.

Семантическое поле восприятия в русском языке

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 3483
Скачать документ

5

Содержание

Введение

Глава I. Теоретические основы изучения самооценки

1.1. Основные подходы зарубежных и отечественных

авторов к изучению самооценки

1.2. Этапы становления самооценки

Глава II. Основные факторы, влияющие на становление

и развитие самооценки.

2.1. Семейный фактор – основной фактор развития

самооценки.

2.2. Социальные факторы

2.3. Фактор физического Я-образа, влияющий на

становление самооценки

Заключение

Список литературы

Введение.

Одному из древних философов принадлежат слова: «Человек — мера всех
вещей». А что является мерой самого человека? Ответ, наверное, очевиден
— его дела и поступки. Именно по делам и поступкам судят о ценности
человека, зрелости его как личности. Если же сместить акцент с
результатов деятельности (дел и поступков) на самого человека и задать
себе еще один вопрос: за счет чего способен человек совершать деяния?
(т.е. в чем состоит ценность самого человека?), то ответы уже не будут
столь однозначны. Кто-то будет уповать на талант, иные — на умение
строить отношения с другими людьми, а кто-то будет объяснять успехи в
жизни и труде благоприятно сложившимися обстоятельствами. Психолог же
ответит на этот вопрос следующим образом: ценность человека состоит не
только в его делах и поступках, но и в его умении постоянно работать над
собой, самосовершенствоваться, все более глубоко познавать свои
возможности и максимально использовать их в своей жизни и деятельности.
Действительно, только постоянное самопознание и саморазвитие являются
инструментарием открытия своего неисчерпаемого личностного и творческого
потенциала, выявления тех сфер жизнедеятельности, где этот потенциал
может быть использован в полной мере. Известно немало случаев, когда
способные и даже талантливые люди, добившись определенных успехов,
успокаивались, переставали работать над собой, и в результате чего
теряли даже то, что было достигнуто ранее.

Каждый человек сам себя строит и выбирает свой жизненный путь, сам
выстраивает свои отношения с другими людьми, наконец, сам совершает и
исправляет ошибки. Поэтому понятия «формирование», «воспитание» и др.,
используемые в науке и практике, — это достаточно условные понятия.
Задача семьи, образовательных учреждений состоит не в прямом воздействии
на личность растущего человека с целью добиться желаемых результатов, а
в создании необходимых условий для самостроительства, самоформирования и
самовоспитания, в актуализации механизмов самопознания и саморазвития.

Все сказанное делает востребованными знания о том, что такое
самопознание и саморазвитие, какую роль они играют в жизни, каковы
механизмы их функционирования, как развиваются на разных возрастных
этапах, как и посредством чего можно познавать себя, и о многом-многом
другом.

Что же такое самопознание? С одной стороны, дать определение довольно
просто, исходя из структуры термина «самопознание». Самопознание — это
процесс познания себя, своих потенциальных и актуальных свойств,
личностных, интеллектуальных особенностей, черт характера, своих
отношений с другими людьми и т. п. С другой стороны, возникает много
вопросов о значении, структуре, механизмах самопознания, ответы на
которые нельзя почерпнуть из определения. Недаром до сих пор остается
загадкой и покрыто некой тайной выражение дельфийского оракула, которое
было начертано на фронтоне одного из храмов в Древней Греции: «Познай
самого себя».

Каждый человек сам себя строит и выбирает свой жизненный путь, сам
выстраивает свои отношения с другими людьми, наконец сам совершает и
исправляет ошибки. Поэтому понятия «формирование», «воспитание» и др.,
используемые в науке и практике, — это достаточно условные понятия.
Задача семьи, образовательных учреждений состоит не в прямом воздействии
наличность растущего человека с целью добиться желаемых результатов, а в
создании необходимых условий для самостроительства, самоформирования и
самовоспитания, в актуализации механизмов самопознания и саморазвития.

Системообразующим ядром индивидуальности является самооценка личности,
которая во многом определяет жизненные позиции человека, уровень его
притязаний, всю систему оценок. Самооценка влияет на формирование стиля
поведения и жизнедеятельность человека. Другими словами, самооценка во
многом обусловливает динамику и направленность развития субъекта.
Поэтому, в психологической работе очень важно уметь корректировать
самооценку человека. Данная курсовая работа направлена на изучение
самооценки и факторов, влияющих на её становление и развитие.

Глава I. Теоретические основы изучения самооценки.

1.1. Основные подходы зарубежных и отечественных авторов к изучению
самооценки.

1.2.

Выделение самоотношения как самостоятельного объекта психологического
анализа чаще всего осуществляется путем разграничения в едином процессе
самосознания двух аспектов: процесса получения знаний о себе (и самих
этих знаний) и процесса самоотношения (вместе с более или менее
устойчивым самоотношением как некоторой стабильной характеристикой
субъекта). Всякая попытка человека себя охарактеризовать содержит в той
или иной мере оценочный элемент, определяемый общепризнанными нормами,
критериями и целями, представлениями об уровне достижений, моральными
принципами, правилами поведения и т. д. Отсюда оба этих аспекта
составляют целостную Я-концепцию которая определяется как совокупность
всех представлений индивида о себе, сопряженная с их оценкой.
Описательную составляющую Я-концепции чаще всего называют образом «Я»
или представлением о себе. В обозначении аспекта, связанного с
отношением к себе, имеет место гораздо меньшая терминологическая
определенность. Это и самооценка, и самоуважение, и самопринятие, и
эмоционально-ценностное отношение к себе, и, просто, самоотношение.

За данными различиями в словоупотреблении чаше всего не стоит каких-либо
более или менее определенных и общепризнанных концептуальных
разграничений. Их понятийный смысл можно уловить лишь в рамках
конкретных исследований или теоретических построений. Так что прочной
терминологической традиции в этой сфере пока не существует.

Понимание Я-концепции как совокупности установок «на себя» отчетливо
зафиксировано, например, Р. Бернсом [1]. В соответствии с этим
пониманием, три традиционно выделяемых элемента установки (когнитивный,
эмоциональный и поведенческий) применительно к Я-концепции
конкретизируются следующим образом:

1. Образ «Я» – представление индивида о самом себе.

2. Самооценка – аффективная оценка этого представления, которая может
обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа «Я»
могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием
или осуждением.

3. Потенциальная поведенческая реакция, т. е. те конкретные действия,
которые могут быть вызваны образом «Я» и самооценкой.

При этом самооценка как аффективная составляющая установки на себя
существует в силу того, что ее когнитивная составляющая не
воспринимается человеком безразлично, а пробуждает в нем оценки и
эмоции, интенсивность которых зависит о г контекста и от самого
когнитивного содержания.

Предметом самовосприятия и самооценки индивида может быть его тело, его
способности, его социальные отношения и тожество других личностных
проявлений. В соответствии с этим выделяется система частных
самооценок. Однако предполагается, что эти частные самооценки, взятые в
их динамической совокупности, интегрируются в некоторое обобщенное
пережившие, связанное с целостным образом «Я». Именно эта обобщенная и
относительно устойчивая самооценка и является предметом психологического
анализа, в большинстве исследовании.

Так, Куперсмит называет самооценкой отношение индивида к себе, которое
складывается постепенно и приобретает привычный характер; оно
проявляется как одобрение или неодобрение, степень которого определяет
убежденность индивида в своей самоценности, значимости [11].

По мнению Розенберга, самооценка отражает степень развития у индивида
чувства самоуважения, ощущения собственной ценности и позитивного
отношения ко всему тому, что входит в сферу его «Я» [10]. Поэтому,
низкая самооценка предполагает неприятие себя, самоотрицание, негативное
отношение к своей личности .

Обобщая представления о самооценке, И. С. Кон пишет, что она «является
общим знаменателем, итоговым измерением «Я», выражающим меру принятия
или непринятия индивидом самого себя, положительное или отрицательное
отношение к себе, производное от совокупности отдельных самооценок» [5].

Но если обобщенная самооценка есть производная от отдельных (частных)
самооценок, то возникает вопрос, как же индивид берет эту производную,
какие особенности функционирования и строения эмоционально-оценочной
системы делают возможной интеграцию частных самооценок в общее чувство
положительности или отрицательности отношения индивида к собственной
лихости. Различные попытки ответа на эти вопросы оказались тесно
связанными с представлениями о строении системы самоотношения.

Наиболее простое из решений этих вопросов исходит из того, что система
самоотношения есть некий конгломерат частных самооценок; в соответствии
с этим глобальная самооценка может быть понята и операционализирована
как простая сумма частных самооценок.

Гораздо более распространенной точкой зрения является представление о
том, что различные сферы и особенности личности, которые могут выступать
в качестве объектов самооценок, неравнозначны, и самооценки играют тем
большую роль, чем более значимым является оцениваемый аспект. Истоки
данных представлений исторически лежат во взглядах У. Джемса, который
считал, что неуспех в малозначимых сферах мало влияет на общую
самооценку [3]. Соответствующих представлений придерживались многие
исследователи. Так, Куперсмит указывает, что обобщенная самооценка есть
сумма частных самооценок, «взвешенных» по субъективной значимости,
однако, при этом отмечает, что данных, прямо подтверждающих эту
гипотезу, крайне мало [11].

Анализируя различные методы измерения глобальной самооценки, Р. Уайли
пишет, что принцип простого суммирования частных самооценок, применяемый
при построении диагностических процедур, является ничем иным, как
проявлением теоретического невежества, и что должны быть предприняты
шаги для учета значимости пунктов и их вклада в обобщенную самооценку
[11].

Розенбергом была предложена так называемая интерактивная гипотеза,
согласно которой влияние специфического аспекта «Я» на самооценку
варьирует в зависимости от уровня самооценки по этому аспекту и его
значимости для значимых аспектов: их высокие уровни сильно увеличивают
общую самооценку, в то время как низкие уровни частных значимых
самооценок существенно снижают итоговое самоотношение [11]. Вклад
самооценок по менее значимым аспектам в обобщенную самооценку
соответственно оказывается меньшим.

Таким образом, в соответствии с этими представлениями, строение
самоотношения можно представить следующим образом:

Существуют два уровня самоотношения – уровень частных самооценок и
уровень обобщенной самооценки, причем, основным принципом организации
этих уровней в единую систему является интеграция частных самооценок с
учетом их субъективной значимости. Структура же самоотношения,
фактически, сводится к структуре входящих в Я-концепцию аспектов «Я».

Несмотря на распространенность этих взглядов и их кажущуюся очевидность,
прямых доказательств обоснованности соответствующих представлений до сих
нор не получено.

В определенной степени это связано с неразработанностью понятия
субъективной значимости и возможностью существования взаимодействия
между значимостью и самооценкой. Исходя из теории когнитивного баланса
Фестингера, Узле и Марвелл считают, что если низкая оценка по отдельному
качеству вступает в противоречие с потребностью иметь высокое общее
самоуважение, то одним из возможных механизмов, с помощью которого
индивид выходит из этой дилеммы, является снижение значимости тех
аспектов, по которым субъект себя низко оценивает [11]. Розенбергом было
получено подтверждение этой идеи, когда он обнаружил, что более высокая
значимость приписывается индивидом именно тем аспектам, по которым он
успешен [11]. Однако, свобода манипулирования значимостью оказывается не
безграничной, ведь многие критерии самооценки задаются объективной
ситуацией жизнедеятельности. В соответствии с различными гипотезами о
взаимодействии между уровнем самооценки и субъективной значимостью того
или иного качества личности созданы различные модели взвешивания
частичных самооценок при их интеграции в глобальную самооценку.

В исследовании Ходжа и Маккарти была предпринята попытка прямой проверки
положения об интегральном характере обобщенной самооценки. Изучалась
зависимость между частными самооценками, их субъективной значимостью и
общим самоуважением. Ими использовались различные модели взвешивания
самооценок по значимости. Кроме этого использовались эмпирически
полученные оценки значимости. Однако, несмотря на изрядную
экспериментальную изощренность, они не получили корреляций между
интегральной самооценкой и общим самоуважением, превышающих г=0,45.
Причем, взвешивание по значимости не приводило к заметному изменению
корреляций по сравнению с простым суммированием частных самооценок [11].

На основании этих результатов они пришли к выводу, что интегральная
самооценка частных аспектов и общее самоуважение (глобальная самооценка)
– это разные конструкты, за которыми надо искать различное
психологическое содержание. В этом исследовании интересен еще один
результат, парадоксальный с точки зрения Ходжа и Маккарти. Было
обнаружено, что учет индивидуальной (субъективной) значимости давал
меньше приращение корреляций, чем учет групповых оценок значимости
(полученных усреднением индивидуальных оценок значимости каждого аспекта
по группе). Это позволило им заключить, что групповые ценности (для
данного контингента) имеют большее влияние на глобальную самооценку, чем
учет индивидуальных оценок ценностей. Однако, этот факт был оставлен ими
без объяснении – лишь как парадоксальная констатация.

Кроме изложенных выше взглядов, существуют попытки создания более
сложных, иерархических моделей строения самоотношения. Основная идея при
этом состоит в том, что частные самооценки личностных качеств не
напрямую связаны с общим самоуважением, а организуются в промежуточный
уровень, задаваемый сферами жизнедеятельности субъекта или его
личностных проявлений.

Одна из наиболее распространенных моделей такого рода принадлежит Р.
Щавельзону, которым на основе анализа так называемой «номологической
сети» переменных самооценки был выделен ряд сфер, наиболее важных для
понимания обобщенного «Я» [11]. В соответствии с этой моделью обобщенная
самооценка находится на вершине иерархии и может быть разделена на
академическую и неакадемическую (связанную или несвязанную с успехами в
учебе), последняя же подразделяется на физические, эмоциональные и
социальные аспекты.

Отсюда Я- концепция и обобщенная самооценка – это просто одно и то же.

Мотив самоуважения, по определению Канлана, – это «личная потребность
сделать максимальным переживание положительных и минимальных –
отрицательных установок по отношению к себе». Большей частью мотивы
самоуважения и последовательности «Я» совпадают, но бывают случаи, когда
индивид упорно сохраняет отрицательный образ «Я» не меняя его даже в
случаях положительных внешних оценок и успехов в сфере самореализации
[11].

По литературным данным выделяют три основных понимания терминов
самоотношения, каждое из которых отражает различные теоретические
подходы и имеет свое собственное коннотативное значение:

1) любовь к себе,

2) самоприятие,

3) чувство компетентности.

Эти понятия различаются в зависимости от того, в какой степени в них
выражены элементы эмоциональной «привязанности», в противоположность
«оценке» (которые рассматриваются здесь как различные процессы).

Одним из различий между любовью к себе и самоприятием является
глубинность. Соответствующего чувства, хотя и то и другое связано с
эмоциональным чувством симпатии в собственный адрес. Самоприятие — это
более феноменальный процесс, в котором подчеркивается сознательность
или, по крайней мере, предсознательность выражающих самоотношение
суждений. Любовь к себе рассматривается как более глубинный и, возможно,
даже более «мистический» процесс, включающий в себя интенсивные драйвы и
энергии (в психоаналитических теориях) или базисные (онтологические)
небезопасности (в экзистенциально ориентированных теориях).

В понимании самоотношения в терминах компетентности акцент делается на
оценивании, т.е. сравнении объекта или события с некоторыми эталонами,
имущественной характеристикой является переживание успеха или неудачи.
При этом основой переживания является чувство уверенности в себе или
своих силах.

В подходах к самоотнотношению с точки зрения самоприятия последнее часто
определяется как возникавшее на основе самооценки субъекта по отношению
к некоторому идеалу. Однако важнейшим аспектом этого процесса является
чувство или

переживание, приводящее к этому оцениванию. Так например, К. Роджерс
разделяет общее отношение к себе на самооценку (отношение к себе как
носителю определенных свойств и достоинств) и самоприятие – приятие себя
в целом монады, вне зависимости от своих свойств и достоинств [11]. Р.
Уайли отмечает, что развести две эти характеристики в эксперименте
крайне трудно, так как в самооценке по любой характеристике неизбежно
присутствует и общий уровень принятия или непринятия себя [11].

Однако, механизм формирования этих сторон отношения к себе, совершенно
различен. Самооценка по какому-либо качеству основывается чаще всего на
сравнении своих достижений с достижениями других людей. Самопринятие же
является не столько оценкой, сколько стилем отношения к себе, общей
жизненной установкой, формирующейся в процессе онтогенеза, а также путем
сознательных усилий.

Таким образом, если в обзоре Уэлса и Марвела представлены различные
понимания содержания глобальной самооценки, которая при этом
рассматривается как единое и целостное образование, то К. Роджерс
рассматривает самопринятие и самооценку как два аспекта самоотношения,
которое оказывается обладающим сложным строением, включавшим по крайней
мере две подсистемы: самооценочную и эмоциональную [11]. Наличие двух
аспектов в общем самоотношении признается и некоторыми другими авторами
– Так, С. Гордон констатирует различие между уважением и любовью как
между разными формами эмоций, Для него самоуважение и самосимпатия
представляют из себя дна различных типа самоотношения, которые вытекают
из различных форм позитивного опыта – аффилиации и успеха в задании.
«То, что люди чувствуют по отношению к себе, вовсе не обязательно
определяется тем, насколько они считают себя «хорошими» [11].

Для большинства исследователей аффективный процесс – то же самое, что и
самооценивание, описанное в терминах эмоции. То есть дело просто в
различных ракурсах рассмотрения одной и той же реальности. Резюмируя
точку зрения многих авторов, Р. Бернс пишет, что «положительная
Я-концепция определяется тремя факторами: твердой убежденностью в
импонировании другим людям, уверенностью в способности к тому или иному
виду деятельности и чувством собственной значимости». Здесь потенциально
выделяются три характеристики самоотношення в качестве элементов его
строения. Однако, оказывается, что третья характеристика – «чувство
собственной значимости (или противоположное ему ощущение своей
ничтожности) – является производными от обшей оценки, которую индивид
интуитивно выносит себе, оценивая два первых момента: насколько он
импонирует и какова его компетентность» [1].

· Можно выделить, пожалуй, два положения, которые явно или неявно
принимаются большинством исследователей: во-первых, что существует
некоторое обобщенное самоотношение (самоуважение, самооценка), которое
является целостным, одномерным и универсальным образованием, выражающим
степень положительности отношения индивида к собственному представлению
о себе:

во-вторых, что это обобщенное самоотношение каким-то образом
интегрируется из частных самооценок. Но, как это не
парадоксально, именно эти положения оказываются наименее эмпирически
обоснованными.

Самооценка — сложное динамическое личностное образование, личностный
параметр умственной деятельности. Она выполняет, прежде всего,
регулятивную функцию.

Проанализировав вышеизложенные подходы, автор курсовой работы
придёрживается следующей точки зрения:

Существуют два уровня самоотношения – уровень частных самооценок и
уровень обобщенной самооценки, причем, основным принципом организации
этих уровней в единую систему является интеграция частных самооценок с
учетом их субъективной значимости. Структура самоотношения сводится к
структуре входящих в Я-концепцию аспектов «Я».

Самооценка формируется в младшем школьном возрасте. Это общая
самооценка, наиболее устойчивая и постоянная. На формирование самооценки
оказывает влияние близкое окружение ребёнка – его семья. В течении жизни
человека, под воздействиями социальной среды, успеха или неудачи
деятельности происходит колебания в самооценке – это частные самооценки.

1.2. Этапы становления самооценки.

I. Ранний возраст. Многие дети уже в раннем возрасте отмечают свои
успехи или неудачи в деятельности соответствующими эмоциональными
реакциями на них. Большинство детей этого возраста просто констатируют
достигнутый результат; некоторые воспринимают успех или неудачу,
соответственно, с положительными и отрицательными эмоциями. В этой же
возрастной группе наблюдаются первые отдельные проявления самооценки,
причем в основном лишь после успеха в деятельности. Ребенок не просто
радуется успеху, но проявляет своеобразное чувство гордости,
преднамеренно и выразительно демонстрируя свои достоинства. Однако даже
такие элементарные самооценочные реакции в этом возрасте еще крайне
редки.

Около 3,5 лет у детей уже можно наблюдать массовые реакции на успех и
неудачу, очевидным образом связанные с самооценкой. Соответствующие
результаты деятельности ребенок воспринимает как зависящие от его
способностей, причем итог собственной деятельности им соотносится с
личными возможностями и с самооценкой.

Самооценка ребенка, осознание предъявляемых к нему требований появляются
примерно к трем-четырем годам на основе сравнения себя с другими людьми.

II. К среднему дошкольному возрасту у многих детей складывается умение и
способность правильно оценивать себя, свои успехи, неудачи, личностные
качества, причем не только в игровой, но также и в других видах
деятельности: учении, труде и общении.

Такое достижение следует рассматривать как еще один шаг на пути к
обеспечению нормального обучения в школе в будущем, так как с началом
школьного обучения ребенку постоянно приходится оценивать себя в
различных видах деятельности, и если его самооценка оказывается
неадекватной, то и самосовершенствование в данном виде деятельности
обычно задерживается.

Особую роль в планировании и прогнозировании результатов личностного
развития ребенка играет представление о том, как дети разного возраста
воспринимают и оценивают своих родителей. Те из родителей, кто является
хорошим объектом для подражания и одновременно вызывает к себе
положительное отношение ребенка, способны оказывать на его психологию и
поведение наиболее сильное влияние. В некоторых исследованиях
установлено, что самое заметное воздействие родителей на себе испытывают
дети в возрасте от трех до восьми лет, причем между мальчиками и
девочками имеются определенные различия. Так, у девочек психологическое
влияние родителей начинает чувствоваться раньше и продолжается дольше,
чем у мальчиков. Этот период времени охватывает годы от трех до восьми
лет. Что касается мальчиков, то они значительно меняются под
воздействием родителей в промежутке времени от пяти до семи лет, т.е. на
три года меньше.

III. В старшем дошкольном возрасте дети придают большое значение
оценкам, даваемым им взрослыми людьми. Ребенок не ждет такой оценки, а
активно сам добивается ее, стремится получить похвалу, очень старается
ее заслужить. Все это свидетельствует о том, что ребенок уже вступил в
период развития, сензитивный для формирования и укрепления у него
мотивации достижения успехов и ряда других жизненно полезных личностных
свойств, которые в будущем должны будут обеспечить успешность его
учебной, профессиональной и других видов деятельности.

IV. Младший школьный возраст. Особенностью детей младшего школьного
возраста, которая роднит их с дошкольниками, но еще больше усиливается с
поступлением в школу, является безграничное доверие к взрослым, главным
образом учителям, подчинение и подражание им. Дети этого возраста
полностью признают авторитет взрослого человека, почти безоговорочно
принимают его оценки. Даже характеризуя себя как личность, младший
школьник в основном лишь повторяет то, что о нем говорит взрослый.

Это напрямую касается такого важного личностного образования,
закрепляющегося в данном возрасте, как самооценка. Она непосредственно
зависит от характера оценок, даваемых взрослым ребенку и его успехам в
различных видах деятельности. У младших школьников в отличие от
дошкольников уже встречаются самооценки различных типов: адекватные,
завышенные и заниженные.

Самооценка в младшем школьном возрасте формируется, главным образом, под
влиянием оценок учителя.

Особое значение дети придают своим интеллектуальным возможностям и тому,
как они оцениваются другими. Детям важно, чтобы положительная оценка
была общепризнана.

V. Подростковый возраст. Главная новая черта, появляющаяся в психологии
подростка по сравнению с ребенком младшего школьного возраста, — это
более высокий уровень самосознания. Вместе с ним возникает отчетливо
выраженная потребность правильно оценивать и использовать имеющиеся
возможности, формировать и развивать способности, доводя их до уровня,
на котором они находится у взрослых людей.

В этом возрасте дети становятся особенно чуткими к мнению сверстников и
взрослых, перед ними впервые остро встают проблемы морально-этического
характера, связанные, в частности, с интимными человеческими
взаимоотношениями.

Отрочество — как иногда называют подростковый возраст — это время
становления подлинной индивидуальности, самостоятельности в учении и в
труде. По сравнению с детьми более младшего возраста подростки
обнаруживают веру в способность определять и контролировать собственное
поведение, свои мысли и чувства. Подростковый возраст — это время
обостренного стремления к познанию и оценке самого себя, к формированию
целостного, непротиворечивого образа «Я».

В период между 12 и 14 годами при описании себя и других людей подростки
в отличие от детей более раннего возраста начинают использовать менее
категоричные суждения, включая в самоописание слова «иногда», «почти»,
«мне кажется» и другие, что свидетельствует о переходе на позиции
оценочного релятивизма, о понимании неоднозначности, непостоянства и
многообразия личностных проявлений человека.

В начальный период этого возраста (10—11 лет) многие подростки (примерно
около трети) дают себе самим в основном отрицательные личностные
характеристики. Такое отношение к себе сохраняется и в дальнейшем, в
возрасте от 12 до 13 лет. Однако здесь оно сопровождается уже некоторыми
положительными изменениями в самовосприятии, в частности ростом
самоуважения и более высокой оценкой себя как личности.

По мере взросления первоначально глобальные отрицательные самооценки
подростков становятся более дифференцированными, характеризующими
поведение в отдельных социальных ситуациях, а затем и частные поступки.

В развитии рефлексии, т.е. способности осознания подростками собственных
достоинств и недостатков, наблюдается тенденция как бы противоположного
характера. В начальный период подростничества детьми осознаются в
основном только их отдельные поступки в определенных жизненных
ситуациях, затем— черты характера и, наконец, глобальные личностные
особенности.

Подведём итог: Основой первоначальной самооценки является умение
сравнивать себя с другими детьми. Для шестилеток характерна в основном
не дифференцированная завышенная самооценка. К семилетнему возрасту она
дифференцируется и несколько снижается. Появляется отсутствующая ранее
оценка сравнивания себя с другими сверстниками. Недифференцированность
самооценки приводит к тому, что ребенок шести-семи лет рассматривает
оценку взрослым результатов отдельного действия как оценку своей
личности в целом, поэтому использование порицаний и замечаний при
обучении детей этого возраста должно быть ограничено. В противном случае
у них появляется заниженная самооценка, неверие в свои силы,
отрицательное отношение к

Глава II. Основные факторы, влияющие на становление и развитие
самооценки.

2.1. Семейный фактор – основной фактор развития самооценки.

Какие бы формы ни принимала семья, она всё же является важнейшей
единицей общества. Именно в семье ребёнок впервые обнаруживает, любят ли
его, принимают ли его таким, какой он есть, сопутствуют ли ему успех или
неудачи. Как считают многие психологи, именно в первые пять лет жизни у
человека в основном формируется структура личности, закладываются основы
Я-концепции. В этот период ребёнок особенно уязвим и несамостоятелен,
эмоционально зависим от семьи, в которой удовлетворяются полностью или
не полностью его потребности. Поэтому, очень важно информирование людей,
и, прежде всего родителей о проблемах, трудностях и последствиях,
возникающих при неправильном отношении к ребёнку.

1. Влияние членов семьи на становление самооценки.

Самооценка связана с размерами семьи и старшинством среди детей. В
исследованиях Куперсмита, 70% детей, отличавшихся низкой и средней
самооценкой, не были первенцами. В то же, время в группе с высокой
самооценкой первенцами не были лишь 42% детей. У первых и единственных
детей в семье есть, по-видимому, определенные преимущества: условия, в
которых они развиваются, более благоприятны для формирования высокой
самооценки.

По данным исследования, у мальчиков с высокой самооценкой отношения с
братьями и сестрами оказались скорее близкими, чем конфликтными. Эта
гармоничность в отношениях, судя по всему, распространяется и за пределы
семьи, ибо высокая самооценка обеспечивает хорошее владение техникой
социальных контактов, позволяет индивиду показать свою ценность, не
прилагая особых усилий. Ребенок приобрел в семье способность к
сотрудничеству, уверенность в том, что он окружен любовью, заботой и
вниманием. Все это создает прочную основу для его социального развития.
В семьях такого типа ревность и соперничество между детьми встречаются
редко.

Как утверждают матери мальчиков с высокой самооценкой, они знают больше
половины друзей своего сына. И напротив, треть матерей мальчиков с
низкой самооценкой практически вообще не знают, с кем из сверстников
дружит их сын. Вполне вероятно, что подобную неосведомленность родителей
можно расценивать как свидетельство недоверия ребенка к ним,
обусловленного его оценкой своей роли и положения в семье[13].

2. Кормление младенца

Вопрос о преимуществах кормления грудью перед искусственным кормлением
до сих пор не потерял своей актуальности. В настоящем исследовании не
было получено данных, подтверждающих, что при кормлении грудью ребенок
получает больше любви, заботы и внимания. Куперсмит приходит к выводу,
что для формирования положительного самовосприятия важна уверенность
матери в избранном способе кормления, а не способ сам по себе.
Негативный тонус самовосприятия формируется у ребенка в том случае, если
у матери возникает чувство неловкости и вины. В этом смысле о практике
кормления можно сказать то же самое, что и о воспитательном процессе в
целом: в принципе для развития у ребенка положительной Я-концепции
родители в своих действиях должны быть уверенными и последовательными
[13].

3. Принятие и отталкивание ребенка

Если родители внутренне принимают ребенка, а отношения в семье являются
изначально здоровыми, то ценность ребенка для родителей выступает не как
его заслуга, а как нечто само собой разумеющееся. Родителям достаточно
того, что это – их ребенок. Они принимают его таким, какой он есть,
невзирая на его умственные или физические данные.

Напротив, если родители внутренне не принимают ребенка, он оказывается
для них не интересен, неприятен, вызывает неодобрение. Для таких
родителей воспитание ребенка связано с большими финансовыми трудностями
и социальной ответственностью. Но неприятие ребенка, облеченное в форму
чрезмерной опеки, не менее пагубно, чем постоянное невнимание к нему или
раздражительность.

Ярко выраженная установка родителей на безусловное принятие своего
ребенка не является абсолютно необходимой предпосылкой формирования
высокой самооценки. Среди матерей, дети которых обладают ею, встречались
и такие, которые не выражали особой готовности принять ребенка в целом.
Это свидетельствует о том, что мнение ребенка о безусловном принятии его
родителями является, по крайней мере, столь же существенным, как и
реальный тип семейных отношений и используемые родителями методы
воспитания.

4. Снисходительность и требовательность в воспитании

Уже в раннюю пору развития психоанализа его последователи призывали
придерживаться более мягких методов воспитания, соответственно
предполагающих свободу выражения неудовлетворения внутренних импульсов
ребенка. Однако результаты исследования Куперсмита свидетельствуют
скорее о необходимости строить отношения с ребенком на основе
требовательности. Ясная и разумная система требований, предъявляемых к
ребенку, должна быть основой правильного семейного воспитания [13].

Ясные требования и четко вчерченные нормы жизни в семье способствуют
формированию у детей высокой самооценки. Дети с высокой самооценкой
выказывают большую солидарность со взглядами, принятыми в их семье. И
хотя в воспитании этих детей более распространенными были поощрения,
наказания воспринимались ими как нечто заслуженное и справедливое. Если
ребенку предоставляется полная свобода в исследовании окружающего мира,
если никто не ограничивает и не направляет его деятельность, если
воспитательным лозунгом его родителей является мягкость и
вседозволенность, результатом этого обычно становится повышенная
тревожность, сомнения в собственной ценности, низкий уровень успешности
и в конечном счете неспособность строить прочные отношения с людьми,
основанные на взаимном уважении.

По-видимому, ребенок воспринимает наказания в контексте всех остальных
проявлений отношения к нему родителей. Внимательное и заботливое
отношение к ребенку в сочетании с требовательностью делает ненужным
суровые наказания. Судя по всему, секрет формирования высокой самооценки
заключается в благожелательном отношении к ребенку, готовности принять
его таким, какой он есть, но в то же время и в умении установить при
этом определенные границы.

5. Распад семьи. Развод родителей, конфликтные отношения между ними
становятся источником проблем для ребенка. Общеизвестно, что с разрывом
родителей часто связаны эмоциональные расстройства и правонарушения
подростков. Дети из семей, где родители разведены, более склонны к
низкой самооценке, чем дети, растущие в полных семьях. Дети, у которых
кто-то из родителей умер, нет существенных отклонений в уровне
самооценки. Таким образом, разрыв между родителями оказывает
определенное негативное, хотя и незначительное, влияние на уровень
самооценки ребенка.

6. Порядок рождения детей. Наряду с родителями и друзьями, братья и
сестры ребенка составляют заметную часть его социального окружения, Они
влияют на него не только непосредственно как члены семьи, но само их
присутствие неизбежно сказывается на взаимоотношениях ребенка с
родителями. Самооценка ребенка не связана с порядком рождения детей в
семье. Важным является сам факт наличия братьев и сестер, ибо у
единственного в семье ребенка самооценка в среднем выше.

Любопытно, однако, что это относится лишь к мальчикам. Если единственный
в семье ребенок – девочка, ее самооценка в, среднем такая же, как у
девочек, имеющих братьев или сестер. В исследовании Розенберга была
сделана попытка дифференцировать влияние на самооценку ребенка наличия
старших и младших братьев и сестер. У мальчиков, если большинство детей
в семье тоже мальчики, самооценка в среднем ниже, чем в том случае, если
половина или большинство детей – девочки. На уровень самооценки девочек
эти факторы не оказывают существенного воздействия.

Мальчик, растущий в семье, где старшие дети – преимущественно девочки,
имеет, как правило, высокую самооценку. Казалось бы, есть основания
ожидать прямо противоположное: например, идентификация со старшими
сестрами может приводить к появлению у мальчика “девчачьих” черт, что
делает его потенциальной мишенью для насмешек со стороны товарищем. В то
же время такое положение в семье имеет и ряд преимуществ. Розенберг
считает, что ключевым фактором для формирования самооценки в данном
случае является отношение в семье к появлению мальчика.

Отец, у которого уже есть несколько дочерей, обычно хочет иметь сына. В
конечном счете социальный статус семьи зависит преимущественно от
достижении мужчин, поэтому в перспективе на сына возлагаются основные
надежды: он призван стать опорой семьи в будущем. И чем позже появляется
сын, тем более желанным становится он для отца. Кроме того, только
мальчик может унаследовать фамилию. В этом смысле сын важен для отца как
продолжение его идентичности. Именно сына отец может приобщить к
определенным занятиям (например, футбол, рыбалка и т. д.), которые не
совсем подходят для воспитания девочек. Все это в сочетании с
общепринятым стереотипом культуры, выраженным в сентенции “мужчина
должен иметь сына”, заставляет отца желать его появления после рождения
нескольких дочерей[13].

Но и матери, имеющие дочерей, хотят обычно, чтобы родился сын. Как
убедительно показано в исследовании Сирса, Маккоби и Левина, отношение
матери к мальчику, появившемуся вслед за несколькими девочками,
отличается исключительной теплотой и нежностью. Все это помогает понять
особенности формирования самооценки у таких детей: она основывается не
на соревновательных отношениях со сверстниками, не на достижениях в
учебе или успешности в социальных ситуациях, а скорее отражает
изначальное ощущение собственной ценности, обусловленное той особой
заботой и любовью, которой окружают этого ребенка в семье. По крайней
мере в детские годы он должен пользоваться благосклонностью всей семьи.
Отец с нетерпением ждал его рождения, мать испытывает к нему
необыкновенную нежность, в глазах сестер он выглядит бесценным
существом. Что же удивительного в том, что такой ребенок вырастает с
ощущением безусловной собственной ценности?

Однако следует отметить, что такие дети обычно учатся хуже, чем их
сверстники. Устойчивое чувство самоудовлетворения нередко удерживает их
от стремления к совершенствованию. Ведь важным мотивом для успешной
учебы в школе бывает стремление доказать себе и другим свою ценность, но
этим детям не надо ничего доказывать, ибо их ценность определена
условиями семейного воспитания [13].

7. Заинтересованность родителей в ребенке

Можно выделить три области отношений, которые особенно значимы как
источники обратной связи, влияющие на формирование самооценки у детей:

· знание родителями друзей ребенка;

· заинтересованность родителей в результатах учебы ребенка;

· взаимодействие родителей с ребенком в общей беседе за столом

Взаимоотношения в этих трех сферах могут служить показателем
заинтересованности в благополучии и развитии ребёнка. Рассмотрим каждое
из этих положений.

В младшем школьном и подростковом возрасте эмоциональная жизнь ребенка
во многом определяется кругом его друзей которые могут выступать как
основное продолжение его самого. Поэтому реакция родителей на друзей
сына или дочери является косвенным показателем их интереса к ребенку.
Явное равнодушие родителей способствует формированию у ребенка низкой
самооценки.

Заинтересованность в результатах учебы ребенка – важный показатель общей
заинтересованности родителей в ребенке. Одну из возможностей судить о
том, как идут дела ребенка в школе, дает школьный дневник. Поэтому
реакция родителей на текущие записи в дневнике характеризует их
отношение к учебе ребенка в целом, к его способностям и личным
качествам.

Низкая самооценка связана не с наказаниями, а с безразличной реакцией
родителей на школьные отметки ребенка. При этом самый низкий уровень
самооценки был зафиксирован у тех детей, которые утверждали: “Мама
вообще не обращает внимания на мои отметки”.

Самооценка детей, родители которых руководствовались принципом
поддержки, была, естественно, более высокой, чем самооценка тех, кто
сообщал о безразличной реакции родителей.

Родители, равнодушно относящиеся к успехам ребенка в учебе, вообще не
заинтересованы в своем ребенке. Даже если отец или мать ругают ребенка,
наказывают его за полученные в школе плохие отметки, это все же
проявление интереса и заботы о нем.

Каждый вечер вся семья обычно встречается за обеденным столом. С точки
зрения интереса, проявляемого родителями к ребенку, эта ситуация
показательна, поскольку в ней отражается все многообразие семейных
взаимоотношений.

Самооценка ребенка тесно связана с его восприятием заинтересованности в
нем окружающих. Убежденность в том, что другим людям он интересен или
неинтересен, обусловлена содержанием его Я-концепции в целом. Если
ребенок придерживается не особенно высокого мнения о себе, он склонен
считать, что другим неинтересны его мысли и занятия. Какие-то детали в
поведении и отношении к нему родителей постоянно подкрепляют это
убеждение. Ведь ребенок имеет богатый опыт общения с родителями и
способен улавливать малейшие знаки заинтересованности или невнимания к
тому, что он говорит. Кто-то из родителей в ответ на его слова зевнул,
перебил его или сменил тему разговора, в их глазах он видит рассеянность
и равнодушие, или, напротив, его мнение внимательно выслушивается,
вызывает живой отклик, одобрительные замечания или обоснованные
возражения – по всем этим признакам ребенок безошибочно угадывает,
интересен или совершенно безразличен он окружающим.

Связь, существующая между безразличием родителей и низкой самооценкой
ребенка, не зависит от каких бы то ни было статусных или ролевых
характеристик. Точно так же причины формирования низкой самооценки
заключены не в том, придерживаются ли родители мягкой или строгой линии
воспитания, и не в том, считает ли ребенок оправданным наказания,
которым его подвергают. Отсутствие позитивной вовлеченности в заботы,
интересы ребенка чаще всего сопровождается недостатком любви, неумением
относиться к нему с уважением, раздражительностью и невнимательностью в
общении с ним. Какие бы типы поведения родителей ни ассоциировались с
этими установками, совершенно ясно одно: ребенок должен чувствовать свою
значимость, ценность для других людей, которые призваны о нем
заботиться. Это чувство является, по-видимому, решающим фактором для
формирования положительной самооценки.

Роль социальных факторов более широкого масштаба в формировании
самооценки у ребенка представляется незначительной.

Таким образом, на формирование самооценки влияет ряд условий:

1. Условия формирования низкой самооценки

Низкая самооценка тесно связанна с попытками родителей сформировать у
ребенка способность к аккомодации, то есть к приспособительному
поведению. Это выражается в следующих требованиях к нему: послушание;
умение подстраиваться к другим людям; зависимость от взрослых в
повседневной жизни; опрятность; бесконфликтное взаимодействие со
сверстниками. Судя по всему, успешность, достигаемая умением
подстраиваться под желания других людей, а не на основе личных
достижений, ведет к формированию низкой самооценки.

Стремление родителей поставить детей в подчиненное, зависимое положение
ведет к снижению самооценки. Ребенок в этой ситуации оказывается
психологически надломлен, он не доверяет окружающему миру, ему не
хватает ощущения собственной личностной ценности.

2. Условия формирования средней самооценки

Родители детей с низкой самооценкой в большей мере склонны занимать по
отношению к ним покровительственную, снисходительную позицию. Скромные
цели позволяют им принимать своих детей такими, какие они есть,
проявлять терпимость к их поведению. В то же время различные
самостоятельные действия детей вызывают у родителей тревогу.
Приобретение самостоятельного личного опыта вне дома у детей этой
группы, как правило, ограничивается.

3. Условия формирования высокой самооценки

Матери детей с высокой самооценкой удовлетворены взаимоотношениями сына
с отцом. Сами дети также считали отца главным доверенным лицом.

Важная особенность семей этой группы состоит в ясных, заранее
установленных полномочиях в принятии решений, недвусмысленности
проявления авторитета и ответственности. Один из родителей берет на себя
принятие основных решений, с которыми соглашается вся семья. Менее
принципиальные решения по различным бытовым вопросам в целом принимаются
коллективно. Соответствующие стандарты семейного поведения пользуются в
таких семьях общей поддержкой. Здесь царит атмосфера взаимного доверия,
каждый член семьи чувствует себя включенным в общий домашний круг. В
большинстве случаев основные решения принимает отец, но, для
формирования высокой самооценки важно скорее то, что эти решения
одобряются всей семьей.

Таким образом, высокая самооценка развивается у детей в семьях,
отличающихся сплоченностью и солидарностью. Более позитивно здесь
отношение матери к себе и к мужу. В глазах ребенка родителям всегда
сопутствует успех. Он с готовностью следует задаваемым ими образцам
поведения, настойчиво и успешно решает встающие перед ним повседневные
задачи, ибо чувствует уверенность в своих силах. Он меньше подвержен
стрессу и тревожности, доброжелательно и реалистично воспринимает
окружающий мир и себя самого.

У мальчиков с высокой самооценкой уровень притязаний оказывается выше,
чем у их сверстников. Это объясняется тем, что их родители более
настойчиво подчеркивают ценность “стремления” к совершенству. Они
ориентируют ребёнка на определенные стандарты, создают обратную связь в
виде своих оценочных суждении и указывают ему необходимые средства для
достижения большего успеха. Ребенок с высокой самооценкой приучен
постоянно испытывать свои возможности, узнавая и признавая свои сильные
и слабые стороны. Таким образом, дети с высокой самооценкой ставят перед
собой более высокие цели и чаще добиваются успеха. И наоборот, для детей
с заниженной самооценкой характерны весьма скромные цели и неуверенность
в возможности их достижения.

Ожидания родителей (или отсутствие таковых) являются важным фактором,
направляющим личностное развитие ребенка по определенному руслу), что
особенно отчетливо проявляется в стенах школы в виде заранее
обусловленных успехов или неудач.

Мальчики с высокой самооценкой независимы, самостоятельны,
коммуникабельны, убеждены в успехе любого порученного им дела. Эта вера
в себя помогает им придерживаться своего мнения, позволяет в спорных
ситуациях отстаивать свои взгляды и суждения, делает их восприимчивыми к
новым идеям. Уверенность в себе, наряду с ощущением собственной
значимости, рождает убежденность в своей правоте и смелость в выражении
убеждений. Эта установка и соответствующие ожидания обеспечивают им не
только более независимый статус в социальных отношениях, Но и немалый
творческий потенциал, способность к энергичным и позитивным социальным
действиям, В групповых дискуссиях они обычно занимают активную позицию.
По собственному признанию, они не испытывают особых затруднений,
сближаясь с новыми людьми, готовы выразить свое мнение, зная, что оно
будет встречено враждебно. Важной особенностью детей с высокой
самооценкой является то, что они меньше заняты своими внутренними
проблемами. Отсутствие застенчивости позволяет им выражать свои мысли
открыто и прямо.

Поведение людей с высокой самооценкой противоположно хорошо известной
психотерапевтам картине поведения людей, испытывающих депрессивное
состояние. Для последних характерна как раз пассивность, неуверенность в
себе, в правильности своих наблюдений и суждений, они не находят в себе
сил, чтобы влиять на других людей, противостоять им, не могут с
легкостью и без внутренних колебаний выразить свое мнение.

Основываясь на изученном, можно сделать вывод, что основной предпосылкой
формирования у ребенка высокой самооценки является дисциплинирующее
начало в семейном воспитании. Два других чрезвычайно важных фактора —
это установка матери на внутреннее принятие ребенка и уровень ее
собственной самооценки. Как правило, более высокая самооценка
формируется у первых детей в семье. Самооценка детей от второго брака в
среднем ниже. Конфликты между родителями, так же как и затянувшиеся
проблемные ситуации, связанные, например, с энурезом, тоже служат
сигналом потенциально низкой самооценки. Существенным фактором, влияющим
на формирование самооценки, являются особенности присущего ребенку
субъективного восприятия. Данных, подтверждающих важность социальных,
классовых или религиозных норм для снижения или повышения самооценки,
получено не было.

Безусловная готовность принимать ребенка таким, какой он есть, должна
сопровождаться благожелательным, но не чрезмерно снисходительным
отношением к нему. Важно, чтобы дисциплина была основана на принципах
справедливости и на ясных и достижимых стандартах поведения,
соответствующих возможностям ребенка, и не менее важно, чтобы все это
было понятно самому ребенку. Ему должна быть доступна та система
ценностей, приняв которую он получил бы надежные ориентиры, позволяющие
квалифицировать свои действия как успешные или неуспешные. Характерно,
что в семьях с устойчивой структурой у детей более высокий уровень
успешности. Если поведение ребенка регулируется знанием общих принципов,
а не разрозненными указаниями родителей, у него возникает уверенность в
себе и в своих действиях, необходимая для формирования положительной
самооценки.

Строгий внешний контроль способствует формированию у ребенка способности
к внутреннему самоконтролю. Когда ребенок усваивает от родителей нормы
правильного поведения, он получает ориентир, помогающий повысить уровень
успешности взаимодействия с родителями и снизить уровень тревожности,
обусловленной ожиданием реакции родителей на его поведение. Благодаря
этому социальное окружение ребенка приобретает в его глазах черты
упорядоченности. Он знает, чего можно ожидать от окружающих, у него
развивается уверенность в том, что он может так или иначе регулировать
различные ситуации, связанные со своими социальными контактами.
Соответственно низкая самооценка возникает вследствие того, что
социальное подкрепление поведения ребенка носит размытый и
непоследовательный характер.

Во-вторых, ясно очерченные требования и правила поведения способствуют
более четкому формированию у ребенка образа Я. Он вынужден признать
существование сил, внешних по отношению к нему, то есть мотивов и
побуждений других людей. Тем самым он получает возможность еще на ранних
этапах развития научиться различать желания и реальность, отчетливо
воспринимать различия между собой и другими лицами.

В-третьих, требования родителей ребенок рассматривает как доказательство
родительской заботы о его благополучии. Поэтому сказать ребенку: “Делай
что хочешь, только не приставай ко мне”, означает дать ему понять, что
он не стоит того, чтобы о нем заботились.

2.2. Социальные факторы.

Как уже было сказано выше, общая самооценка формируется в младшем
школьном возрасте. Но существуют также и частные самооценки, которые
ситуативны и способны колебаться. Колебания частной самооценки вызывают
ситуативные изменения в жизни человека: успех или неудача, сравнение
себя с другими, влияние социума и т.д.

1. Влияние социума в дошкольном возрасте.

Социальное окружение неполноценно удовлетворяет потребности детей,
значимые для становления адекватной самооценки в дошкольном возрасте,
что в свою очередь оказывает негативное влияние на формирование
внутренней позиции ребенка. Так, в частности, оценочная система,
существующая в ближайшем окружении ребенка (в семье, детском саду) и
рассматриваемая психологами как фактор социальной детерминации его
личностного развития, не отвечает ряду психолого-педагогических
требований. Во-первых, не учитывается ряд индивидуальных и возрастных
различий потребности ребенка в получении внешней оценки; во-вторых, не
соответствует смыслу и значимости педагогической оценки, обеспечивающей
при ее грамотном использовании адекватное развитие разнообразных сфер
личности ребенка — эмоциональной, интеллектуальной, нравственной,
мотивационной и др. Полноценное осуществление социокультурного развития
не достигается вследствие снижения приоритета социокультурных образцов и
наличия в социальном окружении ребенка искаженной системы эталонных
представлений.

2. Положение семьи в обществе.

Если самооценка человека определяется мнением о нем других людей, то
есть основания ожидать, что у представителей высших классов она будет
максимальной. Положение, занимаемое в обществе молодыми людьми, основано
не на их собственных достижениях, а на социальном статусе родителей.
Поэтому вполне возможно, что в юношеском возрасте ощущение собственной
ценности определяется скорее мнениями родственников, друзей, соседей,
чем общественным престижем как таковым.

Дети из высших слоев общества в среднем более склонны к внутреннему
принятию самих себя, чем дети, принадлежащие к низшим классам.

В семьях, принадлежащих к высшим слоям общества, родители иначе ведут
себя по отношению к сыновьям и руководствуются при этом иными
ценностями, чем родители из низших классов. По отношению к дочерям
разница гораздо менее ощутима. Эти различия в поведении и ценностных
установках родителей коррелируют с уровнем самооценки детей. В семьях,
принадлежащих к среднему классу, сыновья пользуются большей
психологической поддержкой отца, чем в рабочих семьях. Дочери в обоих
классах могут рассчитывать на такую поддержку отца приблизительно в
одинаковой степени. Испытуемые, которые описывают свои взаимоотношения с
отцом как близкие, имеют более высокую самооценку и более стабильный
образ Я, чем те, которые сообщают о конфликтном, отчужденном характере
этих взаимоотношений. Это позволяет предположить, что одна из причин
высокой самооценки у детей — близкие отношения ребенка с отцом, то есть,
что важную роль в формировании самооценки играет структура семейных
отношений.

3. Влияние неудачи.

Снижение общей самооценки под влиянием экспериментальной неудачи
сопровождается у некоторых испытуемых появлением мыслей о смерти, а
удачная проверка высоко ценимой способности вызывает значительное
повышение уровня самооценки других качеств. По некоторым данным,
повышение общего самоуважения под влиянием частного успеха встречается
чаще, чем его понижение вследствие неудачи.

По мнению американского психолога Рут Уайли, которая критически
проанализировала существующие эмпирические исследования, наличие или
отсутствие сдвигов в самооценке под влиянием экспериментальной неудачи
может зависеть от целого ряда моментов: личностных особенностей
испытуемого, например, общего уровня самоуважения и тревожности;
специфических качеств, которые подверглись обесценению в эксперименте;
того, как испытуемый оценивает источник информации о своем поражении пли
успехе и насколько он доверяет этому источнику. Уайли пришла к выводу,
что в большинстве случаев “испытуемый руководствуется не только желанием
самоутверждения, но и объективными соображениями. Ухудшение показателей
деятельности и рост тревожности в связи с экспериментальной неудачей
может быть больше у испытуемых с низким общим уровнем самоуважения”.
Иначе говоря, любая экспериментальная или жизненная ситуация
переживается и оценивается субъектом в свете своего долгосрочного опыта,
включая и его прошлое самоуважение. Человек с пониженным самоуважением
будет переживать любую частную неудачу глубже тяжелее, чем спокойный и
уверенный в себе [11].

4. Принципы «самости», влияющие на самооценку.

Принцип интериоризации чужих оценок – теория отражённого, зеркально «Я»
(концепция Кули и Мида). Представление человека о самом себе во многом
зависит от того, как оценивают его окружающие, особенно если это
коллективная, групповая оценка. Под влиянием благоприятных мнений
самооценка повышается, неблагоприятных – снижается. Нередко такой сдвиг
бывает довольно устойчивым, причем заодно с главными самооценками сплошь
и рядом изменяются и такие, которые непосредственно оценка окружающих не
затрагивала. Например, у человека, получающею от имени группы завышенные
оценки, с течением времени повышается общий уровень притязаний,
выходящий за пределы тех качеств, которые были отмечены как
положительные.

Изменения, под влиянием внешних оценок, “образа Я”, как и
социально-нравственных установок, более значительны, если испытуемый
думает, что значимые для него лица (например, товарищи по работе)
единодушны в оценке его качеств или поведения, чем в тех случаях, когда
их мнения расходятся. Наконец, разные люди неодинаково чувствительны и
восприимчивы к чужим мнениям, начиная от полного безразличия и кончая
полной перестройкой собственной “самости” в соответствии с желаниями
других. Психологическая сложность интериоризации хорошо иллюстрируется
экспериментально. Членам нескольких маленьких производственных групп
(пять-семь человек в каждой) предложили оценить организаторские и
деловые качества каждого, включая себя, и предсказать, как оценят его по
этому качеству остальные. Сравнению подверглись три показателя:
самооценка; объективная групповая оценка, полученная путем усреднения
оценок, данных индивиду его товарищами по работе; предполагаемая
групповая оценка. Выяснилось, что люди с высокой самооценкой получили
более высокую групповую оценку, чем люди с низкой самооценкой;
предполагаемая и объективная групповая оценки также оказались
связанными. Однако совпадение самооценок и предполагаемых оценок
оказалось выше, чем самооценок и объективных групповых оценок. Только
40% лиц с высокой самооценкой получили высокую групповую оценку, и
только 26% лиц со средней самооценкой получили среднюю групповую оценку.
По шкале деловых качеств больше половины лиц с высокой самооценкой
получили низкую групповую оценку.

Интериоризация чужих мнений предполагает и социальное сравнение, и
атрибутивные процессы (обычно, люди сначала приписывают другим то или
иное отношение к себе, а затем уже принимают или отвергают его в
качестве критерия оценки), и отбор информации в соответствии с уже
существующим “образом Я” и ценностными критериями.

Принцип социального сравнения. Хотя многие элементы нашего “Я” выглядят
чисто описательными, фактуальными, в большинстве случаев они
соотносительны и молчаливо подразумевают какое-то количественное или
качественное сравнение. Во-первых, индивид сравнивает свое наличное “Я”
с прошлым или будущим, а свои притязания – с достижениями. Во-вторых, он
сравнивает себя с другими людьми.

Первый момент отражен уже в знаменитой формуле У. Джемса:

Успех

Самоуважение———————

Притязания

Одному человеку невыносимо стыдно, что он – вторая, а не первая перчатка
мира, другой радуется победе на районных соревнованиях. Чем выше уровень
притязаний, тем труднее их удовлетворить. Правомерность формулы Джемса
доказывается не только житейским опытом, но и множеством специальных
экспериментов, показывающих, что удачи и неудачи в какой-либо
деятельности существенно влияют на самооценку индивидом своих
способностей.

Но процесс социального сравнения является двусторонним. Индивид
воспринимает и оценивает себя в сравнении с другими, а других – по себе.
Возникает вопрос: когда “другой” служит прототипом “Я”, а когда,
наоборот, “Я” служит отправной точкой, референтом восприятия “другого”?
Хотя самопознание всегда считалось трудным, люди обычно считают, что о
себе судить легче, чем о других, и больше доверяют таким суждениям,
особенно если речь идёт о внутренних состояниях, мотивах и т. и. Отсюда
и пословица: «Чужая душа – потемки». По то, что кажется нам
“непосредственным знанием себя”, в действительности есть итог сложною
процесса атрибуции (приписывания себе определенных свойств).

Хотя частные самооценки являются важными индикаторами, показателями
того, как человек воспринимает «видит» сам себя, они все-таки остаются
локальными и не позволяют судить о структуре и динамике самосознания
личности в целом. Чтобы схватить человеческое “Я” в его единстве, нужно
гораздо более сложные исследования и теоретические модели.

2.3. Фактор физического Я-образа, влияющий на

становление самооценки.

Анализ литературы показывает, что у физически неполноценных людей
отмечаются существенные проблемы в сфере межличностного восприятия и
общения, а также трудности самопринятия. А. Стункарт и М. Мендельсон на
основе интервьюирования 94 человек утверждают, что тучные люди склонны
оценивать свой физический облик как “нелепый” и “вызывающий
отвращение”[13].

Выдержки из высказываний больных. “Я называю себя неряхой и свиньей… Я
смотрю в зеркало и говорю: “Ты – ничтожество, ты – жирная свинья…”,
“Когда я смотрю на себя в зеркало, я испытываю приступ острой ненависти
и отвращения к себе”, “Никто не хочет иметь дело с бочкой, никто не
приглашает меня танцевать, и я вынуждена подпирать стенку и слушать
музыку. Я просто ничтожна”. Негативная самооценка экстраполируется и на
ожидаемую оценку окружающих: “Я способна понравиться только
ненормальному — кто захочет иметь дело со слонихой”, “Я чувствую, что
другие люди имеют полное право ненавидеть меня и таких, как я”.

В формировании самосознания подростков аффективные и когнитивные
процессы, сложно переплетаясь, образуют причинно-следственный круг:
когнитивная недифференцированность предполагает низкую степень автономии
“аффекта” и “интеллекта”, так что любые изменения в одной из сфер
захватывают и распространяются на систему в целом. Бедность,
когнитивная упрощенность образа Я, заимствованность, навязанностъ
составляющих его структуру шкал из травматического негативного опыта
общения со значимыми другими с необходимостью порождает негативное
самоотношение. Последнее в свою очередь требует и находит рациональные
подтверждения собственной “плохости”. Метафорически этот порочный круг
можно было бы представить следующим образом: “Я – толстая, у меня нет
друзей, спорт и развлечения не для меня, а для других – я просто
слониха, конечно, я никчемный человек, и никаких других чувств, кроме
сожаления и неприязни к себе, ожидать не могу, и с этим согласна; что,
кроме сожаления и неприязни, может вызывать человек, который толст, как
бочка, танцует, как гиппопотам на льду, развлечения ему недоступны, а
сверстники его сторонятся? В силу нерасчлененности осознаваемых в себе
качеств с их эмоциональной оценкой круг этот может запускаться как
когнитивной, так и аффективной составляющей самосознания с неизменным
итоговым самонеприятием. На поведенческом уровне в наиболее типичных
случаях подобный вариант самоотношения ведет к сужению круга общения,
бездеятельности, заточению в четырех стенах дома, что возвращается в
самосознание в виде негативных чувств в адрес Я.

В школьные годы внешний облик ребенка во многом определяет отношение к
нему сверстников и учителей, что существенно отражается на общей
самооценке. Известно, как жестоко страдают дети, по своим физическим
особенностям выделяющиеся из класса. Обычно это дети-изгои, “козлы
отпущения”, предмет насмешек и издевательств – “дядь, достань
воробушка”, “жиртрест-мясокомбинат”, “очкарик”, “прыщ”, “рыжий, рыжий,
конопатый” и т. д. в том же роде, вплоть до приписывания детям с
физическими отклонениями отрицательных душевных качеств. Подростки с
заметными отклонениями в физическом развитии в большей степени
подвержены неблагоприятному влиянию социально-психологической среды,
способствующей формированию негативной Я-концепции, зависимости от
окружения или бунта против него.

Самооценка тесно связана с ожидаемой родительской оценкой — так
называемая “эхо-самооценка”, или зеркальное отражение в самооценке
родительского видения ребенка и эмоционального отношения к нему. “Я
больная – так и мама считает”, “Я честная. Так мама говорит”, “Мама
говорит, что я эгоистка. Так оно и есть”. Даже самостоятельно придумывая
свободные шкалы самооценивания, дети часто говорят: “Как считают
родители, я…”, “Мама мне часто говорит, что я…”. Самооценка как бы
отстает в своем развитии, продолжая оставаться “линейной функцией” от
отношения родителей к подростку. Это создает чрезвычайно
психотравмирующую ситуацию для ребенка. Стремясь спрятаться от
неблагоприятно складывающихся отношений вне семейного круга, полный
ребенок в своей семье сталкивается с отсутствием истинно глубоких чувств
и эмоциональным отвержением родителей, что еще более усугубляет его
чувство неполноценности.

Заключение.

Итак, основываясь на вышеизложенном материале, можно сказать, что
самооценка – это отношение индивида к себе, которое складывается
постепенно и приобретает привычный характер. Самооценка отражает степень
развития у индивида чувства самоуважения, ощущения собственной ценности
и позитивного отношения ко всему тому, что входит в сферу его «Я».

Отношение к себе, т.е. самооценка формируется в течении первых 5-9 лет
жизни. Именно в семье ребёнок впервые обнаруживает, любят ли его,
принимают ли его таким, какой он есть, сопутствуют ли ему успех или
неудачи. В начальной школе (младший школьный возраст) процесс
становления самооценки продолжается и завершается (под влиянием оценок
учителя). В младшем школьном возрасте завершает своё формирование именно
общая самооценка, наиболее устойчивая и постоянная. В течении жизни
человека, под воздействиями социальной среды, успеха или неудачи
деятельности происходит колебания в самооценке – это частные самооценки.
Колебания частной самооценки вызывают ситуативные изменения в жизни
человека: успех или неудача, сравнение себя с другими, влияние социума и
т.д. Хотя частные самооценки являются важными индикаторами, показателями
того, как человек воспринимает «видит» сам себя, они все-таки остаются
локальными и не позволяют судить о динамики самосознания и самоотношения
в целом.

Самооценка, как составляющая «Я –образа» способна оказывать огромное
влияние на весь жизненный путь того или иного человека. Люди с низкой
самооценкой склонны к пассивности, внушению и менее популярны. Эти люди
чрезмерно чувствительны к критике, считая её подтверждением своей
неполноценности. Они с трудом воспринимают комплименты. Чаще всего
низкая самооценка становится причиной постоянного одиночества.
Эмоциональная изоляция – тяжёлое испытание для каждого человека, но в
сочетании с предубеждённостью и неуверенностью в себе она превращается в
бедствие (Карен Корни)[13]. Т.к. лица с низкой самооценкой испытывают
социальную неуверенность, они менее склонны к установлению новых
взаимоотношений или углублению существующих. И поэтому очень важно,
чтобы родители могли предвидеть проблемы ребёнка, знали о нормах и
правилах воспитания, принимали активное участие в формировании
положительного образа Я ребёнка. Ведь то, что мы думаем о себе,
оказывает глубокое влияние на всю нашу жизнь. И то, чего мы сможем
добиться в жизни, можно сказать, напрямую зависит от отношения к себе,
от нашей самооценки.

Таким образом, знание себя, своей самооценки и факторов, влияющих на её
развитие и становление, может значительно изменить жизнь каждого
человека. Осознание того, что у тебя низкая самооценка позволит
научиться жить с такой особенностью и жить эффективно.

Материалы данной курсовой работы могут использоваться в работе
психологов, в образовательных учреждениях.

Список литературы:

1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. – М., 1986

2. Белобрыкина О.А. Влияние социального окружения на развитие самооценки
старших дошкольников. // Вопросы психологии, № 4, 2001. 31-38с.

3. Джемс У. Психология. – М., 1991

4. Зимбардо. Застенчивость. – М.,1991

5. Кон И.С. Открытие «Я». – М., 1978

6. Креславский Е. С. Избыточная масса тела и образ физического “Я”
//Вопросы психологии, №2, 1987

7. Лэнг Р. Расколотое «Я». – М., 1995

8. Мухина В.С. Детская психология. – М., 1999. – 352с.

9. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В
3 кн. – 4-е изд. – М.,2000. –688 с.

10. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В
3 кн. – 3-е изд. – М, 2000. –608 с.

11. Психология самосознания. Хрестоматия – Самара, 2003

12. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в образовании:
Учёбное пособие. – М.: ВЛАДОС, 1995. – 529 с.

13. Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия. – Самара:
Издательский Дом «БАХРАХ – М., 2003 – 656 с.

14. Сарджвеладзе Н.И. Личность и её взаимодействие с социальной средой.
– Тбилиси, 1989

15. Соколова Е.Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. –
М., 1989

16. Столин В.В. Самосознание личности. – М., 1983

17. Уманец Л. И. : Роль самооценки в игровых отношениях дошкольников
//Вопросы психологии, №4, 1987. 61с.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020