.

Лингвокультурология в конце XX в.

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 2870
Скачать документ

9

Реферат

по лингвистике

на тему:

“Лингвокультурология в конце XX в.”

2008

Переход лингвистики на антропологическую парадигму, совершившийся в
последние десятилетия XX в., стимулировал быстрое развитие
междисциплинарных областей гуманитарных исследований, в основе которых
лежит триединство “человек – язык – культура”. Это такие дисциплины, как
этнолингвистика и социолингвистика, лингвострановедение и
лингвокультурология Различные направления антропологической лингвистики
восходят, как известно, к концепции В. фон Гумбольдта, который видел в
языке воплощение и проявление духа народа, его миропонимания и
менталитета. “Мы мыслим мир таким, каким нам оформил его сначала наш
язык. Различия в философии и духовной жизни стоят в неосознаваемой
зависимости от классификации, которую осуществляет язык”. Л. Вайсгербер
считает язык “промежуточным миром”, который находится между реальным
миром и человеком, его сознанием.

Для языка и культуры характерны общие признаки: это формы coздающие и
отражающие мировоззрение народа и человека; они ведут между собой
постоянный диалог, так как субъект коммуникации – это всегда субъект
определенной культуры; они имеют индивидуальные и общественные формы
существования; обоим явлениям свойственны нормативность, историзм, а
также взаимная включенность одной сферы в другую. Язык – составная часть
культуры, основной инструмент ее усвоения, носитель специфических черт
национальной ментальности. С другой стороны, “культура включена в язык,
так как вся она смоделирована в тексте”. В то же время между ними
существуют значительные различия: язык как средство коммуникации
ориентирован на массового адресата, тогда как в культуре ценится
элитарность; в отличие от языка культура не способна к самоорганизации.
Это разные семиотические системы, причем культура гомоморфна языку. Их
взаимная подмена недопустима: “Нельзя переносить языковую модель на
предметную область культуры и, напротив, модель культуры на предметную
область языка”.

В общем плане лингвокультурология определяется как “комплексная научная
дисциплина, изучающая взаимосвязь и взаимодействие культуры и языка в
его функционировании”. Как часть науки о человеке, лингвокультурология
ориентирована, с одной стороны, на человеческий фактор в языке, с другой
– на языковой фактор в человеке. К многочисленным определениям культуры
с указанием на ее онтологические свойства добавляется еще одно: это
“мировидение и миропонимание, обладающее семиотической природой”.
Культура – часть картины мира, закрепленной в языке.

Одной из базовых наук, служащих теоретической основой и источником
лингвокультурологии, является собственно культурология – теория и
методология изучения культуры. Эта наука изучает сущность и характер
культуры, ее виды, формы, функции, структуру и динамику, моделирует
культурные конфигурации различных эпох, народов, социумов, конфессий,
сословий, выявляет черты своеобразия культурных миров. Впервые термин
“культурология” был предложен немецким философом и химиком В. Оствальдом
в 1909 г., а в 1939 г. независимо от него к этому термину обращается
Лесли А. Уайт в своих антропологических исследованиях. В настоящее время
при всей дискуссионное™ многих проблем и категорий этой области знания
происходит процесс “культурологизации” общественных наук, наук о
человеке.

Для дальнейшего изложения важно подчеркнуть следующие характеристики
культуры. Культура – явление:

1) национальное;

2) этноцентрическое;

3) прототипическое.

Основной и наиболее продуктивный метод изучения культуры – сопоставление
с другими культурами и языками, межкультурный контраст, “кросскультурный
анализ”.

С другой стороны, лингвокультурология – лингвистическая дисциплина,
второй составляющей которой является лингвистика. Она входит в комплекс
дисциплин антропологической ориентации, таких, как лингвогносеология,
лингвосоциология, лингвопсихология, лингвоэтнология,
лингвопалеонтология.

Лингвокультурология гумбольдтовской ориентации переживает период
проектирования и становления, она находится в стадии “первоначального
накопления”. От других, ранее сформировавшихся научных направлений,
изучающих взаимосвязь языка и культуры, лингвокультурология отличается
предметом, материалом, целью и методами анализа. Лингвокультурология
вышла из недр этнолингвистики, которая исследует взаимозависимость
языка, духовной культуры, менталитета, народного творчества.
Этнолингвистические исследования осуществляются в исторической
ретроспективе, преимущественно на материале славянских языков. Материал
этнолингвистики – фольклорные и мифологические тексты, ритуалы
религиозного и бытового характера, суеверия, приметы, поверья и т.п.
Цель исследований – реконструкция на основе этих данных культуры этноса
и языковой картины мира, воплощенной в его языке. Результату многолетних
разысканий в этой области обобщены, например, в этнолингвистическом
словаре “Славянская мифология”.

В отличие от этнолингвистики, лингвокультурология ориентирована на
современное состояние и функционирование языка и культуры. Новая
дисциплина рассматривается как “та час; ть этнолингвистики, которая
посвящена изучению и описанию корреспонденции языка и культуры в
синхронном их взаимодействии”. Лингвокультурология исследует “прежде
всего живые коммуникативные процессы и связь используемых в них языковых
выражений с синхронно действующим менталитетом народа”. Такое понимание
предмета лингвокультурологии способствует развитию идей, высказанных в
отечественной науке А.А. Потебней, М.М. Покровским, В.В. Виноградовым,

Д.С. Лихачевым, Н.И. Толстым, Ю.М. Лотманом, идей, которые связаны с
проявлением культурно-национальной специфики языковых единиц и текстов.
Источником фактического материала для лингвокультурологических обобщений
послужили многочисленные исследования в области русского и основных
западноевропейских языков, содержащие анализ их национально-культурного
своеобразия, культурно обусловленных явлений, культурно связанных
единиц, идиоэтнических особенностей фразеологии, разного рода
“этнореалий”. Развитие лингвокультурологии как науки прошло через этап
выделения особого аспекта и метода исследования и привело к оформлению
самостоятельной области гуманитарных знаний.

Далее: лингвокультурология отличается от этнолингвистики материалом и
целью анализа. Она не направлена только на выявление народных
стереотипов, символов, мифологем, формирующих этническую картину мира.
Ее цель – описание обыденной картины мира в том виде, как она
представлена в повседневной речи носителей языка, в различных дискурсах
и разных текстах культуры. Ее материалом являются живые коммуникативные
процессы, литературный, философский, религиозный, фольклорный дискурсы
как источники культурной информации.

Кроме того, отличие лингвокультурологии от этнолингвистики и
лингвострановедения состоит в том, что она не ставит знака равенства
между понятиями “культурное в языке” и “этническое, собственно
национальное”. Такие источники культурно обусловленных понятий и
образов, как Библия, античная мифология, европейская история, имеющие не
только региональное, но и мировое значение, присутствуют в языках и
культурах многих народов.

Лингвокультурология тесно связана с лингвострановедением, которое может
считаться одним из ее источников. Их роднит то, что обе дисциплины имеют
не только теоретическую, но и прикладную, лингводидактическую
направленность. Известна концепция, согласно которой лингвокультурология
определяется как “аспект лингводидактики, рассматривающий проблемы
взаимодействия культуры и языка в процессе его функционирования, а также
описания и преподавания”. При таком подходе, как считают некоторые
исследователи, лингвокультурология оказывается уже по своему содержанию,
чем лингвострановедение, ее объектом является материальная и духовная
культура, созданная человеком, а такие предметные области, как природа,
животный и растительный мир, географическое положение страны, климат
должны остаться за ее пределами. Это положение небесспорно, так как
многие понятия, относящиеся к миру природы, окружены мощным
ассоциативно-образным ореолом или выступают как концепты культуры, что
делает необходимым их включение в состав лингвокультурологических
объектов. В отличие от лингвострановедения, для которого был характерен
избирательный, скорее иллюстративный подход к описанию культурных
реалий, лингвокультурология ставит перед собой задачу целостного,
системного представления единиц языка и культуры в их корреляции и
взаимодействии. В настоящее время лингвокультурология в нашей стране
ориентируется на новую систему культурных ценностей, выдвинутых
современной жизнью общества, на полную и объективную интерпретацию
фактов и явлений культурной жизни, не допускающую “купюр” по
идеологическим соображениям.

Смежные научные дисциплины различаются способом представления и
толкования культурной информации. Лингвострановедческие словари и
страноведчески ориентированные исследования описывают понятия и факты
общественной, экономической, культурной жизни страны, культурные реалии,
связанные с ее историей, бытом, традициями, литературой, искусством,
образованием и т.п. Эти лексические и фразеологические единицы, имеющие
реальный прототип в пространстве или во времени, несут фоновые знания, с
помощью которых единицы языка соотносятся с фактами культуры.

Лингвокультурология “работает” на глубинном уровне семантики, с учетом
системного и интегративного подходов к явлениям языка и культуры.
Соотнося значения культурно детерминированных единиц с концептами
общечеловеческой или национальной культуры, лингвокультурологический
анализ дает им глубинную и объемную экспликацию. Примером может служить
фразеологическая серия со словом “раб” в метафорически связанном
значении: “раб страстей”, “раб желаний”, “раб привычек”. Заложенная в
этих сочетаниях культурная информация восходит к религиозному дискурсу и
выражению “раб Божий”. В переносном значении слово “раб” указывает на
зависимость человека от особенностей характера и обстоятельств, на его
несвободу. Источником лингвокультурной информации может быть
сопоставление языковых систем, в которых и лексические единицы, и
концепты предлагают различное членение окружающей действительности: рус.
трава – нем. Gras и Kraut, ягоды – нем. Вееrеn, костюм – нем. Anzug и
Kostiim).

Итак, лингвострановедение, которое изначально определялось как
лингводидактический аналог или коррелят социолингвистики, предлагается
рассматривать как прикладной аспект лингвокультурологии.

“Текстоцентрическая” концепция лингвокультурологии позволяет уточнить ее
содержание и объект анализа. Стыковка лингвистики и культурологии
происходит через текст, который, с одной стороны, является высшим
уровнем языка, а с другой стороны, представляет собой одну из форм
культуры. В терминах московско-тартуской семиотической школы культура
определяется как Текст, т.е. текст высшего порядка. Это значит, что
культуру можно считать наивысшим уровнем языка, но такая позиция
возможна только в лингвокультурологии, которая рассматривает язык как
систему воплощения культурных ценностей. Ее объектом является текст как
важнейшая единица культуры. При этом текст и объединяет, и в то же время
разделяет лингвистику и лингвокультурологию, которые имеют
противоположную направленность. Слово же интересует лингвокультуролога
как свернутый текст. Разные подходы к объекту лингвокультурологии можно
примирить, полагая, что языковая картина мира выводится из текста, а
текст выступает как цель и средство исследования культуры, как способ
проникнуть в ее сущность.

Важен вопрос вхождения текста в культуру. При своем создании он является
принадлежностью индивида. Чтобы текст вошел в культуру, его должен
присвоить социум. Основным способом такого коллективного присвоения
служит многократная интерпретация текста. Как общество присваивает себе
продукт творчества индивида, как индивид усваивает культуру –
коллективное сознание, как чужой текст делается своим, какие
лингвистические механизмы обеспечивают данные процессы – на эти вопросы
должна найти ответ лингвокультурология.

Текст и культура имеют ряд общих признаков и черт.

1. В отличие от предложения и слова, текст принципиально ситуативен. В
своих конкретных формах культура также ситуативна, она ориентирована на
внеязыковую действительность.

2. Культура и текст одновременно и дискретны, и континуальны, целостны.

3. В тексте совмещаются язык и метаязык; любой текст “закодирован
дважды”: один язык используется для описания ситуации – кодирования
сообщения, а другой – для его толкования. Такие термины, как “закон” и
“молитва”, принадлежат каждый двум языкам – общему и специальному. Текст
бисемиотичен, культура также принципиально полисемиотична, она опирается
на множество языков.

4. И текст, и культура нуждаются в интерпретации. Путем интерпретации
текста происходит процесс его осознания. Вот почему Хайдеггер и другие
философы-экзистенциалисты ставят знак равенства между текстом и
сознанием. Культура в сознании ее носителей непрерывно видоизменяется,
она живет постольку, поскольку ее компоненты – тексты – постоянно
прочитываются заново.

5. В тексте и культуре присутствуют элементы объективного и
субъективного.

6. В культуре постоянно противоборствуют консервативное и новаторское
начала. Для ее нормального функционирования важны и традиции, и
новаторство. В концепции К. Леви-Стросса противопоставлены два типа
культуры. Холодная культура рассчитана на максимально точное
воспроизведение текстов, например религиозных, сакральных. Горячая
культура настроена не столько на воспроизведение созданных текстов,
сколько на их решительное обновление. В тексте также различаются
тематическая и рематическая стороны, данное и новое. Культура по своей
сути рематична, она самообновляется и самообогащается.

В лингвокультурологии может найти применение новое понятие сверхтекста
как особого культурно-системного речевого образования. “Сверхтекст –
совокупность высказываний, текстов, ограниченная темпорально и локально,
объединенная содержательно и ситуативно, характеризующаяся цельной
модальной установкой, достаточно определенными позициями адресанта и
адресата”. Как целостное образование сверхтекст имеет две разновидности:
тематическую и модальную. Так, совокупность текстов о Великой
Отечественной войне, созданная участниками войны, составляет
тематическую целостность. Модальную целостность образуют, например,
толкования идеологем в “Словаре русского языка” под ред.Д.Н. Ушакова,
объединенных единой модальной установкой: деформация объективного
отношения к реальности в прошлом, настоящем и будущем, продиктованная
классовым подходом к социально-политическим явлениям. Близким к
сверхтексту понятием является “супертекст”; исследуется также
“гипертекст”, представляющий собой электронный способ, электронную
версию представления информации в компьютерных технологиях.

В лингвокультурологических штудиях важное место занимают проблемы
классификации культурно маркированных единиц и явлений, а также вопрос
об их источниках. При анализе лингвокультурологической информации может
быть использована классификация, предложенная в свое время для
дидактической работы с лингвострановедческими источниками. К
этнолингвокультурной сфере относятся следующие образования.

1. Единицы вербальной коммуникации: а) слова-этнореалии; б) языковые
единицы, вызывающие ассоциации; в) имена собственные.

2. Паралингвистические единицы и явления: а) мимика; б) жесты,
телодвижения; в) дистанция между партнерами по коммуникации.

3. Вербально-паралингвистические понятия: а) традиции и нравы, обычаи,
праздники, национальные игры; б) этикет; в) народные приметы, поверья,
предания.

Довольно полный перечень типов лингвокультурных единиц и явлений,
подлежащих изучению в лингвокультурологии и составляющих ее предмет,
приводится в. В отличие от школы В.Н. Телия автор указанной работы
считает целесообразным расширить объект данной науки за счет включения
диахронического аспекта. В некоторых единицах культурно значимая
информация остается имплицитной. Она присутствует на уровне подсознания
и может быть извлечена только опосредованно, путем ассоциативного
эксперимента. Так, на слово-стимул “солнце” испытуемые дают ответы,
идущие от семантики мифа: луна, небо, глаз, голова, Бог и др.

Предмет исследования в лингвокультурологии составляют девять типов
лингвокультурных единиц и явлений.

1. Слова и выражения, служащие предметом описания в лингвострановедении,
включая безэквивалентную лексику. В эту категорию входят цитаты из
русской классики: человек в футляре, лишние люди, горе от ума, а также
лозунги и политические дискурсы советской и постсоветской эпох: путевка
в жизнь, борьба за урожай, “прихватизация” и т.п.

2. Мифологизированные культурно-языковые единицы: обрядово-ритуальные
формы культуры, легенды, обычаи, поверья, закрепленные во
фразеологизмах, пословицах, образно-метафорических единицах. В их
основе, как правило, лежит мифологема, или архетип. Мифологема – важный
для мифа персонаж или ситуация, его “главный герой”, который может
переходить из мифа в миф. В основе мифа лежит архетип – устойчивый
образ, обобщенный символ, присутствующий в индивидуальном сознании и
имеющий распространение в культуре. Фразеологизмы и пословицы с
компонентом “хлеб” основаны на архетипе хлеба как символа жизни и
материального достатка.

3. Паремиологический фонд языка, так как пословицы – это стереотипы
народного сознания, обладающие широким прагматическим спектром. Одна и
та же пословица может служить упреком, утешением, советом, нравоучением.

4. Символы, стереотипы, эталоны, ритуалы. Человек живет, по мысли Э.
Кассирера, в “символической вселенной”. Символ – это вещь, награжденная
смыслом, конкретный предмет, выражающий высокую абстракцию. Культурные
стереотипы – это модели поведения, навязываемые нам культурой и
усваиваемые в процессе социализации человека. Стереотипы поведения и
целеполагания, восприятия и понимания, стереотипы общей картины мира
определяют единство и целостность культуры. При их реализации человек
может не осознавать целей, ради которых действие совершается.

Как способ разрешения социальной драмы ритуал имеет условный,
конвенциональный характер и совмещает в себе три функции: снятие
агрессии, обозначение круга своих и отторжение круга чужих. Действие
становится ритуалом, когда оно теряет целесообразность и становится
семиотическим знаком.

Эталон – это сущность, измеряющая свойства и качества предметов и
явлений, это мера вещей, представленная в образной форме. В языке
эталоны существуют в виде устойчивых сравнений или словосочетаний,
передающих высокую степень признака: глуп как сибирский валенок; как
птичка весела; сыт по горло; влюблен по уши.

5. Важнейшей языковой сущностью, в которой содержится основная
информация о связи слова с культурой, являются образы. Образность, т.е.
способность слова или фразеологизма вызывать в нашем сознании наглядные
представления, “картинки”, связана с внутренней формой слова, которая
выводится из прямых значений составляющих его морфем.

6. Лингвокультурология занимается такими проблемами, как стилистический
уклад языков, соотношение между литературным языком и другими формами
его существования.

7. Лингвокультурной спецификой обладает речевое поведение. В каждой
культуре поведение людей регулируется представлениями о том, как следует
вести себя в стереотипных ситуациях, в соответствии с социальными
ролями.

8. Область речевого этикета – важный компонент общения, зона “социальных
поглаживаний”. Речевой этикет – это социально заданные и
культурно-национально-специфические правила речевого поведения в
ситуациях установки, поддержания и размыкания контакта коммуникантов в
соответствии с их социальными ролями и отношениями в официальной и
неофициальной обстановке общения. По мнению исследователей,
коммуникативная истинность выше по ценности для культурной общности
людей, чем искренность.

9. Особый интерес представляет взаимодействие религии и языка.
“Христианство, в особенности православие, послужило мощным
культуроносным источником для русского миропонимания”. Английский
этнограф Дж. Фрэзер считает, что вся культура вышла из храма.
Христианская культура нашла свое отражение в языке – в словах,
культурных концептах, фразеологизмах, пословицах, поговорках, афоризмах.

Первоочередными задачами лингвокультурологии являются уточнение ее
методологических предпосылок, разработка ее терминологического аппарата,
создание метаязыка лингвокультурологического анализа. Метаязык, общий
как для культуры, так и для языка, должен иметь единую методологическую
основу, в качестве которой выступает семиотическая презентация данных
культурно-языкового взаимодействия. Культура – это особый тип знания,
отражающий сведения о рефлексивном самопознании человека в процессе его
жизнедеятельности. Культура – это своеобразная историческая память
народа.

К метаязыку новой науки можно отнести понятия: концепты, константы,
установки культуры, а также такие термины, как культурно-языковая
идентичность, культурно-языковая компетенция, культурная коннотация,
культурная интерпретация.

Основные концепты русской культуры представлены в словаре Ю.С. Степанова
“Константы. Словарь русской культуры”. „Концепт – основная ячейка
культуры в ментальном мире человека”. Так, концепт “закон” в сознании
рядового человека выступает как “пучок” представлений, понятий, знаний,
ассоциаций, переживаний, сопровождающий слово “закон”. В отличие от
понятий и терминов концепты не только мыслятся, но и переживаются, они –
предмет эмоций, симпатий и антипатий. Концепт имеет сложную структуру, в
которую входят: исходная форма; история, сжатая до основных признаков
содержания; современные ассоциации; оценки. В содержании концепта
выделяются три слоя:

1) основной, актуальный признак;

2) дополнительные признаки, являющиеся историческими;

3) внутренняя форма. Концепты существуют по-разному в своих слоях, и в
этих слоях они по-разному реальны для людей данной культуры.

Хотя количество концептов культуры невелико, духовная культура общества
в значительной степени состоит в операциях с этими концептами.

Среди концептов выделяются константы, которые устойчивы и постоянны. К
таким константам, в которых заложены особые ценности культуры,
принадлежат концепты “Правда”, “Закон”, “Любовь”, “Душа”, “Знание”,
“Интеллигенция”, а также “Мир”, “Время”, “Огонь и вода”, “Хлеб”,
“Письмо, алфавит”, “Слово”, “Язык” и др. Их смысл прослеживается через
взгляды мыслителей, писателей и рядовых членов общества наших дней.

С константами тесно связаны установки культуры, т.е. ментальные образцы,
играющие роль прескрипций для жизненных практик, являющиеся продуктом
взаимодействия двух и более индивидов. Культурные установки
воспроизводятся и в то же время постоянно расшатываются по причине
различных предпочтений, что придает культуре известную динамичность.
Выступая в роли социальных и духовных ориентиров, культурные установки
обнаруживают связи с мифологическими пластами культуры, с религиозным
опытом, с рефлексами художественно-эстетического и научного познания
мира. В семиотическом аспекте культуру можно рассматривать как особый
“язык”, знаковое содержание которого представлено в кодах культуры,
отраженных в тезаурусах разнообразных текстов. Наслоения этих текстов
образуют целостное интертекстуальное культурное пространство. Термины
лингвистики приобретают в лингвокультурологии новое содержание.

Текст культуры – это знаковое пространство, в рамках которого имеет
место культурно маркированная деятельность, ориентированная на
определенные идеологемы и характерные для них способы выражения. В
тексте культуры выделяются “культуремы”.

Тезаурус культуры – таксономическое представление концептуального
содержания текста. Это определенные сферы концептуализации, а также
средства и способы означивания концептов. Например, миф имеет
трихотомическую модель структуры космоса, в которую входят концепты “мир
земной”, “мир небесный”, “мир подземный”. Это отражено во фразеологизмах
белый свет, быть на седьмом небе, сквозь землю провалиться.

Код культуры – таксономический субстрат ее текстов, совокупность
окультуренных представлений о картине мира данного социума. Существует
космологический или зоологический код мифа, вещный или акциональный код
ритуала, код христианства и т.п.

Симболарий культуры – совокупность знаков, у которых означающими
являются таксоны того или иного ее кода, а означаемые обладают
культурной семантикой. Таксоны могут быть не только вещными, но и
представлять собой ментофакты. Так, в христианской культуре несение
креста и распятие на нем Христа понимается как жертвоприношение ради
спасения человечества; крест, носимый на груди, – символ исповедования
христианства. В инвентарь симболария культуры входят такие разнородные
термины, как архетип, тотем, фетиш, символ, ритуал, оберег, эталон,
стереотип, мифологема. Симболарий как часть “языка” культуры – наименее
разработанное метаязыковое понятие. “Язык” культуры – это разноуровневая
знаковая система, образуемая ее текстами, их тезаурусами, кодами и
симболарием.

Наряду с упомянутыми выше предложены и другие термины для
лингвокультурологических исследований, направленных на то, чтобы выявить
в языковых единицах, разнообразных текстах, дискурсах, формах
коммуникативного поведения культурную информацию. Она может быть
представлена четырьмя способами: через культурные семы, культурный фон,
культурные концепты и коннотации. Культурные семы выступают как способ
отображения элементов культуры в номинативных единицах, фиксирующих
этнореалии. Культурный фон характеризует лексемы и фразеологизмы,
связанные с явлениями социальной жизни и важными историческими
событиями. Он также локализован в денотативном аспекте значения, но в
отличие от культурных сем маркирован идеологически. Абстрактные имена,
обозначающие понятия из мира эмоций, состояний, ценностей, относятся к
категории культурных концептов, определяющих специфику языковой картины
мира. Целый ряд подобных концептов принадлежит к константам культуры.
Такие субстантивы русского языка, как “тоска”, “воля”, “правда”,
“истина”, “совесть”, “личность”, “интеллигенция”, “милосердие”,
“благодать” не имеют точных и полных эквивалентов в западноевропейских
языках. Понятийное содержание концептов выстраивается представителями
лингвокультурной общности на основе национально-специфических ценностных
ориентиров и социально-исторического опыта. Их смысл и ассоциативное,
поле выявляется через устойчивую сочетаемость с другими
словами-понятиями. Наконец, культурная коннотация рассматривается как
базовое для лингвокультурологии понятие. В самом общем плане – это
когнитивная по своему характеру интерпретация денотативно или образно
мотивированного аспектов значения в терминах и категориях культуры. С
ключевым понятием коннотации связана цепочка терминов, относящихся к
метаязыку лингвокультурологии. Носители языка и культуры обладают
определенным уровнем культурно-языковой компетенции. Они способны
опознавать в языковых сущностях культурно значимые установки, соотносить
их с тем или иным тезаурусом и симболарием культурных кодов.
Культурно-языковая компетенция предопределяет способность к культурной
референции, в основе которой лежит соотнесение языковых единиц и
фрагментов текста с “языком” культуры. Именно фразеология наиболее ярко
передает неповторимую самобытность языка и культуры.

Итак, первое направление в лингвокультурологических исследованиях – это
фразеологически ориентированная лингвокультурология. Представителями
школы В.Н. Телия разработан научно-понятийный аппарат
лингвокультурологии, собран и проинтерпретирован огромный эмпирический
материал из разнообразных источников, созданы и разрабатываются новые
типы фразеологических словарей, определены цели и задачи
лингвокультурологических исследований. Главная цель лингвокультурологии,
материалом которой является живой язык в его функционировании в
дискурсах разных типов, – выявление “повседневной” культурно-языковой
компетенции субъектов лингвокультурного сообщества на основе описания
культурных коннотаций. Достижение этой цели способствует сохранению и
укреплению культурно-языковой идентичности народа.

К метаязыку науки относится также лингвокультурологическое поле как
совокупность различных видов лингвокультурной информации. Единицей
такого поля является “лингвокультурема” – комплексная межуровневая
единица, объединяющая форму и содержание. Лингвокультуремы охватывают
разноструктурные единицы: от лексемы до целого текста.

В монографии вводятся понятия лингвокультурного универсума и
лингвокультурной ситуации. Этнос, социальная группа или индивид
моделируют мир не просто на материале языка, а на основе оценочных
соответствий – лингвокультурологем и лингвоидеологем, которые у каждого
этноса обладают устойчивостью. Лингвокультурная ситуация – это
динамичный и волнообразный процесс взаимодействия языков и культур в
исторически сложившихся культурных регионах и социальных средах. На
примере Восточных Карпат показано, что основным фактором эволюции ЛКС
относительно конкретных групп людей здесь является не образование, а
страна ориентации, где для них находится источник заработка.

На основе системы ценностей, закрепленных в языке и культуре,
предлагается модель ценностной картины мира, которая существует в рамках
Я КМ. Ключевым понятием этой системы являются ценностные доминанты,
совокупность которых образует определенный тип культуры, сохраняемой в
языке. Культурные доминанты в языке объективно выделяются, они могут
быть измерены и исчислены. Анализ концептов “труд”, “подвиг”, “чудо”,
“умный/глупый” выявил следующие ценностные соотношения между концептами
трех культур.

Культура Концепт АнглийскаяНемецкаяРусскаяТруд: главное в
работерезультатстарательность, прилежаниежелание трудитьсяПодвиг: герой
должен вести себяблагородноблагородноидти на самопожертвованиеЧудо:
человекудивляется чудубывает очарован чудомиспытывает восторг перед
чудомПоведениеследует вести себя умно… умно и
уважительнокрасивоГлупецдостоин осмеяниядостоин сожалениядостоин
сожаления

Вторым направлением в лингвокультурологии можно считать
логико-лингвистическое или концептологическое, которое представлено в
серии изданий “Логический анализ языка”. Исследуются понятия, общие для
научных теорий и обыденного сознания: “правда”, “свобода”, “судьба”,
“память”, “причина”, “долг”, “человек” и “личность”, “радость” и
“удовольствие”, “время” и “случай”. Они актуальны для каждого человека,
в них присутствуют личностные и социальные, национально специфичные и
общечеловеческие моменты. Они подвергаются не только логико-языковому,
но и лингвокультуроведческому анализу, поскольку употребляются в разных
контекстах и дискурсах – обыденном, политическом, художественном,
научном. В модель описания культурных концептов входят:

1) атрибуты, указывающие на их принадлежность к концептуальному полю;

2) определения, обусловленные системой ценностей;

3) указания на функции в жизни человека. Концепт “время” рассматривается
в славянском мире, в индоевропейских языках, в китайской картине мира, в
восточной астрологии. На основе комплексного метода исследуется
“внутренний человек” и “внешний человек” с его поведением, привычками и
качествами. Обрисованы национальные образы человека.

На основе анализа культурных концептов, лингвопрагматических факторов и
грамматических категорий А. Вежбицкая выявляет характерологические черты
русского языка:

1) эмоциональность;

2) иррациональность или антирационализм;

3) неагентивность;

4) любовь к моральным суждениям. Проведенное на материале текстов
массовой культуры исследование русского концепта “любовь” показало, что
тиражирование масс-культурных стереотипов не в состоянии разрушить этот
эмоциональный концепт, являющийся культурной доминантой национального
сознания.

Сравнение двух менталитетов – французов и русских – проводится
посредством анализа культурных и эмоциональных концептов: “судьба”,
“душа”, “ум”, “совесть”, “мысль”, “идея”, “гнев”, “радость”, “страх”.
Понятия истины, правды, добра – моральные доминанты для русского
самосознания. Французское сознание ориентировано на активность,
целеустремленность, ответственность, стремление к процветанию и благу –
систему ценностей, идущую из античности.

Лексический состав русского языка как отражение “русской души”
анализируется в. Рассматриваются абстрактные концепты; понятия,
специально выделенные в русской Я КМ, уникальные русские концепты
“тоска”, “удаль”; “мелкие” слова типа “авось”. На материале фольклорного
дискурса изучаются этические концепты русского языка “честь”, “вера”,
“правда”, “стыд”. Как показал Ю.С. Степанов, в концепте выделяются
различные стороны: понятийно-логическая, лингвокультурологическая,
ценностно-прагматическая, историко-диахроническая.

Третьим аспектом лингвокультурологии, который интенсивно разрабатывается
не только в теоретическом, но также и в практическом плане, является
лексикографическое направление. В сборнике рассматриваются вопросы о
том, как национально-культурное своеобразие языков и общий массив
современного знания находят отражение в различных типах словарей.

Разнообразные виды этнокультурной и лингвокультуроведческой информации
содержатся в новейших культурологических словарях. В словаре показан
процесс формирования культурологии как интегративной дисциплины, имеющей
своим предметом исторические формы общественного бытия, аккумулирующие
социальный опыт и развиваемые через системы социальной коммуникации.
Этнолингвокультурпо ориентированную информацию читатель найдет в
статьях, посвященных таким понятиям и явлениям, как американоцентризм,
вестернизация, евразийство, европоцентризм, Запад и Восток, индихенизм,
культура русского зарубежья, нихондзин рон, фаустовский тип культуры,
школа “Анналов” и др.

Энциклопедия “Культурология. XX век” является расширенным и углубленным
вариантом “Словаря”. В статьях-персоналиях представлены наиболее крупные
мыслители XX в., заложившие основы культурологии, внесшие вклад в ее
развитие. Уточняется предметное поле культурологии и ее дефиниция.
Благодаря творческой деятельности, через посредство культуры человек
создает своей универсум, открывающий перед ним возможность понимать,
обобщать и истолковывать человеческий опыт, обретая собственную
индивидуальность.

“Словарь культуры XX века” содержит 140 статей, посвященных актуальным
понятиям и текстам культуры из таких областей знания, как философия,
психоанализ, лингвистика, семиотика, поэтика, литература. В словаре
представлены три типа статей:

1) статьи, описывающие специфические явления XX в.;

2) давно известные понятия, которые приобрели особую актуальность и были
переосмыслены;

3) краткие монографии, посвященные ключевым художественным
произведениям. Словарь, построенный в виде гипертекста, можно читать
двумя способами: по алфавиту и от статьи к статье, обращая внимание на
подчеркнутые слова. По мнению автора, изменилась постановка основного
вопроса философии. Если в XIX в. в центре внимания стояла проблема
“бытие – сознание”, то в XX в. она претерпела модификацию: “реальность –
текст как возможная ее интерпретация”.

Словари, непосредственно связанные с задачами и потребностями
лингвокультурологии, можно подразделить на четыре группы:

1) культурологические словари философской ориентации;

2) лингвострановедческие словари учебно-справочного характера,
посвященные отдельным странам и культурам; подготовлен комплексный
словарь пяти англоязычных стран;

3) специальные лингвострановедческие словари – справочники по сферам
деятельности и отраслям знаний;

4) толковые и энциклопедические словари, несущие лингвокультуроведческую
информацию. Лингвокультурный материал может быть представлен в словарях
по алфавитному принципу с взаимными отсылками или же по идеографическому
принципу. Словарь “Славянская мифология” содержит толкование фольклорных
и сказочных образов, персонажей и символов у восточных славян. Мир
описывается системой бинарных оппозиций: жизнь – смерть, чет – печет,
правый – левый, мужской – женский, свой – чужой и т.п. В символических
функциях предмета обнаруживаются антропоморфные черты и связь с языковым
выражением. Энциклопедия “Русская изба” дает полное представление о
крестьянском доме XVIII-XIX вв. Многие элементы дома и предметы быта
выполняли символические функции. Названия многих бытовых реалий имеют
десятки региональных вариантов. Некоторые из них закреплены в фамилиях.

В “Словаре крылатых выражений Пушкина” собраны около, 1900 пушкинских
цитат, многие из которых служат основой контекстуальных преобразований.
По их модели строятся газетные заголовки. Модели и модификации –
источник для анализа интертекста и интертекстуальности.

Описанию старомосковского быта посвящен словарь “Язык старой Москвы”.
Лингвокультурную информацию содержат различные типы слов: неофициальные
топонимы, просторечные наименования бытовых реалий, жаргонизмы,
профессионализмы, образцы уличной риторики и московского просторечия.

Следующий культурно-исторический пласт – язык советской эпохи –
представлен в “Толковом словаре языка Совдепии”. В словарь вошли три
слоя лексики: семантические советизмы, лексико-словообразовательные и
стилистические советизмы.

Символический характер культуры проявляется в области символики,
эмблематики и геральдики, что подтверждает современный
словарь-справочник.

Этнолингвокультурную ценность представляет “Русский словарь языкового
расширения”, содержащий слова областные, старинные, церковные,
неологизмы писателей. По мысли автора словаря, чтобы обогатить скудеющий
язык, необходимо восстановить прежде накопленные, а потом утерянные
богатства. “Образованцы” и “образованщина”. предложенные Солженицыным,
уже вошли в современное употребление.

Лучшие груды по истории культуры могут рассматриваться как
лингвокультурологические справочники. В “Беседах о русской культуре”
разделы книги написаны в жанре статьи для энциклопедического словаря.

Оценивая лексикографическое направление в лингвокультурологии, отметим
важную тенденцию в его развитии. Так как в настоящее время стирается
грань между языковым значением и экстралингвистическим знанием,
возникают словари, объединяющие обе стороны. Идеал лексикографии –
универсальный толково-энциклопедический словарь с энциклопедической,
этнолингвистической и культуроведческой информацией. Некоторые словари
нуждаются в более или менее подробном лингвокультурном комментарии.

Лингводидактические аспекты и проблемы межкультурной коммуникации
составляют четвертое направление лингвокультурологии. Одной из своих
сторон примыкают к этому направлению лингвострановедческие словари.
Целям и нуждам преподавания русского языка как иностранного служат
исследования.

Лингвокультурные и лингвострановедческие аспекты в преподавании
иностранных языков русским обсуждаются в работах.

В последнее десятилетие активизировались исследования в области теории
межкультурной коммуникации, которая понимается как общение между
партнерами, принадлежащими к разным языкам и культурам и осознающими
факт “инакости” друг друга. Фактор межкультурного взаимодействия
исключительно важен при подготовке профессиональных переводчиков.
Интеркультура, т.е. умение переключаться с родной культуры на
иностранную, способность взаимодействовать на межкультурном уровне –
третье измерение в подготовке переводчиков, способствующее формированию
вторичной языковой личности. Проблемам межкультурного общения,
межкультурной компетенции, деловой коммуникации носителей разных языков
и культур посвящены исследования.

К лингвокультурологической проблематике тяготеют три аспекта
лингвокультурной области, которые в перспективе готовы оформиться в
автономные направления исследований. Это:

1)”менталитетоведение”;

2) изучение национальной специфики юмора, “юморология”;

3) тендерные проблемы. При анализе менталитета сравниваются этнические
автопортреты и гетеропортреты носителей различных языков и культур в
разных комбинациях; с помощью ассоциативного эксперимента и
концептуального моделирования национальных образов и стереотипов
реконструируется этноментальный мир человека и народа.

Объектом научного интереса стали явления комического – от его
философских, глубинно-психологических, когнитивных оснований до
занимательности в науке и понимания юмора. Юмор – это загадочная
комбинация примирения, агрессии, сексуальности и нонсенса.

Формирование лингвистической гендерологии обусловлено тем, что тендерные
отношения проявляются в языке и коммуникации, оказывают влияние на
социальный климат и межличностные отношения. Установлена неодинаковая
степень андроцентричности в языках различных типов.

Говоря о тенденциях и перспективах развития лингвокультурологии, отметим
четыре принципиальные установки, которые определяют развитие лингвистики
в целом. Это – экспансионизм, антропоцентризм, неофункционализм,
экспланаторность.

1. Экспансионизм проявляется в расширении и усложнении объекта и
предмета лингвокультурологических исследований. Входящая в ряд
“сдвоенных” наук лингвокультурология контактирует с другими
гуманитарными дисциплинами. Ее интегративный характер уравновешивается
дифференциацией различных направлений. В настоящее время можно выделить
“фразеологическое”, текстоцентрическое, лексикографическое,
“концептологическое”, лингводидактическое, лингвофольклорное,
“юморологическое”, менталитетоведческое, сравнительно-контрастивное,
когнитивное лингвокультуроведение. Его принципы и методы находят
применение при исследовании национального самосознания и языковой
картины мира, при изучении лексики и фразеологии, словообразования и
“‘этносинтаксиса”, при интерпретации текста и анализе разговорной речи,
при исследовании мифологии и фольклора, логических и культурных
концептов, проблем лингводидактики, лингвострановедения и лексикографии,
а также в области перевода, контрастивной лингвистики и межкультурной
коммуникации, менталитета, национальной специфики юмора, тендерных
проблем.

2. Принцип антропоцентризма проявляется в двух аспектах: “человек в
языке”, который выступает как форма сознания и транслятор культуры, и
“язык в человеке”, который является мерой всех вещей, в том числе языка
и культуры. Этот принцип особенно важен для словаря, который, по мнению
Дж. Лайонза, является антропоцентрическим и культурно-связанным. В
последнее десятилетие внимание исследователей приковано к проблемам
языкового самосознания личности и лингвокультурной общности.
Антропоцентризм тесно связан с “этнизацией” социальной и культурной
жизни,,

3. Как принцип и тенденция недфушшионализм предполагает изучение языка в
действии, связь знания языка и его адекватного использования в
коммуникации. Лиигвокультурологи изучают функционирующий язык в
различных дискурсах, стремясь получить из них культурно-языковую
информацию выводное знание.

4. В соответствии с принципом экспланаторности современная наука
констатации и описания фактов к их объяснению. В этом, смысле прогрессу
лингвокультурологии будет способствовать объяснительная сила когнитивных
методов, которые в сочетании с дискурсивным подходом позволят выявить
глубинно-семантическую структуру и функциональное многообразие языковых
“единиц как знаков культуры”. Еще Н. Винер подчеркивал, удивительную
способность человеческого разума работать с нечеткими, – расплывчатыми
понятиями, извлекая из них новое знание.

Список литературы

1. Актуальные проблемы межкультурной коммуникации / Отр. ред. Халеева
И.И. – М.: МГЛУ, 1999. – 199с. – .

2. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: Попытка системного
описания // Вопр. языкознания. – М.: 2002. – №1. – С.37-67.

3. Астафурова Т.Н. Лингвистические аспекты межкультурной деловой
коммуникации. – Волгоград, 1997. – 108 с.

4. Бен вен нет Э. Общая лингвистика / Под ред. Степанова Ю.С. – М.:
Прогресс. 2004. – 447 с.

5. Булыгина Т.В., Шмелев АД. Языковая концептуализация мира:. – М.: Шк.
“Языки русской культуры”, 2003. – 576 с.

6. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание: Пер. с англ. – М.: Рус.
словари, 1996. – 411 с.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019