.

Рецидивная и профессиональная преступность и ее предупреждение

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 798
Скачать документ

Рецидивная и профессиональная преступность и ее предупреждение

§1. Рецидивная и профессиональная преступность в истории России

В криминологическом смысле рецидив – это повторность совершения
преступления, а профессионал – лицо, занимающееся совершением
преступлений как профессией. Из этих понятий вытекает суть рецидивной и
профессиональной преступности. Первая – преступность, включающая все
повторно или многократно совершенные одними лицами преступления, вторая
– преступления, совершенные многократно лицами, являющимися
криминальными профессионалами.

История рецидивной и профессиональной преступности в России уходит
своими корнями в далекое прошлое. Эта преступность связана, как ни
странно, с долгое время существовавшим крепостным правом. Многие
крепостные крестьяне, не выдерживая издевательств со стороны помещиков,
убегали от них. Иные полностью пропивали свое имущество и, чтобы не
отдавать долги, также подавались в бега. Поскольку трудоустроиться они
нигде не могли, средства на пропитание добывали грабежами и разбоями на
дорогах. Так, только с 1719 г. по 1742 г. в розыске числились более
полумиллиона крепостных крестьян. В среднем ежегодно от помещиков
убегали свыше 200 тысяч крепостных.

Кражи и разбои в это время большей частью носили групповой характер,
т.к. беглые крестьяне сбивались в шайки и преступления совершали
совместно. Членов таких шаек называли “лихими людьми”, поскольку творить
зло тогда называлось “делать лихо”.

В городах преступления чаще всего совершали бродяги, спившиеся
мастеровые и ремесленники, а также все те же беглые крестьяне, так
называемые пришлые люди, которые для облегчения преступных посягательств
нередко переодевались в стрельцов и под их видом грабили припозднившихся
горожан.

В больших городах существовали даже места концентрации “пришлых и лихих
людей”. В Москве, например, это были Немецкая слобода и деревни за
Серпуховской заставой. Позже местом сбора профессиональных преступников
в Москве стал знаменитый Тишинский рынок, в Петербурге – кабаки, вольные
дома, торговые бани, рынки, харчевни.

О размахе рецидивной и профессиональной преступности в то время может
свидетельствовать, например, тот факт, что в конце XVIII в.
представители Устюжного уезда приезжали в Москву с челобитной на
разбойников, в которой указывали, что пропившиеся крестьяне собирались в
группы по 20 человек и занимались разбоями, налагая на целые деревни
огромные выкупы. Можно с определенными оговорками утверждать, что,
наверное, именно тогда было положено начало отечественному рэкету.

В первой половине XIX в. из числа преступников, сосланных в Сибирь за
двадцать лет, больше половины приходилось на осужденных за кражи и
мошенничество. Причем за грабеж и разбой осуждалось преступников в 2
раза больше, чем за убийство. В целом же можно утверждать, что
профессиональная преступность носила корыстно-насильственный характер.

Очевидно, что примерно к этому времени следует отнести все возрастающую
взаимообусловленность профессиональной и рецидивной преступности. Как
правило, рецидивисты все чаще становились профессиональными
преступниками, специализируясь на совершении однотипных преступлений,
постоянно совершенствуя и оттачивая свое преступное мастерство.

Отмена крепостного права в 1861 г. вызвала огромные миграционные
процессы. Стали появляться рецидивисты и профессиональные преступники из
дворян и купцов, которые многократно совершали подлоги кредитных бумаг,
карточное мошенничество, карманные и квартирные кражи.

В среднем за год полиция Петербурга задерживала свыше 100 рецидивистов
и профессиональных преступников, часто с использованием созданной в 60-х
гг. XIX в. фотокартотеки воров.

Возраст рецидивистов и профессиональных преступников конца XIX в.
составлял: от 22 до 30 лет (30,1% от их общего числа); от 30 до 40 лет
(26,4%). Больше половины из числа осужденных преступников
специализировались на совершении однородных преступлений.

В местах лишения свободы того времени не был организован труд
заключенных, что способствовало шлифовке и совершенствованию ими своего
мастерства в течение всего времени отбывания наказания.

Перед Первой мировой войной при некотором снижении преступности в
стране резко возросло количество таких многократно совершаемых уголовных
посягательств, как мошенничество, подделка документов, преступления
против нравственности, а также распространение наркотиков (кокаина). К
этому времени сложилась следующая структура рецидивистов и
профессиональных преступников.

1. Грабители (“громилы”), использующие в своей преступной деятельности
кистень, топор и веревку, финские ножи. В начале XX века уголовным
розыском была обезврежена действовавшая в районе Большой Грузинской
дороги преступная шайка грабителей-убийц, в состав которой входили более
100 участников, включая даже местных жителей. Руководителям этой шайки
удалось подкупить чиновников местной администрации, которые помогали
конспирировать ее преступную деятельность.

2. Воры, имеющие около 25 разновидностей так называемых воровских
профессий, в том числе:

– похитители денег из сейфов и других хранилищ (“медвежатники” –
вскрывавшие и “шнифферы” – взламывавшие сейфы). В начале XX в. ими
впервые для взлома сейфа был использован газосварочный аппарат;

– железнодорожные воры (“городошники” или “шоттенфеллеры”);

– похитители грузов с гужевых повозок;

– воры, кравшие ценности с экипажей (“поездушники”);

– воры, кравшие из гостиниц;

– квартирные воры (“домушники”);

– конокрады (“скамеечники”), занимавшие первое место среди преступных
сообществ по степени организованности. В состав сообществ конокрадов
входило иногда до нескольких сот человек;

– карманные воры (“марвихеры” – международные карманники, воровавшие в
основном у иностранцев; “малинщики” – специально доводившие потерпевших
до состояния крайней степени опьянения, чтобы затем обобрать;
“хипесники” – группы, включающие профессиональных проституток, обиравших
клиентов);

– скупщики краденого (“барыги”);

– укрыватели преступников (“становщики”).

3. Мошенники, составлявшие элиту уголовного мира. Основные виды их
преступной деятельности сводились к обману с использованием: денежной
или вещевой куклы (“басманщики”); фальшивых драгоценностей
(“фармазонщики”); мнимой женитьбы (“женихи”); сбора пожертвований
(“сборщики”); игорного обмана (“золоторотцы”); лиц, выдаваемых за
чиновников (“стряпчие”).

4. Фальшивомонетчики.

После октября 1917 г. широкое распространение получила рецидивная и
профессиональная корыстно-насильственная преступность. Наиболее
известными профессиональными убийцами 20-х гг. были: Петров-Комаров,
Карл Юргенсон, Мишка Культяпый, Котов-Смирнов и др. Так, последний
совершил 116 убийств с целью ограбления, используя в качестве орудия
преступления топор и молоток.

Преимущественно политический характер носил в то время бандитизм. Во
второй половине 1917 г. только в Москве действовало около 30 банд. На
Псковщине в течение 5 лет действовала банда Воробья, насчитывавшая 165
человек. В той же области ежегодно похищалось до 1000 лошадей.

Организованные банды профессиональных преступников имели устрашающие
названия: “Черная маска”, “Девятка смерти”, “Бим-Бом”, “Руки на стенку”
и др. Около 95% всех разбойных нападений были вооруженными, а каждое
второе совершалось на улице. В 1919 г. было совершено 2816 грабежей и
разбоев, в 1920 г. – уже 7319.

Кражи среди имущественных преступлений составляли 73%. При этом они
также совершались в основном группами преступников-рецидивистов.
Воровские шайки были устойчивы, имели хорошую техническую оснащенность и
постоянные рынки сбыта. Огромных размеров достигло “нэпманское” торговое
мошенничество.

Исследователи этого периода отмечали до 90 разновидностей криминальных
специальностей профессиональных преступников.

Ужесточение в стране в 30-е гг. репрессивных мер коснулось не только
политических противников существующего режима, но и рецидивистов и
профессиональных преступников. В результате Пленум Верховного Суда СССР
20 декабря 1936 г. отметил, что преступность в стране снизилась вдвое.
Руководители правоохранительных органов и ученые, занимавшиеся вопросами
борьбы с преступностью, необоснованно заявляли в то время, что с
профессиональной преступностью в стране покончено. Подобная оценка,
безусловно, не соответствовала действительности и нанесла существенный
вред борьбе с преступностью, поскольку в течение длительного времени
изменения в характере и структуре рецидивной и профессиональной
преступности не изучались и не систематизировались.

§2. Понятие и криминологическая характеристика рецидивной и
профессиональной преступности

Рецидивной преступностью является совокупность преступлений,
совершенных лицами, ранее совершившими преступления, и совокупность
таких лиц.

В основе этой преступности лежит рецидив (повторность и многократность
совершенных преступлений), имеющий много разновидностей.

1. По социально-правовому характеру выделяются:

– уголовно-правовой (легальный) рецидив – совершение нового
преступления лицом, имеющим не снятую и не погашенную в установленном
порядке судимость;

– пенитенциарный рецидив – совершение лицом, ранее отбывавшим наказание
в виде лишения свободы, нового преступления и осужденным вновь к лишению
свободы, либо совершение преступления в условиях отбывания наказаний в
виде лишения свободы;

– криминологический (фактический) рецидив – совершение
уголовно-наказуемых деяний как лицами, к которым применялось уголовное
наказание либо меры, его заменяющие (независимо от снятия или погашения
судимости за прежние преступления), так и лицами, к которым
уголовно-правовые меры воздействия не применялись.

2. По степени общественной опасности, определяемой тяжестью ранее
совершенных лицом преступлений, легальный рецидив подразделяется на
простой, опасный и особо опасный.

3. Количество совершенных ранее преступлений является основанием для
выделения однократного или многократного рецидива.

4. Характер совершаемых преступлений лежит в основе выделения общего
(совершение разнородных преступлений) и специального (совершение
однородных преступлений) рецидива. Разновидностью специального рецидива
является криминальный профессионализм (многократное совершение, как
правило, однородных преступлений), свидетельствующий об упорном
стремлении лица продолжать преступную деятельность.

Профессиональная преступность – это совокупность преступлений,
совершенных лицами, обладающими признаками криминального
профессионализма. Такими признаками являются:

– постоянство преступной деятельности;

– привычный характер этой деятельности (бессознательная страсть);

– устойчивый вид преступного занятия (своеобразная специализация
преступников);

– обладание преступниками определенными познаниями и навыками
преступного занятия (их квалификация);

– преступный промысел и стабильность результатов преступной
деятельности (совершаемые преступления являются основным источником
средств существования преступника);

– связь преступников с криминальной средой;

– специфическая криминальная субкультура преступников;

– высокая степень неуязвимости преступников от уголовного
преследования.

Устойчивый вид преступного занятия характеризуется систематическим
совершением, как правило, однородных преступлений. В этом проявляется
взаимосвязь рецидивной и профессиональной преступности. При этом
профессиональной преступности всегда присущ криминологический рецидив, а
она сама является разновидностью рецидивной преступности.

Рецидивная и профессиональная преступность обладает определенными
закономерностями. К их числу можно отнести следующие.

1. Повышенная общественная опасность, обусловленная ее особенно тяжкими
последствиями, негативным влиянием на общество, на криминализацию
значительной части населения.

2. Достаточно большая распространенность и устойчивость. В структуре
преступности рецидивные преступления, в том числе и профессиональные,
составляют около 30% при постоянном росте их числа (за последние
двадцать лет более чем 3,5 раза). Растет криминальная активность
рецидивистов – их число достигает 20-25% всех привлекаемых к уголовной
ответственности лиц. Об этом же свидетельствует и достаточно высокий
уровень многократного рецидива (более трети всех рецидивных
преступлений).

3. Особая сфера криминальных интересов преступников и тяжесть
совершаемых ими преступлений. Абсолютное большинство совершаемых
рецидивистами преступных деяний (90%) приходится лишь на двадцать
составов преступлений. В основном это преступные посягательства на
собственность, общественную безопасность, на личность. Почти 50% всех
рецидивных преступлений составляют тяжкие посягательства (грабежи,
разбои, причинение вреда здоровью, изнасилования, хулиганство). Треть
этих преступлений – убийства, кражи (в том числе квартирные, карманные),
мошенничество, вымогательство. Наблюдается рост участия рецидивистов в
совершении бытовых преступлений, в похищении автотранспорта, перевозимых
грузов, в незаконном обороте оружия и наркотиков, в похищении людей,
заказных убийствах, разбоях с проникновением в жилище и т.п.
Незначительны их преступные проявления в экономической сфере, в
совершении неосторожных преступлений.

4. Высокий удельный вес специального рецидива преступлений,
свидетельствующего об их профессиональном совершении. Более половины
всех однородных рецидивных преступлений совершают грабители, хулиганы,
квартирные и карманные воры, мошенники, являющиеся профессиональными
преступниками, не имеющими иного постоянного источника дохода.

В то же время в рецидивной преступности наблюдаются два
взаимоисключающих процесса – одни преступники, ранее совершавшие
однородные преступления, переходят к иным видам криминальной
деятельности, другие же со временем начинают совершать лишь однородные
преступления. Так, рецидивисты, начавшие свою преступную деятельность с
краж, при повторном осуждении лишь в половине случаев несут
ответственность за кражу. Таким образом, с увеличением количества
судимостей специальный рецидив часто утрачивает свое значение и
становится общим (в 40% случаев). Объясняется это тем, что с течением
времени преступникам в силу потери здоровья и общего старения все
труднее осуществлять проникновение в жилище или заниматься карманными
кражами. По мере роста числа судимостей, особенно у преступников в
возрасте, тяжесть совершаемых ими преступлений зачастую снижается.
Большинство рецидивистов, составляющих основу профессиональных
преступников, если и доживают до старости, то заканчивают свои дни в
качестве бомжей на городских помойках.

Однако в целом увеличение количества судимостей сопряжено с
возрастанием специального рецидива, с нарастанием тяжести содеянного и
его последствий. Благодаря ориентации рецидивистов на правила поведения,
принятые в преступной среде, безусловного стремления к лидерству,
происходит их переход от совершения менее тяжких к тяжким преступлениям,
например от краж к грабежам или разбоям.

5. Зависимость рецидива преступлений от криминального “стажа”
преступника. С увеличением такого “стажа”, показателем чего является
рост числа судимостей, возрастает и уровень рецидива. Так, лица, имеющие
пять судимостей, совершают новые преступления в 1,5 раза чаще, чем те,
кто имеет лишь одну судимость.

Чем больше криминальный “стаж”, тем сложнее разоблачить преступника,
тем меньше улик он оставляет на месте совершения преступления, тем более
глубокой и стойкой является его антиобщественная установка. В свою
очередь криминальный “стаж” зависит от уровня подготовки преступника и
от степени его мастерства и квалификации. Например, на приобретение
необходимых минимальных навыков начинающий карманный вор под наблюдением
опытного учителя из криминальной среды затрачивает около шести месяцев.

Опытные рецидивисты и профессиональные преступники стараются не
афишировать источники своего благополучия, достаточно часто устраиваются
на какую-либо второстепенную работу, позволяющую им иметь как можно
больше свободного времени. Свое антиобщественное поведение такие лица
всячески скрывают, и поэтому внешне чаще всего оно проявляется лишь на
уровне микрогруппы.

6. Высокая интенсивность рецидива, зависимость совершения лицом
рецидивного преступления от времени, прошедшего после его освобождения
из места лишения свободы, а также от характера предыдущего наказания.
Как показывают исследования, наибольшее число повторных преступлений
(около 60%) совершается в течение первого года после освобождения лица
из места лишения свободы. Более того, около 20% рецидивистов совершают
новое преступление, еще находясь в местах лишения свободы. В последующие
годы количество совершаемых ими новых преступлений снижается (до 30% во
втором году, до 15% в третьем).

Чаще всего рецидив преступлений совершают лица, ранее отбывавшие
наказание в виде лишения свободы.

7. Высокая степень организованности и профессионального мастерства
рецидивистов, групповой характер совершенных ими преступлений. Более 40%
всех участников организованных преступных формирований составляют
рецидивисты, в том числе профессионалы преступного мира.

Высокий криминальный профессионализм рецидивистов зачастую приводит к
увеличению временного разрыва между совершением ими преступления и
последующим наказанием виновных. В среднем, согласно оценкам экспертов,
один рецидивист из числа профессиональных воров и мошенников совершает в
год до 140 преступлений, за которые не привлекается к уголовной
ответственности.

Групповой рецидив характеризуется относительной стабильностью (15-20%).
Его распространенность особенно велика при совершении разбоев, грабежей,
краж, мошенничества, хулиганства, изнасилования. Однако доля групповой
преступности в структуре рецидива ниже, чем в структуре преступности в
целом (соответственно 15-20% и 30%). Многие рецидивисты, в том числе и
профессионалы, в целях конспирации (особенно при совершении убийств)
предпочитают действовать в одиночку, но в то же время активно
содействуют формированию преступных групп в среде молодежи. Не случайно
групповой рецидив несовершеннолетних характеризуется даже более высокими
показателями, чем такой же рецидив взрослых.

8. Значительное омоложение рецидивной преступности. Если в прошлые годы
средний возраст рецидивистов составлял 40 лет и старше, то в последнее
время 77% рецидивистов совершают преступления в возрасте 19-35 лет.
Средний возраст даже современных так называемых воров в законе не
превышает 35 лет.

9. Тесная связь рецидивной преступности с социальными пороками,
существующими в обществе, о чем свидетельствуют высокая доля
рецидивистов, не занятых в момент совершения новых преступлений
общественно полезным трудом (около 40%); систематическое злоупотребление
ими спиртными напитками (около 80%), наркотиками (30%); наличие у них
психических аномалий, как правило, на почве алкоголизма (60%).

Изучение рецидивной и профессиональной преступности, борьба с ней
является важной задачей общества и государства. Значимость этой борьбы
определяется особо негативным влиянием рецидивистов и профессиональных
преступников на воспроизводство первичной преступности и тем самым на
осложнение криминальной ситуации в стране; ростом совершения тяжких и
особо тяжких преступлений, количество которое превышает 60% в структуре
всей преступности. Решение этой задачи осложняется особенностями
личности рецидивистов и профессиональных преступников, стойкостью их
антиобщественной установки; продолжением преступной деятельности,
несмотря на принимаемые к ним меры; использованием решительных и умелых
преступных действий; вредным влиянием, оказываемым на неустойчивых лиц,
распространением криминальной субкультуры.

§3. Особенности личности рецидивиста и профессионального преступника

Личность преступника-рецидивиста – это целостная совокупность его
взаимосвязанных социально-значимых отрицательных свойств, которые во
взаимодействии с внешними условиями и обстоятельствами обусловливают
совершение повторных преступлений. В криминологическом смысле к
рецидивистам относятся лица: ранее судимые, у которых судимость либо
погашена, либо снята; освобожденные от уголовной ответственности с
применением мер, заменяющих наказание; невыявленные и незадержанные
преступники.

Рецидивисты характеризуются в основном теми же признаками, что и
личность преступника вообще. В то же время отрицательные значения
свойств личности, вытекающие из взаимодействия с социальной средой
(невысокий уровень образования, отсутствие семьи, постоянного места
жительства и учебы), у рецидивистов проявляются более ярко, чем у лиц,
совершивших преступление впервые.

Преступников-рецидивистов характеризует деформированное нравственное и
правовое сознание. Большинству их присущи бедность или искаженность
ценностных ориентаций, несамокритичность, откровенный эгоизм,
интеллектуальная и волевая пассивность, большая зависимость от внешних
ситуаций, “бездумность” поведения, неумение (а зачастую и нежелание)
подчинять свое поведение социально полезным целям, отсутствие личных
перспективных планов, слабоволие, неуравновешенность, легкомысленность,
озлобленность, чрезмерная подверженность негативным влияниям и т.д. Для
них также характерны алчность, стяжательство, жадность, жестокость,
озлобленность, зависть, несамокритичность, постоянное самооправдание,
фатализм (вера в “фарт”). Для рецидивиста-насильника, кроме того,
характерна завышенная оценка своей личности и пренебрежение к жизни как
таковой, не только чужой, но зачастую и своей.

Хотя рецидивисты лучше правопослушных граждан знают уголовный закон,
они продолжают свою преступную деятельность. Более половины из них при
опросе признались, что в момент совершения преступлений понимали
противоправность своих действий. Еще 43% заявили, что вообще не думали
об этом. Характерно также, что, чем больше у рецидивиста судимостей, тем
более вероятна его оценка вынесенного судом обвинительного приговора
несправедливым.

Таков основной, хотя и не вполне полный перечень тех типологических
нравственно-психологических свойств рецидивистов, которые наиболее тесно
коррелируют с их противоправным поведением.

Что касается социально значимой деятельности рецидивистов, то многие из
них рано приобщились к труду. Более 90% будущих рецидивистов начали
трудиться в возрасте до 18 лет, занимаясь в основном неквалифицированным
и тяжелым трудом. Рано начав трудиться, они также рано и бросают работу.
Так, у 60% взрослых рецидивистов, осужденных за свое первое преступление
до достижения 18 лет, общий трудовой стаж не превышает 5 лет.
Рецидивисты, как правило, имеют лишь среднее (чаще неполное)
образование.

Для рецидивистов присуще наличие стойкой антиобщественной установки,
проявляющейся в систематическом совершении как административных
правонарушений, так и преступлений. При этом количество совершаемых ими
административных правонарушений, не говоря уже об аморальных проступках,
весьма велико, оно в 2-3 раза превышает количество совершаемых
преступлений.

Доля женщин-рецидивисток в совершении преступлений вдвое ниже
соответствующих показателей мужчин-рецидивистов. Однако
женщины-рецидивистки отличаются более стойкой антиобщественной
направленностью.

Наиболее распространенными побудительными мотивами совершения
рецидивистами преступлений являются: корысть (25,1%); хулиганские
побуждения (26%); месть, ревность, зависть (17,1%); негативное влияние
других лиц (7%).

Существует прямая корреляционная зависимость между рецидивной
преступностью и употреблением преступниками алкоголя и наркотиков (80%
рецидивистов являются алкоголиками или наркоманами).

Отличительной чертой рецидивистов и профессиональных преступников
является регулярное отчисление ими части незаконных доходов в так
называемые воровские общаки, откуда в свою очередь они могут получать
денежные субсидии, когда попадают в трудные ситуации, в том числе при
отбывании наказания в местах лишения свободы.

Важными дополнительными элементами связи профессиональных преступников
с криминальной средой являются знание и употребление ими специального
жаргона; наличие уголовных кличек, криминальных татуировок. Следует
отметить, что существующий специальный жаргон, характерный для
профессиональных преступников, в зависимости от рода преступного занятия
подразделяется на жаргон карточных шулеров; жаргон карманных воров;
жаргон распространителей наркотиков; жаргон наемных убийц и т.д.
Уголовная кличка – своего рода краткая, но очень меткая характеристика
личности профессионального преступника, остается за ним даже в случае,
если он изменил фамилию и внешность и перешел на легальное положение.

Таким образом, рецидивистами, как правило, являются мужчины в возрасте
до 40 лет, с неполным средним образованием, с двумя-тремя прежними
судимостями, с нарушенными семейными, родственными связями, с присущей
им стойкой антиобщественной направленностью.

В настоящее время в зависимости от личностных характеристик выделяют
три основных типа рецидивистов.

1. Рецидивисты антисоциального типа, для которых характерна высокая
криминальная активность. Их поведение отличается последовательной
преступной направленностью. Среди них преобладают особо злостные и
активно действующие преступники, сознательно противопоставляющие себя
обществу, рецидивисты-гастролеры, совершающие преступления в отдаленных
от своего постоянного места жительства регионах, что в значительной
степени затрудняет их разоблачение. Представители этого типа личности
составляют около 40% всех рецидивистов.

2. Рецидивисты ситуативного типа, совершение преступлений которыми
целиком зависит от конкретно складывающейся ситуации. Они, как правило,
эмоционально неустойчивы, у них практически отсутствуют какие-либо
нравственные начала. Их доля среди рецидивистов составляет 30-35%.

3. Рецидивисты асоциального типа, среди которых преобладают социально
деградированные лица, хронические алкоголики и наркоманы. Можно
утверждать, что для них характерен распад личности. Способы совершения
ими преступлений отличаются крайней формой примитивизма.

В зависимости от характера преступной направленности современных
профессиональных преступников выделяется несколько их типов.

1. Воры, в том числе:

– карманники, действующие: на рынках и базарах (“рыночники”); в метро
(“кроты”); на железнодорожном транспорте (“майданщики”); на городском
транспорте (“гонщики” или “маршрутники”); в магазинах и театрах
(“магазинные” и “театральные”); на улицах (“уличные”). О высоком
профессионализме этих преступников свидетельствует низкая раскрываемость
совершенных ими преступлений – до 15%, а в городах-курортах в пик сезона
не более 1-3%;

– домушники, использующие в 30% случаев технические средства для
проникновения в жилище. Кражи ими совершаются 1-2 раза в месяц после
предварительной серьезной подготовки;

– магазинные воры, действующие в составе групп, где роли распределены
до деталей: одни отвлекают, другие крадут;

– воры автомашин, специализирующиеся в качестве угонщиков автомашин,
занимающихся их техническим переоборудованием, подделкой документов,
сбытчиков, перегонщиков похищенного;

– похитители антиквариата и культурно-исторических ценностей.

2. Мошенники: шулера (“катранщики”, “гусары”, “паковщики”, “жуки”);
наперсточники; кукольники (совершающие преступления с помощью денежной и
вещевой куклы).

3. Грабители: совершающие захват денежных средств на объектах
кредитно-финансовой системы; открыто похищающие имущество граждан в их
жилищах; завладевающие автомашинами.

4. Вымогатели.

5. Лица, предоставляющие преступникам криминальные услуги: ростовщики,
наводчики, скупщики краденого.

6. Преступники-универсалы.

Очевидно, что в основе рассмотренной типологии лежит способ совершения
преступления, а не личностные характеристики криминального
профессионала.

Отдельно следует сказать о криминологическом феномене среди
профессиональных и рецидивных преступников – так называемых ворах в
законе, которым присущи особые личностные качества.

Утвердившиеся в начале 30-х гг. прошлого века “воры в законе” имели две
главные особенности: принципиальный паразитизм и организованность.
Многие из них предпочитали расстаться с жизнью, чем отступить от
воровской идеи, своеобразной клятвы. Эти идеи, блатные законы сводились
к следующему:

– поддержка воровских традиций, запрет занятия любой общественно
полезной деятельностью;

– запрет на какие-либо контакты с органами правопорядка;

– обязанность быть честным по отношению друг к другу;

– обязанность следить за порядком в зоне исправительно-трудового
учреждения;

– обязанность вовлекать в преступную деятельность новых членов;

– запрет интересоваться политикой;

– обязательное умение играть в азартные игры.

Преступники, не выполняющие этих требований, не имели права называться
“ворами в законе” под страхом наказания и даже смерти. За ослушание
существовали три вида наказаний: публичная пощечина; исключение из
группировки; смерть. Оперативные работники мест лишения свободы были
свидетелями, когда за нарушения описанных правил следовали: избиения –
62,2% всех случаев; различные штрафы – 26,7%; лишение жизни – 22,2%.

“Воры в законе” в первоначальном виде просуществовали до конца 60-х гг.

Современные “воры в законе” серьезно изменились. Так, по данным МВД, из
насчитывающихся в настоящее время более 300 “воров в законе” лишь около
70 постоянно находятся в местах лишения свободы. При этом у многих из
них отсутствует судимость, что свидетельствует о приобретении ими титула
“вора в законе” за деньги или за оказанные криминальному миру услуги.

§4. Причины и условия рецидивной и профессиональной преступности и ее
предупреждение

Существование рецидивной и профессиональной преступности обусловлено
причинами и условиями, характерными для преступности в целом. Основные
причины первичных преступлений действуют и при повторных деликтах. Более
того, повторные преступления усиливают стойкость антиобщественных
взглядов, способствуют повышению уровня криминального профессионализма.

Рецидивная и профессиональная преступность отражает существующие в
обществе недостатки в борьбе с правонарушительством, которые, оставаясь
неустраненными, продуцируют, воспроизводят рецидив, выступающий в свою
очередь в качестве фактора воспроизводства всей преступности.

К причинам и условиям рецидивной и профессиональной преступности
относятся две группы криминогенных факторов: а) объективные,
охватывающие разнообразный круг обстоятельств организационного,
правового, воспитательного характера, и б) субъективные, относящиеся к
характеристике личности рецидивиста. Причем для этой преступности
основными, преобладающими являются субъективные условия, т.к.
преступник-рецидивист и профессионал совершают преступления не только
под воздействием объективных условий, но и в силу антиобщественной
направленности личности. Зачастую они сами создают объективные
предпосылки для совершения преступлений.

К объективным условиям рецидивной преступности в первую очередь
относятся особенности социальной среды, приведшие к совершению первого
преступления будущим рецидивистом. Как правило, первое преступление
накладывается на второе именно благодаря тому, что рецидивисты
воспитываются в таком социальном окружении, которое практически не дает
им никакого шанса вырваться из порочного круга криминального окружения.

Развитие и закрепление отрицательных индивидуальных черт личности
рецидивиста в значительной степени обусловлено такими внешними
факторами, как влияние прежних обстоятельств (или непосредственно из них
вытекающих); влияние обстоятельств, созданных преступной деятельностью
рецидивиста или ранее назначенным ему наказанием.

Первая группа этих обстоятельств выражается в сохранении или
восстановлении связей ранее судимого лица с прежним неблагоприятным
бытовым окружением, с прежними преступными группировками; в сохранении и
обострении конфликтных ситуаций; в использовании одних и тех же
способствующих преступлениям обстоятельств (оставшихся неустраненными).

Вторая группа обстоятельств связана, во-первых, с изменениями в
структуре малых социальных групп, членом которых состоял рецидивист
(утрата или ослабление социально полезных связей, семейные разрывы и
конфликты, прекращение прежних трудовых отношений как следствие
преступного поведения виновного и отбывания им наказания), во-вторых, с
изменениями правового и нравственного статуса личности ранее судимого
лица (ограничение в выборе места жительства, недоверие и настороженность
окружающих и т.д.).

Немаловажную роль среди внешних криминогенных факторов, влияющих на
рецидивную и профессиональную преступность, играют и недостатки в
деятельности правоохранительных органов при раскрытии преступлений и
расследовании уголовных дел, назначении и исполнении наказания. Давно
известно, что практически ни на одном из указанных направлений
поставленные перед правоохранительными органами задачи в полной мере не
решаются. Достаточно сказать, что ежегодно количество нераскрытых
преступлений возрастает примерно на 20%. Насколько эффективна
пенитенциарная система, также хорошо известно, однако в системе
наказаний приоритет имеет именно лишение свободы. Негативные последствия
создает и изоляция осужденного от общества, что, в свою очередь,
означает выключение его из условий обычной жизни, ослабление и даже
разрушение социально полезных связей, привыкание к режиму и обстановке в
местах лишения свободы и связанные с этим трудности социальной адаптации
после освобождения, трудового, жилищного и бытового устройства.

К сожалению, малоэффективен и социальный контроль за поведением лиц,
освобожденных из мест лишения свободы. При этом недостаточно
используются возможности административного надзора.

В то же время на преступное поведение рецидивистов и профессионалов
уголовного мира оказывают влияние и другие криминогенные факторы:

– противоречия в распределительных отношениях, особенно наглядно
проявившиеся в условиях рыночной экономики. В современной России
расслоение на богатых и бедных приобрело гипертрофированные размеры. При
фактическом отсутствии среднего класса существует незначительная часть
очень богатых и огромная масса людей, находящихся либо на грани черты
бедности, либо за этой гранью;

– ослабление нравственных и социальных институтов общества, падение
значимости социальной роли семьи, снижение культуры, изменение взглядов
на ценности морального характера, проповедь культа силы и денег;

– недооценка общественной опасности рецидивной профессиональной
преступности, приведшая к отставанию форм и методов работы
правоохранительных органов от качественных изменений этой преступности.
Особенно тяжело отражается на борьбе с нею нарушение преемственности
поколений сотрудников правоохранительных органов. Вместе с опытными
сотрудниками уходили в прошлое знание уголовной среды, многие
апробированные формы и методы борьбы с преступностью. В стране не
создано качественной информационно-аналитической базы, позволяющей
классифицировать и учитывать рецидивистов и профессиональных
преступников, оценивать соответствующую криминогенную обстановку;

– существование воровских традиций и обычаев. В настоящее время
общепризнанно, что профессиональная преступность сформировала
собственную субкультуру, которая рецидивистами и криминальными
профессионалами усиленно насаждается среди молодых людей в качестве
примера для подражания. Между тем проведенными исследованиями доказано,
что негативные традиции обладают чрезвычайной живучестью. Раз возникнув,
они имеют стойкую тенденцию к самовоспроизводству.

Предупреждение рецидивной и профессиональной преступности складывается
из реализации комплекса мер общесоциального и
специально-криминологического характера.

Первое из этих направлений предполагает:

– изменение уголовной политики в сторону защиты в первую очередь прав
потерпевших и связанное с ним дальнейшее совершенствование действующего
законодательства, его ужесточение, усиление уголовной ответственности
рецидивистов и преступников, доказавших многолетним криминальным стажем
свое крайне негативное отношение к имеющимся в обществе правилам
поведения;

– совершенствование экономической, идеологической,
организационно-управленческой сфер жизнедеятельности общества. Очевидно,
что во всех этих сферах представители криминального мира зачастую
действуют эффективнее, чем государственные органы. Особенно наглядно
данное утверждение можно проиллюстрировать на примере идеологической
сферы. Так, в настоящее время явно не без помощи криминала на страницах
газет, на телевидении и на радио практически в неограниченном объеме
пропагандируется образ жизни рецидивистов и профессиональных
преступников. Все это начинается с трансляций исполнения, казалось бы,
безобидных так называемых блатных песен, а заканчивается показом
культовых фильмов о якобы “благородных” киллерах и о не менее
благородных мошенниках, ловко обманывающих людей, которые в свою очередь
уже до этого кого-то тоже обманули;

– разработку и внедрение комплексных программ, направленных на борьбу с
рецидивной и профессиональной преступностью, на создание в этих целях
принципиально новых организационных структур правоохранительных органов,
на недопущение дублирования одних и тех же функций и мер их реализации,
применяемых различными ведомствами в качестве профилактических,
позволяющих накапливать и систематизировать опыт работы в указанном
направлении всех государственных и общественных служб и институтов.

Что касается второго направления, то здесь речь прежде всего должна
идти о более эффективной работе правоохранительных органов по
предупреждению, выявлению, расследованию преступлений, совершаемых
рецидивистами и профессиональными преступниками.

Предупредительные меры специального характера осуществляются в процессе
оперативно-розыскной деятельности, предварительного расследования и
судебного разбирательства, исполнения наказаний, последующей работы с
рецидивоопасным контингентом.

При этом основной груз ответственности за эту работу несут органы
внутренних дел, которые в целях предупреждения рецидивной и
профессиональной преступности решают следующие основные задачи:

– выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению
преступлений лицами, ранее судимыми, в том числе осужденными за
умышленные преступления к мерам наказания, не связанным с лишением
свободы;

– обеспечение фактической неотвратимости наказания для преступников,
стимулирование формирования у граждан представления о “невыгодности”
совершения преступлений;

– выявление и постановка на учет лиц, освобожденных из мест лишения
свободы и снятых с учета уголовно-исполнительных инспекций, совершивших
ранее особо опасные преступления, а также осужденных за умышленные
преступления к мерам наказания, не связанным с лишением свободы;

– осуществление контроля за своевременным прибытием, документированием
и регистрацией лиц, освобождаемых из мест лишения свободы;

– оказание содействия в трудовом и бытовом устройстве лицам, отбывшим
наказание;

– своевременное установление и осуществление профилактического контроля
за гражданами, подпадающими по признакам судимостей под действие
Положения об административном надзоре;

– создание и использование банка данных о профессиональных преступниках
и преступниках-рецидивистах.

Особое значение в предупреждении рецидивной и профессиональной
преступности имеет применение органами внутренних дел к лицам,
совершающим рецидив преступления, мер индивидуальной профилактики:
профилактических бесед, постановки на профилактический учет;
установления наблюдения и контроля за их социальной реабилитацией;
оказания им социальной помощи и т.д.

Таким образом, предупреждение рецидивной и профессиональной
преступности должно осуществляться комплексно. Искусственное
преувеличение важности одного направления перед другими неизбежно
приведет к обратному от ожидаемого результату.

Контрольные вопросы и задания:

1. В чем состоит различие уголовно-правового и криминологического
понимания рецидива преступлений?

2. Раскройте основные криминологические особенности рецидивной
преступности.

3. Какие преступления являются наиболее рецидивоопасными?

4. Каковы основные признаки криминального профессионализма?

5. Охарактеризуйте причины и условия рецидивной преступности.

6. Раскройте содержание мер предупреждения рецидивной и
профессиональной преступности.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020