияющее радостной улыбкой.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 599”We’ve met before”, muttered Gatsby

« Мы старые знакомые»- пролепетал Гэтсби.

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 11103” My house looks well, doesn’t it?” he demanded

« А хорош отсюда мой дом, не правда?»- сказал он мне.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 1107”He’s dead now. He used to be my best friend
years ago.”-

« Его уже нет в живых. Когда- то он был мой лучший друг».Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 4110He had thrown himself into it with a creative
passion, adding to it all the time, decking it out with every bright
feather that gifted his way.-

Он творил его с подлинной страстью художника, все время что-то к нему
прибавляя, украшая его каждым ярким перышком, попавшимся под руку.

Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 4116” Did you have a nice ride?”- “ Very good roads
around here”.-

« Хорошо покатались?»- « Дороги здесь отличные».Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 4116” Yeah.”- « Да, пожалуй».Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 2118” Come along,” he said but- to her only. “ I mean
it,” she insisted. “I’d love to have you. Lots of room.”-

« Едем»,- сказал он, обращаясь только к ней одной.-« Нет, серьезно»,- не
унималась она.- « Это будет очень мило. Места всем
хватит.»Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 1121” Well, I like him anyhow”.- « Все равно, он мне
нравится .»Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 1123” I like her,” said Daisy, “ I think she’s
lovely.”-

« Она мне нравится»,- сказала Дэзи.-« Она очень хороша».

Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 1147” Go on,” Gatsby said politely.-

« Пожалуйста»,- вежливо ответил Гэтсби.Лексика?Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 1

Радость 2

37

3“I like your dress,” remarked Mrs. McKee, “I think it’s adorable.”-

« Мне очень нравится Ваше платье,-сказала миссис Мак-Ки.-
Прелесть.»Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 437“But it looks wonderful on you, if you know what I
mean,” pursued Mrs. McKee.” If Chester could only get you in this pose I
think he could make something of it.”

« Нет, как хотите, а оно вам очень идет,- не уступала миссис Мак-Ки.-
Если бы честер мог снять вас в такой позе, я уверена, это было бы
нечто.»Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 137“But it looks wonderful on you, if you know what I
mean,” pursued Mrs. McKee.” If Chester could only get you in this pose I
think he could make something of it.”

-« Нет, как хотите, а оно вам очень идет,- не уступала миссис Мак-Ки.-
Если бы честер мог снять вас в такой позе, я уверена, это было бы
нечто.»

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 153“ Absolutely real- have pages and everything. I
thought they’d be a nice durable carboard. Matter of fact, they’re
absolutely real. Pages and- Here! Lemme show you.”-

« Никакого обмана. Переплет, страницы, все как полагается. Я был уверен,
что тут одни корешки, а оказывается- они настоящие. Переплет, страницы…
Это был первый том « Лекций» Стоддарда.»Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 554“See!”-he cried triumphantly.-

«Видали ?»- Торжествующе воскликнул он.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 156He smiled understandingly- much more than
understandingly.-

Он улыбнулся мне ласково,- нет, гораздо больше, чем
ласково.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=Контекст М 667Imaging that I, too, was hurrying toward gaiety
and sharing their intimate excitement, I wished them well.-

И мне тоже представлялось, что я тоже спешу куда-то, где ждет веселье,
и, разделяя чужую радость, я желал этим людям добра.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 169“ Suppose you met somebody just as careless as
yourself”.- “ I hope I never will”, she answered.” I hate careless
people. That’s why I like you.”-

« А вдруг вам попадется кто-то такой же неосторожный как вы сами?»- «
Надеюсь, что не попадется»,- сказала она.- « Терпеть не могу
неосторожных людей. Вот почему мне нравитесь вы». Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=Контекст-73“ It’s pretty, isn’t it, old sport?”- « Хороша,
а»?Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 176Little Montenegro! He lifted up the words and
nodded at then- with his smile. The smile comprehended Montenegro’s
troubled history and sympathized the brave struggles of the Montenegrin
people. – Маленькая Черногория! Он как бы поддержал слова на ладони и
ласково им улыбнулся. Улыбка относилась к бесконечной истории
Черногорского королевства и выражала сочувствие Мужественному
черногорскому народу в его борьбе.

Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 579The city seen from the Queensboro Bridge is always
the city seen for the first time, in its first wild promise of all the
mystery and the beauty in the world.-

Когда с моста Квинсборо смотришь на город, это всегда так, будто видишь
его впервые, будто он впервые безрассудно обещает тебе все тайное и все
прекрасное, что только есть в мире.

Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 280” Hot and small- yes”, said Mr Wolfshiem,” but
full of memories”.-

« Душно и тесновато, согласен »,- сказал мистер Вуфшим.-« Но зато
сколько воспоминаний».Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 680“ The old Metropole”.- « Старый Метрополь».“ The
old Metropole”.- « Старый Метрополь».Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 580” Fine fellow, isn’t he? Handsome to look at and a
perfect gentleman”.-

« Замечательный человек, а? И красавец, и джентльмен с головы до
ног».Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 582”You’re very polite, but I belong to another
generation”, he announced solemnly.-

« Вы очень любезны, но мы люди разных поколений,»- торжественно изрек
он.

Лексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 186The officer looked at Daisy while she was
speaking, in a way that every young girl wants to be looked at sometime,
and because it seemed romantic to me I have remembered the incident ever
since. – Она говорила, а офицер смотрел на нее особенным взглядом-
всякая девушка мечтает, что когда-нибудь на нее будут так смотреть. Мне
показалось это очень романтичным, от того и запомнилось
надолгоЛексика=Лексика

Синтакс.=Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 688I saw them in Santa Barbara when they came back,
and I thought I’d never seen a girl so mad about her husband. If he left
a room for a minute she’d look around uneasily, and say: “ Where’s Tom
gone?” and wear the most abstracted expression until saw him comong in
the door. –

Я встретила их в Санта- Барбаре, уже на обратном пути, и диже удивилась-
как можно до такой степени влюбленной в собственного мужа. Стоило ему на
минуту выйти из комнаты, она уже беспокойно озиралась и спрашивала: «Где
Том?»- и была сама не своя пока он не появлялся на
пороге.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 494” Oh, that’s all right”, he said carelessly.

– « А, очень мило», – сказал он небрежно.Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 798”I certainly am awfully glad to see you again.”-

« Мне, право, очень приятно, что мы встретились снова».

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 1103.” That huge place there?”she cride pointing.-“
Do you like it?”-“ I love it, but I don’t see how you live there all
along”.-“ I Keep it always full of interesting people, night and day.
People who do interesting things. Celebrated people.

.”-« Как, неужели это- ваш дом?»- вскричала она указывая пальцем на
виллу.-« Вам он нравится?»- « Очень нравится, только как вы там живете
совсем один?»- «А у меня день и ночь полно гостей. Ко мне приезжают
очень интересные люди. Известные люди, знаменитости».Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=Контекст-105He hadn’t once cased looking at Daisy, and I think
he revalude everything in his house accordingnto the measure of response
it drew from her well-loved eyes. –

Все это время он пристально следил за Дэзи, и мне кажется, заново
оценивал каждую вещь в зависимости от того, какое выражение появилось
привзгляде на эту вещь в любимых глазах.

Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 5106They’re such beautiful shirts,” she sobbed, her
voice muffled in the thick folds. “It makes me sad because I’ve never
seen such- such beautiful shirts before.- « Такие красивые сорочки»,-
плакала она, и мягкие гладкие ткани глушили ее голос.- « Мне так
грустно, ведь я никогла… никогла не виделатаких красивых сорочек».

Лексика?Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 4116”I’m delighted to see you,” said Gatsby, standing
on the porch. “ I’m delighted that you dropped in.”As though they
cared!- « Очень рад вас видеть»,- говорил Гэтсби, выйдя им навстречу.- «
Очень, очень рад, что вы заехали».

Лексика=Лексика

Синтакс.?Синтакс.

Фонет.?Фонет.

Контекст=КонтекстМ 6117”We’ll all come over to your next party, Mr
Gatsby,” she suggested. ”What do you say?”-“ Certainly; I’d be delighted
to have you.’- “ Be ver’ nice,” said Mr Sloane, without grattitude.”
Well- think ought to be starting home.’-

« Мы все приедем на ваш следующий журфикс, мисm