.

Портреты российских самодержцев в творчестве В.О. Ключевского

Язык:
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 2050
Скачать документ

3

Портреты российских самодержцев в творчестве В.О. Ключевского

Содержание

Введение

1. Исторические портреты Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Ивана III
и Ивана Грозного, написанные О.В. Ключевским

2. Самодержцы Петр I и Екатерина II в произведениях Ключевского

Заключение

Библиографический список

Введение

Творческое наследие крупнейшего русского историка – Василия Осиповича
Ключевского (1841-1911 гг.) – имеет непреходящее значение для
отечественной науки и культуры. Одаренный историограф, источниковед,
краевед и оратор, талантливейший организатор исторической науки, он по
праву является гордостью нашего Отечества и многими гранями своего
удивительного таланта по-прежнему привлекает пристальное внимание
современных научных и читательских кругов.

Русский писатель, князь Сергей Михайлович Волконский писал о Ключевском:
“В 1911 году в Петрограде скончался маститый профессор Ключевский,
новейший из корифеев русской историографии, человек, одаренный
исключительным даром проникновения в тайники былой жизни народа. От
прикосновения его критического резца с исторических личностей спадают
условные очертания, наложенные на их облик традиционными, на веру
повторявшимися поверхностными суждениями. Ни воплощения государственных
добродетелей, ни носителей беспримерного злодейства вы не встретите на
страницах его книг, там пред вами проходят живые люди – сочетание
эгоизма и доброты, государственной мудрости и безрассудных личных
вожделений”.

Целью данной работы является выявление особенностей характеристик,
данных О.В. Ключевским шести российским самодержцам разных эпох:
Ярославу Мудрому, Владимиру Мономаху, Ивану III, Ивану Грозному, Петру I
и Екатерине II.

При этом в исследовании мы придерживались по возможности следующих
пунктов:

происхождение,

образование,

воспитание,

деятельность,

оценка деятельности,

итоги деятельности для России.

1. Исторические портреты Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Ивана III
и Ивана Грозного, написанные О.В. Ключевским

Рассмотрим в данной главе взгляды выдающегося историка В.О. Ключевского
на четырех российских самодержцев. Нами сделана попытка характеристики
Ярослава Мудрого, Владимира Мономаха, Ивана III и Ивана Грозного с
позиции Ключевского.

Великий князь Ярослав (Мудрый) (1019 – 1054).

Ко времени княжения Ярослава только начали складываться довольно
разрозненные и во многом противоречивые порядки, определяющие
существование гражданского уклада, по которому могло жить и существовать
население русских земель. При Ярославе появляется первый и наиболее
полный памятник русского права – Русская Правда. Ключевский считает, что
только на первый взгляд можно сделать вывод о том, что “Русская Правда
есть кодекс, составленный Ярославом и служивший руководством для
княжеских судей XI в. И в нашей древней письменности сохранилась память
об Ярославе как установителе правды, закона: ему давалось иногда
прозвание Правосуда” Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1.
Курс русской истории. М.:, 1987. С.119.. Ключевский делает вывод, что
Русская Правда создавалась не только Ярославом, но и его детьми и даже
его внуком Мономахом. В Русской Правде не было смертной казни, но другие
источники того и более позднего периода, свидетельствуют, что княжеский
суд мог решать и по-своему, без учета прописанного в Правде закона и,
как убийство слуги могли оставить без наказания, так и в случае
неуплаты, назначенной за преступление суммы, – могли повесить.

Во вступлении к 10-й главе “Курса русской истории” В.О. Ключевского
обнаруживаем вывод автора о положении русских земель во времена Ярослава
Мудрого: “Приблизительно к половине IX в. внешние и внутренние отношения
в торгово-промышленном мире русских городов сложились в такую
комбинацию, в силу которой охрана границ страны и её внешней торговли
стала их общим интересом, подчинившим их князю киевскому и сделавшим
Киевское варяжское княжество зерном Русского государства”.

В названной главе Ключевский анализирует дошедшие предания о князьях
киевских IX и Х вв. – Олеге, Игоре, Святославе, Ярополке, Владимире.
Упоминаний о Ярославе Мудром в данном контексте не обнаружено.

Великий князь Владимир Мономах (1113 – 1125)

Происхождение. Образование. Воспитание.

В главе 26 “Курса русской истории” В.О. Ключевского находим “Сказание о
Владимире Мономахе” Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1.
Курс русской истории. М.:, 1987. С.144.. Из него мы узнаем, что Владимир
Мономах был сын дочери византийского императора Константина Мономаха,
умершего за 50 лет с лишком до вступления своего внука на киевский стол.

Иных упоминаний о происхождении, образовании и воспитании Владимира
Мономаха в произведениях В.О. Ключевского не найдено.

Деятельность.

В том же “Сказании” Ключевский передает: В московской летописи,
составленной при Грозном, повествуется, что Владимир Мономах,
вокняжившись в Киеве, послал воевод своих на Царьград воевать этого
самого царя греческого Константина Мономаха, который с целью прекратить
войну отправил в Киев с греческим митрополитом крест из животворящего
древа и царский венец со своей головы, т.е. мономахову шапку, с
сердоликовой чашей, из которой Август, царь римский, веселился, и с
золотою цепью. Митрополит именем своего царя просил у князя киевского
мира и любви, чтобы все православие в покое пребывало “под общею властью
нашего царства и твоего великого самодержавства Великие Руси”.

Владимир был венчан этим венцом и стал зваться Мономахом, боговенчанным
царем Великой Руси. “Оттоле, – так заканчивается рассказ, – тем царским
венцом венчаются все великие князи владимирские”.

Как пишет В.О. Ключевской, основная мысль сказания: значение московских
государей как церковно-политических преемников византийских царей
основано на установленном при Владимире Мономахе совместном
властительстве греческих и русских царей-самодержцев над всем
православным миром. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1.
Курс русской истории. М.:, 1987. С.302.

В “Курсе” Ключевского находим, что первым делом было, вступив в
княжество соперника-родича, пожечь его села и забрать или истребить его
“жизнь”, т.е. его хозяйственные запасы, хлеб, скот, челядь. Владимир
Мономах был самый добрый и умный из Ярославичей XI–XII вв., но и он не
чужд был этого хищничества. В своём Поучении детям он рассказывает, как,
напавши раз врасплох на Минск, он не оставил там “ничелядина, ни
скотины” Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1. Курс русской
истории. М.:, 1987. С.306..

С половины XII столетия становится заметно действие условий, разрушавших
общественный порядок и экономическое благосостояние Киевской Руси. Если
судить об этой Руси по быту высших классов, можно предполагать в ней
значительные успехи материального довольства, гражданственности и
просвещения. Руководящая сила народного хозяйства, внешняя торговля,
сообщала жизни много движения, приносила на Русь большие богатства.
Денежные знаки обращались в изобилии. Владимир Мономах однажды поднёс
отцу обеденный подарок в 300 гривен золота.

Очередь, устанавливаемая отношением старшинства князей и выражавшая
мысль о нераздельности княжеского владения, остается, по понятиям
князей, основанием владельческого их порядка в XI и до конца XII в. В
продолжение всего этого времени князья не переставали выражать мысль,
что вся совокупность их, весь род Ярослава должен владеть наследием
отцов и дедов нераздельно – поочерёдно. Это была целая теория,
постепенно сложившаяся в политическом сознании Ярославичей, с помощью
которой они старались ориентироваться в путанице своих перекрещивавшихся
интересов и пытались исправить практику своих отношений, когда они
чересчур осложнялись. Владимир Мономах, похоронив отца в 1093 г., начал
размышлять, вероятно, по поводу советов занять киевский стол помимо
старшего двоюродного брата Святополка Изяславича: “Сяду я на этот стол –
будет у меня рать со Святополком, потому что его отец сидел на том столе
прежде моего отца”. И, размыслив так, послал он звать Святополка в Киев.

Оценка деятельности.

В работах Ключевского находим следующую оценку деятельности Владимира
Мономаха: “Только Владимир Мономах, став великим князем, ограничил
продолжительность взимания годового роста в половину капитала: такой
рост можно было брать только два года и после того кредитор мог искать
на должнике только капитала, т.е. долг становился далее беспроцентным;
кто брал такой рост на третий год, терял право искать и самого капитала.
Впрочем, при долголетнем займе и Мономах допустил годовой рост в 40%. Но
едва ли эти ограничительные постановления исполнялись”. Ключевский
В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1. Курс русской истории. М.:, 1987.
С.308. Иных оценок в работах ученого не обнаружено.

Великий князь Иоанн III (1462 – 1505)

Происхождение. Образование. Воспитание.

Как описывает В.О. Ключевский в лекции 25 своего “Курса русской истории”
Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1. Курс русской истории.
М.:, 1987. С.345., еще до Ивана фактическим, не юридическим путем
устанавливался в московском княжеском доме порядок преемства
великокняжеской власти в прямой нисходящей линии. Все зависело от
обстоятельств и хана. Но обстоятельства и воля хана обыкновенно
складывались в пользу такого порядка, и образовали обычай, в силу
которого великое княжение уже с Димитрия Донского стало не только
московской отчиной, но именно отчиной старшего сына московского великого
князя. Василий Темный, столько потерпевший в борьбе за этот порядок,
придумал средство упрочить его, еще при своей жизни назначив старшего
своего сына Ивана великим князем-соправителем.

Из этих строк мы узнаем, что отец Ивана III – Василий Темный. Иных
упоминаний о происхождении, образовании и воспитании Ивана III в
произведениях В.О. Ключевского обнаружить не удалось.

Деятельность.

В течение всего княжения Ивана III главной целью внешней политики страны
являлось объединение северо-восточной Руси в единое Московское
государство. Как пишет В.О. Ключевский, Иван III продолжал старое дело
территориального собирания Руси, но уже не по-старому. В удельное время
территориальные приобретения московских князей носили характер или
захватов, или частных хозяйственных сделок с соседними князьями. Местные
общества еще не принимали заметного деятельного участия в этом
территориальном объединении Руси, хотя по временам и проявлялось их
нравственное тяготение к Москве. С половины XV в. становится заметно
прямое вмешательство самих местных обществ в дело. Ключевский В.О.
Сочинения в девяти томах. Том 1. Курс русской истории. М.:, 1987.
С.347..

Ключевский отмечает, что не везде одни и те же классы местных обществ
обнаруживают открытое влечение к Москве. В Новгороде московская партия
состояла преимущественно из простонародья с несколькими боярами,
стоявшими во главе его; эта сторона ищет управы на своевольную
новгородскую знать у московского великого князя. В княжеской Руси,
напротив, высшие служилые классы общества тяготеют к Москве, соблазняясь
выгодами службы у богатого и сильного князя.

Когда Иван III только еще собирался в поход на Тверь за ее союз с
Литвой, многие тверские бояре и дети боярские стали покидать своего
князя и толпами переходить в Москву; даже два тверских удельных князя
перешли тогда на московскую службу. Когда Иван III подступил к Твери
(1485), новая толпа тверских князей и бояр переехала в московский лагерь
и била челом Ивану на службу. То же самое явление повторилось и в другом
великом княжестве – Рязанском.

Ключевский выделяет еще одну причину тяготения к Москве. Во времена
Ивана III православное русское общество оказывало стойкое
противодействие католическим миссионерам. В Западной Руси начиналось
сильное брожение, “замятия великая” между католиками и православными.
Увлекаемые этим религиозным движением, и православные князья Западной
Руси, еще не утратившие прежней самостоятельности в своих владениях под
легкою властью великого князя Литовского, начали один за другим
приставать к Москве как к своему религиозному центру. Сами местные
общества начинают открыто обращаться к Москве, увлекая за собой и свои
правительства или увлекаемые ими. Благодаря этому тяготению московское
собирание Руси получило иной характер и ускоренный ход. Теперь оно
перестало быть делом захвата или частного соглашения, а сделалось
национально-религиозным движением. Ключевский В.О. Сочинения в девяти
томах. Том 1. Курс русской истории. М.:, 1987. С.305..

С половины XV в. и вольные города со своими областями, и княжества
быстро входят в состав московской территории. В 1470-х годах покорен был
Новгород Великий с его обширной областью в Северной Руси. В 1472 г.
приведена была под руку московского государя Пермская земля, в части
которой (по р. Вычегде) начало русской колонизации положено было еще в
XIV в., во времена св. Стефана Пермского. В 1474 г. князья Ростовские
продали Москве остававшуюся за ними половину Ростовского княжества;
другая половина еще раньше была приобретена Москвой. Эта сделка
сопровождалась вступлением князей Ростовских в состав московского
боярства. В 1485 г. без боя присягнула Ивану III осажденная им Тверь. В
1489 г. окончательно покорена Вятка. В 1490-х годах князья Вяземские и
целый ряд мелких князей Черниговской линии – Одоевские, Новосильские,
Воротынские, Мезецкие, а также упомянутые сыновья московских беглецов,
князья Черниговский и Северский, все со своими владениями,
захватывавшими восточную полосу Смоленской и большую часть Черниговской
и Северской земель, признали над собой верховную власть московского
государя.

Ключевский делает вывод, что объединявшаяся Великороссия рождала идею
народного государства, но не ставила ему пределов, которые в каждый
данный момент были случайностью, раздвигаясь с успехами московского
оружия и с колонизационным движением великорусского народа.

В главе 26 “Курса” Ключевский характеризует отношения между боярами и
властью при Иване III: вследствие политического объединения
Великороссии, изменились и состав и настроение московского боярства. Эта
перемена неизбежно должна была изменить и добрые отношения,
существовавшие между московским государем и его боярством в удельные
века. Почувствовав себя в сборе вокруг московского Кремля, титулованные
бояре стали смотреть на себя, как не смели смотреть московские бояре
удельного времени. Почувствовав себя государем объединенной Великой
Руси, великий князь Московский с трудом переносил и прежние свои
отношения к боярам как вольным слугам по договору, и совсем не мог
ужиться с новыми их притязаниями на раздел власти. Одна и та же причина
– объединение Великороссии – сделала московскую верховную власть менее
терпеливой и уступчивой, а московское боярство – более притязательным и
заносчивым. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. Том 1. Курс
русской истории. М.:, 1987. С.350.

Оценка деятельности.

В.О. Ключевский дает следующую оценку деятельности Ивана III Там же.:

Благодаря новым территориальным приобретениям московских князей,

1) изменилось внешнее положение Московского княжества;

2) усложнились задачи внешней московской политики, которая теперь, когда
Великая Русь образовала единое политическое целое, поставила на очередь
вопрос о политическом объединении всей Русской земли. Из этого вопроса
вышла вековая борьба двух соседних славянских государств – Руси и
Польши.

Увидев себя в новом положении, московский государь нашел недостаточным
прежний источник своей власти, каким служила отчина и дедина, т.е.
преемство от отца и деда. Теперь он хотел поставить свою власть на более
возвышенное основание, освободить ее от всякого земного юридического
источника. Идея Божественного происхождения верховной власти была не
чужда и предкам Ивана III. Но никто из них не выражал этой идеи так
твердо, как он.

Великий князь, прежде превосходивший удельных родичей только размерами
своих владений, количеством материальных средств, теперь сосредоточил в
своем лице и наибольшее количество политических прав.

Итоги деятельности.

На глазах у русских людей развертывались великие национально-русские и
мировые политические события. Еще недавно Московское княжество было лишь
клочком земли между бескрайними лесами Русской равнины. Но этот клочок
земли постоянно расширялся за счет других удельных княжеств; Московское
княжество росло территориально, политически и экономически. Консолидация
русских княжеств под властью московского князя, “собирателя Русской
земли”, была результатом искусной политики, с одной стороны, и роста
национального самосознания, с другой “Завершение территориального
собирания Северо-Восточной Руси Москвою превратило Московское княжество
в национальное великорусское государство” Ключевский В.О. Сочинения в
девяти томах. Том 1. Курс русской истории. М.:, 1987. С.350., – говорит
Ключевский.

По Ключевскому, при Иване III и его преемниках Московское княжество
превращалось в национальное великорусское государство, а формирование
Боярской думы из потомков когда-то самостоятельных княжат придало ему
аристократический фасад.

Великий князь и царь Иоанн IV Васильевич II (Грозный)

Лекция ХХХ “Курса русской истории” Ключевский В.О. Сочинения в девяти
томах. Том 2. Курс русской истории. М.:, 1988. С.267. В.О. Ключевского
полностью посвящена Ивану Грозному. Рассмотрим, как же Ключевский
характеризует жизнь и деятельность Великого князя и царя Иоанна IV
Васильевича II (Грозного), основываясь на материале указанной лекции.

Происхождение.

Царь Иван родился в 1530 г. Иван рано осиротел – на четвертом году
лишился отца, а на восьмом потерял и мать. Он с детства видел себя среди
чужих людей.

Как пишет В.О. Ключевский, родственники не заботились о нем. Отсюда его
робость, ставшая основной чертой его характера. Он отмечает, что как все
люди, выросшие среди чужих, без отцовского призора и материнского
привета, Иван рано усвоил себе привычку ходить оглядываясь и
прислушиваясь. Это развило в нем подозрительность, которая с летами
превратилась в глубокое недоверие к людям. В детстве ему часто
приходилось испытывать равнодушие или пренебрежение со стороны
окружающих.

Образование.

Как пишет Ключевский, Ивана учили грамоте, вероятно, так же, как учили
его предков, как вообще учили грамоте в Древней Руси, заставляя твердить
часослов и псалтырь с бесконечным повторением задов, прежде пройденного.
Изречения из этих книг затверживались механически, на всю жизнь
врезывались в память. Кажется, детская мысль Ивана рано начала проникать
в это механическое зубрение часослова и псалтыря. Здесь он встречал
строки о царе и царстве, о помазаннике божием, о нечестивых советниках,
о блаженном муже, который не ходит на их совет, и т.п. С тех пор как
стал Иван понимать свое сиротское положение и думать об отношениях своих
к окружающим, эти строки должны были живо затрагивать его внимание. Он
понимал эти библейские афоризмы по-своему, прилагая их к себе, к своему
положению. Они давали ему прямые и желанные ответы на вопросы, какие
возбуждались в его голове житейскими столкновениями, подсказывали
нравственное оправдание тому чувству злости, какое вызывали в нем эти
столкновения.

С раннего детства книги стали любимым предметом его занятий. От псалтыря
он перешел к другим частям писания, перечитал много, что мог достать из
тогдашнего книжного запаса, вращавшегося в русском читающем обществе.
Это был начитаннейший москвич XVI в. Недаром современники называли его
“словесной мудрости ритором”.

Воспитание.

В детстве Ивана Грозного стесняли во всем, держали как убогих людей,
плохо кормили и одевали, ни в чем воли не давали, все заставляли делать
насильно и не по возрасту.

Безобразные сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван,
были первыми политическими его впечатлениями. Они превратили его робость
в нервную пугливость, из которой с летами развилась наклонность
преувеличивать опасность, образовалось то, что называется страхом с
великими глазами. Всего сильнее работал в нем инстинкт самосохранения.
Все усилия его бойкого ума были обращены на разработку этого грубого
чувства.

По природе или воспитанию он был лишен устойчивого нравственного
равновесия и при малейшем житейском затруднении охотнее склонялся в
дурную сторону. От него ежеминутно можно было ожидать грубой выходки: он
не умел сладить с малейшим неприятным случаем.

Как все люди, слишком рано начавшие борьбу за существование, Иван быстро
рос и преждевременно вырос. В 17–20 лет, при выходе из детства, он уже
поражал окружающих непомерным количеством пережитых впечатлений и
передуманных мыслей, до которых его предки не додумывались и в зрелом
возрасте.

Деятельность.

Начав править государством, царь с избранными своими советниками повел
смелую внешнюю и внутреннюю политику, целью которой было, с одной
стороны, добиться берега Балтийского моря и войти в непосредственные
торговые и культурные сношения с Западной Европой, а с другой – привести
в порядок законодательство и устроить областное управление, создать
местные земские миры и призвать их к участию не только в местных
судебно-административных делах, но и в деятельности центральной власти.

Немного позднее, как отмечает Ключевский, удалив от себя добрых
советников, он отдался одностороннему направлению своей мнительной
политической мысли, везде подозревавшей козни и крамолы, и неосторожно
возбудил старый вопрос об отношении государя к боярству – вопрос,
которого он не в состоянии был разрешить и которого потому не следовало
возбуждать. Дело заключалось в исторически сложившемся противоречии, в
несогласии правительственного положения и политического настроения
боярства с характером власти и политическим самосознанием московского
государя.

Самодержавие для Ивана не только нормальный, свыше установленный
государственный порядок, но и исконный факт нашей истории, идущий из
глубины веков. “Самодержавства нашего начало – от святого Владимира; мы
родились и выросли на царстве, своим обладаем, а не чужое похитили;
русские самодержцы изначала сами владеют своими царствами, а не бояре и
вельможи”. Царь Иван был первый, кто высказал на Руси такой взгляд на
самодержавие. Вся философия самодержавия у царя Ивана свелась к одному
простому заключению: “Жаловать своих холопей мы вольны и казнить их
вольны же”.

Все государство разделилось на две части – земщину и опричнину; во главе
первой осталась Боярская дума, во главе второй непосредственно стал сам
царь, не отказываясь и от верховного руководительства думой земских
бояр.

Началось устроение опричнины. Возникла среди глухих лесов новая
резиденция – опричная столица с дворцом, окруженным рвом и валом, со
сторожевыми заставами по дорогам. Опричнина получила назначение высшей
полиции по делам государственной измены. Отряд в тысячу человек,
зачисленный в опричнину и потом увеличенный до 6 тысяч, становился
корпусом дозорщиков внутренней крамолы.

Оценка деятельности.

Увлеченный враждой и воображаемыми страхами, Иван Грозный упустил из
виду практические задачи и потребности государственной жизни и не умел
приладить своей отвлеченной теории к местной исторический
действительности. Без этой практической разработки его возвышенная
теория верховной власти превратилась в каприз личного самовластия,
исказилась в орудие личной злости, безотчетного произвола. Потому
стоявшие на очереди практические вопросы государственного порядка
остались неразрешенными.

Положительное значение царя Ивана в истории нашего государства далеко не
так велико, как можно было бы думать, судя по его замыслам и начинаниям,
по шуму, какой производила его деятельность. Грозный царь больше
задумывал, чем сделал, сильнее подействовал на воображение и нервы своих
современников, чем на современный ему государственный порядок.

Жизнь Московского государства и без Ивана устроилась бы так же, как она
строилась до него и после него, но без него это устроение пошло бы легче
и ровнее, чем оно шло при нем и после него: важнейшие политические
вопросы были бы разрешены без тех потрясений, какие были им
подготовлены. Важнее отрицательное значение этого царствования.
Одностороннее, себялюбивое и мнительное направление его политической
мысли при его нервной возбужденности лишило его практического такта,
политического глазомера, чутья действительности, и, успешно предприняв
завершение государственного порядка, заложенного его предками, он
незаметно для себя самого кончил тем, что поколебал самые основания
этого порядка.

Опричнина представляется учреждением, лишенным всякого политического
смысла. В самом деле, объявив в послании всех бояр изменниками и
расхитителями земли, царь оставил управление землей в руках этих
изменников и хищников.

Царь не мог скоро создать другой правительственный класс взамен
боярства. Такие перемены требуют времени, навыка: надобно, чтобы
правящий класс привык к власти, и чтобы общество привыкло к правящему
классу. Но, несомненно, царь подумывал о такой замене и в своей
опричнине видел подготовку к ней.

Итоги деятельности.

Нравственной неровностью, чередованием высоких подъемов духа с самыми
постыдными падениями объясняется и государственная деятельность Ивана.
Царь совершил или задумывал много хорошего, умного, даже великого, и
рядом с этим наделал еще больше поступков, которые сделали его предметом
ужаса и отвращения для современников и последующих поколений.

Превратив политический вопрос о порядке в ожесточенную вражду с лицами,
в бесцельную и неразборчивую резню, он своей опричниной внес в общество
страшную смуту, а сыноубийством подготовил гибель своей династии. Между
тем успешно начатые внешние предприятия и внутренние реформы
расстроились, были брошены недоконченными по вине неосторожно
обостренной внутренней вражды.

2. Самодержцы Петр I и Екатерина II в произведениях Ключевского

Во второй главе исследования нами сделана попытка характеристики
взглядов В.О. Ключевского на исторические личности Петра I Екатерины II.

Петр I Великий (1696 – 1725).

Происхождение.

Петр родился в Москве, в Кремле, 30 мая 1672 г. Он был четырнадцатое
дитя многосемейного царя Алексея и первый ребенок от его второго брака –
с Натальей Кирилловной Нарышкиной. Царица Наталья была взята из семьи
западника А.С. Матвеева, дом которого был убран по-европейски, и могла
принести во дворец вкусы, усвоенные в доме воспитателя; притом и до нее
заморские новизны проникали уже на царицыну половину, в детские комнаты
кремлевского дворца.

На четвертом году Петр лишился отца. При царе Федоре, сыне Милославской,
положение матери Петра с ее родственниками и друзьями стало очень
затруднительно. Другие люди всплыли наверх, овладели делами. Царь
Алексей был женат два раза, следовательно, оставил после себя две клики
родственников и свойственников, которые насмерть злобствовали одна
против другой, ничем не брезгуя в ожесточенной вражде. Милославские
осилили Нарышкиных и самого сильного человека их стороны, Матвеева, не
замедлили убрать подальше на север, в Пустозерск. Молодая царица-вдова
отступила на задний план, стала в тени.

Как отмечает Ключевский, “печальные обстоятельства детства и молодости,
выбившие Петра из старых, чопорных порядков кремлевского дворца, пестрое
и невзыскательное общество, которым он потом окружил себя, самое
свойство любимых занятий, заставлявших его поочередно браться то за
топор, то за пилу или токарный станок, то за нравоисправительную
дубинку, при подвижном, непоседном образе жизни, сделали его заклятым
врагом всякого церемониала”. Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5.
Курс русской истории. М., 1958 г. С.60.

Образование.

По старорусскому обычаю, Петра начали учить с пяти лет. Учителем был
назначен Зотов. “Зотов был учительный человек, тихий и небражный”
Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории. М., 1958
г. С.52.. Историки Петра иногда винят Зотова в том, что он не оказал
воспитательного, развивающего влияния на своего ученика. Но, по словам
Ключевского, Зотова позвали во дворец не воспитывать, а просто учить
грамоте. Он передал своему ученику курс древнерусской грамотной выучки
если не лучше, то и не хуже многих предшествовавших ему придворных
учителей-грамотеев.

Но простым обучением грамотному мастерству не ограничилось преподавание
Зотова. Очевидно, новые веяния коснулись и этого импровизированного
педагога из приказа Большого Прихода. Подобно воспитателю царя Алексея
Морозову, Зотов применял прием наглядного обучения. Царевич учился
охотно и бойко. На досуге он любил слушать разные рассказы и
рассматривать книжки с “кунштами”, картинками. Зотов сказал об этом
царице, и та велела ему выдать “исторические книги”, рукописи с
рисунками из дворцовой библиотеки, и заказала живописного дела мастерам
в Оружейной палате несколько новых иллюстраций. Так составилась у Петра
коллекция “потешных тетрадей”, в которых были изображены золотом и
красками города, здания, корабли, солдаты, оружие, сражения и “истории
лицевыя с прописьми”, иллюстрированные повести и сказки с текстами.

Едва минуло Петру десять лет, как начальное обучение его прекратилось (в
связи со смертью его отца и политических событий в стране).

Страсть к иноземным диковинам привела Петра ко вторичной выучке,
незнакомой прежним царевичам. Под руководством голландца Тиммермана Петр
“гораздо с охотою” принялся учиться арифметике, геометрии, артиллерии и
фортификации.

В 1697 г.25-летний Петр увидел Западную Европу, о которой ему так много
толковали его друзья и знакомые из Немецкой слободы. Сообразно со своими
наклонностями, Петр спешил ближе ознакомиться также с Голландией и
Англией, с теми странами Западной Европы, в которых особенно была
развита военно-морская и промышленная техника.

Петр постоянно в движении, осматривает всевозможные редкости и
достопримечательности, фабрики, заводы, кунсткамеры, госпитали,
воспитательные дома, военные и торговые суда, влезает на обсерваторию,
принимает у себя или посещает иноземцев, ездит к корабельным мастерам.

Воспитание.

Как только Петр стал помнить себя, он был окружен в своей детской
иноземными вещами; все, во что он играл, напоминало ему немца. Некоторые
из этих заморских игрушек особенно обращают на себя наше внимание:
двухлетнего Петра забавляли музыкальными ящиками, “цимбальцами” и
“большими цимбалами” немецкой работы; в его комнате стоял даже какой-то
“клевикорд” с медными зелеными струнами. Все это живо напоминает нам
придворное общество царя Алексея, столь падкое на иноземные
художественные вещи. С летами детская Петра наполняется предметами
военного дела. В ней появляется целый арсенал игрушечного оружия, и в
некоторых мелочах этого детского арсенала отразились тревожные заботы
взрослых людей того времени. Так, в детской Петра довольно полно
представлена была московская артиллерия, встречаем много деревянных
пищалей и пушек с лошадками.

Как пишет Ключевский, “не раз можно слышать мнение, будто Петр был
воспитан не по-старому, иначе и заботливее, чем воспитывались его отец и
старшие братья. В ответ на это мнение люди первой половины XVIII в., еще
по свежему преданию рассказывая о том, как Петра учили грамоте, дают
понять, что по крайней мере до десяти лет Петр рос и воспитывался,
пожалуй, даже более по-старому, чем его старшие братья, чем даже его
отец” Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории.
М., 1958 г. С.52..

Силой обстоятельств Петр слишком рано предоставлен был самому себе, с
десяти лет перешел из учебной комнаты прямо на задворки. Легко можно
себе представить, как мало занимательного было для мальчика в комнатах
матери: он видел вокруг себя печальные лица, отставных придворных,
слышал все одни и те же горькие или озлобленные речи о неправде и злобе
людской, про падчерицу и ее злых советчиков. Скука, какую должен был
испытывать здесь живой мальчик, надо думать, и выжила его из комнат
матери на дворы и в рощи села Преображенского.

До десяти лет он проходит совершенно древнерусскую выучку мастерству
церковной грамоты. Но эта выучка шла среди толков и явлений совсем не
древнерусского характера. С десяти лет кровавые события, раздражающие
впечатления вытолкнули Петра из Кремля, сбили его с привычной колеи
древнерусской жизни, связали для него старый житейский порядок с самыми
горькими воспоминаниями и дурными чувствами, рано оставили его одного с
военными игрушками и зотовскими кунштами.

Таская нужные для потехи вещи из кремлевских кладовых, Петр набирал
около себя толпу товарищей своих потех. Царь играл в солдаты, а товарищи
его игр служили и за свою потешную службу получали жалованье, как
настоящие служилые люди. Звание потешного стало особым чином. Петр весь
ушел в “марсовы потехи”. Это теснее сблизило его с Немецкой слободой:
оттуда вызывал он генералов и офицеров для строевого и артиллерийского
обучения своих потешных. Воинские потехи занимали Петра до 24-го года
его жизни среди частых попоек с компанией и поездок в Александровскую
слободу, в Переяславль и Архангельск

Ключевский, говоря о значении потех, приходит к заключению, что “игра
незаметно теряла характер детской забавы и становилась серьезным делом:
это потому, что и в детстве она была очень похожа на серьезное дело, о
котором думали старшие современники Петра”. Ключевский. В.О. Сочинение
в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории. М., 1958 г. С.56.

Деятельность.

Война была главным движущим рычагом преобразовательной деятельности
Петра, военная реформа – ее начальным моментом, устройство финансов – ее
конечной целью. Преобразованием государственной обороны начиналось дело
Петра, к преобразованию государственного хозяйства оно направлялось; все
остальные меры были либо неизбежными следствиями начального дела, либо
подготовительными средствами к достижению конечной цели. Сам Петр ставил
свою преобразовательную деятельность в такую связь с веденной им войной.

Ключевский, анализируя реформы Петра, выделяет следующие составляющие 1)
военная реформа;

2) меры для поддержания регулярного строя сухопутной армии и флота,
именно перемены в положении дворянства, направленные к поддержанию его
служебной годности;

3) подготовительные меры к увеличению государственных доходов, имевшие
целью умножение количества и подъем качества податного труда;

4) финансовые нововведения;

5) общие средства обеспечения успешного исполнения военных и
народнохозяйственных реформ, именно преобразование управления и
устройство учебных заведений.

Военная реформа была первоочередным преобразовательным делом Петра,
наиболее продолжительным и самым тяжелым как для него самого, так и для
народа она имеет очень важное значение в нашей истории; это не просто
вопрос о государственной обороне: реформа оказала глубокое действие и на
склад общества и на дальнейший ход событий.

В основу регулярной реорганизации военных сил положены были такие
технические перемены: в порядке комплектования прибор охотников заменен
рекрутским набором; мирные кадровые полки, “выборные”, как их тогда
называли, превратились в постоянный полковой комплект; в соотношении
родов оружия дано решительное численное преобладание пехоте над
конницей; исполнен окончательный переход к казенному содержанию
вооруженных сил.

Преобразование управления – едва ли не самая показная, фасадная сторона
преобразовательной деятельности Петра; по ней особенно охотно ценили и
всю эту деятельность. Но при этом принимали во внимание не столько
медленный и тяжелый процесс перестройки правительственных учреждений,
сколько их строй в окончательной отделке, данной им уже к концу
царствования. Административная реформа имела подготовительную цель –
создать общие условия успешного исполнения остальных реформ; но
управление получило пригодную к тому постановку, когда основные реформы,
военная и частью финансовая, были уже в полном ходу.

Петр не сидел во дворце, подобно прежним царям, рассылая всюду указы,
направляя деятельность подчиненных; но он редко становился и во главе
своих полков, чтобы водить их в огонь, подобно своему противнику Карлу
XII. Впрочем, Полтава и Гангуд навсегда останутся в военной истории
России светлыми памятниками личного участия Петра в боевых делах на суше
и на море. Предоставляя действовать во фронте своим генералам и
адмиралам, Петр взял на себя менее видную техническую часть войны. Он
оставался обычно позади своей армии, устроял ее тыл, набирал рекрутов,
составлял планы военных движений, строил корабли и военные заводы,
заготовлял амуницию, провиант и боевые снаряды, все запасал, всех
ободрял, понукал, бранился, дрался, вешал.

Петр жестоко и безуспешно боролся с коррупцией. Многие из видных дельцов
с Меншиковым впереди были за это под судом и наказаны денежными
взысканиями. Сибирский губернатор князь Гагарин повешен, петербургский
вице-губернатор Корсаков пытан и публично высечен кнутом, два сенатора
тоже подвергнуты публичному наказанию, вице-канцлер барон Шафиров снят с
плахи и отправлен в ссылку, один следователь по делам о казнокрадстве
расстрелян.

Оценка деятельности.

Общую оценку деятельности Петра Ключевский дает со слов Я.Ф.
Долгорукого, к которому царь обратился с вопросом: “Как ты думаешь о
делах отца моего и моих?”. Три главные дела у царей: первое – внутренняя
расправа и правосудие; это ваше главное дело. Для этого у отца твоего
было больше досуга, а у тебя еще и времени подумать о том не было, и
потому в этом отец твой больше тебя сделал. Но когда ты займешься этим,
может быть, и больше отцова сделаешь. Другое дело – военное. Этим делом
отец твой много хвалы заслужил и великую пользу государству принес,
устройством регулярных войск тебе путь показал; но после него неразумные
люди все его начинания расстроили, так что ты почти все вновь начинал и
в лучшее состояние привел. Третье дело – устройство флота, внешние
союзы, отношения к иностранным государствам. В этом ты гораздо больше
пользы государству принес и себе чести заслужил, нежели твой отец, с
чем, надеюсь, и сам согласишься.

У Ключевского находим и другую оценку деятельности Петра: “Петр был
великий хозяин, всего лучше понимавший экономические интересы, всего
более чуткий к источникам государственного богатства. Подобными
хозяевами были и его предшественники, цари старой и новой династий; но
те были хозяева-сидни, белоручки, привыкшие хозяйничать чужими руками, а
из Петра вышел подвижной хозяин-чернорабочий, самоучка, царь-мастеровой”
Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории. М., 1958
г. С.61.

Военная реформа Петра осталась бы специальным фактом военной истории
России, если бы не отпечатлелась слишком отчетливо и глубоко на
социальном и нравственном складе всего русского общества, даже на ходе
политических событий. Она выдвигала вперед двойное дело, требовала
изыскания средств для содержания преобразованных и дорогих вооруженных
сил и особых мер для поддержания их регулярного строя. Рекрутские
наборы, распространяя воинскую повинность на неслужилые классы, сообщая
новой армии всесословный состав, изменяли установившиеся общественные
соотношения. Дворянству, составлявшему главную массу прежнего войска,
приходилось занять новое служебное положение, когда б ряды
преобразованной армии стали его холопы и крепостные крестьяне, и не
спутниками и слугами своих господ, а такими же рядовыми, какими начинали
службу сами дворяне.

Финансовая реформа выступает в тесной связи с военной, как ее
двигателем. Петр разбогател крутым переломом системы налогов: подушная
перегнула обложение в другую сторону. До нее прямые налоги уступали
косвенным. Усиленные заботы Петра о развитии торговли и промышленности,
народнохозяйственного оборота подавали надежду на дальнейший рост
косвенного обложения. Случилось иное: подушная одержала решительный
перевес, дошла до 53% сметного дохода. Значит, при недостатке доступных
обложению капитала и оборота приходилось обременять все тот же голый
простонародный труд, тех же “работных персон”, и без того достаточно
обремененных, и в этом направлении дойти до непереступаемого предела.

Ключевский выделяет достигнутые цели административной реформы:

1) более точное разграничение управления центрального и областного,
очень неясно проведенное в старом московском порядке;

2) опыт систематического распределения ведомств по роду дел и в
центральном и в областном управлении с решительной попыткой обособления
судебных дел в составе управления;

3) наклонность к не удавшемуся старой московской администрации
коллегиальному строю учреждений, проведенная довольно твердо в центре и
неудачно в провинции;

4) неполно осуществленная мысль создать для центральных коллегий местные
исполнительные органы и 5) трехстепенное областное деление

Ключевский так выразил значение реформ Петра: “Реформа сама собою вышла
из насущных нужд государства и народа, инстинктивно почувствованных
властным человеком с чутким умом и сильным характером, талантами, дружно
совместившимися в одной из тех исключительно счастливо сложенных натур,
какие по неизведанным еще причинам от времени до времени появляются в
человечестве. С этими свойствами, согретыми чувством долга и решимостью
“живота своего не жалеть для отечества”, Петр стал во главе народа, из
всех европейских народов наименее удачно поставленного исторически. Этот
народ нашел в себе силы построить к концу XVI в. большое государство,
одно из самых больших в Европе, но в XVII в. стал чувствовать недостаток
материальных и духовных средств поддержать свою восьмивековую постройку.

Реформа, совершенная Петром Великим, не имела своей прямой целью
перестраивать ни политического, ни общественного, ни нравственного
порядка, установившегося в этом государстве, не направлялась задачей
поставить русскую жизнь на непривычные ей западноевропейские основы,
ввести в нее новые заимствованные начала, а ограничивалась стремлением
вооружить Русское государство и народ готовыми западноевропейскими
средствами, умственными и материальными, и тем поставить государство в
уровень с завоеванным им положением в Европе, поднять труд народа до
уровня проявленных им сил.

Но все это приходилось делать среди упорной и опасной внешней войны,
спешно и принудительно, и при этом бороться с народной апатией и
косностью, воспитанной хищным приказным чиновничеством и грубым
землевладельческим дворянством, бороться с предрассудками и страхами,
внушенными невежественным духовенством.

Поэтому реформа, скромная и ограниченная по своему первоначальному
замыслу, направленная к перестройке военных сил и к расширению
финансовых средств государства, постепенно превратилась в упорную
внутреннюю борьбу, взбаламутила всю застоявшуюся плесень русской жизни,
взволновала все классы общества.

Начатая и веденная верховной властью, привычной руководительницей
народа, она усвоила характер и приемы насильственного переворота, своего
рода революции. Она была революцией не по своим целям и результатам, а
только по своим приемам и по впечатлению, какое произвела на умы и нервы
современников.

Это было скорее потрясение, чем переворот. Это потрясение было
непредвиденным следствием реформы, но не было ее обдуманной целью”
Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории. М., 1958
г. С.96..

Итоги деятельности для России.

Итоги деятельности Петра I для России Ключевский сформулировал так:

Противоречия, в какие Петр I поставил свое дело, ошибки и колебания,
подчас сменявшиеся малообдуманной решимостью, слабость гражданского
чувства, бесчеловечные жестокости, от которых он не умел воздержаться, и
рядом с этим беззаветная любовь к отечеству, непоколебимая преданность
своему делу, широкий и светлый взгляд на свои задачи, смелые планы,
задуманные с творческой чуткостью и проведенные с беспримерной энергией,
наконец, успехи, достигнутые неимоверными жертвами народа и великими
усилиями преобразователя, – столь разнородные черты трудно укладываются
в цельный образ.

Реформа Петра была борьбой деспотизма с народом, с его косностью. Он
надеялся грозою власти вызвать самодеятельность в порабощенном обществе
и через рабовладельческое дворянство водворить в России европейскую
науку, народное просвещение как необходимое условие общественной
самодеятельности, хотел, чтобы раб, оставаясь рабом, действовал
сознательно и свободно.

Просвещение, введенное Петром в России, дало свои плоды. Вера в
чудодейственную силу образования, которой проникнут был Петр, его
благоговейный культ науки насильственно зажег в рабьих умах искру
просвещения, постепенно разгоравшуюся в осмысленное стремление к правде,
т.е. к свободе.

Самовластие само по себе противно как политический принцип. Его никогда
не признает гражданская совесть. Но можно мириться с лицом, в котором
эта противоестественная сила соединяется с самопожертвованием, когда
самовластец, не жалея себя, идет напролом во имя общего блага, рискуя
разбиться о неодолимые препятствия и даже о собственное дело. Так
мирятся с бурной весенней грозой, которая, ломая вековые деревья,
освежает воздух и своим ливнем помогает всходам нового посева.
Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории. М., 1958
г. С.98.

Екатерина II (1762 – 1796).

Происхождение.

Екатерина по матери принадлежала к голштейнготторпскому княжескому роду,
одному из многочисленных княжеских родов Северной Германии, а по отцу –
к другому тамошнему же и еще более мелкому владетельному роду –
ангальтцербстскому. Отец Екатерины, Христиан Август из
цербстдорнбургской линии ангальтского дома, подобно многим своим
соседям, мелким северогерманским князьям, состоял на службе у прусского
короля, был полковым командиром, комендантом, а потом губернатором
города Штеттина, неудачно баллотировался в курляндские герцоги и кончил
свою экстерриториальную службу прусским фельдмаршалом, возведенный в это
звание по протекции русской императрицы Елизаветы.

В Штеттине и родилась у него (21 апреля 1729 г) дочь Софья-Августа, наша
Екатерина. Таким образом, эта принцесса соединяла в своем лице два
мелких княжеских дома северо-западной Германии.

Образование.

В то время Германия была наводнена французскими гугенотами, бежавшими из
отечества после отмены Нантского эдикта Людовиком XIV. Эти эмигранты
принадлежали большею частью к трудолюбивому французскому мещанству; они
скоро захватили в свои руки городские ремесла в Германии и начинали
овладевать воспитанием детей в высших кругах немецкого общества.
Екатерину обучали закону божию и другим предметам французский придворный
проповедник патер Перар, ревностный служитель папы, лютеранские пасторы
Дове и Вагнер, которые презирали папу, школьный учитель кальвинист
Лоран, который презирал и Лютера и папу, а когда она приехала в
Петербург, наставником ее в греко-российской вере назначен был
православный архимандрит Симон Тодорский, который со своим богословским
образованием, довершенным в немецком университете, мог только равнодушно
относиться и к папе, и к Лютеру, и к Кальвину, ко всем вероисповедным
делителям единой христианской истины. Можно понять, какой разнообразный
запас религиозных миросозерцаний и житейских взглядов можно было набрать
при столь энциклопедическом подборе вероучителей.

У нее были две страсти, с летами превратившиеся в привычки или
ежедневные потребности, – читать и писать. В свою жизнь она прочитала
необъятное количество книг.

Воспитание.

Екатерина родилась в скромной обстановке прусского генерала из мелких
немецких князей и росла резвой, шаловливой, даже бедовой девочкой,
любившей попроказить над старшими, особенно надзирательницами,
щегольнуть отвагой перед мальчиками и умевшей не смигнуть, когда
трусила. Родители не отягощали ее своими воспитательными заботами. Отец
ее был усердный служака, а мать, Иоанна-Елизавета, – неуживчивая и
непоседная женщина, которую так и тянуло на ссору и кляузу, ходячая
интрига, воплощенное приключение; ей было везде хорошо, только не дома.
На своем веку она исколесила чуть не всю Европу, побывала в любой
столице, служила Фридриху Великому по таким дипломатическим делам, за
которые стеснялись браться настоящие дипломаты, чем заслужила большой
респект у великого короля, и незадолго до воцарения дочери умерла в
Париже в очень стесненном положении, потому что Фридрих скупо оплачивал
услуги своих агентов. Екатерина могла только благодарить судьбу за то,
что мать редко бывала дома: в воспитании детей штеттинская комендантша
придерживалась простейших правил, и Екатерина сама потом признавалась,
что за всякий промах приучена была ждать материнских пощечин.

Родившись в Штеттине, она подолгу живала на попечении бабушки в
Гамбурге, бывала в Брауншвейге, в Киле и в самом Берлине, где видела
двор прусского короля. Все это помогло ей собрать обильный запас
наблюдений и опытов, развило в ней житейскую сноровку, привычку
распознавать людей, будило размышление. Может быть, эта житейская
наблюдательность и вдумчивость при ее природной живости была причиной и
ее ранней зрелости: в 14 лет она казалась уже взрослой девушкой,
поражала всех высоким ростом и развитостью не по летам. Екатерина
получила воспитание, которое рано освободило ее от излишних
предрассудков, мешающих житейским успехам.

Екатерина настойчиво ограничивала применение пытки и конфискации имений
у преступников, но не решалась отменить оба института законом. Издан был
строгий манифест против взяточничества; петербургскому населению дано
было назидательное зрелище сенатского обер-секретаря, поставленного у
позорного столба на площади перед Сенатом с надписью на груди:
“Преступник указов и мздоимец”.

Деятельность.

Автор открывает пятый том “Курса” лекцией об Екатерине II, предпосылая
ее биографии небольшой абзац с заголовком “Основной факт эпохи”. Начало
тома начинается характеристикой захватчицы власти: “Как проводилось в
государственную жизнь возвращенное “начало законности”” – в этом, по
Ключевскому, интерес царствования Екатерины и основания заняться прежде
всего ее личностью, судьбой и характером. Читатель знает, что обещание
“законов” не было выполнено царицей, заставшей свою империю в восстаниях
и бунтах в самом начале царствования.

“Век нашей истории, начатый царем-плотником, заканчивался
императрицей-писательницей” – таков еще один афоризм Ключевского,
открывающий следующую лекцию о Екатерине и ее внешней политике.

Внешняя политика – самая блестящая сторона государственной деятельности
Екатерины, произведшая наиболее сильное впечатление на современников и
ближайшее потомство. В первое время по воцарении Екатерина, слишком
озабоченная упрочением своего шаткого положения, совсем не желала
каких-либо осложнений в Европе и разделяла общую жажду покоя. Семилетняя
война была на исходе; все участники ее крайне утомились и жестоко
истратились. Екатерина не отступилась от мира с Пруссией, заключенного
Петром III, отозвала свои войска из завоеванных ими прусских областей,
прекратила приготовления к войне с Данией. Первое ознакомление с
положением дел в империи также располагало Екатерину вести себя смирно.

Ввиду крестьянских волнений и толков указ, изданный на шестой день по
воцарении, обнадеживал помещиков в ненарушимом обладании их имениями и
крестьянами. Отменены были многие откупа и монополии. Для удешевления
хлеба временно запрещен его вывоз за границу. Сбавлена казенная цена
соли с 50 до 30 коп. за пуд, а для пополнения убыли соляного дохода
Екатерина убавила на 300 тыс. руб. свое комнатное содержание в 1 млн,
получавшееся из соляного же сбора.

Необходимость реформирования системы областного управления Ключевский
видит в недостатках существовавшего областного управления: во-первых,
губернии представляли слишком обширные административные округа;
во-вторых, эти округа снабжены были слишком недостаточным количеством
учреждений со скудным личным составом; в-третьих, в этом управлении
смешивались различные ведомства: одно и то же место ведало и
администрацию собственно, и финансы, и суд, уголовный и гражданский.1 На
устранение этих недостатков и были рассчитаны новые губернские
учреждения, созданные Екатериной II.

Оценка деятельности.

Главный аспект, по которому В.О. Ключевский дает оценку царствования
политика, – насколько увеличились или уменьшились материальные и
нравственные средства Русского государства за годы его правления.

1. Материальные средства.

Материальные средства увеличились в громадной пропорции. В царствование
Екатерины государственная территория почти достигла своих естественных
границ как на юге, так и на западе. Из приобретений, сделанных на юге,
было образовано три губернии – Таврическая, Херсонская и
Екатеринославская, не считая возникшей тогда же земли Войска
Черноморского.

Из приобретений сделанных на западе, со стороны Польши, было сделано 8
губерний – Витебская, Курляндская, Могилевская, Виленская, Минская,
Гродненская, Волынская и Брацлавская (сейчас Подольская). Итак, из 50
губерний, на которые была разделена Россия, 11 были приобретены в
царствование Екатерины.

Эти материальные успехи становятся еще более осязательными, если
сравнить населенность страны в начале и в конце царствования Екатерины.

По III ревизии 1762-63гг. считалось, что население составляет 19-20 млн.
душ обоего пола и всех состояний. В 1796г. по V ревизии, проведенной по
тому же расчету, жителей в империи считалось не менее 34 млн.

Следовательно, население государства в продолжении царствования почти
удвоилось, сумма государственных доходов учетверилась. Значит, не только
увеличилось число плательщиков, но и увеличились государственные
платежи, увеличение которых обычно принимается за знак усиления
производительности народного труда.

Итак, материальные средства чрезвычайно усилились.

2. Социальная рознь.

Напротив, средства нравственные стали слабее. Нравственные средства,
которыми располагает государство, сводятся к двум порядкам отношений: во
– первых, они состоят в единстве интересов, связывающих различные
племенные и социальные составные части государства друг с другом;
во-вторых, в способности руководящего класса руководить обществом. В
свою очередь эта способность зависит от юридической постановки
руководящего класса в обществе, от степени понимания им положения
общества и от степени политической подготовки руководить им. Эти
нравственные средства государства в правление Екатерины сильно упали.
Прежде всего усилилась рознь интересов племенных, составных частей
государства. Разлад вносило польское население завоеванных провинций
Речи Посполитой. Этот элемент стал силой, благодаря тому, что в состав
Русского государства, кроме юго – западных областей, были введены и
некоторые части настоящей Польши. Зато одна из важных областей
Юго-Западной Руси, связанная органически с остальными, – Галиция
очутилась за пределами Русского государства, усиливая разлад, внесенный
в наши западные международные отношения.

Далее, усилилась рознь между социальными составными элементами коренного
русского общества; это усиление было следствием тех отношений, в какие
поставлены были законодательством Екатерины два основных класса русского
общества – дворянство и крепостное крестьянство. Дворянство укрепилось
во власти благодаря ряду дворцовых переворотов. Точно таким же путем
думало раскрепиться и крепостное крестьянское население: вслед за
дворянством и оно хотело достигнуть свободы рядом незаконных восстаний.

Таков смысл многочисленных крестьянских мятежей, которые начались в
царствование Екатерины II и которые, постепенно распространяясь слились
в громадный пугачевский бунт. Этого не следовало допускать. Положение
этих сословий нужно было устроить законным путем, посредством
правомерного определения отношений к земле. Этого правомерного
определения не сделало правительство Екатерины. Напротив, Екатерина
издает ряд законов, увеличивающих роль и права дворянства: 18.02.1762 г.
– закон о вольности дворянства, 1775 г. – губернские учреждения, 1785 г.
– жалованная грамота дворянству.

В это же время Екатерина принимает законодательные акты, позволяющие
сказать, что крепостное право достигло своего пика. По указу 1763г.
крестьяне должны были сами оплачивать расходы, связанные с подавлением
их выступлений (если они признавались зачинщиками волнений).1765г. –
указ, позволяющий помещикам ссылать своих крестьян без суда и
последствий в Сибирь на каторгу с зачетом этих крестьян как
рекрутов.1767г. – указ, запрещавший крестьянам подавать императрице
жалобы на своих помещиков. Таким образом, общественное разъединение
стало еще резче. Следовательно, в царствование Екатерины усилилась рознь
как в племенном, так и социальном составе государства.

За правление Екатерины II увеличился экономический потенциал России,
росли города, а следовательно развивалась промышленность, начали
складываться капиталистические промышленные отношения. В сельском
хозяйстве расширялась связь помещичьих и крестьянских хозяйств с рынком.
Вырос международный авторитет России. Но при этом, пытаясь удержать
власть в руках дворянства, Екатерина способствовала усилению сословных
противоречий, которые впоследствии вылились в крестьянскую войну
1773-1775г.

В оценке В.О. Ключевским реформы губернских учреждений явно
прослеживается историко-социологический подход, поскольку необычайную
сложность созданного Екатериной губернского правительственного механизма
он убедительно объясняет с точки зрения сословной направленности
преобразований. А источником противоречия, заметного в строе губернских
учреждений, он называет желания, выраженные дворянством. По словам В.А.
Александрова, “подробно описывая новую структуру местного управления и
его функционально разделенные административные, финансовые и судебные
органы, В.О. Ключевский четко определял их социальное существо”.

Так, по мнению ученого, все учреждения состояли из трех пластов. Верхним
из них были учреждения бессословные: губернское правление, палаты –
казенная, уголовная и гражданская. Весь личный состав в этих учреждениях
назначался от короны, без всякого участия местного общества.

Второй пласт состоял из сословных губернских судов: верхнего земского
суда, губернского магистрата и верхней расправы, также из всесословных
учреждений – совестного суда и приказа общественного призрения. Личный
состав учреждений этого второго пласта был смешанного характера:
председатель назначался короной, но заседатели выбирались в каждом
учреждении известным сословием, а в совестном суде и приказе
общественного призрения – всеми тремя сословиями.

Третий, низший пласт, состоявший из уездных судебных инстанций с
полицейским нижним земским судом. По сути, это были учреждения
коллегиальные, но личный состав в них весь был земского сословного
происхождения: как председатель, так и заседатели выбирались сословиями.
Ключевский делает вывод о том, что участие в местном управлении и суде
было довольно равномерно распределено в низших и вторых инстанциях между
всеми классами общества.

В итоге преобладающее значение дворянского сословия в местном
управлении, согласно выводам В.О. Ключевского, выражалось в двух формах:

1) в выборе личного состава сословных дворянских учреждений,

2) в сословном происхождении личного состава общих бессословных
учреждений. Благодаря этому преобладанию дворянство стало руководящим
классом в местном, как и центральном управлении. Дворянин господствовал
в местном управлении как выборный представитель своего сословия; он
господствовал в нем и как назначенный верховной властью коронный
чиновник.

В итоге губернские учреждения Екатерины еще более усилили противоречия,
внесенные в управление реформами Петра. По справедливому замечанию
ученого, “управление только тогда действует правильно, когда оно и в
центре и в областях покоится на одинаковых началах”. А при Екатерине
“усилен был внесенный Петром сословный элемент в областном управлении;
губернские учреждения открыли еще больше простора участию дворянства и
городского населения в местной администрации. Но центральное управление,
и при Екатерине сохранявшее прежний бюрократический характер, не имело и
тех связей с обществом, какие существовали в XVII столетии”.
Ключевский. В.О. Сочинение в 8 т. – Т. 5. Курс русской истории. М., 1958
г. С.101.

Таким образом, противоречие началам, на которых держалось управление в
центре и в провинции, при Екатерине еще более обострилось.

Наконец, отмечает ученый, “важным недостатком созданного Екатериной
административного и судебного порядка была его чрезвычайная сложность;
так, благодаря строгому разделению ведомств и сложному устройству суда
размножилось до чрезмерности чиновничество, выборное и коронное; там,
где прежде дела велись десятью, пятнадцатью чиновниками, теперь их
явилась целая сотня. Это увеличивало дороговизну администрации”.

Давая характеристику учреждениям местного управления, созданным
Екатериной, В.О. Ключевский в “Заметках о губернских учреждениях”,
сделанных в 1910 – начале 1911 гг. делает интересный вывод. “Местные
выборные учреждения 1775 и 1785 гг. не система местного самоуправления
для удовлетворения местных нужд, а служебное орудие рассеянной по
губерниям коронной администрации по общегосударственным делам – старый
тип местного земского управления, возникший в XVI в., укрепленный в XVII
в. и теперь подправленный и подкрашенный под вкусы и понятия XVIII в.”

Итоги деятельности для России.

Июньский переворот 1762 г. сделал Екатерину II самодержавной русской
императрицей. С самого начала XVIII в. носителями верховной власти у нас
были люди, либо необычайные, как Петр Великий, либо случайные, каковы
были его преемники и преемницы, даже те из них, кого назначала на
престол в силу закона Петра I предыдущая случайность, как было с
ребенком Иваном VI и с Петром III. Екатерина II замыкает собою ряд этих
исключительных явлений нашего во всем не упорядоченного XVIII в.: она
была последней случайностью на русском престоле и провела
продолжительное и необычайное царствование, создала целую эпоху в нашей
истории. Далее пойдут уже царствования по законному порядку и в духе
установившегося обычая.

Заключение

В “Курсе русской истории” и в отдельных статьях В.О. Ключевский создал
целую галерею многоликих образов царствовавших в России монархов. Путем
раскрытия личности он создавал малопривлекательное полотно, на котором
образы российских монархов запечатлевались в большей степени не только
как обычные, но и исторически малопривлекательные люди, будь то Ярослав
Мудрый, Владимир Мономах, Ивана III или Иван Грозный. Ключевский не
принимал Ивана IV, завуалировано отрицательно относился к Екатерине II,
и только Петра I оправдывал, оправдывал за личное мужество и
самопожертвование. Таково отношение В.О. Ключевского к самодержцам
России, оставившим заметный след в истории государства. Однажды упомянул
Ключевский Владимира Мономаха как “самого умного и доброго из
Ярославичей”. Из Ярославичей, но не более того.

В.О. Ключевский заключает, что положительное значение царя Ивана в
истории нашего государства далеко не так велико, как можно было бы
думать, судя по его замыслам и начинаниям, по шуму, какой производила
его деятельность. Характеризуя Ивана Грозного, Ключевский выделил
отрицательное значение титула “царь”, возникший при Иване Грозном, как
титул, отделяющий государя от его подданных. Царский титул закрепил
превращение князей-вассалов в подданных. Столица государства, Москва,
отныне украсилась новым титулом – она стала “царствующим градом”, а
русская земля – Российским царством. Но для народов России при
царствовании Ивана Грозного начинался один из самых трагических периодов
его истории.

Суть концепции возникновения единого русского государства у В.О.
Ключевского сводилась к тому, что великокняжеская власть при
установлении самодержавия столкнулась с политическими притязаниями
боярства, и этот конфликт привел к трагедии для России. По его мнению,
бояре, ставя вопрос о сословном представительстве, желали оставаться
властными советниками, “сохранить свои сословные права”, в то время как
государь, оставаясь по своим воззрениям удельным вотчинником, пожаловал
их, как дворовых слуг своих, в звание холопов государевых. Создавшуюся
“несообразность” Иван IV решил путем учреждения опричнины, усилил
самодержавную власть, заменив боярство дворянством. По мнению
Ключевского, установленный государством порядок общественных отношений
(царь-вотчинник, тягловый характер государства, сословия, закрепощение
крестьян) во имя абсолютизма был основной, причем социальной, причиной
недовольства всех слоев населения, а затем и Смуты. В то же время он
считал, что народ ощущал потребность восстановить династическую
преемственность власти.

Оценка же петровских реформ Василием Осиповичем Ключевским дана, в
основном, в “Курсе Русской истории”, в лекциях LIX – LXIX, причем лекция
LXVIII специально посвящена именно оценке реформ. Ключевский видит
реформы Петра не как преобразования, проведенные по заранее обдуманному
плану, а как ответ и реакцию на веление времени. Основным побудительным
моментом реформы Ключевский считает внешнеполитическую ситуацию,
фактически – военные потребности страны. А, так как военная реформа была
невозможна без реформы финансовой, то Ключевский признает финансовую
реформу вторым важнейшим аспектом преобразований.

“Век нашей истории, начатый царем-плотником, заканчивался
императрицей-писательницей” – таков один из афоризмов Ключевского,
открывающий следующую лекцию, лекцию о Екатерине II и ее внешней
политике.

В “Курсе русской истории” Ключевский дает оценку царствования Екатерины
II.” Значение известной исторической эпохи или исторического дельца
всего лучше оценивается тем, насколько увеличились или уменьшились в эту
эпоху под влиянием исторического деятеля народные средства. Средства,
которыми располагает народ, бывают материальные либо нравственные; итак,
[следует] разрешить вопрос, насколько увеличились или уменьшились
материальные и нравственные средства Русского государства в царствование
Екатерины?” Ключевский приходит к выводу, что материальные средства
чрезвычайно усилились., а средства нравственные, напротив, стали слабее.

Дневники и записные книжки В.О. Ключевского дают богатый материал для
выяснения взглядов историка на природу и перспективы самовластия в
России. Анализ этих тем более важен в связи с тем, что, по свидетельству
самого ученого, его “Курс русской истории”, был сделкой между его ученой
совестью и сознанием обязанностей педагога.

Будучи человеком либеральных взглядов, Ключевский, тем не менее, в
университетских лекциях избегал острых моментов и резких оценок, чего
нельзя сказать о дневниковых записях, опубликованных после смерти
автора.

Для Ключевского “самовластие само по себе противно; как политический
принцип его никогда не признает гражданская совесть. Но можно мириться с
лицом, в котором эта противоестественная сила соединяется с
самопожертвованием, когда самовластец, не жалея себя, самоотверженно
идет напролом во имя общего блага, рискуя разбиться о неодолимые
препятствия и даже о собственное дело. Так мирятся с бурной весенней
грозой, которая, ломая вековые деревья, освежает воздух и своим ливнем
помогает всходам нового посева”. И с этой точки зрения единственным
российским самодержцем, по мнению B. C. Ключевского, был Петр Великий.

Историк был убежден, что “самодержавие – не власть, а задача, то есть не
право, а ответственность”. Задача самодержавного правления виделась
Ключевскому в достижении народного блага, Царь же и должен нести
ответственность за все неудачи. “Правление, сопровождающееся Нарвами без
Полтав, есть нонсенс. Неудачное самодержавие перестает быть законным”, –
замечает ученый.

Ключевский был убежден в бесперспективности монархической формы
правления. “Цари со временем переведутся: это мамонты, которые могли
жить лишь в допотопное время”, Таким образом, Ключевский резко
отрицательно оценивал роль самодержавия в истории России.

Библиографический список

1. Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. М., 1998.

2. Астахов В.И. В.О. Ключевский – выдающийся представитель буржуазной
историографии пореформенного периода, в кн.: Курс лекций по русской
историографии. Ч.2. – Харьков, 1962.

3. Богословский М.М. В.О. Ключевский как ученый // В.О. Ключевский.
Характеристики и воспоминания. М.: Научное слово, 1912.

4. Зимин А.А. Формирование исторических взглядов В.О. Ключевского в 60-е
гг. XIX в., в сборнике: Исторические записки. Т.69. – М., 1961.

5. Киреева Р.А. Слово о Ключевском // Ключевский. Сборник материалов.
Вып.1. – Пенза, 1995.

6. Киреева Р.А. Слово о Ключевском. – Ключевский. Сборник материалов.
Пенза, 1995.

7. Киреева Р.А. В.О. Ключевский как историк русской исторической науки.
– М., 1966.

8. Ключевский В.О. Афоризмы. Исторические портреты и этюды. Дневники.
М., 1993.

9. Ключевский В.О. Сочинение в 8 т. – Т.1. Курс русской истории. Ч.1. –
М., 1956.

10. Ключевский В.О. Сочинение в 8 т. – Т.2. Курс русской истории. Ч.2. –
М., 1957.

11. Ключевский В.О. Сочинение в 8 т. – Т.5. Курс русской истории. Ч.5. –
М., 1958.

12. Нечкина М.В. Василий Осипович Ключевский. История жизни и
творчества. М., 1974.

13. Федотов Г.П. Россия Ключевского // Мыслители русского зарубежья:
Бердяев, Федотов. СПб.: Наука, 1992.

14. Федотов Г.П. Россия Ключевского. Судьба и грехи России. Избранные
статьи по философии русской истории и культуры. (В 2-х томах). Т.1. –
СПб., 1991.

15. Чумаченко Э.Г. В.О. Ключевский – источниковед. М., 1970.

16. Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический
справочник. М., 1997.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020