.

Понятие и основные признаки хищения

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 1004
Скачать документ

Понятие и основные признаки хищения

В современном российском уголовном праве термином “хищение” обозначается
большая группа преступлений против собственности, сходных между собой по
многим объективным и субъективным признакам. Объективная потребность в
таком обобщающем понятии возникла еще в начальный период формирования
кодифицированного уголовного законодательства. В России роль родового
понятия вначале играл термин “воровство”. Он многократно употребляется в
Соборном уложении 1649 г., хотя границы его не были еще достаточно
определены. В указе Екатерины II от 3 апреля 1781 г. “О суде и наказании
за воровство разных родов и заведении рабочих домов” различаются три
вида воровства: “воровство-кража”, “воровство-мошенничество” и
“воровство-грабеж”. В томе XV Свода законов к этим трем видам воровства
примыкали присвоение вверенного имущества и присвоение находки.
Одновременно вводится и понятие похищения: “Всякое похищение чужой
собственности есть воровство” (ст. 804).

Уложение о наказаниях 1845 г. выдвигает в качестве родового понятия
похищение, а не воровство. “Похищение чужого имущества, смотря по видам
сего преступления и сопровождавшим оное обстоятельствам, признается
разбоем, грабежом, воровством-кражей или воровством-мошенничеством” (ст.
2128).

В Уложении о наказаниях 1885 г. похищением также признавались кража,
грабеж, разбой и мошенничество. Присвоение чужого имущества не входило в
понятие похищения.

В связи с подготовкой проекта нового Уложения усилилось внимание юристов
к правовой терминологии. Разработкой понятия похищения и его признаков
занимались такие видные ученые-криминалисты, как Белогриц-Котляревский,
Есипов, Калмыков, Таганцев, Фойницкий. Обсуждался также вопрос о
введении единого понятия “имущественное хищничество” (или просто
“хищничество”, реже “хищение”). Уголовное уложение 1903 г., упростив
систему имущественных преступлений, сохранило родовое понятие похищения,
к которому относило разбой и воровство (поглотившее кражу и грабеж), а
также вымогательство, но выводило мошенничество и присвоение за рамки
похищения.

В первых декретах послереволюционного периода встречались термины
“хищничество” (декрет о суде N 1), “хищение” (упоминавшиеся выше декреты
1921 г.), но без четкого их определения. Термин “хищение” как родовое
понятие впервые в кодифицированном законодательстве был применен в ст.
180-а УК 1922 г.

С принятием Уголовного кодекса 1926 г. термин был предан забвению вплоть
до издания закона от 7 августа 1932 г. В практике применения этого
Закона хищением стали называться наиболее опасные преступления против
социалистической собственности, независимо от способа их совершения.
Мощным толчком к научной разработке общего понятия хищения и его
признаков послужил Указ Президиума Верховного совета СССР от 4 июня 1947
г. “Об уголовной ответственности за хищение государственного и
общественного имущества”. Заменив в области борьбы с преступлениями
против социалистической собственности Уголовный кодекс 1926 г., этот акт
не содержал ни исчерпывающего перечня форм хищения, ни четких признаков
хищения вообще. Перед наукой уголовного права и судебной практикой
встала насущная задача установить эти признаки и выработать такое
определение понятия “хищение”, которое позволило бы единообразно решать
вопросы уголовной ответственности за посягательство на социалистическую
собственность.

Именно в период действия Указа от 4 июля 1947 г. в юридической
литературе активно шло исследование общих признаков хищения, и были
предложены определения этого понятия, сохранившие научное и практическое
значение до настоящего времени. Исследователи этой проблемы (Васильев
А.Н., Вышинская З.А., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Кригер Г.А., Куринов
Б.А., Мендельсон Г.А., Никифоров Б.С., Пионтковский А.А., Сергеева Т.Л.,
Ткачевский Ю.М., Тихенко С.И., Утевский Б.С. и др.) не только
способствовали ее успешному решению, но и создали научную базу для
дальнейшего совершенствования законодательства о преступлениях против
собственности в процессе подготовки и принятия уголовных кодексов
союзных республик 1959-1961 гг.

Уголовный кодекс 1960 г. совершенно определенно исходил из существования
общего понятия “хищение”, охватывающего ряд сходных по объективным и
субъективным признакам посягательств на социалистическую собственность.
Однако само это понятие в законе не раскрывалось. Важнейшие общие
признаки хищения были даны в постановлении Пленума Верховного Суда СССР
от 11 июля 1972 г. “О судебной практике по делам о хищениях
государственного и общественного имущества”*(515). Но по-прежнему играла
большую роль доктринальная разработка общего понятия хищения. Значение
этого понятия не упало из-за того, что в Уголовном кодексе 1960 г.
ответственность дифференцировалась по конкретным формам хищения.
Признано, что общее понятие “хищение” помогает раскрыть характерные
признаки, присущие всем его формам и видам, облегчает анализ конкретных
форм хищения, способствует их отграничению от других преступлений против
собственности, от посягательств, направленных на иные общественные
отношения, и от действий, не наказуемых в уголовном порядке.

Понятие “хищение” в уголовном праве советского периода начало
разрабатываться применительно к преступлениям против социалистической
собственности, поскольку закон не употреблял его по отношению к
преступлениям против личной собственности. Это вызвало в массовом
правовом сознании привязку данного понятия исключительно к
социалистическим формам собственности. В научной и учебной литературе
при классификации преступлений против личной собственности хищения не
выделялись. Сам этот термин часто подменялся понятием “похищение”,
границы которого многим авторам представлялись иными*(516).

Однако постепенно в теории, судебной практике и, наконец, в законе
термин “хищение” стал употребляться и вне связи с социалистической
собственностью*(517). Укреплялось представление, что не форма
собственности, а совокупность определенных объективных и субъективных
признаков составляет основное содержание этого понятия. Обнаружилось
отсутствие препятствий ни с языковой, ни с юридической стороны для
распространения понятия “хищение” на все формы собственности.

В науке уголовного права предлагались различные определения общего
понятия хищения, отличающиеся обилием формулировок.

В настоящее время можно выделить те признаки хищения, в отношении
которых достигнуто единство взглядов, и те требования, которым должно
отвечать научное определение общего понятия “хищение”. Большинство
предлагавшихся в науке уголовного права определений включает следующие
элементы, отражающие признаки хищения: 1) обобщенная характеристика
самого действия, которая, во-первых, должна охватывать все формы
хищения, во-вторых, не распространяться на иные преступления против
собственности, в-третьих, содержать указание на момент окончания
хищения; 2) указание на противоправность действия; 3) признак
безвозмездности; 4) указание на предмет посягательства (имущество) и его
нахождение в обладании (“фондах”) собственника; 5) субъективные признаки
хищения (умысел и корыстная цель).

Больше всего расхождения в определениях касаются обобщенной
характеристики способа действия. Надо признать, что пока не найдено
такого термина, который при употреблении в этих целях не подвергался бы
критике с той или другой позиции: либо его нельзя приложить ко всем
формам хищения, либо он не позволяет отграничить хищение от иных
посягательств на собственность, либо он не характеризует момент
окончания преступления. В последнее время многие авторы стали
оперировать при характеристике объективной стороны хищения двумя
словами, указывающими на действие: “изъятие” и “обращение”; “изъятие” и
“захват” (“завладение”); “извлечение” и “обращение”. Такой прием
позволяет полнее охарактеризовать объективную сторону преступления, но
использование двух отглагольных существительных создает впечатление
обязательной двуактности или двуступенчатости хищения: сначала изъятие
(извлечение) имущества, а потом – обращение его в собственность
(завладение). Такая двуактность не может считаться типичной для хищения.
Попытка исправить это положение была предпринята в проекте Уголовного
кодекса РФ 1992 г., где хищение определялось как “умышленное,
противоправное, безвозмездное завладение чужим имуществом, сопряженное с
его изъятием из обладания собственника, с целью обращения в свою
собственность или распоряжения как своим собственным”*(518).

По-видимому, этот элемент общего понятия хищения нуждается в дальнейшем
уточнении. Важно, что наметилось единство подхода к решению сложной
научной задачи – к разработке общего понятия “хищение”.

Перечисленные выше признаки хищения признаются в теории уголовного права
и судебной практике обязательными. При отсутствии одного из них нельзя
рассматривать содеянное как хищение, даже если действия субъекта
формально соответствуют описанию той или иной формы хищения в
диспозициях анализируемых статей. Между тем в судебной практике
встречались случаи, когда выяснению общих признаков хищения не
придавалось значения. Одной из причин ошибок в квалификации было
отсутствие законодательного определения хищения.

В науке уголовного права было признано, что раскрытие понятия “хищение”
и характеристика его основных элементов позволяют выявить и обособить
признаки, присущие всем формам хищения, облегчают анализ конкретных форм
хищения, помогают отграничению их от других преступлений против
собственности, от посягательств на иные объекты, а также действий, не
наказуемых в уголовном порядке. Определение понятия “хищение” впервые
было включено в Уголовный кодекс 1960 г. Федеральным законом от 1 июля
1994 г. С небольшими изменениями это определение вошло в Кодекс 1996 г.
в виде примечания 1 к ст. 158: “Под хищением в статьях настоящего
Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные
безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу
виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному
владельцу этот имущества”.

Одно из центральных мест в законодательном определении хищения занимает
понятие “имущество”. Хищение – это всегда имущественное преступление.
Имущество представляет собой предмет хищения, который следует отличать
от объекта – общественных отношений.

Теория уголовного права и практика правоприменительной деятельности
выработали систему признаков имущества как обязательного элемента
состава любого хищения. Прежде всего, предмет хищения всегда материален,
является частью материального мира, т.е. обладает признаком вещи. Это
так называемый физический признак предмета хищения. Не могут быть
предметом хищения как имущественного преступления идеи, взгляды,
проявления человеческого разума, информация. О хищении интеллектуальной
собственности можно говорить лишь в специальном смысле, имея в виду, к
примеру, плагиат (ст. 146, 147 УК) или неправомерное использование
компьютерной информации (ст. 272 УК). Не может быть предметом хищения
(ввиду отсутствия вещного признака) электрическая или тепловая энергия.
Незаконное самовольное использование в корыстных целях этих видов
энергии может образовать состав иного преступления против собственности,
предусмотренного ст. 165 УК 1996 г.

Второй признак предмета хищения – экономический. Предметом хищения может
быть только вещь, имеющая определенную экономическую ценность. Обычное
выражение ценности вещи – ее стоимость, денежная оценка. Поэтому деньги,
валютные ценности, ценные бумаги (акции, государственные облигации,
ваучеры, депозитные сертификаты и т.п.), являющиеся эквивалентом
стоимости, также могут быть предметом хищения. И напротив, не могут быть
предметом хищения вещи, практически утратившие хозяйственную ценность,
или природные объекты, в которые не вложен труд человека (“дары
природы”). Последнее обстоятельство имеет значение для отграничения
хищения от ряда экологических преступлений. Незаконное обращение в свою
собственность продуктов природы, извлеченных из естественного состояния
благодаря приложению труда, образует хищение (например, изъятие
выловленной рыбы из сетей рыболовецкого предприятия).

Ввиду отсутствия экономического признака не могут рассматриваться в
качестве имущества документы неимущественного характера, а также
документы, которые не являются носителями стоимости, но лишь
предоставляют право на получение имущества (доверенность, накладная,
квитанция и т.д.). Хищение такого документа с целью последующего
незаконного получения по нему чужого имущества представляет собой
приготовление к мошенничеству. Сказанное относится и к легитимационным
знакам (жетонам, номеркам и т.п.). Ответственность за хищение
официальных документов, а также штампов или печатей, не связанное с
завладением имуществом, наступает по ст. 325 УК.

Третий признак предмета хищения – юридический. Таким предметом может
выступать лишь чужое имущество. Пленум Верховного Суда РФ в
постановлении от 25 апреля 1995 г. N 5 “О некоторых вопросах применения
уголовного законодательства об ответственности за преступления против
собственности”*(519) разъяснил, что “предметом хищения и иных
преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена
нормами главы 5 УК РСФСР, является чужое, т.е. не находящееся в
собственности или законном владении виновного, имущество”. “Хищение”
собственного имущества не нарушает отношений собственности. При
определенных условиях такие действия могут рассматриваться как
самоуправство или приготовление к мошенничеству, если виновный имел
намерения получить возмещение за якобы утраченную вещь. Не образует
хищения также тайное изъятие личного имущества, находящегося в общей
совместной собственности субъекта и других лиц.

Итак, имущество как предмет хищения – это вещи, деньги, ценные бумаги и
другие предметы материального мира, обладающие стоимостью, по поводу
которых существуют отношения собственности, нарушаемые преступлением.

Предметом хищения может быть как движимое, так и недвижимое имущество.
Признак движимости имущества не имеет значения для установления хищения.
Некоторые виды недвижимого имущества по своим объективным свойствам
нельзя похитить тайно (дом, квартира, земельный участок), но можно
похитить путем обмана, насилия или угрозы. Так, в последнее время
участились случаи хищения приватизированных квартир. Кроме того, как
показывает практика, “недвижимое” имущество в отдельных случаях может
быть обращено в “движимое” (разбор и перевозка индивидуального жилого
дома, снятие и увоз металлической ограды садового товарищества, демонтаж
линии связи или контактного провода на железной дороге, хищение
плодородного слоя земли с чужого земельного участка и др.).

Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского
оборота. Но если похищается имущество, владение которым и оборот
которого представляют угрозу общественной безопасности или здоровью
населения (оружие, наркотические средства или психотропные вещества,
радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется по соответствующим
статьям гл. 24 настоящего Кодекса, а не как имущественное преступление.

?обладании собственника следует считать не только специально охраняемое
или запертое имущество, но и такое, к которому открыт доступ – на
территории предприятия, в помещении учреждения, на строительной площадке
или в другом месте осуществления хозяйственной деятельности, на
транспортном средстве, а также в любом месте, где оно временно находится
без присмотра, если это имущество не является утраченным собственником.

В случае присвоения вверенного имущества виновный обращает в свою пользу
имущество, фактически уже находящееся в его обладании. Однако присвоение
вверенного имущества означает переход от правомерного владения к
противоправному, что иногда называется “формальным изъятием”.

Не является хищением обращение в свою пользу имущества, еще не
поступившего в фонды собственника. Причинение имущественного ущерба
путем непередачи должного (преступная экономия) при определенных
условиях может квалифицироваться по ст. 165 УК.

Изъятие имущества при хищении сопровождается обращением его виновным в
свою пользу или в пользу других лиц, т.е. установлением фактического
обладания вещью, “господства над вещью”. Похитивший имущество владеет,
пользуется и распоряжается имуществом как своим собственным, он как бы
ставит себя фактически на место собственника, но юридически
собственником не становится. Нельзя приобрести право собственности
преступным путем. Поэтому хищение не влечет за собой утраты потерпевшим
права собственности на похищенную вещь.

Этим можно объяснить, почему в законодательном определении хищения
говорится об обращении чужого имущества не в собственность, а в пользу
виновного или других лиц. Однако это не означает, что хищением следует
считать и временное корыстное пользование чужой вещью. Такие действия
могут квалифицироваться (при наличии соответствующих признаков) по ст.
165, 166 УК.

Употребление при характеристике деяния в примечании 1 к ст. 158 УК
разделительного союза “или” (в скобках) нельзя признать удачным*(520).
Это предполагает возможность изъятия без обращения в пользу или
обращения в пользу без изъятия. Если допустить, что хищение может
заключаться только в изъятии чужого имущества без обращения его в свою
пользу, то это снизило бы опасность такого преступления и не позволило
отграничить его от уничтожения имущества и других действий, не
преследующих корыстной цели. И напротив, считать хищением всякое
“обращение в свою пользу”, не сопряженное с изъятием (извлечением) вещи
из обладания (“из фондов”, “из имущественной сферы”) собственника,
значит чрезмерно расширить понятие “хищение”, включив туда и присвоение
находки, и некоторые нарушения гражданско-правовых обязательств.

Изъятие чужого имущества и обращение его виновным в свою пользу обычно
происходят одномоментно, совершаются одним действием. Если же процесс
хищения имеет протяженность во времени, то именно указание на обращение
имущества в пользу виновного характеризует момент окончания
преступления, когда виновный противоправно приобретает возможность
распоряжаться и пользоваться чужим имуществом как своим собственным. Не
утратило значения положение о том, что “хищение следует считать
оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность
им распоряжаться по своему усмотрению или пользоваться им”*(521). Если
виновный не получил возможности распоряжаться по своему усмотрению или
пользоваться изъятым имуществом, т.е. не довел преступление до конца по
причинам, от него не зависящим, такое хищение нельзя считать оконченным.

Гунчев, тайно похитив из магазина несколько шуб на крупную сумму, был
замечен при выходе из магазина свидетелем Ершовой, которая потребовала
вернуть похищенное. Однако Гунчев попытался скрыться с похищенным, по
дороге бросил его, но был задержан сотрудником милиции. Судебная
коллегия Верховного Суда РФ указала: “Таким образом, Гунчев не имел
возможности распорядиться похищенным”. При данных обстоятельствах его
действия следовало квалифицировать как покушение на грабеж*(522).

Возвращение похищенного или возмещение причиненного имущественного вреда
виновным после того, как хищение было окончено, само по себе не
устраняет состава преступления, но должно учитываться судом при
индивидуализации ответственности и наказания.

Для признания хищения оконченным не требуется, чтобы виновный фактически
воспользовался вещью, начал ее эксплуатировать, извлек из нее какую-то
выгоду. Важно, что он получил такую возможность, установив свое
господство над вещью. Следовательно, если виновный совершил определенные
действия, направленные на завладение чужим имуществом, но еще не получил
возможности распоряжаться этим имуществом как своим собственным,
содеянное квалифицируется как покушение на хищение. Исключение
составляют разбой и вымогательство, вопрос о моменте окончания которых
решается иначе (см. ниже).

Определенные трудности возникают на практике при установлении момента
окончания хищения с охраняемых объектов и территорий. Верховный Суд РФ в
постановлениях по конкретным делам указывал, что хищение не может
считаться оконченным, пока имущество не вынесено с территории
охраняемого объекта, даже если оно было обособлено и подготовлено для
последующего выноса или состоялся сговор с работником охраны*(523).

Двое военнослужащих были осуждены за кражу, совершенную по
предварительному сговору группой лиц и с проникновением в хранилище. Как
установил суд первой инстанции, они ночью проникли в хранилище воинской
части, тайно похитили из него десять покрышек для автомобиля “УАЗ” и
спрятали их около другого хранилища, где похищенное было обнаружено
сторожами. Военная коллегия Верховного Суда РФ приговор и кассационное
определение отменила по следующим основаниям. Оба хранилища находятся на
территории, обнесенной забором и охраняемой сторожами. Последние видели
преступников, пытавшихся закрыть дверь хранилища и убежавших при их
появлении, а затем вскоре обнаружили и оставленные покрышки.
Следовательно, виновные не имели реальной возможности распорядиться по
своему усмотрению или пользоваться имуществом, изъятым из хранилища,
т.е. не довели преступление до конца по причинам, от них не зависящим, в
связи с чем их действия должны квалифицироваться как покушение на
кражу*(524).

Нельзя также считать оконченным хищение, если вынесена часть имущества
при наличии умысла на хищение целого*(525). Перебрасывание похищенного
через забор соучастнику, который тут же был задержан, также расценено
как неоконченное хищение, поскольку виновные не получили возможности
распоряжаться похищенным*(526).

При совершении кражи с охраняемой территории преступление обычно
считается оконченным с момента выноса (вывоза) похищаемого имущества за
пределы территории. Задержание с похищенным в проходной предприятия
означает, что совершено покушение на кражу. Пленум Верховного Суда СССР
в п. 10 постановления от 11 июля 1972 г. “О судебной практике по делам о
хищениях государственного и общественного имущества” указал: “Работник
охраны, умышленно содействовавший лицу, совершающему хищение, в выносе
имущества, похищаемого с охраняемой территории, или иным способом
устранявший препятствия для хищения, несет ответственность за соучастие
в хищении государственного или общественного имущества”.

Лицо, изъявшее имущество и спрятавшее его на охраняемой территории с
целью последующего выноса (вывоза), в случае возвращения этого имущества
по своей воле, не привлекается к уголовной ответственности на основании
положений о добровольном отказе (ст. 31 УК).

В определении хищения назван и такой признак объективной стороны, как
причинение преступлением ущерба собственнику или иному владельцу
похищенного имущества. Ущерб состоит в уменьшении объема наличного
имущества (имущественных фондов) потерпевшего. Поэтому размер ущерба
определяется стоимостью похищенного.

Закон не ограничивает уголовную ответственность за хищение какой-либо
минимальной суммой. Это не исключает возможности освобождения от
уголовной ответственности за кражу или другое ненасильственное хищение
ввиду малозначительности деяния, если стоимость похищенного ничтожна и
умысел виновного не был направлен на изъятие имущества в более
значительном размере. За мелкое хищение чужого имущества предусмотрена
административная ответственность по ст. 49 КоАП. При этом мелким
считается хищение имущества, стоимость которого не превышает
минимального месячного размера оплаты труда. Размер ущерба является
одним из оснований для дифференцирования ответственности за хищения
путем формулирования соответствующих квалифицирующих признаков.

Получившие распространение в научной литературе, учебниках и
комментариях определения хищения обычно не включали указание на
причинение ущерба. Этот признак рассматривался как производный от
объекта и других признаков хищения. Общественно опасное последствие в
составе хищения – это утрата собственником возможности владеть,
пользоваться, распоряжаться своим имуществом и одновременно
противоправное приобретение такой возможности преступником. Поскольку
предметом хищения всегда является вещь, обладающая стоимостью, то ущерб
от хищения определяется только стоимостью похищенного.

Введение в легальное определение хищения указанного признака не следует
рассматривать в качестве повода для пересмотра установившегося взгляда
на равнозначность понятий ущерб и размер хищения. С точки зрения
гражданско-правовых последствий хищения можно сказать, что ущерб – это
денежное выражение размера хищения.

Нельзя согласиться с мнением, будто законодатель, вводя новый признак
хищения, имел в виду необходимость учитывать субъективное мнение
собственника о том, причинен ли ущерб и требует ли он в связи с этим
привлечения виновного к уголовной ответственности. Пленум Верховного
Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. “О некоторых вопросах
применения законодательства об ответственности за преступления против
собственности” указал: “Дела о преступлениях против чужой, в том числе и
государственной, собственности являются делами публичного обвинения и не
требуют для их возбуждения, производства предварительного следствия и
судебного разбирательства согласия собственника или законного владельца
имущества, ставшего предметом преступного посягательства”.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только
способом, запрещенным законом (объективная противоправность), но и при
отсутствии у виновного прав на это имущество (субъективная
противоправность). Отсюда следует, что завладение имуществом, на которое
субъект имеет право, не является хищением, даже если оно совершено одним
из способов, названных в ст. 158-163 УК. Такие действия могут быть при
соответствующих условиях расценены как самоуправство (ст. 330 УК).

Безвозмездным считается изъятие имущества без предоставления взамен
эквивалентного возмещения деньгами, другим имуществом, своим трудом и
т.д. Если в процессе завладения имуществом собственнику предоставляется
соответствующее возмещение, то такие действия нельзя считать хищением,
поскольку они не причиняют имущественного ущерба (уменьшение
имущественных фондов не происходит).

Возмещение трудом денежных средств, полученных в качестве заработной
платы или вознаграждения по договору подряда, может происходить как в
законных формах, так и с нарушением установленного порядка (путем
подлога, завышения расценок, фиктивного зачисления на работу подставных
лиц и т.д.). Само по себе нарушение порядка оплаты может повлечь для
виновного уголовную ответственность за должностное злоупотребление или
подлог. Поскольку завладение денежными средствами в этих случаях не
является безвозмездным, содеянное не должно квалифицироваться как
хищение.

Об отсутствии признака безвозмездности можно говорить при двух условиях:
во-первых, возмещение должно происходить одновременно с изъятием
имущества (в процессе его изъятия или непосредственно после изъятия,
когда не было намерения уклониться от возмещения); во-вторых, возмещение
должно быть полным (эквивалентным). Частичное возмещение стоимости
изъятого имущества не означает отсутствия состава хищения, но может быть
учтено при определении размера последнего*(527). Вопрос о том, было ли
предоставленное возмещение эквивалентным, решается судом на основе
анализа конкретных обстоятельств дела, с учетом в необходимых случаях
мнения потерпевшего.

С субъективной стороны любое хищение характеризуется прямым умыслом и
корыстной целью. Виновный сознает, что в результате его действий чужое
имущество переходит в его обладание, и желает этого. Он сознает также
противоправный и безвозмездный характер завладения имуществом. В
содержание умысла входит и сознание виновным формы хищения, а в
соответствующих случаях наличие квалифицирующих его признаков. Среди
признаков хищения в законодательном определении прямо названа корыстная
цель, что должно положить конец старому спору. Корыстная цель при
хищении предполагает стремление обратить похищенное чужое имущество в
свою собственность или собственность третьего лица. Корыстная цель в
хищении реализуется как получение фактической возможности владеть,
пользоваться и распоряжаться имуществом, как своим собственным.
Ошибочное представление о принадлежности похищенного имущества тому или
иному собственнику не влияет на квалификацию хищения. Сомнения по поводу
признания корысти обязательным признаком хищения чаще всего связывают с
тем, что при “хищении в пользу третьих лиц” эта цель якобы отсутствует.
Такой вывод основывается на чрезмерно узком понимании корыстной цели как
стремлении к личной выгоде, наживе. Однако бескорыстных хищений не
бывает. И при передаче имущества третьим лицам виновный осуществляет
свое намерение неправомерно “увеличить сферу своего имущественного
обладания”*(528).

Отсутствие прямого умысла и корыстной цели исключает квалификацию
завладения чужим имуществом как хищения. П. был осужден за использование
подложного документа и хищение путем мошенничества государственных
средств. Будучи студентом пятого курса дневного отделения института и
одновременно работая мастером на государственном предприятии, он
представил по месту работы заведомо подложную справку о том, что он
студент-заочник. На основании этой справки ему предоставили частично
оплачиваемый учебный отпуск. Судебная коллегия по уголовным делам
Верховного Суда РСФСР, признавая правильным осуждение П. за подлог,
отменила приговор в части осуждения его за мошенничество и дело в этой
части прекратила за отсутствием состава преступления. Коллегия исходила
из того, что подложная справка была представлена с целью получения
учебного отпуска, использованного П. для защиты дипломного проекта. Цели
завладения государственным имуществом у П. не было, а неосновательное
получение им денег влечет гражданско-правовую ответственность*(529).

В то же время Верховный Суд неоднократно указывал на недопустимость
квалификации хищения транспортного средства как угона (ст. 166 УК), если
обстоятельства дела свидетельствовали о наличии цели обращения угнанного
транспортного средства в свою собственность: продолжительность
использования машины, перекраска, снабжение другими номерами и пр.*(530)

Субъектом хищения является вменяемое физическое лицо, достигшее
установленного возраста. Возраст, по достижении которого наступает
уголовная ответственность, неодинаков для различных форм хищения.
Согласно ст. 20 УК ответственность за кражу, грабеж, разбой,
вымогательство (равно как и по ст. 166 и ч. 2 ст. 167 УК) наступает с 14
лет, а за мошенничество, присвоение и растрату (а также за иные
преступления против собственности) – с 16 лет. Установление пониженного
возраста уголовной ответственности за большинство форм хищения
обусловлено высокой общественной опасностью этих деяний, а также
относительной распространенностью их среди подростков.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019