.

Курс социологии (реферат)

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 10164
Скачать документ

тема 1

Социология как наука, Предмет и функции социологии

I/ Предмет и объект познания социологии. Понятие социального 2/ Социология и другие науки об обществе З/ Структура социологии 4/ Функции социологии

Предмет и объект познания социологии. Понятие социального

С термином «социология» каждый из нас встречался неоднократно. В современной жизни она, как говорится, у всех «на слуху». Телеви­дение, радио, газеты сообщают о результатах социологических оп­росов населения по самым разнообразным проблемам. Социологиче­ские службы парламента, Президента, различных исследователь­ских центров изучают общественное мнение по важнейшим соци­ально-политическим и экономическим вопросам: рейтинг наиболее влиятельных лиц в государстве, проблемы ценовой политики, удов­летворенность уровнем жизни и т. д. На предприятиях, в регионах проводятся свои специфические социологические исследования, в которых определяется состояние социальной напряженности в кол­лективах, удовлетворенность населения транспортным обслужива­нием, работой различных организаций, сферы услуг. В институтах студенты осуществляют оценку работы преподавателей, заполняя анкету «Преподаватель глазами студента». Все это внешний, лежа­щий на поверхности уровень социологических исследований, кото­рый создает образ социологии как прикладной эмпирической науки, служащей удовлетворению каких-то текущих, сиюминутных по­требностей общества. Но можно ли сказать, что этим исчерпывается предмет и задачи социологии? Что представляет собой социология как наука? С этим как раз нам и необходимо разобраться.

Начнем с этимологии. Термин «социология» — производное от двух слов: латинского слова societas — общество и греческого logo — слово, понятие, учение. Следовательно, этимологически социоло­гия — наука об обществе. Так ее и характеризует американский со­циолог Дж. Смелзер в своем учебнике «Социология». Но это довольно абстрактное определение, поскольку общество в его различных ас­пектах изучается значительным количеством гуманитарных и соци­альных дисциплин: социальной философией, политической эконо­мией, историей, демографией и т. д. Для того, чтобы понять особенно-

10

сти социологии, социологического подхода к изучению общества, не­обходимо вычленить собственную область социологического иссле­дования, а также определить те методы, которыми социология опе­рирует. Для этого, прежде всего, следует провести строгое разграни­чение между объектом и предметом социологии.

В качестве объекта той или иной науки всегда вьгступает опреде­ленная сфера объективного или субъективного мира, в то время как пред­мет любой науки является результатом теоретического абстрагирова­ния, позволяющего исследователям выделить те стороны и закономерно­сти развития и функционирования изучаемого объекта, которые являются специфическими для данной науки. Таким образом, объект той или иной науки — это часть объективной и субъективной реальности, об­ладающая собственными свойствами, которые изучаются только данной наукой, а предмет науки — это результат исследовательских действий.

Принято считать, что объектом социологического познания яв­ляется вся совокупность свойств, связей и отношений, которые носят название социальных. Что же такое социальное? Социальное, с точки зрения российского социолога Г. В. Осипова, — это совокупность тех или иных свойств и особенностей общественных отношений, инте­грированных индивидами или общностями в процессе совместной деятельности в конкретных условиях, и проявляющееся в их отно­шении друг к другу, к своему положению в обществе, к явлениям и процессам общественной жизни. Социальное явление или процесс возникают тогда, когда поведение даже одного индивида оказывается под воздействием другого индивида или их группы (общности) — не­зависимо от того, присутствует ли при этом данный индивид или общ­ность. Именно в процессе взаимодействия друг с другом индивиды оказывают воздействие друг на друга, способствуют тем самым тому, что каждый из них становится носителем и выразителем каких-либо социальных качеств. Таким образом, социальные связи, социальное взаимодействие, социальные отношения и способ их организации яв­ляются объектами социологического исследования.

Предмет же социологии, поскольку он является результатом исследовательских Действий, не может быть определен столь же од­нозначно. Понимание предмета социологии на протяжении всей исто­рии существования этой науки менялось. Представители различных школ и направлений высказывали и высказывают различное понима­ние предмета социологии. И это естественно, так как предмет науки находится в тесной связи с исследовательской деятельностью ученых.

Основоположник социологии, французский мыслитель О. Конт считал, что социология — это позитивная наука об обществе. Выдающийся французский социолог Э. Дюркгейм называл предме­том социологии социальные факты. При этом социальное, по Дюрк-гейму, означает коллективное. Поэтому предметом социологии, по его мнению, является коллективное во всех его проявлениях.

С точки зрения немецкого социолога М. Вебера, социология — это наука о социальном поведении, которое она стремится понять и истолковать. Социальное поведение, по М. Веберу, — это отноше-

Социология как наука. Предмет и функции социологии    11

ние человека, иначе говоря, внутренне или внешне проявляемая по­зиция, ориентированная на поступок или воздержание от него. Это отношение является поведением, когда субъект связывает его с оп­ределенным смыслом. Поведение считается социальным, когда по смыслу, который ему придает субъект, оно соотнесено с поведением других индивидов.

В марксизме предметом социологического исследования явля­ется научное изучение общества как социальной системы и составля­ющих его структурных элементов — личностей, социальных общнос-тей, социальных институтов. Широкое распространение в нашей оте­чественной литературе имеет следующее определение социологии. Социология — это наука об обществе как социальной системе в це­лом, функционировании и развитии этой системы через ее состав­ные элементы: личности, социальные общности, институты. В учеб­ном пособии «Ссщиология» (М.: Мысль, 1990- С. 25) Г. В. Осипова, на­писанном с марксистских методологических позиций, социология определяется как наука об общих и специфических социальных зако­нах и закономерностях развития и функционирования исторически определенных социальных систем, наука о механизмах действия и формах проявления этих законов и закономерностей в деятельности личностей, социальных общностей, классов, народов.

2 Социология и другие науки об обществе

Мы прояснили в самом общем виде, что изучает социология. Но для того, чтобы разобраться в этом более конкретно, необходимо рассмо­треть взаимоотношение социологии и смежных с нею наук об обще­стве, социальном, общностях и индивидах. И здесь, прежде всего, не­обходимо сопоставить социологию и социальную философию.

Социология, как и многие другие науки, вычленилась из фило­софии. В течение длительного времени социологическое знание на­капливалось в недрах философии. И даже после того, как социология в лице О. Конта и Э. Дюркгейма провозгласила свою независимость от философии в качестве подлинной науки об обществе, философия продолжала играть заметную роль в социологических изысканиях. Социологию «отцов-основателей» О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгей­ма, М. Вебера еще очень трудно отделить от социальной философии. Более того, можно с уверенностью сказать, что в целом ряде исследо­ваний ключевых проблем общественной жизни теоретическая соци­ология переплетается с социальной философией.

Что же такое социальная философия? Социальная философия представляет собой раздел философии, посвященный осмыслению ка­чественного своеобразия общества в его отличии от природы. Она анали­зирует проблемы смысла и цели существования общества, его генезис, судьбу и перспективы, направленность движущих сил и его развития. Следует отметить, что эти вопросы в определенной степени могут слу­жить предметом теоретических размышлений и тех, кто причисляет се-

12

бя к профессии социологов. Но при этом следует ясно осознавать, что в этом случае они выступают не как социологи-профессионалы, но, как и другие представители фундаментальной науки, занимающиеся широ­кими теоретическими обобщениями, вторгаются в область философии и выступают в данном случае как представители социальной философии.

У социальной философии и социологии очень широкая область совпадения объекта изучения. Их различие более отчетливо проявля­ется в предмете исследования. О предмете исследования социологии речь уже шла выше. Предметной же сферой социально-философских размышлений является исследование общественной жизни, прежде всего, с точки зрения решения мировоззренческих проблем, цент­ральное место среди которых занимают смысложизненные проблемы.

Еще в большей мере различие между социальной философией и социологией обнаруживается в методе исследования социального. Философия решает общественные проблемы умозрительно, руко­водствуясь определеннымиустановками, которые развиваются на основе цепи логических размышлений. Социология заявила о своей самостоятельности по отношению к философии именно потому, что она поставила перед собой задачу решения общественных проблем на основе научных методов познания действительности. По мнению «отцов-основателей» социологии, общественная жизнь должна изу­чаться не умозрительно, а на основе методов эмпирической (опытной) науки. Самостоятельное развитие социологии как раз и связано с тем, что она начала активно осваивать при анализе социальных процессов количественные методы с применением сложных математических процедур, в том числе теорию вероятности, сбор и анализ эмпиричес­ких данных, установление статистических закономерностей, выра­ботала определенные процедуры эмпирического исследования. При этом социология опиралась на достижения статистики, демографии, психологии и других дисциплин, изучающих общество и человека.

Но в таком случае встает вопрос: как различить социологию и другие эмпирические науки об обществе и личности? Эта проблема особенно сложна и в значительной мере является нерешенной в отно­шении конкретных социальных наук и отраслевых социологии, на­пример демографии и социологии брака и семьи, экономической тео­рии и экономической социологии и т. д. Довольно остро, хотя, может быть, и не так заметно, она стоит при соотношении психологии и соци­ологии, имея в виду, что социальная психология является разделом социологии. Решение этого вопроса предлагается по следующей схе­ме. Психология в основном сосредоточена на изучении индивидуаль­ного «Я», сфера социологии — это проблемы межличностного взаимо­действия — «Мы». В той мере, в какой ученый исследует личность как субъект и объект социальной связи, взаимодействий и отношений, рассматривает личностные ценностные ориентации с социальных позиций, ролевых ожиданий и т. д., он выступает как социолог.

Решение вопроса о специфике социологии непосредственно связан с ответом на вопрос: когда же она появилась как самостоя­тельная наука? Содержательному рассмотрению этого вопроса будет посвящена следующая тема. Здесь же мы ограничимся формаль­ными критериями и должны опираться на принципы, выработанные науковедением. С точки зрения науковедения, становление любой науки прежде всего связано с внешней и внутренней институциона-лизацией данной науки, то есть приобретением данной наукой атри­бутов социального института.

В этом процессе можно выделить ряд необходимых моментов, каждый из которых последовательно углубляет институционализа-цию: 1) формирование самосознания ученых, специализирующихся в данной области знания. Ученые осознают, что они имеют свой специ­фический объект и свои специфические методы исследования; 2) со­здание специализированных периодических изданий; 3) введение дан­ных научных дисциплин в учебные планы различных типов учебных заведений: лицеев, гимназий, колледжей, университетов и т. д.; 4) со­здание специализированных учебных заведений по данным отраслям знаний; 5) создание организационной формы объединения ученых дан­ных дисциплин: национальных и международных ассоциаций. Социо­логия прошла все эти стадии процесса институционализации в различ­ных странах Европы и США, начиная с 40-х годов XIX столетия.

. Структура социологии

Помимо внешней институционализации, социология, как и всякая другая наука, должна пройти процесс внутренней институционали­зации. Внутренняя институционализация означает совершенство­вание организационной структуры науки, наличие устойчивого раз­деления труда внутри дисциплины, формирование правил и норм профессиональной этики, разработку эффективных исследователь­ских методов и приемов. Все это должно обеспечить действительный процесс производства и систематизации знаний в определенной об­ласти познания. Одно из важнейших мест в этом процессе принадле­жит разделению труда, наличию в организационной структуре науки трех относительно независимых уровней: 1) уровень фундаменталь­ных исследований, задачей которых является приращение научного знания путем построения теорий, раскрывающих универсальные за­кономерности и принципы данной области; 2) уровень прикладных исследований, в которых ставится задача изучения актуальных, имеющих непосредственную практическую ценность проблем, на ос­нове существующих фундаментальных знаний; 3) социальная инже­нерия — уровень практического внедрения научных знаний с целью конструирования различных технических средств и совершенство­вания имеющихся технологий. Данная классификация позволяет вы­членить в структуре социологии три уровня: теоретическую социо­логию, прикладную социологию, социальную инженерию.

Наряду с этими тремя уровнями, социологи выделяют также внутри своей науки макро- и микросоциологию. Макросоциология ис­следует крупномасштабные социальные системы и исторически дли-

14

Уровень Элементы Примеры
Межличностный Типовое взаимодействие (по правилам) Ролевое поведение Социальный статус Межличностные связи Игра в футбол

Тренер — игрок Адвокат — собственник Студенты института

Групповой Первичная группа Организация Групповое отношение Компания друзей Больница Труд — управление
Социетальный Институт Социальный порядок Класс и слой Город и общность Религия Монархия Дворянство Москва
Мировые системы Международные отношения Межнациональные организации Глобальный институт Мировая взаимозависимость ООН

Гринпис Ислам Производство нефти

 

Рис. 1. Уровни социологического анализа

тельные процессы. Микросоциология изучает повсеместное поведе­ние людей в их непосредственном межличностном взаимодействии. Эти уровни не могут рассматриваться как находящиеся на различных плоскостях и не соприкасающиеся друг с другом. Напротив, они тесно взаимосвязаны, так как непосредственное, повседневное поведение людей осуществляется в рамках определенных социальных систем, структур и институтов. На рис.1 детально показано, каким образом различные уровни социологического анализа пересекаются в разньпс плоскостях человеческого взаимодействия. Например, группа —’• это люди объединенные взаимными интересами или зависимые друг от друга и отличающиеся от других групп отношениями и целями. В этом смысле речь идет и о группе, и о системе. Например, два соседа, семья, нация. Государство — это также группа, рассматриваемая на социе-тальном уровне. На уровне мировых систем (макроуровне) рассматри­вается отношение государства с другим государством.

Своеобразной формой пересечения всех этих уровней высту­пают такие структурные элементы социологии, как отраслевые со­циологии: социология труда, экономическая социология, социология организаций, социология досуга, социология здравоохранения, со­циология города, социология деревни, социология образования, со­циология семьи и т. д. В данном случае речь идет о разделении труда в сфере социологии по характеру исследуемых объектов.

Оригинальную концепцию развития социологии выдвинул американский социолог Р. Мертон. В 1947 году, полемизируя с • Парсонсом, который ратовал за создание в социологии «всеохва­тывающей теории, опирающейся на теории социального действия и

Социология как наука. Предмет и функции социологии    15

структурно-функциональный метод». Р. Мертон считал, что созда­ние подобных теорий преждевременно, так как еще нет надежной эмпирической базы. Он считал, что необходимо создавать теории среднего уровня, которые выполняют промежуточную роль между малыми рабочими гипотезами, развертывающимися в изобилии в повседневных исследованиях, и широкими теоретическими конст­рукциями, понятийная схема которых позволяет производить боль­шое число эмпирически наблюдаемых закономерностей социального поведения. Задачи такого рода теорий – аккумуляция эмпирических данных. Они могут возникать в отдельных отраслях социологии как специальные теории или же могут быть результатом обобщения группы фактов. Примером такого рода теорий может служить со­зданная Р. Мертоном концепция аномии, объясняющая различные типы отклоняющегося поведения.

Все крупные сферы общественной жизни исследуются на осно­ве социологических методов. Например, социология труда изучает труд как социально-экономический процесс во всем многообразии его связей с социальными институтами. В ней органически связаны тео­рия и практика социального управления трудовой деятельностью лю­дей. В поле зрения социолога находятся социальные формы и условия труда, его коллективный или индивидуальный характер, социальная организация совместного труда. Социология труда характеризует различные социально-психологические механизмы включения ра­ботника в трудовую деятельность, то есть мотивацию и стимулирова­ние труда, удовлетворение работой и отношение к ней, пути повыше­ния трудовой активности, производительности труда и т. д.

Функции социологии

Многообразие связей социологии с жизнью общества, ее общест­венное предназначение определяются, в первую очередь, функци­ями, которые она выполняет. Одной из важнейших функций социо­логии, как и всякой другой науки, является познавательная. Соци­ология на всех уровнях и во всех своих структурных элементах обеспечивает, прежде всего, прирост нового знания о различных сферах социальной жизни, раскрывает закономерности и перспек­тивы социального развития общества. Этому служат как фунда­ментальные теоретические изыскания, вырабатывающие методо­логические принципы познания социальных процессов и обобщаю­щих значительный фактический материал, так и непосредственно эмпирические исследования, поставляющие этой науке богатый фактический материал, конкретную информацию о тех или иных областях общественной жизни.

Характерной чертой социологии является единство теории и практики. Значительная часть социологических исследований ори-енурована на решение практических проблем. В этом плане на пер­вое место выступает прикладная функция социологии, в рамках ко-

’16    .

торой проявляется ряд ее других функций. Социологические иссле­дования ^ают конкретную информацию для осуществления дейст­венного социального контроля над социальными процессами. Без этой информации возрастает возможность появления социального напряжения, социальных кризисов и катаклизмов. В подавляющем большинстве стран органы исполнительной и представительной власти, политические партии и объединения широко используют возможности социологии для проведения целенаправленной поли­тики во вс;ех сферах общественной жизни. В этом проявляется функ­ция социального контроля.

Практическая направленность социологии выражается и в том, что она способна выработать научно обоснованные прогнозы о тенденциях развития социальных процессов в будущем. В этом про­является прогностическая функция социологии. Особенно важно иметь такой прогноз в переходный период развития общества. В этом плане социология способна: 1) определить, каков диапазон возмож­ностей, вероятностей, открывающихся перед участниками событий ^ на данном историческом этапе; 2) представить альтернативные сце­нарии будущих процессов, связанных с каждым из выбранных ре­шений; 3) рассчитать вероятные потери по каждому из альтернатив-» ных вариантов, включая побочные эффекты, а также долговремен­ные последствия и т. д.

ь     Большое значение в жизни общества имеет использование со­циологических исследований для планирования развития разнооб­разных сфер общественной жизни. Социальное планирование раз­бито во всех странах мира, независимо от социальных систем. Оно ^охватывает самые широкие области, начиная от определенных про­цессов жизнедеятельности мирового сообщества, отдельных региот нов и стран и кончая социальным планированием жизни городов, сел, отдельных предприятий и коллективов.

Социология, несмотря на личные установки ученых-социоло­гов, выполняла и продолжает выполнять идеологическую функцию. Результаты исследований могут использоваться в интересах каких-либо социальных групп для достижения ими определенных социаль­ных целей. Социоло- гическое знание зачастую служит средством манипулирования поведением людей, формирования определенных стереотипов поведения, создания системы ценностных и социаль­ных предпочтений и т. д. Но социология может служить и улучше­нию взаимопонимания между людьми, формированию у них чувства близости, что в конце концов способствует совершенствованию об­щественных отношений. В этом случае говорят о гуманистической функции социологии.

тема 2

становление и основные этапы исторического развития социологии

I/ О. Конт — родоначальник социологии. Учение о трех стадиях развития общества. Солидарность и согласие. Социальная статика и динамика 2/ Социальные условия и теоретические предпосылки возникновения социологии З/ Классический тип научности социологии. Учение о методе Э. Дюркгейма

4/ Нетрадиционный тип научности. «Понимающая социология» Г. Зиммеля и М. Вебера

5/ Основные принципы, материалистического учения об обществе К. Маркса и Ф. Энгельса

б/ Основные этапы и направления развития социологии в США 7/ Развитие социологической мысли в России

О. Конт — родоначальник социологии. Учение о трех стадиях развития общества. Солидарность и согласие. Социальная статика и динамика .

Расширить и углубить представление о социологии как науке помогает изучение истории ее становления и развития. Естественно возникает вопрос: когда и при каких условиях она возникает, что послужило побу­дительным толчком для формирования новой науки об обществе? Ответ на этот вопрос не совсем простой, поскольку определенные представле­ния об обществе развивались в течение многих столетий. Развитие уче­ния об общественной жизни мы находим уже в античной философии IV века до нашей эры в работах Платана «Законы», «О государстве», в «Политики» Аристотеля и др. Еще активнее эта проблематика раз­рабатывается в Новое время в работах Макиавелли, Руссо, Гоббса и др. Можно ли считать, что тогда уже существовала социология как само­стоятельная наука? Вероятно, нет. Здесь более уместно говорить о соци­альной философии как предшественнице социологии.

Для ответа на вопрос о времени появления социологии мы должны опираться на критерии, выдвигаемые науковедением. А оно утверждает, что для решения этого вопроса, прежде всего, необхо­димо иметь в виду,- с какого времени социология в качестве отдель-нои<спецйальной науки начала признаваться научным сообществом. Иуория свидетельствует, что это произошло в 40-х годах XIX в. по­

сле опубликования О. Контом третьего тома его важнейшей работы «Курс позитивной философии» в 1839 году, где он впервые исполь­зовал термин «социология» и выдвинул задачу изучения общества на научной основе. Именно эта претензия – поставить учение об об­ществе на научную основу — и явились тем отправным фактом, кото­рый привел к формированию и развитию социологии.

Как же конкретно обосновывает О. Конт необходимость и воз­можность появления этой новой науки? В системе О. Конта это обос­нование осуществляется на основе сформулированного им закона о трех последовательных стадиях интеллектуального развития че­ловека: теологической, метафизической и позитивной. На первой, теологической, стадии человек объясняет все явления на основе ре­лигиозных представлений, оперируя понятием сверхъестественно­го. На второй, метафизической, стадии он отказывается от апелля­ции к сверхъестественному и пытается все объяснить при помощи абстрактных сущностей, причин и других философских абстрак­ций. Задача второй стадии — критическая. Разрушая прежние представления, она подготавливает третью стадию — позитивную, или научную. На этой стадии человек перестает оперировать абст­рактными сущностями, отказывается раскрывать причины явле­ний и ограничивается наблюдением за явлениями и фиксированием постоянных связей, которые могут устанавливаться между ними.

Переход от одной стадии к другой в разных науках совершает­ся последовательно, но не одновременно. И здесь действует один принцип — от простого к сложному, от высшего к низшему. Чем про­ще объект изучения, тем быстрее там устанавливается позитивное знание. Поэтому позитивное знание сначала распространяется в ма­тематике, физике, астрономии, химии, затем в биологии. Социология же — это вершина позитивного знания. Она опирается в своих иссле­дованиях на «позитивный метод». Последний означает опору теоре­тического анализа на совокупность эмпирических данных, собран­ных в наблюдении, экспериментах и сравнительном исследовании, данных — надежных, проверенных, не вызывающих сомнения.

Другой важный вывод, приведший О. Конта к необходимости формирования науки об обществе, связан с открытием им закона раз­деления и кооперации труда. Эти факторы имеют огромное позитив­ное значение в истории общества. Благодаря им появляются социаль­ные и профессиональные группы, растет разнообразие в обществе и повышается материальное благосостояние людей. Но эти же факто­ры ведут к разрушению фундамента общества, поскольку они наце­лены на концентрацию богатства и эксплуатацию людей, на однобо­кую профессионализацию, уродующую личность. Социальные чув­ства объединяют только лиц одинаковой профессии, заставляя враждебно относиться к другим. Возникают корпорации и внутри­корпоративная эгоистическая мораль, которые при известном попус­тительстве способны разрушить основу общества — чувство соли­дарности и согласия между людьми. Способствовать установлению солидарности и согласия и призвана, по мнению О. Конта, социология.

Становление и основные этапы исторического развития социологии    19

О. Конт, в соответствии со своими представлениями о разви­тии, делит социологию на две части: социальную статику и социаль­ную динамику. Социальная статика изучает условия и законы функционирования общественной системы. В этом разделе контов-ской социологии рассматриваются основные общественные инсти­туты: семья, государство, религия с точки зрения их общественных функций, их роли в установлении согласия и солидарности. В соци­альной динамике О. Конт развивает теорию общественного прогрес­са, решающим фактором которого, по его мнению, выступает духов­ное, умственное развитие человечества.

Социальные условия и теоретические предпосылки возникновения социологии

Как было указано выше, социология возникает в конце 30-х — нача­ле 40-х годов XIX в. В социальной сфере это было время крайней не­стабильности. Восстание лионских ткачей во Франции, силезских ткачей в Германии (1844 г.), чартистское движение в Англии, чуть позже революция 1848 г. во Франции свидетельствовали о нараста­нии кризиса общественных отношений. Во времена решительных и быстрьхх перемен у людей возникает потребность в обобщающей тео­рии, способной прогнозировать, куда движется человечество, на ка­кие ориентиры можно опереться, обрести свое место и свою роль в этом процессе. Как известно, К. Маркс и Ф. Энгельс начинали свою те­оретическую и практическую деятельность в то же время и при тех же обстоятельствах. Они, следуя рационалистической традиции, сформулированной в немецкой классической философии, и опираясь на свой опыт участия в революционном движении, предложили ре­шить эту проблему на основе концепции научного социализма, cep^ цевиной которой является теория социалистической революци] О. Конт и другие «отцы-основатели социологии» — Г. Спенсер, Э. Дюр1 гейм, М. Вебер — предложили реформистский путь развития общ< ства. Основоположники социологии были сторонниками стабильно) порядка. В условиях революционного подъема они думали не над те как разжечь пожар гражданской войны, а наоборот, как преодоле кризис в Европе, установить согласие и солидарность между разли ными социальными группами. Социология как раз и рассматривала< ими в качестве инструмента познания общества и выработки рею мендаций по его реформированию. Методической же основой рефо^ мизма, с их точки зрения, является «позитивный метод».

Этими различными идеологическими установками было пр диктовано и различие в истолковании тех научных открытий, которб были сделаны в 30-х —40-х годах XIX в. В этот период на первый п развития науки выходят химия и биология. Наиболее значительнь открытиями того времени, как вы помните, являются открытие кле немецкими учеными Шлейденом и Шванном (1838—1839), на ocuoJi которого была создана клеточная теория строения живого вещества,

Эта работа помогла науке об обществе перейти от умозрительного выведения эмпирически не пооверенных законов истории к эмпирическому выведению статис­тически рассчитанных закономерностей с применением сложных

математических процедур.

Классический тип научности социологии.

Учение о методе Э. Дюркгейма Как отмечалось выше, социология вычленилась в качестве самосто­ятельной отрасли знания вследствие своей претензии на научное ис­следование общества. Однако в истории социологии никогда не су­ществовало согласия в том, каков критерий научности. Один из крупнейших историков социологии Ю. Н. Давыдов считает необхо­димым говорить о последовательном возникновении в рамках социо­логии, по крайней мере, трех типов научности: классического, не­классического и промежуточного, эклектического.

Классический тип научности, по его мнению, был представ­лен такими видными социологами, как О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюрк-гейм. Основные принципы классической методологии сводятся к следующим: 1) Социальные явления подчиняются законам, общим для всей действительности. Нет никаких специфических социаль­ных законов. 2) Поэтому социология должна строиться по образу естественных «позитивных» наук. 3) Методы социального исследо­вания должны быть такими же точными, строгими_Все социальные даления должны быть описаны количественно. 4) Важнейшим кри­терием научности является объективность содержания знания. Это значит, что социологическое знание не должно содержать в се­бе субъективные впечатления и умозрительные рассуждения, но описывать социальную действительность, независимо от нашего к ней отношения. Этот принцип нашел свое выражение в требовании «социология как наука должна быть свободна от ценностных суж­дений и идеологий».                                   ..

Наиболее четко принципы классического типа научности были

сформулированы в работе французского социолога Э. Дюркгейма «Правила социологического метода» (1895 г.). Дюркгеймовская соци­ология основывается на теории социального факта. В данной работе Э Дюркгейм излагает основные требования к социальным фактам, которые позволили бы существовать социологии в качестве науки.

Первое правило состоит в том, чтобы «рассматривать соци­альные факты как вещи». Это означает, что: а) социальные факты внешни для индивидов; б) социальные факты могут быть объектами в том смысле, что они материальны, строго наблюдаемы и безличны, в) устанавливаемые между двумя или множеством социальных фак­тов отношения причинности помогают формулировать постоянные законы функционирования общества.

22

ваться от всех врожденных идей». Это означает, что: а) социология преж­де всего должна порвать свои связи со всякими идеологиями и личност­ными пристрастиями; б) она также должна освободиться от всех предрас­судков, которыми обладают индивиды в отношении социальных фактов.

Третье правило состоит в признании примата (первенства, приоритета) целого над составляющими ее частями. Это означает признание того, что: а) источник социальных фактов находится в об­ществе, а не в мышлении и поведении индивидов; б) общество есть автономная система, управляемая своими собственными законами, не сводимыми к сознанию или действию каждого индивида.

Итак, социология, по мнению Э. Дюркгейма, основывается на познании социальных фактов. Социальный факт специфичен. Он по­рожден объединенными действиями индивидов, но качественно от­личается по своей природе от того, что происходит на уровне индиви­дуальных сознании потому, что у него другое основание, другой суб­страт — коллективное сознание. Для того, чтобы возник социальный факт, указывает Дюркгейм, необходимо, чтобы, по крайней мере, не­сколько индивидов объединили свои действия и чтобы эта комбина­ция породила какой-то новый результат. А поскольку этот синтез происходит вне сознания действующих индивидов (так как он обра­зуется ив взаимодействия множества сознании), то он неизменно имеет следствием закрепление, установление вне индивидуальных сознании каких-либо образцов поведения, способов действий, цен­ностей и т. д., которые существуют объективно. Признание объек­тивной реальности социальных фактов является центральным пунктом социологического метода, по Дюркгейму.

Нетрадиционный тип научности. «Понимающая социология» Г. Зиммеля и М. Вебера

Неклассический тип научности социологии разработан немецкими мыслителями Г. Зиммелем (1858—1918) и М. Вебером (1864—1920). В ос­нове этой методологии лежит представление о принципиальной проти­воположности законов природы и общества и, следовательно, призна­ние необходимости существования двух типов научного знания: наук о природе (естествознания) и наук о культуре (гуманитарного знания). Социология же, по их мнению, это пограничная наука, и поэтому она должна заимствовать у естествознания и гуманитарных наук все луч­шее. У естествознания социология заимствует приверженность к точ­ным фактам и причинно-следственное объяснение действительности, у гуманитарных наук — метод понимания и отнесения к ценностям.

Такая трактовка взаимодействия социологии и других наук вытекает из их понимания предмета социологии. Г. Зиммель и М. Ве-бер отвергали в качестве предмета социологического знания такие понятия, как «общество», «народ», «человечество», «коллективное» и т. д. Они считали, что предметом исследования социолога может

Становление и основные этапы исторического развития социологии

23

быть только индивид, поскольку именно он обладает сознанием, мо­тивацией своих действий и рациональным поведением. Г. Зиммель и М. Вебер подчеркивали важность понимания социологом субъектив­ного смысла, который вкладывается в действие самим действующим индивидом. По их мнению, наблюдая цепочку реальных действий людей, социолог должен сконструировать их объяснение на основе понимания внутренних мотивов этих действий. И здесь ему поможет знание того, что в сходных ситуациях большинство людей поступает одинаковым образом, руководствуется аналогичными мотивами. Ис­ходя из своего представления о предмете социологии и ее месте сре­ди других наук Г. Зиммель и М. Вебер формулируют ряд методологи­ческих принципов, на которые, по их мнению, опирается социологи­ческое знание:

1) Требование устранения из научного мировоззрения пред­ставления об объективности содержания наших знаний. Условием превращения социального знания в действительную науку является то, что оно не должно выдавать свои понятия и схемы за отражения или выражения самой действительности и ее законов. Социальная наука обязана исходить из признания принципиального различия между социальной теорией и действительностью.

2) Поэтому социология не должна претендовать на что-то большее, чем выяснение причин тех или иных свершившихся собы­тий, воздерживаясь от так называемых «научных прогнозов».

Строгое следование этим двум правилам может создать впе­чатление, что социологическая теория не имеет объективного, обще­значимого смысла, а является плодом субъективного произвола. Чтобы снять это впечатление, Г. Зиммель и М. Вебер утверждают:

3) Социологические теории и понятия не являются результатом интеллектуального произвола, ибо сама интеллектуальная деятель­ность подчиняется вполне определенным социальным приемам и, преж­де всего, правилам формальной логики и общечеловеческим ценностям.

4) Социолог должен знать, что в основе механизма его интеллекту­альной деятельности лежит отнесение всего многообразия эмпиричес­ких данных к этим общечеловеческим ценностям, которые задают общее направление всему человеческому мышлению. «Отнесение к ценностям кладет предел индивидуальному произволу», — писал М. Вебер.

М. Вебер различает понятия «ценностные суждения» и «отне­сение к ценностям». Ценностное суждение всегда личностно и субъ­ективно. Это какое-либо утверждение, которое связано с нравствен­ной, политической или какой-либо другой оценкой. Например, выска­зывание: «Вера в бога — это непреходящее качествочеловеческого существования». Отнесение к ценности — это процедура и отбора, и организации эмпирического материала. В приведенном выше приме­ре эта процедура может означать сбор фактов для изучения взаимо­действия религии и разных сфер общественной и личной жизни чело­века, отбор и классификацию этих фактов, их обобщение и другие процедуры. В чем необходимость этого принципа отнесения к ценнос­тям? А в том, что ученый-социолог в познании сталкивается с огром-

24

ным многообразием фактов, и для отбора и анализа этих фактов он должен исходить из какой-то установки, которая и формулируется им как ценность.

Но возникает вопрос: откуда же берутся эти ценностные пред­почтения? М. Вебер отвечает так:

5) Изменение ценностных предпочтений социолога определя­ется «интересом эпохи», то есть социально-историческими обстоя­тельствами, в которых он действует.

Каковы же инструменты познания, через которые реализу­ются основные принципы «понимающей социологии»? У Г. Зиммеля таким инструментом служит, фиксирующая в социальном явлении самые устойчивые, универсальные черты, а не эмпирическое мно­гообразие социальных фактов. Г. Зиммель считал, что над миром конкретного бытия возвышается мир идеальных ценностей. Этот мир ценностей существует по своим собственным законам, отлич­ным от законов материального мира. Целью социологии является изучение ценностей самих по себе, как чистых форм. Социология должна стремиться изолировать желания, переживания и мотивы, как психологические аспекты, от их объективного содержания, вы­членить сферу ценностную как область идеального и на основе это­го построить в виде взаимоотношения чистых форм некую геомет­рию социального мира. Таким образом, в учении Г. Зиммеля чистая форма — это отношение между индивидами, рассматриваемыми отдельно от тех объектов, которые выступают объектами их жела­ний, стремлений и других психологических актов. Формально-гео­метрический метод Г. Зиммеля позволяет выделить общество вооб­ще, институты вообще и построить такую систему, в которой соци­ологическое знание освобождалось бы от субъективного произвола и морализаторских оценочных суждений.

Главным инструментом познания у М. Вебера выступают «идеальные типы». «Идеальные типы», по Веберу, не имеют эмпи­рических прообразов в самой реальности и не отражают ее, а пред­ставляют собой мыслительные логические конструкции, создавае­мые исследователем. Эти конструкции формируются с помощью выделения отдельных черт реальности, считающихся исследовате­лем наиболее типическими. «Идеальный тип,— писал Вебер,— это «картина однородного мышления, существующая в воображении ученых и предназначенная для рассмотрения очевидных, наиболее «типичных социальных фактов». Идеальные типы — это предель­ные понятия, используемые в познании в качестве масштаба для соотнесения и сравнения с ними социальной исторической реально­сти. По Веберу, все социальные факты объясняются социальными типами. Вебер предложил типологию социальных действий, типов государства и рациональности. Он оперирует такими идеальными типами, как «капитализм», «бюрократизм», «религия» и т. д.

Какую же основную задачу решают идеальные типы? М. Вебер считает, что главная цель социологии — сделать максимально понятным то, что не было таковым в самой реальности, выявить смысл того, что бы-

Становление и основные этапы исторического развития социологии    25

тема 3

^-^   тема д

Общество как целостная система

I/ Понятия общества и системы, социальных связей, социального взаимодействия, социальных отношений. Системный анализ общественной жизни

2/ Общество с позиций социального детерминизма и функционализма З/ Концепция общества в индивидуализме. Индивидуалистические теории социального взаимодействия

Понятия общества и системы, социальных связей, социального взаимодействия, социальных отношений. Системный анализ общественной жизни

На протяжении всей истории социологии одной из важнейших ее проблем была проблема: что представляет собой общество? Социо­логия всех времен и народов пыталась ответить на вопросы: как воз­можно существование общества? Каковы механизмы социальной интеграции, обеспечивающие социальный порядок, вопреки огром­ному многообразию интересов индивидов и социальных групп? Рас­смотрение этой проблемы и является нашей задачей в этой теме.

Начнем с того, как социология трактует понятие «общество». Э. Дюркгейм рассматривал общество как надындивидуальную духов­ную реальность, основанную на коллективных представлениях. По М. Веберу, общество — это взаимодействие людей, являющееся продуктом социальных, то есть ориентированных на других людей, действий. Крупный американский социолог Т. Парсонс определял об­щество как систему отношений между людьми, связующим началом которой являются нормы и ценности. С точки зрения К. Маркса, общест­во — это исторически развивающаяся совокупность отношений между людьми, складывающихся в процессе их совместной деятельности.

Очевидно, что во всех этих определениях в той или иной степе­ни выражен подход к обществу как к целостной системе элементов, находящихся в состоянии тесной взаимосвязи. Такой подход к обще­ству называется системным. Основная задача системного подхода в исследовании общества состоит в объединении различных знаний по поводу общества в целостную систему, которая могла бы стать тео­рией общества.

Рассмотрим основные принципы системного подхода к обще­ству. Для этого необходимо определить основные понятия. Система — это определенным образом упорядоченное множество элементов,

взаимосвязаннь1х между собой и образующих некоторое целостное единство. Внутреннюю природу, содержательную сторону всякой целостной системы, материальную основу ее организации определя­ют состав, набор элементов.

Социальная система — это целостное образование, основным элементом которого являются люди, их связи, взаимодействия и отношения. Эти связи, взаимодействия и отношения носят устойчи­вый характер и воспроизводятся в историческом процессе, переходя из поколения в поколение.

Социальная связь — это набор фактов, обусловливающих сов­местную деятельность в конкретных общностях в конкретное время для достижения тех или иных целей. Социальные связи устанавлива­ются не по прихоти людей, а объективно. Установление этих связей диктуется социальными условиями, в которых живут и действуют индивиды. Сущность социальных связей проявляется в содержании и характере действий людей, составляющих данную социальную общность. Социологи выделяют связи взаимодействия, отношений, контроля, институциональные и т. д.

Социальное взаимодействие — это процесс, в котором люди действуют и испытывают воздействие друг на друга. Механизм со­циального взаимодействия включает индивидов, совершающих те или иные действия, изменения в социальной общности или обществе в целом, вызываемые этими действиями, влияние этих перемен на других индивидов, составляющих социальную общность, и, наконец, обратную реакцию индивидов. Взаимодействие приводит к станов­лению новых социальных отношений. Социальные отношения — это относительно устойчивые и самостоятельные связи между индиви­дами и социальными группами.

Итак, общество складывается из множества индивидов, их со­циальных связей, взаимодействий и отношений. Но можно ли рас­сматривать общество как простую сумму индивидов, их связей, вза­имодействий и отношений? Сторонники системного подхода к анали­зу общества отвечают: «Нет». С их точки зрения, общество — это не суммативная, а целостная система. Это означает, что на уровне об­щества индивидуальные действия, связи и отношения образуют но­вое, системное качество. Системное качество — это особое качест­венное состояние, которое нельзя рассматривать как простую сумму элементов. Общественные взаимодействия и отношения носят на­дындивидуальный, надличностный характер, то есть общество — это некоторая самостоятельная субстанция, которая по отношению к индивидам первична. Каждый индивид, рождаясь, застает опреде­ленную структуру связей и отношений и в процессе социализации включается в нее. За счет чего же достигается эта целостность, то есть системное качество?

Целостной системе присуще множество связей, взаимодействий и отношений. Наиболее характерными являются коррелятивные связи, взаимодействия и отношения, включающие в себя координацию и суб­ординацию элементов. Координация — это определенная согласован-

Общество как целостная система

39

ность элементов, тот особый характер их взаимной зависимости, кото­рый обеспечивает сохранение целостной системы. Субординация — это подчиненность и соподчиненность, указывающая на особое специфиче­ское место, неодинаковое значение элементов в целостной системе.

Итак, в результате общество становится целостной системой с качествами, которых нет ни у одного из включенных в него элемен­тов в отдельности. Вследствие своих интегральных качеств социаль­ная система приобретает определенную самостоятельность по отно­шению к составляющим ее элементам, относительно самостоятель­ный способ своего развития.

Общество с позиций социального детерминизма и функционализма

Системный подход к обществу дополняется в социологии детерми­нистским и функционалистским. Детерминистский подход ярче все­го выражен в марксизме. С точки зрения этого учения, общество как целостная система состоит из следующих подсистем: экономической, социальной, политической и идеологической, каждую из которых, в свою очередь, можно рассматривать как систему. Чтобы отличить эти подсистемы от собственно социальной, их называют социетальными. Во взаимоотношении между этими системами главенствующую роль играют причинно-следственные связи. Это означает, что каждая из этих систем существует не сама по себе, а, согласно марксизму, нахо­дится в причинно-следственной зависимости от других систем. Все эти системы представляют собой иерархичную структуру, то есть на­ходятся в соотношении субординации, подчиненности в том порядке, как они перечислены. В марксизме четко указывается на зависит мость и обусловленность всех систем от особенностей экономической системы, в основе которой лежит материальное производство, бази­рующееся на определенном характере отношений собственности.

Однако марксизм — противник упрощенной трактовки соци­ального детерминизма. Он не стремится свести все богатство общест­венных отношений к экономической обусловленности. С точки зре­ния марксизма, экономическая система является лишь главной при­чиной, она лишь «в конечном счете» определяет развитие других систем общественной жизни. В марксизме подчеркивается обратная связь всех социентальных систем. Каждая последующая система оказывает обратное воздействие на предыдущие. Взаимное воздей­ствие непосредственно связанных между собой социентальных сис­тем носит диалектический характер. В результате такого подхода общество рассматривается в марксизме как живой, находящийся в постоянном движении и развитии организм, в изучении которого ве­дущую роль играет анализ производственных отношений.

Детерминистский подход дополняется в социологии функци­ональным. Марксизм также является сторонником функциональ­ного подхода. В марксизме принято различать суммативные, орга-

40

нические и целостные системы. Общество как система складывает­ся при переходе от органической к целостной системе. Развитие ор-ганичэской системы состоит в саморасчленении, дифференциации, которую можно охарактеризовать, как процесс формирования но­вых функций или соответствующих элементов системы. В общест­венной системе формирование новых функций происходит на осно­ве разделения труда. Движущей силой этого процесса являются об­щественные потребности. Производство средств, необходимых для удовлетворения потребностей, и непрерывное порождение новых потребностей К. Маркс и Ф. Энгельс называли первой предпосылкой человеческого существования. Итак, на основе этого развития по­требностей и способов их удовлетворения общество порождает из­вестные функции, без которых оно не может обойтись. Предназна­ченные для выполнения этих функций люди образуют новую от­расль разделения труда. Тем самым эти люди приобретают особые интересы, в том числе и по отношению к тем, кто «уполномочил» их на этот вид деятельности, т. е. они становятся относительно самосто­ятельными по отношению к ним. Так, по мнению марксистов, над сферой материального производства надстраиваются социальная, политическая и духовная сферы, выполняющие свои специфичес­кие функции.

Однако, как отмечалось выше, для марксизма более характе­рен детерминистский подход к объяснению общественной жизни. Идеи функционализма в большей мере присущи англо-американ­ской социологии. Основные положения функционализма были сфор­мулированы английским социологом Г. Спенсером (1820 – 1903) в его трехтомном труде «Основание социологии» и развиты английским этнографом А. Рэдклифф-Брауном и американскими социологами Р. Мертоном, Т. Парсонсом.

Рассмотрим же вкратце, в чем состоят основные принципы функционального подхода по Г. Спенсеру:

1) Так же, как сторонники системного подхода, функционали­сты рассматривали общество как целостный, единый организм, со­стоящий из множества частей: экономической, политической, воен­ной, религиозной и т. д.

2) Но при этом подчеркивали, что каждая часть может сущест­вовать только в рамках целостности, где она выполняет конкретные, строго определенные функции.

3) Функции частей всегда означают удовлетворение какой-либо общественной потребности. Все же вместе они направлены на ‘тоддержание устойчивости общества и воспроизводство человечес­кого рода.

4) Поскольку каждая из частей общества выполняет только ей присущую функцию, то в случае нарушения деятельности этой час­ти, чем больше функции отличаются друг от друга, тем труднее дру­гим частям восполнить нарушенные функции.

5) Спенсер придавал большое значение социальному контро­лю. Социальная система, по его мнению, сохраняет стабильность,

Общество как целостная система    41

2) Группы увеличивают коллективные выгоды, ограничивая индивидов и добиваясь «справедливых» отношений.

3) Индивиды, обнаруживающие свое участие в «несправедли­вых» отношениях, испытывают психологический дискомфорт.

4) Чем сильнее воспринимается «несправедливость», тем сильнее дискомфорт и интенсивнее попытки восстановить «справед­ливые» отношения.

Таким образом, центральное место в этой теории занимает ка­тегория «справедливое отношение», определяемая как пропорцио­нальность вкладов и результатов участников взаимодействия. До­стижение социальной справедливости преподносится сторонника­ми этой теории как главный стимул действия индивидов и групп. Другой теорией, базирующейся на методологии индивидуализма, является символический интеракционизм (от англ. interaction — взаимодействие). Наиболее видные представители символического интеракционизма — Джордж Мид и Герберт Блумер. Дж. Мид утверждал, что поведение индивида — это реакция на поведение другого индивида. Человеческие существа живут в мире значимых объектов. Значения возникают только в процессе социального взаи­модействия. Различные социальные групп»! вырабатывают различ­ные миры, и эти миры меняются, когда составляющие их объекты меняют свое значение.

Согласно символическому интеракционизму, взаимодействие между индивидами представляет собой непрерывный диалог, в про­цессе которого люди прослеживают, интерпретируют намерения . друг друга и реагируют на них. Интерпретация стимулов заключа­ется в установлении связи, стимула с символом и выборе ответной реакции на основе осмысления этого символа. Установление соци­альной связи, коммуникация становятся возможными благодаря то­му, что люди придают одно и то же значение данному символу. По Дж. Миду, социальное «Я» включает в себя два момента: собственно «Я» и «Мы». Собственно «Я» — это индивидуальное сознание. «Мы» — это индивидуальное сознание в глазах других, или, иначе говоря, задача, поставленная через «Я» другим «Я». «Я» —это всегда диалог «Я» и «Мы». «Я» оценивает свои действия через внутреннее освоение «Мы». Таким образом, общество оказывается как бы внутри «Я». Со­циальное «Я» утверждается в совокупности процессов межиндиви­дуального взаимодействия. Богатство и своеобразие заложенных в той или иной личности реакций, способов деятельности, символиче­ских содержаний зависит от разнообразия и широты систем взаимо­действия, в которых она участвует.

Таким образом, в объяснении вопроса, что собой представляет общество, каковы механизмы его образования и функционирования, социология располагает рядом методологических подходов, которые нередко согласуются друг с другом, но могут вступать и в противоре­чие. Однако все концепции общества придают важнейшее значение в формировании его как целостной системы роли культуры. В чем же конкретно состоит эта роль, предстоит рассмотреть в следующей теме

тема 4

К   тема t

улътура в общественной системе

I/ Культура как объект социального -дознания 2/ Основные элементы, культуры. Понятие и виды субкультур З/ Взаимодействие культуры и экономики. Социальные функции культуры

Культура как объект социального познания

Термин «культура » латинского происхождения и первоначально оз­начал возделывание почвы, ее обрабатывание. Первоначально под культурой понимались все изменения в природном объекте, проис­ходящие под воздействием человека, в отличие от тех изменений, которые вызваны естественными причинами. В дальнейшем слово «культура» получило обобщенное значение и им стали называть все созданное человеком. При таком подходе культура предстает как со­творенная человеком «вторая природа», надстроенная над первой, естественной природой, как весь созданный человеком мир. Культу­ра включает в себя результаты материального и духовного произ­водства. Это общефилософский подход к культуре.

В социологии под культурой в широком смысле этого слова пони­мают специфическую, генетически не наследуемую совокупность средств, способов, форм, образцов и ориентиров взаимодействия лю­дей со средой существования, которые они вырабатывают в совмест­ной жизни для поддержания определенных структур деятельности и общения. В узком смысле культура трактуется в социологии как систе­ма коллективно разделяемых ценностей, убеждений, образцов и норм поведения, присущих определенной группе людей. Можно сказать, что «культура — это коллективное программирование человеческого разу­ма, которое отличает членов данной группы людей от другой».

Культура формируется как важный механизм человеческого взаимодействия, помогающий людям жить в своей среде, сохранять единство и целостность сообщества при взаимодействии с другими сообществами.

Культура рассматривается в социологии как сложное динамич­ное образование, имеющее социальную природу и выражающееся в социальных отношениях, направленных на создание, усвоение, со­хранение и распространение предметов, идей, ценностных представ­лений, обеспечивающих взаимопонимание людей в различных соци­альных ситуациях. Объектом социологического исследования явля­ются конкретное распределение существующих в данном обществе форм и способов освоения, создания и передачи объектов культуры,

45

устойчивые и изменчивые процессы в культурной жизни, а также обусловливающие их социальные факторы и механизмы. В этом кон­тексте социология изучает широко распространенные, устойчивые и повторяющиеся во времени многообразные формы отношений членов социальных общностей, групп и общества в целом с природным и соци­альным окружением, динамику развития культуры, которая позво­ляет определить уровень развития культуры сообществ и, следова­тельно, говорить об их культурном прогрессе или регрессе.

Каждое конкретное сообщество (цивилизация, государство, народность и т. д.) создает на протяжении многих веков свою собст­венную гигантскую суперкультуру, которая сопровождает индиви­да на протяжении всей его жизни и передается из поколения в поко­ление. В результате в историческом процессе возникает множество культур. Перед социологами встает проблема определить, сущест­вует ли что-то общее в человеческой культуре или, выражаясь науч­ным языком, существуют ли культурные универсалии. Американ­ский социолог и этнограф Джордж Мердок выделил более 60 куль­турных универсалий, свойственных всем обществам: язык, религию, символы, изготовление орудий труда, сексуальные ограничения, обычай дарить подарки, спорт, нательные украшения и т. д. Эти уни­версалии существуют потому, что они удовлетворяют наиболее важные биологические, психологические и социальные потребности.

Важной проблемой социологии является оценка людьми другой культуры. Зачастую люди склонны оценивать другие культуры через призму своей собственной. Такая позиция называется этноцентриз-мом. Этноцентризм – весьма широко распространенное явление. Яр­ким проявлением этноцентризма является всякого рода миссионер­ская деятельность, начиная от попыток насадить свои верования, свою религию покоренным народам в период колонизации и кончая совре­менными устремлениями навязать «американский образ жизни» в Европе, или «советский образ жизни» в других странах мира.

Этноцентризму противостоит культурный релятивизм, про­возглашающий абсолютную самобытность любой культуры. В соот­ветствии с этой установкой, любая культура может быть понята только в ее собственном контексте и только тогда, когда она рассмат­ривается в ее целостности. Вывод о том, что ни одна ценность, ни один обычай не могут быть поняты полностью, если их рассматривать в отрыве от целого, бесспорно, правилен. Но представляется неверным делать акцент только на самобытности культуры, не увязывая дан­ную культуру с другими, не рассматривая культурный процесс как общечеловеческий процесс, развитие мировой цивилизации в целом.

Здесь перечислены только некоторые важные проблемы соци­ологии культуры. Строго говоря, проблемы культуры являются од­ними из важнейших в социологическом исследовании, и мы их будем постоянно касаться. Сейчас следует отметить, что основное внима­ние в социологии уделяется исследованию культуры как символиче­ской, ценностной и нормативной системы, направляющей и регули­рующей деятельность людей.

46

Основные элементы культуры. Понятие и виды субкультур

Культура в широком смысле слова включает в себя все достижения человечества, в том числе и материальные: орудия труда, здания, сооружения и т. д. Социологию интересуют эти элементы в том слу­чае, если она изучает различные аспекты взаимодействия человека с окружающей средой, то есть социологические аспекты экологичес­кой проблемы. Но все же главное внимание в социологии отводится функционированию различных элементов в духовной культуре. Ка­ковы же эти элементы?

  1. Первым, и наиболее важным, элементом является познава­тельный, знаково-символический элемент, т. е. знания, сформули­рованные в определенных понятиях и представлениях и зафикси­рованные в языке. Язык— это объективная форма аккумуляции, хранения и передачи человеческого опыта. Рассмотрим кратко, что представляет собой язык как важнейший элемент культуры. Язык — это система знаков и символов, наделенных определенным зна­чением. Знаки и символы выступают в процессе общения в качест­ве представителей (заместителей) других предметов и использу­ются .для получения, хранения, преобразования и передачи инфор­мации о них. Знаки и символы всегда имеют определенное значение. Люди усваивают это значение знаков и символов в про­цессе’ воспитания и образования. Именно это позволяет им пони­мать смысл сказанного и написанного.
  2. Вторым, не менее важным, компонентом культуры является ценностно-познавательная система. Ценность — это свойство того или ишого общественного предмета, явления удовлетворять потреб­ности!, желания, интересы. Ценности формируются в результате осознания социальным субъектом своих потребностей в соотнесении их с предметами окружающего мира, т. е. в результате ценностного отношения, реализуемого в акте оценки. В систему ценностей соци­ального субъекта могут входить различные ценности:

1) смысложизненпые (представления о добре и зле, счастье, цели и1 смысле жизни);

:2) универсальные:

;а) витальные (жизнь, здоровье, личная безопасность, благосо-стоянже, семья, родственники, образование, квалификация, право-порядсок и т. д.);

(б) общественного признания (трудолюбие, социальное поло­жение “и т.д.);

ш) межличностного общения (честность, бескорыстие, добро­желательность);

гг) демократические (свобода слова, совести, партий, нацио-нальньмй суверенитет и т. д.);

33) партикулярные:

аа) привязанность к малой родине, семье;

65) фетишизмы (вера в Бога, стремление к абсолюту).

Культура в общественной системе    47

Ценностное отношение выступает необходимым компонен­том в формировании ценностной ориентации, деятельности и отно­шений, которые выражаются в ценностной установке. Ценностная установка является своеобразной предваряющей программой дея­тельности и общения, связанной с возможностью выбора вариантов деятельности и общения, и представляет собой социально-детерми­нированную предрасположенность социального субъекта к заранее определенному отношению к данному объекту, вещи, человеку, яв­лению, событию и т. д. Ценностные установки вырабатываются об­ществом в процессе общественно-исторической деятельности и пе­редаются индивидами и последующими поколениями в процессе со­циализации: обучения, воспитания и т. д.

Ценностные установки ориентируют человека в социальной действительности, направляют и стимулируют его деятельность. Осо­знание индивидами содержания ценностных установок образует мо­тив деятельности. Мотив — это фактор, ведущий к превращению ус­тановок в активную деятельность. Мотив позволяет социальному субъекту соотносить конкретные ситуации, в которых он действует, с системой ценностей, которыми он руководствуется в своем поведении.

Ближайший побудительный мотив человеческой деятельности, определяющий способ и характер последней, выступает в качестве це­ли. Цель деятельности, как идеальный прообраз будущего, формиру­ется на основе интересов социального субъекта. Она выражает осозна­ние, решимость переделать окружающий мир, приспособить его к сво­им потребностям. Поскольку полагание будущего есть предвосхищение субъектом результатов своей деятельности, которая протекает во вре­мени, постольку следует подходить дифференцированно к процессу целеполагания. На основе более или менее точного определения време-ни правомерно говорить о ближайших и дальнейших целях. В целом же по шкале социального времени цели могут быть рассмотрены как бли­жайшие, долгосрочные, перспективные, конечные и т. д. Конечная цель является самоцелью всей деятельности субъекта, насквозь пронизыва­ет эту деятельность и сводит все остальные цели к роли средств для соб­ственного достижения. В достижении конечной цели субъект видит смысл своей деятельности, а иногда — и всей жизни.

Для выделения из многообразия целей конечных употребля­ется понятие «идеал». Идеал принадлежит к формам опережающего отражения действительности. Сама возможность возникновения идеала содержится в целеполагающей способности человеческого сознания. Отдельный человек, социальная группа, общество в целом прежде, чем что-то создать, вырабатывают в своем сознании модель будущего объекта, определенную цель, достижению которой подчи­няют всю свою деятельность. С одной стороны, идеал можно рассма­тривать как отражение наиболее существенных и значимых сторон общественной практики определенных социальных групп, классов, отражение коренных тенденций, закономерностей и возможностей развития, а с другой — как главную оценочную категорию, опреде­ляющую сознательные стимулы, доминирующий мотив.

48

Ценностное отношение обретает своего рода самостоятельное су­ществование в виде социальной нормы. В определенном смысле социаль­ную норму следует рассматривать как следствие устойчивой, повторяю­щейся оценки. Нормы являются тем средством, определенной ступенью, которая сближает ценностно-значимое, необходимое, должное с жизнью, с практикой. Социальные нормы — это исторически обусловленные об­щественным бытием требования к деятельности и отношениям индиви­дов, социальных групп, классов и общественных институтов, выражаю­щее общественную необходимость организации деятельности и отноше­ний в соответствии с объективными условиями. В них в большей мере, чем в ценностях, присутствует приказной момент, требование поступать оп­ределенным образом. Одна из важных особенностей воздействия соци­альных норм на деятельность и общественные отношения состоит в том, что их исполнение и предписание обеспечиваются различными формами принуждения, начиная от общественного и кончая государственным.

3) Синтетической формой культуры являются образцы поведе­ния: обряды, обычаи, традиции. Обряд — это совокупность символиче­ских стереотипных коллективных действий, воплощающих в себе те или иные социальные идеи, представления, нормы и ценности и вызы­вающих определенные коллективные чувства. Сила обряда в его эмо­ционально-психологическом воздействии на людей. В обряде происхо­дит не только рациональное усвоение тех или иных норм, ценностей и идеалов, но и сопереживание их участниками обрядового действия.

Обычай — воспринятая из прошлого форма социальной регу­ляции деятельности и отношений людей, которая воспроизводится в определенном обществе или социальной группе и является причи­ной для его членов. Обычай состоит в неуклонном следовании вос­принятым из прошлого предписаниям. В роли обычая могут высту­пать различные обряды, праздники, производственные навыки и т. д. Обычай — неписаные правила поведения.

Традиции — элементы социального и культурного наследия, передающиеся из поколения в поколение и сохраняющиеся в опре­деленном сообществе, социальной группе в течение длительного времени. Традиции функционируют во всех социальных системах и являются необходимым условием их жизнедеятельности. Прене­брежительное отношение к традиции приводит к нарушению преем­ственности в развитии общества и культуры,к утрате ценных дости­жений человечества. Слепое же преклонение перед традицией по­рождает консерватизм и застой в общественной жизни.

Мы рассмотрели общую характеристику культуры и ее основ­ные элементы, безотносительно к тому, как они функционируют в раз­личных государственно-национальных образованиях, социальных группах и т. д. Можно сказать, что эти характеристики относятся к культуре как таковой, к общечеловеческой культуре. Однако культура функционирует в общественных взаимосвязях на различных уровнях в определенных конкретных формах. Для отражения этой конкретной формы бытия культуры в социологии используется понятие субкуль­туры. Субкультура — это набор символов, убеждений, ценностей,

Культура в общественной системе    49

норм, образцов поведения, отличающих то или иное сообщество или какую-либо социальную группу. Каждое сообщество создает свою суб культуру. Субкультура не отрицает общечеловеческой культуры, но г. то же время она имеет свои специфические отличия. Эти отличия свя­заны с особенностями жизнедеятельности тех или иных сообществ.

Можно выделить национальные, конфессиональные, професси­ональные субкультуры организаций, социальных групп и т. д. Термин «национальная культура» применяется для определения символов, верований, ценностей, норм и образцов поведения, которые характе­ризуют человеческое сообщество в той или иной стране, государстве. В государстве, однородном в лингвистическом и этническом отноше нии, может быть одна национальная культура. Однако в большинстве стран земного шара имеется несколько различных национальных культур. Как правило, в этих странах можно выделить субкультуру большинства наций и субкультуры национальных меньшинств. При­мером такого соотношения культур является Российская Федерации

Для социологии важно определить, смешиваются ли эти суб­культуры, сосуществуют и терпимо относятся друг к другу или же имеют место культурные конфликты. Часто культурные меньшин­ства прилагают особые усилия, чтобы сохранить свою самобытность, защитить свои ценности и выжить в среде, где преобладают культу­ры большинства населения, которые воздействуют на все остальные культуры и даже подавляют их. От правильной культурной полити­ки зависят состояние экономики, социально-политический климат и

все благосостояние данного государства.

Другой важнейшей формой является конфессиональная суб­культура. Конфессиональная культура складывается на основе общности вероисповедания, принадлежности к той или иной церкви На базе этой общности формируется общность символов, ценностей, идеалов и образцов поведения. Например, можно говорить о христи­анской, мусульманской, буддийской культурах в целом. Отдельные ветви, направления в мировых религиях создают свои субкультуры:

например, православную, католическую, протестантскую. В свою очередь, в этих субкультурах возможны свои субкультуры.

Профессиональная субкультура образуется на основе общих символов, ценностей, норм и образцов поведения, разделяемых той или иной профессиональной группой. Она тесно связана с содержани­ем работы и ролью, которую в обществе играют ее представители. На нее оказывают влияние профессиональное образование и подготовка.

Взаимодействие культуры, и экономики. Социальные функции культуры

Для понимания места и роли культуры в жизни общества большое значение имеет уяснение взаимодействия культуры с различными сферами общественной жизни и, прежде всего, взаимодействие культуры и экономики. В понимании этого взаимоотношения выде-

50

ляются две противоположные позиции. Первую позицию наиболее ярко представляет марксизм. Как отмечалось ранее, с точки зрения марксизма, определяющую роль в жизни общества играет матери­альное производство. Знаменитый тезис К. Маркса, выражающий сущность материалистического понимания истории, гласит: люди, прежде чем заниматься наукой, политикой, философией, религи­ей и т. п., должны есть, пить, одеваться, иметь жилище и т. д., то есть они должны производить материальные блага. Культура вырас­тает из экономической деятельности человека, надстраивается над ней, обслуживает эту деятельность. Но марксизм не исключает об­ратного влияния культуры на экономику, а, наоборот, подчеркива­ет наличие обратной связи. Но все же при этом он настаивает на первенстве, определяющем влияние экономики.

Противоположную позицию занимают Э. Дюркгейм, М. Вебер и другие видные социологи. Они считают, что именно культура игра­ет определяющую роль в жизни общества, обеспечивает его целост­ность и развитие, оказывает существенное влияние на все сферы об­щественной жизни и, прежде всего, на экономику. Эта позиция про­ходит красной нитью через все труды немарксистской социологии. Обоснованию решающего влияния культурного фактора на эконо­мическое развитие посвящены многие работы М. Вебера и прежде всего его знаменитая книга «Протестантская этика и дух капи­тализма». В этой книге немецкий социолог попытался доказать, что определенная субкультура — реформаторское истолкование проте­стантизма — создали такие мотивации поведения, которые стиму­лировали представителей этой субкультуры к усиленному ведению своих дел на рыночных капиталистических началах и, тем самым, способствовали формированию капиталистических производствен­ных отношений. Вместе с тем, М. Вебер также не отвергает обратно­го влияния экономики на культуру.

Из всего вышеизложенного становится очевидно, что культу­ра играет важную роль в жизни общества, которая состоит прежде всего в том, что культура выступает средством аккумуляции, хране­ния и передачи человеческого опыта. Эта роль культуры реализует­ся через ряд функций.

1) Образовательно-воспитательная функция. Можно ска­зать, что именно культура делает человека человеком. Индивид ста­новится человеком, членом общества, личностью по мере социализа­ции, то есть освоения знаний, языка, символов, ценностей, норм, обы­чаев, традиций своего народа, своей социальной группы и всего человечества. Уровень культуры личности определяется ее социа-лизированностью — приобщением к культурному наследию, а так­же степенью развития индивидуальных способностей. Культура личности обычно ассоциируется с развитыми творческими способ­ностями, эрудицией, пониманием произведений искусства, свобод­ным владением родным и иностранными языками, аккуратностью, вежливостью, самообладанием, высокой нравственностью и т. д. Все это достигается в процессе воспитания и образования.

Культура в общественной системе    51

2) Интегративная и дезинтегративная функция культуры. На

эти функции особое внимание обращал в своих исследованиях Э. Дюркгейм. Согласно Э. Дюркгейму, освоение культуры создает у лю­дей — членов того или иного сообщества чувство общности, принад­лежности к одной нации, народу, религии, группе и т. д. Таким образом, культура сплачивает людей, интегрирует их, обеспечивает целост­ность сообщества. Но сплачивая одних на основе какой-либо субкуль­туры, она противопоставляет их другим, разъединяет более широкие сообщества и общности. Внутри этих более широких сообществ и общ-ностей могут возникать культурные конфликты. Таким образом, куль­тура может и нередко выполняет дезинтегрирующую функцию.

3) Регулирующая функция культуры. Она уже отмечалась ра­нее: в ходе процесса социализации ценности, идеалы, нормы и образ­цы поведения становятся частью самосознания личности. Они фор­мируют и регулируют ее поведение. Можно сказать, что культура в целом определяет те рамки, в которых может и должен действовать человек. Культура регулирует поведение человека в семье, школе, на производстве, в быту и т. д. потому, что она содержит систему предписаний и запретов. Нарушение этих предписаний и запретов приводит в действие определенные санкции, которые установлены сообществом и поддерживаются силой общественного мнения и раз­личных форм институционального принуждения.

тема 5

социальные изменения, Теория развития общества

I/ Концепция эволюционного и революционного развития общества 2/ Теория культурно-исторических типов З/ Глобализация социальных и культурных процессов в современном мире

Концепция эволюционного и революционного развития общества

Одной из важнейших проблем социологии является проблема соци­альных изменений, их механизмы и направленность. Понятие «соци­альные изменения» носят самый общий характер. Социальное изме­нение — это переход социальных систем, общностей, институтов и организаций из одного состояния в другое. Понятие «социальное из­менение» конкретизируется понятием развития. Развитие — это не­обратимое, направленное изменение материальных и идеальных объектов. Развитие предполагает переход от простого к сложному, от низшего к высшему и т. д. Социологи выделяют различные типы механизмов социальных изменений и развития: эволюционный и ре­волюционный, прогрессивный и регрессивный, имитационный и ин­новационный и т. д.

Эволюционный и революционный процессы зачастую рассмат­риваются как противоположные типы изменения материальных и идеальных объектов. Эволюционные процессы трактуются как посте­пенные, медленные, плавные, количественные преобразования объек­тов, революционные же—как относительно быстрые, коренные, каче­ственные изменения. Абсолютизация того или иного типа изменения социальных объектов породила два методологически различных тече­ния в социологии: социальный эволюционизм и революционизм.

Социальный эволюционизм представляет собой попытку гло­бального осмысления исторического процесса, как части общего, беско­нечно разнообразного и активного процесса эволюции Космоса, планет­ной системы. Земли, культуры. Наиболее ярко социальный эволюцио­низм представлен в системе английского социолога Г. Спенсера. Он разработал наиболее полную схему эволюционного процесса, которая включает в себя несколько принципиальных моментов. Ядро этой схемы составляет дифференциация, которая неизбежна, поскольку всякие ко­нечные однородные системы неустойчивы в силу разных условий для их отдельных частей и неодинакового воздействия разнообразных внешних сил на их различные элементь!. По мере возрастания сложности и разно­родности в системах ускоряется темп дифференциации, так как каждая

53

программу, соответствующую коренным интересам того или иного класса, вырабатывают его идеологи.

Социальные слои при таком подходе представляют собой со­циальные общности, объединяющие людей на основе каких-то част­ных интересов.

Теория социальной стратификации и социальной мобильности

Марксистскому учению о классах как основе социальной структуры об­щества в немарксистской западной социологии противостоит теория социальной стратификации. Представители этой теории утверждают, что понятие класса, вероятно, годится для анализа социальной структу­ры прошлых обществ, в том числе и индустриального капиталистичес­кого общества, но в современном постиндустриальном обществе оно не работает, потому что в этом обществе на основе широкого акционирова­ния, а также выключения основных держателей акций из сферы управ­ления производством и заменой их наемными менеджерами, отноше­ния собственности оказались размыты, потеряли свою определенность. Поэтому понятие «класс» должно быть заменено понятием «страта» (от латинского stratum — слой) или понятием социальная группа, а на сме­ну теории социально-классового строения общества должны прийти те­ории социальной стратификации.

Теории социальной стратификации базируются на представ­лении, что страта, социальная группа, представляет собой реаль­ную, эмпирически фиксируемую общность, объединяющую людей на каких-то общих позициях или имеющих общее дело, которое при­водит к конструированию данной общности в социальной структуре общества и противопоставлению другим социальным общностям. В основе теории стратификации лежат объединения людей в группы и противопоставление их другим группам по статусным признакам:

властным, имущественным, профессиональным, образовательным и т. д. При этом предлагаются различные критерии стратификации. Западногерманский социолог Р. Дарендорф предложил в основу со­циальной стратификации положить политическое понятие «автори­тет», которое, по его мнению, наиболее точно характеризует отноше­ния власти и борьбу между социальными группами за власть. На ос­нове этого понятия Р. Дарендорф делит все современное общество на управляющих и управляемых. В свою очередь, управляющих делит на две подгруппы: управляющих собственников и управляющих не­собственников—бюрократов-менеджеров. Управляемая группа также разнородна. В ней можно выделить, по крайней мере, две под­группы: высшую — «рабочую аристократию» и низшую, низкоква­лифицированных рабочих. Между этими двумя социальными груп­пами находится промежуточный «новый средний класс» — продукт ассимиляции рабочей аристократии и служащих с господствующим классом — управляющими.

82                     \

Близкой по критериям к Дарендорфу является теория социаль­ной стратификации, предложенная американским социологом Л. Уор-нером. Л. Уорнер провел социологические исследования в американ­ских городах методом включенного наблюдения и на основе субъектив­ных самооценок людей относительно их социальной позиции по четырем параметрам – доход, профессиональный престиж, образова­ние, этническая принадлежность — выделил в правящих социальных группах: высшую, высшую промежуточную, средневысшую, сред-непромежуточную, промежуточно-высшую, промежуточно-проме­жуточную. Американский социолог Б. Барбер провел стратификацию общества по шести показателям: 1) престиж, профессия, власть и мо­гущество; 2) доход или богатство; 3) образование или знания; 4) религи­озная или ритуальная частота; 5) положение родственников; 6) этниче­ская принадлежность. Французский социолог А. Турэн считает, что в современном обществе социальная дифференциация происходит не по отношению к собственности, престижу, власти, этносу, а по доступу к информации. Господствующее положение занимают те люди, которые имеют доступ к наибольшему количеству информации.

Теория социальной стратификации, выдвигающая те или иные критерии деления общества на социальные слои, группы, служит ме­тодологической основой для формирования теории социальной мо­бильности, или социального передвижения. Социальная мобильность — это изменение индивидом или группой социального статуса, места, занимаемого в социальной структуре общества. Термин «социальная мобильность» был введен в социологию в 1927 году П. А. Сорокиным, ко­торый рассматривал социальную мобильность как любое изменение социального положения, а не только переход лиц и семей из одной соци­альной группы в другую. Согласно взглядам П. А. Сорокина, социаль­ная мобильность означает перемещение по социальной лестнице в двух направлениях: 1) вертикальном — движение вверх и вниз; 2) го­ризонтальном — передвижение на одном и том же социальном уровне.

Одним из дискуссионных вопросов теории социальной мобиль­ности является вопрос о том, означает ли социальную мобильность переход одного индивида из данной социальной группы в другую или же социальное перемещение в подлинном смысле происходит лишь тогда, когда новый статус закрепляется за семьей этого индивида и, следовательно, социальная мобильность происходит тогда, когда со­циальный статус меняется у различных поколений. Французские со­циологи П. Берту и Р. Бурдон утверждали, что социальная мобиль­ность означает переход индивидов из одной социальной категории в другую на протяжении его биографической или профессиональной жизни, на основе сравнения его позиции с социальным статусом его родителей. Таким образом, здесь за точку отсчета берется социаль­ное происхождение. Слабость этой позиции состоит в том, что она как бы предполагает неизменное состояние общества. Но общество дина­мично меняется, и поэтому социальные статусы различных поколе­ний могут быть несопоставимы. Нужны такие критерии, которые поз­воляли бы учитывать изменение социальной структуры общества.

Социальная структура общества    83

Проблемам социальной мобильности посвящаются многие конкретно-социологические исследования в различных странах мира. Данные о социальной мобильности в какой-то мере позволя­ют судить о степени открытости общества, его демократичности. Людям важно знать, насколько то или иное общество предоставля­ет возможность для продвижения индивидов и поколений из низ­ших категорий в высшие, каким путем формируется правящая элита общества, возможно ли проникновение в правящую элиту из других социальных групп.

Социальная стратификация и социальная мобильность в современном российском обществе

Вопрос, поставленный Дарендорфом в отношении современного за­падного общества, правомерен и для СССР, и для сегодняшней Рос­сии. В какой мере мы можем говорить о наличии классов в эпоху так называемого «социализма» и сейчас, какие классы существовали или существуют в нашей стране? Если применить ленинское опре­деление классов, то мы не сможем зафиксировать ни так называе­мого рабочего класса, ни крестьянства. В условиях общегосударст­венной собственности на землю и основные средства производства отсутствует классово образующий признак. Здесь можно говорить лишь о различных сферах занятости людей: работник промышлен­ности, работник аграрного сектора, работник культуры, образова­ния и т. д. В то же время невозможно отрицать наличие общих инте­ресов, различие в социальном положении у различных слоев насе­ления. Поэтому можно согласиться с мнением тех отечественных социологов, которые считают, что понятие класса для анализа на­шего общества неприменимо. В этом обществе невозможно вычле­нить такой крупный элемент социальной структуры. Здесь больше работает понятие, предложенное сторонниками теории социальной стратификации, — страта (слой) или социальная группа. Эти груп­пы могут быть вычленены по различным критериям: по уровню до­ходов, по месту в системе власти, по роду занятий и т. д.; возможно также выделение тех или иных социальных групп по каким-то ин­тегральным критериям.

Попытку такого синтетического подхода предприняли в 1987 —1989 гг. академик Т. И. Заславская и профессор Р. В. Рывкина. Опираясь на ленинское определение классов, они выделили следую­щие основные социальные группы советского общества того перио­да: 1) вертикальные группы власти, различающиеся ее природой (партийная, государственная, хозяйственная власть), а также объе­мом этой власти (группы высшего, среднего и низшего уровней в со­ответствующих иерархиях управления); 2) группы, связанные со сферами и отраслями народного хозяйства, а также ведомствами, различающимися мощью, престижем и материальной базой (напри­мер, военные ведомства и сфера коммунально-бытового хозяйства);

84

3) группы хозяйственных руководителей, различающиеся рангом власти ( руководители объединений, предприятий и подразделе­ний); 4) группы интеллигенции, различающиеся профилем занятос­ти (например, ИТР и творческие работники и др.); 5) группы, занятые в сфере семейной экономики и индивидуально-трудовой деятельно­сти; 3) деклассированные элементы (см.: Рывкина Р. В. Социальная структура общества как регулятор развития экономики//Эко­номическая социология и перестройка. Под ред. Т. И. Заславской и Р. В. Рывкиной.- М., 1989- С. 82—83).

Таким образом, на основе конкретно-социологических иссле­дований и данных статистики было установлено, что советское обще­ство по комплексному критерию, включающему в себя пять показа­телей (уровень доходов, власть, образование и др.), структурировано на шесть групп. Однако еще в 80-х годах различия между этими груп­пами по уровню доходов носили незначительный характер. Разница между бедными и богатыми имела 5—7-кратное выражение. За по­следние годы произошла более глубокая дифференциация россий­ского общества. Сейчас разница в доходах между наиболее бедными и наиболее богатыми группами населения достигает 20 и более раз. И это, по мнению социологов, является критическим уровнем для оп­ределения социальной напряженности.

Попытку проанализировать тенденцию развития социальной структуры современного общества предпринял А. В. Дмитриев (Со­циологические исследования.- 1993.- № 9). По его мнению, в целом в стране идет своеобразная «декомпозиция» социальной структуры, которой присуще все большее расхождение характера труда, разме­ров доходов, уровня образования и престижа. Если раньше главенст­вовало противоречие между трудящимися и номенклатурой, без­раздельно распоряжавшейся властью и собственностью, то ныне можно выделить пять крупных социальных групп: 1) администра­тивная элита (правящая элита), состоящая из старой партхозномен-клатуры первого и второго эшелонов, сросшейся с новой политичес­кой элитой; 2) рабочий класс, который дробится на группы по отрас­левым, квалификационным, демографическим и иным признакам;

3) интеллигенция, также подразделяющаяся на ряд социальных групп по различным параметрам; 4) «новая буржуазия» — предпри­ниматели, банкиры и т. д.; 5) крестьянство.

Предложенная А. В Дмитриевым социальная стратификация современного российского общества опирается на прежние марк­систские представления о классах, не выявляет более конкретных социальных групп внутри тех или иных классов. Например, вряд ли сейчас можно говорить о классе крестьян, поскольку в сельской ме­стности можно четко выделить по крайней мере две социальные группы крестьянства: социализированное (кооперированное) крес­тьянство и частнопредпринимательское (фермерское). Следует от­метить, что исследования по социальной стратификации российско­го общества в настоящее время крайне затруднены из-за большой динамики общественных процессов.

ределенных целях, является эффективным средством решения вполне конкретных задач. Поэтому, выбирая форму социального протеста, его организаторы должны четко осознавать, какие кон­кретные цели ставятся перед этой акцией и какова общественная поддержка тех или иных требований. Лозунг, являющийся доста­точным для организации пикетирования, вряд ли может послужить основой для организации кампании гражданского неповиновения. Осознание четкости поставленных целей особенно важно в связи с организацией забастовки. Современная забастовка — это заранее подготовленная акция с четко сформулированными целями, пред­варительно обсужденными в коллективах, опирающаяся на при­знанных лидеров, возглавляемая органом руководства (стачко-мом, рабочим комитетом), пользующимся поддержкой прессы, ка­кой-то части парламента и населения.

В заключение следует подчеркнуть, что поскольку конфлик­ты в нашей жизни неизбежны, нужно научиться управлять ими, стремиться к тому, чтобы они приводили к наименьшим издержкам для общества и участвующих в них личностей.

Социалъпые институты

I/ Понятие «социальный институт». Институционализация общественной жизни 2/ Виды и функции социальных институтов З/ Семья как важнейший социальный институт

Понятие «социальный институт». Институционализация общественной жизни

Социальные институты (от лат. institutum — установление, учреж­дение) — это исторически сложившиеся устойчивые формы органи­зации совместной деятельности людей. Термин «социальный инсти­тут» употребляется в самых разнообразных значениях. Говорят об институте семьи, институте образования, здравоохранения, инсти­туте государства и т. д. Первое, чаще всего употребляемое значение термина «социальный институт», связано с характеристикой всяко­го рода упорядочения, формализации и стандартизации обществен­ных связей и отношений. А сам процесс упорядочения, формализа­ции и стандартизации называется институционализацией.

Процесс институционализации включает в себя ряд моментов. Одним из необходимых условий появления социальных институтов служит соответствующая социальная потребность. Институты призва­ны организовывать совместную деятельность людей в целях удовле­творения тех или иных социальных потребностей. Так, институт семьи удовлетворяет потребность в воспроизводстве человеческого рода и воспитании детей, реализует отношения между полами, поколениями и т. д. Институт высшего образования обеспечивает подготовку рабочей силы, дает возможность человеку развить свои способности для того, чтобы реализовать их в последующей деятельности и обеспечивать свое существование и т. д. Возникновение определенных общественных потребностей, а также условия для их удовлетворения являются пер­выми необходимыми моментами институционализации. Социальный институт образуется на основе социальных связей, взаимодействия и отношений конкретных лиц, индивидов, социальных групп и иных общ-ностей. Но он, как и другие социальные системы, не может быть сведен к сумме этих лиц и их взаимодействий. Социальные институты носят на­дындивидуальный характер, обладают своим собственным системным качеством. Следовательно, социальный институт представляет собой самостоятельное общественное образование, которое имеет свою логи­ку развития. С этой точки зрения социальные институты могут быть рассмотрены как организованные социальные системы, характеризу­ющиеся устойчивостью структуры, интегрированностью их элементов и определенной изменчивостью их функций.

97

Что же это за системы? Каковы их основные элементы? Прежде всего, это система ценностей, норм, идеалов, а также образ­цов деятельности и поведения людей и других элементов социо-культурного процесса. Эта система гарантирует сходное поведение людей, согласовывает и направляет в русло их определенные стремления, устанавливает способы удовлетворения их потребнос­тей, разрешает конфликты, возникающие в процессе повседневной жизни, обеспечивает состояние равновесия и стабильности в рам­ках той или иной социальной общности и общества в целом. Само по себе наличие этих социокультурных элементов еще не обеспечива­ет функционирование социального института. Для того, чтобы он работал, необходимо, чтобы они стали достоянием внутреннего ми­ра личности, были интернализованы ими в процессе социализации, воплотились в форму социальных ролей и статусов. Интернализа-ция индивидами всех социокультурных элементов, формирования на их основе системы потребностей личности, ценностных ориента­ции и ожиданий является вторым важнейшим элементом институ-ционализации. Третьим важнейшим элементом институционализа-ции является организационное оформление социального института. Внешне социальный институт представляет собой совокупность лиц, учреждений, снабженных определенными материальными средствами и выполняющими определенную социальную функцию. Так, институт высшего образования состоит из определенной сово­купности лиц: преподавателей, обслуживающего персонала, чинов­ников, которые действуют в рамках таких учреждений, как вузы, министерство или Госкомитет по высшей школе и т. д., которые для своей деятельности располагают определенными материальными ценностями (зданиями, финансами и т. д.).

Итак, каждый социальный институт характеризуется нали­чием цели своей деятельности, конкретными функциями, обеспе­чивающими достижение такой цели, набором социальных позиций и ролей, типичных для данного института. На основе всего вышеиз­ложенного, можно дать следующее определение социального ин­ститута. Социальные институты — это организованные объедине­ния людей, выполняющих определенные социально значимые функции, обеспечивающие совместное достижение целей на осно­ве выполняемых членами своих социальных ролей, задаваемых социальными ценностями, нормами и образцами поведения.

Виды и функции социальных институтов

Каждый институт выполняет свою, характерную для него социальную функцию. Совокупность этих социальных функций складывается в об­щие социальные функции социальных институтов как определенных видов социальной системы. Эти функции очень многообразны. Социоло­ги разных направлений стремились как-то классифицировать их, пред­ставить в виде определенной упорядоченной системы. Наиболее пол-

98

ную и интересную классификацию представила так называемая «ин­ституциональная школа». Представители институциональной школы в социологии (С. Липсет, Д Ландберг и др.) выделили четыре основных функции социальных институтов: 1) Воспроизводство членов общества. Главным институтом, выполняющим эту функцию, является семья, но к ней причастны и другие социальные институты, такие, как государст­во. 2) Социализация — передача индивидами установленных в данном обществе образцов поведения и способов деятельности — институты семьи, образования, религии и др. 3) Производство и распределение. Обеспечиваются экономическо-социальными институтами управле­ния и контроля — органы власти. Функции управления и контроля осу­ществляются через систему социальных норм и предписаний, реализу­ющих соответствующие типы поведения: моральные и правовые нор­мы, обычаи, административные решения и т. д. Социальные институты управляют поведением индивида через систему поощрений и санкций.

Социальные институты отличаются друг от друга своими функциональными качествами:

1) Экономическо-социальные институты — собственность, об­мен, деньги, банки, хозяйственные объединения различного типа — обеспечивают всю совокупность производства и распределения общественного богатства, соединяя, вместе с тем, экономическую жизнь с другими сферами социальной жизни.

2) Политические институты — государство, партии, профсою­зы и другого рода общественные организации, преследующие поли­тические цели, направленные на установление и поддержание опре­деленной формы политической власти. Их совокупность составляет политическую систему данного общества. Политические институты обеспечивают воспроизводство и устойчивое сохранение идеологи­ческих ценностей, стабилизируют доминирующие в обществе соци­ально-классовые структуры.

3) Социокультурные и воспитательные институты ставят це­лью освоение и последующее воспроизводство культурных и соци­альных ценностей, включение индивидов в определенную субкуль­туру, а также социализацию индивидов через усвоение устойчивых социокультурных стандартов поведения и, наконец, защиту опреде­ленных ценностей и норм.

4) Нормативно-ориентирующие — механизмы морально-этиче­ской ориентации регуляции поведения индивидов. Их цель — придать поведению и мотивации нравственную аргументацию, этическую ос­нову. Эти институты утверждают в сообществе императивные общече­ловеческие ценности, специальные кодексы и этику поведения.

5) Нормативно-санкционирующие — общественно-социаль­ную регуляцию поведения на основе норм, правил и предписаний, за­крепленных в юридических и административных актах. Обязатель­ность норм обеспечивается принудительной санкцией.

6) Церемониально-символические и ситуационно-конвенцио­нальные институты. Эти институты основаны на более или менее дли­тельном принятии конвенциональных (по договору) норм, их офици-

Социальные институты    99

альном и неофициальном закреплении. Эти нормы регулируют по­вседневные контакты, разнообразные акты группового и межгруппо­вого поведения. Они определяют порядок и способ взаимного поведе­ния, регламентируют методы передачи и обмена информацией, приветствия, обращения и т. д., регламент собрании, заседаний, дея­тельность каких-то объединений.

Нарушение нормативного взаимодействия с социальной сре­дой, в качестве которой выступает общество или сообщество, назы­вается дисфункцией социального института. Как отмечалось ранее, основой формирования и функционирования конкретного социаль­ного института является удовлетворение той или иной социальной потребности. В условиях интенсивного протекания общественных процессов, ускорения темпов социальных перемен может возник­нуть ситуация, когда изменившиеся общественные потребности не находят адекватного отражения в структуре и функциях соответст­вующих социальных институтов. В результате в их деятельности может возникнуть дисфункция. С содержательной точки зрения, дисфункция выражается в неясности целей деятельности институ­та, неопределенности функций, в падении его социального престижа и авторитета, вырождении его отдельных функций в «символичес­кую», ритуальную деятельность, то есть деятельность, не направ­ленную на достижение рациональной цели.

Одним из явных выражений дисфункции социального институ­та является персонализация его деятельности. Социальный институт, как известно, функционирует по своим, объективно действующим ме­ханизмам, где каждый человек, на основе норм и образцов поведения, в соответствии со своим статусом, играет определенные роли. Персо­нализация социального института означает, что он перестал действо­вать в соответствии с объективными потребностями и объективно ус­тановленными целями, меняя свои функции в зависимости от интере­сов отдельных лиц, их персональных качеств и свойств.

Неудовлетворенная общественная потребность может вы­звать к жизни стихийное появление нормативно неурегулирован­ных видов деятельности, стремящихся восполнить дисфункцию ин­ститута, однако за счет нарушения существующих норм и правил. В своих крайних формах активность подобного рода может выра­жаться в противоправной деятельности. Так, дисфункция некото­рых экономических институтов является причиной существования так называемой «теневой экономики», выливается в спекуляцию, взяточничество, кражи и т. п. Исправление дисфункции может быть достигнуто изменением самого социального института или же созда­нием нового социального института, удовлетворяющего данную об­щественную потребность.

Исследователи выделяют две формы существования социаль­ных институтов: простую и сложную. Простые социальные институ­ты — организованные объединения людей, которые выполняют оп­ределенные социально значимые функции, обеспечивающие совме­стное достижение целей на основе выполнения членами института

100

своих социальных ролей, обусловленных социальными ценностями, идеалами, нормами. На этом уровне управляющая система не выде­лилась в самостоятельную систему. Социальные ценности, идеалы, нормы сами обеспечивают устойчивость существования и функцио­нирования социального института.

Семья как важнейший социальный институт

Классическим примером простого социального института является институт семьи. А. Г. Харчев определяет семью как основанное на браке и кровном родстве объединение людей, связанное общностью быта и взаимной ответственностью. Первоначальную основу семей­ных отношений составляет брак. Брак — это исторически меняюща­яся социальная форма отношений между женщиной и мужчиной, посредством которой общество упорядочивает и санкционирует их половую жизнь и устанавливает их супружеские и родственные права и обязанности. Но семья, как правило, представляет более сложную систему отношений, чем брак, поскольку она может объе­динять не только супругов, но и их детей, а также других родствен­ников. Поэтому семью следует рассматривать не просто как брачную группу, но как социальный институт, то есть систему связей, взаимо­действий и отношений индивидов, выполняющих функции воспро­изводства человеческого рода и регулирующих все связи, взаимо­действия и отношения на основе определенных ценностей и норм, подверженных обширному социальному контролю через систему позитивных и негативных санкций.

Семья как социальный институт проходит ряд этапов, последо­вательность которых складывается в семейный цикл или жизненный цикл семьи. Исследователи выделяют различное количество фаз это­го цикла, но главными среди них являются следующие: 1) вступление в брак — образование семьи; 2) начало деторождения — рождение первого ребенка; 3) окончание деторождения — рождение последне­го ребенка; 4) «пустое гнездо»— вступление в брак и выделение из се­мьи последнего ребенка; 5) прекращение существования семьи — смерть одного из супругов. На каждом этапе семья обладает специ­фическими социальными и экономическими характеристиками.

В социологии семьи приняты такие общие принципы выделе­ния типов семейной организации. В зависимости от формы брака вы­деляются моногамная и полигамная семьи. Моногамная семья пре­дусматривает существование брачной пары — мужа и жены, поли­гамная — или муж, или жена имеет право иметь несколько жен или мужей. В зависимости от структуры родственньпс связей выделяют­ся простой, нуклеарный, или сложный, расширенный тип семьи. Нуклеарная семья представляет собой супружескую пару с детьми, не состоящими в браке. Если некоторые из детей в семье состоят в браке, то образуется расширенная, или сложная, семья, включаю­щая в себя два или более поколений.

Социальные институты  101

ций и живого труда.

живого труда.

Известно, что по -ёре функционирования организации в ней происходит постоянное накопление «прошлого труда», который объ­ективизируется в технике, материальных формах и в организацион­ной структуре. Это процесс приводит не только к нарастанию «массы», но и к усложнению зависимостей между разными элементами струк­туры организации, то есть ее «плотности». Взаимосвязь всех элемен­тов производственных организаций такова, что изменение каких-то одних вызывает необходимость изменения соседних и т. д. Нарушает­ся стабильность организации. Но стабильность состава, структуры, целей системы есть важное условие функционирования. Перед ини­циаторами нововведений встает также проблема: каким путем прове­сти необходимое изменение в организации, привести ее в соответствие с радикально изменившейся ситуацией в окружающей среде и в то же время избежать риска гибели самой организации-.Менеджер должен принять во внимание факторы, которые влияют на организацию при совершенствовании ее структуры. Структура организации, также как и ее размер, является существенным фак-тором в ситуации, которую при управлении необходимо принимать во внимание отдель­но. В соответствии с рисунком 6 в развитии структуры организации самым важным является достижение соответствия между основным решением и факторами, связанными с ним. Чаще всего решения о раз­витии структуры организации включают составные части из разных факторов. И здесь мы сталкиваемся с уже рассматриваемой ранее проблемой эволюционного и революционного пути преобразований, но применительно к производственным организациям.

Наиболее эффективной может показаться революционная ломка, быстрый демонтаж имеющейся системы целей, структуры управления производственной организации. Но это очень рискован­ный шаг. Он сопряжен с дезорганизацией и образованием хаоса в ра­нее контролируемой сфере деятельности. Требуются большие уси­лия, чтобы восстановить управляемость данной организации.

Другой путь — постепенное, «пошаговое» изменений Здесь, казалось бы, нет риска, и положительный эффект нововведений обеспечен Но теория систем (а организации являются системными объектами и функционируют по законам теории систем) установила, что «пошаговые» изменения довольно быстро «приручаются» старой системой и практически не дают эффекта. Следовательно, системный объект должен меняться также системно, то есть -—-—-—«””•”йттопрппиентации в деятельности организации в ней долж-

тема 14

  • я if тема it

1У1етодология и методика эмпирического социологического исследования

I/ Теоретическая подготовка исследовательской программы 2/ Методы сбора социальной информации (выборка, анализ документов, наблюдение, опрос: анкетирование, интервьюирование) З/ Способы анализа и интерпретации данных, получение эмпирически обоснованных обобщений, выводов и рекомендаций

Теоретическая подготовка исследовательской программы

Каждый из нас в той или иной степени соприкасается с эмпиричес­кими социологическими исследованиями в качестве слушателя ра­дио, читателя газет, журналов, научной литературы и т. д. Возмож­но, и сам бывает вовлечен в эти исследования в качестве респонден­та, т. е. источника первичной информации об изучаемых процессах и явлениях. Не исключена вероятность того, что кому-либо из нас при­дется организовывать такое исследование. Задачей данной темы яв­ляется дать общее представление о методологии и методике эмпири­ческого социологического исследования, познакомить с основными понятиями и процедурами.

В эмпирическом социологическом исследовании можно выде­лить три основных этапа, каждый из которых включает в себя ряд важных процедур: 1) подготовительный (разработка программы ис­следования); 2) основной (проведение эмпирического исследования);

3) завершающий (обработка и анализ данных, формирование выво­дов и рекомендаций).

Всякое исследование начинается с постановки какой-либо проблемы. Проблема исследования может быть задана извне каким-либо заказчиком или обусловлена познавательным интересом. В раскрытии темы мы будем ориентироваться на прикладное социо­логическое исследование, которое может быть проведено в какой-либо производственной организации. Поэтому мы будем исходить из тех или иных реальных проблем, которые встают в настоящее время перед производственными организациями.

Проблема — это всегда противоречие между знаниями о по­требностях людей в каких-то результативных практических или те­оретических действиях и незнанием путей и средств их реализации. Решить проблему — значит получить новое знание или создать тео-

141

ретическую модель, объясняющую то или иное явление, выявить факторы, позволяющие воздействовать на развитие явления в же­лаемом направлении.

Заказ социологу чаще всего формируется в виде обозначения некоторой проблемной ситуации, указания на какое-то социальное противоречие либо просто указания на неудовлетворительное со­стояние дел в той или иной сфере производства, управления и т. д. Социологу предстоит перевести проблемную ситуацию в формули­ровку проблемы, которую он будет исследовать. Для этого он должен проделать специальную теоретическую работу:

1) установить реальное наличие данной проблемы: а) есть ли показатель, количественно или качественно характеризующий дан­ную проблему; б) есть ли учет и статистика по этому показателю, в) достоверны ли учет и статистика по этому показателю;

2) вычленить наиболее существенные элементы или факторы проблемы, решение которых принадлежит социологии, а не экономи­ческой теории, технологии производства и т. д. Например, поставлена проблема разобраться в причинах низкой эффективности управле­ния тем или иным подразделением предприятия. Социологу предсто­ит решить, какие социальные группы и личности участвуют в возник­новении и решении этой проблемы, как влияют здесь их интересы, как стимулируется их участие в разрешении данной проблемы и т. д.;

3) вычленить уже известные элементы проблемной ситуации, ко­торые не требуют специального анализа и выступают как информацион­ная база для рассмотрения неизвестных элементов (например, данные статистики и учета представляют собой готовый важный материал);

4) выделить в проблемной ситуации главные и второстепенные компоненты, чтобы определить основное направление исследова­тельского поиска;

5) проанализировать уже имеющиеся решения аналогичных проблем. С этой целью необходимо изучить всю литературу по дан­ному вопросу. Провести беседы с компетентными людьми — экспер­тами. В роли экспертов обычно выступают специалисты — ученые или опытные практики.

Производственная проблема может быть описана с помощью пяти основных характеристик:

1) Сущность или содержание. Например, низкая эффектив­ность производства, высокая социально-психологическая напряжен­ность в трудовом коллективе и т. д. При определении проблемы следу­ет установить, с чем все это сравнивается и на каком основании. В дан­ных примерах следует ответить на вопрос: почему мы считаем, что эффективность производства низкая, а социальная напряженность высокая? Низкая и высокая по сравнению с какими стандартами?

2) Организационное и физическое нахождение. В каком органи­зационном подразделении (участках, отделах, филиалах) и физичес­ких объектах (заводы, здания, склады, конторы) была выявлена про­блема. Насколько широко она распространена в организации. Какие подразделения она затронула.

142

Объект исследования

Интерпретация концептуальной схемы исследования

Проблемная ситуация

Проблема

Цель

Теоретическая интерпретация Эмпирическая интерпретация Операциональная интерпретация

Основные задачи

Предмет

Логический план исследования

Схема понятий операциональной интерпретации

Характеристика методов. Задания к методике поиска, измерения, регистрации, анализа данных

Организационный план исследования Сетевой график работ

Рис. 7. Основные элементы программы прикладного социологического исследования

3) Владение проблемой. Является ли проблема «открытой» (знакомой всем) или «закрытой» (то есть известной группе лиц)? Ка­кие люди (управленцы, специалисты, рабочие и т. д.) затронуты про­блемой и более всего заинтересованы в ее решении?

4) Абсолютная и относительная величина. Насколько важна проблема в абсолютных величинах? Например, объем потерянного рабочего времени или денег; объем неиспользуемых производствен­ных мощностей. Насколько она важна в относительном выражении? Как она влияет на подразделения, в которых она обнаружена, и на людей, которые владеют ею? Насколько она важна для организации в целом? Что может получить организация от ее решения?

5) Временные рамки. С какого времени существует данная проблема? Наблюдалась ли она один раз, несколько раз или возника­ет периодически? Какова тенденция: проблема стабилизировалась, усиливается или ослабляется?В результате предварительного ана­лиза проблемная ситуация получает четкое выражение в виде фор­мулировки проблемы. Причем эта формулировка может значитель­но отличаться от первоначальной, сформулированной заказчиком.

На основе предварительного анализа разрабатывается про­грамма исследования данной проблемы. Программа является обяза­тельным исходным документом любого социологического исследова­ния, независимо от того, является ли это исследование теоретичес­ким или прикладным. Программа социологического исследования

Методика социологических исследований   143

обычно включает в себя следующие разделы: 1) теоретический (це­ли, задачи, предмет и объект исследования, определение понятий);

2) методический (обоснование выборки, обоснование методов сбора данных, методы обработки и анализа данных; 3) организационный (план исследования, порядок исследования подразделений, распре­деление людских и финансовых ресурсов и т. д.). Основные элементы программы прикладного социологического исследования показаны на рисунке 7.

Цели и задачи исследования. Этот раздел программы регули­рует отношения заказчика и социолога на стадии предварительного определения ожидаемого результата, а также определяет объем за­трат, времени и финансовых ресурсов, необходимых для получения результата.

Цели исследования могут быть различны. Например, если сформулирована проблема как недостаточно высокий уровень уп­равления подразделениями организации, то цель будет состоять в анализе реальной ситуации причин низкой эффективности управ­ления организацией, выявлении скрытых резервов и разработке практических рекомендаций по изменению этой ситуации. Задачи исследования представляют собой содержательную, методическую и организационную конкретизацию цели.

Предмет и объект исследования. Предмет исследования — это центральный вопрос проблемы. В одной и той же проблемной ситуации, в одном и том же эмпирическом объекте могут выделять­ся различные его аспекты, которые являются предметом исследо­вания. Иначе говоря, когда социолог выбирает предмет исследова­ния, он в то же время формулирует и гипотезу о возможном пути решения проблемы, а также методы и формы проведения социоло­гического исследования. Так, в обозначенном нами примере иссле­дования социолог может предположить, что причиной является не­эффективная система принятия решения, тогда предметом иссле­дования может служить система принятия решений и это может стимулировать: 1) исследование путей принятия решений; 2) роль коллективных органов в подготовке и принятии решений; 3) роль штатных специалистов и линейных руководителей в принятии ре­шений; 4) решающая и совещательная роль лиц, обладающих нео­фициальным влиянием, ответственность за решения, их внедрение и контроль за внедрением. Но социолог может предположить, что основная причина низкой эффективности управления заключает­ся в стиле руководства. Тогда исследование будет развиваться по другому сценарию. Если в первом случае большое значение будет иметь анализ документов, то во втором случае — анкетный опрос и психологическое тестирование.

Теоретическая и эмпирическая интерпретация понятия — необходимый этап в разработке методологии исследования. Он поз­воляет решить три основные задачи:!) Выяснить те аспекты теоре­тических понятий, которые используются в данном исследовании. 2) Это дает возможность вести анализ практических проблем на

144

уровне теоретического знания и тем самым обеспечивать научное обоснование его результатов, выводов и рекомендаций. 3) Обеспе­чить измерение и регистрацию изучаемых явлений с помощью коли­чественных, статистических показателей.

Теоретическая интерпретация понятий осуществляется че­рез ряд последовательных этапов. На первом этапе осуществляется перевод проблемной ситуации в формулировку в строгих научных рамках и терминах. На следующем этапе каждое понятие этой фор­мулировки раскладывается на такие операционные составляющие, которые затем могут быть исследованы количественным методом. Кроме структурной интерпретации понятий, описывающих предмет исследования, необходимо провести их факторную интерпретацию, то есть определить систему его связей с внешними объектами и вну­тренними субъективными факторами.

Конечной целью всей этой работы является выработка таких понятий, которые доступны учету и регистрации. Понятия, обозна­чающие такие элементарные фрагменты социальной реальности, называются понятиями-индикаторами. При этом социолог должен стремиться обеспечить максимальное описание изучаемого пред­мета в понятиях-индикаторах.

Формирование гипотезы — заключительная часть теорети­ческой подготовки эмпирического социологического исследования. Гипотеза исследования — это научно обоснованное предположение о структуре изучаемого социального явления или о характере связей между его компонентами. Гипотезы вырабатываются на основе име­ющихся фактов. В науке существуют определенные правила выдви­жения и проверки гипотез: 1) Гипотеза должна находиться в согла­сии или, по крайней мере, быть совместимой со всеми фактами, кото­рых она касается. 2) Из многих противостоящих друг другу гипотез, выдвинутых для объяснения серии фактов, предпочтительнее та, которая единообразно объясняет большее их число. 3) Для объясне­ния связанной серии фактов нужно выдвигать возможно меньше ги­потез, и их связь должна быть возможно более тесной. 4) При вьодви-жении гипотез необходимо сознавать вероятностный характер ее выводов. 5) Невозможно руководствоваться противоречащими друг другу гипотезами.

Гипотезы — это отправные точки для исследования, дальней­шие этапы эмпирического социологического исследования находят­ся в прямой зависимости от выдвинутых гипотез. Для отработки ги­потезы и процедур исследованиянередко проводят предваритель­ное, пилотажное исследование. В зависимости от теоретического уровня интерпретируемых понятий гипотезы делятся на основные и выводные (гипотезы причины и гипотезы следствия). Таким обра­зом, они образуют иерархические цепочки, дублирующие теорети­ческую интерпретацию понятий. Следует подчеркнуть, что форми­рование гипотез — это не праздные теоретические упражнения, а разработка логических опор для сбора и анализа эмпирических дан­ных. Если исследователем были сформулированы гипотезы, то эм-

Методика социологических исследований   145

лирические данные служат для их проверки, подтверждения или опровержения. Если же гипотезы с самого начала не выдвигались, то резко падает научный уровень социологического исследования, а его результаты и обобщения сводятся к описаниям процентных выра­жений тех или иных индикаторов и к довольно тривиальным реко­мендациям.

Методы сбора социальной информации (выборка, анализ документов, наблюдение, опрос: анкетирование, интервьюирование)

Наряду с теоретическим большое значение в исследовании имеет методический раздел программ, который включает в себя описание методики и организации исследования. Центральное значение в этом разделе занимает обоснование выборки. Характер решаемой про­блемы, цели и задачи исследования определяют, каким должен быть объект исследования. Иногда, когда объект исследования сравни­тельно невелик и социолог располагает достоверными силами и воз­можностями его изучить, он может исследовать его целиком. Тогда, говорят социологи, объект исследования тождествен генеральной совокупности. Но часто сложное исследование невозможно или в нем нет необходимости. Поэтому для решения задач исследования осу­ществляется выборка.

В программе должно быть четко указано: 1) Каков объект эм­пирического исследования. 2) Является исследование сплошным или выборочным. 3) Если оно является выборочным, то претендует ли оно на репрезентативность. Репрезентативность — это свойство выборочной совокупности воспроизводить параметры и значитель­ные элементы генеральной совокупности. Генеральная совокуп­ность — это совокупность всех возможных социальных объектов, которая подлежит изучению в пределах программы социологичес­кого исследования. Вторичная совокупность (выборка) — это часть объектов генеральной совокупности, отобранная с помощью специ­альных приемов для получения информации о всей совокупности в целом. Число единиц наблюдения, составляющих выборочную сово­купность, называется ее объемом (объемом выборки). Существует ряд процедур осуществления выборки. 4) Исследователь обязан указать, сколько ступеней отбора применяется в выборке, какова единица отбора на каждой ступени и какой темп отбора применяет­ся на каждой ступени. 5) Что является основой выборки (список, картотека, карта)? 6) Какова единица наблюдения на последней ступени выборки.

Попробуем на характерном примере описать выборку. Возьмем исследование эффективности труда на малых предприятиях, суще­ствующих в системе крупных государственных предприятий. Такая форма организации труда в наше время стала широко распростра­ненной. В качестве эмпирического объекта принимаются рабочие и служащие, охваченные организацией труда в системе малых пред-

146

приятии. Исследование является выборочным, обеспечивающим ре­презентативность; генеральной совокупностью являются все рабо­чие и служащие, охваченные организацией труда в системе малых предприятий. Применяются три ступени отбора: на первую ступень выделяются малые предприятия, занятые в основном и вспомога­тельном производстве. Для исследования малых предприятий, заня­тых во вспомогательном производстве, в связи с их малочисленнос­тью, применяется сплошной опрос. Малые предприятия, занятые в основном производстве, будут изучаться выборочно. Вторая ступень отбора — отбор малых предприятий, занятых в основном производст­ве. По показателям, характеризующим эффективность деятельнос­ти, малые предприятия разделяются на три группы: а) наиболее эф­фективные, б) средние, в) низкоэффективные. В зависимости от чис­ла малых предприятий, попавших в каждую группу, по каждому списку делается случайный, непропорциональный отбор. Например, отбираются по три малых предприятия из каждой группы с помощью определенного «шага отбора». Третья ступень — в отобранных малых предприятиях проводится сплошной опрос работающих. Единицей наблюдения являются отдельные работники. Следует подчеркнуть большое значение правильно проведенной выборки исследования. Если эта выборка проведена некорректно, то данное исследование не может считаться репрезентативным и достоверным, и его результа­там нельзя доверять.

Важная часть методического раздела программы — обоснова­ние методов сбора эмпирических данных. Если будет использован анализ документов, то следует указать, какие документальные ис­точники будут изучаться (какие статистические формы, планы, от­четы и т. д.), а также какие методы анализа их содержания будут применяться. При использовании методов опроса требуется описа­ние его техники, организационной структуры и содержания, где про­водится опрос: на рабочем месте, в местах отдыха, в ведомственной поликлинике и т. д., какая разновидность анкетирования применяет­ся, каково содержание анкеты. В нашем примере, где в качестве цели исследования выдвигалась оценка уровня управления в организа­ции, процедура исследования требовала проведения аттестации ру­ководителей и ведущих инженерных кадров. В обосновании методов сбора информации должно быть указано, что аттестация будет про­водиться на основе применения двух взаимодополняющих методов:

экспертной оценки и самооценки. Для аттестации управленческих кадров было выделено 36 признаков, для инженерно-технических кадров — 27 признаков. Все качества оценивались по словарю дело­вых, личностных и организаторских качеств экспертами трех уров­ней: 1) эксперты группы А, занимающие более высокую должность;

2) эксперты группы Б, находящиеся на равном должностном уровне;

3) эксперты группы В, находящиеся в подчинении у оцениваемого.

Таким образом достигалась максимальная возможность объ­ективности оценки, характеризующей данного руководителя или специалиста как подчиненного — исполнителя, сотрудника и това-

Методика социологических исследований   147

Что же представляет собой социологический идеальный тип? Если ис­тория, согласно Веберу, должна стремиться к каузальному анализу инди­видуальных явлений, т. е. явлений, локализованных во времени и в про­странстве, то задача социологии – устанавливать общие правила событий безотносительно к пространственно-временному определению этих собы­тий. В этом смысле идеальные типы как инструменты социологического исследования, по-видимому, должны быть более общими и в отличие от генетических идеальных типов могут быть названы «чистыми идеальными типами». Так социолог конструирует чистые идеальные модели господства (харизматического, рационального и патриархального), встречающиеся во все исторические эпохи в любой точке земного шара. «Чистые типы» при­годны в исследовании тем больше, чем они «чище», т. е. чем дальше от действительных, эмпирически существующих явлений.

«Чистые типы» социологии Вебер сравнивает с идеально-типическими конструкциями политической экономии в том отношении, что, во-первых, в обоих случаях имеет место конструирование такого человеческого дей­ствия, как если бы оно происходило в идеальных условиях, и, во-вторых, обе дисциплины рассматривают эту идеальную форму протекания дейст­вия независимо от локальных условий места и времени. Предполагается, что если будут выполнены идеальные условия, то в любую эпоху, в любой стране действие будет совершаться именно таким образом. Различие усло­вий и их влияние на ход действия фиксируется, согласно Веберу, по тому отклонению от идеального типа, которое встречается всегда, но заметить и общезначимым образом выразить это отклонение в понятиях позволяет лишь идеально-типическая конструкция.

Итак, следует отметить, что те противоречия, которые возникли в связи с образованием у Вебера идеально-типических понятий, в значительной мере связаны с различными функциями и различным происхождением идеальных типов в истории и социологии. Если по отношению к историче­скому идеальному типу можно сказать, что он является средством позна­ния, а не его целью, то по отношению к социологическому идеальному ти­пу это не всегда так. Более того, если в историческую науку идеальный тип вносит элемент общего, то в социологии он, скорее, выполняет функ­цию замены закономерных связей типическими. Тем самым с помощью идеального типа Вебер значительно сужает пропасть между историей и социологией, которая разделяла эти две науки в теории баденской школы.

Чтобы показать, как применяется понятие идеального типа у Вебера, необходимо проанализировать это понятие и с содержательной точки зре­ния. Для этого введем еще одну категорию социологии Вебера – катего­рию понимания.

Необходимость понимания предмета своего исследования, согласно Веберу, отличает социологию от естественных наук. То обстоятельство,

148

что человеческое поведение поддается осмысленному толкованию, пред­полагает специфическое отличие науки о человеческом поведении (со­циологии) от естественных наук. Именно здесь усматривал различие меж­ду науками о духе и науками о природе Дильтей.

Однако Вебер сразу спешит отмежеваться от Дильтея: он не противо­поставляет «понимание» причинному «объяснению», а, напротив, тесно их связывает. «Социология (в подразумеваемом здесь смысле этого мно­гозначного слова) означает науку, которая хочет истолковывающим обра­зом понять социальное действие и благодаря этому причинно объяснить его в его протекании и его последствиях» [102. S. 503]. Отличие веберов-ской категории понимания от соответствующей категории Дильтея состоит не только в том, что Вебер предпосылает понимание объяснению, в то время как Дильтей их противопоставляет, – понимание, кроме того, согласно Веберу, не есть категория психологическая, как это полагал Дильтей, а понимающая социология в соответствии с этим не есть часть психологии [102. S. 408].

Рассмотрим аргументацию Вебера. Социология, по Веберу, так же, как и история, должна брать в качестве исходного пункта своих исследований поведение индивида или группы индивидов. Отдельный индивид и его по­ведение являются как бы «клеточкой» социологии и истории, их «ато­мом», тем «простейшим единством» [102. S. 415], которое само уже не подлежит дальнейшему разложению и расщеплению. Поведение индивида изучает, однако, и психология. В чем же отличие психологического и со­циологического подходов к изучению индивидуального поведения?

Социология, отмечает Вебер, рассматривает поведение личности лишь постольку, поскольку личность вкладывает в свои действия определенный смысл. Только такое поведение может интересовать социолога; что же ка­сается психологии, то для нее этот момент не является определяющим. Таким образом, социологическое понятие действия вводится Вебером че­рез понятие смысла. «Действием, – пишет он, – называется… человеческое поведение… в том случае и постольку, если и поскольку действующий ин­дивид или действующие индивиды связывают с ним субъективный смысл» [102. S. 503].

Важно отметить, что Вебер имеет в виду тот смысл, который вклады­вает в действие сам индивид; он многократно подчеркивает, что речь идет не о «метафизическом» смысле, который рассматривался бы как некий «высший», «истинный» смысл (социология, по Веберу, не имеет дела с метафизическими реальностями и не является наукой нормативной), и не о том «объективном» смысле, который могут в конечном счете получать действия индивида уже независимо от его собственных намерений. Разу­меется, этим Вебер не отрицает как возможности существования норма­тивных дисциплин так и возможности «расхождения» между субъективно подразумеваемым смыслом индивидуального действия и некоторым его

149

объективным смыслом. Однако в последнем случае он предпочитает не употреблять термин «смысл», поскольку «смысл» предполагает субъект, для которого он существует. Вебер лишь утверждает, что предметом со­циологического исследования является действие, связанное с субъективно подразумеваемым смыслом. Социология, по Веберу, должна быть «по­нимающей» постольку, поскольку действие индивида осмысленно. Но это понимание не является «психологическим», поскольку смысл не принадлежит к сфере психологического и не является предметом пси­хологии.

С принципом «понимания» связана одна из центральных методологи­ческих категорий веберовской социологии – категория социального дей­ствия. Насколько важна для Вебера эта категория, можно судить по тому, что он определяет социологию как науку, изучающую социальное действие.

Как же определяет Вебер само социальное действие? „Действием” сле­дует …называть человеческое поведение (безразлично, внешнее или внут­реннее деяние, недеяние или претерпевание), если и поскольку действую­щий или действующие связывают с ним некоторый субъективный смысл. Но «социальным действием» следует называть такое, которое по своему смыслу, подразумеваемому действующим или действующими, отнесено к поведению других и этим ориентировано в своем протекании».

Таким образом, социальное действие, по Веберу, предполагает два мо­мента: субъективную мотивацию индивида или группы, без которой во­обще нельзя говорить о действии, и ориентацию на другого (других), ко­торую Вебер называет еще и «ожиданием» и без которой действие не мо­жет рассматриваться как социальное.

Категория социального действия, требующая исходить из понимания мотивов отдельного индивида, есть тот решающий пункт, в котором со­циологический подход Вебера отличается от социологии Э. Дюркгейма. Вводя понятие социального действия, Вебер по существу дает свою трак­товку социального факта, полемически направленную против той, которая была предложена Дюркгеймом. В противоположность Дюркгейму Вебер считает, что ни общество в целом, ни те или иные формы коллективности не должны, если подходить к вопросу строго научно, рассматриваться в качестве субъектов действия: таковыми могут быть только отдельные ин­дивиды. Коллективы, согласно Веберу, социология может рассматривать как производные от составляющих их индивидов; они представляют собой не самостоятельные реальности, как у Дюркгейма, а, скорее, способы ор­ганизации действий отдельных индивидов. Нельзя не отметить, что в сво­ем «методологическом индивидуализме» Веберу трудно быть последова­тельным; у него возникает ряд затруднений, когда он пытается применить категорию социального действия, особенно при анализе традиционного общества.

150

Итак, понимание мотивации, «субъективно подразумеваемого смысла» -необходимый момент социологического исследования. Что же, однако, пред­ставляет собой «понимание», коль скоро Вебер не отождествляет его с той трактовкой понимания, какую предлагает психология?

Психологическое понимание чужих душевных состояний является, по Веберу, лишь подсобным, а не главным средством для историка и социо­лога. К нему можно прибегать лишь в том случае, если действие, подле­жащее объяснению, не может быть понято по его смыслу. «При объясне­нии иррациональных моментов действия понимающая психология, дейст­вительно, может оказать несомненно важную услугу. Но это, – подчер­кивает он, – ничего не меняет в методологических принципах» [102. S. 520].

Каковы же эти методологические принципы? «Непосредственно наи­более понятным по своей смысловой структуре является действие, ориен­тированное субъективно строго рационально в соответствии со средствами, которые считаются (субъективно) однозначно адекватными для достижения (субъективно) однозначных и ясно сознаваемых целей» [102. S. 480).

Проанализируем приведенное определение. Итак, социология должна ориентироваться на действие индивида или группы индивидов. При этом наиболее «понятным» является действие осмысленное, т. е. направленное к достижению ясно сознаваемой самим действующим индивидом целей и использующее для достижения этих целей средства, признаваемые за аде­кватные самим действующим индивидом. Сознание действующего инди­вида оказывается, таким образом, необходимым для того, чтобы изучае­мое действие выступало в качестве социальной реальности. Описанный тип действия Вебер называет целерациональньш. Для понимания целера-ционального действия, согласно Веберу, нет надобности прибегать к психологии.

Осмысленное целерациональное действие не является предметом пси­хологии именно потому, что цель, которую ставит перед собой индивид, не может быть понята, если исходить только из анализа его душевной жизни. Рассмотрение этой цели выводит нас за пределы психологизма. Правда, связь между целью и выбираемыми для ее реализации средствами опосредована психологией индивида; однако, согласно Веберу, чем ближе действие к целерациональному, тем меньше коэффициент психологи­ческого преломления, «чище», рациональнее связь между целью и средствами.

Это, разумеется, не значит, что Вебер рассматривает целерациональное действие как некий всеобщий тип действия; напротив, он не только не считает его всеобщим, но не считает даже и преобладающим в эмпириче­ской реальности. Целерациональное действие – это идеальный тип, а не эмпирически общее, тем более не всеобщее. Как идеальный тип оно в чис-

151

том виде редко встречается в реальности. Именно целерациональное дей­ствие есть наиболее важный тип социального действия, оно служит образ­цом социального действия, с которым соотносятся все остальные виды действия.

Итак, по Веберу, понимание в чистом виде имеет место там, где перед нами – целерациональное действие. Сам Вебер считает, что в этом случае уже нельзя говорить о психологическом понимании, поскольку смысл дей­ствия, его цель лежат за пределами психологии. Но поставим вопрос по-другому: что именно мы понимаем в случае целерационального действия:

смысл действия или самого действующего? Допустим, мы видим челове­ка, который рубит в лесу дрова. Мы можем сделать вывод, что он делает это либо для заработка, либо для того, чтобы заготовить себе на зиму топ­ливо, и т. д. и т. п. Рассуждая таким образом, мы пытаемся понять смысл действия, а не самого действующего. Однако та же операция может по­служить для нас и средством анализа самого действующего индивида. Трудность, которая возникает здесь, весьма существенна. Ведь если со­циология стремится понять самого действующего индивида, то всякое действие выступает для нее как знак чего-то, в действительности совсем другого, того, о чем сам индивид или не догадывается, или, если догады­вается, то пытается скрыть (от других или даже от себя). Таков подход к пониманию действия индивида, например в психоанализе Фрейда.

Возможность такого подхода Вебер принципиально не исключал, но считал его проблематичным, а поэтому и необходимо ограничивать этот подход, применяя его лишь спорадически как подсобное средство. Про­блематичность его Вебер усматривает в том, что в таких случаях субъек­тивно, хотя и незаметно целерациональное и объективно правильно-рациональное оказываются в неясном отношении друг к другу. Вебер име­ет в виду следующее весьма серьезное затруднение, возникающее при «психологическом» подходе. Если индивид сам ясно осознает поставлен­ную им цель и только стремится скрыть от других, то это нетрудно понять;

такую ситуацию вполне можно подвести под схему целерационального поведения. Но если речь идет о таком действии, когда индивид не отдает себе отчета в собственных целях (а именно эти действия исследует психо­анализ), то возникает вопрос: имеет ли исследователь достаточные осно­вания утверждать, что он понимает действующего индивида лучше, чем тот понимает сам себя? В самом деле: ведь нельзя забывать о том, что ме­тод психоанализа возник из практики лечения душевнобольных, по отно­шению к которым врач считает себя лучше понимающим их состояние, чем они сами его понимают. Ведь он – здоровый человек, а они – боль­ные. Но на каком основании он может применять этот метод к другим здоровым людям? Для этого может быть только одно основание: убежде­ние о том, что они тоже «больны». Но тогда понятие болезни оказывается

152

перенесенным из сферы медицины в общесоциальную сферу, а лечение в этом случае оказывается социальной терапией, в конечном счете – лечением общества в целом.

Очевидно, именно эти соображения заставили Вебера ограничить сфе­ру применения такого рода подходов в социальном и историческом иссле­дованиях. Но тогда как же все-таки он сам решает вопрос о понимании? Что именно мы понимаем в случае целерационального действия: смысл действия или самого действующего? Вебер потому выбрал в качестве иде­ально-типической модели целерациональное действие, что в нем оба эти момента совпадают: понять смысл действия – это и значит в данном слу­чае понять действующего, а понять действующего – значит понять смысл его поступка. Такое совпадение Вебер считает тем идеальным случаем, от которого должна отправляться социология. Реально чаще всего эти оба момента не совпадают, но наука не может, согласно Веберу, отправляться от эмпирического факта: она должна создать себе идеализованное про­странство. Таким «пространством» является для социологии целерацио­нальное действие.

Поскольку, однако, Вебер рассматривает целерациональное действие как идеальный тип, постольку он вправе заявить, что «рационалис­тический» характер его метода вовсе не предполагает рационалистической трактовки самой социальной реальности. Целерациональность – это, по Веберу, лишь методологическая, а не «онтологическая» установка социо­лога, это средство анализа действительности, а не характеристика самой этой действительности.

Хотя Вебер заботится о том, чтобы отделить целерациональное дейст­вие как конструируемый идеальный тип от самой эмпирической реально­сти, однако проблема соотношения идеально-типической конструкции и эмпирической реальности далеко не так проста, как можно было бы ду­мать, и однозначного решения этой проблемы у самого Вебера нет. Как бы ни хотелось Веберу раз и навсегда четко разделить эти две сферы, но при первой же попытке реально работать с идеально-типической конструкцией эта четкость разделения исчезает.

Какие предпосылки, важные для социологической теории, содержит в себе целерациональное действие? Выбирая целерациональное действие в качестве методологической основы для социологии, Вебер тем самым от­межевывается от тех социологических теорий, которые в качестве исход­ной реальности берут социальные «тотальности», например: «народ», «общество», «государство», «экономика».

Принцип «понимания» оказывается, таким образом, критерием, с по­мощью которого отделяется сфера, релевантная для социолога, от той, ко­торая не может быть предметом социологического исследования. Поведе­ние индивида мы понимаем, а поведение клетки – нет. Не «понимаем» мы

153

также – в веберовском значении слова – и «действия» народа или народ­ного хозяйства, хотя вполне можем понять действия составляющих народ (или участвующих в народном хозяйстве) индивидов. Такой подход обяза­телен, по Веберу, для социолога, но не является обязательным для всех вообще наук о человеке. Так, юриспруденция при известных обстоятель­ствах может рассматривать в качестве «правового лица» также и государ­ство или тот или иной коллектив; социология же не вправе этого делать. Ее подход предполагает рассмотрение даже таких социальных образова­ний, как право, лишь в той форме, как оно преломляется через целерацио-нальное действие (а стало быть, через сознание) отдельного индивида.

Поскольку, таким образом, согласно Веберу, общественные институты (право, государство, религия и др.) должны изучаться социологией в той форме, в какой они становятся значимыми для отдельных индивидов, в’ какой последние реально ориентированы на них в своих действиях, по­стольку снимается тот привкус «метафизики», который всегда присутству­ет в социальных учениях, принимающих за исходное именно эти институ­ты (как и вообще «целостности»). Этот привкус неизбежно ощущается в социальных теориях, создаваемых на основе методологических предпосы­лок реализма в средневековом значении этого понятия. Такой точке зре­ния Вебер противопоставляет требование исходить в социологии из дейст­вий отдельных индивидов. Его позицию можно было бы охарактеризовать как номиналистическую. Однако это не вполне адекватная характеристи­ка, и вот почему. Требование исходить из индивидуального действия вы­ставляется Вебером как принцип познания, а в силу неокантианской уста­новки Вебера характеристика принципов познания отнюдь не есть в то же время и характеристика самой социальной реальности. Реальность пла­стична в том смысле, что ее можно изучать также и по-другому, результа­том чего может быть наука, отличная от социологии, например юриспру­денция или политическая экономия. Стало быть, говоря об индивидуаль­ном целерациональном действии, Вебер не утверждает, что оно есть ха­рактеристика самой реальности социальной жизни, а принимает его в ка­честве идеального типа, который в чистом виде редко встречается в дей­ствительности. Поэтому целесообразно было бы говорить о методоло­гическом номинализме, или, точнее, о методологическом индивидуа­лизме, Вебера.

Основной методологический исходный пункт Вебера можно было бы сформулировать так: человек сам знает, чего он хочет. Разумеется, в дей­ствительности человек далеко не всегда знает, чего он хочет, ведь целера-циональное действие – это идеальный случай. Но социолог должен исхо­дить именно из этого идеального случая, как из теоретико-методо­логической предпосылки.

Вторым обязательным моментом социального действия Вебер считает ориентацию действующего лица на другого индивида (или других инди-

154

видов). Разъясняя, о какой именно ориентации здесь идет речь, Вебер пи­шет, что социальное действие может быть ориентировано на прошлое, на­стоящее или ожидаемое в будущем поведение других индивидов (месть за нападение в прошлом, оборона при нападении в настоящем, меры защиты против будущего нападения). В качестве «других» могут выступать из­вестный индивид или неопределенно многие и совсем неизвестные (на­пример, «деньги» означают средство обмена, которое действующий инди­вид принимает при обмене, так как ориентирует свое действие на ожида­ние того, что в будущем при обмене их в свою очередь примут неизвест­ные ему и неопределенно многие другие).

Введение в социологию принципа «ориентации на другого» представ­ляет собой попытку внутри методологического индивидуализма и средст­вами последнего найти нечто всеобщее, принять во внимание ту, если так можно выразиться, субстанцию социального, без которой целерациональ-ное действие остается классической моделью робинзонады.

Однако здесь может возникнуть вопрос: почему Веберу понадобился столь «окольный» путь, чтобы прийти к признанию существования «все­общего»? Дело в том, что таким путем Вебер только и может показать, в какой форме выступает «всеобщее» для социологической науки: наука не должна рассматривать «социальность» вне и помимо индивидов, она не должна допускать и тени субстанциализации социального; лишь в той ме­ре и настолько, в какой и насколько «всеобщее» признается отдельными индивидами и ориентирует их реальное поведение, оно существует. Вебер поясняет, что существование таких общностей, как «государство», «союз», с точки зрения социологии означает не что иное, как большую или мень­шую возможность того, что индивиды в своих действиях принимают во внимание эти образования. Когда эта возможность уменьшается, сущест­вование данного института становится более проблематичным, сведение этой возможности к нулю означает конец данного института (госу­дарственного, правового и т. д.).

Веберовская категория «ориентации на другого», несомненно, ведет свое происхождение из области нрава и представляет собой социологиче­скую интерпретацию одного из ключевых понятий правоведения и фило­софии права – «признания».

Таким образом, социология права – это не только один из частных разделов социологии Вебера: «признание», составляющее важнейший принцип правосознания, объясняется Вебером конститутивным моментом всякого социального действия вообще.

Особенно важное значение приобретает рассматриваемая нами про­блема в учении Вебера о формах господства; здесь она выступает в виде вопроса о «легитимной власти» и вообще о природе «легитимности». Од­нако необходимо отметить, что проблема «легитимности», а соответст-

155

зации и, во-вторых, способствовать оздоровлению жизни неимущих слоев. Исследования морального здоровья общества (Дж. Кей-Шат-тлуорт, А. Герри, А. Вагнер) развивались как направление, обеспечи­вающее не только научную оценку морального состояния общества, но и разработку решений в области социальной и культурной политики, соци­ального планирования, формирования урбанистических зон и т. п.

С 1920 по 1950 год эмпирические исследования становятся приоритет­ным направлением в американской социологии. Начало этому процессу положили представители чикагской школы (Парк, Берджесс, Томас, Смолл и др.). Занимая доминирующее положение в американской социо­логии в период с 1915 по 1935 год, чикагская школа оказала значительное влияние на формирование мировой эмпирической социологии. Базой для формирования чикагской школы стал первый в мире социологический фа­культет Чикагского университета (с 1892 года), основатель и руководитель которого А. В. Смолл одновременно возглавил Американское социологи­ческое общество.

Подготовительный же период в развитии чикагской школы (1892-1915) был связан с деятельностью в Чикагском университете так называемой «большой четверки» – Смолла, Винсента, Хендерсона, Томаса. В этот пе­риод чикагская школа еще не имела единой исследовательской программы и четкой теоретической направленности, была связана с протестантской социально-философской традицией и традициями европейской социоло­гии. Помимо «отцов-основателей» американской социологии – Уорда, Самнера, Гиддингса, Росса, Кули, – значительное влияние на ориентацию чикагской школы (эмпирический реформизм) оказала чикагская школа философии (прагматизм Дж. Дьюи).

Основными отличительными чертами чикагской школы являлись пре­жде всего органичное соединение эмпирических исследований с теорети­ческими обобщениями; выдвижение гипотез в рамках единой организо­ванной и направленной на конкретные практические цели программы. Другую особенность чикагской школы составляли широта теоретической ориентации, соединение различных подходов и методов, среди которых не было определенно доминирующих.

Первой заявкой на лидерство чикагской школы в области эмпириче­ской социологии была работа У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский кре­стьянин в Европе и Америке» (1918-1920). В ней были реализованы и ап­робированы на практике основные идеи социологической теории Томаса, ядро которой – понятие социальной ситуации, включающее в себя три взаимосвязанных элемента: объективные условия (социальные нормы и ценности), установки индивида и группы; определение ситуации дейст­вующим лицом. Главное внимание в названной работе уделено анализу соответствия второго и третьего элементов. Если определение ситуации

178

индивидом не совпадает с групповыми ценностями, то возникает социаль­ная дезинтеграция, порождающая многие болезни современного общества. Определение ситуации на групповом уровне дает представление о нормах, законах, ценностях. Определение ситуации индивидом, исходя из его соб­ственных установок и нормативных (ценностных) предписаний группы, свидетельствует о его приспособляемости к ней, о степени конформности индивида. Исходя из этого, Томас совместно со Знанецким разработали типологию личностей по характеру их приспособляемости к социальному окружению: мещанский тип (для него характерны традиционные установ­ки и стереотипы); богемный (нестойкие и слабо связанные между собой установки); творческий (логически взаимосвязанные между собой уста­новки и творческие потенции, обусловливающие оптимальное определе­ние ситуации). Томас утверждал, что развитие общественной жизни и культуры определяется творческими личностями, способными к экономи­ческим, политическим и технологическим инновациям. В развитии техни­ки социологического исследования большую роль сыграло использование Томасом личных документов (биограмм) – писем, дневников, автобиогра­фий. Работы Томаса знаменовали переход американской, а затем и евро­пейской социологии к эмпирическим исследованиям.

Одним из основателей чикагской школы считают автора «класси­ческой» социально-экологической теории Роберта Э. Парка (1864-1944). Социология, по Парку, изучает образцы коллективного поведения, форми­рующиеся в ходе эволюции общества как организма и «глубоко биологи­ческого феномена». Социальная эволюция у Парка проходит четыре ста­дии, и любой социальный организм переживает четыре соответствующих порядка: экологический (пространственное, физическое взаимодействие), экономический, политический и культурный. По мере продвижения к культурному порядку усиливаются социальные связи (пространственные, экономические, политические, и наконец, моральные) и общество достига­ет оптимальной «соревновательной кооперации» и «согласия»; вступает в силу формула «общество как взаимодействие». Если на макроуровне «биотические» силы проявляются в экологическом порядке, пространст­венном размещении социальных институтов, то на микроуровне «биоти­ческая» природа человека (как условие его изначальной свободы) выража­ется в способности к передвижению, в пространственном взаимодействии, миграции.

Миграция как коллективное поведение образует, по Парку, экологиче­ский порядок общества. Экономический, политический и культурный по­рядок представляют собой в совокупности «организацию контроля» по­средством экономических законов, права, нравов, обычаев, словом -«согласия». Таким образом, согласно Парку, общество выражает себя в

179

«контроле» и «согласии», а социальное изменение связано прежде всего с изменением моральных норм, индивидуальных установок, состояния соз­нания, «человеческой природы» в целом. Эти изменения связываются Парком с физической, пространственной, а затем и социальной мобильно­стью. Социальные перемещения, изменения социоэкономического статуса индивида стали у Парка предметом теории социальной дистанции.

Классическая социальная экология Парка послужила теоретическим основанием исследовательской программы по изучению локальных сооб­ществ в Чикаго. Ее прикладной вариант для социологии города был раз­работан Эрнстом Берджессом (1886-1966) и сохраняет свое значение до сих пор. Э. Берджесс, будучи одним из основателей чикагской школы и учеником Парка, в рамках программы по изучению локальных сообществ в Чикаго и на основе социально-экологической теории выдвинул гипотезу «концентрических зон». Гипотеза описывает механизм формирования со­циально неоднородных районов в процессе роста города и так называемых локальных сообществ.

Берджесс рассматривает конкурирующий и расширяющийся бизнес-центр как доминантный центр сообщества и как характерную органи­зацию образа жизни. Конкуренция – ключевое экологическое понятие -определяет, какого рода бизнес оккупирует центр и каким образом форми­руется центральный район бизнеса. Рост этого района воздействует на ок­ружающее пространство, называемое зоной транзита. Это пространство разделяется такими барьерами, как транспортные артерии, организации бизнеса и индустрии, парки и бульвары, которые модифицируют гипоте­тический концентрический зональный образец. Так, окружающие озера модифицируют зональный образец Чикаго в концентрические полукружья. Население, образующее локальные сообщества в рамках зон, как и сами зоны, фокусирует социологический интерес чикагских исследователей.

Основным методом определения «зон» стало картографирование. На основании разработанной Берджессом «Карты социальных исследований города Чикаго» (1923-1924) было выделено 75 «естественных зон» и бо­лее трех тысяч локальных сообществ, которые затем исследовались мето­дами включенного наблюдения, интервью, анализа документов. Значи­тельная роль в проверке зональной гипотезы отводилась данным переписи населения. Проведенная Берджессом на основании переписей 1930 и 1934 годов классификация районов Чикаго сохраняет свое практическое значе­ние до сих пор.

Итак, немаловажную роль в формировании «классической» концепции социальной экологии Парка и Берджесса и в появлении «школы» в Чикаго сыграли особенности этого города, поскольку развитие локалистских и реформистских ориентации этой школы связано с решением специфиче­ских городских проблем. Соединение исследовательских программ с

180

учебным процессом в университете способствовало появлению принципи­ально нового характера университетского обучения, его связи с решением конкретных эмпирических задач. В методологическом плане эмпириче­ские исследования четко базировались на основополагающих тезисах «классической» социально-экологической теории Парка: адаптации к че­ловеческому (и особенно городскому) обществу идей, заимствованных из экологии; понимании современного общества как продукта эволюции из относительно недифференцированного социального порядка в социальную систему с функциональным разделением труда и функциональной взаимо­зависимостью различных типов локальных сообществ. Зональные гипоте­зы, сформулированные исходя из заданных идей, тестировались в эмпи­рических исследованиях описательного и объяснительного плана. В прак­тическом аспекте эти исследования были подчинены (в духе реформизма) решению основной задачи – установлению «социального контроля» и «социального согласия». В целом, как показала общественная практика, выявленные в то время зональные изменения оказались типичными для растущих крупных индустриальных городов Америки, а чикагские иссле­дования стали истоком становления эмпирической социологии города.

В целом чикагская школа не противопоставляет «мягкие», этнографи­ческие методы и «жесткие», «количественные»: эти методы, как правило, комбинируются и взаимодополняют друг друга. Заметный сдвиг в сторону «жестких» метрических методик наметился с приходом в чикагскую шко­лу Уильяма Ф. Огборна (1886-1959), который внес значительный вклад в разработку и измерение социальных характеристик городов.

Однако и здесь традиция взаимосвязи теории и практики сыграла свою роль и помогла Огборну разработать оригинальную «теорию отставания культуры», представляющую собой вариант теории технологического де­терминизма. Преобразования в материальной культуре приводят, по Ог­борну, к изменениям в других элементах культуры, однако последние от­стают от первых, поэтому общество постоянно преодолевает состояние неприспособленности к реальной ситуации. Продолжая рассматривать со­циальную жизнь как взаимодействие биологического организма, геогра­фического окружения и групповых процессов, Огборн вводит в этот кон­текст еще один фактор – культурное наследие и культурную переменную, обусловливающую степень духовной комфортности общества.

Социально-экономическая теория Парка-Берджесса сыграла значи­тельную роль в исследованиях чикагской школы и повлияла на дальней­шее развитие как экологического теоретизирования, так и связанной с ним эмпирической практики. Влияние чикагской школы на развитие эмпири­ческой социологии (в частности, американской), сказывалось на протяже­нии 30-40-х годов, после чего инициатива перешла к Гарвардскому и Ко­лумбийскому университетам. Основные причины упадка чикагской шко­лы: уход в 1934 году ее лидера Парка, обострение разногласий относи-

181

тельно методов исследования; отсутствие равных Парку и Берджессу по­следователей в теории; кризис локалистских и регионалистских ориента­ции в целом в период экономической депрессии и обострения проблем общенационального значения, потребовавших новых методов исследова­ния. В дальнейшем значение чикагской школы сохранилось для развития теории социологии города, а в настоящее время ее идеи актуальны для так называемой «инвайронменталистской социологии».

В рамках чикагской школы были созданы предпосылки для возникно­вения урбанистической концепции Луиса Вирта (1897-1952), который разработал понятие городского образа жизни. В своей концепции Вирт во­едино связал характеристики пространственной и социальной организации крупного города (большая численность, высокая концентрация, социаль­ная неоднородность населения) с характеристиками особого городского типа личности, который формируется в этих условиях. По мнению Вирта, численность, плотность и неоднородность населения находят свое выра­жение в городской культуре, которая характеризуется: преобладанием анонимных, деловых, кратковременных, частичных и поверхностных кон­тактов в межличностном общении; снижением значимости территориаль­ных общностей; уменьшением роли семьи; многообразием культурных стереотипов; неустойчивостью социального статуса горожанина, повыше­нием его социальной мобильности; ослаблением влияния традиций в регу­лировании поведения личности.

В 40-50-х годах XX века концепция урбанизма приобрела статус пара­дигмы в исследовании городских проблем как в США, так и в странах За­падной Европы (Шомбар де Лов и Р. Ледрю (Франция), Р. Кениг (Гер­мания)). Теоретические воззрения наиболее видного представителя социо­логии города во Франции Шомбара де Лова (1913 г. р.) сложились под воздействием чикагской школы и французских социологических тради­ций. Они укладываются в рамки урбанизма, предполагающего возмож­ность изменения социальных отношений путем изменения пространствен­ных структур с учетом потребностей разных слоев населения. В 50-60-х годах школа Шомбара де Лова практически не имела конкурентов в об­ласти социологии города во Франции.

В 60-е годы концепция урбанизма подверглась критике в социологиче­ской литературе, основное содержание которой выражалось в том. что об­раз жизни есть функция социального положения и жизненного цикла че­ловека, а не системы поселения. С 70-х годов на основе критики урбаниз­ма сложилась так называемая «новая городская социология», теоретиче­ский фундамент которой образуют по преимуществу структуралистские интерпретации марксизма и концепция господства (М. Вебср). Особое внимание в этой концепции уделяется изучению социально-террито­риальных последствий массового применения новых технологий.

1S2

Итак, в 40-50-е годы лидерство в развитии эмпирической социологии перешло, как уже говорилось, к Колумбийскому и Гарвардскому универ­ситетам. Ведущее положение Колумбийского университета в период 40-50-х годов в немалой степени определялось развитием в эмпирической со­циологии ее академической ветви, хотя исходные ее предпосылки были сформулированы гораздо раньше в трудах Э. Дюркгейма, М. Вебера и др. Главная задача социального познания в академическом направлении эм­пирической социологии усматривалась в открытии и формулировании универсальных, независимых от места и времени закономерностей пове­дения человека в социальной организации. Для сторонников структурного функционализма эта задача конкретизировалась в формулировку универ­сальных функциональных закономерностей или требований, призванных объяснить структурные механизмы сохранения устойчивости и стабильно­сти любой социальной системы. В гуманистически ориентированных кон­цепциях (символический интеракционизм, феноменологическая социоло­гия и др.) на первое место выдвигалась задача выяснения социально-психологической структуры социального взаимодействия, роли личности как творца социальной реальности. В позитивистски ориентированных концепциях (например, концепция социального обмена) подчеркивалась решающая роль универсальных закономерностей человеческой природы для объяснения общественных отношений и структур.

Большую роль сыграло и то обстоятельство, что в Колумбийском уни­верситете в 40-е годы активно занимался прикладными социальными ис­следованиями ученик П. Сорокина Р. Мертон. Деятельность Мертона на посту содиректора Бюро .прикладных исследований Колумбийского уни­верситета (вместе с П. Лазарсфельдом) во многом способствовала росту авторитета эмпирической социологии, олицетворяя собой «единство тео­рии и метода» в рамках американской социологии.

Что же касается методологических подходов соратника Мертона Поля Лазарсфельда (1901-1976), то, с его точки зрения, методология есть пре­жде всего деятельность, связанная с критическим анализом и оценкой ме­тодов и процедур социологического исследования, выявлением смысла и значений используемых понятий, обнаружением научного содержания со­циологических теорий. Основным критерием истинности научного знания в полном соответствии с неопозитивистской позицией у Лазарсфельда вы­ступает принцип верификации. Большое внимание Лазарсфельд уделял разработке количественных методов и основам их применения в социаль­ных науках, поскольку, по его мнению, их внедрение помогает преодоле­вать «барьеры, существующие между различными дисциплинами соци­альных наук». В качестве наиболее плодотворного он выделял метод шка­лирования, считая основной задачей эмпирической социологии поиски «все более уточненной техники разработки шкал и их комбинирования во

183

Сохраняя приверженность к основным идеям «критической социоло­гии», Ю. Хабермас активно использует в своих теоретических построени­ях положения, разрабатываемые в таких течениях современной филосо­фии и социологии, как лингвистическая философия, герменевтика, фено­менология и т. п. Рассматривая «жизненный мир» человека, он выделяет в нем две основные сферы человеческого существования: первая – это тру­довая деятельность (взаимодействие человека с природой); вторая – меж­человеческое взаимодействие (интеракция и коммуникация).

Так как Ю. Хабермаса интересуют методологические вопросы, то ана­лиз выделенных сфер он строит в познавательной плоскости. В соответст­вии с основными сферами человеческого существования им рассматрива­ются такие виды познавательного интереса, как 1) «технический» интерес. целью которого является овладение природой (этот интерес реализуется в сфере труда и характеризует естественные и технические науки); 2) «практический» интерес, который направлен на выработку ценностей и целей человеческого взаимодействия в ходе овладения природой (этот ин­терес реализуется в сфере интеракции, определяемой «научно-технической рациональностью», он опосредуется «техническим» интересом, хотя реа­лизуется в области социально-гуманитарных наук); 3) «эмансипацион­ный» интерес, цель которого – выход в сферу «истинной интеракции и коммуникации» и освобождение от отчуждения и угнетения, возникающе­го в результате переноса в сферу межчеловеческого взаимодействия прин­ципов взаимоотношения с природой.

Исследования Ю. Хабермаса ориентированы на поиск путей преодоле­ния противоречий между «жизненным миром» человека и социальной системой «позднего капитализма», которая, утверждая принцип «тех­нической рациональности», вносит элементы отчуждения в межчеловече­ское взаимодействие, делая его «ложным». Этим проблемам посвящены работы Ю. Хабермаса «Теория общества или социальная технология?» (1973), «Проблемы легитимации в условиях позднего капитализма» (1973), «Теория коммуникативного действия» (1981).

Исследовательские ориентации бывшего представителя Франкфурт­ской школы свидетельствуют о том, что он не остановился на ортодок­сальной приверженности идеям «критической социологии». Но одновре­менно нельзя не заметить, что основные принципы «критической теории», разработанные его предшественниками и учителями, несомненно, опреде­ляют характер теоретической деятельности Ю. Хабермаса. И он не един­ственный, кто испытывает это влияние. Социально-философские, социо­логические воззрения представителей Франкфуртской школы продолжают оказывать влияние на развитие современной, особенно западноевропей­ской, социологии, даже в то время, когда школа как единое течение пере­стала существовать.

208

Можно по-разному воспринимать социально-философские и социоло­гические идеи представителей «критической социологии», но нельзя не признать реальность поставленных ими проблем: о роли теории общест­венного развития в определении перспектив развития цивилизации и в по­литической практике; о месте человека в современной «техногенной» ци­вилизации; о ценностных предпосылках социального познания и специфи­ке постижения «жизненного» мира человека; об использовании в социоло­гии методов сбора и анализа информации, разработанных в литературове­дении, искусствознании, т. е. в гуманитарных науках, которые в противо­вес естественнонаучному объяснению выдвигают на первый план «по­нимание». Проблематика «критической социологии» придавала ей то «гуманистическое измерение», в поисках которого движется современная социологическая теория.

Заслуживает внимания мнение, что значимость идей Франкфуртской школы с течением времени возрастает, и такая тенденция сохранится в обозримом будущем. Проблемы, поставленные «критической социологи­ей», не только не сняты, но становятся все более актуальными. Решение же их видится на путях взаимодополнения различных подходов, извлече­ния того ценного, что наработано в различных концептуальных течениях, в том числе и в рамках «критической социологии» Франкфуртской школы.

2.5. Теория социального конфликта

Современная теория социального конфликта возникла как реакция некоторой части западных социологов на широкое распространение в ми­ре социологии позитивизма, ее теоретической основы – структурно-функционального анализа. Односторонность методологических посылок функционального подхода, особенно таких, как постулирование стабиль­ности, устойчивости, гармонии, порядка в обществе, универсального функционализма, функциональной неотъемлемости всех компонентов со­циума, – вступала в заметное противоречие с иным концептуальным под­ходом к социальной действительности, инициированным, в частности, общественной практикой 50-60-х годов, социальными конфликтами этого периода. Многие социологи Запада поставили вопрос о том, что наряду с порядком в обществе существует и беспорядок: стабильность, устойчи­вость, гармония сопровождаются конфликтностью, борьбой противостоя­щих социальных групп, организаций, личностей.

Выступившие с критикой методологической односторонности теории структурно-функционального анализа социологи опирались на классиче­ское социально-философское и социологическое наследие К. Маркса, Л. Гумпловича, Г. Зиммеля, содержащее хорошо разработанные прин­ципы, методологические основы теории конфликта.

14 История социологии

209

Сохраняя приверженность к основным идеям «критической социоло­гии», Ю. Хабермас активно использует в своих теоретических построени­ях положения, разрабатываемые в таких течениях современной филосо­фии и социологии, как лингвистическая философия, герменевтика, фено­менология и т. п. Рассматривая «жизненный мир» человека, он выделяет в нем две основные сферы человеческого существования: первая – это тру­довая деятельность (взаимодействие человека с природой); вторая – меж­человеческое взаимодействие (интеракция и коммуникация).

Так как Ю. Хабермаса интересуют методологические вопросы, то ана­лиз выделенных сфер он строит в познавательной плоскости. В соответст­вии с основными сферами человеческого существования им рассматрива­ются такие виды познавательного интереса, как 1) «технический» интерес. целью которого является овладение природой (этот интерес реализуется в сфере труда и характеризует естественные и технические науки); 2) «практический» интерес, который направлен на выработку ценностей и целей человеческого взаимодействия в ходе овладения природой (этот ин­терес реализуется в сфере интеракции, определяемой «научно-технической рациональностью», он опосредуется «техническим» интересом, хотя реа­лизуется в области социально-гуманитарных наук); 3) «эмансипацион­ный» интерес, цель которого – выход в сферу «истинной интеракции и коммуникации» и освобождение от отчуждения и угнетения, возникающе­го в результате переноса в сферу межчеловеческого взаимодействия прин­ципов взаимоотношения с природой.

Исследования Ю. Хабермаса ориентированы на поиск путей преодоле­ния противоречий между «жизненным миром» человека и социальной системой «позднего капитализма», которая, утверждая принцип «тех­нической рациональности», вносит элементы отчуждения в межчеловече­ское взаимодействие, делая его «ложным». Этим проблемам посвящены работы Ю. Хабермаса «Теория общества или социальная технология?» (1973), «Проблемы ле