.

А.Н.Кожухарь 1989 – Право на судебную защиту в исковом производстве (книга)

Язык: русский
Формат: книжка
Тип документа: Word Doc
0 17924
Скачать документ

А.Н.Кожухарь 1989 – Право на судебную защиту в исковом производстве

Глава I

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

И ОХРАНЯЕМЫХ ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ

1. Понятие защиты гражданских прав

и охраняемых законом интересов

Законодательно закрепляя права и свободы за теми или иными

субъектами права, Советское государство обеспечивает соответству-

ющие юридические гарантии надлежащего их осуществления. В

системе юридических гарантий прав и законных интересов граж-

дан и организаций важная роль принадлежит гражданско-правовой

защите, посредством которой достигаются восстановление нарушен-

ных имущественных прав либо Личных интересов, предупреждение

и пресечение действий, нарушающих (могущих нарушить) права

и интересы заинтересованных лиц, устранение спорности права

и т. д.

В каждой отрасли советского права закреплены нормы о защи-

те соответствующих прав и законных интересов граждан и органи-

заций. Между тем ни в одной иа них не дается понятия защиты

прав и интересов. Несомненно, различным отраслям присущи свои

специфические черты защиты прав и интересов. Таковыми особен-

ностями. на наш взгляд, обладает защита права и законных инте-

ресов в цивилистических отраслях права. Однако как в теории

гражданского права, так и в общей теории права2, нет пока доста-

точной ясности, что следует понимать под защитой прав и закон-

ных интересов.

В правовой литературе защита гражданских прав и законных

интересов в широком смысле, то есть защита прав ц интересов,

вытекающих из гражданских, семейных, трудовых и колхозных

правоотношений, часто воспринимается как само собой разумеюще-

еся. Даже не во всех учебниках по советскому гражданскому пра-

ву для юридических вузов можно найти определение гражданско-

правовой защиты. Освещение воцроса о защите гражданских прав

и законных интересов обычно сводится к характеристике форм и

способов защиты этих прав3.

Но прежде чем перейти к рассмотрению понятия гражданско-

правовой защиты, хотелось бы кратко остановиться на значении

терминов <защита> и <охрана> прав, поскольку иногда в литера-

туре п некоторых нормативных актах они используются как одно-

значные понятия (синонимы). Между тем для их отождествления

нет никаких оснований. Следует согласиться с теми авторамп, ко-

“торые проводят различия между <защитой> и <охраной> прав.

Потребность в защите гражданских прав и законных интересов

возникает в связи с нарушением этих прав или злоупотреблением

ими, неисполнением юридических обязанностей, возникновением

между сторонами спора о наличии прав и обязанностей и т. д. То

есть механизм правовой защиты включается в сферу правового

регулирования тогда, когда необходимо устранить препятствия, воз-

никающие на пути осуществления прав и законных интересов.

Охрана же прав и законных интересов достигается посредством

использования правовых мер, обеспечивающих нормальный ход

реализации права, превращение заложенных в субъективном праве

возможностей в реальность4. То есть охрана прав и законных инте-

ресов заключается в принятии правовых мер, способствующих сво-

бодному осуществлению управомоченным лицом своих прав и за-

конных интересов, и тем самым – предупреждению правонаруше-

ний и устранению причин, их порождающих5.

Такое понимание <защиты> и <охраны> прав и законных инте-

ресов в целом отражает положение действующего законодательства

и практики его применения, поэтому с подобными разграничениями

этих понятий следует согласиться.

В юр1гдической литературе можно встретить различные трак-

товки понятия защиты гражданских прав и законных интересов.

Такое разногласие вызвано тем, что ученые по-разному отвечают

на вопросы: когда права и законные интересы нуждаются в защи-

те, какими способами и в каких формах осуществляется их защи-

та? Суждения советских ученых по поводу понятия защиты прав и

законных интересов можно свести к пяти основным направлениям.

Так, одни авторы говорят о защите гражданских прав и закон-

ных интересов как о предусмотренной законом для борьбы с пра-

вонарушениями системе мер, опирающихся на государственное при-

нуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности пра-.

ва и ликвидацию его нарушения6, либо как о совокупности мер

правоохранительного характера, направленных на применение в

отношении правонарушителя принудительного воздействия с целью

признания или восстановления оспариваемого или нарушенного

права7. В данных определениях, как нам представляется, акцент

делается на материально-правовой стороне акта гражданско-право-

вой защиты – системе мер материально-правового порядка.

Вторая группа ученых защиту гражданских прав и законных

интересов усматривает в деятельности управомоченных органов и

лиц по реализации субъективных прав и охраняемых законом инте-

ресов в случаях, когда последние кем-либо оспариваются или на-

рушаются8, в действиях государственных п общественных органов

по предупреждению нарушения или восстановлению нарушенных

прав, охраняемых законом интересов граждан и социалистических

организаций9. В отличие от предыдущих, в этих определениях на

первый план выдвигается процессуальная сторона защиты прав и

законных интересов – деятельность управомоченных органов и

лиц, направленная на восстановление нарушенных прав и закон-

ных интересов, предупреждение правонарушения, устранение спор-

ности права.

Согласно третьим, защита прав и интересов – это государствен-

но-принудительная деятельность, направленная на осуществление

<восстановительных> задач – на восстановление нарушенных прав,

обеспечение исполнения юридических обязанностей10, это принуди-

тельный способ осуществления субъективного права, применяемый

в установленном законом порядке компетентными органами в це-

лях восстановления нарушенного пли оспоренного права”. В дан-

ных определениях защита прав и законных интересов характеризу-

ется главным образом государственно-принудительной деятель-

ностью и ее восстановительной функцией (восстановление нару-

шенного права).

Четвертые защитой гражданских прав п законных интересов

считают систему юридических норм, направленных на предупреж-

дение правонарушении и устранение последствий правонаруше-

ний12, совокупность норм. определяющих формы, способы и сроки

восстановления нарушенных прав и интересов, ограждение их от

нарушений в будущем13. Защита гражданских прав п законных

интересов трактуется здесь довольно широко в качестве правовых

норм.

Пятые под защитой гражданских прав и законных интересов

понимают систему правового регулирования гражданско-правовых

отношений, которая предотвращает правонарушения, а в случае пх

совершения устанавливает ответственность за допущенное право-

нарушение14. В соответствии с данной точкой зрения защита

гражданских прав и законных интересов обеспечивается не толь-

ко в результате устранения правонарушения, по прежде всего по-

средством положительного правового регулирования. Иначе го-

воря, защита права усматривается и в отношениях, где нормы

права регулируют правомерные действия субъектов права.

Обратимся к перечисленным суждениям по вопросу понятия

защиты гражданских прав и законных интересов граждан п орга-

низаций, хотя следует отметить, что в литературе можно встре-

тить и другие высказывания по данной проблеме.

Наиболее полно проблема защиты гражданских прав и закон-

ны:; интересов раскрывается авторамп первого и второго направ-

лений. Вместе с тем определения и этих авторов требуют, на наш

взгляд, уточнения.

: Защита гражданских прав и законных интересов граждан и

организаций в юрисдикцпонных органах включает в себя элемен-

ты материально-правового и процессуально-правового порядка10.

С материально-правовой стороны акт защиты права состоит в при-

нятии мер материально-правового характера (материально-право-

вых санкций) в отношении обязанной стороны, в констатации прав

” интересов соответствующих субъектов и т. д. С другой стороны,

защита субъективных гражданских драв и законных интересов

соответствующими юрисдикционными органами осуществляется в

определенной процессуальной форме, когда заинтересованные

лица наделяются комплексом процессуальных прав, посредством

которых обеспечивается защита материальных прав и законных

интересов. С этой точки зрения защита носит процессуальный

-характер.

Обе стороны защиты органически взаимосвязаны, хотя каждая

из них имеет свои особенности. Материально-правовая сторона

юрпсдикционной защиты права относится к области материального

права и реализуется при наличии оснований и с помощью мер,

указанных в нормах материального права. Процессуальная же сто-

рона защиты складывается на базе процессуальных отношений

заинтересованного лица с юрисдикционньш органом и обеспечива-

ется путем совершения процессуальных действий, предусмотрен-

ных нормами процессуального права16.

Поскольку защита гражданских прав и законных интересов

юрпсдикционными органами обеспечивается мерами и средствами

материального ц процессуального порядка, то вряд ли следует от-

бывать их друг от друга, как это прослеживается в определениях

авторов, отстаивающих первую и вторую концепции понятия за-

щиты прав ц законных интересов.

Недостаточно полно, на наш взгляд, раскрывают проблему за-

щиты прав и сторонники третьей концепции понятия защиты прав

и законных интересов, связывая ее лишь с властно-принудитель-

ной деятельностью юрпсдикционного органа и усматривая в ней

только восстановительные функции.

Сведение защиты права только к государственному принужде-

нию в лице его специальных органов ведет к одностороннему по-

ниманию форм защиты прав ц законных интересов граждан и ор-

ганизаций, искажает реально существующий в гражданском праве

и других отраслях права механизм правового регулирования по

устранению последствии правонарушения вне рамок правоприме-

нительноп деятельности юрисдикционных органов. Государствен-

ное принуждение со стороны юрисдпкционного органа не является

единственным и основным способом защиты нарушенных или

оспоренных прав и законных интересов. Ни интересы государства

в целом, ни интересы отдельных субъектов прав не вызывают не-

обходимости по любому случаю гражданского правонарушения или

возникновения правового спора обязательно прибегать к помощи

органа, наделенного юрисдикцпоннымц полномочиями. Как пра-

вильно отмечает Ю. К. Осппов. государство вольно поручать реа-

лизацию права самому обладателю, установив соответствующие

рамки деиствпй17.

Защиту гражданских, семейных, трудовых и других прав мож-

но связывать со всеми случаями, когда имеет место реализация

санкции правовой нормы, предусматривающей штрафную оценку

противоправного поведения. Форма же реализации санкции не

меняет конечного результата дела. Поскольку, по действующему

законодательству, реализация санкций гражданско-правовых норм

возможна в добровольном порядке обязанной стороной в правоот-

ношении, в предусмотренных законом случаях – управомоченнои

стороной в правоотношении и в порядке властного акта юрисдик-

ццонного органа (должностного лица), то можно говорить о та-

ких же формах защиты гражданских прав и законных интересов.

Реализация санкции гражданско-правовой нормы непосредствен-

но обязанной стороной в правоотношении поощряется в социали-

стическом обществе, в особенности между хозяйственными пред-

приятиями и организациями. Для этих целей и введен претензион-

ный порядок урегулирования споров между социалистическими

организациями. В соответствии с ч. IV ст. 6 Основ гражданского

законодательства, ч. IV ст. 6 ГК МССР до предъявления иска,

вытекающего из отношений между организациями, обязательно

предъявление претензии. Изъятия из этого правила устанавлива-

ются законодательством Союза ССР.

В системе реализации гражданских прав и законных интересов

добровольное устранение правонарушения обязанным лицом име-

ет не меньшее значение, чем защита этих прав специальными

юрпсдикционными органами. Например, как отмечает М. Клеанд-

ров. на предприятиях и в организациях многих отраслей народ-

ного хозяйства возмещение ущерба в претензионном порядке осу-

ществляется в четыре-пять раз чаще, чем в исковом (как в ко-

личественном, так и суммарном выражении), и намного быстрее,

чем при исковом порядке возмещения ущерба18. Поэтому можно

сказать, что добровольное исполнение лицом обязанности, выте-

кающей из юридической санкции правовои нормы, есть простей-

шая форма защиты права управомоченпого лица, при которой

исключается необходимость юрисдикционной деятельности соответ-

ствующего органа.

В этой связи отметим, что, по действующему законодательст-

ву, даже после вынесения юрисдикционньш органом решения по

делу обязанной стороне, как правило, предоставляется время для

добровольного исполнения решения, и лишь в случае неподчине-

ния предписаниям юрисдикционного органа применяются меры

принудительного характера по исполнению решения.

Более полно защита права проявляется в случае реализации

санкции гражданско-правовой нормы по воле управомоченной

стороны в правоотношении, то есть при самозащите и применении

так называемых оперативных санкций, оперативной защите19. Для

этой формы характерно то, что осуществление прав управомочен-

иым лицом не требует конкретных положительных действий обя-

занной стороны в правоотношении. Реализация юридических санк-

ций в таком порядке носит ограниченный характер, с тем чтобы

осуществление права не обращалось в неправомерные действия

управомоченного лица. Но даже в тех случаях, когда управомо-

ченная сторона вправе самостоятельно реализовать санкцию граж-

данско-правовой нормы для защиты своих прав, обязанная может

оспаривать в судебном или ином порядке правомерность этих дей-

ствий. ,

В связи с изложенным можно сделать вывод, что [защита граж-

данских прав и законных интересов обеспечивается не только в

форме юрисдикцинной деятельности соответствующих органов, но

и действиями самих заинтересованных лиц в правоотношении, то

есть действиями управомоченной или обязанной стороны. Защита

права в этих случаях достигается в результате действий факти-

ческого порядка и протекает не в юрисдикционной и процессуаль-

ной формах, а в рамках охранительного материального правоотно-

шения, субъектами которого выступают кредитор и должник20.

Как полагают некоторые авторы, поскольку при реализации

санкции гражданско-правовой нормы обладателем субъективного

права или носителем юридической обязанности отсутствует эле-

мент принуждения, то здесь не может идти речи о защите права.

То есть понятие защиты права связывается с наличием принужде-

ния. Между тем, как правильно отмечает С. С. Алексеев, в неко-

торых отраслях права (гражданском, трудовом, колхозном) в свя-

зи с особенностями присущих им юридических режимов регулиро-

вания государственное принуждение пребывает как бы в скрытом

виде: правовая активность субъектов имеет здесь столь юридичес-

ки значимый характер, что достаточно самого факта противоправ-

ного поведения и одностороннего требования управомоченного

лица, чтобы юридическая санкция вступила в действие и без пра-

вового участия компетентного государственного органа. Поэтому,

например, в гражданском праве даже добровольное исполнение ли-

цом обязанности по возмещению причиненного им имущественно-

го вреда имеет значение реализации юридической санкции, госу-

дарственно-принудительной меры21. Таким образом, непосредст-

венная реализация юридической санкции управомоченным или

обязанным субъектом на факт противоправного поведения есть

элементарная (внеюрисдпкционная) форма защиты права.

Конечно, реализация санкции гражданско-правовой нормы в

форме правоприменителыюй деятельности компетентного органа

существенно отличается от ее реализации самой стороной в пра-

воотношении. Но по своему конечному результату реализация

юридической санкции в форме как правоприменителыюй деятель-

ности соответствующих органов, так и фактических депствий,

управомоченной или обязанной стороны в правоотношении, приво-

дит к восстановлению нарушенного права, пресечению действий,

нарушающих право, предупреждению правонарушения и т. д.

Нельзя не учитывать, отмечает К. И. Комиссаров, что в основе

всякой классификации лежат более или менее существенные раз-

личия отдельных ее элементов (иначе их не следует подразде-

лять)22.

Позиция третьей группы авторов, трактующих проблему защи-

ты гражданских прав и законных интересов в широком смысле, то

есть как прав, вытекающих из гражданских, семейных, трудовых

10

и других правоотношений, вызывает возражение и потому, что они

придают защите этих прав лишь восстановительную функцию.

Между тем потребность в защите таких прав обусловлена не толь-

ко гражданским правонарушением п неисполнением юридической

обязанности, но и необходимостью предупреждения и пресечения

нарушения права, пресечения действий, нарушающих (могущих

нарушить) права и интересы других лиц. и иными способами, пре-

дусмотренными законом (ст. 6 Основ гражданского законодатель-

ства, ст. 6 ГК МССР)2з.

Не в полной мере раскрывается содержание защиты граждан-

ских прав и законных интересов в определениях четвертой группы

ученых. В литературе эти определения уже подвергались критике.

Если перевести высказанные в них положения в практическую

плоскость, то получается, что право на защиту – право на сис-

тему юридических норм. В этом случае внимание сосредоточивает-

ся лишь на совершенствовании норм. Будет выработана хорошая

норма – будет и хорошая защита24.

Довольно широко трактуют защиту гражданских прав и за-

конных интересов авторы, придерживающиеся пятой концепции.

Включение в понятие защиты всех форм реализации гражданско-

правовых норм – использование, исполнение, соблюдение, а так-

же их применение – не способствует выяснению действительной

сущности этой правовой категории, а ее научная п практическая

ценность утрачивается. Защита права – этой особый способ пра-

вового регулирования, существенно отличающийся от использова-

ния, исполнения и соблюдения правовых норм25. В литературе по

общей теории права справедливо отмечается, что оказался недо-

статочно верным взгляд, согласно которому применение права

рассматривается как одна из форм реализации, находящаяся в

одном ряду с другими формами – использованием, исполнением п

соблюдением права. Если при использовании, исполнении и

соблюдении правовых норм механизм правового регулирования

(л1й1,а совершают фактические действия) завершается, то при при-

менении права в него включаются новые дополнительные элемен-

ты, которые конкретазированно подкрепляют властность юридичес-

ких норм, индивидуально регулируют общественные отношения п

тем самым обеспечивают достижение целей правового регулиро-

вания26.

Поэтому вряд ли будет правильно все формы реализации права

включать в понятие защиты права. Защита права нужна для того,

чтобы пресечь правовые <аномалии>, восстановить нормальные

правовые связи и отношения путем принуждения субъектов права

к определенному правовому поведению. При этом необходимо под-

черкнуть, что не все случаи правоприменптельной деятельности

специальных органов по разрешению юридических дел следует

связывать с понятием защиты права. Правопрпменптельная дея-

тельность, отмечает Ю. К. Осипов. состоит из двух видов – защп-

тм права и законного интереса и разрешения юридического дела.

11

Эти понятия имеют частично совпадающее содержание, хотя и яв-

ляются самостоятельными правовыми категориями. Защита субъ-

ективных прав и охраняемых законом интересов представляет со-

бой правомерную деятельность управомоченных лиц и органов по

реализации субъективных прав и охраняемых законом интересов

в случаях, когда последние оспариваются кем-либо или наруша-

ются. Разрешение юридического дела (в отличие от защиты права)

представляет собой деятельность управомоченных органов по реа-

лизации субъективных прав посредством применения правовых

норм в результате осуществления ими исполнительно-распоряди-

тельных действий (разрешение просьбы о предоставлении жилья,

назначении пенсии, выплате пособия и т. д.).27.

Характеризуя указанные отличия, отметим также, что при за-

щите субъективных прав и законных интересов применяются юри-

дические санкции соответствующих норм права, тогда как прп

разрешении юридических дел – диспозиции правовых норм.

Подводя итог изложенному, в общих чертах можно отметить.

что защита гражданских прав и законных интересов заключается

в реализации юридических санкций гражданско-правовых норм

компетентным органом либо непосредственно управомоченным или

обязанным лицом в правоотношении в целях осуществления субъ-

ективных прав и законных интересов в случае, когда последние

оспариваются кем-либо пли нарушены.

2. Судебная защита

как одна из юрисдикционных форм

защиты гражданских прав и законных интересов

Защита прав и законных интересов граждан и организаций в

той или иной форме является объективной необходимостью. Изда-

вая норму права л теп самым предусматривая возможность воз-

никновения на ее основе субъективных прав и интересов, отмеча-

ет Д. М. Чечот, государство обязано предусмотреть и соответству-

ющую форму пх защиты28. Под формой защиты субъективных

прав и интересов обычно понимается определенный порядок за-

щиты прав и интересов, осуществляемый тем или иным юрпсдик-

ционным органом в зависимости от его природы29.

Вопрос о формах защиты гражданских прав и законных инте-

ресов в широком смысле (то есть гражданских, семейных, трудо-

вых и других) исследовался С. В. Курылевым, Д. М. Чечотом.

В. П. Воложанпным и другим. В зависимости от предмета иссле-

дования в основу классификации форм защиты гражданских прав

и законных интересов названными авторамп положены различные

критерии. Так. С. В. Курылев формы защиты гражданских прав

и законных интересов классифицирует по характеру связи юрис-

дпкппонного органа со спорящими сторонами, выделяя при этом:

разрешение спора юрпсдпкцпонным актом одной из сторон спор-

ного правоотношения; разрешение спора юрисдпкщюнны-лг актом

12

органа, не являющегося участником спорного правоотношения, но

связанного до и вне процесса с одним клп обоими участниками

спорного правоотношения определенными правовыми или органи-

зационными отношениями; разрешение спора органом, не являю-

щимся участником спорного правоотношения и не связанным с

ним правовыми или организационными отношениями помимо про-

цессуальных30.

Д. М. Чечот формы защиты гражданских прав и законных ин-

тересов граждан и организации классифицирует по природе юрнс-

дикционного органа, осуществляющего защиту, указывая таким

образом на пять форм: судебную, административную, арбитраж-

ную, нотариальную и общественную31.

В. П. Воложанин говорит о бесспорном и спорном порядках

принудительного осуществления субъективных гражданских прав

и интересов. К бесспорным формам защиты прав и интересов он

относит самостоятельное осуществление права управомоченным

лицом и случаи бесспорного принудительного осуществления прав

и интересов в административном порядке, а к спорным – судеб-

ную, общественную и административную формы рассмотрения и

разрешения гражданских дел32.

Принимая за основу классификации форм защиты гражданских

прав и законных интересов тот или иной критерий, вышеуказан-

ные авторы не исключают возможность использования и других

оценочных критериев. Такой подход к данной проблеме можно

признать правильным, ибо любая классификация в какой-то пере

носит условный характер и предопределяется предметом иссле-

дования.

Поэтому, говоря о классификации форм защиты гражданских

прав и законных интересов, считаем важной проблему юрпсдпк-

ционных и неюрисдикционных форм защиты этих прав, на что

обращалось внимание в предыдущем параграфе33. Основное раз-

личие между ними, как подчеркивалось, заключается в том. что

защита прав и интересов в юрисдикционной форме осуществляет-

ся различными государственными и общественными органами, с

присущим каждому из них определенным процессуальным поряд-

ком деятельности, в то время как защита прав и интересов во вне-

юрисдикционной форме протекает в рамках материального право-

отношения и осуществляется самими сторонами в правоотношении.

Наряду с особенностями в природе юрисдикционных органов,

их организации, деятельности, компетенции, порядке разрешения

дел общим признаком юрисдикционной формы защиты прав п ин-

тересов является то, что она осуществляется органом, управомо-

ченным разрешать подобного рода юридические дела; деятель-

ность по защите прав и законных интересов протекает в опреде-

ленной процесссуальной форме, установленной законом для дан-

ного органа; постановленный по делу правовой акт обладает обя-

зательностью и исполнимостью34.

13

Действующее законодательство устанавливает многообразие

форм защиты субъективных гражданских, семейных, трудовых,

колхозных прав и законных интересов граждан и организаций.

Например, согласно ст. 6 Основ гражданского законодательства,

ст. 6 ГК МССР защита гражданских прав осуществляется судами,

арбитражами, третейскими и товарищескими судами, профсоюзны-

ми и иными общественными организациями, а в случаях, особо

предусмотренных законом,- в административном порядке.

Дела, вытекающие из семейных правоотношений, как правило-

разрешаются судами (ч. I ст. 4 Основ гражданского судопроизвод-

ства Союза ССР и союзных республик, п. 1 ст. 26 Гражданско-про-

цессуального кодекса Молдавской ССР)35. Отдельные же дела, вы-

текающие из таких отношений, рассматриваются органами ЗАГС,

опеки и попечительства, исполнительными комитетами районных

(городских) Советов народных депутатов и другими (ст. 38, 39, 60,

61, 132, 151, 152 Кодекса о браке и семье Молдавской ССР).

В соответствии с законодательством о труде споры, возникаю-

щие из трудовых правоотношений, рассматриваются комиссиями

по трудовым спорам, профсоюзными комитетами предприятий,

учреждений и организаций, районными (городскими) народными

судами, вышестоящими в порядке подчиненности и иными орга-

нами (ст. 86, 94 Основ законодательства Союза ССР и союзных

республик о труде, ст. 210, 230 Кодекса законов о труде Молдав-

ской ССР).

Споры, вытекающие из колхозных правоотношений, по общему

правилу, разрешаются судами (ч. I ст. 4 Основ гражданского су-

допроизводства, п-1 ст. 26 ГПК МССР), а споры, связанные с

членством в колхозе, как правило, отнесены к компетенции орга-

нов самоуправления колхоза (общего собрания колхозников, соб-

рания уполномоченных, правления колхоза.

Жилищные споры разрешаются судами, арбитражами, третей-

скими и товарищескими судами, а также другими управомоченны-

ми на то органами (ст. 53 Основ жилищного законодательства

Союза ССР и союзных республик, ст. 160 Жилищного кодекса

Молдавской ССР).

Таким образом, защита гражданских прав и законных интере-

сов в широком смысле (гражданских, семейных, трудовых и т. д.)

осуществляется не только судебными, но и другими юрисдикци-

онными органами36. Для каждого из них закон устанавливает

определенную процессуальную форму деятельности. Автор настоя-

щей работы не согласен с теми учеными, которые сводят все виды

юрисдикционной деятельности по защите гражданских прав и за-

конных интересов к гражданско-процессуальной форме. Наряду с

судебной гражданской процессуальной формой защиты правки за-

конных интересов можно говорить об арбитражной, третейской,

административной и иных видах процессуальной формы защиты

прав и интересов37.

Юрисдикционный орган, компетентный разрешать гражданско-

правовые споры в широком смысле, вправе принимать к своему

14

производству только те дела, которые отнесены законом к его ве-

дению, ему подведомственны. Правильное разграничение компе-

тенции между юрисдикционными органами (судом, арбитражем,

иными государственными и общественными органами) по рассмот-

рению и разрешению гражданских дел имеет важное значение как

для деятельности самих этих органов, так и для обеспечения свое-

временной защиты прав и законных интересов граждан и органи-

заций.

Предметом нашего исследования является проблема судебной

защиты гражданских, семейных, трудовых и других прав граждан

и организаций. Судебная защита-одна из основных форм защи-

ты гражданских прав и интересов граждан, колхозов, межколхоз-

ных, государственно-колхозных предприятий, организаций и их

объединений. .В системе государственных и общественных органов;

обеспечивающих защиту гражданских прав и законных интересов,

суд занимает особое место, значение которого среди правоохрани-

тельных органов постоянно возрастает. Особое место суда в систе-

ме юрисдикционных органов вытекает из конституционного поло-

жения о том, что правосудие в СССР осуществляется только судом-

(ст. 151 Конституции СССР)38.

Не случайно В. И. Ленин ценил процессуальную форму судеб-

ной защиты выше всякой другой за ее демократичность, гласность,

массово-воспитательное воздействие, за наибольшие гарантии от

ошибок39. Суд призван в демократической форме защищать от лю-

бых посягательств на социалистический правопорядок, права и

законные интересы граждан и организаций, вести борьбу с любы-

ми правонарушениями, воспитывать граждан в духе неуклонного

исполнения советских законов и уважения правил социалистичес-

кого общежития (ст. 2 Основ гражданского судопроизводства,

ст. 2 ГПК МССР).

Г Судебная форма защиты прав и законных интересов наиболее

приспособлена для разрешения споров, возникающих из граждан-

ских, семейных, трудовых и колхозных правоотношений с участи-

ем граждан, колхозов, межколхозных и государственно-колхозных

предприятий, организаций и их объединений. В спорах, вытекаю-

щих из перечисленных правоотношений, их субъекты занимают

равное положение по отношению друг к Другу, а в суде им обес-

печивается юридическое равенство в споре.

Дела по спорам, возникающим из гражданских, семейных, тру-

довых и колхозных правоотношений, рассматриваются судом в по-

рядке искового производства, процессуальным средством защиты

которых выступает иск40. Исковое производство является основ-

ным видом гражданского судопроизводства. В последнее время

более 92% рассматриваемых судами гражданских дел в широком

смысле, то есть гражданских, семейных, тдудовых и колхозных,

составляют дела искового производства41.Исковое производство-

основной вид гражданского судопроизводства не только по коли-

честву рассматриваемых дел, но и потому, что нормы искового

производства содержат общие правила судопроизводства и для дел

15

непсковых производств. В соответствии с ч. 2 ст. 1 ГИК МССР

дела, возникающие из административно-правовых отношений, и

дела особого производства рассматриваются в судах по общим

правилам судопроизводства за отдельными изъятиями, установлен-

ными законодательством Союза ССР и Молдавской ССР. Это озна-

чает, что правила искового производства, за некоторыми исключе-

ниями, применяются и для рассмотрения судами дел, возникаю-

щих из административно-правовых отношений, и дел особого про-

изводства42.

Несмотря на то, что отнесенные законом к компетенции суда

гражданские, семейные, трудовые и колхозные дела весьма разно-

образны и имеют свои особенности в рассмотрении, однако сход-

ство их общих черт (главным образом, автономный характер воз-

никновения и распоряжения правами по таким делам, равенство

их субъектов, наличие спора о праве, подлежащего разрешению в

суде, и т. д.) позволяет установить общий порядок судопроизвод-

ства по гражданским, семейным, трудовым и колхозным делам –

-исковой порядок. Таким образом, сходный характер материально-

правовых отношений по гражданским, семейным, трудовым и кол-

хозным делам предопределяет установление и единого порядка

судопроизводства по этим делам – искового порядка43.

В теории гражданского процессуального права широко распро-

странено мнение, согласно которому деление гражданского судо-

производства на виды (исковое, особое и производство по делам,

возникающим из административно-правовых отношений) обуслов-

лено материально-правовой природой дел, рассматриваемых судом

в порядке гражданского судопроизводства44. С учетом этого теоре-

тического положения и построены вторые разделы Гражданско-

процессуальных кодексов союзных республик – <Производство делв суде первой инстанции>.

Исковое производство – это спорное производство. В порядке

этого вида производства разрешаются споры о праве, возникаю-

щие из гражданских, семейных, трудовых и колхозных правоот-

ношений. Без спорного материально-правового требования исвда к

ответчику нет иска, обращение в суд будет беспредметным40,; По-

этому важное практическое значение имеет определение понятия

спора о праве, учитывая, что закон не дает его определения, а в

юридической науке нет единого мнения по поводу этой правовой

категории46.

Мнения советских ученых по вопросу понятия спора о праве

обычно разделяют на три основные группы. Одни под спором о

праве понимают определенное состояние субъективного права.

Другие утверждают, что спор суть разногласие, конфликт, проти-

воборство сторон. Третьи делят спор на материальный и процес-

суальный47. Полагаем, что спор о праве необходимо связывать с

материальным и процессуальным правоотношением (см. 3 гла-

вы III настоящей работы).

По своему содержанию спор о праве может быть самым раз-

личным. В одних случаях стороны могут спорить по поводу нали-

чия или отсутствия между ними материального правоотношения.

В других – стороны могут не отрицать существования между ни-

ми определенного материального правоотношения, но спорить меж-

ду собой относительно реализации прав и исполнения обязаннос-

тей, вытекающих из этого правоотношения. Спор может затраги-

вать вопрос об изменении пли прекращении между ними мате-

риального правоотношения и т. д. Но во всех случаях предметом

спора должно служить определенное субъективное право или охра-

няемый законом интерес, материальное правоотношение с выте-

кающими из него правовыми требованиями истца к ответчику4.

Однако это не означает, что спор о праве возникает лишь меж-

ду лицами, действительно находящимися в материально-правовых

отношениях. Он возможен л при отсутствии таковых отношении.

Действующее гражданско-процессуальное право не требует выяв-

ления наличия материального правоотношения между сторонами

при предъявлении иска. Такая проверка осуществляется в процес-

се рассмотрения судом дела по существу. Поэтому с позиций граж-

дански-процессуального права для признания наличия спора о

праве достаточно, чтобы он был направлен на материально-право-

вое отношение между сторонами. Во всех случаях, когда спорного

права не существует, исковой процесс не лишен предмета, он

имеет предмет. Этот предмет – утверждаемое право. Против него

защищается ответчик. Поэтому процесс имеет значение и оправ-

дан вопреки отсутствию действительно существующего права, на

которое претендует истец или ответчик49.

Спор о праве тесно связан с правонарушением. Вместе с тем

они могут не совпадать. Спор о праве чаще всего возникает з

связи с правонарушением, но может возникнуть и при отсутствии

правонарушения, когда истец претендует на какое-либо право

вследствие умысла или заблуждения. С другой стороны, не всякое

правонарушение порождает спор, подлежащии рассмотрению р

суде. Если вслед за правонарушением нарушитель устраняет допу-

щенное нарушение или же когда у прав омоченная сторона мирится

с нарушением ее права, то правонарушение не приобретает харак-

тера спорного отношения. Правонарушение перерастает в спор.

когда нарушитель добровольно не восстанавливает нарушенное

право, а управомоченное лицо принимает меры по восстановлению

нарушенного права.

Спор о праве возможен не только в связи с нарушением права.

но и при неопределенности, неизвестности существования право-

отношения между сторонами. Как указывал В. М. Гордон, когда

обнаруживается неопределенность правоотношения, неизвестно

существование той юридической связи, которая проявляется в на-

личности и в возможности возникновения прав и обязанностей У

субъектов правоотношения50.

На возможность рассмотрения судом споров о праве не только

в связи с правонарушением, но и при неопределенности правоот-

ношения, указывает сам закон. Согласно ст. 4 ГПК МССР всякое

заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом,

обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого пра-

ва или охраняемого законом интереса. Поэтому вряд ли можно

согласиться с теми авторами, которые связывают понятие спора о

праве лишь с нарушением субъективного права. Когда нет нару-

шения права, отмечает П. Ф. Елисейкин, нет и спора о праве

гражданском51. Потребность в судебной защите возникает и в тех

случаях, когда право находится в неопределенном состоянии.

По широкому распространенному в литературе мнению, в слу-

чае нарушения права истец требует его восстановления, притяза-

ния истца к ответчику сопровождаются требованием о присужде-

нии последнего к совершению каких-либо действий или воздержа-

нию от таковых. То есть при нарушении права предъявляются

иски о присуждении (исполнительные). По спорам же об устра-

нении неопределенности во взаимоотношениях сторон предъявля-

ются иски о признании. По искам о признании истец не требует

принятия каких-либо принудительных мер в отношении ответчика.

поскольку у него нет материально-правовых требований к ответ-

чику. Истец может требовать только подтверждения того, что та-

кое право бесспорно принадлежит ему и ответчик не вправе пред-

принимать никаких действий, которыми могло бы быть нарушено

право истца52.

В понятие спора о праве не следует включать также наличие

специального органа, компетентного разрешать соответствующие

споры, участие сторон в процессе, состязательность в разбиратель-

стве спора53, так как эти признаки характеризуют процессуальную

форму защиты права, а не понятие спора о праве.

Обращение к компетентному органу за разрешением спора яв-

ляется процессуальным действием, однако процесс ничего не при-

бавляет к рассматриваемому спорному материальному правоотно-

шению. Он только дает ему оценку с точки зрения норм матери-

ального права, то есть устанавливает наличие (или отсутствие)

взаимных прав и обязанностей у спорящих сторон.

Взгляд на правовой спор как допроцессуальное явление выска-

зан в болгарскои гражданско-процессуальной литературе. Так, вид-

ный процессуалист профессор Живко Сталев пишет, что правовой

спор есть извне процессуальное и предпроцессуальное состояние

материального отношения, которое может дать повод для возник-

новения между сторонами и судом процессуального правоотноше-

ния, направленного на разрешение спора54.

Юридическому понятию <спора о праве> не следует придавать

узкое значение, сводящееся к ситуации, когда один что-либо ут-

верждает, а другой отрицает, то есть когда стороны находятся в

словесном (устном или письменном) состязании, отстаивая свою

правоту, свои доводы по поводу осуществления прав и исполнения

обязанностеи. Ответчик может не отрицать требований истца, но,

несмотря на это, не исполнять своих обязанностей, тем самым

препятствовать истцу в реализации его права. В таких случаях

также возникает необходимость обращения в суд для принудитель-

ного осуществления права. Тот, кто не исполняет своей обязан-

ности, тем самым вступает в спор против права, хотя бы на сло-

вах и не отрицал своей обязанности или даже признавал ее55.

Если бы наличие спора о праве признавалось лишь при явно

выраженной форме отказа со стороны ответчика удовлетворить

требования истца, то истец был бы нередко затруднен необходи-

мостью поставить ответчика в положение, которое свидетельство-

вало бы о наличии спора, поскольку ответчик старался бы избе-

жать установления спора. Поэтому спор о праве необязательно

предполагает наличие разногласий сторон по поводу осуществле-

ния прав и исполнения обязанностей. Спорность права выражает-

ся в невозможности его осуществления управомоченным лицом, а

не в тех или иных объяснениях обязанного лица по поводу заяв-

ленного требования. Еще В. Н. Гордон отмечал, что нет необходи-

мости понимать спор о праве в смысле протеста одного против

осуществления прав со стороны другого. Достаточно понимать

здесь лишь вопрос о праве, но, разумеется, таком, решение кото-

рого представляет для данного лица юридический интерес, то есть

укрепляет его правовую позицию56.

В некоторых случаях осуществление заинтересованным лицом

субъективного права зависит не только от обязанной стороны в

правоотношении. Правовые нормы могут устанавливать известную

преграду в осуществлении заинтересованным лицом тех или иных

прав до их выявления и определения судом57. Так, помеха в реа-

лизации права в виде необходимости получения судебного реше-

ния требуется по делам о признании брака недействительным, о

признании усыновления недействительным и отмене усыновления,

о расторжении брака при наличии несовершеннолетних детей и др.

(ст. 15, 24, 14 Основ законодательства Союза ССР и союзных рес-

публик о браке и семье, ст. 43, 116, 36, ч. IV ст. 38 КоБС МССР).

Устанавливая в подобных случаях помеху в осуществлении прав

до получения судебного решения, закон преследует цель контроля

со стороны государства за законностью осуществления прав заин-

тересованными лицами58.

Все сказанное свидетельствует о том, что гражданско-процессу-

альный закон (ст. 4 Основ гражданского судопроизводства, ст. 26

ГПК МССР), указывая на подведомственность суду дел по спо-

рам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых и колхоз-

ных правоотношений, под спором о праве имеет в виду как раз-

ногласия сторон по поводу взаимных прав и обязанностей, так и

те случаи, когда пререканий между сторонами нет, но одпа из

них уклоняется от исполнения лежащей на ней обязанности, а

также ситуации, когда для осуществления права требуется под-

тверждение его решением суда.

Можно согласиться с В. Н. Щегловым, что СУДЫ должны быть

освобождены от рассмотрения фактически бесспорных гражданских

Дел и законодательные акты последних лет имеют такую тенден-

цию59. Однако действующим законодательством к компетенции

оуда пока отнесено разрешение некоторых категории исковых дел,

в которых стороны могут и не спорить между собой о взаимных

правах и обязанностях. Изъятие из судов фактически бесспорных

дел и передача их на разрешение другим юрисдикционным орга-

нам освободили бы суды от выполнения не свойственной им функ-

ции и обеспечили возможность более качественного рассмотрения

действительно спорных дел60.

В порядке гражданского судопроизводства рассматриваются и

некоторые дела, возникающие из административно-правовых отно-

шений, и дела особого производства. Дела, возникающие из адми-

нистративно-правовых отношений, хотя и носят спорный характер,

как и исковые дела, выделены, однако, в самостоятельный вид

судопроизводства, поскольку характер спора здесь иной, чем в

исковом производстве. Административно-правовые споры возника-

ют в сфере управленческих отношений, для которых характерным

является властно-подчиненный характер отношений. Особый ха-

рактер административно-правовых отношений обусловливает не-

обходимость выделения споров, вытекающих из этих отношений, в

самостоятельный вид их производства. В ГПК союзных республик

дела, возникающие из административно-правовых отношений, вы-

делены в отдельный вид судопроизводства (гл. 22-25 ГПК

МССР)61.

В судебной практике дела, возникающие из административно-

правовых отношений, занимают пока незначительный объем –

около 2% всей массы гражданских дел. Это некоторые категории

дел .с участием граждан и органов управления. Однако с вве-

дением в действие с 1 января 1988 г. закона <О порядке обжало-вания в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемля-ющих права граждан> от 30 июня 1987 г.62 можно будет ожидать

увеличения в судах количества дел, возникающих из администра-

тивно-правовых отношений63. Отнесение таких дел к компетенции

суда дает определенные преимущества для граждан, поскольку в

гражданском процессе стороны пользуются равными правами и

несут одинаковые обязанности, их гарантии равны независимо от

положения в материальных правоотношениях, спор по поводу ко-

торых разрешает суд64.

В отличие от подведомственности суду дел искового производ-

ства, которая определяется общими признаками (наличие спора о

праве, характер спорных отношений, субъектный состав спорящих

сторон, отсутствие специального закона, устанавливающего изъя-

тия из общего правила подведомственности), подведомственность

СУДУ Дел, возникающих из административно-правовых отношений,

устанавливается в виде закрепления в законе исчерпывающего

перечня этих дел (ст. 230 ГПК МССР, ст. 209 Кодекса Молдав-

ской ССР об административных правонарушениях и другие зако-

нодательные акты). То есть тот или иной спор, вытекающий из

административно-правовых отношений, подлежит рассмотрению в

суде, если на это имеется специальное указание закона65.

Однако с принятием закона <О порядке обжалования в суд не-правомерных действий должностных лиц, ущемляющих праваграждан> подведомственность суду дел этой категории будет опре-

деляться общими признаками, характерными для управленческих

отношений. Так, в силу ст. 1 и 3 названного Закона граждане

вправе обжаловать в суд любые действия должностных лиц, со-

вершенные с нарушением закона, превышением полномочий,

ущемляющие права граждан, предоставленные им законом или

другим нормативным актом, либо незаконно возлагающие на него

какую-либо обязанность.

В порядке гражданского судопроизводства рассматриваются и

некоторые категории дел особого производства. Эти дела в послед-

ние годы занимают около 6% всех гражданских дел, рассматри-

ваемых судами. По своей отраслевой принадлежности дела особого

производства относятся к гражданским, семейным, трудовым, ад-

министративным и другим отраслям права. Несмотря на весьма

разнообразный характер дел особого производства, общим для них

является то, что при их рассмотрении суд не разрешает спора о

праве. В этом порядке устанавливаются имеющие юридическое

значение факты, правомерность действий других органов, право-

мочных устанавливать и удостоверять определенные действия и

события, восстанавливаются права на утраченные документы и т. д.

Но в особом производстве суд не касается правовых последствий,

вытекающих из юридически значимых фактов, а лишь подтверж-

дает факты, с которыми связана реализация субъективного пра-

ва66.

Подведомственность суду дел особого производства определя-

ется в соответствии с перечнем, закрепленным в законе (ст. 244

ГПК МССР), за исключением дел по установлению фактов, имею-

щих юридическое значение, где дается лишь примерный их пере-

чень (ст. 246 ГПК МССР)67.

В нашем исследовании мы коснемся лишь проблемы защиты

прав и законных интересов в порядке искового производства, то

есть защиты прав и интересов по спорам, вытекающим из граж-

данских. семейных, трудовых и колхозных правоотношений.

3. Субъективные гражданские права

и охраняемые законом интересы как объекты судебной защиты

В теории советского права признано, что социальные интересы,

будучи опосредованными правом, приобретают качество юридичес-

ки значимых интересов и выступают либо в форме субъективных

прав и юридических обязанностей, либо в форме охраняемых зако-

ном интересов. Возникает вопрос: может ли заинтересованное ли-

Цо обратиться в суд за защитой своего права или в равной мере

и за защитой законного интереса? На данный вопрос следует дать

положительный ответ. Согласно ст. 5 Основ гражданского судо-

производства, ст. 4 ГПК МССР всякое заинтересованное лицо

вправе в порядке, установленном законом, обратиться в суд за

защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого

законом интереса68. В этих нормах прямо подчеркивается, что

граждане и организации вправе требовать судебной защиты как

прав, так и охраняемых законом интересов, то есть субъективные

материальные права и охраняемые законом интересы выступают в

качестве самостоятельных объектов судебной защиты. В чем за-

ключается различие понятий <право> и <охраняемый законом ин-терес?>

По поводу правовой категории субъективного права в юриди-

ческой науке сложилось в определенной мере общепризнанное

суждение. Субъективное право рассматривается в качестве обеспе-

ченной законом меры возможного поведения, охватывающей как

возможность поведения самого управомоченного, так и возмож-

ность требовать соответствующего поведения от обязанных лиц в

целях удовлетворения признаваемого законом интереса69. То есть

субъективное право включает в себя правомочие на собственные

положительные действия и правомочие требовать от других лиц

воздерживания от действий известного рода либо, напротив, на их

совершение. Поэтому в тех случаях, когда допускаются отклоне-

ния от установленных законом мер возможного или обязанного

поведения, возникает необходимость приведения действий соответ-

ствующих лиц согласно предписаниям закона. Заинтересованные

лица в целях удовлетворения признаваемого законом субъектив-

ного права вправе прибегнуть, в установленном порядке, к судеб-

ной или иной форме его защиты.

Но если достигнуто согласие в том, что субъективное право –

это мера дозволенного поведения управомоченного лица, обеспе-

ченная юридическими обязанностями других, то дискуссионным

является вопрос о возможности возникновения у конкретного лица

субъективного права непосредственно из закона, вне правоотноше-

ния, а также относительно того, является ли право на защиту

одним из правомочий субъективного материального права пли же

по отношению к нему выступает самостоятельным правом.

По мнению одних авторов, субъективные права возникают

вследствие вступления субъекта права в правоотношение (и на-

ступления определенных юридических фактов, указанных в зако-

не), когда управомоченному лицу корреспондируют обязанности

других субъектов. Сторонники этого взгляда утверждают, что нет

субъективного права как юридического явления, если оно не пра-

во по отношению к кому-либо, то есть если оно так или иначе не

связано с обязанностями других лиц. Субъективное право и юри-

дическая обязанность вне социальных связей (вне правоотноше-

ний) – это фикция, <социальный нуль>70.

Другие же ученые признают возможность возникновения у

лица субъективного права вне правоотношения и наступления

определенных юридических фактов, а непосредственно из норм

объективного права, и прежде всего из норм советских конститу-

ций71. Обычно к такого рода субъективным правам относят права,

образующие так называемый правовой статус личности (право на

труд, право на охрану здоровья, право на жилище и т. д.). При-

знавая за подобными правами личности качество субъективного

права, авторы, придерживающиеся этого взгляда, вынуждены все

же подчеркнуть, что в процессе реализации таких прав между его

обладателем и другими лицами и органами могут возникать пра-

воотношения. В этих случаях подобные права входят в состав пра-

воотношения в качестве его элемента72.

Иные авторы, чтобы показать действенность позиции, согласно

которой субъективные права возникают непосредственно из норм

объективного права, конструируют стадии проявления этого пра-

ва – стадию обладания субъективным правом и стадию пользова-

ния (непосредственной реализации) субъективным правом. Ука-

зывают, что те субъективные права, которые вытекают непосред-

ственно из закона, для лица находятся лишь в стадии обладания.

Но обладание правом – это еще не всегда его реализация, пользо-

Бание им. Для реализации права, пользования им требуются опре-

деленные волевые поступки, связанные с использованием тех плп

иных благ, лежащих в основе этого права73. Но ведь для осуществ-

ления права в этих случаях волевым поступкам одного лица, как

правило, должны корреспондировать встречные действия других

лиц. Для реализации того же права на труд требуются не только

волевые действия поступающего на работу, но и администрации

предприятия, организации о приеме на работу. Иначе говоря, для

реализации права на труд необходимо вступить в конкретное тру-

довое правоотношение.

В теории права в последнее время наряду с конкретными пра-

воотношениями стали выделять и так называемые правоотношения

общего типа (общерегулятпвные), под которыми понимаются та-

кие правовые связи, которые основываются на общих правах и

обязанностях (в том числе общих дозволениях и запретах), субъ-

екты которых не имеют поименованной индивидуализации74.

Авторы, поддерживающие идею о наличии правоотношений об-

щего типа, обычно говорят, что правоотношения в государствен-

ном и административном праве отличаются по своему характеру

от тех, которые известны гражданскому праву. Это проявляется в

том, что один из их участников всегда какое-то время остается

неперсонпфицпров энным75. По существу, с правоотношениями об-

щего типа связываются те же конституционные права и обязан-

ности, которые составляют правовой статус личности. Разница

состоит лишь в том, что одни авторы признают их субъективными

правами, возникающими непосредственно из закона, а другие при-

дают им качество тех же прав. конструируя правоотношения об-

щего типа. Однако следует отметить, что судебный порядок ис-

пользуется лишь для защиты нарушенных пли оспоренных прав п

интересов, имеющих персональную направленность. Если права

или охраняемые законом интересы носят общий, неконкретпзиро-

ванный характер, то пх защита в судебном порядке исключается.

Вопрос о том. является ли право на защиту элементом (свой-

ством) субъективного материального права или же его следует

рассматривать в качестве самостоятельного, будет освещен в сле-

ДУЮщей главе при изложении вопроса о праве па обращение за

Хлебной защитой.

Но еще более сложной остается проблема судебной защиты

охраняемых законом интересов. В теории права ведется острая

полемика о понятии охраняемого законом интереса, об условиях

1г способах его защиты. Нет четкой ясности по этим вопросам и в

судебной практике. Успешное решение этой проблемы осложня-

ется и тем, что в законе не раскрывается понятие охраняемого

законом интереса, не указывается, при каких условиях и какими

способами производится его защита. Поэтому на охраняемом за-

коном интересе как объекте судебной защиты остановимся более

подробно.

Как уже подчеркивалось выше, в соответствии со ст. 5 Основ

гражданского судопроизводства, ст. 4 ГПК МССР граждане и ор-

ганизации вправе требовать судебной защиты как прав, так и ох-

раняемых законом интересов. Употребляемое в законе понятие <ох-раняемые законом интересы> предполагает материально-правовые.

а не процессуальные интересы. Судебная защита охраняемых за-

коном интересов на практике чаще всего осуществляется одновре-

менно с защитой субъективного материального права. В некоторых

случаях охраняемые законом интересы выступают в качестве само-

стоятельного объекта судебной защиты. Несмотря на то. что субъ-

ективные права и охраняемые законом интересы являются само-

стоятельными правовыми категориями, эти понятия близки и в из-

вестной мере совпадают, поскольку момент интереса заложен как

г. субъективном праве, так и охраняемом законом интересе. Ведь

субъективные права предоставляются их субъектам для удовлет-

ворения интересов, а реализация субъективного права всегда свя-

зана с осуществлением соответствующего интереса76. Также можно

сказать, что с защитой субъективного права обеспечивается и за-

щита интереса, лежащего в основе субъективного права.

Исходя из тесной взаимосвязи интереса, воплощенного в субъ-

ективном праве и не имеющего такого опосредствования, Д. М. Че-

чот выделяет два самостоятельных понятия – юридический инте-

рес и охраняемый законом интерес. В понятие юридического инте-

реса Д. М. Чечот включает интересы как опосредствованные в су-

бъективных правах, так и не имеющие такого опосредствования.

Тогда как, по его мнению, охраняемый законом интерес – это ин-

терес, не воплощенный в субъективном праве, а фигурирующий в

качестве самостоятельного интереса и как таковой подлежащий за-

щите77.

Другие авторы говорят о понятии охраняемого законом интереса

в широком и узком смыслах. В широком смысле понимаются инте-

ресы, воплощенные в субъективных правах, а в узком – не имею-

щие такого воплощения78. Представляется, что в терминологичес-

ком отношении позиция Д. М. Чечота более предпочтительна, так

как основывается на действующем законодательстве.

Из смысла ст. 5 Основ гражданского судопроизводства, ст. 4

ГПК МССР вытекает, что под охраняемым законом интересом за-

конодатель имеет в виду те случаи, когда законные интересы граж-

дан и организаций не опосредуются с помощью субъективных прав.

а выступают самостоятельно в форме охраняемых законом интере-

сов и как таковые подлежат судебной защите. В этой связи вряд

ли можно согласиться с утверждением, что в зависимости от того,

какое решение выносит суд (удовлетворяет или отклоняет иск),

объектом защиты может быть как субъективное право, так и охра-

няемый законом интерес. Так, Г. Д. Васильева говорит, что, удов-

летворяя иск о признании договора займа, суд защищает субъек-

тивное право истца. Отклонение же такого иска означает защиту

интереса ответчика79.

Подобная трактовка охраняемых законом интересов не вытекает

из смысла и содержания ст. 5 Основ гражданского судопроизводст-

ва и ст. 4 ГПК МССР, а проблема судебной защиты охраняемых

законом интересов теряет научную и практическую ценность,

ибо при удовлетворении иска защищается право, а при его откло-

нении – интерес. Говоря о праве заинтересованного лица на обра-

щение за судебнои защитой, закон имеет в виду защиту матери-

альных субъективных прав и интересов. Но когда суд отклоняет

иск в связи с тем, что истец не обладает субъективным материаль-

ным правом, о защите которого просит, то у ответчика не может

быть материально-правового интереса как объекта защиты, посколь-

ку .стороны не находятся в материально-правовом отношении, не

имеют по отношению друг к другу материальных прав и обязан-

ностей. И у ответчика, и у истца, имеются юридические процессу-

альные интересы, которые опосредуются в их субъективных процес-

суальных правах и обязанностях как участников гражданского про-

цессуального правоотношения80. Поэтому при отклонении иска мо-

жет идти речь о защите процессуального, а не материально-пра-

вового интереса ответчика.

В юридической литературе не всегда проводится грань между

охраняемым законом интересом как объектом судебной защиты и

юридической заинтересованностью лица на обращение за судебной

защитой. Ст. 5 Основ гражданского судопроизводства, ст. 4 ГПК

МССР требуют от лица, обращающегося за судебной защитой, на-

личия заинтересованности в этом. Говоря о заинтересованности,

закон имеет в виду не фактическую, а юридическую заинтересован-

ность, когда права и обязанности заинтересованного лица связаны

с разрешаемым судом делом. При этом заинтересованность лица

на обращение за судебной защитой должна носить материально-

правовой и процессуально-правовой характер. Материально-право-

вая сторона заинтересованности опосредствуется объектом защиты-

защищаемым субъективным правом или охраняемым законом инте-

ресом. Процессуальная – потребностью обращения за судебной за-

щитой, так как без судебного решения заинтересованное лицо не

может осуществить или подтвердить охраняемый законом интерес

или субъективное право на соответствующее благо. Следовательно,

заинтересованными следует считать тех лиц, которые обращаются

за защитой своих прав или интересов вследствие невозможности их

осуществления или подтверждения в ином порядке. Но поскольку

в ряде случаев закон наделяет некоторых лиц правом защиты в суде

прав и интересов других лиц, постольку этих управомоченных

.лиц также следует относить V. заинтересованным, но только процес-

суально. Таким образом, юридическая заинтересованность лица на

обращение за судебной защитой (процессуальный интерес) и юри-

дический интерес, воплощенный в субъективном праве или охраня-

емом законом интересе как объектах судебной защиты, выступают

в качестве самостоятельных правовых категорий, хотя и тесно вза-

имосвязанных.

Правовая категория охраняемых законом интересов первона-

чально получила закрепление в гражданско-процессуальном зако-

нодательстве (ст. 5 Основ гражданского судопроизводства, ст. 4

ГПК МССР), поэтому ее исследованием в первую очередь занялись

процессуалисты. В гражданско-процессуальной литературе вопрос

о судебной защите охраняемых законом интересов впервые был

поднят почти одновременно К. С. Юдельсоном и М. А. Гурвичем.

Так, К. С. Юдельсон, давая понятие судебного гражданского дела,

говорит, что в состав гражданских дел, рассматриваемых судом,

входят дела по спорам, затрагивающим права граждан п организа-

ций, а также их интересы. В отличие от дел по спорам о праве, по

делам, где затрагиваются интересы, нет не только спора, но п необ-

ходимости в защите права, поскольку такового не заявлено. В ка-

честве примера судебной защиты интереса К. С. Юдельсон приво-

дит дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение81.

Более развернутое исследование судебной защиты охраняемых

законом интересов провел М. А. Гурвич, который также признает

наличие интересов вне субъективных прав заинтересованных лиц.

К случаям судебной защиты интересов М. А. Гурвич относит, глав-

ным образом, дела по искам о признании82.

Среди других процессуалистов, глубоко исследовавших пробле-

му судебной защиты охраняемых законом интересов, следует отме-

тить Д. М. Чечота и Р. Е. Гукасяна. Как и названные выше авто-

ры, Д. М. Чечот признает, что юридические интересы лица не мо-

гут быть обеспечены только с помощью субъективных прав. В ряде

случаев они приобретают форму охраняемых законом интересов и

в качестве таковых подлежат защите. По мнению Д. М. Чечота.

судебная защита охраняемых законом интересов производится по

искам о защите чести и достоинства, по искам о признании с от-

рицательным содержанием, по всем делам особого производства и

другим83.

Аналогичную позицию по вопросу судебной защиты охраняемых

законом интересов занимает Р. Е. Гукасян, добавляя при этом, что

защита интереса осуществляется и в случаях, когда судом приме-

няется аналогия закона или права84.

В последующие годы вопрос судебной защиты охраняемых за-

коном интересов исследовался другими авторами85, но каких-либо

существенных изменений в подходе к определению охраняемых

законом интересов, защищаемых судом, не произошло.

С позиции общей теории права начало разработки категории

охраняемых законом интересов положили Н. И. Матузов, Г. В. Маль-

дев, В. А. Патюлпн, Л. С. Явич86, а в последнее время данная

проблема глубоко исследовалась Н. В. Витруком, Н. А. Шейкено-

вым, А. И. Экимовым, Н. С. Малеиным и другими учеными87.

Точки зрения названных авторов по проблеме охраняемых зако-

ном интересов в определенной мере перекликаются. Если п-х сгруп-

пировать, то можно выделить два основных принципа, обосновыва-

ющих наличие в советском праве охраняемых законом интересов.

Согласно утверждению одних авторов, проблема охраняемых зако-

ном интересов связана с существованием правоотношений общего

типа, в которых права и обязанности соответствующих субъектов

не получают характера конкретных правовых связей (правоотно-

шений), то есть охраняемые законом интересы рассматриваются

как неперсонифпцированные права. По мнению других, существо-

вание правовой категории охранямых законом интересов обуслов-

лено пробелами в праве, что в свою очередь объясняется различ-

ными причинами: в частности, невозможностью преду смотрения и

закрепления всех юридических интересов в качестве субъективных

прав; несущественностью интересов, в связи с чем нет необходи-

мости в их законодательном закреплении; преднамеренностью

законодателя, поскольку экономические возможности на данном

этапе развития общества не в состоянии удовлетворить все закон-

ные интересы граждан, и т. п.

В итоге делается вывод, что охраняемые законом интересы граж-

дан и организаций не противоречат основной направленности госу-

дарственной деятельности по их удовлетворению, советскому зако-

нодательству, но если право предполагает наличное право, к реа-

лизации которого можно приступить немедленно, то осуществление

охраняемого законом интереса не гарантируется законом.

Здесь нет необходимости анализировать точки зрения вышеука-

занных авторов по вопросу охраняемых законом интересов, но все

же на позиции Н. С. Малеина хотелось бы остановиться более под-

робно, поскольку он отвергает взгляды ученых-процессуалпстов по

проблеме судебной защиты охраняемых законом интересов, между

тем приведенные им доводы и сделанные выводы, на наш взгляд,

не подтверждаются действующим законодательством п судебной

практикой.

По мнению Н. С. Малеина, по делам особого производства за-

щищается не охраняемый законом интерес, поскольку установление

судом юридического факта само по себе не представляет интере-

са, не приносит выгод или благ, не удовлетворяет потребностей, а

служит лишь промежуточным этапом для приобретения субъектив-

ного права на получение наследства, возмещение вреда и т. д. Да-

лее Н. С. Малеин утверждает, что если субъективное право явля-

ется налично существующим и может быть реализовано немедлен-

но, поскольку предусмотрено нормой права, то охраняемый зако-

ном интерес не гарантируется конкретной правовой нормой. Охра-

няемый законом интерес, отмечает Н. С. Малеин, имеет законные

основания, то есть основывается на законе, однако нормы права, в

которых интересы закреплены, порождают правоотношения общего

27

(не конкретного) типа, их обладателями являются все или опреде-

ленная категория граждан, а не конкретные субъекты. В охраняе-

мом законом интересе отсутствует притязание, характерное для

субъективного права, и прежде всего конкретность управомоченно-

го и обязанного субъектов и притязание в форме иска88.

Действительно, в порядке особого производства устанавливаются

юридические факты ц иные обстоятельства в случаях, когда граж-

дане или организации не могут реализовать те или иные субъек-

тивные права ввиду неопределенности юридических фактов, явля-

ющихся основанием для возникновения субъективных прав. В этом

плане судебная деятельность по установлению юридических фак-

тов служит как бы промежуточным этапом. Но, с другой стороны,

с признанием судом того или иного юридического факта подтверж-

дается и наличие у соответствующего лица (или лиц) порожденных

установленным фактом субъективных прав или обязанностей, ко-

торые впоследствии реализуются, как правило, в бесспорном по-

рядке. С этой точки зрения особое производство выполняет защити-

тельную функцию по отношению к субъективному праву, хотя суд

д не касается субъективного права при рассмотрении дел об уста-

новлении фактов, имеющих юридическое значение. Кроме того, в

порядко особого производства судом устанавливаются не только-

юридические факты, но и подтверждаются бесспорные субъектив-

ные права (восстановление прав по утраченным документам на

предъявителя, признание владения строением на праве собственно-

сти) соответствующих заинтересованных лиц.

Не вытекает из закона, на наш взгляд, вывод Н. С. Малеина о

том, что охраняемые законом интересы порождают правоотношения

общего типа, их носителями являются все граждане или отдельные

категории граждан, а их реализация не обеспечивается правовыми

нормами. В этих случаях возникает вопрос, как понимать укаяА-

ния закона о защите охраняемых законом интересов в суде, ар-

битраже и иных органах (ст. 2 Основ гражданского судопроизвод-

ства, ст. 3 Основ законодательства о судоустройстве в СССР, ст. 2″

Закона СССР о Государственном арбитраже в СССР, ст. 1 Основ

законодательства об административных правонарушениях и дру-

гие)? В суде, арбитраже и т. д. субъектами законных интересов

выступают конкретные лица. О всеобщности законных интересов

можно говорить в плане равной возможности их приобретения для

всех, а не об их безличности и тождестве для всех. Несомненно,

имеются интересы с общей направленностью, о которых говорит

сам Н. С. Маленн, – установление более выгодных транспортных

маршрутов, устранение шума и т. п. Но и для реализации подоб-

ных интересов установлен соответствующий порядок, предусмотрен-

ный указом Президиума Верховного Совета СССР <О порядке рас-смотрения предложений, заявлений и жалоб граждан> от 12 апре-

ля 1968 г. (в редакции-от 4 марта 1980 г.)89. Но и здесь закон-

ные интересы не выступают безличными. Для их реализации в пра-

воотношения вступают конкретные лица. Однако следует признать.

что обращение граждан за защитой интересов с личной направлен-

ностью носит более распространенный характер.

Представляется не основанным на законе утверждение Н. С. Ма-

леина о том, что интересы, обеспеченные субъективными правами,

гарантируются в большей степени, чем те. которые не имеют тако-

го опосредования. Во всяком случае, из вышеперечисленных зако-

нов это не вытекает. Если же указание о судебной, арбитражной п

иной защите охраняемых законом интересов включено в правовые

нормы с перспективной целью, то они не окажут какого-либо регу-

лирующего воздействия и останутся лишь пожеланиями.

Не вполне убедительным является вывод Н. С. Малепна. со-

гласно которому для субъективного права характерно притязание

в форме иска, в то время как для охраняемого законом интереса

такая форма защиты, как правило, исключается. Под исковой фор-

мой защиты не находятся все без исключения гражданские, семей-

ные, трудовые, колхозные субъективные права, не говоря уже о

субъективных правах, вытекающих из административных, земель-

ных, финансовых и других правоотношений. Нет никаких основа-

ний для применения исковой формы к защите всех без исключения

субъективных прав и в будущем. И, напротив, многие охраняемые

законом интересы на практике защищаются в исковом порядке.

В связи с изложенным можно сказать, что общетеоретические

выводы Н. С. Малеина по проблеме охраняемых законом интересов

мало чем могут быть полезны отраслевым наукам, и в частности

теории гражданского процессуального права. Поэтому можно со-

гласиться с теми учеными, которые признают, что в каждой отрас-

ли социалистического права и законодательства могут быть уста-

новлены самостоятельные виды законных интересов, характерные

только для данной отрасли права90. В этом отношении можно со-

слаться на исследования проблемы охраняемых законом интересов.

которые ведутся в теории уголовного процесса применительно к

нормам уголовно-процессуального права91.

Но как же трактуется проблема защиты охраняемых законом

интересов в судебной практике? Упоминание о защите законных

интересов спорящих сторон наиболее часто встречается по жилищ-

ным, брачно-семейным делам, по делам о разделе общего и совме-

стного имущества, по делам об определении порядка пользования

общим земельным участком между совладельцами индивидуального

строения и другим.

В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР

<О практике применения судами жилищного законодательства> от

3 апреля 1987 г. отмечается, что при разрешении спора между чле-

нами семьи о принудительном обмене квартиры суд обязан учиты-

вать доводы и интересы лиц, проживающих в жилом помещении

(п. II)92. Однако в данном постановлении не раскрывается, что

следует понимать под законными интересами. Об этом говорится в

одном из конкретных дел, рассмотренных Верховным Судом СССР.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР по делу

по иску Р. к К. о принудительном обмене жилой площади отмеча-

ется. что народным судом и вышестоящими судебными инстан-

циями при рассмотрении дела были оставлены без внимания дово-

ды ответчицы, ссылавшейся на ухудшение ее жилищных условий

в случае принятия судом варианта обмена, предложенного истицей.

Между тем эти доводы заслуживали внимания. По утверждению

ответчицы, квартира, где она проживает, является более благоус-

троенной по сравнению с той, в которую она должна вселиться в

результате обмена. Эта квартира хотя и достаточна по размеру жи-

лой площади, но состоит из двух смежных комнат с неудобной пла-

нировкой. имеет совмещенный санузел, небольшую по размерам

кухню, находится на первом этаже. Однако доводы ответчицы бы-

ли оставлены без внимания как народным судом, так и вышестоя-

щими судами.

Поэтому, отменяя все состоявшиеся по делу постановления и

направляя дело на новое рассмотрение, Верховный Суд СССР в

своем постановлении указал, что суду следовало более тщательно

проверить и обсудить доводы ответчицы, выяснить у сторон нали-

чие других вариантов обмена квартиры с тем, чтобы их интересы

в результате обмена не были ущемлены93.

В Постановлении Пленума Верховного суда РСФСР <О неко-торых вопросах, возникающих в судебной практике при примене-нии Жилищного кодекса РСФСР> от 26 декабря 1984 г. в виде

примерного перечня законных интересов сторон, которые должны

учитываться судами при разрешении споров о принудительном

обмене жилого помещения, а также при разрешении споров о вы-

селении из занимаемого жилого помещения на время капитально-

го ремонта дома указывается на наличие обстоятельств, препятст-

вующих стороне в силу возраста, состояния здоровья и т. п. поль-

зоваться предоставляемым в порядке обмена жилым помещением,

нахождение в том же населенном пункте предоставляемого жило-

го помещения на время капитального ремонта дома и пригодность

его для проживания выселяемых граждан с учетом их возраста,

состояния здоровья, продолжительности капитального ремонта

дома, других заслуживающих внимания интересов (п. 9, 10)94.

Характерно в этом отношении следующее дело. С. с двумя сы-

новьями занимала двухкомнатную квартиру площадью 27,1 кв. м

в доме, подлежащем сносу в связи с отводом земельного участка

заводу. Для переселения семье С., состоявшей из трех человек,

была предоставлена двухкомнатная квартира площадью 30,3 кв. м.

Однако переселиться в нее С. отказалась, в связи с чем завод обра-

тился в суд с иском о ее выселении из подлежащего сносу дома с

предоставлением указанной квартиры.

Кировский районный народный суд г. Казани иск удовлетво-

рил. Определением Судебной коллегии Верховного суда Татарской

АССР это решение суда было оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Татарской АССР удовлетворил про-

тест заместителя Председателя Верховного суда РСФСР об отмене

состоявшихся по делу судебных постановлений и о направлении

дела на новое рассмотрение, поскольку судебные органы не при-

няли во внимание обстоятельства, затрудняющие нормальное поль-

зование предоставляемым жилым помещением. Возражая против

переселения в предоставленную квартиру, ответчица ссылалась на

то что в подлежащем сносу доме ее семья занимала квартиру из

двух изолированных комнат, в одной из которых проживали ее

взрослые сыновья, а второй пользовалась она. В случае переселе-

ния в предоставленную квартиру, состоящую из двух смежных

комнат, ее жилищные условия были бы существенно ущемлены,,

так как она была бы вынуждена пользоваться общей с сыновьями

жилой площадью. Суд же вынес решение без учета этих заслу-

живающих внимание доводов ответчицы. Кроме того, суд не при-

нял во внимание и то обстоятельство, что ответчица состоит на

учете в психоневрологическом диспансере в связи с заболеванием

эпилепсией и по состоянию здоровья нуждается в проживании а

” о

спокоиных условиях-“.

По следующему делу о принудительном выселении с предостав-

лением другой жилой площади решение суда было отменено, по-

скольку им не были учтены заслуживающие внимания доводы и

интересы ответчиков, ссылавшихся на то, что в случае переселе-

ния в выделенную им квартиру их малолетняя дочь по состоянию.

здоровья не сможет заниматься в школе, расположенной побли-

зости. В частности, из заключения медицинских учреждений вы-

текало, что несовершеннолетней дочери ответчиков по состоянию

здоровья показано обучаться в утренней смене, с организацией.

индивидуального режима и дополнительным днем отдыха в тече-

ние недели. Между тем из имеющейся в деле справки, выданной

директором школы, в четвертом классе которой предстояло учить-

ся их дочери, вытекало, что учащиеся этих классов занимаются во

вторую смену. Поскольку эти обстоятельства не были приняты во

внимание судом, решение было отменено, а дело направлено на

новое рассмотрение96.

В постановлении Пленума Верховного суда РСФСР <О практи-ке применения судами земельного законодательства> от 20 декаб-

ря 1983 г. разъясняется, что согласно земельному законодательст-

ву порядок пользования общим земельным участком между соб-

ственниками индивидуального строения определяется судом с уче-

том принадлежащих им долей в общей собственности на дом. Од-

нако суд может отступить от этого правила в случае, когда между

сордадельцами индивидуального строения уже сложился порядок

пользования земельным участком и его изменение существенно

нарушит их интересы.

Вопрос о том, является ли нарушение интересов существенным,

решается судом в каждом конкретном случае с учетом фактичес-

ких обстоятельств дела. При этом могут быть приняты во внима-

ние затраты, вложенные сторонами в освоение и благоустройство

земельного участка, нахождение на нем строений, сооружений,

плодоо-ягодных насаждений, возможность их переноса, а также

необходимость выделения совладельцам части земельного участка

Для поддержания принадлежащих им частеи дома, других строе-

ний и сооружении в пригодном для пользования состоянии

(п. II)97.

В этом направлении ориентируется и судебная практика. Так,

Н., сособственница 1/2 части дома, обратилась в суд с иском к М.

об определении порядка пользования земельным участком.

Решением Наро-фоминского городского народного суда Москов-

ской области каждой из сторон выделено в пользование по 1/2 зе-

мельного участка. Судебная коллегия по гражданским делам Мос-

ковского областного суда решение народного суда оставила без

изменения.

Президиум Московского областного суда удовлетворил протест

заместителя Председателя Верховного Суда СССР об отмене судеб-

ных постановлений п направлении дела на новое рассмотрение,

указав следующее.

Согласно ст. 134 ЗК РСФСР порядок пользования общим зе-

мельным участком определяется с учетом частей строения, при-

надлежащих гражданам. Суд может отступить от этого правила в

случае, когда между совладельцами индивидуального строения

уже сложился порядок пользования земельным участком и его

изменение существенно нарушит их интересы.

В решении суда указывалось, что при выделе каждой из сто-

рон по 1/2 земельного участка интересы совладельцев существенно

не нарушатся. Между тем, как утверждала в судебном заседании

ответчица, она освоила участок, посадила фруктовые деревья, пло-

довые кустарники, цветы, мать же истицы никогда не пользова-

валась им; участок, который должен перейти к истице, наиболее

ухожен, удобрен и передача его истице существенно нарушит ин-

тересы ответчицы, так как с учетом возраста она не в состоянии

освоить таким же образом остальную часть земельного участка.

истица же участком не пользуется. Поскольку суд не обсуждал

доводы ответчицы о том, что истице передается ответчицей в

освоение наиболее ухоженная часть участка, в которую она вло-

жила много средств, решение было отменено и дело направлено

на новое рассмотрение98.

В юридической литературе и судебной практике в качестве за-

щиты законного интереса признается получение одним из супру-

гов большей части общего имущества в случае проживания с ним

несовершеннолетних или совершеннолетних, но нетрудоспособных

детей, нетрудоспособности самого супруга, уклонения другого су-

пруга от общественно полезного труда и т. п.

В частности, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР

по делу по иску С. к С. о разделе общего имущества супругов го-

ворится, что при его разделе, учитывая заслуживающие внима-

ния интересы одного из супругов, суд, вправе отступить от равен-

ства долей в имуществе. В качестве такого заслуживающего вни-

мания интереса ответчицы по данному делу Верховный Суд СССР

признал проживание с нею нетрудоспособного сына, страдающего

психическим заболеванием, небольшой заработок ответчицы –

70 рублей в месяц, в то время как истец получает пенсию в раз-

мере 185 рублей п имеет заработок 160 рублей. В связи с изло-

женным Пленум Верховного Суда СССР все судебные решения,

вынесенные по делу, которыми имущество было разделено поров-

ну изменил, снизил взысканную с ответчицы в пользу истца сум-

му за причитавшуюся ему часть имущества до 300 рублен, вместо

1935 рублей, если бы имущество было разделено между сторонами

поровну”.

Судебная практика трактует как защиту законных интересов

получение в пользование дополнительной жилой площади в по-

рядке ст. 46 ЖК РСФСР (или ст. 49 ЖК МССР) лицами, страда-

ющими болезнями, перечисленными в особом перечне100, научными

работниками, имеющими ученые степени101, п другие случаи.

В вышеприведенных делах законные интересы защищались

одновременно с субъективными правами той или иной стороны.

Однако охраняемые законом интересы могут выступать самостоя-

тельными объектами судебной защиты, а не вместе с субъектив-

ными правами.

Так, жилищное управление Фрунзенского района г. Ленингра-

да обратилось в суд с иском к С. и членам его семьи о выселении

из кооперативной квартиры на время капитального ремонта дома

ЖСК. В исковом заявлении истец указал, что решением испол-

кома Ленинградского городского Совета народных депутатов на

исполком Фрунзенского района г. Ленинграда возложена обязан-

ность по переселению н предоставлению ответчикам жилого поме-

щения на время капитального ремонта дома ЖСК. Однако ответ-

чики от переселения отказываются.

Народный суд Фрунзенского района г. Ленинграда иск удов-

летворил. Решение народного суда было оставлено без изменения

Судебной коллегией по гражданским делам, а затем и президиумом

Ленинградского городского суда. Судебная коллегия по граждан-

ским делам Верховного суда РСФСР отменила все состоявшиеся

по делу решения исходя из того, что жилищное управление явля-

ется ненадлежащим истцом, поскольку оно не состоит с ответчи-

ками в правоотношениях по пользованию жилой площадью в доме

ЖСК, какими-либо правами по отношению к ним не обладает, по-

этому и не имеет права па предъявление иска. С решением Су-

дебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РСФСР

согласился и Президиум этого суда.

Пленум Верховного Суда СССР отменил определение Судеб-

ной коллегии Верховного суда РСФСР и постановление Президиу-

ма этого же суда и оставил в силе решение народного суда, опре-

деление Судебной коллегии по гражданским делам и постановление

президиума Ленинградского городского суда, указал в своем по-

становлении, что у исполкома Фрунзенского района г. Ленинграда

имеется правовая заинтересованность в разрешении возникшего

спора (исходя из его обязанности переселения и предоставления

ответчикам жилой площади), а его право на предъявление иска

основано на законе. Согласно ст. 5 и п. 1 ст. 6 Основ граждан-

ского судопроизводства всякое заинтересованное лицо вправе об-

ратиться в суд не только за защитой права, но и охраняемого за-

коном интереса102.

Подводя итог изложенному, можно сделать вывод о том, что

охраняемый законом интерес – это разнообразные материальные,

личные, духовные блага и ценности, способные удовлетворять те

пли иные потребности граждан и организаций. Вопрос о том, име-

ется ли у лица охраняемый законом интерес, нуждается ли он в

защите, решается судом в каждом конкретном случае с учетом

фактических обстоятельств дела. Охраняемы!”! законом интерес

может защищаться одновременно с субъективным правом лица. а

также быть самостоятельным объектом судебной защиты. Для су-

дебной защиты охраняемого законом интереса требуется его лич-

ная направленность. В зависимости от природы охраняемого зако-

ном интереса его защита может обеспечиваться при рассмотрении

дел как искового и особого производства, так и возникающих из

административно-правовых отношений.

Объектом судебной защиты в порядке гражданского судопро-

изводства может выступать социалистический правопорядок103. О

защите правопорядка в определенной мере можно говорить во

всех случаях, когда имеет место защита субъективных прав или

охраняемых законом интересов; защищая субъективное право или

охраняемый законом интерес лица, суд тем самым упорядочивает

поведение спорящих сторон в соответствии с предписаниями за-

кона.

Однако в отдельных случаях деятельность суда в исковом произ-

водстве может быть направлена не на защиту какого-либо субъ-

ективного права или интереса определенного лица, а на защиту

правопорядка в целом. О защите правопорядка может идти речь,

в частности, при рассмотрении исков о безвозмездном изъятии

самовольно построенных домов или дач, о безвозмездном изъятии

домов, дач, другого имущества, принадлежащего гражданам, если

оно систематически используется собственником для извлечения

нетрудовых доходов, о взыскании в доход государства исполненно-

го по сделке, совершенной с целью, заведомо противной интересам

государства и общества, о лишении права на имущество, получен-

ное недозволенными путями, и т. д.

При удовлетворении подобных исков наступает определенная

<кара> за совершенное правонарушение, в частности за самоволь-

ное строительство, заключение сделки, противной интересам госу-

дарства и общества, использование права в противоречии с его на-

значением и т. п. В отдельных случаях наряду с изъятием в доход

государства имущества или других ценностей может наступать и

административная или уголовная ответственность за совершенное

правонарушение.

Истцами по таким искам выступают прокуроры, а также упра-

вомочепные на то законом соответствующие органы государствен-

ного управления, на которых лежит обязанность вести борьбу с

подобными правонарушениями. Например, иск о безвозмездном

изъятии самовольно построенного дома или дачи может быть.

поедъявлен только прокурором или исполкомом районного или

городского Совета народных депутатов. Однако предъявлению та-

кого иска в суде обязательно должно предшествовать обсуждение

вопроса об изъятии дома или дачи в исполкоме районного или

городского Совета народных депутатов с вынесением соответствую-

щего решения. Поэтому к заявлению об изъятии дома или дачи

должна быть приобщена копия соответствующего решения испол-

кома. Данное правило распространяется и на прокурора. В связи

с этим прокурор не вправе обращаться с иском в суд до вынесе-

ния исполкомом соответствующего решения104.

В качестве ответчиков по иску о безвозмездном изъятии дома

или дачи должны привлекаться граждане, осуществившие само-

вольное строительство. Они привлекаются ответчиками даже в

том случае, если эти строения выбыли из их пользования. Заинте-

ресованные лица – пользователи строений могут быть привлечены

к участию в деле в качестве третьих лиц на стороне ответчика.

4. Процессуальные гарантии реализации права

на судебную защиту

Право на судебную защиту, закрепленное в ст. 57, 58 Консти-

туции СССР в форме норм-принципов, получило развитие в много-

численных нормах гражданского процессуального права, а также

в нормах материальных отраслей права – гражданском, семейном,

трудовом, колхозном и других. При этом право на судебную защи-

ту не только формулируется и закрепляется в тех или иных пра-

вовых нормах. В законе установлены и юридические гарантии,

которые обеспечивают возможность реального осуществления это-

го права, способствуют быстрому и правильному отправлению пра-

восудия по гражданским делам. Юридические гарантии права на

судебную защиту – это установленные законом правовые средства

и способы, посредством которых достигается реализация права на

судебную защиту с его материальной и процессуальной стороны,

а в конечном итоге обеспечиваются восстановление нарушенных

прав, пресечение действий, их нарушающих, устранение спорности

права, вынесение законного и обоснованного решения.

По своему характеру юридические гарантии права на судеб-

ную защиту делятся на материально-правовые и процессуально-

правовые и закреплены соответственно в нормах материального и

процессуального права. Примером материально-правовой гарантии

права на судебную защиту может служить положение ст. 83 ГК

“СР, в соответствии с которым защита субъективного граждан-

ского права не погашается в случае пропуска срока исковой дав-

ности по уважительной причине. Иногда в нормах материального

права содержатся процессуальные гарантии осуществления права

на судебную защиту. В частности, ст. 77 ГК МССР закрепляет

правило о том, что требование о защите нарушенного права при-

нимается к рассмотрению судом, арбитражем или третейским су-

дом независ1мо от истечения срока исковой давности. Однако в

большинстве своем процессуальные гарантии реализации права на

судебную защиту закреплены в гражданско-пропессуальном зако-

нодательстве, прежде всего в гражданско-процессуальных кодек-

сах союзных республик. Здесь мы коснемся лишь основных граж-

данско-процессуальных гарантий права на судебную защиту.

Исходя из основополагающих конституционных принципов и

положений граждански-процессуального законодательства, отра-

жающих социальную справедливость, демократизм и гуманизм со-

циалистического права, незыблемость закрепленных законом прав

и свобод советских граждан и социалистических организаций,

можно выделить следующие главные гарантии обеспечения права

на судебную защиту: доступность судебной защиты прав и закон-

ных интересов; быстрота судебного рассмотрения и разрешения

дела; небольшие судебные расходы по ведению дела в суде: ока-

зание со стороны суда помощи заинтересованным лицам в осуще-

ствлении их прав; право на обжалование решения суда; пере-

смотр судебных решений и иных постановлений в порядке надзора

и по вновь открывшимся обстоятельствам; обеспечение защиты

прав сторон в исполнительном производстве и уважение личного

достоинства должника и другие. Перечисленные и многие иные

гражданско-процессуальные гарантии предоставляют заинтересован-

ным лицам полную возможность реализации права на судебную

защиту.

Рассмотрим более подробно перечисленные гарантии реализа-

ции гражданами и организациями права на судебную защиту.

Право граждан и организаций на судебную защиту субъектив-

ных прав и охраняемых законом интересов гарантируется доступ-

ностью судебной защиты. Доступность судебной защиты обеспечи-

вается, в первую очередь, существованием стройной системы су-

дов и возложением на них функции защиты прав и законных ин-

тересов граждан и организаций, и главным образом созданием на-

родных судов (районных и городских), которые в настоящее время

рассматривают по первой инстанции почти все гражданские дела.

Областными и приравненными к ним судами, а также Верховны-

ми судами союзных республик рассматривается по первой инстан-

ции только 0,1 гражданских дел105.

Право на судебную защиту в его процессуальном значении на-

чинает осуществляться с момента обращения в суд. Согласно ст. 5

Основ гражданского судопроизводства, ст. 4 ГПК МССР всякое

заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законом,

обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого пра-

ва или охраняемого законом интереса. Таким образом, право на

обращение за судебной защитой реализует само заинтересованное

лицо, то есть лицо, субъективные материальные права или охра-

няемые законом интересы которого нарушены или оспариваются.

Данное правило вытекает из и. 1 ст. 6 Основ гражданского судо-

производства и п. 1 ст. 5 ГПК МССР. Ими определено, что суд

возбуждает гражданское дело по заявлению лица, обращающегося

за защитой своего права или охраняемого законом интереса. чт0

значит, что никто не вправе требовать судебной защиты

прав или интересов, если не управомочен на это специально зако

ном или договором в установленном порядке.

Вместе с тем гражданское процессуальное законодательство

следуя ленинским указаниям о расширении и усилении вмешательства

государства в частноправовые отношения, дополнительно

право на личное обращение за судебной защитой правом прокуро

ра возбудить в суде гражданское дело в целях защиты прав и за

конных интересов граждан или организаций (ст. 29 Основ гражданского

судопроизводства, ст. 43 ГПК МССР). По отдельным

категориям гражданских дел, указанным в законе, таким правом

наделены также органы государственного управления, профсоюз

ные организации, государственные предприятия, учреждения, организации,

колхозы, иные кооперативные организации, их объеди

нения, другие общественные организации и отдельные граждан

(ст. 30 Основ гражданского судопроизводства, ст. 45 ГПК МСС1?/-

Эти положения закона служат дополнительной гарантией реал

зации права на судебную защиту.

Важной гражданско-процессуальной гарантией права на обр

щение за судебной защитой является установление в законе исчеР

пывающего перечня оснований, по которым судья отказывает в

принятии заявления (ст. 31 Основ гражданского судопроизводства

ст. 131 ГПК МССР). Пленум Верховного Суда СССР в постановлR-

нии <О применении процессуального законодательства при ра0смотрении гражданских дел в суде первой инстанции> от 1 дека

ря 1983 г. (с изменениями и дополнениями от 3 апреля 1987 г)

указал судам, что судья вправе отказать в принятии заявления г10

гражданскому делу лишь по основаниям, предусмотренным зак”

ном (ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, ч. 5 ст. {

Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о браг

и семье). Недопустим отказ в возбуждении гражданского дела т-0

мотивам недоказанности заявленного требования, пропуска сро

исковой давности и другим не предусмотренным законом основ”

ниям (п. 2)107. Аналогичное разъяснение содержится в постанов”

лении Пленума Верховного суда Молдавской ССР <О некоторыйвопросах, возникающих при применении норм Гражданского прпессуального кодекса Молдавской ССР> от 28 сентября 1987 –

(п. 2).

Гарантией реализации права на .судебную защиту нарушеннсГ

го или оспариваемого права является обязанность суда при отказе

в принятии заявления вынести об этом мотивированное определ”

ние. В нем должно быть указано, в какой орган следует обратитг/”

ся заявителю, если дело не подведомственно суду, либо как устра/”

нить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела в суд

(ч. 3 ст. 131 ГПК МССР).

Первостепенная задача гражданского судопроизводства – пра –

вильное и быстрое рассмотрение и разрешение судами граждан ~

ских дел. Гражданским процессуальным законодательством быст””

рота судебного разбирательства гражданских дел рассматривается

как одна из главных задач гражданского судопроизводства (ст. 2

Основ гражданского судопроизводства, ст. 2 ГПК МССР). С целью

ое успешного выполнения закон устанавливает процессуальные

сроки, то есть сроки для рассмотрения в судах гражданских дел,

а также сроки для совершения тех или иных процессуальных дей-

ствии участвующими в деле лицами и судом. Процессуальные

действия должны осуществляться в сроки, установленные законом,

а когда в нем это не указано, то сроки назначаются судом. Соб-

людение процессуального срока для совершения процессуального

действия обязательно как для лиц, участвующих в деле, так и для

суда.

Гражданское процессуальное законодательство предусматрива-

ет непродолжительные сроки для рассмотрения и разрешения су-

дом гражданских дел, а также совершения тех или иных процес-

суальных действий по делу. Так, согласно закону, общий срок

рассмотрения гражданского дела в суде первой инстанции не бо-

лее одного месяца. По наиболее важным для граждан делам уста-

новлены еще более сокращенные сроки (ст. 108, 233, 237 ГПК

МССР). В суде кассационной инстанции гражданское дело подле-

жит рассмотрению в срок, указанный судом первой инстанции, и

лишь при особой сложности дела этот срок может быть продлен,

но не более чем на десять дней (ст. 2851 ГПК МССР). В суде

надзорной инстанции дело должно быть рассмотрено в течение

одного месяца со дня его поступления туда с протестом (ст. 325

ГПК МССР).

В противоположность гражданскому процессу социалистичес-

ких стран в гражданском процессе буржуазных государств наблю-

дается <бегство от юстиции> из-за медлительности правосудия по

гражданским делам. В итальянских судах, например, даже в луч-

шем случае разбирательство дола в гражданском суде занимает в

среднем два года и пять месяцев. А если к этому добавить воз-

можность последующего обращения в апелляционный, а затем и

кассационный суды, то разбирательство дела затягивается до пяти

лет и девяти месяцев108.

К числу процессуальных гарантий осуществления права на су-

дебную защиту следует отнести небольшие судебные расходы по

ведению дела в суде – от 30 копеек до 6% цены иска (см.: ст.84 ГПК

МССР). По ряду категорий дел закон вообще освобождает истцов

и других заинтересованных лиц от несения судебных расходов

(ст. 88 ГПК МССР). Кроме того, лиц, которые не располагают

достаточными средствами для ведения дела, суд может вообще

освободить от судебных расходов либо уменьшить размер послед-

них, дать отсрочку или рассрочку их уплаты (ст. 88, 89 ГПК

МССР).

Поэтому для социалистического гражданского судопроизводст-

ва проблема судебных расходов имеет несравнимо меньшее прак-

тическое значение, чем в дорогостоящем буржуазном гражданском

процессе, где судебные расходы по гражданским делам, как пра-

38

вило несут стороны. Это обстоятельство делает буржуазное IIРа

восудие доступным только для тех. кто в состоянии нести бодЫй116

судебные издержки. Нередки случаи, когда судебные расходы п0

делу превышают цену самого иска. Так. например, в Англии, если

каждая из сторон по делу о взыскании 100 фунтов стерлингов

убытков за ненадлежащее исполнение договора пригласит экспер-

та и разбирательство дела судом графства завершится в те3116

одного дня, издержки составят для истца 129 фунтов стерл!-011

для ответчика – 121 фунт стерлингов. Общая сумма судебных рас-

ходов проигравшей стороны составит 250 фунтоз стерлингов. !1Т0

значительно превышает пстребуемую сумму109.

В социалистическом обществе, как уже показано, прапа и С150-

боды не просто провозглашаются, но гарантируетсн их осуществ-

ление. В гражданском процессе реализация субъективных прав

лицами, участвующими в деле. обеспечивается активной роль10

суда, который обязан оказывать заинтересованным лицам нооЯ1

в осуществлении ими своих прав и законных интересов. Активная

роль суда в гражданском процессе проявляется в рамках консти-

туционного положения, гласящего, что Советское государство, се

его органы действуют на основе социалистической законности.

обеспечивают охрану правопорядка, интересов общества, прв и

свобод граждан (ст. 4 Конституции СССР). Процессуальная актив-

ность суда претворяется в жизнь па всех стадиях гражданского

процесса. Она способствует установлению истины по делу, дает

возможность лицам, участвующим в деле, свободно пользоваться

и распоряжаться своими материальными и процессуальными пра”

вами и всемерно их защищать; помогает выявлению причин пра-

вонарушений и принятию мер по их устранению, тем самым со-

действуя укреплению социалистической законности110.

Добиваясь обеспечения справедливого и законного праззосуд

в гражданском судопроизводстве, вышестоящие судебные инстан-

ции требуют, чтобы судебные органы проявляли максимум актив-

ности при выяснении действительных взаимоотношении сторон в

процессе. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР <<иприменении процессуального законодательства при рассмотрениягражданских дел в суде первой инстанции> от 1 декабря 1983 г.

(в редакции от 3 апреля 1987 г.) отмечается, что в силу ст. 1Ї

Основ гражданского судолропзподства суды обязаны, не- сгранч11″

ваясь представленными материалами п объяснениями, всесторон-

не, полно и объективно выяснять обстоятельства дела. права п

обязанности сторон, тщательно проверять доводы, приводимые

участвующими в деле липами, проявлять шппшатпву в собирали11

доказательств (п. 8)111.

Процессуальной активности со стороны суда при рассмотрении

гражданских дел требуют многочисленные нормы гражданского

процессуального права. Наиболее ярко это требование выраней

в ст. 16 Основ гражданского судопроизводства, ст. 15 ГПК МССР>

в соответствии с которыми суд обязан принимать все предусмот-

ренные законом меры для всестороннего, полного и объективного

выяснения действительных оостоятельств дела, прав и ооязаннос-

тей сторон; разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и

обязанности; предупреждать о последствиях совершения или не-

совершения процессуальных действий, оказывать этим лицам со-

действие в осуществлении их прав.

Утверждение активной роли суда в гражданским судопроизвод-

стве не означает, будто лица, участвующие в деле, должны следо-

довать лишь указаниям суда вопреки их свободной инициативе.

Это ограничивало бы пределы их распоряжения своими правами.

Напротив, посредством активной роли суда при осуществлении

правосудия по гражданским делам обеспечиваются наиболее пол-

ная реализация заинтересованными лицами процессуальных прав,

свободное распоряжение материальными правами.

Закрепление в процессуальном законе правила об активной ро-

ли суда в советском гражданском судопроизводстве – одна из ха-

рактерных черт социалистического правосудия, определяющая его

коренное отличие от буржуазного судопроизводства. Буржуазное

гражданское процессуальное законодательство и теория граждан-

ского процесса исходят из того, что суд не должен вмешиваться в

отношения сторон, призван лишь разрешать правовые споры, но

не заботиться о защите прав сторон. Поэтому буржуазный суд не

обязан оказывать помощь сторонам при разрешении гражданских.

дел. Между тем буржуазное право и судопроизводство крайне слож-

ны, запутаны и, по существу, оставляют беззащитными стороны, ко-

торые не в состоянии воспользоваться дорогостоящими услугами

адвоката.

В систе-ме гарантий осуществления конституционного права ня

судебную защиту, вынесения законного и обоснованного постанов-

ления по делу надо выделить еще право обжалования и опротесто-

вания судебного решения, не вступившего в законную силу. то

есть так называемое право кассационного обжалования (опротес-

тования) решения. Гражданско-процессуальный закон предостав-

ляет лицам, участвующим в деле. право обжалования, а прокуро-

ру – опротестования решения, не вступившего в законную силу,

Одновременно на соответствующий суд кассационной инстанции

возлагается обязанность проверки законности и обоснованности

судебного решения (ст. 44 Основ гражданского судопроизводства.

ст. 279 ГПК МССР).

Право кассационного обжалования решения используется но

усмотрению лиц, участвующих в деле. Для этого не требуется по-

лучения разрешения ни от суда, рассмотревшего дело. ни от кас-

сационного суда. Возможность кассационного обжалования (опро-

тестования) не зависит от цены иска. характера спора, состава его

участников112. Основаниями для такого обжалования и опротесто-

вания решения могут служить юридические и фактические ошиб-

ки суда. причем заинтересованные лица вправе ссылаться в жало-

бе на обстоятельства и доказательства, которые не были предме-

том исследования суда первой инстанции. Обжалованию (опротес-

тованию) может быть подвергнуто решение в полном объеме ил”

40

частично, касаться его резолютивной или мотивировочной части.

Рассматривая кассационную жалобу или протест, суд кассаци-

онной инстанции не связан указанными в жалобе или протесте

доводами. Он обязан проверить законность и обоснованность ре-

шения в целом, то есть как в обжалованной, так и необжалован-

ной (неопротестованной) части, а равным образом в отношении

лиц не подавших жалобы (ст. 45 Основ гражданского судопроиз-

водства, ст. 290 ГПК МССР).

Дополнительной гарантией защиты прав и законных интересов

лиц, участвующих в деле, служит институт пересмотра судебных

решений, определений и постановлений, вступивших в законную

силу в порядке судебного надзора. Такое решение, определение,

постановление может оказаться незаконным или необоснованным,

Возникает необходимость в его пересмотре в порядке судебного

надзора. Отличительнан особенность подобного пересмотра заклю-

чается в том, что проверка управомоченным на то судом законно-

сти и обоснованности вступившего в законную силу решения, оп-

ределения или постановления осуществляется лишь в том случае,

если на него принесен протест указанными в законе должностными

лицами суда или прокуратуры (ст. 317, 318 ГПК МССР). Сторо-

ны и другие лица, участвующие в деле, не обладают правом воз-

буждать производство о пересмотре судебных постановлений в по-

рядке судебного надзора. Суд надзорной инстанции, как и касса-

ционной, проверяет законность и обоснованность решения, опре-

деления или постановления по имеющимся в деле и дополнитель-

но представленным материалам как в опротестованной, так и нео-

протестованной части, а равно и в отношении лиц, не указанных

в протесте (ст. 324 ГПК МССР).

При рассмотрении гражданских дел в кассационной и надзор-

ной инстанциях весьма важно безотлагательно устранить выявлен-

ные ошибки и нарушения прав граждан и организаций. Однако эта

судебные инстанции полномочны изменить решение или вынести

новое, не передавая дело на повторное рассмотрение, только если

по делу не требуется собрать заново или дополнительно проверить

доказательства, обстоятельства дела установлены предыдущими

судами полно и правильно, но допущены ошибки в применении

норм материального права (ст. 46, 50 Основ гражданского судо-

производства, ст. 302, 327 ГПК МССР). Такое положение дел не

способствует быстрой защите нарушенных или оспариваемых прав

граждан и организаций. Поскольку судам кассационной и надзор-

ной инстанций не предоставлено право устанавливать даже неко-

торые обстоятельства и собирать дополнительные материалы по

Делу, то нередко отмененные решения приходится направлять на

новое рассмотрение в суд первой инстанции, хотя допущенные на-

рушения могли быть быстро устранены кассационной или надзор-

ной инстанцией, конечно, способной выяснить эти обстоятельства

и собрать нужные материалы.

и этой связи следует согласиться с имеющимися в литературе

оредложениямп о необходимости изменения действующего гра%-

41

данского процессуального законодательства таким образом, чтобы

судам кассационной, а также надзорной инстанции было предо-

ставлено право изменить решение, определение или постановление

или вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмот-

рение, если в деле имеются все необходимые доказательства либо

если обстоятельства дела могут быть полно установлены на осно-

вании дополнительно представленных или истребованных мате-

риалов.

Существенной гарантией защиты прав и законных интересов

граждан и организаций является пересмотр судебных решении.

определений и постановлений, вступивших в законную силу по

глювь открывшимся обстоятельствам (ст. 331-335 ГПК МССР).

Защита прав и законных интересов не заканчивается постанов-

лением правильного решения по делу. Реальную защиту прав и

интересов заинтересованные лица получат лишь в результате при-

ведения в исполнение принятого решения, что может последовать

вслед за добровольным согласием на то должника либо, в против-

ном случае, в принудительном порядке (ст. 357, 358 ГПК МССР).

Существенными гарантиями защиты прав и законных интере-

сов сторон – взыскателя и должника – в исполнительном произ-

водстве являются право обжалования процессуальных действий

судебного исполнителя по исполнению решения, а также отказа в

совершении таких действий (ст. 426 ГПК МССР), право на пре-

доставление отсрочки и рассрочки исполнения решения, на изме-

нение способа и порядка исполнения решения (ст. 355 ГПК

МССР). Важное значение имеет также установленный законом

запрет обращать взыскания на те виды имущества должника, ко-

торые перечислены в Приложении № 1 к ГПК МССР. В этот пе-

речень включено имущество, необходимое должнику и членам его

семьи для существования и продолжения своей профессиональной

деятельности.

Защите прав сторон в исполнительном производстве служит

институт поворота исполнения решения. В соответствии со ст. 428

ГПК МССР в случаях, когда решение, приведенное в исполнение,

отменено в порядке надзора, а после нового рассмотрения дела

последовало решение об отказе в иске полностью или в части,

либо когда вынесено определение о прекращении производства по

делу пли об оставлении иска без рассмотрения, а также об удов-

летворении иска в меньшем размере, то ответчику должно быть

возвращено все то, что было с него взыскано в пользу истца по

отмененному решению. Это и есть поворот исполнения решения.

Если возврат имущества в натуре невозможен, ответчику возме-

щается его стоимость.

Вопрос о повороте исполнения решения разрешается, как пра-

вило, по инициативе суда, которому передано дело на новое рас-

смотрение. Этот суд выносит новое решение или определение, ко-

торым заканчивается производство по делу. Если же суд. вновь

рассматривающий дело, не разрешил вопроса о повороте исполне-

ния отмененного им решения, тогда ответчик вправе обратиться в

42

суд с заявлением об осуществлении такого поворота. Заявление о

повороте исполнения решения в этих случаях рассматривается в

судебном заседании с вызовом всех лиц, участвовавших в деле.

Однако, чтобы не ставить взыскателя (истца) в затруднитель-

ное материальное положение в случае отмены решения в порядке

надзора, закон ограничивает случаи поворота исполнения решения

по ряду категорий гражданских дел. Так. согласно ст. 431 ГПК

МССР поворот исполнения решения после отмены его в порядке

надзора не допускается по делам о взыскании денежных су:.::ч по

требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, о взыска-

нии доходов за труд в колхозе, о взыскании вознаграждения за

использование авторского права, права на открытие, изобретение,

на которое выдано авторское свидетельство, и рационализаторское

предложение, о взыскании алиментов, возмещении вреда, причи-

ненного увечьем или иным повреждением здоровья, а такя;е в

связи с потерей кормильца. Но правило об ограничении поворота

исполнения решения по перечисленным категориям дел не приме-

няется в случае, когда со стороны истца была проявлена недобро-

совестность при постановлении отмененного решения, в частности

если отмененное решение было основано на сообщенных истцом

ложных сведениях, представленных им подложных документах

и т. п.

Перечисленные гарантии на судебную защиту и многие другие

(равноправие сторон в гражданском процессе, национальный язык

судопроизводства, отсутствие <монополии> адвокатуры на ведение

дел в судах и т. д.) обеспечивают надежность защиты прав и за-

конных интересов граждан и организации в суде.

Глава II

ПРАВО НА ОБРАЩЕНИЕ В СУД

ЗА СУДЕБНОЙ ЗАЩИТОЙ

ПО ДЕЛАМ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА

1. Право на обращение в суд

по конкретному гражданскому делу –

субъективное гражданское процессуальное право

Право на обращение в суд за судебной защитой занимает важ-

ное место среди других прав, обеспечивающих защиту нарушен-

ного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса.

Между тем в теории гражданского процессуального права, как и

в общей теории права, нет единства взглядов по многим аспектам

проблемы права на обращение в суд за судебной защитой по кон-

кретному гражданскому делу.

Так. одни авторы рассматривают проблему права на судебную

защиту в целом, в том числе и право на обращение в суд за су-

дебной защитой по конкретному делу, как правомочие субъектив-

ного материального права. Другие же считают, что право на су-

дебную защиту является процессуальным институтом, а право на

обращение в суд за судебной защитой выступает его составной

частью2. Третьи рассматривают право на судебную защиту в ка-

честве комплексного института – материального г процессуально-

го права3.

Здесь нет необходимости останавливаться на анализе перечис-

ленных точек зрения, поскольку о них подробно уже говорилось.

в граждански-процессуальной литературе4. Мы разделяем позицию

тех авторов, которые признают, что право па судебную защиту –

это проблема как материального, так и процессуального права.

Материально-правовая сторона права на судебную защиту связана

с защитой субъективного материального права иди охраняемого

законом интереса, и обладает правом на такую защиту тот, кото-

рому в действительности принадлежит нарушенное или оспаривае-

мое право пли охраняемый законом интерес. Праре- на судебную

защиту в процессуальном смысле означает право . на судебную

деятельность по рассмотрению и разрешению дела, право на поль-

зование предоставленными процессуальным законом правомочиями

в целях вынесения законного и обоснованного решения5. При этом,

если право на судебную защиту в его материально-правовом зна-

чении принадлежит, как правило, одной из спорящих сторон –

истцу, а по встречному требованию и ответчику, то правом на су-

дебную защиту в процессуальном значении обладают обе споря-

щие стороны.

44

В теории советского гражданского процессуального права в

последнее время право на судебную защиту в его процессуальном

аспекте провозглашается в качестве принципа советского граждан-

ского процессуального права6. Между тем при раскрытии его со-

держания указывается в основном на доступность обращения в суд

за судебной защитой. Представляется, что право на судебную за-

щиту в его процессуальном значении следует рассматривать шире,

увязывая его со всем комплексом процессуальных средств и га-

рантий, предоставленных законом истцу, ответчику, жалобщику,

заявителю и т. д. в целях защиты их прав.

Правильно отмечает М. А. Викут, что процессуальное право

на судебную защиту не могло бы выполнить своей роли. если бы

его содержание ограничивалось только правом обращения за су-

дебной защитой. Право на обращение в суд является лишь пер-

воначальным проявлением процессуального права на судебную

защиту, его составной частью, для эффективной судебной заш.п”ш

заинтересованному лицу должна быть предоставлена возможность

пользования всеми предусмотренными законом процессуальными

средствами защиты7.

Таким образом, в исковом производстве право на судебную

защиту с его процессуальным содержанием принадлежит обеим

сторонам и включает в себя помимо права на обращение в суд за

судебной защитой весь комплекс процессуальных правомочий сто-

рон в целях обеспечения защиты их прав ч законных интересов.

В круг таких процессуальных полномочий сторон вписывается

право заявлять ходатайства, знакомиться с материалами дела,

заявлять отводы суду и другим лицам, участвующим в деле, уча-

ствовать в судебном заседании, давать объяснения по делу. иметь

квалифицированного представителя, обжаловать решение суда,

требовать исполнения решения и т. д.

Пренебрежительное отношение суда к каким-либо проиес-су-

альным правомочиям сторон может привести к нарушению права

на судебную защиту, а то и к отмене судебного решения. В част-

ности, нарушение требований закона о своевременном извещении

лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного разбиратель-

ства служит основанием к отмене решения, если это повлекло

неисследованность судом обстоятельств дела8.

Для того, чтобы получить судебную защиту нарушенного пли

оспариваемого права или охраняемого законом интереса, а также

привести в действие механизм процессуальных средств защиты.

необходимо обладать в первую очередь правом на обращение в суд

за судебной защитой. Право на обращение в суд за судебной за-

щитой – это право заинтересованного лица на возбуждение в суде

первой инстанции гражданского дела в порядке одного из видов

гражданского судопроизводства – искового, особого либо в поряд-

ке производства дел, возникающих из административно-правовых

отношений.

В гражданско-процессуальной литературе некоторые авторы.

говоря о праве на обращение в суд за судебной защитой как о

45

фактической возможности обращения в суд с заявлением на пред-

мет рассмотрения вопроса о возбуждении гражданского дела,

утверждают, что закон называет в этих случаях правом явление,

которое не есть таковое в действительности. Подобное понимание

права на обращение в суд за судебной защитой, на наш взгляд,

не вытекает из содержания ст. 57, 58 Конституции СССР и дейст-

вующего гражданского процессуального законодательства (ст. 5, 6

Основ гражданского судопроизводства, ст. 4, 5 ГПК МССР). Смысл

термина <право на обращение в суд за судебной защитой> следует

понимать как право заинтересованного лица на возбуждение су-

дебной деятельности по рассмотрению и разрешению конкретного

гражданского дела, как субъективное гражданское процессуальное

право конкретного лица.

Однако в литературе вопрос о юридической природе права на

обращение в суд за судебной защитой и условиях возникновения

этого права носит дискуссионный характер. Можно выделить че-

тыре основные точки зрения на правовую природу права на обра-

щение за судебной защитой.

Так, одни ученые рассматривают право на обращение за судеб-

ной защитой как присущее субъективному материальному праву

правомочие принудительного его осуществления посредством су-

дебной или иной юрисдикционной деятельности. В частности,

Н. И. Авдеенко пишет, что нет гражданского субъективного права

без присущей ему возможности быть осуществленным в принуди-

тельном порядке. При таком понимании субъективного права от-

сутствует необходимость в построении особого, отличительного от

материального права, публично-правового правомочия в виде при-

тязания к государству на защиту права, то есть так называемого

права на иск в процессуальном смысле9.

А. К. Сергун, исследуя вопрос о гражданской процессуальной

правоспособности, отмечает, что общепризнанная схема реализа-

ции правоспособности (правоспособность – юридический факт –

субъективное право) не позволяет обнаружить того юридического

факта, который на основе гражданско-процессуальной правоспо-

собности вызвал бы возникновение права на обращение в суд. От-

сюда следует вывод, что право на обращение в суд имеется у субъ-

ектов соответствующих отраслей материального права всегда, если

только нет исключающих его обстоятельств, в частности изъятия

из подведомственности суда, наличия решения по тождественному

” 1П

иску, договора о передаче спора на разрешение третейского суда”.

С подобными выводами трудно согласиться, хотя бы потому,

что право на обращение в суд и субъективное материальное право

существуют по отношению к разным субъектам. Первое – по от-

ношению к суду, второе – по отношению к субъекту спорного от-

ношении. Различны и юридические факты, в соответствии с кото-

рыми возникают эти субъективные права. Кроме того, утвержде-

ние, что право на обращение в суд является правомочием мате-

риального права, противоречит задаче гражданского процесса, со-

стоящей в том, чтобы проверить, какая из спорящих сторон права,

действительно ли истцу (заявителю, жалобщику) принадлежит то

субъективное право или законный интерес, которые он себе при-

писывает.

По закону заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за

судебной защитой независимо от того, состоит ли оно в материаль-

ном правоотношении с обязанным лицом или нет, действительно

ли субъективное материальное право требует судебной защиты,

То есть право на обращение в суд за судебной защитой выступает

отдельно от субъективного материльного права. Для возбуждения

дела в суде необходимо обладать только правом на обращение в

суд. Что касается вопроса о наличии или отсутствии защищаемого

права или интереса, то он проверяется судом при рассмотрении и

разрешении дела по существу. В этой связи следует согласиться с

утверждением, что право на обращение за судебной защитой яв-

ляется субъективным процессуальным правом11.

Другая группа ученых исходит из того, что право на обраще-

ние за судебной защитой представляет собой проявление граждан-

ско-процессуальной правоспособности. Хотя эти суждения обосно-

вываются по-разному. Например, М. А. Гурвич говорит о праве

на предъявление иска как о проявившейся (конкретизированной)

в отношении определенного дела правоспособности12. О. В. Иванов

отмечает, что право на обращение за судебной защитой возникает

непосредственно из процессуальной правоспособности, так как для

его возникновения не требуется наступления какого-либо юриди-

ческого факта13. Право на обращение к суду за защитой, пишет

В. Н. Щеглов, есть гражданско-процессуальнан правоспособность,

ибо она предшествует возникновению гражданского процесса по

конкретному делу14. По мнению К. И. Комиссарова, обладателем

права на обращение за судебной защитой может быть признано

всякое процессуально правоспособное лицо15.

Подобный взгляд на право обращения за судебной защитой

был распространен и в дореволюционной русской гражданско-про-

цеосуальной литературе. Так, видный русский процессуалист

Е. В. Васьковский писал, что понятие <права на иск> или <правана судебную защиту>, какой бы оттенок ему не придавать, явля-

ется в системе гражданского процесса совершенно излишним. Оно

вполне заменяется понятием процессуальной правоспособности, в

котором содержится как право на предъявление иска, так и право

добиваться всеми законными способами благоприятного решения

суда и требовать признания и осуществления материального граж-

данского права, если оно действительно принадлежит истцу16.

” гражданско-пропессуальной литературе уже указывалось на

неприемлемость суждения, в соответствии с которым право на

обращение в суд выводится из содержания гражданско-процессу-

альной правоспособности. Относить право на обращение в суд за

(Дебнои защитой к области процессуальной правоспособности,

тмечал С. В. Курылев,- значит вступать в противоречие с дей-

твующим законодательством, которое предоставляет право на

Ращение за судебной защитой не любому и каждому, а лишь

47

определенным лицам и при определенных условиях17. В теории

советского права признанным является мнение, что правоспособ-

ность – это признание за лицом правообладания. Однако она са-

ма по себе не обеспечивает никакого реального блага, а лишь поз-

воляет иметь предусмотренные законом субъективные права и обя-

занности, то есть выступает необходимой предпосылкой правооб-

ладания18.

Можно сказать, что и гражданско-процессуальная правоспособ-

ность – это только потенциальная возможность иметь при извест-

ных условиях субъективные гражданские процессуальные права,

в том числе и право на обращение за судебной защитой по кон-

кретному делу. Гражданско-процессуальная правоспособность, от-

мечает А. А. Мельников,- это способность лица иметь субъектив-

ные гражданские процессуальные права и/ обязанности. Она явля-

ется абстрактной возможностью быть их субъектом. Субъективное

гражданское процессуальное право – это уже имеющаяся воз-

можность, готовность к немедленному осуществлению. Отождеств-

ление процессуальной правоспособности и права на обращение за

судебной защитой на практике ведет к необоснованному отказу в

принятии заявления либо к ошибочному принятию к судебному

рассмотрению дела от лица, у которого такого права не имеетсн19.

Некоторые авторы право на обращение за судебной защитой

выводят из общих конституционных прав граждан СССР, образу-

ющих правовой статус личности. Признавая за конституционными

правами личности качество субъективных прав, данные авторы

утверждают, что .право на обращение за судебной защитой и обя-

занность осуществить процессуальную деятельность по судебной

защите охватывается своеобразным правоотношением, выражаю-

щим юридические отношения личности и государства, и появляет-

ся у соответствующих лиц одновременно с возникновением граж-

данской процессуальной правоспособности (у граждан – с момен-

та рождения, у колхоза, например,- с того момента, когда он при-

обрел качество юридического лица, и т. д.)20.

На аналогичной позиции по вопросу права на обращение в суд

стоит и Р. Е. Гукасян, хотя им и конструируется стадийность

трансформации конституционного права на судебную защиту в

отраслевое субъективное гражданское процессуальное право. Так,

по мнению Р. Е. Гукасяна, отношения по защите права возникают

вначале с государством в целом, затем с судебными органами как

судебной системой и наконец – с конкретным судебным органом21.

Нет никакой необходимости, на наш взгляд, в конструировании

конституционного субъективного права, а затем и отраслевого про-

цессуального субъективного права на обращение за судебной за-

щитой, поскольку это ничего не вносит в содержание права на

обращение в суд по конкретному гражданскому делу. Суд возбуж-

дает конкретное дело лишь при условии, что лицо, требующее

рассмотрения дела, располагает субъективным процессуальным

правом на обращение за судебной защитой. А это право возникает

при наличии обстоятельств, указанных в процессуальном законе.

48

Наличие правового статуса, отмечает Р. О. Халфпна. – качество

субъекта права, необходимое условие участия в правоотношении.

Однако для такого участия требуется и ряд дополнительных усло-

вий связанных с характером данного вида общественных отно-

” 99

шении”.

/~ С учетом изложенного следует признать правильной позицию

/ тех авторов, которые рассматривают право на обращение за судеб-

ной защитой как субъективное гражданское процессуальное право,

возникающее на основе определенных юридических фактов, пре-

дусмотренных гражданским процессуальным законом. Объектив-

ное право, отмечает Д. М. Чечот, является базой возникновения

! всех субъективных прав. Однако оно не порождает их автомати-

чески прямо и непосредственно, а лишь создает возможность их

возникновения у субъектов при наличии определенных условий.

Процесс образования любого субъективного права обязательно про-

ходит стадию юридического факта23.

Данная модель возникновения субъективного права может слу-

жить основой для обоснования возникновения субъективного граж-

данского процессуального права на обращение в суд за судебной

защитой по конкретному делу. Субъективное гражданское процес-

суальное право – это установленная, обеспеченная нормами граж-

данского процессуального законодательства и готовая к немедлен-

ному осуществлению возможность участника процесса действовать

определенным образом и требовать определенных действий от суда

и через суд от иных участников процесса в своих собственных,

общественных, государственных интересах или интересах других

лиц24.

В теории гражданского процессуального права получает все

большее распространение взгляд, что право на обпащение в суд за

судебной защитой по конкретному гражданскому делу является

субъективным гражданским процессуальным правом, которое воз-

никает у заинтересованного лица при наличии указанных в законе

обстоятельств, именуемых в гражданско-процессуальной литерату-

ре предпосылками права на предъявление иска25.

-,у 2. Предпосылки права на предъявление иска в суде

Широкая возможность обращения в суд за судебной защитой

не означает, что любое лицо с любым требованием и при любых

обстоятельствах может обратиться в суд и эти обстоятельства

обязательно повлекут за собой рассмотрение заявленного требова-

ния и постановление по нему судебного решения. Такая постанов-

ка вопроса не отвечала бы задачам, стоящим перед судами в об-

ласти гражданского судопроизводства, и свела бы на нет регули-

руемый законом порядок обращения в суд за судебной защитой.

Как верно утверждает А. А. Добровольский, право на предъявле-

ние иска имеет не каждый и не в любое время, ибо это будет не

4 Кожухарь А. Н. /о

право, а простая фактическая возможность, и право на иск будет

полностью сливаться с правоспособностью26.

Заявленное в суд требование, о защите которого просит заин-

тересованное лицо, может быть рассмотрено судом по существу

лишь при наличии у такого лица субъективного гражданского про-

цессуального права на обращение в суд за судебной защитой.

Если у лица. требующего судебной защиты, нет такого права, то

сам факт обращения в суд не вызывает у суда никакой обязан-

ности по рассмотрению дела по существу.

Верное решение вопроса о наличии права на обращение в суд

за судебной защитой имеет исключительно важное практическое

значение, так как с ним связано гарантированное законом право

на судебную защиту нарушенного или оспариваемого права или

охраняемого законом интереса. Необоснованный отказ в принятии

заявления и рассмотрении дела влечет за собой нарушение прав

гражданина или организации на судебную защиту, является отка-

зом в правосудии и. напротив, рассмотрение судом заявленного

требования при отсутствии права на обращение в суд приводит к

бесполезной трате средств и времени, так как впоследствии произ-

водство по делу подлежит прекращению, а в случае вынесения

решения – оно должно быть отменено. Поэтому, принимая дело к

судебному рассмотрению, судья обязан проверить наличие у про-

сителя судебной защиты права на обращение в суд, то есть убе-

диться, верно ли сделан вывод о наличии у него права на обраще-

ние в суд.

Судебную деятельность по защите нарушенного или оспаривае-

мого права или охраняемого законом интереса вызывает только

правомерное, основанное на законе обращение в суд. В соответст-

вии со ст. 5 Основ гражданского судопроизводства, ст. 4 ГПК

МССР всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за

защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого

законом интереса лишь в порядке, установленном законом. По-

следние слова этих статей означают, что субъективное право на

обращение в суд за судебной защитой по конкретному делу воз-

никает у заинтересованного лица лишь при определенных усло-

виях, которые, как уже отмечалось, в теории гражданского процес-

суального права принято называть предпосылками права на предъ-

явление иска.

Предпосылки права на предъявление иска – это обстоятельст-

ва, наличием пли” отсутствием которых закон связывает возник-

новение субъективного права определенного лица на предъявление

иска по конкретному делу. При наличии таких предпосылок лицо

получает право на судебное рассмотрение его гражданско-право-

вого требования. В случае же отсутствия какой-либо из предпосы-

лок не возникает само право на обращение в суд; следовательно,

суд не вправе (и не обязан) принять заявление и совершить соот-

ветствующий акт правосудия27.

Исходя из действующего законодательства в науке граждан-

ского процессуального права к предпосылкам права на предъяв-

50

ление иска относят: 1) подведомственность дела суду; 2) облада-

ние истцом (и ответчиком) гражданской процессуальной право-

способностью; 3) отсутствие вступившего в законную силу, выне-

сенного по спору между теми же сторонами, о том же предмете

и по тем же основаниям решения суда или определения суда о

принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового со-

глашения сторон; 4) отсутствие договора сторон о передаче дан-

ного спора на рассмотрение третейского суда; 5) отсутствие реше-

ния товарищего суда, принятого в пределах его компетенции, по

спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же

основаниям; 6) отсутствие в производстве суда дела по спору

между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же осно-

ваниям; 7) соблюдение внесудебного порядка разрешения спора,

если законом этот порядок предусмотрен для данной категории

дел28.

Некоторые авторы расширяют перечисленный круг предпосы-

лок права на предъявление иска и включают в их состав заинте-

ресованность лица, обращающегося в суд за судебной защитой;

отсутствие в законе запрещения судам принимать исковое требо-

вание к рассмотрению29; необходимость разрешения спора о праве

в заявленном требовании30.

Предпосылки права на обращение в суд за судебной защитой

имеют исключительно процессуальный характер и не затрагивают

вопроса о наличии у заинтересованного лица суоъективного мада.-

риального права Тли, охраняемого законом интереса. Для удовлет-_

ворения исковых “Требований-необходимыматериально-правовые

предпосылки. Предпосылки права на удовлетворение иска опреде-

ляются материальным законом и устанавливаются судом при рас-

смотрении по существу спора, в отличие от процессуальных пред-

посылок на предъявление иска, проверка которых осуществляется

в момент предъявления иска, хотя и не исключена в ходе судеб-

ного разбирательства дела.

Процессуальные предпосылки, с которыми связано возникнове-

ние права на обращение в суд за судебной защитой, должны быть

налицо не только на момент подачи заявления, но и па протяже-

нии всего процесса по рассмотрению и разрешению дела. После-

дующее отпадение какой-либо из предпосылок, на основе которой

возникло право на обращение с иском в суд, является помехой для

дальнейшего развития процесса. Так, если после возбуждения дела

в суде стороны заключили договор о передаче спора на разреше-

ние третейского суда, производство по делу подлежит прекра-

щению.

Таким образом, право на предъявление иска в суде предпола-

гает наличие некоторых процессуальных предпосылок, указанных

взаконе (ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, ст. 131

ПК МССР). В этом смысле они носят объективный характер. Их

наличие не зависит ни от суда, ни от лиц, обращающихся в суд за

судебной защитой. Отсутствие требуемых законом процессуальных

редпосылок для предъявления иска в суде является препятствием

4

51

к возбуждению производства по делу. В случае отказа в принятии

искового заявлении в связи с отсутствием необходимых предпосы-

лок права на обращение з суд за судебной защитой вторичное

обращение с этим же делом в суд не допускается, поскольку у за-

интересованного лица нет субъективного права на возбуждение в

суде конкретного дела, что является неустранимым препятстопем.

Следовательно, предпосылки права на предъявление иска –

это установленные законом условия (юридические факты), при на-

личии которых у заинтересованного лица возникает, прекращается

и изменяется субъективное процессуальное право на обращение в

суд за судебной защитой по конкретному делу.

Предпосылки права на предъявление иска следует отличать от

условий реализации права на предъявление иска в суде. Возбуж-

дение в суде гражданского дела связано не только с обладанием

субъективным процессуальным правом на предъявление иска. но

и необходимостью соблюдении установленных законом условий

(порядка) обращения в суд. Если имеющееся субъективное право

на предъявление иска не осуществляется в установленном зако-

ном порядке, то исключается возможность реализации этого права.

В теории гражданского процессуального права порядок реализации

права на предъявление иска в суде носит наименование условий

права на предъявление иска. Условия (порядок) осуществления

права на предъявление иска также строго регламентируются зако-

ном (ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, ст. 128. 129,

131, 132 ГПК МССР).

Как вытекает из этих норм, необходимыми условиями осуще-

ствления права на предъявление иска являются: 1) соблюдение

правил о подсудности дела при обращении за судебной защитой;

2) наличие у лица, обращающегося за судебной защитой, граж-

данской процессуальной дееспособности; 3) соблюдение требова-

ний, предъявляемых законом .к форме и содержанию искового за-

явления; 4) уплата государственной пошлины; 5) наличие полно-

мочий на ведение дела у лица, обращающегося за судебной защи-

той прав другого лица; 6) подача искового заявления с копиями

по числу ответчиков31.

Юридическая природа условий осуществления права на обра-

щение в суд за судебной защитой иная, чем у предпосылок права

на предъявление иска. Если предпосылки права на предъявление

иска имеют объективный характер, то есть их наличие не зависит

от воли заинтересованного лица и суда, то хотя нарушение усло-

вий обращения в суд и является препятствием к возбуждению

производства по делу, однако оно может быть устранено и устране-

ние можно осуществить волей заинтересованного лица. После ус-

транения нарушений условий обращения в суд заинтересованное ли-

цо вправе вторично обратиться в суд с заявлением по тому же делу

(ч. IV ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, ч. IV ст. 131,

ст. 132 ГПК МССР). Это обусловлено тем, что условия осуществ-

ления права на обращение в суд не затрагивают наличия субъек-

52

тивного процессуального права па предъявление иска по конкрет-

ному делу, а определяют лишь порядок его реализации.

В нашем исследовании мы коснемся только проблемы предпо-

сылок права на предъявление иска, то есть предпосылок возник-

новения изменения и прекращения субъективного процессуального

права на обращение в суд за судебной защитой по конкретному

гражданскому делу.

Отметим, что учение о предпосылках права на обращение за

судебной защитой было разработано и в дореволюционной русской

процессуальной литературе. Это вопрос о так называемых процес-

суальных предположениях. При этом выделялись абсолютные и

относительные предположения (предпосылки). К абсолютным от-

носились подведомственность дела суду; соблюдение родовой под-

судности; наличие правоспособности у суда; процессуальной пра-

во- и дееспособности у сторон; правоспособности у представителя;

приговора суда по искам о возмещении вреда, причиненного пре-

ступлением; соблюдение надлежащей формы и способов подачи

искового заявления. Относительными предпосылками, признава-

лись соблюдение территориальной подсудности; отсутствие тожде-

ства спорных отношений; отсутствие связи данного иска с другим,

рассматриваемым в другом суде; обеспечение иностранцем издер-

жек и убытков процесса; предъявление иска надлежащим истцом;

отношение данного иска во всей целости к надлежащему ответ-

чику32.

Различие между этими видами предпосылок состояло в том, что

первыми признавались публично-правовые, имевшие значение для

правильного отправления правосудия, поэтому проверка их налич-

ности входила в обнзанность суда. Отсутствие какой-либо из аб-

солютных предпосылок являлось препятствием для рассмотрения

дела по существу, а просьба сторон по разрешению спора не при-

нималась во внимание. Относительные предпосылки считались

частными, направленными на обеспечение интересов сторон, по-

этому только они вправе были требовать их соблюдения. Если сто-

роны не заявляли возражений против их нарушений, то суд

вправе был разрешить дело по существу. Однако нарушение как

абсолютных, так и относительных предпосылок не препятствовало

возбуждению дела. Для того чтобы суд возбудил дело, достаточно

было подать исковое заявление с соблюдением некоторых формаль-

ных требований. Абсолютные и относительные процессуальные

предпосылки имели значение лишь для рассмотрения судом дела

по существу. Выявление после возбуждения дела нарушения тех

или иных предпосылок влекло за собой оставление иска без рас-

смотрения, приостановление производства по делу, прекращение

дела, уничтожение производства, отмену решения33.

Ь теории советского гражданского процессуального права уче-

ние о предпосылках права на обращение в суд за судебной защи-

той применительно к исковому производству впервые было глубо-

“о разработано М. А. Гурвичем34, в последующем оно развивалось

в учебной литературе по советскому гражданскому процессу аль-

53

ному праву, а также монографических и других исследованиях30.

Предпосылки права на обращение в суд за судебной защитой,

несмотрн на некоторые различия в классификации (общие и спе-

циальные, положительные и отрицательные, объективные и субъ-

ективные), почти одинаково воспроизводят все авторы, занимаю-

щиеся их исследованием. Так, в учебниках но советскому граждан-

скому процессу к общим предпосылкам права на предъявление

иска относятся следующие обстоятельства: 1) подведомственность

дела суду; 2) процессуальная правоспособность сторон; 3) отсут-

ствие судебного решения, ранее вынесенного по тому же делу;

4) отсутствие решения товарищеского суда по данному делу, при-

ннтого в пределах его компетенции; 5) отсутствие определения о

принятии судом отказа истца от иска или определения об утверж-

дении мирового соглашения; 6) отсутствие договора сторон о пе-

редаче данного спора на разрешение третейского суда. Таковые

предпосылки называются общими, поскольку они касаются всех

исковых дел. Первые две – положительные, остальные – отрица-

тельные. К специальной предпосылке относится соблюдение вне-

судебного порядка разрешения спора36.

При классификации указанных предпосылок, на наш взгляд,

необходимо исходить из общепризнанного положения о возникно-

вении, изменении и прекращении субъективного права. Поскольку

право па обращение за судебной: защитой – это субъективное

гражданское процессуальное право, то оно, как всякое субъектив-

ное право, возникает, изменяется и прекращается с наступлением

определенных юридических фактов, указанных в законе.

В частности, право на обращение в суд по конкретному делу

возникает при наличии следующих предпосылок – подведомствен-

ности дела суду, процессуальной правоспособности сторон, юриди-

ческой заинтересованности истца.

Другие же из перечисленных предпосылок погашают право на

обращение за судебной защитой вследствие реализации этого пра-

ва – наличия судебного решения, ранее вынесенного по тому же

делу, наличия уже этого дела в производстве суда; распоряди-

тельных действий заинтересованного лица или лиц – наличия

определения суда о принятии отказа истца от иска или определе-

ния об утверждении мирового соглашения сторон; нарушения

требовании закона о принятии мер по ликвидации спора в претен-

зиопном порядке – пропуска срока на предъявление претензии к

органам транспорта пли связи; либо заменяют право на судебную

защиту общественной формой защиты прав и законных интере-

сов – заключением договора о передаче данного спора на разре-

шение третейского суда или же наличием по данному спору реше-

ния третейского или товарищеского суда, принятого в пределах их

полномочий.

Исходя из этого, следовало бы указывать на предпосылки воз-

никновения, прекращения и изменения права на обращение за

судебной защитен, а в соответствии с этим и проводить их клас-

сификацию.

Глава III

ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВА

НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА В СУДЕ

1. Подведомственность гражданского дела суду

Как подчеркивалось в предыдущем параграфе, право на предъ-

явление иска возникает у заинтересованного лица по конкретному

делу при наличии некоторых установленных законом условий, име-

нуемых предпосылками права на предъявление иска. Одной вз та-

ких предпосылок является подведомственность дела суду, то есть

отнесение данного дела к рассмотрению и разрешению суда.

Поскольку защита гражданских прав и охраняемых законом ин-

тересов осуществляется различными юрисдцкционнымц органами

(судом, арбитражем, третейским и товарищескими судами, в адми-

нистративном порядке и др.), то во избежание столкновении меж-

ду ними в области разрешения дел за каждым из них закон за-

крепляет определенный круг дел, в границах которых им предо-

ставлено право и вместе с тем вменено н обязанность осуществлять

защиту прав и охраняемых законом интересов. Каждый из юрис-

дцкционпых органов вправе рассматривать и разрешать только те

гражданские дела. которые отнесены к его ведению, то есть подве-

домственны ему. Подведомственность гражданских дел тому или

иному органу – суду. арбитражу, другому государстпенпому или

общественному органу – устанавливается законом с учетом прису-

щей им природы, характера спорных отношений, состава лиц. участ-

вующих в деле, сложности дела и других факторов.

Судебные органы вправе разрешать только те гражданские де-

ла, которые отнесены законом к их ведению, то есть нодведомст коп-

ны им. В советском гражданском процессе под судебной подведом-

ственностью понимается круг гражданских дел. подлежащих рас-

смотрению и разрешению судебными органами. Институт судебной

подведомственности помогает отграничить компетенцию судоз от

таковой других органов в области разрешении гражданских дел.

Определение подведомственности как отнесения круга дел к веде-

нию того или иного органа широко распространено в теории граж-

данского процесса. Между тем в литературе встречаются и иные

определения подведомственности, в частности как свойства дела. в

силу которого оно подлежит рассмотрению и разрешению опреде-

ленным органом, как пределов полномочий в области рассмотрйния

и разрешения споров о праве и других юридических дел2.

В гражданском процессе понятие судебной подведомственности

связывается с компетенцией судов перкой инстанции, так как граж-

данские дела, подведомственные судам, разрешаются по существу

V судах нерпой инстанции, то есть районными (городскими) народ-

ными судами. Суды второй инстанции не имеют специальной компо-

теицпп по рассмотрению и разрешению гражданских дел по суще-

ству3. Они могут изымать из народных судов лишь отдельные дола

ц принимать их к своему производству как суды перкой инстанции

(ст. 117 ГПК МССР).Компетенция судов второй инстанции в об-

ласти гражданского судопроизводства состоит как правило, г. про-

верке законности и обоснованности решении и определений судов

первой ппсташцш.

Понятие подведомственности тесно связано и в определенной

мере совпадает с понятиями <компетенция ;> и <юрисдикция>, но

не равнозначно п-м. В теории права под компетенцией понимается

совокупность всех прав и обязанностей определенного органа, в том

числе и суда. Но поскольку компетенция суда не ограничивается

только разрешением гражданских дол (на этих органах лежит обя-

занность по предупреждению правонарушении), постольку понятие

судебной компетенции по содержанию шпрз. чем подведомстпеи-

ность судам дел. Юрисдикция, как уже отмечалось, заключается Р,

полномочиях соотяетстиующих органон разрешать споры о праве и

решать дела. о правонарушениях; применять юридически” санкции

к правонарушителям. Таким образом, право судебных органов на

разрешение определенных юридических дел можно назвать судебной

юрисдикцией. Но так как в сфере судебной юрисдикции в зависи-

мости от характера разрешаемого дела различаются юрисдикция

гражданской, уголовная, административная, то можно сказать, что

понятие судебной юрисдикции шире понятия суде(Я1ой подведом-

ственности в области рассмотрения и разрешения гражданских- дел.

Самостоятельное значение в гражданском процессе института под-

ведомственности проявляется в том. что он позволяет отграничить

гражданскую юрисдикцию СУДО)! от таког.ои других органон, ком-

петентных разрешать гражданские дела4.

В теории гражданского процессуального прана проблема судеб-

ной подведомственности гражданских дел глубоко исследовалась

Ю. К. Осиновым, научные разработки которого по данной пробле-

ме стали ценным вкладом и пауку гражданского процесса, а пх

практическая реализация способствует улучшению качества рас-

смотрения и разрешения судами гражданских дел. Среди теорети-

ческих разработок Ю. 1г. Осппова важное практическое значение

имеет вопрос о видах подведомственности. Если ранее в пауке граж-

данского процесса подведомственность рассматривалась как нечто

стаСщльпое. безусловное (дело. подведомственное пли неподведом-

ственное конкретному органу), то Ю. К.Осппов пришел к выводу.

что подобная точка зрения нуждается в коррективах: подведомст-

венность может изменяться в заранее установленных законом пре-

делах, то есть может носить условный характер.

В этом плане представляет интерес вопрос о классификации

Ю. К. Осиновым подведомственности гражданских дел. В частности,

он выделяет следующие виды подведомственности: общую и специ-

альную, подразделяя последнюю на единичную и множественную, а

множественную, в свою очередь, – на альтернативную, договорную

и императивную. Общая подведомственность устанавливает прави-

ла, в соответствии с которыми осуществляется распределение дел

между юрисдикционными органами. Например, общие правила су-

дебной подведомственности гражданских дел установлены ст. 4

Основ гражданского судопроизводства и ст. 26 ГПК МССР, соглас-

но которым споры, вытекающие из гражданских, семейных, трудо-

вых и колхозных правоотношений, если хотя бы одной из сторон

в споре является гражданин, колхоз, межколхозное, государствен-

но-колхозное предприятие, организация или их объединение, рас-

сматриваются судами.

Специальная же подведомственность устанавливает некоторые

изъятия из общих правил распределении дел между юрпсдикцион-

нымп органами. При том специальными правилами компетенция

того или иного органа по разрешению подведомственных ему по

общим правилам дел может как сужаться, в связи с изъятием из

его ведения тех или иных дел, так и расширяться,в результате от-

несения к его компетенции дел, которые, по общим правилам, раз-

решаются другими юрпсдикциониыми органами.

Поскольку специальной подведомственностью дела, изъятые из

общих правил подведомственности, могут относиться к исключи-

тельной компетенции какого-либо одного органа либо предостав-

ляться на разрешение нескольким органам, Ю. К. Осиной подраз-

деляет специальную подведомственность на единичную и множест-

венную. Единичная означает, что дело подведомственно исключи-

тельно одному определенному органу, а множественная – несколь-

ким юрнсдикциоппым органам.

Множественная по своему характеру может быть альтернатив-

ной – когда дела определенной категории помимо основного упра-

ьомочепного на их разрешение органа могут передаваться па рас-

смотрение других органов, компетентных их рассматривать по выбо-

ру заинтересованного лица (истца, заявителя и т. д.); договорной–

когда право выбора одного из нескольких указанных в законе орга-

нов осуществляется по взаимному соглашению обеих сторон; и им-

перативной – в случаях, когда предполагается рассмотрение дела

несколькими юрисдикционными органами в установленной законом

императивной форме последовательности, например, как это уста-

новлено для отдельных категорий дел. по которым требуется обя-

зательное их досудебное рассмотрение5.

Классификации судебной подведомственности гражданских дел

приводится и в учебной литературе. Так, в учебнике <Советскийгражданский процесс> выделяются четыре вида судебной подведом-

ственности: исключительная (Ю. К. Осипов именует ее единичной),

57

условная – когда но закону требуется обязательное досудебпое

урегулирование сторонами спора в претензионном порядке

(Ю. К. Осипов не выделяет такого вида), смешанная (Ю. К. Оси-

пов называет ее императивной) и альтернативная (с включением

в поо и договорной подведомственности)6. Примерно те же виды

судебной подведомственности гражданских дел перечислены в дру-

гом учебнике <Советский гражданский процесс>, за исключением

смешанной (пли императивной) подведомственности, а также вкла-

дывается иное содержание в понятно условной подведомственности.

В частности, в качестве этого вида подведомственности указывает-

ся па установленный законом порядок взыскания различных видов

задолженности в бесспорном порядке на основании исполнительной

надписи нотариуса. Но в тех случаях, когда утрачивается возмож-

ность взыскания указанных сумм по исполнительной надписи но-

тариальных органов, подобные требования становятся подведомст-

венными суду7.

Таким образом, вопрос классификации видов судебной подве-

домственности вызывает разногласия не только терминологического

горядка, но и в части содержания отдельных видов подведомствен-

ности. Считаем классификацию подведомственности гражданских

дел, приведенную Ю. К. Осиновым, более четкой, полной, логичной,

осионанпой на действующем законодательстве. Следует отметить,

что гражданско-процессуальное законодательство не говорит о ви-

дах подведомственности гражданских дел, такая классификация

разработана теорией гражданского процесса исходя из действующе-

го законодательства.

Знание видов подведомственности гражданских дел помогает

практическим работникам правильно применять нормы права, ре-

гулирующие эту подведомственность. Установление в отношении

той или иной категории дел определенного вида подпедомстиеииости

(исключительной, альтернативной, договорной и т. д.) указывает

па необходимость в каждом отдельном случае тщательного ныяспе-

ипя природы дела, что позволяет распространить на пего конкрет-

ный вид подведомственности8. Например, если иск принадлежит к

исключительной судебной подведомственности, то он должен быть

предъявлен с соблюдением этой подведомственности. Для рассмот-

рения дел. не подпадающих под исключительную судебную подве-

домственность, стороны по взаимному соглашению могут избрать

другой орган,компетентный разрешать такие дела по существу, а

когда свобода выбора принадлежит только истцу (заявителю и т.д.),

то он вправе предъявить иск к одни из органов. Если же нет осно-

вании для применения исключительной подведомственности, а так-

же когда не достигнуто соглашение сторон об избрании одного из

нескольких органов, компетентных разрешать такие дела, либо

когда истец не воспользовался правом отхода от общей подведом-

ственности дел этой категории, иск предъявляется по правилам об-

щей подведомственности. Поэтому верная ориентировка судей в во-

просе о видах подведомственности гражданских дел имеет важное

58

практическое значение для правильного решения вопроса о приня-

тии дела .к судебному производству.

В литературе иногда можно встретить утверждение о том. что

проведение классификации подведомственности гражданских дел по

типу судебной подсудности гражданских дол является необоснован-

ным. Бесспорно, подведомственность и подсудность выступают как

самостоятельные процессуальные институты. Посредством поднедом-

ственности осуществляется распределение гражданских дел между

отдельными юрисдпкционными органами на предмет их разреше-

ния, а с помощью судебной подсудности достигается распределение

подведомственных судам гражданских дел между судамп внутри

единой судебной системы. Но, несмотря па самостоятельное право-

вое значение этих институтов, в основу классификации ц\ видов

законодателем положены сходные принципы: специальные особен-

ности и свойства дел, их сложность, субъектный состав спорящих

сторон, создание необходимых условий для правильного разрешения

дела, создания благоприятных условий для разрешения дела одной

или обеими сторонами и т. д.

В этой связи не могут не .совпадать в своих видах институты как

подведомственности, так и судебной посудности гражданских дел.

Так, например, закон устанавливает общие правила подведомствен-

ности определенной категории дел тому .или иному органу, а затем

делаются исключения из общих правил. Аналогичным образом стро-

ится и институт судебной подсудности дел. Устанавливая альтер-

нативную подведомственность некоторых категорий гражданских

дел, законодатель исходил из интересов истца. Интересы истца учи-

тываются также при установлении альтернативной подсудности

гражданских дел. Как в договорной подведомственности, так и а

договорной подсудности дел, учитываются интересы обеих сторон.

С наличием условий, делающих желательным рассмотрение опре-

деленных дел конкретными органами, и устанавливается исключи-

тельная подведомственность. Такими же побуждениями руководст-

вовался законодатель при выделении исключительной подсудности.

Можно говорить о подведомственности по связи дел, установленной

ст. 29 ГПК МССР, закрепляющей, что при объединении нескольких

связанных между собой требований, из которых одни подведом-

ственны суду, а другие – органам арбитража, все требования под-

лежат рассмотрению в суде. Суды применяют на практике это поло-

жение и в случаях, когда из нескольких связанных требовании

одни подведомственны суду, а другие – иным юрисдикпионным ор-

ганам, если все требования однородны по своей природе. Граждан-

ско-процессуальньш правом предусмотрена и подсудность по свя-

зи дел. Так, иски третьих лиц с самостоятельными требованиями

подлежат рассмотрению в том суде, в котором разрешается спор

между первоначальными сторонами; встречный иск, независимо от

его подсудности, предъявляется по месту рассмотрения первоначаль-

ного иска.

Что касается императивной,или смешанной подведомственности

гражданских дел, то она по своему содержанию в какой-то мере

59

напоминает подсудность дел судам второй инстанции. В теории до-

революционного гражданского процесса ее именовали функциональ-

ной компетенцией этих судов9.

Поэтому вряд ли можно возражать против однотипности видов

подведомственности гражданских дел п видов судебной подсудности

гражданских дел. Подразделение подведомственности гражданских

дел на виды вызывает возражения другого порядка. Некоторые ав-

торы связывают виды подведомственности гражданских дел с поня-

тием судебной подведомственности10. На наш взгляд, это не совсем

правильно. Вопрос о видах подведомственности гражданских дел

должен ставиться вообще, а не применительно к судебной подведом-

ственности. Подведомственность конкретного дела суду, другому

юрисдикционному органу решается па момент предъявления иска

(заявления), и на этом этапе его подведомственность должна быть

определенной (безусловной), а не видовой (условной). Ведь суд,

решая любой вопрос, в том числе и о подведомственности дела,

исходит из обстоятельств, имеющихся на момент совершения того

или иного действия, а не из учета возможного наступления опреде-

ленных обстоятельств в последующем.

Говорить об условной судебной подведомственности некоторых

категорий гражданских дел на том основании, что они могут разре-

шаться кроме суда и другими органами, не следует. Но только по-

тому, что на практике это может порождать незаконные отказы в

судебной защите прав и интересов граждан и организаций, но та-

кой взгляд на судебную подведомственность не согласуется с нор-

мами гражданского процессуального права, и в частности со ст. 31

Основ гражданского судопроизводства и ст. 131 ГПК МССР.

Если рассматривать судебную подведомственность как видовую

(деленном па виды) и условную (изменчивую), то необходимо при-

знать. что с понятием судебной подведомственности дела связаны не

только п. 1 ст. 31 Осион гражданского судопроизводства (п. 1

ст. 131 ТИК МССР), но и п. 2. 5, 6 ст. 31 Основ гражданского су-

допроизводства (п. 2. 5. 6 ГПК МССР), охватывающие частные

случаи пеподнедомствеиностц дела суду. Между тем закон придает

им самостоятельное значение. Кроме того, придание судебной под-

ведомственности видового п условного значения не согласуется с

ученном о предпосылках права на предъявление иска”, которое

прочно пошло в теорию гражданского процессуального права и

практическую деятельность судебных органов.

Подведомственность суду исковых дел по спорам, возникающим

из гражданских, семейных, трудовых и колхозных правоотношений.

определяется, как уже подчеркивалось, различными законодатель-

ными и нормативными актами соответствующих отраслей матери-

ального права, а также гражданско-процессуальным законодатель-

ством. С учетом этих отраслей права можно указать на следующие

общие правила подведомственности суду споров, вытекающих из

гражданских, семейных, трудовых и колхозных правоотношений.

1. Споры о праве, вытекающие из гражданских правоотношений.

в которых обеими сторонами являются граждане либо одной и>

60

сторон выступает гражданин, подведомственны суду. если нет спе-

циального закона, устанавливающего иной порядок их разреше-

ния (ст. 26 ГПК МССР).

2. Гражданско-правовые споры между гражданами, отиессииые

к компетенции судебных органов, могут разрешаться но взаимному

согласию сторон третейским судом г, соответствии с П.оложешз.см о

третейском суде (Приложение № 3 к ГПК МССР), а некоторые

споры могут рассматриваться товарищеским судом согласно ст. 7

Положения о тонарищескпх судах, утвержденного Указом Прези-

диума Верховного Совета Молдавской ССР 7 апреля 1977 г. (с по-

следующими изменениями и дополнениями).

3. Споры, вытекающие из брачно-семейных отношений, рас-

сматриваются, как правило, судебными органами (ст. 26 Г.ПК

МССР), хотя, как указывалось выше, отдельные споры разрешаются

и другими органами.

4. Гражданско-правовые споры колхозов, межколхозных, госу-

дарственно-колхозных предприятий, организаций и их объединений

между собой, а также с государственными учреждениями, предпри-

ятиями, организациями, кооперативными и иными общественными

организациями и гражданами разрешаются в судебном порядке, ес-

ли нет специального исключения из этого правила (ст. 2П ГПК

МССР).

5. Колхозно-правовые споры (таковыми признаются споры меж-

ду колхозом и колхозниками, основанные на членстве в колхозе)

разрешаются, по общему правилу, органами самоуправления колхо-

за, за отдельными изъятиями, установленными законом.

6. Трудовые споры рабочих и служащих, связанные с примене-

нием установленных условий труда, а также некоторые споры, воз-

никающие на почве отношений, тесно свнзанных с трудовыми,

подведомственны суду, если специальным законом они не переда-

ны на рассмотрение других органов (ст. 26 ГПК МССР).

По большинству трудовых споров, а также по некоторым спо-

рам, вытекающим из гражданских и колхозных правоотношении,

требуется соблюдение порядка предварительного внесудебного раз-

решения спора, иначе суд не принимает спор к рассмотрению

(ст. 131, п. 2, ГПК МССР).

7. В последнее время на территории нашей страны начали со-

здаваться совместные хозяйственные предприятия, международные

объединении и организации СССР и других стран – членов СЭВ,

а также совместные предприятия с участием советских организаций

и фирм капиталистических и развивающихся стран.

Порядок разрешения споров, которые могут возникнуть по во-

просам, связанным с деятельностью совместных предприятий, меж-

дународных объединений и организаций на территории СССР. уста-

новлен ст. 5 Указа Президиума Верховного Совета СССР <О во-просах, связанных с созданием на территории СССР и деятельностьюсовместных предприятий, международных объединений и организа-ций с участием советских и иностранных организаций, фирм и ор-ганов управления>, п. 15 постановления Совета Министров СССР

61

№48 <О порядке создания на территории СССР и деятельности сов-местных предприятий, международных объединений и организацийСССР и других стран - членов СЭВ, п. 20 постановления СоветаМинистров "СССР № 49 <О порядке создания па территории СССРи деятельности совместных предприятий с участием советских ор-ганизаций и фирм капиталистических и развивающихся стран>. Все

эти три акта были приняты 13 января 1982 г.12.

В соответствии с перечисленными актами к судебной подведом-

ственности отнесены гражданские дела по спорам, в которых участ-

вуют совместные предприятия, созданные советскими организация-

ми и фирмами капиталистических и развивающихся стран. По со-

глашению сторон, такие споры могут передаваться на рассмотре-

ние третейского суда. Что касается гражданско-правовых споров,

связанных с деятельностью совместных предприятии, международ-

ных объединений и организаций СССР и других стран – членов

СЭВ, то они рассматриваются в органах государственного арбитра-

жа, за исключением случаев, когда разрешение таких споров за-

конодательством СССР отнесено к ведению других органов.

Поскольку в соответствии с гражданско-пропессуальным законом

(ст. 4 Основ гражданского судопроизводства, ст. 26 ГПК МССР)

основным критерием разграничения подведомственности дел иско-

вого производства между судом и иными юрисдикционными органа-

ми являются общие признаки – наличие спора о праве, характер

спорных правоотношений (суды, по общему правилу, рассматри-

вают споры, возникающие из гражданских, семейных, трудовых и

колхозных правоотношений), субъектный состав участвующих в

споре лиц (судам подведомствен!,! дела, в которых хотя бы одной из

сторон в споре выступает гражданин, колхоз, межколхозное, госу-

дарственно-кохозное предприятие, организация или их объедине-

ние), отсутствие в законе специальных исключении из судебной

подведомственности, – это требует от судей в каждом отдельном

случае при решении вопроса о подведомственности дела тщательно

выяснять существо спора и уяснять нормы закона о его подведом-

ственности. При этом особое внимание следует обратить на то, нет

ли специального закона, устанавливающего изъятия из общего пра-

вила подведомственности суду дел искового производства, который

в одних случаях может относить к ведению суда дела, относящиеся,

по общему правилу, к разрешению несудебнымц органами, в дру-

гих – исключать из судебной подведомственности дела в соответ-

ствии с общими правилами об их подведомственности разрешаемые

судом в порядке искового производства.

В частности, в ст. 4 Основ гражданского судопроизводства,

ст. 26 ГПК МССР ничего не говорится о подведомственности судеб-

ным органам споров, вытекающих из земельных правоотношений.

В большинстве случаев такие споры рассматриваются в администра-

тивном порядке. Между тем споры о порядке пользования общим

земельным участком между совладельцами индивидуальных строе-

ний на землях городов, рабочих, курортных, дачных поселков и на

отводимых исполнительными комитетами сельских Советов народых

депутатов земельных участках в сельских населенных пунктах;

дела о признании недействительными сделок, в прямой или скры-

той форме нарушающих право государственной собственности на

землю (купля-продажа, залог, самовольный обмен земельными

участками и др.); дела о возмещении ущерба, причиненного нару-

шением права землепользования, разрешаются судебными органа-

ми (ст. 49, 50 Основ земельного законодательства, ст. 173, 174 ЗК

МССР).

С другой стороны, многие споры, вытекающие из трудовых, кол-

хозных, а также из гражданских и семейных правоотношений,

изъяты из подведомственности суда и разрешаются соответствую-

ми государственными и общественными органами. В настоящее вре-

мя подобных исключений достаточно много, что не всегда надле-

жащим образом гарантирует защиту прав и законных интересов

граждан и не отвечает требованиям Конституции СССР, провозгла-

сившей необходимость расширения судебной защиты прав и сво-

бод граждан (ст. 57)13.

Действующее гражданско-процессуальное законодательство при-

дает подведомственности дела суду значение предпосылки права на

предъявление иска. В п. 1 ст. 31 Основ гражданского судопроизвод-

ства, п. 1 ст. 131 ГПК МССР отмечается, что судья отказывает в

принятии заявления, если заявление не подлежит рассмотрению в

судах. Хотя в этих нормах закона прямо и не говорится о <пепод-ведомствепности>, однако судебная практика и теория гражданского

процесса исходят из того, что закон здесь имеет в виду прежде все-

го случаи неподведомственности дела суду14. В правовой литературе

неоднократно указывалось на необходимость конкретизации п. 1

ст. 31 Основ гражданского судопроизводства и соответствующих

пунктов ГПК союзных республик15.

Отказ в принятии заявлений в связи с цеподведомствснностью

дел в судебной практике встречается чаще, чем отказ в принятий

заявлений на других основаниях. При этом здесь нередко допуска-

ются ошибки, в частности необоснованные отказы в принятии за

явлений, ошибочные рассмотрения дел, которые изъяты из компе-

тенции судебных органов. Все это порой порождает волокиту в за

щите прав граждан и организаций, приводит к нарушению гаран-

тированного законом права на судебную защиту16.

Сложность правильного определения подведомственности суду ис-

ковых дел отчасти вызвана тем, что исчерпывающих указаний о под-

ведомственности каждого дела невозможно дать в законе, поэтому

в нем устанавливаются лишь общие правила, с помощью которых 0

следует определять подведомственность дел суду. Правильное ре-

шение вопроса о подведомственности дела зависит как от профес-

сиональной подготовленности судьи, сложности спорного правоотно-

шения, четкого указания закона о подведомственности спора, так V

от глубины и всесторонности изучения поступивших исковых ма-

териалов, полноты уяснения содержания правовых норм, регулй

РУющих подведомственность дел.

Отказывая в приеме искового заявления, в связи с пеподведо\1

63

ственностыо дела суд должен вынести мотивированное определение

в соответствии с требованиями ст. 223 ГПК МССР, обратив особое

внимание на существо спора, а также на обстоятельства, указыва-

ющие на неиодпедомствс-ыюсть дела. Определение судьи может

быть обжаловано заинтересованным лицом или опротестовано проку-

рором а вышестоящий суд (ст. 313 ГПК МССР). Таким образом,

коллизия между заинтересованным лицом и судом по вопросу под-

ведомственности дела решается пышестоящпм судом. Однако в за-

коне не урегулирован вопрос о порядке разрешения споров о под-

ведомственности дел между юрисдшщиопнымн органами, что не

способствует своевременной защите прав и интересов граждан и

организаций”.

Отказ суда в принятии искового заявления по мотивам испод-

ведомственности дела погашает право повторного обращения в суд

с этим же требованием, но не право на обращение к другому упра-

вомоченпому органу. В ч. 3 ст. 131 ГПК МССР отмечается, что

судья, отказывая в принятии заявления по мотивам неподведом-

ственноеT дела суду, в определении об отказе обязан указать, в

какой орган нужно обратиться заявителю за разрешением дела.

Следует различать, когда отказ принять исковое заявление .свя-

зан с иеподведомствеипостыо дела и когда заявитель обращается

в суд с исковым требованием, которое по прямому указанию за-

кона или очевидному его смыслу не защищается ни в судебном, ни

в таком-либо ином порядке, а также от случаев, когда отказ в при-

нятии искового заявления связан с отсутствием спора о праве либо

отсутствием юридической заинтересованности на .обращение за су-

дебной защитой. Эти случаи составляют самостоятельные пердпо-

сылки права на предъявление иска; о них пойдет речь в последую-

щих параграфах.

2. Гражданско-процессуальная правоспособность сторон

В теории гражданско-пропессуального права широко распростра-

нено мнение о том, что, согласно закону, право па предъявление

иска в суде принадлежит только лицу (гражданину или организа-

ции), обладающему гражданской процессуальной правоспособ-

постыо,то есть гражданская процессуальная правоспособность при-

знается одной из необходимых предпосылок права па предъявление

иска в суде18. Поэтому, обнаружив, что истец не обладает граж-

данско-процеосуальной правоспособностью, судья должен отказать

в принятии искового заявления в соответствии с п. 1 ст. 31 Основ

гражданского судопроизводства (п. 1 ст. 131 ГПК МССР), а оши-

бочно возбужденное дело подлежит прекращению как не подле-

жащее рассмотрению в суде из-за отсутствия права на обращение

за судебной защитой (п. 1 ст. 41 Основ гражданского судопроизвод-

ства, п. 1 ст. 218 ГПК МССР).

Понятие гражданско-пропессуалыюй правоспособности дает сам

закон. В ст. 32 ГПК МССР подчеркивается, что гражданская про-

64

цессуальная правоспособность – это способность иметь граждан-

ские процессуальные права и обязанности. Таким образом, граЯу-

данская процессуальная правоспособность включает и право на

предъявление иска в суде. Институт гра/кданско-процессуалыюй

правоспособности исследовался многими учеными. Вместе с тем по

некоторым аспектам этой правовой категории в литературе и в на-

стоящее времн высказываются различные суждения. В частности,

спорят, является ли граждаиско-процессуальиая правоспособность

самостоятельным институтом гражданского процессуального права

или же представляет собой разновидность гражданской правоспо-

собности, применимо ли понятие гражданско-процессуалыюй пра-

воспособности ко всем участникам гражданского процесса пли толь-

ко по отношению к некоторым из них. При этом один авторы рас-

пространяют названную правовую категорию лишь на стороны и

третьи лица, другие – и на свидетелей, экспертов, переводчннков,

представителей, третьи – на всех участников процесса. Различные

мнения высказываются по вопросу о применении в гражданском

процессе правовой категории <правосубъектпость> и другим момен-

там19.

Однако наиболее распространено мнение, согласно которому

гражданская процессуальная правоспособность носит самостоятель-

ный характер и обладать ею должны все участники гражданского

процесса. Самостоятельное значение процессуальной правоспособ-

ности не означает, что она не связана с другими видами правоспо-

собности отраслей материального права (гражданской, семейной,

трудовой и т. д.). Такая связь проявляется в том, что соответству-

ющие спорные материальные правоотношения могут стать предме-

том судебного рассмотрения и разрешения, а их субъекты стано-

вятся субъектами гражданских процессуальных правоотношений в

качестве определенных участников гражданского процесса20. Но

тесная связь между ними не говорит об их совпадении.

В соответствии с законом (ст. 32 ГПК МССР) гражданская про-

цессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми

гражданами СССР независимо от их социального и имущественного

положения, пола и национальной принадлежности, рода занятий,

места жительства и т. д., а также за государственными предприя-

тиями, учреждениями, организациями, колхозами, иными коопера-

тивными организациями, их объединениями, другими общественны-

ми организациями, пользующимися правами юридического лица.

Иностранные граждане и лица без гражданства, а также ино-

странные предприятия и организации пользуются в СССР граждан-

ской процессуальной правоспособностью наравне с советскими

гражданами, предприятиями и организациями, в том числе и пра-

вом па обращение за судебной защитой принадлежащих им лич-

ных, имущественных, семейных и иных прав (ст. 59, 60 Основ

гражданского судопрпзводства, ст. 432,433 ГПК МССР). Это пра-

во им гарантировано Конституцией СССР (ст. 37).

Гражданская процессуальная правоспособность признается за

гражданами с момента рождения и до смерти; она не связана с

5 Кожухарь А. Н. (55

возрастом и психическим состоянием (вменяемостью) гражданина.

Это означает, что все граждане обладают гражданской процессу-

альной правоспособностью и могут выступать в гражданском про-

цессе в качестве истца, ответчика, другого лица, участвующего в

деле. В этой связи суду нет необходимости проверять наличие у

граждан гражданской процессуальной правоспособности при предъ-

явлении ими иска. Однако это положение вызвало полемику в ли-

тературе. Некоторые авторы признают, что в отдельных случаях

проверка гражданско-процессуальной правоспособности граждан не-

обходима. В качестве примера указывается на недопустимость

предъявления гражданином иска в защиту субъективных прав, ко-

торыми он по приговору суда обладать не может (например, воз-

буждение спора о неправильном увольнении с работы при усло-

вии, что ранее суд запретил данному лицу занимать подобные

должности). В этих случаях суд должен отказать в принятии заяв-

ления21. Другие процессуалисты, напротив, подвергают критике

подобное разъяснение, утверждая, что, поскольку действующим

гражданским процессуальным законодательством не предусмотрена

возможность лишения или хотя бы ограничения гражданско-процес-

суальной правоспособности, каждое заинтересованное лицо вправе

обращаться в суд за судебной защитой своих прав22.

Вывод о том, что гражданское процессуальное законодательство

не знает ограничения права на обращения за судебной защитой.

требует соответствующего уточнения. Мы остановимся на этом

вопросе ниже. Приведенные же выше примеры, на наш взгляд, сле-

дует связывать не с ограничением гражданско-процессуалыгой пра-

воспособности, а с законной силой приговора суда. Поэтому, если

во исполнение приговора суда о запрещении занимать определен-

ную должность и было произведено увольнение, которое оспарива-

ется работником, то здесь может последовать лишь отказ в приня-

тии искового заявления. В ином случае это означало бы оспарива-

ние приговора суда в порядке гражданского судопроизводства. При-

говор суда можно оспаривать лишь в порядке уголовного судопро-

изводства.

Для того чтобы предприятия, учреждения п организации

могли занять положение истца или ответчика в гражданском про-

цессе, они должны обладать статусом юридического лица (ч. 1

ст. 34 ГПК МССР). Юридическими лицами признаются организа-

ции, которые владеют обособленным имуществом, могут от своего

имени приобретать имущественные и личные неимущественные пра-

ва и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде. арбит-

раже или в третейском суде (ст. 23 ГК МССР).

Предприятии, учреждения, организации признаются юридически-

ми лицами с момента утверждения их устава или положения, если

U?

Ue?

8

?

. ® (

?

$

 

?

`

Oe

V ¬ ® &

c

?

?

?

|

u

>

@

.

?

тся их регистрация (утверждение) – с момента регистрации

(утверждения). В этих случаях они приобретают и гражданскую

процессуальную правоспособность, могут обращаться в суд за за-

щитой своих прав и привлекаться в качестве ответчиков по искам

других лиц. С ликвидацией или реорганизацией (слиянием, разде-

лением или присоединением) они утрачивают статус юридического

лица и гражданскую процессуальную правоспособность. Поэтому

допрос о гражданской процессуальной правоспособности для пред-

приятий и организаций имеет практическое значение, тогда как

граждане в равной мере наделены процессуальной правоспособ-

ностью.

Предприятия, учреждения и организации, не пользующиеся ста-

тусом юридического лица, не могут выступать истцами и ответчи-

ками в суде, так как они не обладают гражданской процессуальной

правоспособностью. Установив, что иск предъявлен организацией,

не являющейся юридическим лицом, судья отказывает в принятии:

искового заявления (п. 1 ст. 131 ГПК МССР). Если заявление

ошибочно было принято судом от такой организации, производство

по делу подлежит прекращению (п. 1 ст. 218 ГПК МССР).

Закон требует, чтобы предприятия, учреждения, организации об-

ладали правами юридического лица, если ови должны занять в про-

цессе положение истца или ответчика. Для их участия в ином ка-

честве необязательно обладать статусом юридического лица. В соот-

ветствии с ч. 1 ст. 45 ГПК МССР предприятия, учреждения, орга-

низации могут даже возбуждать в суде дела в интересах других

лиц, не будучи юридическими лицами.

М. С. Шакарян высказывает сомнение в праве суда отказать в

принятии искового заявления, если социалистическая организация,

.обращающаяся в суд, не обладает процессуальной правоспособ-

ностью, то есть не явлнется юридическим лицом. Обосновывается

это тем, что в соответствии с точным смыслом закона (ст. 31 Основ

гражданского судопроизводства, ст. 131 ГПК МССР) по такому ос-

нованию нельзя отказать в принятии заявления, а также в связи

с тем, что решение вопроса о правоспособности относится к об-

ласти материального права. Признание или непризнание организа-

ции юридическим лицом не сводится к тому, быть или не быть

стороне в процессе, а связано с решением материально-правового

вопроса, то есть может ли такая организация быть обладателем

субъективных прав и юридических обязанностей, иначе говоря, яв-

ляется ли она носителем гражданской правоспособности. Следова-

тельно, в данном случае должен решаться вопрос материального

права, входящий по общему правилу в компетенцию коллегиально-

го суда23. Суждения М.С. Шакарян правильно подвергаются кри-

тике, поскольку в них допускается отождествление различных пра-

вовых категорий – гражданско-процессуальной правоспособности и

гражданской правоспособности. При решении вопроса о принятии

заявления речь может идти только о гражданской процессуальной

правоспособности24.

Гражданская процессуальная правоспособность является необ-

ходимой предпосылкой длн участия в процессе не только истца, но

и ответчика; обе стороны должны обладать ею. Поэтому не может

иметь место обращение с иском к ответчику, не обладающему граж-

данской процессуальной правоспособностью. Однако судебная прак-

тика связывает различные правовые последствия в случае выявле-

2 67

нпн после возоуждения дела процессуальной неправоспособности

истца и процессуальной неправоспособности ответчика. В первом слу-

чае производство по делу обычно прекращается, во втором – суды

идут по пути замены неправоспособного ответчика, если таковая

возможна. На практике такие случаи возникают, когда иск предъ-

явлен к организации или учреждению, не являющемуся юридичес-

ким лицом, но входящему в систему какой-либо вышестоящей орга-

низации, наделенной правами юридического лица, которая и долж-

на выступать ответчиком по делу25.

Следует отметить, что хотя гражданская правоспособность юри-

дических лиц является специальной, определяемой теми задачами,

которые связаны с их деятельностью, однако их гражданско-процес-

суальная правоспособность носит общий характер. То есть юриди-

ческие лица отвечают в суде и за действия, не вытекающие из устав-

ной деятельности.

В гражданско-процессуалыюй литературе обычно указывается

на то, что, в отличие от гражданской правоспособности, которая в

предусмотренных законом случаях может быть на время ограниче-

на по приговору суда, лишения граждан гражданской процессуаль-

ной правоспособности закон не знает. Это, по существу, правиль-

ное положение требует некоторых уточнений.

Общие положения о недопустимости ограничения процессуаль-

ной правоспособности в части обращения за судебной защитой со-

держатся в гражданско-процессуалыюм законе. Так, согласно ч. 2

ст. 4 ГПК МССР отказ от права на обращение в суд недействите-

лен. Это означает, что нельзя лишить заинтересованное лицо пра-

ва на обращение в суд за судебной защитой. В этом отношении

можно привести следующее дело из судебной практики.

Н. при уходе от мужа (брак не был зарегистрирован) выдала

ему расписку о том, что она получила причитающуюся ей долю в

совместно приобретенном имуществе и никаких претензий к быв-

шемумужу не имеет. Однако через некоторое время Н. обратилась

в суд с иском к бывшему мужу о взыскании дополнительно 1200

рублей, обосновывая свои требования тем, что при добровольном

разделе имущества не было принято во внимание ее участие в ка-

питальном ремонте дома, принадлежащего на правах личной соб-

ственности ответчику.

Народный суд Чимишлийского района МССР отказал в удовлет-

ворении иска, положив в основу решения расписку истицы, не вы-

яснив при этом, в чем конкретно заключалось участие истицы в ре-

монте дома. Данное решение правильно было отменено Судебной

коллегией по гражданским делам Верховного суда МССР, а дело

направлено на новое рассмотрение, поскольку было постановлено

в нарушение ч. 2 ст. 4 ГПК МССР.

Но, с другой стороны, необходимо иметь в виду, что в преду-

смотренных законом случаях стороны по взаимному соглашению

могут ограничивать себя в праве на обращение за судебной защитой

спорного права. Так, согласно ст. 1 Положения о третейском суде

68

(Приложение № 3 к ГПК МССР) граждане могут передать любой

возникший между ними спор на рассмотрение третейского суда, за

исключением споров, вытекающих из трудовых и семейных отноше-

ний. Заключение сторонами соглашения о передаче спора на раз-

решение третейского суда влечет за собой отказ суда в принятии

заявления по данному делу (п. 6 ст. 131 ГПК МССР). Погашается

право на обращение за судебной защитой и по спору, по которому

состоялось решение товарищеского суда, постановленного на осно-

вании взаимного соглашения сторон о передаче его па рассмотрение

товарищеского суда (п. 5 ст. 131 ГПК МССР) 26. Процессуальный

закон допускает возможность ограничения гражданской процессу-

альной правоспособности иностранных граждан, предприятии и ор-

ганизации, когда в государствах, подданными которых они являют-

ся. допускаются специальные ограничения гражданско-пропессу-

альных прав советских граждан, предприятий или организации

(ст. 59 Основ гражданского судопроизводства, ст. 432 ГПК МССР).

В этой связи вряд ли можно согласиться с мнением, что процессу-

альный закон не знает никаких ограничений в праве па обращение

за судебной защитой и возможности стать стороной или третьим

лицом в процессе.

Некоторые авторы правильно отмечают, что кроме перечислен-

ных выше случаев процессуальный закон допускает ограничения

граждапско-процсссуалыюй правоспособности определенного круга

лиц в отношении возможности осуществлять представительство в су-

де, давать свидетельские показания, делать заключения по вопро-

сам, требующим специальных познаний. Так, представителями в су-

де не могут быть недееспособные граждане; лица исключенные из

коллегии адвокатов; судьи; следователи и прокуроры (ст. 52 ГПК

МССР). Свидетелями не могут быть лица, не способные в силу

своих физических или психических недостатков правильно воспри-

нимать факты или давать о них правильные показания (п. 2 ст. 64

ГПК МССР). Эксперт не может дать заключения по делу в случае

некомпетентности (ст. 21 ГПК МССР)27.

3. Юридическая заинтересованность истца

в предъявлении иска

Понятие юридической заинтересованности в деле так тесно свя-

зано с определением права на обращение в суд за судебной защи-

той, что соотношение между ними в прошлом процессуалистами вы-

ражалось формулой: <без интереса нет иска>, или <интерес - этомерка иска>28. Эта формула служила одним из самых важных пра-

вил гражданского процесса и применялась не только к предъявле-

нию иска, по и к любой другой процессуальной деятельности сто-

рон. Иными словами, каждое процессуальное действие сторон

должно обусловливаться интересом.

Регламентируя право на обращение в суд за судебной защитой,

ст. 5 Основ гражданского судопроизводства и ст. 4 ГПК МССР ука-

69

зывают, что таким правом обладает всякое заинтересованное лицо,

но не раскрывают, в чем должна состоять такая заинтересованность.

В теории советского гражданского процесса вопрос о том, выступает

ли юридическая заинтересованность в деле искового производства

обязательной предпосылкой права на обращение за судебной защи-

той, является спорным. Одни процессуалисты признают за юриди-

ческой заинтересованностью лица, обращающегося за судебной за-

щитой субъективных прав и охраняемых законом интересов, значе-

ние предпосылки права на обращение в суд по конкретному делу29.

Другие же, напротив, отрицают такое значение за юридической за-

интересованностью лица, обращающегося в суд, утверждая, что

выяснение интереса возможно лишь в результате рассмотрения де-

ла по существу30. Причем такой спор ведется относительно исково-

го производства. Что касается дел как особого производства, так и

возникающих из административно-правовых отношений, то здесь

заинтересованность признается необходимой предпосылкой права па

обращение за судебной защитой многими авторами.

Разноречивость мнений по этой проблеме в определенной мере

вызвана различным подходом к пониманию юридической заинтере-

сованности на обращение в суд31. Но что же понимается в теории

гражданского процесса под юридической заинтересованностью лица

на обращение в суд? В большинстве случаев такая заинтересован-

ность связывается с субъективными пожелапинми лица, обращаю-

щегося в суд. Например, К. И. Комиссаров отмечает, что ст. 5

Основ гражданского судопроизводства говорит о процессуальной за-

интересованности истца в смысле наличия у него цели добиться по-

средством обращения в суд определенного материально-правового

удовлетворения32. По мнению Д. М. Чечота, процессуальный интерес

истца состоит в том, чтобы получить от суда решение об удовлет-

творении этого иска и принудительного осуществления его в том

случае, если должник (ответчик) откажется от добровольного испол-

нения. Процессуальный интерес ответчика состоит в получении от

суда решения об отказе в иске33. Под заинтересованностью сторон,

утверждает М. А. Викут, следует понимать ожидание правого по-

ложительного результата, который может наступить для стороны в

результате разрешения судом дела 34. Ю. А. Попова видит юриди-

ческую заинтересованность лица, обращающегося в суд, в том. что

это лицо добивается вынесения решения об удовлетворении своего

требования35.

Раскрытие содержания юридической заинтересованности в обра-

щении в суд лишь через субъективные пожелания лица, обраща-

ющегося в суд, нельзя признать правильным. Юридическая заинте-

ресованность должна иметь и объективную основу. Различая в ин-

тересе две стороны – субъективную и объективную, Д. А. Керимов

правильно указывает на недопустимость отрыва интереса от его

объективной основы, на его субъектнвизацпю, так как это извра-

щает действительную сущность, цель, направленность интереса36.

Сведение интереса только к непосредственной пользе и выгоде

индивида не соответствует марксистско-ленинскому взгляду на ин-

терес. Марксистская социология исходит из того. что интересы

представляют собой особый вид общественных отношений. Через

интересы человека устанавливается связь между ним и миром ве-

щей, ценностей, социальных отношений37. Поэтому подход к юри-

дической заинтересованности на обращение в суд лишь с позиции

получения благоприятного решения, пользы, выгоды не может

быть полным и иметь какое-либо практическое значение для ре-

шения вопроса о праве на обращение за судебной защитой. Для

лица, обращающегося в суд по конкретному делу. заинтересован-

ность должна подкрепляться и объективной основой. Под катего-

рией интереса следует понимать вовсе не то, что отдельные люди,

группы людей и классы считают своим интересом (это интерес в

субъективном смысле), а то, что удовлетворяет группы и классы

людей, соответствует их общественным отношениям, и в первую

очередь экономическим отношениям и обусловленным ими потреб-

ностям38.

Кроме того, теория благоприятного решения вызывает возраже-

ния и другого плана. Она противоречива сама по себе. ибо начало

процесса обусловливается обстоятельствами, которые составляют

окончательный результат производства по делу. С одной стороны,

для того, чтобы процесс начался и суд приступил к рассмотрению

дела. необходимо наличие у истца юридической заинтересованности

в смысле вынесения для него благоприятного решения. С другой

стороны, процесс именно и состоит в том. чтобы установить, име-

ются ли у истца условия для вынесения благоприятного решения.

В связи с изложенным учение о юридической заинтересованности

на обращение в суд как о благоприятном решении должно быть

отвергнуто39. Как правильно утверждает А. А. Мельников, если

юридическая заинтересованность в деле не имеет никаких объектив-

ных оценочных критериев, то ее нельзя рассматривать в качестве

обстоятельства, имеющего процессуальное значение40.

Выявление таких объективных критериев юридической заинте-

ресованности па предъявление иска предпринял Р. Е. Гукасян,

который провел глубокое и всестороннее исследование проблемы ин-

тереса г, советском гражданском процессуальном праве. Рассматри-

вая вопрос о юридической заинтересованности как предпосылке

права на предъявление иска. Р. Е. Гукасян отмечает, что юриди-

ческая заинтересованность в деле выражается не в правовой вы-

годе, а в определенной связи, в силу которой решение суда может

отразиться на субъективных правах и интересах лица. обращающе-

гося в суд, ц аккумулирует в себе два момента – выступление ли-

па в защиту своего права или охраняемого законом интереса и на-

личие правового характера спора, находящегося на рассмотрении

суда41.

Позиция Р. Е. Гукасяпа по вопросу объективной стороны юри-

дической заинтересованности па обращение за судебной защитой

оыла подвергнута критике со стороны А. А. Мельникова. Признавая

правильным вывод Р. Е. Гукасяпа о том. что юридическая заинте-

ресованности имеется только у лиц. обращающихся в суд за защи-

той своих прац и законных интересов. А. А. Мельников вместе с

тем отрицает за юридической заинтересованностью и деле значение

предпосылки права на обращение в суд. Излагая содержание ст. 6

Оспон гражданского судопроизводства о лицах, по чьей инициативе

суд возбуждает гражданское дело, А. А. Мельников делает вывод.

что у лиц, обращающихся в суд за защитой своих прав и охраняе-

мых законом интересов, наличие юридической заинтересованности

не может служить предпосылкой права на обращение в суд, так как

у таких лиц незаинтересованности и деле быть не может. Они все

заинтересованы. Проверять у них юридическую заинтересован-

ность – это все равно как проверять наличие у граждан правоспо-

собности, зная. что по закону они правоспособны со дня рождения42.

С выводами А. А. Мельникова, на наш взгляд, трудно согласить-

ся. Хотя им и не раскрывается содержание заинтересованности ли-

ца, обращающегося в суд, но из изложенного нытекает, что она сво-

дится к субъективным пожеланиям, то есть к воле. Воля как пси-

хико-юрнднческий феномен имеет значение в формировании субъек-

тивного права на обращение в суд. Она представляет собой свободу

действия лица. Но такая свобода действий распространяется на слу-

чаи, когда признаваемые законом интересы лица действительно тре-

буют судебного признания и защиты. < "Идея" неизменно посрам-ляла себя, как только она отделялась от "интереса">, – отмечал

К. Маркс43. Если исходить из утверждения, согласно которому юри-

дическая заинтересованность истца вытекает из самого факта обра-

щения и суд, то необходимо признать, что суд обязан принимать к

своему производству любой иск и от любого лица. когда имеет мес-

то предъявление в суде иска. Но этого не бывает. Еще Е. В. Вась-

ковский писал, что необходимость юридического интереса для

предъявления иска вытекает из основной задачи гражданского су-

допроизводства и сущности искового процесса. Судебные учрежде-

ния созданы государственной властью не для разрешения теорети-

ческих споров о праве, а для конкретизации юридических норм и

применения их в жизни. Поэтому никто не виране возбуждать спо-

ры, не представляющие для него важности, и утруждать судей, вре-

мя которых дорого, вопросами, для себя безразличными44.

Не вполне убедительно, на наш изгляд, утверждение А. А. Мель-

никова, будто проверять юридическую заинтересованность лица.

обращающегося в суд. все равно что проверять наличие у гражда-

нина правоспособности. Наличие правоспособности у граждан дей-

ствительно не кчему проверять. Это известно каждому из судей.

Выявление Яуе юридической заинтересованности в обращении в суд

необходимо для правильного разрешения дела. и такая проверка

осуществлнется судом путем легитимации лица, обращающегося в

суд с объектом судебной защиты, путем выяснения потребности в

судебной защите. Неправильное определение юридической заинтере-

сованности истца в предмете спора кедет к постановлению ошибоч-

ного решения. В этом отношении можно привести следующее дело.

Б. принадлежал на правах собственности дом в Кишиневе. По-

сле смерти его жены выяснилось, что последняя оставила занеща-

72

ние на все принадлежавшее ей имущество, в том числе на часть

дома, в пользу сына от первого брака М. и дочери П.

Поскольку Б. оспаривал факт принадлежности части дома сво-

ей умершей жене, утверждай, что дом он построил до вступления

в брак. нотариус отказал М. в выдаче свидетельства о праве насле-

дования. В связи с этим М.предъявил иск к Б. о признании за

умершей матерью права на половицу дома. Народный суд Ленин-

ского района Кишинева вынес решение, которым признал за умер-

шей Б. право собственности на половину дома. Судебная коллегия

по гражданским делам Верховного суда МССР решение народного

суда оставила без изменения. С решением народного суда согласил-

ся и Президиум Верховного суда МССР.

Пленум Верховного суда МССР удовлетворил протест первого

заместителя Председателя Верховного суда СССР об отмене приня-

тых по делу судебных постановлений, поскольку рассмотрение су-

дами такого иска не предусмотрено нормами гражданского процес-

са и находится в противоречии со ст. 6 Основ гражданского судо-

производства Союза ССР и союзных республик. Исходя из обстоя-

тельств спора истец вправе обратиться в суд с иском о разделе на-

следственного имущества, оставшегося после смерти матери45.

Анализируй ст. 6 Основ гражданского судопроизводства о со-

ставе круга лиц, управомоченпых требовать возбуждения в суде

гражданского дела, А. А. Мельников говорит, что у прокурора юри-

дическая заинтересованность не может служить предпосылкой права

на обращение в суд, так как он по закону может обратиться в суд

по любому делу, если этого требует охрана государственных или

общественных интересов либо прав граждан (ст. 29 Основ граж-

данского судопроизводства). Поэтому проверять наличие у прокуро-

ра права на обращение в суд нет никакой необходимости. Не может

юридическая заинтересованность служить предпосылкой права на

обращение в суд у организаций и граждан, обращающихся за за-

щитой прав и охраняемых законом интересов других лиц, так как

они .могут делать это только в случаях, установленных законом

(ст. 30 Основ гражданского судопроизводства). Коль скоро закон

представляет этим лицам такое право, он тем самым устанавливает

их правовую заинтересованность в деле46.

В связи с правом прокурора, а в отдельных случаях, указанных

в законе, правом организаций и граждан на обращение в суд за за-

щитой прав и законных интересов других лиц к граждаиско-процес-

суалыюй литературе юридическую заинтересованность в обраще-

йии в суд подразделяют па личную и общественную47. Представля-

ется, что такая классификация юридической заинтересованности

ничего не меняет в проблеме права па обращение за судебной за-

щитой. Обращение в суд прокурора, организаций и граждан в за-

Щиту прап других лиц возможно только в тех случаях, когда лицо,

в интересах которого возбуждается дело. обладает личным ппте-

Ресом на обращение в суд. Здесь общественный интерес выступает

как дополнение к личному интересу. Если у этого лица нет юри-

дического интереса на обращение в суд. то не может быть и общест-

73

венного интереса у прокурора, организаций и граждан, уполномо-

ченных на возбуждение дела в защиту прав и интересов других

лиц.

А. А. Мельников отрицает значение предпосылки права на

предъявление иска и за правовым характером требования, утверж-

дая, что в этом нет никакой необходимости, поскольку судам под-

ведомственны только споры о праве (ст. 4 Основ гражданского су-

допроизводства). Если спор не имеет правового характера, судья

должен отказать в принятии заявления на основании п. 1 ст. 31

Основ гражданского судопроизводства ввиду того, что заявление не

подлежит рассмотрению в суде. Следовательно, и здесь конструк-

ция правового интереса как предпосылки права на обращение в

суд не работает48. Но тогда спрашивается, почему судья должен

отказать в приеме заявления в случае неправового характера спора?

Не потому ли, что рассмотрение судом такого дела не представляет

интереса ни для лица, обращающегося в суд, ни для общества в

целом? Почему отказ в приеме заявления из-за цеподведомствен-

ности дела суду является предпосылкой, а отказ из-за пеправового

характера спора – это не предпосылка права на обращение в суд?

Отказ в принятии заявления в связи с тем, что дело подведомст-

венно не суду, а другому органу, и отказ суда принять дело к рас-

смотрению, поскольку заявленное требование не носит правового

характера, – это не однозначные отказы.

Отрицая за юридической заинтересованностью истца в доле зна-

чение обязательной предпосылки права на обращение к суд,

А. А. Мельников вместе с тем признает, что юридическая заинте-

ресованность в деле выступает в качестве предпосылки права па

обращение и суд только по делам об установлении юридических

фактов и делам о признании гражданина безвестно отсутствую-

щим или объявлении умершим, поскольку в заявлении по таким

делам необходимо указать, для какой цели заявителю это необхо-

димо (ст. 250, 253 ГПК РСФСР или ст. 248, 251 ГПК МССР)49.

Следует отметить, что не только по этим делам особого производства

требуется заинтересованность в обращении в суд. В частности, со-

гласно ст. 271 ГПК РСФСР или ст. 276 ГПК МССР с жалобен на

неправильное нотариальное действие или отказ в его совершении

вправе обратиться в суд лишь заинтересованное лицо, то ость то.

в отношении которого совершено нотариальное действие, либо то,

которому отказано в его совершении50. Столь неожиданный вывод,

как нам представляется, подрывает вышеизложенные А. А. Мель-

никовым доводы о том, что конструкция юридического интереса в

исковом производстве не работает. В этой связи возникает вопрос.

почему, когда речь идет об установлении юридического факта, суд

. должен сначала решить вопрос о том, порождает ли этот факт в

соответствии с законом правовые последствия для заявителя, а

когда суду следует разрешать спор о праве, выяснения правового

характера спора не требуется?

Р. Е. Гукасяна мы упрекнули бы не за то, что он раскрывает

заинтересованность в обращении в суд через правовой характер

спора, а за то, что связывает юридический интерес в обращении за

судебной защитой не с объектом защиты, а с решением суда, кото-

рое может отразиться на правах сторон, а также рассматривает

юридическую заинтересованность в обращении в суд только как

процессуальную категорию, хотя она имеет и свою материально-

правовую сторону01. Процессуальная сторона заинтересованности в

обращении за судебной защитой не может быть понята без уясне-

ния материально-правовой заинтересованности. Обе заинтересован-

ности в обращении в суд взапмообусловливают и дополняют друг

друга.

Но, несмотря па тесную взаимосвязь материальной и процес-

суальной заинтересованности в судебной защите, каждая из них

имеет свое правовое значение и составляет соответственно основу

различного права (материального и процессуального). Материаль-

ный (или защищаемый) интерес – это интерес, облеченный в фор-

му субъективного материального права (обязанностей) пли охра-

няемого законом интереса, в защиту которого предъявляется иск.

Защищаемый интерес отражается в субъективном материальном

праве того, кому он принадлежит; со своим материально-правовым

исходом, признаваемым и защищаемым материальным правом. Про-

цессуальный (или судебный) интерес в обращении в суд – это ин-

терес, обусловленный потребностью в возбуждении судебной дея-

тельности, так как без получения судебного решения право на со-

ответствующее благо не может быть реализовано.

Для выявления у истца юридической заинтересованности в об-

ращении за судебной защитой необходимо учитывать следующие

три момента: а) правовую связь, лица, обращающегося в суд. с объ-

ектом судебной защиты (защищаемым субъективным правом или

охраняемым законом интересом); б) правовой характер предъяв-

ленного к защите требования и в) спорное состояние субъективно-

го права пли охраняемого законом интереса истца.

По отношению к лицу. обращающемусн за судебной защитой,

юридическая заинтересованность в возбуждении процесса должна

носить личный характер, что означает возможность обращения за

судебной защитой лишь своих субъективных прав и охраняемых

законом интересов и от своего имени. В соответствии с п. 1 ст. 6

Основ гражданского судопроизводства, п. 1 ст. 5 ГПК МССР суд

приступает к рассмотрению гражданского дела по заявлению лица,

обращающегосн за защитой своего права или охраняемого законом

интереса. Данное положение основано па действии в гражданском

процессе принципа дпспозптивности. в силу которого никто не

вправе защищать в суде чужие права п интересы, если не управо-

мочеи на это в установленном законом порядке (законом пли дого-

вором). Однако из общего правила о том, что никто не вправе об-

ращаться за судебной защитой чужих прав, закон делает некоторые

исключения. Личное право на обращение в суд сочетается с правом

прокурора, а в отдельных случаях правом организаций и граждан

обращаться за судебной защитой прав и интересов других лиц. До-

полнения сделаны в целях наиболее полной защиты прав и закои-

ных интересен граждан, государственных и общественных интере-

сов. Но эти исключения не колеблют общего правила о личной за-

интересованности истца на обращение за судебной защитой. Как

уже подчеркивалось, процессуальная запнтерсоваппость прокурора

и других лиц в возбуждении дела в интересах истца не исключает

необходимости наличия и личной заптерсованности истца.

По отношению к объекту судебной защиты юридическая заин-

тересованность истца в обращении в суд должна выражаться в за-

щите правового требования. Предметом судебного рассмотрения не

могут выступать требования, не порождающие правовых послед-

ствий для истца. Неправовые требования не подлежат ни судебной.

ни какой-либо иной форме защиты. К цеправовым относятся сле-

дующие требования: а) в отношении которых имеется специальное

указание закона об исключении их из судебной защиты; б) выте-

кающе из отношения, не урегулированного нормами права, когда

исключается возможность применения аналогии закона или анало-

гии права для его разрешения; в) в отношении которых нет спе-

циального указания закона об их исключении из судебной защиты.

по такой вывод можно сделать исходя из характера социалистичес-

ких общественных отношений и социалистической морали.

В теории советского гражданского процесса имеются две про-

тивоположные точки зрения относительно последствий установле-

ния неправового характера требования при решении вопроса о при-

нятии судом заявления. Одни авторы полагают, что правовой ха-

рактер требования является обязательной предпосылкой права па

предъявление иска. Поэтому, если судья устанавливает при приеме

заявления, что по заявленному требованию отсутствует правовая

защита, в принятии заявления должно быть отказано52. Другие же

считают, что отказ в приеме заявления может последовать только

в тех случаях, когда судебная защита заявленного требования пря-

мо запрещена специальным законом. Во всех других случаях про-

изводство по делу должно возбуждаться, а суд, установив в про-

цессе рассмотрения дела по существу пеправовой характер требо-

вания. должен вынести решение об отказе в удовлетворении иска53.

Авторы, отрицающие за правовым требованием значение предпо-

сылки права на обращение в суд, обычно ссылаются на тот факт.

что при рассмотрении дела по существу нормы материального права

должны применяться судом, а не судьей единолично. В противном

случае будет нарушаться принцип коллегиальности гражданского

судопроизводства. Вряд ли это возражение можно признать серь-

езным. Ведь попрос о подведомственности суду дела решается судь-

ей единолично. Тем более что сейчас ставится вопрос о передаче

большинства гражданских дел на рассмотрение судьей единолично.

Следует отметить, что судебная практика разноречива в решении

вопроса о принятии к рассмотрению требований, лишенных право-

вой защиты. В одних случаях суды отказывают в приеме к рассмот-

рению пеправовых требований, в других рассматривают их по су-

ществу и выносят решения об отказе в иске.

Например, суды отказывают в принятии исковых заявлений от

лиц о вселении на ранее занимаемую жилую площадь в самовольно

возведенном строении04; ие принимают к рассмотрению иски лиц,

самовольно построивших жилые строения, о выселении проживаю-

щих в них нанимателей50; отказывают в рассмотрении нскок о тзьх-

сканпи алиментов если запись об отце ребенка произведена и по-

рядке ч. 4 ст. 49 КоБС РСФСР или ч. 3 ст. 52 КоБС МССР, то

есть, когда ребенок записан по фамилии матери, а имя и отчество

по ее указанию56. Запись об отце ребенка, произведенная в такод!

порядке, не имеет никаких правовых последствий, хотя бы сведе-

ния об отце совпадали с действительным именем определенного ли-

ца. В качестве неправовых исков (с отказом в их рассмотрении)

признаются требования сособствепиика о передаче принадлежащей

ему части разделенного в натуре дома другому собственнику со

взысканием с него денежной компенсации, поскольку такие требо-

вания фактически сводятся к принуждению ответчика купить при-

надлежащую истцу па праве личной собственности часть дома.

Между тем договор купли-продажи – это добровольное волеизъяв-

ление не только продавца, но и покупатели, а сделки купли-про-

дажи имущества производятся в установленном законом порядке п

их оформление не входит в компетенцию суда.

Судебная практика идет по пути отказа в принятии искового

заявления по требованиям о предоставлении жилого помещения

основанного на обязательстве предприятия, организации, учрежде-

ния предоставить в определенное время жилую площадь, выдавая

при этом соотвествующее гарантийное письмо. Подобные случад

возникают, когда при приеме на работу предприятия берут обяза-

тельство предоставить поступающему на работу в течение опреде-

ленного срока жилую площадь, выдавая соответствующие гарантий-

ные письма, но впоследствии не выполняют своих обещаний. Судеб-

ная практика не рассматривает выдачу таких гарантийных писем

как основание возникновения между сторонами гражданско-право-

вого обязательства, поскольку они не предусмотрены в законе в

качестве обстоятельств, создающих право па получение жилого по-

мещения58. Указанные споры не следует отождествлять с подведом-

ственными суду исками о предоставлении жилой площади па осно-

вании гражданско-правового обязательства. Например, когда работ-

ник заключает с предприятием, организацией, учреждением договор,

согласно которому он берет на себн обязательство в течение опреде-

ленного времени отработать на строительстве жилого дома опреде-

ленное количество времени, а предприятие – предоставить ему

(семье) жилую площадь в этом доме59.

В других же случаях суды принимают к рассмотрению пеправо-

вые требования, но отказывают в их удовлетворении. В частности,

иски колхозников об оплате труда за время вынужденного прогула

при незаконных отстранениях от работы, а также иски о выплате

разницы в заработке при незаконных переводах на ппжеоплачпвае-

МУЮ работу до внесения дополнений в п. 26, 28 Примерного устава

колхоза 1969 г.60 принимались судами к рассмотрению, по в удов-

летворении их отказывалось, поскольку действовавшее колхозное

законодательство не предусматривало возможности взыскания в

пользу члена колхоза денежной (или иной) компенсации за время

незаконного отстранения от той или иной работы, а также при не-

законных переводах на нижеоплачиваемую работу61. С внесением

дополнений в колхозное законодательство 10 июля 1980 г. подоб-

ные требования стали защищаться судами.

Принимаются к рассмотрению, но не подлежат судебной защи-

те требования о возмещении убытков, понесенных женихом или

невестой в результате подготовки к свадьбе, в случаях, когда свадь-

ба не состоялась из-за отказа в последний момент одного из них

вступить в брак. Считается, что отказ от вступления в брак явля-

ется правомерным действием, а возмещение каких бы то ни было

убытков в этих случаях законом не предусмотрено62.

Отказ в рассмотрении неправовых исковых требований имеет

практическое значение, так как экономит время, средства и осво-

бождает стороны от неоправданных расходов. Можно согласиться,

что иногда трудно в момент принятия искового заявления доста-

точно точно установить неправовой характер требования. Это объяс-

няется возможностью применения аналогии закона и аналогии пра-

ва при рассмотрении гражданско-правовых споров (ст. 11 ГПК

МССР). Сложность данной проблемы требует внимательного отно-

шения к оценке спорного отношения сторон при решении вопроса

об отказе в принятии искового заявления. Но, убедившись в том,

что законом не предусмотрена защита спорного требования и нель-

зя применить к нему ни аналогию закона, ни аналогию права, в

приеме заявления следует отказать.

С. В. Курылев пишет, что практика отказа в приеме искового

заявления с неправовым характером требования является ошибоч-

ной, поскольку истец вправе изменить в ходе процесса основание

или предмет иска, и может оказаться, что требование истца, казав-

шееся ранее не основанным па законе, в связи с вновь возникшими

обстоятельствами может стать правовым63. Представляется, что

вряд ли целесообразно приступать к рассмотрению дела с неправо-

вым характером требования, учитывая лишь абстрактную возмож-

ность изменения основания или предмета иска в ходе судебного раз-

бирательства. Так, например, если предъявляется иск о выселении

с занимаемой жилой площади, принадлежащей местным Советам,

в связи с тем, что ответчик не вносит квартирную плату, то уже в

момент принятия такого иска виден неправовой характер требова-

ния и вряд ли он может измениться в сторону правового иска.

По мнению П. Ф. Елисейкина, в целях показа доступности су-

дебной защиты в СССР, судам следует принимать к производству с

последующим отказом в иске такого рода требования, как о при-

знании права собственности на земельный участок, о взыскании

карточного долга, пари, калыма и т. п.64 Демократизм советского

правосудия заключается не в том, что любое лицо может обращать-

ся в суд с любым требованием и настаивать на его рассмотрении.

Демократизм советского правосудия проявляется в правовых гарап-

78

тиях, обеспечивающих реализацию права на судебную защиту. По-

этому поводу нельзя не привести замечаний, сделанных М. И. Ка-

лининым в беседе с членами ВЦИК и СНК СССР о том, что дела

необходимо рассматривать по существу, а не формально; лучше

отказать, если вопрос ясен, чем заниматься отсылкой к другим

органам и лицам. Так, М. И. Калинин писал: <Когда ко мне при-ходит посетитель, я всегда нахожу у него полсотни бумаг, которыепо своему содержанию, форме и существу являются простой отпис-кой другого человека, который не хочет сказать прямо посетителю:я тебе в такой-то вещи отказываю, потому что получить этого нель-зя. Он боится и говорит: обратитесь в такое-то учреждение, в товремя как он великолепно знает, что учреждение это безусловноему откажет. Вот это я считаю формальным подходом, подрываю-щим уважение, политическое влияние и удельный вес советскогоаппарата, а в соответствии с этим и советских служащих>65.

Спрашивается, зачем принимать к производству споры, заведомо

не защищаемые правом, когда исход процесса заранее предрешен.

Как верно утверждает В. К. Пучинский, для формирования единой

судебной практики было бы лучше указать, что подобного рода

требовании не должны приниматься к производству66.

Некоторые авторы рекомендуют судам отказывать в рассмотре-

нии по существу так называемых беспредметных исков, подчерки-

вая, что доведение процесса до конца было бы юридически бесцель-

ным. К такого рода искам относят дела о восстановлении на рабо-

те при отмене приказа об увольнении, дела об исключении иму-

щества из описи в случае снятия ареста с имущества, дела о взыс-

кании задолженности при наличии исполнительной надписи нота-

риальной конторы о ее взыскании и другие67. Обычно подчеркива-

ется, что, поскольку спор между сторонами ликвидирован, нет нуж-

ды в рассмотрении дела по существу. Производство по делу должно

прекращаться. Следует отметить, что судебная практика в подобных

случаях идет по пути рассмотрения таких исков по существу. Ха-

рактерно в этом отношении следующее дело.

Моторист первого класса М., работавший в управлении <Севрыб-холодфлот>, был уволен с работы за систематическое нарушение

трудовой дисциплины, выражавшееся в неоднократном отказе ра-

ботать на ремонтируемых судах. Считая увольнение неправильным,

М. обратилсн в суд с иском о восстановлении на работе и взыска-

нии заработной платы за время вынужденного прогула, ссылаясь

в обоснование своих требований на то, что был принят па работу

в плавсостав, а не в ремонтные бригады.

До рассмотрения дела судом ответчик отменил приказ об

увольнении истца и выплатил ему заработную плату за три меся-

па вынужденного прогула.

Мурманский областной суд, сославшись на то, что М. до рас-

смотрения судом спора был восстановлен ответчиком на работе с

выплатой заработной платы за три месяца вынужденного прогула,

постановил отказать ему в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе истец просил отменить решение суда по

79

мотивам, что суд отказал ему в удовлетворении иска о восстанов-

лении на работе, несмотря на установленный факт увольнения с

грубым нарушением закона, выразившимся в даче согласия на его

увольнение профсоюзным комитетом в неправомочном составе.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда

РСФСР решение областного суда отменила частично, указав сле-

дующее. То обстоятельство, что к моменту рассмотрения дела в су-

де М. был восстановлен на работе администрацией с выплатой зара-

ботной платы за время вынужденного прогула, не может служить

основанием к отказу в удовлетворении заявленного истцом требова-

ния о восстановлении на работе. Истец от заявленного требования

о восстановлении па работе не отказался и в судебном заседании

настаивал на удовлетворении иска, ссылаясь на незаконность уволь-

нения. Факт увольнения истца с нарушением трудового законода-

тельства был установлен решением суда. В соответствии со ст. 213,

214 КЗоТ РСФСР рабочий и служащий, уволенный без законного

основания или с нарушением порядка увольнения, должен быть

восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим тру-

довой спор, с выплатой заработной платы за время вынужденного

прогула.

При таких обстоятельствах суд должен был вынести решение

о восстановлении М. на работе и взыскании в его пользу с управ-

ления <Севрыбхолодфлот> заработной платы за три месяца вы-

нужденного (прогула с указанием, что данное решение в связи с

восстановлением истца ответчиком на работе и выплатой заработной

платы за три месяца выужденпого прогула до рассмотрения спора

судом исполнению не подлежит.

Судебная Коллегии по гражданским делам Верховного суда

РСФСР решение областного суда отменила, восстановив М. в

прежней должности со взысканием с управления <Севрыбхолод-флот> в его пользу заработной платы за три месяца вынужден-

ного прогула, постановив данное решение в исполнение не приво-

дить68.

В качестве третьего момента заинтересованности в обращении за

судебной защитой выступает спорность субъективного права или

охраняемого законом интереса. То есть субъективное право или ох-

раняемый законом интерес могут стать объектом судебного разби-

рательства в порядке искового производства, если находятся в

спорном состоянии. Если заинтересованное лицо обращается в суд

с бесспорным требованием, то пет надобности в рассмотрении та-

ких дел, поскольку это не отвечало бы задачам и содержанию су-

дебной деятельности в псково-м производстве.

Хотя процессуальный закон и не содержит прямых указаний на

то, что отсутствие спора о праве (интересе) является основанием

для отказа в принятии искового заявления, в теории гражданско-

го процесса и судебной практике высказано мнение, согласно

которому наличие спора о праве по делам искового производства

является необходимой предпосылкой права па предъявление иска.

Поэтому судья должен отказать в приеме искового заявления на

80

основании п. 1 ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, п. 1

ст. 131 ГПК МССР, если между сторонами отсутствует спор о пра-

ве, то есть стороны не спорят о взаимных правах и обязанностях69.

Другие же, напротив, не придают спору о праве значения предпо-

сылки права на предъявление иска70. В частности, И. Жеруолис

пишет, что спор о праве в исковом производстве не может иметь

значения предпосылки права на предъявление иска, поскольку

спор о праве – это вопрос материального права, который может

быть решен не иначе, как только путем установления обстоя-

тельств, касающихся существа иска. Не допросив ответчика и не

выяснив обстоятельств дела, судья не может вынести суждения о

наличии или отсутствии спора о праве. Выяснить все обстоятель-

ства по делу и вынести решение о споре компетентен только суд,

разрешающий дело по существу в судебном заседании с соблюде-

нием всех правил и процессуальных гарантий гражданского судо-

производства71.

Как вытекает из вышеизложенного, И. Жеруолис под спором о

нраве понимает конкретное состояние субъективного права или ох-

раняемого законом интереса, вызванное их нарушением или оспа-

риваием. Это материально-правовое понятие спора о праве, и как

таковой он действительно проверяется судом при рассмотрении де-

ла по существу, а не судьей единолично при возбуждении дела.

Вместе с тем, как отмечает П. Елисейкин, существует и процессу-

альное поннтие спора о праве. В этом смысле спор о праве служит

основанием для обращения в суд и возбуждения гражданского про-

цесса. Наличие спора о праве в процессуальном смысле связано с

утверждением заинтересованного лица, что у него имеется опреде-

ленное гражданское субъективное (личное пли имущественное)

право пли охраняемый законом интерес, что право или инте-

рес нарушены либо оспариваются и что нарушение (оспаривание)

исходит от данного ответчика72. Таким образом, с процессуальным

понятием спора о праве связано возникновение гражданского про-

цесса, а с его материально-правовой стороной – деятельность суда

по воздействию на спорное правовое отношение. Согласимсн с

Л. А. Ванеевой, утверждающей, что хотя предмет судебной деятель-

ности един – спорное правоотношение, вместе с тем гражданско-

пропессуальная деятельность суда имеет как бы две стороны –

деятельность по исследованию (познанию) спорного правоотноше-

ния и деятельность по воздействию на спорное правоотношение, и

их следует выделить как самостоятельные научные категории. С

предметом судебной дентельности связано решение вопроса о воз-

никновении гражданского процесса и его движении. С предметом

судебного познания – содержание и характер истины, устанавли-

ваемой судом73.

По мнению некоторых авторов, категорическое утверждение,

согласно которому спор о праве является необходимым условием

права на обращение в суд в исковом производстве, не соответству-

ет требованиям действующего законодательства и практики его при-

менения, так как предметом судебной деятельности могут быть бес-

6 Кожухарь А. Н.

81

спорные отношения и суд не может отказать в принятии заявления.

если даже совершенно очевидно, что ответчик по делу не оспарива-

ет требования истца. Кроме того, некоторые требовании вообще не

могут быть разрешены вне суда, несмотря на их бесспорность. На-

пример, нельзя отказать в принятии заявления о признании брака

недействительным в связи с отсутствием спора. А с другой сторо-

ны, в ряде случаев закон ставит возможность возбуждения дела в

суде в зависимость от наличия спора. Так, устанавливая предвари-

тельный внесудебный порядок разрешения некоторых категорий

дел, закон ставит своей целью выявить наличие спора между сто-

ронами74.

Наиболее трудно опровергнуть первое утверждение, согласно ко-

торому судами рассматриваются и бесспорные требования, посколь-

ку в теории советского гражданского процессуального права поня-

тие спора о праве является дискуссионным. Как уже отмечалось,

мы присоединяемой к позиции тех авторов, которые понятие спора

о праве не сводят только к одним разногласиям сторон по поводу

взаимных прав и обязанностей, возражениям ответчика относитель-

но требований истца. Спорность права выражается не в поведении

ответчика, а в невозможности его реализации, в том числе в невоз-

можности осуществления вне решения суда. Вряд ли можно согла-

ситься и с теми, кто утверждает, будто предварительный внесудеб-

ный порядок разрешения некоторых категорий дел установлен для

выявления наличия спора между сторонами. Предварительный вне-

судебный порядок разрешения некоторых категорий дел предназна-

чен для разрешения споров о праве, а не их выявления. Это спе-

циальные формы защиты прав и законных интересов граждан и ор-

ганизаций относительно отдельных видов споров.

Следует отметить, что судебная практика противоречива по во-

просу рассмотрения бесспорных требований. В одних случаях суды

отказывают в их рассмотрении, в других принимают к рассмотре-

нию и отказывают в иске. В обзоре судебной практики по разре-

шению жилищных споров отмечается, что иногда суды принимают к

своему производству исковые заявления о разделе жилых помеще-

ний при отсутствии спора об этом между заинтересованными лица-

ми. В частности, народный суд Никитовского района г. Горловки

Донецкой области принял решение о разделе жилого помещения

между бывшими супругами Г. при наличии их обоюдного на то

согласия и при отсутствии возражений со стороны владельца дома.

В этом случае вопрос о разделе жилой площади мог быть разре-

шен жилищными органами без суда, что и следовало разъясить за-

интересованным лицам75.

Из-за отсутствия спора, па наш взгляд, суды не принимают к

производству заявления об установлении отцовства, если запись об

отце произведена органами записи актов гражданского состояния

па основании представленного свидетельства о браке с лицом, ко-

торое указано отцом ребенка, поскольку запись об отце ребенка.

произведенная в таком порядке, является доказательством проис-

хождения ребенка от указапого в ней лица76.

82

Выявление наличия спора о праве при принятии заявления в

ряде случаев имеет практическое значение для решения вопроса о

способе защиты права заинтересованного лица. Так, например, в счет

погашения задолженности С. судебным исполнителем был наложен

арест на принадлежавший ей шкаф. Считая действия судебного ис-

полнителя неправильными, так как вопреки закону арест был на-

ложен на единственный для семьи шкаф, С. обратилась в суд с ис-

ком об освобождении шкафа от ареста. Народный суд, рассмотрев

дело в порядке искового производства, вынес решение об удовлетво-

рении исковых требований заявительницы. Между тем в данном

случае отсутствовал спор о праве гражданском, поскольку со сторо-

вы других лиц никаких притязаний на шкаф не было заявлено.

По существу, С. обратилась с жалобой на незаконные действия су-

дебного исполнителя, которая подлежала рассмотрению в порядке

ст. 428 ГПК РСФСР (или ст. 426 ГПК МССР)77.

Решение вопроса о наличии спора о праве при приеме заявления

иногда необходимо для правильного решения судом вопроса о том,

в каком порядке должно рассматриваться дело – исковом или

особого производства.

В частности, Б. обратился в суд с заявлением, в котором просил

признать неправильными действия нотариуса, выдавшего Щ. сви-

детельство о праве на наследство К., заключавшееся в 1/4 домовла-

дения, хотя К. практически принадлежала только 1/6 этого домо-

владения.

Народный суд, рассмотрев в порядке особого производства дело,

удовлетворил жалобу Б., признав недействительным свидетельство

о праве на наследство, выданное Щ. Нотариальной конторе было

предложено выдать Щ. свидетельство о праве на наследство со-

гласно справке бюро технической инвентаризации (то есть на 1/6

часть домовладения). Это решение было оставлено без изменения

Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Коми

АССР.

По протесту заместителя Председателя Верховного суда РСФСР

Президиум Верховного суда Коми АССР решение народного суда

и определение коллегии отменил, дело направил на новое рассмо-

трение. При этом Президиум указал, что согласно ст. 271 ГПК

РСФСР в порядке особого производства могут быть рассмотрены

жалобы на действия нотариуса при условии, если у заинтересован-

ных лиц отсутствует спор о праве гражданском, подведомственный

СУДУ. Заявления лиц, оспаривающих права и обязанности, основан-

ные на совершенном нотариальном действии, рассматриваются су-

дом в порядке искового производства. Как видно из материалов де-

ла, Б. оспаривает право Щ. на 1/4 домовладения, основанное на

выданном ей государственным нотариусом свидетельстве о праве на

наследство, так как считает, что открылось наследство, состоящее

из 1/6 того же домовладения. Следовательно, суд без достаточных

оснований рассмотрел это дело в порядке особого производства,

тогда как очевидно, то между Б. и Щ. возник спор, подлежащий

рассмотрению г яорядке искового производства78.

б 83

Поэтому уже при приеме заявления надо решать, имеется спор

о праве или таковой отсутствует. В противном случае это приводит

V неправильному разрешению дела.

В судебной практике встречаются и иного рода ошибки, когда

суды отказывают в принятии искового заявления, мотивируя это

отсутствием спора о праве, хотя в действительности заявленное

требование является спорным.

Так, Ф. обратилась в суд с иском к К. о признании за ней пра-

ва собственности на часть домовладения и раздела его. В обосно-

вание своих требований истица ссылалась па то, что она является

единственным членом колхозного двора. На отведенном ей колхозом

земельном участке она вместе с К. – мужем сестры построила дом,

в котором он с членами своей семьи проживал только в летнее вре-

мя. Этим домом Ф. и К. договорились пользоваться совместно.

После смерти Ф., по ее завещанию, дом должен был перейти к К.

Однако отношения между ними испортились, и К. перестал пускать

Ф. в дом. Поэтому истица просила признать за ней право собствен-

ности на 1/3 часть домовладения и выделить ей одну комнату

(кухню).

После неоднократного рассмотрения спора различными судеб-

ными инстанциями Краснодарский краевой суд производство по

делу прекратил на том основании, что спорный дом входит в состав

имущества колхозного двора истицы, поэтому она является собст-

венником всех строений, входящих в колхозный двор. В связи с

этим иск, заявленный Ф., является беспредметным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда

РСФСР определение краевого суда оставила без изменения.

Президиум Верховного суда РСФСР отменил определение Кра-

снодарского краевого суда и определение Судебной коллегии по

гражданским делам Верховного суда РСФСР и направил дело в

суд для рассмотрения по существу, указав, что требование заявлен-

ное истицей, является спором о праве гражданском, а поэтому

должно быть разрешено по существу. Ф. отметила в заявлении, что

дом ею был возведен совместно с ответчиком, который внес денеж-

ных средств больше, чем она. Истица также указала, что ответчик

не пускает ее в дом, поэтому она вынуждена проживать, где при-

дется. Таким образом, спор между сторонами остался неразре-

шенным79.

Подводя итог изложенному, можно сказать, что предметом су-

дебной деятельности в исковом производстве должны выступать

спорные правоотношения. Как отмечает болгарский ученый Ж. Ста-

лев, наличие гражданско-правового спора порождает необходи-

мость, а следовательно, и интерес к исковой защите. Право на иск

призвано отвечать нуждам защиты права и удовлетворять интерес

в судебной защите. Для этого ово и предоставляется. Если нет пра-

вового спора, нет нужды и интереса в судебной защите, отсутствует

и право на иск80.

Итак, наличие спора о праве по делам д”кового производства

является необходимой предпосылкой для обращения с иском в суд81.

Глава IV

ПРЕДПОСЫЛКИ, ПОГАШАЮЩИЕ ПРАВО

НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА В СУДЕ

1. Погашение права на предъявление иска

по тождественному спору

Право на обращение за судебной защитой по конкретному граж-

данскому делу, как уже подчеркивалось, является субъективным

гражданским процессуальным правом определенного лица и, как

всякое субъективное право, погашается с наступлением указанных

в законе юридических фактов, то есть так называемых предпосылок.

Такими предпосылками являются наличие вступившего в законную

силу судебного решения, вынесенного но спору между теми же сто-

ронами, о том же предмете и по тем же основаниям; наличие в

производстве суда дела по спору между теми же сторонами, о том

же предмете и по тем же основаниям; наличие определения суда

о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового

соглашения сторон; нарушение истцом требований закона о при-

нятии мер по урегулированию спора в нретензионном порядке, если

возможность его применения утрачена.

В первом и втором случаях право на обращение за судебной за-

щитой погашается в результате его реализации, в третьем – в си-

лу распорядительных действий заинтересованных лиц, в четвер-

том – в связи с утратой возможности урегулирования спора в пре-

тензионном порядке до обращения с иском в суд. Рассмотрим каж-

дую из перечисленных предпосылок, погашающих право на обра-

щение в суд.

Действующее гражданское процессуальное право устанавливает

общий принцип, в соответствии с которым за судебной защитой

одного и того же субъективного права или охраняемого законом ин-

тереса можно обращаться только единственный раз. В силу этого

правила суд не вправе принимать от сторон заявления о рассмот-

рении тех же исковых требований, вытекающих из тех же основа-

ний (п. 3 ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, п. 3 ст. 131

ГПК МССР). Таким образом, если данное спорное требование уже

вызвало индивидуально определенный процесс, то другого процесса

оно вызвать не может.

Но для того, чтобы установить, вправе ли суд принимать к рас-

смотрению данный иск, необходимо сначала решить другой во-

прос: тождественны ли иски, то есть тот, который предлагается на

85

Поэтому уже при приеме заявления надо решать, имеется спор

о праве или таковой отсутствует. В противном случае это приводит

V неправильному разрешению дела.

В судебной практике встречаются и иного рода ошибки, когда

суды отказывают в принятии искового заявления, мотивируя это

отсутствием спора о праве, хотя в действительности заявленное

требование является спорным.

Так, Ф. обратилась в суд с иском к К. о признании за ней пра-

ва собственности на часть домовладения и раздела его. В обосно-

вание своих требований истица ссылалась па то, что она является

единственным членом колхозного двора. На отведенном ей колхозом

земельном участке она вместе с К. – мужем сестры построила дом,

в котором он с членами своей семьи проживал только в летнее вре-

мя. Этим домом Ф. и К. договорились пользоваться совместно.

После смерти Ф., по ее завещанию, дом должен был перейти к К.

Однако отношения между ними испортились, и К. перестал пускать

Ф. в дом. Поэтому истица просила признать за ней право собствен-

ности на 1/3 часть домовладения и выделить ей одну комнату

(кухню).

После неоднократного рассмотрения спора различными судеб-

ными инстанциями Краснодарский краевой суд производство по

делу прекратил на том основании, что спорный дом входит в состав

имущества колхозного двора истицы, поэтому она является собст-

венником всех строений, входящих в колхозный двор. В связи с

этим иск, заявленный Ф., является беспредметным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда

РСФСР определение краевого суда оставила без изменения.

Президиум Верховного суда РСФСР отменил определение Кра-

снодарского краевого суда и определение Судебной коллегии по

гражданским делам Верховного суда РСФСР и направил дело в

суд для рассмотрения по существу, указав, что требование заявлен-

ное истицей, является спором о праве гражданском, а поэтому

должно быть разрешено по существу. Ф. отметила в заявлении, что

дом ею был возведен совместно с ответчиком, который внес денеж-

ных средств больше, чем она. Истица также указала, что ответчик

не пускает ее в дом, поэтому она вынуждена проживать, где при-

дется. Таким образом, спор между сторонами остался неразре-

шенным79.

Подводя итог изложенному, можно сказать, что предметом су-

дебной деятельности в исковом производстве должны выступать

спорные правоотношения. Как отмечает болгарский ученый Ж. Ста-

лев, наличие гражданско-правового спора порождает необходи-

мость, а следовательно, и интерес к исковой защите. Право на иск

призвано отвечать нуждам защиты права и удовлетворять интерес

в судебной защите. Для этого ово и предоставляется. Если нет пра-

вового спора, нет нужды и интереса н судебной защите, отсутствует

и право на иск80.

Итак, наличие спора о праве по делам д”кового производства

является необходимой предпосылкой для обращения с иском в суд81.

Глава IV

ПРЕДПОСЫЛКИ, ПОГАШАЮЩИЕ ПРАВО

НА ПРЕДЪЯВЛЕНИЕ ИСКА В СУДЕ

1. Погашение права на предъявление иска

по тождественному спору

Право на обращение за судебной защитой по конкретному граж-

данскому делу, как уже подчеркивалось, является субъективным

гражданским процессуальным правом определенного лица и, как

всякое субъективное право, погашается с наступлением указанных

в законе юридических фактов, то есть так называемых предпосылок.

Такими предпосылками являются наличие вступившего в законную

силу судебного решения, вынесенного но спору между теми же сто-

ронами, о том же предмете и по тем же основаниям; наличие в

производстве суда дела по спору между теми же сторонами, о том

же предмете и по тем же основаниям; наличие определения суда

о прпннтип отказа истца от иска или об утверждении мирового

соглашения сторон; нарушение истцом требований закона о при-

нятии мер по урегулированию спора в нретензионном порядке, если

возможность его применения утрачена.

В первом и втором случаях право на обращение за судебной за-

щитой погашается в результате его реализации, в третьем – в си-

лу распорядительных действий заинтересованных лиц, в четвер-

том – в связи с утратой возможности урегулирования спора в пре-

тензионном порядке до обращения с иском в суд. Рассмотрим каж-

дую из перечисленных предпосылок, погашающих право на обра-

щение в суд.

Действующее гражданское процессуальное право устанавливает

общий принцип, в соответствии с которым за судебной защитой

одного и того же субъективного права или охраняемого законом ин-

тереса можно обращаться только единственный раз. В силу этого

правила суд не вправе принимать от сторон заявления о рассмот-

рении тех же исковых требований, вытекающих из тех же основа-

ний (п. 3 ст. 31 Основ гражданского судопроизводства, п. 3 ст. 131

ГПК МССР). Таким образом, если данное спорное требование уже

вызвало индивидуально определенный процесс, то другого процесса

оно вызвать не может.

Но для того, чтобы установить, вправе ли суд принимать к рас-

смотрению даннын иск, необходимо сначала решить другой во-

прос: тождественны ли иски, то есть тот, который предлагается на

85

рассмотрение суда, и тот, который уже разрешен судом или на-

ходится на рассмотрении суда? Под тождеством в общем смысле

этого слова понимается соотношение двух или нескольких предме-

тов (внешнее тождество) или соотношение предмета, находящегося

в одном положении с этим же предметом, но находящимся в ином

положении (внутреннее тождество). При тождестве соотношение

характеризуется тем, что сравниваемые предметы совершенно оди-

наковы по своим признакам, что между ними нет никакой разницы.

Они во всех составных частях, элементах своих совершенно совпа-

дают, в сущности, это один и тот же предмет2. В этой связи вряд

ли можно согласиться с Г. Л. Осокиной, что тождество не есть

равенство, а сходство, поэтому тождественный иск не есть тот же

самый, а есть сходный иск3. В философской литературе понятие

тождества трактуется именно как равенство, а не сходство. Так, в

Философском энциклопедическом словаре указывается, что тож-

дество – это понятие, выражающее предельный случай равенства

объектов, когда не только родовидовые, но и все индивидуальные

их свойства совпадают. Совпадение всех индивидуальных свойств

обязательно приводит к одному объекту или к одночленной сово-

купности, в которой объекты различны лишь условно – нумери-

чески4.

Проблема внутреннего и внешнего тождества имеет значение и

для гражданского судопроизводства, и в частности для определе-

ния тождества исков. Внешнее тождество иска есть соотношение

его с другим иском во всех составных частях, то есть элементах.

Внутреннее тождество иска есть соотношение его составных частей

(элементов) с самим собой, взятое па различных этапах движения

по стадиям процесса. Для нас здесь значение имеет вопрос о внеш-

нем тождестве исков, о чем и пойдет речь5.

В теории советского гражданского процессуального права и су-

дебной практике тождественными признаются иски, в которых сов-

падают стороны, предмет и основание. Отсюда делается вывод, что

изменение хотя бы одного из этих элементов приводит к потере

тождества исков и дает право заинтересованным лицам обратиться

с иском в суд вторично6. Однако в процессуальной литературе в

последнее времн было высказано сомнение в правильности сужде-

нии о том, что тождество исков определяется посредством пх эле-

ментов. Так, П. В. Логинов говорит, что индивидуализацию граж-

данских дел следует проводить по элементам спорного правоотно-

шения (сторонам, предмету и основанию), а не по элементам ис-

ка, утверждая при этом, что индивидуализация исков по их элемен-

там не предусмотрена действующим гражданско-процессуальпым

законодательством и не имеет практического значения7.

Позиция П. В. Логинова была подвергнута критике со стороны

Г. Л. Осокиной, считающей, что спорное правоотношение не может

служить критерием для определения тождества спорных дел”. Сле-

дует подчеркнуть, что элементы иска и элементы спорного право-

отношения тесно взаимосвязаны между собой. Видный дореволю-

ционный процессуалист А. X. Гольмстен тождество гражданских

86

дел определял именно элементами спорного правоотношения, выде-

ляя при этом следующие: субъекты, объект, юридическую связь

субъекта с объектом, характеризуемую основанием возникновения

прав и вещественного его субстрата и наличность спора, передан-

ного на разрешение суда путем иска данного вида9. Но поскольку

действующее гражданское процессуальное законодательство и су-

дебная практика говорят об индивидуализации исков посредством

их элементов, то нет никакой необходимости в разработке теории

элементов спорного правоотношения для решения вопроса о тож-

дестве иска. С этой точки зрения оправдана критика Г. Л. Осокиной

позиции П. В. Логинова.

Для решения вопроса о том, имеется ли в данном случае тож-

дество исков, необходимо выяснить, не предъявлен ли пек вторич-

но тем же истцом к тому же ответчику, то есть длн тождества ис-

ков требуется прежде всего тождество его субъектов – истца и от-

ветчика. Тождественны иски по предмету и основанию, но те, в ко-

торых фигурируют разные стороны, не могут быть признаны тож-

дественными10.

По субъектному составу тождественными являютсн и иски,

которые ранее разрешались по заявлению прокурора, органов госу-

дарственного управления, профсоюзов, государственных предприя-

тий, учреждений, организаций, колхозов, иных кооперативных ор-

ганизаций, их объединений, других общественных организаций или

отдельных граждан в случаях, когда по закону они могут обра-

щаться в суд за защитой прав и интересов других лиц (п. 2, 3 ст. 6

Основ гражданского судопроизводства, п. 2, 3 ст. 5 ГПК МССР). по-

скольку в силу ч. 4 ст. 206 ГПК МССР судебное решение, поста-

новленное по иску вышеперечисленных органов и лиц, является

обязательным для лица, в интересах которого было начато дело. В

этих случаях лицо, в интересах которого дело начато по заявлению

прокурора или других органов и лиц, извещается о возникшем про-

цессе и участвует в нем в качестве истца наряду с лицом, подав-

шим заявление (ч. 2 ст. 34 ГПК МССР). Непрнвлечение судом к

участию в деле лица, в защиту прав которого доло было начато,

влечет за собой отмену постановленного решения (п. 4 ст. 305 ГПК

МССР)11.

С другой стороны, если имеется вступившее в законную силу

решение суда либо в производстве суда находится дело, которое

было начато самой заинтересованной стороной, то ни прокурор, ни

другие органы и лица, управомоченвые по закону защищать в суде

права и интересы других лиц, не вправе обращаться вторично в

суд по этому же спорномуделу.

По действующему гражданско-процессуальному праву наступле-

ние правопрцемства на стороне истца или ответчика не устраняет

тождества исков, в которых имеется один и тот же предмет и ос-

нование. Тождественным должен быть признан иск, предъявленный

повторно к солидарно обязанному лицу после того, как было поста-

новлено и вступило в законную силу решение об удовлетворении

иска в отношении другого солидарно обязанного лица12.

87

В литературе дискуссионным является вопрос о том, сохраня-

ется ли тождество исков по субъектному составу в случаях, когда

стороны меняются своим процессуальным положением. По мнению

Е. Г. Пушкар, изменение в процессуальном положении сторон ис-

ключает тождество исков, так как в противном случае это ущемля-

ло бы интересы другой стороны13. Напротив. Г. Л. Осокина пола-

гает, что, если стороны поменялись ролями, новый иск, в котором

бывший ответчик стал истцом, а бывший истец занял положение

ответчика, при неизменности предмета и основания, признается

тождественным прежнему, ибо требование п. 3 ст. 31 Основ граж-

данского судопроизводства распространнется не только на бывшего

истца, но н на бывшего ответчика. Поэтому судья должен отка-

зать в приеме искового заявления как в случае подачи его бывшим

истцом, так и в случае подачи его бывшим ответчиком. Такой вы-

вод по мнению Г. Л. Осокиной, вытекает и из ч. 4 ст. 208 ГПК

РСФСР (или п. 4 ст. 206 ГПК МССР) и ч. 2 ст. 14 ГПК РСФСР

(или ч. 2 ст. 13 ГПК МССР), в силу которых право заявлять в

суде те же требования и по тем же основаниям, при наличии всту-

пившего в законную силу решения, имеют лишь лица, которые не

участвовали в деле, то есть не принимавшие участия в процессе ни

в качестве истца, ни в качестве ответчика14.

Позиция Г. Л. Осокиной, как нам представляется, соответствует

требованиям процессуального закона. Отметим, что в этом направ-

лении ориентируется и судебная практика. Сошлемся па следую-

щее дело.

ЖСК <Березка> обратился в суд с иском к Ц. о взыскании с него

1302 рублей. В обоснование иска ЖСК указал, что по решению

Волгоградского городского народного суда Ростовской области от

5 июля 1981 г. удовлетворен иск Ц. к ЖСК <Березка> о взыскании

1302 рублей, состоящих из сумм, по мнению суда, не возвращенных

Ц. кооперативом при выходе его из ЖСК.

ЖСК изыскал доказательства, подтвердившие, что паевые взно-

сы 1–“.перат1из иьиипти;! II. еще в 1975 I., ч и г!яш ; эшм ипре-

бонал изыскать с ответчика сумму, 1”,шл;1чеипую во исполнение ре-

шения суда от 5июля 1981 г.

Решением вышеуказанного суда иск ЖСК был удовлетворен. В

кассационном порядке дело не рассматривалось.

По протесту заместителя Председателя Верховного суда РСФСР

Президиум Ростовского областного суда отменил решение народного

суда и производство по делу прекратил, указав в своем постановле-

нии, что ЖСК просит о взыскании в пользу кооператива суммы.

которан взыскана с него по решению суда, вступившему в закон-

ную силу, то есть оспаривает законность и обоснованность этого

решения.

Вместо того, чтобы разъяснить заявителю, что вступившее в

законную силу решение может быть отменено в порядке надзора.

а возврат суммы, взысканной по этому решению, возможен путем

поворота исполнения судебного решения, если эт> решение будет

отменено и при новом рассмотрении дела в иске будет отказано,

88

народный суд в нарушение п. 3 ст. 129 ГПК РСФСР принял ис-

ковое заявление и рассмотрел его по существу15.

Сложнее определять тождество исков по предмету, поскольку

в гражданско-пропессуалыюй литературе имеются различные суж-

дения по поводу предмета иска. Одни ученые под предметом иска

понимают спорное правоотношение, другие – правовое требование

истца к ответчику и спорное правоотношение, третьи – матери-

ально-правовое требование истца к ответчику16. Широко распро-

странено мнение, в соответствии с которым в исках о присуждении

предметом выступают спорное правоотношение и вытекающие из

него требования истца к ответчику, а в исках о признании предме-

том является спорное правоотношение.

Так, например, предметом иска о взыскании с ответчика опре-

деленной суммы денег по договору займа является право истца

требовать уплаты и соответственно обязанность ответчика выпла-

шэь долг, а также правоотношение по договору займа, наличие ко-

торого истец просит подтвердить судебным решением. Предметам

иска о признании договора купли-продажи дома действительным

является спорное правоотношение по купле-продаже. Предмет ис-

ка не следует отождествлять с объектом материального правоот-

ношения, <материальным объектом иска>, по поводу которого ведет-

ся спор и который входит в предмет иска в качестве его составной

части. К примеру, если предметом иска о присуждении выплаты

ответчиком определенной суммы денег являетсн заявленное право

истца на взыскание этой суммы, то сама по себе денежная сумма –

это не предмет иска, а его материальный объект17.

Поэтому для определения тождества исков по предмету необхо-

димо сравнивать иски по требованиям истца к ответчику и спорным

правоотношениям.

В теории гражданского процесса и судебной практике тождест-

венными по предмету признаются иски и в случанх, когда по удов-

летворению иска по одному из альтернативных требований (в обя-

зательстве с альтернативными требованиями) предъявляется новый

иск, предметом которого является другое альтернативное требова-

ние, вытекающее из того же обязательственного правоотношения.

Так, например, в соответствии со ст. 247 ГК МССР покупатель, ко-

юрому продана вещь ненадлежащего качества, если ее недостатки

не были оговорены продавцом, вправе по своему выбору потребо-

вать: 1) либо замены вещи, определенной в договоре родовыми при-

знаками, вещью надлежащего качества; 2) либо соразмерного

уменьшения покупной цены; 3) либо безвозмездного устранения

недостатков вещи продавцом или возмещения расходов покупате-

ля на их исправление; 4) либо расторжения договора с возмеще-

нием покупателю убытков18.

Поэтому удовлетворение иска покупателя об уменьшении по-

купной цены проданной вещи уже исключает возможность вторич-

ного обращения в суд с иском об удовлетворении иного требования,

Указанного в ст. 271 ГК МССР, в частности вместо уменьшения по-

89

купной цены требовать расторжения договора купли-продажи, за-

мены проданной вещи и т. д.

Не считается изменением предмета иска (а поэтому иски при-

знаются тождественными) увеличение или уменьшение исковых

требований, поскольку здесь имеет место лишь изменение размера

количественной стороны материального объекта иска19. Например,

если судом был удовлетворен иск о возмещении ущерба, причинен-

ного истцу, а затем истец на основе вновь выявленных обстоя-

тельств приходит к выводу, что взысканная сумма не покрывает

полностью причиненного ущерба, то он не вправе предъявлять но-

вый иск на сумму, которая, по его мнению, осталась, невозмещен-

ной, так как этот иск будет тождествен ранее рассмотренному ис-

ку. Если же истец полагает, что постановленное по спору решение

не в полной мере возмещает причиненный ему ущерб, он может тре-

бовать отмены этого решении в установленном законом порядке.

Изменение количественной стороны материального объекта иска

не следует смешивать с изменением качественной (правовой) сто-

роны предмета иска, что влияет на разрешение спорного правоот-

ношения в целом. Рассмотрим следующее дело из судебной прак-

тики.

Супруги О. проживали в двухкомнатной квартире. После растор-

жения брака О. обратился в народный суд с иском к О. о разделе

жилой площади и заключении с ним отдельного договора найма

жилого помещения: изолированной комнаты площадью 12 кв. м

с оставлением за ответчицей и ребенком комнаты площадью

18 кв м. Народный суд в удовлетворении иска отказал, мотивиро-

вав это тем, что выделение истцу комнаты 12 кв. м ущемит инте-

ресы ответчицы с ребенком, которым па двоих остается комната

площадью 18 кв. м.

По истечении некоторого времени О. вновь обратился в суд с ис-

ком к О. о разделе той же жилой площади, но просил в этот раз

выделить ему комнату площадью 9 кв. м., которую можно получить

в результате переоборудования квартиры, то есть путем уменьше-

ния комнаты с 12 кв. м до 9 кв. м. При этом истец указал па то,

что имеется согласие владельца квартиры на ее переоборудование.

а также техническое заключение о возможности перепланировки

квартиры. Однако народный суд отказал в приеме искового заявле-

ния от истца, мотивируя это тем, что по данному делу уже имеет-

ся вступившее в законную силу решение суда.

По протесту Председателя Верховного суда РСФСР Президиум

Горьковского областного суда отменил определение суда об отказе

в принятии искового заявления и направил дело в суд для рассмот-

рения его по существу, поскольку к моменту предъявления второго

иска изменились предмет и основание исковых требований, в связи

с чем отказ в принятии искового заявления истца нельзя признать

правильным20.

По вопросу основания иска в теории гражданского процессуаль-

ного права нет таких разногласий, как по предмету иска. Под осно-

ванием иска понимаются те юридические факты (обстоятельства),

90 ;

из которых истец выводит свои исковые требования к ответчику,

или правоотношение в целом, составляющее предмет иска21.

Эти обстоятельства суть юридические факты, которые порож-

дают, изменяют или прекращают права или обязанности сторон или

препятствуют возникновению прав или обязанностей. Основание

иска может состоять как из одного юридического факта, так и не-

[ которой их совокупности (фактического состава)22. Сравнивая пеки

по их основанию, следует иметь в виду, что изменение не только

всего фактического состава основания иска ведет к утрате исками

тождества, но изменение и отдельных юридических фактов в фак-

тическом составе может привести к утрате иском тождества.

Чаще всего суды допускают ошибки в определении тождества

исков но основанию в исках с так называемым длнщимся характе-

ром отношений между сторонами, в частности по искам о передаче

детей на воспитание, по искам о выселении за невозможностью

совместного проживания, по искам об отмене усыновления и дру-

гим. При предъявлении повторных исков по таким спорам может

возникнуть уверенность в тождестве исков, хотя с течением време-

ни основания исков могут меняться. Поэтому с учетом изменив-

шихся обстоятельств суд вправе вынести новое решение.

Так, при расторжении брака супругов К. их двухлетний сын

был оставлен судом с отцом. Спустя год мать ребенка вновь возбу-

дила в суде дело о передаче ей сына. Народный суд г. Тирасполя

МССР, принимая во внимание,что К. создал новую семью п его же-

на не желает воспитывать ребенка, удовлетворил требования ма-

тери23.

Некоторые ученые в качестве самостоятельного элемента иска

выделяют содержание иска, под которым понимается указанный

истцом вид (способ) судебной защиты права или интереса24. Однако

выделение содержания иска в качестве его элемента не имеет прак-

тического значения для установления тождества исков.

Переход истца от иска о признании к иску о присуждении не

создает тождества исков20. Переход же от иска о присуждении к

иску о признании, при неизменности сторон, основания и предме-

та иска, может сохранять тождество исков, поскольку, рассматривая

иск о присуждении, суд касается и конкретного правоотношения, из

которого вытекает требование истца к ответчику.

С учетом изложенного можно сделать вывод о том, что нали-

чие вступившего в законную силу судебного решения по спору меж-

ду теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям

погашает право на вторичное обращение в суд. поскольку налицо-

тождество исков. Изменение хотя бы одного из этих компонентов

устраняет тождество исков, и заинтересованное лицо вправе обра-

титься с таким иском в суд.

В тех случаях, когда при решении вопроса о приеме искового

заявления у судьи возникает сомнение в тождестве данного иска

с ранее рассмотренным, производство по делу должно быть начато,

и в зависимости от выявленных обстоятельств суд разрешает дело

по существу (в случае потери иском тождества) либо прекращает

91

производство по делу (в случае сохранения иском тождества).

Однако суд не вправе по своей инициативе без согласия истца из-

менять элементы иска. Изменять элементы иска – это прерогати-

ва истца26. Суд может изменить предмет иска без согласия на то

истца лишь в случаях, когда это допускается законом (например,

ч. 6 ст. 14 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союз-

ных республик, ч. 6 ст. 14, ч. 3 и 4 ст. 19 Основ законодательства

Союза ССР и союзных республик о браке п семье, ч. 2 ст. 121 ГК

РСФСР и соответствующими статьями ГК других союзных респуб-

лик или ч. 2 ст. 119 ГК МССР)27.

Право на предъявление иска в суде погашается также нахож-

дением в производстве суда дела по спору между теми же сторона-

ми. о том же предмете и по тем же основаниям (п. 4 ст. 31 Основ

гражданского судопроизводства, п. 4 ст. 131 ГПК МССР). Здесь

действует тот же общий принцип, что за судебнох”! защитой прав

и охраняемых законом интересов можно обращаться только один

раз. При этом имеется в виду нахождение иска в производстве того

же или любого другого суда. Установление тождества возбуждаемо-

го иска с иском, который уже находится в производстве суда, осу-

ществляется также по элементам этих исков и их сторонам, что и

отмечалось выше.

Поэтому если в производстве суда находится не разрешенный

иск по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по

тем же основаниям, повторное возбуждение этого иска исключается.

Ожидаемое судебное решение по возбуждаемому иску погашает

возможность вторичного рассмотрения того же иска. Если же про-

изводство по тождественному иску было ошибочно начато судом,

то такой иск оставляется без рассмотрения (п. 4 ст. 220 ГПК

МССР). Рассматриваться иск должен тем судом, в котором он был

возбужден ранее.

2. Погашение права на обращение в суд

вследствие распорядительных действий заинтересованных лиц

Реализация принципа диспозитивности гражданского процес-

суального права заключается не только в том, что возникновение

процесса по защите прав и интересов связано, как правило, с ини-

циативой заинтересованных лиц, ими определяются пределы рас-

смотрения дела по существу. В силу этого принципа лица, участвую-

щие в деле, и в первую очередь стороны, свободно распоряжаются

своими материальными и процессуальными правами на протяже-

нии всего процесса. В частности, истец вправе изменить основание

пли предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых тре-

бований, отказаться от иска, заключить с ответчиком мировое согла-

шение, отказаться от присужденной суммы, вещи и т. д. (ст. 35.

365 ГПК МССР). Таким образом, действующее гражданско-про-

цессуальное законодательство предоставляет сторонам право рас-

поряжаться своими правами (материальными и процессуальными)

вплоть до отказа от субъективных материальных прав ц их защиты.

92

Здесь нас интересуют такие распорядительные действия сторон

в гражданском процессе, как отказ истца от иска и заключение сто-

ронами мирового соглашения, поскольку в силу процессуального за-

кона подобные действия исключают возможность повторного об-

ращения в суд с тождественным иском. В соответствии с п. 3 ст. 131

ГПК МССР судья отказывает в принятии искового заявления, если

имеется определение суда о принятии отказа истца от иска или об

утверждении мирового соглашения сторон по тождественному спо-

ру. Ошибочное же возбуждение производства по делу в этих слу-

чаях влечет за собой прекращение производства по делу (п. 3

ст. 218 ГПК МССР).

Отказ от иска – это распорядительный акт истца, имеющий

материально-правовое и процессуальное содержание, то есть от-

каз от иска является распорядительным актом истца, содержание

которого может быть направлено на распоряжение как процессу-

альными, так материальными правами28. Поэтому утверждение не-

которых авторов о том, что диспозитивность в гражданском судо-

производстве означает только возможность распоряжения процес-

суальными правами с целью воздействия па движение процесса,

нельзя признать правильным29.

Мотивы, побуждающие истца отказаться от иска, могут быть

самыми разными. В одних случаях это может быть обусловлено

тем, что продолжение процесса утратило для истца практическую

значимость с процессуальной стороны (например, исковые требо-

вания удовлетворены ответчиком до рассмотрения дела по суще-

ству), в других – отпадением оснований для рассмотрения судом

иска как с его процессуальной, так материально-правовой сторон

(отказ от иска о расторжении брака в связи с примирением супру-

гов, отказ от иска о взыскании алиментов в связи с возвращением

ответчика в семью и т. д.), в третьих – просто нежеланием про-

должать процесс, а отсюда и отказом истца от принудительного осу-

ществления материально-правовых требований через суд, в четвер-

тых – признанием что иск предъявлен необоснованно30 и т. п.

Отказаться от иска может только истец, а по встречному иску

и ответчик, поскольку только они выступают субъектами спорного

материального правоотношения. При этом если имеет место процес-

суальное соучастие, то каждый из соучастников -вправе отказаться

от своих исковых требований. Конечно, если в процессе участвуют

третьи лица с самостоятельными требованиями, то они также об-

ладают правом на отказ от заявленного иска. Прокурор, органы го-

сударственного управления, другие органы и лица, начавшие про-

цесс в защиту прав и интересов других лиц, отказываются от заяв-

ления, поданного в защиту прав и интересов других лиц, а не от

иска (ч. 2 ст. 44,ч. 2 ст. 46 ГПК МССР).

Однако суд не связан с любым волеизъявлением истца по от-

казу его от иска. Суд не принимает отказа истца от иска, если та-

кой отказ противоречит закону или нарушает чьи-либо права п

охраняемые законом интересы, в том числе и права самого истца

(ч. 3 ст. 35 ГПК МССР). В подобных случаях суд отклоняет отказ

93

от иска и выносит определение о продолжении рассмотрения дела

по существу (ч. 4 ст. 166 ГПК МССР).

Поскольку отказ от иска является волеизъявлением истца по

распоряжению его материальными и процессуальнами правами, то

для принятия судом отказа истца от иска не требуется каких-ли-

бо встречных действий со стороны ответчика, ибо в противном слу-

чае это подрывало бы диспозитивные начала гражданского судо-

производства. Однако в тех случаях, когда отказ истца от иска

ведет к нарушению прав или законных интересов ответчика, то суд

не должен принимать отказа истца от иска с прекращением произ-

водства по делу. Отношение ответчика к отказу истца от иска в

этих ситуациях имеет значение для правильного разрешения спора.

Исходя из того, что прекращение производства по делу в связи

с отказом истца от иска без выявления мнения ответчика нередко

нарушает права ответчика, Л. М. Орлова предлагает ввести в ГПК

союзных республик норму, в соответствии с которой в случае при-

нятия отказа истца от иска прекращение производства по делу

должно производиться с учетом мнения ответчика. При этом она

отмечает наличие такой нормы в процессуальном законодательстве

ПНР31. Закрепление данного правила в советском процессуальном

законодательстве возможно, но следует отметить, что и ныне дей-

ствующее процессуальное право гарантирует защиту прав ответчи-

ка в подобных случаях. Ведь отказ истца от иска принимается кол-

легиальным составом суда с вызовом всех лиц, участвующих в деле

Наряду с этим согласно ст. 157 ГПК МССР и соответствующим

статьнм ГПК других союзных республик по заявлению ходатай-

ства о прекращении производства по делу в связи с отказом истца

от иска суд заслушивает мнение лиц, участвующих в деле, после

чего выносит определение. Кроме того, если отказ истца от иска

противоречит закону или нарушает чьи-либо права, в том числе

ответчика, суд не принимает отказа истца от иска (ч. 3 ст. 35 ГПК

МССР).

Так, Военный комиссариат Азербайджанской ССР обратился в

суд с иском о взыскании с М. излишне полученной пенсии в сум-

ме 524 рублей 74 копеек, так как в отдельные периоды времени

он работал и представлял фиктивные справки о том, что нигде не

работает.

Народный суд иск удовлетворил. Судебная коллегия по граж-

данским делам Верховного суда Азербайджанской ССР это реше-

ние оставила без изменения. Впоследствии указанные решения бы-

ли отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

При повторном рассмотрении дела народный суд иск удовлетво-

рил в размере 220 рублей 46 копеек. Но в решении суд указал, что

поскольку сумма эта полностью удержана с М. на основании пре-

дыдущего решения, взыскание ее не производить. Это решение бы-

ло оставлено без изменения кассационной инстанцией. Между тем

при вторичном рассмотрении дела в судебном заседании истец зая-

вил, что в его пользу из пенсии М. удержано 347 рублей 71 копей-

ка, а по утверждению ответчика, из пенсии было полностью удер-

94

жано 524 рубля 74 копейки. Однако о возврате М. излишне удер-

жанных с него сумм в решении суда ничего не было сказано.

Президиум Верховного суда Азербайджанской ССР все состояв-

шиеся по делу судебные решения отменил, производство по делу

прекратил на том основании, что истец отказался от своих исковых

требований, поскольку исковая сумма уже удержана.

Пленум Верховного суда Азербайджанской ССР снова отменил

все состоявшиеся ранее судебные решения и направил дело на новое

рассмотрение, указав, что согласно ст. 34 ГПК Азербайджанской

ССР дело не подлежит прекращению, поскольку этим нарушались

интересы М., оспаривавшего законность удержаний из его пенсии

” оп

исковой суммы0.

Таким образом, истец вправе реализовать свое волеизъявление

на отказ от иска, если это действие не нарушает прав ответчика,

в противном случае суд не должен принимать отказа от иска. По-

этому вряд ли правомерен категорический вывод о том, что отказ

истца от иска и прекращение в связи с этим производства по делу

не зависят от воли и желания ответчика, заинтересованного в про-

должении процесса и рассмотрении дела по существу, как это

утверждает Г. Л. Осокина33. Не основано на законе, на наш взгляд,

и утверждение Г. Л. Осокиной, что ответчик не вправе обжаловать

определение суда о принятии отказа истца от иска и прекращении

в связи с этим производства по делу, поскольку предоставление

такой возможности ответчику означало бы на деле нарушение прин-

ципа диспозитивности, незаконное ограничение истца в распоря-

жении своими процессуальными правами. В такой ситуации от-

ветчику, заитересованному в рассмотрении дела по существу, ниче-

го не остается, как поменяться с истцом местами путем предъяв-

ления к нему самостоятельного иска34. Такой вывод не подтвержда-

ется вышеприведенным примером из судебной практики. Кроме то-

го, согласно ст. 313 ГПК МССР и аналогичным статьям ГПК дру-

гих союзных республик определение суда первой инстанции может

быть обжаловано отдельно от решения суда сторонами и другими

лицами, участвующими в деле, в случаях, предусмотренных зако-

ном, а также в тех случаях, когда определение суда прегражда-

ет возможность дальнейшего движения дела. Каких-либо исклю-

чений из этого правила в отношении обжалования определения о

прекращении производства по делу в связи с отказом истца от ис-

ка закон не устанавливает. Поскольку определение о прекращении

производства по делу при принятии судом отказа истца от иска

преграждает дальнейшее движение дела, то можно сделать вывод,

что оно допускается обжалованию лицами, участвующими в деле,

в том числе и ответчиком.

В юридической литературе широко распространено мнение, что

отказ истца от иска возможен в любой стадии процесса. Однако, ос-

паривая эту точку зрения, Е. Г. Пушкар отмечает, что она проти-

воречит действуюему законодательству, поскольку согласно закону

(ст. 103 ГПК УССР или ст. 35 ГПК МССР) истец вправе отка-

заться от иска лишь в суде первой инстанции при рассмотрении

95

дела по существу35. Между тем ограничение права истца на отказ

от иска пределами рассмотрения дела в суде первой инстанции оз-

начало бы отступление от принципа диспозитивности гражданского

судопроизводства, действие которого распространяется на все ста-

дии гражданского процесса. Кроме того, вывод Е. Г. Пушкар не

согласуется с полномочиями судов кассационных и надзорных

инстанций. В соответствии с законом (ст. 302, 327 ГПК МССР) эти

судебные инстанции вправе отменять решения, определения и по-

становления судов (полностью или части) и прекращать производ-

ство по делу. Основания для прекращения производства по делу

кассационной или надзорной инстанцией те же, что и в суде пер-

вой инстанции. Ограничений в этом отношении закон не делает.

В связи с тем, что наличие определения суда о принятии от-

каза истца от иска исключает возможность вторичного обращения

в суд с тем же спором (п. 3 ст. 131 ГПК МССР), возникает необ-

ходимость выявления тождества исков, когда имеет место такое об-

ращение в суд. Определению тождества исков в этих случаях помо-

гает субъектный состав спорящих сторон и элементы иска – его

предмет и основание36.

По субъектному составу иск тождествен, если после отказа о1

иска, принятого судом, истец вторично обращается в суд с тем же

спорным требованием к тому же ответчику. Это правило распро-”

страняется и на правопреемников истца в отношении тех требова-

ний, от которых истец отказался, а также на третьих лиц с само”

стоятельными требованиями и их правопреемников.

Возникает вопрос, препятствует ли наличие определения судг1

о принятии отказа истца от иска предъявлению того же иска быв-

шим ответчиком к бывшему истцу (то есть если стороны поменя”

ются процессуальным положением). Следует согласиться с мнением

Г. Л. Осокиной, что отказ истца от иска и прекращение в связи <3этим производства по делу имеет значение только для истца, отка"завшегося от иска. Он не может вторично предъявлять тот же ИСГ1к тому же ответчику. Что касается ответчика по делу, которое был>3

прекращено в связи с отказом истца от иска, то такой отказ иЭ

влияет на право ответчика обратитьсн с аналогичным требование1>1

к бывшему истцу, поскольку дело не было разрешено по существ

и вопрос о защите субъективных прав или охраняемых законе?1

интересов ответчика остался открытым37. Следует отметить, что в

этом направлении ориентируется и судебная практика.

Так, О. предънвпл иск к П. о разделе домовладения, являюще-

гося общей собственностью супругов. Железнодорожный народны”

суд г. Орла прекратил производство по делу. Принимая решение Ї

прекращении производства по данному делу, народный суд сослало?

на то, что П. ранее обращалась в суд с аналогичным иском к О”

но по ее заявлению в связи с отказом от иска производство по де”

лу было прекращено. Поэтому иск О. является, по существу, иско

того же лица, о том же предмете и по тем же основаниям, а в ее”

ответствип с п. 3 ст. 219 ГПК РСФСР (или п. 3 ст. 218 ГП

МССР) производство по делу в этих случаях подлежит прекраще-

нию.

Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областно-

го суда определение народного суда оставила без изменения, а жа-

лобу О. – без удовлетворения.

По протесту заместителя Председателя Верховного суда РСФСР

Президиум Орловского областного суда отменил определение на-

родного суда и определение Судебной коллегии по гражданским де-

лам и направил дело в народный суд для рассмотрения его по су-

ществу. В своем постановлении Президиум Орловского областного

суда указал, что вывод судов не основан на законе. В соответствии

с п. 3 ст. 219 ГПК РСФСР сторона, выразившая свою волю на пре-

кращение первоначально возбужденного дела, не имеет права на

повторное предъявление иска. О. ранее не предъявлял к П. иска,

и первоначально возбужденное дело было прекращено по просьбе

П., отказавшейся от иска. Действия П., отказавшейся от иска,

являются правомерными. Правомерные же действия одного лица не

могут служить основанием для ограничения прав другого лица. По-

этому народный суд и Судебная коллегия без достаточных основа-

ний лишили истца права защищать своп интересы в судебном по-

рядке38.

В связи с правом прокурора, органов государственного управле-

ния, иных органов и лиц отказа от заявления, поданного в защи-

ту прав и интересов другого лица (ч. 2 ст. 44, ч. 2 ст. 46 ГПК

МССР), возникает вопрос: препятствует ли наличие определения су-

да о принятии такого отказа новому обращению в суд с этим же

требованием лица, в интересах которого был предъявлен иск? При

решении этого вопроса необходимо учитывать следующие моменты.

В соответствии с ч. 2 ст. 34 ГПК МССР лицо, в интересах которо-

го дело начато прокурором, другими органами и лицами (п. 2, п. 3

ст. 5 ГПК МССР), уведомляется судом об этом и участвует в про-

цессе в качестве истца парнду с лицом, подавшим заявление. По-

этому в случае поступления от прокурора, другого органа пли ли-

ца отказа от поддержания заявления, поданного в защиту прав

другого лица, суд должен выяснить по данному вопросу позицию

лица, в интересах которого был предъявлен иск. Если же от истца

последует отказ от иска, начатого в его интересах управомочеп-

ными па то органами и лицами, и такой отказ будет принят судом

с прекращением производства по делу, то наличие в этих случаях

определения суда о прекращении производства по делу в связи с

отказом от иска является препятствием для вторичного обращения

с этим же требованием в суд как для истца, так и других органов

и лиц.

В тех случаях, когда прокурор пли другое лицо, предъявившее

иск в интересах другого лица, отказывается от поддержания подан-

ного заявления, а истец поддерживает заявленный иск, суд обязан

рассмотреть дело по существу и вынести по нему решение (ч. 2

ст. 44, ч. 2 ст. 46 ГПК МССР). Но если в нарушение требований

процессуального закона суд не привлечет истца к участию в деле,

начатом в его интересах прокурором или другим управомоченным

органом пли лицом, а производство по делу будет прекращено в

связи с отказом прокурора или другого лица от поддержания подан-

ного заявления в интересах истца, то за истцом должно сохраняться

право на новое обращение в суд с этим же делом. Требование от-

мены определения суда о прекращении производства по делу в этих

случаях поставило бы лицо. в интересах которого были начато

прекращенное дело, в затруднительное положение по защите своих

прав и интересов. Но если суд вынесет решение по существу спора

и распространит его на истца, не привлеченного к участию в деле,

начатом по инициативе управомоченных на то органов и лиц, то

такое решение подлежит отмене в установленном законом порядке9.

При этом необходимо иметь в виду, что закон не содержит пря-

мых указании насчет того, обязателен ли для суда отказ прокурора,

других органов и лиц от поддержания поданного ими заявления н

защиту интересов другого лица или же суд может отклонить такой

отказ и рассмотреть дело по существу. В литературе высказано мне-

ние, что отказ прокурора от поданного им занвления в защиту

прав другого лица, в отличие от отказа истца от иска. является обя-

зательным для суда40. Можно отметить, что судебная практика не

всегда идет по этому пути.

Выявление тождества исков по их предмету и основанию г>

случаях, когда имеется определение суда о прекращении производ-

ства по делу в связи с отказом истца от иска, осуществляетсн в та-

ком же порндке,что и определение тождества иска при наличии ре-

шении суда по данному делу, о чем уже говорилось выше.

Следует отметить, что по некоторым категориям исков, вытека-

ющих из длящегося характера правоотношений между сторонами, с

течением времени могут изменяться факты основания иска. вслед-

ствие чего возможно повторное обращение истца в суд, поскольку

новый иск не будет тождествен ранее возбужденному. Например,

если истец отказался от иска о выселении ответчика из-за невоз-

можности совместного с ним проживания и отказ был принят су-

дом, но ответчик и после этого продолжает недостойно себя вести.

то истец вправе вновь обратиться в суд с требованием о выселении

ответчика. Здесь не будет тождества иска. Но если ответчик после

прекращения производства по делу в связи с отказом истца от та-

кого иска перестал нарушать правила социалистического общежи-

тия, однако, несмотря на это, истец вновь обращается в суд с ис-

ком о выселении ответчика, ссылаясь на то же основание иска, ко- \

торов имело место до прекращения производства по делу, то по-

вторный иск будет тождествен иску, от которого истец отказался.

В этих случаях наступают все те последствия, которые характерны

для обращения в суд с тождественным иском.

В литературе было высказано мнение о том, что если заявле-

ние об отказе истца от иска не исключает возможности возбужде-

ния этого же иска в будущем, то принимать отказа истца от иска

не следует, дело должно быть рассмотрено по существу41. Думается,

что подобное утверждение не основано на действующих нормах

98

гражданского процессуального права, кроме того, вряд ли имеет

практический смысл в рассмотрении дела.

По действующему гражданско-процессуальному законодательст-

ву, как уже подчеркивалось, отказ истца от иска носит безуслов-

ный характер, то есть в случае принятии судом отказа от иска

истец не может предъявить к ответчику тот же иск повторно (п. 3

ст. 131, п. 3 ст. 218 ГПК МССР). По этому поводу можно сказать,

что дореволюционному русскому гражданскому судопроизводству

был известен институт возврата искового заявления, если дело не

было рассмотрено по существу. В таких случаях за истцом сохра-

нялось право на повторное предъявление того же иска в будущем.

Подобные институты имеются в гражданско-процессуальном пра-

ве некоторых социалистических стран. В этой связи следует согла-

ситься с мнением Л. М. Орловой о целесообразности введении та-

кого института в советское гражданское судопроизводство42. Это

способствовало бы полной защите прав и охраняемых законом ин-

тересов граждан и организаций. Представляется, что с введением

института отзыва искового заявления не следует опасаться час-

тых обращений в суд с одним и тем же иском. Это можно сдержи-

вать путем установления правила о том, что при отзыве искового

заявления госпошлина и иные понесенные судебные расходы по

делу не возмещаются, а при повторном обращении в суд истец

должен будет заново их понести. Можно установить даже несколь-

ко повышенные размеры госпошлины для истца (но не для возло-

жения их на ответчика) при неоднократном обращении истца в

суд с тем же иском.

Право на обращение в суд в порядке искового производства

погашается с наличием определения суда об утверждении миро-

вого соглашения сторон. Судебное мировое соглашение – это за-

ключенное сторонами и утвержденное судом соглашение, в силу

которого истец и ответчик путем взаимных уступок ликвидируют

возникший между ними гражданско-правовой спор в процессе по

делу43.

Право на заключение судебного мирового соглашения является

процессуальным правом сторон, основанным на принципе диспо-

зитивности гражданского судопроизводства и может быть реализо-

вано в любой стадии гражданского процесса. Однако из этого не

следует, что судебное мировое соглашение выступает как распо-

рядительный акт лишь процессуального значения. Заключая ми-

ровое соглашение, стороны распоряжаются и своим субъективным

материальным правом, и охраняемым законом интересом. Мировое

соглашение является распорядительным актом сторон как процес-

суального, так и материального права.

Хотя судебное мировое соглашение, как и отказ от иска, явля-

ется распорядительным актом, основанным на принципе диспози-

тивности гражданского судопроизводства, однако если отказ от

иска – это односторонний распорядительный акт истца, то судеб-

ное мировое соглашение – двухсторонний акт истца и ответчика.

В атой связи некоторые суды ошибочно расценивают признание

7

99

ответчиком иска как условие для мирового соглашения и на этом

основании прекращают производство по делу.

Признание ответчиком иска является основанием для вынесе-

ния решения об удовлетворении иска, если такое признание не

противоречит закону и не нарушает чьих-либо прав и охраняемых

законом интересов, а не для прекращения производства по делу в

связи с примирением сторон.

Правом на заключение мирового соглашения обладают только

субъекты спорного материального правоотношения, то есть сторо-

ны и третьи лица с самостоятельными требованиями. Другие лица,

участвующие в деле, таким правом не располагают, за исключе-

нием представителей сторон и третьих лиц, если они на это упол-

номочены в установленном законом порядке.

Объектом мирового соглашения выступает спорное материаль-

но-правовое отношение сторон. Однако не всякий спор может быть

прекращен в связи с примирением сторон. Несмотря на то что

гражданское процессуальное право не содержит каких-либо огра-

ничении по заключению сторонами мирового соглашения, они не

могут ликвидировать спор примирением, если в законе содержат-

ся точные указания о правах и обязанностях сторон в данном пра-

воотношении. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР

<О применении процессуального законодательства при рассмотре-нии гражданских дел в суде первой инстанции> от 1 декабря

1983 г. (с изменениями и дополнениями от 3 апреля 1987 г.) ука-

зывается на недопустимость утверждения судом мирового согла-

шения, если его условия нарушают трудовые права граждан или

в обход закона направлены на освобождение лиц от материальной

ответственности за ущерб, причиненный при исполнении ими тру-

довых обязанностей. Путем заключения в суде мирового соглаше-

ния стороны не вправе изменить размер возмещения за вред. при-

чиненный здоровью при исполнении трудовых обязанностей, а

также размер алиментов, когда он установлен законом (п. 12)44.

Кроме того, суд обязан проверять законность и правомерность

условий, на которых заключается любое мировое соглашение, с

тем чтобы они не нарушали чьих-либо прав или охраняемых зако-

ном интересов, в том числе и самих сторон (ч. 2 ст. 35 ГПК

МССР). На это обращается внимание и в вышеупомянутом по-

становлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 декабря

1983 года (п. 12).

Несмотря на мотивы, побудившие стороны пойти на примире-

ние45, судебное мировое соглашение прекращает спор между сто-

ронами навсегда. В случае неисполнения той или иной стороной

обязанностей, вытекающих из мирового соглашения, утвержден-

ного судом, заинтересованная сторона вправе требовать принуди-

тельного их исполнения. В этом смысле судебное мировое согла-

шение приобретает силу судебного решения п исключает возмож-

ность повторного обращения в суд с этим же делом. Но в отличие

от определения суда о принятии отказа истца от иска, которое

препятствует вторичному обращению в суд по тому же спору

100

только истцу, определение суда об утверждении мирового согла-

шения сторон является препятствием для предъявления в суде

иска о том же предмете и по тем же основаниям как для истца,

так и для ответчика.

По мнению Г. Л. Осокиной и некоторых других авторов, это

вызвано тем, что в случае принятия судом отказа истца от иска

спор не разрешается по существу, в то время как при утвержде-

нии мирового соглашения суд разрешает по существу стоящий

перед ним спор46. С подобным утверждением вряд ли можно

согласиться. Хотя утверждение мирового соглашения и зависит

от оценки судом ряда вопросов, относящихся к самому сущест-

ву разрешаемого дела, однако в целом суд не выясняет всех

обстоятельств дела, не исследует всех доказательств по делу. Ут-

верждение мирового соглашения сторон освобождает суд от обя-

занности рассмотрения дела по существу. Кроме того, такой вывод

не согласуется с положениями действующего гражданского про-

цессуального права. Если бы при утверждении мирового соглаше-

ния спор разрешался судом по существу, то по смыслу ст. 190

ГПК МССР и аналогичных статей ГПК других союзных республик

суд должен был бы вынести судебное решение, а не определение.

При отказе истца от иска за ответчиком сохраняется право на

обращение в суд с тем же делом. В случае заключения мирового

соглашении это право погашается как у истца, так и у ответчика,

поскольку отказ истца от иска основан на одностороннем распо-

рядительном акте. Заключение же мирового соглашения является

двухсторонним волеизъявлением сторон, а не связано с тем, что

при отказе истца от иска спор не разрешается по существу, тогда

как при мировом соглашении спор разрешается по существу.

Поскольку определение суда об утверждении мирового согла-

шения является основанием для отказа в принятии искового заяв-

ления как от истца, так и ответчика (и их правопреемников), то

суд. вынося такое определение, в его описательной части должен

указать, какой иск был предметом рассмотрения суда, индивидуа-

лизировать его по сторонам, предмету и основаниям. Отсутствие

такой индивидуализации иска затрудняет в будущем установление

тождества исков и правильное решение вопроса об отказе в прие-

ме искового заявления47.

Установление тождества исков при наличии определения суда

об утверждении мирового соглашения осуществляется по сторонам

и элементам иска – предмету и основанию, то есть в таком же

поряде. как и при наличии судебного решения по тождественному

иску и определения суда о принятии отказа истца от иска.

101

3. Погашение права на обращение за судебной защитой

вследствие утраты возможности применения

претензионного порядка разрешения спора

Для некоторых категорий дел, вытекающих из гражданских,

трудовых, колхозных и иных правоотношении, действующим зако-

нодательством установлен порядок их предварительного внесудеб-

ного разрешения с сохранением при этом гарантии права на су-

дебную защиту в случае несогласия заинтересованного лица с ре-

шением, вынесенным во внесудебном порядке. Несоблюдение вне-

судебного порядка разрешения дела лишает заинтересованное ли-

цо права на обращение за судебной защитой (п. 2 ст. 131 ГПК

МССР).

Требования закона о внесудебном разрешении дел должны

строго соблюдаться судами и применяться лишь в отношении тех

категорий дел, для которых данный порядок установлен законом.

Вместе с тем, как свидетельствует практика, нередки случаи, когда

суды, с одной стороны, принимают к производству дела в наруше-

ние предписаний закона об их внесудебном разрешении, а с дру-

гой – допускают неправильные отказы в судебной защите прав и

законных интересов граждан и организаций со ссылкой на нару-

шение внесудебного порядка разрешения дела, хотя по закону

соблюдение такого порядка не требуется. Нельзя считать внесудеб-

ным порядком разрешения дела исполнение до обращения в суд

любых действий, предусмотренных законом.

Так, например, X. обратилась в народный суд с иском к Ж. о

выселении без предоставления другого жилого помещения. В обо-

снование исковых требований истица указала, что после расторже-

ния брака ответчик остался проживать с нею в одной квартире.

Но, как и прежде, он систематически злоупотребляет спиртными

напитками, а находясь в состоянии опьянения, нарушает правила

социалистического общежития, наносит ей оскорбления, побои.

Народный суд отказал истице в принятии искового заявления, мо-

тивируя это тем, что она нарушила установленный законом для

данной категории дел порядок предварительного внесудебного раз-

решения дела, не обратившись прежде в соответствующие органы

о принятии в отношении ответчика мер предупреждения и обще-

ственного воздействия, как это предусмотрено ст. 38 Основ жилищ-

ного законодательства (ст. 102 ЖК МССР). Между тем это об-

стоятельство имеет значение только для разрешения дела по суще-

ству и не касается вопроса о праве на обращение в суд за судеб-

ной защитой. Непринятие мер предупреждения и общественного

воздействия к ответчику в подобных случаях является основанием

для отказа в удовлетворении иска, а не в его рассмотрении.

Отдельные суды ошибочно считают, что имеет место предвари-

тельный внесудебный порядок разрешения дела, если некоторые

вопросы, влияющие на исход дела, должны быть разрешены соот-

ветствующими компетентными органами, а не судом. В частности,

суд может разрешить спор между членами семьи нанимателя жи-

лого помещения, как и опор между нанимателем и наимодателем,

о переустройстве и перепланировке жилых и подсобных помеще-

ний в домах государственного и общественного жилого фонда, если

на переустройство и перепланировку пмеетсн разрешение испол-

кома местного Совета народных депутатов; иск о возмещении

ущерба в связи с увечьем или иным повреждением здоровья мо-

жет быть разрешен судом по существу лишь после решения во-

проса о назначении потерпевшему пенсии либо пособия по соци-

альному страхованию пли социальному обеспечению и т. д. В ука-

занных случаях речь идет о разграничении компетенции между

судом и соответствующими компетентными органами по разреше-

нию определенных вопросов, а не о досудебном разрешении дела.

Постановленное соответствующим органом решение по вопросу,

связанному с делом, имеет для суда обязательное значение и не

может быть им пересмотрено пли отклонено. Отступление от этого

правила означало бы нарушение компетенции соответствующих

органов в решении тех пли иных вопросов, вмешательство суда в

деятельность этих органов.

Поэтому, если судебнан компетенция по разрешению дела

ограничена полномочиями того или иного органа на принятие ре-

шения по вопросу, имеющему значение для рассматриваемого

судом дела. то не могут последовать ни отказ в принятии заявле-

ния. ни оставление заявления без рассмотрения, ни прекращение

производства по делу со ссылкой на нарушение досудебного по-

рядка разрешения дела. В подобных случаях суд должен возбу-

дить дело п в соответствии с п. 4 ст. 213 ГПК МССР приостано-

вить производство по делу до разрешения компетентным органом

связанного с делом вопроса, после чего разрешить дело по суще-

ству.

Некоторые суды отождествляют порядок предварительного вне-

судебного разрешения дела с возможностью получения истцом

исполнительной надписи нотариальной конторы для принудитель-

ного осущестпленчя своих материально-правовых требований к

должнику. Между тем выдача исполнительной надписи для при-

нудительного осуществления кредитором своих требований к долж-

нику представляет собой акт компетентного органа, придающий

бесспорному документу исполнительную силу. и по саоей природе

является осуществлением материально-правовых требований мера-

ми йдгпптистративно-прар.овой защиты48. В таких случаях суду

следует отказать в принятии искового заявления на основании

п. 1 ст. 131 ГПК МССР. если только истцом не утрстчепо право на

получение исполнительной надписи в связи с истечением установ-

ленного законом срока для обращения к нотариусу.

В ряде случаев закон предоставляет заинтересованным лицам

возможность пспользоганпя как судебной, так и административ-

ной пли общественной форм защиты права. Например, требова-

ния. вытекающие из договора добровольного страхования имуще-

ства, принадлежащего гражданам, рассматриваются органами го-

сударственного страхования и народным судом (п. 33 Правил доб-

103

ровольного страхования домашнего имущества, утвержденных Ми-

нистерством финансов СССР 26 ноября 1980 г. № 196)49. Исходя из

этого указания некоторые судьи неправильно отказывают в при-

нятии заявлений по таким спорам, если граждане предварительно

не обращались со своими претензиями к органам госстраха (по

инстанциям). Возможность использования гражданами админи-

стративной формы защиты прав в этих случаях носит альтернатив-

ный характер и выступает в качестве дополнительной гарантии

защиты прав и законных интересов участников страховых право-

отношений. Поэтому суд не вправе отказать в принятии искового

заявления, основанного на требованиях, вытекающих из договора

добровольного страхования имущества, по тем мотивам, что ко вре-

мени обращения в суд претензия истца не была предметом рас-

смотрения органов Госстраха или еще не разрешена ими но суще-

ству.

Отмеченные п многие другие судебные ошибки в применении

института предварительного внесудебного разрешения дел отчасти

обусловлены теми затрудпенпнми. которые испытывают судьи в

определении категорий дел. требующих соблюдения досудебпого

порядка их разрешения. ГПК союзных республик содержат лишь

общие указания о соблюдении предварительного внесудебного по-

рядка разрешения некоторых категорий дел и одновременно от-

сылают к соответствующим нормативным актам, предусматриваю-

щим конкретные случаи и порядок досудебного разрешения дел.

Только ГПК УССР (п. 2 ст. 136) перечисляет категории дел, по

которьм установлен досудебный порядок их разрешения. Пред-

ставляется целесообразным закрепить во всех ГПК союзных рес-

публик исчерпывающий перечень категорий дел, по которым тре-

буется соблюдение предварительного внесудебного порядка их раз-

решения. Установление такого перечня позволило бы избежать

многих судебных ошибок и способствовало бы наиболее полному

осуществлению защиты прав и охраняемых законом интересов

граждан и организаций.

Предварительное внесудебное разрешение дел осуществляется

в двух формах. Первая из них заключается в обращении заинте-

ресованного лица в порядке, установленном законом, в соответст-

вующие органы, управомочепные на разрешение подобных дел по

существу. Ко второй форме предварительного внесудебного поряд-

ка разрешения дел относятся случаи, когда до обращения в суд

одна сторона должна предъявить другой претензию об удовлетво-

рении ее требований. Таким образом, если в первом случае за-

щита нарушенного или оспоренного права осуществляется посред-

ством специальных юрисдпкционных органов, а юридическое дело

разрешается в его процессуальном значении, то при соблюдении

претензионной процедуры управомоченная сторона в спорном пра-

воотношении обращается к обязанной стороне этого правоотноше-

ния с требованием о добровольном исполнении последней лежащих

на ней обязанностей.

Первая форма внесудебного разрешения дел характерна в ос-

104

новном для некоторых споров искового производства. В частности,

трудовые споры рабочих и служащих, за некоторыми исключения-

ми. подлежат рассмотрению сначала во внесудебном порядке ко-

миссиями по трудовым спорам и профсоюзными комитетами и

только после этого могут быть рассмотрены судом (ст. 86 Основ

законодательства о труде, ст. 210-220 КЗоТ МССР).

В соответствии с п. 1, 9, 18 Положения о порядке рассмотрения

трудовых споров колхозников от 2 апреля 1981 г., утвержденного

постановлением Союзного совета колхозников по согласованию с

ЦК профсоюза работников сельского хозяйства50, трудовые споры

колхозников, кроме опоров по вопросам, отнесенным Примерными

уставами соответствующих колхозов к исключительной ком-

петенции общего собрания колхозников, рассматриваются комис-

сиями по трудовым спорам колхозов. При несогласии с постанов-

ленным комиссией решением, а также при недостижении согласия

в комиссии колхозник вправе по своему выбору обратиться с за-

явлением о рассмотрении трудового спора к общему собранию

членов колхоза либо в народный суд. Таким образом, комиссия по

трудовым спорам колхоза является обязательным первоначальным

органом по рассмотрению трудового спора колхозника.

Порядок предварительного внесудебного разрешения дея уста-

новлен и для споров о возмещении предприятиями, учреждения-

ми. организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим

увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с испол-

нением ими трудовых обязанностей, указом Президиума Верхов-

ного Совета СССР <О порядке рассмотрения споров о возмещениипредприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причинен-ного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здо-ровья. связанным с их работой> от 2 октября 1961 г.51, Правилами

возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущер-

ба. причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным по-

вреждением здоровья, связанными с их работой, утвержденными

постановлением Совета Министров СССР 3 июля 1984 г.52.

В соответствии с названными актами потерпевший от несчаст-

ного случая на производстве, а в случае его смерти – иное упра-

вомочепное лицо должны сначала обратиться с заявлением о воз-

мещении причиненного вреда к руководителю предприятия, уч-

реждения, организации, который может признать вину организа-

ции в причинении увечья и удовлетворить заявленное требование

либо отказать в удовлетворении требования (полностью или час-

ти) . В случае отказа руководителя в удовлетворении требования

или несогласия с размером возмещения ущерба заинтересованное

лицо вправе обжаловать такое решение в профсоюзный комитет

предприятия, учреждения, организации. Постановленное по спору

профсоюзным комитетом решение подлежит обязательному испол-

нению. Однако если администрация пли заявитель не согласны с

постановлением профсоюзного комитета, то каждый из них вправе

перенести спор на разрешение суда.

Во внесудебном порядке предварительно разрешаются пекото-

105

рые споры, возникшие в связи с изобретениями и рационализа-

торскими предложениями. Так, согласно п. 153, 154 Положения

об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях

споры о первенстве на рационализаторское предложение, по во-

просам правильности подсчета экономии, размера, порядка исчис-

ления и сроков выплаты вознаграждения за изобретение и рацио-

нализаторское предложение, а также установления факта их ис-

пользования рассматриваются руководителем предприятия, учреж-

дения, организации, министерства, ведомства совместно с проф-

союзным комитетом или по поручению профсоюзного органа с мест-

ным советом Всесоюзного общества изобретателей и рационализа-

торов. Автор изобретения или рационализаторского предложения,

оспаривающий правильность решения по его делу, принятого в

таком порядке (или в случае нерассмотренин заявления в пятнад-

цатидневный срок), может обжаловать это решение руководителю

вышестоящего органа или обратиться с иском в суд. По спорам о

первенстве на рационализаторское предложение закон не предус-

матривает обращение к руководителю вышестоящего органа53.

Такой же порядок установлен для защиты прав авторов про-

мышленных образцов по вопросам размера, порядка исчисления и

сроков выплаты вознаграждения за промышленный образец, а

также установления факта его использования (п. 62 Положения

о промышленных образцах, утвержденного постановлением Совета

Министров СССР 8 июня 1981 г.)54.

Споры, возникающие в связи с участием автора в работах по

подготовке и использованию его изобретения или рационализатор-

ского предложения, а также промышленного образца, разрешают-

ся в порядке, установленном для рассмотрения трудовых споров

(п. 159 Положения об открытиях, изобретениях и рационализа-

торских предложениях, п. 48 Положения о промышленных образ-

цах).

В досудебном порядке рассматриваются споры о восстановле-

нии трудовых, пенсионных, жилищных и других прав, возмещении

имущественного вреда и иного ущерба, причиненного гражданину

незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной

ответственности, незаконным взятием в качестве меры пресечения

под стражу, незаконным наложением административного взыска-

ния в виде ареста или исправительных работ (п. 2 указа Прези-

диума Верховного Совета СССР <О возмещении ущерба, причинен-ного гражданину незаконными действиями государственных и об-щественных организаций, а также должностных лиц при исполне-нии ими служебных обязанностей> и п. 12 Положения о порядке

возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными дей-

ствиями органов дознания, предварительного следствия, прокура-

туры и суда, утвержденного этим же Указом 18 мая 1981 г.00,

п. 15 Инструкции по применению Положения о порядке возмеще-

ния ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями

органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры п

суда, утвержденной Министерством юстиции СССР, Прокуратурой

СССР и Министерством финансов СССР по согласованию с Вер-

ховным Судом СССР, Министерством внутренних дел СССР и Ко-

митетом государственной безопасности СССР 2 марта 1982 г) .йь

В зависимости от характера предъявленного гражданином тре-

бования по восстановлению его прав оно может рассматрпватьсн

во внесудебном порядке органами прокуратуры, суда, дознания,

исполнительными комитетами местных Советов народных депута-

тов, финансовыми органами, органами социального обеспечения

и др. Если требование о возмещении имущественного ущерба, вос-

становлении трудовых, пенсионных, жилищных и других прав. а

также о возврате имущества пли возмещении его стоимости не

удовлетворено или гражданин не согласен с принятым решением,

он вправе обратиться в суд в порядке искового производства

(п. 12 Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного

гражданину незаконными действиями органов дознания, предва-

рительного следствия, прокуратуры и суда).

Порядок предварительного внесудебного разрешения дел при-

меняется и по некоторым делам, возникающим из административ-

но-правовых отношений. Так, согласно ст. 232 ГПК МССР жалоба

на неправильности в списках избирателей может быть принята к

рассмотрению суда лишь при условии, что она предварительно

рассматривалась и была отклонена исполкомом Совета народных

депутатов соответствующего избирательного участка. В соответст-

вии с п. 3 ст. 274 Кодекса Молдавской ССР об административных

правонарушениях постановление административного органа (долж-

ностного лица) о наложении административного взыскания, не

связанного с наложением штрафа, допускается обжаловать в суде

лишь после того, как жалобщик обращался к вышестоящему адми-

нистративному органу (вышестоящему должностному лицу) и ему

было отказано в удовлетворении жалобы.

Внесудебный порядок применяется по некоторым делам особо-

го производства, в частности об установлении фактов, имеющих

юридическое значение (ст. 246, 247 ГПК МССР), и об установле-

нии неправильности записи в книгах записей актов гражданского

состояния (ст. 269 ГПК МССР).

По общему правилу, гражданское судопроизводство, в отличие

от арбитражного, не требует, чтобы предъявлению иска в суде

предшествовало принятие сторонами мер по досудебному урегули-

рованию возникшего между ними спора. Исключение из общего

правила составляют некоторые категории гражданских дел. для

которых установлен претензпонный порядок урегулирования спо-

ра. Сущность претензионного порядка урегулирования спора со-

стоит в том, что до обращения с иском в суд истец должен заявить

своп требования непосредственно к ответчику, и лишь в случае

полного или частичного отказа в удовлетворении требования либо

неполучения ответа на претензию в установленный законом срок

он приобретает право на предъявление иска в суд для принуди-

тельного осуществления своих прав и законных интересов. При

Добросовестном: выполнении сторонами претензпонного порядка

107

достигаются своевременное восстановление нарушенных прав и

ликвидация спора, а суд освобождается от рассмотрения бесспор-

ных дел.

В юридической литературе природа претензионного порядка

урегулирования споров определяется по-разному. Некоторые авто-

ры связывают соблюдение претензионного порядка с наступлением

подведомственности дела суду57. На спорность данной точки зре-

ния уже указывалось в советскои08, а также болгарской литера-

По мнению других ученых, претензионный порядок – это пред-

варительно-административная60, примирительно-административная

форма разбирательства спора61. Хотя в специально предусмотрен-

ных законом случаях нарушенные гражданские права восстанав-

ливаются и посредством административно-правовой защиты (ст. 6

ГК МССР), вместе с тем с характеристикой претензионпого по-

рядка урегулирования споров как административно-правовой защи-

ты согласиться нельзя. Административно-правовая форма защиты

прав и интересов – это особый порядок деятельности управомо-

ченных на то органов по разрешению юридических дел и приме-

нению мер принуждения по отношению к субъекту, допустившему

нарушение предписаний правовых норм. Между тем претензион-

ная процедура урегулирования спора названными признаками не

обладает. Претензионный порядок можно было бы отнести к адми-

нистративно-правовой форме защите права, если бы в этом поряд-

ке имело место разрешение дела по существу с применением при-

нудительных мер в отношении обязанного лица, то есть если бы

его можно было бы противопоставить судебному или иному юрис-

дикциопному разрешению спора.

Под претензионным порядком не следует понимать примири-

тельное разбирательство спорных дел62, согласование спорных

требований63, поскольку характер отношений, которые складыва-

ются при осуществлении претензионного порядка, не дает основа-

ний говорить о координации действий сторон. Переговоры, согла-

сование спорных требований не характерны для претензионного

порядка, их, по существу, нет; они не могут привести к мировому

соглашению. Между тем именно переговоры и взаимные уступки

составляют содержание примирительного разбирательства. При

этом если учесть, что сроки для предъявления претензий непро-

должительны, то вряд ли у сторон имеется возможность по веде-

нию переговоров и согласованию спорных требований. На практи-

ке нередки случаи, когда истец, получив уведомление об отклоне-

нии его претензии, тем не менее продолжает вести переписку с

ответчиком, добиваясь добровольного удовлетворения требования.

в связи с чем пропускает срок исковой давности на обращение ”

суд или иной орган и утрачивает право на удовлетворение иска.

В претензпонном порядке нельзя усматривать и стадию досу-

дебного рассмотрения и разрешения спора64, так как эти процес-

суальные действия присущи органам, выполняющим юрисдпкцп-

онную деятельность. Претензионный же порядок не относится к

108

какой-либо форме юрпсдикцпонной деятельности. Это своеобраз-

ный порядок осуществления управомоченньш лицом своего субъ-

ективного права, когда оно оказывается нарушенным или оспорен-

ным, без вмешательства юрисдикционного органа60.

В литературе принято выделять два основных вида претензп-

онных порядков: общий и специальный. Общий претензпонный

порядок предусмотрен ч. IV ст. 6 Основ гражданского законода-

тельства, Положением о порядке предъявления и рассмотрения

претензий предприятиями, организациями и учреждениями и уре-

гулирования разногласий по хозяйственным договорам от 17 ок-

тября 1973 г.66 для урегулирования споров, возникающих при за-

ключении, изменении, расторжении и исполнении хозяйственных

договоров. Специальный же претензионный порядок установлен

ст. 76 Основ гражданского законодательства (ст. 389 ГК МССР),

транспортными уставами и кодексами (ст. 169 УЖД СССР. ст. 105

ВК СССР, ст. 294 КТМ СССР, ст. 218 УВВТ СССР, ст. 157 Устава

автомобильного транспорта МССР, ст. 105 Устава связи СССР). а

также правилами для заявления претензий клиентурой органов

транспорта и связи по требованиям, вытекающим из перевозки

грузов, пассажиров и багажа, и оказания услуг органами связи.

Главное различие между ними заключается в несовпадении на-

чальных моментов претензионных и давностных сроков и тех пра-

вовых последствий, которые наступают в связи с пропуском сро-

ка, установленного для предъявления претензий. В общем претен-

зионном порядке начало течения срока для предъявления претен-

зии совпадает с началом течения срока давности. В специальном

же претензионном порядке сроки для предъявления претензий

выведены за пределы срока исковой давности, то есть срок иско-

вой давности по требованиям, вытекающим из перевозки грузов,

пассажиров и багажа, а также из операций по оказанию услуг

органами связи, начинается с момента получения ответа на пре-

тензию или истечения срока, установленного для ответа на претен-

зию органом транспорта и связи.

Но существенное различие между общим и специальным пре-

тензионными порядками урегулирования споров состоит в том,

что нарушение срока для предъявления претензий в общем по-

рядке не препятствует обращению за защитой нарушенного пра-

ва, если будут приняты меры по урегулированию спора в претен-

зионном порядке в течение действия срока исковой давности по

данному требованию. Нарушение сроков для предъявления претен-

зий в общем порядке влечет за собой лишь имущественную ответ-

ственность в виде штрафа в доход союзного бюджета в размере

2% суммы иска (но не менее 10 рублей и не более 1000 рублей),

однако такое нарушение не дает оснований для отказа в рассмот-

рении требования, если оно обосновано по существу.

Совсем другие правовые последствия наступают в случае на-

рушения срока на предъявление претензий к перевозчику и орга-

ну связи. Сроки на предъявление претензий к органам транспорта

п связи носят пресекательный характер; они не подлежат приоста-

109

новлению, прерыванию и восстановлению независимо от причин их

пропуска. Истечение срока на предъявление претензии к органу

транспорта и связи означает, что претензионный порядок нарушен,

а поскольку это является неустранимым препятствием к его при-

менению, заинтересованное лицо лишается как права на предъяв-

ление претензии к должнику, так и права на предъявление иска.

Обращение с претензией к перевозчику, органу связи по истечении

срока на заявление претензии никаких правовых последствий не

порождает ни для заявителя претензии, ни для должника, а суд не

может принять спор к рассмотрению, если требование к перевоз-

чику, органу связи в нретензпонном порядке не было заявлено.

Установив в процессе рассмотрения дела по существу, что претен-

зионный порядок урегулирования спора по требованию к органу

транспорта п связи не был соблюден и возможность его примене-

ния утрачена в связи с пропуском претензионного срока, суд пре-

кращает производство по делу независимо от причин его пропуска,

а равно от мотивов, по которым перевозчик, орган связи отклонил

претензию, заявленную по истечении установленного законом

срока.

Таким образом, нарушение претензионных сроков урегулиро-

вания спора с органами транспорта и связи выступает в качестве

предпосылки возникновения права на обращение с иском в суд.

Следует отметить, что судебная и арбитражная практика строго

придерживаются требований закона. В литературе отмечается, что

единство целей и задач как общего, так и специального претензи-

онного порядка, дает основание ставить вопрос об их сближении.

Предлагается сделать оба претензионных порядка едиными по

своим правовым последствиям, с тем чтобы претензионные сроки

урегулирования споров с органами транспорта и связи были по-

ставлены в рамки, аналогичные претензионным срокам, установ-

ленным Положением от 17 октября 1973 г.67

Урегулирование гражданско-правовых споров в общем претен-

зионном порядке не характерно для гражданского судопроизвод-

ства, поскольку споры между социалистическими организациями

рассматриваются органами арбитража (государственного и ведом-

ственного), а хозяйственные споры с участием колхозов и меж-

колхозных организаций и предприятий хотя и рассматриваются

судами, однако Положение от 17 октября 1973 г. об урегулирова-

нии споров в претензнонном порядке не распространяется на кол-

хозы и межколхозные предприятия и организации (п. 2 Положе-

ния) . Но несмотря на то, что Положение от 17 октября 1973 г. не

распространяется на требования колхозов и межколхозных пред-

приятий и организаций и действующее законодательство не уста-

навливает специального порядка заявления ими претензий, па

практике колхозы и межколхозные организации в большинстве

случаев применяют претензионную процедуру разрешения споров

как между собой, так и с другими предприятиями и организа-

циями.

В ряде случаев в этом направлении ориентируется и судебная

110

практика. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда <Опрактике применения судами законодательства при разрешенииспоров, возникающих в связи с заключением, изменением и рас-торжением хозяйственных договоров с участием колхозов, меж-колхозных и государственно-колхозных предприятий, организаций,объединений> от 5 апрели 1985 г. (с изменениями и дополнениями

от 29 сентября 1988 г.) отмечается, что при принятии заяв-

лений судья должен выяснить, принимали ли стороны меры

к непосредственному урегулированию возникших при заключении

договора разногласий, затребовать проект договора, письменные

возражения по его условиям и другие документы, относящиеся к

данному спору, а также их соглашение на разрешение разногла-

сий судом. Если стороны предварительно не рассматривали разно-

гласия, судья в порядке подготовки дела к судебному разбиратель-

ству вправе предложить сторонам рассмотреть их в определенный

им срок (п. 7)68.

В другом постановлении Пленума Верховного Суда СССР <Одальнейшем повышении роли судов в борьбе за сохранность со-циалистической собственности, укрепление государственной, дого-ворной и трудовой дисциплины на предприятиях и в организацияхагропромышленного комплекса> от 15 ноября 1984 г. (с изменения-

ми и дополнениями от 29 сентября 1988 г.) подчеркивается, что

при принятии исковых заявлений по спорам, вытекающим из до-

говорных отношений колхозов, межколхозных, государственно-кол-

хозных предприятий, организаций с другими предприятиями, ор-

ганизациями агропромышленного объединения, судье следует ре-

комендовать истцам разрешить спор во внесудебном порядке пу-

тем обращения в Совет районного агропромышленного объедине-

ния. Однако нежелание разрешить спор во внесудебном порядке

не дюжет служить основанием для отказа в принятии искового за-

явления (п. 21 )69.

Для колхозов, совхозов и других сельскохознйственных пред-

приятий установлен своеобразный порядок для урегулирования

споров, возникающих при заключении, изменении, расторжении

или продлении срока действия договора по поставке материально-

технических средств. В частности, при наличии возражений по

условиям заключения, изменения, расторжения либо продления

срока действия договора на поставку колхозу, совхозу, другим

сельскохозяйственным предприятиям и организациям материально-

технических средств стороны (хозяйство и поставщик продукции)

должны принять необходимые меры по непосредственному урегу-

лированию спорных вопросов. Оставшиеся неурегулированными

разногласия в таком порядке передаются на разрешение суда или

арбитража по подведомственности.

Аналогичным образом разрешаются споры, возникающие при

заключении, изменении и расторжении колхозами, совхозами, дру-

гими сельскохозяйственными предприятиями и организациями с

заготовительными организациями договоров контрактации сельско-

111

хозяйственной продукции”, а также споры, возникающие при за-

ключении договоров на выполнение авиапредприятиями агроавна-

ционных работ (кроме споров по объему, видам и срокам выполне-

ния работ, которые рассматриваются вышестоящими организация-

ми, а не передаются на .разрешение суда пли арбитража)71.

В постановлении Пленума Верховного Суда СССР <О примене-нии судами законодательства, регулирующего государственные за-купки сельскохозяйственной продукции у колхозов, межколхозныхи государственно-колхозных предприятий, организаций, объедине-ний> от 16 января 1986 г. (с изменениями и дополнениями от 29

сентября 1988 г.) обращается внимание судов на необходимость

надлежащей подготовки к судебному разбирательству каждого

дела по спору, возникшему в связи с заключением и исполнением

договоров контрактации. При приннтии искового заявления судья

должен выяснять, принимали ли стороны меры к непосредствен-

ному урегулированию возникшего спора и если нет – порекомен-

довать сделать это в определенный срок (п. 4)72.

Особый порядок установлен и длн урегулирования споров, вы-

текающих из договоров по техническому обслуживанию колхозов,

совхозов и других сельскохозяйственных предприятий и организа-

ций, которое осуществлнется на договорных основах со специали-

зированными предприятиями и организациями, входящими в

РАПО. Так, согласно п. 2.15 и 2.16 Положения о порядке заклю-

чения и исполнения договоров на выполнение работ по производ-

ственно-техническому обслуживанию колхозов, совхозов и других

предприятий и организаций системы Госагропрома СССР район-

ными ремонтно-техническими предприятиями, утвержденного при-

казом Госагропрома СССР № 523 от 6 июля 1987 г., при выявле-

нии неисправностей в отремонтированных машинах и агрегатах в

период гарантийного срока заказчик (колхоз, совхоз, другое сель-

скохозяйственное предприятие) немедленно сообщает об этом

исполнителю телеграммой, телефонограммой, радиограммой, пись-

менным извещением, а последний в течение 24 часов с момента по-

ступления заявления направляет своих представителей к заказчи-

ку для рассмотрения его претензий, принятия решения и устране-

ния неисправностей. Претензии заказчика к качеству ремонта ма-

шин и агрегатов рассматривается комиссией в составе представи-

телей заказчика, исполнители и районной инспекции госсельхоз-

технадзора или представителя РАПО, о чем составляется соответ-

ствующий акт (п. 2.17 Положения от 6 июля 1987 г.). В случае

неудовлетворения требований заказчика спор может стать предме-

том судебного разрешения.

В юридической литературе в последнее время все чаще подни-

мается вопрос об изменении порядка разрешения хозяйственных

споров с участием колхозов и межколхозных организаций. В част-

ности, предлагается передать хозяйственные споры с участием

колхозов, межколхозных и государственно-колхозных организаций

на рассмотрение органов арбитража73. В качестве основного дово-

1|12

да приводится мнение, что разрешение хозяйственных споров кол-

хозов и межколхозных организаций требует знания специальных

вопросов хозяйственного и экономического порядка. Поэтому более

эффективную защиту прав колхозов и межколхозных организаций

могут обеспечить органы арбитража.

Подобные предложения и утверждения не учитывают, на наш

взгляд, главного момента – существенного отличия между судеб-

ным и арбитражным производством. Судебное производство по

своим процессуальным гарантиям может более эффективно обеспе-

чить защиту прав и интересов колхозов и межколхозных организа-

ций, чем арбитражное производство. К примеру, возьмем вопрос о

возбуждении производства по делу в арбитраже. Исковое заявле-

ние принимается к рассмотрению лишь при условии представле-

ния всех необходимых материалов и доказательств по делу. Между

тем для этого требуются профессиональные знания юриста. А в

настоящее время положение дел по юридическому обслуживанию

колхозов можно признать неудовлетворительным. Лишь 3,3% хо-

зяйств обеспечены штатной юридической службой74. Кроме того,

нужно учитывать и территориальную отдаленность колхозов от

арбитражных органов. Приближение органов по разрешению спо-

ров к месту их возникновения всегда признается важной гаранти-

ей их более быстрого и правильного рассмотрения и разрешения.

Для улучшения качества разрешения хозяйственных споров с

участием колхозов и межколхозных организаций в судах необхо-

димо идти по пути специализации судей в рассмотрении этих спо-

ров на уровне как народных судов, так и вышестоящих судебных

инстанций. Ведь в арбитраже введена специализация арбитров по

рассмотрению хозяйственных споров.

Предварительный претензионный порядок урегулирования спо-

ров, вытекающих из договоров перевозки грузов, пассажиров и ба-

гажа всеми видами транспорта и договоров об оказании услуг

органами связи, в отличие от общего претензионного порядка, яв-

ляется обязательным для всей клиентуры органов транспорта и

связи. То есть соблюдение этого вида претензионпого порядка уре-

гулирования спора требуется независимо от того, кто выступает в

качестве клиента предприятии транспорта и связи – государствен-

ное предприятие, учреждение, организация, колхоз, межколхозное,

государственно-колхозное предприятие, организация, орган госу-

дарственного управления или гражданин. Поэтому при обращении

в суд с иском по такому спору к заявлению должны приобщаться

доказательства, свидетельствующие о предъявлении претензии.

Судья отказывает в принятии заявления, если требование к пере-

возчику (органу связи) в претензионном порядке не было заяв-

лено.

В принятии заявления отказывается также в тех случаях, когда

истец, не дождавшись ответа на претензию, обращается в суд с

иском до истечения срока, установленного для ответа. Однако суд.

8 Кожухарь А. Н. 113

не вправе отказать в принятии искового заявления, если заявлен-

ная претензия была оставлена перевозчиком (органом связи) без

рассмотрения по мотивам, обоснованность которых истец оспари-

вает,

Претензионный порядок обязателен и по спорам, возникающим

из договоров перевозки грузов в прямом международном железно-

дорожном и воздушном сообщении между государственными, ко-

оперативными и общественными организациями, с одной стороны.

и органами железнодорожного и воздушного транспорта – с дру-

гой; подобные споры подлежат рассмотрению в судах (п. 2 ст. 26

ГПК МССР). Однако порядок заявления претензий в этих случаях

регламентируется не внутренним транспортным законодательством

Союза ССР, а специальными международными соглашениями75.

Внутреннее законодательство Союза ССР применяетсн при разре-

шении споров, возникающих из договоров о международных пере-

возках в случаях, предусмотренных международным договором, а

также при отсутствии в договоре соответствующего указания

(п. 14 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 11 апре-

ля 1969 г. <О некоторых вопросах применения судами законода-тельства при рассмотрении споров, возникающих из перевозки гру-зов и багажа> с изменениями и дополнениями, внесенными поста-

новлением Пленума Верховного Суда СССР от 27 ноября

1981 г.)76.

В соответствии с нормами ГПК союзных республик нарушение

порядка предварительного внесудебного разрешения дел (в обеих

его формах) может повлечь за собой отказ в принятии заявления,

оставление заявления без рассмотрения и прекращение производ-

ства по делу. Суд всегда отказывает в принятии заявления, если

заинтересованное лицо в нарушение установленного порядка обра-

щается за разрешением дела непосредственно в суд (п. 2 ст. 131

ГПК МССР). Однако отказ в принятии заявления не препятствует

вторичному обращению с этим же делом после соблюдения заин-

тересованным лицом внесудебного порядка разрешения дела. Но

если было отказано в принятии заявления и возможность соблю-

дения внесудебного порядка утрачена, то повторное обращение в

суд с этим же требованием недопустимо.

В тех случаях, когда суд допустил ошибку и принял дело

к производству в нарушение предписаний закона о соблюдении

предварительного внесудебного порядка его разрешения, но этот

порядок может быть соблюден, суд оставляет заявление без рас-

смотрения (п. 1 ст. 220 ГПК МССР). Оставление заявления без

рассмотрения не препятствует новому обращению в суд с этим же

делом после соблюдения внесудебного порядка его разрешения

(ч. 2 ст. 221 ГПК МССР). Но если в процессе рассмотрения оши-

бочно принятого к рассмотрению дела суд установит, .что досудеб-

ный порядок разрешения дела нарушен и возможность его приме-

нения утрачена, производство по делу прекращается (п. 2 ст. 218

114

ГПК МССР). В данных случаях исключается возможность повтор-

ного обращения в суд с этим же делом (ч. 2 ст. 219 ГПК МССР).

Таким образом, только невозможность применения предвари-

тельного внесудебного порядка разрешении дела погашает право

на обращение за судебной защитой нарушенного или оспоренного

субъективного права или охраняемого законом интереса. В этой

связи возникает вопрос, когда же утрачивается возможность по

применению досудебного порядка разрешения дела. Анализ выше-

указанного законодательства, устанавливающего порядок предва-

рительного внесудебного разрешения дела (как в форме разреше-

ния дела юрисдикционным органом, так и путем урегулирования

спора в претензионном порядке) свидетельствует о том, что лишь

с пропуском срока на предъявление претензии к органу транспор-

та и связи утрачивается возможность по применению досудебного

порядка разрешения дела. Во всех других случаях ни отказ суда

в принятии заявления, ни оставление судом заявления без рас-

смотрения на основании, что не был соблюден досудебный порядок

разрешения дела как в форме разрешения дела специальным орга-

ном, так и соблюдения общего претензионного порядка, не препят-

ствует вторичному обращению в суд с этим же делом после приня-

тия мер по рассмотрению его во внесудебном порядке.

Не утрачивается право на обращение за судебной защитой и

в случае нарушения установленных законом сроков на перенесе-

ние дела в суд после рассмотрения его иными управомоченными

на то органами (например, при пропуске десятидневного срока на

обращение с иском в суд по трудовому спору после вынесения по

нему постановления профсоюзного комитета).

Таким образом, невозможность применения лишь претензион-

ного порядка урегулирования спора с органами транспорта и свя-

зи имеет значение предпосылки права на обращение за судебной

защитой. Несоблюдение же досудебного порядка разрешения дела

во всех других случаях, установленных законом, выступает как

условие осуществления права на обращение за судебной защитой.

Поскольку в п. 2 ст. 31, п. 2 ст. 41, п. 1 ст. 42 Основ гражданского

судопроизводства (п. 2 ст. 131, п. 2 ст. 218, п. 1 ст. 220 ГПК

МССР) включены различные по содержанию и правовым послед-

ствиям досудебные формы разрешения дел, то их целесообразно

было бы закрепить отдельными пунктами в этих статьях. Объеди-

нение их воедино в действующем процессуальном законодательст-

ве, видимо, и привело к тому, что одни авторы придают соблюде-

нию досудебного порядка разрешения дела значение предпосылки

права на обращение в суд, другие – значение условия.

В целях более правильного проведения разграничения между

предпосылками и условиями права на обращение в суд за судеб-

ной защитой ст. 131 ГПК МССР (закрепляющая основания отказа

в принятии заявления) и аналогичные статьи ГПК других союз-

ных республик следовало бы разделить на две самостоятельные,

закрепив в первой основания для отказа в принятии заявления в

8 115

случае отсутствия у заинтересованного лица права на обращение

в суд за судебной защитой, а во второй – основания для возвра-

щения заявления при нарушении порядка обращения в суд. Мож-

но отметить, что именно так разрешен этот вопрос в Правилах

рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитража-

ми от 5 июня 1980 г. (в редакции от 16 апреля 1988 г.)77 Так,

ст. 62 этих Правил предусматривает основания отказа в принятии

искового заявления в случае отсутствия права на предъявление

иска в арбитраже, а ст. 63 Правил – основания для возвращения

искового заявления при нарушении установленного порядка обра-

щения с иском в арбитраж.

Глава V

ЗАМЕНА СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ

ОБЩЕСТВЕННОЙ ФОРМОЙ ИХ ЗАЩИТЫ

1. Замена судебной защиты прав

и интересов защитой их товарищеским судом

В системе юрисдикционных органов, осуществляющих защиту

субъективных прав и законных интересов граждан и организаций,

определенное место отведено товарищеским и третейским судам.

О юрисдикционной деятельности этих судов по защите граждан-

ских прав и законных интересов в общей форме говорится в ч. 2

ст. 6 Основ гражданского законодательства (ч. 2 ст. 6 ГК МССР),

ст. 58 Основ жилищного законодательства (ст. 160 ЖК МССР),

ч. 2 ст. 4 Основ гражданского судопроизводства (ст. 27, 28 ГПК

МССР) и других нормативных актах. Конкретная же компетенция

товарищеских и третейских судов по рассмотрению гражданско-

правовых споров определнется, главным образом, положениями об

этих судах, принятых в союзных республиках.

В соответствии со ст. 7 Положения о товарищеских судах, дей-

ствующего в Молдавской ССР1, к ведению товарищеских судов

отнесены дела, имеющие уголовно-правовую, административно-

правовую. дисциплинарно-правовую и гражданско-правовую при-

роду, а также некоторые дела об аморальных поступках. Главной

задачей товарищеских судов как общественных органов является

воспитание граждан и предупреждение правонарушений с их сто-

роны. Они рассматривают дела, связанные как с нарушениями

норм социалистической морали, так и правонарушениями, то есть

с поступками, противоречащими правовым нормам.

Остановимся на компетенции товарищеских судов по рассмот-

рению гражданских дел в широком смысле, то есть вытекающих

из гражданских, семейных, трудовых и колхозных правоотноше-

нии, поскольку именно по этим делам возбуждается спор о праве

искового характера, они рассматриваются в товарищеских судах,

как правило, по инициативе одной или обеих спорящих сторон. В

отличие от гражданско-правовых споров дела о впервые совершен-

ных деяниях, содержащих признаки преступлений, не представ-

ляющих большой опасности, об административных правонаруше-

ниях и аморальных поступках, о дисциплинарных проступках пе-

редаются на рассмотрение товарищеских судов в основном орга-

нами и должностными лицами, которые вправе применять к пра-

117

вонарушителю соответствующие меры воздействия согласно дей-

ствующему законодательству (уголовное наказание, администра-

тивное и дисциплинарное взыскание, общественное порицание).

Однако в целях оказания воспитательного воздействия на право-

нарушителя они предпочитают не применять подобных мер, а на-

править дело товарищескому суду для принятия мер общественно-

го воздействия. В этой связи следует отметить, что товарищеские

суды не вправе рассматривать дела, по которым уже были выне-

сены приговоры, судебные решения, наложены дисциплинарные

или административные взыскания или состоялось решение товари-

щеского суда, принятое в пределах его компетенции (ст. 8 Поло-

жения о товарищеских судах).

Согласно ч. 2 ст. 4 Основ гражданского судопроизводства

(ст. 28 ГПК МССР) к компетенции товарищеских судов отнесены

гражданские дела, предусмотренные Положением о товарищеских

судах. В соответствии с п. 7, 9-13 Положения о товарищеских

судах к ведению товарищеских судов отнесены следующие граж-

данские дела: а) о защите чести и достоинства; б) о порче жилых

и нежилых помещений и коммунального оборудования; а) о на-

рушениях правил внутреннего распорядка в квартирах и общежи-

тиях; г) о спорах жильцов по использованию подсобных помеще-

ний, домовых служб, оплате коммунальных услуг, оплате расхо-

дов по текущему ремонту мест общего пользования; д) о порче

деревьев и других зеленых насаждений; о взыскании ущерба, при-

чиненного мелкими лесонарушениями, совершенными впервые,

если ущерб не превышает тридцати рублей по действующим так-

сам длн исчисления размера взысканий за ущерб; е) о порядке

пользования строениями, составляющими общую собственность

двух или нескольких граждан; ж) о разделе имущества колхозного

двора и выделе из колхозного двора; з) об имущественных спорах

между гражданами на сумму до пятидесяти рублей.

При этом споры, перечисленные в п. <ж> и <з>, подведомст-

венны товарищеским судам лишь при согласии на это обеих спо-

рящих сторон.

Компетенция товарищеских судов по рассмотрению споров, вы-

текающих из семейных правоотношений, ограничена, по существу,

возможностью разрешения лишь одной категории дел – о разделе

имущества между супругами при согласии сторон на рассмотрение

дела в товарищеском суде. Хотя в Положении о товарищеских су-

дах (п. 8 ст. 7) говорится о рассмотрении товарищескими судами

дел о невыполнении или ненадлежащем выполнении родителями,

опекунами или попечителями обязанностей по воспитанию детей;

о недостойном отношении к родителям; о недостойном поведении

в семье; о недостойном отношении к женщине, однако при рас-

смотрении подобных дел товарищеские суды вправе применять к

правонарушителю лишь меры общественного воздействия, преду-

смотренные Положением о товарищеских судах, но не могут раз-

решать такие дела по существу в соответствии с действующим се-

мейным законодательством. В частности, невыполнение пли ненад-

лежащее выполнение родительских обязанностей может повлечь

за собой, в зависимости от конкретных обстоятельств, взыскание

алиментов, лишение родительских прав, отобрание ребенка и дру-

гие правовые последствия, предусмотренные семейным правом.

Однако товарищеские суды не вправе применять подобные меры

воздействия к нерадивым родителям. Это компетенция только на-

родного суда.

Значительное место среди дел, подлежащих рассмотрению то-

варищескими судами, занимают дела. связанные с нарушениями

трудовой дисциплины рабочими, служащими, колхозниками. В

п. 1-4 ст. 7 Положения о товарищеских судах перечисляется

большая группа таких дел, среди них дела о прогулах, появлении

на работе в нетрезвом состоянии, опоздании на работу пли преж-

девременных уходах с работы, недобросовестном выполнении ра-

бот, несоблюдении требований по охране труда и противопожар-

ной охране, об утрате или повреждении оборудования, инвентаря,

инструментов, материалов и иного государственного пли общест-

венного имущества, о самовольном использовании в личных целях

принадлежащих предприятию, учреждению, организации, колхозу,

иной кооперативной организации, их объединению, другой обще-

ственной организации транспортных средств, сельскохозяйствен-

ной техники, станков, инструментов, сырья и другого имущества и

многие другие дела о нарушениях дисциплины труда. Такие дела

возбуждаются в товарищеских судах по сообщениям компетент-

ных государственных органов, руководителей предприятий, учреж-

дений. организаций и правлении колхозов, других должностных

лиц. которым соответственно предоставлено право налагать на ви-

новных лиц дисциплинарные взыскания и применять меры дис-

циплинарного воздействия за нарушение дисциплины труда. Не

исключены случаи возбуждения подобного допа и самим товари-

щеским судом.

Однако при рассмотрении дел о нарушениях трудоной дисцип-

лины товарищеские суды вправе применять к виновным лицам лишь

-меры общественного воздействия, предусмотренные Положением о

товар.пцескпх судах, и не управомочены па применение к виновным

мер дисциплинарного воздействия, предусмотренных действующим

трудопым и колхозным законодательством. Рассматривая дело о дис-

циплинарном проступке, товарищеский суд вправе лишь поставить

перед руководителем предприятия, учреждения, организации, прав-

ления колхоза вопрос о применении к нарушителю трудовой дис-

циплины в соответствии с действующим законодательством той или

иной меры дисциплинарного воздействия (о переводе на нпже-

оплачнгаемую работу или о смещении на низшую должность: об

увольнении работника, выполняющего воспитательные функции

или работу, связанную с непосредственным обслуживанием денеж-

ных или товарных ценностей, если работнику невозможно доверить

эту работу в дальнейшем: о лишении премий и вознаграждений и

другие (см. п. 6. 7 ст. 16 Положения о товарищеских судах).

Лишь в тех случаях, когда вследствие правопарушеппя прпчппя-

119

ется ущерб, товарищеский суд наряду с применением предусмотрен-

ных Положением о товарищеских судах мер общественного воздей-

ствия может обязать виновного возместить причиненный неправо-

мерными действиями ущерб на сумму до 50 рублей, если законо-

дательством не установлен иной порядок взыскания ущерба, а по

делам о мелких хищениях государственного или общественного иму-

щества обязать виновного полностью возместить причиненный ма-

териальный ущерб.

Таким образом, среди всей массы дел, отнесенных к компетен-

ции товарищеских судов, разрешение гражданско-правовых споров

в их действительном смысле, то есть разрешение таких споров по

существу согласно действующему законодательству занимает не

столь уж значительное место, как иногда утверждается в литера-

туре. При этом следует отметить, что обращение граждан в това-

рищеские суды за разрешением гражданско-правовых споров не по-

лучило значительного распространения, о чем свидетельствует прак-

тическая деятельность товарищеских судов. Ознакомление с рабо-

той некоторых товарищеских судов по рассмотрению дел. отнесен-

ных к их компетенции, показало, что на первом месте стоят дела

об административных правонарушениях и незначительных преступ-

лениях, затем идут дела о дисциплинарных правонарушениях и

аморальных поступках, и лишь около 1,5 “/о из всех рассматриваемых

дел составляют гражданско-правовые споры2. При этом обращение

граждан в товарищеские суды за разрешением гражданско-право-

вых споров по обоюдному согласию спорящих сторон почти не

встречается.

Незначительная доля гражданско-правовых споров среди дел.

рассматриваемых товарищескими судами, т, литературе обычно

объясняется недостаточной осведомленностью граждан о возможно-

стях товарищеских судов3. Главная причина этого, на наш взгляд.

заключается в тех психологических моментах, с которыми сталки-

ваются граждане при обращении в товарищеские суды. Ведь това-

рищеские суды действуют по месту работы и жительства гра/кдан.

Передать спор на публичное рассмотрение товарищеского суда кол-

лектива. где человек работает, пли по месту жительства, где все его

знают, не так уж просто с психологической стороны. На практике

граждане довольно часто соглашаются возместить причиненный

ущерб, уплатить штраф за допущенное правонарушение и т. п.,

лишь бы материалы дела не направляли товарищескому суду. Кро-

ме того. в определенной мере удерживает граждан от обращения

в товарищеские суды по гражданским делам придание действующим

законодательством свойства исключительности решениям товари-

щеских судов, о чем будет сказано ниже. При таком положении дел

вряд ли в будущем можно ожидать увеличения гражданско-право-

вых споров в товарищеских судах.

В литературе ведется дискуссия по вопросу о том. какой явля-

етсн компетенция товарищеских судов по рассмотрению граждан-

ско-правовых споров, перечисленных в Положении о товарищеских

-12П

судах. Одни авторы полагают, что подведомственность гражданско-

правовых споров товарищеским судам является альтернативной, то

есть такой, которая допускает разрешение гражданских дел одним

из нескольких указанных в законе юрисдикционных органов по вы-

бору заинтересованного лица (истца, заявителя и т. д.)4. Иными

словами, по мнению этих авторов, товарищеские суды не наделены

исключительными полномочиями по рассмотрению отдельных кате-

горий дел. Другие же ученые говорят о том, что гражданско-пра-

вовые споры, которые отнесены к ведению товарищеских судов, мо-

гут быть исключительной и альтернативной компетенции. Так, по

мнению Е. Г. Пушкар, к исключительной компетенции товарищес-

ких судов относятся, в частности, дела о нарушении трудовой дис-

циплины (прогул, опоздания на работу, преждевременный уход

с работы, недобросовестное выполнение работ и т. д.); народ-

ным судам они не подведомственны5.

Утверждение об исключительной компетенции товарищеских су-

дов по рассмотрению некоторых гражданско-правовых споров в ши-

роком смысле не согласуется с нормами Положения о товарищес-

ких судах, нормами гражданско-процессуального права, а также

разъяснениями Пленума Верховного Суда СССР о подведомствен-

ности народным судам гражданско-правовых споров, рассматривае-

мых товарищескими судами. Так, в ч. 3 ст. 18 Положения о това-

рищеских судах подчеркивается, что если при рассмотрении иму-

щественного или другого гражданско-правового спора товарищеский

суд придет к выводу, что дело ввиду сложности не может быть им

разрешено, он передает его в районный (городской) народный суд.

И напротив, возбуждение гражданско-правового спора в народном

суде ее не исключает возможности перевода дела на рассмотрение

товарищеского суда. Ст. 143 в ч. 4 и ст. 156 ГПК МССР указывают

на необходимость разъяснения сторонам права на передачу дела из

народного в товарищеский суд6. В п. 8 постановления Пленума

Верховного Суда СССР <О практике передачи судами дел и мате-риалов на рассмотрение товарищеских судов> от 9 апреля 1965 г.

(с последующими изменениями и дополнениями) разъясняется су-

дам, что гражданско-правовые споры, которые в соответствии с По-

ложением о товарищеских судах могут рассматриваться товари-

щескими судами, согласно ст. 4 Основ гражданского судопроизвод-

ства подведомственны и народным судам. В связи с этим граж-

данское дело, принятое народным судом к своему производству с

соблюдением правил о подсудности и правильно им разрешенное,

не подлежит прекращению вышестоящим судом только по тем мо-

тивам, что оно могло быть рассмотрено в товарищеском суде7.

Не вытекает из закона, на наш взгляд, вывод Е. Г. Пушкар о

том, что дела о нарушениях трудовой дисциплины не подведомст-

венны народному суду. Как отмечалось выше, товарищеские суды

Ие разрешают дела этой категории в соответствии с действующим

законодательством о дисциплинарных проступках; они применяют

121

к нарушителям дисциплины труда лишь меры общественного воз-

действия. Но если управомоченный орган или должностное лицо

решили не направлять дело в товарищеский суд, а подвергли ви-

новного дисциплинарному взысканию, то он вправе оспаривать пра-

вильность наложенного взыскания путем обращения с иском а на-

родный суд. Таким образом, подобные дела подведомственны на-

родному суду.

Поэтому можно сделать вывод о том, что гражданско-правовые

споры, которые в соответствии с Положением о товарищеских судах

могут рассматриваться товарищескими судами по существу, под-

ведомственны и народным судам. Народный суд обязан принять к

производству любой гражданско-правовой спор, если па этом на-

стаикают заинтересованные лица; он не вправе отказать в приня-

тии заявления на том основании, что это дело может быть рас-

смотрено в товарищеском суде.

Не вполне верно и утверждение, что компетенция товарищес-

ких судов в области разрешения гражданско-правовых споров но-

сит только альтернативный характер. При альтернативной подве-

домственности право выбора на возбуждение дела в товарищеском

суде принадлежит заинтересованно!! стороне (истцу, заявителю и

т. д.). Но, как отмечалось выше, некоторые гражданско-правовые

спорьт подведомственны товарищеским судам только при обоюдном

согласии спорящих сторон на рассмотрение дела в товарищеском

суде. Отсюда можо сделать вывод, что подведомственность граж-

данско-правовых споров товарищеским судам носит альтернативно-

договорный характер8.

В теории гражданского процессуального права признанным яв-

ляется взгляд, что решение товарищеского суда, вынесенное в пре-

делах его компетенции, по правовым последствиям приравнивается

к решению народного суда. Этот вывод подтверждается действую-

щим граждански-процессуальным законодательством (п. 5 ст. 31 и

п. 6 ст. 41 Основ гражданского судопроизводства, п. 5 ст. 131,

п. 6 ст. 218, п. 9 ст. 336, п. 1 ст. 337 ГПК МССР).

Для нашего исследования важно свойство исключительности ре-

шения товарищеского суда, в силу которого не допускается повтор-

ное рассмотрение тождественного дела как товарищеским (ст. 8 По-

ложения о товарищеских судах), так и народным судом. Согласно

п. 5 ст. 131 ГПК МССР судья отказывает в принятии заявления

по гражданскому делу, если состоялось решение товарищеского

суда, принятое в пределах его компетенции, по спору между темп

же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. А г, слу-

чаях, когда суд в нарушении предписаний п. 5 ст. 131 ГПК МССР

ошибочно принял к рассмотрению дело, по которому состоялось ре-

шение товарищеского суда, принятое в пределах его компетенции,

производство по делу подлежит прекращению (п. 6 ст. 218 ГПК

МССР).

Таким образом, избрание заинтересованно!”! стороной, а г слу-

чаях, указанных в Положении о товарищеских судах, и обеими

спорящими сторонами общественной формы защиты гражданских

122

прав в широком смысле в лице товарищеского суда погашает пра-

во на судебную защиту по тождественному спору. Такое ограниче-

ние права на судебную защиту по гражданским делам, особенно

в тех случаях, когда эти дела возбуждаются в товарищеском суде

лишь по воле заинтересованной стороны, вряд ли можно признать

обоснованным. Дальнейшее усиление гарантии предоставления су-

дебной защиты, отмечает Д. М. Чечот, должно состоять в снятии

всех препятствии, которые могут помешать возбуждению дела п

осуществлению защиты права. Поскольку судебная форма защиты

используется для контроля за правильным осуществлением общест-

венных форм защиты, нужно поставить вопрос о том, чтобы такой

контроль производился во всех без исключения случаях. В этой

.связи Д. М. Чечот правильно предлагает устранить установленное

гражданско-пропессуальным законодательством ограничение права

на судебную защиту в случае вынесения решения по тождественно

му спору товарищеским судом, для чего следует исключить и. о

лз ст 31 и п. 6 из ст. 41 Основ гражданского судопроизводства9

(или п. 5 ст. 131 и п. 6 ст. 218 ГПК МССР).

В заключение необходимо подчеркнуть, что процессуальный за-

кон ограничивает право на обращение за судебной защитой по тож-

дественному спору (между теми же сторонами, о том же предмете

и по тем же основаниям), по которому состоялось решение това-

рищеского суда, принятое в пределах его компетенции. Если же

решение товарищеского суда вынесено с нарушением его компетен-

ции, то в этих случаях заинтересованное лицо вправе обратиться с

иском в народный суд за разрешением спора по существу. Следу-

ет также отметить, что по буквальному смыслу закона (п. 5 ст. 31

п. 6 ст. 41 Основ гражданского судопроизводства, п. о ст. 131 и

п. 6 ст. 218 ГПК МССР) право на обращение за судебной защи-

той гражданских прав и законных интересов ограничено лишь на-

личием решения товарищеского суда. Поэтому можно сделать вывод,

что передача гражданско-правового спора только па рассмотрение

товарищеского суда не лишает права заинтересованных лиц тре-

бовать разрешения данного спора по существу народным судом10,

хотя по этому вопросу имеется и противоположная точка зрения11.

2. Замена судебной защиты гражданских прав

и интересов третейским разбирательством

Гражданско-правовые споры, как отмечалось выше. подведом-

ственные народным судам, могут разрешаться и третейскими суда-

ми, которые избираются спорящими сторонами для разрешения

возникшего между ними спора. В зависимости от характера граж-

данско-правового спора и его субъектного состава действующее

законодательство устанавливает три вида третейского разбиратель-

ства гражданско-правовых споров: а) третейское разбирательство

гражданско-правовых споров между гражданами; б) третейское раз-

бирательство гражданско-правовых споров между социалпстическп-

123

ми организациями; в) третейское разбирательство определенного

круга гражданско-правовых споров советских организаций между

собой и с иностранными предприятиями и фирмами, а также тре-

тейское разбирательство споров, вытекающих из договоров и других

гражданско-правовых отношений между субъектами права различ-

ных стран при осуществлении внешнеторговых и иных междуна-

родных экономических и научно-технических связей12. Последний

вид третейского разбирательства осуществляется постоянно дейст-

вующими третейскими судами – Морской арбитражной комиссией

и Арбитражным судом, состоящими при Торгово-промышленной

палате СССР, в отличие от первых двух видов, которые создаются

для каждого спорного случая.

Во всех третейских судах гражданско-правовые споры разреша-

ются по существу в соответствии с действующим законодательством

путем третейского разбирательства только на основании обоюдно-

го согласия спорящих сторон в виде письменного договора (третей-

кой записи). Заключая договор о передаче спора на разрешение

третейского суда, стороны обязуются подчиниться его решению. В

случае неподчинении ему решение исполняется принудительно

(п. 7. 10, ст. 336 ГПК МССР).

Третейское разбирательство гражданско-правовых споров между

гражданами регулируется Положением о третейском суде, утверж-

денным в виде приложения Л”0 3 к ГПК МССР13.

Согласно Положению о третейском суде предметом третейского

разбирательства между гражданами могут стать любые граж-

данско-правовые споры, за исключением споров, вытекающих из

трудовых и семейных правоотношений.

Положение о третейском суде по рассмотрению споров между

гражданами, в отличие от Положения о товарищеских судах, связы-

вает процессуальные последствия не только с наличием решения

третейского суда (которое также обладает свойством исключитель-

ности) . но и самим фактом заключения соглашения о передаче спо-

ра на разрешение третейского суда. Заключение третейской записи

о передаче спора в третейский суд исключает возможность обра-

щения с этим же спором в народный суд. Согласно п. 6 ст. 31

Основ гражданского судопроизводства (п. 6 ст. 131 ГПК МССР)

наличие третейской записи о передаче спора в третейский суд вле-

чет за собой отказ народного суда в принятии к производству за-

явления по этому спору. В случае же установления после возбуж-

дения дела в суде, что у сторон имеется третейская запись о пе-

редаче данного спора на разбирательство третейского суда, произ-

водство по делу в народном суде подлежит прекращению (п. 7

ст. 41 Основ гражданского судопроизводства, п. 7 ст. 218 ГПК

МССР).

Однако необходимо иметь в виду, что отказ от права на судеб-

ную защиту в связи с передачей спора на разрешение третейского

суда имеет силу до тех пор, пока не истек срок, предусмотренный

третейской записью, в течение которого спор должен быть рассмот-

рен третейским судом. Срок действия договора о третейском разбп-

124

рательстве спора является его существенным и обязательным эле-

ментом. Бессрочного третейского договора быть не может, так как

это ограничивало бы для истца возможность защиты его права.

Если в договоре не указан срок рассмотрения спора, то такой дого-

вор не имеет правовой силы, а при согласии сторон может быть

определен конкретный срок третейского разбирательства спора.

Договор о третейском разбирательстве спора, как и любая другая

сделка, может быть признан недействительным, если при его за-

ключении были допущены отклонения, предусмотренные граждан-

ским законодательством (гл. 3 ГК МССР). Сторона вправе также

отказаться от третейской записи, если докажет, что кто-либо из су-

дей заинтересован в исходе дела и что ей об этом не было известно

при заключении договора. Кроме того, третейский суд признается

не состоявшимся в случаях смерти одной из сторон, отказа кого-ли-

бо из судей от рассмотрения спора, открытия обстоятельств, даю-

щих основание к возбуждению уголовного преследования в отноше-

нии кого-либо из сторон и могущих оказать влияние на исход дела.

Институт третейского разбирательства гражданско-правовых спо-

ров между гражданами носит скорее теоретический, чем практи-

ческий характер. Судебной практике нашеи республики он не из-

вестен. Так, в беседах со многими судьями с большим стажем ра-

боты в републике удалось выяснить, что им не приходилось приме-

нять на практике нормы гражданско-процессуального законодатель-

ства о третейском разбирательстве гражданско-правовых споров.

В литературе такое положение объясняется жесткостью проце-

дурных правил третейского разбирательства, которые не допускают

отказа от третейской записи даже при согласии на это сторон, запре-

щают перенос спора на разрешение народного суда, если одна из

сторон не согласна с решением третейского суда, и др.14 Бес-

спорно, следует совершенствовать третейское разбирательство спо-

ров между гражданами в плане его демократизации. Но думается,

что и подобные меры не дадут желаемого результата. Гражданско-

правовые споры по своей природе сложны, для их правильного раз-

решения требуются специальные знания действующего законода-

тельства. Но при безвозмездном характере третейского разбиратель-

ства споров даже лица, обладающие юридическими познаниями,

вряд ли захотят обременять себя обязанностями третейских судей.

Видимо, следовало бы разрешить в организованном порядке адвока-

там, юрисконсультам, может быть, и другим юристам осуществлять

третейское разбирательство гражданско-праводых споров за опреде-

ленное вознаграждение.

Не применяется в нашей республике в последнее время и тре-

тейское разбирательство хознйственных споров предприятий, учреж-

дений, организаций10. Государственному арбитражу Молдавской

ССР, арбитражу Госагропрома Молдавской ССР следовало бы более

активно пропагандировать третейское разбирательство хозяйствен-

ных споров и оказывать содействие предприятиям и организациям

в его осуществлении.

125

В СССР имеются, как уже отмечалось, постоянно действующие

третейские суды – Морская арбитражная комиссия (МАК) и Ар-

битражный суд (АС) при Торгово-промышленной палате СССР.

Их компетенция по разрешению гражданско-правовых споров и по-

рядок деятельности определяются соответственно Положением о

Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной пала-

те СССР. утвержденным Указом Президиума Верховного Совета

СССР от 9 октября 1980 г.16 и Положением об Арбитражном суде

при Торгово-промышленной палате СССР, утвержденным Указом

Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г.17.

Предписания норм гражданско-процессуального законодательства

о невозможности обращения за судебной защитой по спору, в от-

ношении которого стороны заключили соглашение о его третейском

разбирательстве, распространяются и на случаи передачи спора на

разрешение постоянно действующих третейских судов – Морской

арбитражной комиссии и Арбитражного суда18.

ПРИМЕЧАНИЯ

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019