.

Внешняя политика Древней Руси

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 1283
Скачать документ

25

ТЕМА

Внешняя политика Древней Руси.

ПЛАН

1. Зарождение дипломатической системы древней Руси

2. Формирование и развитие внешнеполитических отношений:

2.1. Роль князя Игоря, воеводы Олега в формировании внешнеполитических
отношениях.

2.2. Роль Ольги в формировании дипломатических отношениях.

2.3. Политика Святослава. Независимость Руси.

2.4. Политическая деятельность Владимира сына Святослава.

3. Внешняя политика Руси времен Ярослава Мудрого.

1. Зарождение дипломатической системы древней Руси

Организация дипломатической деятельности неотделима от
внешнеполитической функции государства. Зарождение государственности
даже в такие «непросвещенные» времена, как IX-X веках отечественной
истории, неизбежно предполагает с первых же шагов древней Руси на
международной арене существование определенных организационных
внешнеполитических начал, конкретных дипломатических средств, методов,
форм, приемов, свойственных не только уровню развития данного
государства, но и в известной степени международной практике своего
времени.

Естественно, что система древнерусской дипломатии, как, впрочем, и
дипломатии любого другого государства, не возникает неожиданно и сразу
же в готовых, раз и навсегда отлитых политических формах.

Именно в период перехода от первобытнообщинного строя к
раннеклассовому обществу, на этапе «военной демократии», зарождаются
войны как социальное явление, закладываются и основы государственной
дипломатической службы. Дипломатическая деятельность
«военно-демократических» общественных образований, а позднее классовых
государств зарождается как средство закрепления результатов военных
предприятий, создания различных международных политических комбинаций
для дальнейших завоевательных походов или для обороны против опасных
соперников.

Зарождение дипломатической системы древней Руси – это, прежде всего
содержание дипломатических переговоров и дипломатических соглашений,
расширение круга и степень значимости поднимаемых в них политических
вопросов; вовлечение в сферу дипломатической активности Руси все
большего количества государств и народов зарождение и развитие
посольской службы.

Многие дипломатические переговоры и соглашения древней Руси возникли
на почве военного противоборства руссов с соседними странами и народами.

Для славян было бедствием соседство с древними русами, которые сделали
своим промыслом набеги на соседей. В свое время русы, побежденные
готами, бежали частично на восток, частично на юг. Часть русов, ушедшая
на восток, заняла три города, которые стали опорными базами для их
дальнейших походов. Это были Куяба (Киев), Арзания (Белоозеро) и Старая
Руса. Русы грабили своих соседей, убивали их мужчин, а захваченных в
плен детей и женщин продавали купцам-работорговцам.

Славяне селились небольшими группами в деревнях; обороняться от русов,
оказавшихся жуткими разбойниками, им было трудно. Добычей русов
становилось все ценное. Неравная борьба длилась долго и закончилась в
пользу русов, когда к власти у них пришел Рюрик.

Биография Рюрика непроста. По “профессии” он был варяг, то есть наемный
воин. По своему происхождению — рус.

Существует легенда о двух братьях Рюрика, Синеусе и Труворе, возникшая
в результате непонимания слов летописи: “Рюрик, его родственники и
дружинники”. Дружинников Рюрик посадил в Изборске, родственников
отправил дальше, на Белоозеро, сам, опираясь на Ладогу, где был
варяжский поселок, сел в Новгороде. Так, путем подчинения окрестных
славян, финно-угров и балтов, он создал свою державу.

2. Формирование и развитие внешнеполитических отношений:

2.1. Роль князя Игоря, воеводы Олега в формировании внешнеполитических
отношениях.

Согласно летописи, Рюрик умер в 879 году, оставив сына, которого звали
Игорь. Поскольку Игорь, в то время был еще очень мал, власть принял
воевода по имени Олег. Олег с воинами двинулся по великому пути из
“варяг в греки”: из Новгорода к югу по речке Ловать, где была
переволока, и дальше по Днепру, попутно заняв Смоленск. Варяги Олега и
малолетнего Игоря подошли к Киеву. Тогда там жили славяне, и стояла
небольшая русская дружина Аскольда. Олег выманил Аскольда и вождя славян
Дира на берег Днепра и там убил их. После этого киевляне без всякого
сопротивления подчинились новым властителям. Это произошло в 882 году.
Олег занял Псков и в 883 году обручил малолетнего Игоря с псковитянкой
Ольгой.

К IX веку раскол славянского единства привел к созданию новых,
ранее не существовавших народов.

Образовавшееся русско-славянское государство с центром в Киеве быстро
усилилось и сразу же начало расширяться к берегам Черного моря. В этом
движении славяно-русы столкнулись с таким грозным противником, каким
была в конце IX — начале X века Византия.

Говоря об отношениях Киева и Византии в X веке, необходимо сразу
отметить следующие обстоятельства.

Во-первых, в X веке весьма изменились ландшафтно-климатические условия
жизни народов Евразии и, в частности, обитателей Северного
Причерноморья. Наступила очередная вековая засуха, вследствие которой
часть печенегов откочевала из Средней Азии в низовья Днепра. Печенеги в
поисках союзников вступили в контакт с Византией и стали для нее
надежными друзьями, а враги печенегов и Византии — мадьяры — выступили
союзниками славян и русов и как могли, поддерживали их.

Во-вторых, события войн славяно-русов с Византией переданы в
византийских хрониках и русских летописях с очень сильными искажениями.
Вместо правдивого изложения событий мы имеем легенды, которые сочинялись
летописцами в угоду “начальству”, в зависимости от политической
ситуации. Особенно характерна “историческая мифология” для русского
летописания — знаменитой “Повести временных лет” Нестора.

Исходя из твердо установленных фактов, мы знаем следующее. Византия
вынуждена была бороться с коалицией мадьяр и славяно-русов. Первыми, кто
воспользовался скованностью сил греков, были арабские пираты.
Арабо-берберские пираты из Испании захватили остров Крит и вырезали там
все христианское население. Сирийские и египетские арабы захватили
острова Эгейского моря: Лемнос, Родос, Наксос и другие. Наконец, в 904
году великий арабский корсар Лев Триполитанский сумел напасть на
Фессалоники и разграбил окрестности второго по величине города империи.
Этот пират покушался даже на Константинополь, но, не имея достаточных
сил, обратился за помощью к не меньшим разбойникам — русам-дромитам.

Прозвище “дромиты” свидетельствовало о стремительности набегов этой
днепровской вольницы. Первый набег русов на Константинополь состоялся
еще в 860 году. Тогда греки встретили врага иконой Богоматери Одигитрии;
стены города оказались неприступными. Русы отошли от столицы и предпочли
заключить выгодный для них мир. Так было положено начало войнам
славяно-русов с Византией, длившимся до конца X века.

И вот по зову Льва Триполитанского с низовьев Днепра, Днестра и Южного
Буга вновь потянулись ладьи дромитов. Их флот собрался у берегов
Босфора, где русов встретила греческая эскадра наварха Иоанна Радина.
Большая часть русских кораблей была сожжена “греческим огнем”. Спасся
лишь один отряд, уведенный его вождем Олегом и скрывшийся в устье
Днепра. После такого успеха греки легко отразили атаку арабов Льва
Триполитанского.

Попробуем представить, что можно было сделать на месте русов-дромитов.
Поход на Константинополь окончился жутким разгромом, большая часть
соратников погибла в пламени “греческого огня”. Высадившиеся на берег
попали в плен и были превращены в невольников, ни о какой добыче не было
и речи. Острая вражда между русами и Византией усугубилась. Было
очевидно, что воевать с мощным противником без поддержки нельзя, и русы
стали искать союзников. Ими оказались хазары.

По соседству с Киевской державой в Восточной Европе зарождалось могучее
государство — Хазарский каганат. Хазары — кавказское племя, жившее на
территории современного Дагестана.

Врагами прикаспийских хазар были степняки-буртасы и булгары. И тех и
других в VI веке подчинили себе тюрки. В начавшейся у победителей
династической распре одни тюрки оперлись на булгар, другие на хазар.
Победили хазары и их союзники. Степные булгары бежали на Среднюю Волгу,
где основали город Великий Булгар.

Хазарские правители были истыми купцами: они покупали победы, и только
победы. Бесстрашные гурганцы одержали для хазарских евреев победы над
гузами на реке Яик, над булгарами, над буртасами, над савирами. Но эти
победоносные гурганцы отказались воевать против единоверцев —
мусульман-дейлемитов. И тогда хазарские евреи, народ находчивый,
пригласили для войны с мусульманами древних русов.

Русы освоили корабельное дело и мореплавание еще на Балтике. Наемное
войско русов шло по Волге, строило корабли на Каспии и затем совершало
морские набеги на территорию Персии. В первом походе они совершенно
разграбили остров Абес-кун. С дейлемитами русы столкнулись во время
второго похода в 913 году. Дейлемиты отбили атаку, и русы, чтобы не
возвращаться с пустыми руками, напали на мусульманский город Гянджу.
Тогда хазарский правитель разрешил своей гвардии отомстить за
единоверцев. Несколько дней сопротивлялось усталое войско русов, но было
разбито мусульманами. Так — гибелью — закончился для русской дружины
поход 913 году.

Два последующих десятилетия истории были наполнены мелкими конфликтами
славян и, уже возникшего, Киевского княжества с Хазарией.

В 939 году произошло событие чрезвычайной важности. Русский вождь —
князь Игорь — захватил принадлежавший Хазарии город Самкерц (ныне
Тамань), расположенный на берегу Керченского пролива. Хазарский
правитель ответил на удар ударом: на русов двинулась мусульманская
гвардия под командованием еврея, “достопочтенного Песаха”. Песах
освободил Самкерц, переправился через Керченский пролив и прошел маршем
по южному берегу Крыма (940 год), истребляя христианское население.
Перейдя Перекоп, Песах дошел до Киева и обложил русское княжество данью.
В 943 году хазары вновь послали войско русов — уже своих данников — на
Каспий, для войны с дейлемитами. Русы захватили в низовьях Куры крепость
Бердаа. Страшнее сабель и стрел дейлемитов оказалась вспыхнувшая в
лагере русов дизентерия. Они пробились к своим ладьям и отплыли. Но,
видимо, на Русь не вернулся никто, так как в русских летописях нет ни
слова об этом походе.

Миновали бурные во внешнеполитической истории древней Руси 40-е годы X
века, отмеченные русско-византийской войной 941—944 годов, договором
Руси с империей 944 года, ударом русской рати по арабским вассалам в
Закавказье, поисками союзных отношений с печенегами. И хотя вдохновитель
этой политики великий князь Игорь бесславно погиб в древлянских лесах,
ее реализация продолжалась и после его смерти. Не сумев закрепиться при
Игоре в Закавказье, Русь во второй половине 40-х – 50-е годы
поддерживает мирные отношения с Хазарией – своим врагом номер один на
восточных торговых путях и в районе Приазовья и Поволжья. На западе Русь
завязывает политические контакты с Германией, более или менее
определяется позиция Руси в Северном Причерноморье, где руссы сумели
получить доминирующее положение как на востоке региона, так и на западе,
на подступах к Поддунавью.

2.2. Роль Ольги в формировании дипломатических отношениях.

Во исполнение союзных обязательств Руси по отношению к Византии, русы
участвовали в экспедиции греческого флота, направленного против критских
корсар; русские гарнизоны размещались в пограничных с халифатом
крепостях, создавая заслон против арабского давления на империю с
юго-востока. А вскоре правительство княгини Ольги предприняло ряд новых
дипломатических шагов, которые должны были содействовать дальнейшему
укреплению внешнеполитических связей древней Руси, росту ее
международного престижа.

Свое место в этом ряду занимают дипломатические контакты правительства
Ольги с Византией и Германским королевством во второй половине 50-х
годов Х века.

Правительство княгини Ольги предприняло ряд новых дипломатических
шагов, которые должны были содействовать дальнейшему укреплению
внешнеполитических связей древней Руси, росту ее международного
престижа. Русская миссия, возглавляемая самой Ольгой, появилась в
Константинополе, ответное византийское посольство побывало в Киеве.
Отправилось русское посольство и на Запад, в земли германского короля
(затем императора) Оттона I. Через полтора года в Киеве появляется
немецкая духовная миссия.

Сведения о дипломатических шагах Руси, относящихся ко второй половине
50-х годов X века, сохранились в ряде русских, византийских и западных
источников.

История посольства Ольги в Константинополь изложена в «Повести временных
лет», в «Новгородской первой летописи» и «Летописце
Переяславля-Суздальского», восходящих к оригинальным древнейшим
летописным известиям. Эти сведения вошли в позднейшие летописные своды.
В летописях описаны приемы Ольги у императора и патриарха, история
«сватовства» императора к Ольге и ее крещения в Константинополе.

М. А. Оболенский связал воедино два исторических факта — посольство
Ольги в Константинополь и русскую миссию к Оттону I. Он считал, что
основная цель этих поездок — домогательство руссами цесарского титула,
и, поскольку Ольгу постигла неудача в Византии, она обратилась через два
года по этому же поводу на Запад. Так родилась версия о дипломатической
игре Ольги с Византией и Западом. Ольга обратилась к Оттону I лишь после
охлаждения отношений между Русью и Византией, что отразилось, согласно
летописи, в переговорах императорских послов в Киеве и в негативных
оценках Руси Константином VII Багрянородным в его сочинениях. На Западе
Ольга искала не религиозных контактов, а связей государственных, поэтому
и направила послов не к папе, а к германскому королю. Попытки же
Оттона I навязать епископство руссам встретили с их стороны
резкое сопротивление и обусловили неудачу Адальберта. Адальберт кроме
миссионерских целей имел и политические расчеты.

Ольга вела с Византией переговоры по торговым и политическим вопросам,
обещала императору выслать дары и дать «воев», что нашло отражение в
союзных действиях Святослава.

В общем плане развития древнерусской дипломатической практики следует
рассматривать и политические контакты Руси с Хазарией, народами
Северного Кавказа, с печенегами, а также попытки добиться мирных
урегулирований после русских походов в Закавказье в первой половине Х
века.

Вместе с тем для киевской правящей верхушки становится очевидным, что
дальнейшая решительная борьба за реализацию этих внешнеполитических
направлений сопряжена с борьбой против Хазарского каганата, обострением
соперничества с Византией, новыми войнами, поисками союзников на Западе
и Востоке, новой дипломатической активностью. Правительство Ольги не
ставило перед собой решение подобных задач. Эту нелегкую государственную
миссию взяло на свои плечи киевское правительство молодого Святослава.

2.3. Политика Святослава. Независимость Руси.

Дипломатия Святослава опиралась на предшествующие внешнеполитические
успехи древней Руси, синтезировала накопленный внешнеполитический опыт и
в этом плане являла собой новый качественный этап.

Молодой князь, оказавшийся энергичным полководцем, летом 964 года начал
поход против хазар. Святослав не решился идти от Киева к Волге напрямую
через степи. Это было очень опасно, ибо племя северян, обитавшее на этом
пути между Черниговом и Курском, было сторонником хазар. Русы поднялись
по Днепру до его верховьев и перетащили ладьи в Оку. По Оке и Волге
Святослав и дошел до столицы Хазарии — Итиля.

Союзниками Святослава в походе 964—965 годов выступили печенеги и гузы.
Печенеги, сторонники Византии и естественные враги хазар, пришли на
помощь Святославу с запада. Гузы пришли от реки Яик, пересекши покрытые
барханами просторы Прикаспия. Союзники благополучно встретились у Итиля.

В осажденном городе евреям бежать было некуда, потому они вышли
сражаться со Святославом и были разбиты наголову. Уцелевшие бежали
“черными” землями к Тереку и спрятались в Дагестане. Святослав пришел и
на Терек. Там стоял второй большой город хазарских евреев — Семендер.
Семендер имел четырехугольную цитадель, но она не спасла город.
Святослав разгромил Семендер и, забрав у населения лошадей, волов,
телеги, двинулся через Дон на Русь. Уже по дороге домой он взял еще одну
хазарскую крепость — Саркел, находившуюся около нынешней станицы
Цимлянской. Саркел был построен византийцами в период их короткой дружбы
с Хазарией. В Саркеле Святослав встретил гарнизон, состоявший из наемных
кочевников. Князь одержал победу, разрушил крепость, а город
переименовал в Белую Вежу. Там в дальнейшем поселились выходцы из
Черниговской земли. Взятием Саркела завершился победоносный поход
Святослава на Хазарию.

В результате похода 964—965 годов Святослав исключил из сферы влияния
еврейской общины Волгу, среднее течение Терека и часть Среднего Дона. Но
не все военно-политические задачи были решены. На Кубани, в северном
Крыму, в Тьмутаракани еврейское население под именем хазар по-прежнему
удерживало свои главенствующие позиции и сохраняло финансовое влияние.
Однако основным достижением похода, бесспорно, явилось то, что Киевская
Русь вернула себе независимость.

Результаты похода 964—965 годов не могли не поднять авторитет Руси в
глазах византийского союзника, который старался всеми силами привлечь
Святослава к решению внешнеполитических проблем империи. Византийскому
правительству требовался человек для переговоров со Святославом. Выбор
пал на византийского дипломата, сына стратига херсонесской фемы
(области), Калокира. Калокир был человек столь же энергичный, сколь и
честолюбивый. Язык славян и их нравы он знал хорошо, ибо встречался с
ними в Херсонесе, а будучи византийским офицером, плечом к плечу со
славяно-русами сражался в Сирии против мусульман.

В Киеве Калокир заключил выгодный для Византии договор, по которому русы
обязались принудить к покорности Болгарское царство. Но честолюбивый
посол втайне мечтал об императорской короне. Он решил опереться на
войско русов и, свергнув старого императора Никифора II Фоку, захватить
власть в Константинополе.

Выполняя договор, русы высадились в устье Дуная, разбили болгарского
царя Петра и овладели Болгарией. Планы Калокира стали сбываться: князь
славяно-русов Святослав стал ему другом; в коротком переходе от
Константинополя стояли русские дружины; подошли к нему и союзники —
печенеги.

К несчастью Калокира, его замысел открылся еще при Фоке. Иоанн Цимисхий,
захвативший с помощью императрицы Феофано власть и безжалостно казнивший
старого императора Фоку, оказался способным и деятельным полководцем.
Новый базилевс бросил на Святослава и Калокира созданные его
предшественником отличные войска. Кроме того, еще Фока успел
распорядиться, чтобы союзники Византии — левобережные печенеги — напали
на Киев. Поэтому Святославу пришлось оставить Болгарию и устремиться на
Русь спасать собственную столицу, свою старую мать и детей. Но когда он
подоспел к Киеву, война уже завершилась, не начавшись. Пришедшие с
севера войска воеводы Претича остановили печенегов. Их хан обменялся с
Претичем оружием и, заключив мир, ушел в приднепровские степи.

Святослав, бросивший все в Болгарии, обнаружил, что в Киеве он совсем не
ко двору. Там крепла христианская община, и ее не устраивал
князь-язычник. Сам Святослав не жаловал христиан, да и вообще ему было
“не любо сидеть в Киеве”. Ольга просила сына не покидать ее. Но старая
княгиня скоро умерла, и Святослав поспешил вернуться в Болгарию, где
ситуация также изменилась не в его пользу.

Византийцы вышли на равнину Северной Болгарии и захватили город Преславу
(Преслав). Болгары быстро перешли на сторону греков: русы уже
разочаровали их насилиями и жестокостью. Успевший покинуть Преславу
отряд русов вместе с Калокиром ушел на Дунай в город Переяславец.
Печенеги тоже оставили Святослава. Покинутый союзниками, он с небольшой
дружиной противостоял теперь и византийским войскам, и восставшей
Болгарии.

Весной 971 года Цимисхий, прервав притворные переговоры со Святославом,
подошел к Переяславцу с лучшими войсками империи. Одновременно в Дунай
вошла греческая эскадра из 300 кораблей. Переяславец пал после
трехдневного штурма, и наступил последний акт трагедии. Русы не могли
воевать “в чистом поле” из-за отсутствия конницы и заперлись в городе
Доростол. Греки обложили эту небольшую крепость со всех сторон. Русы
приняли бой, они сражались героически: в пешем строю атаковали
византийцев, и только удар латной конницы спас Цимисхия от поражения.
Большие потери с обеих сторон и голод в русском стане подтолкнули
противников к переговорам. Грекам не нужна была жизнь Святослава и его
дружины. Они согласились дать русам уйти. Святослав за это обещал
отступиться от Болгарии.

Святослав не пошел к столице, а расположил обессиленное ранами,
лишениями и переходом войско на Березани. Во время мучительной, голодной
зимы 971-972 годов в войске Святослава произошел раскол. Русы-язычники
обвинили в поражении русов-христиан, входивших в дружину. Были замучены
и убиты все дружинники-христиане, среди погибших оказался и родственник
Святослава Улеб. В Киеве не могли не знать о кровавых событиях на
Березани. Киевские христиане, составлявшие большую и влиятельную общину,
поняли, что их ждет, когда Святослав с ожесточенной дружиной войдет в
собственную столицу.

Весной 972 года русы с Березани двинулись к Киеву. У днепровских
порогов русов ожидали левобережные печенеги. В короткой битве дружина
Святослава была полностью истреблена, и печенежский хан Куря обзавелся
чашей, сделанной из черепа князя.

В гибели князя и его войска были заинтересованы киевские христиане, во
главе которых стоял старший сын Святослава Ярополк.

Итак, с гибелью князя-язычника Киевская Русь стала превращаться в тихую
и спокойную державу, где христианское учение приобретало все больше
сторонников.

Пошло это во вред или на пользу Руси? Если бы Святослав восторжествовал,
он превратил бы Киев в базу разбойничьих набегов. Святослав враждовал бы
с племенами, обкладываемыми данью, и с христианами, обычно казнимыми им.
В итоге у киевского князя не осталось бы друзей.

Со смертью Святослава военно-языческая партия в Киеве ослабла. Сила и
влияние стали переходить к христианам, и это вызвало эмиграцию части
русов из Киевской державы.

Русы великолепно знали дорогу на Запад. Туда они и направились, как
только их вынудила к этому ситуация. Византии были очень нужны воины для
борьбы с мусульманами. Русов-наемников ждали сражения с войсками
халифата на восточных границах Византийской империи.

Направившиеся в “Андалус” — Испанию — были хорошо знакомы с саблями и
стрелами берберов и предпочли напасть на христианскую Галисию (область в
Испании). Их первыми “подвигами” стали разорение побережья, сожжение
монастырей и убийства священников. Три года они свирепствовали в этой
земле. Край пришел в запустение. Наконец герцогу Гонсало Санчесу удалось
собрать войска и разбить захватчиков. Русы погрузились на корабли,
уплыли, и… больше о них не известно ничего.

Скорее всего, остатки этого буйного племени покоятся на дне
Атлантического океана. С гибелью этого отряда русов была окончательно
перевернута страница истории, повествовавшая о взаимоотношениях древних
славян с русами.

В IX—X веков эти два народа иногда враждовали друг с другом, а иногда
вступали в тесный контакт. Контакт между славянами и русами более всего
был характерен для Киева, где господствовали “русы-славянофилы”. Там-то
и сложилась славяно-русская этническая общность. Сближение русов и
славян было настолько тесным, что русы передали славянам и свое имя, и
своих князей. Земля полян стала называться Русью. Но древний конфликт
славян и русов сменился другим, не менее кровавым и тяжелым.

2.4. Политическая деятельность Владимира сына Святослава.

Возглавивший после смерти княгини Ольги Киев и киевскую христианскую
общину Ярополк Святославич был связан договорами с Константинополем и
печенегами. На севере, в Новгороде, христианству противостоял
балто-скандинавский культ Перуна, бога обновленной языческой религии. И
хотя Киев оставался языческим городом, культ Перуна, принесенный с
берегов Балтийского моря, киевлянам вовсе не был симпатичен. Славяне
верили в Хорса — Солнце, почитали женское божество Мокошь, небесного
Дажьбога, скотьего бога Волоса. Как всякие боги, славянские тоже
требовали почитания, но не человеческих жертв. Совсем другим был культ
Перуна, с приходом которого земля обагрилась кровью жертв. Ненависть
киевлян к культу и поклонникам Перуна обострилась. Случаи
человеческих жертв только подталкивали многих к крещению.

В столь острой ситуации столкновение полярных мировоззрений было
неизбежным. Началась долгая и упорная борьба Ярополка со сторонниками
Перуна, которых возглавлял сводный брат Ярополка Владимир, сын наложницы
Святослава — ключницы Малуши. Владимиру и третьему сыну Святослава —
Олегу было около 15 лет, Ярополк был чуть старше. Эти юноши вряд ли
могли проводить самостоятельную политику. За ними стояли опытные и
влиятельные мужи, опиравшиеся на население определенных земель.

Победа печенегов над Святославом, принесшая Ярополку власть, на какой-то
период объединила Древнюю Русь. Почти все славяно-русские земли по
Днепру и Новгород на севере подчинились Ярополку. Короткий набег на
Овруч избавил его от младшего брата Олега — князя древлян — и подчинил
его земли Киеву. Владимир же со своим дядей Добрыней был послан в
Новгород еще Святославом. После гибели Олега, боясь старшего брата,
Владимир Святославич бежал в Швецию. Было достигнуто желанное единство
страны. Но оно оказалось хрупким.

Владимир вернулся в Новгород как приверженец “злых” балтийских богов.
Возглавив войско из варягов и новгородцев, он сначала напал на Полоцк,
убил его князя Рогволода и присоединил Полоцкую землю к Новгороду. Затем
последовал захват Смоленска. И вот в 980 году великим путем “из варяг в
греки” Владимир подошел к Киеву.

В окружении Ярополка оказались изменники. Очевидно, он не всех
устраивал. Воевода Блуд ложными советами поставил князя в очень трудное
положение: Владимир блокировал его в крепости Родне. Тот же Блуд
посоветовал Ярополку выйти из крепости и договориться с братом о мире.
Встрече порешили быть в шатре между крепостным рвом и палатками
осаждавших. Когда Ярополк вошел в шатер, два прятавшихся там варяга
пронзили его мечами. Так языческая партия одержала полную победу.

Однако Владимир, человек неглупый, хотя жестокий и беспринципный,
увидел, что культ Перуна непопулярен на юге. Пассионарная (наиболее
энергичная) часть киевлян уже крестилась.

Во внешнеполитической деятельности Владимира в 80-х годах X века
сочетались успехи и неудачи.

На северо-востоке с Русью соседствовало сильное Булгарское царство,
принявшее одну из мировых религий — ислам. Волжская Булгария
непосредственно граничила с двумя городами-княжествами: Муромом и
Суздалем. В непрекращающихся пограничных конфликтах брали верх то
булгары, захватывая Муром, то славяне, занимая булгарские становища. В
результате постоянной борьбы на границах население Волжской Булгарии
было смешанным. Различие между двумя этносами было не антропологическим,
не расовым и даже не экономическим, ибо хозяйственные системы в Волжской
Булгарии и Северо-Восточной Руси были очень похожи. Эти отличия были
религиозными.

Попытка Киева присоединить Великий Булгар, стоявший на берегу Волги,
была безуспешной. Отмечая неудачный поход Владимира и Добрыни, летописец
скупо заметил, что с тех, кто носит сапоги, дани не получить, а надобно
искать лапотников. Итак, на этом направлении деятельность Владимира
успеха не имела.

Зато ему удалась другая операция. Лишь в сочинении Иоанна Мниха есть
упоминание о захвате Тьмутаракани, где еще находились остатки
иудео-хазар. Но и в этом сочинении только одна фраза говорит о походе,
во время которого русские войска совершенно свободно прошли из Киева
через Северный Кавказ вдоль Терека до Каспийского моря (986).
Тьмутаракань стала одним из русских городов и досталась в удел сыну
Владимира Мстиславу.

Владимир запятнал себя убийством Рогволода и его сыновей, которые были
ни в чем не виноваты и даже не воевали с ним. Он изнасиловал дочь
Рогволода Рогнеду. Та Владимир вероломно умертвил собственного брата.
Предал он и своих боевых товарищей — варягов. У этого князя, и тому
свидетельство летопись, грехов было достаточно. Так что же, светлая
память о нем, сохраненная потомками до наших дней, может быть названа
незаслуженной?

Нет. Историческая память связывает образ Владимира не с его личными
качествами и политическими успехами, а с деянием более существенным —
выбором веры, одухотворившей жизнь народа. В самом деле, распространив
свою власть практически на все славяно-русские земли, Владимир неизбежно
должен был придерживаться какой-то, как сказали бы сегодня,
“общенациональной” политической программы, которая, по условиям того
времени, выражалась в религиозной форме.

Во время, предшествовавшее крещению Руси, нарастали грозные признаки
грядущего раскола в дотоле едином христианском мире. Находившаяся в фазе
пассионарного подъема западноевропейская суперэтническая целостность
ощущала свое отличие от других суперэтносов очень остро и облекала его в
ризы церковного превосходства, именуя “Христианским миром” только себя.
Борьба между православием и католичеством начинала переходить из сферы
теологических разногласий в область политики.

Германский император Оттон II на имперском сейме 983 года в Вероне
добился решения о войне против “греков и сарацин”. Такое уравнивание
православных христиан с мусульманами уже не позволяло говорить о
единстве церкви Христа, делало вполне реальной угрозу католического
натиска на Восток, в том числе и на Русь. На Руси это понимали слишком
хорошо, так как еще до веронского сейма польский король-католик Мешко I
воевал с киевским князем из-за Червленой Руси (Галиции), а уже
упоминавшийся Оттон II — с западными славянами на реке Эльбе (Лабе).

Военно-политические следствия выбора веры были очень велики. Сделанный
выбор не только дал Владимиру сильного союзника — Византию, но и
примирил его с населением собственной столицы.

Итак, Владимир пошел по пути, который наметила “мудрейшая из людей”
княгиня Ольга, избравшая православие. Ступив на этот путь, сбросив гнет
купеческого капитала рахдонитов, Русь пришла к крещению 988 года Сила
проповеди православия была и в политической умеренности Византийской
империи, и в искренности константинопольских патриархов, и в очаровании
греческой литургии (церковной службы). Византия хотела от Руси дружбы и
прекращения бессмысленных набегов на побережье Черного моря. Греческие
богословы не сдабривали проповедь православия лукавыми политическими
хитросплетениями. Важным оказалось и то, что православие не
проповедовало идеи предопределения. И потому ответственность за грехи,
творимые по собственной воле, ложилась на грешника. Это было понятно и
приемлемо для язычников.

Накануне своей смерти, в 1015 году, Владимир столкнулся с острой
проблемой управления завоеванными землями.

Поэтому при Владимире создалась, а позже, при Ярославе, окрепла система
раздачи уделов ближайшим родственникам, как правило, сыновьям.

3. Внешняя политика Руси времен Ярослава Мудрого.

У великого киевского князя Владимира было двенадцать сыновей. Мы отметим
лишь тех, которые приняли участие в последующих событиях. Сын Владимира
и Рогнеды Ярослав княжил в Новгороде, его брат Мстислав — в
Тьмутаракани. Любимыми детьми Владимира были его сыновья от болгарки:
Борис и маленький Глеб. Своего старшего сына и законного наследника
Святополка Владимир ненавидел.

Святополк активно налаживал контакты и с печенегами, и с поляками.
Пожалуй, это был первый русский “западник”. В качестве духовного отца
Святополк избрал епископа Колобережского — немца Рейнберна, что очень
скверно кончилось для обоих. В настроениях киевлян не было единства.
Среди жителей города были сторонники и Святополка, и Ярослава, и
Мстислава, причем горячие сторонники одного княжича были злейшими
врагами остальных.

Когда Владимир умер, его любимый сын Борис, отправленный отцом против
печенегов, был брошен своими соратниками. Дружина оставила его и ушла в
Киев. Борис с немногими друзьями оказался беспомощен и беззащитен. В это
же время, по смерти князя, толпа освободила из заточения Святополка и
провозгласила его великим князем. Что касается Новгорода, то незадолго
до смерти Владимир собирал войска для усмирения новгородцев и своего
сына Ярослава.

Итак, мы видим полный развал державы, который мог кончиться только
войной. И война началась.

Надо сказать, что Новгород был городом богатым, а новгородцы — людьми
достаточно воинственными. Однако Ярослав, не доверяя им, пригласил
наемников — варяжскую дружину. Варяги задирали новгородцев и приставали
к женщинам. В завязавшейся однажды драке новгородцы убили нескольких
скандинавов. Боясь княжеского гнева, горожане послали к Ярославу в
детинец парламентеров и предложили виру (выкуп) за убитых, но князь
приказал варягам убить послов. В ответ город восстал. И в этот момент по
Волхову со стороны озера Ильмень прибыл гонец из Киева с вестью о том,
что Владимир умер и власть захватил Святополк. Новый князь убил
беззащитного Бориса, умертвил мальчика Глеба. Посланные Святополком люди
настигли и убили Святослава Древлянского — сына Владимира от “чехини”,
который пытался бежать на родину матери.

Ярослав понял, что и его судьба предрешена. Потеряв отца и братьев,
князь, оказался под угрозой смерти от рук святополчьих убийц. К тому же,
поссорившись с новгородцами, Ярослав решил бежать в Швецию.

Однако новгородцы оказались более практичны и решительны и, к тому же
воинственны, чем Ярослав. Новгородское войско во главе с Ярославом
одержало победу у городка Любеч над Святополком, который выступил с
дружиной киевлян и отрядом печенегов. В результате Святополк бежал в
Польшу.

Ярослав попытался восстановить в Киеве язычество. В 1018 году
разногласия между партиями язычников и христиан обострились. Этим
воспользовались Святополк и польский король Болеслав Храбрый. На Буге их
войска полностью разгромили рать Ярослава. Сам Ярослав чудом уцелев,
перебрался в Новгород и снова предпринял попытку бежать в Швецию.

Тем временем между поляками, занявшими Киев и местным населением
начались конфликты. За несколько ночей было вырезано множество поляков.

Из этих событий видно, что Киев решительно высказал свое негативное
отношение к западничеству и тесным контактам с Западной Европой.

В 1036 году Ярослав принял власть над всей Русью. Единство державы было
достигнуто на основе соглашения между Новгородом , Киевом и Черниговом.
Кроме того, к Киевской Руси уже был присоединен город Ростов. Именно это
соглашение — компромисс, основанный на признании отдельными областями
Руси верховной власти великого киевского князя, — принесло стране
долгожданный покой. Это было самое великое достижение Ярослава,
прозванного Мудрым.

К сожалению, всякий компромисс годен для определенного момента, и
надежное будущее державы он обеспечить не может. Это будущее во многом
зависит от верного выбора друзей. Ярослав поддерживал отношения с
варягами и был готов к дружбе с Польшей, но, к сожалению, ни он, ни его
окружение не испытывали симпатий к Византии. Ухудшение отношений между
Киевом и Константинополем в 30—40-е годы XI века происходило на фоне
резкого обострения противоречий между православным Востоком и
католическим Западом. Религиозное противостояние Рима и Константинополя
завершилось окончательным расколом христианской церкви на западную
(римско-католическую) и восточную (греко-православную) в 1054 году.

Тем временем антигреческие настроения Ярослава и его окружения, во
многом вызванные стремлением освободить киевскую митрополию от опеки
константинопольского патриарха, вылились в военный конфликт.

В 1043 году русский флот во главе с сыном Ярослава — Владимиром и
воеводой Вышатой двинулся на Константинополь. Летописец сообщает, что
“буря велика” разбила корабли русских. Но, вероятно, причиной гибели
русского флота вновь стал “греческий огонь”. Во всяком случае,
спасавшихся на берегу русских избивала и брала в плен латная конница
византийцев. Владимиру с частью дружины удалось вернуться на Русь, а
воевода Вышата был пленен и выпущен греками лишь спустя три года.
Множество русских пленных византийцы ослепили. Эта неудача заставила
Ярослава прекратить активную внешнюю политику, направленную против
греков.

При дворе Ярослава по-прежнему сохранялись три партии: одна —
западническая, другая — исключительно национальной ориентации,
считавшая, что Русь может соперничать с любыми коалициями западных
держав, и третья, стремившаяся к миру и дружбе с Византией. Западников
возглавлял Изяслав Ярославич (в крещении Дмитрий, старший сын великого
князя), национальную партию — Святослав Ярославич (сидевший в
Чернигове), провизантийскую партию — Всеволод (княживший в Пере-яславле,
третий сын Ярослава). После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году в Киеве
воцарился Изяслав)

В то время немалые перемены произошли не только в Западной Европе и
Византии, но и в Великой степи. Проникавшая с IX века в печенежские
кочевья мусульманская пропаганда делала свое дело. Правда, ей
противодействовала пропаганда христиан, но сторонники христианства
потерпели поражение у печенегов, большинство которых высказалось за
принятие ислама. В результате печенеги сделались злейшими врагами всех
христианских стран. В 1036 году в отсутствие Ярослава они совершили
набёг на Киев. Подоспевший с варягами и новгородцами Ярослав, пополнив
войско киевлянами, дал бой печенегам на месте нынешней Святой Софии.
Битва была жестокая и упорная. Ярослав “едва одоле к вечеру”. Зато
разгром печенегов был полный, и это племя больше не тревожило Русь.
Византия в это время терпела тяжелые неудачи в борьбе с родственным
печенегам народом — туркменами-сельджуками. И печенеги, и сельджуки
принадлежали к одной ветви тюркских народов — огузам. Сознание родства и
единоверие двух племен (сельджуки также исповедовали ислам) сделало их
грозными противниками греков. Мало-азийские области империи захватывали
сельджуки, доходя порой до города Никеи и пролива Босфор, а на
Балканском полуострове греков теснили печенеги. Со второй половины XI
века полное завоевание туркменами-сельджуками всей Малой Азии стало
реальной угрозой для Византийской империи.

В тот же период на историческую сцену Восточной Европы вышли куманы. К
середине XI века они захватили почти всю территорию современного
Казахстана, пересекли нижнее течение Волги и появились в южнорусских
степях. Голубоглазых, светловолосых куманов на Руси стали называть
половцами (от слова “полова”, которое означает рубленую солому, имеющую
матово-желтый цвет). У половцев был давний заклятый враг — печенеги.
“Степная вендетта”, длившаяся века, в XI века особенно ожесточилась
из-за вероисповеданий. Как мы знаем, печенеги приняли ислам, половцы же
сохраняли языческие верования своих предков.

После смерти Ярослава Мудрого князь Всеволод пытался установить
контакты с половцами, но безуспешно.

Постоянные стычки русских и половцев завершились тем, что в сентябре
1068 г. половцы двинулись в большой поход на Русскую землю.

1 ноября 1068 года князь Святослав Ярославич, имея всего 3 тысячи
русских ратников, наголову разбил 12 тысяч половцев в битве на реке
Снови. Оказалось, что половцы удачливы в коротких набегах и стычках
конных отрядов, но борьба с русскими городами и русской пехотой им была
не под силу. Поэтому опасности для существования Руси половцы не
представляли.

Подводя итог теме можно с уверенностью отметить, что в развитии Древней
Руси были неразрывно связаны как внешнеполитические контакты, так и
формирование внутриполитической стабилизации. Многие, как внутренне так
и внешние, политические решения правители принимали не только по
собственной воле, но и под воздействием народа, который очень часто
проявлял себя более мудрым и решительным.

Литература:

1. Гумилев Л.Н. « От Руси к России: Очерки этнической истории. »

2. Гумилев Л.Н. « Древняя Русь и Великая Степь. »

3. Сахаров А.Н. « Дипломатия Древней Руси. »

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019