.

Проблемы озера Байкал

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 1353
Скачать документ

РЕФЕРАТ

ПО ТЕМЕ:

ПРОБЛЕМЫ ОЗЕРА БАЙКАЛ

Реферат выполнил

Ученик 10а класса

Средней школы №28 г.Гродно

Азаров Евгений

Гродно 2002

Ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма, а ходящий во тьме не
знает, куда идет.

Четверть мировых запасов пресной воды (23,6 тысячи квадратных
километров) и 4/5 таковых России сосредоточены в крупнейшем на планете
резервуаре кристально чистой питьевой воды – озере Байкал, священном
сибирском море, уникальном творении Природы, самом древнем из пресных
водоемов Земли (его возраст – около 30 миллионов лет), самом глубоком
(1637метров при средней глубине 730 метров).

Байкал – поистине артезианский кладезь планеты. Ученые постоянно будут
ломать головы над удивительной загадкой – минимальной минерализацией его
воды, ее абсолютной прозрачностью (белый диск виден на глубине более
сорока метров), его уникальной способностью к самоочищению.

Байкал — одно из древнейших озер и самое крупное хранилище пресной воды
на планете. Байкал не только огромный резервуар, но и фабрика по
подготовке чистой воды. Ежегодно, по расчетам академика Г.И. Галазия,
директора Лимнологического института РАН, в Байкале формируется 60 км3
превосходной по качеству пресной воды. Основной работник и санитар этой
природной фабрики — маленький рачок эпишура, который ежегодно пропускает
через свой фильтр весь объем полуметрового поверхностного слоя воды.
Этот же рачок обеспечивает и насыщенность байкальской воды кислородом,
даже зимой. И именно эпишура не может жить нигде, кроме Байкала, он не
выживает даже в чистой байкальской воде в лаборатории, в колбе. Эпишура
гибнет в очищенных и разбавленных в отношении 1:100 стоках Байкальского
ЦБК. Икра и личинки омуля в этих пробах также погибали. По данным
исследований, в результате гибели эпишуры от загрязнения годовая
производительность Байкала как фабрики чистой воды уменьшилась на 7,5%,
то есть на 4,5км3. А между тем тонна такой же чистой воды, как
байкальская, стоит на Западе 1000 долларов. И не случайно в конце 70-х
годов Япония предложила Советскому Союзу кредит для строительства
водовода от Байкала в Японию, причем предлагалось брать воду не из
самого озера, а из вытекающей из него Ангары. Но тогда проект не получил
поддержки, и мы потеряли очень многое. Как заметил академик М.Я.
Лемешев, если бы водовод был бы тогда построен, то сегодня у нас не было
бы проблем с Курилами — Япония бы зависела от нас, от подачи чистой
байкальской воды. Может быть, сегодня имеет смысл вернуться к этому
предложению японцев, предлагающих кредит под Транссиб в обмен на
“северные территории”?

По прогнозам ученых, при современных темпах развития промышленности
Восточной Сибири Байкал в ближайшем будущем станет чуть ли не
единственным источником чистой воды для Ангарско-Енисейского
территориально-производственного комплекса и соседних с ним регионов.

В озере обитает 1550 видов животных и более 1000 видов и разновидностей
растений. Среди животного населения 848 эндемичных видов, которые больше
нигде в мире не встречаются. Среди них— байкальский тюлень (нерпа),
различные бычки, живородящая рыба голомянка и так далее. Байкал ежегодно
дает 13—14 тыс. т рыбы, в том числе 3—4 тыс. т омуля. Современные запасы
нерпы оцениваются в 60—70 тыс. т при среднегодовом изъятии 3—4 тыс.
голов. В процессе эволюции организмы, составляющие биоценоз Байкала,
приспособились к маломеняющимся во времени условиям и теперь очень чутко
реагируют на самые незначительные изменения экологических параметров
внешней среды. Так, уникальные глубоководные организмы не живут на
мелководьях, в устьях рек, даже если качество и физико-химические
характеристики воды не изменялись. И не случайно Байкал, являющийся
об\цемировым достоянием, в декабре 1996 года был включен в Список
Всемирного Наследия ЮНЕСКО.

Процесс разложения загрязняющих веществ в озере весьма замедлен. Так, за
год в Байкале успевает разрушиться лишь 30—40% поступающих со стоками
органических веществ. Минеральные вещества практически не разрушаются
или разлагаются очень медленно. Вследствие этого зона загрязнения
непрерывно растет. Особенно губительны для всего живого (прежде всего
для эндемичных видов) придонные стоки от ЦБК, стекающие по подводному
склону байкальской впадины. Так, пятно загрязнения от Байкальского ЦБК
уже охватило площадь в 299 км2 дна озера, а по отдельным подводным
каньонам оно распространилось на 50 км от берега. Только в прошлом году
площадь придонного загрязнения увеличилась на 25% (по данным
исследований Лимнологического института РАН). По мнению академика А.Л.
Яншина, до 90% видов, обитающих на дне озера в 20-километровой
прибрежной полосе, уже исчезло, а оставшиеся очень редко встречаются и
имеют малую биомассу.

Замечательный русский писатель Владимир .Алексеевич Чивилихин мудро и
проникновенно сказал о Байкале, что это “светлое око России”. Как по
чистоте, ясности и светлости глаза у человека можно безошибочно судить о
его здоровье, так и по прозрачности и чистоте байкальской воды можно
судить о благополучии России. Замутились светлые струи Байкала — и это
верный признак наступления смутного времени в нашем Отечестве..

Пожали, нет русского человека, который бы не слышал прекрасной народной
песни, начинающейся словами: “Славное море — священный Байкал”. Однако
мало кто задумывается, слушая этот величественный гимн морю и доброте
русской души, над горькой судьбой Байкал в наши “окаянные дни'”, да и
над гибельным разорением Родины.

Злобная, мертвящая пропаганда лжи, клеветы, наживы любой ценой, насилия
над людьми и природой, подкрепляемая целенаправленным обнищанием народа,
делают свое сатанинское дело — погружение людей во тьму.

Миллионы лет “славное море” хранило свои сокровища для людей, и многие
поколения отвечали ему своими восхищениями его нерукотворной,
неповторимой красотой и своей бескорыстной любовью к нему, воспевали его
в своих стихах и песнях, возносили свои молитвы Творцу за этот бесценный
дар.

К несчастью, наше поколение утратило эти вековые традиции. Решило
использовать его прозрачные и животворящие воды на свои технические
нужды. Горько думать о том. что люди предпочли ценность целлюлозы
непреходящей ценности Байкала. То неразумное, я бы даже сказал
кощунственное и греховное, решение созрело в головах ретивых правителей
страны и ученых-технократов в начале 60-х годов нынешнего уходящего
века. В те годы на берегу чудо-озера был возведен злополучный
Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (БЦБК). и в 1966 году была
получена первая вожделенная целлюлоза. С этого времени началось злостное
надругательство над “священным морем , которое продолжается вот уже
более 30 лет, несмотря на отчаянные протесты общественности и наиболее
дальновидных ученых.

Можно допустить, что головотяпствуюшие руководители-волюнтаристы и
ученые-технократы принимали решение о строительстве БЦБК в силу
экологического невежества. Тогда мало кто предвидел надвигавшийся
экологический кризис. Но как можно понять и оправдать нынешних губителей
Байкала, которые с упорством маньяка продолжают черное дело разрушения
уникального природного объекта, состоящего в Списке Всемирного Наследия
ЮНЕСКО, хранящего для будущих поколений людей пятую часть
высококачественной питьевой воды планеты.

Еше в 1987 году под давлением общественности и ученых ПК КПСС и Совет
.Министров СССР приняли постановление о прекращении производства
целлюлозы на Байкальском комбинате. Однако перестройщикам нашей жизни во
главе с приверженцем “нового мышления” М.С. Горбачевым было не до
Байкала. Их забота состояла в выполнении поставленной перед ними
заморскими “благодетелями” России задачи по развар ненавистного им Союза
ССР.

Новые “демократические” правители России тоже показухи ради вспомнили о
Байкале и в 1992 году приняли постановление о прекращении производства
целлюлозы на БЦБК и его перепрофилировании. Но и этим было не до
Байкала. Их забота состояла в добыче притягательной валюты, разумеется,
отнюдь не для блага России, а для себя и своих подельников. Провозгласив
завершение перепрофилирования комбината к концу 1995 года, они напрочь
забыли о своем постановлении и о Байкале.

Вместо прекращения сброса сточных вод и перевода на зам-кттый цикл
водопотребления производственная мощность комбината в 1995 году
увеличилась на 25% и в озеро Байкал сброшено 0.61 км-‘ сточных вод, что
на 1\% больше, чем в 1994 году. Максимачки;-1? превышения норм качества
воды зафиксированы по фенолам в 2 — 7 раз, взвешенным веществам — в 1.5
— 2.7 раза, хлоридам — в 2.4 раза и сульфатам — в 1.4 раза. На
прилегающей к БЦБК акватории озера в 1995 году плошали зон загрязнения
озера Байкал соединениями \ несульфатной серы составили в июне 8.6 км2.
В 1995 году повсеместно сохранялся отмеченный в 1994 году рост
концентраций нефтепродуктов и взвешенных веществ. В 1995 год)’ по
сравнению с 1994 годом отмечено повышение в воде озера концентраций всех
форм минерального азота. Устойчивый характер загрязнения влияет на
гидрохимический режим водоема. Отмечается изменение величин рН. в период
максимальной антропогенной нагрузки на водоем в водах Байкала
уменьшается содержание нитритного азота и увеличивается количество
аммонийного. При сохранении тенденции к увеличению антропогенной
нагрузки на экологическую систему Байкала специалисты прогнозируют
резкое сокращение содержания в воде озера растворимого кислорода, что
неизбежно приведет к дальнейшей ее деградации и потере естественного
механизма самоочищения уникального водоема.

Поскольку исполнительная класть Российской Федерации полностью уст
ранилась от сохранения нашей природной жемчужины, то местная
администрация и дирекция комбината получили возможность безответственно
хозяйничать на предприятии, а по существу — распоряжаться судьбой
Байкала. Их поведение определяется исключительно соображениями локальной
экономической выгоды при полном игнорировании общероссийских и мировых
интересов сохранения Байкала для благополучия нынешнего и будущих
поколений людей.

Дирекция БЦБК и ее руководитель господин В. Глазырин проявили
удивительную инициативу и находчивость в достижении своих коммерческих
целей. Они обратились за “помощью” в Комиссию ООН по развитию
промышленности (ЮНИДО) с тем, чтобы ее специалисты провели “всестороннюю
независимую” экспертизу, оценили ущерб, наносимый природе и
непосредственно Байкалу, и дали “авторитетное” заключение о том. как
комбинату жить дальше.

Весьма показательно, что обращение последовало не к российским ученым и
специалистам, даже не в Комиссию ООН по экологии (ЮНЕП), а именно к
промышленникам, точнее, к чиновникам от промышленности — в ЮНИДО. Знал
•’господин” В. Глазырнн, где можно получить поддержку, разумеется не
бескорыстную. И получил. Конечный расчет делался на то. что уж с мнением
заезжих “светил” обязательно посчитается комиссия правительства
Российской Федерации по Байкалу.

И вот на Байкал прибыли восемь чужеземных экспертов. Эксперты горячо
принялись за работу. Трудились гости с февраля

они “установили”, что 56 процентов целлюлозы, выпускаемой комбинатом,
экспортируется и имеет высокий спрос за рубежом. Потеря этого рынка
весьма нежелательна, так как гарантирует высокий уровень дохода. Но это
и без их усилий было известно, а куда и кому идут эти доходы, эксперты,
разумеется, уточнять не стали. Ознакомившись с существующими довольно
примитивными вари- _ актами перепрофилирования 4П?йй5» комбината на
выпуск мебели, каркасных дачных домиков, деревообработку, развитие
туризма, специалисты ЮНИДО отметили, что ни один из этих вариантов не
способен в полной мере обеспечить занятость населения города. И даже
такой интересный проект, как розлив в бутылки байкальской воды в
качестве столовой, позволит создать не более 200 — 300 рабочих мест. По
их мнению, на комбинате же работает около 4 тысяч человек.

В качестве альтернативы был рассмотрен так называемый вариант рокировки:
перенос мощностей Байкальского комбината на Селенгннский ЦБК,
расположенный в соседней Бурятии на расстоянии 220 км и производящий в
настоящее время 165 тысяч тонн целлюлозы, с целью Увеличить его мощности
до 297.2 тысячи тонн. Однако и это предложение группа ЮНИДО
“глубокомысленно” посчитала “нежелательным”. Но ведь очевидно, что -‘”от
вариант просто-напросто надуманный. Он не только “нежелателен”, а
совершенно недопустим, поскольку вредные стоки будут поступать в Байкал
не с БЦБК. а из Соленгпнска, откуда их и теперь поступает не мало, по
самой большой реке, попадающей в озеро Селенгер.

Эксперты из ЮНИДО рекомендовали двухэтапную программу модернизации
производства целлюлозы. На первом эта-1 пе БЦБК рекомендовано перейти к
сухой окорке, углубленной варке, кислородной делигнификации и бесхлорной
отбелке (без применения молекулярного хлора). Говоря простым языком,
комбинат должен постепенно отказаться от использования хлора — одного из
основных загрязнителей. Второй этап включает установку оборудования
озонной отбелки без какого-либо использования .хлора. На сегодня это
самая передовая технология в мире.

Были ссылки у экспертов и на то, что в западных странах и США уже
проводится замена хлорной технологии кислородной. Правда, то, что новая
технология была разработана именно в России, хотя на

практике, как часто бывает, она была применена зарубежом, эксперты
внимания не акцентировали.

Заезжие знатоки в сентябре 1995 года провели расширенную конференцию и
рекомендовали правительству РФ незамедлительно одобрить пятилетний план
модернизации комбината. “Добиться одобрения необходимо, иначе это будет
очередным клочком бумаги”, — резюмировал руководитель группы экспертов
Р. Люкен.

Присутствовавший на конференции специальный корреспондент “Российской
газеты” А. Владыкин в своей статье затем отметил весьма лестное для
господина В. Глазырина. хотя и экстравагантное, выступление члена
экспертной группы канадца Мака Каббина. который заявил буквально
следующее: “Стоки комбината являются одними из самых чистых в мире”. А
чтобы никто не усомнился в справедливости и истинности его оценки.
Маккаббин на глазах всех присутствовавших при этом шоу выпил стакан
волы, почерпнутой из бассейна очистного сооружения. И чего только не
сделает эксперт за щедрое вознаграждение!

Однако те. кто внимательно следит за драматическими байкальскими
сражениями экологов и хозяйственников, наверняка помнят, что такие
демонстративно-клоунские доказательства безвредности стоков для Байкала
не новость. К ним прибегали и отечественные защитники БЦБК. Но
байкальским обитателям от этого не легче. А они-то и являются самыми
надежными индикаторами качества байкальской воды. Академик Г.И. Галазпя.
многие годы возглавлявший Лимнологический институт Сибирского отделения
Академии наук СССР, отмечает: “Ежесуточно только Байкальский целлюлозный
комбинат сбрасывает в Байкал свыше 200 тыс. кубометров промышленных
стоков. Предприниматели считают, что эти стоки очищены и соответствуют
по качеству или даже лучше требований стандарта на питьевую воду.
Эксперименты, проведенные на Байкале, показали, что эти “очищенные”
промстоки совершенно не пригодны для жизни байкальских организмов, они в
этих стоках погибают в течение короткого времени (от нескольких часов до
нескольких суток — разные виды имеют различные сроки выживания). Даже
пятидесяти- и стократно разбавленные очищенные промстоки БЦБК вызывают у
водных организмов мутагенные изменения и гибель”. И эю утверждение
ученого не какое-то теоретическое суждение. Оно базируется на конкретных
натурных исследованиях. За 32 года деятельности БЦБК в 2 раза
уменьшилась биомасса зоопланктона в период осеннего максимума его
развития. Начиная с 1966 — 1967 годов резко снизились темпы роста и
ухудшились физиологические характеристики байкальских рыб. в том числе
омуля. Если в 50-х годах омуль впервые шел на нерест в возрасте четырех
лет и имел массу 500 г. то в последние годы он идет на нерест в возрасте
” — 8 лет и масса впервые нерестящихся особей составляет 1X0 — 200 г.

Руководители комбината и привлекаемые ими российские и зарубежные
эксперты безответственно приравнивают Байкал к рядовым водоемам и
распространяют на него действие существующих природоохранных
законодательных актов.

Байкал же требует индивидуального подхода и специального закона о его
охране. Однако озеро и его бассейн продолжают загрязнять промышленными
бытовыми и сельскохозяйственными отходами, гербицидами, другими
пестицидами и различными химическими веществами. Вследствие этого и
выбросов в атмосферу происходит также перестройка наземных экосистем в
бассейне озера. Так. в частности, под влиянием пылегазовых выбросов БЦБК
и других предприятии, сжигающих уголь, гибнут хвойные леса. Боль-ше
других страдают темнохвойные и особенно пихтовые леса — происходит
массовое (250 тыс. та) усыхание древостоев

(40 тыс. га из них погибло безвозвратно). У других пород уменьшается
прирост древесины, снижается плодоношение, а большое количество семян у
сосны и лиственницы оказывается нежизнеспособным.

Кардинальное решение задачи предотвращения загрязнения Байкала состоит
не р том. чтобы сбрасывать в него даже хорошо очищенные, но все же
губительные для водяных организмов промышленные стоки и пылегазовые
выбросы, а в том, чтобы полностью исключить их попадание не только в
озеро и в атмосферу над ним, а и в его бассейн. Это диктуется и заботой
об охране уникальной экосистемы Байкала, и экономической
целесообразностью.

Такого мнения придерживаются и известные ученые страны, озабоченны!
судьбой Байкала. В конце января 1998 год: состоялось заседание научного
совета по проблемам биосферы при президиум! Российской академии наук,
членом которого имею честь состоять и я. автор эти> строк. Приведу
решение названного совета по обсуждаемой на нем проблеме охраны Байкала
полностью.

1. Байкал — это уникальное озеро нашей планеты, являющееся общемировым
достоянием, включенное в декабре 1996 года в Список Всемирного Наследия
ЮНЕСКО.

2. Озеро Байкал содержит более 20% доступной питьевой воды планеты.

3. В озере Байкал обитает уникальный эндемичный комплекс живых
организмов (около 2000 видов), функционирование которых обеспечивает
свойства и

4. В последние десятилетия антропогенное воздействие на озеро Байкал
резко возросло, что привело к существенным ;

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020