.

Развитие личности и самосознания в подростковом возрасте. Реферат.

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
2 1300
Скачать документ

СПбГУ 2005

РЕФЕРАТ

По психологии развития и дифференциальной психологии

на тему:

«Развитие личности и самосознания в подростковом возрасте».

Развитие самосознания.

Вступление ребенка в подростковый период знаменуется качественным
сдвигом в развитии самосознания. Подросток встает в новое отношение к
окружающей действительности, осознает себя личностью, которая обладает,
подобно всем взрослым людям, правом на уважение, самостоятельность и
доверие. Он интенсивно усваивает из мира взрослых различные ценности,
нормы и способы поведения, которые составляют новое содержание сознания
и превращаются в требования к поведению другого человека и собственному,
в критерии оценки и самооценки. По своему содержанию самосознание
является социальным сознанием, перенесенным внутрь (по определению
Выготского).

          Представление младшего школьника о себе и его самооценка
строятся главным образом на оценочных суждениях взрослых, прежде всего
учителя и родителей. О собственных особенностях ребенок специально не
размышляет. Возникновение потребности в знании собственных особенностей,
интереса к себе и размышлений о себе является характерной особенностью
детей подросткового возраста. Потребность осознать свои недостатки и
особенности возникает из необходимости ответить на предъявляемые другими
людьми и собственные требования, урегулировать отношения с окружающими.
К анализу своей личности подросток обращается как к средству,
необходимому для организации взаимоотношений и деятельности, для
достижения лично значимых задач в настоящем и будущем. Знание себя
выступает как условие этого. Социально-регуляторная функция размышлений
о себе отчетливо проявляется в том, что подросток сначала обращен на
свои недостатки и испытывает потребность их устранить, а позже – на
особенности личности в целом и старается отдать себе отчет в собственных
возможностях, достоинствах. Особое внимание к недостаткам сохраняется на
протяжении всего подросткового возраста; у многих недовольство собой
возрастает. Размышления подростка о себе имеют преднамеренный характер,
становятся самостоятельным внутренним процессом, расцениваются им как
необходимые и как нечто новое по сравнению с младшим школьным возрастом.

          Важнейший стимул в возникновении у подростка размышлений о
себе- его потребность занимать уважаемое положение в кругу сверстников и
стремление найти близких товарищей, друга. Часто он начинает думать о
себе в процессе размышлений о взаимоотношениях с кем-то из товарищей, об
особенностях привлекательного сверстника. Очень важно, что именно
сверстник выступает в качестве объекта сравнения с собой и образца, на
который подросток равняется. При такой ориентации создаются оптимальные
условия для продуктивности процесса сравнения, а тем самым и для
осознания и оценки собственных особенностей, для самовоспитания, потому
что подростку легче сравнивать себя со сверстником (чем со взрослым) и
видеть собственные недостатки и успехи. Взрослый – это образец,
практически трудно досягаемый, его качества проявляются в жизненных
ситуациях и отношениях, часто отсутствующих у подростка, а сверстник –
это мерка, которая позволяет подростку оценить себя на уровне реальных
возможностей, увидеть их воплощенными в другом, на которого он может
прямо равняться.

          К началу подросткового возраста дети лучше и правильнее
осознают и оценивают собственные особенности, связанные с учебной
деятельностью. С возрастом представление о себе расширяется и
углубляется, возрастает самостоятельность в суждениях о себе. Однако у
многих подростков самооценка положительных качеств завышена и уровень
притязаний выше реальных возможностей. Эта особенность ярче всего
проявляется при решении всякого рода математических задач
(сообразительность является важным критерием оценки и самооценки
подростка). Например, было обнаружено, что у значительной части
подростков V-VIII классов самооценка не совпадает с результатами
деятельности, причем в подавляющем большинстве случаев она оказалась
завышенной. В то же время у учителей, преподающих в этих классах,
существует тенденция занижать оценку возможностей подростков.

          Именно в такой ситуации, т.е. при завышенной самооценке
учащегося или при занижений его возможностей учителем, у подростка
возникают аффективные переживания, основанные на убеждении в
несправедливости оценок и отношения к нему. В первом случае такое
представление неправильно, так как уровень притязаний подростка выше его
реальных возможностей,а во втором случае оно обосновано.

          Возможен третий вариант, когда учитель недооценивает подростка
с завышенной самооценкой. Такая ситуация в особенности чревата
возникновением аффекта. У подростка появляется комплекс специфических
особенностей – обидчивость, подозрительность, недоверчивость, нередко
агрессивность и всегда – чрезвычайно повышенная чуткость к любым
оценочным суждениям. На первые, но повторяющиеся неуспехи подросток, как
правило, реагирует аффективно, а хронические неудачи снижают уровень его
притязаний в учении, порождают неуверенность в себе. От характера
самооценки зависит стремление подростка к самовоспитанию. При переоценке
потребность в усовершенствовании себя не является для личности
настоятельной. С возрастом самооценка подростков становится все более
адекватной.

          Подростки оценивают других полнее и правильнее, чем себя.
Знание особенностей товарища тем глубже, чем ближе отношения с ним и
разностороннее содержательная основа общения. «Я его плохо знаю: я с ним
не дружу!» – можно нередко услышать от подростка. Постепенно все большее
значение приобретают черты, характеризующие психологический склад
личности. Если пятиклассники чаще всего выделяют качества и особенности
сверстника, связанные с внешностью, с отношением к учебному труду, к
одноклассникам, с интересами и волевыми чертами, то в последующих
классах (VI-VIII) частота выделения разных качеств меняется. В отношении
качеств, связанных с внешностью и учением, она неуклонно падает. Частота
выделения качеств, касающихся отношения к одноклассникам, интересов и
особенностей воли, остается прежней, т.е. внимание к ним сохраняется на
прежнем высоком уровне. Неуклонно возрастает частота упоминаний об
особенностях мышления, чувств, отношения к самому себе и своему
будущему. Интересно, что учащиеся чаще, чем педагоги, пытаются
определить отношение сверстника к товарищам и вообще к людям, причем
количество разнообразных качеств, которые называли дети, также было
большим, чем в характеристиках, полученных от учителя.

          Проблемы взаимоотношений чрезвычайно интересуют подростка,
однако было обнаружено, что учащиеся IV-VIII классов плохо умеют
оценивать отношение товарищей к себе. В среднем адекватные оценки
составляют 25-40%. Чаще всего ошибаются подростки, имеющие
«экстремальный статус», а имеющие средний социометрический статус
ошибаются реже. Весьма неадекватно оценивается отношение со стороны
другого пола. Однако неумение оценивать свое положение в группе столь же
присуще старшим школьникам и студентам. Иногда подростки более правильно
определяют свое положение, чем старшие школьники.

          Подросток очень общителен, контактен, ему важна высокая оценка
и хорошее отношение окружающих. Поэтому он очень чувствителен к оценкам
(особенно его возможностей), к успеху и неуспеху, стремится показать
себя с лучшей стороны, заслужить одобрение, особенно со стороны людей,
оценка и отношение которых имеют для него большое значение. Так
называемое самоутверждение подростка может проявляться в очень
разнообразных формах. У некоторых ребят боязнь показать свое неумение,
незнание является источником стеснительности, робости.

          Самовоспитание. Младшие подростки часто не умеют видеть себя
со стороны, управлять своим поведением. Для старших подростков
характерно стремление овладеть своими аффективными реакциями и
поведением в целом. Многие из них уже обладают достаточно развитым
умением сдерживать себя, а в случае необходимости – скрыть подлинное
отношение, мнение, настроение. В поведении появляется двуплановость. С
возрастом увеличивается тенденция организовать себя. Появляются
размышления о личном смысле разных занятий. Они дифференцируются на
нужные и ненужные, важные и неважные. За такой дифференцировкой стоит
формирующаяся система личных ценностей. Появляется ощущение быстро
текущего времени, стремление не тратить его попусту, попытки планировать
его. Однако принимаемые решения нередко противоречат непосредственным
желаниям, которые часто и побеждают. У подростка «ум» и «сердце» часто
не в ладу. Многие из них оправдывают собственную неорганизованность
отсутствием воли. Ее воспитание становится для большинства подростков
первостепенной задачей. Воспитываются и другие качества. У подростков
появляется отношение к собственному движению вперед, контроль за этим,
огорчения по поводу невыполнения задач, планов. Исследования показали,
что большинство учащихся VII-VIII классов уже занимаются
самовоспитанием, но не у всех оно носит систематический и планомерный
характер. Однако принципиально важно, что оно появилось.

Развитие личности.

Многие авторы – как классические, так и современные – в качестве
важнейшей характеристики нормального развития личности рассматривают
развитие автономии и индивидуации подростка, т.е. его независимости от
родителей, самостоятельности и ответственности. Важность данного аспекта
личностного развития подчеркивали еще классические авторы – Э. Фромм, К.
Юнг, А. Адлер, В. Франкл и др. Например, Э. Фромм (199б) считал, что
любые формы человеческой активности должны порождаться самим человеком,
а не гетерономной, внешней по отношению к нему силой; Э. Фромм
подчеркивал, что “продуктивные схемы ориентации и поклонения”
формируются при активном участии самого человека. По мнению К. Юнга
(1994), нормальное развитие личности связано с процессом индивидуации,
т.е. самостановления и самоосуществления человека, когда человек живет
сам, свободно и самостоятельно организуя свою жизнь и неся за нее
ответственность, овладевая влиянием сферы бессознательного. А. Адлер
(1995) при описании цели и процесса психотерапии особенно подчеркивал
важность активности самого человека в формировании собственной
нормальной личности. Установление гармоничного отношения между
стремлением к личному превосходству и чувством общности, по мнению А.
Адлера, возможно при активном, сознательном и разумном участии самого
человека. В. Франкл (1990) считал, что нормальное развитие личности
предполагает осознание самим человеком ответственности за осмысленность
своего существования; осмысленная позиция по отношению к собственной
жизни должна формироваться исключительно самостоятельно.

релости подросток нуждается в определенной автономии и самоидентичности,
чтобы иметь возможность принять на себя права и обязанности взрослого
человека.

Процесс индивидуации может протекать в здоровой или болезненной форме.
Сравнительное исследование Д. Дениэлс здорового и нездорового процесса
индивидуации показало, что подростки с нормальной индивидуацией обретают
самосознание взрослой личности, оставаясь в то же время функциональными
членами семьи. Также им свойственно осознание жизненных ценностей и
стремление к самостоятельности. Подросткам с нездоровой,
нефункциональной индивидуацией свойственны обособленность, уход в себя,
импульсивное поведение, отторжение от семьи и общественных норм и
потенциальная склонность к суициду.

Автономия понимается Ф. Райсом как независимость, или свобода,
подростка. Автор выделяет два аспекта автономии: поведенческий
(обретение независимости и свободы в той мере, чтобы действовать и
принимать решения самостоятельно, без излишнего руководства извне) и
эмоциональный (освобождение от эмоциональных уз, связывающих ребенка с
родителями). Исследования показывают, что в подростковом возрасте резко
возрастает стремление к поведенческой автономии, причем в определенных
ситуациях подростки упорно добиваются права самостоятельно принимать
решения (например, при выборе стиля одежды или круга общения), но в то
же время охотно подчиняются руководству родителей в серьезных вопросах
(например, касающихся образования). Как пишет Ф. Райс, подростки
нуждаются в таких родителях, которые предоставляют им свободу не сразу и
в полном объеме, а постепенно – по мере того как они учатся пользоваться
ею. Подростки хотят иметь право делать собственный выбор, проявлять свою
независимость, спорить со старшими и нести ответственность за свои слова
и поступки, однако полная свобода им не нужна. Полная свобода,
предоставленная слишком быстро, может восприниматься ребенком как
отторжение от семьи; у него может появиться чувство тревоги, так как он
не знает, как воспользоваться этой свободой.

Переход к эмоциональной автономии в подростковом возрасте не столь
драматичен, как к поведенческой, и многое при этом зависит от поведения
родителей. Доминирование родителей и культивирование в ребенке чувства
зависимости от них, вплоть до взрослого возраста, препятствует
формированию социальной зрелости у подростка, который вырастает
инфантильным, т.е. неспособным самостоятельно принимать решения и
воспринимать себя как взрослого и самостоятельного человека. В
противоположной ситуации – при эмоциональном отторжении – подростки не
получают никакой эмоциональной поддержки со стороны родителей. По мнению
Ф. Райса, в данном вопросе, как и во многих других жизненных ситуациях,
необходимо найти “золотую середину”.

Исследование Olson показало, что “сверхразобщенные” и чересчур тесно
связанные семьи “функционируют” хуже, чем те, что оказались ближе к
середине по шкале сплоченности семьи (“сбалансированные”,
“уравновешенные” семьи).

Сплоченность семьи характеризует ту степень, в которой ее члены
объединены или, напротив, разобщены. Те семьи, которые располагаются на
противоположных краях шкалы, оценивающей сплоченность, – то есть
построенные на слишком тесных связях или полностью разобщенные, –
являются менее функциональными, чем те, что располагаются примерно на
середине шкалы. Сплоченность семьи наиболее велика, когда дети еще малы,
и постепенно снижается, по мере того как подростки взрослеют и
становятся самостоятельными взрослыми людьми. По мере взросления
подростков дистанция в их отношениях с родителями увеличивается; причем
у юношей это происходит быстрее, чем у девушек.

Таким образом, когда ребенок достигает подросткового возраста, сильная
сплоченность семьи может препятствовать развитию процесса индивидуации у
подростка. Как показывают исследования, самая низкая сплоченность семьи
приходится на период, когда дети достигают переходного возраста. Это
объясняется стремлением подростков к самостоятельности, выработке
собственного стиля жизни, что связано с процессом индивидуации. Также
показано, что, чем старше дети, тем больше дистанция между ними и
родителями; это подтверждает существование у подростков потребности в
самостоятельности и независимости, в собственном жизненном пространстве.
Ларсон и Лоу обнаружили, что дистанция в отношениях между подростками
старшего возраста и их родителями примерно на 70% больше дистанции между
родителями и младшими подростками. Ф. Райс делает вывод, что наибольшая
сплоченность в семье должна быть в период, когда дети еще не достигли
переходного возраста. Когда же дети становятся подростками, близость
между членами семьи должна постепенно ослабевать, чтобы установились
сбалансированные отношения, способствующие идентификации личности
подростков и дальнейшему развитию их в полноправных взрослых людей.

N.J. Cobb (1995) рассматривает достижение автономии как одну из наиболее
важных проблем, встающих перед младшими подростками. Автономия
подразумевает независимость и ответственность за собственные поступки;
большее участие в принятии решений. В процессе перехода от подросткового
возраста к юношескому количество самостоятельно принятых решений
постепенно увеличивается; а количество решений, принятых совместно с
родителями или же только родителями, уменьшается с возрастом. Данные
тенденции более ярко выражены у мальчиков, чем у девочек (Dornbusch,
Ritter, Mont-Reynaud, & Chen, 1990, по N.J. Cobb, 1995).

Как показали Bartle, Anderson & Sabatelli (1989, по N.J. Cobb, 1995),
родительский стиль, в особенности материнский, – крайне важный фактор
формирования автономии у девочек. Для мальчиков же самой важной
детерминантой увеличения независимости является возраст.

Родители могут либо содействовать, либо препятствовать росту автономии
(Pardek & Pardek, 1990, по N.J. Cobb, 1995). В ответ на стремление
подростков получить право голоса и возможность влиять на родительские
решения, касающиеся их, некоторые родители способны перейти к возложению
на своих детей все большей ответственности; другие же негативно
реагируют на стремление подростков к большей автономии. Чем меньше в
семье происходит конфликтов, тем больше подростки продвигаются по
направлению к психологической зрелости (Gavazzi & Sabatelli, 1990, по
N.J. Cobb, 1995).

Как пишет N.J. Cobb (1995), в процессе индивидуации подростки должны
избавиться от одного из самых крупных достижений своего детства: им
предстоит “разобрать и построить заново психологическую структуру, в
которой они пребывали в детском возрасте”. Поскольку дети младшего
возраста некритично воспринимают взгляды и способы поведения своих
родителей, подросткам необходимо провести переоценку усвоенных убеждений
и ценностей, чтобы разобраться, какие из них в действительности
принадлежат подростку, а какие – его родителям. Автор предполагает, что
опора на своих родителей – это единственный способ для ребенка
почувствовать в себе силы для самостоятельной деятельности и
исследования мира. То, что было усвоено в детстве и обеспечивало
автономию ребенка в этом возрасте, должно быть преодолено подростком
ради дальнейшего развития, и этот процесс носит название индивидуации .

Warner (1980, по N.J. Cobb, 1995) считает, что процесс индивидуации
развивается, когда подростки самостоятельно принимают решения, а затем
“продолжают жить с последствиями этих решений”, причем самое важное
решение, с принятием которого сталкиваются все подростки, связано с тем,
кто, собственно, будет принимать решения. Данный процесс подразумевает
обучение в реальных жизненных ситуациях: подростки обучаются, действуя и
ощущая на себе последствия собственных действий. Им предстоит сделать
открытие того, что “ты – единственный, кто может принимать решения в
твоей жизни, и что больше некого винить или хвалить кроме самого себя”.
А чтобы понять это, подростки должны быть готовы расстаться со своими
старыми убеждениями.

В процессе индивидуации подростки пытаются сохранить чувство
тождественности между своим внутренним “Я” и тем, что они значат для
других. Вновь возникающие отождествления должны иметь непрерывную связь
с предшествующими, а также позволять строить планы на будущее. Молодые
люди, которые успешно рассортировали свои и родительские взгляды и
убеждения, могут поддерживать близкие отношения с родителями, чувствуя
себя при этом комфортно и не боясь потерять свою собственную
индивидуальность. Эта близость с родителями является важным фактором,
обеспечивающим целостность жизни юношей и девушек. Подросткам не нужно
отвергать старые взаимоотношения или перенимать совершенно новые
жизненные стили для того, чтобы стать самими собой (Mazor & Enright,
1988 по N.J. Cobb, 1995). В то же время, индивидуация подразумевает и
возрастающую независимость от родителей, и положительное отношение к
собственной независимости (Rice, Cole & Lapsley, 1990, по N.J. Cobb,
1995).

Исследователи выделили параметры внутрисемейного взаимодействия,
принципиально важные для индивидуации подростков: 1) индивидуальность –
способность иметь и выражать свое собственное мнение и видеть, чем ты
отличаешься от других; 2) чувство родства (connectedness) – отражает
открытость человека чужим мнениям и уважение чужих взглядов.

Для индивидуации подростков одинаково важно, чтобы они чувствовали как
свое родство с другой личностью, так и отличие от нее. Исследователи
индивидуации предполагают, что подростки, достигшие высоких уровней
индивидуации, могут оставаться в близких отношениях со своими
родителями, не чувствуя при этом потери собственной индивидуальности.
Подростки, которые могут чувствовать свою особенность по сравнению с
другими членами семьи, имеют большую свободу для развития своей
собственной точки зрения. Но даже в этом случае их размышления
происходят в контексте эмоционального переживания чувства родства,
которое создает уверенность, позволяющую рассматривать различные идеи.

Исследования показывают, что подростки с высоким уровнем индивидуации
происходят из семей, члены которых ясно понимают различия между собой и,
тем не менее, чувствуют родство друг с другом. При столкновении с
проблемой они не воспринимают ее как имеющую только одно решение и
способны в течение долгого времени расходиться во мнениях, сохраняя при
этом хорошие взаимоотношения. Каждый человек в такой семье очень
внимательно относится как к своей собственной позиции, так и к позициям
других.

Подростки с низким уровнем индивидуации обычно происходят из семей,
члены которых избегают разногласий между собой и настолько отзывчивы к
чужим мнениям, что не способны составить собственное мнение, отличное от
других (Powers и др., 1983, по N.J. Cobb, 1995).

D. Bell и L. Bell (1983, по N.J. Cobb, 1995) подчеркивают важность
развития самосознания подростков, а также наличия поддержки в семье, для
развития индивидуации. Самосознание способствует более точному
восприятию подростками как самих себя, так и других людей

Литература:

1.Райс Ф. Психология подросткового и юношеского возраста. СПб.: Питер,
2000

2. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М.:Прогресс,
1995.

3. Фельдштейн Д. И. Психологические закономерности социального развития
личности в онтогенезе // Вопр. психол. 1985. № 6. С. 26—38

4. Фромм Э. Человек для себя. Минск: Коллегиум, 1992.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020