.

Театральные представления на Нижегородской ярмарке во второй половине XIX века

Язык:
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 587
Скачать документ

Нижегородская ярмарка насчитывает почти пять веков истории. Начиналась
она под Нижним Новгородом. В 1524 году у городка Васильсурска, что ниже
его по течению Волги, великим князем Василием Иоанновичем было учреждено
официальное торжище. В 1641 году ярмарка перебралась ближе к Нижнему под
стены монастыря св. Макария. Долгое время она так и называлась –
Макарьевская. У монастыря она просуществовала до 1816 года, когда
сильнейший пожар уничтожил практически все торговые строения. В 1817
году решением правительства Макарьевская ярмарка была перенесена в
Нижний. Она расположилась на “стрелке” – слиянии двух крупнейших
российских рек Оки и Волги: идеальное место для торжища. Император
Александр I, признавая за ярмаркой огромное государственное значение,
решил отложить перестройку Зимнего дворца, а “ассигнованные на это
полтора миллиарда рублей отпустить на ярмарку”.

Развернулось грандиозное строительство. На территории 720 десятин вырос
целый город. Генеральный план был разработан еще в 1804 году
архитектором А.Захаровым (впоследствии автором здания Адмиралтейства).
Этот план послужил основой для создания архитектурного ансамбля ярмарки
А.А. Бетанкуром и О. Монферраном (архитектором Исаакиевского собора в
Санкт-Петербурге).

Строительство комплекса площадью 500 тыс.кв.метров возглавил выдающейся
инженер, председатель столичного Комитета строений генерал Августин
Августинович Бетанкур (1758-1824). Он, привлекая к сооружению плеяду
талантливых инженеров и строителей, писал: “Слава государства требует
даже, чтоб сооружение сие, единственное в Европе, приведено было в то
совершенство, которое оно заслуживает” и считал, что ярмарка –
“монумент, заслуживающий внимания всех просвещенных народов”. А один из
ближайших помощников Бетанкура отзывался о Нижегородской ярмарке как о
“величайшем предприятии, которому в России подобного не было как по
обширности, так и по кратности времени, к постройке употребленного”.

Всего за четыре года на “стрелке” Оки и Волги вырос ярмарочный город.
Планировочно он делился на три части. Первая включала в себя Главный
дом, сооруженный в стиле классицизма, и боковые административные
корпуса: они образовывали центральную парадную площадь. Вторая часть –
основная: 48 торговых корпусов были сгруппированы в 12 рядов. Посередине
их разделял полукилометровый бульвар “главная улица” ярмарки. Один ее
конец заканчивался эффектным портиком Главного дома, другой – Спасским
(Староярмарочным) собором. Его здание и четыре корпуса Китайских рядов
образовывали Соборную площадь и все вместе составляли третью часть
ярмарочного ансамбля.

Гидротехнические достижения в строительстве. Инженерные сооружения были
спроектированы по последнему слову тогдашней техники. С трех сторон
гостиный двор окружал обводной канал: ширина его достигла 100 метров, а
длина – более полутора километров. Это уникальное гидротехническое
сооружение , получившее имя Бетанкуровского канала, соединялось с
Мещерским озером и 20-километровым Пырским каналом (для подачи
дополнительного объема воды). Была выстроена система мостов,
интереснейшим из которых был наплавной мост через Оку. Длина его
превышала полкилометра, он был самым длинным мостом в России того
времени. В целом гидротехническая система Нижегородской ярмарки
соизмерима лишь с подобными сооружениями царских резиденций в Царском
Селе и Петергофе.

15 июля 1822 года ярмарка открылась уже не в деревянных корпусах, а в
новых каменных сооружениях. Церемония была торжественной, с крестным
ходом, водосвятием, поднятием флагов, “пушечной пальбой с купеческих
судов”. Этот день – 15 июля – стал традиционным днем открытия
Нижегородской ярмарки. Основная торговля начиналась с 25 июля – дня
празднования памяти св. Макария Желтоводского, покровителя ярмарки.
Разгар торга – до 15 августа, Успения пресвятой богородицы. 25 августа
торжественно спускались флаги. Это был “день судный”: к нему
заканчивались все денежные расчеты. 10 сентября ярмарка закрывалась до
будущего года.

В XIX веке ярмарка приобрела значение “уставщицы всей российской
торговли”. Здесь Запад встречался с Востоком. Ежегодные обороты ярмарки
к концу века достигали почти полумиллиарда рублей. Ярмарка, крупнейшая в
Европе, и внешне представляла собой европейский “город”: широкие улицы с
электрическим освещением, восемь площадей, фонтаны и скверы, бессчетные
магазины, маклерские конторы, девять банков, гостиницы, театры и
рестораны… А по берегам обеих рек – бесконечные пристани с
бесчисленными судами. Ярмарочное “население” доходило до 400 тысяч
человек. Ярмарка чутко реагировала на изменения общероссийского и
мирового рынка. К началу XX века ярмарочный торг в России постепенно
приходил в упадок, однако этот процесс не затронул Нижегородскую
ярмарку. Она несколько раз в течение века меняла приоритеты: здесь
устанавливались мировые цены на главнейшую продукцию (хлеб, железо,
другие товары). Громким званием торговой столицы государства и метким
прозвищем “карман России” Нижний Новгород обязан именно ярмарке.

С отменой крепостного права в ярмарочной жизни произошли сушествеенные
изменения. По ходатайству купечества правительство стало продавать
торговцам лавки ( без земли) в личную собственность, и к 1880 г. почти
все строения гостиного двора находились в частном владении.

В 1864 г. был. учрежден ярмарочный комитет, состоявший из выборных от
купцов. В него входили председатель биржевого комитета и его старшины,
местный городской голова, директор Государственного банка, и управляющий
ярмарочной конторой. Комитету была передана для ведения большая часть
хозяйственных дел ярмарочной конторы. Сама же контора продолжала,
заниматься сбором пошлин с земли, расходами по содержанию и ремонту
казенных,.ярмарочных сооружений.

С 1866 г. на Нижегородской ярмарке начал функционировать еще один орган
общественного управления – собрание уполномоченных с широкими правами
избрания членов ярмарочного и биржевого комитетов, ходатайства перед
правительством как о нуждах ярмарки, так и всей российской торговли.
Деятельность органов ярмарочного самоуправления по защите интересов
купечества стала особенно активной в 80 -е гг. XIX в., когда, русская
торгово-промышленная буржуазия оформилась в самостоятельный класс.
Статус органов ярмарочного управления бью закреплен в правилах:
Нижегородской ярмарки 1864 и 1888 гг. руководство ярмаркой осуществлял
нижегородский, губернатор, на время торга, переезжавший в главный дом,
где на, втором этаже разметалась его квартира. В периоды обострения
политической обстановки в стране на Нижегородскую ярмарку присылались
временные генерал-губернаторы. Первым из них бью В.Ф. фон дер Лауниц,
назначенный на этот пост в 1862 г. Его сменил Н.А.Огарев, который
управлял ярмаркой в течение нескольких лет. В 1879 – 1880 гг., в связи о
террористической деятельностью народовольцев, было вновь учреждено в
Нижнем генерал – губернаторство. На этот пост был назначен граф
Н.П.Игнатьев. В революционные 1905-1906 гг. генерал- губернаторами были
П.Ф.Унтенбергер и барон К.Ф.Фредерикс. Им предоставлялись обширные
полномочия, в том числе право действия на ярмарке независимо от
губернских гражданских властей. Особенно “прославился”
генерал-губернатор Н. А. Огарев. Широко пользуясь своими полномочиями,
он не останавливался перед смертными приговорами даже за недоказанные
попытки поджога ярмарки и административным порядком, без суда и
следствия, чуть ли не ежедневно высылал с нее под конвоем несколько
человек, рвение Огарева достигло своего апогея в октябре 1866г., когда
он предписал задерживать всех женщин со стрижеными волосами, носивших
синие очки и ходивших без кринолинов. В случае отказа переменить
“нигилистический” костюм на более приличный предписывал выселять их из
пределов губернии и отдавать под надзор полиции. В 1912 г. подобными
курьезами прославился и нижегородский губернатор А. А. Хвостов, отдавший
под суд весь состав ярмарочного комитета, который не поддержал
предложения о расширении его прав. При Хвостове усилились гонения на
евреев на ярмарке ( при этом он руководствовался законом, воспрещающим
проживание евреев в сельской местности).

Во второй половине XIX – нач. XX в. под влиянием развития капитализма
происходит дальнейшее расширение географии торговых связей Нижегородской
ярмарки. К 70-ым гг. сфера влияния всероссийского торжища
распространяется на Гродно, Ригу, Белосток. Появляются новые пункты
отправления товаров из Поволжья, Приуралья, Сибири, Новороссии. Если в
1851 г. торгующих на ярмарке было 2514 чел., то в 1870 г. – 3967 чел.,
т.е. в 1,5 раза больше.

Бурное строительство железных дорог в 90-е гг. XIX в. в России оказывало
неоднозначое воздействие на развитие торговых связей Нижегородской
ярмарки. С одной стороны, слабеют, а иногда даже рвуться связи ярмарки с
районами, напрямую связанными с крупными экономическими центрами страны
и Москвой (Поволжье, Причерноморье, Кавказ, Сибирь,
Центрально-черноземный район), с другой стороны, идет процесс упрочения
старых (Центрально-нечерноземный район) и установление новых связей
(Новгородская, Волынская, Витебская, Уфимская губернии) за счет прилива
на ярмарку мелких и средних торговцев под влиянием обширного процесса
углубления общественного разделения труда в России к концу XIX в.

Во главе ярмарочного комитета стояли известные в деловом мире
предприниматели и общественные деятели москвичи-мануфактуристы (кроме
А.С. Салазкина – касимовского железоторговца). Первым председателем
ярмарочного комитета в 1864 г. был избран А.П. Шипов – дворянин, крупный
землевладелец (вместе с женой владел 2000 десятинами земли) и в то же
время фабрикант, железнодорожный делец. А.П. Шипов был не только лидером
ярмарочных протекционистов, но и всего протекциониского движения в
России. Более того, он был его идеологом. Протекционистские идеи А.П.
Шипов широко пропагандировал как на ярмарке, так и в “обществе для
содействия промышленности и торговли”, а также в своей издательской
деятельности (он публиковал на свои средства “Торговый сборник”). После
А.П. Шипова (1864-1875) председателями ярмарочного комитета были не
менее яркие личности, благодаря которым ярмарка развивалась и
процветала. В.П. Мошнин (1875-1881), П.В. Осипов (1882-1891), С.Т.
Морозов (1891-1897), К.А. Ясюнинский (1897-1906), П.М. Калашников
(1906-1910), А.С. Салазкин (1910-1915).

Выполняя функции городской управы, ярмарочный комитет большое внимание
уделяет благоустройству ярмарки. В 1868 г. на территории ярмарки и
прилегающей к ней Канавинской слободе началось строительство водопровода
протяженностью 6,5 верст (при расчете на 100 тыс. чел. населения по 2,5
ведра воды на человека в сутки). Водопровод предназначался как для
подачи чистой питьевой воды, так и для противопожарных целей.
Строительство водопровода заняло 10 лет и стоило купечеству 112 тыс.
рублей. В 1913 г. протяженность водопроводных сетей увеличилось до 12
верст с подачей воды до 500 тыс. ведер в сутки. Вода для водопровода
бралась сначала из реки Оки, а с 1896 г. – из реки Волги. Для этого на
берегу была поставлена трехэтажная каменная водокачка с паровыми котлами
и насосами. В 1905 г. в целях улучшения качества воды была выстроена
фильтровальная станция “Джоуэль” мощностью на 400 тыс. ведер в сутки. В
1911 г., в связи с новой вспышкой холерной эпидемии на ярмарке на
фильтровальной станции впервые в России была применена стерилизация воды
хлором.

После пожаров 1864 и 1872 гг. (каждый раз ярмарка выгорала на 1/3) было
решено удалить с ярмарки все легковоспламеняющиеся товары (торговля
мочалом и лубом была вынесена на особый остров на Волге, напротив села
Бор, который стал называться “Мочальным”), запрещалась постройка
деревянных зданий. В 1889 г.был “Высочайше” утвержден план Нижегородской
ярмарки, по которому вся территория от Московского шоссе до Волги и
луговая сторона за Староярмарочным собором была включена в район
каменных построек с разбивкой на кварталы. К нач.ХХ в. этот план был в
основном выполнен. За счет купечества замощены улицы у Китайских рядов,
вокруг гостиного двора по обводному каналу и на площади у Главного дома,
Сибирская пристань из деревянной стала каменной. В 1874 г. была
организована ярмарочная речная полиция для предупреждения пожаров на
судах и пристанях, которая содержалась на средства правительства, города
и ярмарки. Речная полиция имела 3 паровые и 4 пожарные помпы, 5
пароходов и 14 лодок, которые обслуживали 80 человек. На случай пожара
были готовы 3 парома для перевоза городской пожарной охраны через Оку.
По всем пристаням были раставлены 34 ручных пожарных помп, находящихся в
личной собственности пароходовладельцев.Для охраны ярмарки от пожаров
имелись 2 паровые и 10 ручных помп, 12 бочек, 11 лошадей, которые
обслуживали 1 брандмейстер, 4 унтер-офицера, 64 рядовых и 74 человек из
“вольных охотников”. К этому надо прибавить более 50 ручных помп,
находившихся во дворах лавковладельцев. В 1895 г. было выстроено
пожарное депо на берегу реки Оки. Благодаря техническим средствам и
хорошей организации пожарной охраны, с 1872 г. и вплоть до 1917 г. на
ярмарке не произошло ни одного крупного пожара. Локальные загорония
происходили ежегодно, но с ними довольно быстро справлялись. В 80-е гг.
под руководством архитектора Р.Килевейна был капитально отремонтирован
Староярмарочный собор, который к этому времени стал приходить в
ветхость. Под собор был подведен фундамент.В 1880-е гг. на ярмарке
возводится второй православный собор – Александро-Невский.В 1890 г. по
проекту архитекторов: К. Треймана, А. фон Гогена и А. Трамбицкого был
выстроен новый Главный ярмарочный дом на месте пришедших в ветхость трех
административных корпусов, сооруженных А.А. Бетанкуром. Строительство
Главного дома началось весной 1889 г. и к ярмарке 1890 г.. было
закончено. Весь нижний этаж здания был занят торговым пассажем, где
размещалось до 75 больших магазинов, 48 лавочек и 5 киосков. На втором и
третьих этажах располагались Гербовый зал, предназначенный для собраний
ярмарочного купечества, квартиры управляющего ярмаркой, председателя
ярмарочного комитета и полицмейстера, а также разного рода служебные
помещения: ярмарочного комитета, полицейского управления, казенной
палаты, почтово-телеграфной конторы, государственного банка, телефонной
станции и др. Для строительства Главного дома ярмарочное купечество
взяло у государства займ в размере 500 тыс. рублей, на погашение
которого шла арендная плата от сдачи торговых помещений пассажа в
размере 65 тыс. рублей ежегодно.

К концу XIX в. все многоотраслевое ярмарочное хозяйство переходит в руки
общественного управления. Городские власти Нижнего Новгорода
ассигновывали лишь небольшую часть денег на содержание речной полиции,
присылали 40 низших чинов полиции и судебный аппарат.

Полицейская охрана Нижегородской ярмарки с середины 80-х гг.Х1Х в.
состояла: 1) из откомандированных из штата нижегородской полиции (1
полицмейстера, 2 помощников полицмейстера, 1 частного пристава, 5
помощников пристава, 2 околоточных надзирателей и 38 человек низших
полицейских чинов); 2) ярмарочной конной стражи (1 пристава и 41
стражника); 3) командируемых из штата столичной петербургской полиции –
1 офицера, 2 околоточных, 73 городовых и московской – 1 офицера, 2
околоточных, 73 городовых. Но и это количество полицейских считалось
недостаточным для наведения порядка. Ежегодно дополнительно на ярмаку
еще командировывался Оренбургский казачий полк в полном составе.
Командирование на ярмарку считалось поощрением по службе, так как это
сулило хорошую прибавку к жалованию в виде незаконных поборов. В общей
сложности поборы достигали за ярмарку иногда 150-200 тыс. рублей.
Существовала даже своеобразная такса на взимаемые полицией взяток. Так,
за ярмарку с извозчиков брали 3 руб., с проституток- 5 руб., с
увеселительных заведений- 1200 руб. и.т.д. В 1888 г. состав полицейской
охраны ярмарки был вкорне изменен. Была создана отдельно от города
ярмарочная полиция, состоящая из 276 человек, 200 из которых являлись
низшими чинами, 22- высшими и 51 человек – конными стражниками. Число
низших чинов определялось из расчета 1 полицейский на 1 тыс. населения
ярмарки и Канавинской слободы. Полицейские функции выполнял также
ярмарочный врачебно-полицейский комитет. В ведении этого комитета
находились больничные, санитарные, врачебно-полицейские и
судебно-полицейские вопросы. Огромную работу врачебно-полицейский
комитет провел в 1892 – 1894 гг., в период холерной эпидемии в Поволжье.
В качестве предупредительных медицинских мер предусматривалось
“обеспечение ярмарки усиленным врачебным персоналом, достаточным числом
больниц и приемных покоев, устройство помещений для рабочего люда,
снабжение ее хорошей пищей и питьевой водой, организация особого отряда
дезинфекторов и правильная очистка ярмарки от мусора и нечистот,
устройство на площадях и улицах новых общественных ретирад. В общем и
целом эти мероприятия были приведены в исполнение ко дню открытия
ярмарки 1892 г.медицинский персонал состоял из 29 врачей, 16
студентов-медиков, 32 фельдшеров, фармацевта и одного ветеринарного
врача. На ярмарке были выстроены 4 барака для ночлега рабочих, где
бесплатно давали горячий чай, 4 приемных покоя для осмотра больных,
устроено 6 водогреен с кипяченой водой, закрыта подача воды в водопровод
из затона реки Оки из-за недоброкачественности воды и открыта новая
водокачка в районе Стрелки. В 14 пунктах ярмарки были поставлены баки с
кипяченой водой, разбавленной красным вином, пожертвованным
виноторговцами. Для лечения больных было выстроено несколько холерных
бараков. На Волге стояло специальное судно, устроенное под плавучий
госпиталь. Одежда с заболевших сжигалась и, если они выздоравливали, то
получали новую одежду бесплатно. В частности, этой одеждой обеспечивал
ярмаркой Савва Морозов, который выписывал из своих московских фабрик
целые вагоны дешевого платья для рабочих. Несмотря на принятые меры,
смертность от холеры была очень высокой. В начале августа 1892 г. каждый
день умирало по 100 человек. Холера косила в основном рабочий люд. В
1893 г. на ярмарке вновь вспыхнула эпидемия. Для холерных больных в этом
году была открыта новая больница, построенная за территорией ярмарки и
названная поэтому “Дача”. В то же время ярмарку обслуживала купеческая
больница на 30 кроватей, функционировавшая с 1866г. Лечение там было
бесплатным.За ярмарочный период больница обслуживала в среднем до 15
тысяч больных, из которых около 500 человек лечилось стационарно,
остальные – амбулаторно. В 1895 г. при этой больнице было открыто
сифилитическое отделение, а в 1906 г. – смотровой пункт. В 1913 г. при
Уральском и Игнатьевском ночлежных домах были открыты амбулаторные
пункты, которые за ярмарку посещало до 5 тысяч больных. Благодаря
огромным усилиям со стороны ярмарочного общественного управления и
врачебного персонала со вспышками эпидемий справлялись, хотя
заболеваемость на ярмарке оставалась очень высокой. Для рабочего люда,
который приходил на Нижегородскую ярмарку десятками тысячми, строятся
столовые и чаиные. В 1881 г. таких заведений было три: на Стрелке,
Сибирской пристани и на Песках. Рабочие охотно посещали народные
столовые. Обед там стоил 8 коп: он состоял из щей с говядиной и
гречневой кашей с коровьем маслом. Хлеб обедающим подавался не с весу,
а- сколько потребуется. На порцию чая полагался один золотник чая и три
куска сахара, стакан чая стоил 3 коп. В годы, когда заработки ярмарочных
рабочих особенно снижались, цена обеда понижалась до 6 коп., а иногда-
до 5 коп. В конце 90-х гг. XIX в. на ярмарке было уже 7 народных
столовых и чаиных. Все они находились на содержании ярмарочного
купечества. В 1874 г. в народных столовых было отпущено 20114 обедов и
100731 порций чая, в 1906 г. – 67422 обеда и 350000 порций чая. В 1880
г. для рабочих ярмарки были сооружены бесплатные ночлежный дом им. графа
Игнатьева/

Концентрация и монополизация в торговле, а также превращение
Нижегородской ярмарки в конце XIX – нач. XX вв. в своеобразную
всероссийскую биржу и выставку-продажу приводят к сокращению численности
ярмарочных торгующих. Если в 1870 г. их было 3967 чел., в 1890г.-3652
чел., в 1903 г. – 2966 чел., то в 1910 г. – 2811 чел.
Центрально-нечерноземный промышленный район на протяжении всего XIX-
нач. XX вв. господствовал на Нижегородской ярмарке как по
представительности своих торговцев (в 1822 г. – 66%, в 1890 г. – 82%, в
1910 г. – 71% от общего числа торговцев), так и по ценности привоза
товаров (в 1822 – 60%, в 1910г. – 82% от общего оборота). При этом
Москва и Московская губерния занимали ведущее место не только в ЦПР, но
и среди других регионов страны, представленных на Нижегородской ярмарке
как по представительству торгующих, так и по привозу товаров. В 1822 г.
москвичи, составлявшие 25% (529 человека) от всех ярмарочных торгующих,
привезли 30% всего находящегося в продаже товара. В 1870 г.
представительство москвичей на ярмарке увеличилось до 30% (1511
человек), а в 1910 г. из Московской губернии и Москвы прибыло 792
торговца, что составило 28% всех торгующих. Что касается привоза товаров
из этого региона, то он в нач. XX в. (66 млн. руб), как и в первой
половине XIX в. составлял третью часть всего ярмарочного привоза, что
свидетельствовало о прочности торговых связей Московского промышленного
района с Нижегородской ярмаркой. Это было обусловлено прямой
заинтересованностью московских текстильных фабрикантов в выходе на
восточные рынки сбыта через всероссийское торжище. Не менее прочными
были также торговые связи Нижегородской ярмарки с Поволжьем в целом и
Нижегородской губернией в частности. До 80% торговцев, приезжающих на
ярмарку из этих районов, имели эти связи более 10 лет, среди них 15% –
свыше 50 лет. Немаловажную роль в торговых связях ярмарки играли также
районы Урала и Сибири. Все это говорит о том, что Нижегородская ярмарка
в конце XIX- нач XX вв., несмотря на изменение характера ее торговли,
продолжает оставаться наряду с Москвой центром всероссийского рынка.

География внешнеторговых связей Нижегородской ярмарки во второй половине
XIX- нач XX вв. претерпевает, как и география внутренних связей ярмарки,
большие изменеиия. В связи с успешным развитием отечественной
промышленности и перемен в таможенной политике (издание
протекционистского таможенного тарифа1891г., увеличившего таможенные
ставки для иностранных товаров в среднем на 20%в золоте) к концу XIX в.
происходит сокращение прямых торговых связей ярмарки с целым рядом
государств таких как: США, Голландия, Швеция, Болгария, Финляндия,
Италия, Дания, Португалия и Бельгия. Одновременно Нижегородская ярмарка
устанавливает торговые связи с Израилем, Турцией, Грецией, еще более
упрочиваются связи с Германией и Персией. Общее количество иностранных
фирм, торгующих на Нижегородской ярмарке во второй половине XIX в.,
сокращается с 300 фирм в 70-80-е гг. до 145 фирм в 90-е гг. В 1914 гг.
на ярмарке стало еще меньше иностранных фирм – 103, что составило 4% от
общего количества торгующих. Следует отметить, что если торговые связи
Нижегородской ярмарки с восточными странами шли напрямую через
посредство восточных купцов, то с западноевропейскими странами
осуществлялись большей частью через посредников и особенно это было
свойственно меховой торговле. Скупщики мехов, шерсти, кожсырья –
швейцарские и немецкие евреи, как правило, не имели ни собственных, ни
арендованных на ярмарке лавок и размещались в гостиничных номерах, где
заключались многомиллионные сделки с продавцами этих товаров.

Изменения в характере торговли на Нижегородской ярмарке во второй
половине XIX – нач. XX вв. главное из которых было превращение ярмарки
во всероссийскую биржу привело к уменьшению привоза товаров на нее и к
сокращению числа ее участников. По данным полиции в 1869-1880 гг.,
население Нижегородской ярмарки за один день во время ее пика в конце

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019