.

Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 518
Скачать документ

Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных
взаимоотношений

Военная организация базируется на специфических принципах ее построения:
единоначалии, строгой централизации, беспрекословном подчинении
командиру (начальнику), строжайшем соблюдении воинской дисциплины.

Единоначалие заключается в наделении командира (начальника) всей
полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении
на него персональной ответственности перед государством за деятельность
вверенной ему части и подчиненных ему лиц.

Единоначалие немыслимо без беспрекословного повиновения подчиненных
командиру (начальнику), точного и своевременного исполнения подчиненными
приказа.

Неисполнение приказов начальника, оказание ему сопротивления или
принуждение его к неисполнению служебных обязанностей, а также
физическое или же психическое насилие над ним – абсолютно недопустимы в
Вооруженных Силах. В любой армии мира за их совершение предусмотрена
уголовная ответственность.

В Воинском уставе о наказаниях 1889 г. Российской империи (ст. 96-112)
предусматривалась ответственность за неоказание начальнику должного
уважения, его оскорбление словом или в печати, нанесение начальнику
удара, неповиновение или неисполнение приказа и т.д. В соответствии,
например, со ст. 105 Устава умышленное неисполнение приказа или
распоряжения начальника наказывалось заключением в крепость на срок от
одного года и четырех месяцев до четырех лет.

В трех статьях Уголовного кодекса 1922 г. предусматривалась
ответственность за преступления против подчиненности и воинских уставных
взаимоотношений (ст. 201-203). Опустив последующие вехи развития
законодательства о воинских преступлениях, отметим, что в Законе “Об
уголовной ответственности за воинские преступления” 1958 г. была
установлена ответственность за следующие преступления против порядка
подчиненности:

а) неповиновение (ст. 2 Закона, ст. 238 УК 1960 г.);

б) неисполнение приказа (ст. 3 Закона, ст. 239 УК 1960 г.);

в) сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных
обязанностей (ст. 4 Закона, ст. 240 УК 1960 г.);

г) насильственные действия в отношении начальника (ст. 6 Закона, ст. 242
УК 1960 г.);

д) оскорбление подчиненным начальника или начальником подчиненного (ст.
7 Закона, ст. 243 УК 1960 г.);

е) оскорбление начальника действием одним военнослужащим другого при
отсутствии между ними отношений подчиненности или старшинства (ст. 8
Закона, ст. 244 УК 1960 г.).

Неисполнение приказа (ст. 332 УК). В ст. 332 УК установлена
ответственность за неисполнение подчиненным приказа начальника,
отданного в установленном порядке, причинившее существенный вред
интересам службы.

Непосредственным объектом этого преступления является установленный в
Вооруженных силах и иных войсках и воинских формированиях порядок
воинской подчиненности, базирующийся на единоначалии. Подобные
правоотношения между начальником и подчиненным регламентируются Уставом
внутренней службы Вооруженных Сил РФ 1993 г.

Военнослужащие, не являющиеся по отношению к другим военнослужащим
начальниками или подчиненными, могут быть старшими или младшими по
воинскому званию. Старшие по воинскому званию в случае нарушения
младшими по званию воинской дисциплины, общественного порядка, правил
поведения, ношения военной формы одежды и выполнения приветствия должен
потребовать от них устранения этих нарушений.

Приказом (распоряжением) является повеление начальника, отданное в
пределах своей компетентности в установленном порядке, которое подлежит
обязательному исполнению подчиненным. Компетенция начальника
определяется воинскими уставами и приказами вышестоящих командиров
(начальников). Приказ, распоряжение не подлежат обсуждению подчиненным и
должны выполняться точно и безоговорочно, в установленный срок.

Приказ (распоряжение) подчиненному может быть отдан лично начальником –
устно, письменно, с помощью средств связи или сигналов либо через других
военнослужащих.

Объективная сторона рассматриваемого деяния заключается в открытом
отказе от выполнения приказа либо в ином умышленном его неисполнении.
Открытый отказ – деяние с явно выраженной решимостью не выполнять
приказ. “Это наиболее дерзкая форма неисполнения приказа, – пишет
Х.М.Ахметшин, – демонстративное противопоставление своей воли воле
начальника. При неповиновении подчиненный, получив приказ начальника, в
категорической форме заявляет или иным образом демонстрирует, что он
выполнять приказ не будет”*(342).

Санкции ряда простых составов воинских преступлений включают в себя
только специальные виды наказаний (например, ч. 1 ст. 332 УК –
неисполнение приказа, ч. 1 ст. 339 УК – уклонение от исполнения
обязанностей военной службы путем симуляции болезни или иным способом).

Подавляющее число санкций воинских преступлений включают в себя как
специальные виды воинских наказаний, так и лишение свободы. Так, в
санкции ст. 333 УК (сопротивление начальнику или принуждение его к
нарушению обязанностей военной службы) предусмотрены наказания в виде
ограничения по военной службе на срок до двух лет либо лишение свободы
на срок до пяти лет.

В некоторых санкциях предусмотрено наказание только в виде лишения
свободы (например, в ст. 352 УК о нарушении правил кораблевождения).

Реально исполняемое лишение свободы несовместимо с несением военной
службы.

При условном осуждении к лишению свободы военная служба не
прекращается*(343).

Осуждение к штрафу (ст. 347 УК – уничтожение или повреждение военного
имущества по неосторожности и ст. 348 УК – утрата военного имущества) не
является основанием для увольнения с военной службы.

Не прекращается военная служба в связи с осуждением военнослужащего к
наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или
заниматься определенной деятельностью (ст. 350 УК – нарушение правил
вождения или эксплуатации машины).

В свете сказанного представляется ошибочным утверждение, будто осуждение
военнослужащего к наказаниям общего вида возможно лишь при увольнении
лица с военной службы*(344).

Военные преступления относятся к трем категориям: небольшой тяжести
(например, ст. 344 УК); средней тяжести (например, ч. 1 ст. 332 УК);
тяжкие (например, ст. 352 УК).

Пререкание подчиненного с лицом, отдавшим приказ, выражение критического
отношения к приказу по содержанию или порядку исполнения не являются
неисполнением приказа. Они могут приобрести характер дисциплинарного
проступка.

Иное неисполнение приказа заключается в том, что лицо, его получившее,
не отказывается от его исполнения, но умышленно не исполняет.

Невыполнение приказа начальника может заключаться в его ненадлежащем
исполнении: в ненадлежащее время (позднее или раньше), в ненадлежащем
месте или в ненадлежащем содержании, характере.

Причем неисполнение приказа начальника возможно путем как совершения
действия, так и бездействия. Например, было приказано открыть огонь, а
подчиненный это не делает или наоборот – приказ открыть огонь, а лицо,
его получившее, это не осуществляет.

В ч. 1 ст. 332 УК определено, что приказ должен быть отдан в
установленном порядке, т. е. соответствовать закону и воинским уставам.
Согласно ст. 3 “Закона о воинской обязанности и военной службе”
военнослужащему “не могут отдаваться приказы и распоряжения, ставиться
задачи, не имеющие отношения к военной службе или направленные на
нарушение закона”. Командир, отдавший приказ, несет ответственность за
его соответствие закону и воинским уставам, а также за последствия его
исполнения.

Приказ должен четко адресоваться конкретному исполнителю. Приказ должен
точно определять задачи, стоящие перед последним. Помимо этого он должен
быть исполнимым.

Диспозиция ч. 1 ст. 332 УК установила материальный состав преступления.
Оно является оконченным при наступлении существенного вреда интересам
военной службы. “Существенный вред” – категория оценочная. Его
установление в каждом конкретном случае основывается на всех
обстоятельствах дела. По мнению Х.М.Ахметшина, “существенный вред может
состоять в серьезном нарушении распорядка дня в подразделении, части,
затруднении исполнения конкретных задач боевой подготовки, ущемлении
прав и законных интересов отдельных военнослужащих, в отрыве от
выполнения обязанностей военной службы, причинении материального ущерба
и т.п.”*(345)

Вместе с тем представляется ошибочным отнесение к категории
существенного вреда невыполнение “конкретной боевой задачи”*(346), ибо в
соответствии с ч. 3 ст. 321 УК РФ уголовная ответственность за
преступления против военной службы, совершенные в военное время, либо в
боевой обстановке, определяется законодательством военного времени.

Неисполнение военнослужащим приказа начальника, не повлекшее наступление
существенного вреда интересам военной службы, может вызвать
дисциплинарную ответственность.

Субъектом преступления является военнослужащий, подпадающий под признаки
ст. 331 УК, которому военачальник отдал приказ.

Как это определено в ч. 1 ст. 42 УК, не является преступлением
причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом,
действующим во исполнение обязательного для него приказа или
распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет
лицо, отдавшее приказ или распоряжение. Вместе с тем в ч. 2 этой статьи
указано, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение
заведомо незаконных приказа или распоряжения, несет уголовную
ответственность на общих началах. Неисполнение заведомо незаконных
приказа или распоряжения исключает уголовную ответственность.

Субъективная сторона преступления при явном неисполнении приказа –
прямой умысел, в иных случаях – прямой и косвенный умысел.

Мотив совершения преступления на квалификацию содеянного не влияет, но
может повлиять на определение виновному наказания.

Санкция ч. 1 ст. 332 УК РФ предусматривает возможность назначения
наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо
арест на срок до шести месяцев, либо содержание в дисциплинарной
воинской части на срок до двух лет.

В соответствии с ч. 1 ст. 335 УК Республики Кыргызстан максимальное
наказание за неисполнение приказа – содержание в дисциплинарной воинской
части на срок до одного года. Точно такое же максимальное наказание
предусмотрено и в ч. 1 ст. 279 УК Республики Узбекистан.

Отметим, что в ст. 305 УК установлена ответственность за неповиновение,
которым является открытый отказ от исполнения приказа, а равно иное
умышленное его неисполнение. Такая конструкция была предусмотрена ст. 2
Закона СССР “Об уголовной ответственности за воинские преступления”. В
диспозиции этой нормы не было предусмотрено наступление тяжких
последствий (существенный вред).

В части 2 ст. 332 УК РФ предусмотрена ответственность за
квалифицированные виды неисполнения приказа: совершение этого
преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или
организованной группой, а равно повлекшее тяжкие последствия. Суть
совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному
сговору или организованной группой определена в ст. 35 УК РФ.

Тяжкими последствиями могут быть: срыв мероприятий по обеспечению боевой
готовности части; смерть человека, причинение тяжкого или средней
тяжести вреда здоровью людей; серьезные повреждения сложной и дорогой
техники; причинение значительного материального ущерба как Вооруженным
Силам, так и иным собственникам; утрата оружия или боеприпасов и т.п.

За умышленное неисполнение приказа в ч. 2 ст. 332 УК РФ предусмотрено
наказание только в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Неповиновение – открытый отказ от исполнения приказа или же неисполнение
приказа в боевой обстановке (даже без квалифицирующих это преступление
обстоятельств) в соответствии с ч. 3 ст. 279 УК Республики Узбекистан
влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок до пятнадцати
лет. В ст. 280 этого Кодекса определено, что неисполнение приказа по
неосторожности, повлекшее крупный ущерб или тяжкие последствия, влечет
за собой назначение наказания в виде ограничения по службе до двух лет
или направление в дисциплинарную воинскую часть на срок до одного года.
Совершение такого деяния в боевой обстановке наказывается лишением
свободы на срок от пяти до десяти лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 332 УК РФ неисполнение приказа вследствие
небрежного либо недобросовестного отношения к службе, повлекшее тяжкие
последствия, предполагает назначение наказания в виде ограничения по
военной службе на срок до одного года, либо ареста на срок от трех до
шести месяцев, либо содержания в дисциплинарной воинской части на срок
до двух лет.

Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей
военной службы (ст. 333 УК). В этой статье установлена ответственность
за два преступления: 1) сопротивление начальнику, а равно иному лицу,
исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или 2)
принуждение к нарушению этих обязанностей, сопряженные с насилием или
угрозой его применения.

Эти преступления сопряжены с насилием или угрозой его применения и
направлены на принуждение начальника или иного лица не исполнять
возложенные на них обязанности по военной службе. Подобного рода деяния
затрудняют или вовсе исключают осуществление служебной деятельности
командиров (начальников) или иных военнослужащих.

При совершении этих преступлений осуществляется психическое или
физическое насилие над личностью, подрывается авторитет военнослужащего,
подвергнутого такому насилию.

Непосредственным объектом преступления является порядок воинской
подчиненности – основы нормальной деятельности начальников и иных лиц,
исполняющих обязанности военной службы.

Так как сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению
обязанностей военной службы сопряжено с принуждением, то дополнительным
объектом этих преступлений могут быть здоровье, свобода, телесная
неприкосновенность командира (начальника) или иного лица, выполняющего
обязанности военной службы.

Объективная сторона преступления – действия – сопротивление начальнику
или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы.

Сопротивлением являются активные действия, направленные на
воспрепятствование лицу, выполняющему свои конкретные обязанности, в их
осуществлении.

Ситуация сопротивления начальнику или иному лицу, выполняющему свои
обязанности военной службы, может возникнуть лишь в том случае, когда
эти лица отдают приказ или распоряжение, а лицо, которому этот приказ
или распоряжение адресованы, не выполняет их и, более того, оказывает
сопротивление. Таким, например, будет сопротивление лица, арестованного
за дисциплинарный проступок, которого командир направляет на гауптвахту.

Принуждение – действия, направленные на то, чтобы заставить лицо
выполнить какие-либо незаконные действия или воздержаться от выполнения
своих обязанностей. Принуждение может выражаться в физическом или
психическом насилии. Физическое насилие предполагает действия,
направленные на причинение смерти, вреда здоровью, ограничение или
лишение свободы, причинение боли. Угроза применения физического насилия
заключается в выражении намерения убить, искалечить и т.д. Причем это
намерение предполагается реализовать немедленно, а не в будущем. К тому
же угроза должна быть реальной, совершенно очевидной.

Обязанности военной службы могут возникать в соответствии с воинскими
уставами; в связи с осуществлением своего служебного положения в сфере
административно-хозяйственной или организационно-исполнительной
деятельности; выполнением специального задания или специальной службы
(например, начальник караула, дежурный по части).

Иными лицами, исполняющими возложенные на них обязанности военной
службы, являются те, на кого специально возложены какие-либо обязанности
по военной службе в силу приказа начальника, конкретного поручения,
задания и т.д.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и
наличием цели – воспрепятствовать исполнению обязанности военной службы
указанным в ст. 333 УК военнослужащим.

Квалифицированные виды*(347) сопротивления начальнику или принуждения
его к нарушению обязанностей военной службы предусмотрены ч. 2 ст. 333
УК. Квалифицированными являются эти преступления, совершенные группой
лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
с применением оружия; с причинением тяжкого или средней тяжести вреда
здоровью или иных тяжких последствий.

При анализе преступления, совершенного группой лиц, группой лиц по
предварительному сговору и организованной группой, необходимо исходить
из предписаний ст. 35 УК.

Как полагают многие юристы, по смыслу п. “б” ч. 2 ст. 333 УК оружием
являются предметы, специально предназначенные для поражения живой цели.
Им может быть штатное армейское оружие (пистолет, автомат, винтовка,
штык и т.д.) и иное огнестрельное и холодное оружие (охотничье ружье,
охотничий нож, кастет, метательное оружие и т.п.) заводского
производства или самодельное. Так, по мнению Х.М.Ахметшина,
“использование при оказании сопротивления или принуждении всякого рода
хозяйственного или иного назначения (например, перочинный нож, топор и
т.п.) не дает оснований для квалификации преступления по п. “в” ч. 2 ст.
333 УК РФ”*(348).

Сопротивление военачальнику или принуждение его к нарушению обязанностей
несения военной службы возможно только во время выполнения им конкретной
обязанности по военной службе.

Не исключена возможность сопротивления и без оказания физического или
психического воздействия на указанных лиц, например, попытка вырваться
задерживаемого лица, которого доставляют на гауптвахту.

Оконченным рассматриваемое преступление является с момента фактического
оказания виновным лицом сопротивления или принуждения начальнику, а
равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной
службы, вне зависимости от того, достигнута ли при этом цель совершения
преступления или не достигнута.

Субъектом преступления при оказании сопротивления начальнику или
принуждении его к нарушению обязанностей по военной службе может быть
только подчиненное ему лицо. Если подобные действия осуществляются в
отношении лица, исполняющего возложенные на него обязанности военной
службы, то субъектом преступления может быть любой военнослужащий,
подчиненный по службе или по званию*(349).

Квалифицированным является причинение тяжкого или средней тяжести вреда
здоровью или иных тяжких последствий. Следовательно, совершение при этом
умышленного убийства п. “б” ч. 2 ст. 333 УК не охватывается. Некоторые
юристы полагают, что умышленное убийство в процессе сопротивления
начальнику или принуждения его к нарушению обязанности военной службы
должно квалифицироваться только по п. “б” ч. 2 ст. 105 УК*(350). По
этому пути идет и практика*(351). В данном случае игнорируется факт
совершения преступления по военной службе. Представляется верной
позиция, при которой в подобных случаях содеянное квалифицируется по ч.
2 ст. 333 и п. “б” ч. 2 ст. 105 УК*(352).

Обратим внимание на то, что по Уголовному кодексу 1960 г.
ответственность за сопротивление начальнику или принуждение его к
нарушению служебных обязанностей, если оно было сопряжено с умышленным
убийством либо было совершено в боевой обстановке, наступала в виде
смертной казни или лишения свободы на срок до 15 лет (максимальный срок
лишения свободы) – п. “в” ст. 240.

Причинение смерти по неосторожности относится к иным тяжким
последствиям, предусмотренным в п. “в” ч. 2 ст. 333 УК 1996 г.

Санкция ч. 2 ст. 333 УК вступила в противоречие с санкцией ч. 2 и 3 ст.
111 УК. За умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в ч. 2 ст. 111
УК установлено наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, а
в ч. 3 – до двенадцати лет. В ч. 2 ст. 333 УК предусмотрено более мягкое
наказание – лишение свободы на срок до 8 лет. Следовательно, при
причинении в процессе сопротивления начальнику или принуждении его к
нарушению обязанностей военной службы умышленного тяжкого вреда здоровью
необходима квалификация содеянного по п. “в” ч. 2 ст. 333 УК и по ч. 2
или 3 ст. 111 УК.

Вместе с тем причинение умышленного тяжкого вреда здоровью начальника,
повлекшее по неосторожности его смерть, также необходимо квалифицировать
по п. “в” ч. 2 ст. 333 УК и по ч. 4 ст. 111 УК. Напомним, что санкция ч.
4 ст. 111 УК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от
пяти до пятнадцати лет.

Насильственные действия в отношении начальника (ст. 334 УК).
Насильственные действия в отношении начальника заключаются в нанесении
ему побоев или применении иного насилия, совершенные во время исполнения
им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих
обязанностей.

Непосредственным объектом преступления является установленный порядок
подчиненности, а дополнительным – личность начальника, его здоровье,
неприкосновенность. В юридической литературе обычно порядок
подчиненности и личность начальника необоснованно рассматриваются как
единый непосредственный объект анализируемого преступления*(353).

Некоторые авторы вообще не упоминают о личности начальника при анализе
объекта этого преступления*(354).

Объективная сторона преступления заключается в нанесении побоев или
применении иных способов насилия к начальнику во время исполнения им
обязанностей военной службы или в связи с их исполнением.

0 \

? 7 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Исполнением
обязанностей военной службы являются, например, исполнение должностных
обязанностей: несение боевого дежурства (вахты); боевой службы, службы в
гарнизонном наряде, исполнение обязанностей в составе суточного наряда;
выполнение приказа или распоряжения, отданных командиром (начальником);
следование к месту службы и обратно и т.д. Начальник считается
приступившим к выполнению обязанностей военной службы в любой момент, в
любое время, при любых обстоятельствах, требующих от него обеспечения
повиновения подчиненных.

В ст. 116 УК установлена ответственность за нанесение побоев или
совершение иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, но
не повлекших легкого вреда здоровью. Из приведенной нормы следует, что
основа побоев заключается в причинении боли, болевых страданий.

Обычно побои рассматриваются как множественное нанесение ударов,
сдавливание отдельных частей тела потерпевшего, вырывание волос,
царапанье кожи и др.*(355) Это определение вызывает возражение. Неужели
нанесение сильного удара или двух таких ударов не есть избиение? Что
следует понимать под термином “множественность”? По нашему мнению,
нанесение одного более или менее сильного удара является избиением.

Вырывание волос, царапанье и пр. – это способы причинения боли, но не
побои. Однако подобные насильственные действия по своим последствиям
эквивалентны побоям (нанесению удара), так как причиняют болевые
ощущения.

Поэтому для квалификации насильственных действий в отношении начальника
по ч. 1 ст. 334 УК достаточно нанесения одного удара или совершения
одного акта “иного насилия” (рывка за волосы, болезненного выворачивания
рук или ног и т.д.).

Необходимо подчеркнуть, что ст. 334 УК устанавливает ответственность за
насильственные действия в отношении начальника, осуществляющего свои
воинские обязанности, или в связи с ними. Например, начальник требует,
чтобы его подчиненный вновь тщательно почистил оружие. Подчиненный в
ответ наносит удары начальнику, но распоряжение выполняет. Другой
вариант. При такой же ситуации через сутки подчиненный нанес удары
начальнику в отместку за выполнение им обязанностей военной службы.

Субъект преступления – военнослужащий, подчиненный как по службе, так и
по воинскому званию.

Субъективная сторона преступления предполагает только прямой умысел.
Насильственные действия в отношении начальника вызываются недовольством,
местью, вызванными правомерным исполнением начальником своих воинских
обязанностей.

Санкция ч. 1 ст. 334 УК предусматривает возможность назначения виновному
наказания в виде ограничения по военной службе на срок до двух лет, либо
содержания в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо
лишения свободы на срок до пяти лет.

В ч. 2 ст. 334 УК предусмотрены такие же квалифицирующие это
преступление обстоятельства, как и в ч. 2 ст. 333 УК. Ими являются:
совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному
сговору или организованной группой лиц; с применением оружия; с
причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или иных тяжких
последствий. В санкции ч. 2 ст. 334 УК предусмотрено лишение свободы на
срок от трех до восьми лет. И вновь, как и при анализе ч. 2 ст. 333 УК,
возникает вопрос о квалификации рассматриваемого преступления,
сопряженного с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью
потерпевшего и умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, повлекшим
по неосторожности его смерть. При умышленном причинении тяжкого вреда
здоровью, подпадающего под признаки ч. 2 ст. 111 УК, предусмотрено
наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет, ч. 3 ст. 111 УК
– до двенадцати лет, а ч. 4 ст. 111 УК – до пятнадцати лет.

Такая рассогласованность названных санкций означает необходимость
квалифицикации насильственных действий в отношении начальника с
умышленным причинением ему тяжкого вреда здоровью по ч. 2 или ч. 3 ст.
111 УК, а если в результате умышленного причинения тяжкого вреда
здоровью последовала смерть потерпевшего – по ч. 4 ст. 111 УК и п. “в”
ч. 2 ст. 334 УК.

Умышленное убийство при осуществлении насильственных действий в
отношении начальника предполагает квалификацию содеянного по п. “б” ч. 2
ст. 105 УК и по п. “в” ч. 2 ст. 334 УК. Квалификация в подобных случаях
содеянного по п. “в” ч. 2 ст. 334 УК в высшей степени условна, ибо в
этом пункте речь идет о причинении потерпевшему тяжкого или средней
тяжести вреда здоровью. Но это целесообразно делать для отражения факта
наличия объекта – порядок несения военной службы.

В действующем Уголовном кодексе нет нормы о должностных преступлениях
военнослужащих, поэтому насильственные действия начальника в отношении
подчиненного влекут ответственность по ст. 286 УК за превышение
должностных полномочий.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при
отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 335 УК).
Товарищеские, уважительные взаимоотношения между военнослужащими –
важнейшие условия нормального функционирования Вооруженных Сил. Доверие,
постоянное ощущение плеча соратника и друга облегчают условия несения
трудной, а порой и опасной службы в армии, особенно в экстремальных
условиях. К сожалению, в наших Вооруженных Силах процветает так
называемая дедовщина, в основе которой лежат издевательства, глумление,
унижение старослужащими молодых военнослужащих.

Уголовный кодекс 1960 г. устанавливал ответственность за три вида
нарушения уставных правил между военнослужащими при отсутствии отношений
подчиненности: 1) выразившееся в нанесении побоев или ином насилии; 2)
то же самое деяние, совершенное в отношении нескольких лиц либо
повлекшее причинение потерпевшему менее тяжкого или легкого телесного
повреждения; 3) деяние, совершенное группой лиц, или с применением
оружия, а равно повлекшее тяжкие последствия. Соответственно назначалось
наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, до пяти лет и до
двенадцати лет (ст. 244).

В 60-70-е гг. эти преступления не носили еще массового характера*(356).

Нарушение уставных отношений между военнослужащими при отсутствии
отношений подчиненности в ч. 1 ст. 335 УК 1996 г. определяется как
унижение чести и достоинства военнослужащего другим военнослужащим, не
находящимся с первым в отношениях подчиненности, либо применение
насилия. Наказанием за подобное деяние является содержание в
дисциплинарной воинской части на срок до двух лет или лишение свободы на
срок до трех лет. Следовательно, действующее законодательство повысило
наказание за анализируемое деяние по сравнению с тем, что было
предусмотрено ч. 1 ст. 244 УК 1960 г.

По сравнению с ч. 2 ст. 244 УК 1960 г. число квалифицирующих
обстоятельств совершения неуставных отношений увеличилось. Ими являются:
неоднократность; в отношении двух или более лиц; группой лиц, группой
лиц по предварительному сговору или организованной группой; с
применением оружия; с причинением средней тяжести вреда здоровью.
Наказание – лишение свободы на срок до пяти лет. Такое же наказание
предусматривала ч. 2 ст. 244 УК 1960 г.

В ч. 3 ст. 335 УК 1996 г. установлена ответственность за неуставные
отношения, повлекшие тяжкие последствия, за что возможно наказание в
виде лишения свободы на срок до десяти лет (по ч. 3 ст. 244 УК 1960 г. –
до двенадцати лет). Число особо квалифицирующих преступление
обстоятельств сокращено за счет перевода групповых форм совершения
преступления и с применением оружия в ч. 2 ст. 335 УК, что значительно
снизило наказания за подобные деяния.

Непосредственным объектом преступления является установленный воинскими
уставами порядок взаимоотношений военнослужащих, не состоящих в
отношениях подчиненности, а дополнительным – их здоровье, телесная
неприкосновенность, достоинство личности.

В юридической литературе существует мнение, что непосредственным
объектом состава этого преступления является уставной порядок
взаимоотношений военнослужащих при отсутствии между ними отношений
подчиненности*(357). Но в приведенном определении опущен дополнительный
объект деяния – личность военнослужащего (его здоровье, телесная
неприкосновенность и достоинство).

В некоторых работах непосредственный объект деяния, за которое
установлена ответственность по ст. 335 УК, определяется как уставной
порядок взаимоотношений военнослужащих, не находящихся в отношениях
подчиненности, и их здоровье, честь и личное достоинство*(358). Налицо
необоснованное объединение непосредственного и дополнительного объектов
преступления.

Определяя объектами преступления честь и достоинство личности, автор
приведенного определения исходил из ч. 1 ст. 130 УК и ч. 1 ст. 335 УК.
Однако в этих нормах допущены неточности. Объектом оскорбления является
только достоинство личности, а объектом клеветы – ее честь. Клевета
заключается в распространении заведомо ложных сведений, порочащих оценку
личности, сложившуюся в обществе. Суть “дедовщины” в ином: в
оскорблениях личности, в публичном надругательстве над нею, побоях и
т.п.

Объективная сторона преступления – различные виды физического и
психического насилия.

Физическое насилие может выразиться в нанесении ударов, побоях,
причинении вреда здоровью. Отмечались случаи, когда старослужащие
заставляли молодых военнослужащих наносить удары друг другу.

Психическое насилие реализуется в виде глумления, издевательства,
оскорбительного отношения, запугивания и т.д.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

В.Е.Эминов и И.М.Мацкевич полагают, что по формам издевательства
глумления подразделяются на: 1) развлечения старослужащих солдат
молодыми (ночные концерты, чтение унизительных стихотворений, отдавание
почестей, не предусмотренных уставами, и т.д.); 2) несение служебных
обязанностей молодыми солдатами вместо старослужащих; 3) принятие на
себя ответственности за проступки, совершенные старослужащими солдатами;
4) участие в расправах над своими сослуживцами, которые не подчиняются
незаконным требованиям старослужащих; 5) ритуальные телесные наказания
(удар в грудь – “фанера”, битье ремнем по ягодицам и т.д.); 6)
казарменный рэкет и иные формы*(359). В основу такого деления положены
цели совершения преступления: развлечь себя, облегчить тяготы несения
военной службы, извлечение разного рода выгод и т.д.

Латентность этого преступления велика. Молодые солдаты, потерпевшие от
неуставных отношений со стороны старослужащих, не сообщают о содеянном
из-за опасения расправы с ними, наделения их титулом “доносчика”, что
сопряжено со всеобщим презрением, и т.п.

Не являются рассматриваемым преступлением конфликты между
военнослужащими на почве личных отношений.

Субъект преступления – военнослужащий, не находящийся в отношениях
подчиненности с потерпевшим: солдаты и матросы, сержанты и старшины,
прапорщики, мичманы, а также лица офицерского состава Вооруженных Сил,
других войск и воинских формирований. Они могут проходить военную службу
по призыву и по контракту. Ими являются и граждане, пребывающие в запасе
во время прохождения военных сборов, а также иные лица, на которых
распространяется действие гл. 33 УК.

Анализируемое преступление является квалифицированным (ч. 2 ст. 335 УК),
если совершено: а) неоднократно; б) в отношении двух или более лиц; в)
группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной
группой; г) с применением оружия; д) с причинением средней тяжести вреда
здоровью.

Неоднократность – совершение двух или более преступлений,
предусмотренных одной статьей или ее частью (ч. 1 ст. 16 УК). Этот
квалифицирующий преступление признак встречается часто, ибо “дедовщина”,
как правило, – система насилий и надругательств над личностью
военнослужащего.

Как уже отмечалось, совершение преступления группой лиц, группой лиц по
предварительному сговору или организованной группой регламентируется ст.
35 УК.

В основном неуставные взаимоотношения возникают не в отношении одного
лица, а целой группы военнослужащих, что является квалифицирующим
преступление обстоятельством.

Анализ преступления, совершенного с применением оружия, был дан
применительно к ст. 333 УК РФ.

Особо квалифицированным в соответствии с ч. 3 ст. 335 УК является
нарушение уставных взаимоотношений военнослужащими при отсутствии между
ними отношений подчиненности, если в результате содеянного возникли
тяжкие последствия.

Понятие “тяжкие последствия” применительно к ч. 3 ст. 335 УК в
юридической литературе определяется неоднозначно. Существует мнение, что
тяжкими последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 335 УК, являются:
причинение смерти потерпевшему, тяжкого вреда его здоровью, а также
самоубийство потерпевшего либо покушение на него*(360). Представляется,
что умышленное убийство и причинение умышленно тяжкого вреда здоровью –
преступления более тяжкие, нежели анализируемое, должны
квалифицироваться по соответствующим частям ст. 105 и 111 УК и ч. 3 ст.
335 УК.

Под тяжкими последствиями, являющимися результатом нарушения уставных
правил взаимоотношений, иногда понимается причинение тяжкого вреда
здоровью, смерти по неосторожности, самоубийство потерпевшего*(361).

По нашему мнению, под тяжкими последствиями особо квалифицированного
нарушения уставных правил взаимоотношения военнослужащими являются:
причинение потерпевшему смерти по неосторожности; самоубийство или
покушение на него. Как показали исследования В.Е.Эминова и
И.М.Мацкевича, до 13% первогодков заявляют, что в первые месяцы службы
жизнь казалась невыносимой, и у них были самые серьезные намерения
покончить с собой. В первом квартале 1998 г. покончили с собой 97
военнослужащих*(362).

Перечисленные квалифицирующие и особо квалифицирующие преступление
обстоятельства могут встречаться в совокупности. Так, восемь “дедов”
воинской части N 3482 (Кемеровская область) были осуждены по ч. 2 ст.
335 УК военным судом Кемеровского гарнизона в июле 1999 г. к различным
срокам лишения свободы за систематическое издевательство над молодыми
солдатами. Кстати, их деяния были обнаружены после того, как иные “деды”
довели одного солдата до попытки самоубийства, что подпадает под
признаки ч. 3 ст. 335 УК. В первом случае имели место следующие
квалифицирующие обстоятельства: 1) совершение преступлений по
предварительному сговору группой лиц; 2) издевательства над многими
солдатами; 3) неоднократность, а точнее – систематичность.

По отношению к тяжким последствиям возможна неосторожная вина.

Нарушение уставных правил взаимоотношений военнослужащими при отсутствии
между ними отношений подчиненности, совершенное группой лиц, а равно
повлекшее тяжкие последствия (зарегистрированные), характеризуется
следующими цифрами: в 1992 г. их было обнаружено 525; в 1993 г. – 407; в
1994 г. – 445; в 1995 г. – 515*(363).

Интересно отметить, что законодательство некоторых стран мира за
издевательства военнослужащего над военнослужащим содержит строгие
наказания. Так, в _ 1 ст. 351 УК Польши за это предусмотрено наказание в
виде лишения свободы на срок от трех месяцев до пяти лет, а если
следствием такого издевательства стало покушение военнослужащего на
самоубийство – лишение свободы на срок от двух до двенадцати лет.

Оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК). Состав оскорбления
регламентируется ст. 130 УК. Однако оскорбление одним военнослужащим
другого имеет особенность: оно осуществляется в условиях несения
потерпевшим военной службы, что отражается в объекте преступления и
санкции ст. 336 УК.

Оскорблением является унижение чести и достоинства другого лица,
выраженное в неприличной форме (ч. 1 ст. 130 УК). Формулировка закона
неточна. Объектом оскорбления могут быть только достоинство личности,
его самооценка собственных качеств и особенностей.

Честь – оценка личности, сложившаяся в обществе, его окружении и его
знакомых. Честь является объектом клеветы – распространения заведомо
ложных, позорящих другое лицо измышлений.

Вопрос о непосредственном объекте оскорбления одним военнослужащим
другого в юридической литературе решается неоднозначно. Так,
Б.В.Коробейников полагает, что объектом этого преступления являются
“регламентированный воинскими уставами порядок военной вежливости, честь
и достоинство военнослужащих и личности”*(364). В этом определении
объединены непосредственный объект оскорбления одним военнослужащим
другого и дополнительный – достоинство личности. К тому же едва ли
“вежливость” можно рассматривать в качестве объекта преступления. Честь,
как уже отмечалось, является объектом иного преступления – клеветы. По
мнению Х.М.Ахметшина, объектом рассматриваемого преступления “следует
признать закрепленный в уставах порядок взаимоотношений между
военнослужащими, составной частью которого является порядок соблюдения
их воинской чести и уважение личного достоинства”*(365). И в этом
определении объединены непосредственный и дополнительный объекты
преступления. Если бы непосредственными объектами преступления
оскорбления одним военнослужащим другого являлись порядок несения
воинской службы и достоинство потерпевшего, то содеянное следовало бы
квалифицировать по ст. 130 и 336 УК.

Непосредственный объект оскорбления одним военнослужащим другого –
установленный воинскими уставами порядок уважительного, вежливого
обращения друг к другу военнослужащих, а дополнительным – достоинство
личности пострадавшего.

Необходимо подчеркнуть, что оскорбление одним военнослужащим другого
должно иметь место во время или в связи с исполнением обязанностей
военной службы. Именно это лежит в основе рассматриваемого преступления,
определения его непосредственного объекта.

Объективная сторона – унижение достоинства военнослужащего, выполняющего
обязанности военной службы или в связи с ними, выраженное в неприличной
форме. Следовательно, оскорбление одним военнослужащим другого
направлено на причинение ущерба установленному воинскими уставами
порядку взаимоотношений по военной службе и достоинству личности
военнослужащего.

Оскорбление возможно словом, действием и в письменной форме (пощечина,
плевок в лицо и т.п.). Чаще всего оно осуществляется при личных
контактах сторон, при свидетелях и без них. Возможно и заочное
оскорбление, когда оскорбительные выражения высказываются в отсутствие
оскорбляемого, но заведомо для оскорбителя станут известны
оскорбляемому.

Не имеет значения место совершения преступления: на территории воинской
части или вне ее, но оно должно быть связано с исполнением или по поводу
исполнения потерпевшим воинской службы.

Оскорбление может иметь место как в процессе несения военнослужащим
военной службы, так и через какое-то время.

Субъектами преступления по ч. 1 ст. 336 УК являются лица, не находящиеся
в отношениях подчиненности с потерпевшим. Это военнослужащие, равные по
воинскому званию или имеющие различные воинские звания при отсутствии
между ними отношений подчиненности. Иными словами, под признаки ч. 1 ст.
336 УК подпадает, например, оскорбление солдатом офицера или офицером
солдата, лейтенантом капитана или капитаном лейтенанта, если они не
находятся в отношениях подчиненности.

С субъективной стороны оскорбление одним военнослужащим другого
осуществляется с прямым умыслом и с целью унижения чувства собственного
достоинства потерпевшего, выполняющего обязанности военной службы, или в
связи с этим.

За совершение этого преступления в санкции ч. 1 ст. 336 УК предусмотрена
возможность назначения наказания в виде ограничения по военной службе на
срок до шести месяцев или содержание в дисциплинарной воинской части на
тот же срок.

Квалифицированным является оскорбление подчиненным начальника, а равно
начальником подчиненного во время исполнения ими воинской службы (ч. 2
ст. 336 УК). Наказание за такое оскорбление возможно в виде ограничения
по военной службе на срок до одного года или содержания в дисциплинарной
воинской части на тот же срок.

Интересно отметить, что в ст. 243 УК 1960 г. предусматривалась
ответственность только за оскорбление насильственным действием
подчиненного начальником и начальником подчиненного в виде лишения
свободы на срок от шести месяцев до пяти лет, т.е. состав преступления
был уже, а наказание строже.

Как известно, оскорбление, ответственность за которое предусмотрена ст.
130 УК, относится к делам частного обвинения. Несомненно, что дела об
оскорблении одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи
с исполнением обязанностей военной службы должны возбуждаться в обычном
порядке.

Вероятно, не исключена возможность освобождения от уголовной
ответственности военнослужащего, оскорбившего другого военнослужащего, в
связи с деятельным раскаянием, например, публичным извинением. Однако
освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с
потерпевшим возможно в тех случаях, когда против этого не возражает
командование части, в которой проходит военную службу оскорбленный.

В соответствии со ст. 284 УК Республики Кыргызстан оскорбление
подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного, совершенное
после наложения дисциплинарного взыскания за такие же действия,
наказывается ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо
арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех
лет.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019