.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 497
Скачать документ

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

В ст. 79 УК РФ определено, что лицо, отбывающее исправительные работы,
ограничение по военной службе, ограничение свободы, содержание в
дисциплинарной воинской части или лишение свободы, может быть
условно-досрочно освобождено от продолжения их исполнения при наличии
ряда обстоятельств, перечисленных в законе. При этом возможно частичное
или полное освобождение и от дополнительного наказания.

В прошлом многолетняя практика применения условно-досрочного
освобождения от наказания в основном относилась к лишению свободы.
Условно-досрочное освобождение осужденных от отбывания исправительных
работ и от нахождения в дисциплинарном батальоне носило единичный
характер.

В ст. 531 УК РСФСР 1960 г. содержались значительные ограничения
применения условно-досрочного освобождения лиц, отбывающих лишение
свободы. Условно-досрочное освобождение нельзя было применять к особо
опасным рецидивистам, лицам, осужденным за ряд тяжких преступлений:
бандитизм (ст. 77), умышленное убийство (ст. 102, 103, п. “в” ст. 240),
умышленное тяжкое телесное повреждение (ч. 2 ст. 108) и т.д. Этот
перечень был обширен. Запрещалось вменение условно-досрочного
освобождения к лицам, которым наказание в виде смертной казни заменялось
лишением свободы в порядке помилования или амнистии, к лицам, ранее
более двух раз осуждавшимся к лишению свободы за умышленные
преступления, если судимость за предыдущее преступление не снята или не
погашена в установленном законом порядке; к лицам, ранее освобождавшимся
из мест лишения свободы до полного отбытия назначенного судом срока
наказания условно-досрочно и вновь совершившими умышленные преступления
в течение испытательного срока или обязательного срока работы при
условном освобождении из мест лишения свободы с обязательным
привлечением осужденного к труду. По формальным признакам не допускалось
применение условно-досрочного освобождения примерно к 54% лиц,
отбывающих лишение свободы. Тем самым были лишены важнейшего стимула к
исправлению лица, более всех нуждавшиеся в этом.

По расчетам А.С.Михлина даже в колониях общего режима 5,4% заключенных
не подлежали условно-досрочному освобождению от лишения свободы*(227).
Не являлось ли это одной из причин того, что многие из данной категории
лиц чаще по сравнению с иными осужденными злостно нарушали режим
отбывания наказания?

На лиц, совершивших преступление в возрасте до 18 лет, ограничения в
применении условно-досрочного освобождения не распространялись (ст. 55
УК РСФСР).

Несомненным достижением ныне действующего УК РФ является отказ от
формальных ограничений применения условно-досрочного освобождения в
отношении каких-либо категорий осужденных.

Вместе с тем в ряде стран условно-досрочное освобождение от наказания
ограничивается. Так, _ 57 УК ФРГ запрещает применять его к осужденным,
которые скрыли имущество, подлежащее конфискации. В ст. 69 УК Кыргызской
Республики установлен запрет на применение условно-досрочного
освобождения к лицам, признанным особо опасными рецидивистами, и к
лицам, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением
свободы.

В ст. 73 УК Республики Узбекистан применение условно-досрочного
освобождения еще более сужено. Оно неприменимо не только к особо опасным
рецидивистам и к лицам, которым смертная казнь была заменена в порядке
помилования лишением свободы, но и к лицам, осужденным за умышленное
убийство с отягчающими обстоятельствами, насильственное удовлетворение
половой потребности в противоестественной форме в отношении
потерпевшего, заведомо для виновного не достигшего 14 лет, преступления
против Республики Узбекистан, мира и безопасности человечества,
организацию преступного сообщества, контрабанду ядерного, химического,
биологического и других видов оружия массового уничтожения, материалов и
оборудования, которые заведомо могут быть использованы при его создании,
а равно наркотических средств или психотропных веществ в размерах,
превышающих небольшой.

В ч. 7 ст. 76 УК Таджикистана также предусмотрен широкий перечень
ограничений применения условно-досрочного освобождения от наказания. Оно
неприменимо к следующим категориям осужденных:

1) к осужденным, которым смертная казнь заменена пожизненным лишением
свободы;

2) к осужденным, совершившим преступление при особо опасном рецидиве;

3) к организаторам, участникам организованной группы лиц или преступного
сообщества (преступной организации);

4) к лицам, осужденным за преступления против мира и безопасности
человечества.

Представляется, что позиция ст. 79 УК РФ предпочтительнее. Широкое
ограничение применения условно-досрочного освобождения лишает
значительное число осужденных стимула к исправлению и, по нашему мнению,
необоснованно. Любому осужденному надо дать перспективу на освобождение
от наказания. Неисправимыx нет. Есть неумные, неподготовленные
представители исправительных учреждений и плохо функционирующие места
лишения свободы.

Существуют различные точки зрения о юридической природе
условно-досрочного освобождения осужденных от наказания.

В первой половине XIX в. в Австралии была создана марочная, или звездная
прогрессивная система отбывания лишения свободы, согласно которой это
наказание отбывалось в трех ступенях: одиночного заключения, совместного
заключения и условно-досрочного освобождения. Последнее сопровождалось
строжайшим надзором за условно-досрочно освобожденными и многочисленными
ограничениями их прав и свобод.

По мнению создателя этой тюремной системы Мэконочи, это
свидетельствовало о продолжении отбывания наказания условно-досрочно
освобожденными. И в наше время некоторые юристы считают
условно-досрочное освобождение последней ступенью исполнения
наказания*(228).

Эта точка зрения представляется ошибочной. Если бы при условно-досрочном
освобождении продолжалось отбывание наказания, то присоединению
подлежала бы только та часть испытательного срока, которая была “не
отбыта”.

Нельзя рассматривать условно-досрочное освобождение от наказания как
внесение корректив в приговор*(229). Изменить приговор может только
вышестоящий суд в порядке кассационного или надзорного производства, а
не суд, вынесший приговор, или иной одноименный суд, который решает
вопрос об условно-досрочном освобождении осужденного от отбывания
наказания.

Условно-досрочное освобождение не колеблет стабильности приговора. К
тому же ошибки при его применении могут быть исправлены отменой
условно-досрочного освобождения для реального исполнения неотбытой части
срока наказания.

Некоторые авторы рассматривают условно-досрочное освобождение как
“субъективное право осужденного”*(230). Представляется, что приведенное
словосочетание не является определением условно-досрочного освобождения.
Оно лишь отмечает, что осужденный, как полагают сторонники этой точки
зрения, имеет право на условно-досрочное освобождение от наказания.

В юридической литературе встречается определение условно-досрочного
освобождения как поощрения*(231).

Не отрицая, что условно-досрочное освобождение действительно поощряет
осужденного, отметим, что приведенное определение носит излишне общий
характер. Под него подпадают и условное осуждение, и замена неотбытой
части наказания другим, более мягким наказанием, и т.д.

Суть рассматриваемой правовой категории заключается в досрочном
прекращении отбывания наказания при условии соблюдения освобожденным в
течение испытательного срока восстановленных законом требований.

В юридической литературе условно-досрочное освобождение от отбывания
наказания рассматривается как единое правовое явление. Но на самом деле
в ст. 79 УК РФ установлено два вида такого освобождения: полное и
неполное (частичное). Полным условно-досрочное освобождение будет в том
случае, когда осужденный отбывал только основное наказание. В подобной
ситуации невозможно условно-досрочно освободить от части неотбытого
основного наказания, а другую оставить для реального исполнения.
Условно-досрочное освобождение относится к неотбытой части основного
наказания в целом. Полным будет условно-досрочное освобождение
осужденного от основного наказания и всего дополнительного наказания.
Если же при условно-досрочном освобождении судом применяется частичное
освобождение от дополнительного наказания, то его оставшаяся часть
исполняется реально. Параллельно реализуется условно-досрочное
освобождение от основного наказания и реальное исполнение части
дополнительного наказания. Это неполное применение условно-досрочного
освобождения.

Обратим внимание на то, что в законе речь идет об условно-досрочном
освобождении от отбывания наказания, но возможно одновременное
освобождение как от основного, так и от дополнительного наказаний.
Следовательно, термин “наказание” употреблен в широком смысле. В ст. 53
и 55 УК РСФСР 1960 г. и в ст. 79 и 93 УК РФ установлено, что
условно-досрочное освобождение от отбывания наказания “может быть
применено” при наличии перечисленных в законе оснований. Основываясь на
словах “может быть”, нельзя, по нашему мнению, делать вывод о том, что
осужденные не имеют права на условно-досрочное освобождение, ибо оно
может быть применено или не применено по воле суда. Анализируемая
терминология закона неудачна. Если наличествуют все те предписания
закона, положенные в основу применения условно-досрочного освобождения
от отбывания наказания, то суд обязан применить его к осужденному. Закон
предоставляет администрации органов, исполняющих уголовные наказания,
право возбуждать перед судом ходатайства о применении условно-досрочного
освобождения к осужденным, чье поведение соответствует требованиям ст.
79 и 93 УК РФ.

Условно-досрочное освобождение – один из видов освобождения от
наказания. Суть его заключается в освобождении осужденного от
дальнейшего реального отбывания наказания с условием обязательного
соблюдения им ряда предписаний, перечисленных в законе и установленных
судом в соответствии с этим законом – ст. 79 и 93 УК РФ.

При условно-досрочном освобождении неотбытая часть наказания не
аннулируется. Ее исполнение только приостанавливается. И лишь после
истечения определенного срока, равного неотбытой части назначенного
судом срока наказания (испытательного срока), при соблюдении
освобожденным определенных требований – возврат к исполнению неотбытой
части срока наказания становится невозможным.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания применяется лишь в
тех случаях, когда достигнут определенный в законе уровень исправления
осужденного и при этом им фактически отбыта определенная часть срока
наказания.

Отдельные юристы считают, что первое является основанием, а второе –
обязательным условием применения условно-досрочного освобождения от
отбывания наказания*(232). Рассматриваемая точка зрения представляется
спорной. Требование отбытия осужденным определенной части срока
назначенного ему судом наказания также преследует достижение
определенных целей наказания: восстановление определенного уровня
социальной справедливости и покарания осужденного, частичное достижение
задач частной и общей превенций.

В ст. 53 и 55 УК РСФСР 1960 г. было определено, что условно-досрочное
освобождение от наказания могло быть применено к лицам, доказавшим свое
исправление честным отношением к труду и примерным поведением и отбывшим
при этом не менее определенной части срока наказания. Первое из
приведенных оснований условно-досрочного освобождения от отбывания
наказания в ст. 79 УК РФ изменено. Условно-досрочное освобождение
применяется в тех случаях, когда суд установит, что для дальнейшего
исправления осужденного нет необходимости в полном отбывании наказания.
В приведенной формулировке отсутствуют какие-либо формальные критерии,
на основании которых можно было бы сделать вывод о том, что для
дальнейшего исправления осужденного нет необходимости в продолжении
уголовно-исправительного процесса. Эта неопределенность, несомненно,
усложняет работу судов по применению условно-досрочного освобождения от
наказания, вносит в их деятельность излишние элементы субъективизма.

Толкование рассматриваемого положения закона приводит к выводу, что
условно-досрочное освобождение от отбывания наказания должно применяться
к лицам, твердо вставшим на путь исправления. Только в подобной ситуации
можно считать, что для их окончательного исправления нет необходимости в
полном отбывании назначенного судом наказания, а следовательно, в
дальнейшем осуществлении карательно-воспитательного процесса. На смену
ему приходит воспитательное воздействие. Но если при условно-досрочном
освобождении от основного наказания частично или полностью сохранено
дополнительное наказание, то лицо, к которому оно было применено, должно
подвергаться комбинированному воздействию: воспитательному и
карательно-воспитательному*(233).

На практике при решении вопроса о том, встал ли осужденный на путь
исправления, учитывается его поведение, осознание своей вины и т.п. И
рассматривается это применительно к режимным правилам отбываемого
наказания. При отбывании лишения свободы, например, учитывается
дисциплинированность осужденного, его отношение к труду, к возмещению
причиненного преступлением ущерба, к общеобразовательному и
профессионально-техническому обучению, к семье и т.д.

Твердое становление осужденного на путь исправления имеет различную
выраженность. Именно поэтому в соответствующих случаях дальнейшее
исправление осужденного возможно без дальнейшей реализации основного и
дополнительного наказаний или же при частичном или полном исполнении
дополнительного наказания.

Если условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания наказания
возможно в отношении лиц, вставших на путь исправления, то тем более оно
должно применяться к лицам, доказавшим в процессе отбывания наказания
свое исправление. Но в подобных случаях необходимо полное условное
освобождение как от основного, так и от дополнительного наказания.

Отказ от установления запретов применения условно-досрочного
освобождения каких-либо категорий лиц, отбывающих наказание, и
разрешение его применения к лицам, не только доказавшим свое
исправление, но и к более широкой категории осужденных – к тем из них,
кто твердо встал на путь исправления, – значительно расширяет границы
его применения. Условно-досрочное освобождение от наказания становится
доступным для каждого осужденного, отбывающего любое из перечисленных в
ст. 79 и 93 УК РФ наказаний.

Рассматриваемое основание применения условно-досрочного освобождения
осужденных от отбывания наказания в законодательстве разных стран мира в
основном одно и то же. Это – предположение суда о том, что осужденный не
совершит новое преступление и его дальнейшее исправление возможно без
продолжения отбывания наказания. Так, в _ 57 УК ФРГ определены следующие
требования для применения условно-досрочного освобождения: предположение
суда о том, что осужденный без дальнейшего исполнения наказания не
совершит новое преступление; согласие осужденного на применение к нему
условно-досрочного освобождения. К тому же при решении этого вопроса
суд, в частности, принимает во внимание личность осужденного, его
прежнюю жизнь, обстоятельства совершенного им деяния, его поведение при
отбывании наказания, условия его жизни и последствия, которые можно
ожидать в результате условно-досрочного освобождения.

Вторым основанием для применения условно-досрочного освобождения от
отбывания наказания является фактическое отбытие осужденным определенной
части срока наказания, продолжительность которой зависит от категории
преступления, совершенного осужденным.

В первоначальной редакции части 3 ст. 79 УК РФ устанавливалась
возможность условно-досрочного освобождения осужденного после отбытия им
не менее половины назначенного ему судом срока наказания за преступления
небольшой или средней тяжести; не менее двух третей срока наказания при
осуждении за тяжкое преступление; не менее трех четвертей срока
наказания должно быть отбыть лицо, подвергнутое наказанию в результате
отмены условно-досрочного освобождения от наказания. Не менее трех
четвертей срока наказания должны были отбывать лица, осужденные за новые
преступления, совершенные во время испытательного срока.

Исходя из опыта применения условно-досрочного освобождения от наказания
законодатель пришел к выводу о необходимости сокращения той части срока
наказания, после фактического отбытия которой возможно применение этого
института.

Федеральным законом от 9 марта 2001 г. “О внесении изменений и
дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации,
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс
Российской Федерации и другие законодательные акты Российской Федерации”
рассматриваемые части сроков отбываемых наказаний сократились и
составляют соответственно одну треть, половину и две трети срока
наказания. Эта новация приведет к значительному расширению применения
условно-досрочного освобождения от наказания. В первую очередь – к
сокращению общего числа лиц, отбывающих лишение свободы.

Как мы видим, в ч. 3 ст. 79 УК РФ определено, что самую большую часть
срока наказания, после отбытия которой возможно условно-досрочное
освобождение от наказания, должны отбывать те лица, которые были
осуждены за совершение особо тяжкого преступления, и те, кто нарушал
требования, предъявляемые к ним в течение испытательного срока (см. ч. 7
ст. 79 УК РФ). И это справедливо, ибо они не оправдали оказанного им
доверия.

Кстати, было бы желательно отнести к рассматриваемой категории и тех,
кто, отбывая наказание, определенное им в порядке замены неотбытой части
срока наказания другим, более мягким наказанием (ст. 80 УК РФ), вновь
осужден за преступление. Таким лицам также было оказано доверие, которое
они не оправдали.

Закон не запрещает применение условно-досрочного освобождения в третий
или даже в четвертый раз. Оно возможно после истечения максимального
срока наказания – двух третей его продолжительности. Но ведь повторное
его применение уже имело место после отбытия этой части срока наказания.
Поэтому по букве закона условно-досрочное освобождение в третий или
больший раз в подобных случаях возможно сразу же после установления
того, что “осужденный для своего исправления нуждается в полном отбытии
назначенного судом наказания”, т.е. при его твердом становлении на путь
исправления. Формально такая постановка вопроса возможна. Было бы
желательно указать в законе, что в рассмотренных ситуациях третье или
последующее условно-досрочное освобождение от наказания допустимо после
отбытия осужденным необходимой части срока наказания и дополнительной,
например, еще одного года.

В законе не решен вопрос о том, какую часть срока наказания должны
отбыть лица, осужденные по совокупности преступлений или приговоров за
преступления, относящихся к различным категориям. Например, осужденный
отбывает назначенное по совокупности преступлений наказание за
преступления небольшой тяжести и особо тяжкое преступление. В подобном
случае условно-досрочное освобождение возможно после фактического
отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания, назначенного
судом по совокупности преступлений.

В подобных ситуациях необходимо исходить из требований, относящихся к
более тяжкому преступлению, входящему в совокупность преступлений или
приговоров.

®

1/4

?

?тановить с достаточной уверенностью факт твердого становления
осужденного на путь исправления. Да и стоящие перед наказанием цели едва
ли могут быть достигнуты в какой-либо мере за меньший промежуток
времени.

Предписания, определяющие конкретные сроки наказания, которые необходимо
отбыть для применения условно-досрочного освобождения, имеют отношение
ко всем наказаниям, от отбывания которых возможно условно-досрочное
освобождение.

В ст. 79 УК говорится об отбытии осужденным определенной части срока
наказания как об одном из оснований применения условно-досрочного
освобождения, но не указано, имеется ли в виду основное наказание или
возможное сочетание основного и дополнительного наказания. Допустим,
виновное лицо было осуждено за преступление средней тяжести к четырем
годам лишения свободы с лишением права занимать определенные должности в
течение трех лет. Это дополнительное наказание исполняется как в течение
срока лишения свободы, так и в течение трех лет после его отбытия.
Следовательно, суммарная продолжительность исполнения наказаний будет
равна семи годам. Какая же из приведенных цифр берется в основу
исчисления минимально необходимой части срока наказания, по отбытии
которой возможно условно-досрочное освобождение: четыре года или семь
лет? Четкого решения этого вопроса в законе нет. В ст. 79 УК РФ
говорится об условно-досрочном освобождении от ряда перечисленных в
законе основных наказаний, а затем содержится дополнение: “:при этом
лицо может быть полностью или частично освобождено и от дополнительного
наказания”. Отсюда следует вывод: минимально необходимая часть срока
наказания, после отбытия которой допустимо условно-досрочное
освобождение от наказания, определяется с учетом только основного
наказания. Это – основа, к которой может примкнуть и условно-досрочное
освобождение от отбывания дополнительного наказания. Если же исходить из
учета суммарной продолжительности основного и дополнительного наказания
при определении той части срока наказания, отбытие которой делает
условно-досрочное освобождение от наказания возможным, то это может
создать ситуации, исключающие применение условно-досрочного освобождения
от наказания. Допустим, лицо было осуждено к одному году лишения свободы
и трем годам дополнительного наказания в виде запрета занимать
определенные должности. Суммарно должно отбываться осужденным наказание
сроком в четыре года. Если исходить из него, то условно-досрочное
освобождение станет возможным после двухлетнего срока, но при этом
лишение свободы будет уже исполненным, а от запрета занимать
определенные должности условно-досрочное освобождение в соответствии со
ст. 79 УК РФ невозможно.

В ч. 5 ст. 79 УК РФ определено, что лицо, отбывающее пожизненное лишение
свободы, может быть осуждено условно-досрочно, если судом будет
признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании наказания и
фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Обращает
на себя внимание, что в норме повторена ранее приведенная формулировка
основания применения условно-досрочного освобождения от отбывания
наказания, “если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем
отбывании наказания”.

Итак, в основу определения минимально необходимой части срока, после
отбытия которой допустимо условно-досрочное освобождение от наказания,
положены два правила.

Первое из них является основным – тяжесть преступления, за совершение
которого отбывается наказание – отнесение его к той или иной категории.
Второе – несоблюдение условно-досрочно освобожденным требований,
предъявляемых к нему во время испытательного срока, вследствие чего
условно-досрочное освобождение отменяется судом и исполнение наказания
возобновляется. Освобожденный не оправдал оказанного ему доверия, что и
предопределяет более жесткие условия повторного условно-досрочного
освобождения лишь после отбытия таким осужденным не менее двух третей
срока наказания.

Назначение пожизненного лишения свободы свидетельствует о чрезвычайно
высокой общественной опасности как содеянного, так и лица, осужденного
за него. Это и предопределяет возможность применения к таким лицам
условно-досрочного освобождения после фактического отбытия ими
двадцатипятилетнего срока наказания.

В ст. 79 УК РФ дан перечень основных наказаний, от исполнения которых
возможно условно-досрочное освобождение осужденных.

В законе установлена возможность частичного или полного
условно-досрочного освобождения и от дополнительного наказания, каковым
может быть только лишение права занимать определенные должности или
заниматься определенной деятельностью. Это единственное срочное
наказание, которое может быть назначено в качестве дополнительного
наказания на срок от шести месяцев до трех лет. Если осужденный был
условно-досрочно освобожден от основного наказания, а дополнительное
наказание было оставлено для его частичного или полного отбытия,
повторно вопрос об условно-досрочном освобождении от дополнительного
наказания не может быть поставлен. Условно-досрочное освобождение от
дополнительных наказаний возможно лишь в совокупности с освобождением от
основного наказания.

Следовательно, в законе акцентировано внимание на том, что это
требование, положенное в основу применения условно-досрочного
освобождения, едино для всех категорий лиц, отбывающих наказание.

Условность досрочного освобождения распространяется на оставшуюся
неотбытой часть срока наказания – это и есть испытательный срок, о чем
следовало бы прямо сказать в законе (ст. 73 и 74 УК РФ).

При условно-досрочном освобождении осужденного от пожизненного лишения
свободы продолжительность испытательного срока не установлена. Но это не
означает, что он имеет пожизненный характер. Испытательный срок может
реализовываться в границах судимости. В ст. 86 УК РФ определено, что
судимость при условно-досрочном освобождении от наказания исчисляется из
фактически отбытого срока наказания. Максимальный срок судимости равен
восьми годам. Сопоставительный анализ ст. 79 и 86 УК РФ приводит к
выводу, что испытательный срок при условно-досрочном освобождении от
пожизненного лишения свободы равен восьми годам. В зарубежных странах
условно-досрочное освобождение от отбывания пожизненного лишении свободы
допускается после отбытия осужденным длительных сроков этого наказания.
Так, согласно _ 3 ст. 78 УК Польской Республики этот срок равен 25
годам. Есть страны, в которых условно-досрочное освобождение лиц,
отбывающих пожизненное лишение свободы, допустимо на более льготных
основаниях. Так, в соответствии с _ 57 УК ФРГ такое освобождение
возможно по отбытии пятнадцати лет.

Закон предусматривает возможность частичного или полного
условно-досрочного освобождения и от дополнительного наказания или же
оставления его для реального исполнения полностью. Как в подобных
случаях должна определяться продолжительность испытательного срока, в
ст. 79 УК РФ не определено. Исходя из формулировки, в соответствии с
которой продолжительность испытательного срока равна неотбытой части
срока наказания, а в рассматриваемых случаях она будет слагаться из
неотбытой части срока основного наказания и полного или части срока
дополнительного наказания, каковым, как уже отмечалось, при
условно-досрочном освобождении может быть срочное наказание – лишение
права занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью. Это наказание, назначенное судом в качестве
дополнительного наказания, отбывается как в течение исполнения основного
наказания, так и после исполнения основного наказания (п. 4 ст. 47 УК
РФ).

Из сказанного следует, что продолжительность испытательного срока при
условно-досрочном освобождении от основного и частично от
дополнительного наказания равна сумме неотбытой части срока основного и
дополнительного наказания.

Если имело место полное условно-досрочное освобождение и от
дополнительного наказания, то продолжительность испытательного срока
равна сумме неотбытой части срока основного наказания и полной
продолжительности дополнительного наказания.

В тех случаях, когда суд применяет условно-досрочное освобождение от
основного наказания, оставляя дополнительное наказание для исполнения,
испытательный срок равен неотбытой части основного наказания.

Условно-досрочное освобождение применяется с расчетом на доведение
процесса исправления освобождаемого вне границ исполнения наказания.
Было бы логично предоставить суду право в определенных пределах
определять продолжительность испытательного срока с учетом
обстоятельств, характеризующих личность осужденного в процессе
исполнения наказания, и иных данных (например, отношения к семье,
наличия у него жилья, возможности трудоустройства или определения на
учебу и т.п.).

Рассмотрим еще одно обстоятельство: при условном осуждении предусмотрена
возможность продления испытательного срока (ч. 2 ст. 74 УК РФ). Было бы
целесообразно предусмотреть такую же возможность и при условно-досрочном
освобождении от наказания, что усилило бы гибкость, активность
воспитательного воздействия на условно-досрочно освобожденного и
контроль за его поведением. Итак, продолжительность испытательного срока
при условно-досрочном освобождении определяется механически – это
неотбытый срок наказания. Поэтому чем сложнее проходил процесс
становления осужденного на путь исправления, чем тяжелее совершенное им
деяние, а следовательно, и продолжительность осуществления
карательно-воспитательного процесса, тем меньше продолжительность
испытательного срока. Такой метод исчисления не учитывает особенности
личности условно-досрочно освобожденного. Ведь испытательный срок
выполняет две функции: контроля за обоснованностью применения
условно-досрочного освобождения и осуществления дальнейшего
воспитательного воздействия на условно освобожденного в обычных условиях
(кроме тех случаев, когда реально исполняется дополнительное наказание).
Необходимо особо подчеркнуть, что в соответствии с УК РСФСР 1960 г. при
осуществлении условно-досрочного освобождения лицам, доказавшим свое
исправление, функция их дальнейшего воспитания практически не
осуществлялась. В настоящее время подобного рода деятельность становится
важнейшим звеном завершения исправительного процесса, но вне границ
исполнения наказания.

Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на
осужденного обязанности, перечень которых дан в ст. 73 УК РФ,
регламентирующей применение условного осуждения. Основные из них прошли
апробирование в процессе их применения в прошлом к лицам, в отношении
которых применялась отсрочка исполнения приговора (ст. 46.1 УК РСФСР
1960 г.) – разновидность условного осуждения к лишению свободы,
доказавшая свою эффективность.

Учитывая обстоятельства, характеризующие личность осужденного и
совершенное им преступление, суд правомочен, применяя условно-досрочное
освобождение, обязать освобождаемого в течение испытательного срока не
менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления
специального государственного органа, уполномоченного осуществлять
контроль за условно-досрочно освобожденным, не посещать определенные
места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или
венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи.
Суд может возложить на освобождаемого исполнение иных обязанностей,
способствующих его исправлению. Более того, в течение испытательного
срока суд правомочен по представлению органа, осуществляющего надзор за
условно-досрочно освобожденным, отменять полностью или частично или
дополнять ранее установленные для него обязанности. Об этом прямо в ст.
79 УК РФ не сказано, но в ней содержится отсылка к ч. 7 ст. 73 УК РФ,
устанавливающей перечень обязанностей, возложение которых возможно при
условном осуждении. Надо полагать, правила гибкого изменения
обязанностей, возлагаемых на условно осужденных (ч. 7 ст. 73 УК РФ),
распространяются и на условно-досрочно освобожденных. Задачи,
поставленные перед этими обязанностями, полностью аналогичны как при
условном осуждении, так и при условно-досрочном освобождении. Они должны
усилить воспитательное воздействие в течение испытательного срока на
условно осужденных и условно-досрочно освобожденных. К такому выводу
приводит толкование ст. 73 УК РФ.

Налагаемые на условно-досрочно освобожденных обязанности сопряжены с
правоограничениями, принуждением, не имеющим, как об этом уже
говорилось, карательного содержания. Они призваны создавать, улучшать
условия для организации воспитательного процесса с осужденными, да и
сами эти обязанности могут иметь воспитательное значение (например,
обязанность проходить обучение в общеобразовательной школе).

В Испании при вынесении постановления об условно-досрочном освобождении
суд по надзору может назначить в качестве обязательного условия
освобожденному на срок до пяти лет: лечение в медицинских центрах или
специальных медицинских учреждениях; обязанность находиться в
определенной местности; запрет находиться в определенной местности.

В течение испытательного срока к условно-досрочно освобожденным
предъявляются определенные требования, несоблюдение которых ведет к
отмене условно-досрочного освобождения.

Если в течение испытательного срока условно-досрочно освобожденный
совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было
наложено административное взыскание, или злостно уклонялся от выполнения
обязанности, возложенной на него судом при применении условно-досрочного
освобождения, суд может по представлению органа, осуществляющего надзор
за условно-досрочно освобожденным, отменить условно-досрочное
освобождение, в связи с чем неотбытая часть срока наказания подлежит
реальному исполнению (п. “а” ч. 7 ст. 79 УК РФ).

Из рассматриваемого предписания закона следует, что не всякое нарушение
общественного порядка условно-досрочно освобожденным, а только то,
которое повлекло за собой применение к нему мер административной
ответственности, является основанием для возможного, а отнюдь не
обязательного решения суда об отмене условно-досрочного освобождения.
Следовательно, в данной ситуации мы имеем дело с так называемой
административной преюдицией, в соответствии с которой уголовно-правовое
решение проблемы возможно только в том случае, если имеет место
предшествующее воздействие на лицо административно-правового характера.
Вполне очевидно, что административное взыскание может быть наложено лишь
за злостное нарушение общественного порядка.

Поводом для отмены условно-досрочного освобождения от наказания может
послужить злостное уклонение от наложенных судом при применении
условно-досрочного освобождения обязанностей на освобождаемого. Такие
обязанности могут судом назначаться условно-досрочно освобожденному или
изменяться и в процессе испытательного срока.

Злостные нарушения – это, как правило, неоднократные, особенно грубые,
демонстративные нарушения, не прекращающиеся после предупреждения
органа, осуществляющего контроль за условно-досрочно освобожденным.

При отмене судом условно-досрочного освобождения неотбытая осужденным
часть срока наказания (в том числе и дополнительного) подлежит реальному
исполнению.

В тех случаях, когда условно-досрочно освобожденный во время
испытательного срока совершит неосторожное преступление, суд решает
вопрос об отмене или же о сохранении условно-досрочного освобождения.
Представляется, что если за новое преступление суд назначает виновному
наказание в виде лишения свободы или ареста, условно-досрочного
освобождение необходимо отменить.

По нашему мнению, нельзя считать лицо, реально отбывающее лишение
свободы или арест, успешно проходящим испытательный срок.

При совершении условно-досрочно освобожденным любого нового умышленного
преступления во время испытательного срока к наказанию за новое
преступление частично или полностью присоединяется неотбытая часть
предшествующего наказания по правилам назначения наказания по
совокупности приговоров (ст. 70 УК РФ)

По этим же правилам назначается наказание, если при совершении
неосторожного преступления суд находит необходимым отменить
условно-досрочное освобождение (п. “в” ч. 7 ст. 79 УК РФ).

По сравнению с УК РСФСР УК РФ устанавливает более льготные условия
применения условно-досрочного освобождения. Поэтому в соответствии со
ст. 10 УК РФ условно-досрочное освобождение от наказания в отношении
лиц, осужденных до 1 января 1997 г., должно применяться в соответствии с
предписаниями ст. 79 и 93 УК РФ. Однако реализация этого положения
осложнена тем, что в УК РСФСР не предусматривалась категоризация
преступлений. Поэтому вопрос об определении той части срока, после
отбытия которой возможно применение условно-досрочного освобождения,
нуждается в законодательном толковании.

Вместе с тем требования, предъявляемые во время испытательного срока к
лицам, условно-досрочно освобожденным, в основном усилены. По УК РСФСР
1960 г. только совершение условно-досрочно освобожденным преступления
влекло отмену этого института. Следовательно, возможность отмены
условного освобождения за нарушения общественного порядка на лиц, ранее
условно-досрочно освобожденных, не распространялась. На них нельзя было
налагать и различного рода обязанности.

Однако при совершении условно-досрочно освобожденным до 1 января 1997 г.
неосторожного преступления во время испытательного срока (ранее это
являлось обязательным основанием для отмены условного освобождения)
возможно в соответствии со ст. 79 УК и оставление судом в силе
условно-досрочного освобождения.

К лицам, совершившим преступления до 1 января 1997 г., но осужденным
после этой даты, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания
применяется без каких-либо исключений в соответствии с требованиями ст.
79 УК РФ. Условно-досрочное освобождение является льготной категорией,
которая реализуется в комплексе, изъятие из которого отдельных элементов
недопустимо.

Регламентация условно-досрочного освобождения должна осуществляться
только уголовным законом, материальным правом. Вопреки этой аксиоме в
ст. 176 УИК РФ, посвященной особенностям представления лиц, отбывающих
пожизненное лишение свободы, к условно-досрочному освобождению,
фактически вносятся изменение и дополнение в ст. 79 УК РФ. В ч. 1 ст.
176 УИК РФ указано, что условно-досрочное освобождение от дальнейшего
отбывания наказания лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы,
применяется лишь при отсутствии у осужденного злостных нарушений
установленного порядка в течение предшествующих трех лет, но подобного
ограничения ст. 79 УК РФ не устанавливает. К тому же рассматриваемое
предписание ч. 1 ст. 176 УИК РФ противоречит ч. 8 ст. 117 УИК РФ, в
которой установлено, что если в течение года со дня отбытия
дисциплинарного взыскания осужденный не подвергается новому взысканию,
он не считается имеющим взыскание. Следовательно, удлинение этого срока
давности до трех лет неправомерно.

В ч. 2 ст. 176 УИК РФ определено, что к условно-досрочному освобождению
не представляются лица, отбывающие пожизненное лишение свободы, если они
в период отбывания наказания совершили вновь тяжкое или особо тяжкое
преступление. Может быть, так и следовало бы решить этот вопрос, но не в
УИК, а в УК РФ. Следовательно, подобный запрет на применение
условно-досрочного освобождения противоречит ст. 79 УК РФ. В ч. 3 ст.
176 УИК РФ определено, что в случае отказа суда в условно-досрочном
освобождении осужденного повторное внесение представления может иметь
место не ранее, чем по истечении трех лет со дня принятия судом решения
об отказе. Это предписание должно быть в УПК, а не в УИК РФ. К тому же
не слишком ли велик рассматриваемый срок?

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019