.

Преступления против чести и достоинства личности

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 725
Скачать документ

Преступления против чести и достоинства личности

В правовом государстве охрана чести и достоинства человека и гражданина
приобретает особое значение. Достоинство личности охраняется
государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и
семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени человека и гражданина
(ст. 21, 23 Конституции РФ). Эти конституционные принципы соответствуют
ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 10
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод – о праве
на защиту от незаконных посягательств на честь и достоинство личности,
его репутацию.

Правовая защита чести, достоинства личности человека и его репутации
осуществляется в соответствии со ст. 129-130 УК и ст. 152 ГК РФ.

Прежде чем приступить к анализу уголовно-правовой борьбы с
преступлениями против чести, достоинства и репутации личности,
остановимся на некоторых фрагментах истории развития уголовного
законодательства России, устанавливавшего ответственность за их
совершение.

Ответственность за оскорбление (обиду) и клевету в Уставе о наказаниях,
налагаемых мировыми судьями, 1885 г. была установлена ст. 130-138,
тщательно детализирующими составы этих преступлений. Так, в ст. 130
Устава предусматривалась уголовная ответственность за устное или
письменное оскорбление; в ст. 131 – за оскорбление нанимателя или членов
его семьи; в ст. 132 – за оскорбление родственника по восходящей линии;
в ст. 133 – за оскорбление действием; в ст. 134 – за предумышленное
оскорбление действием.

В Уставе не давалось определений оскорбления и клеветы. Не все
предписания Устава выдержали испытание временем, но они послужили
основанием для дальнейшей регламентации уголовно-правовой борьбы с этими
преступлениями.

В гл. 28 Уголовного уложения 1903 г. “Об оскорблении” содержалось 11
статей (530-540), из которых 7 были посвящены ответственности за
оскорбление (обиду) и 4 – за клевету (опорочивание).

Оскорбление определялось как личная обида, обхождением или отзывом,
позорящими пострадавшего или члена его семьи, в том числе и умершего.
Следовательно, оскорблением (обидой) являлось “противозаконное унижение
человека неприличным обхождением, выражающимся вовне неуважением
обиженному”*(201).

Квалифицированным в соответствии со ст. 352 Уложения являлось
оскорбление: 1) матери, законного отца и восходящих родственников; 2)
священнослужителя во время отправления им церковных обрядов; 3)
должностного лица, или волостного старшины, или лица, занимавшего
соответствующие должности; 4) военного караула или часового военной
части или командира. В этой же сфере предусматривалась наказуемость
оскорбления матросом, служащим судна или его пассажиром капитана судна,
а также оскорбление арестантом чиновника тюремной стражи при исполнении
им своих служебных обязанностей. Особенно строго устанавливалась
наказуемость оскорбления, носившего публичный характер (ст. 533). причем
редактор или издатель публично выставляемых или распространяемых
оскорбительных произведений, писем или изображений подлежали штрафу до
единого рубля за каждый их экземпляр.

В ст. 535 Уложения устанавливалась наказуемость за оскорбление главы
иностранного государства, в ст. 536 – его дипломатических
представителей, а также возможность освобождения лица от наказания за
взаимное оскорбление или за оскорбление “в отместку”.

В ст. 532 Уложения клевета (опозорение) определялась как распространение
“хотя бы в отсутствие опорочиваемого обстоятельств, его порочащих. За
сие оскорбление” предусматривалось наказание в виде заключения в тюрьме
на срок не свыше шести месяцев. Из текста статьи видно, что клевета
рассматривалась как разновидность оскорбления. За клевету, направленную
на подрыв промышленной или торговой деятельности лица, или способности
исполнять им свои обязанности или занятия предусматривалось наказание в
виде ареста или штрафа не более 50 руб. (ст. 540).

Если клевета осуществлялась в распространяемых или публично выставляемых
произведениях печати, письмах, изображениях или публичном выступлении,
или с целью причинить имущественный ущерб или получить имущественную
выгоду, то за подобное деяние предусматривалось тюремное заключение на
срок не свыше шести месяцев.

Разглашение опорочивающих другое лицо связей не влекло за собой
наказания, если эти связи были истинными или распространитель считал их
истинными и делал это в интересах государства или общества.

В Уголовном кодексе 1922 г. ответственности за оскорбление были
посвящены ст. 172 и 173. В ст. 172 понятие оскорбления не определялось,
а указывалось на то, что это преступное деяние может быть осуществлено
действием, словом или в письме. Вместе с тем данная статья Кодекса не
карала оскорбление, вызванное равным или более тяжким насилием (речь
идет об оскорблении действием) или оскорблением со стороны потерпевшего.
Рассматриваемая норма устанавливала зачет взаимных оскорблений.

Статья 173 УК 1922 г. предусматривала ответственность за
квалифицированное оскорбление – оскорбление, нанесенное в
распространенных или публично выставленных произведениях печати или
изображениях. Если за простое оскорбление было возможно назначение
наказания в виде штрафа на сумму до 500 руб. золотом или принудительных
работ на срок до шести месяцев, либо того и другого, то
квалифицированное оскорбление влекло только лишение свободы на срок до
одного года.

В этом Кодексе клевета определялась как оглашение заведомо ложного и
позорящего другое лицо обстоятельства (ст. 175). Суть такого определения
клеветы сохранилась и в ныне действующем законе (ст. 129 УК РФ).

Клевета являлась квалифицированной, если она осуществлялась в печатном
или иным образом размноженном произведении (ст. 176 УК 1922 г.).

Простая клевета каралась лишением свободы или принудительными работами
на срок до шести месяцев, а квалифицированная – лишением свободы на срок
до одного года. Следовательно, квалифицированное оскорбление и
квалифицированная клевета предусматривали равное наказание, т.е. оценка
их общественной опасности также уравнивалась.

В Уголовном кодексе 1926 г. регламентация (ст. 159-161) ответственности
за клевету и оскорбление не изменилась (за исключением санкций, которые
были несколько смягчены).

В ст. 130 УК 1960 г. понятие клеветы было почти тождественно тому, что
приводилось в ст. 175 УК 1926 г. Различие было лишь в том, что в ст. 130
УК 1960 г. речь шла не об оглашении заведомо ложных, позорящих другое
лицо измышлений, а о распространении. В соответствии с ч. 2 ст. 130 УК
1960 г. клевета являлась квалифицированной, если она осуществлялась в
письменном или иным способом распространяемом произведении либо средстве
массовой информации, в анонимном письме, а равно лицом, ранее судимым за
клевету. В рассматриваемую статью была включена ч. 3, устанавливавшая
ответственность за клевету, соединенную с обвинением в совершении
государственного или иного тяжкого преступления, за что
предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

В Уголовном кодексе 1960 г. статьи, устанавливавшие ответственность за
клевету и оскорбление, поменялись местами: на первое место вышла
регламентация ответственности за клевету.

В ч. 1 ст. 131 УК РСФСР 1960 г. впервые было дано определение
оскорбления как умышленного унижения чести и достоинства личности,
выраженное в неприличной форме. Эта формулировка была воспринята
Кодексом 1996 г. Простое оскорбление наказывалось исправительными
работами на срок до шести месяцев, или штрафом до одного месячного
размера оплаты труда, или возложением обязанности загладить причиненный
вред, или общественным порицанием либо применением мер общественного
воздействия.

В соответствии с ч. 2 ст. 131 УК 1960 г. квалифицированным являлось
оскорбление в печатном произведении или средстве массовой информации, а
равно оскорбление, нанесенное лицом, ранее судимым за оскорбление. За
такое оскорбление было возможно назначение наказания в виде
исправительных работ на срок до двух лет или в виде штрафа в размере до
двадцати минимальных месячных размеров оплаты труда с лишением права
занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью либо без такового.

В соответствии с ч. 1 ст. 27 УПК РСФСР дела о преступлениях,
предусмотренных ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР (ныне – ч. 1 ст. 129 и
ст. 130 УК РФ), возбуждаются не иначе, как по желанию потерпевшего, и
подлежат прекращению в случае его примирения с обвиняемым. Примирение
допускается только до удаления суда в совещательную комнату для
постановления приговора.

В исключительных случаях, если дело о рассматриваемых преступлениях
имеет особое общественное значение, прокурор вправе возбудить дело и при
отсутствии жалобы потерпевшего. Такое дело не подлежит прекращению за
примирением потерпевшего с обвиняемым (ч. 3 ст. 27 УПК).

При клевете и оскорблении защита чести и достоинства по желанию
потерпевшего может осуществляться и в порядке гражданского
судопроизводства (ст. 152 ГК).

В СССР с шестидесятых годов народные суды, как правило, не принимали к
своему производству дела о клевете и оскорблении, предлагая потерпевшим
обратиться к помощи товарищеских судов. Так, в 1988 г. в СССР народные
суды рассмотрели в порядке уголовно-правового судопроизводства 686 дел о
клевете и оскорблении, а в 1989 г. – 795. Для огромной страны эти цифры
мизерны.

В прошлом граждане редко обращались и к гражданско-правовой защите чести
и достоинства, так как действовавший в то время Гражданский кодекс РСФСР
не предусматривал денежную компенсацию за клевету и оскорбление. В
настоящее время 99% лиц, подвергшихся клевете или оскорблению,
обращаются к гражданско-правовой защите своих чести, достоинства,
репутации. Материальное возмещение причиненного клеветой и оскорблением
вреда стало для подавляющего числа потерпевших предпочтительным.

Законом СССР от 14 мая 1990 г. “О защите чести и достоинства Президента
СССР”*(202) была установлена уголовная ответственность за публичное
оскорбление Президента СССР или клевету в его отношении, за что
предусматривалось наказание в виде штрафа до трех тысяч рублей, или
исправительных работ на срок до двух лет, или лишение свободы на срок до
трех лет. Более строгое наказание предусматривалось за те же действия с
использованием печати или иных средств массовой информации.

Этот Закон устанавливал и строгие штрафные санкции, налагаемые на
средства массовой информации, опубликовавшие оскорбительные или
клеветнические сведения против Президента страны. По решению суда было
возможно наложение запрета на деятельность такого средства массовой
информации.

В некоторых странах защита чести и достоинства Президента,
олицетворяющего государство, предусмотрены уголовными кодексами. Так, в
ст. 137 УК Республики Таджикистан за публичное оскорбление Президента
предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Ответственность за клевету и оскорбление установлена ст. 129 и 130 УК
РФ, включенных в гл. 17 “Преступления против свободы, чести и
достоинства личности”.

Ответственность за посягательства на честь и достоинство личности
предусматривается и иными статьями Кодекса. В ст. 298 УК установлена
ответственность за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя,
прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного
пристава, судебного исполнителя; в ст. 297 УК – за неуважение к суду в
форме оскорбления участников судебного разбирательства; в ст. 319 УК –
за оскорбление представителя власти, в ст. 336 УК – за оскорбление
военнослужащего. Перечисленные виды клеветы и оскорбления особенно
опасны, так как посягают не только на честь или достоинство личности, но
и на авторитет государственной власти, нарушают порядок несения военной
службы и т.д.

Нередко хулиганство также связано с оскорблением личности, но оно
охватывается составом этого преступления (ст. 213 УК).

Значительная схожесть регламентации в Уголовных кодексах 1960 и 1996 гг.
составов преступлений клеветы и оскорбления позволяет при их анализе
использовать судебную практику и литературу прошлых лет.

В ч. 1 ст. 116 УИК РФ оскорбление осужденным представителей
исправительных учреждений (мест лишения свободы) включено в перечень
злостных нарушений порядка и условий отбывания наказания (режима), что
сопряжено с применением мер дисциплинарного воздействия.

Клевета (ст. 129 УК). В соответствии с ч. 1 ст. 129 УК РФ клеветой
является распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и
достоинство другого лица или порочащих его репутацию. Следовательно,
объектами этого преступления являются честь, достоинство другого лица
или его репутация. Репутация гражданина впервые определена объектом
клеветы.

Большинство юристов считают, что клевета одновременно направлена на
честь и достоинство личности*(203).

По мнению А.А.Пионтковского, объектом клеветы является достоинство
личности. Он дает общее определение клеветы и оскорбления как
посягательства одним лицом на достоинство личности другого лица*(204).

Ряд юристов к объектам клеветы относят честь и деловую репутацию
личности*(205).

От определения объекта клеветы и оскорбления зависит, возможно ли
оклеветание или оскорбление невменяемого или душевнобольного лица,
покойника, юридического лица и т.д.

Для правильного решения проблемы об объектах клеветы и оскорбления
необходимо проанализировать понятия “честь”, “достоинство” и “репутация”
личности.

Правовая суть чести – “это сопровождающееся положительной оценкой
отражение качества лица (физического и юридического) в общественном
сознании*(206). Честь отражает положительные качества личности: честный,
справедливый, храбрый и т.д.

Существует корпоративная и профессиональная честь: офицера, врача,
юриста, воина, писателя, художника и т.п.

М.Д.Шаргородский подчеркивал, что объектом клеветы является честь
личности, а не человека. Он писал: “Мы рассматриваем в этом случае
человека как биологическое понятие: ребенок является человеком с момента
рождения, а человек, даже психически больной, все же человек. С другой
стороны, личность есть понятие социальное, совокупность общественных
отношений, и притом совершенно определенная, конкретизированная,
идеальная совокупность этих отношений”. После этих безусловно верных
утверждений М.Д.Шаргородский делает неожиданный вывод: умерший, не
будучи ни человеком, ни личностью, не может быть объектом клеветы*(207).
Но память об умершем существует, о нем сложилось общественное мнение, на
опорочивание его и может быть направлена клевета. Так, если об умершем
кто-либо сообщает заведомо ложное сведение о якобы совершенном им
плагиате – налицо клевета, опорочивающая память покойного. Кстати,
объектом рассматриваемого преступления является честь, а не личность
человека.

В отличие от клеветы оскорбление направляется против достоинства
личности – на самооценку человеком своих качеств, свойств, своего места
в обществе, определения себя конкретною личностью.

“Понятие достоинства включает в себя осознание человеком своей
абстрактной и конкретно-социальной ценности, а также ценности
(значимости) социальных групп, в которые он входит (другой вопрос, на
какой основе формируются эти группы: чаще всего они являются
профессиональными, конфессионными). Оно по определению может быть только
со знаком “плюс” – есть ли у данного лица те или иные положительные
качества и что по поводу этого лица считает общественное мнение, здесь
не существенно”*(208).

Клевета может быть направлена на подрыв репутации человека, его деловых,
политических или иных качеств, которыми он обладает. Как полагал
М.Д.Шаргородский, клевета “в отношении несовершеннолетних, психически
больных, лиц, находящихся в беспомощном состоянии, и умерших может
оскорбить родственников и близких им лиц. Из этого следует сделать
вывод, что клевета в этих случаях невозможна, но возможно оскорбление
живых близких лиц в форме клеветы на умерших”*(209) и других
перечисленных лиц. Этот вывод ошибочен. Умершие, спящие и т.д. могут
быть оклеветаны, так как заведомо ложные сведения, позорящие их честь и
репутацию, сложившиеся в общественном сознании, у родных, близких или
знакомых, опорочиваются. Проснувшийся сам может возбудить дело о
клевете, а честь и репутацию умерших, душевнобольных, малолетних могут
защитить их родные, близкие или даже просто знакомые им лица.

К тому же оскорбление родственников умершего, душевнобольного, спящего,
малолетнего, в отношении которых распространялись заведомо ложные
сведения, порочащие их честь и репутацию, невозможно. Объект и
объективная сторона оскорбления иные. Объект – достоинство личности, а
объективная сторона – действия, совершенные в неприличной форме (ч. 1
ст. 130 УК).

Не исключена возможность оклеветания нескольких лиц. Допустим, клеветник
распространяет заведомо ложные измышления о том, что кафедра уголовного
права такого-то вуза коллективно подготовила М. докторскую диссертацию.
В подобной ситуации кафедра не может обратиться в суд для защиты ее
чести. Это могут сделать только ее члены – каждый в отдельности.

Деловой репутацией обладают не только физические лица, но и различного
рода организации, общественные формирования, юридические лица. В Москве,
например, общеизвестно, что продукция кондитерской фабрики им. Бабаева
высочайшего качества. Поэтому возможные попытки недобросовестных
конкурентов распространить заведомо ложные измышления, опорочивающие
продукцию этой фабрики, будут наносить вред ее деловой репутации.
Действующее законодательство допускает лишь гражданско-правовую защиту
репутации юридического лица (потерпевшего) в порядке, предусмотренном
ст. 152 ГК. Следовательно, гражданско-правовая защита чести и деловой
репутации от клеветы физических и юридических лиц тождественна. Вместе с
тем уголовное законодательство предусматривает ответственность за
клевету, направленную лишь на физических лиц. Думается, что Уголовный
кодекс РФ необоснованно сужает возможности юридических лиц защищать свою
деловую репутацию от клеветы.

В некоторых зарубежных странах такая возможность предусмотрена уголовным
законодательством. Так, в _ 1 ст. 212 УК Республики Польша определено,
что клевета представляет собой посягательство, направленное на подрыв
сложившегося в обществе мнения о достоинствах личности, группы лиц,
учреждения, юридического лица или организационного объединения без
образования юридического лица.

По мнению Н.Н.Афанасьева, предметом рассматриваемого преступления
являются “заведомо ложные, т.е. не соответствующие действительности,
сведения, придуманные самим виновным или основанные на слухах и
сплетнях”*(210). Такой же точки зрения придерживаются и некоторые иные
авторы. Так, в Комментарии к Уголовному кодексу Украинской ССР указано,
что предметом клеветы является “измышление, т.е. вымысел, содержащий
указание на определенное обстоятельство”*(211). Такой вывод противоречит
сути предмета преступления. Как считает Н.Ф.Кузнецова, предмет
преступления – “это овеществленный элемент материального мира,
воздействуя на который виновный осуществляет преступление”*(212). Лицо,
совершающее рассматриваемое преступление, воздействует на честь и
репутацию пострадавшего, а не на клеветнические измышления. Последние –
элемент объективной стороны преступления.

К тому же Н.Н.Афанасьев упустил из виду, что клеветнические измышления
должны носить опорочивающий характер.

Клевета и оскорбление относятся к деяниям, не имеющим предмета
преступления*(213).

Диффамация – разглашение, лишение доброго имени, опорочивание путем
распространения (лат.).

С юридической точки зрения диффамацией является распространение
действительных сведений, порочащих другое лицо. В эпоху господства
коммунистической идеологии личность не имела права на личные тайны.
Общество должно было знать все о каждом его индивиде. Не случайно
А.А.Пионтковский писал: “Признание наказуемости диффамации противоречило
бы основным принципам социалистического демократизма, необходимости
развития критики недостатков, невзирая на лица”*(214). Ответственность
за диффамацию в Уголовном кодексе РФ не предусмотрена. Но ее функции
выполняют иные составы преступления: нарушение неприкосновенности
частной жизни (ст. 137) и нарушение тайны переписки, телефонных
переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138). Отсюда
можно сделать вывод, что диффамация в принципе наказуема*(215).

Вместе с тем было бы желательно ввести специальную норму об
ответственности за вторжение в частную жизнь в форме диффамации, как это
сделано в большинстве стран мира.

Так, в _ 201 УК ФРГ предусмотрена, например, ответственность за передачу
информации, носящей конфиденциальный характер, или распространение ее
содержания. Наказуемо и покушение на данное преступление.

В соответствии со ст. 226-2 УК Франции одним из используемых действий
является распространение сведений, относящихся к частной жизни
гражданина.

С объективной стороны распространение заведомо ложных, порочащих другое
лицо измышлений при клевете состоит в действии – в сообщении их хотя бы
одному постороннему лицу, независимо от того, получило ли это сообщение
дальнейшее распространение.

Клеветнические измышления могут сообщаться любому, в частности
должностному, лицу, в том числе представителю власти. Так, Ш. сообщила
начальнику отдела учреждения М. заведомо ложное измышление о том, что
работника отдела К. застали в помещении учреждения в интимной обстановке
с мужчиной*(216).

Клевета может выражаться в любой форме: устной, письменной, в анонимном
заявлении, в печати, в том числе стенной, по телевидению, радио и т.д.

Клеветнические измышления встречаются и в официальных документах,
приказах, представлениях должностных лиц, ответах на запросы и жалобы и
т.д.*(217)

Способ распространения клеветнических измышлений может придать клевете
квалифицированный характер. Так, клевета в публичном выступлении влечет
ответственность по ч. 2 ст. 129 УК.

Для состава преступления безразлично, был ли распространяющий сведения
сам автором ложного и порочащего другое лицо измышления или им было
какое-либо иное лицо. В тех случаях, когда ложные и порочащие другое
лицо измышления были сообщены только самому потерпевшему, состав клеветы
отсутствует и совершенное может быть квалифицировано при наличии
необходимых признаков как оскорбление.

Клеветнические измышления могут касаться фактов, якобы происходивших в
прошлом или существующих в настоящее время. Ложное измышление о
предполагаемых фактах в будущем клеветой не является. Распространяемые
сведения при клевете должны быть ложными и порочащими для потерпевшего.
В них могут содержаться ложные сведения не только о каких-либо
конкретных фактах, например о совершении лицом преступления, но и
обобщенного характера. Так, клеветническое измышление может выразиться в
утверждении, что лицо получало взятки.

Как уже отмечалось, распространение действительных сведений, позорящих
другое лицо, так называемая диффамация, не является клеветой. Для
придания правдоподобности, соответствия действительности в заведомо
ложные клеветнические измышления могут быть включены отдельные фрагменты
реальности. Однако это не имеет значения для уголовной ответственности
за клевету.

В ч. 1 ст. 129 УК клевета определяется как распространение заведомо
ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или
порочащих его репутацию. Обычно из рассматриваемого предписания закона
делается вывод о том, что клевета относится к так называемому
формальному преступлению, которое является оконченным с момента
“распространения заведомо ложных сведений, порочащих другое лицо, в
любой форме и хотя бы одному человеку”*(218). Эта точка зрения ошибочна.
Клевета и оскорбление являются оконченными преступлениями только тогда,
когда потерпевший считает себя оклеветанным или оскорбленным и
возбуждает в суде дело о защите своей чести, достоинства или репутации.
В исключительных случаях это в соответствии со ст. 21 УПК делает
прокурор. Редакция ст. 129 УК нечетко отражает объективную сторону
данного материального, а не формального преступления. Клевета и
оскорбление приобретают юридическое значение, если потерпевший приходит
к выводу, что его честь, достоинство или репутация потерпели ущерб, и
обращается к судебной защите. Однако отсчет срока давности привлечения к
уголовной ответственности за клевету начинается с момента
распространения клеветнических измышлений (ст. 78 УК).

Завершая анализ понятия клеветы, обратим внимание на то, что основные
его элементы были определены более ста лет тому назад Н.С.Таганцевым, по
мнению которого “клевета в общепринятом значении этого слова есть ложь,
помрачающая честь и доброе имя человека и выражающаяся в несправедливом
приписывании потерпевшему таких проступков, рода деятельности или образа
жизни, которые возбуждают презрение к нему в окружающей среде, в силу
господствующих в ней понятий о нравственности и чести, а также о
поведении, соответствующем известному званию и положению. Существенными
условиями клеветы являются: во-первых, обвинение кого-либо в действии,
противном правилам чести, и, во-вторых, ложность этого обвинения”*(219).

По сравнению со ст. 129 УК объективная сторона клеветы в ряде зарубежных
стран сужена. Так, в ст. 266 УК Испании простой клеветой признается
только обвинение в совершении преступления, распространяемое лицом,
которое знало о его ложности. В Республике Узбекистан уголовная
ответственность за “простую” клевету возможна лишь в том случае, если ей
предшествовала административная ответственность за аналогичное деяние
(ч. 1 ст. 139 УК).

Изъятие “простой” клеветы, совершенной впервые, из сферы уголовной
ответственности представляется необоснованным, свидетельствующим о
недооценке общественной опасности этого деяния.

С субъективной стороны клевета является умышленным преступлением. Причем
Верховный Суд СССР, Верховный Суд РСФСР, а затем и Верховный Суд РФ
исходят из того, что это преступление может быть совершено только с
прямым умыслом*(220).

Вместе с тем некоторые юристы считают возможным совершение клеветы и с
косвенным умыслом. Такой точки зрения придерживался, например,
А.А.Пионтковский. По его мнению, субъект “осознает, что он
распространяет ложные и позорящие другое лицо сведения и желает, чтобы
они были распространены, или сознательно допускает их
распространение”*(221). Возможность совершения этого преступления с
косвенным (эвентуальным) умыслом признавали А.Н.Трайнин и И.С.Ной*(222).
В подтверждение своего вывода И.С.Ной привел приговор одного из народных
судов г. Саратова по делу С., которая в целях “задеть” гражданина В.
публично обвинила его в получении взяток.

Общепринято, что при совершении “формальных” преступлений, которые
являются оконченными с момента совершения действия (или воздержания от
него), субъективная сторона преступления определяется отношением
виновного лица к этому действию (или бездействию). Отнесение клеветы к
категории “формальных” преступлений предполагало возможность их
совершения только с прямым умыслом. Как уже отмечалось, представляется
верным отнесение клеветы к категории ” материальных” преступлений,
которые могут быть совершены как с прямым, так и с косвенным умыслом.

При клевете субъективная сторона преступления определяется отношением
виновного лица к последствию – опорочиванию чести и репутации лица.

Было бы желательно объективную сторону клеветы определить следующим
образом: “опорочивание чести и репутации лица, совершенное путем
распространения заведомо ложных сведений”.

В ч. 1 ст. 129 УК РФ клевета определяется как распространение “заведомо
ложных сведений”. Слово “заведомо” относится не к “распространению” этих
сведений, а к их качеству. Отсюда возможно распространение “заведомо
ложных” сведений с прямым и косвенным умыслом. Клевета может
осуществляться многоэпизодно. Один клеветник передает “заведомо ложные
сведения” другому лицу, а тот третьему лицу и т.д. Автор заведомо
ложного измышления предвидит возможность или неизбежность наступления
общественно опасных последствий (опорочивание другого лица) и желает
этого – умысел прямой. Иные же лица в этой цепочке, осознавая ложность
сведений, а следовательно, и их общественную опасность, предвидят
возможность наступления опорочивания конкретного лица (может быть, и
незнакомого им), не желают, но сознательно допускают такое последствие
или безразлично к нему относятся – косвенный умысел.

При наличии у лица мотивов мести, неприязни, зависти и др. – клевета
совершается с прямым умыслом. Причем необязательно, чтобы
распространителем сведений был их автор. И “посредники” могут
руководствоваться подобными мотивами. Но если “посредник”, представитель
очередного звена, распространяя заведомо для него клеветнические
измышления, не преследует цели опорочивания какого-либо лица, но
предвидит возможность наступления этого результата, не желая, но
сознательно допуская их, – налицо косвенный умысел.

Отказ от признания возможности совершения клеветы с косвенным умыслом
необоснованно сужает границы этого преступления.

В тех случаях, когда лицо, распространяющее ложные, порочащие кого-либо
измышления, добросовестно заблуждалось о соответствии их
действительности, оно не может нести ответственность за клевету.
Совершение этого преступления по неосторожности невозможно.

В нашем обществе еще широко распространены нормы, предписания морали,
относящие к позорным, порочащим честь отдельные явления, которые на
самом деле едва ли можно считать таковыми. Например, в общественном
мнении позорно отнесение лица к сексуальному меньшинству, объявление его
импотентом или имеющим внебрачных детей, страдающим венерическим
заболеванием и т.д. Судебная практика признает такие ложные измышления
клеветническими. Так, один из судов Ставропольского края осудил за
клевету Х., который распространял заведомо ложное измышление о том, что
его сноха (жена сына) вступила в брак, не будучи девственницей.
Интересно отметить, что пострадавшим счел себя сын Х. Дело было
возбуждено по его жалобе.

Вопрос о том, являются ли распространяемые измышления клеветой, решает
потерпевший. Следовательно, субъективная оценка оклеветанного кладется в
основу возбуждения уголовного дела. Однако наличие или отсутствие
клеветы, степень ее общественной опасности устанавливает суд, исходя из
понимания им того вреда, который причиняется клеветником потерпевшему.

Необходимо подчеркнуть, что факт наличия клеветы правомочен определять
только суд. Поэтому, например, нельзя было приводить в качестве одного
из оснований увольнения с работы из службы Федеральной связи
генерал-лейтенанта К. с обвинением его в клевете на Президента страны и
его семью.

Субъектом клеветы выступает лицо, достигшее 16-летнего возраста. Клевета
может совершаться и в соучастии.

?

i `

???????$??$???????a?По уголовным кодексам некоторых государств уголовная
ответственность за неквалифицированную (простую) клевету наступает, если
ей предшествовала ответственность за клевету в административном порядке
(например, ст. 188 УК Республики Беларусь). По нашему мнению,
административная преюдиция ослабляет борьбу с клеветой и свидетельствует
о недооценке ее общественной опасности.

Исходя из того, что степень общественной опасности клеветы может иметь
значительную градацию, в санкции ч. 1 ст. 129 УК установлены следующие
наказания: штраф в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров
оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного
за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста
двадцати до ста восьмидесяти часов, или исправительными работами на срок
до одного года. Напомним, что за простую клевету по ч. 1 ст. 130 УК
РСФСР было возможно назначение максимального наказания в виде лишения
свободы на срок до одного года.

Уголовное законодательство ряда зарубежных стран за простую клевету
устанавливает более строгие наказания. Так, в _ 186 УК ФРГ за такую
клевету предусмотрено наказание в виде лишения свободы до одного года
или штраф. Простая клевета в соответствии с _ 1 ст. 212 УК Республики
Польша наказывается ограничением свободы либо лишением свободы на срок
до одного года.

Часть 2 ст. 129 УК РФ устанавливает ответственность за квалифицированную
клевету. Таковой является клевета, содержащаяся в публичном выступлении,
публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации.

По сравнению с ч. 2 ст. 130 УК в ч. 2 ст. 129 УК РФ в качестве
квалифицирующего клевету обстоятельства не упоминается совершение этого
преступления в анонимном письме и лицом, ранее судимым за клевету.
Вместе с тем в ч. 2 ст. 129 УК РФ включено новое квалифицирующее клевету
обстоятельство – совершение этого преступления в публичном выступлении.
Такой вид клеветы нередко совершается по политическим соображениям на
собраниях и митингах.

Понятие “публичное выступление” не определено. Оно будет иметь место на
митинге, общем собрании жильцов дома или подъезда, в выступлении перед
группой, состоящей из пяти-шести человек. Но едва ли можно считать
публичным сообщение клеветнических измышлений двум-трем лицам. Поэтому
факт публичности устанавливается судом в каждом конкретном случае.

Публично демонстрируемыми произведениями с клеветнической информацией
являются стенные газеты, листовки или сообщения, напечатанные на пишущей
машинке, написанные от руки, графические изображения, фотомонтажи и
т.п., приклеенные на стендах, стенах, дверях в общественном здании.
Целью таких сообщений является распространение клеветнических вымыслов
как минимум нескольким лицам.

Особенно опасна клевета, распространяемая в средствах массовой
информации, многотиражных газетах, листовках, журналах, книгах,
брошюрах, по радио и телевидению. Подобные источники информации могут
распространять клевету среди многих тысяч и даже миллионов граждан.
Несомненно, что масштаб распространения клеветнических сведений должен
учитываться при решении вопроса о назначении наказания виновному лицу.

Квалифицированная клевета получила за последние годы большое
распространение среди нечистоплотных политиканов. Так, ЛДПР
распространила в официальном заявлении фракции, подписанном депутатами
Государственной Думы Л., К., М. и Б., что Ф., будучи министром финансов
правительства Е.Гайдара, “лоббировал в Государственной Думе интересы
криминальной рыночной экономики”. Хорошевский межмуниципальный суд г.
Москвы 19 сентября 1995 г. признал это заявление клеветническим. Он
отметил, что Ф. работал в правительстве Черномырдина, а не Е.Гайдара, и
к тому же он не лоббировал интересы преступного мира, а, наоборот –
активно и успешно боролся с ним. Суд обязал в возмещение морального
ущерба, причиненного Ф., взыскать с лиц, подписавших это заявление, по 2
млн. рублей (неденоминированных)*(223).

За квалифицированную клевету в ч. 2 ст. 129 УК РФ предусмотрено
наказание в виде штрафа в размере от ста до двухсот минимальных размеров
оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного
за период от одного до двух месяцев, либо обязательных работ на срок от
ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на
срок от одного года до двух лет, либо ареста на срок от трех до шести
месяцев.

Как известно, в ч. 2 ст. 130 УК 1960 г. максимальным наказанием за
квалифицированную клевету были исправительные работы на срок до двух
лет. Поэтому возможность назначения в соответствии с ч. 2 ст. 129 УК РФ
ареста на срок от трех до шести месяцев свидетельствует об ужесточении
санкции за рассматриваемое преступление.

В соответствии с _ 186 УК ФРГ квалифицирующими клевету обстоятельствами
являются совершение этого преступления публично или распространение
письменных материалов, что влечет за собой наказание в виде лишения
свободы на срок до двух лет или денежного штрафа.

Согласно _ 2 ст. 212 УК Республики Польша клевета является
квалифицированной, если она совершена с использованием средств массовой
информации. Наказание за квалифицированную клевету установлено в виде
штрафа, или ограничения свободы, или лишения свободы на срок до двух
лет.

В ст. 207 УК Испании квалифицированной признается клевета,
распространенная среди широкого круга лиц. Виновные в совершении такой
клеветы наказываются лишением свободы на срок от шести месяцев до двух
лет или штрафом в размере от шести до двадцати четырех месячных
заработных плат.

Таким образом, квалифицированная клевета в зарубежных странах, как
правило, карается более строго, нежели это предусмотрено ч. 2 ст. 129 УК
РФ.

Самой тяжкой, особо квалифицированной считается клевета, соединенная с
обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч.
3 ст. 129 УК). Такая клевета причиняет тягчайший ущерб чести и репутации
лица. Рассматриваемое преступление необходимо отличать от заведомо
ложного доноса (ст. 306 УК). Клевета направлена на опорочивание чести и
репутации личности, а ложный донос – на возбуждение уголовного дела,
преступление против правосудия.

Особо квалифицированная клевета влечет за собой наказание в виде
ограничения свободы на срок до трех лет, либо ареста на срок от четырех
до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до трех лет.

В ч. 3 ст. 139 УК Республики Узбекистан особо квалифицированной
считается клевета: а) соединенная с обвинением в совершении тяжкого или
особо тяжкого преступления; б) совершенная опасным рецидивистом; в)
совершенная из корыстных или иных низменных побуждений.

Вызывает сомнение целесообразность отнесения клеветы, совершенной
опасным рецидивистом, в число особо квалифицированных. По нашему мнению,
для опасных рецидивистов это преступление не характерно.

Едва ли целесообразно отнесение клеветы “из иных низменных” побуждений к
категории особо квалифицированной. В основном любая клевета
осуществляется из-за каких-либо низменных побуждений: мести, ревности,
зависти и др.

В _ 187а УК ФРГ регламентирована ответственность за особо
квалифицированную клевету: публичное или в письменном виде
распространение ложных, порочащих политического деятеля измышлений в
связи с его общественной деятельностью, затрудняющих последнюю. Лицо,
виновное в совершении такого проступка, наказывается лишением свободы на
срок от трех месяцев до пяти лет. Терминология приведенной нормы
недостаточно точна. Неясно, кто может считаться общественным деятелем и
что следует понимать под “затруднением осуществления” этой деятельности.

Оскорбление (ст. 130 УК). Оскорбление – унижение чести и достоинства
другого лица, выраженное в неприличной форме (ч. 1 ст. 130 УК).

Закон определил объектами этого преступления, как и при клевете, честь и
достоинство личности (при клевете, помимо этого, объектом преступления
является и достоинство личности).

В Кодексе допущена неточность. Как ранее отмечалось, честь является
объектом клеветы. Честь – это оценка личности человека, сложившаяся в
обществе, у знающих оклеветанного людей. Ее можно опорочить, а оскорбить
нельзя. Следовательно, при простом оскорблении имеет место один объект –
достоинство личности.

Другое дело – оскорбление в публично демонстрируемых произведениях или
средствах массовой информации. В подобных случаях возникает
дополнительный объект – честь лица. Однако при этом отсутствует
необходимый для клеветы признак – распространение заведомо ложных
сведений, порочащих другое лицо. Опорочивание пострадавшего
осуществляется путем его оскорбления.

Не исключена возможность публичного оскорбления с использованием в
неприличной форме заведомо ложных, позорящих лицо измышлений. В подобном
случае будет иметь место идеальная совокупность квалифицированного
оскорбления и квалифицированной клеветы.

Однако в юридической литературе нередко объектом простого оскорбления
определяются и честь, и достоинство личности*(224).

Авторы одного из учебников считают объектами оскорбления не только честь
и достоинство личности, но и ее репутацию*(225). Общепринято, что
достоинством является осознание человеком своей ценности как личности в
сфере своей деловой, профессиональной, политической, религиозной и т.п.
деятельности. В ст. 130 УК РФ достоинство личности как объект
оскорбления не упоминается. Оскорбить можно человека, но не его
репутацию.

По мнению М.И.Ковалева, любое преступление причиняет моральный ущерб,
“ибо оно оскорбляет закон”*(226). Вероятно, в данном контексте речь идет
о метафоре, но она неточна. Закон не обладает чувством внутреннего
достоинства. Его нельзя оскорбить.

В одном из комментариев к Уголовному кодексу РФ указано, что оскорбление
отрицательно воздействует на психофизическое состояние и здоровье
лица*(227). Отсюда одним из объектов оскорбления является здоровье
потерпевшего. Но в таком случае необходима квалификация любого
оскорбления по совокупности с нормами, устанавливающими ответственность
за преступления против здоровья человека. При этом возникла бы
необходимость в определении тяжести причиненного оскорблением вреда
здоровью, что сопряжено с непреодолимыми трудностями.

Представляется верным мнение юристов, считающих единственным объектом
простого оскорбления достоинство личности.

А.А.Пионтковский по этому вопросу писал: “Объект оскорбления личности
составляет чувство личного достоинства человека как части
общества”*(228).

И.С.Ной необоснованно сужал понятие достоинства личности, сводя его
только к совокупности моральных качеств*(229). Между тем существует
достоинство личности не только личное, но и профессиональное,
национальное, конфессиональное и др.

Обращает на себя внимание то, что в ст. 21 Конституции РФ говорится об
умалении достоинства личности, а не унижении. Тем самым проводится
“четкая грань между унижением как дискредитацией человека в общественном
мнении и умалением как таким воздействием на общественное мнение,
которое противоречит достоинству личности как ее неотъемлемому
праву”*(230).

Достоинством, способностью самооценки личности не обладают малолетние,
душевнобольные, спящие, умершие и т.д. Поэтому их нельзя оскорбить.
Трудно согласиться, что потерпевшим от оскорбления “может быть любое
физическое лицо, независимо от возраста или умственных
способностей”*(231). Нельзя оскорбить и юридическое лицо, так как оно не
обладает чувством собственного достоинства.

В _ 189 УК ФРГ установлена ответственность за оскорбление памяти
умершего. В самом деле оскорбление памяти покойного является клеветой.

Оскорбительные действия, адресованные юридическому лицу, могут быть
преступлением в том случае, если они посягают при этом на достоинство
каких-либо конкретных лиц, работающих в данном учреждении.

Не исключено взаимное оскорбление по типу “сам дурак!”. В такой ситуации
возможна уголовная ответственность каждого из участников ссоры с учетом
степени виновности каждого. При этом большое значение имеет выявление
инициатора ссоры. Ответ на оскорбление не является необходимой обороной,
так как не пресекает посягательства.

В ряде уголовных кодексов стран мира регламентировано взаимное
оскорбление. Так, в _ 199 УК ФРГ установлено, что суд правомочен
освободить от уголовной ответственности лиц, осуществивших взаимное
оскорбление. Но при этом, в зависимости от обстоятельств дела, не
исключено освобождение от ответственности только одного из виновных.

Оскорбление, как и клевета, не имеет предмета преступления.

С объективной стороны оскорбление может быть осуществлено только
действием (например, пощечина, плевок, забрасывание нечистотами,
словесное или письменное оскорбление).

Оскорбление осуществляется, как это определено в ч. 1 ст. 130 УК РФ, в
“неприличной форме”, суть которой закон не определяет.

Вероятно, включение в закон такой формулировки “связано с поиском
законодателем оптимальных границ рассматриваемого состава с тем, чтобы
не допустить избыточной криминализации видов оскорбительных действий,
чрезвычайно широко распространенных, но малозначительных по содержанию и
последствиям. Под уголовно-правовой запрет ставятся особо унизительные
оценки потерпевшего, наиболее упрекающие действия оскорбителя, грубо
нарушающие элементарные правила приличия”*(232). Однако указанные цели
не достигнуты. Необходимо отметить, что понятие “неприличная форма”
совершения оскорбления вызвало многочисленные варианты его определения.
По нашему мнению, возможно оскорбление и в “приличной форме”.

Наиболее распространенным является определение “неприличная форма”
оскорбления, данное в самом общем виде, например, обращение с
оскорбляемым в форме, противоречащей правилам общежития и морали*(233).
Верное по существу определение ничего конкретно не определяет.

Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении от 25 сентября 1979 г. N 4
в ред. от 21 декабря 1993 г. N 11 указал, что оскорбление представляет
собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности
потерпевшего, имеющую обобщенный характер и унижающую его честь и
достоинство*(234). Обращает на себя внимание то, что слова “неприличная
форма” в рассматриваемом предписании Пленума Верховного Суда РСФСР
отсутствуют.

В одном из учебников понятие “неприличная форма” совершения
анализируемого преступления определяется как откровенно циничная, резко
противоречащая принятой в обществе манера обращения между людьми
(этикету)*(235).

Синонимами цинизму являются термины: непристойность или неприличность.
Нельзя определять какой-либо термин через синоним, который также
нуждается в трактовке. Понятие “откровенно циничное” нуждается в сложном
объяснении. В приведенном определении оно непонятно.

Обратим внимание на то, что определение оскорбления как действия,
совершенного в “неприличной форме”, имело место и в ч. 1 ст. 131 УК
РСФСР 1960 г. В настоящее время о совершении оскорбления действиями в
“неприличной форме” указано в ч. 1 ст. 128 УК Киргизской Республики, ч.
1 ст. 140 УК Республики Узбекистан, ч. 1 ст. 136 УК Республики
Узбекистан.

В законодательстве зарубежных стран (кроме государств бывшего СССР)
формула “неприличная форма” действий при оскорблении не употребляется, и
это не сказывается отрицательно на уголовно-правовой борьбе с такими
преступлениями.

Ошибочным представляется мнение тех юристов, которые считают, что
“неприличная форма оскорбления” словом реализуется только в употреблении
нецензурных слов. Если такое оскорбление осуществлялось публично, то
содеянное подпадает под признаки хулиганства (ст. 213 УК РФ).

Наличие факта оскорбления устанавливается на основе его субъективного
восприятия потерпевшим. Окончательное решение этого вопроса относится к
компетенции суда, определяющего наличие объективного факта оскорбления.
Не исключена преувеличенная, болезненная обидчивость лица, возбуждающего
уголовное дело за оскорбление. Оскорбленным может посчитать себя лицо,
подвергнутое критике, допустим, по поводу написанного им стихотворения,
статьи и т.п. В одном из санаториев г. Сочи двое отдыхающих играли в
шахматы. Один из них над каждым ходом долго думал. Когда завершилась
игра, его партнер сказал: “Василий Петрович, да ты тугодум. Я с тобой в
шахматы больше играть не буду”. Василия Петровича слово “тугодум”
обидело, он счел себя оскорбленным, тем самым проявив болезненное,
неадекватное восприятие сказанного. В данном случае не было умышленного
умаления его достоинства, а следовательно, не было оскорбления.

Констатация отрицательных свойств личности, оценка ее деловых качеств,
не оскорбительная по форме, оскорблением не является. Так, Верховный Суд
РСФСР не усмотрел наличия оскорбления в действиях лица, назвавшего
потерпевшего “подхалимом”*(236).

Факт оскорбления человека в “неприличной форме” должен устанавливаться
судом, основываясь на всех обстоятельствах дела, исходя из доминирующих
в обществе предписаний морали.

Вместе с тем оскорбление возможно и без использования “неприличной
формы” действий. Ведь основа оскорбления – умаление достоинства
личности. А это может быть осуществлено в изысканно “вежливой” форме.
Так, если кто-либо публично заявляет: “Уважаемый Иван Петрович, а ведь
вы взяточник закоренелый”, то налицо оскорбление, несмотря на отсутствие
“неприличной формы” содеянного. Форма оскорбления несомненно важна, но
важнее основа оскорбления, ее содержание: явно неуважительное отношение
к личности или ее деятельности, поведению. Прав был К.Маркс, утверждая,
что “если я скажу: “вы – вор, у вас воровские наклонности”, то я
оскорбляю вас”*(237). Форма обращения прилична, а содержание
оскорбительное, умаляющее достоинство личности.

Одни и те же действия, направленные на оскорбление, различными лицами
могут рассматриваться как оскорбление или не считаться таковыми. Так, К.
на общем собрании жильцов подъезда дома обозвал проживающих в соседних
квартирах Ж. и О. “педерастами”. Ж. обратился к уголовно-судебной защите
своего достоинства, а О. не счел себя оскорбленным.

Возможно так называемое посредственное оскорбление, когда оскорбительные
выражения сообщаются одному лицу, а адресуются другому. Так, если лицо
подходит в присутствии родителей к ребенку, гладит его по головке и
произносит: “Милый мой, ты прирожденный кретин”, то это является
оскорблением не ребенка, который в силу своего малолетнего возраста не
может воспринимать унижения его достоинства, а родителей.

Не исключена возможность заочного оскорбления, когда оскорбительные
выражения доводятся до сведения постороннего с уверенностью, что они
будут доведены до сведения лица, которое предполагается оскорбить.

Оскорбление может быть совершено и действием: нанесением пощечины,
забрасыванием яйцами, помидорами, грязью, обливанием краской, помоями,
оплевыванием, непристойными жестами и т.п. Так, на вечеринке М.
непристойной жестикуляцией, выражавшей импотентность своего мужа,
оскорбила его. Последний расторгнул брак и возбудил против нее дело об
оскорблении.

Вместе с тем возможность оскорбления жестикуляцией и телодвижениями
ограничена. Нельзя, по нашему мнению, оскорбить лицо, покручивая пальцем
у своего виска, похлопывая себя по лбу, разводя руки и т.д. Сомнителен
вывод о том, что показывание кукиша является уголовно наказуемым
оскорблением*(238). В подобных телодвижениях и жестах есть
неуважительное отношение к личности, но оно не достигает той
общественной опасности, которая свойственна преступлению.

Оскорбление – материальное преступление. Поэтому неверен вывод
Л.Н.Сугачева о том, что это преступление является оконченным с момента
совершения оскорбительных действий, независимо от того, обратился ли
потерпевший или не обратился в суд*(239). Состав рассматриваемого
преступления считается оконченным с того момента, когда потерпевший
сочтет себя оскорбленным и суд установит наличие оскорбления.

С субъективной стороны оскорбление совершается только с прямым умыслом:
виновное лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит
возможность или неизбежность наступления общественно опасного
последствия и желает его наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Ответственность за оскорбление наступает с 16-летнего возраста.

В ряде стран мира диспозиция оскорбления является простой, без раскрытия
ее содержания. Простая диспозиция оскорбления установлена, например, в _
185 УК ФРГ и ст. 206 _ 1 УК Республики Польша.

В соответствии со ст. 140 УК Республики Узбекистан уголовная
ответственность за преступное оскорбление наступает лишь в тех случаях,
когда ей предшествовало применение мер административного воздействия за
такие же действия.

За простое оскорбление в соответствии с ч. 1 ст. 130 УК РФ предусмотрено
наказание в виде штрафа в размере до ста минимальных размеров оплаты
труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за
период до одного месяца, либо обязательных работ на срок до ста двадцати
часов, либо исправительных работ на срок до шести месяцев.

Аналогичное максимальное наказание за простое оскорбление
предусматривалось ч. 1 ст. 130 УК 1960 г.

В ч. 1 ст. 136 УК Республики Таджикистан максимальным наказанием за
простое оскорбление установлено в виде исправительных работ на срок до
одного года. За такое же преступление ч. 1 ст. 140 УК Республики
Узбекистан предусматривает и арест до трех месяцев. Простое оскорбление
в соответствии с ч. 1 ст. 128 УК Республики Кыргызстан влечет наказание
лишь в виде штрафа в размере от 20 до 50 месячных заработных плат.

Еще более строгое наказание за оскорбление предусмотрено в _ 185 УК ФРГ
– штраф или лишение свободы на срок до двух лет.

Приведенные данные свидетельствуют о значительном расхождении оценки
опасности, тяжести оскорбления в уголовных кодексах упомянутых стран.

В соответствии с ч. 1 ст. 189 УК Республики Беларусь уголовная
ответственность за неквалифицированное оскорбление возможна лишь в том
случае, если виновное лицо ранее привлекалось к административной
ответственности за оскорбление. Напомним, что Уголовный кодекс РФ
отказался от административной преюдиции.

В ч. 2 ст. 130 УК РФ определены квалифицирующие оскорбление
обстоятельства: совершение этого преступления в публичном выступлении, в
публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации.
Квалифицированное оскорбление ориентировано не только на умаление
достоинства конкретной личности, но и на доведение этого обстоятельства
до сведения иных лиц, что сопряжено с посягательством на достоинство,
честь и репутацию личности. Подчеркнем, что объектом простого
оскорбления является только достоинство личности, а объектами
квалифицированного оскорбления также ее честь и репутация. Вследствие
этого общественная опасность квалифицированного оскорбления намного
возрастает по сравнению с простым оскорблением.

Понятия “публичное выступление”, “публичная демонстрация произведения” и
“выступление в средствах массовой информации” аналогичны соответствующим
категориям, рассмотренным при анализе клеветы.

В ч. 2 ст. 131 УК 1960 г., устанавливавшей ответственность за
квалифицированное оскорбление и публичное оскорбительное выступление,
вместе с тем квалифицирующим обстоятельством являлось его совершение
лицом, ранее судимым за оскорбление.

В ныне действующем законодательстве такое квалифицирующее оскорбление
обстоятельство отсутствует.

В ч. 2 ст. 140 УК Республики Узбекистан перечень квалифицирующих
оскорбление обстоятельств такой же, как и в ч. 2 ст. 130 УК РФ. Но
вместе с тем в Кодексе РФ нет особо квалифицирующих оскорбление
обстоятельств, а в ч. 3 ст. 140 УК Республики Узбекистан они включены.
Такими особо квалифицирующими оскорбление обстоятельствами являются:
оскорбление в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или
гражданского долга и оскорбление, нанесенное опасным рецидивистом или
лицом, ранее судимым за клевету. Первый вид особо квалифицированного
оскорбления излишне широк и характеризуется неопределенностью. Понятие
“гражданский долг” безбрежно. Неясно, почему особо квалифицирующим
оскорбление обстоятельством является предшествующая судимость за
клевету, а не за оскорбление.

В Уголовном кодексе Республики Таджикистан помимо квалифицирующих
оскорбление обстоятельств, имеющих место в Кодексе РФ, предусмотрено
оскорбление лица в связи с исполнением им общественного долга (ст. 136).

В ст. 210 УК Испании квалифицированное оскорбление, именуемое
“серьезным”, – это публичное оскорбление.

Оскорбление, совершенное с использованием средств массовой информации,
считается квалифицированным в ст. 216 _ 2 УК Республики Польша. В ст.
216 _ 3 этого Кодекса предусмотрена возможность освобождения от
наказания лиц, виновных в оскорблении, если оно было спровоцировано
вызывающим поведением потерпевшего либо если последний нарушал его
телесную неприкосновенность и при взаимном оскорблении. Надо полагать,
что под нарушением телесной неприкосновенности имеется в виду
оскорбление действием: нанесение пощечин, оплевывание, забрасывание
грязью и т.д. В этой статье определено, что при осуждении за
квалифицированное оскорбление суд может принять решение о выплате
виновным адекватной компенсации потерпевшему или ее направлении в
Польский Красный Крест или на иные общественные цели, указанные
оскорбленным. Следовательно, потерпевший от оскорбления может получить
материальную компенсацию причиненного ему морального ущерба и в порядке
уголовного судопроизводства. Целесообразность рассматриваемого
предписания не вызывает сомнения.

В ст. 196 УК Польши предусмотрено наказание за оскорбление религиозных
чувств других лиц, публичное оскорбление предмета религиозного почитания
или места, предназначенного для публичного исполнения религиозных
обрядов. Под оскорблением предметов религиозного почитания или места,
отводимого для публичного исполнения религиозных обрядов, следует, по
нашему мнению, понимать их осквернение.

Особо строгая ответственность в соответствии со ст. 257 УК Польши
установлена за публичное оскорбление лица или группы лиц в связи с их
национальной, этнической, расовой, религиозной принадлежностью или в
связи с их атеизмом или в связи с этим нарушение телесной
неприкосновенности другого лица.

В ст. 433-5 УК Франции предусмотрена ответственность за оскорбление,
выраженное в словах, жестах, угрозах, неопубликованных текстах или
изображениях любого характера, либо за оскорбление путем посылки по
почте каких бы то ни было предметов, адресованных лицу, находящемуся на
государственной службе, при осуществлении или в связи с осуществлением
его обязанностей, если оскорбление может привести к ущербу его
достоинства или к посягательству на уважение, которое ему надлежит
оказывать в связи с возложенными на него функциями. За такое деяние
возможно назначение штрафа до 50 тыс. франков. Если же оскорбление
адресовано лицу, являющемуся представителем государственной власти, то
помимо штрафа в 50 тыс. франков назначается тюремное заключение на
шестимесячный срок.

Обращает на себя внимание то, что в рассматриваемом законоположении
понятие “оскорбление” расширено: в него включены и угрозы, и отправление
по почте предметов, которые носят оскорбительный характер.

Наказание за квалифицированное оскорбление в зарубежном уголовном
законодательстве во многих случаях строже, чем в Уголовном кодексе РФ.
Так, за квалифицированное оскорбление в соответствии со ст. 216 _ 2 УК
Республики Польша предусмотрено наказание в виде ограничения или лишения
свободы на срок до одного года.

Максимальное наказание за квалифицированное оскорбление в ч. 2 ст. 136
УК Республики Таджикистан – исправительные работы на срок до двух лет.

Арестом на срок до трех месяцев наказывается квалифицированное
оскорбление в соответствии с ч. 2 ст. 140 УК Республики Узбекистан, а в
соответствии с ч. 3 этой же статьи за особо квалифицированное
оскорбление – лишением свободы на срок до трех лет.

Хулиганские действия нередко осуществляются в оскорбительной форме:
приставании к гражданам, употреблении нецензурных и иных умаляющих
достоинство граждан выражений и действий. В подобных случаях отличие
хулиганства от оскорбления определяется по направленности умысла.
Хулиганство направлено на нарушение общественного порядка, а оскорбление
– на умаление достоинства конкретных лиц*(240).

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий,
причиняющих физическую боль (чаще всего это пощечины, дергание за нос
или уши, забрасывание какими-либо предметами и т.д., что сопряжено с
болезненными ощущениями), и оскорбление действием также отличаются от
оскорбления направленностью умысла. В первом случае лицо стремится
причинить физическую боль, а во втором – умалить чувство собственного
достоинства личности.

Использование оскорблений при вымогательстве квалифицируется как
вымогательство и как оскорбление*(241).

Возможна совокупность оскорбления с иными преступлениями. Например, с
доведением до самоубийства, с вандализмом и др.

Не исключена совокупность клеветы и оскорбления при наличии необходимых
признаков каждого из этих преступлений.

В ст. 107 УК РФ установлена ответственность за убийство, совершенное в
состоянии аффекта, а в ст. 113 – за причинение тяжкого или средней
тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, который может быть
спровоцированным (вызванным) “тяжким оскорблением”. Такой терминологии в
ст. 130 УК РФ нет.

Как уже отмечалось, тяжесть оскорбления, его восприятие во многом
зависят от психологическо-эмоциональных особенностей личности. Весьма
различна и реакция людей на оскорбление. В тех случаях, когда суд не
может с полной очевидностью установить наличие аффекта, вызванного
тяжким оскорблением, он должен назначить для решения этого вопроса
психолого-психиатрическую экспертизу. Тяжкое оскорбление может подпадать
под признаки как квалифицированного, так и простого оскорбления.

Остановимся вкратце на сопоставительном анализе клеветы и оскорбления.

Объектом простого оскорбления, как уже неоднократно отмечалось, является
достоинство личности, а клеветы – честь и репутация.

Объективная сторона клеветы заключается в сообщении хотя бы одному
постороннему лицу заведомо ложных сведений, опорочивающих потерпевшего.
К.Маркс полагал, что под категорию клеветы подпадают “поношения, которые
вменяют поносимому в вину определенные факты: Если я скажу: “вы украли
серебряную ложку”, то я возношу на вас клевету: Если же я скажу: “вы –
вор, у вас воровские наклонности”, то я оскорбляю вас”*(242).

Нельзя оклеветать лицо, сообщив ему клеветнические измышления, а
оскорбить с глазу на глаз – возможно.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019