.

Сопоставительный анализ фразеологических единиц семантического поля частей тела в английском, русском и немецком языках

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 5571
Скачать документ

54

Содержание.

Введение. 2Глава 1. Исследование фразеологического фонда английского,
немецкого и русского языков. 51.1. Понятие фразеологической единицы. Ее
свойства.51.2. Классификации фразеологических единиц английского языка.
61.3. Классификации фразеологических единиц немецкого языка. 91.4.
Классификации фразеологических единиц русского языка. 15Выводы по главе
1. 23Глава 2. Особенности коннотативного значения и переосмысления
слов-названий частей тела в составе фразеологических единиц. 25Выводы по
главе 2. 34Глава 3. Сопоставительный анализ фразеологизмов
лексико-семантического поля «частей тела» в английском, немецком и
русском языках. 363.1. Критерии, влияющие на характер межъязыковой
фразеологической эквивалентности. 363.2. Анализ фразеологических единиц
с семантической и структурной точек зрения. 42Выводы по главе
3.49Заключение. 51Библиография.54Введение.

Современная лингвистика немыслима без сопоставления изучаемых объектов.
Взаимное соотнесение, сравнение и противопоставление единиц, форм,
категорий, разрядов и других языковых явлений выступает как обязательное
условие характеристики каждого из них, установления существенных
формальных и смысловых связей между ними и конституирования объединяющих
их микросистем, субсистем и систем (Рахштейн А.Д. 1980: 6).

Сказанное полностью относится и к исследованию фразеологических единиц.
Можно даже утверждать, что в сфере фразеологического исследования
потребность в сопоставлении выше, чем на других уровнях анализа.

Теоретическая ценность. Для родственных языков (напр., славянских или
германских) сопоставление ведет также к установлению исторической
языковой общности, проявляющейся не только в структурной и
семантической, но и в материальной близости сопоставляемых единиц
(сравнительно-историческая лингвистика — компаративистика).

Практическая ценность. Изучение сходств и различий между конкретными ФЕ
нескольких языков — наиболее известный и разработанный вид
сопоставительного анализа во фразеологии. Установление межъязыковых
фразеологических эквивалентов разных типов служило и служит потребностям
перевода и обучения иностранным языкам, а сами эквиваленты фиксируются в
двуязычных словарях (общих и фразеологических), которые иногда содержат
также некоторую информацию о мере эквивалентности ФЕ и характере
расхождений между ними.

Наконец, между единицами сопоставляемых языков может существовать в речи
функциональное отношение перекодирования, устанавливающееся при переводе
текстов с одного языка на другой, а также при обучении иностранному
языку на базе родного. Этим определяются основные направления прикладной
разработки межъязыковых сопоставлений:

а) теория перевода (в том числе машинного), занимающаяся установлением
регулярных, закономерных, функционально-семантических тождеств между
отдельными единицами двух языков;

б) контрастивная лингвистика, стремящаяся выявить, в первую очередь,
существенные для методики обучения иностранному языку отличия последнего
от родного языка.

Объектом данного исследования являются фразеологические единицы трех
языков: английского, немецкого и русского, что представляет смешанный
ряд сопоставляемых языков. Причем исследуется не весь фразеологический
фонд этих языков, а только обороты лексико-семантического поля «частей
тела». К ним относятся так называемые соматические фразеологические
единицы. Это такие обороты, которые содержат в своем составе компонент
со значением «части тела». Например: to be glad to see the back of
someone, to be all ears, to knock one’s head against a break wall
(английские), j-m stehen die Haare zu Berge, j-m auf die Finger klopfen;
j-n ьbers Ohr hauen (немецкие), сидеть на шее, намять холку, золотое
сердце (русские) и т.д. Данная лексико-семантическая группа была выбрана
вследствие своей широкой распространенности, чрезвычайной образности и
выразительности.

Цель работы: произвести сопоставление фразеологических единиц трех
языков, выявить степень межъязыковой эквивалентности, определить
факторы, влияющие на нее.

Актуальность работы заключается в сопоставлении фразеологических единиц
сразу трех языков (двух близко родственных и одного
отдаленно-родственного) определенного лексико-семантического поля.

Материалом и методикой исследования стали работы отечественных и
зарубежных лингвистов, языковым материалом явились словари
фразеологизмов английского, немецкого и русского языков.

Работа прошла апробацию 22 апреля 2005 года.

Работа состоит из введения, трех глав, с выводами к каждой из них,
заключения и библиографии, общим объемом 57 страниц.

Глава 1. Исследование фразеологического фонда английского, немецкого и
русского языков.

1.1. Понятие фразеологической единицы. Ее свойства.

У исследователей фразеологического состава сопоставляемых языков имеется
множество мнений о том, что такое фразеологизм, причем наблюдается
разница во взглядах на то, каков состав таких единиц в каждом из языков.
Наиболее известны классификации фразеологизмов Агриколы Е., Чернышевой
И.И., Шанского Н.Н. Авторы по-разному определяют отнесенность к
фразеологизмам различных групп словосочетаний и степень устойчивости
словосочетаний. Так, например, Шанский Н.М. в состав фразеологизмов
включает пословицы, поговорки, присловья, крылатые слова, афоризмы
(Шанский Н.М. 1969: 3); а Агрикола Е. к фразеологизмам относит простые
фразеологические сочетания, фразеологические единства и идиомы (Agricola
Е. 1975: 10). Фразеологический словарь русского языка (ФСРЯ) в состав
фразеологизмов языка включает различные описательные и аналитические
обороты речи, сложные союзы, сложные предлоги, составные термины и т.д.
В целом фразеологизм характеризуется как «сочетание слов с переносным
значением», как «устойчивое словосочетание с идиоматическим значением»,
как «устойчивая фраза». Фразеологизмам присущи метафоричность,
образность, экспрессивно-эмоциональная окраска (ФСРЯ, 1967: 7).

Словарь справочник лингвистических терминов дает следующее определение
фразеологической единицы – это лексически неделимое, устойчивое в своем
составе и структуре, целостное по значению словосочетание,
воспроизводимое в виде готовой речевой единицы (Розенталь Д.Э.,
Теленкова М.А. 2001: 589).

Шанский Н.М. считает, что к фразеологическим оборотам относятся как
устойчивые сочетания слов, семантически эквивалентные слову, так и
единства, в структурном и семантическом плане представляющие собой
предложения, т.е. буквально все воспроизводимые в готовом виде единицы
(Шанский Н.М. 1969: 3).

Фразеологический оборот прежде всего отличает от свободного
словосочетания обобщенность значения всего оборота в целом. Именно это и
позволяет выделить особый вид значения оборота – фразеологическое
значение, которое не совпадает с лексическим значением слов –
компонентов, его составляющих.

Кроме того, фразеологическое значение, как правило, не прямое, а
переносное, возникающее на базе первичных, номинативных значений слов в
тех или иных свободных сочетаниях.

Далее, по сравнению с прямым значением слов в семантике фразеологизмов
заметно усиление оценочности выражаемых наименований, признаков,
действий и т.д. Например: убить – сломать хребет, перегрызть горло, blow
out somebody’s brains, j-m den Hals / das Genick brechen.

Следует отметить слабую разработку теории фразеологии в зарубежной
лингвистике. До сих пор идет дискуссия о том, что же именно входит в
понятие фразеологической единицы на немецком языке. Например, словарь
Крюгера-Лоренца включает кроме общепринятых фразеологических оборотов, и
так называемые присказки, что по сути своей неверно, поскольку данные
сочетания являются стяженными немецкими анекдотами, то есть законченными
произведениями юмористического толка (Чернышева И.И. 1970: 13)

Таким образом, под фразеологическими единицами понимают обороты речи,
состоящие из двух или более слов, обладающие воспроизводимостью,
устойчивостью состава и структуры, а также целостным значением.

1.2. Классификации фразеологических единиц английского языка.

Необходимо отметить, что в английской и американской

лингвистике более употребимым является не термин «фразеологическая
единица» (phraseological unit), а так называемое «set-expression», что
означает в сущности одно и то же, наравне с последним также используется
понятие «идиомы» (idiom). В английском языкознании оно не имеет узкого
значения фразеологического сращения, а обозначает все устойчивые
выражения в целом.

Наиболее распространенной классификацией английских фразеологических
единиц является тематическая. В ее рамках разными учеными выделяются
группы фразеологизмов по семному составу значений. Классификация имеет
основные типы, сформированные по наличию основной архисемы (например,
испытывать эмоции), которые далее делятся на более частные группы (такие
как, волнение, страх, безразличие и т.д.).

Применяется также и классификация по соотнесенности фразеологизмов с
определенными частями речи (так называемая смысловая классификация). В
основу разделения принадлежность основного слова выражения к какой-либо
части речи. Выделяют следующие разделы (Кунин А.В., Арнольд И.В., а
также Литвинов П.П. 2001: 129):

1. глагольные устойчивые сочетания: to come to a head, to pull
somebody’s leg, to put one’s foot down и др.

2. устойчивые сочетания с прилагательными: a good heart, a naked eye, a
green eye, a cool head и др.

3. устойчивые сочетания с существительными: in the neck of time, at the
heart of something, to lose one’s legs, all legs и др.

4. устойчивые выражения с предлогами: at first hand, to be sick at
heart, to look over one’s shoulder at и др.

Недостаток данной систематизации заключается в том, что критерий
выделения стержневого слова остается неясным.

Семантическая классификация Виноградова В.В. была переработана в
соответствие английскому языку Куниным А.В. Он последовательно
разрабатывал структурный аспект английских фразеологических единиц.
Также Кунин А.В. разработал, помимо вышеуказанной классификации
фразеологических единиц по соотнесенности с частями речи, и
классификацию английских фразеологизмов с точки зрения их происхождения.
Он выделил следующие категории: собственно английские (которые он
подразделяет по времени возникновения на древне-английские,
средне-английские, ново-английские) и заимствованные (в том числе
библеизмы: Achilles’ heel, one’s own flesh and blood, грецизмы и т.п.).
(Кунин А.В. 1967: 1253-1255)

Смирницкий А.И. делит английские устойчивые выражения на

1) те, которые обладают яркой экспрессией и эмоциональной
маркированностью (imaginative, expressive & emotional) и 2) те, которые
лишены этого, стилистически нейтральные. (Смирницкий А.И. 1978: 156)

Например: 1) soft in the head, a long head и 2) an apple of one’s eye,
give a free hand, on the other hand.

Алехина А.И. выделяет семантические фразеологические серии и модели по
признаку смысловой близости (но не синонимии), например, по признаку
отношения общего понятия к частному. При этом языковед учитывает и
структурные особенности устойчивых выражений. Так Алехина выделяет
особые глагольные структурно-семантические модели с глаголами to be, to
feel, to have и т.д., группируя их в определенные семантические серии,
например, чувствования, состояния, бытия и т.п. (Алехина А.И. 1982:
7-15).

Арнольд И.В. делит английские фразеологизмы на так называемые
set-expressions, semi-fixed combinations & free phrases, что в целом
соответствует классификации Виноградова В.В. на фразеологические
сращения (to be neck and neck), единства (in the twinkling of an eye,
get the upper hand) и сочетания (one’s own flesh and blood),
соответственно. (Арнольд И.В. 1966: 182-184) Большинство в английском
языке составляют фразеологические единства.

Таким образом, классическая классификация фразеологических единиц
Виноградова В.В. также применима и к английскому материалу, хотя
наиболее представленной в литературе является структурная классификация
английских устойчивых выражений по соотнесенности с частями речи. Каждый
автор определяет свои критерии соотнесения того или иного
многокомпонентного фразеологизма с той или иной частью речи.

1.3. Классификации фразеологических единиц немецкого языка.

В некоторых работах делается попытка дать тематическую систематизацию
фразеологического материала немецкого языка. Примером подобных
исследований могут служить статьи Гельмута К. (Carl Helmut, 1960: 12),
где автор группирует фразеологизмы различных структурно-семантических
типов по темам «Наши домашние животные в поговорках» и др.

Вольфганг Фляйшер также в качестве основных критериев фразеологичности
выделяет лексикализацию и идиоматизацию, как, например, в
словосочетаниях: sich auf die Lippen bеiвеn, j-m einen Stein in den
Garten werfen, которые воспринимаются только как фразеологические
единства. Далее, во фразеологических оборотах, типа: mit Haut und Haar
невозможна замена одного из составляющих другим словом, как например:
mit Klauen und Haar; т.к. значение данного фразеологизма «целиком» не
может быть истолковано из значений «Haut» или «Haar». Однако, как
отмечает Фляйшер В., не всем фразеологизмам присущи перечисленные
признаки; у некоторых фразеологизмов наблюдается устойчивая тенденция к
свободным словосочетаниям. Фляйшер В. рассматривает фразеологизмы и с
точки зрения синтаксиса. Они представляют собой:

а) непредикативные словосочетания,

Например: mit Haut und Haar; Augen und Ohren;

б) устойчивые предикативные конструкции,

Например: j-m auf den Fuв treten; j-m eins auf den Kopf geben;

в) устойчивые предложения,

Например: j-m quellen die Augen aus dem Kopf. (Fleischer, 1997:30); Die
Augen sind der Liebe Boten.

Особняком стоит работа известной лингвистки-лексикографа Рут Клаппенбах
(Ruth Klappenbach, 1971: 31-33), написанная под влиянием
фразеологических исследований русского языка и, в первую очередь, работ
Виноградова В.В. Автор делает попытку применить классификацию
Виноградова В.В. для каждого структурного типа фразеологии в
отдельности: глагольного, атрибутивного, адвербиального, парных
сочетаний и синтаксических шаблонов.

В исследованиях по фразеологии Виноградов В.В. предлагает классификацию
фразеологических единиц по степени семантической слитности. Характеризуя
особенности семантики фразеологических сращений и фразеологических
единств, он проводит аналогию между фразеологическими единицами и
словами в отношении мотивированности их значения. Значение
фразеологических сращений, по его мнению, независимо от их лексического
состава, от значений их компонентов, условно и произвольно, как значение
немотивированного слова. Например, в работе «Об основных типах
фразеологических единиц» он отмечает, что фразеологическое сращение
представляет собою семантическую единицу, однородную со словом, лишенную
внутренней формы. Автор отграничивает фразеологические единства от
фразеологических сращений и отмечает, что в первых «целостное значение
мотивировано». Восприятие мотивированности значения фразеологического
единства опирается на осознание его лексического состава, а также на
связь значения целого и значения составных частей выражения (Виноградов
В.В. 1977: 140-161).

Чернышева И.И. предлагает функциональную классификацию немецких
фразеологических единиц, основанную на их функции и
структурно-семантических особенностях (Чернышева И.И. 1970, 36). Она
выделяет две большие группы:

1) лексические единства и номинативные фразеологизмы,

2) номинативно-экспрессивные фразеологизмы.

Номинативные фразеологизмы немецкого языка охватывают устойчивые
словосочетания, обладающие семантической цельностью на основе значений
компонентов, входящих в единство. Это различные атрибутивные сочетания:
названия учреждений, географические названия, сложные термины и т.д.

Второй подгруппой лексических единств являются сочетания, возникшие на
основе переосмысления одного из компонентов (т.е. «фразеологические
сращения» по классификации Виноградова В.В.).

В обоих случаях слова-компоненты, образуя единство, обладают
раздельностью значения (Чернышева И.И. 1970, 38).

Вторая группа в функциональной классификации – номинативно-экспрессивные
фразеологизмы – содержит семантически преобразованные фразеологические
единицы с различной структурой.

Структурно-семантическая классификация.

Чернышева И.И. разграничивает фразеологические единства,
фразеологические выражения и фразеологические сочетания по характеру
значения, возникающего в результате взаимодействия структуры,
сочетаемости и семантического преобразования компонентного состава.

1. Фразеологические единства возникают на основе семантического сдвига
значения. Новое, фразеологическое значение создается не в результате
изменения значения отдельных компонентов словосочетания, а изменением
значения всего комплекса. Во фразеологическом единстве поглощается и
теряется индивидуальный смысл слов-компонентов (Чернышева И.И. 1970:
39). Они образуют неразложимое семантическое целое. Именно этому разряду
фразеологии присуще семантическое единство или семантическая
целостность. Например: j-m den Kopf waschen — намыливать кому-либо шею
(голову); keinen Finger krьmmen — не ударить пальца о палец.

Образная мотивированность фразеологического единства может с течением
времени побледнеть и ослабеть до полной демотивации. Однако, демотивация
фразеологического единства, как отмечает Чернышева И.И., не влияет ни на
его экспрессивность, ни на его функционально-стилистическую
принадлежность.

Образование целостного значения на основе семантического сдвига всего
компонентного состава фразеологизма является общим признаком
фразеологических единств. Синтаксическая структура этих фразеологизмов
может иметь несколько разновидностей, среди которых особенно типичным
является словосочетание.

Далее И.И. Чернышева рассматривает две разновидности фразеологических
единств, которые имеют твердо фиксированные структурные особенности.
Такими фразеологизмами являются (1) парные сочетания слов и (2)
компаративные фразеологические единицы.

(1) Парные сочетания слов составляют значительный слой немецкой
фразеологии и образуют поэтому ее специфическую особенность.

Парными сочетаниями слов называются фразеологизмы с целостным смыслом,
возникающим в результате семантического преобразования сочинительных
сочетаний, включающих два однородных слова (существительные,
прилагательные, глаголы, наречия) и соединяемых при помощи союза und,
реже oder или weder…noch.

Например: mit Haut und Haar, Blut vom Blute und Fleisch vom Fleische

Смысловая целостность парных сочетаний обусловлена двумя причинами:

1. единством образа в метафорических парных сочетаниях,

2. отнесенностью к одному и тому же или близким понятиям (при
синонимичных или тематически близких компонентах) или отнесенностью к
родовому понятию более высокого порядка (при компонентах-антонимах.

Для парных сочетаний современного немецкого языка наиболее типичной
структурой является сочетание субстантивных компонентов (Чернышева И.И.
1970: 41).

Семантическая целостность фразеологической единицы может поддерживаться
грамматическими особенностями (отклонениями от грамматического правила)
и фонетическими средствами (ударение, рифма (аллитерация, конечная
рифма, ассонанс), нарастание компонентов).

(2) Компаративными ФЕ называются устойчивые и воспроизводимые сочетания
слов, фразеологическая специфика которых основывается на традиционном
сравнении. Например: vier Augen sehen mehr als zwei, nur (или nichts
als) Haut und Knochen, er sieht nicht weiter als seine Nase reicht.

Структурно-семантическое своеобразие устойчивых сцеплений слов данного
типа состоит в том, что характеристика свойства или действия происходит
через сравнительную группу или сравнительное придаточное предложение,
вводимое союзами wie или als.

2. Фразеологическими выражениями Чернышева И.И. называет единицы,
которые по своей грамматической структуре являются предикативными
сочетаниями слов и предложениями. По коммуникативной значимости здесь
различают следующие разновидности:

1) Общеупотребительные пословицы:

Например: die Augen sind grцвer als der Magen; hinterm Racken mien
mancher bespricht, wдr’ ich zugeged er tat es nicht.

2) Поговорки типа:

Например: das paвt wie die Faust aufs Auge.

3) Устойчивые и воспроизводимые междометия и модальные выражения (au
Backe!).

Состав первой и второй групп может быть дополнен единицами, восходящими
к античной литературе и мифологии, Библии. Например: den Staub von
seinen Fьвen schfltteln, Auge um Auge, Zahn um Zahn (Bibel), die Ferse
des Achille (миф).

3. Под фразеологическим сочетанием Чернышева И.И. понимает
фразеологизмы, возникающие в результате единичного сцепления одного
семантически преобразованного компонента. Для семантики подобных ФЕ
характерна аналитичность и сохранение семантической отдельности
компонентов. Фразеологические сочетания могут быть терминологического, а
также нетерминологического характера.

Применение семантической классификации Виноградова В.В. к материалу
немецкой фразеологии помогло выявить также одну весьма существенную
особенность немецких фразеологических единств по сравнению с
аналогичными русскими единицами. Последняя состоит в том, что
фразеологические единства немецкого языка (частично и фразеологические
сращения) обладают большей вариативностью компонентов, нежели русские
фразеологизмы этих типов. (Последнее наблюдение было сделано также и в
отношении английского языка).

Помимо семантической классификации, к немецкому языку применима и
функционально стилевая классификация, и деление фразеологизмов по их
этимологии на заимствованные и исконные, которые в свою очередь делятся
древне-немецкие и собственно немецкие. Возможно расклассифицировать
немецкие фразеологизмы и по структурному признаку.

1.4. Классификации фразеологических единиц русского языка.

Разработкой классификации фразеологизмов в России занимались с конца 19
века. К данному моменту разработан целый

ряд классификаций ФЕ по различным основаниям.

Типы фразеологических оборотов по мотивированности значения и
семантической слитности

Критерием выделения типов неразложимых сочетаний служит прежде всего
степень слияния в них отдельных слов. Устойчивость и неразложимость
элементов фразеологического оборота рассматривается, как правило, с двух
точек зрения: во-первых, с точки зрения их смысловой спаянности и,
во-вторых, с точки зрения возможности морфологических изменений слов,
составляющих данный оборот.

По степени лексической неделимости и грамматического слияния
составляющих частей многие исследователи (в том числе Шанский Н.М.)
вслед за академиком Виноградовым В.В. выделяют следующие типы
фразеологических оборотов: фразеологические сращения, фразеологические
единства, фразеологические сочетания.

В особую группу фразеологических выражений следует выделить некоторые
цитаты, пословицы, поговорки и ряд терминологических словосочетаний,
которые приобретают отдельные черты собственно фразеологизмов:
воспроизводимость в одном и том же составе и метафоричность. Шанский
Н.М. называет их фразеологическими выражениями и включает в общий состав
фразеологии. (Шанский Н.М. 1969: 84)

Фразеологические сращения. Фразеологическими сращениями называются такие
лексически неделимые словосочетания, значение которых не определяется
значением входящих в них отдельных слов. Например, смысл оборота очертя
голову – «необдуманно», держать ухо востро – «быть на стороже», семи
пядей по лбу – «умный» и других не мотивирован значением составляющих
компонентов, так как, например, в лексической системе современного языка
нет полноценных по значению самостоятельно существующих слов востро,
очертя, пядей.

Таким образом, основным признаком фразеологического сращения является
его лексическая неделимость, абсолютная семантическая спаянность, при
которой значение целого оборота не может быть выведено из значения
составляющих его слов.

Семантически сращение в большинстве случаев оказывается эквивалентом
слова (Шанский Н.М. 1969: 79) («своеобразным синтаксически составным
словом», по терминологии академика Виноградова В.В.). Например: положа
руку на сердце – «откровенно, чистосердечно», из рук вон – «плохо» и
т.д.

Грамматические формы слов, составляющих фразеологическое сращение, могут
изменяться. Однако на общее значение сращения такое изменение
грамматических форм не оказывает влияния.

В некоторых сращениях грамматические формы слов и грамматические связи
уже не могут быть объяснены, мотивированы с точки зрения современного
русского языка, т.е. они воспринимаются как своего рода грамматические
архаизмы. Например: на босу ногу, сломя голову и т.д. Устаревшие
грамматические формы слов (а иногда и слово в целом) и немотивированные
синтаксические связи лишь поддерживают лексическую неделимость оборота,
его семантическое единство.

Фразеологические единства. Фразеологическими единствами называются такие
лексически неделимые обороты, общее значение которых в какой-то мере
мотивировано переносным значением слов, составляющих данный оборот.
Например, общий смысл таких единств, как пускать пыль в глаза, из пальца
высосать, кровь с молоком и других, зависит от переносного значения
отдельных элементов, которые составляют образный «стержень» всего
оборота.

Образность, присущая в той или иной мере фразеологизмам всех типов,
является результатом употребления отдельных слов, составляющих
фразеологизмы, в переносном значении. Однако не все типы устойчивых
сочетаний обладают одинаковой образностью, и далеко не в каждом из них
эта образность может быть соотнесена со значением отдельных компонентов
и мотивирована. Так, образность фразеологических сращений является
потухшей, уже немотивированной и совершенно независимой от значения
составных элементов. В отличие от сращений фразеологические единства
«обладают свойством потенциальной образности». Образность
фразеологических единств отличает их не только от сращений, но и от
свободных словосочетаний, омонимичных по оформлению (например: как снег
на голову – «неожиданно» и как снег на голову – в прямом значении).

Лексический состав фразеологических единств неделим. Это сближает их с
группой сращений. Но в отличие от сращений части фразеологических
единств могут быть отделены друг от друга вставкой каких-то слов.
Грамматические формы и синтаксический строй фразеологических единств
строго определены, но, как правило, объяснимы и мотивированы
существующими в современном языке формами и связями (например: положить
зубы на полку и положить книги на полку, намылить голову и намылить руки
и т.д.).

Замена слов в составе единства, а также подстановка синонима приводит
или к разрушению образности, присущей данному обороту, или к изменению
его экспрессивного смысла.

Фразеологические сочетания. Фразеологическими сочетаниями называются
такие устойчивые обороты, общее значение которых полностью зависит от
значения составляющих слов. Слова в составе фразеологического сочетания
сохраняют относительную семантическую самостоятельность, однако являются
несвободными и проявляют свое значение лишь в соединении с определенным,
замкнутым кругом слов, например: слово слёзно сочетается только со
словами просить, умолять. Следовательно, один из членов
фразеологического сочетания оказывается более устойчивым и даже
постоянным, другой – переменным. Наличие постоянных и переменных членов
в сочетании заметно отличает их от сращений и единств. Значение
постоянных членов (компонентов) является фразеологически связанным.
Например, в сочетаниях намылить голову или сломать шею постоянными будут
намылить и сломать, так как именно эти слова окажутся основными
(стержневыми) элементами и в других фразеологических сочетаниях:
намылить шею и сломать хребет. Употребление иных компонентов невозможно
(намылить лицо или сломать позвоночник), это обусловлено существующими
семантическими отношениями внутри языковой системы.

От фразеологических сращений и единств фразеологические сочетания
отличаются тем, что не являются абсолютно лексически неделимыми.
Несмотря на фразеологическую замкнутость оборотов данного типа, даже
лексически несвободные компоненты без ущерба для общего
фразеологического значения могут быть заменены синонимом (потупить
голову – опустить голову; насупить брови – нахмурить брови и т.д.). Это
создает благоприятные условия для возникновения вариантов
фразеологических единств, а нередко и синонимов.

Синтаксические связи слов в подобных оборотах соответствуют существующим
нормам, по которым создаются и свободные словосочетания. Однако в
отличие от последних, эти связи устойчивы, неразложимы и всегда
воспроизводятся в одном и том же виде, семантически присущем тому или
иному фразеологизму.

Фразеологизированные обороты (фразеологические выражения). От собственно
фразеологических условно могут быть отделены так называемые
фразеологизированные обороты (или выражения), которые обладают не всеми
различительными признаками фразеологизмов, а лишь частью из них:
воспроизводимостью в готовом виде и (в той или иной мере) образностью.
Однако слова в них остаются семантически полноценными. К таким
выражениям относятся, например, отдельные цитаты, часть пословиц, ряд
терминологических сочетаний. Все они приобрели некую метафоричность,
которая все-таки полностью выводится из составляющих такие выражения
слов. Так, фразеологизированные цитаты приобретают обобщенно-образный
смысл, практически оторванный от первоначального контекста: рожки да
ножки (оставили бабушке).

К типу выражений относятся и сочетания терминологического характера. Но
таких фразеологических единиц с компонентом части тела немного.
Например: двенадцатиперстная кишка, тазовые кости и др., все они
узкоспециальны, из сферы медицины и анатомии.

Типы фразеологизмов и фразеологизированных оборотов по структуре и
лексико-грамматическому составу.

Структурно-грамматический состав фразеологизмов и фразеологизированных
выражений.

По своему структурно-грамматическому составу фразеология современного
русского языка неоднородна. По структуре все обороты делятся на две
большие группы:

1. Фразеологические обороты, имеющие форму самостоятельного предложения:
в глазах потемнело, душа в пятки ушла, хлопот полон рот и др.

В роли предложений чаще всего выступают обороты, имеющие, как правило,
синтаксически законченную форму.

Нередко для этой цели используются и разнообразные обороты
разговорно-бытовой речи: пришей кобыле хвост, сам себе голова и др.

2. Фразеологические обороты, имеющие форму словосочетания: разводить
руками; поставить на колени, брать за горло; кровь с молоком; вешать нос
на квинту; попасть пальцем в небо и др.

По грамматическому составу среди фразеологических единиц выделяется
несколько наиболее типичных разновидностей:

а) обороты, являющиеся сочетанием прилагательного и существительного:
золотые руки, светлая голова, правая рука, ахиллесова пята, золотое
сердце, двенадцатиперстная кишка и др.;

б) обороты, являющиеся сочетанием существительного с существительным в
родительном падеже: до мозга костей, в поте лица и др.;

в) обороты, состоящие из существительного и предложно-падежной формы
существительного: море по колено; кровь с молоком и т.д.;

г) обороты, состоящие из предлога, прилагательного и существительного:
от всего сердца, до седых волос и др.;

д) обороты, являющиеся сочетанием глагола с предложно-падежной формой
существительным: водить за нос; попасть на зуб; семенить ногами;
зарубить на носу, вешать голову, рубить с плеча и др.;

е) обороты, состоящие из деепричастия и существительного (или
существительных с предлогом): сломя голову; скрепя сердце; положа руку
на сердце и др.

Указанные группы не охватывают всего многообразия
лексико-грамматического состава фразеологизмов и фразеологизированных
выражений. В данном случае приведены наиболее распространенные типы
устойчивых сочетаний.

Шанский Н.М. в своей книге «Фразеология современного русского языка»
выделяет также фразеологические обороты, представляющие собой
конструкции с подчинительными союзами. Например: как снег на голову,
голова как решето, хоть глаза выколи, беречь как зеницу ока, как на
ладони и др.

Фразеология современного русского языка с точки зрения ее происхождения.

Исконные фразеологизмы. Основу русской фразеологии составляют исконные
обороты, т.е. общеславянские (праславянские), восточнославянские
(древнерусские) и собственно русские.

К общеславянским относятся такие, как: клевать носом; повесить нос; один
как перст, водить за нос (Шанский Н.М. 1969: 125), с головы до пят и др.

К восточнославянским относятся обороты: без царя в голове (и
антонимичный с царем в голове); под горячую руку, душа в пятки ушла
(Шанский Н.М. 1969: 126) и др.

Собственно русскими является большинство фразеологизмов, например:
высунув язык; губа не дура; держать язык за зубами; зубы заговаривать; и
бровью не ведет; комар носа не подточит; на лбу написано и др.

Собственно русская фразеология пополнялась за счет профессионализмов,
жаргонно-арготических оборотов, диалектных выражений. Немало собственно
русских фразеологизированных выражений уходят корнями в художественную
литературу.

Фразеологизмы и фразеологизированные обороты, заимствованные из других
языков. Словосочетания по происхождению могут быть и заимствованными из
других языков.

Прежде всего выделяются обороты, заимствованные из языка
старославянского. Например: притча во языцех, в поте лица, плоть и
кровь, всем сердцем, как зеницу ока (Шанский Н.М. 1969: 136,137) и др.

Большую группу оборотов составляют так называемые фразеологические
кальки и полукальки, т.е. выражения, являющиеся дословным (или почти
дословным) переводом иноязычных фразеологизмов, пословиц, поговорок.
Например: рука руку моет (латинский), от всего сердца (французский).

Особую группу составляют афоризмы из античной литературы, цитаты из
литературы разных народов, а также изречения, приписываемые выдающимся
зарубежным ученым, общественным деятелям: око за око, зуб за зуб (калька
из Библии), ахиллесова пята (древнегреческие мифы) и др.

Фразеология современного русского языка с точки зрения
функционально-стилистической. Функционально-стилевая классификация
фразеологизмов имеет большое значение, так как помогает наметить
возможные сферы их использования. Этой же цели служит понимание
экспрессивно-стилистического их значения.

Сравнительно небольшая группа фразеологизмов может быть выделена как
межстилевая, т.е. используемая в любом из функциональных стилей. Сюда
относятся, например: взять в руки и др. С точки зрения стилистической
подобные фразеологизмы могут быть названы нейтральными, стилистически
неокрашенными. Нейтральных фразеологических единиц с
компонентом-соматизмом достаточно мало, поскольку большинство из них
является атрибутом бытовой сферы общения.

На фоне рассмотренных фразеологизмов выделяются две основные
функционально-стилевые разновидности оборотов: разговорные и книжные,
каждая из которых дополнительно характеризуется
экспрессивно-стилистической окрашенностью.

Разговорные фразеологизмы. В разговорном стиле самое большое количество
фразеологизмов составляют разговорно-бытовые обороты. Они
характеризуются большей образностью, нередко имеют несколько
стилистически сниженную окраску (шутливую, шутливо-ласковую, а также
ироническую, фамильярную). Например: ни аза в глаза; на барскую ногу;
брать (взять) за бока; голова садовая; гнуть спину; держать ухо востро;
крутить носом; во все лопатки (убегать); совать нос; пасть на сердце;
хоть кол на голове теши и т.п.

От фразеологии разговорно-бытовой следует отличать обороты, стоящие за
пределами литературного языка. Сюда относятся словосочетания грубо
просторечного характера и бранные обороты: намять бока; распустить
слюни; дать по шее; языком чесать и др.

Книжные фразеологизмы и фразеологизированные выражения. Сфера
употребления фразеологических оборотов книжной речи намного уже, чем
фразеологизмов нейтральных, межстилевых. Сюда относятся отдельные
обороты официально-деловой речи, фразеологизмы научно-терминологического
типа, обороты литературно-публицистического характера (рог изобилия).
Фразеологических оборотов данного типа с компонентом «часть тела»
практически нет.

С точки зрения стилистической к книжной фразеологии относятся и многие
цитаты из произведений русских и зарубежных писателей, выражения из
античной литературы, из церковных книг и т.д. По своей
экспрессивно-эмоциональной сущности некоторые книжные фразеологизмы и
фразеологизированные выражения всех стилей характеризуются большей
приподнятостью, торжественностью, патетикой.

Выводы по главе 1.

Семантическая классификация, разработанная Виноградовым В.В., применима
ко всем трем языковым системам, с некоторыми доработками. Так, один из
основных признаков фразеологических единств русского языка (это
структурная закрепленность) не в полной мере применим к фразеологическим
системам немецкого и английского языков, где при сохранении остальных
признаков, у фразеологических единств возможны лексические варианты.
Например, замена нестержневого компонента: to drum / drill something
into someone’s head, j-m die Flьgel stutzen / beschneiden. Оба варианта
обладают одним значением и коннотативной структурой.

Помимо семантической классификации, широко применяется
функционально-стилевая классификация в различных вариантах.

Широко распространена во фразеологии и тематическая классификация,
особенно часто применяемая по отношению к английскому языку в
практических целях изучения его как иностранного языка.

Следует отметить, что наиболее развитой теорией фразеологии отличается
русское языкознание, в котором разработаны многие аспекты
фразеологических единиц: их семантика, структурная слитность,
компонентный состав, происхождение. Советские и русские ученые
занимались исследованием фразеологических систем не только русского, но
и многих иностранных языков.

Глава 2. Особенности коннотативного значения и переосмысления
слов-названий частей тела в составе фразеологических единиц.

Названия частей тела являются одними из наиболее часто участвующих слов
в образовании фразеологизмов. Высокий удельный вес соматизмов,
по-видимому, общая черта многих, если не всех фразеологических систем
(Рахштейн А.Д. 1980: 113, Мордкович Э.М. 1972: 75). Интересно, что в
сопоставляемых языках на первых местах по фразообразовательной
активности оказываются слова, обозначающие руку, глаза, голову. Вряд ли
это обстоятельство объяснимо внутрилингвистическими причинами. Названные
компоненты наиболее прямо соответствуют чувственной (глаз) и логической
(голова) ступеням познания, а также мерилу его истинности — практике
(рука).

Эти компоненты ФЕ относятся в своем самостоятельном употреблении к
высокочастотной зоне лексического состава, к его наиболее древней,
исконной и социальной значимой части. Как правило, это многозначные
слова, отдельные переносные значения которых в большей или меньшей
степени ощутимы и во фразеологических значениях отдельных
фразеологических единиц. Однако решающую роль играют, несомненно, их
главные, первичные, прямые значения.

По данным Блюма А.соматические фразеологизмы представляют в современном
английском языке огромную группу. Наиболее частым по употреблению
соматизмом является hand. Далее по частотности следуют head, eye, face,
arse (ass, butt), foot, nose, finger, heart. Остальные соматизмы (leg,
arm, back, bone, brain, ear, tooth, skin, shoulder, neck, tongue) менее
употребимы, однако их фразообразовательная активность достаточно велика.
(Блюм А. 2000: 1)

По данным Пеклер М.А. и Рахштейн А.Д., среди 17 наиболее частотных
существительных в составе русских фразеологических единиц обнаруживается
8 лексических соматизмов, а среди соответствующих 17 немецких
существительных их оказывается 11. Это соответственно, по порядку: глаз,
рука, голова, нога, язык, нос, ухо, сердце, кровь, плечо, Hand, Kopf,
Auge, Herz, Ohr, FuЯ, Hals, Mund, Bein, Nase, Finger, Boden. (Пеклер
М.А. 1967: 15, Рахштейн А.Д. 1980: 116) Чуть менее частотными являются
компоненты: Zunge, Blut, Rьcken, Zahn, рот, палец, лицо, волосы, зубы.

Итак, части тела и их названия в разных языках фигурируют не только в
буквальном смысле: они имеют также и символический характер.

Используя названия частей тела в переносном значении – как сравнения,
метафоры, в идиомах, пословицах, люди стараются полнее передать свои
мысли или произвести большее впечатление от сказанного. Носители языка
прибегают к помощи слов, называющих их органы, для описания самых разных
сфер действительности, включая эмоции. Собственное тело для человека
ближе всего, с ним сравнивают, когда говорят о чем-то максимально
знакомом. Выражение – to have something at one’s fingertips – etwas an
den Fingern herzahlen – знать, как свои пять пальцев – говорит само за
себя.

Органы человеческого тела можно по-разному классифицировать и выделять
их в группы по разным признакам: например, есть органы, принимающие
информацию извне – это глаза, уши, нос. В этом не участвуют, наоборот,
живот, плечи и ноги. Язык – орган, отвечающий за передачу информации.
Поэтому на язык ссылаются, когда говорят о ее поступлении от говорящего.
Есть, например, органы, которые выполняют движения и жесты, нужные для
общения. Другие в этом не участвуют. Все части тела необходимы для
деятельности человека. Например, можно часто услышать фразы: «у тебя
что, рук нет?» или «у тебя ног нет?», «where were your eyes?». Эти
выражения употребляются иронически, когда человек не выполняет то, о чем
его просят или не идет куда-либо.

Выделяется два основных семантических типа жестов: коммуникативные и
симптоматические. К первой группе относятся жесты, несущие информацию,
которую жестикулирующий намеренно передает адресату. По своей природе
это чисто диалогические жесты (погрозить кулаком, поманить рукой,
показать язык, показать пальцем, подмигнуть, поклониться, покрутить
пальцем у виска и т.д.). Жесты второй группы – симптоматические –
свидетельствуют об эмоциональном состоянии говорящего. Примеры русских
симптоматических жестов: открыть рот (от изумления), сжать губы, кусать
губы, барабанить пальцем по столу. Симптоматические жесты занимают
промежуточное положение между физиологическими движениями и
коммуникативными жестами. С движениями их сближает то, что проявление
любой эмоции изначально физиологично.

В разных культурах одни и те же жесты могут иметь совершенно разное
значение. Это зачастую создает большие проблемы в межкультурном общении
и объясняет наличие фразеологических псевдоэквивалентов в сопоставляемых
языках.

Мимика представляет собой изменения выражения лица человека. Она
позволяет выразить все универсальные эмоции: печаль, счастье,
отвращение, гнев, удивление, страх и презрение.

В анатомическом смысле частей тела очень много. Но большинство из них
стали известны едва ли раньше, чем 100-150 лет назад. Эти названия не
распространены в речи непрофессионалов, не вошли в поговорки, пословицы,
идиомы, художественные произведения и тем более в легенды и мифы.
Символическое значение имеют только части тела, в традиционно языковом
понимании, которые можно определить как внешние органы тела, за
исключением слова «сердце». Рассмотрим коннотативные оттенки значений
некоторых из них.

Голова/head/Kopf управляет мышлением и рассудком. В связи с этим
вытекает основное коннотативное значение соматизма, оно обозначает
рассудительность и ум или их отсутствие, например: to have a good head
for something – einen klaren (или offenen) Kopf haben / nicht auf den
Kopf gefallen sein – иметь ясную голову, или to have a good head on
one’s shoulders – seinen Kopf fьr sich haben – иметь свою голову на
плечах. Значение способности сосредоточиться, воли отражается в таких
фразеологических единицах: to lose one’s head – den Kopf hangen lassen /
den Kopf verlieren – повесить голову / понурить голову; to keep one’s
head – sich deshalb nicht den Kopf wegreifien – не терять головы; to
bury one’s head in the sand – den Kopf in den Sand stecken – зарыть
голову в песок. Зачастую «голова» приобретает значение «жизни, поскольку
является жизненно-важным органом: etwas mit seinem Kopf bezahlen –
поплатиться головой. Дополнительное значение вносит сема превосходства,
заложенная в понятии, например: to carry one’s head high – den Kopf
hochhalten (или aufrechthalten) – высоко держать голову (т.е. держать
себя с достоинством); to wash one’s head – j-m den Kopf waschen –
намылить голову/шею кому-либо (отругать, тем самым унизив, кого-либо).
Необходимо отметить, что среди аналогов русских фразеологизмов о голове
на английском и немецком иногда ей соответствует именно голова, а иногда
мозги: ломать над чем-нибудь голову – to cudgel one’s brains over
something – sich den Kopf ьber etwas zerbrechen.

Волосы/hair/Haar можно рассматривать и как возможный атрибут головы, и
самостоятельно. Обычно, слово в составе фразеологической единицы
приобретает значение какой-либо эмоции. Например, страха: one’s hair
stood on end – die Haare stehen zu Berge – волосы дыбом встают; досады:
to tear one’s hear out – sich die Haare ausraafen – рвать на себе
волосы. Отдельной семантикой обладает один волос, или волосок: он имеет
значение чего-то малого, иногда неважного: to split hairs – Haare
spalten – придираться к мелочам; urn kein Haar – ни на волос; by a hair
– um ein Haar – на волосок.

Глаза/eyes/Augen и их открытость символизирует получение информации и ее
достоверность: острый глаз – sharp eye; to be all eyes – ganz Auge sein
– смотреть во все глаза / смотреть в оба (глаза) – быть внимательным,
бдительным, смотреть с большим вниманием; to open somebody’s eyes to
something – j-m die Augen цffnen (ьber) – открыть/раскрыть глаза на
что-то. Глаза являются и важными выразителями эмоций и чувств,
следовательно, велико количество фразеологических единиц с данным
компонентом, отражающих изменение эмоционального состояния человека.
Например, удивление: an eye-opener – die Augen aufreifien – вытаращить
глаза; желание: with an eye to doing something – die Augen brennen Him
danach – положить глаз на что-либо / глаза загораются; зависти и
недоброжелания: the envy eye / green eyes – ein bьses Auge haben –
дурной глаз. Следует отметить, что в немецкой и русской фразеологии,
есть большое количество фразеологических единиц с компонентом «глаз»,
обозначающих смерть: die Augen schliefien – закрыть глаза навеки.

Нос/nose/Nase – сравнительно малый орган и единственный, который
выступает на лице. Первое его значение – обозначение близости, часто
сопряженное с получением информации. Например: not to see beyond the end
of one’s nose – nicht ьber die eigene Nase hinaas sehen – дальше
собственного носа не видеть; to stole something under one’s nose – j-m
etwas vor der Nase wegschnappen (или wegnehmen) – стащить что-либо у
кого-либо из-под носа. Вторая символика носа – нездоровое любопытство,
пороки: to stick / poke one’s nose into other people’s affairs – seine
Nase in alies stekken – совать свой нос не в свое дело. Необходимо
отметить и следующее значение: to look down one’s nose at somebody /
with one’s nose in the air – die Nase hoch tragen (aufwerfen или
einspannen) – задирать нос, важничать.

Посредством рта/mouth/Mund производится речь. Это и есть его
символическое значение в сопоставляемых языках: to keep one’s mouth shut
– j-m den Mund stopfen – заткнуть рот; набрать в рот воды – er kann
nicht den Mund aufkriegen.

Зубы/teeth/Zahn – это древнейшая эмблема агрессивной и защитной силы.
Например: to show one’s teeth – einen Zahn gegen j-n haben / die Zдhne
fletschen – иметь зуб против кого-либо / скалить зубы; an eye for an
eye, a tooth for a tooth – Aug(e) um Aug(e), Zahn um Zahn – око за око,
зуб за зуб; armed to the teeth – bis auf die Zдhne bewaffnet sein –
вооружён до зубов.

Ухо/ear/Ohr, как и глаз, – орган, воспринимающий информацию извне
(только не зрительную). Поэтому в основном фразеологизмы, связанные с
этим органом, употребляются, чтобы обозначить способность узнавать и
слушать: to be all ears – (ganz) Ohr sein / mit beiden Ohren horchen
(auf etwas) – во все уши слушать; etwas zu einem Ohr herein zum andern
hinauslassen – в одно ухо влетело, в другое вылетело. Интересно, что уши
ассоциируются с тайной, с желанием ее выведать: to pick up somebody’s
ears – die Ohren spitzen – навострить уши. Также уши являются символом
чего-то крайнего (видимо, это связано с их маркированным расположением
как на голове, так и в вертикальном отношении: эта часть тела
расположена выше почти всех других): to be over head and ears in love –
bis ьber die Ohren verliebt sein – влюбиться по уши; to be up to the ear
in work – viel urn die Ohren haben – по уши увязнуть в работе / быть по
уши в работе.

Язык/tongue/Zunge символизирует общение, передачу информации – это его
первый символический смысл, например: to have lost one’s tongue – die
Zunge verschlucken – язык проглотить; the word is on the tip of my
tongue – etwas auf der Zunge haben / das habe ich auf der Zunge – на
языке вертится. Часто во фразеологизмах имеет значение органа, виновного
в излишней болтливости. В этом случае у него отрицательная семантика
(второй символический смысл): wag one’s tongue – sich die Zunge
verbrennea – языком трепать/ чесать; to hold one’s tongue – держать язык
за зубами – die Zunge im Zaum halten; a clever tongue will take you
anywhere – beredter Mund geht nicht zugrund – язык до Киева доведет; a
fool’s tongue runs before his wit – das Herz auf der Zunge haben (или
tragen) – язык мой – враг мой; to loose one’s tongue – eine lose Zunge
haben – развязать язык / быть невоздержанным на язык.

Сердце/heart/Herz – орган с символикой чувств, переживаний, настроений.
Например, искренности: from the bottom of one’s heart – von ganzem
Herzen – от чистого сердца; with all one’s heart – aus ganzem (или
vollem) Herzen – от всего сердца, от всей души; боли: heart is bleeding
– ihm tat das Herz im Leibe weh – сердце кровью обливается; to eat one’s
heart out – das Herz dreht sich mir im Leibe um – сердце болит; удачи:
to win one’s heart – j-s Herz gewinnen – покорить чьё-либо сердце;
переживания: to take something to heart – sich etwas zu Herzen nehmen –
принимать что-либо близко к сердцу. Соматизм часто используется для
описания характера людей: to have heart of gold / big / soft / kind
heart – ein Herz haben / viel Herz haben / ein Herz im Leibe haben / ein
Herz im Busen tragen – иметь золотое / доброе / большое сердце. Чаще
употребление слова «сердце» говорит о положительных качествах человека.
Достаточно часто сердце связано с понятием любви: to open one’s heart to
– sein Herz an j-m verloren haben / j-m das Herz цffnen – открыть сердце
/ отдать кому-то свое сердце; to break one’s heart – j-n ins Herz
treffen – разбить сердце. Следует отметить сильную фразеологическую
эквивалентность русского слова «душа», у русских оно ассоциируется с
сердцем, например: аналоги русского выражения душа ушла в пятки – one’s
heart sank into one’s boots – er traegt sein Herz in der Hand; а излить
душу – to bare one’s heart – jemand das Herz ausschuetten.

Рука/hand/Hand играет практически универсальную роль: это слово
употребляется с различными значениями, наиболее частые из которых –
общение, мастерство, деятельность, обмен, т.е. практическое применение
мысли. Особенно много фразеологических единиц, содержащих данный
соматизм, со значением «нахождения чего-либо у кого-либо и получения»,
например: to take something in hand / lay hands on – die Hand auf etwas
legen -наложить руку на что-либо / прибрать что-либо к рукам / взять в
свои руки; to hold well in hand – j-n (или etwas) in der Hand haben (или
halten) держать в своих руках; to take oneself in hand – sich in die
Hand nehmen – взять себя в руки; hands off! – Hand von der Butte! – руки
прочь; to fall / get into somebody’s hands – in j-s Hand fallen / j-m in
die Hande fallen / j-m in die Hand laufen – попасться в чьи-либо лапы.
Значение деятельности (например: to give a free hand – freie Hand haben
– развязать руки; to be tired / bound hand and foot – an Hдnden und
Fьвen gefesseit (или gebunden) sein – быть связанным по рукам и ногам) и
мастерства, качества работы особенно четко прослеживается на примерах из
русского языка: золотые руки, из рук вон плохо, руки не доходят до
чего-то, не покладая рук. Значение общения и обмена отражено в таких
фразеологических сериях: change hands – von Hand zu Hand gehen –
переходить из рук в руки / ходить по рукам / из рук в руки; at first /
second hand – etwas aus erster / zweiter / dritter Hand (erfahren,
wissen, kaufen) – из первых / вторых / третьих рук (узнать, знать,
купить что-либо). Руки обозначают и материальное воплощение намерений:
to seek somebody’s hand in marriage – um die Hand anhalten (или bitten)
просить руки; to wash one’s hands of – seine Hдnde in Unschuld waschen –
умыть руки. Особый интерес представляет подразделение на левую и правую
руки: not to let one’s left hand what one’s right hand does – левая рука
не ведает, что творит правая; быть чьей-то правой рукой – er ist seine
rechte Hand.

Плечи/shoulders/Schultern символизируют ответственность, трудолюбие,
ношу, которая на них ложится: взвалить что-то на плечи, по плечу, с плеч
долой, как гора с плеч свалилась. Ни в английских, ни в немецких
устойчивых выражениях плечи не обладают такой ярко выраженной
символикой. Однако, данный соматизм достаточно часто встречается во
фразеологических единицах типа: to have one’s head screwed on one’s
shoulders on the right way – seinen Kopf fьr sich haben – иметь свою
голову на плечах.

«Нога» в русском языке – основное слово для обозначения нижней
конечности целиком, а в английском и немецком языках нижнюю конечность
делят на две зоны и применяют для их обозначения соответственно по два
слова: leg/Bein (верхняя часть) и foot/Fuss (нижняя часть, стопа).

Нога символизирует движение, скорость. В устоявшихся выражениях ноги
часто противопоставляются голове и связанному с ней ментальному началу в
человеке, как действующий и механический орган – разумному: little wit
in the head makes much work for the feet – was man nicht im Kopf hat,
muв man in den Beinen haben – дурная голова ногам покою не дает.
Соматизмы отражают значение устойчивости или неустойчивости (как в
прямом значении, так и в переносном смысле) и уверенности в себе: to
stand on one’s own two feet – mit semen Beinen auf der Erde bleiben /
fest auf den Beinen stehen – стоять обеими ногами на земле; to feel/find
one’s feet – festen Fuв fassen – обрести (твёрдую) почву под ногами; to
get back on one’s feet – auf die Beine kommen – встать на ноги; to cut
the ground from under one’s feet / to pull the rug from under one’s feet
– auf wackligen Fьвen stehen – выбить почву из-под ног; to be with one
foot in the grave – mit einem Bein im Grabe stehen / mit einem Fuв unter
der Erde (или im Grabe) stehen / auf den letzten Fьвen gehen – стоять
одной ногой в могиле.

Пятка/heel/Ferse как часть ноги задействована чаще в русском языке: быть
под пятой у кого-либо – to be under one’s thumb (под большим пальцем) –
einen krummen Rьcken vor j-m machen (гнуть спину); hard on one’s heels /
on the heels of / on the neck of – j-m auf dem Fuвe folgen – идти по
пятам за кем-либо.

Семантика правого и левого в отношении ноги (как и руки), видимо,
универсальна для всех сопоставляемых языков, например: to get up with
one’s left foot foremost – er ist wohl lieute mit dem linken Fuв
aufgestanden / er ist mit dem linken Bein aufgestanden – встать с левой
ноги. «Левый» в ??? ??? ???? ?о-?бо ??????.

У????е ?л?/knee/Knie ??о я?яе?я ????? ???ия, ????ия, ???а, ????. Н???р:
to bring somebody to his knees – j-n auf die Knie zwigen – ????ь ??-?? ?
???.

Выводы к главе 2.

Большинство частей тела и их обозначения имеют несколько коннотативных
символических значений, вытекающих из основного значения «части тела» на
основе метонимического переноса.

Следует отметить, что фразеологические системы английского, немецкого и
русского (и многих других) языков демонстрируют «двойной
антропоцентризм» – происхождения и функционирования, т.е. семантическую
ориентированность на человека как составляющих лексем-компонентов в их
прямых значениях, так и особенно совокупных фразеологических единиц в их
фразеологических значениях.

Глава 3. Сопоставительный анализ фразеологизмов лексико-семантического
поля частей тела.

Сопоставление систем соматических фразеологизмов трех языков должно,
по-видимому, дать ответ на следующие вопросы: в чем заключаются сходства
и различия между фразеологическими системами английского, немецкого и
русского языков; как они проявляются в основных аспектах языка —
функциональном, семантическом, формально-смысловом, структурном; какими
внутриязыковыми и экстралингвистическими факторами они обусловливаются,
какова степень межъязыковой эквивалентности соматических фразеологизмов.

3.1. Критерии, влияющие на характер межъязыковой фразеологической
эквивалентности.

На соотнесенность фразеологических единиц английского, немецкого и
русского языков влияют различные факторы и в различной степени. Это
может проявляться в том, что в каких-либо двух из этих трех языков могут
наблюдаться полные или частичные структурно-семантические эквиваленты, а
в третьем эквивалента может вообще не быть. Например, наличие полностью
эквивалентных единиц в русском и немецком языках и тождественной в
смысловой, но различной в организационном плане английской единицы:
водить кого-либо за нос (русский) – j-n an der Nase herumfьhren
(немецкий) – to draw the wool over someone’s eyes (английский).

Первым и основным критерием, определяющим наличие как смысловых, так и
структурно-семантических эквивалентов среди фразеологизмов трех языков,
является смысловая соотнесенность, которая подразумевает частичное или
полное совпадение основного общего значения фразеологической единицы и
коннотативного значения.

Например: проскользнуть между пальцев – to slip through one’s fingers –
durch die Finger schlьpfen; пускать пыль в глаза – to throw dust in
someone’s eye – j-m Sand in die Augen streuen; лицом к лицу / с глазу на
глаз – Aug(e) in Aug(e) – face to face; кричать во все горло / во всю
глотку – to scream at the top of one’s lungs – mit vollen Backen
ausposauen. В последнем соотносительном ряду при идентичном лексическом
значении различен компонентный состав: кричать во все горло – «кричать
во все легкие» – «кричать со все щеки».

Применяя семантический критерий, следует отметить общность коннотативных
значений, на основе которых происходит переосмысление лексического
сочетания во фразеологизм, в английском, немецком и русском языках.
Подобные семантические связи прослеживаются в сопоставляемых языках на
материале фразеологизмов с наиболее частотными компонентами
head/Kopf/голова, eye/Auge/глаз («вocпpиятиe, осознание»);
hand/Hand/рука («активное воздействие»); heart/Herz/сердце («чувство,
эмоциональное отношение»); mouth/Mund/рот («речь»); tongue/Zunge/язык
(«речь») и др. Фразеологические ряды такого рода представляют собой
семантические группы, в которых групповая сема, напр., «мыслительный
процесс», ассоциируется с соматическим компонентом, напр.: head (часто
brain) / Kopf / голова, а прочие компоненты выступают в роли носителей
дифференциальных сем. Например: to cudgel one’s brains over something –
sich den Kopf ьber etwas zerbrechen – ломать голову над чем-либо. Тем не
менее, необходимо отметить различия коннотативных ассоциаций, так во
фразеологическом ряде: to bare one’s heart – j-m das Herz ausschьtten –
излить душу, третий русский компонент не содержит соматизма «сердце»,
что является очень характерным для русского языка, где слова «душа» и
«сердце» отождествляются.

Следующим по важности критерием является структура фразеологической
единицы. Структурная (лексическая и синтаксическая) организация в
отличие от первого критерия определяет наличие полных
структурно-семантических эквивалентов.

Рахштейн А.Д., сравнивая немецкую и русскую фразеологические системы,
выделил лексическую организацию (компонентный состав) и синтаксическую
структуру. (Рахштейн А.Д. 1980: 120). Указывая, что семантическая
принадлежность компонентов к той или иной тематической группе в целом
слабо отражается на мере межъязыковой эквивалентности фразеоло-гических
единиц, Рахштейн А.Д. утверждает, что исключение составляют лишь
небольшие группы фразеологизмов. Так, например, повышенной
структурно-семантической эквивалентностью обладают устойчивые сочетания
с компонентами-именами реалий и именами собственными не английского, не
немецкого и не русского происхождения; это
фразеологизмы-интернацио-нализмы, т.е. кальки, восходящие к античности,
библейским сказаниям и вообще к источникам на каком-либо третьем языке.
Например, Achilles’ heel – die Ferse des Achilles – ахиллесова пята;
one’s own flesh and blood – Fleisch und Blut – плоть и кровь; all skin
and bones – nur (или nichts als) Haut und Knochen – кожа да кости; An
eye for a an eye, a tooth for a tooth – Aug(e) um Aug(e), Zahn um Zahn –
око за око, зуб за зуб.

Низкая структурно-семантическая фразеологическая эквивалентность
характерна для единиц, включающих компоненты, соответствия которых либо
вообще отсутствуют в лексико-семантической системе сопоставляемого
языка, либо занимают в ней периферийное положение. Однако Рахштейн А.Д.
предполагает и наличие обратной зависимости. Фразеологизмы, в основе
которых лежат лексемы, наиболее частотные как в самостоятельном
употреблении, так и по своей фразообразовательной активности, обладают
повышенной структурно-семантической эквивалентностью. (Рахштейн А.Д.
1980: 127) Так, для ФЕ, включающих самые частотные в английском,
немецком и русском языках именные фразеологические компоненты–соматизмы,
такие как head/Kopf/голова, eye/Auge/глаз, Hand/рука, finger/
Finger/палец, heart/Herz/сердце структурно-семантическая эквивалентность
достаточно велика, например: to cry one’s eyes out – sich die Augen
ausweinen – выплакать все глаза; to hold / carry one’s head high – den
Kopf hochhalten — высоко держать голову; to turn someone’s head – j-m
den Kopf verdrehen – вскружить голову кому-либо; to through dust in
somebody’s eyes – j-m Sand in die Augen streuen – пускать пыль в глаза;
with all one’s heart – aus ganzem (или vollem) Herzen – от всего сердца
/ всем сердцем; lay hands on – die Hand auf etwas legen – наложить руку
/ прибрать что-либо к рукам; to be with one foot on the graves – mit
einem Bein im Grabe stehen – стоять одной ногой в могиле; to twist
someone round one’s little finger – j-n um den Finger wickeln –
обернуть, обвести вокруг пальца кого-либо.

Таким образом, количество эквивалентов среди фразеологизмов с
компонентом «часть тела» достаточно велико, поскольку соматизмы обладают
очень высокой фразообразовательной активностью (Пеклер М.А. 1967: 15,
Блюм А. 2000: 1)

Синтаксическая структура фразеологических единиц важна при сравнении
языков, в которых связь слов происходит по одному типу. Так сопоставляя
немецкий и русский языки (в которых показателями синтаксической связи
слов являются падежные окончания, предлоги и союзы, словоформы), можно
говорить о структурно-синтаксических схемах, имеющих или не имеющих
однозначного соответствия в сопоставляемом языке, характеризующихся
пониженной или повышенной фразеологической эквивалентностью. Например,
такая модель «деепричастие совершенного вида + существительное»
(сломя/очертя голову; скрепя сердце) характерна только для русского
языка, поскольку деепричастий в английском и немецком языках нет вообще,
следовательно, нет у приведенных фразеологических компонентов и полных
эквивалентов в немецком и русском языках (фразеологизму «сломя/очертя
голову» соответствуют различные по построению конструкции: to break
one’s neck – Hals ьber Kopf / mit dem Kopf nach unten). Таким образом,
поскольку в сопоставляемых английском и немецком языках по сравнению с
русским, имеются серьезные различия в системе глагола (сложная система
времен, особая система причастий, наличие такой неспрягаемой формы, как
герундий и т.п.), а также отсутствуют категории падежа и личных форм
глагола в английском языке, при несоответствии четырех падежей немецкого
языка и шести русского, нельзя говорить о строгом
структурно-семантическом соответствии фразеологических единиц
сопоставляемых языков. Поэтому данный критерий не является ведущим в
определении структурно-семантических эквивалентов фразеологических
единиц.

Определенную роль играет и принадлежность фразеологических единиц к
определенному стилю, т.е. их стилистическая маркированность. Однако, по
большей части, наличие компонента-соматизма во фразеологической единице
уже предопределяет его некоторую разговорную окраску, за исключением
единичных фразеологизмов библейского и античного происхождения. Поэтому
этот критерий возможно опустить при оценке соответствия фразеологических
единиц. Однако среди резко сниженных просторечных структур
стилистические структурно-семантические эквиваленты очень редки. Как
правило, просторечная фразеология каждого языка имеет свою собственную
оригинальную организацию, почти не имеющую прямых аналогов в
сопоставляемых отдаленно родственных и неродственных языках, например:
to be off one’s head; by the skin of one’s teeth; von hinten durch die
Brust ins Auge; eine groвe Lippe riskieren; sich das Maul wischen
mьssen; разуй глаза; вожжа/шлея под хвост попала; ни уха ни рыла.

Структурно-семантическая фразеологическая эквивалентность снижается
вместе со снижением продуктивности типовых образов, по которым
сформированы фразеологические единицы. Соответственно минимум такой
эквивалентности достигается фразеологизмами, в основе которых лежат
уникальные образы, особенно, если образная мотивировка затемнена или
вообще утрачена для современного состояния языка. Это означает, что
наименее эквивалентны фразеологические сращения (по Виноградову В.В. и
Шанскому H.M.). Не случайно на материале фразеологических сращений был
сделан в свое время вывод о «непереводимости» идиом (Реформатский А.А.
1967: 124); фактически имеется в виду отсутствие у этих фразеологических
единиц структурно-семантических эквивалентов, т.е. невозможность их
дословного перевода.

Однако, если межъязыковая эквивалентность определяется метонимическим
переосмыслением общечеловеческих психофизиологических процессов или
исторически сложившейся мерой культурной общности, которая в данном
случае довольно высока, но отнюдь не абсолютна, фразеологическая
структурно-семантическая эквивалентность может быть достаточно высокой
(Рахштейн А.Д. 1980: 126). Например: to gnash one’s teeth — mit den
Zдhnen knirschen – скрежетать зубами; two heads are better than one-
zwei Kopfe sind besser als einer – одна голова хорошо, а две лучше; to
keep an eye / one’s eyes on somebody – sein Auge auf j-n lenken – не
спускать глаз с кого-либо; to listen open-mouthed — den Mund aufreiЯen –
разинуть рот.

Следовательно, если в сопоставляемых языках действуют одни и те же
продуктивные «образные идеи», по которым сформировано значительное
количество ФЕ с одинаковым или близким значением, то достаточно высока
вероятность, что у этих ФЕ есть структурно-семантические эквиваленты в
сопоставляемом языке (полные или неполные). (Рахштейн А.Д. 1980: 127) И
наоборот, несовпадение типовой образной основы сводит
структурно-семантическую эквивалентность к минимуму.

Таким образом, основными критериями, определяющими наличие эквивалентов
среди английских, немецких и русских фразеологизмов, содержащих
компонент «часть тела» в своем составе, является общий смысл
фразеологической единицы и ее лексическая организация. Совпадение или
несовпадение семантики и компонентов фразеологизма (синтаксическая
структура практически никогда совпасть не может вследствие различий
языковых систем), основанное на общности или различии способа
переосмысления несвязанного словосочетания во фразеологическую единицу,
обеспечивает наличие эквивалентов и их типы.

3.2. Анализ фразеологических единиц с семантической и структурной точек
зрения.

Взаимодействие факторов семантической и лексической структур
фразеологических единиц с компонентом «часть тела» сопоставляемых языков
проводит к образованию различных серий эквивалентов. Обнаруживается
полное тождество или различие структурного аспекта и полное тождество
совокупного содержания, полное смысловое и неполное структурное
тождество, фразеологические единицы полностью различные в семантическом
аспекте при полном или неполном тождестве синтаксической организации.

Структура

Смысл Тождество Неполное тождество Различие Тождество
Структурно-семантические

эквиваленты Семантические

эквивалентыПолные НеполныеРазличие Структурные псевдо-эквиваленты
(«ложные друзья переводчика») Не соотнесенные фразеологические единицы
Совпадение плана выражения и плана содержания фразеологических единиц
сопоставляемых языков ведет к образованию серий структурно-семантических
эквивалентов. Поскольку совпадение может быть полным и неполным,
выделяются полные структурно-семантическое эквиваленты и неполные
структурно-семантические эквиваленты.

Полные структурно-семантические фразеологические эквиваленты – это такие
фразеологические единицы английского немецкого и русского языков, у
которых при полном тождестве значения наблюдается тождество из
компонентного состава при схожей синтаксической организации. Например:
to be at hand to – bei der Hand sein – быть под рукой; to hold one’s
tongue – die Zunge halten – попридержать язык; to welcome
someone/something with open arms – j-n mit offenen Armen empfangen (или
aufnehmen) – встречать с распростертыми руками; to do something behind
someone’s back – hinter j-s Rьcken – за спиной у кого-либо; to turn
one’s back upon somebody – j-m den Rьcken kehren (bieten, wenden или
zeigen) – повернуться спиной; to be up to the ears in something – bis
ьber die Ohren / ьber beide Ohren – по уши (например: влюблен, в
долгах); to twist someone round one’s (little) finger – j-n um den
Finger wickeln – обвести вокруг пальца кого-либо; to stand on one’s own
two feet – auf eigenen Fьвen stehen / fest auf den Beinen stehen –
твёрдо стоять на ногах; to be bound hand and foot – sich Hand und Fuв
binden – связать себя по рукам и ногам; to have something in hand / to
take something in hand – j-n (или etwas) in der Hand haben / halten –
держать в своих руках; to take oneself in hand – sich in die Hand nehmen
– взять себя в руки; to wash one’s hands of – seine Hдnde in Unschuld
waschen – умыть руки; to lose one’s head – den Kopf verlieren –
(по)терять голову; to come to a head – in den Kopf kommen – приходить в
голову; to knock something into somebody’s head / to get (put) somebody
(or something) out of one’s head (or mind) – sich etwas aus dem Kopf
schlagen – выкинуть из головы; to take (or put) it into one’s head –
sich etwas in den Kopf setzen (einbleuen, eintrichtern, meinstieren) –
вбить, взять себе что-либо в голову; to bury one’s head in the sand –
den Kopf in den Sand stecken – зарыть голову в песок; to turn one’s head
– j-m den Kopf verdrehen – вскружить голову кому-либо; to stretch one’s
legs – sich die Beine vertreten – поразмять ноги; to poke one’s nose
into someone else’s business/affairs – seine Finger in etwas stecken –
совать свой нос в чужие дела; to have got one’s head screwed on one’s
shoulders on the right way – seinen Kopf fьr sich haben – иметь свою
голову на плечах; cannot see an inch beyond / before one’s nose – nicht
ьber die eigene Nase hinaas sehen – не видеть дальше собственного носа и
т.д.

Причинами появления полных серий полных структурно-семантических
фразеологических эквивалентов могут быть заимствование из какого-либо
третьего источника, или общая этимология в английском и немецком языках
(поскольку эти языки являются близкородственными) и дальнейшее
заимствование фразеологической единицы русским языком. Однако последнее
утверждение доказать трудно, т.к. во всех трех языках в сфере
соматических фразеологизмов действуют похожие семантические
фразобразовательные модели. (Рахштейн А.Д. 1980: 126) Следовательно,
следует считать совпадением наличие полных структурно-семантических
эквивалентов в сопоставляемых языках.

Примером заимствованных полных структурно-семантических эквивалентов
могут быть следующие фразеологизмы: Achilles’ heel – die Ferse des
Achilles – ахиллесова пята; one’s own flesh and blood – Fleisch und Blut
– плоть и кровь; all skin and bones – nur (или nichts als) Haut und
Knochen – кожа да кости; аn eye for a an eye, a tooth for a tooth –
Aug(e) um Aug(e), Zahn um Zahn – око за око, зуб за зуб. Такие
фразеологические единицы были заимствованы английским, немецким и
русским языками из третьих источников: в основном Библии и античной
мифологии Древней Греции и Древнего Рима.

Под неполными структурно-семантическими фразеологическими эквивалентами
подразумеваются такие фразеологические единицы, у которых при полном
тождестве семантики есть определенные различия компонентного состава (в
пределах исследуемой группы фразеологизмов). Например: to curl the lip –
die Lippen hangenlassen – скривить / надуть губы; to fall (or get) into
somebody’s hands – j-m in die Arme laufen – угодить в чьи-либо лапы; to
be all ears – ganz Ohr sein – во все уши слушать; to have one’s eye on
something / someone – j-n (или etwas) nicht aus den Augen lassen – не
спускать глаз с кого-либо, чего-либо; to catch an eye – in die Augen
fallen / springen / stechen – бросаться в глаза; to have something at
one’s finger-tips – etwas an den Fingern herzahlen – знать что-либо как
свои пять пальцев; to feel/find one’s feet – (festen) Fuв fassen / auf
die Beine kommen – встать на ноги / обрести (твёрдую) почву под ногами;
one’s hair stood on end – die Haare stehen (или das Haar steht) zu Berge
– волосы дыбом встают; to take something to heart – sich etwas zu Herzen
nehmen принимать что-либо близко к сердцу; to shoot off one’s mouth –
j-m das Maul stopfen – заткнуть глотку кому-либо / закрыть рот и т.д. В
данных фразеологических единицах варьируются либо глагольные компоненты
(в пределах одной лексико-семантической группы) либо именные компоненты
со значением «части тела». Однако, эти расхождения в лексическом составе
не влияют на ни на общее образное значение фразеологизма, ни на его
функциональные особенности.

Следует отметить, что, по ряду причин, серия может быть неполной, т.е.
содержать только два структурно-семантических фразеологических
эквивалента из каких-либо двух сопоставляемых языков. Например:

английский и немецкий: to have one’s hands full – alle Hдnde voll zu tun
haben (иметь хлопот по горло, хлопот полон рот); to split hairs – Haare
spalten (копаться в мелочах); to a hair – (bis) aufs Haar genau (в
точности); to live from hand to mouth – von der Hand in den Mund leben
(сводить концы с концами); to be/go off one’s head – im Kopf gestцrt
sein / nicht ganz richtig im Kopfe sein (тронуться, рехнуться, с ума
спятить) и т.п.

немецкий и русский: j-m in den Rьcken fallen – нанести кому-либо удар в
спину; j-m etwas ins Ohr blasen (raunen или setzen) – вешать лапшу на
уши; etwas zu einem Ohr herein zum andern hinauslassen – в одно ухо
влетело, в другое вылетело; j-n (или etwas) mit Fьвen treten – попирать
(топтать) ногами чьё-либо достоинство; sich den Kopf zerbrechen – ломать
себе голову и т.п.

английский и русский: to beat/rack one’s brain(s) – пораскинуть мозгами;
with an eye to doing something – положить глаз; to lose face – потерять
лицо; rack one’s brains (for) – пораскинуть мозгами; in the twinkling of
an eye – в мгновение ока; apple of one’s eye – (беречь) как зеницу ока;
а puppet in the hands of somebody – игрушка в чьих-либо руках и т.п.

Зачастую у перечисленных выше фразеологических пар
структурно-семантических эквивалентов имеются семантические
фразеологические эквиваленты.

Семантические эквиваленты фразеологических единиц представляют собой
фразеологизмы, тождественные по совокупному образному значению, но
отличные в плане выражения, как в лексической, так и в синтаксической
организации. Следует отметить, что в рамках данной работы под
семантическими эквивалентами понимаются только фразеологические единицы
исследуемого лексико-семантического поля, т.е. имеющие в своем составе
соматизм. Например: to scream at the top of one’s lungs – mit vollen
Backen ausposauen – кричать во все горло / во всю глотку; work one’s
fingers to the bone – не покладая рук; to be under one’s thumb – den
Nacken beugen – под пятой; to have one’s hands full – viel urn die Ohren
haben – хлопот полон рот; to be fed up to the back teeth – die Nase voll
/ plein haben – быть сытым по горло чём-либо; to have one’s heart in
one’s mouth / throat – das Herz fiel ihm in die Hosen – душа в пятки
ушла; to be neck and neck – Kopf an Kopf – затылок в затылок; out of the
mouths of babes and sucklings – er ist noch nicht trocken hinter den
Ohren – ещё молоко на губах не обсохло и т.п.

От эквивалентных фразеологических единиц английского, немецкого и
русского языков, имеющих в своем составе соматизм, следует отличать
структурные псевдоэквиваленты, которые при полном или почти полном
совпадении структуры обладают различными или противоположными
значениями. Обычно это языковые пары. Например:

немецко-русские пары: aus der Haut fahren (гневаться) – из кожи (вон)
лезть (усердствовать, стараться изо всех сил); sich auf die Lippen
bеiвеn (чего-то недосказать) – кусать губы (испытывать досаду); Da hast
du eine lange Nase! («кукиш с маслом!») – иметь слишком длинный нос
(быть чересчур любопытным).

англо-немецкие пары: not to turn a hair (оставаться спокойным, сохранять
хладнокровие) – j-m kein Haar krьmmen (не обижать никого); to have the
heart to (быть бессердечным человеком) – ein Herz haben (быть сердечным,
отзывчивым человеком); to have one’s tongue in one’s cheek (говорить
что-то несерьезное и неважное) – mir klebt die Zunge am Gaumen (очень
хотеть пить).

англо-русские пары: with one’s nose in the air (смотреть с высока) – нос
по ветру (быть на чеку, в курсе событий); to a hair (в точности) – на
волосок от (чуть-чуть, едва не).

Подобные пары фразеологизмов с более или менее расходящимися, а подчас и
противоположными значениями выступают как «ложные друзья переводчика» в
сфере фразеологии. Несмотря на отсутствие прямого материального
тождества, они представляют собой серьезную практическую трудность для
изучающих данные языки, вводя в заблуждение общностью лексической и
синтаксической организации и полным различием в семантике всего
словосочетания в целом. (Девкин В.Д. 1973: 265—266) Другими словами,
здесь наблюдается ассиметрия структуры и содержания фразеологических
единиц. Различия в совокупном фразеологическом значении при структурном
тождестве сопоставляемых английских и немецких, русских и немецких,
английских и русских фразеологических единиц могут быть результатом
разнонаправленного переосмысления одинаковых словесных комплексов в
сопоставляемых языках.

Однако в большинстве случаев структурная соотнесенность фразеологических
единиц сопоставляемых языков сопровождается функционально-смысловой
соотнесенностью, поскольку в сфере соматических фразеологических единиц
сопоставляемых языков действуют похожие семантические
фразообразовательные модели.

Помимо соотнесенных фразеологических комплексов с компонентом «часть
тела», встречаются и не соотнесенные фразеологические единицы, имеющие в
своем составе соматический компонент. Они представляют собой группу
фразеологических сращений, обладающих какой-либо структурной
особенностью (например, в состав может входить архаизм или
словосочетание имеет устаревшее синтаксическое строение или словоформу)
и не имеющих аналогов ни в структурном, ни в смысловом планах. Также
причиной отсутствия эквивалента может быть особенная уникальная для
данной фразеологической единицы модель, по которой произошел
семантический сдвиг (например, фразеологизм обязан своим появление
какому-либо народному обычаю, характерному для одной из трех наций).
Например: to have one’s eye-teeth cut (быть благоразумным); to put one’s
foot into one’s mouth (попасть в неприятную ситуацию); to go cap in hand
(вести себя смирно); neck or nothing (хотеть получить все); to old hand
(опытный человек); to show (call) one’s hand (показать истинные
намерения); to have an old head on young shoulders (быть мудрым); to
have one’s tongue in one’s cheek (избегать глупостей); а heart of oak
(отважный человек); to show the white feather (показать свою трусость)
es Hegt (klar) vor den Augen (быть очевидным) ; das Auge des Gesetzes
(полицейский); j-m um den Bart gehen (льстить); der Bart ist ab und der
Ofen aus (что-то не получилось); (noch) am Bein haben (быть должным);
kein Bein! ( ничего подобного); Haare lassen mцssen (потерпеть ущерб);
bleib mir damit vom Halse! (отстань, отвяжись от меня!); die Hand auf
die Tasche halten (быть скупым); ohne Hand und Fuв (лишённый логики,
необоснованный); бить челом; бодливой корове бог рог не дает; забубённая
головушка; имеющий уши да слышит; не щадя живота; ни аза в глаза; притча
во языцех; с гулькин нос; семи пядей во лбу; типун на язык.

Выводы к главе 3.

Межъязыковая структурная (а точнее компонентная) и смысловая
соотнесенность ФЕ являются основными критериями определения наличия
фразеологических эквивалентов различных типов (синтаксическая
соотнесенность имеет лишь косвенный характер, поскольку сопоставляемые
языки представляют собой смешанный ряд из близкородственных и отдаленно
родственного языка, а для отдаленно родственных языков непосредственное
материальное тождество грамматических структур нетипично). В основном
речь идет о семантическом тождестве и различии компонентов
фразеологических единиц в их нефразеологическом, регулярном значении,
т.е. о большей или меньшей фразеологической аналогии. На взаимодействии
данных двух критериев основывается типология межъязыковых эквивалентов,
среди которых выделяются структурно-семантические (сочетают структурную
и смысловую соотнесенность, т.е. представляют собой фразеологические
аналоги) и семантические (только смысловое тождество при различии
лексического состава фразеологических единиц). Абсолютными
фразеологическими эквивалентами является, строго говоря, лишь меньшая
часть структурно-семантических эквивалентов (в основном заимствованные
из третьих источников фразеологизмы); в остальных случаях
эквивалентность неполная, т.е. имеют место те или иные синтаксические
или лексические различия, не влияющие на общее значение фразеологических
единиц. Следует отметить достаточно большой удельный вес полных (как
было сказано выше, не взирая на некоторые синтаксические различия) и
неполных структурно-семантических эквивалентов фразеологических единиц
лексико-семантического поля «частей тела» в сопоставляемых языках. Это
может объясняться общностью моделей, по которым происходит
переосмысление лексического комплекса во фразеологическую единицу в
английском, немецком и русском языках.

Заключение.

Английские, немецкие и русские фразеологические единицы
лексико-семантического поля «частей тела» представляют собой огромную
группу фразеологизмов, обладающую специфическими особенностями. Среди
них встречаются фразеологизмы всех типов (по классификации Виноградова
В.В.): фразеологические сращения, единства и сочетания. Фразеологические
сращения обладают неизменностью плана выражения, их совокупные образные
значения никак не выводятся из отдельных значений слов, входящих во
фразеологическую единицу. Фразеологические единства обладают меньшей
спаянностью компонентов, и их совокупное значение в какой-то мере
мотивировано семантикой составляющих единство слов. Следует отметить
отличие английских и немецких фразеологических сращений и единств от
русских: для них необязательна неизменность структуры (компоненты могут
заменяться без потери образности и изменения совокупного значения
единицы). Фразеологические сочетания не обладают неделимым планом
выражения и их семантика определяется значениями их компонентов.

Наибольшее количество соматических фразеологизмов сопоставляемых языков
являются фразеологическими единствами. Они различны по своему
происхождению: есть заимствованные (что, однако, нетипично) и исконные.

Фразеологические единицы английского, немецкого и русского языков с
компонентом «часть тела» обладают повышенной межъязыковой
фразеологической эквивалентностью. Это объясняется тем, что ядра (т.е.
слова – названия частей тела) входят в высокочастотную и исконную
лексику каждого из языков и обладают высокой фразообразовательной
активностью, что повышает степень межъязыковой эквивалентности.

Выделяются различные критерии, определяющие степень межъязыковой
фразеологической эквивалентности: это, во-первых, значения
фразеологических единиц, образованные по продуктивным или непродуктивным
моделям семантического сдвига (последнее определяет большое количество
межъязыковых эквивалентов соматических фразеологизмов, т.к. это одна из
немногих групп фразеологических единиц, имеющая общность способов
переосмысления в английском, немецком и русском языках). Во-вторых, это
компонентный состав (слова, входящие в единицу), поскольку
грамматическая организация, как упоминалось ранее, имеет для английских,
немецких и русских языков, только косвенный характер, так как для
отдаленно родственных языков непосредственное совпадение грамматических
структур не свойственно. В-третьих, функционально-стилевая
принадлежность фразеологической единицы, но этот критерий также является
периферийным, поскольку подавляющее большинство фразеологизмов
лексико-семантического поля «частей тела» принадлежит разговорному
стилю, и только небольшая группа фразеологизмов-калек (во всех
сопоставляемых языках) – литературному.

Таким образом, взаимодействие данных критериев приводит к выявлению
следующих типов межъязыковых фразеологических эквивалентов:

1) полные структурно-семантические эквиваленты (большая группа
соматических фразеологических единиц);

2) неполные структурно-семантические эквиваленты;

3) семантические эквиваленты (небольшое количество среди
фразеологических единиц исследуемой группы);

4) безэквивалентные фразеологизмы (в основном фразеологические сращения
с компонентом «части тела»);

5) структурные псевдоэквиваленты (очень небольшая группа).

Очень большую группу соматических фразеологических единиц представляют
полные и неполные структурно-семантические эквиваленты, причем
наибольшее число из них фразеологические единицы, имеющие в своем
составе следующие названия частей тела: голова/head/Kopf,
волосы/hair/Haar, глаза/ eyes/Augen, зубы/teeth/Zahn, сердце/heart/Herz,
рука/hand/ Hand. Это не является следствием большого количество
заимствований одним из сопоставляемых языков из другого сопоставляемого,
а, возможно, обусловлено простым совпадением (в английском, немецком и
русском языках, несмотря на их дальнее родство, действуют аналогичные
фразообразовательные модели в сфере соматических фразеологизмов).

Безэквивалентные фразеологические единицы обычно имеют в своем составе
какой-либо архаичный элемент, или построены на метафорическом
переосмыслении какой-либо местной реалии, встречаются во всех трех
сопоставляемых языках, и представляют собой значительную группу.

Являясь частью фразеологических систем английского, немецкого и русского
языков, соматические фразеологизмы обладают повышенной фразеологической
эквивалентностью, выделяющей их из общего числа фразеологизмов.

Библиография.

Алехина А.И. Идиоматика современного английского языка (Idiomatic
English). – Минск: Высшая школа, 1982 – 279с.

Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. – Ленинград: ЛГУ, 1978 –
208с.

Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка (на английском
языке). The English Word. – Ленинград: издательство «Просвещение», 1966
– 346с.

Архангельский В. Л. (II) Омонимические соответствия устойчивых фраз и
свободных предложений.— В сб.: Вопросы истории и теории русского языка,
вып. 3. — Тула, 1970.

Блюм А. Семантические особенности соматической фразеологии. М.:
АСТ-пресс, 2000, 20с.

Бауер В., Дюмоц И., Головин С. Энциклопедия символов. М.: «Крон-Пресс»,
1995.

Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М.:
издательство «Наука», 1977 – 312с.

Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. — М., 1977.

Голденков М. Осторожно! Hot Dog! Современный активный English. – Минск:
ООО «Инпредо», 1997 – 212с.

Девкин В.Д. Немецкая разговорная лексика. — М., 1973 – 200с.

Исаев А.И. К сравнительному изучению соматической фразеологии (на
материале узбекского, немецкого и английского языков). —
Фразеологический бюллетень, 1972, № 1 (Самарканд).

Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка. – М.:
Просвещение, 1986 – 212с.

Кунин А.В. Некоторые вопросы английской фразеологии. В кн.:
«Англо-русский фразеологический словарь». М.: Советская Энциклопедия,
1967 – 1253-1263с.

Кунин А.В. О переводе английских фразеологизмов в англо-русском
фразеологическом словаре. — Тетради переводчика, вып. 2. — М., 1964.

Кунин А.В. Фразеология современного английского языка. Опыт
систематизированного описания.— М.: Международные отношения, 1972, 187с.

Литвинов П.П. Фразеология. Повышаем речевую готовность. – М.:
«Примстрой-М», 2001 – 176с.

Мордкович Э.М. К вопросу о семантических полях соматических
фразеологизмов. — В сб.: Вопросы семантики фразеологических единиц
славянских, германских и романских языков. Ч.2. — Новгород, 1972.

Пеклер М.А. Русско-немецкая идиоматичность (на материале
глагольно-субстантивных сочетаний, образуемых частотными переходными
глаголами). АКД. — Тбилиси, 1967.

Рахштейн А.Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии. –
М.: Высшая школа, 1980 – 143с.

Реформатский А.А. Введение в языкознание. — М.: издательство
«Просвещение», 1962 – 544с.

Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических
терминов. – М.: ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство АСТ», 2001
– 624с.

Ройзензон Л.И. Лекции по общей и русской фразеологии. — Самарканд, 1973.

Pойзензон Л.И. Фразеологизация как лингвистическое явление. Труды
Самаркандского ун-та им. А. Навои. Новая серия, вып. 113, Самарканд.
1961.

Смирницкий А.И. К вопросу о слове. – 1978 – 210 с.

Тресиддер Дж. Словарь символов. – М.: «Гранд», 2001 – 120с.

Чернышева И.И. Фразеология современного немецкого языка. — М.: Высшая
школа, 1970 – 200с.

Шанский Н. М. Фразеология современного русского языка. — М.: Высшая
школа, 1969 – 232с.

Яковлевская А.В. Факторы возникновения фразеологических единиц. «Уч.
зап. Волгоградского пединститута», 1961, вып. 14.

Agricola E., Gorner H., Kufner R. Worter und Wendungen. Worterbuch zum
deutschen Sprachgebrauch. – Leipzig, 1972 – 996 s.

Akhmanova О., Melencuk D. The principles of linguistic confrontation. —
M., 1977.

Helmut C. Unsere Haustiere in sprichwцrtlichen Redensarten.
„Muttersprache”, 1962, H. 11.

Jennifer Seidl, W. McMordie. English Idioms and How to Use Them. – М.:
Высшая школа, 1983: 266с.

Klappenbach R. Feste Verbindungen in der deutschen Gegenwartssprache.
Halle, 1971 – 300s.

Mьller W., E. Wortbildung — Ausdruck der Zeit. „Muttersprache”, 1961, H.
3.

Psycholinguistics. A Book of Readings, ed. by Sol Saporta, NewYork, 1950
– 125рр.

Использованные словари

Бинович Л.Э. Немецко-русский фразеологический словарь. М.:
Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1956 –
904с.

Большой немецко-русский словарь. – 9-е изд., стереотип. – М.: Русский
язык, 2002 – 1040с.

Большой русско-немецкий словарь / Под ред К. Лейна. – 16-е изд.,
стереотип. – М.: Русский язык, 2002 –736с.

Дубровин М. Иллюстрированный сборник идиом на пяти языках. – М.: Росмэн,
1977 – 237с.

Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь.— М.: Советская
Энциклопедия, 1967 — 1264с.

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка / Российская
академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. – 4-е изд.,
доп. – М.: Азбуковник, 1999 – 944с.

Пархамович Т.В. 1000 русских и 1000 английстких идиом: Словарь с
пояснениями и примерами использования. – Минск: ООО «Попурри», 2000 –
128с.

Фразеологический словарь русского языка. / Под ред. А.И. Молоткова. —
М., 1967 – 335с. (ФСРЯ)

Concise Oxford Russian Dictionary (Russian-English & English-Russian) –
Oxford University Press, 1998 – 1008pp.

Longman Dictionary of English Idioms. — Longman, 1980.—387pp.

Ma Oxon, Wilson E. The Modern English Dictionary for English Speakers. –
М.: издательство «Русский язык», 1982 – 720с.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020