.

Способы приобретения собственности

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 370
Скачать документ

Способы приобретения собственности

_ 117. Общий обзор

В римском праве основное деление способов приобретения собственности
есть деление их на первоначальные и производные. Способ приобретения
называется первоначальным – acquisitio originaria, если право
собственности приобретателя не основано на праве другого лица; способ
приобретения называется производным – acquisitio derivativa – когда
право собственности приобретателя основано на праве прежнего
собственника, так что приобретатель является правопреемником прежнего
собственника.

В до-Юстиниановском праве важное значение имело различение естественных
и цивильных способов приобретения собственности – acquisitiones
naturales или juris gentium и acquisitionis civiles. К acquisitiones
civiles причислялись mancipatio, in jure cessio, adjucatio и usucapio,
они были доступны только римским гражданам и не применялись к praedia
provincialia. К acquisitiones naturales причислялись между прочим
traditio и occupatio. Они были доступны и перегринам и применялись и по
отношению к praedia provincialia. Юстиниан упразднил это различие.

Производные способы приобретения собственности

_ 118. Traditio*(123)

I. Для перехода права собственности от одного лица к другому inter viros
недостаточно простое волеизъявление отчуждателя и приобретателя, а
требуется, сверх того, передача владения – traditio. Источники говорят
по этому поводу: traditionibus et usucapionibus dominia rerum, non nudis
pactis transferuntur. Исключение допущено только в пользу церквей и
благотворительных учреждений, которые приобретают собственность на
основании простого договора купли-продажи или дарения без традиции (1.
23 C. de ss. ecl. 1. 2). Ср. Виндшейд. _ 171, прим. 2.

Условия этого способа приобретения состоят в следующем. I. Отчуждатель
должен быть собственником или лицом, действующим от имени собственника,
на основании надлежащего полномочия или с его последующего согласия.
Исключение из этого правила допускается: а) в пользу кредитора по залогу
на основании принадлежащего ему jus distrahendi; b) в пользу фиска,
императора и императрицы; в случае отчуждения сими последними не
принадлежащих им вещей приобретатель становится собственником, и прежний
собственник сохраняет только личный иск об убытках против отчуждателя в
течение четырех лет. Приобретатель должен иметь право приобрести
собственность: такое право, по общему правилу, признается за всяким
правоспособным индивидом (исключение для иностранцев, евреев).

II. Отчуждатель должен иметь намерение перенести право собственности на
приобретателя, приобретатель – намерение сделаться собственником, –
animus transferendi и acquirendi dominii. Намерение это в большинстве
случаев прямо не выражается сторонами, а его приходится выводить из
сопутствующих традиции обстоятельств. При этом необходимо различать две
категории случаев. Существуют такие сделки, которые принципиально
направлены на передачу права собственности, напр., купля-продажа, мена,
дарение; раз в основании традиции лежит такая сделка, то in dubio
предполагается, что стороны имели желание приобрести и перенести право
собственности. Другими словами, если отчуждатель в данном конкретном
случае при заключении такой сделки не желает безусловного перехода права
собственности, он должен это особо оговорить, придать традиции условный
характер. Для этого служит, между прочим, pactum reservati dominii,
которое особенно часто присоединяется к договору купли-продажи, когда
продавец кредитирует покупную цену, и гласит в таком случае, что,
несмотря на то, что плата кредитирована, собственность должна считаться
перешедшей к приобретателю лишь после полной уплаты. Впрочем, если в
основании традиции лежит договор купли-продажи, то и помимо особой
оговорки vi legis предполагается, что продавец не желает перенести на
покупщика право собственности раньше уплаты покупной цены, раз продажа
должна быть совершена на наличные (т. е. раз цена не кредитирована, _ 41
I. de rer. div. 2. 1.). С другой стороны, существуют сделки, которые, по
общему правилу, не влекут за собою перехода права собственности, но с
которыми сторона в данном конкретном случае желает связать это
последствие. Сюда относятся случаи фидуциарной передачи права
собственности при залоге вещи, отдаче ее на хранение и т. д., где
формально кредитор по залогу, депозитарий и т. д. делается собственником
ради того, напр., чтобы иметь возможность лучше блюсти интересы против
третьих лиц. Если стороны в таких случаях желают перехода права
собственности в интересах той или другой из них, он должны особо заявить
о таковом своем желании.

III. Спрашивается, какое значение имеет тот факт, что вещь передана на
основании недействительной, оспоримой или ошибочно предполагаемой, но не
существующей на деле сделки? Переходит ли в таких случаях право
собственности на приобретателя, раз имеется налицо animus transferendi и
acquirendi dominii? Или иначе, есть ли традиция акт абстрактный (т. е.
такой, сила которого не зависит от causa traditionis) или материальный?
Старая доктрина признавала, что традиция есть акт материальный – она
требовала justa causa traditionis, т. е. требовала, чтобы вещь была
передана на основании действительной сделки. В настоящее время
господствующее мнение высказывается в пользу того, что и
недействительность сделки, лежащей в основании традиции, сама по себе не
препятствует переходу права собственности, если только стороны имели
animus transferendi и acquirendi dominii. Словом, традиция (при
наличности animus transferendi и acquirendi dominii) имеет, по общему
правилу, характер акта абстрактного, а не материального. Впрочем, из
этого общего правила допускают ряд исключений; в частности, традиция,
совершенная вопреки законному или судебному запрещению, недействительна.
Господствующее мнение более отвечает интересам оборота и вполне может
быть согласовано с источниками, а посему ему следует отдать
предпочтение.

Итак, собственность не переходит, если отсутствует animus transferendi и
acquirendi dominii. Такового нет, напр., в случае error in persona (если
вещь передана не тому лицу, которому собственник желает ее передать,
причем, впрочем, предполагается, что собственник вообще придавал
значение этому обстоятельству), или в случае error in dominio (если
собственник считает другое лицо собственником и передает свою вещь
третьему лицу в качестве представителя предполагаемого собственника. Ср.
1. 35 D. de a. r. d. 41, 1), равно в случае error in corpore. С другой
стороны, собственность переходит к приобретателю, хотя бы в основании
традиции лежала сделка оспоримая (напр., вещь передана на основании
убыточной купли-продажи, в которую продавец вовлечен вследствие обмана
покупщика) или ошибочно предполагаемая, но не существующая (уплата
недолжного), или даже недействительная (ср. 1. 36 D. de А. R. D. 41, 1),
если только недействительная сделка не принадлежит к разряду
недозволенных (напр., дарения между супругами), и если не существует
законного или судебного запрещения отчуждать данную вещь.

IV. Приобретатель сам или через представителя должен получить
юридическое владение вещью, притом с согласия отчуждателя или
представителя последнего. По общему правилу, приобретение юридического
владения связано с приобретением экономического владения вещью, т. е. с
реальной передачей ее. Если приобретатель был уже экономическим
владельцем вещи (напр., имение покупает арендатор), то приобретение
юридического владения происходит в силу договорного соглашения между
сторонами – так назыв. brevi manu traditio. Но юридическое владение
может быть приобретено и с оставлением вещи в экономическом владении
прежнего собственника посредством так назыв. constitutum possessorium
(напр., прежний собственник продает свой дом и остается жить в нем в
качестве квартиранта; в таком случае он становится детентором, а
юридическое владение вещью и вместе с тем право собственности переходит
к приобретателю). Эта последняя форма приобретения собственности без
реальной передачи вещи представляется очень опасной с точки зрения
интересов оборота. Если отчуждаемой вещью владеет не сам отчуждатель, а
третье лицо (напр., собственник продает украденную вещь, которая
находится еще у вора), то отчуждатель может только уполномочить
приобретателя завладеть вещью и с этой целью цедировать ему виндикацию,
но собственность переходит к приобретателю лишь после того, как ему
удастся завладеть вещью.

Примечание. Если вещь передана не самому приобретателю, а представителю
его для доставки ее тому лицу, от имени которого он выступает (напр., я
передаю проданную вещь лакею покупателя), то приобретатель с этого
момента становится собственником вещи, хотя бы представитель не передал
ему вещи, а удержал ее за собою или передал ее другому лицу. Если же
вещь передана фиктивному представителю для доставки ее тому лицу, за
представителя которого он себя выдает (напр., за получением купленной
вещи является в магазин обманщик, выдающий себя за лакея покупателя), то
традент сохраняет право собственности на вещь.

_ 119. Adjudicatio

При раздельных исках, суд может разделить вещь на реальные части и
присудит их отдельным собственникам или, если это признается неудобным
или невозможным, присудить всю вещь одному из сособственников с
обязательством вознаградить остальных бывших сособственников и т. д.
Право собственности переходит на основании самого судебного присуждения,
adiudicatio, если только участвующие в деле лица были единственными
сособственниками вещи. Итак, в данном случае для перехода собственности
не требуется передачи владения.

_ 120. Приобретение собственности одним лицом благодаря лишению ее
другого

В известных случаях собственник в виде наказания теряет свою
собственность в пользу другого лица. Так, собственник, не заплативший за
вещь должной пошлины, по общему правилу, теряет ее в пользу того лица
или учреждения, которое имеет право налагать пошлину; собственник дома,
не возместивший другому собственнику в течение 4 месяцев расходы на
необходимый ремонт дома, теряет свое condominium в пользу этого лица.
Родитель или родительница, вступая во второй брак, теряет право
собственности на lucra nuptialia в пользу детей от первого брака.

Примечание. Другие случаи производного приобретения. Кроме указанных
существуют еще некоторые другие случаи производного приобретения, о
которых речь впереди. Сюда относится, напр., приобретение на основании
наследования и отказа, а также impetratio dominii со стороны кредитора
по залогу.

Первоначальные способы приобретения собственности

_ 121. Приобретение плодов

Органические произведения вещи до отделения их от главной вещи
составляют части ее и не имеют самостоятельного значения. С момента
отделения их – separatio они становятся самостоятельными вещами, и право
собственности на них, по общему правилу, приобретает тот, кто в момент
separatio имеет право собственности на главную вещь. Из этого правила
допускаются некоторые исключения; в ряде случаев, собственность на плоды
приобретает не собственник главной вещи, а другие лица, а именно: a)
emphyteuta – приобретает плоды с момента отделения их, separatio; b)
узуфруктуарий – приобретает плоды со времени захвата, perceptio их; с)
что касается арендатора, то он приобретает плоды посредством perceptio,
но только с согласия собственника, другими словами, если собственник
запрещает ему присвоение плодов, то арендатор не приобретает их в
собственность; d) по господствующему мнению и добросовестный владелец,
bonae fidei possessor, приобретает право собственности на плоды с
момента отделения их; однако если собственник главной вещи требует
выдачи ее, то добросовестный владелец обязан выдать также и
непотребленные плоды (fructus exstantes), но он не отвечает за
потребленные плоды – fructus consumtos suos facit)*(124).

_ 122. Приобретение никому не принадлежащих вещей

Occupatio. Оккупация есть одностороннее завладение вещью. Она влечет за
собою приобретение права собственности на вещь, если вещь никому не
принадлежала и не входит в число вещей, изъятых из гражданского оборота;
res nullius primo occupanti cedit. Важнейшие res nullius: a) insula in
mari nata, вновь образовавшийся в море остров; он принадлежит primo
occupanti; b) дикие животные, которые находятся в состоянии естественной
свободы: по общему правилу, можно было охотиться не только на своей, но
и на чужой земле; однако собственник данного имения может запретить
посторонним лицам охоту в пределах своего имения. Охотник, проникающий в
имение, несмотря на такое запрещение, правда, становится собственником
оккупированных зверей, но собственник имения в таком случае может
требовать от него возмещения убытков посредством interdictum uti
possidetis или actio negatoria; с) выбрасываемые морем вещи, напр.,
раковины, кораллы и т. д.; d) вещи, брошенные собственником – res
derelictae; derelictio предполагает наличность animus derelinquеndi, т.
е. желание отделаться от вещи; некоторые ученые относят сюда так назыв.
iactus missilium, сущность которого заключается в том, что бросают
деньги или другие вещи в толпу (другие ученые усматривают в этом не
derelictio, а traditio in incertam personam – передачу вещи
неопределенному лицу, т. е. тому, кто первый подберет вещь); не
считаются дерелинквированными вещи, выбрасываемые за борт во время бури
для спасения корабля; е) по римскому праву сюда же относится военная
добыча.

Находка клада. Кладом признаются все ценные вещи, зарытые в землю,
вделанные в стену или иным образом скрытые, собственник которых уже
более неизвестен за продолжительностью истекшего времени. Если клад
найден на собственной земле или на земле, никому не принадлежащей, то он
переходит в собственность лица, нашедшего его. Если он случайно найден
на чужой земле, то половина его принадлежит лицу, нашедшему его, а
другая половина – собственнику имения; если же были произведены розыски
без разрешения собственника имения или по прямому поручению, то он весь
принадлежит последнему.

Находка потерянных вещей. Вещь считается потерянною, когда утративший ее
не знает, где ее отыскать или от кого потребовать, или вообще, каким
образом снова возвратить ее в свои руки. Нашедший вещь не становится, по
общему правилу, собственником ее, а обязан вернуть ее настоящему
собственнику.

_ 123. Приобретение собственности посредством приращения, accessio

Приращение через присоединение одной недвижимости к другой. Сюда
относятся случаи приобретения insula in flumine publico nata, alveus
derelictus, приобретение per alluvionem и per avulsionem. В частности,
остров, образовавшийся в публичной реке – insula in flumine publico nata
– приобретается собственниками прибрежных имений pro partibus divisis,
границею служит, с одной стороны, линия, проведенная посередине реки
вдоль ее течения, с другой, линии, пересекающие первую линию под прямым
углом и идущие от пограничных пунктов отдельных имений. Те же начала
применяются в том случае, если образуется свободная полоса земли
вследствие того, что публичная река оставила прежнее свое русло и
приняла новое направление, alveus derelictus. Простое наводнение не
изменяет права собственности. Земля, постепенно наносимая или
примываемая водою к берегу (так назыв. alluvio), составляет
собственность того, чей берег. Если ценный земляной участок силою
течения внезапно оторван от одного имения и пристал к другому, так
назыв. avulsio, то он приобретается собственником последнего имения,
если он срастется с этим имением.

Inaedificatio; строение, возведенное на чужой земле, переходит в
собственность того лица, которому принадлежит земля.

Satio и platatio; посеянные чужие семена переходят в собственность того,
кому принадлежит засеянная ими земля; деревья и другие растения,
пересаженные на чужую землю, присваиваются собственнику последней с того
времени, как они пустят на ней корни.

_ 124. Приобретение чужих движимых вещей посредством соединения,
смешения и ссыпки их с собственными движимыми вещами

Смешение и ссыпка – confusio и commixtio. Под confusio понимают слияние
жидких или растворимых веществ и сплавление металлов. Если confusio
произошло по взаимному соглашению между собственниками отдельных
веществ, то этим же соглашением определяется и характер отношений,
возникающих между заинтересованными лицами после смешения. Если смешение
произошло помимо такого соглашения (напр., случайно), то применяются
следующие положения: a) если разъединение веществ практически
осуществимо, то каждый сохраняет право собственности на свою вещь и
может требовать разъединения их; b) если разъединение практически
неосуществимо, то между прежними собственниками отдельных веществ
возникает отношение сособственности, причем идеальная часть каждого
пропорциональна ценности принадлежащего ему вещества; с) иногда confusio
может представлять собою вид спецификации; в таком случае применяются
постановления о последней.

?????$??$?????Q?ии и тут каждое из заинтересованных лиц сохраняет свое
исключительное право собственности на принадлежавшие ему вещи; на
практике же допускается vindicatio quantitatis, т. е. каждый может
требовать выдачи из общей массы такого количества вещей, какое
соответствует принадлежащему ему раньше количеству их, не имея права и
не будучи обязан требовать выдачи именно тех самых вещей, которые
принадлежали ему до ссыпки; другими словами, практически и в данном
случае возникает отношение собственности. Исключение допущено в том
случае, когда смешаны чужие деньги с собственными, и притом так, что
нельзя отличить одни от других; в таком случае не возникает vindicatio
quantitatis, а собственником всей суммы становится тот, кто произвел
смешение, и противная сторона сохраняет только личный иск против него.
Это постановление возникло в интересах оборота.

Соединение одних движимых вещей с другими. При соединении двух движимых
вещей всегда одна вещь считается главной, а другая принадлежностной.
Если соединена чужая вещь с собственной, то спрашивается, кому
принадлежит сложное целое? В этом отношении тоже надо различать две
категории случаев. Если разъединение возможно без повреждения вещей, то
каждое из заинтересованных лиц сохраняет право собственности на свою
вещь, может требовать от лица, у которого находится вещь, полученная
путем соединения, разложения ее (посредством actio ad exhibendum), и
затем виндицировать свою вещь (напр., картина вставлена в чужую раму,
бриллиант вставлен в чужое кольцо и т. д.). Если же разъединение
невозможно без повреждения вещей, то собственность на придаточную вещь
переходит к собственнику главной вещи (напр., рукопись написана на чужой
бумаге, или картина на чужом холсте). В последнем случае весьма важное
значение имеет вопрос о том, какую вещь считать главной. Источники не
дают общего ответа на этот вопрос; в одних случаях они считают главной
вещью ту, которая может существовать независимо от другой, в других
случаях ту, которая больше походит на целое, еще в других ту, которая
имеет большую ценность, и т. д. В частности, при исписанной бумаге
бумага считается главной вещью; относительно картин установлено
обратное: картина считается главной вещью, холст – придаточной.

_ 125. Приобретение чужих вещей на основании specificatio
(переработки)*(125)

Specificatio есть такая переработка движимой вещи, результатом которой
является изготовление новой вещи, т. е. вещи, служащей для
удовлетворения иных потребностей, чем первоначальная вещь. Сюда
относится, напр., превращение зерна в муку, винограда в вино, шерсти в
материю. Наоборот, окраска материи, вымолачивание зерен не подойдут под
понятие спецификации, ибо тут не возникает новой вещи. Если собственник
первоначальной вещи изготовил новую вещь, то, конечно, право
собственности на новую вещь принадлежит ему же. То же самое следует
допустить в том случае, если спецификант действовал по поручению
собственника первоначальной вещи (напр., золотых дел мастеру передан
слиток золота с тем, чтобы он изготовил из него вазу или цепочку и т.
д.). Если спецификант изготовил новую вещь из чужого материала без
поручения собственника последнего, то вопрос о том, кому принадлежит
новая вещь, представляется более сложным. Сабинианцы признавали
собственником новой вещи собственника материала. Прокулеанцы признавали
собственником новой вещи спецификанта. Верх одержало среднее мнение,
принятое и Юстинианом: новая вещь принадлежит спецификанту, если нельзя
восстановить ее в прежнем виде (напр., вино, мука); она принадлежит
собственнику материала, если это возможно (напр., золотой кубок).
Впрочем, и в последнем случае собственность переходит к спецификанту,
если она изготовлена им лишь частью из чужого, а частью из собственного
материала. Спрашивается, приобретает ли спецификант в указанных случаях
безусловно новую вещь в собственность, или только в том случае, когда он
находился in bona fide, т. е. не знал, что воспользовался чужим
материалом? Господствующее мнение совершенно резонно требует наличность
bona fides. Спецификант, конечно, обязан вознаградить собственника
материала за понесенный им убыток; как добросовестный приобретатель он
отвечает, однако, лишь в пределах своего обогащения.

_ 126. Приобретение чужих вещей на основании приобретательной давности.
Понятие и история*(126)

Институт приобретательной давности введен в интересах возможно полного
обеспечения собственности. Сущность его заключается в том, что тот, кто
владеет вещью как собственною в течение определенного срока времени, при
наличности известных условий приобретает право собственности на нее.
Такое владение, которое может перейти в собственность, называется
possessio ad usucapionem и противополагается possessio ad interdicta.
Признанием этого начала устраняется целый ряд сомнений и споров, и в
этом смысле приобретательная давность установлена в интересах
собственника. Уже древнее римское право выработало институт
приобретательной давности, так назыв. usucapio. Кто владел iusto titulo
и bona fide в течение одного года движимой вещью и двух лет недвижимою,
тот, по общему правилу, становился собственником ее; важное неудобство
состояло в том, что usucapio как цивильный способ приобретения
собственности не применялась к перегринам и не распространялась на agri
provinciales. Ввиду ограниченной сферы применения старинной usucapio,
позднейшее время выработало дополнительный институт, так назыв., longi
temporis praescriptio, которая применялась к провинциальным участкам и
была доступна перегринам. Именно претор постановил, что тот, кто justo
titulo и bona fide владеет участком 10 лет inter praesentes и 20 лет
inter absentes, может противопоставить виндикации собственника longi
temporis praescriptio или exceptio, другими словами, владелец не
приобретал права собственности, которое сохранялось за прежним
собственником, а только виндикация собственника погашалась давностью.
При таком положении вещей сохранялось, однако, то неудобство, что если
прескрибент, по истечении давностного срока, почему-либо утратил
владение вещью и вещь поступила вновь во владение собственника,
прескрибент не мог требовать обратной выдачи ее от него. Позднее,
однако, и это было допущено, т. е. прескрибент и в случае утраты
владения мог требовать возврата вещи не только от третьих лиц, но и от
прежнего собственника. Этим отпало важнейшее различие между usucapio и
longi temporis psaecriptio, но зато сохранились некоторые другие
различия: так, longi temporis praescriptio никогда не доставляла
квиритского права собственности. Итак, в позднейшем праве параллельно
существовали два института приобретательной давности – usucapio и longi
temporis praescriptio; идея, лежащая в их основании, у обоих была
одинаковая, но в предположениях и юридических последствиях существовали
некоторые различия. Юстиниан слил оба эти института в 531 году, он
связал с облегченными предположениями longi temporis praescriptio более
сильные юридические последствия usucaptio, т. е. полный непосредственный
переход права собственности. Вместе с тем он упразднил двухлетнюю
usucapio италийских участков и определил, что для всех недвижимых вещей
имеет силу 10-летний давностный срок inter praesentes и 20-летний –
inter absentes, для движимостей же установлен давностный срок в 3 года.
Весь институт новейшими юристами называется usucapio ordinaria.

Наряду с usucapio ordinaria Юстиниан создал еще дополнительный институт
usucapio extraordinaria. Именно, он постановил, что тот, кто до него за
истечением 30-летней исковой давности мог противопоставить виндикацию
собственника exceptio triginta или quаdraginta annorum, или praescriptio
longissimi temporis, приобретает, сверх того, на случай утраты владения
actio in rem, если только он в свое время приобрел вещь bona fide.
Другими словами, Юстиниан с предположениями общей исковой давности
соединил, под условием bona fides, владельца, последствия
приобретательной давности, т. е. переход права собственности. Важное
различие между обыкновенной и чрезвычайной приобретательной давностью
состоит в том, что при последней владелец не обязан указывать justus
titulus владения, а так как bona fides предполагается, доколе противное
не будет доказано, то владелец исключительно обязан доказать, что он
владел вещью не меньше 30 или 40 лет.

_ 127. Условия обыкновенной приобретательной давности

Существует пять условий приобретательной давности: а) непрерывное
владение, b) законное основание владения, с) добрая вера, d) истечение
срока, е) надлежащий объект.

Непрерывное владение, possessio. Первое условие есть владение вещью как
собственною, так назыв. possessio ad usucapionem. Владельцем в этом
смысле считается и тот, кто передал вещь во владение кредитору по залогу
и прекаристу, равно эмфитевту и суперфициарию. Следовательно, в этих
случаях одно лицо possidet ad usucapionem, другое, как-то: кредитор по
залогу или прекарист – ad interdicta (конечно, строго говоря, в данном
случае тот, кто передал вещь, напр., кредитору по залогу или прекаристу,
не владеет ею вовсе, а только время нахождения вещи у этих лиц
засчитывается ему в срок приобретательной давности, якобы он владел ею).
Объектом владения может служить только res in commercio, далее,
интеллектуальная часть вещи, а относительно земельных участков – и
реальная часть, но только не совокупность вещей как таковая.

Законное основание владения – iustus titulus. Владение вещью должно было
быть приобретено на таком основании, которое само по себе открывало
возможность непосредственно приобрести собственность, хотя в данном
частном случае, ввиду внешних препятствий, приобретение владения не
повело за собою непосредственного приобретения собственности. К таким
основаниям относятся напр., купля-продажа, дарение, легат и т. д. (в
противоположность, напр., договору заклада, найма и т. п.). Препятствием
для непосредственного приобретения собственности в данном частном случае
могло служить, напр., то обстоятельство, что даритель или продавец сам
не был собственником. Число таких оснований, justi tituli, – довольно
велико; в источниках упоминается отдельно: владение pro soluto, pro
emtore, pro herede, pro donato, pro derelicto, pro legato, pro dote, pro
transactione; общее название для всех титулов, вообще, и не упоминаемых
особо, в частности, – pro suo. В данном частном случае может не
существовать законного основания, хотя владелец и убежден в том, что
таковое существует, – напр., владелец думает, что купил вещь, но
купля-продажа была недействительна, так как вещь куплена у умалишенного,
который казался здоровым; или лицо поручило представителю купить вещь, и
тот ему доставляет ее, утверждая, что он купил ее; но на самом деле
представитель получил ее лишь на хранение или во временное пользование.
По вопросу о том, в каких пределах можно ссылаться на такое мнимое
основание, или, другими словами, в каких случаях мнимое основание,
titulus putativus, может заменить действительное, titulus verus,
существует спор. Наиболее правильной представляется теория Дернбурга
(Панд. I _ 220), который говорит следующее: первоначально римские юристы
допускали только verus titulus. С течением времени, однако, в отдельных
частных случаях стали допускать и titulus putativus, пока, наконец, не
было признано, что мнимое основание равносильно действительному во всех
тех случаях, когда заблуждение владельца относительно существования
основания по обстоятельствам дела представляется извинительным, –
probabilis error possidentis usucapioni non obstet.

Bona fides – добрая вера*(127). Владелец должен находиться in bona fide,
т. е. он не должен знать о тех препятствиях, в силу которых он не мог
непосредственно сделаться собственником. Сверх того, bona fides должна
основываться на извинительном заблуждении – error probabilis, в
частности, она, по общему правилу, не должна основываться на error
juris; в источниках прямо говорится: nunquam in usucapionibus juris
error possessori prodest (1.31 pr. D. de usurp. 41,3). В чистом римском
праве bona fides, по общему правилу, должна быть налицо только в момент
приобретения вещи во владение, так что mala fides superveniens on nocet.
По каноническому праву, реципированному современным римским правом,
требуется bona fides за все время владения вещью; следовательно, теперь
mala fines superveniens nocet. Владелец не обязан доказывать, что он
владеет вещью bona fide; напротив, bona fide предполагается, доколе
противное не будет доказано.

Истечение срока приобретательной давности – tempus. Для давностного
приобретения движимостей требуется 3-летний срок; для недвижимостей
inter praesentes, т. е. для лиц, жительствующих в одной и той же
провинции, – 10 лет, inter absentes – 20 лет. Провинцию теперь заменяет
судебный округ. Если часть 10-летнего срока протекла inter praesentes,
то лишь для остальной части требуется двойное число лет. Вещь
окончательно приобретена с момента наступления последнего для законного
срока. Если вещь приобретена на основании деривативного титула, то при
известных условиях допускается accessio possessionis, т. е. не
требуется, чтоб узукапиент сам владел вещью в течение всего срока
приобретательной давности, а он может присчитать время нахождения вещи у
своего предшественника. При этом различают приобретение titulo singulari
и titulo universali, т. е. в качестве наследника. Если узукапиент
приобрел вещь titulo singulari, то требуется, чтобы владение
непосредственно перешло к нему от его auctor’a: сверх того, конечно,
требуется, чтобы предшественник и преемник оба владели вещью justo
titulo и bona fide. Что касается наследника и других лиц, приобретших
вещь titulo universali, то они и в этом отношении вступают в права
наследодателя, т. е. продолжают начатое наследодателем давностное
приобретение вещи, хотя бы вещь поступила во владение наследника не
тотчас после смерти наследодателя; другими словами, в общий срок
приобретательной давности включается и время, пока наследственная масса
представляла собою hereditas jacens, т. е. пока наследник еще не
приобрел открывшегося наследства, если только в это промежуточное время
вещью не завладело третье лицо. С другой стороны, если наследодатель
находился in mala fide и след., не был узукапиентом, то наследник,
несмотря на его bona fides, не может сделаться узукапиентом, ибо он
succedit in vitium defuncti. Ввиду изложенного, а данном случае
правильнее говорить не об accessio possessionis, а о successio
possessionis, как то делает Дернбург, и ограничить понятие accessio
possessionis случаями приобретения titulo singulari.

Res habilis – вещь, которая может быть приобретена путем узукапии.
Некоторые вещи не подлежат давностному приобретению по субъективным
основаниям, т. е. ввиду принадлежности их определенным лицам, интересы
которых особо охраняются, как то: res fiscales, res dominicae, вещи
несовершеннолетних и недвижимые вещи церквей и благотворительных
учреждений. По объективным же основаниям не подлежат приобретательной
давности: a) res furtivae – краденые вещи, еще на основании
постановления XII табл. и Lex Antinia; b) res vi possessae – недвижимые
вещи, насильственно отнятые у собственника, пока они не возвращены ему,
на основании lex Julia et Plautia; c) вещи, отчуждение которых запрещено
законом; d) спорные межи; е) некоторые другие вещи.

_ 128. Перерыв и приостановка давностного приобретения

Давностное приобретение считается прерванным (так назыв. usurpatio), т.
е. все истекшее время исключается из давностного срока в следующих
случаях: 1) в случае перерыва владения – usurpatio naturalis, напр., у
владельца вещь насильственно отнята или он дерелинквировал вещь и т. д.;
во всех таких случаях, если он сам или третье лицо bona fide завладеет
вещью, может быть начат только новый давностный срок; 2) в случае
предъявления к узукапиенту виндикации, хотя бы процесс не был доведен до
конца; впрочем, в этом случае владение прерывается только по отношению к
виндиканту, а не по отношению к третьим лицам; 3) в том случае, когда
владелец перестает быть владельцем добросовестным (в чистом римском
праве этого случая не существовало, так как там действовало правило:
mala fides superveniens non nocet).

Давностное приобретение приостанавливается: 1) если вещь, давностное
приобретение которой началось, перейдет в собственность лица, по
отношению к которому не допускается давностное приобретение; напр., вещь
лица А, которою владеет ad usucapionem Б, переходит в собственность
несовершеннолетнего наследника лица А; 2) в случае наступления известных
юридических и фактических препятствий для предъявления иска о
собственности.

_ 129. Чрезвычайное давностное приобретение, usucapio extraordinaria

Для него требуется владение вещью как собственною в течение 30 или 40
лет под условием bona fides; по римскому праву была достаточна bona
fides в момент приобретения вещи, теперь требуется bona fides в течение
всего этого срока. Владелец не обязан доказывать, что он владеет вещью
bone fides, дело противника доказать его mala fides, он не обязан также
указать justus titulus, на основании которого он приобрел владение; в
остальном действуют те же положения, как и для usucapio ordinaria. Таким
путем могут быть приобретены и вещи, относительно которых не допускается
обыкновенное давностное приобретение, т. е. res furtivae и т. д.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019