.

Культура Китая в X-XIII веках

Язык:
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 446
Скачать документ

5

Реферат по истории Китая

КУЛЬТУРА КИТАЯ В X-XIII вв.

ПЛАН

1. Развитие научных знаний.

2. Эволюция письма и литературы.

3. Место исторической науки в китайском обществе.

4. Сунское неоконфуцианство (XI-XIII вв.).

5. Литература.

1. Развитие научных знаний

Славу и известность сунской культуре обеспечила не в последнюю очередь
ее глубокая органичная приверженность древней культурной традиции,
зачастую по-новому осмысленной. В частности, это ярко проявилось в трех
культурных нововведениях сунского времени — изобретении пороха, компаса
и ксилографии (печатание с резных досок). Принципиальные идеи этих
новшеств восходили к древности, но лишь в сунское время они были
востребованы в новых сферах.

Порох был изобретен в ходе многовековых опытов древних алхимиков,
смешивавших серу и селитру с древесным углем, чтобы получить эликсир
бессмертия. В сунском Китае порох применяли ради забавы и развлечений,
украшая праздники причудливыми красками фейерверков. Однако есть
основание считать, что подчас он использовался и в военном деле.

В 70-х гг. X в. были изобретены зажигательные стрелы, огненные
зажигательные диски и греческий огонь. Кроме того, при осаде городов
стали поджигать фитили в начиненных порохом глиняных горшках, чтобы
пробивать брешь в толще прежде неуязвимых для неприятеля стен. В
XIII—XIV вв. секрет пороха проник через Среднюю Азию в Европу и в
соседнюю с Китаем Японию.

Большим нововведением в сунское время стало и применение магнитной
стрелки. Традиционный китайский компас представлял собой железный ковшик
на четырехугольном основании (символ двухмерной земли), ручка которого в
отличие от стрелки современного компаса показывала на юг, где находился
источник благодатной силы ян, дарующей жизнь, приносящей в мир весну и
живительный свет. Компас, имевший хождение в Китае с XI в., был не
только принципиально отличен от современного по своему устройству, но и
применялся в совершенно иных целях. В древности с его помощью геоманты,
познавшие законы «ветра и воды», выбирали места, благоприятные для
жилища, разнообразных сооружений, в том числе и погребений.

В сунское время возможности «показывающего на юг» компаса были
востребованы в дальних путешествиях. Применение компаса ‘в мореплавании,
помогавшее преодолеть дальние расстояния, способствовало расширению
культурного горизонта и дальнейшему упрочению культурных и экономических
связей с близкими и дальними соседями.

Третье сунское нововведение — искусство ксилографии (книгопечатания с
помощью резных досок, на которых гравировались иероглифы в зеркальном
отражении) — восходило к древней традиционной технике производства
печатей на камне и металле. Резные доски были пригодны для долгого
хранения и повторного печатания текста.

2. Эволюция письма и литературы.

Все эти новшества стимулировались, прежде всего, запросами эпохи.
Известно, что в 1041—1048 гг. в Китае простолюдин Би Шэн изобрел
подвижной (наборный) шрифт. Однако ввиду отсутствия в китайской
письменности алфавита «живые иероглифы» оказались непрактичными и в
отличие от резных досок не прижились. Подобно тому, как изобретение
печатного станка способствовало расширению культурного горизонта и
развитию искусства в Западной Европе, так и внедрение ксилографии
благотворно повлияло на расширение культурного пространства Китая.
Родился принципиально иной в отличие от древнего свитка тип
сброшюрованной книги. Удешевление книжной продукции в значительной
степени способствовало росту грамотности. Круг читателей многократно
возрос. Открывались казенные и частные типографии, книжные лавки,
создавались частные и казенные библиотеки, развивалось школьное
образование. В дворцовых книгохранилищах шла многообразная работа по’
комментированию, изданию классических произведений древности и
исторических сочинений различных жанров. Рост производства бумаги,
расцвет ксилографии, наконец, развитие коммуникаций создали предпосылки
для издания в Кайфыне и Ханчжоу официальной газеты «Столичный вестник»,
информировавшей о событиях с мест.

Следствием общего культурного подъема в стране и расширения знаний,
достигнутых на основе преемственности древней традиции, явилось
складывание типа цельной личности, органически сочетавшей в одном лице
поистине энциклопедические знания и талант художника в широком смысле
этого слова. Яркой фигурой такого рода был Шэнь Ко (1031—1095),
сделавший блестящую карьеру — от провинциального чиновника до
чрезвычайного посланника императорского двора. Широкий круг его
интересов распространялся, говоря современным языком, на астрономию,
географию, теорию музыки, градостроительство, литературу и язык,
археологию, общественные науки, военное дело и ирригацию. Свои
теоретические изыскания Шэнь Ко успешно внедрял в практику, оставив
после себя «Записки Спящей реки» (Мэнси би тань), подытожившие
достижения в области естественных наук и техники производства.

В начале XII в. под руководством Чжэн Цяо было написано «Всеобщее
обозрение», содержавшее сведения по самым разнообразным отраслям знаний.
Цзя Сянь создал труд об искусстве счета, Шао Юн выдвинул теорию развития
Вселенной и разработал новые методы лечения болезней.

Прибытие в страну посольств с дипломатическими, культурными и торговыми
миссиями способствовало расширению познания китайцев о дальних и
ближайших соседях. Родился новый жанр географических сочинений —
описания отдельных местностей империи. Для издания работ по медицине был
основан особый комитет. Создавались многотомные труды по астрономии,
математике, ботанике, теологии. Однако приоритет по-прежнему оставался
за гуманитарными областями знаний.

Важным этапом в развитии конфуцианской политической мысли стало учение
«об управлении миром и ради блага народа», трактовавшее положение
древних ради насущных задач современности. Ученые исходили из
представлений о высокой миссии сына Неба в его усилиях по созданию
социальной гармонии государственного организма, намечали пути
предотвращения смуты.

Учение об управлении отражало универсализм политической культуры
средневековья, вмещавшей такие отрасли знания, как история, экономика,
политика, этика, военное дело, проявляющиеся лишь как определенная
тенденция внутри единого недифференцированного цельного знания. Это
учение во многом способствовало духовному взлету средневекового
общества. Представители образованных кругов в основном помышляли о благе
государства и искренне отождествляли его с интересами народа.

3. Место исторической науки в китайском обществе.

Политическая заостренность была особенно присуща традиционно почитаемому
занятию — истории. Выдающиеся летописцы создавали многотомные труды и
новые жанры произведений. Сторонник реформ Оуян Сю, работая над
династийными историями, доказывал преимущества централизованной
монархии, выражая скорбь по поводу бедствий, которые приносят стране
междоусобицы. Капитальный труд Сыма Гуана по истории Китая, ставший
образцом для многих поколений историков, за назидательный характер был
назван императором «Всепроникающим зерцалом, управлению помогающим», что
четко выявило суть понимания истории как важного средства
совершенствования человека и социума, исконно присущего китайской
культуре. История, мыслимая как продолжение классических канонов, как
«всепроникающее зерцало», фокусировала мудрость предков и
ретранслировала потомкам достижения (а порой и промахи) героев прошлого.
Обращение к истории становилось средством самопознания. Своей энергией
духа Прошлое не только творило и программировало будущее, но и созидало
его.

Пиетет перед древностью проявлялся во всем, в частности в собирании
реликвий прошлого. Так, владелец удивительной коллекции Оуян Сю
(запечатленной им в «Записках о древности» — Цзигулу) не только с
огромным тщанием и благоговением собирал надписи на каменных стелах
(традиционно возводимых в Китае в честь памятных событий), но и,
пожалуй, впервые в китайской истории стал сопоставлять эти
эпиграфические источники с династийными историями, внося в последние
существенные уточнения. В сунское время в целом усложнилась методика
работы над историческими сочинениями, появились элементы исторической
критики.

Культурную элиту традиционного Китая составляли яркие личности, нередко
сочетавшие в одном лице талант ученых, мыслителей, политиков, поэтов.
Развивая традиции классической поэзии танского времени, они в
высокохудожественных и ярких по силе выражения чувств и тонкости формы
стихах проявляли большой интерес к человеческой личности.

Основателем сунской школы стал Оуян Сю — замечательный мастер
ритмической прозы и поэзии. Продолжая традиции известного танского
ученого и поэта Хань Юя (768-824) и Лю Цзунъюаня (кон. VIII — нач. IX
в.) (ориентировавшихся на древний стиль конфуцианских текстов), Оуян Сю
возглавил движение за обновление поэзии. Его соратником был Мэй Яочэнь
(1002—1060) — последователь танского поэта Ду Фу. Для творчества Мэй
Яочэня свойственны социальные мотивы, стремление к справедливости.
Учениками и последователями Оуян Сю стали Ван Аньши, поэт Су Дунпо и др.

Культура не была монополией исключительно обитателей императорских
дворцов и домов высшей знати. Именно в сунский период развивались
многообразные жанры литературы. Героями сказаний, театральных
представлений становились образованные горожане, купцы, ремесленники,
выходцы из различных слоев общества. Атмосфера городской жизни с ее
шумными зрелищами, скоморошными представлениями, нравоучительными
театрализованными повествованиями сказителей питала влиятельное течение
в литературе, представленное новым ее жанром — городской средневековой
повестью хуабэнь. Искусство популярных народных рассказчиков
пользовалось такой всенародной любовью, что их приглашали даже в
императорский дворец.

В X—XIII вв. традиционная китайская живопись вступила в свой золотой
век. Именно тогда возникла Академия живописи, собравшая лучших мастеров
кисти. Ведущим художественным жанром стал пейзаж, непревзойденным
мастером которого был Го Си (1020—1090). Живописные свитки, пронизанные
идеями единства человека с природой, выражали, скорее, настрой
художника, а не саму реальность.

Чтобы насладиться творениями мастеров, время от времени их доставали из
деревянных изящных футляров, и доставали именно тот свиток, который
более всего гармонировал с душевным состоянием его владельца и временем
года.

4. Сунское неоконфуцианство (XI-XIII вв.).

Широкое распространение чужеземного для Китая буддизма и рост
популярности исконно китайского даосизма со всей очевидностью обнаружили
кризис классического конфуцианства и необходимость реформирования этой
древней мудрости. Это и было сделано усилиями учителей сунского периода
— Чжоу Дуньи (1007-1073), Шао Юна (1011-1077), Чжан Цзая (1020-1078),
Чэн И (1033—1107), Чэн Хао (1032—1085) и самого великого из н и х – Чжу
Си (1130-1200).

Движение за новое толкование конфуцианских канонов (начатое еще в
танское время) в XI—XIII вв. привело к обновлению древнего учения. На
основе восстановления аутентичного конфуцианства шло его углубленное
переосмысление с позиций, присущих в большей степени буддизму и
даосизму. Своеобразным ответом на их вызов стало творчество Чжоу Дуньи.
В «Изъяснении плана Великого предела» (Тай цзи тушо) философ емко
выразил представление о строении Вселенной и концептуально по-новому
описал процесс космогенеза. Он понимал его как следствие разворачивания
принципа предельности (тай цзи), заключающего в себе некую программу
космических трансформаций: Великий предел, порождающий все многообразие
мира (два начала — инь и ян, пять первоэлементов, четыре времени года и
«тьму вещей», добро и зло, пять аспектов добродетели и т.д.), Чжоу Дуньи
соотнес с понятием Беспредельного, или Неисчерпаемой первозданности,
пределом отсутствия (небытия), восходящим к «Даодэ-цзину».

В концепции кругооборота жизни мыслитель особо выделил понятие
нравственно-мироустроительного закона — принципа ли (отсюда одно из
названий неоконфуцианства — лисюэ). Тем самым основанную на важнейших
конфуцианских категориях свою универсальную (от космологии до этики,
чрезвычайно стройную, построенную на «Ицзине») систему Чжоу Дуньи
обогатил даосско-буддийской проблематикой. В русле этих же представлений
он полагал необходимым следовать закономерностям Космоса и в
общественной жизни.

Взгляды Чжоу Дуньи во многом были близки Шао Юну — автору труда «Свыше
представленное управление (гармонизация) миром» (Хуан цзи цзинши).
Разработав учение «о числах и образах», воплощенных в триграммах и
гексаграммах, Шао Юн видел в «Великом пределе» (некоем графике мирового
процесса, отождествляемом им с дао) выражение идеального порядка,
космических трансформаций, возникших раньше Неба и Земли.

На основе синтеза даосских космогонических представлений и учения
Мэн-цзы (IV—III вв. до н.э.) о познании и самоусовершенствовании как
условиях упорядочения Поднебесной Шоа Юн создал целостное учение о
структуре Вселенной, единосущной сознанию и психике человека. Он
идентифицировал сердце с «Великим пределом» и дао, а учение о
прежденебесном — с «законом сердца». Под влиянием буддизма Шао Юн
разработал также концепцию космических циклов, обусловливающих развитие
всего сущего, в том числе человека.

Идеи Чжоу Дуньи развивали также его последователи и ученики братья Чэн.
Чэн Хао (1032—1085) вслед за своим учителем утверждал, что «искреннее
сердце», тождественное Небу как высшему природному началу, есть
проявление универсального принципа. Разрабатывая онтологию своего
учения, мыслитель утверждал, что сердце, постигшее гуманность (в таких
его аспектах, как долг-справедливость и ритуал — ли, мудрость-знание —
чжи и доверие — синь), в состоянии органично слиться с миром (не
членимым на внутреннее и внешнее). Отсюда Чэн Хао выдвигал
первостепенной задачей процесса обучения познание гуманности.

В учении младшего брата Чэн Хао — Чэн И (1033—1107) — категория
принципа-ли выступала в качестве структурообразующего начала, единого
для всей Поднебесной: как утверждал мыслитель, «принцип одной вещи
тождествен принципу тьмы вещей». Так, относительно природы Неба
принцип-ли выполняет функции предопределения (мин), а в отношении
человека — функции его индивидуальной природы (син). Чэн И фактически
отождествлял дао с принципом, обусловливающим взаимопревращение двух
начал, достигающих предела. Он сопрягал понятие принципа с категорией
Великой пустоты, усматривая в ней высшее и полное его проявление.
Мыслитель делал акцент на первичности универсального принципа и
распространял его действие на социальную сферу. В этом контексте Чэн И
приходил к выводу о справедливости иерархического устройства общества
(деления на выше- и нижестоящих), единого для природы, и человечества.

Чжан Цзай (1020 —1078) развивал представления об универсальности и
справедливости Небесного повеления, которое следует воспринимать
«радостно» и «спокойно». Согласные с всеобщим миропорядком справедливы,
по мнению мыслителя, и отношения в обществе, построенные по аналогии с
Космосом.

Чжан Цзай подверг резкой критике даосские и буддийские трактовки таких
понятий, как «пустота», их представление о сознании как источнике
феноменального мира, а также их теорию познания мира. Свое учение он
сводил к зависимости знания от чувственного восприятия «вещей», которое
рождается посредством контакта духовной, внутренней субстанции человека
с внешним миром.

Обобщение взглядов своих предшественников, в особенности братьев Чэн,
осуществил Чжу Си. Если они, выступая в разной мере и по разным поводам
с критикой буддизма и даосизма, уже произвели, каждый по-своему, синтез
древнего конфуцианства с учением своих оппонентов, заимствуя их
космогонические построения и философские спекуляции, то Чжу Си придал
неоконфуцианству универсальный и систематизированный характер. Учение
приобрело ярко выраженную этическую интерпретацию, а доминанта
неоконфуцианства обернулась этическим универсализмом: любой аспект бытия
трактовался в Моральных категориях, единых для Космоса и общества. Тем
самым было снято противоречие между даосско-буддийской культурой и
конфуцианством в трактовке характера общения природы и человека как двух
сторон единого мира.

Подводя итоги своим исканиям, Чжу Си утвердил тезис о вечности
первопринципа — ли, неразрывно связанного с катего рией ци. В доктрине
всеобщности и единства космологических и моральных принципов Чжу сделал
упор на проблемы натуры человека, этики и любви. В отличие от буддизма,
искавшего пути к идентификации индивидуума с абсолютом, он проповедовал
могущество человеческих знаний. Утверждая, что сущность знания — в
«постижении вещей», Чжу Си трактовал это положение в духе чань-буддизма:
постичь истину возможно вследствие интуитивного озарения и внезапного
просветления.

В 1241г. Чжу Си причислили к величайшим конфуцианским авторитетам, а с
1313г. неоконфуцианство уже в форме чжусианства официально включили в
систему государственных экзаменов на получение ученых степеней.

Как нередко бывало в истории, выработанные в противостоянии с
соперничающими учениями первоначально свежие и оригинальные мысли с
возведением их в абсолютные истины стали со временем жесткой догмой.
Многие идеи Чжу Си легли впоследствии в основу имперской идеологии и
стали служить укреплению незыблемых общественных порядков.

Литература

1. Архипов Дмитрий Борисович. Краткая всемирная история.
Наукометрический анализ / РАН; Институт аналитического приборостроения.
— С.Пб. : Наука, 1999. — 189с.

2. Бадак Александр Николаевич, Войнич Игорь Евгеньевич, Волчек Наталья
Михайловна, Воротникова О. А., Глобус А. Всемирная история: В 24 т. /
И.А. Алябьева (ред.) — Минск : Литература

3. Т. 5 : Становление государств Азии. — 543с.

4. Кравцова Марина Евгеньевна. История культуры Китая: Учеб. пособие для
студ. вузов, обуч. по спец. “Культурология”. — С.Пб. : Лань, 1999. —
416с

5. Грэй Джон Генри. История Древнего Китая / А.Б. Вальдман (пер.с
англ.). — М. : Центрполиграф, 2006. — 606с.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019