.

Кавказская война

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 2353
Скачать документ

34

МПК №8 «ИЗМАЙЛОВО»

“КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА?”

Р Е Ф Е Р А Т

по истории

студентки группы 102 У

Ивановой О.В.

Москва

С О Д Е Р Ж А Н И Е

Введение3IУченые Кавказа о Кавказской войне.41.Отражение сущности
происходящих событий в термине «Кавказска?я война».

42.Роль Ермолова в развитии конфликта на Кавказе.73.Мюридизм на
Северо-Западном Кавказе.9IIКраткий о?бзор Кавказской
войны.10IIIДействующ?ие лица Кавказской войны.151.Алексей
Ермолов.152.Имам Шам?иль.173.Александр Барятинский194.Шейх
Мансур.205.Николай Евдокимов.226.Наибы Шамиля.257.Судьба
р?омантика.27IVВечная память.29VСамая неизвестная32Сп?исок литературы37

Я выбрала эту тему для своего реферата потому, что
Кавказская война является я?ркой страницей в истории Росс?ии, но вместе
с тем настолько запутанной и неизведанн?ой, что я решила приоткрыть
завесу этой тайны. К тому же война? на Кавказе имеет свое отражение и в
наши дни.

Россия долго была импе?рией, а всякая империя, чтобы
существовать в своем натуральном виде, должна расширяться. Д?ля
географического расширен?ия существует классический способ
завоевательной войны, одной из которых в Росси?и является Кавказская
война.

Она продолжалась немало лет – всю первую полови?ну прошлого столетия – и
велась главным образом в Чечне, Даге?стане, на Северо-Западном Кавк?азе.
Уже ее продолжительность? свидетельствует об упорстве? сторон –
монархического правительства России и кавказских горцев, объявивших
священный газават против «неверных» пришельцев с Севера. Конечно, силы
сторон были нер?авными, как неадекватны были средства и цели этой
вой?ны. Для России это была в некотором смысле «война престижа»,
«к?арманная война», с различной степенью удач по усмирению горцев. Для
горцев же дело шло о защ?ите национально-религиозной? независимости,
сохранении ве?ковых исламских устоев.

Наверное, в отличии от официального, имперско-шовинистического отношения
к Кавказ?ской войне, присущего верхам р?оссийского общества, его
пере?довая, прогрессивная часть имела на нее свой взгляд. О?т него не
могло укрыться, как на Кавказе погибали смиренные солдаты, годами тянули
тяготы нелегкой походно-бивуачной службы армейские офицеры. И в то? же
время там отмывали запачка?нную честь проштрафившиеся д?ворянские дети,
делали военну?ю карьеру удачливые генералы, наживали капиталы
пос?тавщики и интенданты. Впрочем?, как и на всякой войне.

Интересно то, что Кавказская война явилась заметной страницей не только
русской ис?тории, но и русской культуры. Именно в лучших произведениях
Л. Толстого, М. Лермонтова, А. Бестужева – Марлинского воплотилась ее
иногда романтиче?ская, иногда пронзительно реа?листическая правда,
несомнен?но оставившая свой благотвор?ный след в русском общественн?ом
сознании.

Ученые Кавказа о Кавказской войне.

Война на Кавказе настолько не изучена, что даже в любой
энцик?лопедической статье, претендующей на строгую научность, можно чуть
ли не после каж?дого слова поставить вопросительный знак. Начиная прямо
с самого заголовка (Кавказская война) и дат ее нача?ла (1817) и тем
более е?е окончания (1864). Ед?инства мнений не существует д?о сих пор.
Вот почему я хочу привести в своем реферате высказывания ученых,
имеющих? совершенно различные точки з?рения. Это дагестанский,
осетинский и адыгский ( раньш?е бы сказали – черкесский ) историки. Я
думаю, что это поможет хотя бы? сориентироваться в тех научн?ых поисках,
которые ведутся в настоящее время.

Для начала, я считаю, необходим?о определить насколько те?рмин
«Кавказская война?» отражает сущность происходящих событий. Что это было
завоевание?, колонизация, гражданская вой?на

В прошлом веке Р.А. Фадеев ввел термин «Кавказск?ая война» в качестве
научного термина, отнеся начало войны к 1801 году, ко времени
присоединения Грузии к России. Затем? это название вошло в обиход.
Однако, по мнению В. Гаджиева ( док?тора исторических наук, профе?ссора
Дагестанского научног?о центра Российской Академии? наук ) термин
«Кавказская война» не оценочный термин, а всего лишь географическое
определение. Поэтому на вопрос «Так что же, войны не было» можно
ответит?ь следующим образом «Если войну понимать как то, когда друг в
друга стреляю?т, – то была.» Но нам же нужно понят?ь ее сущность.

В то время в Авари?и был свой хан, в Казикумухе – свой, там – свой, там
– свой, и все признавали русского царя. Шамиль и Гази-Мухаммед подняли в
Аварии восстание, начав военные действия одной группировки горцев против
другой. Не будем пока? говорить «класса». Феодализир?ующаяся верхушка не
получила? от России привилегий, в отличие от ханов, имевших ордена,
ген?еральские звания, пенсионы. И вот в Чечне и в Дагестане начин?аются
восстания против легит?имных правителей Гамзат-Бек и Шамиль завоевывают
Хунзах и уничтожают ханов. Шамиль убил даже малолетнего Булач-хана, чего
аварцы ему н?е простили – так же, как Европа не простила Наполеону
Эс?тергази.

Не зная этого, этнографы удивляются – как это в Хунзахе не любя?т Шамиля
А ведь были убиты женщина и реб?енок – для горца вещь недопустимая,
требующая кровной? мести всему роду. (А горцев надо принимать такими,
какими они есть – горцы есть горцы, не европ?ейцы. Не дикари, нет, но у
них своя особенная, культура.)

Так что же это – война Это восстание, или, кому больше нравится,
народное? движение. Но факт остается фактом – горцы восстали против
св?оих правителей, а антиколониального движения не было. В 1835 – 1837
годах Шамиль даже собирался встретиться с Нико?лаем в Тифлисе, и, если
бы не его окружение, может, даже бы и прие?хал. Так как называется это
явление Может сравнить его с крестьянски?ми войнами в Германии и России?
Восстание могл?о здесь превратиться в войну, но это уже надо исследовать
и о?бъяснить. Вот почему более все?го подходит оценочный термин
«народно-освободитель?ное движение».

М. Блиев ( доктор исторических н?аук, профессор Северо – Осетинского
государственного университета им. Хетагурова) также считает, что строго
говоря, тер?мин не совсем отражает истори?ческую действительность.
Одн?ако назвав его «национально-освободительным движением», мы погрешим
против истины?. Термин «национально-освободительное движение» появился
и?з чисто политических побуждений, ведь национально-освободительное
движение требует иных структур. Тогда как н?азвать это явление
Революция! Да, это революция, хотя и не в том смысле к котор?ому мы
привыкли после бурных п?отрясений ХХ века, после Октяб?ря 1917-го. Эта
революция для вольных обществ Северо-Восточного Кавказа и так называемых
«демо?кратических» племен Северо-Западного Кавказа.

Наверное со временем будет найден термин, более точно отражающий суть
дела. М. Блиев предла?гает оставить название «Кавказская война»,
которое, как он считает, не очень искажает события, оно как бы
объединяет, хотя? и упрощая, разноплановые факты и процессы. Здесь и
пер?еходная экономика, связанная? с формированием феодальной
собственности и образование государственности, и формирование новой
идеол?огии, обслуживающей вышеназв?анные процессы, и сталкивание?
интересов России и горцев Бол?ьшого Кавказа, а также внешнеп?олитических
интересов? Великобритании, Турции, Перси?и. А все это всегда проходит
через насилие, через военн?ые действия, а не через демократию и
демонстрации…

Шамиль сам говорил, что война д?олжна была привести к создани?ю «свежего
сословия» на основании «вольных обществ» и родов знати долж?ен был
сформироваться новый феодальный класс. Он же у?казывал, что старые беки,
ханы паразитировали и воева?л с ними как с соперниками.

Перечисляя главные задачи войны, Шамиль нигде не упомянул о? войне с
Россией – вот что интересно. В России воплощался образ врага – и только.
Ведь второй имам Гамзат-Бек никогда? не вступал в бой с русскими, хотя
говорил о необходимо?сти войны с Россией. Гамзат-Бек собрал войско
против аварских ханов, разбил их и даже объяв?ил себя ханом. Это было
началом новой государственности. В то время и на западе и на востоке?
племена, находящиеся в сходны?х географических условиях си?нхронно
переживали одни и те ж?е процессы государственного? образования.

Вообще приближенность России к Кавказу и освоение его Пред?кавказья –
это одна из причин войны. Россия оживила экономическую жизнь
Предкавказья. Не желая того, она фактически толкала горцев к перемене
образа жизни.

Россия вела колониальную войну. Может быть, со временем, тако?й характер
войны стал лучше осознаваться. А. Джендубаев (кандидат философских наук
) приводит пример с брошюркой с? примерно таким названием «Речи,
произнесенные на заседании Кавказского общества». В ней собраны
выступления участников Кавказской войны в р?азные годы. Знатнейшие
предст?авители российской элиты про?износили тосты за Кавказ, о Кавказе
и т.д. В самый разгар войны еще звуч?ат слова о гуманной миссии Рос?сии,
о том, что она должна стать источником света, культуры и просвещения для
кавказских народов, что Россия несет цивилизацию на Кавказ. Потом, когда
сопротивление стало нарастать, начинают преобладать воинственные ноты
кости наших сотен и? тысяч солдат белеют в горах, и мы вправе оставить
территорию, за которую заплачена? столь высокая цена. А немного спустя
уже идет спор кем заселить занятые зе?мли – как будто там и нет никого.
Кого приглашать прибалтов, немцев, славян Подчеркиваю спор идет уже не о
том, как «цивилизовать» горцев, а о том, кого поселит?ь на их земли.
Ожесточенность войны связана прежде всего с тем, что именно Северо-Запад
с его плодородными землями , был целью завоевания?. Ведь и сейчас многие
земли включены в состав Ростовской области, Краснодарского к?рая. Об их
былой принадлежност?и говорит только топонимика Туапсе по-адыгейски
означает «двуречье», Мацеста по-убыхски – « огненная вода». Мы говорим
«горцы», но вед?ь на самом деле народы Северно?го Кавказа жили и на
равнине. Они защищали свою землю, как ист?очник жизни, защищали свою
кул?ьтуру, свой образ жизни и, в конечном счете, свое право на жизн?ь.

Рассуждая о Кавказской войне нельзя обойти оценку роли Ермолова
объективно он с?пособствовал или препятство?вал развитию конфликта на
Кавказе

Ермолов – неоднозначная фигура. Его на Кавказе описывают только черной
краской, н?о это не точно. Он – трудяга – возьмите хотя бы тот факт, что
все св?ои рапорты он пишет сам. Ханства сохранить Ермолов не хочет – он
же представитель России, ев?ропеец, а тут какие-то ханства. Но сразу их
уничтожить нельзя. И Ермолов всеми доступными ср?едствами начинает вести
поли?тику против ханств.

Ермолов, человек европейски образованный, герой Отечественной войны,
провел в 1816-1817 годах большую подготовительную работу и в 1818 году
предложил Александру I законч?ить программу своей политики? на Кавказе.
Ермолов ставил задачу изменить Кавказ, и прежде всего Большой Кавказ. Но
Ермол?ов не подозревал, что, ставя перед собой задачу коренным образом
изменить обстановку на Кавказе, он и не заметит, как Кавк?аз будет
менять его самого. Главная задача Ермолова – покончить с набеговой
системой на Кавказе, с тем что называ?ется «хищничеством». Кстати эт?от
термин, как и «мошенничество», «разбой», появился задолго до? Ермолова.
Он начал политику военно-экономической блокады с Дагестана, откуда шли
набеги на юг, в Грузию, и на север, в Россию. От мирного, достаточно
спок?ойного обращения он стал пере?ходить к жестким мерам. Резкие? тона
в документах доходят, до нецензурных выражений (в документах
подчеркиваю !) Пре?дпринимались и карательные э?кспедиции. Думаю, что
Ермолов вряд ли ставил перед собой задачу совершенствовать г?еноцид. Для
этого у России не было ни политических, ни экономических мотивов. Сам
Ерм?олов хотел не только обеспечи?ть безопасность Грузии, русск?ой
границы, но и оградить народы Кавказа от тяжелых и р?азорительных
набегов. Он считал, что выполняет циви?лизаторскую миссию на Кавказ?е.

И советские кавказоведы, и иностранные путешественники, и русские авторы
при виде м?ногочисленных каменных баше?н горцев почему-то думают о
жуткой междоусобной борьбе, о какой-то взаимной неприязни. А на? самом
деле: почему горец строил башню, почему он воева?л? Как ни трудись,
земледельческими продуктами горец? может обеспечить семью на 3-4 месяца
(земледелие в горах очень тяжелый труд). Те, кто доказывае?т, что
основное занятие горцев? земледелие, видимо сам этим никогда этим не
занимался. Великий почвовед Докучаев вообще удивлялся, как на такой
почве х?оть что-то растет. Основное занятие горцев – скотоводство.
Пр?ичем есть постоянный риск пот?ерять свой скот от бескормицы?,
болезней, набега. И если это случается – горец сам идет в набег?. Так
происходит своего рода перераспределение. И баш?ня нужна для того, чтобы
укрыть скот и защитить его. Было тако?е правило: если ты успел загнать
скот к себе и закрыть в?орота – скот уже твой.

Ермолов решил покончил с таким «хищничеством». И заслужил прозвище
Ер-мулла. Только м?ного позже, спустя десять лет, он признался в том,
что поступал противоестественно, что его задача была невыполнима. И он в
1826 году разрешил г?орцам заниматься набегами! Он? перешел к политике
установле?ния русской администрации, на?деясь, что если она найдет
поддержку у местного населения, то сможет справляться и с набегами. Это
было правильное решение. Ему надо было с самого начал?а создать непрямую
форму адми?нистрации с опорой на местные? органы власти- на те же
вольные общества, но уже управлявшиеся русскими чиновниками. Ермолов был
военным и поступал как военный. Все признают, что воен?но-экономическая
блокада Сев?ерного Кавказа была установл?ена им быстро и прочно. Но
именно эта блокада приблизила ту крупномасштабную войну, которая вскоре
разразилась. Война все равно была неизбежна. Я счит?аю, что война
ускорила столкновение. Добавлю, что бы?ло сильное встречное движени?е к
войне, основанное на идеологии, проповедуемой Мухаммедом Ярагским.
Русские историки подвергались критике со стороны Шамиля за их
непонимание мюридизма как основы Кавказской войны.

Мюридизм, как идеологию блокада спровоцировать не могла, ибо идеология
имеет внутр?енние причины.

А была ли такая идеология на Северо – Западном Кавказе?

По мнению М. Блиева мюридизм в более слабой форме, но был. Ма?гомед-Эмин
насаждал там шариа?т. Там в большей степени, нежели на Западном Кавказе,
сохранялось влияние язычества, отчасти христианства. Да и сами боев?ые
действия начались позднее?, с созданием черкесского госу?дарства. А
набеговая система с?уществовала аж с XVI века, а к XVIII веку достигла
расцвета. В 40-е годы? XIX века все это как бы «оформилось» в Кавказскую
войн?у. И появилась потребность в идеологии, в мюридизме.

А. Джендубаев считает, что войн?а шла не под исламскими лозунг?ами. Все
попытки Шамиля через своих единомышленников организовать газават не
удалось. Война на Северо – Западе не приве?ла к образованию каких-либо
но?вых объединений вроде имамат?а на Северо-Востоке. И все же можно
сказать, что именно в резул?ьтате войны произошла ислами?зация
Северо-Запада, хотя, безусловно, религиозное сознание здесь до сих пор
включает множество языческих элементов.

По мнению В. Гаджиева нельзя по?казывать Кавказскую войну ка?к
религиозную революцию, наподобие (хотя и очень приб?лизительно) той, что
случилась? по соседству, в Иране. Но в Дагестане этого не было
совершенно! Хотя внешне очень похоже, пос?кольку происходила замена
ад?атов шариатом. Шамиль переста?ет быть шейхом и имамом, когда он берет
власть – он сельский че?ловек. И все же Шамиля нельзя превращать в
лидера религиозной революции.

Раньше писали, что идеология мюридизма была «реакционной», «о?тсталой»,
поскольку изолировала горцев. Но и сейчас во?прос о мюридизме не решен,
и даже знающие люди не возьмутся категорически сказать: да, это х?орошо
или да, это плохо. Трудно даже решить, насколько мюридизм был
идеологией, да еще орган?изующей. Были общемусульманские лозунги. Были
суфисты – мистики, отшельники. Но суфи?зм и газават совершенно не
сое?диняемые вещи! Суфизм – уход от мирского, отшельничество.

Краткий обзор Кавказской войны.

Эта война длилась? более сорока пяти лет. Она началась, когда император
Александр I собирался даров?ать России конституцию. Под пу?ли горцев шли
герои 1812 года во главе с самим Ермоловым.

Она продолжалась и когда декабристы готовили государственный переворот,
и когда Николай I отправил часть заговорщиков в «теплую Сибирь» – в
действующую Кавказскую армию.

Она казалась уже привычной составной частью русской жизни во времена
Лермонтова – сам поэ?т написал очерк о кавказском о?фицере в качестве
зарисовки и?з российской повседневности?.

Фейерверкер 4-го класса Лев Тол?стой наводил свое орудие на не?покорных
чеченцев; в дни великого поста 1861 года по селам и деревням читали указ
Александра II о том, что крепостное право в России отменяется навсегда,
а война все еще шл?а.

Зачем она велась, кто был прав, к?то виновен в этой войне, была ли
одержана победа? На эти? вопросы и по сей день не существует прямого и
точного ответа.

Легче понять географические причины войны: три могучих империи- Россия,
Турция и Персия- пр?етендовали на владычество на?д Кавказом, бывшим
издавна «воротами» из Азии в Европу. Отношение к этому соперничеству
самих кавказских на?родов учитывалось явно недос?таточно.

В начале прошлого века Россия отстояла свои права на Грузию, Армению,
Азербайджа?н в двух войнах с Персией (1804-1813 и 1826-1828 годов) и
двух- с Турцией (1806-1812 и 1828-1829 годов?). Народы Северо-Западного
Кавказа как бы «автоматически» «от?ошли» к России. Однако горцы не были
согласны с таким поворотом событий. Когда один из русских генералов
попытался объяснить черкесам, что турецкий султан уступил Кавказ
русскому царю в дар, слушавший ег?о старик горец показал на
вспо?рхнувшую с дерева птичку и ска?зал: «Дарю тебе ее. Возьми если
с?можешь.» На востоке Кавказских гор народы Дагестана признали власть
царя (их правители по?лучили даже генеральские чин?ы и жалованья), но
только потому, что в их горные районы русски?е не заглядывали.

Как только начались попытки царской администрации навязать вольным
обществам горцев российские законы и обычаи, на С?еверном Кавказе стало
быстро? расти недовольство. Особенно? возмущали горцев запреты на
н?абеги (в то время род обычного промысла в горах), необходимость
участвовать в строительстве крепостей, мостов и дорог, но?вые налоги, а
также поддержка чиновниками местных феодалов. Так смешались
противоречия: и вызванные столкновением несхожих культур, традици?й и
законов, и порожденные общественным неравенством горцев, и усиленные
справедливостью конкретных людей, обладавших властью. Любое событие
могло стать искрой, от которой вспы?хнет пожар войны.

Поводом к войне стало появление на Кавказе генерала Алексея Петровича
Ермолова. Он доносил, что «горские народы примеро?м независимости своей
в самих? подданных вашего императорс?кого величества порождают ду?х
мятежный и любовь к независи?мости». Ермолов предложил перейти к
активным наступательным действиям в глубь тер?риторий горских народов-
не ст?олько для рассеяния и наказан?ия непокорных, сколько для создания
там укрепленных поселений-крепостей с русскими гарнизонами. Эти крепости
связывались между собой дорогами, вокруг которых для безопасности на
сотни метров вырубался лес – тех пор для многих солд?ат-кавказцев рубка
леса стала? основной военной работой.

В 1818году на реке Сунже, на расс?тоянии одного перехода в глуб?ь Чечни
от казачьей станицы Че?рвленой, возникла новая крепо?сть- Грозная. С нее
началось планомерное продвижение русских от старой пограничной линии по
Тереку к самому подн?ожию гор. Одна за другой стали вырастать крепости с
характерными названиями: Внеза?пная, Бурная… Казакам и военным частям
другой пограничной линии, шедшей со времен Суворова по Кубани, Ермолов
разрешил п?реследовать за линию границы? бойцов закубанских народов,
с?овершавшие набеги на русскую? территорию. И здесь началось медленное
продвижение к новым пограничным линиям, создававшимся вдоль левых
прит?оков Кубани. Горцам оставалос?ь либо смириться, либо потерять
зимние пастбища и лу?чшие поля на равнинах. Намерен?ия русских,
казалось, были самые благородные: распространить законность и
просвещение, прекратить междоусобицы и набеги. Но в России сложилось
мнен?ие, что в краю горцев «и добро на?до делать насилием». Военный
министр Николая I граф? А.И. Чернышев откровенно заявлял, что только
силой ору?жия может быть выполнен «план усмирения кавказских п?лемен».
Естественно, что горцы восприняли такие планы как посягательство на их
вольность. Это со временем поняли многие участники и очевидцы войны.

Активность Ермолова вызвала ответную реакцию горских народов. От
партизанской войны они стали переходить к организованным выступлениям. В
1918 году почти все правители Дагестана объединились на борьбу с войском
генерала А. Пестеля, любивш?его подкреплять свои распоря?жения угрозой:
«А то прикажу повесить!» В 1823 году кабардин?ские князья в отместку за
высе?ление аулов между реками Малкой и Кубанью разорили село
Круглолеское, в 1825-м – станицу Солдатскую. В 1824 году в Чечне поднял
восстание Бейбулат Таймазов, служивший до этого в царск?ой армии. Именно
с восстания Таймазова борьба против русского владычества на Кавказе
получила название религиозно-идеологическое обоснование – «м?юридизм».

Под лозунгами мюридизма стала разворачиваться не только борьба против
русского н?аступления, но и война свободн?ых горцев против собственных?
правителей. С 1828 года во гл?аве этого движения стал аваре?ц
Гази-Мухаммед, получивший от Мухаммеда Ярагского? (известного ученого)
звание имама Чечни И Дагестана, т?о есть духовного лидера мюрид?ов.
Сторонники Гази-Мухаммеда? выступили против аварских ха?нов, требуя
введения мусульма?нских законов – шариата. В Дагестане началась
гражданская война. В 1830году воины Гази-Мухаммеда осадили стол?ицу
Аварии Хунзах, но во главе защитников встала ханша Паху-Бике: она
размахивала са?блей, стыдила и ободряла мужчи?н – и отстояла свою
резиденцию. На стороне аварских ханов выступили русские войска: Россия
вмешалась, считая местные племена своими подданными. В 1831-1832 гг.
Гази-Мухаммед одержал н?есколько военных побед, он осаждал древний
Дербент, к?репости Грозная и Внезапная, с?овершал набеги на Кизляр и
Вла?дикавказ и погиб в бою.

На Северо-Восточном Кавказе главная борьба развернулась на Черноморском
побе?режье. Тогда это была дикая береговая линия от Анапы до границы с
Турцией. Сменивший? неугодного Николаю I Ермолова генерал Иван
Федо?рович Паскевич ревностно принялся выполнять приказ императора:
«Усмирение навсе?гда горских народов или истребление непокорных». В 1830
году Паскевич вознамерился проложить по побережью Черного моря линию
сухопутного сообщения, надеясь справиться с этой задачей за год отрядом
в две с? половиной тысячи человек при? восьми орудиях. На самом деле на
это ушло 34 года. С боями пришлось продвигаться сразу? за Сухуми.
Единственными заво?еваниями отряда стали Пицунд?а и Гагра – «кавказские
Фермопилы», считавшиеся воротами в Абх?азию, через которые горцы
сове?ршали набеги. Горцам начали по?могать турки и англичане,
дост?авлявшие морем оружие, боепри?пасы и продовольствие. Тогда в?
действие активно вступил рус?ский Черноморский флот. В усть?ях рек
высаживались десанты и? под прикрытием корабельной артиллерии строились
укрепления. Семнадцать фортов на протяжении 500 км образовали
Ч?ерноморскую береговую линию?.

Эти укрепления еще больше настроили горцев против русских: гарнизонные
начальники запрещали крестьянам пользоваться зимними пастбищами,
расположенными на побер?ежье, и общаться с приплывавши?ми купцами.
Жившие в этих местах джигиты, убыхи, шапсуги и нат?ухайцы блокировали
эти форты? так, что заготовка сена и дров, поездка за водой к родни?ку
становились боевыми опера?циями с перестрелками или даж?е рукопашными
схватками. Писа?тель и декабрист Александр Бе?стужев-Марлинский,
служивший? в Сухуми, Гагре и Пицунде, писал, что пули горцев с окрестных
скал «бьют людей даже на койках», что солдаты часто, «говоря их языком,
отыскивают в каш?е черкесские пули».

Нынешние курорты считались гиблыми местами, где свирепствовали малярия,
тиф, цинга?, порой даже чума.

В 40-е годы горцы достигли наибол?ьших успехов в борьбе за
незав?исимость.

У Шамиля появился замечательный военный специалист из Египта –
Гаджи-Юсуф. Он помог орг?анизовать постоянное войско?, разбитое на
десятки и сотни (как учили арабские книги о военном искусстве), помог
ве?сти переписку с турецким султаном , обеспечивавшим поддержку. Умелый
кузнец Джебраиль Унцукульский науч?ился отливать пушки, которые н?е
разваливались при стрельбе?. Русские войска совершали кар?ательные
экспедиции – с виду успешные, но совершенно бесполезные: горцы
расходилис?ь и снова собирались для борьб?ы. На Черноморском побережье
п?али четыре русских укреплени?я.

С 1848 года борьбу закубанских гор?цев возглавил наиб Шамиля
Мух?аммед-Эмин. Он в течение трех лет подчинил себе племена абадзехов,
натухайцев и шапсугов. В конце концов он стал сам?остоятельным
правителем на С?еверо-Западном Кавказе, во вре?мя Крымской войны получил
зва?ние паши от турецкого султана?, лично ввел переговоры о совместных
действиях против России в ставке союзников в В?арне. Иногда
Мухаммед-Эмина ст?авили даже выше Джузеппе Гари?бальди и Лайоша Кошута.

После Крымской войны наступил решающий этап боевых действий. Многие
горцы стали от?ходить от Шамиля и Мухаммед-Эм?ина. Война все больше
стано?вилась не народным движением за свободу, а борьбой новой? знати с
русскими чиновниками за власть над простыми крестьянами.

Россия научилась воевать в условиях гор. Новый наместник –
бл?истательный князь Александр Иванович Барятинский, близкий друг
императора Александра II – разработал детальный план действий и начал
воплощать его в жизнь с зави?дной энергией. Он отошел от практики
карательных экспедиций и вернулся к начатой Ермоловым системе создания
просек и крепостей, переселения казаков для освоения занятых районов и –
главное – повел в отношении? мирных горцев весьма доброже?лательную
политику.

В результате в 1859 году, через 3 года целенаправленного, хотя и
медленного продвижения в? глубь Чечни и Дагестана, Северо-Восточный
Кавказ был покорен. Шамиль сдался в пле?н.

Настал черед Северо-Западного Кавказа. С востока, от основан?ного в 1857
году укрепления Майкоп, и с севера, от Новороссийска, м?едленно
двинулись, прорубая п?росеки и основывая укреплени?я, русские войска.
Флот блокировал попытки контрабан?дистов торговать оружием и пр?ипасами.
20 ноября 1859 года приняли присягу и покорились М?ухаммед-Эмин и
старейшины аба?дзехов (но не весь народ !). Барятинский за этот успех
был первым произведен в фельдмаршалы.

Последнее активное сопротивление произошло в 1862 году. Многотысячные
отряды горцев? нападали где только могли на укрепления в течение всего
лета и осени. Шли упорные схватки?, голодающие горцы отступали в?се
дальше: с равнин в предгорья, с предгорий в горы, с гор на Черноморское
побережье… Капитуляция абхазов в урочище Кбаада 21 мая 1864 года
считается датой официального окончания К?авказской войны.

Пушкин писал в заключительных строках «Кавказского пленни?ка»:

Кавказа гордые сыны,

Сражались, гибли вы ужасно;

Но не спасла вас наша кровь,

Ни очарованные брони,

Ни горы, ни лихие кони,

Ни дикой вольности любовь!

Началось массовое пересел?ение горцев, не желавших подчи?няться русскому
царю и не имевших уже сил сопротивляться ему. Однако отдельные очаги
сопротивления русск?им властям сохранялись до 1884 года. Войну признали
оконченной, но она никак не хотела кончаться.

Действующие лиц?а Кавказской войны.

Алексей Ермолов.

2 июля 1825 года? командир Отдельного кавказс?кого корпуса и
главноуправляющий Грузией генерал от инфантерии Алексей Петрович Ермолов
получил в Тифлисе тревожное донесение о вспыхнувшем в Чечне мятеже.

Первые шаги мятежников были исключительно смелыми и даже дерзкими, и
удача увенчал?а успехом их предприятие: чече?нцам удалось захватить
русск?ую крепость и уничтожить ее га?рнизон. Казалось, что пророчес?тва
начинают сбываться и близ?ится желанное освобождение о?т власти русских.
Мятежники по?верили в возможность победы, у них появились новые
ст?оронники. 16 июля 1825 года генерал-м?айор Греков был убит, а
генерал-лейтенант Лисаневич смертельно ранен. Изменилась с?итуация в
крае: на Кавказской линии не оказалось ни одного генерала, управление
вой?сками было утрачено.

24 июля 1825 года, еще не оправившись после болезни, Ермолов покинул
Тифлис. Он был вынужден надол?го задержаться во Владикавка?зе. Болезнь
едва не унесла его в могилу. Он не знал, что отправл?яется в последний
поход в свое?й жизни…

Общество требовало назначения Ермолова главнокомандующим русской армией
в будущей войне с Турцией. Об этом же мечтал и сам Ермолов. Чтобы? вести
активную политику на Во?стоке, надо было обеспечить сп?окойный тыл –
покорить народы Кавказа. В руках Ермолова сконцентрировалась огромная
власть – командира Отдельного корпуса и главноуправляющего Грузией, ему
подчинялась Каспийская военная флотилия, Черноморское казачье войско,
Астраханская и кавказская губернии. Кроме того он был назначен
чрезвычайным и полномочным послом России в Персии.

Ермолов признавал за горскими народами одно право – право по?кориться
власти императора. О?н был сыном века Екатерины II и великолепно усвои?л
ее императорскую политику. Екатерина искренне хотела «возвысить эту
(Российскую?) империю на степень могущества выше всех остальных империй
Азии и Европы.

Но все это было делом будущего. Не усмирив мятеж в Чечне, нельз?я было
продолжить завоевание? Кавказа. Не покорив Кавказ, нельзя было удержать
в пределах империи недавно присое?диненную Грузию и ряд завоева?нных
областей Закавказья. От таланта, распорядитель?ности, энергии и,
наконец, от жестокости Ермолова при подавлении мятежа зависело очень
многое: в эти месяцы определялись перспективы продвиже?ния Российской
империи на Вос?ток. Оно еще могло быть замедлено, остановлено и даже
повернуто вспять.

Достоверно изве?стно, что в конце своего царствования
Александр I серьезно думал о необходимости смещения Ермолова с поста
командира Кавказского корпуса. Царь высоко ценил способнос?ти Ермолова,
активно продвига?л его по службе и давал важные назначения, но при этом
н?емного побаивался.

Для Ермолова, как и для многих других людей той э?похи, война всегда
была важней?шим средством самореализаци?и, позволяя проявлять храброс?ть
и незаурядный воинский талант.

Шли годы. Ермолов, приехавший н?а Кавказ сорокалетним богаты?рем,
постепенно старел, стал жаловаться на здоровье.

Воцарение и укрепление на престоле Николая I означ?ало для Ермолова
конец полити?ческого бытия: новый царь не собирался считаться с огромной
ермоловской популярн?остью. Пятидесятилетний гене?рал был уволен в
отставку и более трех десятилетий провел в томительном бездействии.

И в наши дни личность Ермолова вызывает ожесточенные споры. В 1818 году
по приказу Ермолова на реке Сунже была заложена крепость Грозная. Через
7-10 лет в городе Грозном Ермолову был установлен памятник,
ликвидированный в 1927 году. В 1948-1950 годах , через несколько лет
после насильственной депортации чеченцев?, памятник был восстановлен, но
на этом его история не законч?илась: уже в наши дни памятник Ермолову
после нескольких попыток его взорвать был демонтирован.

Имам Шамиль.

Шамиль в детстве избегал общества сверстников. Молчаливый, мечтатель?ный
и своенравный подросток в?ызывал неприязнь у молодых од?носельчан . у
него был только один друг – Гази-Мухаммед, сын Исм?аила (старше его на
несколько лет). О нем даже Шамиль говорил: «Он молчалив, как камень».
Друзья жили в аварском ауле Ги?мры через два дома друг от друга и были
неразлучны. Гази-Муха?ммед готовил себя к духовной с?лужбе, часами
проводил за моли?твами, а Шамиль, хотя и начал читать Коран в 6 лет,
поначалу стре?мился к физическому совершен?ствованию.

Но упорное стремление Гази-Мухаммеда к духовному совершенству заставило
и Шамиля? заинтересоваться учебой. Пос?тепенно религиозные
предста?вления Гази-Мухаммеда, а под его влиянием и Шамиля при?вели их к
принятию особого мус?ульманского учения – мюридизм?а. «Христианский
русский царь хочет владеть правоверными, как владеет своими мужиками, –
рассуждали Гази-Мухаммед и Шамиль, – значит, нужно и с ним вести войну
за свобо?ду».

Прежде всего Шамиль занялся введением в горах мусульманского права. Он
повелел смертью к?арать за обман, измену, разбой и грабеж, но также и за
сопротивление мюриду, за не совершение пяти молитв в день, за не?
отчисления имущества в польз?у бедных. Вместе с тем Шамиль ввел
наказания за такие нарушения шариата (мусульманских законов), как
музыка, танцы, курени?е трубки.

Год за годом Шамиль заменял неписаное право обычаев собственными
законами, основанными на шариате. Среди важнейших его деяний – отмена
крепостного права, противного мусу?льманской идее о равенстве вс?ех
людей. К 60-м годам из его законов можно было составить целый кодекс, а
их справедливость вызывала доверие и уважен?ие горцев. Шамиль был мудрым
правителем и законодателем, вера которого заставляла воевать за
справедливость. Он был и п?рекрасным полководцем. Все бо?льше горцев
присоединялись к? нему, все меньше оставалось покорных своим ханам и
русскому царю.

Когда Чечня была покорена, семья Шамиля и остатки верных наибов
отступили в аул Гуни?б, природную крепость. К тому времени у имама не
осталось ничего «кроме оружия, которое было у него в руках, и лошад?и,
на которой он сидел».

Тысячи русских штыков окружили последнее пристанище Шамиля. После долгих
раздуми?й он согласился на переговоры? с Барятинским. Умелый русский?
дипломат полковник Лазарев у?беждал имама, что исход решающ?ей битвы
ясен, сопротивление приведет только к тысячам ненужных смертей, что
князь Барятинский, отдавая дань уважения великому имаму, сохранит ему не
только жизнь, но и возможность жить с семейством, будет ходатайствовать
перед императором о разрешении уехать в Мекку.

26 августа 1859 года Шамиль решил прекратить борьбу. 24 года 11 меся?цев
и 7 дней сражался он за св?ои убеждения и идеалы, но в этот день он
вышел на встречу княз?ю Барятинскому из своей крепо?сти. Шамиль
обратился к нему с такими словами: «Я тридцать? лет дрался за религию,
но теперь народы мои изменили, а наибы? разбежались, да и сам я
утомился; я стар, мне 63 года. Не гляди на мою черную бороду – я сед.
П?оздравляю вас с владычеством? над Дагестаном и от души же?лаю государю
успеха в упра?влении горцами, для блага их.»

Шамиля отвезли в Петербург. Александр II принял Шамиля неожиданно
дружелюбно и ласково, повелел определить ему содержание в 20 тысяч
рубле?й ежегодно и поселил своего недавнего врага в Калуге. Там Шамиль,
две его жены и их дети прожили до 1869 года, потом переехали в Киев. В
марте 1870 года император наконец отпустил его в Мекку. Прожив 72 года,
Шамиль вскор?е после переезда в Медину – неудачно упал с лошади.

Александр Барятинский.

2 мая 1815 года в семье князя Иван?а Барятинского и его жены, урожденной
графини Келлер?, родился сын Саша.

С 14 лет Саша воспитывается в Мос?кве. 26 июня 1831 года его записывают
в юнкера Кавалергардского полка. 6 августа того же год?а он прибывает в
школу гвардейских юнкеров и подпрапорщиков, а в ноябре 1832 года туда
поступает юнкер лейб-гусарского полка М.Ю. Лермонтов.

21 сентября 1835 года в авангарде Кабардинского полка Барятинский во
главе сотни казаков участвовал в ожесточенной схватке с горцами на
Черноморском побережье. Ружейная пуля пробила ему бок и застряла в
кости. Нес?колько недель у палатки ранен?ого стоял гроб, но молодой
организм совладал с болезнью. Представленный к св. Георги?ю, Барятинский
ордена не получ?ил, но был произведен в пору?чики и награжден золотой
саблей «За храбрость». Ему предоставили отпуск для лече?ния и зачислили
в свиту велико?лепного князя Александра Ник?олаевича.

Николай I хотел видет?ь в Барятинском друга своего с?ына. В начале 40-х
годов Барятинский много путешествовал и вместе с цесаревичем, и в
одиночку?. Во Франции он встречался с Талейраном и Поццо ди Борго, в
Анг?лии – с Робертом Пилем и Пальмерстоном. Молодой и образованный
офицер всюду получал прекрасные отзывы.

Александр Иванович стремился лучше понять обычаи народов Кавказа; его
идея противопоставить Шамилю обычное право горцев оказалось очень
плодотворной. Строгий в выполнении служебных обязанностей, князь умел
быть снисход?ительным, когда дело касалось? традиций и обычаев войск.

В 1856 году князь Барятинский стан?овится главнокомандующим От?дельным
кавказским корпусом.

Вскоре тяжелая болезнь заставила Александра Ивановича покинуть Кавказ,
хотя форм?ально он оставался главноком?андующим еще два года.

В 60-70-е годы Барятинский оказался явно не у дел. Его проекты
отве?ргали, не читая, хотя там было много дельных мыслей.

Умер князь Барятинский всеми забытый, в Швейцарии, и только д?ве газеты
статьями его сослуживцев откликнулись на эту смерть, последовавшую 25
февраля 1879 года.

Шейх Мансур.

Имя Мансура день за днем обрастало легендами, да и сам он немало
способс?твовал этому, разыгрывая на гл?азах изумленных зрителей пад?учие
припадки, смерти и воскре?шения из мертвых. Образ жизни и мыслей
молодого человека казался горцам к?аким-то чудом. Они потянулись в Алды
из самых отдаленных аулов. Бывшего пастуха стали называть «шейхом», и он
не противился этому. Напротив, потребовал б?еспрекословного подчинения
себе и добился этого. Останови?ться он уже не мог и провозгласил себя
имамом.

Учение Мансура, утрачивая постепенно чисто религиозный характер,
вылилось в идеол?огию священной войны против н?еверных. В устах
красноречиво?го имама Шамиля оно позднее оф?ормится в систему.

Если не преувеличивал начальник Кавказского корпуса, горцы, объединенные
Мансуро?м, могли выставить до 25 тысяч человек. Для такого же количества
русских, рассредоточенных по всей Линии, эта сила представ?ляла
серьезную опасность. Ликвидировать ее Григорий Александрович Потемкин
поручил энергичному и честолюбивому полковнику Юрию Николаевичу Пьерри.

Самоуверенный Пьерри слишком увлекся желанием отличиться и недооценил
противни?ка. Не дождавшись отряда брига?дира Апраксина, посланного дл?я
поддержки, он один выступил против чеченцев.

Победа Мансура была полной. Он поразил русских и завоевал сердца
чеченцев. И не тольк?о их. Поднялись кабардинцы. Его эмиссары
отправились к осетинам и ингушам, стараясь? склонить их на свою сторону,
правда, успеха в том не имели. Собрав до десяти тысяч человек, он
подошел к Кизляру. В н?очь на 21 августа 1785 года юный полк?оводец
повел своих храбрых дж?игитов на штурм, но был встречен огнем из всех
оруди?й ретраншемента. Пять раз горц?ы бросались на приступ и пять раз
отступали. Понеся большие потери, они ушли и на следующий? день оставили
своего имама.

13 августа 1787 года Турция объявила войну России и через неделю
о?тправила на Кубань из Суджука отряд из нескольких полков. После их
прибытия Мансур намерен был перейти на правый берег реки и обрушиться
всеми силами на русских.

4 октября в командование Кавказским корпусом вступил отважный
генерал-аншеф П.А. Текелли-Порович. Он и возглавил п?реследование
повстанцев.

В конце октября Мансур потерпел последнее поражение, от которого не
сумел уже оправиться. С уцелевшими сторонниками он перешел через
«вершины снежны?х гор», оставив в снегу обессиливших людей,
преимущественно стариков и детей. Весной на пут?и его бегства было
найдено мно?жество трупов. Самозванный им?ам нашел приют в турецкой
креп?ости Суджук-Кале, где и был пленен летом 1791 года.

Так кто же он, сын бедного чечен?ского крестьянина из аула Алд?ы,
обративший на себя внимание ученых-историков, в том числе и
«заграничных»? Авантюрист? Самозванец? Герой? Такие вопросы могут
вызвать раздражение у исследоват?елей, которые обвиняют своих
д?ореволюционных предшественников, называвших Мансу?ра «обманщиком» и
«лжепророком?», в необъективности. Но ведь он же обманывал людей, обещая
так?ое, что и Пугачеву не приснилось бы. И действительно не имел
«качеств, необходимых для того, чтобы прослыть подлинным» изб?ранником
Магомета. В этом даже? правительство Порты не сомне?валось.

Так что с какой стороны ни смот?ри, а был бывший пастух авантюристом. И
самозванцем, присвоившим себе титул имама.

Бесспорно, он был и героем, подн?явшим на освободительную бор?ьбу против
России мусульманские народы и по праву вошедшим в историю. У горцев
Северного Кавказа куда больше оснований гордиться своим
Ушурмой-Учерманом-Мансуром, чем у русских -«самодержавным а?мператором»
Емельяном Пугачевым.

Пророчество у горцев Северного Кавказа, как и самозванство у крестьян в
России, – идеология? борьбы: у первых – антиколониальной с классовой
окраской, у в?торых – антикрепостнической с? оттенком
национально-освобо?дительной. Христианин Пугачев и магометанин Учерман –
вожди одного уровня и времен?и, не затронутые идеалами гуманизма.

Николай Евдокимов.

В 1804 году в семье фейерверкера Ивана Евдокимова, женившегося на
казачке? Дарье Савельевой, появился пе?рвенец – Николай.

Родиной Николая Ивановича стала станица Наурская, но его де?тство
проходит в укреплении Темнолесском, куда начальником артиллерии
назначается его отец, произведенный в п?рапорщики.

В 16 лет будущий генерал поступа?ет на правах вольноопределяю?щегося в
Тенгинский пехотный? полк и 3 года служит в солдатах. Здесь он получает
возможность отличиться. Находясь? в отряде генерала Селифантье?ва и
исполняя обязанности писаря у казначея Тенгинского полка Николай
Иванович совершает тяжкий просту?пок, за который ему грозит серьезное
наказание. Прекрасно знавший язык и обычаи гор?цев, Николай
переодевается в н?ациональную и решает пережда?ть «грозу» в горах. Здесь
он случ?айно обнаруживает место сбор?а отряда черкесов и, вернувшис?ь в
отряд, докладывает генерал?у Селифантьеву. Тот в случае неудачи грозил
усилить наказание. Но солдаты, скрытно провед?енные Евдокимовым,
разгромил?и горцев. Юноша не только был прощен, но и представлен к
произ?водству в офицеры.

Принимает участие в действиях против горцев Дагестана, отличается при
подавлении восстания 1826 года в Кубинском ханстве?. В 1831 году во
время штурма крепос?ти Бурной он получает ранение? под левый глаз и
получает прозвище «Трехглазый». В 1837 году за отличие в сражении «при
Ашальтинском мосту» Евдокимов?а награждают орденом Владими?ра 4-й
степени. 18 сентября 1837 года у Гимринского родника генерал с конвоем в
25 человек встречает?ся с Шамилем, которого сопровождают 200 мюридов.
Встреча? едва не закончилась трагедие?й. После бесплодных переговоров
Клюки фон Клугенау, прощаясь, протянул руку Шамилю, который, уважая
генерала, сдел?ал движение пожать ее. Этому воспротивился один из беков,
закричавший, что имам не мо?жет так поступать по отношени?ю к неверному.
Вспыльчивый Клу?генау замахнулся на обидчика? костылем, бек выхватил
кинжал?. Положение спас Шамиль – одной рукой он перехватил костыль
Клугенау, другой удержал бек. Не? потерявший хладнокровия Евд?окимов
приказал солдатам опу?стить ружья и бросился на помо?щь Шамилю. Инцидент
могший при?вести к гибели небольшого отр?яда русских, был улажен. В 1840
году капитан Евдокимов прин?имает участие в экспедиции в Ч?ечню. Отлично
проявивший себя?, рекомендуется Клюки фон Клуг?енау на важный пост
Койсубули?нского пристава.

За рейд на Унцукуль Ник. Иванов?ич был награжден орденом св. Георгия 4-й
степени и произведен? в подполковники. В 1844 году Евдокимов становится
команд?иром Волжского казачьего пол?ка и получает чин полковника. В 1846
году он принимает новосформ?ированный Дагестанский полк?. В следующем
году в составе свободного отряда полк Евдокимова принимает участие в
неудачном наступлении на аул Гергебиль. Но в повторной экспедиции к аулу
полковник снова заставляет говорить о себе. 22 июня он возглавляет отряд
в составе Апшеронского полка и решительным штурмом берет Кудухские
высоты у Гергебиля. Затем 12 дней их удерживает. Этим он лишается
з?ащитников аула надежды на под?держку извне отрядом Муссы
Бе?локанского. В ночь на 7 июля Гергебиль был взят. За участие в бо?ях
Евдокимов получил чин гене?рал-майора и орден св. Владимира 3-й степени.

В 1850 году ему доверяют командова?ние 2-й бригадой 19-й пехотной
дивизии, и как старший по ч?ину он становится начальнико?м правого
фланга Кавказской линии, который протяну?лся на 400 верст от Усть-
Лабинской вверх по Кубани до подножий Э?льбруса. В ноябре 1855 года его
назначают командиром 20-й дивизии и? начальником левого фланга
Ка?вказской линии. С прибытием на? Кавказ князя Барятинского генерал
Евдокимов становится опорой нового главнокомандующего в деле покорения
Восточного Кавказа. Зимой 1856/57 года отряд Евдокимова начинает
занимать плоскость Большой Чечни, воюя в основном лопа?тами и топорами.
Попытки горце?в навязать бой им игнорировал?ись. Опытный воин, Евдокимов
хорошо понимал, что плано?мерное движение под прикрыти?ем дальнобойной
артиллерии с?трашнее для горцев, чем эффектные, но кровопролитные бои.

К концу 1857 года после экспедиции? на Аух Чеченский отряд Евдоки?мова
открывает кратчайший пу?ть сообщения с Дагестаном, про?рубив просеки и
укрепив дорог?и. Это дало возможность осущес?твить второй этап плана
Барят?инского-покорение всей Чечни?.

Поражение Шамиля привело к тому, что значительная часть горцев Западного
Кавказа, в? первую очередь абадзехов, в 1859 году выразили готовность
подчиниться Российской империи, но с неудовольствием воспринимали
требования о переселении. В декабре 1860 года граф Евдокимов переводится
на Западный Кавказ.

В сентябре 1861 года Александр II посетил Кавказ. Граф? Евдокимов
доложил ему план покорения Западного Кавказа за 5 лет. Царь попросил
уско?рить войну, так как Западная Европа может вмешаться раньше.
Евдокимов обещал, но при? этом отметил, что при более интенсивных
действиях войска потеряют боеспособность. В знак одобрения деятельности
Евдокимова Александр II пожаловал ему 7000 десятин земли в Кубанской
области.

С осени 1861 года начинается беспо?щадное давление на горцев, в обозах
войск движутся переселенцы. Евдокимов постоянно переезжает из отряда в
отряд. К сер?едине 1862 года все предгорья Западного Кавказа были
очищены от горцев, аулы уничтожены.

Следует заметить, что методы и действия Евдокимова вызывают неодобрение
и сильную? оппозицию как среди подчинен?ных, так и начальников.

Горцы южных склонов Кавказа, видя свою неминуемую гибель, объединились с
абадзехам?и и шапсугами, но попытка оказать сопротивление русским
войскам была безуспешна. 14 ф?евраля 1863 года новым наместником Кавказа
был назначен? великий князь Михаил Николае?вич.

К 20-му февраля 1864 года отряд генерал-майора Геймана вышел к устью
Туапсе. Шапсуги были покорены, при этом стерты с лица земли н?есколько
сот аулов Южного поб?ережья. Последними были разби?ты к концу марта
убыхи. Русские заняли Сочи. 21 мая 1864 года в?се отряды с севера
перешли гор?ы.

За покорение Западного Кавказа Евдокимов был награжден орденом св.
Георгия 2-ой степени, зв?анием генерала от инфантерии?. Осенью 1864 года
Евдокимов? отправляется в Петербург, где? удостаивается приема у
импер?атора. Ему предлагают должность командующего округом, но Евдокимов
отказывается, понимая, что его кавказский оп?ыт вряд ли поможет в новой
должности. При выходе в отставку е?му было пожаловано Александр?ом II
еще одно имение – в? 7800 десятин. Начиная с 1865 года прославленный
воин живет в основном на своем хуторе «Новый Веден?о» под
Железноводском.

Он умер у себя в имении 22 мая 1873 года. Свой графский титул Евдокимов
передал (поскольку не имел детей) мужу племянницы? – генералу Доливо –
Добровольскому. Чтобы расплатиться с долгами, наследники продали другое
его имение, у Анапы. Частично на эти деньги, час?тично на пожертвования
жител?ей Пятигорска могилу Н.И. Евдокимова увенчал монумент, украшенный
графским гербом с девизом: «С бою».

Наибы Шамиля.

Эски.

Часть Большой Чечни, прилегающая к Кумыкской плоскости, называлась
Мичиковским наибством (по имени Мичика), которым? управлял наиб Эски,
человек храбрый и отважный, а поэтому бы?вший в большой милости у
Шамил?я. Участвовал в военных действ?иях и проявил себя как личност?ь в
основном в 50-х годах. Перешел на сторону царских войск в 1859 году.

Бата.

Еще мальчиком он был взят на воспитание бароном Розеном (братом
главноуправляющего на Кавказе) в Россию. Бата служил? в горском конвое в
Варшаве; возвратившись на Кавказ?, поступил на службу переводчи?ком к
начальнику левого фланг?а. Повздорив с начальством, бежал к Шамилю, где,
отличившись, б?ыл назначен наибом. Его строгость и большие поборы
вооружили против него большую часть подчиненных. Интриги
недоброжелателей способствовали тому, что Бата впал у Шамиля в?
немилость и лишился наибства?. Осенью 1851 года он вместе со свои?м
семейством вышел к царским войскам. Здесь, вновь отл?ичившись, уже
против войск Шам?иля, он был назначен князем Барятинским наибом нового
Качкалыкского округа, включ?ившего в себя образовавшиеся? чеченские аулы
на Кумыкской п?лоскости.

Идиль.

Идиль был назначен Шамилем наибом за храбрость. Он управ?лял в основном
землями близ столицы имама Ведено и поэтому иногда назывался Идилем
Веденским. Оборонял Ведено в 1858 и 1859 годах, после сдачи которого?
перешел на сторону царских во?йск.

Талгик.

Человек очень умный, отчаянный храбрец, участник многих дерзких
вооруженных на?падений на противника, Талгик? был верным соратником
Шамиля?. Недаром Шамиль женил своего старшего сына Джамалчддина,
вернувшегося из России, на дочери Талгика.

Хаджияв.

Мюрид Хаджияв из аула Карата был наперсником сына Шамиля Кази- Мухаммеда
и одним из сам?ых близких к семье имама. Некоторое время он являлся
казначеем имама. В годы жизни Шамиля в? Калуге и Киеве Хаджияв
находи?лся рядом с ним после смерти имама вернулся в Дагестан, где
поступил на царскую служ?бу и стал наибом Ункратльског?о общества.

Дуба.

В одном из донесений генерал-адъютант Воронцов писал, что «наиб Дуба
такое имеет влияни?е на народ, действуя страхом, что все наши
миролюбивые меры остаются без желаемых последствий». А об отношении
самого Шамиля к этому наибу можно? судить по таким строкам из письма
имама, обращенным к Дубе: «Я представляю тебе все п?рава в своем
вилайете. Поэтому? делай в нем все то, что целесообразно и полезно для
вер?ы, не воздерживаясь и не ожидая».

Мухаммед-Эмин.

В качестве наиба Мухаммед-Эмин был отправлен Шамилем к закубанским
горцам в 1848 году. До 1850 года Мухаммед-Эмин управлял только
абадзехами, затем ему удалось покорить натухайцев, позднее ему
присягнули шапсуги. К концу 1850 года большая часть горцев была
расположена в пользу Мухаммед-Эмина. Находясь в Закубанье,
Мухамме?д-Эмин действовал вполне само?стоятельно, сосредоточив в своих
руках всю светскую и духовную власть. Во время Кры?мской войны союзники
установили связь с наибом Шамиля, который в июле 1854 года по
приглашению союзного коман?дования выезжал во главе черк?есских
посланцев в ставку в г. Варну для переговоров о совместных действиях
против России. В сентябре 1855 года турецкий главнокомандующий Омер-Паша
установил тесный контакт с Мухаммед-Эмином, провозгласил его начальником
всех горских ополчений Западного Кавказа и присвоил ему звание паши.
После с?дачи Шамиля положение Мухамм?ед-Эмина осложнилось. 20 ноября
1859 года в урочище Хомасты генерал Филипсон принял у Мухаммед-Эмина и
старшин присягу на условиях сохранения местных порядков, свобода от
податей и пос?тавки рекрутов, оставления за? абадзехами их земель и
сословных привилегий. Мухамм?ед-Эмин встречался с Шамилем у?же в Калуге,
после чего эмигрировал в Турцию, где и умер.

Судьба романтика.

Много разных дорог изъездил на Кавказе Лермонтов. Краеведы подсчитал?и,
что в общей сложности поэт провел в пути 365 суток – целый год! – И
проехал за это время свыше 40 тыс?яч километров. Это в те-то времена –
пешком и на лошади.

Во времена поэта кавказская кордонная линия насчитывала 31 п?ост, между
которыми располагалось более 100 пикетов – сто?рожевых пунктов.

Чтобы добраться до Геленджика, Лермонтов должен был проехать почти всю
прикубанскую степь – от Ставрополья до Тамани, гд?е располагался опорный
пункт? линейного войска. Укрепление? Прочный Окоп было основано в 1794
году в верховьях реки Кубани. З?десь разместилась штаб-кварт?ира
Кубанского казачьего вой?ска и находилась артиллерийс?кая бригада.

От Прочного Окопа до войскового города Екатеринодара, столицы кубанских
казаков, б?ольше 100 верст. Дорога идет правобережьем, через редкие
степные станицы – Кавказскую, Тифлис?скую, Усть-Лабинскую,
Пашковск?ую… Места для молодого корнета неведомые. Он хорошо знал
предгорья Кавказа.

Предполагают, что в Екатеринодаре он задержался довольно долго: 7-10
дней. Лермонтову все было интересно в этом городе, назв?анном в честь
царицы, даровавшей казакам эти земли и повелевшей охранять южные пределы
государства Российского.

По войсковым правилам того времени, каждый офицер, делавший отставку в
Екатеринода?ре, должен был отмечаться у кошевого атамана. Тот
обязательно представлял его городничему, который знакомил приезжего с
распорядком и местны?ми традициями.

Из Екатеринодара в Геленджик можно было попасть разными путями. Через
Абинское и Ольгинское укрепления, через Анапу… Ме?ста эти слыли
«горячими точками». В послужном списке Лермонтова за 1837 год значится,
что он участвовал в перест?релке на реке Кунипсе и близ Абинского
укрепления, в Гулабайском лесу, в Боголокской долине, у перевала
Вородобуй – все эт?о на левобережье Кубани или в предгорьях, на
подступах к Геленджику. А в конце июня он в сост?аве экспедиции капитана
первого ранга Серебрякова участвует в захвате турецкого судна с оружием
для гор?цев, которое было сожжено в устье реки Шапсухо (это уже
Черно?морское побережье между Туапсе и Геленджиком).

8 месяцев провел поручик Лермонтов в 1837 году в военных походах и
разъездах по Кавказу. В Копыл?е (так называлось военное посе?ление
примерно в 100 верстах от войсковой столицы) Лермонтов остановился на
очередную ночевку. Не в поле, как обычно, а в казачьей хате. Отсюда путь
Лермонтова лежал в Ольгинское укрепление, а потом на Тамань.

В конце прошлого века был предпринят розыск людей, которые встречались в
Тамани с Ле?рмонтовым. Удалось записать р?ассказ казачьего офицера,
зна?вшего девицу, изображенную в повести. Интересны свидетельства
местных жителей. Некоторые подробности выяснили потом с помощью архивных
документов- послужных спис?ков, метрических книг, купчих грамот и т. д.
Во второй раз Лермо?нтов посетил Тамань в конце 1840 года.

Хата, в которой остановился Лермонтов в Тамани, долго стояла на морском
берегу. Потом? много раз перестраивалась. К сожалению, она не
сохранилась до наших дней. И все-таки… Дом этот с пристройками можно
видеть на берегу Таманского з?алива и сегодня.

Местные краеведы по страницам повести «Тамань», воспоминаниями друзей и
знакомых поэта, р?исункам самого Лермонтова су?мели восстановить дом.
Теперь? в нем музей. Все как у Лермонтова: «Я взошел в хату: две лавки и
стол, да огромный сундук возле п?ечи составляли всю ее мебель».

Вечная памят?ь.

Изучая историю войн нашего Отечества, мне кажется, что нелишне помнить?,
как дорого России доставался? успех боевых кампаний в Кавка?зской войне.
В дореволюционно?й России всегда на должной выс?оте находилось
увековечение? памяти павших на поле боя: это и возведение монументов,
церквей, часовен на местах жа?рких битв, и памятники выдающи?мся
защитникам России, и издан?ие печатных трудов по истории? отдельных
частей и соединени?й, куда помещались синодики в память о погибших
однополчанах.

Своеобразным памятником россиянам, погибшим в Кавказской войне 1801-1864
годов, стала книга «Сбор?ник сведений о потерях Кавказ?ских войск во
время войн кавка?зско-горской, персидских, туре?цких и в Закаспийском
крае 1801-1885», изданная в Тифлисе в 1901 году и ставшая
библиографической редкостью.

Сборник был составлен сотрудниками военно-исторического отдела при штабе
Кавказского военного округа под руководством А.Л. Гизетти и издан под
редакцией известного знатока истории Кавказской войны генерал-майора
Потто. Составители книги обработал?и огромное количество докуме?нтов из
кавказских военных архивов. Не выясненными? остались имена лишь
погибших? офицеров Кавказского корпуса. Потери российской армии за 64
года войн на Кавказе сос?тавили:

убитыми: 804 офицера и 24 143 нижних чина;

ранеными: 3154 офицера и 61 971 нижний чи?н;

пленными: 92 офицера и 5915 нижних чина.

Я полагаю, что нел?ьзя не вспомнить и о погибших при набегах горцев на
населенные пункты Кавказской линии, Лезгинской кордонной линии,
укрепления Черноморского побережья Кавказа мирны?х жителях, занимавшихся
хозяй?ственным освоением новых зем?ель империи, обеспечением вой?ск. При
этом в отдельных случаях потери граж?данского населения значител?ьно
превышали потери среди во?енных. Так, при набеге Кази-Муллы на город
Кизляр 1 ноября 1831 года среди военнослужащих? было убито 23 и ранено 9
человек, т?огда как среди гражданского н?аселения погибли 103 и получили
ранения 29 человек.

Исходя из цифр, я сделала вывод, что нападения совершались как правило,
тогда, когда рядом не было регулярных войск , отсутствовала должная
вооруженная защита мирно?го населения, и отличались жес?токостью,
борьбой «на уничтожение» – иначе как объяснить, что соотношение между
убитыми и ранеными в этих случаях было, скорее противоположным, обычному
военному. Всего же п?отери среди мирного населения на Кавказе с
Российской стороны составили до 2000 убиты?ми и ранеными.

Таким образом, можно предположить, что за время Кавказских в?ойн
безвозвратные потери военнослужащих и мирного населения Российской
империи, понесенные в результа?те боевых действий, болезни, гибели в
плену, достигают не менее 77 тысяч человек.

Основными видами боевых действий кавказских войск были: взятие
укрепленных пункт?ов неприятеля (практически ка?ждый горный аул
представлял с?обой труднодоступную крепос?ть в силу места расположения
и? особенностей «архитектур?ного стиля»), отражение нападений горцев на
российские форты, походы (различалис?ь «набеги» и «экспедиции») в глуб?ь
территории противника, овла?дение мостами и переправами, б?орьба за
коммуникации, жизнен?но важные для войск в условиях? горно-лесистого
театра военных действий, а также бес?численные мелкие стычки с
небольшими «партиями» черкесов. Боевыми столкновениями сопровождались
даже строительные работы и заготовка дров.

Значительное количество потерь объяснялось почти непрерывным ходом
боевых действий, крайне сложными условиями Кавказского театра военных
действий, отдельными серьезными просчетами командования. Горцы обладали
определенными преимуществами, по?скольку воевали «у себя дома». К?роме
того сопротивлялись они ожесточенно.

С 1801 по 1830 год боевые потери российской армии на Кавказе не
превышали нескольких сот человек в год и были связаны преи?мущественно с
отражением отдельных набегов и воор?уженных выступлений горцев.
С?итуация резко изменилась к началу 30-х годов 19 века.

В период боевых действий с Кази-Муллой возросли и потери в ка?вказских
российский войсках: 1364 человека убитыми и раненными в 1830 году, 2768
– в 1831 году, 1897 – в 1832 году?. Затем, до 1839 года, когда
закончил?ось перемирие с горцами (1837-1839), наблюдается временный спад
потерь.

К началу 40-х годов имаму Шамилю, ученику Кази-Муллы, удалось взять под
контроль большую часть Чечни и Дагестана. То, что Шами?ль временно
овладел инициати?вой, поставило в затруднитель?ное положение отдельные
гарн?изоны и части Кавказского кор?пуса. В августе 1843 года 10-ти
тысячн?ый отряд горцев осадил аул Унц?укуль с российским гарнизоно?м в
140 штыков при 3 орудиях. На выру?чку осажденным поспешил свободный
отряд подполковника Веселицкого и Мингрельского егерского полка. Однако
силы были явно не равны, и отряд В?еселицкого был полностью истреблен,
потеряв убитыми 11 офицеров и 477 солдат (в плен попал лишь 1 человек).

Меньше боевых потерь было в 1853-1856 годах, когда основные силы русской
армии были сосредоточены на Крымской войне. С 1856 года
главнокомандующий Кавказской армией и наместник на Кавказе генерал А.
Барятинский развернул с 3-х сторон концентрическое наступление на Чечню
и Дагестан.

Рост боевого опыта, тактические усовершенствования, перевооружение на
нарезное оружие позволили добиться существенного снижения потерь в
войсках. Подступы к хорошо укрепленному аулу Ведено обороняли шесть
редутов с гарнизоном в 500-600 в каждом. Применив арт?огонь, войска
Барятинского сл?омили сопротивление противника и смелым маневром
захватили Ведено. Участь Шамиля была предрешена. Борьба за ов?ладение
Ведено с 1 января по 1 апреля 1859 года обошлась Кавказско?й армии всего
в 36 убитых, причем непосредственно при штурме погибли 2 человека. 25
августа 1859 года в ауле Гуниб сдался в плен сам? Шамиль со своими
мюридами. 21 мая 1864 года российские войска заня?ли последний очаг
сопротивления – урочище Кбаада. Это?т день считается днем окончан?ия
Кавказской войны.

Самая неизвестная?

Центр новой соци?ологии и изучения практическ?ой политики «Феникс»
пр?овел опрос, целью которого был?о составить представл?ение об
информативности студ?ентов и интеллигентов- гуманитариев относительно
Кавказской войны. Из числа опрашиваемых были исключены историки, т.к.
предполагало?сь, что они, как профессионалы, должны иметь более или
менее четкое представление о Кавказской войне. Респонденты были разбиты
на 2 большие груп?пы: на молодежь (в основном студенты и аспиранты) и на
гуманитарную интеллигенцию старше 35 лет (в основном препод?аватели).
Всего планировалось опросить 500 респондент?ов, но было опрошено всего
лишь 200 студентов и молодых аспиран?тов.

Основным результатом обсл?едования можно считать то, что? опрос выявил,
мягко говоря, очень низкий уровень знаний о Кавказской войне. Уже на
пе?рвый вопрос «С какого по какой год длилась Кавказская война?» точно
не смог отв?етить не один респондент. Причем чрезвычайно велико было
число тех, кто вообще не мо?г ответить на этот вопрос (у молодежи – 72
%, старше 35 лет – 61 %). Остальные в основном ответили: «XIX век» без
дальнейших уточнений (6 % ответили «XVIII-XIX века»). Лишь
незначительное число опрашиваемых – преимущественно филологов – указали
20-30-е годы, 20-40-е или 20-60-е годы? XIX века, опираясь как н?етрудно
понять из анализа анкет, на свои знания биогр?афий русских писателей –
участ?ников Кавказской войны.

Не лучше оказались и ответы на вопрос «На какой территори?и проходили
боевые действия?» 28 % молодежи и 2 % респондентов старше 35 лет вообще
не смогли ск?азать, где проходила Кавказск?ая война! 45 % в первой
группе и 28 % во второй рискнули предположить, Кавказская война шла на
Кавк?азе. Соответственно 12 % и 51 % указал?и Северный Кавказ. Буквально
с?читанные единицы смогли дальше детализировать свой ответ. В основном
эти респонд?енты ответили: «Чечня» или «Чечня и Дагестан» (3 % у
молодежи, т. е. 6 человек, и 5,5 % старше 35 лет, т. е. 11 человек).
Лишь несколько человек из в?торой группы оказались в сост?оянии
достаточно точно очертить территорию боевых действий в Кавказской войне.
Все они оказались старше 55 лет, му?жчинами, преподавателями.

На вопрос «Какие стороны бы?ли вовлечены в конфликт?» целых 25 %
молодежи и 6 % старше 35 лет не? смогли ответить вообще. 22 % в первой
группе и 8 % во второй сочли воюющей стороной неких анонимных
«кавказцев», а 71 % и 91 % – Россию, соо?тветственно 24 % и 77 %
-«горцев»(«горцев-мусульман»), 12 % и 38 % – Турцию, 4 % и 8 % – Персию
(Иран), 3 % и 8 % – Англию. Менее 3 % от общего числа респонденто?в
указали другие стороны, вовл?еченные в конфликт (в их числе Франция,
Болгария, Румыния, Гру?зия, Армения, Азербайджан, Австро-Венгрия, а
также «большевик?и» и «мировой империализм»).

На вопрос о результатах войны не смогли ответить 30 % молодежи и? 4 %
респондентов старше 35 лет. Соо?тветственно 50 % в первой группе и 86 %
во второй уверенно сказали, что результатом войны было присоединение к
России (завоевание, колонизация) Кавказа.

На вопрос об исторических лицах, участвовавших в боевых действиях, не
смогли ответить вообще 32 % молодежи и 12 % респондентов старше 35 лет.
Лишь 24 % в первой группе и целых 68 % во второй назвали Шамиля,
соответственно 12 % и 62 % – А.П. Ер?молова. Дальше -статистически?й
«провал». Лишь 3 % и 6 % смогли назва?ть Гази-Мухаммеда, 0 % и 2 % –
И.С. Паскевича, 0,5 % и 3 % – Н.Н. Муравьева. Свыше 5 % в п?ервой группе
и около 12 % во второй (преимущественно филологи и журналисты) включили
в число исторических лиц писателей: Лермонтова (5,5 % и 12 % ), Льва
Толстого (6 % и 12,5 %), Бестужева-Марлинского (5 % и 11,5 %),
Грибоедова (6 % и 1,5 %). Две студент?ки назвали Печорина, пологая е?го,
видимо, лицом историческим?.

Интересно, что никем не был наз?ван Хаджи-Мурат, сочтенный, видимо,
плодом литературного вымысла А.Н. Толстого. На вопрос о х?арактере
Кавказской войны за?труднились ответить в первой? группе 48 % и во
второй 32 % респонден?тов. Соответственно 12 % и 28 % сочли в?ойну
справедливой со стороны? горцев (защита своей независи?мости), 6,5 % и
16 %, напротив, – справедливой со стороны России (защита ю?жных рубежей,
защита от турецк?ой агрессии, помощь христианс?ким народам в Закавказье,
цивилизаторская миссия России на Кавказе). 20,5 % и 32 %
охарактеризовали войну как колон?иальную со стороны России, а 12 % и 3,5
% выразили мнение, что Кавказская война для всех сторон носила характер
несправедливый, захватнический, корыстный. Причем 8,5 % респондентов –
молодежи специально подчер?кнули, что справедливых войн в?ообще не
бывает. Кроме того, 6 % в п?ервой группе и 24,5 во второ?й
охарактеризовали Кавказск?ую войну как религиозную. Таки?м образом, в
выборке оказались? представлены все основные то?чки зрения на Кавказскую
войну, известные из литературы.

На вопрос «Сказываются ли п?оследствия этой войны сегодн?я и если да, то
как?» не смогли ответвить 28 % респондентов из пе?рвой группы и 8 % из
второй. Соответственно 2 % и 0,5 % ответили «не сказ?ываются», а 18 % и
12,5 % сочли, что сказыв?аются, хотя и не смогли сказать как. Это
отражает, безусловно?, воспринятое еще в школе и перешедшее на уровне
массового сознания убеждение, что ничто в истории не проходит бесследно.
Остальные респонденты смогли назвать значительно?е число сегодняшних
последст?вий Кавказской войны, которые? образовали 5 групп: Россия
вынуждена сегодня решать запутанные национально -территориально –
религиозные проблемы на Кавказе (8 % и 26,5 %); к русским на Кавказе и в
Закавказье относя?тся неприязненно или с ненави?стью (12 % и 32,5 %);
на Кавказе возобновилась война (16,5 % и 40,5 %); на Кавказе возникли
проблемы с казачеством (8,5 % и 12,5 %); «лица кавказской
национальности» не считаются офи?циально в России иностранцам?и,
«заполнили Россию» и вносят в?есомый вклад в рост преступности (26,5 % и
8 %).

Просто в тупик поставили многих респондентов вопрос «От?разилась ли
кавказская война? на культурном развитии Росси?и и если да, то как?».
40 % молодежи и 27,5 % респондентов старше 35 лет не смогли ответит?ь на
этот вопрос. Соответственно 5 % и 2 % сочли, что «не отраз?илась», а 16
% и 11,5 % ответили, что отразилась, но не смогли конкретизировать как.
Объяснение здесь аналогично объяснению соответствующих отв?етов на
предыдущий вопрос. Но и те кто смог что-то сказать о вл?иянии Кавказской
войны на кул?ьтурное развитие России, оказ?ались в состоянии назвать
лиш?ь незначительное число после?дствий отражен?ие Кавказской войны в
русской? литературе (в творчестве Пушк?ина, Лермонтова, Л. Толстого и
др.) – 21 % и 41,5 % воздействие на костюм («черкеска») и образ жизни
казачества – 8,5 % и 21,5 % воздействие на музыку («лезгинка») – 3 % и
18 %. И это – все.

Наконец, надо сказать еще об од?ной категории респондентов. Н?есмотря на
то, что в тексте опроса дважды ясно говорилось о Кавказской войне, 18 %
молодежи и 8 % респондентов старше 35 лет перепутали ее с другими
войнами – в основном с Крымской, реже – с какой-либо из русско-турецких
или с другими. Соответственно они давали бол?ее или менее верные ответы
о времени, месте, исторических персонажах, последствиях и т.д. эт?их
войн. Таким образом последс?твиями Кавказской войны становились
освобождение Болгарии от османского ига, реформа 1861 года и т.д. Один
респондент (студент-юрист, 22 года) дал просто блестящие и полные
о?тветы на все вопросы, но, к сожалению, счел, что Кавказская вой?на –
это боевые действия на Кавказском фронте в ходе первой мировой войны.

В какой-то степени скудные знания о Кавказской войне разъясняют ответы
на вопрос «Интересовала ли Вас когда-либо эта тема». Лишь 4 %
респондентов старше 35 лет ответили «да», а среди молод?ежи таких не
было вовсе!

Суммируя результаты опроса, можно сделать два основных вывода во-первых
уровень у гуманитариев историков прогрессивно падает с уменьшением их
возраста, а у студен?тов , получивших школьное обра?зование в основном
уже после н?ачала «перестройки», просто ст?ремится к нулю. У молодежи
также, чем дальше, тем больше наблю?дается сближение уровня
исто?рических знаний по признаку п?ола. Отчасти, конечно, такие
результаты можно объяснить тем, что у респондентов стар?ше 35 лет было
больше времени и возможностей для накопления знаний, но узкая специфик?а
темы дает возможность также? заподозрить наличие прогрес?сирующего
упадка в области преподавания истории в стране.

Второй вывод несмотря на свою исключительную длительность, Кавказс?кая
война оказалась одной из н?аименее известных войн, котор?ые вела Россия.
Общий уровень знаний о ней чрезвычайно низок даже у гуманитариев.
Во?обще тот факт, что в среднем 38 % мо?лодежи и 21 % лиц старше 35 лет
не мог?ли ничего рассказать об этой войне, а еще у 18 % и 8 % она
замещ?ена в сознании другими войнами (Крымской и т.д.), позволяет
характеризовать Кавказскую войну как самую неизвестную войну. Это
особенно? печально и тревожно, учитывая? острую политическую и военну?ю
ситуацию на Кавказе сегодня?.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Записки А.П. Ермолова 1798 – 1826. М., 1991.

2. Фадеев А. В. Россия и Кав?каз в первой трети XIX в?ека. М., 1961.

3. Эйдельман Н. Я. «Быть мож?ет, за хребтом Кавказа…»М., 1991.

4. Дубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе Т. VI.
СПб., 1888 г.

5. Потто В. А. Кавказская война в отдельных очерках, эпизодах, легендах
и биографиях. Т. II. СПб., 1885 г.

6. Алексей Петрович Ермолов. Материалы для его биографии. М., 1864 г.

7. Ермолов А. П. Письма. Мах?ачкала, 1926 г.

8. Сборник сведений о потерях Кавказских войск со время войн
кавказско-горск?ой, персидских, турецких и в Закаспийском крае. Тифлис,
1901 г.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020