.

Преступления, посягающие на экономическую безопасность и обороноспособность России

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 819
Скачать документ

Преступления, посягающие на экономическую безопасность и
обороноспособность России

К этой группе преступлений относятся: диверсия (ст. 281 УК), разглашение
государственной тайны (ст. 283 УК) и утрата документов, содержащих
государственную тайну (ст. 284 УК). Эти преступления значительно
различаются по своим объективным и субъективным признакам. Объединение
же их в одну классификационную группу обусловлено спецификой
непосредственного объекта, каковым является экономическая безопасность,
т.е. безопасность государства в экономической сфере и
обороноспособность.

Диверсия (ст. 281 УК). Статья об ответственности за диверсию была
включена в Уголовный кодекс 1960 г. на основании общесоюзного Закона “Об
ответственности за государственные преступления” 1958 г.*(76) Однако в
связи с принятием Федерального закона от 1 июля 1994 г. “О внесении
изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФРС и
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР” статья о диверсии была исключена
из Кодекса. Отсутствовала эта статья и в проекте Кодекса. Однако в
проекте 1995 г. она появилась вновь. В Уголовном кодексе 1996 г. статья
об ответственности за диверсию претерпела значительные изменения при
определении объективных и субъективных признаков.

Высокая степень опасности диверсии, отнесенной законодателем к числу
особо тяжких преступлений, определяется тем, что при совершении этого
преступления выводятся из строя важнейшие народнохозяйственные объекты,
оборонные производства, объекты жизнеобеспечения населения и иные,
значимые для экономики и обороноспособности объекты.

Предметами диверсии являются предприятия, сооружения, пути и средства
сообщения, средства связи, объекты жизнеобеспечения населения независимо
от форм собственности (электростанции, мосты, водопровод, тоннели,
плотины, радиостанции, газопровод, трубопровод и пр.). Вред зачастую
причиняется жизни или здоровью неопределенного количества людей.

Объективная сторона диверсии довольно подробно описана законодателем.
Диверсия осуществляется путем взрыва, поджога или иных действий,
направленных на разрушение или повреждение предприятий (например,
фабрики, заводы), сооружений (например, электростанция, трубопровод),
путей и средств сообщения (например, железнодорожный путь), средств
связи (например, линии электропередачи), объектов жизнеобеспечения
населения (например, систем водоснабжения) с определенной целью.

Таким образом, объективная сторона диверсии заключается в действиях,
направленных на разрушение и повреждение указанных в статье объектов.

Разрушение – полное выведение объекта из строя, когда его восстановление
невозможно или нецелесообразно.

Повреждение предполагает частичное выведение объекта из строя при
наличии возможности его ремонта и восстановления.

В ст. 281 УК указаны конкретные способы, которыми осуществляются
разрушения или повреждения. Это – взрыв, поджог, иные действия.
Законодатель не дает исчерпывающего перечня способов совершения
диверсии. Но, как правило, они общеопасны, приводят к быстрому
результату, серьезному, а иногда непоправимому ущербу экономике и
обороноспособности страны*(77).

Законодатель сформулировал состав диверсии по типу формальных составов.
Это преступление признается оконченным с момента совершения действий,
направленных на разрушение и повреждение определенных объектов. Характер
же действий (способ) определен законодателем: взрыв, поджог, иные
действия, т.е. затопление, отравление питьевых водохранилищ, устройство
обвалов, аварий и пр. С момента осуществления таких действий
преступление признается оконченным независимо от того, были разрушены
или повреждены или нет указанные в статье объекты.

Квалифицированным видом диверсии является совершение ее организованной
группой (ч. 2 ст. 281 УК). Организованная группа – это устойчивая группа
лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких
преступлений (ч. 3 ст. 35 УК).

С субъективной стороны преступление совершается только с прямым умыслом
и специальной целью.

Умыслом виновного охватываются осознание характера и опасности своих
действий и желание разрушить или повредить определенные объекты,
используя при этом общеопасный способ. Субъект действует со специальной
целью – подрыв экономической безопасности и обороноспособности
России*(78). Для установления цели диверсии следует учитывать важность
выводимого из строя объекта, возможные последствия этого, реальный ущерб
экономике и обороноспособности страны, причиненный действиями
диверсанта, и т.д.

Мотивы диверсии различны (политические, националистические, корыстные и
др.) и на квалификацию содеянного не влияют, но должны учитываться при
индивидуализации наказания.

Субъектом диверсии могут быть гражданин России, иностранный гражданин,
лицо без гражданства. Если действия, подпадающие по своим объективным
признакам под понятие диверсии, совершают лица в возрасте от 14 до 16
лет, они должны нести ответственность за фактически совершенные деяния
(ст. 20 УК), например, умышленное уничтожение имущества (ст. 167 УК),
приведение в негодность транспортных средств и путей сообщения (ст. 267
УК) и пр.

При совершении диверсии по заданию иностранного государства, иностранной
организации или их представителей содеянное квалифицируется по
совокупности ст. 275 (государственная измена) и ст. 281 УК.

Определенное сходство имеет диверсия с таким преступлением против
общественной безопасности, как терроризм (ст. 205 УК), который также
осуществляется путем взрыва, поджога или иных действий, создающих угрозу
гибели людей, причинение значительного материального ущерба и пр.
Разграничение диверсии и терроризма должно проводиться по субъективной
стороне – по цели совершения этих преступлений. При диверсии цель –
подрыв экономической безопасности и обороноспособности страны путем
выведения из строя ключевых хозяйственных и оборонных объектов. Цель
терроризма – нарушение общественной безопасности, устрашение населения,
воздействие на принятие нужного террористам решения органами власти. Как
правило, терроризм направлен против жизни и здоровья людей, а диверсия –
на выведение из строя ключевых объектов экономики и обороноспособности.
Гибель людей обычно является побочным результатом диверсионного акта.
Поэтому в случаях, когда гибель людей при диверсии охватывалась умыслом
виновного, его ответственность наступает по совокупности ст. 105 и ст.
281 УК.

В некоторых случаях может возникнуть вопрос о критериях разграничения
диверсий и таких преступлений, как умышленное повреждение или
уничтожение имущества (ст. 167 УК), уничтожение или повреждение лесов
(ст. 261 УК), приведение в негодность транспортных средств или путей
сообщения (ст. 267 УК). Критерием разграничения в таких случаях являются
направленность действий (различие в родовых, видовых и непосредственных
объектах посягательства), а также субъективная сторона, а именно цель
совершения указанных действий, которая неразрывно связана и определяет
направленность (объект) деяния. Только при диверсии имеется цель подрыва
экономической безопасности и обороноспособности.

В уголовном законодательстве зарубежных стран термин “диверсия”
употребляется довольно редко. Исключения составляют уголовные кодексы
Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, Казахстана, Белоруссии и
некоторых других стран ближайшего зарубежья. Однако в некоторых из этих
кодексов состав диверсии сформулирован несколько иначе, нежели в Кодексе
РФ.

Так, по Уголовному кодексу Узбекистана диверсия – это “действия,
направленные на уничтожение людей, нанесение вреда их здоровью,
повреждение или уничтожение собственности с целью дестабилизации
деятельности государственных органов или общественно-политической
обстановки либо подрыв экономики Республики” (ст. 161). Способ диверсии
может быть любым, а не только общеопасным. Поэтому за счет способа
диверсии рамки названного состава преступления по сравнению со ст. 281
УК РФ расширены. Цель диверсии в статье не указана.

Уголовный кодекс Белоруссии предусматривает ответственность за
квалифицированный вид диверсии. Квалифицирующими обстоятельствами в ч. 2
ст. 360 названы: совершение диверсии организованной группой, гибель
людей, иные тяжкие последствия.

В других странах вопрос об ответственности за преступление, аналогичное
диверсии, решается по-разному. Так, в Уголовном кодексе ФРГ диверсионная
деятельность рассматривается как одна из форм саботажа (_ 87, 88) в
главе третей “Угроза демократическому правовому государству”.
Законодатель относит к актам саботажа, в частности, совершение действий,
предусмотренных _ 305 (разрушение сооружений), _ 305-а (разрушение
важных средств производства), _ 306 (поджог), _ 306-а (тяжкий поджог), _
306-в (особо тяжкий поджог), _ 317 (вмешательство в деятельность
телекоммуникационных установок и пр. То есть совершение преступлений,
ответственность за которые предусмотрена в других разделах Кодекса
(например, в разд. 27 “Повреждение имущества”, в разд. 28 “общеопасные
преступные деяния” и др.).

В качестве одной из форм саботажа рассматривается диверсионная
деятельность в Уголовном кодексе Франции (ст. 411-9).

Разглашение государственной тайны (ст. 283 УК). Ответственность за
разглашение государственной тайны была предусмотрена и в Кодексе 1960 г.
Уточнения в УК 1996 г. касаются лишь объективных признаков. Законодатель
вводит в рассматриваемый состав такой признак, как ознакомление в
результате разглашения сведений с ними других лиц (имеются в виду те,
кому они не были доверены и не стали известны по службе либо работе).

В Кодексе 1960 г. ответственность за разглашение государственной тайны
была предусмотрена в разд. 2 главы “Государственные преступления” и
рассматривалась как иное государственное преступление. Подавляющее
большинство этих преступлений (исключение составили только ст. 74, 75 и
76 УК 1960 г.*(79) были помещены в Кодексе 1996 г. в иные главы:
например, преступления против общественной безопасности, преступления
против порядка управления.

В литературе высказывались сомнения относительно обоснованности
отнесения разглашения государственной тайны к числу преступлений,
посягающих на основы конституционного строя и внешнюю безопасность
государства, поскольку это деяние не преследует цель изменить
конституционный строй или ослабить внешнюю безопасность России. По
мнению этих авторов, данное преступление должно быть отнесено к
преступлениям против порядка управления или (при наличии специального
субъекта) к преступлениям против должности или службы*(80).

Это мнение представляется обоснованным, поскольку объектом разглашения
государственной тайны являются общественные отношения, обеспечивающие
сохранность государственной тайны. Отнесение же этого преступления к
группе преступлений, посягающих на экономическую безопасность и
обороноспособность, в определенной мере условно и вызвано тем, что, во
первых, объективно разглашение государственной тайны способно причинить
ущерб экономической безопасности и обороноспособности, что становится
очевидным при анализе государственной измены и, во вторых,
необходимостью отнесения этого преступления к какой-то классификационной
группе. Однако анализ субъективных признаков рассматриваемого деяния
свидетельствует, что цель, присущая остальным посягательствам на основы
конституционного строя и внешнюю безопасность России, в этих случаях
отсутствует*(81), так как иначе содеянное подпадало бы под признаки ст.
275 УК.

Предметом преступления являются сведения, содержащие государственную
тайну. Это могут быть документы и иные носители информации, имеющие гриф
“секретно”, “совершено секретно” или “особой важности”*(82). Более
подробно вопрос о понятии государственной тайны рассмотрен при анализе
государственной измены (_ 3).

Разглашение государственной тайны отнесено законодателем к числу
преступлений средней тяжести, а при наличии квалифицирующих признаков –
к тяжким.

С объективной стороны рассматриваемое деяние совершается путем
разглашения государственной тайны, что предполагает противоправную
огласку сведений, составляющих государственную тайну. Предание огласке
означает, что эти сведения стали достоянием лиц, которые не имеют
доступа к работе со сведениями или материалами, составляющими
государственную тайну, либо имеют доступ, но не к тем, которые стали их
достоянием в результате разглашения. В ст. 283 УК законодатель говорит о
других лицах, которым стали известны секретные сведения. Однако в
доктрине уголовного права чаще употребляется термин “посторонние лица”,
т.е. лица, которым сведения не были доверены и не стали известны по
службе или работе*(83).

Так, в 1998 г. по ст. 283 УК был привлечен к ответственности и осужден
бывший сотрудник ГРУ Генштаба Министерства обороны РФ подполковник
Владимир Т., передавший своему бывшему сослуживцу по Центру космической
разведки слайды с изображением городов некоторых ближневосточных стран,
сделанные силами космической разведки*(84).

Способ разглашения сведений может быть любым (в разговоре, письме,
выступлении, публикации, демонстрации схем, чертежей, изделий и т.п.) и
на квалификацию содеянного не влияет.

Разглашение обычно осуществляется путем действия, но возможно и путем
бездействия. Например, посетитель знакомится с документами, содержащими
государственную тайну, находящимися на столе в кабинете субъекта во
время приема им посторонних лиц.

По вопросу о моменте окончания рассматриваемого деяния в литературе
высказываются различные мнения. Подавляющее большинство авторов
полагают, что состав разглашения государственной тайны сконструирован
законодателем по типу материальных и, следовательно, “для его окончания
должен наступить преступный результат – государственная тайна стала
известна лицу или лицам, которые не должны ее знать”*(85).

Однако в одной из работ авторы, ссылаясь на позицию, высказанную в
теории уголовного права, что рассматриваемое преступление
сконструировано как формальный состав, считают преступление оконченным с
момента предания сведений огласке. Якобы факт ознакомления со сведениями
посторонних лиц не превращает состав в материальный*(86).

Такое мнение являлось правильным в период действия Кодекса 1960 г.,
когда состав разглашения государственной тайны был сконструирован как
формальный (ст. 75). Однако добавление в ст. 283 УК 1996 г. такого
признака, как “если эти сведения стали достоянием других лиц”, меняет
конструкцию рассматриваемого состава преступления.

Таким образом, объективная сторона преступления, предусмотренного ст.
283 УК, предполагает: 1) наличие действия или бездействия,
заключающегося в разглашении государственной тайны; 2) наступления
определенных последствий – сведения, не подлежащие огласке, стали
достоянием постороннего лица и 3) причинную связь между деянием и
последствием.

Отсутствие последствия (например, разглашаемые сведения не были
восприняты посторонними лицами) должно влечь квалификацию со ссылкой на
ст. 30 УК как покушение на разглашение государственной тайны.

По вопросу о субъективной стороне преступления, предусмотренного ст. 283
УК, в литературе высказываются разные мнения.

Согласно одному из них преступление может быть совершено только
умышленно. При этом возможен прямой и косвенный умысел: виновный
сознает, что оглашает сведения, составляющие государственную тайну,
предвидит, что они станут известны посторонним лицам и желает либо
сознательно допускает или безразлично относится к этому*(87). Чаще всего
государственная тайна разглашается с прямым умыслом.

Отдельные авторы считают невозможным совершение данного преступления с
косвенным умыслом*(88). Однако косвенный умысел в составах,
сконструированных по типу материальных, как правило, вероятен. Например,
субъект, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в общественном месте
– кафе, ресторане, транспорте громко обсуждает с коллегой сведения,
составляющие государственную тайну, в результате чего они становятся
достоянием находящихся поблизости посторонних лиц. Мнение же о
невозможности косвенного умысла при разглашении государственной тайны
обусловлено тем, что авторы не определяют четко отношение к такому
последствию, как “сведения стали достоянием других лиц” (ст. 283 УК).
Применительно к формулировке ст. 75 УК 1960 г., в которой такие
последствия не предусматривались, косвенного умысла, действительно, быть
не могло.

Согласно мнению некоторых ученых разглашение государственной тайны могло
быть совершено как умышленно, так и по неосторожности*(89). При
легкомыслии “лицо сознает, что сведения, составляющие государственную
тайну, могут стать достоянием гласности других лиц, но полагает, что в
необходимых случаях может предотвратить утечку, однако ее надежды
оказываются недостаточными и она происходит”*(90). Предавая огласке
секретные сведения, лицо одновременно сознает, что сведения становятся
достоянием другого лица и надеяться уже не на что. К тому же при
легкомыслии лицо надеется на какие-то определенные обстоятельства,
которые в данном случае не “срабатывают”. На что же может надеяться
лицо, уже предавшее огласке сведения, содержащие государственную тайну?

В качестве примера неизбежного разглашения сведений, составляющих
государственную тайну, авторы приводят ситуацию, когда такие сведения
стали достоянием другого или других лиц в результате нарушения правил
хранения*(91). Однако такие случаи предусмотрены ст. 284 УК (утрата
документов, содержащих государственную тайну).

Учитывая изложенное, разглашение государственной тайны по неосторожности
под признаки ст. 283 УК не подпадает. В некоторых случаях такого
разглашения виновные привлекаются к ответственности в зависимости от
конкретных обстоятельств дела по статьям о преступлениях против
государственной власти, интересов государственной службы и службы в
органах местного самоуправления либо по ст. 284 УК.

Лицо не может быть привлечено к ответственности по ст. 283 УК, если оно
не знало того, что разглашаемые им сведения являются государственной
тайной.

Так, от ответственности за разглашение сведений, составляющих
государственную тайну, был освобожден зам. генерального директора
межотраслевой ассоциации “Совинформспутник” В., передававший в Израиль
186 слайдов, отснятых с секретных фильмов космической съемки. На
дубль-позитивах были изображены города Ближнего Востока и Израиля. Дело
прекратили на том основании, что В. не знал о секретном характере
слайдов, так как грифы на дубль-позитивах отсутствовали*(92).

Цель и мотив разглашения сведений, содержащих государственную тайну, не
включены законодателем в число признаков состава рассматриваемого
преступления. Цель преступления часто бывает корыстной, мотивы также, но
могут быть и такими, как продемонстрировать свою осведомленность,
социальную значимость, бахвальство, поднять интерес к своей личности
среди окружающих. Если субъект сознает, что передает секретные сведения
иностранному государству, иностранной организации или их представителям
для проведения враждебной деятельности против России, его действия
подпадают под признаки ст. 275 УК (государственная измена). Таким
образом, разграничение государственной измены и разглашения сведений,
составляющих государственную тайну, должно проводиться по признакам
объективной (кому разглашаются сведения) и субъективной стороны
(направленность умысла и цель).

Субъектом преступления являются только лица, которым секретные сведения
были доверены или стали известными по службе либо работе, т.е. субъект
специальный.

Под лицами, которым сведения доверены, понимаются лица, имеющие допуск к
работе со сведениями, составляющими государственную тайну, а также лица,
которые имеют доступ к государственной тайне. Допуск означает специально
оформленное право гражданина на доступ к сведениям, составляющим
государственную тайну. Доступ – это ознакомление конкретного гражданина
со сведениями, составляющими государственную тайну.

(

o

th

8

???????$??$???????v?Под субъектами, которым тайна стала известна по
службе или работе, понимаются лица, специально не допущенные к работе со
сведениями, составляющими государственную тайну, но в силу специфики
своей работы или службы могущие знать эти сведения (рабочие, выполняющие
работу на режимных предприятиях, охрана на этих предприятиях, шоферы,
машинистки и пр.).

Если разглашение совершает лицо, которому тайна не была доверена и не
стала известна по службе или работе, но он узнал о ней от других лиц
(например, в частном разговоре), его ответственность по ст. 283 УК
исключается в силу отсутствия признаков специального субъекта*(93).

В ч. 2 ст. 283 УК предусмотрена более строгая ответственность за
разглашение сведений, содержащих государственную тайну, повлекшее тяжкие
последствия. Этот квалифицирующий признак имеет оценочный характер. Его
наличие определяют конкретные обстоятельства дела, в частности, как были
использованы эти сведения, кто являлся их адресатом, их значимость,
причиненный фактический ущерб и пр. Тяжким последствием являются,
например, переход сведений в руки иностранной разведки, причинение
крупного материального ущерба, срыв важного государственного мероприятия
и т.п.

В момент принятия Уголовного кодекса 1996 г. психическое отношение к
тяжким последствиям законодателем не оговаривалось. Поэтому некоторые
ученые допускали возможность умышленного отношения виновного к тяжким
последствиям*(94). Однако Федеральным законом от 25 июня 1998 г. в ч. 2
ст. 283 УК было внесено дополнение: законодатель указал на неосторожное
отношение к тяжким последствиям. Тем самым законодатель отнес
разглашение сведений, содержащих государственную тайну, повлекшее тяжкие
последствия, к преступлениям с двумя формами вины (ст. 27 УК), что
предполагает совершение умышленного деяния (разглашение), повлекшего два
последствия, отношение к одному из которых умышленное (сведения стали
достоянием другого лица), а к другому, влекущему более строгое
наказание, – неосторожное (тяжкие последствия). В целом такие деяния
признаются совершенными умышленно.

По объективным признакам рассматриваемое преступление сходно с
государственной изменой в форме выдачи государственной тайны. Поэтому в
ст. 283 УК законодатель подчеркивает, что квалификация по этой статье
возможна лишь в случаях отсутствия признаков государственной измены.
Разграничение этих преступлений, как уже отмечалось, должно проводиться
по признакам субъективной стороны.

Разглашение сведений, не содержащих государственной тайны, но
представляющих собой служебную или профессиональную тайну,
ответственности по ст. 283 УК не влечет. Однако в ряде случаев
законодатель предусматривает ответственность за разглашение служебной
тайны. Так, в ст. 155 УК, предусматривая ответственность за разглашение
тайны усыновления (удочерения), законодатель уточняет признаки субъекта,
который должен хранить тайну усыновления (удочерения) “как служебную или
профессиональную тайну”. В ст. 183 УК предусмотрена ответственность за
разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, и
др.

Основное разграничение разглашения государственной тайны и названных
деяний должно проводиться по характеру сведений.

Во многих зарубежных странах предусмотрена уголовная ответственность за
разглашение сведений, которые не подлежат оглашению в интересах
государства или отдельных лиц.

Так, весьма развернутая система норм об ответственности за разглашение
сведений, не подлежащих оглашению, содержится в Уголовном кодексе ФРГ. В
разделе втором кодекса “Измена родине и угроза внешней безопасности”
законодатель дает определение государственной тайны, каковой признаются
“факты, предметы или сведения, которые доступны только ограниченному
кругу лиц и должны держаться в тайне от иностранного государства с тем,
чтобы предотвратить опасность причинения серьезного вреда внешней
безопасности Федеративной Республики Германии” (_ 93). Разглашение
государственной тайны представляет собой измену родине (_ 94). Кроме
того, в _ 95 предусмотрена ответственность за разглашение
государственной тайны как за самостоятельное преступление. Основные
признаки этих деяний совпадают. Различие заключается в адресате, так как
при измене родине сведения сообщаются иностранному государству или
одному из его посредников, а при разглашении – постороннему лицу, т.е.
лицу, не уполномоченному располагать этими сведениями. Если в _ 94
говорится просто о государственной тайне, то в _ 95 – о государственной
тайне учреждения. И, наконец, при разглашении государственной тайны
отсутствует имеющееся в _ 94 указание о намерении нанести ущерб ФРГ или
оказать помощь иностранному государству. Неосторожное создание опасности
причинения серьезного вреда внешней безопасности ФРГ как результат
выдачи государственной тайны предусмотрено в _ 97. Помимо того, Кодекс
предусматривает ответственность за выдачу нелегальной тайны, которая не
является государственной (_ 97а), а также за разглашение сведений,
ошибочно принимаемых за государственную тайну (_ 97b).

Ответственность за посягательства на тайну национальной защиты
предусмотрена в ст. 413-9 УК Франции, согласно которой характер тайны
имеют сведения, технологии, документы, информационные данные и данные
картотек, относящиеся к национальной защите и ставшие объектом
специальных мер, предусмотренных соответствующим декретом
Государственного Совета Франции и направленных на исключение их
распространения или предоставления недозволенным лицам.

В Уголовном кодексе Швейцарии самостоятельного состава преступления о
разглашении государственной тайны нет. Однако умышленное разглашение
иностранному государству или его агентуре тайны рассматривается как
дипломатический шпионаж (ст. 267). Разглашение сведений может иметь
место также при политической (ст. 272), экономической (ст. 273) и
военной (ст. 274) разведывательной деятельности. К числу деяний против
имущества Кодекс относит разглашение производственной и коммерческой
тайны (ст. 162).

Разглашение государственной тайны по Уголовному кодексу Польши является
преступлением против охраны информации (гл. XXXIII). В _ 1 ст. 265
говорится о разглашении или использовании вопреки предписаниям закона
информации, составляющей государственную тайну. Ответственность
дифференцируется в зависимости от адресата, т.е. более суровое наказание
предусмотрено в случаях, если лицо действует от имени или в пользу
иностранного субъекта (ст. 265 _ 2). Кроме того, в _ 3 данной статьи
предусмотрена ответственность за неумышленное раскрытие информации,
известной субъекту в связи исполнением публичной функции или полученным
полномочием. В отдельной статье предусмотрена ответственность за
разглашение служебной тайны (ст. 266).

В большинстве уголовных кодексов зарубежных стран ответственность за
разглашение служебной или профессиональной тайны предусмотрена в
отдельных статьях.

Иначе решается данный вопрос в Узбекистане. В ст. 162 “Разглашение
государственных секретов” под государственными секретами понимаются
“сведения, составляющие государственную, военную или служебную тайну”.
Это преступление отнесено к числу преступлений против Республики.

Наиболее удачно решен рассматриваемый вопрос в Уголовном кодексе
Белоруссии. Умышленное разглашение государственной тайны при отсутствии
признаков измены государству вполне обоснованно отнесено к числу
преступлений против порядка управления (ст. 373). В этой же главе
предусмотрена ответственность за разглашение государственной тайны по
неосторожности (ст. 377) и за умышленное разглашение сведений,
составляющих служебную тайну (ст. 375). В данном случае законодатель
говорит об экономических, научно-технических или иных сведениях.
Исключение составляют коммерческий шпионаж и разглашение коммерческой
тайны (ст. 254, 255), рассматриваемые как преступление против порядка
осуществления экономической деятельности.

Утрата документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК). Данное
преступление было предусмотрено в ст. 76 УК 1960 г. и относилось к числу
иных государственных преступлений. В 1996 г. этот состав преступления
подвергся значительным уточнениям и дополнениям в основном в отношении
объективных признаков этого деяния. Законодатель счел, что по своим
объективным признакам данное преступление посягает на экономическую
безопасность и обороноспособность государства, и поместил статью об
ответственности за утрату документов, содержащих государственную тайну,
в систему преступлений, посягающих на основы конституционного строя и
внешнюю безопасность.

Опасность этого преступления определяется тем, что лицо, на которое
возложена обязанность сохранения документов, содержащих государственную
тайну, либо предметов, сведения о которых составляют государственную
тайну, нарушает правила обращения с такими документами или предметами, в
результате чего они выходят из его владения, что приводит к наступлению
тяжких последствий.

Относительно непосредственного объекта данного преступления в доктрине
уголовного права высказываются разные мнения. Так, одни ученые относят
это преступление, предусмотренное ст. 284 УК, к группе преступлений,
посягающих на экономическую безопасность и обороноспособность*(95);
другие считают объектом сохранность государственной тайны*(96); третьи
называют “общественные отношения, возникающие в связи с отнесением
сведений к государственной тайне, их засекречиванием или
рассекречиванием и защитой в интересах обеспечения безопасности
Российской Федерации”, регламентированные Законом РФ “О государственной
тайне” от 21 июля 1993 г.*(97); четвертые, относят это деяние к
посягательствам на государственную*(98) или внешнюю*(99) безопасность.

Наиболее предпочтительным представляется мнение, согласно которому
рассматриваемое преступление посягает на государственную безопасность
(внутреннюю и внешнюю). Утрата документов, содержащих государственную
тайну, может не только негативно отразиться на состоянии
обороноспособности, но и затронуть основы конституционного строя.

Документы, содержащие государственную тайну, и предметы, сведения о
которых составляют такую тайну, являются предметами рассматриваемого
преступления. Под документами в этих случаях имеются в виду письменный
(графический, электронный, аудио-, видео-) и т.д. акт, имеющий
обязательные удостоверительные (номер, печать, гриф секретности и пр.)
реквизиты, оформленный в установленном порядке, зарегистрированный в
соответствующем учреждении и содержащий сведения, составляющие
государственную тайну. К предметам, сведения о которых составляют
государственную тайну, относятся носители информации, составляющей эту
тайну, например, любые материалы, изделия, образцы оружия, топлива,
оборудования, сырья, шифры, коды. Могут быть утрачены как сами предметы,
так и сведения о них (например, фотопленка).

С объективной стороны утрата документов, содержащих государственную
тайну, заключается в нарушении правил обращения с такими документами
(предметами), что повлекло их утрату и тяжкие последствия.

Рассматриваемый состав преступления сконструирован законодателем по типу
материальных*(100), что предполагает наличие деяния и находящихся в
причинной связи с ним последствий.

Деяние, как указывается в ст. 284 УК, заключается в нарушении
установленных правил обращения с содержащими государственную тайну
документами (предметами). Нарушения могут быть допущены путем как
действия, так и бездействия и заключаются в нарушении правил их
хранения, пользования, пересылки и т.п. Характер нарушения различен,
например, оставление документа (предмета) в незакрытом сейфе или на
столе в отсутствие владеющего им, работа с документом вне мест, для
этого предназначенных, передача его без отметки в соответствующем
учетном документе другим работникам, имеющим допуск к государственной
тайне, и т.п.

Диспозиция ст. 284 УК является банкетной и отсылается к соответствующим
специальным законам или подзаконным актам (инструкциям, положениям,
наставлениям), которыми регулируются правила обращения с документами
(предметами), содержащими государственную тайну*(101).

Нарушение правил обращения с содержащими государственную тайну
документами (предметами) влечет уголовную ответственность, если в
результате такого нарушения имели место: 1) утрата документа (предмета)
и 2) наступление тяжких последствий.

Под утратой следует понимать выход документа (предмета) из владения лица
помимо его воли в результате нарушения правил обращения с таким
документом (предметом).

Тяжесть последствий – оценочное понятие. Она зависит от того, обнаружен
ли утраченный документ (предмет), в каком объеме и какие сведения
разглашены, установлен ли получатель информации и как она могла быть им
использована, причинен ли реальный вред военной, внешнеполитической,
экономической безопасности, разведывательной, контрразведывательной,
оперативно-розыскной деятельности и т.п.

Преступление признается оконченным с момента наступления тяжких
последствий в результате утраты соответствующего документа (предмета).
Не образует состава преступления такая утрата документа (предмета),
которая не может повлечь за собой тяжких последствий, например, лицо по
ошибке уничтожает документ (предмет), содержащий государственную тайну.
Об утрате документа как последствия нарушения правил обращения с
содержащим государственную тайну документом говорилось в ст. 76 УК 1960
г. Представляется, что признак утраты документа (предмета) в ст. 284 УК
1996 г. является излишним при включении в рассматриваемый состав
преступления указания на тяжкое последствие, поскольку наличие тяжкого
последствия при нарушении правил обращения с указанными документами
(предметами) даже при отсутствии утраты подпадает под признаки ст. 284
УК. Сама же утрата при отсутствии тяжкого последствия ответственности по
данной статье не влечет. Поэтому более удачной была бы следующая
формулировка ст. 284 УК: “Нарушение лицом, имеющим допуск к
государственной тайне, установленных правил обращения с содержащими
государственную тайну документами, а равно предметами, сведения о
которых составляют государственную тайну, если это повлекло наступление
тяжких последствий, – …” При таком решении вопроса можно было бы
исключить из состава разглашения государственной тайны (ст. 283 УК)
возможность неосторожной вины. Такую возможность допускают некоторые
ученые, считающие, что разглашение “в результате небрежного хранения
секретных документов или предметов: субъект по рассеянности,
забывчивости, поспешности нарушает правила хранения, например, беседуя с
посетителем, не убирает со стола секретные документы и т.п. подпадает
под признаки ст. 283”.*(102) Поскольку в таких случаях нет утраты
документа (предмета), содеянное не подпадает под признаки ст. 284 УК.

Если исключить из числа признаков преступления, предусмотренного ст. 284
УК, утрату документов, становится более четким разграничение с
разглашением государственной тайны. Тогда разглашением будет любое
умышленное сообщение составляющих государственную тайну сведений
(предметов) лицом, которому они доверены, а под признаки ст. 284 УК
подпадет любое нарушение правил обращения с такими документами
(предметами), повлекшее наступление по неосторожности тяжких
последствий. Очевидно, что эти тяжкие последствия должны находиться в
причинной связи с нарушением правил обращения с указанными выше
документами и предметами.

С субъективной стороны преступление, предусмотренное ст. 284 УК,
характеризуется неосторожной виной. При этом само нарушение правил
обращения с содержащими государственную тайну документами (предметами)
может быть осознанным.

Неосторожная вина выражается в виде как легкомыслия (лицо, нарушая
правила, может предвидеть возможность наступления тяжких последствий, но
самонадеянно рассчитывает, что сможет предотвратить их), так и
небрежности (лицо, нарушая правила, не предвидит возможности наступления
тяжких последствий, но при необходимой внимательности и
предусмотрительности должно и могло их предвидеть).

Представляется неточным утверждение, что “Нарушение правил обращения с
документами может быть умышленным или неосторожным”*(103). Видимо, автор
имел в виду отношение виновного только к деянию – нарушению, так как
далее уточняется, что по отношению к последствиям вина всегда является
неосторожной. Однако, характеризуя субъективную сторону деяния,
целесообразно сразу же определить, к какой категории (умышленной или
неосторожной) относится рассматриваемое деяние в целом.

Субъект преступления – лицо, имеющее допуск к государственной тайне,
т.е. осуществляющее работу, при которой в его владении оказываются
документы, содержащие государственную тайну, или предметы, сведения о
которых составляют государственную тайну. Таковым может быть как
должностное, так и недолжностное лицо, например, машинистка, курьер.

Преступление, предусмотренное ст. 284 УК, отнесено законодателем к числу
преступлений средней тяжести.

Если лицо, которому доверены документы (предметы), содержащие
государственную тайну, в результате ненадлежащего исполнения своих
обязанностей утратило их, ответственность может наступить за халатность
(ст. 293 УК) при наличии остальных признаков этого деяния.
Представляется недостаточно обоснованным мнение о возможности
квалификации таких случаев при наличии существенного вреда правам или
интересам граждан по совокупности ст. 284 и ст. 293 УК*(104). Эти деяния
различаются по видовому объекту, содержанию утраченных документов
(предметов) и характеру последствий. Причинение существенного вреда
правам и законным интересам граждан при утрате документов, содержащих
государственную тайну, охватывается понятием “тяжкие последствия”,
которое предусмотрено ст. 284 УК. По ст. 293 УК может квалифицироваться
утрата в результате ненадлежащего исполнения должностным лицом своих
обязанностей документов, содержащих служебную или профессиональную
тайну. В случаях же причинения особо существенного вреда правам и
законным интересам граждан, равно как организациям, охраняемым законом
интересам общества или государства, ответственность наступает по ч. 2
ст. 293 УК, предусматривающей, в частности, наступление тяжких
последствий.

Ответственность за утрату документов, содержащих государственную тайну,
предусмотрена в Уголовных кодексах Узбекистана (ст. 163), Кыргызстана
(ст. 301), Таджикистана (ст. 312), Казахстана (ст. 173). Рассматриваемое
преступление в этих странах, так же, как и в России, отнесено к
посягательствам на основы конституционного строя и внешнюю безопасность.

Однако в большинстве стран утрата документов, содержащих государственную
тайну, рассматривается как один из видов неосторожного разглашения
государственной тайны. Так, в ст. 377 УК Белоруссии, помещенной в главе
“Преступления против порядка управления”, предусмотрена ответственность
за разглашение*(105) государственной тайны, либо утрату документов или
компьютерной информации, содержащих государственную тайну, или
предметов, сведения о которых составляют государственную тайну,
совершенные по неосторожности. Состав преступления сконструирован по
типу формальных, тяжкие последствия предусмотрены в качестве
квалифицирующего признака в ч. 2 названной статьи.

Во Франции ответственность влечет уничтожение, хищение, изъятие или
копирование сведений, методов, предметов, документов, данных,
содержащихся в памяти ЭВМ или в картотеках, носящих характер секретов
национальной обороны лицом, являющимся их хранителем (ст. 413-10 УК). В
ч. 3 этой статьи более мягкое наказание установлено для такого лица в
случаях, когда оно “действовало по неосторожности или по небрежности”.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020