.

История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 749
Скачать документ

История развития законодательства об ответственности за преступления
против здоровья

Вопрос об ответственности за преступления, посягающие на здоровье
человека, в российском уголовном законодательстве ХХ в. решался в разные
периоды неодинаково. Так, по Уголовному уложению 1903 г. преступлениям,
непосредственно причиняющим вред здоровью, была посвящена гл. 23 – “О
телесном повреждении и насилии над личностью”, состоящая из 14 статей
(467-480). Это Уложение, в отличие от ранее действовавшего уголовного
законодательства, придерживалось определенных критериев при
конструировании системы преступлений, в том числе и преступлений против
здоровья. Устанавливая ответственность за причинение телесного
повреждения, Уложение понятие его не раскрывало, но подразделяло на виды
по степени тяжести: опасное для жизни (ст. 467), не опасное для жизни
(ст. 468), легкое телесное повреждение (ст. 469). Ответственность за
причинение телесных повреждений дифференцировалась в зависимости от вины
и иных обстоятельств, влияющих как на смягчение, так и на усиление
ответственности за них. Так, Уложение устанавливало ответственность как
за умышленное причинение телесных повреждений, так и за неосторожное.
Оно предусматривало пониженную ответственность, если телесные
повреждения (любой степени тяжести) причинялись под влиянием сильного
душевного волнения (ст. 470), при превышении пределов необходимой
обороны (ст. 473). Если телесное повреждение было причинено “матери,
законному отцу или иному восходящему родственнику; священнослужителю при
совершении им службы; должностному лицу при исполнении или по поводу
исполнения им служебных обязанностей; кому-либо из членов караула,
охраняющего Священную Особу Царствующего Императора или Члена
Императорского Дома, или часовому военного караула”, наказание
усиливалось вплоть до каторги на срок до десяти лет. В свою очередь,
телесные повреждения закон оценивал с точки зрения характера наступивших
последствий. Последствия от телесных повреждений подразделялись на
тяжкие и весьма тяжкие (ст. 469, 473). Помимо непосредственного
причинения вреда здоровью, Уложение устанавливало ответственность за
нанесение ударов и иных насильственных действий в отношении личности
(ст. 475, 476, 477), совершенных умышленно. Выделяло Уложение и так
называемые специальные нормы и устанавливало специальную
ответственность, если: учинено насилие над личностью иностранного посла,
посланника или поверенного в делах (ст. 478); служащий парохода или
морского судна или их пассажир причинил легкое телесное повреждение
капитану парохода или морского судна или учинил насилие над его
личностью (ст. 479); причинено легкое телесное повреждение волостному
старшине или лицу, занимающему соответствующую должность при исполнении
или по поводу исполнения ими служебных обязанностей, либо учинено
насилие над личностями этих людей (ст. 480). Все указанные статьи
предусматривали ответственность и наказание за оконченные действия, в то
же время каждая из статей устанавливала ответственность и за покушение,
ограничиваясь лишь словами, что “покушение наказуемо” без указания вида
наказания и его размера. В этих случаях следовало обращаться к ст. 49 и
53 Уложения, где определялись конкретные преступления, наказуемые в
стадии покушения, а также вид и размер наказания.

В отдельных главах (25 и 26) Уложения предусматривалась уголовная
ответственность за оставление в опасности и за лишение личной свободы.
Ответственность за оставление в опасности возлагалась на лицо, которое
“обязано было по закону или по принятой на себя обязанности или по
семейным отношениям иметь попечение о лице, лишенном возможности
самосохранения по малолетству, дряхлости или вследствие телесного
недостатка, болезни, бессознательного или иного беспомощного состояния,
виновный в оставлении сего лица без помощи в таких условиях, при коих
жизнь оставленного заведомо подвергалась опасности” (ст. 489, 490).
Уложение достаточно четко определяло условия и основания ответственности
за оставление лица в опасности, под которым понималось бездействие
виновного в случаях, когда требуется оказание неотложной помощи, при
этом оно различало основания, в силу которых виновное лицо обязано было
действовать. Например: а) в силу “принятой на себя обязанности или
семейным отношениям оказывать помощь лицу, лишенному возможности
самосохранения по малолетству, дряхлости или вследствие телесного
недостатка, болезни, бессознательного или иного беспомощного состояния”
(ст. 489, 490); б) в силу профессиональных и служебных обязанностей
капитана, лоцмана, служащего морского или железнодорожного транспорта,
обязанного принимать определенные меры для спасения судна, парохода,
паровоза, находящихся на них пассажиров, экипажа, имущества (ст. 492,
493, 494, 495, 496); в) в силу правил, установленных законом или
обязательным постановлениям об оказании помощи больному или находящемуся
в бессознательном состоянии практикующим врачом, фельдшером, повивальною
бабкою, прислугою, коим было известно опасное положение больного или
родильницы (ст. 497). В гл. 25 Уложения предусматривалась
ответственность за неоказание помощи судну, терпящему крушение (ст.
494); за непринятие капитаном или управляющим надлежащих мер во время
опасности для спасения парохода, судна, поезда или паровоза (ст. 495);
за неоказание помощи больному или находящемуся в бессознательном
состоянии (ст. 497). Статья 491 Уложения устанавливала ответственность
за недонесение властям о факте оставления в опасности для жизни лицом,
который был свидетелем оставления в опасности другого лица, либо если
сам не оказал помощь последнему, которую мог оказать без разумного
опасения для себя или других.

Уголовное уложение насчитывало 687 статей, что придавало ему характер
некоторой расплывчатости и неопределенности в понимании отдельных норм.
Эта характеристика в полной мере соответствует и нормам о телесных
повреждениях и насилии над личностью.

В Уголовном кодексе 1922 г. преступления против жизни, здоровья, свободы
и достоинства личности были помещены в главе пятой вслед за
хозяйственными преступлениями. При этом данная глава (как и другие главы
Кодекса) подразделялась на разделы. Раздел 2 гл. 5 кодекса был посвящен
телесным повреждениям и насилию над личностью, раздел 3 – оставлению в
опасности. Правовая регламентация преступлений против здоровья по этому
Кодексу (в отличие от Уголовного уложения, на смену которому пришел
Кодекс) отличалась наиболее глубокой и всесторонней ее разработкой,
конкретностью и доступностью понимания.

Уголовный кодекс 1922 г. принял трехчленное деление телесных
повреждений: тяжкие, менее тяжкие и легкие. Это, как отмечалось в
литературе того времени, давало возможность более точно определить
степень вреда, причиненного здоровью пострадавшего, и, как следствие,
более правильно дифференцировать ответственность виновных лиц. К тяжким
телесным повреждениям кодекс относил такие, которые повлекли опасное для
жизни расстройство здоровья, душевную болезнь, потерю зрения, слуха или
какого-либо органа либо неизгладимое обезображивание лица (ч. 1 ст.
149). Менее тяжким признавалось телесное повреждение, не опасное для
жизни, но причинившее расстройство здоровья или длительное нарушение
функций какого-либо органа (ст. 150). Кодекс не давал определения
легкого телесного повреждения и не указывал на какие-либо его признаки
(ст. 153 УК), однако исходя из понятий тяжкого и менее тяжкого телесного
повреждения можно сделать вывод, что к легкому телесному повреждению
относились повреждения, не опасные для жизни, не причинившие длительного
расстройства здоровья. Они могли повлечь кратковременное расстройство
здоровья или не были связаны с расстройством здоровья, но могли вызвать
нарушение анатомической целости тканей. Нанесение ударов, побоев или
иных насильственных действий, причинивших физическую боль, Кодекс
выделял в самостоятельный состав преступления (ч. 1 ст. 157). Часть 2
этой статьи предусматривала повышенную ответственность, если указанные
действия носили характер истязания.

Уголовный кодекс 1922 г. предусматривал квалифицированный вид тяжкого
телесного повреждения, в результате которого последовала смерть
потерпевшего, или оно было причинено путем истязаний или мучений, либо
являлось последствием нанесения систематических, хотя бы и легких,
телесных повреждений (ч. 2 ст. 149). Квалифицированного вида менее
тяжкого телесного повреждения Кодекс не выделял.

?ности, установленных законом или законным распоряжением власти. В
разделе 1 “убийство” главы пятой предусматривалась ответственность за
совершение с согласия матери изгнания плода или искусственного
прерывания беременности лицами, не имеющими на это надлежаще
удостоверенной медицинской подготовки или хотя бы и имеющими специальную
медицинскую подготовку, но в ненадлежащих условиях (ч. 1 ст. 146), либо
в виде промысла или без согласия матери или если наступила смерть
потерпевшей (ч. 2 ст. 146). Следует отметить, что законодатель это
преступление по степени общественной опасности приравнивал к
преступлениям, посягающим на жизнь человека. В разделах кодекса “иное
насилие над личностью” и “оставление в опасности” устанавливалась
ответственность за заражение другого лица венерической болезнью (ст.
155), за незаконное лишение свободы (ст. 159), за помещение в больницу
для душевнобольных заведомо здорового лица из корыстных или иных личных
видов (ст. 161), за похищение, сокрытие или подмен чужого ребенка с
корыстной целью, из мести или иных личных видов (ст. 162), за неоказание
помощи больному и за отказ медицинского персонала в оказании медицинской
помощи (ст. 165).

К совокупности названных преступлений в этом разделе УК примыкали и
нормы, в которых речь шла о лишении свободы способом, опасным для жизни
или здоровья, или сопровождалось мучениями для потерпевшего (ст. 160
УК), об оставлении без помощи лица, находящегося в опасном для жизни
положении и лишенного возможности самосохранения по малолетству,
дряхлости, болезни или вследствие иного беспомощного состояния (ст. 163
УК).

Уголовный кодекс 1926 г. прежде всего существенно изменил место и
систему телесных повреждений в уголовном законодательстве. Если гл. 5 УК
1922 г. ” Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства
личности” делилась в зависимости от свойств объекта на пять разделов
(убийство; телесные повреждения и насилие над личностью; оставление в
опасности; преступления в области половых отношений и иные
посягательства на личность и ее достоинства), то Кодекс 1926 г. от такой
системы отказался, и все преступления, посягающие на жизнь, здоровье,
честь и достоинство, личную свободу, и иные были помещены в одну шестую
главу, без какого-либо подразделения на разделы. Кроме того, к этой же
главе были отнесены все половые преступления, клевета и оскорбление,
преступления против несовершеннолетних, т.е. все преступления, прямо или
косвенно посягающие на личность.

Телесные повреждения как преступления, посягающие на здоровье, по
уголовному кодексу 1926 г. делились по степени тяжести на два вида:
тяжкие (ст. 142) и легкие (ст. 143). Менее тяжкие телесные повреждения
не выделялись.

Двучленное деление телесных повреждений было признано нецелесообразным,
и Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. вновь возвратился к формуле
трехчленного деления, установленной Кодексом 1922 г.

Двучленная классификация телесных повреждений создала условия для
необоснованного смягчения ответственности за те серьезные повреждения,
которые не могли быть отнесены к разряду тяжких. Эти вопросы вызывали
дискуссии в литературе и среди практических работников*(152).
Безусловно, критика двучленного деления телесных повреждений в
литературе сыграла конструктивную роль, помогла впоследствии создать
более совершенную систему телесных повреждений в уголовном
законодательстве России 1960 г.

Тяжким телесным повреждением, согласно ст. 142 УК 1926 г., признавалось
телесное повреждение, повлекшее за собой потерю зрения, слуха или
какого-либо иного органа, неизгладимое обезображивание лица, душевную
болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со значительной
потерей трудоспособности. Таким образом, впервые был введен в
определение тяжести телесного повреждения признак утраты
трудоспособности.

Легкое телесное повреждение различалось двух видов: а) причинившее
расстройство здоровья (ч. 1 ст. 143 УК) и б) не причинившее расстройство
здоровья (ч. 2 ст. 143 УК).

За неосторожное телесное повреждение Кодекс 1926 г. устанавливал, без
достаточного на то основания, уголовную ответственность лишь в случае,
когда причинение телесного повреждения было результатом сознательного
несоблюдения правил предосторожности (ст. 145). Ответственность за
заражение другого лица венерической болезнью была расширена и
конкретизирована. В частности, в ч. 1 ст. 150 УК указывалось, что
ответственность за заражение другого лица венерической болезнью
наступает, если лицо (заразившее) знало о наличии у него этой болезни.
Этого указания Кодекс 1922 г. не знал. Часть 2 ст. 150 УК
предусматривала ответственность за заведомое поставление другого лица
через половое сношение или иными действиями в опасность заражения
венерической болезнью.

Остальные преступления, посягающие на здоровье человека или ставящие его
в опасность, по сравнению с Кодексом 1922 г. принципиальных расхождений
не имели. кодекс 1926 г., по существу, повторил те или иные нормы,
несколько детализировав их.

Уголовное законодательство РСФСР 1960 г. представляло собой более
совершенную систему преступлений против здоровья и ставящих в опасность
жизнь и здоровье. Эти преступления по Кодексу 1960 г. были представлены,
по крайней мере, тремя группами:

а) преступления против здоровья (ст. 108-115);

б) преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье (ст. 116, 122,
124, 127-129);

в) преступления против личной свободы (ст. 125-126).

Все эти преступления были объединены в одной главе с преступлениями
против жизни, против интересов несовершеннолетних, против чести,
достоинства и личной тайны, с половыми преступлениями и помещены в гл.
3, вслед за преступлениями против социалистической собственности. В
преступлениях против телесных повреждений (а они продолжали так
называться) были уточнены признаки составов преступлений, введены
некоторые новые составы, проведено трехчленное деление телесных
повреждений на тяжкие (ст. 108), менее тяжкие (ст. 109) и легкие (ст.
112). Причем последние, в свою очередь, делились на легкие, повлекшие за
собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую
утрату трудоспособности (ч. 1 ст. 112) и легкие телесные повреждения, не
повлекшие за собой последствий, указанных в ч. 1 (ч. 2 ст. 112).

С субъективной стороны тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения могли
быть причинены как умышленно (ст. 108, 109), так и по неосторожности
(ст. 114 УК). Ответственность же за причинение легких телесных
повреждений наступала лишь в случае их умышленного причинения.

Удары, побои и иные насильственные действия по Уголовному кодексу 1960
г., в отличие от Кодексов 1922 и 1926 гг., не были выделены в отдельный
состав и охватывались признаками ст. 112 УК, которая в своем названии и
в диспозиции части первой включала и побои. Статья 112 УК так и
называлась: “Умышленное легкое телесное повреждение или побои”.

Ответственность за причинение тяжких и менее тяжких телесных повреждений
повышалась, если они совершались с квалифицирующими признаками. К
квалифицирующим признакам умышленного тяжкого телесного повреждения
Кодекс РСФСР 1960 г. относил, если оно:

а) повлекло за собой смерть потерпевшего;

б) носило характер мучений или истязаний;

в) было совершено особо опасным рецидивистом (ч. 2 ст. 108 УК).

Квалифицирующим признаком умышленного менее тяжкого телесного
повреждения признавалось, если оно:

а) носило характер мучений или истязаний;

б) было совершено особо опасным рецидивистом (ч. 2 ст. 109 УК).

Умышленные тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения относились к менее
опасным видам, если они причинялись в состоянии сильного душевного
волнения (ст. 110 УК) или при превышении пределов необходимой обороны
(ст. 111 УК).

Уголовный кодекс 1960 г. выделил новый специальный состав преступления –
истязание (ст. 113), систематическое нанесение побоев или иные действия,
носящие характер истязаний, если они не повлекли за собой последствий
(ст. 108, 109 УК). Следует напомнить, что в Кодексе 1926 г. истязание
рассматривалось как квалифицированный вид нанесения ударов, побоев и
иных насильственных действий, причиняющих физическую боль (ч. 2 ст.
146).

Наряду с ответственностью за заражение венерической болезнью (ст. 115
УК), в 1971 г. в уголовный кодекс был введен новый состав – “Уклонение
от лечения венерической болезни” (ст. 115.1)*(153). Кроме того, в ст.
115 УК были введены такие квалифицирующие признаки, как: заражение лица
венерической болезнью лицом, ранее судимым за такое же преступление,
заражение двух или более лиц либо заражение несовершеннолетнего (ч. 3
ст. 115 УК). За эти действия было установлено наказание в виде лишения
свободы на срок до пяти лет.

Остальные преступления анализируемой группы по Уголовному кодексу 1960
г. принципиально новых положений по сравнению с прежним уголовным
законодательством не имели. Следует только отметить, что в момент
принятия Кодекс не предусматривал ответственности за незаконное
помещение в психиатрическую больницу заведомо психически здорового лица.
Ответственность за это деяние установлена лишь в 1988 г., когда в Кодекс
была введена соответствующая норма – ст. 126.2*(154). Впоследствии была
установлена ответственность за заражение заболеванием ВИЧ-инфекцией и за
похищение человека, в связи с чем в Кодекс в раздел преступлений против
личности были введены соответствующие составы. В частности, за заражение
заболеванием ВИЧ-инфекцией ст. 115.2*(155), а за похищение человека –
ст. 125.1*(156).

Уголовный кодекс 1960 г. действовал с 1 января 1961 г. до 1 января 1997
г., а с этого времени в России действует Уголовный кодекс 1996 г.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019