.

Понятие фонема

Язык: русский
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 1376
Скачать документ

ПОНЯТИЕ ФОНЕМА.

Введение

То что нашу речь можно разделить на отдельные звуки, которые мы отличаем
друг от друга , представляется само собой разумеещимся. Кажется
совершенно очевидным, что все слышат разницу между гласными в словах
дома – дума, или согласными в словах вес – весь, рак – лак и отличают
налет от нальет просто по звучанию.

Однако, на самом деле выделение отдельных звуков в потоке речи вовсе не
определяется только звучанием. Одно и то же звучание носителями разных
языков оценивается с точки зрения звукового состава по-разному: корейцы
не заметят отличия р от л, арабы о от у, для французов в словах вес и
весь как разные звуки будут оценены гласные, а не конечные согласные; и
носители очень многих языков не смогут услышать разницы между налет и
нальет.

Следовательно, выделение отдельных звуков и оценка их как одинаковых или
разных зависит от особенностей языкового строя.

Чтобы определить, сколько разных звуковых единиц используется в языке,
необходимо решить две задачи: 1) разделить поток речи на отдельные звуки
– минимальные звуковые отрезки; 2) определить, какие звуки нужно
рассматривать как одинаковые, а какие различать.

Языковые механизмы, обеспечивающие такое линейное членение и
отождествление сегментов речевой цепи, впервые показал Л. В. Щерба в
1912 г.

Лев Владимирович Щерба был основателем Ленинградской Фонологической
школы, стоял у истоков образования такой науки как фонология*. Вопросы
фонетики интересовали Л.В.  Щербу  на протяжении всей его научной
деятельности. Наиболее значительными работами  Щербы  по фонетике
(дореволюционный период) были “Субъективный и объективный метод в
фонетике” (1909) и “Русские гласные в качественном и количественном
отношении” (1912). Л.В.  Щерба  поддерживал мысль Бодуэна де Куртенэ о
существовании в языке таких фонетических единиц, которые не совпадают с
акустическими или физиологическими единицами. Эти единицы, по мнению
 Щербы , являются результатом психической деятельности. Придерживаясь на
ранних этапах своей деятельности психического объяснения сущности
фонетических единиц,  Щерба  и задачу фонетики как науки видит в
исследовании звуковых представлений речи. Но в отличие от Б.де Куртенэ
 Щерба  привносит смысловой момент в определение фонемы. Он определяет
 фонему  как кратчайшее общее фонетическое представление данного языка,
способное ассоциироваться со смысловыми представлениями и
дифференцировать слова, причем  фонема  может выделяться в речи без
искажения фонетического состава слова.

     Основой лингвистического мировоззрения  Щербы  в дореволюционный
период был субъективный психологизм. Он считал язык психическим
явлением, одним из продуктов деятельности нашей психики. Единственным
фонетическим методом он признавал субъективный метод, поскольку мы
всегда должны обращаться к сознанию говорящего на данном языке индивида.
Позднее, уже в советское время,  Щерба  стал все больше склоняться к
материалистической философии языка, к диалектическому материализму. Это
проявилось и в трактовке  фонемы, которую в 1937 году  Щерба 
рассматривал как диалектическое единство общего и частного. В этот
период он понимал  фонему  как звуковой тип, способный дифференцировать
слова и их формы. Оттенок  фонемы  – как реально произносимые различные
звуки, являющиеся тем частным, в котором реализуется  фонема. Именно Л.
В. Щерба объединил исследования своих предшественников, структурировал
знания о таком языковом феномене как фонема и стал основопологателем
фонемного анализа.

Фонемный анализ

Функции фонемы

Звуковая материя формируется и используется каждым языком по-особому, в
соответствии с правилами его фонологической системы, включающей в себя
подсистему сегментных средств и подсистему суперсегментных
(просодических) средств.

Минимальными (кратчайшими в линейном плане) структурно-функциональными
звуковыми единицами в большинстве языков являются фонемы. Они сами по
себе не обладают значениями, но потенциально связаны со смыслом как
элементы единой знаковой системы. В сочетании друг с другом и нередко по
отдельности они образуют экспоненты слов и морфем и обеспечивают
опознавание (идентификацию) и различение (дифференциацию) языковых
знаков как значимых единиц.

Так, благодаря разному составу фонем, а именно употреблению разных фонем
в одной и той же позиции, в экспонентах русских слов род /rot/ и рад
/rat/ оказываются возможными опознание каждого из этих слов и их
различение между собой. Точно также различные фонемы появляются в
тождественных позициях, различая экспоненты, а тем самым и в целом:

английские слова but /bVt/ ‘но’ и boot /bu:t/ ‘ботинок, башмак’,

немецкие слова liegen /li:g&n/ ‘лежать’ и legen /le:g&n/ ‘положить,
класть’,

французские слова mais /mE/ ‘но’ и mes /me/ ‘мои’.

В большинстве случаев экспоненты слов оказываются многофонемными.
Однофонемными экспонентами располагают, например, русские слова а /a/, и
/i/, у /u/, в /v/, к /k/, морфемы -л /l/ в спа-л, -ть /t’/ в спа-ть, -ы
/ы/ в стол-ы, -у /u/ в ид-у, в- /v/ во в-лез-ть, -а- /a/,  -j- и -у /u/
в шаг-а-j-у (орфографически: шагаю). По одной фонеме содержат

экспоненты английских слов o /@U/ ‘нуль’, А /eI/ ‘оценка “отлично” (в
американской школе)’, e /i:/ ‘число е (в математике)’, I /aI/ ‘я’,

экспоненты немецких слов А /a:/ ‘ля (муз.)’, Е /е:/ ‘ми (муз.)’, o! /o:/
‘о!, ах!’,

экспоненты французских слов а /a/ ‘имеет’, eau /o/ ‘вода’, ou /u/ ‘или’.

Однофонемными являются экспоненты многих морфем в этих языках.

Экспонент языкового знака не может состоять меньше чем из одной фонемы.

Фонемная сегментация

Звучащая речь представляет собой с точки зрения акустической и с точки
зрения артикуляционной континуум, т.е. нечленимое целое. Языковые же
единицы вообще и фонемы в частности имеют дискретную природу, т.е. они
достаточно чётко отграничиваются друг от друга в синтагматическом и
парадигматическом отношениях. Выделимость фонем в речи опирается не на
акустические или артикуляторные признаки, а на признаки
структурно-функциональные, т.е. собственно языковые. Фонемная
сегментация задаётся самой языковой системой. Цепочке дискретных фонем в
результате фонемной сегментации ставится в соответствие ряд звуков
(фонов).

Фон выступает индивидуальным, единичным представителем (репрезентантом)
определённой фонемы в речи. Каждой фонеме соответствует бесконечное
множество фонов.

В соответствии с морфологическим (семиотическим по своей природе)
принципом, который сформулирован в школе Л.В. Щербы, границы между
фонемами проходят там, где проходят границы между морфемами. Например,
слог да в слове (словоформе)  вод-а членится на две фонемы: /d/ и /a/,
отражая наличие морфемного шва: вод-а. Точно так же устанавливается
синтагматическая граница между фонемами /v/ и /a/ в словоформе трав-а,
между /u/ и /p/ в словоформе у-пад-у.

Многократно повторяясь по отдельности, фонемы приобретают автономию в
фонологической системе языка, так что и в экспоненте слова да, где нет
морфемного членения, наличествует граница между фонемами /d/ и /a/.

С помощью морфологического критерия можно определить, имеем ли мы дело с
долгими согласными, долгими гласными, дифтонгами как с едиными фонемами
или как с сочетаниями фонем (монофонематическая и бифонематическая
трактовка).

Так, в слове вводить, начинающемся фонетически долгим [v:], выделяются
две фонемы /v/, одна из которых является экспонентом морфемы в-, а
другая является начальной в экспоненте корневой морфемы  -вод-.
Морфологический критерий даёт возможность доказать, что в русском языке
отсутствуют дифтонги как единые фонемы, а в немецком и английском языках
дифтонги монофонематичны.

О границах между фонемами могут сигнализировать также значащие
чередования (например, чередования по аблауту в английских словоформах
find ~ found ([aI] ~ ]aU]), в немецких словоформах find-en ~ fand-en
([I] ~ [a]).

Таким образом, границы между фонемами возможны как на стыках слов и
морфем, так и внутри морфем. Они не обязательно должны совпадать с
границами слогов.

Иным оказывается положение в слоговых языках. В них слог, как правило,
является неделимым экспонентом морфемы и/или слова. По своим функциям
такой слог подобен фонеме. Поэтому о слоге в таких случаях говорят как о
кратчайшей фонологической единице – силлабеме.

Фонологические оппозиции и дифференциальные признаки

Каждый язык фонемного (неслогового) строя насчитывает небольшое по
количеству, закрытое множество фонем. Они могут осуществлять свою
идентифицирующую и дифференцирующую функцию благодаря тому, что они
различаются между собой, будучи противопоставленными парадигматически.

Парадигматические особенности фонем выявляются на основе фонологических
оппозиций, т.е. таких противопоставлений между фонемами, которые
различают не просто разные наборы фонем, но и использующие эти наборы в
качестве своих экспонентов разные слова (и морфемы).

Впервые типология фонологических оппозиций была разработана Н.С.
Трубецким.

В данной работе будут использованы следующие характеристики оппозиций:

по числу противопоставляемых членов:

оппозиции двухчленные (бинарные), например: /d/:/t/ – дом:том;

трёхчленные (тернарные), например: /p/:/t/:/k/ – пот:тот:кот, и т.д.;

по числу дифференциальных признаков, служащих различению
противопоставляемых фонем:

оппозиции однопризнаковые (например: /g/:/k/, противопоставленные по
признаку звонкость:глухость (незвонкость) – год:кот), и

многопризнаковые, например: /t/:/z/, противопоставленные по признакам
звонкость:глухость и смычность:щелинность (несмычность) – тол:зол;

по отношению к системе фонем:

оппозиции изолированные (например, нем. /l/:/r/ – lassen:Rassen, и

пропорциональные, например: рус. /l/:/r/ = /l’/:/r’/ – лов:ров = Лёв (|‚„”??¤OUUeaee oe u ?О системе фонем можно говорить только по отношению к определённому конкретному языку. Фонематическая система того или иного языка уникальна. Классификации гласных и согласных фонем того или иного языка опираются на общефонетические признаки и повторяют в известной степени универсальные классификации, но они могут строиться более экономно, с учётом только используемых в данном языке дифференциальных признаков. Фонематический состав слов: традиционные фонологические школы и системная фонология В настоящее время существует несколько фонологических школ, имеющих собственные определения  фонемы  и в связи с этим по-разному подходящих к проблеме установления состава  фонем  отдельных слов. Конечная цель применения на практике методов анализа этих школ - точно и определённо установить фонологический статус звуков данного отрезка речи. Однако известно, что существующие теории не всегда позволяют безоговорочно достичь этой цели. В данной статье мы рассмотрим то, как эта проблема решается в концепциях Ленинградской фонологической школы (ЛФШ), Московской фонологической школы (МФШ) и функциональной фонологии (ФФ), а затем проанализируем её с позиций системной фонологии (СФ). Основатель ЛФШ Л. В. Щерба  считал, что все звуки языка "объединяются в сравнительно небольшое число звуковых типов, способных дифференцировать слова и их формы". Эти звуковые типы Л. В.  Щерба  и определял как  фонему. Его последователи рассматривают  фонему  как класс звуков, представленный в речи различными оттенками. Существование двух определений  фонемы  (фонема - звукотип и  фонема - класс звуков) является следствием развития теории  фонемы  как фонетического феномена, используемого языком для дифференциации слов и морфем.  Фонема  ЛФШ - относительно самостоятельная автономная материальная единица, не имеющая прямой связи с морфемами, в состав которых она входит. Профессор Л. Р. Зиндер, последователь Л. В.  Щербы , указывал, что " фонема , обладающая определёнными положительными чертами, всегда может быть опознана по этим чертам". Естественно, что представители ЛФШ всегда рассматривают звук как представитель  фонемы, например, звук [t] (в слове сад) как представитель  фонемы  "t", а звук [d] (в слове сады) как представитель  фонемы  "d". Такой подход позволяет легко определить состав  фонем  в словоформах. Однако, и как об этом пишет Л. Р. Зиндер, "...если данная словоформа характеризуется вполне определённым составом  фонем, то этого нельзя сказать о лексеме и морфеме". Получается, что морфема может иметь разный состав  фонем  в различных словоформах; при этом происходит чередование  фонем. Например, в словах сад - сады чередуются "t" и "d". В других случаях, например в словах кот и код, получается, что корневые морфемы разных по значению и написанию слов в разных позициях могут включать в качестве последней  фонемы  либо "t", либо "d" (ср.: кот бежит, коды, котик, код трудный и т.д.). Таким образом, можно заметить, что, хотя в подобных случаях морфемы и наделены самостоятельным значением и не являются омонимичными, фонемный состав не позволяет дифференцировать их друг от друга. Приведём примеры фонемного состава слов в обозначении ЛФШ.   кот код собака ЛФШ /kot/ /kot/ / sabaka / Как видим, в концепции ЛФШ при определении фонологического статуса звуков речи решающую роль играют их материальные свойства. Однако в современном языкознании существует и другой взгляд на природу звуковых единиц - во внимание принимается в первую очередь их функциональная нагрузка в языке. А. А. Реформатский указывал, что "...различие  фонем  и тождество одной  фонемы  самой себе определяется функциональным, а не конкретно-звуковым (артикуляционным и акустическим) различием или тождеством выражающих их звуков". Поэтому, в отличие от ЛФШ, представители Московской фонологической школы считают  фонему функциональной единицей, главное назначение которой - отождествлять морфемы и слова (конститутивная функция). Анализ МФШ предполагает определение состава  фонем  на морфемном уровне и опирается на положение о неизменности фонематического состава морфемы. По определению М. В. Панова  фонема  - "...это функциональная фонетическая единица, представленная рядом позиционно чередующихся звуков". Поэтому  фонема  МФШ объединяет звуки, встречающиеся в разных позициях в рамках одной морфемы даже при отсутствии между ними органической связи. Например, в слове кот фонемный состав может быть представлен так: . Однако в некоторых случаях подобный анализ не позволяет
определить все  фонемы , составляющие слово. Например, в слове собака
первый гласный звук всегда безударен и не входит в ряд чередований.
Нельзя с определённостью сказать, что это: представитель  фонем  [о] или
[а]. В подобных случаях сторонники МФШ говорят о гиперфонеме. Например,
М. В. Панов пишет, что гиперфонема – “это  фонема  на ступени неполной
языковой выявленности” и определяет её как общую часть двух или
нескольких нейтрализованных  фонем. Таким образом, по МФШ в состав слова
собака входят несколько  фонем  и одна гиперфонема.

Включим в нашу таблицу примеры фонемного состава слов по МФШ:

  кот код собака

ЛФШ /kot/ /kot/ /sabaka/

МФШ

Можно сделать вывод, что способ анализа Московской школы не даёт
исследователю возможности в любом случае определить полный состав
 фонем  данного слова.

В функциональной фонологии, создателем которой является Н. С. Трубецкой,
 фонема  также рассматривается как функциональная единица, однако её
основной функцией является различение морфем и слов.  Фонема 
определяется как совокупность различительных признаков. ” фонема  – это
совокупность фонологически существенных признаков, свойственных данному
звуковому образованию…”

Исходя из определений ФФ, можно сделать вывод, что слово/морфема состоит
из сочетаний комплексов неразличительных (нерелевантных) признаков и
комплексов различительных (релевантных) признаков (т. е.  фонем). Однако
существует немало слов, где определённые различительные признаки не
могут выполнять свою функцию. Возьмём пример из русского языка с
оглушением согласных на конце слов: в словах кот и код признаки
звонкости и глухости не противопоставляются, так как звонкие гласные на
конце слов заменяются на глухие. В ФФ подобные ситуации связываются с
понятиями нейтрализация и архифонема.

По Трубецкому, в таких позициях происходит дефонологизация и замена двух
 фонем  (в нашем примере /т/ и /д/) на одну архифонему (/Т/), единицу,
которая включает только общие признаки двух  фонем; при этом оппозиция
признаков звонкость-глухость нейтрализуется. Следовательно, по ФФ, слова
кот и код состоят каждое из двух  фонем  и одной архифонемы.

Анализ примеров таблицы методом ФФ даёт следующую картину:

  кот код собака

ЛФШ /kot/ /kot/ /sabakа/

МФШ

ФФ /коТ/ /коТ/ /сАбaка/

Как видим, ни у одной из традиционных фонологических школ нет
безупречного решения проблемы установления состава  фонем  слова.
Сторонники ЛФШ отвергают функциональный подход к определению  фонемы,
что нарушает целостность морфемы; приверженцы МФШ и ФФ признают
невозможность определения фонологического статуса некоторых звуков и
используют более широкие понятия гиперфонемы или архифонемы.

Из этого следует, что необходимо продолжать поиск новых путей для
полного решения обсуждаемой проблемы.

Попытка решить её по-иному была сделана в концепции системной фонологии.
Её основные положения были сформулированы и обоснованы Л. Н. Черкасовым
в работе “Теория лингвистических систем и системная фонология”.

В СФ  фонема  рассматривается как функциональная система дифферем
(различительных признаков).  Фонемы  репрезентируются в звуках речи.
Релевантность признаков определяется установлением наличия
функциональной связи между ними и значением морфемы. Например, если в
слове кот у первого звука изменить признак веляризованности на признак
палатализованности ([к] ? [к’]), слово /кот/ превратится в /к’от/.
Полученное сочетание звуков не соответствует какому-либо слову русского
языка. Поэтому мы можем сделать вывод, что признак веляризованности
имеет функциональную семантическую связь со значением морфемы и является
различительным признаком – дифферемой. При проведении полного анализа
слова и выделении всех составляющих его  фонем  необходимо установить,
какие признаки каждого звука в экспоненте слова поддерживают
функциональную семантическую связь  фонемы  (выраженной этим звуком) со
значением морфемы, в которую она входит, т. е. определить все
репрезентанты дифферем. Определение дифферем ведёт к идентификации
каждой  фонемы. Этот способ анализа даёт исследователю возможность
определить конкретные фонемы  и в тех случаях, которые рассматриваются
другими фонологами как гиперфонемные или архифонемные ситуации. К
примеру, если в морфеме -код- заменить у конечного [т] глухость на
звонкость, как в слове коды, значение морфемы не изменится, она не
превратится в другую и не перестанет существовать. Значит, признак
звонкости сохраняет здесь функциональную связь со значением морфемы.
Однако, если мы в слове коды заменим у [д] звонкость на глухость, мы
получим совершенно другое слово – коты. Значит, в данной морфеме
глухость не имеет функциональной связи со значением и не является
дифферемой. По СФ, в подобных случаях звуки [т] и [д] являются
репрезентантами  фонемы  /д/. Однако на её реализацию влияет норма
языка. Норма определяется как “механизм реализации единиц языка в речи”.
Как указывает Л. Н. Черкасов, норма занимает “промежуточное положение
между абстрактной системой языка и конкретной речью” и “включает в себя
не только правила реализации инвентарных единиц, но и свои собственные
единицы, занимающие промежуточное положение между абстрактными единицами
языка и конкретными формами их реализации”.

Соотношение языка, нормы и речи при реализации языковых единиц можно
представить так:

язык-

?

 фонемы –

?

дифферемы

?

норма-

? пронемы-

? кинемы

?

речь- звуки речи- фонетические признаки

Единицы нормы – пронемы, состоящие из кинем (фонетических признаков).
Норма – своеобразный посредник между языком и речью. В зависимости от
позиции  фонемы  в слове норма может по-разному регулировать её
реализацию в речи.

В одних случаях все дифферемы реализуются в речи беспрепятственно. Такие
позиции  фонем  определяются в СФ как сильные системные и отличаются
тем, что в них “дифферемы данной  фонемы  проявляются в полной мере
(через всевозможные оппозиции), так что  фонемы  как бы даны
непосредственно в наблюдении”.

В других случаях норма блокирует определённые дифферемы, заменяя их на
родственные кинемы, не поддерживающие, однако, функциональную
семантическую связь со значением морфемы. Например, в русском языке
норма не допускает присутствия на конце слов звонких гласных звуков.
Поэтому, по СФ, в таких позициях дифферема звонкости блокируется и
заменяется на кинему глухости. Именно эта кинема выражается в речи как
составляющая глухих звуков. Однако при проведении дифферемного анализа
(как в нашем примере с кот – код) можно установить заблокированную
дифферему звонкости и определить “звонкую”  фонему , представленную
“глухим” звуком. В слове код это  фонема  /д/, но она стоит в асистемной
позиции, т. е. в такой позиции, где определённые дифферемы не
представлены в речи вообще и заменяются на родственные кинемы.

Напротив, в слове кот мы можем установить  фонему  /т/, т. к. глухость
здесь – дифферема (при её замене на звонкость экспонент слова
разрушается). По СФ,  фонемы  в подобных случаях стоят в слабой
системной позиции, т. к. ” фонемы  проявляются через оппозиции, через
активные отношения по различию, а таких отношений здесь не
находится…из-за отсутствия тех  фонем , которые могли бы вступать в
отношения с наличными  фонемами.

Определение слабой системной позиции помогает нам по-иному рассмотреть
гиперфонемные ситуации, о которых говорят представители МФШ. В словах
собака, баран и т. д.  фонемы, следующие за первым согласным, не могут
вступать в оппозиции с другими  фонемами  из-за отсутствия в языке
соответствующих морфем и слов. Однако это не делает невозможным
проведение процедуры определения дифферем этих  фонем  и установления их
фонологического статуса (в данном случае мы имеем дело с безударной
 фонемой  /a/). Таким образом, и в подобных ситуациях возможно
определение всех  фонем  слова.

Закончим нашу таблицу с примерами, пользуясь методом анализа СФ

  кот код собака

ЛФШ /kot/ /kot/ /sabaka/

МФШ

ФФ /коТ/ /коТ/ /сАбaка/

СФ /кот/ /код/ /сабaка/

Как видим, подход, предлагаемый в системной фонологии, позволяет
провести более глубокий анализ фонематического состава морфемы/слова и
определить конкретные  фонемы  и в тех случаях, когда это невозможно с
точки зрения традиционных фонологических школ. Кроме того, за основу
анализа берётся определение наличия функциональной семантической связи
между признаками  фонемы  и значением слова, в экспонент которого она
входит. Таким образом, на передний план выдвигаются функциональные, а не
материальные свойства  фонемы.

Заключение

Фонологическая наука не стоит на месте. Каждый год багаж мировых знаний
о фонеме пополняется новыми исследованиями. В России ежегодно проводятся
международные конференции, ставящие перед собой все новые вопросы
касательно фонологических проблем.

В настоящее время существует два взгляда на фонему: один как бы взгляд
«извне», когда фонема рассматривается через ее реализации, другой –
взгляд «изнутри», когда она рассматривается через основания ее
противопоставлений в системе.

В обоих случаях фонема трактуется как множество, но в первом случае –
«как множество манифестаций, во втором – как множество признаков».
(Виноградов) Однако, не менее правомерна, оказывается точка зрения
Якобсона и Халле: «Различительные признаки объединяются в пучки,
называемыми фонемами», «Фонема – это пучок дифференциальных элементов».
(Якобсон, Халле)

Общеизвестно, что в отношении второго определения существует множество
замечаний и возражений: «Сведение фонемы к совокупности дифференциальных
признаков не усматривает качественного различия между фонемными
признаками и самой фонемой. В действительности фонема – это не сумма
отдельных признаков, а качественно новое явление. Это образ, и подобно
любому образу, фонема неразложима на отдельные признаки как на основные
элементы. Она слагается на основе отдельных признаков и с учетом ряда
других внутренних и внешних факторов, в том числе и более высоких
уровней языка». (Дукельский)

С мнением данного автора пересекается мнение М. И. Матуявича и Касевича,
которые справедливо считают, что «в действительности каждая фонема того
или иного языка представляет собой сложное единство признаков, которые,
соединяясь, дают новое качество языка» и что «вещь отличается от
механического набора признаков, присутствующих в ее определении». С
изложенной точкой зрения соглашается Якобсон: «фонему также нельзя
рассматривать как результат простого механического сложения входящих в
нее дифференциальных элементов. Фонема также является структурой с
некоторыми комбинаторными свойствами.

Довольно серьезными и вполне справедливыми оказываются возражения многих
лингвистов против введенного в фонологию Якобсоном термина
«различительный признак». Название, соответствующее статусу языковой
единицы, ибо таковой не является по определению: языковые сущности,
способные образовывать линейную последовательность, называются
единицами, в противоположность признакам, не обладающим синтагматическим
свойством. Недовольство термином «различительный признак» выражает
Ленинградская Фонологическая Школа: «кажется ясным, что в определении
«фонема есть пучок различительных признаков» употребление термина
«признак» неадекватно. Признаком чего же выступает «признак» в
определении? Вполне очевидно, что признаком фонемы. Достаточно поставить
в определение «признак фонемы» вместо «признак», чтобы увидеть, по
меньшей мере, странность определения, ибо получим: «фонема есть пучок
дифференциальных признаков фонемы». Существует множество предложений
названия для обсуждаемого термина. Однако все они содержат указание на
различительность либо на признаковость, а потому неприемлимы:

«меризм» (Бенвенист)

«дифферентор» (Шаумян)

«дистанктор» (Плоткин)

«фононема» (Grucza)

«субфонема» (Панов)

Появился еще один наиболее приемлемый термин «кинокема», предложенный
Бодуэном де Куртенэ, который содержит прямое указание на две сопряженные
сферы действия данной единицы – звукопроизводство ( в элементе «кин») и
звуковосприятие ( в элементе «ак»), тем самым четко отграничивая ее от
смежной единицы – фонемы, чья сфера действия (звук) лежит между обеими
сферами и объединяет их в двуединой сфере артикуляционно-перцептивной
деятельности. Аффиксальный маркер «-ема» общий для обоих терминов,
указывает на их равноправие как обозначение. Термином «кинокема»
(«кинема») активно оперируют В. Я. Плоткин, Л. Н. Черкассов. Многие
лингвисты согласны с мнением Дукельского, что в отличие от теории
дифференциальных признаков, «существующие теории о фонеме носят
эмпирический характер и не позволяют описать систему фонем языка или же
провести сравнение различных фонологических систем на основе
объективных, внутренне присущих или универсальных критериев, а при
анализе фонем обычно исходят из более крупных единиц языка, таких как
морфема или слово». Несмотря на перечисленные возражения против
рассмотрения фонемы как пучка различительных признаков, именно этот
подход, на взгляд большинства лингвистов, операционно наиболее
плодотворен.

* Фонология = раздел лингвистики ХХ в., изучающий звуки речи в их
функциональном, смыслоразличительном отношении.*

* Аккомодация (от лат. accommodatio – приспособление) – один из видов
комбинаторных изменений звуков; частичное приспособление артикуляций
смежных согласного и гласного. Заключается в том, что экскурсия (начало
артикуляции) последующего звука приспосабливается к рекурсии (окончанию
артикуляции) предыдущего (прогрессивная аккомодация) или рекурсия
предыдущего звука приспосабливается к экскурсии последующего
(регрессивная аккомодация).

*Ассимиляция – уподобление, возникновение сходства с другим, соседним
звуком, напр. произнесение вместо звонкого б в слове бабка глухого звука
п [бапка] в результате уподобления по глухости следующему к.

* Редукция – ослабление, сокращение гласных.

* дистрибуция = (от лат. Distributio, распределение )термин,
употребляемый в структурном языкознании, особенно в деспрептивной
лингвистике. Под дистрибуцией данного элемента понимают все окружения, в
которых он встречается, т.е. все его позиции относительно позиций других
элементов.

 

PAGE

PAGE 1

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020