.

Хищения предметов или документов имеющих историческую, научную, художественную или культурную ценность (реферат)

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 1025
Скачать документ

Введение.

Перемены последних лет в России обусловили небывалый интерес к ее
истории и культуре.

Нежелательным, так сказать, побочным эффектом такого “бума” стали
хищения художественных произведений, антиквариата, предметов
религиозного культа. Сегодня российские “дельцы от искусства” нацелены
преимущественно на добычу очень дорогих и действительно редких
художественных произведений, находящихся в экспозициях и в запасниках
музеев, в частных коллекциях.

Если говорить о правоохранительных структурах, призванных охранять
достояние России, то основной мешающей в борьбе с расхитителями
культурных ценностей проблемой является кадровая. В этой сфере в идеале
должны работать люди, владеющие как оперативным мастерством, так и
искусствоведческими познаниями.

Например, во Франции существует такая практика: там и принимают на
службу “готовых” искусствоведов, и инспекторам создают условия для
получения второго образования. Состав французского подразделения,
занимающегося такими проблемами, очень стабилен, потому что работа в нем
престижна и высокооплачиваема.

В России за последние годы все же произошли кое-какие положительные
сдвиги в этой сфере деятельности правоохранительных органов. В ряде
областей были созданы структуры по борьбе с хищениями художественных
ценностей. Удалось также издать книгу-учебник по антиквариату,
позволяющую сотрудникам милиции и органов предварительного расследования
получать хотя бы некоторые представления о русской иконе, живописи,
музыкальных инструментах, фарфоре, орденах.

На положение дел в большей степени влияют и причины, лежащие за
пределами милицейской компетенции. Прежде всего, это отсутствие
общероссийских, региональных каталогов, фотовидеотек произведений
изобразительного, декоративно-прикладного и народного искусства,
представляющих собой историческую и культурную ценность. Необходимо
проведение сплошной паспортизации произведений искусства, находящихся в
музеях, храмах и частных коллекциях.

Необходимо более тесное сотрудничество с правоохранительными органами
других стран, так как множество ценностей уходит за пределы России.

Вот что на этот счет сказано в законе Российской Федерации “О вывозе и
ввозе культурных ценностей”, принятом в 1993 г.:

“В целях предотвращения незаконных вывоза, ввоза культурных ценностей и
передачи права собственности на них, а также для возвращения законным
собственникам незаконно вывезенных и ввезенных культурных ценностей
государственные органы регулирования вывоза и ввоза культурных ценностей
и контроля за вывозом и ввозом культурных ценностей осуществляет
сотрудничество с аналогичными компетентными органами, службами, а также
с соответствующими правительственными и неправительственными
организациями других государств”.(ст.59)

Сегодня сохранение культурного наследия России должно стать частью
доктрины национальной безопасности России, чтобы не растерять напрочь
исторической связи времен.

Состояние ответственности за хищение предметов и документов, имеющих
особую историческую, научную, художественную ценность обусловило желание
разобраться в этой, на мой взгляд, актуальной теме и предопределило ее
выбор. Работа состоит из введения, двух глав и заключения.

При ее написании использованы законодательные и нормативно-правовые
источники, монографии, учебные пособия и научные статьи,
судебно-следственная практика.

I. Уголовно-правовая характеристика хищения предметов или документов,
имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную
ценность.

1.1. Понятие хищения предметов или документов, имеющих особую
историческую, научную, художественную или культурную ценность.

“Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные
безвозмездные изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу
виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному
владельцу этого имущества”.(прим.1 к ст.158 УК РФ)

Среди объективных признаков, присущих любому хищению, в законодательном
определении названы противоправность и безвозмездность. Признак
противоправности означает, что хищение совершается, во-первых, способом,
запрещенным уголовным законодательством (статьи 158-163 УК) (объективная
противоправность), во-вторых, при отсутствии у виновного прав на это
имущество (субъективная противоправность).

Безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления
эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и
т.д.

Признаки субъективной стороны хищения также нашли отражение в
законодательном определении. Корыстная цель при хищении заключается в
стремлении обратить чужое имущество в свою собственность или
собственность других лиц. Эта цель реализуется в виде получения виновным
фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным
имуществом как своим собственным.

Поскольку корыстная цель является обязательным элементом субъективной
стороны хищения, оно может быть совершено только с прямым умыслом.

Принято делить хищения на формы и виды. Форма хищения определяется
способом его совершения: тайно, открыто, путем обмана. Так, кража,
мошенничество, грабеж – это формы хищения. В свою очередь хищения в
любой форме делятся на виды в зависимости от наличия или отсутствия
квалифицирующих признаков. Так, различаются простая кража (основной
состав) – часть 1 статьи 158, квалифицированные виды кражи – часть 2
статьи 158 и особо квалифицированные виды – часть 3 статьи 158 УК РФ.

Среди норм о хищениях особняком стоит статья 164 “хищение предметов,
представляющих особую ценность”. Это не особая форма хищения. Данный
состав преступления, в отличие от других, выделен не по способу изъятия
имущества, а с участием специфических свойств предмета преступления.

1.2. Объект и предмет хищения предметов или документов, имеющих особую
историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Решающую роль при анализе признаков объекта преступных посягательств на
предметы или документы, имеющие особую историческую, научную,
художественную или культурную ценность, играют наименования глав УК РФ,
нормы общей и особенной части.

В новом Кодексе четко сказано, что родовым объектом этих преступлений
являются общественные отношения в сфере экономики, а рассматриваемые
нормы включены в специальную главу.

Родовой объект хищений предметов или документов, имеющих особую
историческую, научную, художественную или культурную ценность, а также
уничтожения, повреждений и разрушений памятников истории, культуры,
природных комплексов или объектов, взятых под охрану государства – это
общественные отношения собственности, в области здоровья населения и
общественной нравственности. В отличие от обычных форм хищения данное
преступление характеризуется особыми свойствами предмета посягательства,
которые закон именует «предметами или документами, имеющими особую
историческую, научную, художественную или культурную ценность».

Особая историческая, научна или культурная ценность похищенных предметов
определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их
стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки,
культуры. Такие предметы могут составлять культурное наследие народов
Российской Федерации, их национальное достояние, которые в этом качестве
бесценны.

Анализ объекта позволяет уяснить характер последствий, которые причинило
или могло причинить преступление, определить ущерб. Последствия же
посягательства в значительной степени предопределяют способ совершения
преступления, который в свою очередь указывает на характер вины, мотив и
цель поведения преступника.

Общество – это продукт взаимодействия людей, а преступление – борьба
изолированного индивида против господствующих отношений, в качестве
объекта любого преступления выступают те или иные общественные
отношения. Причем каждое конкретное деяние посягает не только на
отдельное общественное отношение (непосредственный объект), но и на
определенную группу однородных общественных отношений, в которую входит
это отдельное отношение (групповой или родовой объект), и, наконец, на
всю совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным
законодательством (общий объект).

Такое деление объекта – на общий, родовой и непосредственный – имеет
важное значение. Общий позволяет судить о характере в целом всех
общественно опасных деяний, – ответственность за которые предусмотрена
уголовным законом; родовой – отражает специфику определенной группы
посягательств, давая возможность правильно систематизировать
преступления, что имеет большое значение для кодификации;
непосредственный – раскрывает характер конкретного деяния, создавая
предпосылки для правильной его квалификации.

Обычно каждое отдельно взятое преступление посягает лишь на один
непосредственный объект (кража – на собственность, убийство – на жизнь
человека). Однако, законодательству известны и такие преступные деяния,
которые одновременно причиняют ущерб нескольким разнородным
непосредственным объектам (например, при умышленном уничтожении личного
имущества, повлекшем человеческие жертвы, в качестве непосредственных
объектов выступают и собственность, и жизнь человека).

В последнем случае возникает вопрос об отнесении состава определенного
преступления к конкретной группе общественно опасных деяний. В основе же
этого лежит проблема подразделения непосредственных объектов подобных
посягательств на основной (главный) и дополнительные (второстепенные),
поскольку главный объект служит основанием для отнесения преступления к
той или иной главе уголовного кодекса. Правильное решение указанного
вопроса имеет исключительно важное значение, так как этим создаются
предпосылки, с одной стороны, для выяснения характера преступления и
степени его общественной опасности, а с другой, – для определения
состава и точной квалификации содеянного.

Отличие основного объекта от дополнительного, прежде всего, состоит в
том, что основной объект во всех случаях определяет характер, суть,
содержание преступления. Причем основной объект не обязательно должен
быть более важным, чем дополнительный.

Обязательным признаком основного объекта является и то, что он всегда
при совершении конкретного преступления терпит ущерб или становится в
опасность причинения такового, в то время как дополнительным объектам в
ряде случаев ущерб может и не наноситься. Так, умышленное уничтожение
личного имущества предполагает обязательное наступление общественно
опасных последствий для собственности граждан. Жизни же человека ущерб
этим деянием причиняется не всегда. Поэтому в составе указанного
преступления главным объектом признаны общественные отношения личной
собственности.

Установление основного и дополнительных объектов конкретного много
объектового посягательства всегда решает вопрос о его принадлежности к
определенной группе преступлений и, тем самым, об отнесении к той или
иной главе уголовного кодекса. В таких случаях причинение ущерба
второстепенным объектам, независимо от их важности, либо признается
квалифицирующим признаком, либо учитывается при назначении наказания.

При этом в процессе развития общества определенные посягательства могут
существенно измениться по своей социальной сущности, трансформироваться
в другие преступления. Поэтому вполне возможны ситуации, когда объект,
который ранее был дополнительным, становится основным, а основной –
утрачивает свое значение или превращается в дополнительный. В таких
случаях место состава преступления, как правило, в системе особенной
части УК меняется.

Кроме того, следует учитывать, что в некоторых случаях непосредственный
объект одного состава конкретной группы преступлений может совпадать по
объему с родовым объектом, а непосредственный объект другого состава
этой же группы преступлений будет представлять лишь часть родового.
Таким образом, необходимость точного определения непосредственного
объекта всякого посягательства объясняется еще и тем, что это позволяет
в каждом отдельном случае установить объем нарушенных общественных
отношений, от которого зависит общественная опасность деяния в целом.

Следует также учитывать, что некоторые общественные отношения,
являющиеся объектом посягательства, существуют (возникают,
функционируют) только при наличии определенных предметов материального
мира. Такие общественные отношения нарушаются посредством воздействия
(изъятия, уничтожения) на эти предметы, именуемые в уголовном праве
предметами преступлений.

В таких случаях в силу отмеченной взаимообусловленности объекта и
предмета для установления социальной сущности, а также характера и
степени общественной опасности посягательства необходим анализ, как его
объекта, так и предмета, именно к таким преступлениям и относятся
хищения.

Важнейшее значение для уяснения сущности хищения имеет правильное
установление объекта этого преступления.

Имея общим объектом посягательства общественные отношения, хищения
конкретно направлены против собственности как специального (родового)
объекта этих преступлений.

В нормальных отношениях собственности одна сторона (собственник)
владеет, пользуется, распоряжается имуществом по своему усмотрению, а
другая сторона (не собственник, то есть остальные лица) не препятствуют
ему в этом, в соответствии, с чем переход имущества от собственника к
другому лицу происходит только по воле собственника. Каждая кража и
всякое другое преступление против собственности представляет
общественную опасность, поскольку нарушает указанные отношения.

Взгляд на собственность в роли объекта преступления как на общественные
отношения позволяет понять, почему опасность каждого имущественного
преступления не может определяться только материальным ущербом,
причиненным потерпевшему собственнику. Например, кража из кармана
кошелька с небольшой суммой денег не причиняет значительного ущерба
имущественным интересам потерпевшего. Но такая кража общественно опасна,
потому что она противоправным образом нарушает условия охраняемых
законом общественных отношений собственности. Сказанное относится и к
тем случаям, когда собственник вообще не несет материального ущерба
(кроме застрахованного имущества, неоконченное хищение).

Механизм нарушения отношений собственности в общих чертах одинаков при
посягательствах на любую форму собственности, совершенных любым способом
из числа названных в статьях главы 21 УК РФ.

В преступлениях против собственности непосредственные объекты отдельных
видов посягательства (кражи, мошенничества, грабежа) совпадают с
родовым. Нельзя рассматривать в качестве непосредственного объекта
конкретную форму собственности, определяемую принадлежностью похищенного
имущества, именно потому, что Конституция Российской Федерации
провозгласила равную защиту любых форм собственности. На квалификацию
кражи, присвоения, мошенничества не влияет, к какой форме собственности
относится похищаемое имущество.

Нельзя считать непосредственным объектом преступления субъективное право
собственности, индивидуальный имущественный интерес. Субъективное право
собственности не прекращается в результате хищения вещи, которую
собственник может истребовать из чужого незаконного владения в
гражданско-правовом порядке даже от добросовестного приобретателя.

Признание индивидуального имущественного интереса объектом преступления
не дает возможности считать преступлением против собственности ситуации,
когда этот интерес либо вообще не страдает, либо не подлежит правовой
защите.

Между тем, в судебной практике нередки случаи осуждения за хищения
имущества у лица, которое приобрело его неправомерным путем: либо
непосредственно добыло в результате браконьерства или скупки краденого,
либо купило на доходы от незаконного предпринимательства, контрабанды,
обмана потребителей и т.д., либо просто похитило его у другого
собственника. Хищение имущества у такого лица наказывается но потому,
что государство берет под защиту интересы неправомерного собственника, а
потому, что любое хищение нарушает общие для всех собственников условия
реализации принадлежащих им имущественных прав.

Наконец, следует отметить, что не является непосредственным объектом
похищаемое или уничтожаемое имущество. Законы логики не позволяют
считать непосредственным объектом преступления что-либо кроме
общественных отношений, поскольку они составляют общий и родовые объекты
всех преступлений. Имущество в преступлениях против собственности играет
роль предмета посягательства, который следует отличать от объекта –
общественных отношений собственности.

“Предмет преступления – это всего лишь составная часть объекта
преступления – общественных отношений”.

Отношения между людьми в обществе часто включают в себя различного рода
состояния и процессы и разнообразные предметы материального и
нематериального мира – орудия и средства труда, его предмет и
результаты, различного рода документы, всякого рода сведения.

Не будучи сами по себе общественными отношениями, они в соответствующих
случаях входят в “состав” последних и являются их неотъемлемой частью.
Именно потому, что такие предметы, вещи и состояния сами по себе не
являются общественными отношениями, они могут входить в состав различных
общественных отношений. Поэтому и оценка, в частности правовая оценка
действий, так или иначе связанных с этими предметами или вещами, зависит
в первую очередь от характера и значения того общественного отношения, в
состав которого входит в конкретном случае определенный предмет или
вещь.

Предмет преступления является обязательным признаком тех составов, в
которых защищаемые уголовным законодательством общественные отношения
существуют лишь при наличии определенных предметов материального мира,
воздействуя на которые, виновный причиняет ущерб объекту.

Собственность существует только по поводу имущества, похищая, уничтожая
которое или иным образом преступно воздействуя на него, виновный
причиняет вред данным общественным отношениям. Не могут иметь место эти
отношения там, где нет имущества. Поэтому состав всякого хищения
предполагает свой конкретный предмет, поскольку отсутствие последнего
исключает наличие объекта посягательства и, следовательно, состава
хищения в целом.

Предмет хищения – это предмет материального мира, который может быть
изъят и обращен в пользу отдельных лиц, то есть он обладает физическим
признаком.

Предмет хищения должен обладать экономическим признаком – представлять
существенную экономическую ценность, социальным признаком – на
производство затрачен труд людей, юридическим признаком – случаи
похищения аналогичных предметов.

Например, знаки отличия – ордена, медали в своем большинстве сделаны из
драгоценных металлов и камней и представляют известную материальную
ценность. Это дает основание признать ордена и медали предметами хищений
(как и соответствующих преступлений против собственности).

Как предмет хищения они обладают физическим признаком – являются
предметами материального мира, экономическим признаком – представляют
существенную экономическую ценность, социальным признаком – на
производство, как и на добычу драгоценных металлов и камней, из которых
они сделаны, затрачен труд людей и, наконец, юридическим признаком –
здесь имеются в виду, естественно, случаи похищения орденов и медалей.

Сказанное не опровергается тем обстоятельством, что ордена и медали не
служат удовлетворению материальных потребностей человека.

Безусловно, для награжденного лица (как юридического, так и физического)
эти знаки отличия представляют, прежде всего, не материальную, а
духовную, моральную ценность. Однако это не может повлиять на
квалификацию действий виновного, похитившего их.

Очевидно, что для одного человека конкретный предмет может представлять
в основном моральную ценность и в меньшей мере – материальную.
Награжденный, конечно же, в первую очередь относится к ордену или медали
как к знаку отличия его заслуг перед Родиной, а похищение в большей мере
причиняет ему духовный, а не материальный вред. Тем не менее, объективно
в таких случаях он лишается и определенных ценностей, то есть гражданину
причиняется и материальный ущерб.

Для другого же человека такой предмет может представлять только
материальную ценность. Преступник, похищающий орден или медаль для
продажи либо иного использования содержащихся в них драгоценных металлов
или камней, видит в этих предметах только источник незаконной наживы,
источник получения материальной выгоды, пользы.

Интересный пример такого различного подхода к оценкам награды дан в
одном из дел, которое расследовали сотрудники МУРа: “Некий М. –
спекулянт ценностями и другими предметами, – увидев у П. “Георгиевский
крест”, который выгодно можно сбыть, но который владелец хранил как
память и не желал продавать, подговорил знакомого несовершеннолетнего А.
и тот за две мороженки и десять конфет “Мишка” – выкрал реликвию П.”.

Вот почему в таких случаях есть все основания действия виновных
квалифицировать как хищение либо соответствующее преступление против
собственности.

В этой связи представляется правильной квалификация как хищения путем
кражи, данная одним из московских судов, действием Н., который летом
1976 года похитил из Музея Революции награды Юрия Гагарина, академиков
Курчатова и Крашенинникова: 11 “Золотых звезд” Героев Советского Союза и
Социалистического Труда, ордена и медали, всего 34 государственные
награды.

Приведенные выше примеры подпадают под статью 164 УК РФ – хищение
предметов, имеющих особую ценность.

“Рассматриваемое посягательство на отношения собственности ввиду
исключительной особенности предмета преступного воздействия относится к
наиболее опасному из данной группы корыстных преступлений.

В отличие от обычных форм хищения данное преступление характеризуется
особыми свойствами предмета посягательства, которые закон именует
“предметами и документами, имеющими особую историческую, научную,
художественную или культурную ценность”.

Особая историческая, научная или культурная ценность похищенных
предметов определяется на основании экспертного заключения с учетом не
только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории,
науки, культуры. Такие предметы могут составлять культурное наследие
народов Российской Федерации, их национальное достояние, которые в этом
качестве буквально бесценны.

Надо иметь в виду, что предметом преступления могут быть не только
отдельные произведения или вещи, но и коллекции культурных ценностей, то
есть совокупность однородных или подобранных по определенному признаку
разнородных предметов, которые, независимо от культурной ценности
каждого из них в отдельности, собранные вместе, имеют историческое,
художественное, научное либо иное культурное значение, например,
коллекции почтовых марок, старинных монет.

Примерные перечень культурных ценностей, обрисованных родовыми
признаками и могущих быть предметом рассматриваемого преступления,
содержится в Законе РФ от 15 апреля 1993 года “О вывозе и ввозе
культурных ценностей”. В соответствии со статьей 7 названного закона к
ним относятся следующие категории предметов: редкие рукописи и
документальные источники, архивы, включая фото-, фоно-, кино-,
видеоархивы, уникальные и редкие музыкальные инструменты, почтовые
марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях,
старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы
коллекционирования, редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы,
представляющие интерес для таких отраслей науки, как минералогия,
анатомия, палеонтология, другие движимые предметы, в том числе копии,
взятые государством под охрану как памятники истории и культуры.

На основании экспертного заключения любая из перечисленных культурных
ценностей может быть признана предметом хищения, предусмотренного ст.
164 УК РФ.

Примером такого экспертного заключения может послужить история с
картиной Ена Вилденса “Пейзаж с младенцем Христом и Иоанном
Крестителем”. Фламандское полотно семнадцатого века было похищено в 1945
году и только в 1985 году снова оказалось в Германии, благодаря
московским сыщикам.

Все началось с рядовой квартирной кражи. Пострадавший пожаловался, что
из дома почему-то исчезла одна-единственная вещь: почерневшая от времени
картина, написанная маслом на деревянной доске, купленная потерпевшим
случайно, по дешевке, лет тридцать-сорок назад. Муровцы установили:
кражу совершил племянник хозяина. Старик попросил молодого человека
отвезти вещи на дачу, и тот во время сборов незаметно похитил картину.
Вскоре вор договорился продать ее за пятьдесят тысяч рублей, но не
успел: нагрянули муровцы и увезли с собой и картину и ее похитителя.

Рассматривая “вещдок” через увеличительное стекло, следователь обнаружил
на обратной стороне еле заметные цифры и надпись на немецком языке
“Королевский музей”. Картину послали на экспертизу.

В Московском музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина дали
ошеломляющий ответ: “Картина написана в 1630 году. Похищена из
художественного музея в Потсдаме”. Эксперты оценили картину в двести
тысяч долларов. О ценной “находке” сообщили германскому посольству в
Москве, и после торжественной церемонии передачи она благополучно
возвратилась в Потсдам.

1.3. Объективная сторона хищения предметов или документов, имеющих
особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Объективная сторона преступления, в том числе хищения, – это
характеристика внешних признаков преступного деяния. Вот почему
специфика конкретного состава находит свое продолжение в основном в
объективной стороне, а диспозиция уголовного закона представляет собой
главным образом совокупность элементов, характеризующих объективную
сторону преступления. Такая совокупность элементов не берется
законодателем произвольно, поскольку она взаимосвязана с другими
элементами состава и, прежде всего, с его объектом.

Нарушение охраняемого уголовным законом объекта может быть совершено не
любыми, а только определенными действиями, характер которых определяется
в первую очередь свойствами объекта. Именно объект преступления
указывает на природу механизма его нарушения, а последний, в свою
очередь, раскрывает характер деяния в преступлении. Объект (обычно
непосредственный) предопределяет последствия посягательства, ущерб, ему
причиненный, а последствиями в значительной мере предопределяется само
действие (бездействие), в результате которого они (последствия)
наступают.

Эта связь (объект – последствия – деяние) особенно большое значение
имеет в преступлениях с материальными составами (к ним относятся и
хищения), где последствия являются их обязательным признаком. По
существу установление непосредственного объекта такого посягательства
дает ответ на вопрос о его последствиях, которые в общих чертах
описывают совершенное деяние. Однако описание деяния именно в общих
чертах, как правило, достаточно для определения состава преступления,
поскольку в формулировке исходящей из характера объекта и последствий, в
большинстве случаев содержатся все основные признаки, указывающие на
характер и степень общественной опасности посягательства в целом (ибо
объект и последствия лежат в основе определения опасности преступления).

В преступлениях с материальным составом наблюдается тесная связь деяния
и последствия с предметом, поскольку, воздействуя на последний, виновный
причиняет ущерб объекту, а в ряде преступлений, в том числе в хищениях,
предмет не только способствует правильному установлению последствия, но
и позволяет определить размер ущерба.

То обстоятельство, что обязательными признаками преступлений с
материальными составами являются деяние и последствия, говорит о
необходимости установления между ними причинной связи. При этом следует
учитывать, что, обладая всеми общими признаками, присущими названному
понятию, причинная связь в конкретных преступлениях определяется на
основе специфики деяния и последствий именно их составов.

Достаточным для констатации объективной стороны преступления является
установление деяния, последствия и причинной связи. В составах указанные
признаки считаются обязательными, а все остальные – место, время, способ
– факультативными. Лишь те из последних, которые существенным образом
изменяют общественную опасность посягательства либо его характер,
законодатель вводит в формулировку закона, и тогда они также приобретают
значение обязательных признаков.

Рассматриваемое в данном случае преступление с объективной стороны
выражается в противоправном корыстном безвозмездном изъятии и (или)
обращении любым способом, в том числе и путем разбоя, предметов, имеющих
особую культурную ценность, в пользу виновного или других лиц.
Наступление последствий в виде причинения реального материального ущерба
собственнику – обязательный объективный признак рассматриваемого
преступления.

1.4. Субъективная сторона и субъект хищения предметов или документов,
имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную
ценность.

“С субъективной стороны хищение, в какой бы форме оно ни совершалось,
всегда предполагает наличие у виновного прямого умысла, направленного на
преступное завладение имуществом с целью обращения его в свою пользу или
передачу его с корыстной целью другим лицам”.

Также с субъективной стороны хищение характеризуется тем, что изъятие и
обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц
осуществляется с корыстной целью. Об этом указано в примечании к статье
158 УК РФ.

В “Толковом словаре русского языка” В.Даля корысть определяется как
страсть к наживе, к накопительству. Таким образом, корысть – это прежде
всего материальные потребности человека, удовлетворяя которые лицо
совершает преступления. Материальные потребности лежат в основе
поведения виновного, если он стремится получить какую-либо материальную
ценность (деньги, имущество и т.д.), а также в тех случаях, когда
стремление к материальной выгоде выражается в намерении избавиться от
каких-либо материальных затрат (уплаты долга, платежа алиментов,
возврата имущества и т.д.). Материальные потребности в этих случаях,
являясь источником возникновения процесса мотивации, в совокупности с
другими его элементами ведут к образованию у лица корыстных побуждений.

Все это означает, что расхититель сознает, что похищаемое имущество
является чужой собственностью, что он не имеет права на это имущество,
но тем не менее, руководствуясь корыстными мотивами, стремлением к
паразитическому обогащению, активно направляет свою волю к тому, чтобы
преступно завладеть имуществом.

Рассматриваемая в данном случае разновидность хищения характеризуется
виной в форме прямого умысла. При этом сознанием виновного, хотя бы в
общих чертах, должен охватываться тот факт, что им похищается предмет,
имеющий особую историческую, научную, художественную или культурную
ценность.

Признаки субъекта преступления при хищении, как и при совершении любого
другого преступления, должны рассматриваться в двух взаимосвязанных
аспектах. Первый – установление юридических признаков, которые
представляют собой элементы состава преступления и дают возможность
ставить вопрос об уголовной ответственности и квалификации по
определенной статье уголовного кодекса действий лица, совершившего
хищение. Такими признаками являются вменяемость, достижение виновным
определенного возраста, повторность совершения преступления, рецидив и
признаки, характеризующие субъекта при совершении определенных форм
хищения, – так называемые признаки специального субъекта.

Второй и более широкий аспект позволяет рассматривать характеристику
личности преступника в целом, что дает возможность правильно решить
вопрос об индивидуализации ответственности и наказания, глубоко и
всесторонне разобраться в причинах и условиях, породивших данное
преступление.

Определение юридических признаков субъекта хищения не вызывает серьезных
трудностей, так как непосредственно в законе их характеристика дается
четко и исчерпывающе.

Для привлечения к уголовной ответственности за хищение лицо должно быть
вменяемо и достичь определенного возраста (ст.19 УК РФ), который
устанавливается действующим законодательством с учетом вида и формы
совершенного хищения.

“Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени
совершения преступления шестнадцатилетнего возраста”.(ст.20 УК РФ)

За совершение хищения путем кражи (ст.158), грабежа (ст.161), разбоя
(ст.162) уголовная ответственность наступает с 14-летнего возраста.

В статье 20 УК РФ, устанавливающей возраст уголовной ответственности,
впервые введено в законе понятие и критерии возрастной невменяемости
(хотя и без использования этого термина).

Уголовное законодательство исходит из того, что применение мер
уголовно-правового характера в отношении несовершеннолетних должно быть
очень осторожным и преследовать цель как можно более мягким способом
помочь несовершеннолетнему правонарушителю.

Уголовной ответственности не подлежит лицо, которое во время совершения
хищения находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло
осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий
(бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического
расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

К такому лицу, совершившему хищение в состоянии невменяемости, судом
могут быть назначены принудительные меры медицинского характера,
предусмотренные в главе 15 (статьи 97-104 УК РФ).

Субъектом рассматриваемого вида хищения является вменяемое лицо,
достигшее при совершении хищения предметов, имеющих особую ценность,
шестнадцати лет.

Заключение

В преступлениях, связанных с антиквариатом, можно проследить четкую
цепь: добытчики – перекупщики – покупатели. Добытчики, в основном,
обычные уголовники, которые готовы на все. Слова «достояние России»,
«наша история» для них – пустой звук. Перекупщики обычно рангом повыше,
среди них немало художников, реставраторов. Покупатели – новоявленные
бизнесмены, иностранцы.

Если добытчики, даже удачливые, рано или поздно обживают тюремные нары,
то оставшиеся звенья цепи для закона практически недосягаемы.

Редчайшие реликвии уходят из России практически даром. Начиная с 1989-90
гг., когда возросли цены на антиквариат, участились ограбления
коллекционеров. У контрабандистов произведениями искусства возникли
финансовые осложнения – они уже не могли, как прежде, скупать товар за
относительный бесценок. Альтернативой стали заказные ограбления, которые
технически осуществить было несложно. Люди пожилые к «органам»
относились настороженно, о серьезной охране своих сокровищ многие просто
не думали, что стало своеобразной приманкой для грабителей.

Но крадут не только из частных коллекций, вспомним хотя бы
многострадальный Русский музей в Санкт-Петербурге. Сколько раз из его
запасников крали произведения искусства. Но если раньше преступники
действовали осторожно, то в этом году Русский музей подвергся настоящему
разбойному нападению с перестрелкой.

Случаи хищения культурных ценностей, к сожалению, не стали редкостью
даже при ужесточении наказания за эти деяния в новом УК. Алчность и
жажда наживы берут свое. Очень часто похищенные культурные ценности
теряются безвозвратно. Особенно это относится к частным коллекциям.
Например, одно из самых громких «коллекционных» дел – ограбление в 1990
году Виктова Ефимовича Машуса. Его коллекция была одним из крупнейших в
СССР частных собраний. Дело тянулось 5 лет. За это время умер сам
владелец. Из коллекции было обнаружено только несколько работ в Англии,
Германии и Москве. Где остальное, кто стоял за спиной непосредственных
исполнителей – неизвестно.

Случается и такое, что находятся похищенные ценности, а владельцы
остаются неустановленными. В этом случае произведения искусства
передаются в музеи, картинные галереи, русской православной церкви.
Экономическая ситуация в стране, нравственные проблемы общества,
неразбериха во властных структурах – все это только способствует росту
преступности и, в частности, хищению культурных ценностей.

Государство должно всячески помогать правоохранительным органам в деле
возврата утраченных культурных ценностей, это предусматривает прежде
всего создание более мощной материально-технической базы. Транспорт,
новейшее оборудование для экспертиз, компьютеризация, подготовка и
переподготовка кадров, более высокая заработная плата для сотрудников
правоохранительных органов – это то, что необходимо сегодня, а также
помощь в разработке и внедрении более надежных охранных систем для
музеев, библиотек, квартир частных коллекционеров. Художественные
ценности, составляющие национальное достояние, национальную гордость
России, должны быть сохранены для будущих поколений. Наша культура одна
из богатейших в мире, но без бережного отношения к ее составляющим все
это может быть разрушено и уничтожено

Закон “о вывозе и ввозе культурных ценностей” // Ведомости Российской
Федерации – 1993, №20, с.1202.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст – М.:
Изд.группа ИНФРА М-Норма, 1996 – с.77.

Никифоров Б.С. Объект преступлений. – М., 1972 – с.132.

К 80-летию московского уголовного розыска // Человек и закон – 1998,
№7, с.20.

Комментарий к уголовному кодексу РФ – М., 1998, с.365.

Кригер Г.А. Квалификация хищений социалистического имущества. – М.,
1974, с.71.

Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. – М.,
ИНФРА-М-Норма – 1996, с.8.

– PAGE 24 –

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019