.

Слова, встречающиеся в названиях парфюмерной продукции

Язык: русский
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 1456
Скачать документ

27

Введение

В настоящее время на рынок парфюмерной продукции поступает очень много
видов различных кремов, духов, туалетной воды, масок и т.д. Также стало
очень много фирм по выпусканию парфюмерной продукции. Для привлечения
покупателей каждая такая фирма придумывает своему товару неповторимое
название. Большинство парфюмерной продукции приходит к нам с Запада, с
этим и связанно количество заимствованной лексики в названиях
парфюмерной продукции.

Актуальность темы обусловлена тем, что большинство названий парфюмерной
продукции мы не понимаем, это связанно с тем, что большинство названий
парфюмерной продукции произведено за рубежом.

Объектом нашей работы является: Лексика с точки зрения ее происхождения

Предмет исследования нашей работы: Исконно русская и заимствованная
лексика в названиях парфюмерной продукции.

Цель работы: проанализировать названия парфюмерной продукции с точки
зрения их происхождения.

Поставленные задачи нашей работы:

Охарактеризовать лексику современного русского языка с точки зрения ее
происхождения.

Выделить исконно русские слова в названиях парфюмерной продукции.

Выделить заимствованные слова в названиях парфюмерной продукции.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и приложения.

Глава I. Формирование лексики русского языка

1.1 Исконно русская лексика в современном русском языке

Формирование словарного состава русского языка – процесс длительный и
сложный. На ряду со словами, которые появились в языке сравнительно
недавно, появляются постоянно, в нем существует большое количество слов,
очень древних по происхождению, но активно функционирующих и сейчас. С
точки зрения происхождения в русском языке можно выделить два пласта:
лексику исконно русскую и заимствованную. Заимствование слова
наблюдается в разные периоды развития языка и является отражением
политических, экономических, культурных отношений между народами и
государствами.

В соответствии с генеалогической классификацией языков, русский язык
относится к индоевропейским языкам и входит в восточнославянскую группу
славянской семьи языков. В русском языке можно выделить различные по
происхождению и времени появления пласты исконно русской лексики:
индоевропейский, праславянский, древнерусский, собственно русский.

1. Индоевропейский пласт – это слова, которые были унаследованы древними
языками индоевропейской языковой семьи после распада индоевропейской
языковой общности. Сходство подобных слов обнаруживается во многих
индоевропейских языках, что доказывает, с одной стороны, родство этих
языков, с другой – сам факт их происхождения.

К словам индоевропейского происхождения относятся:

– некоторые термины родства: брат, дед;

– названия животных: кот, овца;

– названия растений, продуктов питания, разного рода жизненно
необходимых понятий: имя, месяц;

– числительные: три, десять;

– названия действий: беречь, быть (есть), везти;

– названия признаков и качеств: босой, ветхий, живой;

– предлоги: без, до.

2. Праславянский (общеславянский) пласт- это слова, возникшие в период
языкового единства славян (период существования – до VI в. н. э.).
Общеславянские слава обнаруживают фонетическое и смысловое сходство в
языках южно -, западно – и восточнославянских. Общеславянизмы составляют
ядро словарного состава современного русского языка. По своей
морфологической структуре это корневые слова. По сравнению с
индоевропейской общеславянская лексика более многочисленна и
разнообразна по тематике; многие слова данной группы явились базой для
образования новых слов во всех славянских языках. К общеславянской
лексике относятся:

– названия орудий сельского труда и других орудий производства: серп,
соха; игла, молот, а также копье, тетива;

– названия продуктов сельского труда, растения и т.п.: жито, крупа;
береза, дерево;

– названия животных, рыб, птиц, насекомых: выдра, заяц; змея, ящерица;
линь, угорь; дятел, стриж; комар.

– названия частей человеческого тела: бедро, бровь;

– термины родства: внук, кум;

– названия жилища, утвари и многих других жизненно необходимых понятий:
дверь, дом; весна, зима; глина, золото; калач, кисель; вечер, утро; век,
час; дубрава, иней;

– абстрактная лексика: волнение, горе.

В период общеславянского языкового единства появляется большое
количество прилагательных, обозначающих разнообразные признаки и
качества по цвету, размеру, форме, а также признаки, связанные с
восприятием и ощущением: красный, темный; высокий, длинный; громкий,
здоровый. В этот же период возникает много слов, обозначающие различные
действия и состояния: вязать, гадать, глотать. К этому же периоду
относится появление некоторых числительных, местоимений, наречий: один,
четыре; ты, ваш,; внутри, вчера.

К индоевропейскому и праславянскому пластам принадлежат всего около двух
тысяч слов, но они составляют 25 % слов нашего повседневного общения.
Это легко понять: первыми, естественно, возникли слова, отражающие
насущные человеческие потребности.

3. Восточнославянский пласт возник в период восточнославянского единства
(период существования – VI-XVI вв.). Это слова, общие для русского,
белорусского и украинского языков; как правило, они отсутствуют в других
славянских языках. Восточнославянские слова иначе называют
древнерусскими, так как они восходят к древнерусскому языку эпохи
Киевской Руси. Это разнообразная лексика, отражающая во всем
разнообразии политическую, экономическую, культурную жизнь
древнерусского государства. Многие слова в этот период возникают на базе
общеславянской лексики (слов, корней, основ) в результате различных
словообразовательных процессов. Восточнославянскими по происхождению
являются числительные: одиннадцать-двенадцать, пять, а также слова
дерюга, драка.

К восточнославянской лексике относят:

– названия предметов домашнего обихода: бадья, бечевка.

– названия пищи: колобок, корж;

– названия цвета: белобрысый, смуглый.

4. Собственно русский пласт – это слова, возникшие с момента образования
русской народности и рождающиеся в языке и в настоящее время. Например,
в 70-е годы XX в. в русском языке «созданы» такие слова, как беллетризм,
биосферный.

В составе собственно русской лексики имеются слова относительно старые
(двенадцать, восемнадцать) и слова совсем новые (космодром, космонавт).
Большинство собственно русских слов появляется в процессе
словообразования. Базой для их создания могут служить слова, основы и
морфемы исконно русского происхождения и иноязычного происхождения.
Новые слова появляются и в результате семантических преобразования слов,
уже имеющихся в языке: партия, пионер.

К собственно русской лексике относят:

– названия предметов быта: колыбель, кошелек.

– названия пищи: варенье, голубцы.

– названия имен профессий: весовщик, чистильщик.

– названия физических свойств: колченогий, конопатый.

Таким образом, в составе исконно русской лексики отмечаются по времени
появления и генеалогическим связям пласты слов: индоевропеизмы, лексика
общеславянская, восточнославянская и собственно русская. Именно исконно
русская лексика определяет лексическое богатство русского языка и
составляет его национальную основу.

1.2 Заимствованная лексика в современном русском языке

Одним из способов развития лексической системы является заимствование
слов из других языков. Причины заимствования могут быть внешними и
внутренними. Заимствование иноязычной лексики происходит в результате
развития политических, экономических, культурных, научных связей между
народами и государствами. Заимствование слов наблюдается на протяжении
всей истории существования русского языка. К древнейшим заимствованиям
относятся слова, пришедшие в русский язык, в частности, из
старославянского, финского, татарского и греческого языков. Слова могут
заимствоваться как из родственных языков, в том числе из
близкородственных, так и из неродственных языков. Заимствования могут
быть многочисленными, но возможны и единичные.

Заимствование происходит и устным путем, и письменным, может быть
непосредственным из языка в язык, т.е. контактным, и опосредованным,
когда слово «проходит» через другой язык, при этом, естественно,
язык-посредник накладывает отпечаток на слово. Так, в XVII в. многие
заимствования на французском, немецкого и других языков пришли в русский
язык через польский язык; в то же время французский и немецкий языки
явились посредниками при заимствовании слов латинского и греческого
языков.

Иноязычные слова могут подвергаться полной ассимиляции: булка, история,
а могут сохранять приметы, чаще фонетические, родного языка.

Особым видом заимствования является калькирование – поморфемный перевод
иноязычного слова. Словообразовательными кальками в русском языке
являются: гр. достопримечательный, носорог; лат. водород, кислород; нем.
глазомер, новообразование; фр. переворот, предрассудок; англ.
полузащитник. Многие лингвистические термины являются в русском языке
кальками латинских терминов: именительный, наречие, нарицательные.

Кроме словообразовательных, выделяются кальки семантические. При
словообразовательном калькировании из исконно русских элементов по
модели иноязычного слова в русском языке образуется новое слово с
семантикой калькированного слова. При семантическом калькировании
происходит заимствование значения слова.

Калькирование может быть полным и частичным. При частичном калькировании
буквально переводится только часть слова; таким способом образуются
полукальки: вегетарианец, гуманность.

На основе этимологических словарей можно сделать вывод, что наиболее
активно калькирование использовалось в XVII-XVIII вв. Базой для
словообразовательных калек в основном явились греческий, латинский,
немецкий и французский языки.

Иноязычное слово может заимствоваться вместе с реалией: баскетбол,
биатлон. Но слово может заимствоваться в качестве нового наименования
явления, уже имевшее в языке название: эгоист, гид. В подобных случаях
вновь заимствованное слово становится синонимом уже имевшегося в языке
слова: ограничивать, лимитировать; писатель, беллетрист; подделка,
имитация. Лишь в единичных случаях заимствованное слово вытесняет
имеющееся в языке исконно русское слово.

В различные эпохи в русскую лексику проникали заимствования из других
языков. Для заимствования необходимо условие – наличие языковых
контактов

Выделяются заимствования из славянских языков (в частности, из
старославянского языка) и из неславянских языков.

Одним из мощнейших пластов заимствований является пласт старославянизмов
– заимствований из старославянского языка. Старославянский язык не
является языком-предком русского языка, это язык южнославянской группы.

Старославянские слова, вошедшие в состав лексики русского языка,
называют старославянизмами. Эти слова отличает целый ряд признаков
(фонетических, словообразовательных и лексических), в связи с этим
выделяют несколько групп старославянских примет в русском языке:

По употребления выделяются три группы старославянизмов:

1.Старославянизмы, которые вытеснили исконно русские слова. Однако эти
исконно русские варианты восстанавливаются по памятникам древнерусской
письменности, произведениям русского народного творчества, известны в
диалектах: враг (ворог), храбрый (хоробрый). На существование исконно
русского варианта указывает то, что он входит в качестве корневой
морфемы в производные слова; благо – болого, (Бологое), вред – вереда и
привередливый.

2. Старославянизмы, имеющие русские варианты, но отличающиеся от них по
значению: глава (правительство) – голова, гражданин – горожанин.

3. Старославянизмы, которые в настоящее время не употребляются, но
известны по памятникам древнерусской письменности, сохраняются в
качестве корневой морфемы производных слов, в топонимах и т.п.: ворота –
врата, вратарь, привратник, а также в названиях типа Волгоград. Такие
старославянизмы сохраняются и в составе фразеологизмов: глас вопиющего в
пустыне, древо жизни.

Старославянизмы первых двух групп подверглись нейтрализации и выполняют,
как правило, номинативную функцию. Старославянизмы третьей группы
используются для придания высказыванию торжественности, в целях
стилизации и для воссоздания колорита эпохи и т.п.

Заимствования из неславянских языков представлены следующими группами:
заимствования из древних языков, из тюркских языков, из скандинавских и
европейских языков.

Ближайшими соседями восточных славян были финны и скандинавы на севере,
татары, печенеги, половцы – на юге. Заимствование из этих языков было не
значительное.

Из скандинавских языков в русский вошло немного слов, относящиеся к
деловой и бытовой лексике: клеймо, ябеда; названия рыб: акула, скат;
личные имена: Аскольд, Олег. В ранний период отмечаются заимствования
слов из германского происхождения: стул, хмель, холм.

Более разнообразными были заимствования из угро – финских языков –
названия рыб, явлений природы и растительного мира, национальных блюд:
камбала, корюшка; пурга, тундра; пихта; пельмени; нарты. Угро-финскими
по происхождению являются географические названия: Икша, Тотьма; одна из
примет, указывающая на финское происхождение топонима, –
словообразовательный элемент – ма.

Заимствования из тюркских языков в основном относятся к XIII – XIV вв. –
периоду монголо-татарского ига, но отмечаются и более ранние
заимствования и более поздние. Через тюркские языки происходило
заимствование из арабского, монгольского и других восточных языков:
базар, зипун, сарай.

Тюркскими по происхождению являются названия одежды и обуви: башмак,
колпак, сарафан; названия хозяйственных построек и предметов быта:
амбар, товар, утюг; названия мастей лошадей: буланый, чалый. Тюркскими
языками являются слова айда, алмаз, алый, аркан, артель, аршин, атаман,
кавардак, карга, туман, ханжа. Среди фонетических примет тюркизмов можно
отметить явление сингармонизма гласных (повторение гласных одного ряда):
балаган, карандаш, сундук, а также конечные – лык, -ча: ярлык, каланча,
саранча.

Самыми многочисленным из ранних заимствований в русском языке являются
слова из греческого и латинского языков. Эти заимствования происходили
преимущественно письменным путем, хотя из греческого языка возможны были
и устные заимствования. Они были как непосредственными, так и
опосредованными. В ранний период языком-посредником для греческого языка
явился старославянский язык; в более поздний период посредниками для
греческого и латинского языков стали преимущественно французский и
немецкий языки.

В заимствовании слов из греческого языка различают два периода:
византийский (до принятия христианства и X-XI вв. – период принятия
христианства) и более поздний –XVI в., когда в школах вводится изучение
греческого и латинского языков. После XVII в. Количество заимствований
из греческого языка значительно сокращается.

К раннему периоду относятся заимствования бытовой лексики: уксус,
тетрадь, сандалии; названий растений и животных: кедр, кипарис, тмин,
крокодил; богослужебной лексики: аминь, архангел, икона; собственных
имен: Евгений, Елена, Федор. Книжным путем пришли такие слова, как
алфавит, монастырь, пирамида. Среди поздних заимствований преобладает
терминологическая лексика: антонимы, диахрония, ономастика. Многие слова
в русском языке – кальки с греческих.

Слова из латинского заимствуются преимущественно ва XVII – XVIII вв. В
период XV – XVI вв. латынь становится литературным языком Запада и
интернациональным языком науки, поэтому из языка заимствовались в
основном научная, общественно – политическая терминология,
административные названия: глобус, декан, объект. В XVII – XVIII вв.
многие слова были калькированы с латинских слов.

Помимо слов, латинский и греческий языки пополнили другие языки мира
словообразовательными элементами: а-, анти-, архи-, контр-, супер-,
ультра-; -изм, -ист, -ция. Латинские и греческие слова явились основой
интернациональной терминологии.

Наиболее интенсивно заимствование, из западноевропейских языков начиная
с XVIII в. В Петровскую эпоху заимствуется большое количество слов из
немецкого и голландского языков. Больше всего немецких заимствований.
Это слова связанные с развитием техники, ремесел: верстак, шаблон,
шайба; названия должностных лиц, военных чинов: агент, агитатор,
ефрейтор; термины искусства: капельмейстер, мольберт, штрих; названия
растений, бытовая лексика, названия блюд: абзац, акация, вафля.

Из голландского заимствовались различные слова, но в основном морская
терминология: балласт, каюта, трап; абрикос, ангар, апельсин.

Заимствование из французского языка характерно для второй половины XVIII
– XIX в. В это время французский язык становится салонным языком
русского дворянства. Из французского языка была заимствована лексика
бытовая: абажур, бал, балкон; театральная: амфитеатр, анонс, афише;
политическая: актив, революция, агрессия, а также слова авиация,
шампиньон, шасси.

Из английского языка вошли термины кораблестроения. Начиная с XIX в. Из
английского заимствуется преимущественно общественно – политическая
лексика, спортивная терминология, техническая, бытовая лексика: бойкот,
лидер; акваланг, волейбол; бюджет, джемпер; в XX в. были заимствованы
лайнер, сервис, слайд, сленг.

Из итальянского языка в русский пришли термины искусства, а также
бытовая лексика: виртуоз, либретто, сопрано; бумага, паяц, сода.

К массовым заимствованиям из иностранных слов следует отнести и
заимствования из польского языка или через его посредство как письменным
путем, особенно через переводную литературу, так и устным: адрес, вахта,
шаль.

Заимствования из других языков единичны: шах (перс.), кокос (исп.),
слалом (норв.).

В период преобразований Петра I особенно активно заимствовались слова,
связанные с мореходством, судостроением, военным делом, из голландского
(шлюз, гавань, боцман), немецкого (солдат, шторм, штык) языков.

В XVIII – XIX века заимствовано большое количество слов из французского,
итальянского, испанского, польского языков, которые связаны, в первую
очередь, со светскими характером культуры этого времени: балет, партнер,
вуаль (из французского), ария, импресарио (из итальянского), гитара,
сигара, серенада (из испанского), вензель (из польского).

В русском языке представлены заимствования из скандинавских языков
(крюк, пуд), из финского языка (пурга, тундра), единичные заимствования
из китайского (чай), японского (каратэ, иваси), венгерского (гуляш).

В ХХ веке основным источником заимствований является английский язык,
причем процесс заимствований активизируется во второй половине XX века.
В 50-е гг. заимствованы слова джинсы, шорты, хобби, кемпинг, мотель. В
начале 90-х гг. возникли политические, экономические и культурные
условия, предопределившие предрасположенность к заимствованию: осознание
страны как части цивилизованного мира, желание преодолеть отчужденность
от других стран, открытая ориентация на Запад в разных областях. В связи
со сменой политического строя возникают новые реалии, понятия, что
вызывает перенесение названий из чужой лингвистической среды на русскую
почву: парламент, премьер-министр.

В литературный язык входит новая терминология: компьютерная: компьютер,
дисплей; спортивная: виндсерфинг, фристайл;- финансовая, коммерческая:
бартер, ваучер;- политическая и общественная: имидж, консенсус;-
культурная: спонсор, андеграунд.

В разные исторические периоды, в том числе через посредничество других
языков, в русский язык проникали грецизмы (философия, геометрия) и
латинизмы (республика, диктатура). Большая часть заимствований из
греческого и латинского языков входит интернациональный языковой фонд
научной лексики.

При заимствовании слово осваивается русским языком: начинает
записываться русскими буквами, приобретает свойственное русскому языку
произношение и грамматическое оформление. Степень освоения
заимствованных слов может быть различной. Большинство заимствованных
слов полностью освоено русским языком, и ничто не напоминает об их
нерусском происхождении.

Хотя количество заимствованных слов в русском языке довольно велико, оно
не превышает 10-15 % и не нарушает национальной, самобытной основы
русского языка.

Выводы по первой главе

Изучив теоретический материал можно сделать следующие выводы:

Во-первых – лексика современного русского языка неоднородна по своему
составу: выделяют как исконно русскую лексику, так и заимствованную.

Во-вторых – исконно русская лексика включает в себя индоевропейский,
общеславянский, восточнославянский, собственно русский пласты.

В-третьих – заимствованная лексика содержит заимствования из разных
языков: скандинавских, угро-финских, тюркских, греческого, латинского,
немецкого, голландского, английского, итальянского и французского
языков.

Глава II. Происхождение слов в названиях парфюмерной продукции

2.1 Исконно русские слова в названиях парфюмерной продукции

В названиях парфюмерной продукции встречаются слова с исконно русским
происхождением

Древнерусские слова в названиях парфюмерной продукции

1.Крем для рук (см. приложение 1 карточка 1)

Для (древнерусский)— предл., др.-русск., ст.-слав. см. образ ???
(Супр.), укр. днля, блр. дзеле. Сокращение проведено уже в отдельных
языках в безударном положении; см. Соболевский, Лекции 99; независимо
осуществилось оно в чеш. dle, слвц. dl’a, польск. dla. Отсутствие связи
с см. образ ввиду тождества знач. невероятно, вопреки Миклошичу (Mi. EW
55), Голубу (40), Бернекеру (1, 257), Преобр. (1, 186), Брюкнеру (89);
см. Соболевский, там же. Неприемлемо сближение Ильинского (РФВ 60, 433)
с длина и дыль. См. также деля.

Рука (древнерусский)-вин. ед. руку, укр., блр. рука, др.-русск. рука,
болг. ръка, сербохорв. рэка, вин. см. образ, словен. rуka, чеш., слвц.
ruka, польск. rкka, в.-луж., н.-луж. ruka. || Родственно лит. rankа,
вин. raсk№ “рука”, лтш. rщoka, др.-прусск. rancko, вин. r?nkan,
связанным чередованием с лит. renkщ, rinka?, riсkti “собирать”, parankа
“сбор, собирание”; см. Лескин, Аbl. 340; Мейе, Йt. 255; Улашин, WuS 2,
200 и сл. (с параллелями из арго); Траутман, BSW 237; Apr. Sprd. 413; M.
— Э. 3, 580. Иначе, но менее удачно, объясняет происхождение слова
Миккола (IF 23, 120 и сл.), который сближает это слово с др.-исл. vrб ж.
“угол”, vrangr “кривой, косой”, ср.-нж.-нем. vrange “дуга”. [См. еще
Махек, Etym. slovn., 428. Мысль о том, что слав. слово заимств. из
балт., высказал Бернштейн (см. его “Очерк сравнительной грамматики слав.
языков, Введение”. — Т.]

2.Красная Москва-

Москва — название реки и города, засвидетельствовано с XIV в. в этой
форме (см. Соболевский, РФВ 64, 159 и сл.), др.-русск. Московь, вин.
ед., Лаврентьевск. летоп. под 1177 г., местн. п. ед. ч. на Москви,
Ипатьевск. летоп. под 1175 г., род. п. ед. из Москве, см. образ,
Ипатьевск. летоп. под 1176 г. (см. Соболевский, там же; AfslPh 32, 310;
Лингв. набл. 68 и сл.); совр. Москва употребляется во многих районах
Поволжья (Мельников 4, 231). Поздне-др.-русск. см. образ (Аввакум,
Котошихин), др.-польск. род.-дат.-местн. п. ед. ч. Moskwi (Кохановский,
Кромер); см. Лось, Gr. polska 3, 134 и сл. Таким образом, первонач.
основа на -ы: *Москы, род. п. *Москъве (см. Соболевский, ИОРЯС 27, 271 и
сл.), откуда тур., алб. Moskov “Россия”, тур. Moskov љдhri “Москва”
(Радлов 4, 2128). Судя по выражениям типа на Москве и под., гидроним
Москва старше названия города; см. также Брандт, РФВ 74, 354. || Возм.,
родственно чеш., слвц. moskva “сырой хлеб (в зерне)”, а также слвц.
mфzga “лужа”, польск. Mozgawa — название реки, далее — лит. mazgьti
“мыть, полоскать”, др.-инд. mбjjati “погружается”, лат. mergф, -ere
“нырять”; см. Ильинский, ZfslPh 4, 104 и сл.; RES 4, 141; Bull. Acad.
Sc. de Pйtersbourg, 1922, 601 и сл.; “Slavia”, 3, 564. Ильинский явно
ошибочно привлекает польск. moszcz “выжатый плодовый сок” (которое
заимствовано из нем. Most “сусло, сок” от лат. mustum; см. Брюкнер 344 и
cл.) и москоть (см.). Следовало бы, во всяком случае, выяснить отношение
*Москы к фин. местн. н. Masku. Абсолютно недостоверна связь с галльск.
Mosa, Mosella, вопреки Лёвенталю (ZONF 5, 58). Сближение с кавк.
этнонимом Мьучпй повисает в воздухе, вопреки Бергу (“Геогр. Вестник”,
1925, т. 2, стр. 5 и cл.), ввиду отсутствия промежуточных звеньев. Не
доказано и ир. происхождение (от авест. ama- “сильный”, по мнению
Соболевского (ИОРЯС 27, 271 и cл.)). Неудачны также попытки этимологии
из фин.-уг.: от мар. moskб “медведь” и ava “мать”, вопреки Кузнецову (у
Преобр. I, 559), и от фин. musta “черный” + коми va “вода” (Преобр., там
же; в этом случае ожидалась бы форма фин.-суоми vesi “вода”, a не va,
или же, скорее, фин. joki “река”). Широко распространенное благодаря
поддержке Ключевского объяснение из коми mцsk “корова” и va “вода” (так
Н. Андерсон, FUF Anz. l, 126) отпадает потому, что коми-зыряне в этой
местности не засвидетельствованы (ср. Калима, FUF 18, 53 и сл.; Фасмер,
Sitzber. Preuss. Akad., 1934, стр. 357; 1936, стр. 218 и сл.). Нельзя
также сближать с Мокша (Томас 107). Известно и табуисти-ческое выражение
в Москву съездить “родить”; см. Зеленин, Табу 2, 30. [См. еще Черных,
ОЛЯ, 9, 1950, № 5, стр. 393 и сл.; его же, “Мовознавство”, 14, Киев,
1957, стр. 97. — T.]

3.Черный жемчуг- (см. приложение 1 карточка2)

Черный – чёрен, черна, черно, чернила (см.), чернь ж., укр. чорний, блр.
чорны, др.-русск. чьрнъ, ст.-слав, см. образ мЭлбт (Супр.), болг. чърн,
черен, сербохорв. см. образ, ж. см. образ, словен. иаn, чеш. иernэ,
слвц. иierny, польск. czarny, в.-луж. иorny, н.-луж. carny, полаб. cбrne
“черный”. || Праслав. *иьrnъ из *иьrxnъ, которое родственно лит. Kirsnа
— название реки, др.-прусск. kirsnan “черный”, др.-инд. см. образ
“черный”, далее сюда же лит. kйrљas “черно-белый, пятнистый”, kйrрл
“корова-пеструха”, kйrљis “вол пестрой масти”, karљмs “лещ”, kirљl?s
“хариус”, шв., норв. harr — то же (прагерм. *harzu-; см. Лиден, РВВ 15;
510); см. И. Шмидт, Vok. 2, 33; Лескин, Bildg. 161; Буга, РФВ 65, 308;
Бернекер I, 169 и сл.; Траутман, BSW 134 и сл., Apr. Sprd. 358 и сл.;
Левенталь, Farbenn. 8; Педереен, IF 5, 67; Шпехт 119; Пересов 750;
Френкель, Lit. Wb. 245.

Жемчуг – диал. земчуг, укр. жемчуг, женчуг, блр. жемчуг, др.-русск.
женчугъ СПИ; впервые жьнчугъ в 1161 г. в надписи Ефрос. Полоцкой; также
у Кирилла Туровск. (См. Срезн. I, 855). Формы на з- Аппель (РФВ 3, 87)
пытается объяснить народноэтимологическим влиянием слова земля. ||
Специфически вост.-слав. слово, восходящее к др.-тюрк. jдnиь 1)
“жемчуг”, 2) название Сыр-Дарьи, чагат. jдndћь (Радлов 3, 334),
вероятно, кит. происхождения (Радлов, там же; Корш, ИОРЯС 8, 4, 41).
Ближайшим источником русск. слова могло быть др.-чув. (волжско-булг.)
см. образ (откуда и венг. gyцngy “жемчуг”; см. Гомбоц 80; Рясянен, Tat.
L. 87); ср. уйг. см. образ, тур., азерб. indћi, чув. см. образ, куманд.,
леб. иinиi (Радлов 3, 2118); см. особенно Мелиоранский, ИОРЯС 7, 2, 287
и сл., который считает исходной формой дат. ед. см. образ, в то время
как Корш (там же) допускает присоединение суф. -уг. Уединенно стоит
др.-русск. инчи “жемчуг” (Афан. Никит.) — из тур., азерб. indћi; см.
Корш, AfslPh 9, 504; Mi. TEL. l, 312; Шёльд, LG 17. Согласно последнему,
жемчугъ заимств., самое раннее, в XI в., так как в противном случае в
русск. был бы представлен носовой.

4.Сто рецептов красоты –

Сто – род. п. ста, род. п. мн. сот, укр., блр. сто, род. п. мн. ч. сот,
др.-русск. съто, ст.-слав. см. образ (Супр.), болг. сто, сербохорв. см.
образ, чеш., слвц. sto, польск. sto, род. п. мн. set, в.-луж., н.-луж.
sto. Рум. см. образ “сто” заимств. из слав. *sъto; см. Мейе — Вайан 55;
Mi. EW 335. || Праслав. *sъto связано с лит. см. образ “сто”, лтш.
sмmts, др.-инд. зatбm, авест. см. образ, греч. см. образ (см. образ
первонач. значило “один”), лат. centum, ирл. cйt, гот. hund, тохар,
kдnt. Большинство исследовате лей считает исконнослав., восходящим к
и.-е. см. образ; см. Мейе, Йt. 108 и сл.; MSL 8, 236; 9, 49; 10, 140;
BSL 20, 46; Траутман, BSW 305; AfslPh 38, 130; Педерсен, Kelt. Gr. I,
46; KZ 38, 386 и сл.; M. — Э. З, 841 и сл.; Розвадовский, RO 1, 110. В
пользу исконнослав. происхождения говорит сторица (см.). Ожидалось бы
слав. к из и.-е. см. образ. Другие пытались доказать ир. происхождение
слав. слова, напр. Миккола (RS 1, 15; Ursl. Gr. І, 69; 3, 57), Остен —
Сакен (IFAnz. 28, 37), Якобсон (Arier 205), Соболевский (AfslPh 27, 240;
РФВ 64, 149), Мсерианц (РФВ 65, 169), Уленбек (Aind. Wb. 302), Коржинек
(LF 67, 289), Хирт (IF 6, 348), Альтгейм (Zschr. Indlr. З, 40 и сл.).
Теорию о заимствовании основывают также на ссылках на учение об ир.
вокализме Андреаса — Вакернагеля (Nachr. d. Gцtt. Ges. d. Wiss., 1911,
8), которые реконструируют др.-ир. праформу см. образ “сто”, а также на
соотношении форм *Dъnмрrъ: ДЬнбрсйт. Против этих попыток см. Мейе, там
же; Ягич, AfslPh 37, 202. Согласно Шахматову, -ъ- мог развиться в
аллегровых формах типа *dъvм sъtм “двести”. Против распространенности
случаев заимствования числительных “сто” и “тысяча” не приходится
возражать. Так, из ир. происходят фин. sata “сто”, крым-гот. sada — то
же; см. особенно Вакернагель, Nachr. d. Gцtt. Ges. d. Wiss., 1904;
Geschдftl. Mitt. 102 и сл.; Фасмер, RS 4, 161; 6, 176. Кикерс (Acta
Univ. Dorpat. 30, 7) пытается объяснить *sъto из *sкsкto = греч. см.
образ, т. е. первонач. “одна сотня”, что неубедительно. Неправдоподобно
также объяснение -ъ- мнимым влиянием слав. соответствия лит. sutis “куча
камней” (Ильинский, ИОРЯС 23, 2, 182 и сл.). [См. еще Тедеско,
“Language”, 27, 1951, стр. 174; Хольмер, SILUЕ, стр. 149 — 150, цит. по
RS, 18, 1957, стр. 127. Пизани объясняет *sъtо из см. образ от см.
образ, ступени редукции см. образ “десять”; ср. лат. decu-ria, гот.
tigjus “десять”; см. “For Roman Jakobson”, стр. 390 и сл. — Т.]

6.Чистая линия –

Чистая – чистый чист, чиста, чисто, чистить, чищу, укр. чистий, чистити,
др.-русск. чистъ, ст.-слав. см. образ кбибсьт (Остром., Клоц., Супр.),
болг. чист, сербохорв. см. образ, словен. имst, инsta, чеш., слвц.
иistэ, польск. czysty, в.-луж. иisty, н.-луж. иysty, полаб. cбiste. ||
Праслав. *иistъ связано чередованием гласных с др.-русск. см. образ
“чистить” (Жит. Алекс. Невск., 2 ред., 13), ст.-слав. см. образ — то же,
далее, возм., сюда же cмditi (см. цедить), но трудности представляет
интонация; см. Мейе, RS 2, 62. Родственно др.-прусск. skijstan “чистый”,
лит. skэstas “жидкий”, лтш. см. образ — то же, см. образ “чистый,
целомудренный”, также лит. skaidrщs “ясный, сияющий”, лит. skбistas
“яркий”, skнesti, skнedћiu “разбавлять, разделять”, далее — др.-исл.
skнta “испражняться”, лат. scindф, scicidо “раскалывать”, греч. учЯжщ
“раскалываю”, др.-инд. chinбtti “раскалывает”; см. Лескин, Abl. 282;
Педерсен, IF 5, 73; Kelt. Gr. I, 77; И. Шмидт, Vok. I, 97; Мейе, Йt.
300; Мейе — Эрну 1062 и сл.; Зубатый, KZ 31, 13; Бернекер I, 157 и сл.;
Траутман, BSW 263 и сл.; М. — Э. 4, 50; Эндзелин, СБЭ 198; Френкель,
Gnomon 4, 337. Лтш. cмsts “чистый, невинный”, возможно, родственно слав.
иistъ или заимств. из последнего; см. Э. — X. I, 276.

Линия – линия начиная с Петра I; см. Смирнов 179, народн. линея (там
же). Через польск. linia или нем. Linie из лат. lоnea “льняная бечевка;
полоса, проведенная этой бечевкой” (Клюге-Гётце 360). Далее см. лён.

7.Бархатные ручки –

Ручки – рука(древнерусский)-вин. ед. руку, укр., блр. рука, др.-русск.
рука, болг. ръка, сербохорв. рэка, вин. см. образ, словен. rуka, чеш.,
слвц. ruka, польск. rкka, в.-луж., н.-луж. ruka. || Родственно лит.
rankа, вин. raсk№ “рука”, лтш. rщoka, др.-прусск. rancko, вин. rвnkan,
связанным чередованием с лит. renkщ, rinka?, riсkti “собирать”, parankа
“сбор, собирание”; см. Лескин, Аbl. 340; Мейе, Йt. 255; Улашин, WuS 2,
200 и сл. (с параллелями из арго); Траутман, BSW 237; Apr. Sprd. 413; M.
— Э. 3, 580. Иначе, но менее удачно, объясняет происхождение слова
Миккола (IF 23, 120 и сл.), который сближает это слово с др.-исл. vrб ж.
“угол”, vrangr “кривой, косой”, ср.-нж.-нем. vrange “дуга”. [См. еще
Махек, Etym. slovn., 428. Мысль о том, что слав. слово заимств. из
балт., высказал Бернштейн (см. его “Очерк сравнительной грамматики слав.
языков, Введение”. — Т.]

Также в названиях парфюмерной продукции встречается имя собственное:

Мая Плисецкая

В названиях парфюмерной продукции исконно русская лексика встречается
реже, так как большинство парфюмерной продукции производится на Западе.

2.2 Заимствованная слова в названиях парфюмерной продукции

В названиях парфюмерной продукции встречаются заимствования из разных
языков. Также в названиях парфюмерной продукции встречаются
старославянизмы: Красная Москва-

Красная -красный прекрасный, укр. красний “красивый”, ст.-слав. см.
образ, speciosus, ресйкбллЮт, perpulcher, фесрньт, iucundus, amoenus,
лехчеЯмщн, болг. красен “красивый”, сербохорв. крбсан (см. образ),
крбсна (см. образ) ж. “красивый, великолепный”, словен. см. образ, чеш.
krбsnэ “прекрасный”, слвц. krasny — то же, польск. krasny “прекрасный,
пригожий”, в.-луж. krasny “красивый”, н.-луж. kљasny — то же. Знач.
“красный” вторично по отношению к “красивый, прекрасный”. См. краса [См.
специально Иссерлин, РЯШ, 1951, № 3, стр. 85 и сл. — Т. ]

Лунная мелодия –

Лунная – луна – название планеты; диал. “зарница, отблеск на небе”, лунь
ж. “тусклый свет”, лунить “бросать тусклый отблеск”, укр. луна, луно
“отблеск, зарево”, “эхо”, ст.-слав. см. образ уелЮнз, болг. луна,
сербохорв. лэна, словен. lъna, чеш. см. образ “зарево”, стар. “луна”,
слвц. luna, польск. іuna “отблеск пламени, зарево”, стар. “луна”, полаб.
lд’una “луна”. || Из *louksnв, родственного др.-прусск. lauxnos мн.
“светила”, лат. lыna “луна”, пренест. losna, авест. raфчљna- ср. р.
“свет”, поздне-д.-в.-н. liehsen “lucidus”, греч. лэчнпт м. “светильник”,
далее сюда же луч, а также др. инд. rфcas, rфcнs?, авест. raфиah- “свет,
блеск”; см. Педерсен, IF 5, 67; Бернекер 1, 745; Торп 373; Уленбек,
Aind. Wb., 250; Траутман, Apr, Sprd. 370; BSW 152; Мейе, Et. 130, 444.
Это слово не заимств. из лат., а также не является цслав. элементом в
русск., вопреки Брюкнеру (KZ 46, 223), Преобр. (I, 478); см. Мейе, RES
6, 40.

Сто рецептов красоты – Красота – укр., блр. краса, ст.-слав. см. образ
кьумпт (Супр.), болг., сербохорв. крбса “змея” (эвфемизм), чеш., слвц.
krбsa “красота”, польск. krasa — то же, в.-луж. krasa, н.-луж. kљasa
“великолепие”. Отсюда красный, прекрасный, красоваться, красить,
красота. || Вероятно, родственно др.-исл. hrуsa “хвалиться”, нов.-исл.
hrуs “слава”, далее — др.-исл. hrурr “слава”, гот. см. образ
“победоносный”, д.-в.-н. hruom “слава”; см. Бецценбергер, KZ 22, 478 и
cл.; Педерсен, IF 5, 58; И. Шмидт, Vok, 2, 502; Цупица, GG 127. Едва ли
связано с крада, лит. krьsnis, лтш. krвsns “печь” (вопреки Бернекеру (1,
608), Иоханссону (IF 19, 124), Младенову (256), Файсту (271); против см.
Френкель, Balticoslavica (1, 218)), а также с лат. corpus “тело”,
др.-инд. см. образ ж. “фигура, красота” (вопреки Фику (1, 30); ср.
Вальде—Гофм. 1, 277 и сл.). Абсолютно невозможно фонетически сближение с
крутить, цслав. см. образ (вопреки Иоклю (AfslPh 28, 4); см. Шарпантье,
AfslPh 29, 7). В отличие от имевших место попыток Махек (Recherches 12)
сближает краса с лит. grхћis “красота”, graћщs “красивый”, предполагая
древнее колебание глухой: звонкий, [См. еще догадки Пизани (“Paideia”,
8, № 4—5, 1953, стр. 312). — Т.]

Чаще всего в названиях парфюмерной продукции встречаются варваризмы.

Из французского языка нам встретились следующие варваризмы:

Parfum l’ambre – парфюмерный запах.

Mask – маска

Eau Fraiche – французские духи

Plowering lush lotion – лосьон для очищения

Even out hand & Body cream – крем для рук и тела

Simpatija – симпатия

Крем для рук – крем из франц. crиme “сливки, крем, мазь” от лат.
chrisma, греч. чсйумб от чсЯщ “мажу”.

Из тюркского языка нам встретились следующие варваризмы:

Green tea – Зеленый чай (сai)

Из немецкого языка нам встретились следующие варваризмы:

Intimate wash – интимная гигиена (hygiene – нем.)

Сompliment – комплимент

Сто рецептов красоты – рецепт род. -а, впервые у Петра I (Смирнов 265).
Через нем. Rezйpt из лат. receptum “принятое”. Народн. форма: церепт,
цереп, смол. (Добровольский)

Из греческогоязыка нам встретились следующие варваризмы:

Crystal aura – хрустальная (krustallos – греч.) аура

Creamy Toffee – кремовый ирис (iris – греч.)

Из латинского языка нам встретились следующие варваризмы:

Vitamin E Cream – витамин (vitamin – лат.)

Из английского языка нам встретился пример:

Royal Velvet – богатый вельвет (Velvet – англ.)

Из древнескандинавского языка нам встретились следующие варваризмы:

Saga – Сага

Из польскогоязыка нам встретились следующие варваризмы:

Лунная мелодия – мелодия заимств., возм., через польск. melodja или
непосредственно из ит., лат. melфdia от греч. см. образ “способ пения”:
мЭлпт “песня”, см. образ “пение”.

Бархатные ручки – бархат домостр. К. 30; часто в XVII в., напр., в Хожд.
Котова, 110 и сл.; Азовск. Вз. и др.; укр. бархат. Ср. польск. barchan —
то же, с 1500 г.; см. Брюкнер 15. Ближе всего в фонетическом отношении
стоит к вост.-слав. словам ср.-в.-н. barchвt или нов.-в.-н. Barchent;
см. Бернекер 1, 44; Корш, AfslPh 9, 488; Миккола, Berьhr. I, 81.
Начальное ударение тоже говорит о зап., а не о вост. происхождении
(вопреки Mi. TEl., Доп. 1, 11; 2, 82), хотя первоисточником этого слова
является араб.-тюрк. barrakan, как и для баракан.

В названиях парфюмерной продукции нам встретились названия с переводом и
названия, не имеющие перевода.

Названия парфюмерной продукции, имеющие перевод:

Clearskin – чистая кожа

Skindividual – индивидуальная кожа

Parfum l’ambre – запах

Touch of pink – розовое прикосновение

Oxygene home lanvin – кислород

Crystal aura – хрустальная

Creation ted lapidus – создавать образ

Сompliment – комплимент

Nailwear – защита для ногтей

Aquaften – увлажнение

Firming sun lotion – фирменный солнечный лосьон

Anti – ageing sun cream – антивозрастной солнечный крем

Saga – Сага

Mask – маска

Shape – up – улучшение образа

Royal Velvet – богатый вельвет

Creamy Toffee – кремовый ирис

Natural skincare – натуральная забота о коже

Eau Fraiche – французские духи

Green tea – Зеленый чай

Optimals – оптимальный

Arabian glow – сияние

Wrinkle Repain Retion – релаксионное удаление морщин

Emergency Face lift – восстановление лица

Milk & Rice – молоко и рис

Elossom splask – всплеск

Milk & honey Face Mask – молоко и мед маска для лица

Plowering lush lotion – лосьон для очищения

Intimate wash – интимная гигиена

Pure skin daily scrub – скраб для кожи

Skin Quencher – очищение коже

Mid summer – середина лета

Divin – божественный

T-balance – Т-баланс

Self tan gel – авто-загар

Body milk – молочко для тела

Dermo professional – профессиональная кожа

Even out hand & Body cream – крем для рук и тела

Serene – спокойный

Today tomorrow always – сегодня завтра навсегда

Velvet – вельвет

Little black dress – маленькое черное платье

Parfum D’or – духи

Pro attraction – притяжение

Simpatija – симпатия

Vitamin E Cream – витамин Е крем

True color – настоящий цвет

Be… sensual – чувственный

Названия парфюмерной продукции, не имеющие перевод:

Lacoste

Eclat

Nomadic

De marco

Ecollagen

Aromabliss

Evlline

Garnier

Incadessens

В рзульттате анализа варваризмов парфюмерной проукции нами были выделены
варваризмы имеющие перевод и не имеющие.

В названиях парфюмерной продукции также встречаются имена собственные:

Max Mara

Carolina Herrera

Выводы по второй главе

Проанализировав данный материал мы можем сделать следующие выводы:

во-первых, в названиях парфюмерной продукции исконно русская лексика
встречается реже, так как большинство парфюмерной продукции производится
на западе.

Во-вторых, в исконно русской лексике чаще всего встречается
древнерусский пласт

В-третьих, мы встретили заимствования из разных языков: французский,
немецкий, латинский, английский, древнескандинавский, тюркский,
греческий.

В-четвертых, рассмотренные нами примеры названий парфюмерной продукции
можно разделить на примеры имеющие перевод и не имеющие перевод

В- пятых, рассмотрев примеры названий парфюмерной продукции, мы выявили
встретившиеся нам имена собственные.

Заключение

Проанализировав данный материал мы выявили, что у нас в стране очень
много названий парфюмерной продукции из заимствованной лексики. Это
из-за того, что большинство парфюмерной продукции привозится к нам из-за
рубежа. Это вызывает определенные сложности, так как если человек не
знает языка он не может понять для чего крем, какое у него действие. В
таких случаях надо пользоваться словарями других языков. Но иногда
словари не помогают, так как у некоторых названий парфюмерной продукции
нет перевода. Но это, по-видимому, не мешает людям покупать парфюмерную
продукцию не нашего производства, так как считается, что заграничная
продукция намного качественнее чем наша. В заимствованной лексике
парфюмерной продукции мы встретили заимствования из таких языков, как
французский, немецкий, латинский, английский, древнескандинавский,
тюркский, греческий. Также в названиях парфюмерной продукции нам
встретились имена собственные такие как: Max Mara, Сarolina Herrera.

Из исконно русской лексики названий парфюмерной продукции намного меньше
и они не так популярны, так как наша парфюмерия мало развевается и мало
популярна в нашей стране. Но чаще всего в исконно русской лексике нам
встретился древнерусский пласт.

В нашей работе была достигнута цель, а именно мы проанализировали
названия парфюмерной продукции с точки зрения их происхождения. И нами
были достигнуты все задачи.

Список литературы

1. Линник Т.Г. Проблемы языкового заимствования «Языковые ситуации и
взаимодействия языков»- Киев, 1989 – 356с.

2. Ильина О.В. Семантическое освоение русским языком иноязычных
лексических инноваций «Языковые единицы и семантическом и
лексикографическом аспектах». – Новосибирск 1998 – 327с.

3. Толковый словарь русского общего жаргона. М., 1999 – 640с.

4. В.М. Аристова «Англо-русские языковые контакты». Л., 1978 -450с.

5. Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка.
Изд. Иван Ренофанц. СПб., 1837 – 658с.

6. Бельчиков К.А. Что было выражено словом, то было и в жизни // Русская
речь. – 1993. -№ 3. – С. 30.

7. Англо-русские языковые контакты”. Л., 1978 – 250с.

8. Толковый словарь русского общего жаргона. М., 1999 -465с.

9. КомлевН.Г. Иностранные слова и выражения. М., 1997 -347с.

10. Мазрукова ТТ., Нечаева И.В. Краткий словарь иностранных слов. М.,
1995 – 368с.

11.Современный словарь иностранных слов. М., 1993 -740 с.

12. Справочник для журналистов стран Центральной и Восточной Европы.
Сост. Малькольм Ф.Мэллет. М., 1998 -С.113-117.

13. Русский язык и культура речи. Под ред. Проф. В.И. Максимова. М.,
2002 – С.302-303.

14. Краткий словарь иностранных слов. Сост. С.М. Локшина. М., 1985 –
650с.

15 И.А. Васюкова. Словарь иностранных слов. М., 1999 – С.5.

16. Современный русский язык, Ч.1, под ред. Е.И. Дибровой, М., 2001 –
С.296-306

17. Н.С. Валгина, Д.Э. Розенталь, М.И. Фомина. Современный русский язык,
М., 2001- С.22-29

18. Современный русский язык/ под ред. П.А. Леканта, М., 2001- С.100-102

19. Розенталь Д.Э., Голуб И.Б., Теленкова М.А. Современный русский язык,
М.,2002 – С 62-72

Приложение

Признаки старославянизмов

Фонетические приметы связаны с тем, что одни и те же звуки и звуковые
сочетания праславянского языка дали разные результаты (рефлексы) в
южнославянском (старославянском) и восточнославянском (древнерусском)
языках:

1) неполногласным старославянским сочетаниям ра, ла, ре, ле

соответствуют русские полногласные сочетания оро, оло, ере, ело; поэтому
неполногласия, которые имеют в русском языке полногласные соответствия в
корнях слов, являются приметой старославянизмов: град – город, глас –
голос, среда – середина, влечение – волочить. Аналогично с приставками
пре-, пред-, имеющими соответствия пере-, перед– (преступить –
переступить);

2) старославянское ра-, ла- в начале слова в соответствии с русскими
ро-, ло-: равный – ровный, ладья – лодка;

3) жд в соответствии с русским ж: чуждый – чужой;

4) щ в соответствии с русским ч (освещать – свеча); старославянскими по
происхождению являются суффиксы причастий ущ / ющ, ащ / ящ: исконно
русскими суффиксами причастий были уч / юч, ач / яч, ставшие
впоследствии уффиксами прилагательных: текущий – текучий, горящий –
горячий;

5) а в начале слова в соответствии с русским я: агнец – ягненок, аз – я;

6) е в начале слова в соответствии с русским о: единица – один;

7) ю в начале слова в соответствии с русским у: юродивый – урод.

Словообразовательные приметы старославянизмов – это приставки или
суффиксы старославянского происхождения; некоторые из них имеют русские
квиваленты, например: из- в соответствии с русским вы- (излить –
вылить), из- в соответствии с русским с- (ниспадать – спадать), другие
же русских оответствий не имеют: -ствиj- (действие), -знь (жизнь), -тв-
(битва) и др.

Группу лексических старославянизмов составляют слова, заимствованные из
старославянского целиком. Как правило, это слова, обозначающие
религиозные понятия: господь, грех.

Такие слова могут не иметь внешних отличительных примет. К лексическим
старославянизмам относятся также слова с корнями благо-, бого-, добро-,
суе- старославянского происхождения (благоразумие, суеверие).

Не следует думать, что все слова со старославянскими приметами имеют
оттенок книжности или принадлежат к высокой лексике. Многие
старославянизмы стилистически нейтральны и не являются ни книжными, ни
устаревшими: время, среда. Есть старославянские по происхождению корни,
которые в одних словах нейтральны, а в других являются устаревшими или
стилистически окрашенными: прохладный – хлад, согласен – гласить.

Семантические старославянизмы не имеют определенных внешних примет, но
обладают семантико-стилистическими признаками: ибо, идол, избыток,
коварный.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020