.

Развитие новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 3118
Скачать документ

68

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального
образования

“Российский Государственный Педагогический

Университет им.А.И. Герцена”

Факультет географии

Кафедра социально-экономической географии

Выпускная квалификационная работа

на тему:

“Развитие Новых Индустриальных Стран

Юго-Восточной Азии”

Работу выполнила

студентка 4 курса

очной формы обучения

Института естествознания

Гусакова И.Н.

Научный руководитель:

доц. Черейский В.Л

Санкт-Петербург

Содержание:

стр.

Введение 3

Глава 1. Век новой экономики 5

1.1 Государства Азии на политической карте мира 5

1.2 По пути развития индустриализации 8

1.3 Промышленность НИС Юго-Восточной Азии 11

Глава 2. Особенности экономического развития стран Юго-Восточной Азии в
80-90 годы 16

2.1 Особенности циклического развития 18

2.2 Экономические последствия “обвала” 19

2.3.Роль иностранного капитала 23

2.4 Структура финансовой системы 24

2.5 Роль крупных конгломератов 28

Глава 3. Азиатский финансовый кризис 29

3.1 Валютно-финансовый кризис 1997-1998 годов 29

3.2 Ошибки экономической политики 33

3.3 Банковский кризис 34

3.4 Дезорганизация хозяйственного процесса 36

3.5 Расклад сил к началу 1999 года 42

3.6 Меры по выходу из кризиса 46

3.7 Перспективы преодоления кризиса 50

3.8 Влияние финансового кризиса новых индустриальных стран на мировую
экономику 52

Глава 4. Сравнительная характеристика НИС Юго-Восточной Азии и Латинской
Америки 57

Заключение 63

Список литературы 66

Введение

В последние годы мы были свидетелями настоящей лавины как отечественной,
так и зарубежной литературы, посвященной восточно-азиатскому “чуду”,
странам тихоокеанского пояса и модернизации азиатских экономик. Мир был
потрясен очередным глобальным обвалом фондового рынка, который часто
знаменует собой экономический кризис. Октябрь и ноябрь 1997 года
принесли миру немало черных дней. Гонконг и Нью-Йорк, Лондон и
Франкфурт, Токио и Москва – биржи крупнейших городов мира, на каких бы
языках ни говорили их брокеры, были переполнены одним стремлением:
продавать. Главные пострадавшие – развивающиеся рынки. Именно оттуда
начался интенсивный отток капиталов. Что же произошло с азиатскими
тиграми?

Рассмотрение данного аспекта развитие новых индустриальных стран
позволит глубже понять особенности экономик этих стран, показать, как
Азия смогла за тридцать лет пройти путь, на который Европа потратила
столетия. Лик Европы менялся постепенно, год за годом, а потому не
возникало нужды в излишнем насилии, призванном приучить людей к новым
идеям: от вьючных лошадей мы перешли к телеге, потом появились
безрессорный экипаж, за ним – карета, железная дорога, автомобиль,
самолет; и даже нам прогресс казался слишком стремительным. Что до Азии
– она за тридцать лет, на глазах одного поколения, пересела с вьючных
ослов на роллс-ройсы , с племенных скакунов – на самолеты. Пятьсот лет
ушло у нас на то, чтобы от боевого лука – долго-долго провозившись с
мушкетами – перейти к автоматическому оружию. Мародер пустыни лишь
накануне мировой войны выпустил из рук копье и сейчас отправляется в
набег, перекинув через седло пулемет “Максим”. Четыреста лет назад мы
изобрели печатный пресс и прошли долгий путь ученичества: от деревянных
печатных досок к набору, скрепляемому винтами, а там – к рычажному
прессу, паровому прессу, электрическому прессу, покуда не достигли
дешевизны и скорости современной газетной печати. В Азию массовая печать
пришла уже в готовом виде. Почему если она развивалась так быстро и
хорошо, произошел экономический спад? Как Азиатские тигры преодолевали
кризис, и какие были внешнеполитические последствия?

В данной работе ставится цель ответить на эти вопросы, и предпринимается
попытка понять, что такое новые индустриальные страны. Узнать откуда
появились, и что с ними произошло?

Чтобы выполнить поставленную цель нужно разобраться в социально –
экономических причинах, которые влияют на развитие новых индустриальных
стран юго-восточной Азии. Можно выделить три причины развития:

1. Внешние зависимости быстрого экономического роста.

2. Высокая доля накоплений.

3. Узость внутреннего рынка.

Рассматривая поэтапно эти причины, мы ожидаем получить в результате
ответы вопросы и выполнение поставленной цели данной работы.

Глава 1. Век новой экономики

1.1 Государства Азии на политической карте мира

Азия является самым большим континентом в современном мире с территорией
около 45 млн. кв. км и населением более 3 млрд. человек. На материке
около 50 независимых государств. До недавнего времени Азия являлась
одним из самых нестабильных регионов в современном мире. За весь бурный
XX в. здесь прогремело немало войн, произошли десятки революций, военных
переворотов, восстаний, путчей.

В политическом отношении страны Азии составляют сложный комплекс
демократических и авторитарных режимов.

В большинстве развивающихся государств Азии до недавнего времени
господствовали авторитарные режимы. Власть опиралась на три основных
политических института: государство, унаследованное от колонизаторов и
осуществляющее жесткое централизованное управление обществом;
однопартийную систему (в большинстве случаев единственная партия
создавалась сверху национальными лидерами для получения общественной
поддержки); армию, которая в результате частых военных переворотов
устанавливала власть армейских кругов и отстраняла от руководства
гражданских лидеров. В дальнейшем в ряде государств началось движение в
направлении утверждения принципов демократического устройства. Этому
способствовали общемировые тенденции политического развития.

Типология политических режимов в развивающихся странах Азии.

Анализ особенностей государственно-политического устройства в этих
странах позволяет выделить среди них несколько групп.

Первая группа государств ориентируется на сохранение и поддержание
традиционных, исторически сформировавшихся форм государственной и
общественной жизни. К ним прежде всего относятся арабские страны, где
сохранилась абсолютная монархия (Саудовская Аравия, Объединенные
Арабские Эмираты, Оман, Катар) и конституционная монархия (Бахрейн,
Иордания, Кувейт).

Во вторую группу стран отнесены страны, где установлены авторитарные
военно-диктаторские режимы (Ирак, Пакистан, Бирма). Здесь
законодательная, исполнительная и судебная власть сосредоточена в руках
военного диктатора или элиты, опирающихся на силовые структуры. К ним
примыкает и ряд гражданских режимов, где важную роль продолжает играть
армия (Сирия, Афганистан).

В третью группу стран входят государства с консервативным авторитарным
режимом, к которым относится и конфессиональный режим Исламской
Республики Иран (ИРИ), в которой просматривается сочетание традиционных
исламских тенденций с современной президентской властью при господстве
духовенства. Конституция ИРИ закрепляет руководящую роль мусульманского
духовенства в жизни иранского общества. Верховную власть осуществляет
политический и духовный руководитель страны, обладающий самыми широкими
полномочиями. В ИРИ введена система исламского судопроизводства,
основывающаяся на требованиях Корана и шариата.

Четвертую группу стран составляют бывшие страны народной демократии
(Вьетнам, Лаос, Монголия). Они, как и бывшие среднеазиатские республики
СССР, находятся в начальном пути демократических преобразований. Особое
место в этой группе занимает Китай, для которого характерно сочетание
авторитарного политического режима с рыночными преобразованиями в сфере
экономики.

В пятую группу можно объединить страны со смешанным режимом,
представляющим своеобразный симбиоз авторитаризма с либеральными
многопартийными системами (Южная Корея, Малайзия, Тайвань, Таиланд,
Гонконг, Сингапур), где господствующие политические силы, используя
западную модель открытой рыночной экономики в тесном экономическом
взаимодействии с Японией, США и Западной Европой, создали современную
базу, начали процесс эволюции политических режимов по пути их
демократизации.

Шестую группу образуют страны, имеющие наиболее зрелые парламентские
режимы с демократической тенденцией. Среди них — Индия, Израиль и другие
государства.

В результате распада мировой колониальной системы в послевоенные годы на
политической карте появилось много независимых государств. Многие из них
выбрали за основу своего развития социалистическую модель по примеру
СССР, однако большинство из этих стран продолжали свое формационное
развитие в рамках капиталистической системы, которая получила
дополнительную социально-экономическую базу.

Растущий процесс дифференциации развивающихся государств, обусловленный
законом неравномерности экономического развития, привел к выделению
особой группы стран и территорий – “новых индустриальных стран” (НИС),
или “новых индустриальных экономик” (НИЭ). К числу новых индустриальных
стран (НИС) Азии до недавнего времени относили четырех «азиатских
тигров»- Республику Корея (Южную Корею), Сингапур, Тайвань и Гонконг.
Теперь их нередко называют НИС «первой волны», а к новым индустриальным
странам «второй волны» относят Малайзию, Таиланд, Филиппины и Индонезию.

1.2 По пути развития индустриализации.

Действительно, за три последних десятилетия четверка «азиатских тигров»
совершила настоящий прыжок от отсталости к высокому уровню развития.
Этот прыжок был прежде всего обеспечен самыми высокими в мире темпами
прироста ВВП, составлявшими там примерно 10% в год и только в последнее
время несколько снизившимися, прежде всего на Тайване и в Гонконге.
Благодаря таким темпам заметно повысилась доля четверки в мировом ВВП и
особенно в мировом экспорте, где она приближается к 10%, достигнув доли
Японии. По важнейшему общеэкономическому показателю — ВВП в расчете на
душу население — Сингапур и Гонконг (11 тыс. долларов) вышли уже на
уровень Великобритании, Италии, Нидерландов, Бельгии, а Республика Корея
и Тайвань (6—8 тыс. долларов) — Испании.

Еще в конце 50-х — начале 60-х гг. правящие круги этих стран выдвинули
стратегическую задачу структурной перестройки экономики, качественных
сдвигов в производственной и социальной сферах, во внешнеэкономических
связях. Центральным звеном перестройки была определена индустриализация,
но ее предполагали осуществить не по классической европейской или
американской модели, а сразу с опорой на новейшие достижения НТР.
Поэтому курс был взят не только на ускоренный рост производства средств
производства, но и в первую очередь на создание высокотехнологичных
отраслей, ориентированных преимущественно на внешний рынок,
характеризующихся сравнительно высокой капиталоемкостью и предъявляющих
довольно высокие требования к квалификации рабочей силы, Если уж вести
речь о той или иной типовой модели, то таковой для «азиатских тигров»
послужила, прежде всего японская модель.

При претворении в жизнь намеченной стратегии развития эти страны, не
располагающие большими природными ресурсами, опирались в первую очередь
на свои огромные трудовые ресурсы, к тому же непрерывно пополняющиеся
благодаря высокому естественному приросту населения. Можно сказать, что
дешевая и в то же время достаточно дисциплинированная и
квалифицированная рабочая сила послужила здесь основным внутренним
фактором социально-экономического роста. Добавим к этому выгоды
экономико-географического положения каждой из четырех стран на
пересечении важнейших морских, а нередко и воздушных путей между Индией
и Китаем, Китаем и Японией, Японией и Австралией и на других
направлениях контактов в пределах Азиатско-тихоокеанского региона.

Об одном факторе внутреннего характера хочу сказать особо — это
образование и наука. Все «новые индустриальные страны» обеспечили свой
прорыв к высоким международном позициям во многом благодаря тому, что
ввели всеобщее среднее образование, сделали общедоступной среднюю школу,
подняли уровень общей и профессиональной подготовки молодежи до
современных стандартов. Приоритетность образования среди всех
государственных проблем привела в этих странах к «образовательному
взрыву», изменившему качество их трудовых ресурсов. К тому же студенты
из этих стран, обучающиеся в США и Западной Европе, после окончания
учебы в подавляющем большинстве возвращаются домой, хотя и получают на
родине значительно меньшую зарплату. Добавлю к этому, что затраты на
научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в четырех
странах составляют 1—2% ВВП, и это ставит их на порядок выше других
развивающихся стран, приближая к странам Запада. Перенимая западный
опыт, они пошли также по пути создания индустриальных и научных
(технологических) парков и технополисов.

Одной из основ экономической стратегии всех четырех «новых
индустриальных стран» была и остается ориентация ив максимальное
привлечение иностранного капитала. Правительства этих стран пошли на
ослабление соответствующих ограничений, а подчас даже на приближение
условий деятельности филиалов и дочерних компаний иностранных фирм к
режиму, принятому для национальных фирм4В 70—80-е гг. особое место в
этой политике стало занимать создание свободных экономических или
экспортных зон — территорий, на которых иностранные предприниматели
пользуются преимуществами административного и финансового характера, где
по сниженным тарифам им предоставляется необходимая инфраструктура и где
ограничивается деятельность профсоюзов.

С этим тесно связана и другая сторона экономической стратегии «новых
индустриальных стран» — всемерное развитие не просто производства, а
экспортно-ориентированного производства, которое обеспечило им быстрое
врастание в мировую экономику, в систему международного географического
разделения труда. В конце 80-х гг. доля «новых индустриальных стран
первой волны» в общем промышленном экспорте развивающегося мира
составила 55%, а в экспорте машин и оборудования превысила 60%. В том
числе на США приходилась треть южнокорейского и тайваньского экспорта и
четверть экспорта Сингапура и Гонконга. Вторым по значению рынком сбыта
их продукции был японский.

Постепенно главной «визитной карточкой» стран и первой и второй волн
стала электроника. Доля этих стран в мировой продукции этой отрасли еще
в 1990 году превысила одну четверть. К тому же профиль электронного
производства также постепенно видоизменялся. НИС Азии начали с выпуска
дешевой массовой продукции (электронные часы, микрокалькуляторы,
видеоигры); а затем перешли к выпуску более сложных изделий (цветные
телевизоры, видеомагнитофоны) и, наконец, персональных компьютеров.
Одновременно стало видоизменяться соотношение между бытовой и
промышленной электроникой в пользу последней. Еще важнее то, что по мере
развития НИС стал происходить переход от сборки электронной аппаратуры
из американских, японских, европейских деталей к созданию собственного
интегрированного производства, включающего все основные технологические
стадии. Важно отметить, что при этом сохраняется определенная
производственная специализация отдельных стран. Например, производство
радиоприемников – Малайзия и Сингапур, телевизоров – Республика Корея,
электронных часов – Сянган, оптоэлектроники – Тайвань.

В известной мере можно утверждать, что НИС Азии прошли тот же путь, что
и развитые страны Европы, США, Япония, но проделали они его во много раз
быстрее. Именно в этом в значительной мере и заключается смысл самого
понятия «новая индустриализация». В результате этого место этих стран в
мировой экономике радикально изменилось, что можно показать на примере
Южной Кореи (табл. 1).

Таблица 1 . Место Южной Кореи в мировом промышленном производстве.

Вид продукцииПорядковое место в миреМорские
суда1-оеТелевизоры2-оеПластмассы4-оеСинтетические
волокна4-оеЭлектроэнергия на АЭС6-оеСталь6-оеАвтомобили8-оеСтанки9-ое

1.3 Промышленность НИС Юго-Восточной Азии.

Южная Корея и Сингапур сначала ориентировались преимущественно на
тяжелую промышленность – металлургию, машиностроение, нефтепереработку,
нефтехимию и некоторые другие.

В Южной Корее за короткое время значительно увеличилось производство
чугуна, стали и проката. По размерам выплавки стали, страна вышла на
второе место в Азии после Японии, причем с самого начала черная
металлургия была ориентирована на самые прогрессивные технологии
(электросталеплавильные печи, кислородные конверторы). Были построены
крупные металлургические комбинаты в Пхохане и Кваньяне. Возросло также
производство цветной металлургии (медь, цинк, свинец, алюминий).

На основе металлургии стало создаваться и собственное машиностроение. В
этой отрасли на первый план выдвинулись станкостроение, связанное с
индустриализацией и расширением внутреннего рынка, и судостроение,
ориентированное в основном на экспорт. За 1980-е гг. тоннаж спускаемых
на воду судов вырос более чем в пять раз. Было освоено производство
супертанкеров, а затем и балкеров, контейнеровозов, танкеров-метановозов
(70% мирового производства). Стали ускоренно развиваться основная химия
(минеральные удобрения) и нефтехимия (пластмассы и химические волокна).
Была укреплена энергетическая база, прежде всего благодаря развитию
атомной энергетики; первая АЭС вступила в строй в 1978 году.

В Сингапуре с началом осуществления ускоренной индустриализации стала,
быстро расти портовая промышленность, ориентирующаяся на переработку
импортного сырья. В первую очередь это относится к такому «грязному»
производству, как нефтепереработка и нефтехимия, которое с 70-ых годов
стало здесь ключевой отраслью. Мощность пяти нефтеперерабатывающих
заводов Сингапура достигла почти 60 млн. тонн, и но этому показателю он
занял третье место в мире после американского Хьюстона и голландского
Роттердама.

Интересно, что в Сингапуре нефтеперерабатывающие заводы вместе с
нефтехранилищами вынесли на семь небольших островков в Малаккском
проливе, расположенных к югу от первого по времени возникновения и
самого крупного промышленного ядра Сингапура – Джуронга. Эти островки к
тому же фактически объединили в один остров, что облегчило создание
здесь небольшой промышленной зоны. Японские и немецкие химические
концерны на базе этой зоны уже начали развивать крупное современное
производство. Проект предусматривает сооружение дамбы, которая соединит
«нефтяной» остров Джуронг с главной частью этого промышленного района.

К числу отраслей портовой промышленности нужно отнести и судостроение.
Здесь строят супертанкеры тоннажем до 500 тысяч тонн, нефтяные буровые
платформы. Большое значение имеет также судоремонт. Эти отрасли тесно
связаны с работой крупнейшего в мире сингапурского порта, годовой
грузооборот которого превышает 300 млн. тонн.

Такая оптимизация экономической модели в свою очередь стимулировала
инвестиции в НИОКР. Одновременно стал поощряться импорт передовой
иностранной технологии. Были созданы свои производственные и
технологические парки, где также разрабатывались новейшие технологии.
Фактически во всех странах повой индустриализации возникли свободные
экономические зоны разных типов, но экспортно-ориентированной
направленности.

Например, Массан в Южной Корее, научно-промышленный парк Синьчжу на
Тайване, расположенный в 70 км к юго-западу от столицы Тайбей. Научной
опорой этого парка служат два университета, а производственной – более
10-ти фирм, работающих в сфере высоких технологий. Другой пример –
крупный научно-промышленный Пинанг в Малайзии, расположенный на
одноименном острове у западного побережья страны. Этот остров не
случайно стали называть «силико-новым», поскольку предприятия парка
специализируются на производстве полупроводниковых плат или чипов. Без
них теперь не обходятся компьютеры, видеомагнитофоны или телевизоры.
Выпускаемые во многих странах мира. Третий пример –
научно-производственный парк Сингапура, объединивший 10 государственных
НИИ и 45 промышленных корпораций.

Переход к экономике открытого типа потребовал, как отмечают экономисты,
соединения усилий трех заинтересованных сторон: национальной буржуазии,
государства и иностранного капитала. Под влиянием государства
сформировался крупный государственный сектор экономики, включающий
энергетику, транспорт, горнодобывающую промышленность.

В результате в хозяйстве НИС Юго-Восточной Азии произошла значительная
структурная персе тройка. Так, в Малайзии и Таиланде доля промышленности
в создании ВВП увеличилась с 1980 по 2000 год, соответственно, с 38 до
48% и с 29 до 40%. Примерно такие же показатели характерны для
Республики Кореи и Сингапура, а в Индонезии доля промышленности даже
превышает 50%. Ныне по общим размерам промышленного производства
Республика Корея занимает 11-е место в мире (перед Россией), а по
размерам обрабатывающей промышленности – 10-е. Тайвань находится,
соответственно, на 18-ом и 14-ом местах, Индонезия в обоих случаях — на
24-ом, Таиланд — па 25-м и 23-м. А доля сельского хозяйства в ВВП, не
говоря уже о Сингапуре и Сянгане, где его практически нет, снизилась до
6% в Республике Корея и 10-15% в остальных странах.

Не менее важно и то, что радикальные структурные изменения затронули не
только сферу материального производства, но и непроизводственную сферу,
доля которой в ВВП этих стран все время возрастает. Так, еще до
воссоединения с Китаем Сянган превратился в один из мировых финансовых
центров. Здесь расположены более 500 банков, в большинстве своем
зарубежных. Фондовая биржа по объемам операций занимает 5-ое место в
мире, здешний рынок золота также один из крупнейших в мире. Сянган стал
крупным экспортером капитала, одним из важнейших мировых центров
офшорного бизнеса. Число офшорных компаний измеряется десятками тысяч.

Сингапур также превратился в очень важный центр финансовой деятельности,
маркетинга и сферы услуг. Здесь находятся отделения более чем 3 тыс.
национальных корпораций, некоторые из которых – члены «мирового клуба
миллиардеров». Подобно Сянгану Сингапур входит в семерку крупнейших
офшорных центров мира. Сингапурская валютная биржа по ежегодному обороту
уступает лишь лондонской, нью-йоркской и токийской. Фондовая биржа
Сингапура обслуживает всю Юго-Восточную Азию. Доля финансовых и деловых
услуг в формировании ВВП Сингапура достигает двух пятых. Да и в
Центральном ареале города, наверное, половину всех высотных зданий
занимают правления банков и других подобных учреждений.

Еще одна очень перспективная для Сингапура сфера деятельности –
международный туризм. Уже теперь его посещают 5-6 млн. туристов в год.
Их привлекают сюда не только ультрамодная архитектура, но и очень
высокий уровень сервиса – прекрасные отели, хорошо развитая индустрия
развлечений, обилие торговых центров. А сингапурский аэропорт Чанги,
сингапурское метро, 73-ая гостиница «Шангри-Ла» считаются лучшими в
мире. Можно добавить, что Сингапур заслужил славу самого чистого города,
причем благодаря не только целой системе штрафов и санкций, но и
высокому общему уровню культуры. Здесь существует даже Национальный
комитет вежливости. Ныне серьезно обсуждается также перспектива
превращения Сингапура, расположенного в 127 км к северу от экватора, в
крупный курортный центр. При этом нужно учитывать, что промышленные зоны
занимают примерно половину всей территории острова. А остальная часть
его занята лесами, сельскохозяйственными угодьями (правда, их очень
мало) и неиспользуемыми землями.

Международный туризм становится все более важной отраслью и в других НИС
Азии. Об этом свидетельствуют следующие цифры: в конце 1990-х годов
Таиланд ежегодно принимал почти 8 млн. туристов, Малайзия привлекала
5,5, Индонезия – 4,6, Южная Корея – 4.3 млн. иностранных туристов.

Глава 2. Особенности экономического развития стран Юго-Восточной Азии в
80-90 годы.

Обратимся к краткому рассмотрению факторов, которые способствовали
успешному социально-экономическому развитию НИС Азии.

При этом особого внимания заслуживает фактор трудовых ресурсов. Не
располагая в ряде случаев значительными природными ресурсами, эти страны
сделали главную ставку на трудовые ресурсы, к тому же все время
пополняющиеся благодаря довольно высокому естественному приросту
населения. Именно многочисленность и дешевизна рабочих рук (стоимость
рабочей силы в НИС Азии в 3-4 раза ниже, чем в экономически развитых
странах) в значительной мере и привела сюда западный капитал, тем более
что рабочая сила в этих странах оказалась не только дешевой, но и
дисциплинированной, а также достаточно квалифицированной.

Это последнее ее качество в первую очередь связано с уровнем
образования. В самом деле, все НИС обеспечили свой прорыв к
международным позициям благодаря тому, что ввели общее среднее
образование, сделали общедоступной среднюю школу, подняли уровень общей
и профессиональной подготовки до современных стандартов. Приоритетность
образования среди всех государственных проблем привела к настоящему
«образовательному взрыву», изменившему качество трудовых ресурсов. В
основе «экономического чуда» Азии лежит именно приоритет образования – в
данном случае не декларативный, а вполне реальный.

Эти страны выделяют на нужды образования от 2,5 до 4.5% своего ВВП, что
с учетом общих объемов их ВВП составляются довольно внушительные суммы.
В результате они уже приблизились к уровню полной грамотности: еще в
начале 1990-х годов охват детей базовым образованием достиг 90%. В том
числе полным средним образованием в Республике Корея и на Тайване было
охвачено более 80% детей и подростков, что даже выше уровня,
достигнутого Японией и большинством стран Западной Европы. В НИС Азии до
одной третьей всех выпускников средней школы продолжают учебу в
университетах. Кроме того, эти страны широко используют возможность
направлять своих студентов на учебу в США и Западную Европу. Например,
микро государство Сингапур обучает за границей столько же своих граждан,
сколько такая большая страна, как Пакистан. Важно и то, что студенты,
обучающиеся за границей, в большинстве своем возвращаются домой, хотя на
родине их зарплата меньше.

Высокий уровень образования положительно влияет и на такой важный
фактор, как индекс человеческого развития (ИЧР). Хотя по уровню ИЧР
Сингапур, Сянган и Республика Корея пока еще входят только в третью
десятку стран мира, а Таиланд и Филиппины – в шестую.

Но не стоит забывать об особенностях хозяйственного развития, которые
лежали в основе интенсивного экономического роста в ряде стран
Юго-Восточной Азии:

-высокий уровень сбережений и инвестиций;

-экспортная ориентация экономики;

-высокая конкурентоспособность в связи с относительно низкими ставками
заработной платы;

-значительный приток иностранных прямых и портфельных инвестиций в силу;
относительной либерализации рынков капиталов;

-благоприятные институциональные факторы становления “рыночно
ориентированной” экономики.

Ряд долгосрочных тенденций экономического, институционального и
политического развития стран Юго-Восточной Азии фактически предопределил
кризисные явления в экономике и финансовой системе этих стран в конце
90-х годов. Разразившийся кризис характеризовался сложным переплетением
традиционных циклических факторов со специфическими процессами
индустриализации и финансового развития стран рассматриваемого региона.

2.1 Особенности циклического развития.

Развитие кризисных явлений в странах “второго и третьего эшелонов”
промышленного развития в особенно острых формах обнаруживается в
финансовой сфере. Вместе с тем, такие финансовые кризисы, как
свидетельствует опыт последних десятилетий, неизменно развертываются при
резком снижении темпов роста промышленного производства (или прямого
падения абсолютных масштабов производства). В основе таких кризисов
лежат прежде всего внутренние конфликты того типа индустриализации,
который получил распространение в странах Юго-восточной Азии.

В развитии экономических циклов особую роль всегда играли “ведущие”
отрасли. В разные исторические периоды (XIX – XX вв.) в роли локомотивов
циклического подъема выступали хлопчатобумажная и металлургическая
отрасли, железнодорожное строительство и машиностроение. При этом
последующий спад оказывался наиболее глубоким тогда, когда во времени
совпадали два процесса: спад как фаза экономического никла в целом и
истощение ресурсов экстенсивного развития соответствующих
“циклообразующих” отраслей (переход к нисходящей стадии в цикле жизни
отрасли).

В новых индустриальных странах роль ведущих отраслей циклического
подъема играли прежде всего экспортные отрасли, в особенности,
электроника и автомобильная промышленность. В движении этих отраслей
отчетливо прослеживались черты “догоняющего цикла жизни продукта”
(catching-up product cycle). Сочетание ряда благоприятных факторов
вплоть до середины 90-х годов обеспечивало особую продолжительность и
интенсивность промышленного подъема в рассматриваемых странах. В
последнее время, однако, на первый план стали выдвигаться внутренние
конфликты, присущие рассматриваемым формам индустриализации.

В рассчитанных Э.Янгом, а также Дж.Кимом и Л.Лау уравнениях регрессии,
описывающих процессы экономического роста в новых индустриальных
странах, высокие темпы роста производства определялись, главным образом,
рекордной долей накопления в совокупном продукте и численностью
работников, переходящих от низко производительного
сельскохозяйственного труда к работе в современной промышленности. Ясно,
однако, что рост обеих переменных имеет четкие экономические
ограничения.

2.2 Экономические последствия “обвала”.

Говоря о благоприятном воздействии, нужно отметить, что падение обменных
курсов в странах АСЕАН в сочетании со стабильными курсами в Китае,
Гонконге и намного менее значительным падением курсов в Тайване, Японии
и Корее должно способствовать восстановлению относительной
конкурентоспособности, определяющей экспорт первой группы стран. В самом
деле, давление на Гонконг и Китай девальвировать свои валюты будет
довольно сильным, особенно в том случае, если в течении следующих
нескольких лет рост цен в Китае превысит рост цен в Юго-Восточной Азии
(что представляется вполне вероятным). Замедленный экономический рост со
значительными последствиями для всего остального мира – таков прогноз
для всей Восточной и Юго-Восточной Азии.

Хотя беспорядок начался в Таиланде и Индонезии, которые на сегодня уже
получили от Международного Валютного Фонда (МВФ) “чрезвычайные пакеты”,
напряженность теперь распространилась на Восточную Азию. Вдобавок к
проблемам в Корее индекс Никоей не так давно упал ниже отметки 16 000,
что является рекордно низким уровнем с июля 1995г. Последний сброс акций
очевидно был связан со слухами вокруг банка под руководством Иокогамы,
которого подозревают в планах распродажи своего портфеля акций в течении
следующих двух лет. Некоторые наблюдатели подозревают, что большинство
японских банков при значениях индекса Никоей ниже 16000 не в состоянии
соблюдать нормативы резервирования капитала под иностранные активы, что
может заставить их начать ликвидацию этих активов. Большая же часть
активов находится в форме казначейских векселей США. Поэтому общее
замедление экономического развития в Азии, по всей видимости, затронет
Японию гораздо сильнее, чем это ожидалось ранее.

В Соединенных Штатах основные экономические показатели остаются на
удивление хорошими. Уровень безработицы по последним данным сократился
до 4,7%, а инфляция потребительских цен за год, с сентября 1996г. по
сентябрь 1997г., составляет всего лишь 2,2% в соответствии с индексом
потребительских цен и большой круглый ноль в соответствии с индексом цен
производителей. В своем выступлении перед Обществом Японии заместитель
председателя Казначейства США Лари Саммерс (Larry Summers) вновь
подтвердил несогласие США с “финансовым регионализмом” (вроде идеи об
Азиатском Фонде, выдвинутой Эисуке Сакакибарой (Eisuke Sakakibara)) и
еще раз подчеркнул поддержку США ключевой роли МВФ. Он сказал, что “нет
никаких сомнений в том, что нам необходимо рассмотреть пути
предоставления развивающимся странам, которые стали очень важными
игроками на мировой арене, более весомого голоса…” и добавил: “Я
ожидаю конструктивного и эффективного диалога с этими странами в
Маниле…”.

По мере увеличения производства все отчетливей ощущались границы
возможного роста нормы накопления и экстенсивного использования
сравнительно дешевой слабо обученной рабочей силы. Так, длительный
процесс роста нормы накопления (измеряемой отношением совокупной суммы
капиталовложений к валовому внутреннему продукту), наблюдавшийся с
начала 50-х годов практически во всех странах – “тиграх” Юго-Восточной
Азии, к середине 80-х годов стал постепенно выдыхаться. В 90-е годы в
этих странах отчетливо обнаружилась тенденция к снижению показателей
рентабельности.

К тому же во второй половине 90-х годов на индустриализации в новых
индустриальных странах все сильней сказывались серьезные затруднения.

По ряду ведущих экспортных товаров наметился переход к фазе замедленного
роста в “догоняющем цикле жизни”. Во второй половине 90-х годов в этих
странах обозначилась тенденция к сокращению темпов роста (или даже
объема продаж) не только электроники, автомобилей, но и продукции
обувной и легкой промышленности региона. Однако происходило сокращение
не только экспортной продукции и импортной.

Это видно из табл. 2.

Таблица 2 . Квартальная динамика макроэкономических показателей пяти
азиатских стран, % к соответствующему кварталу предшествующего года

1997 г.1998 г.1999г.I кв.II кв.III кв.IV кв.I кв.II кв.III кв.IV
кв.I кв.II кв.III кв.IV кв.Импорт

Индонезия111.092.297.490.067.556.866.072.677.198.072.387.3Южная
Корея103.9100.896.285.363.863.060.171.3123.1128.4133.3130.5Малайзия105.6
111.3106.398.592.690.388-584.580.680.896.195.2Таиланд89.292.086.782.564.
478.568.788.4109.0123.5124.5136.3Филиппины118.0112.5106.6101.392.188.085
.578.076.571.081.290.2Экспорт

Индонезия110.4107.5109.6102.4118.092.985.980.181.295.6105.7117.1Южная
Корея94.4107.1111.6103.5108.498.289.294.5101.2125.8116.5116.1Малайзия107
.1100.098.597.8101.5105.1103.0102.692.099.0104.8108.6Таиланд101.4104.510
3.8103.298.2111.4102.1102.6112.2106.3100.095.2Филиппнны121.6120.4127.013
0.0119.3

105.484.8105.4108.1127.0126.7Источник (табл. ): IMF. Direction of World
Trade. December 2001. N.Y. 2002.

Исчерпание возможностей данного типа экстенсивного промышленного
развития стало проявляться в резком снижении темпов роста
производительности труда и эффективности капиталовложений. В последнее
время наблюдалась отчетливо выраженная зависимость между динамикой
инвестиций и строительством, тогда как отсутствовала столь же четкая
зависимость между динамикой инвестиций и промышленным производством.
Кризис, развернувшийся в новых индустриальных странах Азии,
свидетельствует о необходимости серьезной структурной перестройки и
перехода к преимущественно интенсивным формам экономического роста.

К числу специфических факторов, способствовавших существенному
ослаблению конкурентоспособности “азиатских тигров” на мировых рынках,
можно отнести также особую конфигурацию валютных связей и динамику
курсов ведущих валют. Дело в том, что в сложившейся системе валютного
регулирования денежные единицы “тигров” по существу оказались
привязанными к доллару США (тогда как в их экономических связях гораздо
большую роль играла Япония). Привязка национальных валют к корзине, н
которой доллар составлял около 4/5, на протяжении длительного периода,
создавала условия для привлечения иностранного капитала (отсутствие
курсового риска, более высокие процентные ставки и др.).

Подобная система особенно успешно функционировала в ситуации, когда курс
доллара США к японской йене снижался. Однако после 1995 года с
удорожанием доллара США стали быстро повышаться и курсы национальных
валют “азиатских тигров”. В результате, согласно некоторым расчетам,
филиппинское песо оказалось переоцененным па 20%, таиландский бат – на
10%, малайзийский рингит и индонезийская рупия – на 7%. С 1995 года
стали все сильней падать темпы роста валовой выручки стран-“тигров”
(соответствующие суммы исчислялись в долларах США). При четко
обозначившемся к этому времени отрицательном сальдо по текущим операциям
указанные изменения провоцировали все новые спекулятивные атаки и игру
на понижение курса валют новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии.

2.3.Роль иностранного капитала.

Среди особенностей индустриализации новых индустриальных стран особенно
выделялась чрезвычайно высокая доля иностранного капитала в
финансировании инвестиций. Это уменьшало устойчивость процессов
индустриального развития.

Приток долгосрочного иностранного капитала в эти страны, в т.ч. прямых
инвестиций, был велик, но не достаточен, чтобы уменьшить разрыв между
нормой сбережений (от 20% ВВП на Филиппинах до 35% в Таиланде) и нормой
инвестиций (40% в среднем в регионе), В результате потребность в
финансировании покрывалась краткосрочными кредитами.

При циклических подъемах всегда происходила “трансформация” части
краткосрочных ссуд (вкладов) в среднесрочные и долгосрочные инвестиции.
В качестве институтов, обеспечивающих возможность такой “трансформации”,
обычно выступают банки и другие финансовые посредники. В новых
индустриальных странах эти процессы в последнее время приобрели особый
размах, что усиливало “хрупкость” их финансово-банковских систем.
Поскольку движение краткосрочного капитала ориентировано прежде всего на
столь частые изменения процентных ставок, а также на перспективы
движения валюты страны-реципиента. Кроме того, краткосрочный характер
таких вложений обусловливает и особенную масштабность его оттока при
кризисе.

Быстрый уход из страны этих “горячих денег” может резко подорвать всю
хозяйственную активность в стране. Особенность краткосрочных внешних
займов заключается также в том, что национальный кредитор в последней
инстанции не может вмешиваться, если возник кризис доверия. Поэтому,
если доверие нарушено, то возникает замкнутый круг девальваций, массовых
банкротств, атак на валюту, новых девальваций и т.д.

Ко второй половине 90-х годов проблемы нарастания краткосрочного
внешнего долга обнаружились с особой отчетливостью. Так, по данным Банка
Международных Расчетов (BIS), к концу 1996 года внешний долг с дюрацией
менее одного года в Таиланде составлял около 120% от резервов в
иностранной валюте, а в Южной Корее и Индонезии -около 200%.

Опыт развития валютно-финансовых кризисов в странах Центральной и
Латинской Америки, а также в азиатских странах свидетельствует о том,
что в подавляющем большинстве случаев кризису предшествовал интенсивный
приток иностранного капитала. Высокая доля иностранного капитала в
финансировании инвестиций создает высокий риск возникновения кризиса в
случае его оттока из страны.

Отток иностранного капитала дестабилизирует национальную валютную
систему и подрывает национальный рынок ценных бумаг. Существенно при
этом то обстоятельство, что для развивающихся рынков характерны гораздо
более резкие амплитуды колебаний, как притока (оттока) иностранного
капитала, так и конъюнктуры финансовых рынков в условиях
макроэкономической или политической нестабильности.

Указанные обстоятельства определили масштабы оттока капитала при первых
признаках развертывания валютно-финансового кризиса,

2.4 Структура финансовой системы.

При анализе состояния финансовой системы “азиатских тигров” необходимо
выделить целый ряд особенностей: общую неразвитость финансовой системы,
а в институциональном плане – ее особенный упор на банковский сектор. В
большинстве этих стран практически отсутствуют такие элементы
обеспечения устойчивости финансовой системы как национальное страхование
депозитов, централизованное выделение “проблемных” финансовых учреждений
и надзор за ними и т.п. Сравнительно небольшую роль играют так
называемые устойчивые консервативные инвесторы (национальные), прежде
всего негосударственные пенсионные фонды и страховые компании.

Нестабильности системы способствовали и распространенные в новых
индустриальных странах многочисленные барьеры, ограничивавшие доступ
иностранного капитала к прямому контролю над местными фирмами: в таких
условиях большая часть вложений иностранных инвесторов носила
портфельный характер.

Вместе с тем, недостаточное развитие рыночных отношений, многочисленные
проявления административного произвола в банковской сфере еще более
ослабляли устойчивость финансовой системы.

Медленное развитие рынков ценных бумаг приводило к тому, что частные
капиталы притекали в “страны-тигры” как правило в форме не прямых
инвестиций, а займов, предоставляемых местным банкам (особенно наглядно
эту закономерность можно было проследить в Таиланде и Индонезии). В
результате иностранные инвесторы по существу полностью делегировали
местным финансовым посредникам ответственность за выбор конечных
заемщиков и их контроль. Между тем, компетентность банковского
менеджмента оказалась ограниченной, банковский надзор в рассматриваемых
странах – слабый.

Таблица 3. Характеристики социально-экономического развития стран
Юго-Восточной Азии

ТаиландМалайзияФилиппиныИндонезияСингапурТайваньГонконгЮжн.

Корея123456789Темпы роста ВВП(1)

1996

1997

1998

Темпы роста цен

1996

1997

Сальдо тек.платежей (2)

1996

1997

1998

Уровень безработицы (3)

1996

1997

6,7

1,0

-1,0

2,5

2,5

-0,8

-5,0

-1,8

5,8

6,6

8,2

7,0

6,0

3,6

3,5

-5,2

-6,6

-5,3

2,6

2,0

5,5

5,0

3,5

8,5

7,0

-4,3

-4,0

-3,4

8,5

7,8

7,8

7,5

-3,5

-1,2

-0,5

4,5

4,8

7,0

6,5

6,0

1,4

1,7

15,0

13,0

15,6

2,7

2,7

5,7

6,0

5,6

3,1

3,4

3,9

1,4

2,6

2,6

3,1

4,9

5,4

5,0

6,0

6,8

-1,0

-1,2

-1,1

2,9

2,5

7,1

6,2

5,5

5,0

4,2

-4,8

-2,6

-1,7

2,0

2,5

Текущий курс валюты к доллару (4)

Внешний долг (5)

Валютные резервы (6)

Экспорт в % от ВНП (7)

Бюджетный дефицит (8)

Сбережения (9)

Инвестиции (10)47,8

(25,9)

51,5

6,3

31,2

2,4

35,9

42,83,84

(2,49)

41,4

4,1

80,7

-0,5

41,7

43,040,12

(26,35)

59,9

4,7

24,3

-0,2

37,0

36,1

9075

(2399)

59,9

4,7

24,3

-0,2

37,0

36,1

1,66

(1,41)

8,8

6,8

132,2

7,5

50,6

31,5

32,97

(27,5)

11,0

10,4

42,6

-6,2

25,4

21,4

7,74

(7,75)

20,8

3,1

114,5

1,2

33,7

32,6

1570

(867,8)

30,2

2,6

27,4

-0,5

36,1

36,2123456789ВВП на душу населения (11)

Население (12)

Уровень грамотности

Продолжительность жизни (13)

7104

60,8

93,5

69,5

8865

21,2

83

71,2

2681

73,3

94,4

67

3740

200,0

83,2

63,5

20987

3,1

77

91

20987

21,6

95

74,6

22310

6,4

92

79

10656

45,9

97,9

71,5

Примечания: (1) темпы роста ВВП, Китай – изменение ВНП, (2) в % ВВП,
кроме Китая – в % ВНП, (3) в % от активного населения, (7) оценка за
1997 год, кроме Японии и Китая – за 1995 год, (8,9,10) паритетных
долларах 1994 г., (12) за 1996 год, в млн., (13) за 1996 год.

Источник: Perspectives economiques de 1’OCDE, 62, December 1997.

В условиях валютного кризиса серьезную опасность для банковской системы
может представлять высокая доля заимствований, но минированных в
иностранной валюте (кредиты, полученные от зарубежных инвесторов). Это
определяет высокий уровень курсовых рисков, возникающих в случае
ухудшения платежного баланса или кризиса доверия к национальной валюте.

Таким образом, преобладание в финансовых системах новых индустриальных
стран Азии банковского кредитования, отражавшее неразвитость рынков
ценных бумаг и практическое отсутствие рынков частных облигаций, стало
важнейшим фактором, увеличивающим нестабильность финансовой системы.

Уязвимость экономики стран- “тигров” усиливалась также недостаточной
“прозрачностью” их финансовых рынков, а также широким распространением
нерыночных методов ведения хозяйственных операций: речь идет о
“неформальных деловых отношениях”, непотизме и коррупции. В некоторых
случаях правительство фактически принуждало банки выдавать ссуды
конкретным финансовым группам или отраслям промышленности. Безнадежными
оказались перспективы возврата большей части прямых бюджетных кредитов
отдельным отраслям промышленности.

Проблема ликвидности вторичных рынков ценных бумаг связана с
недостаточным развитием сети крупных маркет-мейкеров. Основой для
поддержания рыночной активности оказывается интенсивное развитие
дилерской сети, организация рынка РЕПО и механизмов “дисконтного окна”.

Другой проблемой, связанной с функционированием рынка облигаций в
развивающихся странах, оказывается оценка рейтингов кредитоспособности.
В большинстве стран Восточной Азии в настоящее время существуют
рейтинговые агентства. Однако их эффективность в предоставлении
своевременной и точной информации, как правило, недостаточно высока. Тем
самым еще более сужались возможности использования антикризисного
инструментария (целенаправленная денежно-кредитная или валютная
политика, санация банковской системы и др.).

Немаловажным фактором, который ограничивает возможности маневра
правительства в условиях кризиса, является его зависимость от мощных
финансово-промышленных группировок, поскольку принятие решительных
стабилизационных мер грозит лоббистским группам значительными потерями.
Именно такая ситуация свойственна для авторитарных и полу авторитарных
режимов “азиатских тигров”.

2.5 Роль крупных конгломератов.

Важнейшей структурной характеристикой “азиатских тигров” является
сочетание крупнейших, тесно связанных с государством,
финансово-промышленных групп и значительного сектора мелкого бизнеса,
однако, политически слабого и мало влиятельного. Главенствующую роль в
экономической и политической жизни этих стран играют крупнейшие
конгломераты, контролируемые отдельными семьями, в том числе семьями,
представители которых занимают высшие посты в государстве.

Выше уже отмечалось господство конгломератов, втягивающих в сферу своего
влияния банки и использующих их как инструмент обслуживания собственных
интересов. Это приводило к отягощению финансовой системы огромными
суммами “плохих” долгов. Одновременно такие структуры препятствовали
созданию правовых механизмов, которые обеспечивали бы необходимую для
общественного контроля “прозрачность” финансовых институтов. Это, в свою
очередь, вело к неуклонному подрыву основ эффективного рыночного
функционирования предприятий, особенно малого бизнеса.

В этой ситуации становится совершенно естественным, что власти, имея
выбор между, с одной стороны, ужесточением денежной политики и
оздоровлением финансового климата, и, с другой стороны, обвалом курса
национальной валюты, избирают второй вариант (хотя и имели место
безрезультатные попытки избежать девальвации путем валютных
интервенций). Часто это может обеспечивать дополнительные выгоды
некоторым конгломератам, тем, у которых сравнительно невелики финансовые
активы, но минированные в национальной валюте. Девальвация повышает
конкурентоспособность таких предприятий на внешних рынках, а негативные
последствия заключаются в ускорении инфляции, задевающей
интересы преимущественно низко доходных слоев населения. Если бы власти
выбрали путь ужесточения денежно-кредитной политики, то это нанесло бы
удар, как по банкам, так и конгломератам в целом.

Последствиями такого развития событий является, во-первых, снижение
возможностей использования рыночного антикризисного инструментария
(проведение целенаправленной денежно-кредитной, валютной и бюджетной
политики, санация банковской системы и др.). Во-вторых, замедление
процесса выхода из финансового кризиса. В силу этого кризис может
приобрести затяжной стагфляционный характер (спад пячроизводства просто
“перекладывается” на рост цен).

Глава 3. Азиатский финансовый кризис

3.1 Валютно-финансовый кризис 1997-1998 годов.

Как отмечалось выше, в основе финансового кризиса, развернувшегося в
новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии в 1997 году, лежали,
прежде всего, глубинные факторы, связанные с накоплением издержек
ускоренной индустриализации. При всех различиях в характере кризисов и в
Мексике в 1994 году, и в Юго-Восточной Азии в 1997 – 1998 годах основной
удар кризиса был нанесен по национальным банковским и валютным системам
с последующей коррекцией фондовых рынков.

Схема финансового кризиса была примерно одинаковой: массовый отток
внешнего капитала создавал угрозу падения курса национальной валюты,
после чего иностранные институциональные инвесторы, действовавшие на
внутреннем рынке, стремились вывести капитал и зафиксировать полученную
прибыль. В результате, кризис распространялся на различные сектора
финансового рынка.

Важнейшим, на наш взгляд, отличием азиатского валютно-финансового
кризиса от происходивших в других открытых рыночных экономиках стал
глубокий (но кратковременный), спад ВВП, что было связано с резким
обвалом инвестиций. Несмотря на различия в динамике ВВП (наиболее
близкий по величине спад ВВП наблюдался в Мексике), падение инвестиций
не было особенностью только азиатского валютно-финансового кризиса, хотя
у четырех наиболее пострадавших от кризиса азиатских стран (Республика
Корея, Индонезия, Малайзия, Таиланд) это падение было более резким.

Таблица 4. Сравнение динамики ВВП и инвестиций в странах, пострадавших
от валютно-финансовых кризисов, %, год кризиса = 100

Год кризисаПервый год после кризисаВторой год после

кризисаВВПФинляндия199298.8103.3Швеция199297.7101.0Мексика1995105.2112.3
Индонезия 100.8105.0Южная

Корея 110.9120.6Малайзия 1998105.8117.3Таиланд 104.2108.7Филиппины

103.3107.3ИнвестицииФинляндия199280.880.9Швеция199282.884.3Мексика199511
6.8136.0Индонезия 85.5101.2Южная

Корея 103.4116.2Малайзия 199888.4112.4Таиланд 93.7104.3Филиппины
94.392.4

Как показывают многочисленные исследования, сокращение инвестиций в
период валютно-финансового кризиса связано с возникновением дефицита
кредитных ресурсов (то есть с сокращением их предложений со стороны
финансовой системы) и снижением спроса на инвестиционные ресурсы из-за
ухудшения финансового состояния корпоративного сектора страны.
Инвестиционный спад, ставший причиной резкого сокращения ВВП в Южной
Корее и странах ЮВА, был усилен особенностями стратегии развития в этих
стран в 80-90-х годах, когда государство стимулировало частные
инвестиции путем постепенной либерализации внешнего, корпоративного и
финансового секторов. Механизмом, связавшим неустойчивость финансового
сектора и экономический спад в результате кризиса инвестиций, стал
валютный и финансовый (банковский) кризис в рассматриваемых странах.

Развертывающийся валютно-кредитный кризис неизменно обнаруживает
тенденцию к выходу за границы страны. В развитии кризиса в новых
индустриальных странах существенную роль сыграли процессы
“эпидемического” распространения и кумулятивного взаимоусиления
циклических процессов в рамках всего региона. Обобщая статистические
характеристики послевоенных валютных кризисов, Б.Эйхенгрин, Э.Роуз и
У.Уиплош вывели следующее соотношение: развертывание валютного кризиса в
какой-либо стране при прочих равных условиях увеличивает вероятность
валютных потрясений в соседних странах примерно на 8%. При всей
очевидной условности подобных расчетов они позволяют более четко
поставить вопрос о количественном измерении опасности “эпидемического”
распространения финансовых кризисов в рамках региона.

Среди макроэкономических объяснений механизма развертывания кризиса
исследователи, прежде всего выделяют растущий приток капитала в условиях
плавающих валютных курсов в 1995-1997 годах, который приводил к
переоценке реальных валютных курсов, что в свою очередь усиливало
дефицит текущих счетов платежного баланса.

Циклический подъем вызывал особенно интенсивное накопление спекулятивных
“пузырей” на рынках реальных и финансовых активов. Так, доля ссуд,
выданных под строительство и покупку недвижимости, составляла от 10% до
35% активов южно-азиатских коммерческих банков. В Сингапуре цены на
рынке недвижимости в 1994г. повысились более чем на 40% (годовой рост
стоимости жизни в этот период не превышал 3%).

Падение конкурентоспособности экспорта и обнаруживающиеся трудности
сбыта сопровождались нарастанием удельного веса “плохих” долгов в
активах банков. Переплетение промышленного и кредитного кризисов
неизбежно вело к их взаимоуглублению.

3.2 Ошибки экономической политики.

Острому развитию финансового кризиса способствовали не только отмеченные
фундаментальные факторы, но и ряд ошибок экономической политики. Среди
них выделяются:

– искажение информации о начале спада в экономическом цикле;

– защита переоцененной валюты при наличии высокого текущего дефицита,
что неизбежно влечет потерю резервов, обострение проблем ликвидности и
соответствующее разбухание задолженности финансовых институтов;

– продолжение бюджетной политики, обнаружившей свою несостоятельность;

– политические заявления, связывавшие все финансовые трудности лишь с
деятельностью спекулянтов и международных финансовых организаций.

Все эти ошибки усиливали сомнения участников финансовых операций в
способности властей управлять развитием событий.

Курсы национальных валют быстро растущих новых индустриальных стран были
привязаны к корзинам, состоящим из набора устойчивых валют развитых
стран, в которых около 80% составлял доллар США. Денежные власти стран
рассматриваемого региона реагировали на приток иностранного капитала в
1993-1995 годах тем, что защищали свои валюты от повышения. Приток
иностранного капитала при фактически фиксированном обменном курсе вызвал
быстрое наращивание внешних резервов и соответствующий рост денежной
базы. Вместе с тем замедление темпов экономического роста сокращало
возможности обслуживания внешней задолженности. Таким образом,
потребовался финансовый кризис для того, чтобы остановить цепную реакцию
роста задолженности.

Наряду с ростом задолженности местных фирм национальным банкам быстро
расширялись прямые займы оффшорных банков, выпуски еврооблигаций и “янки
бондз”, что увеличивало кредитные риски.

3.3Банковский кризис.

С развертыванием (финансового кризиса и циклическим отливом капитала из
новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии сброс акций приобретает
кумулятивный эффект, вызывающий обвал фондовой биржи. Вместе с тем
репатриация средств, в свою очередь, способствовала нарастанию валютного
кризиса.

В силу отмечавшейся “непрозрачности” финансовых рынков “первичная”
негативная информация о состоянии дел в валютно-финансовой сфере резко
усиливает дополнительный риск вложений, а уровень доходности падает, что
неизбежно ускоряет уход капитала. Иными словами, в условиях начавшегося
кризиса недостаточная “прозрачность” (финансовой системы порождает
дополнительный мультипликатор нарастания риска.

Кульминацией развертывания финансового кризиса является банковский
кризис. Это особенно характерно для региона, где рынки ценных бумаг
относительно неразвиты; предшествующее “перекраивание” краткосрочных
вложений в долгосрочные инвестиции еще более усиливало уязвимость
банков. Основной удар приходится именно на банковский сектор, острота
проблем которого особенно возрастает с учетом имеющихся нерыночных
принципов взаимоотношений в рамках крупнейших финансово-промышленных
группировок и частого административного вмешательства государства.

Можно выделить следующие наиболее острые проблемы в рамках механизмов
развертывания кризиса на этой стадии:

-быстрое увеличение доли “плохих” ссуд в условиях роста цепочки
неплатежей;

-трудности получения новых денежных ресурсов в условиях финансового и
валютного кризиса;

-падение курсов ценных бумаг, которые приобретались банками, приводит к
резкому обесценению банковских активов. Одновременно возникает
необходимость возврата вложений краткосрочным иностранным инвесторам, а
для этого (в силу обесценения активов) недостаточно ресурсов. Это ведет
к банкротствам банков;

-банкротство маркет-мейкеров на рынке ценных бумаг, что традиционно
является признаком глубины финансового кризиса;

-банкротство торговцев недвижимостью, связанные с падением
соответствующих цен после 1995 года;

-банковский кризис, связанный с девальвацией национальной валюты
(невозможность адекватного возврата вложенных денег в иностранной валюте
мосле значительного удорожания доллара США).

В той мере в какой развертывание банковского кризиса сопровождается
массовыми крушениями банков, оно, как с особой наглядностью показал опыт
Великой депрессии (1929-1933 гг.), может сопровождаться временным
параличом всей хозяйственной деятельности. Вообще закрытие банков (тем
более – их банкротство), скачкообразно сокращающее предложение денег и
обрывающее многочисленные цепочки платежных отношений, особенно
болезненно сказывается на развитии хозяйственных процессов.

До февраля 1998г. новым индустриальным странам Юго-Восточной Азии
удавалось избежать массовых банкротств финансовых институтов, что
несомненно ограничивало размах и силу разрушительных кризисных
процессов. Тем не менее, по данным на конец 1997г., в Южной Корее была
приостановлена деятельность 14 коммерческих банков, в Индонезии
закрылись 16 неплатежеспособных банков, а в Таиланде приостановлена
деятельность 58 частных банков (в последующий период 56 из них были
закрыты).

3.4 Дезорганизация хозяйственного процесса.

Кризисное расстройство кредитных отношений дезорганизовало
весь хозяйственный процесс. По словам одного из авторитетных
американских экономистов, хозяйственную ситуацию в Южной Корее к концу
1997г. можно было описать следующим образом: несмотря на девальвацию
валюты примерно на 60%, обеспечивавшую фантастически выгодные условия
экспорта, крупнейшие предприятия были не в состоянии нарастить вывоз
своей продукции, поскольку не могли получить обычные краткосрочные
торговые кредиты.

Об общей логике и последовательности нарастания кризиса можно судить по
следующей хронологии событий.

Таблица 5. Хронология мирового финансового кризиса.

1997мартЯпонияТаиландВолна спекуляций против таиландского бата, крах
одной из крупнейших финансовых организаций страны – Finance
One.МалайзияСингапурИндонезияЮжная КореяГонконгиюньЯпонияТаиландОтставка
министра финансов Таиланда. Установление валютного
контроляМалайзияСингапурИндонезияЮжная КореяГонконгиюльЯпонияТаиланд28
июля: Таиланд обращаются за помощью к МВФМалайзия4 июля: Центральный
банк Малайзии прекращает поддержание курса риггитаСингапурИндонезияЮжная
КореяГонконгавгустЯпонияТаиландПринятие МВФ решения о выделении примерно
$17 млрд. Таиланду, который объявляет план жесткой финансовой
политики.Малайзия18 августа: Мохаммад Махатир, премьер-министр Малайзии,
обвиняет международных спекулянтов в создании кризисной ситуации.

23 августа: введение запрета на покупку срочных ценных бумаг в Малайзии,
повлекшее за собой недовольство иностранных инвесторов и обострило
кризис.Сингапур25 августа: атака на сингапурский доллар.Индонезия14
августа: центральный банк Индонезии отпускает курс рупии.Южная Корея25
августа: атака на южнокорейский вон.ГонконгсентябрьЯпония21 сентября:
ежегодная встреча руководства МВФ и Мирового Япония Банка в Гонконге
Япония предлагает создать азиатский фонд размером $100
млрд.ТаиландМалайзияСингапурИндонезияЮжная
КореяГонконгоктябрьЯпонияТаиланд20 октября: отставка министра финансов
Таиланда. Начало политического кризиса и критики плана МВФ.

14 октября: осуществление плана реструктуризации банковской системы в
Таиланде.МалайзияСингапурИндонезия30 октября: МВФ предоставляет
трехлетний заем Индонезии для реструктуризации финансовой системы.Южная
КореяГонконг23 октября: На фондовой бирже Гонконга индекс Hang Seng упал
на 14%, Произошла атака на гонконгский доллар. Центральный банк отвечает
повышением ставки по однодневным кредитам с 7% до 300%, что несколько
успокаивает рынок. Однако биржевой крах все равно
состоялся.ноябрьЯпония19 ноября: Япония представляет план подъема
экономики. Встреча руководителей центральных банков азиатских стран,
приведший к решению об отказе от создания азиатского фонда. 24 ноября:
Банкротство Yamaichi Securities.Таиланд5 ноября: отставка
премьер-министра Таиланда.МалайзияСингапурИндонезия3 ноября: закрытие 16
частных банков в Индонезии в рамках программы МВФ.Южная КореяАтака на
корейский вон и смещение с поста министра финансов.

18 ноября: объявление программы по реформированию финансовой системы во
избежание необходимости обращаться за помощью к МВФ.

30 ноября: обострение финансового кризиса в Южной Корее, правительство
обращается за помощью к МВФ.ГонконгдекабрьЯпония17 декабря: в Японии
утверждается $ 100-миллиардный план подъема экономики.Таиланд8 декабря:
закрытие 56 из 91 финансовых компаний Таиланда.

19 декабря рейтинговое агентство Moody’s Investors Service объявило о
снижении валютного кредитного рейтингаМалайзия5 декабря: Малайзия
объявляет о принятии плана жесткой бюджетной политики и сокращения
бюджетных расходов на18%.

19 декабря рейтинговое агентство Moody’s Investors Service объявило о
снижении валютного кредитного рейтингаСингапурИндонезия19 декабря
рейтинговое агентство Moody’s Investors Service объявило о снижении
валютного кредитного рейтингаЮжная Корея3 декабря: Корея дает согласие
на осуществление плана МВФ, предусматривающего выделение $57 млрд. на
полное реформирование финансовой системы.

18 декабря: в Корее прошли выборы президента.

19 декабря рейтинговое агентство Moody’s Investors Service объявило о
снижении валютного кредитного рейтинга.

24 декабря: МВФ и мировое финансовое сообщество принимает решение о
срочном выделении $10 млрд. Южной Корее.

30 декабря: реструктуризация части краткосрочной частной задолженности в
Южной Корее.Гонконг1998январьЯпонияТаиландМалайзия4 января: Малайзия
объявляет о возможности высылки части иностранной рабочей
силы.СингапурИндонезия2 января: Индонезия объявляет о проекте слияния 4
из 7 государственных банков. Малайзия объявляет аналогичный план.

15 января: новое соглашение между МВФ и Индонезией по устранению
государственных монополий, реформированию банковского сектора и лишению
семьи Сухарто привилегий,Южная КореяГонконг20 января: Банкротство
инвестиционной компании Peregrine в Гонконге.февральЯпонияТаиланд1
февраля: Япония становится объектом критики на всемирном форуме в
Давосе. Таиланд получает заем Всемирного Банка размером в $300 млрд. на
создание рабочих мест в сельскохозяйственном
секторе.МалайзияСингапурИндонезия4 февраля: волна протеста в Индонезии,
вызванная повышением цеп на керосин и предметы первой необходимости

10 февраля: президент Сухарто объявляет о возможной индексации рупии по
отношению к доллару, резко раскритикованной МВФ и МБ.

16 февраля: МВФ угрожает прекратить финансовую помощь Индонезии в случае
продолжения индексации рупии.Южная КореяГонконгПопытки правительства и
центрального банка поддержать пошатнувшиеся банки и ограничить размах
финансового кризиса требуют огромных ресурсов. Расчеты показывают, что в
предшествующие годы суммы, направленные на укрепление позиций частных
банков в Малайзии (1985-1988гг.), составили около 10% ВВП, а в Мексике
(1994-1997гг.) – свыше 15% ВВП, Подрыв доверия к местным финансовым
учреждениям и отказ or финансового посредничества (disinter mediation)
наносят серьезный ущерб процессам хозяйственного роста.

3.5 Расклад сил к началу 1999 года.

Глубина кризиса, равно как и способность стран справиться с его
последствиями, были не одинаковыми. Эти страны можно разделить на 5
групп отличающиеся между собой.

В наименьшей степени от финансового кризиса пострадали Филиппины, в
наибольшей — Индонезия, в которой кризис привел к отставке правившего
страной более 30 лет президента, массовым волнениям и
социально-экономическому коллапсу. В 1998 году ВВП Филиппин сократился
на 0,1% при инфляции в 11,2%, тогда как Индонезии — на 17,4% при 80%-й
инфляции.

К первой группе можно отнести Южную Корею и Таиланд. Быстрее других от
кризиса оправилась Южная Корея, имеющая развитую современную
промышленную базу и получившая более половины всех кредитов МВФ,
направленных на восстановление азиатских финансов. Близких к
южнокорейским успехов добился Таиланд, как и Южная Корея тесно
сотрудничавший с МВФ в преодолении кризиса. Однако несмотря на то, что к
началу 1999 года валютные и фондовые рынки Южной Кореи и Таиланда
стабилизировались на уровне 70% от до кризисного, а инфляция (за 1998
г.) не вышла за рамки 7—8%, экономические последствия финансового
кризиса оказались удручающими: ВВП в этих странах сократился
соответственно на 6,8% и 8,0%, резко возросла безработица. Не смогла
удержаться на плаву и Малайзия, отказавшаяся от помощи и рецептов МВФ и
избравшая путь ужесточения валютного регулирования (установлен твердый
обменный курс национальной валюты) и контроля над иностранным капиталом
(введен годовой мораторий на вывоз капитала). ВВП страны сократился на
8,6% при инфляции в 5,6%.

Во вторую группу можно объединить страны и экономики “китайского пояса”
— Китай, Сингапур, Тайвань, Гонконг, а также китайский бизнес в странах
АСЕАН, не пострадавшие непосредственно от финансового коллапса своих
соседей. Устойчивости “китайской экономики” способствовали следующие
основные факторы:

• большие золотовалютные резервы: около 140 млрд. долларов у Китая, по
70—80 млрд. долларов у Тайваня, Гонконга и Сингапура;

• положительное сальдо текущего платежного баланса;

• закрытость и жесткое регулирование валютного и фондового рынков в
Китае и на Тайване, что позволило им защититься от атак финансовых
спекулянтов;

• незначительный объем “плохих” кредитов в Сингапуре, на Тайване и у
китайского бизнеса в Юго-Восточной Азии — вследствие хорошего
менеджмента тайваньских и сингапурских банков и крупных корпораций и, с
другой стороны — традиций семейного китайского бизнеса, предпочитающего
полагаться на собственные средства и деньги родственников и не брать
кредитов сверх объемов реальных ликвидных активов;

• финансовая поддержка Китаем сверхлиберализованных валютного и
фондового рынков Гонконга, подвергшихся спекулятивным атакам в 1997 и
1998 годах после того как Гонконг перешел под юрисдикцию Китая;

• наличие у Тайваня и Гонконга устойчивых и прибыльных ниш на мировых
рынках, соответственно компьютерной техники и финансовых услуг.

Однако, выдержав первый прямой удар, “китайская экономика” Азии не
обнаружила полного иммунитета к косвенным последствиям азиатского
финансового кризиса. Девальвация национальной валюты повысила
конкурентоспособность экспорта попавших в беду стран и уменьшила спрос
на импортную продукцию в ущерб экспорту Китая, Гонконга, Сингапура и,
хотя и в меньшей степени, специализирующегося на наукоемкой продукции
Тайваня. В результате в Гонконге и Сингапуре в 1998 году было
зафиксировано падение ВВП, соответственно на 7% и 1,5%. ВВП Тайваня
вырос лишь на 4,7%, что на 2,1 процентных пункта меньше, чем в 1997
году.

Азиатский финансовый кризис усилил опасения китайского руководства
относительно того, что Китай может стать более уязвимым вследствие
проводимого курса экономической либерализации. В результате Пекин
замедлил реформирование банковской системы и приватизацию крупных
промышленных предприятий, усилил административный контроль за валютными
операциями и иностранным капиталом. Однако ужесточение курса не во всем
оправдалось. Китайский экспорт в 1998 году увеличился лишь на 5%. А рост
ВВП хотя и составил 7,8%. но сопровождался увеличением внутреннего
предложения без соответствующего повышения платежеспособного спроса, в
результате чего Китай столкнулся с новой для него проблемой — проблемой
дефляции : индекс цен в 1998 году уменьшился на 1,2%.

В третью группу можно отнести Японию, которая продолжает пребывать в
состоянии многолетней экономической стагнации: в 1998 году ВВП страны
сократился на 3,6%, индекс цен упал на 0,2%. Причины экономических
неудач Японии кроются, прежде всего в неэффективности банковской системы
и плохом руководстве национальными финансами — результатом чего является
большой объем плохих кредитов, время от времени приводящий к краху того
или иного финансового института.

Япония пока так и не оправилась от фондового шока конца 80-х годов,
произошедшего вследствие обвала значительно переоцененного рынка
недвижимости. Японское правительство, крайне неохотно идя на принятие
жестких мер к проштрафившимся финансовым структурам, по существу,
перекладывает на налогоплательщика бремя поддержки или спасения
неэффективных банков. Экономическое же поведение японского населения
традиционно в моменты общенациональных катаклизмов оказывается больше
нацеленным на накопление, чем на потребление, что усиливает дефляционное
давление на экономику. Негативно на японскую экономику влияет и
кажущаяся все большему числу японцев реальной утрата Японией лидирующих
мировых позиций по мере введения второй мировой супервалюты евро.

Вместе с тем Япония обладает серьезнейшими преимуществами перед другими
азиатскими странами. Это самые большие в мире золотовалютные резервы
(свыше 200 млрд. долларов), огромные накопления японского населения,
превышающие годовой размер ВВП страны, и современный промышленный и
научно-технический потенциал.

Четвертую азиатскую группу составляют страны с закрытой экономикой,
слабо развитыми и жестко контролируемыми фондовыми рынками и отсутствием
системы свободной конвертации национальной валюты — Вьетнам, Лаос,
Камбоджа, Монголия, Мьян-ма. Изолированность национальных финансовых
систем от внешнего мира предотвратила распространение азиатского
финансового кризиса на эти государства. Однако общее ухудшение
региональной конъюнктуры и возросшая осторожность в поведении
иностранного капитала на развивающихся рынках замедлили темпы роста
стран этой группы. Их ВВП вырос в 1998 году на 2—7% (соответственно в
Камбодже и Лаосе), а инфляция составила 12—20% (соответственно в
Камбодже и Лаосе) и 67% в Мьянме.

В пятую группу входят страны с развитой экономикой и достаточно
эффективными и открытыми финансовыми системами — Австралия и Новая
Зеландия. Эти страны, так же как и закрытые экономики, выдержали прямой
финансовый удар из Юго-Восточной Азии и Южной Кореи, но испытали
негативные косвенные последствия кризиса. ВВП Австралии увеличился на
5%, тогда как в Новой Зеландии его показатель уменьшился на 0,7%,
инфляция составила соответственно 1,3 и 1,7%.

3.6 Меры по выходу из кризиса.

Комплекс мер по преодолению финансового кризиса в Азии включает
опирающиеся на помощь МВФ и разработанные под давлением МВФ меры
финансового, социально-экономического, пропагандистского, внутри- и
внешнеполитического характера. Философской основой политики оздоровления
стала концепция усиления роли государства в стабилизации национальных
финансовых рынков при ставке на косвенные методы регулирования и
недопущении прямого административного вмешательства в экономику.

Финансовые меры преодоления кризиса включают:

• отказ от привязки национальных валют к доллару и предоставление
возможности обменным курсам упасть до “естественного уровня”;

• временное повышение ставки рефинансирования в целях укрепления
национальной валюты;

• проведение жесткой фискальной политики, направленной на уменьшение
дефицита государственного бюджета азиатских стран;

• урегулирование проблемы частной задолженности национальных финансовых
и хозяйственных институтов посредством (а) переговоров с иностранными
партнерами о вариантах реструктуризации долга и (б) финансовой помощи
национальному частному сектору со стороны государства (в том числе на
средства, полученные от МВФ) в погашении внешнего долга;

• оздоровление банковской системы путем (а) ликвидации безнадежных
банков или их национализации с последующей продажей крупным национальным
или иностранным финансовым институтам, (б) слияния, под диктовку
правительства, проблемных, но потенциально жизнеспособных банков с более
крепкими, (в) списания плохих частных кредитов и их приобретения
государством с последующей рекапитализацией. Для практического
осуществления политики банковского оздоровления в НИС созданы
специальные государственные агентства по оценке надежности финансовых
институтов и разработке и осуществлению мер против слабых и “плохих”
банков. Частные финансовые институты должны стать прозрачными для
контроля государства и международных финансовых организаций;

• полное выполнение обязательств банков перед физическими лицами;

• открытие финансового рынка для иностранного капитала в целях развития
конкуренции и интернационализации национальных экономик;

• осуществление на практике реального, а не только декларируемого — как
это существует в Азии — принципа независимости центральных банков;

• предотвращение перегрева, то есть необоснованного вздувания цен на
акции, национального фондового рынка и рынка недвижимости.

Меры социально-экономического характера предполагают свертывание
дорогостоящих экономических проектов и отмену государственных субсидий
на любые товары; изменение взаимоотношений в треугольнике бизнес —
профсоюзы — политическая власть, направленное, с одной стороны, на
борьбу с коррупцией, клановыми (в Южной Корее и Таиланде) и семейными (в
Индонезии) финансовыми льготами, а с другой — на отмену системы
пожизненного найма и развитие государственного социального страхования;
реформирование внутри корпоративных связей (особенно в Южной Корее), с
тем чтобы устранить сложившуюся систему перекрестного кредитования
внутри промышленно-финансовых групп и тем самым заблокировать лазейки
для появления “плохих” кредитов; ускорение научно-технического прогресса
и повышение уровня наукоемкости национального производства, лидером
здесь выступает Южная Корея, активно использующая тайваньский опыт
создания небольших, но не за бюрократизированных венчурных фондов для
освоения новых технологий.

Прошедший в ноябре 1998 года неофициальный саммит форума
Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в
Куала-Лумпуре выявил новые подходы к преодолению финансового кризиса и
их последствий. Исходя из того понимания, что нынешний кризис
одновременно является структурным и финансовым, азиатские страны,
во-первых, пошли на корректировку экспортно-ориентированной стратегии
экономического развития, сделав больший упор на рост внутреннего спроса
— пусть даже за счет дополнительной денежной эмиссии и увеличения
дефицита национальных бюджетов. Во-вторых, была признана необходимость
координации, экономической и финансовой политики стран на региональном
уровне.

Последнее, впрочем, представляет большую проблему для азиатских
государств, продолжающих “ценить” независимость больше экономической
выгоды. Дело не только в отсутствии у АТЭС механизмов согласования
финансовой и экономической политики, но и в психологической боязни
лидеров стран потерять суверенитет вследствие координации национальной
стратегии развития с региональными партнерами. На саммите в Малайзии
само слово “координация” было даже заменено более нейтральным, но и
менее ясным: “концертирование”.

Важной составной частью мер по преодолению кризиса в азиатских странах
стало пропагандистское обеспечение реформ. Акцент делается на:

• пропаганду идеи сплоченности нации перед лицом общей опасности. В
Таиланде и Южной Корее с успехом прошли кампании по сбору золота в
государственные фонды, что позволило этим странам увеличить объем
экспорта и пополнить золотовалютные резервы. В Малайзии возымели
действие призывы экономить продукты питания;

• критику и возложение вины за кризис на предыдущие администрации. В
Южной Корее перед судом предстали министры из бывшего правительства, был
арестован бывший министр финансов, начато расследование против бывшего
президента. В Индонезии финансовые провалы списаны на происки семьи
Сухарто.

В то же время в Индонезии (отчасти и в Малайзии) негативной стороной
пропагандисткой кампании, явно или неявно подогреваемой властями, стали
притеснения и погромы китайского населения, обнаружившего иммунитет к
финансовым встряскам и тем самым вызвавшего ненависть местного
населения. Руководству стран не удалось погасить и раздражение граждан
тем, что международный капитал, США и МВФ, а не национальные политики
играют главную роль в осуществлении экономических реформ.

Политическая составляющая комплекса мер связана с преодолением кризиса
власти, последовавшего за финансовыми потрясениями. Во всех попавших в
финансовый кризис странах, за исключением Малайзии, произошла смена
высших руководителей. Новое руководство НИС не могло не реагировать на
застарелые политические проблемы, обострившиеся во время финансового
кризиса, и вынуждено было провозгласить политические реформы. В
Индонезии новое руководство заявило о готовности дать больше прав
регионам, а в январе 1999 года повело речь о предоставлении
независимости Восточному Тимору. На расширение полномочий местных
органов власти и ослабление зависимости политиков от крупного капитала
направлена начатая в середине 1998 года политическая реформа в Южной
Корее. В Таиланде власти решают вопрос, как — в интересах финансовой
реформы — ограничить авторитет королевской семьи и власть военных,
контролирующих два крупнейших, но нерентабельных, банка страны.

Внешнеполитическое обеспечение реформ включало ставку на укрепление
отношений с США, имеющих наиболее весомое слово в МВФ, и с Японией,
главным донором НИС; присоединение к международному давлению на Китай в
целях предотвратить девальвацию юаня, чреватую новой волной азиатского
кризиса, а также на Токио с требованием оживить японскую экономику и
открыть ее для азиатских экспортеров; игру на китайско-тайваньском
международном соперничестве, позволившую НИС получить около 4 млрд.
долларов помощи от Тайбея и около 7 млрд. долларов от Пекина; стремление
к усилению политического согласия в рамках АСЕАН, несмотря на
обнаружившиеся в ходе Ханойского (декабрь 1998 г.) саммита разногласия
по поводу принятия в АСЕАН Камбоджи и права стран-членов обсуждать
внутренние дела других участников Ассоциации в случае обострения там
внутриполитической ситуации.

3.7 Перспективы преодоления кризиса.

Перспективы выхода азиатских стран из кризиса выглядят неоднозначно.
Наиболее оптимистичным кажется ближайшее будущее Южной Кореи, вставшей
на путь структурных реформ промышленности и достигшей прогресса в
санации банковской системы, увеличении (до 45 млрд. долларов) валютных
запасов и обеспечении положительного сальдо текущего платежного баланса.
ВВП страны в 1999 году, по разным прогнозам, либо окажется на нулевой
отметке, либо возрастет на 2—3%. Примерно на 1% возрастет ВВП Таиланда,
на 2,5% — Филиппин. Индонезии в 1999 году не удастся преодолеть спад —
ВВП страны сократиться на 3—4%. Перед сложной дилеммой окажется
Малайзия. В сентябре истекает срок годичного моратория на вывоз из
страны иностранных капиталов. Если Малайзия отменит запрет, это будет
чревато бегством из страны иностранного капитала, недовольного
предпринятыми в отношении его принудительными мерами. Если жесткий курс
сохранится, то вряд ли это будет стимулом к новым иностранным вложениям
в экономику страны. В любом случае ВВП Малайзии, по прогнозам,
сократится на 2— 3%. На 1% уменьшится ВВП Сингапура, сильно зависящего
от региональных финансовых потоков. На 4% возрастет ВВП устойчивой
тайваньской экономики. Под давлением неблагоприятной региональной
финансовой конъюнктуры замедлятся либо станут нулевыми темпы роста
закрытых экономик (из четвертой группы), а также Австралии, Новой
Зеландии.

Рискну предположить замедление экономического роста Китая. Наряду с
дефляцией и торможением финансовых и экономических преобразований
наиболее уязвимым местом китайской экономики станет Гонконг. Экономика
Гонконга, построенная на фондовых спекуляциях и реэкспорте, продолжает
функционировать под давлением стагнирутощих азиатских рынков. В годы
экономического подъема Гонконг мог бы способствовать привлечению
иностранных капиталов в Китай. Однако в условиях финансового кризиса в
Азии и оттока международных капиталов с рынков развивающихся стран
Гонконг, чей ВВП в 1999 году сократится, по прогнозам, на 2—3%,
превращается в угрозу экономической стабильности Китая.

Имеет шансы выйти на положительные (0,5—1%) темпы экономического роста
Япония. Помимо спасения наиболее крупных частных банков за счет
государственных средств, но при полном соблюдении интересов вкладчиков,
а также создания механизма государственного контроля на предмет
выявления ошибок в кредитной политике Минфина и частных банков,
оздоровительные мероприятия японского правительства включают:

• уменьшение налогов на население и процентных ставок в целях оживления
спроса и стимулирования инвестиций;

• выделение больших средств на проведение общественных работ, с тем
чтобы уменьшить безработицу и, опять же, оживить спрос;

• поиск вариантов развития региональной интеграции по примеру Западной
Европы и Северной Америки. Первый пробный шар — с идеей о создании
общего рынка — был послан Южной Корее осенью 1998 года. Две другие идеи
подразумевают создание в Азии неновой валютной зоны и формирование
азиатского экономического союза.

От успеха экономических реформ в Японии зависит будущее остальных
азиатских экономик. Если Токио удастся подтолкнуть внутренний спрос,
укрепить иену и открыть внутренний рынок, это может стимулировать выход
из экономического кризиса остальных стран Азии. Если иена будет
продолжать падать, а японская экономика стагнировать, то Азии трудно
будет избежать девальвации юаня и второй волны финансового кризиса.

3.8 Влияние финансового кризиса новых индустриальных стран на мировую
экономику.

Финансовый кризис в новых индустриальных странах Юго-Восточной Азии
оказывает существенное влияние на мировую экономику. Можно выделить
следующие каналы его воздействия на другие страны:

1. Подрыв доверия к частным ценным бумагам (к частным заемщикам) и
соответствующие коррекции в банковской политике и на биржах. Эти
изменения связаны прежде всего с сокращением вложений в частные бумаги
на emerging markets и переходом к вложениям в более надежные бумаги
(государственные облигации) развитых стран, а также лавинным сокращением
ссуд, предоставляемых частным клиентам.

2. Падение цен фондовых активов и девальвация валют новых индустриальных
стран сказались на состоянии фондовых бирж в США и других развитых
странах, тесно связанных торговыми и финансовыми отношениями с данным
регионом. И все же кризисные процессы на фондовых рынках промышленно
развитых стран оказались гораздо менее разрушительными, чем в странах,
входящих в группу emerging markets. 28 октября 1997г. большинство
крупнейших фондовых бирж прекратило свою работу на несколько часов.
Индекс Dow Jones Industrial Average Index упал на 554,51 пункта (падение
составило 7,18%). Падение котировок акций на фондовых рынках Европы было
менее сильным, чем в Азии и США.

Вместе с тем, сильное падение курсов и на американской бирже оказалось
не слишком продолжительным. Упоминавшееся выше семи процентное падение
индекса Dow Jones Industrial Average произошло в основном за счет
компаний, тесно связанных с юго-восточным регионом, а среди
них преобладали высокотехнологичные корпорации, например, IBM, Intel,
Motorola, Compaq, Dell, и Hewlett Packard. В момент падения руководство
этих компаний, уверенное в своем устойчивом финансовом положении,
воспользовалось ситуацией и выкупило на рынке значительные пакеты своих
акций по низким ценам. Оправившись от шока, инвесторы как в США, так и в
других странах, стали рассматривать американские ценные бумаги как один
из наименее рискованных в сложившихся условиях способ инвестирования. К
тому же с начала 1998г. в движении индекса Доу-Джонса явно преобладала
тенденция к повышению (к 7 апреля 1998г. значение этого индекса достигло
нового “рекорда”, превысив 9000). 3. Замедление объемов внешней торговли
и темпов экономического роста, что, в первую очередь, касается стран
непосредственно охваченных кризисом. В среднем эффективный обменный курс
в странах ОЭСР, учитывая структуру торговли, уменьшился на 6%.

Таблиа 6. Эффективное повышение обменных ставок валют стран ОЭСР
вследствие колебаний курсов валют стран Юго-Восточной Азии (в %)

Изменение между 1 мая и 3 ноября 1997 г.Американский доллар
+2,0Японская йена +5,8Немецкая марка+0,6Английский фунт
стерлингов+0,7Австралийский доллар+4,7Южно корейский вон+1,2Источник:
Perspectives economiques de 1’OCDE, 62, decembre 1997

Если бы экспортеры новых индустриальных стран переложили все выгоды,
обеспечиваемые девальвацией национальных валют, в цены, то их
конкурентоспособность могла бы сейчас возрасти на 30-40%. Однако,
учитывая достаточно большой “объем присутствия” товаров из этих стран на
рынках стран ОЭСР, некоторые экономисты прогнозируют примерно 15%-ное
снижение экспортных цен.

После девальвации валют стран-“тигров” еще более ухудшились позиции
товаров, экспортируемых из развитых стран, на рынках Юго-Восточной Азии,
таким образом замедление экономического роста в Юго-Восточной Азии
приводит к снижению экспорта развитых стран в этот регион. Такое
положение по прогнозу ОЭСР приведет снижению темпов роста ВВП в странах
ОЭСР на 1-2% (за 2-3 года).

Таблица 7. Потенциальное воздействие финансового кризиса в новых
индустриальных Азии на экономику стран ОЭСР

Реальный ВВПСальдо торгового балансаИнфляция 1997г.1998
г.1997г.1998г.1997г.1998г.США-0,3-0,7-0,1-0,
30,0-0,3Япония-0,6-1,4-0,2-0,50,0-0,9Европейский
Союз-0,3-0,8-0,2-0,50,0-0,3Корея, Австралия, Новая
Зеландия-0,5-1,4-0,3-0,7-0,1-0,5Всего OCDE-0,3-0,9-0,2-0,50,0-0.5
Источник: Perspectives economiques de I’OCDE, 62, December 1997

4. Снижение устойчивости финансовых и банковских систем в странах
Юго-Восточной Азии, включая Японию, сдерживает размах кредитной
экспансии и объем новых иностранных займов. Меньшая доступность
финансовых ресурсов неблагоприятно отражается прежде всего на состоянии
малых предприятий, которые не имеют доступа на организованный финансовый
рынок.

5. Финансовый кризис привел в действие эффект богатства: снижение
биржевой стоимости акций побуждает участников хозяйственных процессов
приспосабливать уровень своего потребления к новому уровню богатства и
постоянного дохода. Таким образом, биржевой шок сдерживает рост частного
потребления во многих странах. Надо учитывать, однако, что потери
капитальной стоимости при владении акциями для многих экономических
агентов компенсировались приростом курсов государственных облигаций. Но,
например, во Франции прямые вложения в ценные бумаги составляют лишь
около 10% стоимости всех акций, остальная их часть размещена у
институциональных инвесторов. Влияние снижения курса акций на инвестиции
является еще более неопределенным, т.к. новые эмиссии акций не играют
заметной роли в финансировании инвестиций в большинстве стран.
Международное сообщество приняло ряд мер по оказанию помощи странам,
охваченным финансовым кризисом. 3 декабря 1997 года Международными
финансовыми организациями, развитыми странами, крупными банками были
выделены 57 млрд, долл. под согласованные программы, включающие
обязательства стран но обеспечению заданных ориентиров по экономическому
росту, безработице, инфляции; по реализации структурных преобразований в
банковской сфере; в области доступа к уставному капиталу иностранцев;
осуществлению политических изменений и т.д..

Таблица 8.Финансирование планов спасения экономики азиатских стран
(млрд. франков)

Таиландский план Кредит сроком на 2,5 года.МВФ23,4МБРР9Азиатский Банк
Развития7Япония24Прочие страны39,6Всего103Индонезийский план Кредит
сроком на 3 годаМВФ60,8МБРР27Азиатский Банк
Развития21Япония30Сингапур30Прочие страны71,7Всего240

Корейский план Кредит сроком на 3 годаВМФ126МБРР60Азиатский Банк
Развития24Основные индустриальные страны132Всего342Источник:
L’Rxpansion, 22janvierau 5 fevrier 1998

Глава 4. Сравнительная характеристика НИС Юго-Восточной Азии и Латинской
Америки.

Феномен новоиндустриальной революции некогда отсталых в экономическом
отношении стран развивающеюся мира привлекает внимание на протяжении
последних четырех десятилетий. В рамках этой модели сложились две
конкурирующие между собой на мировом уровне «азиатская» и
«латиноамериканская» версии «догоняющего» развития.

С учетом того, что некоторые НИС целесообразнее классифицировать как
территории, а не как «страны», международное признание получил термин
«новые индустриальные экономики» (НИЭ).

Развертывание процессов в социально-экономической дифференциации в
развивающемся мире способствовало форсированному выделению из его среды
новых индустриальных экономик, а по мере расширения их круга – усилению
различий между этими государствами.

Латиноамериканские НИС по размерам экономического потенциала
превосходили и превосходят восточно-азиатские НИЗ. По объему
производимого ВВП с Бразилией отчасти соревноваться может лишь Южная
Корея, а остальные НИЭ азиатского региона уступают ей в 5-6 раз. С
другой стороны, по размерам производства ВВП на душу населения Сингапур
почти в 9 раз превосходит Бразилию, в 50 раз уступая ей по численности
населения.

Согласно официальной оценке Организация экономического со трудничества и
развития (ОЭСР), уже сейчас некоторые из НИЭ Азии и Латинской Америки
могут быть отнесены к категории индустриально-развитых государств, в
которой они занимают весьма достойную позицию по важнейшим экономическим
показателям.

Но траектории движения по пути хозяйственной эволюции в двух основных
ново индустриальных регионах мира оказались различными в силу
региональной специфики стартовых условий и реализации концепции
«догоняющего» развития. Отличаются и результаты развития форсированного
экономического «прорыва» азиатских и латиноамериканских НИЭ. Для
восточно-азиатских НИЭ еще в 70-е 80-е годы 20 века были характерны
относительно более высокие темпы роста, которые существенно, порой
многократно превышали показатели подавляющего большинства развитых и
развивающихся стран.

Эти феноменальные результаты были достигнуты, несмотря, на заме гное
повышение цен на нефть и другие сырьевые ресурсы 1997-1998 годов (а
пионеры ново индустриального развития в Азии не располагали собственными
ресурсами сырья и энергоносителей) и на мировые экономические спады.
Вплоть до крупных финансовых потрясений в Юго-Восточной Азии 1997-1998
годов, а позднее – и в других регионах, азиатские НИЭ демонстрировали
самые высокие в мире темпы хозяйственного развития.

Согласно наиболее принятой оценке, на протяжении 1960-1990 годов
среднегодовые темпы развития экономики азиатского региона в целом
составляли свыше 5%, в то время как в Европе – примерно 2%. Но и в НИС
Латинской Америки среднегодовые темпы прироста ВВП в 1950-1995 годы были
ниже, чем в Восточной Азии: 5,2% в Бразилии, 4,8- в Мексики, 2,6% – в
Аргентине.

По оптимистическим прогнозам, при сохранении до кризисных темпов
экономического роста к 2010 году Восточная Азия могла бы перегнать по
объему производимого ВВП Западную Европу, а к 2020 году — Северную
Америку.

Беспрецедентный хозяйственный прогресс в этом регионе Азии в течение
последних десятилетий обеспечил возрастание совокупных экономических
показателей развивающегося мира в целом, что способствовало снижению
доли развитых стран в производстве мирового валового продукта примерно с
72% в 1953 году, до 59% в 1990-ом году и 52,8 в 1997-ом году, а также —
соответствующему повышению удельного веса развивающихся государств,
включая Китай и Индию, в 1990-с годы с 32,6 до 43,2%. В 1996-1997 годы в
канун азиатского кризиса Япония, Республика Корея, Китай и Индонезия
входили в число первых 12-ти, а еще ряд стран Восточной Азии, наряду с
Бразилией и Мексикой, – в группу первых 20-ти крупнейших экономик мира.

Согласно подсчетам лондонского журнала «Экономист», в 1965-2000 годы в
Сингапуре ВВП на душу населения возрос до 27870 долларов, что
практически означает восьмикратное повышение жизненного уровня его
жителей.

По данному показателю Сингапур заметно превосходит свою прежнюю
метрополию – Великобританию, где, согласно оценке Всемирного банка,
производство ВВП в подушевом исчислении в 2000-ом году составило 21410
долларов.

В привлекшем внимание экспертов и общественности исследовании Всемирного
банка «восточно-азиатское чудо», опубликованном в 1993-м году, этот
регион был назван «четвертым полюсом роста», наряду с США, Японией и
Западной Европой. Осенью 1996 года Южная Корея была принята в члены
ОЭСР, а Сингапуру был присвоен статус «индустриально развитого
государства».

На протяжении последних десятилетий развивающиеся страны достаточно
высокими темпами наращивали объемы производимой промышленной продукции,
и в 1997 году впервые превзошли по их совокупному показателю развитую
часть мирового хозяйства. При этом в совокупном объеме промышленного
производства развивающихся стран в конце 1990-х на долю НИЭ приходилось
около 30 %, в том числе удельный вес восточно-азиатских стран составлял
18 %, а латиноамериканских- 12%.

Если же сравнивать масштабы промышленного производства в НИС и в мире в
целом, то доля НИЭ Восточной Азии возросла с 6,5 % в 1990 году до 8,5 %
в 1997-м,, а доля государств Латинской Америки практически мало
изменилась, равняясь примерно 5,7-6,2 % и даже обнаруживая тенденцию к
сокращению.

Как полагают российские эксперты, достаточно высокий уровень
производительности труда в НИС Восточной Азии был предопределен такими
факторами, как применение сравнительно передовой техники и технологии,
довольно высокий уровень автоматизации производства, наличие
высококвалифицированных кадров, использование современных методов
управления производством, способность модернизируемой экономики
эффективно применять научно-технические достижения, а также воспринимать
и адаптировать разнообразные инновации.

В ряде стран азиатского региона опережающими темпами по сравнению с
производительностью труда происходил рост заработной платы. Так, в
1970-1985 годы здесь отмечалось ощутимое увеличение индекса номинальной
заработной платы – на 8,8-14,6 % в год. По темпам увеличения этого
показателя восточно-азиатские НИС часто оказывались впереди государств
развитой зоны мирового хозяйства.

Ситуация, при которой опережающие темпы роста заработной платы на фоне
насыщения внутреннего рынка товарами широкого потребления во многом
обуславливают и даже стимулируют повышение производительности труда,
оказалась достаточно широко распространенной в НИС Азии. В 1985-1995
годах подобная динамика отмечалась, в частности, в Индонезии и Южной
Корее. В то же время это в определенной степени способствовало понижению
конкурентоспособности их экспортной продукции.

Ускоренное хозяйственное развитие позволило восточно-азиатским ПИЭ
первого поколения обеспечить и другие достижения в
социально-экономической сфере. На протяжении ряда лет здесь
поддерживался один из самых низких в мире уровень безработицы и
сравнительно невысокие темпы инфляции.

В период осуществления форсированной модернизации произошли довольно
заметные изменения в товарной структуре экспорта НИС.

За 1970-1995 годы удельный вес вывоза машинотехнической продукции в
экспорте новых изделий Гонконга увеличился в 2,3 раза, Тайваня – в 2,9,
Сингапура – в 5,7, Южной Кореи – в 7,2 раза. Однако наиболее заметно
этот показатель возрос в НИС «второй азиатской волны»: в Индонезии – в
22,7 раза, Малайзии – в 31,3 раза и Таиланда – в 31,5 раза.

Повысился удельный вес высокотехнологичных изделий, к которым сейчас
относится продукция таких отраслей, как фармацевтическая, производство
компьютеров, научное приборостроение, электротехническое машиностроение,
авиа космическая. Так, их доля 1 общей стоимости вывоза продукции
обрабатывающей промышленности Гонконга в 1997-1998 годах составляла 21%,
Республики Корея 27, Таиланда -31, Сингапура – 59%.

В государствах латиноамериканского региона этот показатель был ниже: в
Бразилии – 7-9, в Мексике – 18-19 процентов, а в СШ/ он равнялся 33
процентам, в Великобритании – 28.

На протяжении десятилетий модернизации происходили весьма ощутимые
изменения также в позициях НИЭ Восточной Азии в качестве поставщиков на
мировой рынок готовой промышленной продукции. В современном мировом
хозяйстве они заняли нишу крупнейших производителей и экспортеров
автомобильной и бытовой техники, электроники, продукции судостроения и
химической промышленнности. Так, удельный вес НИС Азии в мировом
экспорте готовь промышленных изделий в 1970-1998 годах повысился в 6,5
раз. Латинскоамериканские НИС, несмотря на высокие результаты, все
уступают восточно-азиатским «тиграм». Доля Мексики по этим товарам
возросла с 0,44 до 2,17 процента, т.е. почти в пять раз. Схожим образом
развивалась ситуация в сфере экспорта машин и оборудования. Отставание
латиноамериканских НИС от восточно-азиатских по долевому участию в
мировом экспорте указанных товаров оказывалось весьма заметным.

Удельный вес НИС в мировом хозяйстве уступает их роли в международной
торговле. Так, на долю обоих ново индустриальных регионов в 1997 году
приходилось примерно 16,3% производства мирового валового продукта и
14,2% выпуска промышленной продукции мира. В то же время их совокупный
удельный вес в международной торговле достигал стоимости мирового
экспорта 17,6%, а импорта -18,7%.

Несколько отставая от НИС Латинской Америки по объему ВВП, то есть и
долевому участию в мировом производстве, восточно-азиатские НИС играют
более видную роль в современной мировой торговле и отчасти –
международном движении капитала. У занимающих весьма солидное положение
в мировом производстве ВВП и несколько более скромное — в сфере выпуска
промышленной продукции – НИС латиноамериканского региона ситуация прямо
противоположная: удельный вес их ВВП и промышленности в мировой
экономике выше долевого участия в международной торговле соответственно
в 1,96 и 1,27 раза.

Все это подтверждает вывод об относительной успешности избравших
стратегию сбалансированного экспортоориентированного развития НИЭ
Восточной Азии, а также более широких перспективах их участия в
современных мирохозяйственных связях и дальнейшей эволюции мирового
экономического сообщества в целом.

Заключение

Анализ отечественной и зарубежной литературы и проведенного мною
исследования позволили сделать следующие выводы. Что в основе успеха
«азиатских тигров», которых они достигли благодаря высоким темпам
развития в последнюю четверть 20-го века, лежат шесть групп факторов.
Во-первых, достаточно эффективное распределение ресурсов между секторами
экономики, которого они добились путем опоры на рыночные силы при
постоянном снижении государственного вмешательства. Во-вторых, страны
региона сумели достичь высоких темпов роста накопления и инвестиций в
результате использования крупных государственных сбережений, местных
предпринимательских капиталов и прямых иностранных вложений и кредитов.
В-третьих, страны с быстрорастущими экономиками расширяли ввоз новой
сравнительно высокой технологии из-за рубежа путем стимулирования прямых
иностранных инвестиций и лицензий и применения новой технологии в
производстве. Ни одна из стран не являлась крупным производителем
собственной высокой технологии, но всегда эффективно внедряла
иностранные образцы ее в местное производство и инфраструктуру, повышая
тем самым их технологический уровень. В-четвертых, эти страны обладают
рядом естественных преимуществ, повышающих конкурентоспособность их
экспорта. Прежде всего, они являются морскими государствами, порты
которых обладают современными контейнерными службами. Все страны имеют в
достатке дешевую, квалифицированную рабочую силу. Примечательно, что
исследователи отмечают, что недостаток природных ресурсов (это, прежде
всего, в Сингапуре) не помешал, а скорее содействовал достижению более
высоких темпов развития в последние четверть 20-го века, чем у богатых
ресурсами стран. В-пятых во всех странах юго-восточной Азии обнаружилось
узость внутреннего рынка, т.е. в какой-то момент количество товаров,
которые шли на экспорт, в Европе стало слишком много, и спрос снизился.
И “азиатские тигры” с удивлением обнаружили, что внутри стран
потребление товаров невозможно, т.к. их просто не кому и не на что
покупать. Что свидетельствовало о совершенно не развитом внутреннем
рынке и о социально-экономических условиях стран. В-шестых кризис,
который поразил новые индустриальные страны, порождает не только
многочисленные проблемы и трудности, но вместе с тем расчищает
накопившиеся “завалы”, корректирует конъюнктуру, создает пути
преодоления выявившихся проблем. Так, девальвация национальной валюты
создает благоприятные условия для роста конкурентоспособности стран,
охваченных кризисов. В этом же направлении действуют кризисное
сокращение реальной заработной платы и замедление роста цен на
капитальные блага. Падение цен на акции ниже их “фундаментальных
характеристик” открывает перспективы нового биржевого подъема. Закрытие
ненадежных финансовых учреждений, в конечном счете, способствует общему
оздоровлению банковской системы.

И благодаря этим факторам новые индустриальные страны Юго-Восточной Азии
сделали потрясающий рывок в своем развитии. Этот рывок нашел наиболее
яркое выражение в достижении едва ли не самых высоких в мире темпов
прироста ВВП. Что же касается общих перспектив НИС, то они во многом
связаны с планами дальнейшего углубления интеграционных связей в рамках
группировки АСЕАН, объединяющей ныне 10 государств региона. С течением
времени формы экономической интеграции стран АСЕАН усложнялись. В общих
чертах они решили пойти по пути Европейского Союза: от общего рынка к
таможенному союзу и затем к единому экономическому и валютному
пространству. На ежегодных саммитах входящих в АСЕАН государств принято
уже много соответствующих постановлений. Однако пока еще в основном
решается задача создания зоны свободной торговли. Еще одно важное
направление политики этих стран – дальнейшее расширение экономического
сотрудничества с Китаем, Японией и шире — со всеми группировками
Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), в состав
которой входит и Россия.

Таким образом, НИС Азии имеют хорошие перспективы для дальнейшего
успешного развития их экономики.

Список литературы:

1. Андрианов В. Д. “НИС в мировом капиталистическом хозяйстве” ,
М.:Международные отношения, 1989.

2. Барышникова О.Г., Попов А.В., Шабалина Г.С. Юго-Восточная Азия: люди
и труд. М.: Институт востоковедения РАН, 1999.

3. Быков П., Кокшаров А. Мозаика кризиса // Эксперт, 1998, №47, с.14-16

4. Былиняк С.А. (Ред.). Социально-экономическое развитие стран
Юго-Восточной Азии: уроки для России. М., 1997.

5. Васильев В.Ф., Левтонова Ю.О. (Ред.). Государственность и
модернизация в странах Юго-Восточной Азии. М., 1997.

6. Герасимов Г. Биржевой крах // Новое время, 1997, №47, с.14-18

7. Джордж Дж. Викснинс “Обвал” валютных рынков в Юго-Восточной Азии”
http://www.intelIectualcaptal.rll/issl-4/iccon.htm, 1998.

8. Лаврентьев В. И. “НИС Азии’ перестройка промышленной структуры”.- м.:
Наука, 1990

9. Лоуренс Т.Э. Перемены на Востоке // Иностранная литература, 1999, №3,
с.178-187

10. Максаковский В.П. Новые индустриальные страны Азии // География в
школе, 2002, № 4, с. 40-48.

11. Максаковский В.П. Новые индустриальные страны Азии // География в
школе, 1994, № 2, с. 14-17.

12. Михеев В. “Азиатский финансовый кризис и его последствия” //
Международная жизнь, 1999, №3, с.78-88

13. Пахомова Л. Юго-Восточная Азия. Неоднозначные подходы к
глобализации // Азия и Африка сегодня, 2002, № 9, с. 33-36.

14. Пахомова Л. Юго-Восточная Азия. Неоднозначные подходы к
глобализации // Азия и Африка сегодня, 2001, № 7, с. 2-8.

15. Петрунин О.В. Экономический спад 1998г. в странах восточной и
юго-восточной Азии // Мировая экономика и международные отношения, 2002,
№10, с.64-68

16. Сергев П. Восточная Азия. Перетягивание каната // Азия и Африка
сегодня, 2002, №8, с. 26-32.

17. Старченков Г.И. Трудовые миграции между Востоком и Западом. Вторая
половина 20-го столетия. М., 1997.

18. Чуфрин Г.И. (Ред.). Экономические реформы в Азии в переходный
период. М., 1996.

19. Энтов Р. “Мировой финансовый кризис 1997-1998 гг.” , ИЭПГГП,

http ://www. online. ru/sp/iet/, 1998.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020