.

Эстетика английской лексики

Язык: русский
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 6281
Скачать документ

2

Содержание

Введение

Глава I. Лингвокультурологический анализ эстетических концептов
английской лексики. Семантика метафорической лексики

Глава II. Эстетические особенности фразеологических единиц

2.1 Метосемиотические преобразования фразеологических единиц и целевая
установка автора в английском художественном тексте

2.2 Явление фразеоматики в глагольных ФЕ

2.3 Эстетизация лексики современного английского языка (на примере языка
английской рекламы): материализация и изобразительная сила

Литература

Введение

Данная тема посвящена эстетическим особенностям семантики современной
английской лексики (на примерах ее метафоризации, фразеологии).

Актуальность и причины выбора темы связаны с интересом к изучению
эстетических возможностей английской лексики как одного из ее элементов;
изучению компонентной структуры и эстетики глагольных ФЕ. Особенно
интересно описание структурно-семантических особенностей и
закономерностей употребления ФЕ в английских художественных
произведениях, а также метафор, цветового спектра.

Цель работы: исследовать эстетические особенности семантики современной
английской лексики.

Поставленная цель дала возможность решить ряд задач:

Проанализировать английские художественные тексты с целью выявления
метафоризации, цветовых элементов;

исследовать эстетико-семантические и стилистические свойства английского
глагола в составе ФЕ;

рассмотреть типы ФЕ и структурные типы глагольных ФЕ;

изучить особенности функционирования глаголов в составе ФЕ в английской
художественной литературе.

Методологической и теоретической основой работы стали труды известных
ученых лингвистов, рассмотревших значение эстетики английской лексики,
метафоры, образности английской лексики и фразеологии.

Огромное значение в изучении фразеологии различных языков имеют
известные работы акад.В. В. Виноградова, посвященные русской
фразеологии: Основные понятия русской фразеологии как лингвистической
дисциплины // Труды юбилейной научной сессии ЛГУ.1819 – 1844. – Л.,
1946. С.45-69; Об основных типах фразеологических единиц в русском языке
// Академик А.А. Шахматов (1864 – 1920): [Сб. ст.] / Под ред. С.П.
Обнорского. – М. – Л., 1974, с.339-364; Русский язык. Грамматическое
учение о слове. – М. – Л., 1974, с.21-28.

Методами исследования нашей работы стали: теоретический, анализа,
сравнительно-сопоставительный, исследовательский.

Научная значимость и новизна работы заключается в обращении к проблеме
эстетических особенностей семантики современной английской лексики с
точки зрения функционирования, “обыгрывания” значения в художественном
тексте английских авторов и варьирования семантических компонентов ФЕ с
глагольным ядром.

Глава I. Лингвокультурологический анализ эстетических концептов
английской лексики. Семантика метафорической лексики

Эстетика английской лексики рассмотрена нами в работе на примере
метафоры.

Теория метафоры в последние годы интенсивно разрабатывается как
отечественными (Н.Д. Арутюнова, Е.М. Вольф, М.Н. Лапшина, Г.Н.
Скляревская, В.Н. Телия, И.В. Толочин и др.), так и зарубежными (Д.
Бикертон, М. Блэк, Д. Дэвидсон, Дж. Лакофф и М. Джонсон, Э. Маккормак,
Дж. Миллер, П. Рикер, Дж. Серль, Р. Уайт и др.) лингвистами.

Семантические различия метафорических выражений и элементов двоякого
толкования могут быть проиллюстрированы на примере следующего текста, в
котором описывается специально созданный с помощью генной инженерии для
нужд государства тип людей – бойцы (fighters).

And what fighters! They needed no sleep. They had three times the
strength of ordinary men. There is no way to compare their endurance
since they simply kept on going, like well designed machines, until
disabled. Each one carried fuel – “fuel” seems more appropriate than
“food” – to last it for a couple of weeks, and could function beyond
that time for at least another week.

(R. H. B., p.28)

Ядерной метафорой является MAN / FIGHTER IS A MACHINE.

К метафорическим выражениям относятся (well) designed; machines; fuel;
function.

Machines – прямо называет то понятие, в терминах которого описывается
обозначаемое (man / fighter), и потенциально вызывает целый ряд
импликаций – стандартных ассоциаций с обозначающим. Например, можно
предполагать у бойцов такие качества машин, как отсутствие эмоций,
собственной воли, интеллекта и т.д.

Элементы well designed; fuel; function являются признаками
обозначающего: машина сконструирована (сделана по чертежам), работает на
топливе, предназначена для выполнения определенной функции. Данные
метафорические выражения конкретизируют признаки, которые в процессе
развертывания текста приписываются обозначаемому – людям-бойцам,
переносятся на него. Происходит своего рода “наложение” этих признаков
на соответствующие признаки обозначаемого. Например, well designed
соответствует хорошим физическим (генетическим) данным людей-бойцов;
fuel соотносится с пищей.

Тем самым, метафорические выражения непосредственно участвуют в создании
скрытого смысла текста: well designed имплицирует искусственно созданную
приспособленность бойцов к выполнению своих обязанностей. Fuel
подчеркивает чисто практическое назначение пищи: есть надо не для того,
чтобы удовлетворить чувство голода, чувствовать себя хорошо, а чтобы
быть способным выполнять свои функции. Function имплицирует отношение к
бойцам: их ценность и основное предназначение состоит в том, чтобы
выполнять свои задачи. Таким образом, формируется новое видение
обозначаемого (человека-бойца) по модели обозначающего (машины).

Можно выделить и элементы двоякого толкования: needed no sleep; three
limes the strength of ordinary men; endurance; kept on going; disabled;
carried; to last it for a couple of weeks описывают признаки, присущие
как обозначаемому, так и обозначающему. Это признаки, выводящие механизм
метафоры на поверхность, верифицирующие ее, так как они указывают на
реальное сходство объектов, послужившее основой метафоризации.

Часть из них описывают как характеристики человека-бойца, так и машины,
не меняя значения: например, в три раза превосходить (в силе/мощи)
обычного человека, нести двухнедельный запас (провизии/топлива) и не
нуждаться в сне. Другие – меняют свое значение при переходе из
буквального плана в метафорический. Например, в выражении kept on going
“go” в отношении машин, механизмов приобретает специфическое значение
“to work or operate properly; function”. Выражение endurance по
отношению к людям имеет значение “ability to stand pain, distress,
fatigue, etc.; fortitude”. Выражение disabled о людях: “unable to use
his/her body properly”; о машинах “to be no longer able to operate”.
Таким образом, элементы двоякого толкования в тексте, с одной стороны,
создают общий контекст, “спаивают” текст, с другой – метафоричны.

Элементы двоякого толкования needed no sleep; three times () of ordinary
men; endurance; kept on going предваряют введение первого
метафорического выражения, подготавливая восприятие метафоры:
описываются люди-бойцы, но в описании выделяются такие черты, которые
отличают их от обычных людей, делают похожими на нечто другое.
Последующий ввод метафоры становится логичным заключением описания
обозначаемого, выводом из него. Элементы двоякого толкования disabled;
carried; to last it for a couple of weeks, появляющиеся в тексте после
введения метафоры, подтверждают этот вывод.

Семантические особенности развернутой метафоры в тексте связаны с
имплицитным характером смысла, выражаемого метафорой, и определяют
способы организации сообщения / текста с учетом фактора адресата.
Метафора служит созданию текстовой импликации (термин И.В. Арнольд),
порождению добавочного смысла, направленного на усложнение семантической
структуры текста.

Метафорические выражения всегда несут имплицитный смысл. Элементы
двоякого толкования участвуют в создании текстовой импликации, создавая
семантическую двуплановость текста, особую роль в этом играют элементы
двоякого толкования, функционирующие на сдвиге значения при переходе из
буквального плана в метафорический Билоус Л.С. Текстообразующая роль
метафоры. – СПб, 2001.С.5.

В художественных и публицистических текстах метафора может выполнять
различные задачи: формировать у читателя новое видение привычных вещей и
событий, создавать новый опыт, вызывать или показывать
эмоционально-оценочное отношение к описываемому в тексте,
характеризовать героев, вводить интертекст, убеждать, создавать
атмосферу, просто украшать речь и т.д.

Помимо метафоры, описывающей человека, писатели активно используют
метафору цвета.

Эстетика такого сложного лингвокультурного образования, каким является
имя цвета, представляет собой сложную структуру, включающую в себя
помимо указания на цветовой эталон многочисленные эстетические и
культурно-психологические ассоциации с ним связанные. Кроме того,
выполняя символическую функцию, цветообозначение может активизировать в
памяти человека связанные с ним типовые ситуации, модели событий или
явлений, мифологические или религиозные представления Курмакаева В.Ш.
Символика цвета в английском художественном тексте. – М., 2001. С.7.

Для того, чтобы понять, каким образом эстетика цвета функционирует в
тексте и выделить особенности использования цветовых элементов,
характеризующих различные литературные жанры и индивидуальный стиль
писателей, был проведён анализ цветовых гамм произведений английской и
американской художественной прозы с точки зрения:

1) фиксации основных цветов,

2) соотношению указания на основной цвет и указании на его оттенки
(например, red scarlet, crimson),

3) словообразовательным аспектам, поскольку обозначения оттенков могут
осуществляться посредством словосложения (pale blue) или аффиксации
(reddish), а также 4) наличию в цветовой гамме смешанных цветов
(yellow-grey).

Как показали наблюдения, наиболее значимыми цветами в английском языке
являются чёрный, красный, синий, желтый.

Подобным способом цветовая гамма используются в произведениях Т.
Уильямса, П. Хайсмит, Дж. Сэлинджера: например, “The Field of Blue
Children”, “The Yellow Bird”, “Oriflamme” и др. (Т. Уильяме) или ” De
Daumier-Smith’s Blue Period” (Дж. Сэлинджер).

Так, например, К. Ишигуро в романе “The Remains of the Day”” обращается
к цветовой гамме dark – grey и исключает упоминания каких-либо ярких
красок в целом. Серая, бесцветная и безрадостная жизнь дворецкого,
составляющая основу повествования, описывается с помощью цветов dark,
grey, silver и сочетающихся с этими цветами – “тень, силуэт” – a forest
of black dinner jackets, grey hair and cigar smoke,.,. her profile
against a pale and empty background;… in front of the large window,
filled with grey light and rain, my father’s figure could be seen;…
the sunlight reduced him to a silhouette и др.

Согласно словарю символов, серый цвет психологически характеризует
человека как консервативного, подавляющего свои инстинкты, инертного,
равнодушного. В более широком смысле серый цвет символизирует смирение и
аскетизм, что фактически и выражает основную идею произведения.

Эстетика использования цвета для раскрытия основной идеи художественного
произведения структурно выражается во взаимодействии элементов
противоположных по символическому значению цветов и создаётся полярность
смыслов в тексте.

Так, например, в книге Дж. Фаулза “Башня из чёрного дерева” (“The Ebony
Tower”) название книги является метафорой – антиподом другой известной в
английской литературе и искусстве метафоры – башни из слоновой кости
(the ivory tower). Это воплощает эстетизацию идеи чистого искусства,
получившую распространение в Англии в прошлом веке и ставшую популярным
символом. Как объясняет словарь символов “The Book of Symbols”, слоновая
кость отличается прочностью и способностью не меняться долгое время, и
резьба по слоновой кости положила начало многим новым формам искусства.
К тому же, в XVII веке в Англии появилась легенда о том, что все мечты
проходят через врата из слоновой кости или рога. В первом случае они
обманчивы и вводят в заблуждение, во втором – сбываются. Видимо,
аналогия между слоновой костью и искусством была найдена как в
долговечности и непрестанности того и другого, так и в их способности
уводить в мир фантазии. Башня из чёрного (эбенового) дерева по замыслу
автора воплощает всё деструктивное, что есть в современном абстрактном
искусстве, что выражено в тексте:

“What on earth did that last thing he said mean? The ebony tower?”…
“What he thinks has taken the place of the ivory tower… Anything he
doesn’t like about modern art. That he thinks is obscure because the
artist is scared to be clear…”

(J. Fowles “The Ebony Tower”, P.74)

Отметим, что акцентируется именно цвет, а не материал (“Башня из чёрного
дерева”, но не “Башня из эбенового дерева”), поскольку символика
противопоставления белого и чёрного является общей для всех
представителей европейской культуры и других культур.

Данный способ использования цвета был зафиксирован в произведениях Т.
Уильямса и Дж. Фаулза.

Наконец, последняя разновидность использования цвета для раскрытия
основной идеи произведения, а именно, через всю цветовую гамму
произведения, представлена в произведениях Дж.Р.Р. Толкина. Этот способ
может быть описан как взаимодействие противоположных по символическому
значению цветов, поддерживаемое противопоставлением участков цветового
спектра. Таким образом, здесь есть противопоставление целых цветовых
гамм, а не отдельных цветов.

Реализация основной идеи произведений Дж.Р.Р. Толкина – противостояния и
борьбы сил добра и зла – поддерживается оппозицией чёрного и белого
цветов. Причём, значительно чаще, чем собственно чёрный цвет,
встречаются цвета с корнем dark. Остальные цвета и оттенки поддерживают
либо тёмную, либо светлую части спектра. Несмотря на очень частое
использование основных цветов и их оттенков общее цветовое впечатление
от описываемого мира писателя выражается в различных серых оттенках.
Серый цвет является переходным от белого к чёрному и может
рассматриваться как символ переплетения доброго и злого начал в мире (А.
Белый). Использование серого цвета показывает, что и сам мир, и
персонажи, и явления способны к перерождению, причём происходящие в них
изменения сопровождаются изменением описывающих их цветов.

Эстетика цветовой гаммы, используемой писателями, таким образом,
достаточно обширна и способна создавать читательские восприятия,
чувства, отношения к произведениям и действительности через цветовую
гамму, заложенную в произведении.

Глава II. Эстетические особенности фразеологических единиц

2.1 Метосемиотические преобразования фразеологических единиц и целевая
установка автора в английском художественном тексте

В.В. Виноградов выделял три типа фразеологических единиц:

Фразеологические сращения, или идиомы.

Фразеологические единства.

Фразеологические сочетания. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии.
– Л., 1963. С. 5

Взгляды В.В. Виноградова в области фразеологии вызвали критические
замечания ряда ученых. Так, Н.Н. Амосова подчеркивает, что оперирование
понятием “устойчивость словесного комплекса” в виде аксиомы, не
требующей ни определения, ни уточнения, нельзя объяснить спецификой
русского материала.

Н.Н. Амосова также отмечает, что понятие “немотивированность
фразеологических единиц” не опирается в работах В.В. Виноградова на
какие-либо конкретные, объективно устанавливаемые признаки. Там же.
С. 7-8. Вследствие этого не всегда возможно разграничить сращения и
единства.

К трем типам фразеологических единиц Н.М. Шанский добавил еще один –
фразеологические выражения. Под фразеологическими выражениями понимаются
устойчивые в своем составе и употреблении обороты, которые не только
являются семантически членимыми, но и состоят целиком из слов со
свободным значением, например: социалистическое соревнование, волков
бояться, в лес не ходить, не все то золото, что блестит. Шанский Н.М.
Лексикология современного русского языка. М., 1964. С. 201-202.

Фразеологические выражения – это только обороты с буквальным значением
компонентов. Включение образных пословиц в состав фразеологических
выражений нецелесообразно, так как в таком случае состав
фразеологических выражений будет таким же разнородным, как и состав
фразеологических единств.

А.И. Смирницкий различает фразеологические единицы и идиомы.
Фразеологические единицы – это стилистически нейтральные обороты,
лишенные метафоричности или потерявшие ее. К фразеологическим единицам
А.И. Смирницкий относит обороты типа get up, fall in love и др. Идиомы
основаны на переносе значения, на метафоре, ясно сознающейся говорящим.
Их характерной чертой является яркая стилистическая окраска, отход от
обычного нейтрального стиля, например, take the bull by the horns –
действовать решительно; брать быка за рога; dead as a doornail – без
признаков жизни. Фразеологические сращения, фразеологические сочетания и
фразеологические выражения не входят в классификацию А.И. Смирницкого. В
структурном отношении А.И. Смирницкий делит фразеологизмы на
одновершинные, двухвершинные и многовершинные в зависимости от числа
знаменательных слов. Например, одновершинный фразеологизм – это
соединение незнаменательного слова или незнаменательных слов с одним
знаменательным.

Классификация устойчивых сочетаний слов в работе А.И. Смирницкого
является основанной в основном на стилистическом критерии. См.:
Смирницкий А.Н. Лексикология английского языка. М., 1959. С. 36.

Н.Н. Амосова выделяет два типа ФЕ – фраземы и идиомы. Фразема – это
единица постоянного контекста, в которой указательный минимум, требуемый
для актуализации данного значения семантически реализуемого слова,
является единственно возможным, не варьируемым, то есть постоянным. Н.Н.
Амосова признает, что фраземы составляют наиболее текучую часть
фразеологического фонда, что расширение сочетаемости разрушает
стабильность составляющего их контекста и тем самым выводит их за
пределы фразеологии. Амосова Н.Н. Фраземы как разновидность
фразеологических единиц английского языка. // Проблемы фразеологии:
Исследования и материалы / Под ред. А.М. Бабкина. – М.-Л., 1964. С. 139.

Н.Н. Амосова выделила частично предикативные фразеологизмы – обороты, в
которых содержится грамматически ведущий член – антецедент – и зависящая
от него предикативная единица. При этом такая структура выступает как
присущее данному фразеологизму формальное свойство, а не результат
каких-либо синтаксических его преобразований, например, fiddle while
Rome is burning – заниматься пустяками перед лицом серьезной опасности;
see how the land lies – выяснить, как обстоят дела; ships that pass in
the night – мимолетные встречи.

Подходя к фразеологическим сочетаниям с меркой контекстологического
анализа, Н.Н. Амосова не считает значение семантически реализуемого
слова в подобных случаях фразеологически связанным, поскольку
указательный минимум, для него необходимый, не является постоянным.
“Получается некий переходный тип контекстуальной связанности значения,
следовательно, и особый, также переходный, тип контекста, так сказать,
“полупостоянный” контекст”. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии.
– Л., 1963. С. 69. Н.Н. Амосова называет такой контекст узуально
ограниченным, а значение семантически реализуемого слова, в него
входящего, – узуально связанным значением. На этом основании Н.Н.
Амосова считает, что единицы ограниченного контекста стоят у границ
фразеологического фонда языка и обнаруживают различную близость к нему.
Чем более ограничена в них вариантность указательного минимума, тем эта
степень близости к фраземам выше.

Широко понимает объем фразеологии С.Г. Гаврин, Гаврин С.Г. Фразеология
современного русского языка. – Пермь, 1974. подходящий к
фразеологической системе с точки зрения функционально-семантической
компликативности (осложненности). С.Г. Гаврин включает в состав
фразеологии все устойчивые и переменно-устойчивые сочетания слов,
удовлетворяющие критериям функционально-семантической компликативности.
С.Г. Гаврину удалось создать стройную классификацию фразеологизмов в
современном русском языке.

В отношении объема фразеологии ученые придерживаются различных точек
зрения. Это объясняется исключительной сложностью объекта исследования и
существованием в языке ряда переходных случаев, находящихся между
классическими ФЕ и свободными, или, как их сейчас чаще называют,
переменными, сочетаниями слов.

Фразеологическая единица (фразеологизм, постоянное или устойчивое
словосочетание) – это сочетание слов с низким показателем
комбинаторности, который обусловлен структурно-системными особенностями
компонентов (или одного из них) или особым характером отношения
словосочетания к действительности, а также сочетанием этих двух
факторов, но с семантико-эстетическими возможностями. Арбекова Т.И.
Лексикология английского языка (практический курс). Учеб. пособие для
II-III курсов ин-тов и фак. иностр. яз. М., 1977. С. 98.

В этом отношении фразеологизмы могут быть узуальными и окказиональными.
Узуальные фразеологизмы являются единицами языка и входят в его
словарный фонд наряду со словами. Арбекова Т.И. С. 98. Существуют
классификации ФЕ: семантическая, структурная, стилистическая,
этимологическая и классификация по способу образования. Там же. С. 99. В
зависимости от способа образования в английском языке выделяются два
основных типа фразеологических единиц: слитные сочетания и семантические
блоки. Там же. С. 99. Слитные сочетания образуются соединением
компонентов, каждый или один из которых обладает структурно-системными
фразообразующими свойствами. При этом в переносном значении может
выступать как ведущий, так и подчиненный компонент словосочетания.
Арбекова Т.И. С. 99.

Семантические блоки образуются преобразованием значения всего
словосочетания в целом:

Слитные сочетания

(выделен фразообразующий компонент) Семантические блоки

(первым приведено значение исходного переменного словосочетания, вторым
– значение фразеологизма) freeze wages замораживать заработную платуsee
through a brick wall

1) видеть сквозь каменную стену;

2) обладать необыкновенной проницательностьюtake office вступать в
должностьput the cart before the horse

1) ставить телегу перед лошадью;

2) делать что-либо наоборотlight sleeper чутко спящий человекbite more
than one can chew

1) откусить больше, чем можешь прожевать;

2) взяться за непосильное дело

При образовании семантических блоков значение словосочетаний может
развиваться теми же путями, что и значение слов, причем наиболее
распространенными путями развития значения словосочетаний являются
метафорический и метонимический переносы наименования. Значение
фразеологизма по отношению к значению переменного словосочетания,
являющегося исходным, может быть метафорически-переносным,
метонимически-переносным, уточняющим и обобщающим:

1) follow suit: ходить в масть следовать чьему-либо примеру;

2) splash down: падать в воду приводняться (о космическом корабле).

Основаниями для эстетико-семантической классификации фразеологизмов
служат:

1) характер отношения компонентов к действительности;

2) наличие и характер связи предметного значения ведущего компонента с
предметным значением фразеологизма;

3) наличие в составе значения фразеологизма ассоциативного компонента.

1) По характеру отношения к объективной действительности
фразеологические единицы можно разделить на монономинанты и
полиноминанты. Арбекова Т.И. С. 101. Монономинантность, то есть
соотнесение всех компонентов сочетания с группой предметов, мыслимых как
единый класс, является отличительным признаком большинства ФЕ.
Монономинантами являются словосочетания: одержать победу, внести
предложение, go bad, go wrong, take steps, hold forth, fall ill. Помимо
монономинантности причиной устойчивости этих сочетаний являются
структурно-системные свойства их компонентов.
Фразеологизмам-монономинантам могут соответствовать слова с таким же
предметным значением: одержать победу – победить; внести предложение –
предложить; доменная печь – домна; положи руку на сердце – честно,
откровенно; lose consciousness – faint; bring one’s pigs to the wrong
market – miscalculate.

2) По характеру связи предметного значения фразеологизма с предметным
значением его ведущего компонента выделяют: а) фразеологизмы,
семантически производные от значения ведущего компонента и б)
семантически смещенные фразеологизмы. Там же. С. 101.

Значение фразеологизмов, семантически производных от значения ведущего
компонента, может быть переносным или модифицирующим (уточняющим):
Арбекова Т.И. С. 101.

Ведущий компонент и его значениеФразеологизм и его значениеfilm
фильмfeature film художественный фильмpress прессаyellow press желтая
прессаschool школаhigh school средняя школаship корабльship of the
desert верблюдlungs легкиеlungs of London парки Лондонаbroom метлаnew
broom новый начальник, хозяин

Семантически смещенные фразеологизмы – это словосочетания, безусловно, с
“эстетическим оттенком” значения, не соотносимые семантически со
значением ведущего компонента. Там же. С. 102. Такие фразеологизмы
могут

а) быть мотивированными, иметь ассоциативное значение и быть
производными по отношению к всему словосочетанию в целом (go with the
current, read between the lines, lick one’s wounds, sit on thorns), и

б) быть немотивированными, деэтимологизированными и не соотноситься ни
со значением ведущего компонентами со значением всего сочетания в целом
(play gooseberry отвлекать внимание от кого-либо, служить ширмой; make
no bones of smth. не стесняться, не церемониться; be under the weather
прихворнуть, play ducks and drakes with one’s money сорить деньгами).
Там же. С. 102.

Особую группу составляют фразеологизмы с расщепленным ведущим
компонентом, то есть словосочетания, ведущие компоненты которых не
совпадают грамматически и семантически. Арбекова Т.И. С. 102. К таким
фразеологизмам относятся сочетания типа lose sight, pay attention, take
a look. Такие словосочетания можно отнести к семантически-производным
(ведущим компонентом в них является глагол) и к семантически смещенным
(если семантически ведущим компонентом является существительное).

3) По наличию в значении фразеологизма ассоциативного компонента (по
наличию семантической связи между словами как компонентами фразеологизма
и теми же словами как компонентами переменного словосочетания) все
фразеологизмы можно разделить на мотивированные и немотивированные
(идиомы). Там же. С. 103.

Мотивированными называются фразеологизмы, значение которых является
производным по отношению к значению ведущего компонента или по отношению
к значению всего переменного словосочетания. Там же. С. 103. Компоненты
мотивированных фразеологизмов употреблены в значениях, данных им и вне
фразеологического сочетания, или в значениях, производных от них.
Например, как мотивированные в современном английском языке
воспринимаются фразеологические единицы: look a gift horse in the mouth,
go in at one ear and out of the other, have too many irons in the fire,
make a mountain out of a molehill, strike while the iron is hot, sow
dissension, wet to the skin, know which way the wind blows, see the
world through rosy spectacles.

Немотивированными называются фразеологизмы, значение которых не является
производным ни по отношению к значению ведущего компонента, ни по
отношению к значению всего переменного сочетания. Как немотивированные в
современном английском языке существуют фразеологизмы get the wind up
испугаться, have one’s tongue in one’s cheek скрывать что-либо, быть
неискренним, knock smb. down with a feather сильно поразить кого-либо,
have smth. up one’s sleeve скрывать что-либо, держать что-либо про запас
или наготове, have a bee in one’s bonnet иметь навязчивую идею, keep a
stiff upper lip не выдавать своих чувств и переживаний, контролировать
свои эмоции, сохранять внешнее спокойствие при любых обстоятельствах.

Словосочетание становится немотивированным и непонятным на фоне
структурно-семантической системы современного языка и теряет свое
ассоциативное значение, если компоненты его становятся семантически
опустошенными или если теряется семантическая связь с исходным
переменным словосочетанием. Арбекова Т.И. С. 104.

Фразеологизм является немотивированным, если непонятен характер связи
между значениями переменного и фразеологического сочетаний:

Значение переменного словосочетанияЗначение фразеологизмаpull smb. ’s
legтянуть кого-либо за ногудурачить кого-либо, подшучивать над
кем-либоpaint the town redвыкрасить город в красный цветустроить шумную
попойку

Связь между значениями переменного словосочетания и фразеологизма
исчезает, если в силу изменения объективной действительности
деэтимологизируется исходное словосочетание. Там же. С. 105. Это
происходит при изменении образа жизни, исчезновении общепринятых обычаев
и традиций. Поэтому воспринимаются как немотивированные фразеологические
сочетания to nail to the counter разоблачить ложь (‘прибить гвоздем к
прилавку’; лавочники прибивали данные им фальшивые монеты к прилавку);
to pickle the rod, have a rod in pickle for smb. быть готовым наказать
кого-либо (от старого обычая держать розги в соленой воде); tо take up
the glove принять вызов (‘поднять перчатку’; принимавший вызов на дуэль
поднимал брошенную ему перчатку).

Степень мотивированности фразеологизма может быть различной.
Семантическая прозрачность фразеологического сочетания зависит от того,
какой из компонентов словосочетания – главный или подчиненный – является
семантически опустошенным. Арбекова Т.И. С. 105. Можно выделить группу
фразеологизмов, являющихся полумотивированными или полуидиомами. Ведущий
компонент полумотивированных фразеологизмов имеет значение, присущее ему
в переменных словосочетаниях, поэтому приблизительный смысл
фразеологизма понятен: laugh in one’s sleeve смеяться особым образом
(усмехаться себе в ус), talk nineteen to the dozen как-то особенно
говорить (говорить без умолку). Также к полуидиомам можно отнести
фразеологизмы pay through the nose платить непомерно высокую цену, talk
through one’s hat нести чепуху, молоть вздор, rain cats and dogs лить
ливнем (о проливном дожде).

Фразеологические единицы могут быть дифференцированы по компонентному
составу значения (по наличию эмоционального и ассоциативного компонента,
по общности предметного значения), по месту распространения, по сфере и
времени употребления. Там же. С. 106. Большую группу фразеологизмов
составляют словосочетания в переносных значениях, являющиеся вторичным
наименованием предмета и характеризующие предмет через сравнение: let
the cat out of the bag (вместо reveal a secret), burn one’s boats
(вместо not to be able to change anything, not to be able to undo
things), ride the high horse (вместо behave as if one were very great
and important), shut one’s eyes to smth. (вместо pretend not to notice
smth).

Ассоциативное значение мотивированных фразеологизмов, став привычным, не
воспринимается так ярко, как в момент их создания. Подчеркнуть
ассоциативное значение помогает стилистический прием “оживления”
(обновления) фразеологизма, заключающийся в том, что в фразеологическую
единицу или ее контекст вводятся слова, семантически соотнесенные с
исходным, то есть с переменным, словосочетанием или с прямым значением
одного из его компонентов. В этом случае достигается эстетическая
одновременность восприятия переменного и фразеологического сочетаний,
что придает высказыванию шутливый или иронический характер: “За границей
не надо глотать аршин – он мешает двигаться и говорить. Надо быть самим
собой” (Е. Полякова). “We haven’t a leg to stand upon” (have not a leg
to stand upon – не иметь оснований; не иметь никаких доводов,
подтвержденных фактами). “Courage, my friend. In the end you will have
perhaps as many legs as a centipede”. (A. Christie). You could have
knocked that family down with a feather (knock smb. down with a feather
– сильно удивить, ошеломить кого-либо) – so the saying goes, but Lanny
didn’t have any feather. (U. Sinclair).

Существует большое количество фразеологизмов с одинаковым предметным
значением, различающихся ассоциативным компонентом: преувеличивать
трудности – make a mountain out of a molehill, lay on colours;
находиться в затруднительном положении – be in a fix, be in a spot, be
in a jam.

Различное ассоциативное значение могут также иметь номинативно
тождественные фразеологизмы русского и английского языков:

в русском языкев английском языкеделать бесполезное делочерпать воду
решетомplough the sands (‘пахать песок’) flog a dead horse (‘стегать
мертвую лошадь’) делать семейные неурядицы достоянием
постороннихвыносить сор из избыwash dirty linen in public (‘стирать
грязное белье на людях’)

Фразеологизмы, так же как и слова, могут быть стилистически
маркированными (иметь ограниченную сферу употребления и быть
эмоционально окрашенными). Арбекова Т.И. С. 107.

Фразеологические единицы могут возникнуть в разных сферах общения, а
затем переходить из специальной лексики в общеразговорную. Образные
фразеологические обороты при этом возникают из словосочетаний, которые
первоначально были часто свободными, и иногда имели только прямое
значение.

Своим источником глагольные фразеологизмы имеют разные отрасли
хозяйственной и культурной жизни:

а) Техника:

to blow off steam

to let off steamвыпустить пар, перен. дать выход своим чувствам или
избытку энергииto get up steamразвести пары, перен. собраться с
силамиwith full steam on

to step on it

to step on the gasна всех парах, перен. поспешно дать газ с тем, чтобы
увеличить скорость машины; (педаль акселератора находится у водителя под
ногой), перен. “поднажать”, постаратьсяto grease the wheelsсмазать
колеса, перен. дать взятку.

В основе всех этих оборотов лежат свободные словосочетания, обозначающие
реальную ситуацию.

б) Сельское хозяйство:

to sow one’s wild oatsотдаваться увлечениям юности.

Первоначально выражение означало “сеять дикий овес” вместо
эстетико-культурного. Из этого фразеологизма образовалось новое именное
сочетание wild oats, имеющее два значения: юношеские увлечения и
беспутный юноша.

to put the plough before the oxenначинать не с того конца, делать
что-нибудь шиворот навыворот

В основе этих двух оборотов лежит нереальная воображаемая ситуация,
поэтому как свободные словосочетания они употребляться не могли.

to get somebody’s goatразозлить кого-нибудьto die in harnessумереть в
упряжке, перен. умереть на работе

в) Морское дело:

to be (all) at seaбыть в недоуменииto be in low watersсесть на мель,
перен. быть без денегto run into difficult watersпопасть в
затруднительное положениеto hoist sail

to make sailпоставить парус, перен. уходить, отправлятьсяto see
landвидеть сушу, перен. быть близко к цели.

г) Торговля:

to talk shopговорить о профессиональных делах во время общего
разговораto have all one’s goods (everything) in the shop (front)
windowиметь все товары на витрине; перен. выставлять все напоказ, быть
поверхностным человекомto make the best of the bargainполучить выгоду

д) Спорт и охота

to hit below the beltударить ниже пояса; перен. нанести нечестный удар.

Немало глагольных фразеологизмов возникает в среде военных, юристов,
артистов театра. То win one’s spurs быть посвященным в рыцари и вообще
продвинуться – выражение основано на средневековом обычае награждать при
посвящении в рыцари шпорами.

То be out for scalps охотиться за скальпами; перен. быть воинственно или
весьма критически настроенным аналогично русскому жаждать крови.

Исходными словосочетаниями для фразеологизмов могут служить:
наименования повседневных реальных явлений (get out of the wood
выпутаться из затруднительного положения; grasp the nettle решительно
браться за трудное и неприятное дело); наименования связанных с этими
явлениями представлений и ассоциаций (keep one’s fingers crossed for
smb. мысленно желать удачи кому-либо – скрещенные средний и указательный
пальцы, по существующему среди англичан суеверию, спасают от
неприятностей; knock on wood (обычно в повелительном предложении) Knock
on wood! Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить! – в Англии принято считать, что
прикосновение к дереву бережет от дурного глаза); наименования
исторических фактов и событий (cross the Rubicon, cut the Gordian knot,
meet one’s Waterloo); цитаты из высказываний отдельных лиц и из
литературных произведений (keep one’s powder dry быть в состоянии боевой
готовности (Оливер Кромвель); См.: Арбекова Т.И. С. 111. smb. ’s cat’s
paw послушное орудие в чьих-либо руках (из басен Лафонтена); turn the
other cheek подставлять (под удар) другую щеку, кротко переносить обиду;
the massacre of the innocents избиение младенцев (Библия).

Очень многие глагольные ФЕ берут свое начало в литературе и особенно в
произведениях Шекспира. Возможно, что некоторые из них существовали и до
Шекспира, и он взял их из народной речи, но именно ему они обязаны своей
широкой популярностью:

to make assurance double sureдля большей верности (“Макбет”) to
out-Herod Herodпревзойти самого Ирода в жестокости; переусердствовать
(“Гамлет”).

Фразеологические единицы делятся на:

1) фразеологические сращения (fusions);

2) фразеологические единства (unities); и 3) фразеологические сочетания
(combinations).

Наибольшей эстетизацией и спаянностью элементов обладает наименее
многочисленный тип – фразеологические сращения:

to cut off with a shillingлишить наследстваto talk through one’s
hatговорить вздорto be in Queer Streetбыть в затруднительном положении

Компоненты в данных ФЕ теряют свое лексическое значение, которое
поглощается значением всего фразеологизма. Все выражение в целом имеет
определенную стилистическую окраску, чаще всего разговорную. Сращения
часто эмоционально окрашены, так выражения to talk through one’s hat, a
fishy story имеют отчетливо выраженную презрительную окраску.

Все сращения когда-то были образными выражениями, но с течением времени
эта образность стерлась. Так, например, в “Ярмарке тщеславия” Теккерея
to cut off with a shilling – буквально ‘отрезать с шиллингом’ означает
‘лишить наследства’ и возникло потому, что по английским законам
наследник, пропущенный в завещании, мог требовать себе свою долю под тем
предлогом, что его пропустили по ошибке. В доказательство того, что
лишение наследства было преднамеренным, завещатели часто оставляли
неугодным наследникам один шиллинг.

Значительно более многочисленной группой являются фразеологические
единства:

to be caught nappingбыть застигнутым врасплохto skate on thin
iceрисковатьto be at daggers drawnбыть на ножахto cool one’s heelsзря
тратить времяto know the way the cat is jumpingзнать куда ветер дует

Фразеологические единства отличаются от сращений мотивированностью и
ясной образностью. Фразеологическое единство понимается как одно целое,
причем значение этого целого определяется значением компонентов и бывает
обычно переносным, метафорическим. Эта образность обусловливает и
эмоциональную окраску. Арнольд И.В. С. 196.

Фразеологические единства относительно подвижны:

to stick to one’s ground и

to hold one’s groundстоять на своемto be (to stand) in one’s
shoesоказаться на чьем-либо местеto take (to lay) hold ofзахватить См.
А.В. Кунин. Некоторые вопросы английской фразеологии (приложение к
англо-русскому фразеологическому словарю, М. 1955).to put (to set) one’s
best foot first (foremost, forward) очень быстро идти, переносн. сделать
все возможное

Фразеологические единства могут иметь омонимичные им свободные
сочетания, употребленные в прямом значении.

Так, например, при приближении опасности страус действительно прячет
голову в песок – It buries its head in the sand.

Все слова этой ФЕ употреблены в прямом значении и устойчивых сочетаний
нет. В применении же к человеку омонимичное выражение приобретает
образный метафорический характер и означает нежелание смотреть в лицо
опасности, само же словосочетание становится фразеологическим.

Выражение to draw the line подвести черту, как по-русски, так и
по-английски может, в зависимости от контекста, быть как свободным, так
и связанным.

Состав группы фразеологических единств в работах академика В.В.
Виноградова оказывается довольно разнородным. См.: Виноградов В.В.
Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины.
Труды Юбилейной научной сессии ЛГУ, серия филологических наук, Л., 1946;
Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском
языке. Сб. статей «А.А.  Шахматов», Изд. АН СССР, М.-Л.; 1947;
Виноградов В.В. Вопросы изучения словосочетаний (на материале русского
языка) // Вопросы языкознания, 1954, № 3. К этой же группе здесь
отнесены двусоставные термины, пословицы, поговорки, литературные
цитаты, крылатые слова и профессионализмы.

Для английского языка рациональнее отнести двусоставные термины (House
of Commons) к “собственно устойчивым” сочетаниям – они лишены
эмоциональной окраски и образности и к фразеологии не относятся.

Третья группа фразеологизмов по классификации В.В. Виноградова
называется фразеологическими сочетаниями.

Они отличаются от единств тем, что одно из входящих в них слов
употребляется в своем прямом значении. Второе слово может быть
употреблено в переносном значении или характеризуется связанностью
значения, которое присуще ему только в известной очень ограниченной
группе выражений.

Например:

to meet a demand, requirement, necessityудовлетворить требования,
потребность, необходимостьto break a promise, an agreement, a
ruleнарушить обещание, соглашение, правилоto inflict, to deal, to strike
a blowнанести удар

Устойчивость этих выражений опирается на ограниченную сочетаемость слов.

При этом в аналогичных сочетаниях соответствия не оказывается: to set
free или to set at liberty освободить, но нельзя сказать to set at
freedom. Точно также Ш, но to take a walk, make haste, make speed, но to
be in a hurry.

Наиболее распространенным структурным типом фразеологического сочетания
в английском языке является группа “глагол + дополнение”:

to break news to somebodyсообщить новостьto break silenceнарушить
молчаниеto draw a conclusionсделать выводto feed a furnace (with coal)
наполнить топкуto keep company withводиться с кем-либоto lend
assistanceоказать помощьto make moneyдобывать деньгиto pay attention
toобращать вниманиеto sow discordсеять вражду

Сравнивая приведенные фразеологические сочетания со сращениями и
единствами, можно заметить, что элементы их обладают большей
самостоятельностью. Значение целого является суммой значений частей:
один из элементов употреблен в прямом значении, а второй (глагол) имеет
переносное. Фразеологически связанное значение имеет одно из входящих в
сочетание слов, а не все сочетание в целом. Вполне возможно изменение
грамматической формы. Возможна и синонимическая замена, хотя она и
ограничена.

Глагольные ФЕ могут быть полностью или частично переосмысленными
мотивированными или немотивированными оборотами. Основными типами
переосмысления являются метафора, метонимия и сравнение. Метафорические
ФЕ часто бывают гиперболическими или эвфемистическими.
Немотивированность ФЕ вызывается как лингвистическими, так и
экстралингвистическими факторами. В частично переосмысленных
немотивированных оборотах не мотивирована связь глагольного компонента с
остальными компонентами фразеологизма. В результате ложной
этимологизации может возникать ремотивация сращении, что объясняется
стремлением человека осмыслить непонятное. Кунин А.В. С. 300.
Большинство глагольных ФЕ относится к человеку, к действиям, совершаемым
человеком, или к состоянию, в котором он находится. ФЕ, относящиеся не к
человеку, встречаются значительно реже, например, blow great guns –
реветь, разыграться (о буре; рев бури уподобляется грохоту артиллерии).
Глагольные ФЕ подразделяются на некомпаративные и компаративные.

В.С. Кунин выделяет некомпаративные полностью переосмысленные
мотивированные глагольные фразеологические единицы, некомпаративные
полностью переосмысленные немотивированные глагольные фразеологические
единицы, некомпаративные частично переосмысленные мотивированные и
немотивированные глагольные фразеологические единицы, глагольные
частично предикативные полностью или частично переосмысленные
фразеологические единицы.

В основе большого числа глагольных ФЕ лежит метафорическое
переосмысление соответствующего переменного словосочетания. Перенос
названия осуществляется на основе сходства действий, например: dance on
a volcano – играть с огнем (“танцевать на вулкане”); fall on one’s feet
– счастливо отделаться, вывернуться (подобно кошке, которая падает
всегда на ноги); look out for squalls держать ухо востро (“остерегаться
бури, шквала”); twiddle one’s thumbs – бездельничать, лодырничать; бить
баклуши, сидеть сложа руки (“вертеть большими пальцами”); let off –
отпустить; выпалить, “выдать” (a joke, epigram, proverb, pun, speech).
Это значение комплекса let off возникло в результате метафорического
переосмысления буквального значения “выстрелить”.

Эти глагольные фразеологизмы образуют многочисленные
фразео-семантические группы.

а) успех: bring down the house (или bring the house down) – покорить
весь зал, вызвать гром аплодисментов; carry all before one – преуспеть,
добиться прекрасных результатов; carry the day – взять верх, выйти
победителем; get up (или rise) in the world – преуспеть, сделать
карьеру; идти в гору; kill two birds with one stone сразу убить двух
зайцев; set the Thames (или the world) on fire (шутл) – сделать что-либо
необычное, из ряда вон выходящее.

б) неудача: burn one’s fingers – обжечься, погореть на чем-либо; come a
cropper – потерпеть неудачу, попасть в беду; miss the boat (или the bus)
– проворонить, упустить удобный случай; play one’s cards badly – “плохо
сыграть”, неумело вести свои дела; put one’s foot in it (или in the
mouth) – влипнуть, оплошать, опростоволоситься; попасть впросак, сесть
в калошу, в лужу.

в) обман: hand smb. a lemon – надуть, обмануть кого-либо; play smb.
false – обманывать, подвести кого-либо; sell smb. a pup – надуть
кого-либо (особенно при продаже); втянуть кого-либо в невыгодную сделку;
обвести кого-либо вокруг пальца.

г) риск: carry (или take) one’s life in one’s hands – рисковать жизнью,
пуститься в отчаянное предприятие; play with fire – играть с огнем; put
all one’s eggs in one basket – рисковать всем; поставить все на карту.

д) увольнение: give smb. his walking papers; give smb. the order of the
boot; give smb. the sack – уволить кого-либо, выгнать кого-либо с
работы. Кунин А.В. С. 302.

Глагольные обороты типа beat up – жестоко избить; flare lip – вспыхнуть,
запылать; stir up – хорошенько размешать, взболтать – образованы по
порождающей структурно-семантической модели, являются
переменно-устойчивыми образованиями – объектом изучения лексикологии, а
не фразеологии. Там же. С. 302.

Многие метафорические ФЕ, начинающиеся с глаголов be и have, обозначают
пребывание человека в каком-либо состоянии, например, be in smooth water
– преодолеть трудности, затруднения, достичь “тихой пристани”; be on
one’s bones (разг) – быть в тяжелом (материальном) положении, дойти до
крайности; дойти до точки, быть на мели; be (или have) one’s head in
the clouds – витать в облаках; быть не от мира сего; have a bone in
one’s (или the) throat (разг., шутл) – быть не в состоянии сказать ни
слова (ср. слова застряли в горле).

… give us a chance, constable: I’m right on my bones. Two bob’s all
I’ve got left in the world besides a wife (J. Galsworthy).

Maybe it’s good for me to be brought down to earth again. I had my head
in the clouds, didn’t I? (E. Caldwell).

Наряду с ФЕ, начинающимися с глагола be, существуют ФЕ с частичной
общностью лексического состава, начинающиеся с глагола get. Такие ФЕ
означают переход человека из одного состояния в другое. Ниже приводятся
примеры таких попарно противопоставленных ФЕ: be in hot water – быть в
беде – get into hot water – попасть в беду, be in somebody’s bad books –
быть на плохом счету у кого-либо, быть в немилости у кого-либо – get
into somebody’s bad books – впасть в немилость, потерять чье-либо
расположение.

Bill: I’m always in hot water with the governor, as it is (J.
Galsworthy).

We’ll both get into hot water if we’re found out (K. S. Prichard).

Некоторые из глагольных оборотов носят явно гиперболический характер,
например: eat out of smb. ’s hand – быть ручным, покорным (“есть из
чьих-либо рук”); flog a dead horse – тратить время впустую, стараться
оживить угасшее чувство, пропавший интерес (“стегать дохлую лошадь”);
split hairs – вдаваться в чрезмерные тонкости (“расщеплять волосы”).

У многих глагольных гиперболических ФЕ, в том числе и у заимствованных,
нет соответствующего переменного словосочетания, так как в их основе
лежит не реальная, а воображаемая ситуация. Метафорический характер
подобных оборотов устанавливается путем сравнения компонентов глагольной
ФЕ с теми же словами за пределами фразеологизма, например, hitch one’s
wagon to a star – быть честолюбивым; занестись в мечтах (“прицепить
свой фургон к звезде”); make a mountain out of a molehill делать из
мухи слона (“делать гору из кротовины”); twist smb. round one’s little
finger вить веревки из кого-либо.

Многие метафорические обороты носят эвфемистический характер. Кунин
А.В. С. 303. Их особенно много среди ФЕ, имеющих значение “умирать”: go
the way of all flesh – “испытать удел всего земного”; go to one’s
account – покончить счеты с жизнью; go to one’s long rest – “уйти на
покой”; quit the scene – “сойти со сцены”.

Этимологические изыскания дают иногда возможность обратиться к
происхождению той или иной ФЕ, установить ее метафорический характер.
Оборот give smb. the cold shoulder – оказать кому-либо холодный прием,
встретить кого-либо недружелюбно не имеет отношения к плечу человека (о
холодной бараньей лопатке, которую подавали незваному гостю).

Метонимические переносы встречаются в глагольных ФЕ реже, чем
метафорические: get a big hand – быть встреченным продолжительными
аплодисментами; make a clean breast of smth. – во всем признаться.

Метафоро-метонимические обороты встречаются очень редко, как например,
ФЕ hit smb. ’s pockets (или the pockets of smb) – бить по карману.

Пары кореферентных глагольных ФЕ, выражающие двусторонние отношения,
называются конверсивами. Там же. С. 303. Они являются кореферентными,
так как относятся к одному референту и могут взаимозаменяться,Кунин
А..В. С. 304. например, give smb the sack – уволить кого-либо, дать
расчет кому-либо и get the sack – быть уволенным, выгнанным с работы,
“вылететь”: he was given the sack = he got the sack.

В первом примере акцент делается на действии увольняющего, а во втором –
на результате этого действия. Отношения между конверсивами являются
причинно-следственными.

“Конверсивные высказывания отражают одну денотативную ситуацию, но
по-разному структурируют ее в зависимости от того, как говорящий хочет
представить реальные отношения между участниками. В каждом случае
по-разному ставятся логические акценты…” Кумахова З.М. Конверсивные
отношения в английской фразеологии: Автореф. дис. … канд. филол. наук.
– М., 1987. С. 20.

Причинно-следственные отношения наблюдаются и в других ФЕ: call (have
или put) smb. on the carpet – дать нагоняй, выговор кому-либо и be (или
find oneself) on the carpet – получить нагоняй, выговор; leave smb.
holding the baby – заставить кого-либо отдуваться за другого и hold the
baby – отдуваться за другого, put the wind up smb. – перепугать
кого-либо, нагнать страх на кого-либо и get (или have) the wind up –
испугаться, струсить.

Реже встречаются конверсивы, в которых нет причинно-следственных
отношений, например, have smb at one’s beck and call – иметь кого-либо
всецело в своем распоряжении и be at smb. ’s beck and call – быть
всецело в чьем-либо распоряжении.

Конверсивные пары могут находиться как в отношениях синонимии, так и в
отношениях антонимии. Кунин А.В. С. 304. Синонимичными конверсивами уже
приводимых выше примеров give smb. the sack и get the sack являются ФЕ
give smb. the bird и get the bird – уволить кого-либо и быть уволенным.

К антонимичным конверсивам относятся ФЕ put smb. on the right scent –
навести кого-либо на верный след и be on the right scent – идти по
правильному следу, у которых имеются антонимы put smb. off the scent –
сбить кого-либо со следа и be off the scent – сбиться со следа.

Конверсивные отношения свойственны также действительному и
страдательному залогам одних и тех же ФЕ, Там же. С. 304. например, beat
smb. black and blue – избить кого-либо до бесчувствия и be beaten black
and blue – быть избитым до бесчувствия; catch smb. bending (napping или
unawares) – застать кого-либо врасплох и be caught bending (napping или
unawares) – быть захваченным врасплох.

Таким образом, ФЕ являются метафорическими оборотами, несущими в себе
эстетические оттенки значения.

Рассмотренные выше глагольные фразеологизмы являются мотивированными, то
есть относятся к категории фразеологических единств. Кунин А.В. С. 305.
Но среди глагольных ФЕ встречаются и немотивированные обороты, то есть
фразеологические сращения, несущие эстетизацию. В основе их
немотивированности лежат различные факторы:

1. Экспрессивное переосмысление – knock smb. (или smth) into a cocked
hat (разг):

1) превзойти, затмить кого-либо (или что-либо); заткнуть кого-либо за
пояс: Between them they’ll do something really proud – something that’ll
knock all the other achievements of man into a cocked hat (J.
Galsworthy);

2) повредить, испортить до неузнаваемости; разнести в пух и прах, не
оставить камня на камне: “Your plans have knocked my plans into a cocked
hat” (M. Wilson).

Фантастичность немотивированного образа значительно усиливает
экспрессивность оборота.

2. Наличие архаизма в составе ФЕ: hum and haw – мямлить, запинаться; не
решаться, колебаться, тянуть (устаревшее слово haw употребляется только
в составе фразеологизма hum and haw).

3. Затемнение внутренней формы в результате отживания общественной
практики, породившей оборот с буквальным значением, на основе которого
позднее возникла ФЕ.

ФЕ blow one’s own trumpet – хвастать, заниматься саморекламой возникла в
связи с тем, что во времена средневековья герольды приветствовали
трубными звуками рыцарей, вступавших в состязание. Когда исчезла эта
общественная практика и словосочетание было переосмыслено, нарушилась
связь между значением ФЕ и буквальным значением ее компонентов.
Вследствие этого ФЕ blow one’s own trumpet и переменное словосочетание
blow one’s own trumpet – играть на собственной трубе являются сейчас
омонимами. Кунин А.В. С. 305.

Такой же путь развития прошла ФЕ show the white feather – струсить,
проявить трусость, смалодушничать. Белое перо в хвосте бойцового петуха
считалось признаком плохой породы. ФЕ show the white feather породила в
Англии и Австралии обычай посылать белое перо лицам, уклоняющимся от
несения военной службы или подозреваемым в этом.

In England on the outbreak of war civilized young women rush about
handing white feathers to all young men who are not in uniform (G. B.
Shaw).

He also had received an anonymous letter containing a white feather. Tom
wore the feather in his hat until his mother begged him not to. A man
working underground, and risking his life every day of the week, could
afford to laugh at that white feather, she said (K. S. Prichard).

В результате процесса ложной этимологизации может произойти
переосмысление внутренней формы ФЕ и возникнуть ремотивация сращений
Кунин А.В. С. 306. (ФЕ get on one’s (или the) high horse (или ride the
high horse) – высокомерно держаться, задаваться; вломиться в амбицию.

Now, don’t get on the high horse You and me could be very good friends;
but I could be a very nasty enemy (J. Galsworthy).

В современном английском языке это выражение воспринимается как
фразеологическое единство, связываемое не с обычаем феодалов отбывать
военную службу на лучших лошадях, а со всадником, едущим на высокой
лошади. Происходит распад сращения.

ФЕ часто подвергается окказиональным изменениям:

… if we chose to climb on our high horses we should be as amply
justified in disapproving of your laxity and self-indulgence as you are
in disapproving of ours (A. Huxley).

Примером ремотивацииТам же. С. 306. является ФЕ curry favour with smb. –
заискивать перед кем-либо, стараться лестью или услужливостью снискать
чью-либо благосклонность, чье-либо расположение. Curry favour –
искаженное curry favel от старофранцузского estriller fauvel – чистить
скребницей рыжую лошадь (рыжая лошадь считалась олицетворением хитрости
и обмана). Там же. С. 307. Замена устаревшего слова favel словом favour
вызвана не только звуковой близостью двух слов, но и стремлением
осмыслить непонятное слово под влиянием значения фразеологизма
(паронимия). На этом основании В.М. Мокиенко называет замены типа favour
вместо favel “паронимической трансформацией компонентов”, одной из
разновидностей ложноэтимологического переосмысления, при которой
“ложность перехода от действительной мотивировки к ложной не ощущается”.
Мокиенко В.М. Славянская фразеология. – Изд. 2-е. исправленное и
дополненное. – М., 1989. С. 172.

Примерами устаревания внутренней формы могут быть:

Beat the air (или the wind) – попусту стараться, понапрасну затрачивать
энергию; переливать из пустого в порожнее, толочь воду в ступе.
Выражение происходит от средневекового обычая размахивать оружием в знак
победы, когда противник не являлся на суд чести для разрешения спора
оружием.

Dance attendance on smb. – 1) увиваться, бегать за кем-либо;

2) угодничать; ходить на задних лапках перед кем-либо.

Этот фразеологизм восходит к старинному английскому обычаю (на свадебном
вечере невеста должна была танцевать с любым гостем, пригласившим ее на
танец).

Then must the poor bride keep foot with a dancer, and refuse none, how
scabbed, foul, drunken, rude, and shameless soever he be (Christen.
“State of Matrimony,” 1543).

Lead apes in hell – умереть старой девой. Согласно старому английскому
поверью, старым девам суждено после смерти нянчить обезьян в аду.

A most incompetent girl, unworthy of sympathy. Serve her right if she
had to lead apes in hell (R. Aldington).

4. Затемнение внутренней формы в результате отрыва от ситуации оборота с
буквальным значением, на основе которого позднее возникла ФЕ. Примером
может служить ФЕ steal smb. ’s thunder – 1) перехватить чей-либо
приоритет, опубликовать заимствованную идею раньше ее автора: Не wanted
to announce his discovery personally and is very angry because some one
has stolen his thunder and printed the whole story in the morning’s news
(LD).

2) предвосхитить чью-либо инициативу; добиться преимущества, забежав
вперед: “I’ll be damned if he isn’t stealing most of my thunder,”
thought Mason to himself at this point. “He’s forestalling most of the
things I intended to riddle him with” (Th. Dreiser). Кунин А.В. С. 308.

5. Отрыв от буквальных значений компонентов оборота. Специфичными для
английского языка являются образования типа give up – оставить,
отказаться; let on – делать вид, притворяться.

Среди фразеологизмов А.С. Кунин выделяет мотивированные
глагольно-наречные обороты, в которых глагол употребляется в буквальном
значении, а наречная часть – в переносном: die by inches – умирать
медленной смертью; die in harness – умереть за работой, на своем посту,
live in clover – жить припеваючи; кататься как сыр в масле; see with
half an eye – сразу заметить, легко различить, оценить с первого
взгляда.

Выделяются и однолитеральные глагольные обороты и других структурных
типов, например, catch smb. red-handed – застать кого-либо на месте
преступления, захватить кого-либо с поличным.

Данные обороты являются метафорическими. Реже встречается метонимическое
переосмысление: count noses – производить подсчет голосовавших;
подсчитывать присутствующих; get a big hand – быть встреченным
продолжительными аплодисментами.

I thanked them for their support and got a big hand (A. Saxton).

Некоторые однолитеральные глагольные ФЕ являются немотивированными
вследствие наличия архаизма в их составе, например, crack a joke –
отпустить шутку. Некротизм crack только в этом выражении сохраняет свое
старое значение “громко или с блеском рассказывать что-либо”. Это
значение является фразеологически связанным и выводится из ФЕ crack a
joke.

Leave smb. in the lurch – покинуть кого-либо в беде, в тяжелом
положении. Lurch (уст) – трудное, тяжелое положение.

How does he come not to have been taken too? Did he run away and leave
Rivares in the lurch? (E. Voynich).

Немотивированными, по А.В. Кунину, являются “также глагольно-наречные ФЕ
pay through the nose – платить бешеные деньги и talk through one’s hat –
нести чушь, пороть чепуху.

Одни и те же глаголы могут входить в состав различных компаративных
оборотов, например, глаголы feel и look (feel like a boiled rag –
чувствовать себя крайне слабым, разбитым (ср. как выжатый лимон); feel
like a fighting cock (или fighting-cock) – быть в форме, быть готовым к
борьбе; feel like a fish out of water – чувствовать себя как рыба,
вынутая из воды, быть не в своей стихии; feel like a million dollars –
прекрасно себя чувствовать; feel like nothing on earth – отвратительно
себя чувствовать; look like a million dollars – прекрасно, блестяще
выглядеть; look like nothing on earth – отвратительно выглядеть, иметь
совсем больной вид).

В глагольных компаративных ФЕ в качестве второго компонента часто
встречаются названия животных, реальные или воображаемые действия
которых легли в основу компаративных оборотов, употребляющихся в
отношении людей (bleed like a pig – истекать кровью (как свинья под
ножом); die like a dog – издохнуть как собака (ср. собаке собачья
смерть); eat like a wolf – жадно есть, наброситься на еду (ср. волчий
аппетит); fight like a lion – сражаться как лев).

В качестве второго компонента сравнения могут также употребляться
названия насекомых, птиц, рыб (blow (или puff) like a grampus – тяжело
дышать; chatter like a magpie – трещать как сорока; die like flies –
мрут как мухи; drink like a fish – пить запоем; sing like a nightingale
– “петь как соловей”).

К человеку могут относиться и глагольные компаративные ФЕ типа have a
head like a sieve – голова как решето, иметь “дырявую” голову (говорится
о рассеянном, беспамятном человеке); follow smb. like a shadow –
следовать за кем-либо как тень.

Некоторые глагольные компаративные ФЕ никогда не относятся к людям: sell
like hot cakes – раскупаются как горячие пирожки, то есть берутся
нарасхват; spread like wildfire – распространяться с чрезвычайной
быстротой (о новостях, слухах, болезнях); spring up like mushrooms –
расти как грибы (например, о поселениях).

В английском языке имеется несколько сравнений, которые могут относиться
как к предметам, так и к людям, например, fit smb. like a glove – быть
как раз впору; подходить. Сравнение впервые встречается в книге Т.
Смоллетта “The Expedition of Humphry Clinker” (1771). Первоначально этот
оборот относился только к сапогам и означал “быть как раз впору”:

The boots… fitted me like a glove (T. Smollett).

Характер значения ФЕ, в том числе и компаративной, может меняться в
зависимости от того, относится ли она к одному объекту или более чем к
одному объекту. Так, ФЕ hate smb. like poison – смертельно ненавидеть
кого-либо в предложении she hates him like poison означает, что она
смертельно ненавидит его, а он не обязательно ненавидит ее. Его
отношение к ней уточняется в контексте.

В некоторых глагольных компаративных оборотах в качестве второго
переосмысленного компонента выступает не одна лексема, а сочетание
лексем: agree like cats and dogs – жить как кошка с собакой; drop smb.
(или smth) like a hot potato – поспешно бросить, избавиться от кого-либо
или чего-либо как можно скорее; go (go off или sell) like hot cakes –
раскупаются как горячие пирожки; take to smth. like a duck to water –
охотно взяться за что-либо, чувствовать себя как рыба в воде; быть в
своей стихии.

В некоторых случаях благодаря второму компоненту значение ФЕ может быть
антонимичным значению первого: swim like a duck (или like a fish) –
плавать как утка (или как рыба) – swim like a stone плавать как топор.

Примером глагольной компаративной ФЕ с немотивированным значением
является также оборот talk to smb. like a Dutch uncle – журить
кого-либо, отечески наставлять кого-либо, учить кого-либо уму-разуму.
Кунин А.В. С. 322.

В обороте get on like a house on fire в значении прекрасно ладить друг с
другом, жить душа в душу также отсутствует мотивировка значения. При
буквальном понимании оборота значение должно быть, скорее,
противоположным. Тот факт, что буквальное значение оборота вступает в
противоречие с его фразеологическим значением, является лингвистическим
показателем немотивированности значения всего оборота.

Художественная литература изобилует случаями деформации фразеологических
единиц: То be born with a silver spoon in one’s mouth (родиться в
сорочке, родиться под счастливой звездой) – You’re all born with silver
spoons in your mouths, and then you swagger about with everlasting
virtue because you haven’t got other people’s spoons in your pockets.
But I was born in a Pimlico lodginghouse and I had to make my spoon…
(G. K. Chesterton); There was a hovering impression that Alroy had been
born with, at least, a silver spoon in his handsome mouth but if so the
spoon had not been very durable (M. G. Eberhart). Put one’s foot in it
(попасть впросак, сесть в лужу, в калошу) – We’ve both pulled a most
frightful gaff in your house. Both feet, right up to the neck (J.
Wyndham). Can the leopard change his spots (пословица горбатого могила
исправит) – Taking a look at science-fiction again after a wartime
interval, one seemed to see indications that it was trying to change its
spots (J. Wyndham). Build castles in the air (строить воздушные замки) –
to start people building law courts in the air (J. Wyndham). Handsome is
as handsome does (пословица о человеке судят не по словам, а по делам)
– Не may not be exactly a foreigner, but he is not such a fool as he
looks. Foreign is as foreign does, I say (G. K. Chesterson).

К числу авторских преобразований, в результате которых подчеркивается
эстетико-ассоциативное значение фразеологизмов, относятся следующие
стилистические приемы:

1) Распространение фразеологизма за счет введения новых компонентов,
семантически соотнесенных с прямым значением, то есть со значением
исходного переменного словосочетания: Не was born with a spoon in his
mouth, which was big and curly (J. Galsworthy); Let’s not put the cart
too far ahead of the horse (E. S. Gardner);… and so my hat, which has
these many seasons become more firmly rooted about my ears, is lifted to
Miss Harrington (J. Mankiewicz). Преобразованиям подверглись
фразеологизмы be born with a silver spoon in one’s mouth родиться под
счастливой звездой, родиться в сорочке; put the cart before the horse
делать что-либо наоборот, не так, как принято; lift (take off) one’s hat
to smb. преклоняться перед кем-либо, восхищаться кем-либо.

2) Введение в контекст фразеологизма слов, ассоциативно соотнесенных со
значением исходного переменного словосочетания, и развитие мысли на
основе прямого значения одного из компонентов фразеологизма: ‘We are in
the same boat. ’ ‘Oh, the same boat, eh? Then let me ask you as one
sailor to another… ’ (G. Seaton); ‘I’ll cross that bridge when I come
to it. ’ ‘The hell of it is that there isn’t any bridge. There is only a
chasm, and when you come to it, you are going to have to jump (E. S.
Gardner).

3) Расщепление фразеологизма и использование его компонента в составе
переменного словосочетания. Отдельный компонент фразеологического
сочетания является в этом случае носителем ассоциативного значения всей
фразеологической единицы, на котором строится смысл высказывания. Полная
форма фразеологизма проходит как бы вторым планом, но без восстановления
ее понимание невозможно: “I’ve got a cold.” “It’s in your feet.” (B.
Manning). (Один из собеседников приводит в качестве оправдания болезнь,
другой называет настоящую причину – трусость. Фразеологизм,
представленный в диалоге лишь одним компонентом, – to get cold feet
трусить, проявлять малодушие). The coating on the pill was certainly of
the very finest sugar. It would be wise to expect that the medicine
inside would be of the bitterest. (E. S. Gardner). (Расщеплен
фразеологизм to sugarcoat a pill сгладить большую неприятность небольшим
удовольствием, подсластить пилюлю) People who cheat at card games very
often have a card left up their sleeves, but it isn’t always a trump
card. (R. Stout). (Автором преобразован фразеологизм to have smth. up
one’s sleeve иметь, держать что-либо про запас, никому не показывая,
который использован в сочетании с другим устойчивым сочетанием a trump
card козырная карта; верное средство, веский довод).

4) Сокращение фразеологизмов, использование их в неполной форме: Milksop
tied to his mother’s -! (J. Galsworthy) (to be tied to one’s mother’s
apron strings – находиться в полном подчинении у матери).

В литературе фразеологические единицы употребляется в качестве
выразительных средств языка, так как многие из них обладают определенной
стилистической или эмоциональной окраской. Фразеологизмы: to breathe
one’s last, to fiddle while Rome is burning – отличаются высокой
стилистической тональностью; фразеологизмы to rain cats and dogs, to be
in one’s cups (= to be drunk) имеют сниженную стилистическую
тональность. Среди глагольных фразеологизмов высокой стилистической
тональности выделяются:

а) архаизмы, то есть фразеологизмы, вышедшие или выходящие из
употребления (to meet one in the Duke’s Walk == to fight a duel; to play
upon advantage = to swindler);

б) книжные фразеологизмы (to go to Canossa = to submit; to gird one’s
loins = to set to work);

в) иноязычные устойчивые выражения, употребляемые в английском речевом
обиходе (a propos de bottes (франц) = unconnected with the preceding
remarks; mot juste (франц) = the exact word).

Выделяются также глагольные фразеологизмы, которым присуща сниженная
стилистическая тональность:

а) фамильярно-разговорные фразеологизмы (to pay through the nose = to
pay an absurdly high price; to go to pot = to go to ruin; sell your ass
= stop your nonsense);

б) арготизмы (to laugh with the wrong side of one’s mouth = to be
grieved or disappointed but try to conceal it; to play second fiddle =
to occupy a subordinate position);

в) фразеологизмы, относящиеся к слэнгу (to be dead nuts on = to be
extremely fond of; to cry stinking fish = to depreciate one’s own
interests; ask another = I don’t know; to carry the ball = to act with
energy; to get in a bate = to get angry; to hop the twig = to die).

Даже в тех случаях, когда фразеологизм лишен собственной стилистической
окраски и даже демотивирован (утратил выражавшийся в нем образ), он
сохраняет свою способность выступать в качестве выразительного средства.
То есть, эмоциональная окраска фразеологизмов оказывается сильнее, чем
простая констатация того, что является предметом речи.

Можно сравнить:

Come on, Roy, let’s go and shake the dust of this place for good…
(Aldridge) (=… let’s go and leave this despicable place for ever)

If she could not have her way, and get Jon for good and all, she felt
like dying of privation. By hook or by crook she must and would get him!
(Galsworthy) (= If she could not act as she liked, and at last get Jon
just for herself for the whole life… By any means she must and would
get him)

Неумеренное употребление фразеологизмов, в частности, злоупотребление
фразеологией слэнга, может затруднять понимание. Так, Сомс (“The White
Monkey” Голсуорси), Кузнец М.Д., Скребнев Ю.М. Стилистика английского
языка. Учпедгиз. Л., 1960. С. 62. представитель старшего поколения, не
понимает (или не хочет признавать) модных словечек, употреблением
которых бравирует молодежь. Сомс обращается к своему зятю Майклу с
просьбой найти работу для знакомого молодого человека. “Has your young
man had the bird?” спрашивает Майкл (to have the bird – выражение из
слэнга, означающее ‘быть уволенным с работы’).

Soames started. “I know nothing about a bird. His name is Butterfield;
he wants a job.” (Galsworthy).

Очень характерен для английской речи прием стилистического использования
фразеологизмов, намеренное “обыгрывание” значений их компонентов. Это
обыгрывание может осуществляться путем всевозможных замен и подстановок,
использования многозначности компонентов, то есть на том или ином
умышленном нарушении норм обычного употребления фразеологизма. Кузнец
М.Д., Скребнев Ю.М. С. 62.

Так, в устойчивое словосочетание from foot to foot ‘с ноги на ногу’
Голсуорси вводит определение к слову foot, добиваясь этим усиления
выразительности всего предложения:

Не had been standing there nearly two hours, shifting from foot to
unaccustomed foot. (Galsworthy).

Диккенс, Там же. С. 62. разоблачая бездушную “философию фактов” в романе
“Hard Times”, иронически восклицает Fact forbid! (вместо God forbid! или
Lord forbid!).

The first object with which they (дети мистера Грэдграйнда) had an
association, or of which they had a remembrance, was a large blackboard
with a dry Ogre chalking ghastly white figures on it.

Not that they knew, by name or nature, anything about an Ogre. Fact
forbid! I only use the word to express a monster in a lecturing
castle… (Dickens).

Известное выражение The Golden Age “Золотой век” используется Марком
Твеном для сатирически-заостренной характеристики современной ему эпохи,
при этом писатель лишь заменяет эпитет Golden ‘золотой’ эпитетом Gilded
‘позолоченный’ – The Gilded Age. Там же. С. 62.

Объектом обыгрывания фразеологизма может служить и его внутренняя форма,
то есть мотивировка.

Так, у Диккенса и Голсуорси юмористический эффект создается
нарочито-буквальным пониманием смысла идиоматических выражений, взятых в
целом.

Then the hostler was told to give the horse his head (то есть отпустить
поводья, дать возможность лошади идти), and his head being given him, he
made a very unpleasant use of it: tossing it into the air with great
disdain, and running into the parlour windows over the way… (Dickens).

Soames bit his lip. “God knows!” he said. “She’s always saying
something,” but he knew better than God. (Galsworthy).

О. Генри обыгрывает известное выражение to have something up one’s
sleeve ‘иметь что-либо наготове’:

I had idled away two months on the Florida coast, and was feeling all to
the pounce de Leon, besides having so many new schemes up my sleeve that
I had to wear kimonos to hold’em. (О. Henry).

В романе “Oliver Twist”, описывая гибель сирот, отданных на попечение
приходских властей, Диккенс использует фразеологический оборот to go to
the fathers ‘отправиться на тот свет’ (ср. лат. ad patres), тут же
напоминая о неуместности его употребления применительно к
“незаконнорожденным”:

…the miserable little being was usually summoned into another world, and
there gathered to the fathers it had never known in this. (Dickens).

Выражение to be born with a silver spoon in one’s mouth (cp. русское “в
сорочке родиться”) служит для Голсуорси отправным пунктом для сообщаемой
тут же характеристики внешности маленького Джона Форсайта:

Little Jon was born with a silver spoon in a mouth which was rather
curly and large. (Galsworthy).

Далее это же выражение служит основой для внутренней характеристики
Джона:

Yet on the whole the silver spoon stayed in his mouth without spoiling
it. (Galsworthy).

В этом произведении можно видеть иной вид использования общеизвестного
выражения – умышленное его искажение. Это пословица spare the rod and
spoil the child (пожалеешь розгу – погубишь ребенка). Говоря о
либерализме родителей в вопросах воспитания, Голсуорси замечает;

They spoiled their rods, spared their children and anticipated the
results with enthusiasm. (Galsworthy). Аналогичное превращение
фразеологического оборота в противоположный по значению можно видеть в
названии одной из пьес Бернарда Шоу – “Too True to Be Good” (вместо too
good to be true). Стилистическое использование фразеологизма иногда
заключается в употреблении лишь некоторых его компонентов. Так, намеком
на существующую поговорку to upset the applecart ‘наделать хлопот’
является заглавие известной пьесы Бернарда Шоу – The Apple Cart. Таким
образом, использование фразеологии, вскрывающей внутреннюю форму
языковых клише, придает речи образную яркость и остроту.

2.2 Явление фразеоматики в глагольных ФЕ

В состав глагольных фразеоматизмов входят обороты различных типов. Их
объединяет необразное преобразование значения, раздельнооформленность.
А.В. Кунин выделяет:

1. Обороты с прибавочно-уточнительным значением. В фразеоматизмах этого
типа все компоненты употребляются в своих буквальных значениях.
Прибавочно-уточнительное значение уточняет значение компонентов
переменного словосочетания, причем буквальное значение компонентов
входит составной частью в прибавочно-уточнительное значение. Кунин А.В.
С. 328. Так, словосочетание count sheep означает не только считать овец,
но try to induce sleep by counting (with one’s eyes closed) imaginary
sheep jumping one after another over a stile. OD-CIE, 1983, vol. 2, p.
119. Словосочетание run the streets означает не только бегать по улицам,
но и spend time in the streets without supervision, usually because the
parents are not at home. Seidi, McMordie, 1978, p. 75. Аналогичным
образом фразеоматизм put pen to paper означает не приложить перо к
бумаге, а взяться за перо, начать писать, а фразеоматизм work to rule –
не работать по правилам, а проводить забастовку путем отказа от
сверхурочной работы.

Одной из разновидностей оборотов с прибавочно-уточнительным значением
являются фразеоматические совмещения. Кунин А.В. С. 328. Для оборотов
этого типа характерна семантическая осложненность, выражающаяся в
двуплановости значения: сочетание буквального значения оборота,
описывающего жест, мимику, какое-либо телодвижение, и значения,
сообщающего о символическом смысле жеста, мимики, о выражении тех или
иных эмоций. Ройзензон Л.И., Абрамец И.Н. Совмещенная омонимия в сфере
фразеологии // ВЯ. – 1969. – № 2. Ниже приводятся некоторые из наиболее
распространенных фразеоматических совмещений: curl one’s lip – кривить
рот (презрительно); lick (или smack) one’s lips – облизываться
(предвкушая удовольствие); raise one’s eyebrows – поднять брови (выражая
удивление или неудовольствие); rub one’s hands – потирать руки от
удовольствия; shake one’s head – качать головой (в знак несогласия или
неодобрения) /

Встречаются также фразеоматические совмещения, в которых глагол
сочетается с существительным, являющимся только объектом действия: raise
one’s hat – приподнять шляпу (в знак приветствия); touch one’s cap to
smb. – приложить руку к козырьку (в знак приветствия) /

В фразеоматических совмещениях встречаются также обороты с
фразеоматически связанным прибавочно-уточнительным значением, например,
clench one’s fists – сжимать кулаки; clench one’s teeth – сжимать зубы;
shrug one’s shoulders – пожимать плечами. Глагол clench употребляется
только с существительными fists и teeth, а глагол shrug – с
существительным shoulders и в обороте shrug smth. off – отмахиваться от
чего-либо, игнорировать что-либо/

2. Сверхсловные термины. Фразеоматизмами являются только те сверхсловные
термины с непереосмысленным значением, которые не образованы по
порождающей структурно-семантической модели, Кунин А.В. С. 329.
например, bring to justice (или trial) (юр) – предавать суду, отдавать в
руки правосудия; call the roll (воен) – делать перекличку; take up arms
(воен) – браться за оружие.

3. Фразеологические сочетания. Фразеологическим сочетаниям присуще
фразеоматически связанное значение глагола.

Для глагола с фразеоматически связанным значением характерна
семантическая несамостоятельность, преобразование значения и
ограниченная сочетаемость с одним словом или с узким кругом слов. К
фразеологическим сочетаниям относятся обороты типа break the bank –
сорвать банк; break the news (to smb) – осторожно сообщить неприятную
весть (кому-либо). Глагол break в этом значении сочетается только со
словом news. Аналогичным образом употребляются глаголы draw (draw a
conclusion) и pay (pay a compliment, pay court, pay one’s respects).

4. Парносинонимичные обороты. В состав фразеоматики входят
парносинонимичные обороты двух типов. К первому типу относятся
фразеоматизмы pick and choose, pick and steal. Pick and choose означает
тщательно выбирать, быть разборчивым, привередливым. Значение оборота
совпадает со значением его компонента pick. Глагол choose, означающий
“выбирать”, а не “тщательно выбирать”, усиливает экспрессивность оборота
и как бы подстраивается под глагол to pick.

Примером оборотов второго типа парносинонимичных фразеоматизмов является
оборот moan and groan – стонать и охать, ныть. Один из компонентов
подобных оборотов может быть архаизмом, например, toil and moil – тяжело
трудиться. Глагол moil, синонимичный глаголу toil, употребляется только
в данном обороте.

2.3 Эстетизация лексики современного английского языка (на примере языка
английской рекламы): материализация и изобразительная сила

Источником языка английской рекламы являются подчас двойные сравнения:
контаминация двух сравнительных суждений, опирающихся на разные
параметры. Рассмотрим пример из упоминавшейся работы М. Джейса. Девиз
рекламы малолитражной модели “Шевроле” – “Chevy Chevett” в конце 90-х
годов звучал так:

Get more car for less money! (Получите более совершенную машину за
меньшую цену!)

Это была самая популярная модель в классе малолитражных машин. Модель
“Chevy Chevett” была сделана на базе модели “Chevy 97” и имела те же
технические характеристики. Но ее салон был оборудован более современно:
так же, как и в модели следующего года “Chevy98”, технически более
совершенной. Рекламируемая модель стоила дороже модели 1997 года, но
дешевле модели 1998 года.

Таким образом, в качестве второго объекта сравнения в рекламе выбрана не
одна, а сразу две модели. С одной из них рекламируемая модель
сравнивается по одним характеристикам (more car), а с другой – по другим
(less money). Вторые объекты сравнительных конструкций опущены, и обе
конструкции объединены в одну.

Особую группу в рекламе образуют “ложные” противопоставления. В них
характеристика, общая для всех членов товарной категории (но неизвестная
адресатам), подается контрастивно, т.е. как специфическая особенность
одного из членов. Это один из видов информационно пустых
противопоставлений. Приведем примеры знаменитых рекламных слоганов.

Its toasted! (Его подрумянивают!) (Реклама сигарет “Lucky Strike”)

Имеется в виду табак, который подсушивают при изготовлении “Lucky
Strike”. Однако, это стандартная процедура при изготовлении любых
сигарет.

Особенность этих рекламных фраз заключена не в сообщаемой информации, а
в способе ее подачи. В обоих случаях использован нестандартный, а точнее
– игровой, создающий парадокс, способ номинации стандартных процессов и
информация подана контрастивно. Такой прием эквивалентен использованию
сравнительной конструкции или даже конструкции “только у нас”. Однако,
поскольку речь не идет о существенной потребительской характеристике
товара, вряд ли можно признать такую рекламу недостоверной или
недобросовестной.

Заключение

Исследуемая в работе эстетика метафорических выражений всегда несет
имплицитный смысл. Элементы двоякого толкования участвуют в создании
текстовой импликации, создавая семантическую двуплановость текста,
особую роль в этом играют элементы двоякого толкования, функционирующие
на сдвиге значения при переходе из буквального плана в метафорический
Билоус Л.С. Текстообразующая роль метафоры. – СПб, 2001.С.5.

В художественных и публицистических текстах метафора может выполнять
различные задачи: формировать у читателя новое видение привычных вещей и
событий, создавать новый опыт, вызывать или показывать
эмоционально-оценочное отношение к описываемому в тексте,
характеризовать героев, вводить интертекст, убеждать, создавать
атмосферу, просто украшать речь и т.д.

Помимо метафоры, описывающей человека, писатели активно используют
метафору цвета.

Эстетика такого сложного лингвокультурного образования, каким является
имя цвета, представляет собой сложную структуру, включающую в себя
помимо указания на цветовой эталон многочисленные эстетические и
культурно-психологические ассоциации с ним связанные. Кроме того,
выполняя символическую функцию, цветообозначение может активизировать в
памяти человека связанные с ним типовые ситуации, модели событий или
явлений, мифологические или религиозные представления Курмакаева В.Ш.
Символика цвета в английском художественном тексте. – М., 2001. С.7.

Для того, чтобы понять, каким образом эстетика цвета функционирует в
тексте и выделить особенности использования цветовых элементов,
характеризующих различные литературные жанры и индивидуальный стиль
писателей, был проведён анализ цветовых гамм произведений английской и
американской художественной прозы с точки зрения:

1) фиксации основных цветов,

2) соотношению указания на основной цвет и указании на его оттенки
(например, red scarlet, crimson),

3) словообразовательным аспектам, поскольку обозначения оттенков могут
осуществляться посредством словосложения (pale blue) или аффиксации
(reddish), а также 4) наличию в цветовой гамме смешанных цветов
(yellow-grey).

Как показали наблюдения, наиболее значимыми цветами в английском языке
являются чёрный, красный, синий, желтый.

Проведенное исследование эстетических особенностей семантики английской
лексики показало, что для системы образования глагольных ФЕ характерны:

1) Обыгрывание буквального значения одного компонента ФЕ в результате
двойной актуализации.

Cut one’s coat according to one’s cloth – жить по средствам (букв.:
“кроить пиджак по материалу”).

Обыгрываться может и компонент полностью немотивированного
фразеологизма.

Go (the) whole hog – доводить дело до конца, не останавливаться на
полумерах

2) Обыгрывание буквальных значений двух компонентов ФЕ в результате
двойной актуализации.

One would give his right arm for… – все бы отдал, чтобы… (букв.:
“отдал бы правую руку, чтобы… “)

3) Обыгрывание буквальных значений трех компонентов ФЕ в результате
двойной актуализации.

Before you could say Jack Robinson = в мгновение ока, в два счета (“не
успеешь сказать”).

Вклинивание переменных элементов в состав ФЕ подтверждает не только
сохранение компонентами своих буквальных значений, но и живость
синтаксических отношений между ними, так как вклиниваемый элемент всегда
является синтаксическим распространителем ФЕ.

Beat about the bush = ходить вокруг да около (букв.: “ходить вокруг
куста”).

Наряду с двойной актуализацией и вклиниванием замена компонентов
переменными элементами является одним из самых распространенных приемов
окказионального использования глагольных фразеологизмов.

Замены бывают различных типов: синонимичные и антонимичные.

Использованные приемы в силу своей неожиданности создают значительный
стилистический эффект.

Среди глагольных ФЕ выделяются различные компаративные модели:

1) Модель глагольных компаративов “глагол + союз like + неопределенный
артикль + существительное (или словосочетание)” передает
определительно-обстоятельственные отношения, называя действие и его
качественную характеристику, включающую в себя указание на степень
интенсивности действия: bleed like a pig – истекать кровью; fit like a
glove – быть впору; run like a hare – бежать сломя голову; smoke like a
chimney – дымить как паровоз; spread like wildfire – распространяться
молниеносно; swear like a trooper – ругаться на чем свет стоит; swim
like a fish – плавать как рыба; talk like a book – говорить как
по-писаному; agree like cats and dogs – жить как кошка с собакой; sell
like hot cakes – идти нарасхват; drop smb. (или smth) like a hot potato
– поспешно избавиться от кого-либо (или чего-либо).

2) Метафорические модели: “глагол + определенный артикль +
существительное”, передающие однородную семантическую информацию –
метафорический образ, основанный на семе “сходство совершения действия”
(clear the air – разрядить атмосферу, уладить недоразумение; gild the
pill – позолотить пилюлю, внешне приукрасить неприятность; lead the
dance – играть главную роль, первенствовать; open the ball – начинать
действовать, проявлять инициативу; stem the tide – сдерживать,
противодействовать, преградить путь).

Структурно-семантические модели свойственны не только фразеологизмам со
структурой словосочетания, но и фразеологизмам со структурой
предложения.

3) Модель “обстоятельственное сложноподчиненное предложение с условным
придаточным предложением” передает однотипную семантическую информацию
метонимического характера – условие, при реализации которого становится
возможным действие главного предложения. В рамках этой модели
моделируются фразеологическая метафора, основанная на сходстве действий,
и метонимия (if the cap fits, wear it – принимаете на свой счет –
значит, есть основание; if you cannot bite, never show your teeth – не
можешь кусаться, не показывай зубы; if you dance, you must pay the
fiddler любишь кататься – люби и саночки возить).

Среди особенностей авторских употреблений глагольных ФЕ выделяются:

а) ФЕ с логико-семантической совместимостью (turn one’s nose at smb. –
“смотреть сверху вниз, свысока на кого-либо”);

б) ФЕ с логико-семантической несовместимостью (make a mountain out of a
molehill – “делать из мухи слона”).

Таким образом, в результате авторского употребления выполняется функция
сообщения дополнительной информации семантического характера, а также
изменение стилистической функции значения (изменения “оттенка”
настроения – ирония, сарказм, юмор).

Литература

1. Алехина А.И. Фразеологическая антонимия в современном английском
языке: Автореф. дис… канд. филол. наук. – М., 1968.

2. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. – Л., 1963.

3. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. Дис… д-ра филол. наук.
– Л., 1961.

4. Амосова Н.Н. Фраземы как разновидность фразеологических единиц
английского языка. // Проблемы фразеологии: Исследования и материалы /
Под ред.А.М. Бабкина. – М. – Л., 1964.

5. Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. – М” 1974.

6. Арбекова Т.И. Лексикология английского языка (практический курс).
Учеб. пособие для II-III курсов ин-тов и фак. иностр. яз. М., 1977.

7. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М., 1959.

8. Архангельский В.Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. –
Ростов-на-Дону, 1964.

9. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. – М., 1960.

10. Бархударов Л.С. Очерки по морфологии современного английского
языка.М., 1975.

11. Берлизон С.Б. Специфика семантики фразеологических единиц и роль
структурных компонентов в ее определении // Семантическая структура
слова и фразеологизма: [Сб.] – Рязань, 1980.

12. Билоус Л.С. Текстообразующая роль метафоры. – СПб, 2001

13. Болдырева Л.М. Стилистические особенности функционирования
фразеологизмов (на материале современной художественной литературы и
прессы ГДР.): Дис… канд. филол. наук. – М., 1967.

14. Бушуй Л.М. Библиографический указатель по фразеологии: Основные
вопросы теории фразеологии. – Самарканд, 1987. – Вып.6.

15. Виноградов В.В. Об основных типах фразеологических единиц в русском
языке // Академик А.А. Шахматов (1864 – 1920): [Сб. ст.] / Под ред. С.П.
Обнорского. – М. – Л., 1974.

16. Виноградов В.В. Основные понятия русской фразеологии как
лингвистической дисциплины // Труды юбилейной научной сессии ЛГУ.1819 –
1844. – Л., 1946.

17. Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова // ВЯ. –
1953. – № 5.

18. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. – М. –
Л., 1974.

19. Волосевич С.П. Замена компонентов фразеологических единиц в аспекте
номинации и коммуникации (на материале современного английского языка):
Автореф. дис… канд. филол. наук. – М., 1989.

20. Гаврин С.Г. Фразеология современного русского языка. – Пермь, 1974.

21. Гвоздарев Ю.А. Основы русского фразеобразования. – Ростов-на-Дону,
1977.

22. Григорьева Г.С. Фразеологические единицы с зоонимами в аспекте
теории номинации (на материале современного английского языка): Автореф.
дис… канд. филол. наук. – Одесса, 1985.

23. Жоржолиани Д.О. Теоретические основы фразеологической номинации и
сопоставительная лингвистика. – Тбилиси, 1987.

24. Жуков В.Л. Семантика фразеологических оборотов. – М., 1978.

25. Керимзаде М.К. Фразеологическая деривация (английский язык):
Автореф. дис… канд. филол. наук. – М., 1984.

26. Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии. – Воронеж,
1989.

27. Кузнец М.Д., Скребнев Ю.М. Стилистика английского языка.
Учпедгиз.Л., 1960.

28. Кузьмин С.С., Шадрин H.Л. Русско-английский словарь пословиц и
поговорок. – М., 1989.

29. Кумахова З.М. Конверсивные отношения в английской фразеологии:
Автореф. дис… канд. филол. наук. – М., 1987.

30. Кунин А.В. Английская фразеология. – М. 1970.

31. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь. – Изд.4-е,
переработанное и дополненное. – М., 1984.

32. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка.М., 1996.

33. Кунин А.В. О стилистическом контексте во фразеологическом ракурсе //
Сб. науч. тр. / МГПИИЯ им.М. Тореза. – М., 1976. – Вып.103.

34. Кунин А.В. Теория фразеологии Шарля Балли // ИЯШ. – 1966. – № 3.

35. Кунин А.В. Фразеология современного английского языка. – М., 1972.

36. Курмакаева В.Ш. Символика цвета в английском художественном тексте.
– М., 2001

37. Ларин Б.А. Очерки по фразеологии // Очерки по лексикологии,
фразеологии и стилистике: Учен. зап. / ЛГУ. – Л., 1956. – № 198.

38. Мелерович А.М. Проблема семантического анализа фразеологических –
единиц современного русского языка. – Ярославль, 1979.

39. Мокиенко В.М. Славянская фразеология. – Изд.2-е. исправленное и
дополненное. – М., 1989.

40. Ройзензон Л.И., Абрамец И.Н. Совмещенная омонимия в сфере
фразеологии // ВЯ. – 1969. – № 2.

41. Ройзензон Л.И., Малиновский С.А., Халютин А.Д. Очерки становления
фразеологии как лингвистической дисциплины. – Самарканд. 1975.

42. Романова Н.Б. Эволюция некоторых фразеологических единиц с
компонентом-зоонимом в свете теории номинации (в языке ново-английского
периода). Дис… канд. филол. наук. – М., 1987.

43. Смирницкий А.И. Лексикология английского языка. – М., 1956.

44. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. – М., 1959.

45. Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка. – М., 1957.

46. Смит Л.П. Фразеология английского языка / Пер. с англ. А.Р.
Игнатьева. – М., 1959.

47. Чернышева И.И. Текстообразующие потенции фразеологических единиц //
Лингвистика текста: Материалы науч. конф.Ч. II / МГПИИЯ им.М. Тореза. –
М., 1974.

48. Шадрин Н.Л. О раздельнооформленности и устойчивости фразеологических
единиц как предпосылке их окказиональных преобразований // Вопросы
английской фразеологии. – Пятигорск, 1973.

49. Шанский Н.М. Лексикология современного русского языка.М., 1964.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019