.

Энеолит. Новая материальная фиксация знаний

Язык:
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 1321
Скачать документ

1. Понятие эпохи энеолита. История исследования.

1.1. Содержание понятия “энеолит”.

Вначале я рассмотрю вопрос, что подразумевается под понятием “энеолит”.
Здесь мы сталкиваемся с различными подходами. Авторы тома “Энеолит
СССР”, подводя черту под списком имеющихся подходов к определению
энеолита, выделяют два главных подхода: формально-семантический и
содержательный. Авторами отмечается односторонность при использовании
формально-семантического метода, так как при определении эпохи главное
внимание уделяется наличию медных и каменных изделий и на этом все
ограничивается. Такой подход использован во многих учебных пособиях и
справочной литературе. Более результативным они считают другой метод –
содержательный, так как в основе археологической периодизации лежит весь
комплекс культурных элементов, носителями которых были древние племена,
что нашло отражение в археологических материалах. Основателем этого
метода явился Б.Б. Пиотровский. Необходимо отметить, что большим
достижением разработчиков содержательного метода явилось осознание
“энеолита” как самостоятельной археологической эпохи в развитии древних
культур, когда происходит интенсивное развитие производящих форм
экономики (в различных сочетаниях) и соответствующие им новые культурные
традиции, которые и проявились в новых археологических наборах вещей –
“…плоскодонная богато орнаментированная керамика, мелкая пластика,
прочные жилища с ровным полом”.

Другие авторы отошли от противопоставления названных подходов при
определении понятия “энеолит”. Стало иным и направление исследований,
когда используют возможности каждого из них в комплексе. Так А.В.
Арциховский соединяет в своем определении “энеолит” как археологические
признаки (формально-семантические), так и признаки исторического порядка
(содержательные). Меднокаменный век, по определению исследователя,
явился эпохой, когда “…появилась медь, но подавляющее преобладание в
индустрии принадлежало еще камню, …это соответствует широкому
распространению земледелия и скотоводства, …типичны поселения с
расписной керамикой; характерные признаки: господство мотыжного
земледелия, большие глинобитные дома первобытнообщинных коллективов,
статуэтки родоначальниц, характерные для материнского рода”.

В.Н. Черных связывает начало и развитие энеолитической эпохи с развитием
Балкано-Карпатской металлургической провинции. Признаками
(металлургическими) эпохи являются: “…появление кованных и отлитых в
открытых формах изделий из меди без искусственных примесей; –
распространение наряду с мелкими изделиями трех основных видов тяжелого
медного оружия и орудий труда. Это совпадает с консолидацией огромных
культурно-исторических общностей и культур; возникновение могучих
культурных и производственных центров; переориентация культурных и
экономических связей больших этнических групп”.

Следует, однако, заметить, что в разработках критериев определения и
содержания понятия “энеолит” исследователи, точки зрения которых
изложены выше, основывались, в основном, лишь на материалах
земледельческо-скотоводческих культур Средней Азии, Кавказа и
Правобережной Украины, т.е. регионов с преобладающей земледельческой
формой экономики. В отношении более северных районов – лесной зоны –
сложилось мнение об энеолите, как о переходном периоде, в течение
которого экономическое и социальное развитие шло особенно быстрыми
темпами, когда “…на протяжении всего периода еще господствуют
неолитические традиции” в социально-экономическом укладе и в быту.
Появляются лишь редкие медные изделия, а каменная индустрия достигает
совершенства, которого не наблюдается даже в неолите. Организация
охотничье-рыболовческого хозяйства становится более сложной и
производительной, стоянки более крупные и долговременные. Тогда же резко
расширяются контакты между племенами и обмен.

В работе И.Б. Васильева и А.Т. Синюка рассматриваются вопросы
происхождения и периодизации культур Днепро-Доно-Волжской лесостепи с
привлечением материалов и степного региона. Подразумевая под “Энеолитом”
самостоятельную археологическую эпоху, они подчеркивают, что она связана
“…с появлением медных изделий любого назначения и тех археологических
признаков, которыми обусловлено внедрение в жизнь металлообработки и
металлургии, до распространения изделий из искусственных сплавов”. По
мнению исследователей, целью их изучения является выявление тех
признаков, которые специфичны в различных географических зонах, и за
которыми скрыты исторические явления, обусловленные развитием
производящих форм хозяйства и металлургического производства.

Следующий шаг в разработке понятия “энеолит” был сделан И.Ф. Ковалевой.
Ею поддержана та точка зрения, согласно которой при определении понятия
“энеолит” оба подхода, технологический и экономический (в интерпретации
И.Ф. Ковалевой) тесно взаимосвязаны. Первый определяет критерии
выделения периода, второй – его содержание. Поэтому в качестве принципа,
на основании которого следует судить об экономическом характере эпохи,
выступает присутствие изделий из меди, но не единичных, а устойчивых
типов. В экономическом же плане это вело к общему прогрессу в экономике,
“…сложению скотоводческо-земледельческого хозяйства, сопровождавшегося
перегруппировкой населения, формированию новых систем связей”.

Нельзя не признать справедливости данной характеристики эпохи
“энеолита”, однако начало эпохи металла, с моей точки зрения, датируется
моментом появления на памятниках первых, еще единичных находок из меди.
Учитывая большую ценность этих изделий в то время, особенно на начальном
этапе, когда каждая использованная вещь шла в переплавку, для отнесения
памятника к энеолиту достаточно появления единичных находок из металла.

Наиболее верная точка зрения в отношении понятия “энеолит” Восточной
Европы, на мой взгляд, высказана А.Т. Синюком. Автор отмечает тот факт,
что начало энеолита следует связывать с появлением не только развитых
типов медных изделий (т.к. они проникали позднее времени возникновения
их как типов вообще под влиянием культур Балкано-Карпатской
металлургической провинции), но и комплексов археологических признаков,
“…которые материализуют явления, связанные с использованием меди:
переоценку видов труда и самих изделий, появление новых культовых
представлений и ритуалов, культурных переориентаций, новых форм
межплеменных и межэтнических контактов”. Эти признаки специфичны для
различных ландшафтно-климатических зон или районов, где проживали
племена, отличавшиеся спецификой экономики и культуры. А.Т. Синюк
выделяет такой комплекс признаков, который характерен для ранней стадии
энеолита: глиняная посуда с характерным воротничковым оформлением верха;
с округлыми и плоскими днищами; с включением в систему орнамента
волнистых прочерченных линий; наличие коллективных могильников с
вытянутыми погребениями с украшениями из раковин, костяных зооморфных
пластинок, с каменными навершиями булав “второго мариупольского типа”, –
признаками, характеризующими могильники мариупольского типа;
жертвенниками с остатками лошадей; сопровождение погребений частями туш
лошади; кости лошади среди фаунистических остатков в культурных слоях
памятников; ножи на крупных ножевидных пластинах; первые изделия из меди
и золота. Эти археологические признаки отражают, по мнению А.Т. Синюка,
скотоводческое направление хозяйства племен, с преобладанием
коневодства.

Таким образом, исследования целого ряда авторов показали, что “энеолит”
является самостоятельной археологической эпохой, определение которой
включает признаки как археологического, так и исторического порядка. Его
материальные признаки являются новым уровнем фиксации научных знаний о
развитии человечества.

Причем эти признаки различаются в зависимости от природно-климатической
зоны, в которой располагаются исследуемые памятники.

История изучения неолито-энеолитических памятников бассейна Северского
Донца. Источники для написания работы.

Начало изучения неолита-энеолита среднего течения реки Северский Донец
связано с именем Н.В. Сибилева, который, став в 1920 г. директором
Изюмского музея, обследовал течение рек Донец и Оскол и открыл более 300
памятников. В результате была собрана колоссальная коллекция различных
археологических материалов ? 125, 126? . В 1924 г. для исследования
каменного века Среднего Донца РАИМК командировала профессора П.П.
Ефименко, который кроме изучения коллекций Н.В. Сибилева обследовал
большинство дюнных стоянок района. На этих стоянках был собран подъемный
материал, изучены топографические условия их расположения; некоторые из
них прошурфованы (Изюм 4, Бондариха 2). На основании этой работы П.П.
Ефименко расчленил кремневый материал донецких дюнных стоянок на две
культурно-хронологические группы, одну из которых датировал
ранненеолитическим временем. Кремневый инвентарь состоял из грубых
макролитических орудий типа секир, пик, крупных скребков на отщепах,
грубо оббитых ножей, пилок и ь.д. ? 45, 46? . Продолжая начатые
исследования, Н.В. Сибилев в 1926 году провел зондажные работы на 15-ти
неолитических стоянках, на каждой из которых было заложено 2-4 шурфа. В
своей работе он выделяет неолитическую “изюмскую” культуру. Типичной
чертой стоянок является техника изготовления орудий или частей орудий
(вкладышевых) почти изготовления орудий или частей орудий (вкладышевых)
почти исключительно из мелких ножевидных пластинок и придание сечениям
этих пластинок геометрических форм ? 127, с. 5; 128; 129? . С.А.
Локтюшев расширил эти границы до реки Деркул ? 74? .

В 1946-48 гг. на Донец была направлена небольшая экспедиция С.М.
Одинцовой, которая провела обследования и сбор подъемного материала на
39-ти стоянках ? 113-115? . Летом 1950-51 гг. в составе экспедиции И.Ф.
Левицкого Д.Я. Телегин начал исследование памятников неолита-энеолита
Северского Донца. В 1950 году было осмотрено около 90 поселений с целью
выяснения топографии стоянок, сбора подъемного материала, шурфовки. Все
это позволило сделать выводы о наличии культурных слоев на местах сбора
материалов. В 1951 году им были проведены раскопки на неолитических
памятниках Бондариха 2, Устье Оскола 1-2, Яремовка-1, Студенок-5.
Основываясь на проведенных работах, Д.Я. Телегин дал описание
материальной культуры неолита Северского Донца, выяснил хронологические
этапы, попытался раскрыть ее происхождение, а также дальнейшее развитие
в эпоху энеолита ? 139-142? . В середине 50-х годов он возвращается к
исследованию памятников на данной территории в связи со строительством
Краснооскольского водохранилища. В 1955-57 гг. Д.Я. Телегин проводит
раскопки поселения и могильника неолито-энеолитического времени у хутора
Александрия Купянского района Харьковской области ? 143? .

В 1963 году В.Н. Гладилин проводит разведки по реке Айдар. Им было
открыто поселение Подгоровка эпохи неолита-энеолита, где он провел
небольшие раскопки (к сожалению, к настоящему времени материалы в фондах
ИА АН Украины не сохранились).

В 70-е годы изучением памятников мезолита-неолита Северского Донца
занимается А.Ф. Горелик. В результате им были раскопаны неолитические
памятники Орехово-Донецкое-3 и Ользовая-5. В те же годы экспедицией
Луганского пединститута под руководством К.И. Красильникова, в которых
принимал участие и автор, было проведено сплошное обследование
территории Луганской области. Открыты памятники раннего энеолита
Старобельск-I, Новоселовка I-V, Преображенное, Алексеевка, Артема VII-б
и другие.

На основании полученных исходных данных нами были предприняты работы
поисследованию памятников энеолита. В 1979-80 гг. автором совместно с
О.Г. Шапошниковой была раскопана стоянка Старобельск I, а также
проведены шурфовочные работы на памятниках Старобельск II и
Новоселовка-V. В 1984-86 гг. автор исследовал узел подгоровских стоянок,
в 1987-88 гг. – группу новоселовских стоянок. Причем раскопки
проводились до полного раскрытия всего культурного горизонта.
Параллельно на остальных памятниках были проведены шурфовочные работы и
сбор подъемного материала. В результате были исследованы 20 памятников
эпохи позднего неолита – раннего энеолита. Опираясь на полученные
результаты, автор предложил свое понимание проблем материальной
культуры, хронологии и истории населения бассейна Северского Донца в
эпоху раннего энеолита.

Материальная культура ранее изученных памятников в бассейне Северского
Донца.

В районе среднего течения Северского Донца к настоящему времени раскопан
лишь один памятник позднего неолита – раннего энеолита – поселение
Александрия. Остальные – Веревкинские хутора ХIV, Изюм 4, 5 – известны
лишь по сборам подъемного материала.

Поселение Александрия, расположенное у одноименного хутора Купянского
района Харьковской области, исследовалось в 1956-57 гг. Д.Я. Телегиным ?
143; 148? . В результате раскопок выделено четыре разновременных
культурных горизонта: эпохи бронзы (1), два энеолитических: верхний с
находками древнеямной культуры и нижний с находками среднестоговского
времени, а также – слабый горизонт неолитического времени. Рядом с
поселением был раскрыт грунтовый могильник, семь погребений которого
были отнесены к неолитическому времени, а 32 – к эпохе энеолита.

Автор раскопок следующим образом интерпретировал культурную
принадлежность каждого из горизонтов. Неолитический горизонт с
погребениями, отнесенными к той же эпохе, был включен в днепро-донецкую
культуру – второй этап ее развития (вместе с памятниками Устье Оскола 1
и 2, Изюм 4, Зливка 2) ? 145-146? . В более поздней своей публикации
Д.Я. Телегин выделил в нижнем горизонте сурскую керамику ? 149, с. 41? .
Это, прежде всего, развал сосуда темно-серого цвета, остродонный, с
хорошо заглаженной поверхностью и узором из ромбовидных и подтреугольных
фигур, местами заполненных наколами. Кроме сосуда выделено также
несколько фрагментов. Ближайшие аналогии автор видит в сурском комплексе
Засухи.

Иной точки зрения по оценке неолитического горизонта памятника
придерживается В.И. Неприна ? 103, с. 193-195? . Обратив особое внимание
на кремневый комплекс, она подчеркнула наличие южных признаков:
трапеций, сегментов, ножей на мелких пластинах, что увязывается с
приазовской неолитической культурой. В комплексе также присутствуют
макролитические орудия северных культур. В пользу своей точки зрения она
отмечает наличие плит из песчаника, что ввиду их ровной сглаженной
поверхности, более характерно для зернотерок (лисогубовские,
буго-днестровские). Керамику В.И. Неприна увязывает с кремневым
комплексом, хотя в качестве отощителя глиняной массы отсутствует
раковина. Впрочем, данные по сурско-днепровской культуре показывают, что
раковина применялась наряду с примесями песка и растительности.

Д.Я. Телегин выделяет выше неолитического горизонта два энеолитических
горизонта. В основе нижнего (мощностью до 0,3 м) было выявлено 11 пятен.
Одно из них – от вытянуто-округлого жилища (6,25х4,2 м), углубленного в
землю на 0,4 м, два других пятна после расчистки оказались
хозяйственными ямами (3,0х3,2 м). Остальные ямы, линзовидные в разрезе и
заполненные остатками углей и сгоревших костей, выполняли функции
открытых кострищ.

Кремневая индустрия основывалась на получении средних (6-10 см) и
крупных (15-17 см) пластин с конических нуклеусов, из которых в
дальнейшем получали ножи. Скребки выполнялись, в основном, на отщепах.
Подтреугольные и субромбические наконечники копий и стрел
изготавливались с помощью двусторонней ретуши. Для топоров клиновидной
формы использовался различный материал: кремень, кварцит, сланец.

Керамический комплекс, учитывая разницу в технологии производства, в
формах сосудов и мотивах орнаментации, разделен Д.Я. Телегиным на две
группы. Керамика первой группы (пористая) представлена высокогорлыми,
остродонными горшками и округлыми амфорами с низким, отогнутым наружу
венчиком. В качестве отощителя глиняной массы использовалась толченая
раковина. Толщина стенок 0,5-0,6 см. Орнаментация, которая располагалась
лишь по шейке и по плечикам, выполнена гребенкой и наколами и лишь
незначительная часть – “гусеничкой” и шнуром, линиями. Данную керамику
Д.Я. Телегин связывает сосреднестоговской культурой (ее дошнуровым
периодом). Керамика второй группы представлена сосудами S-видного
профиля, с невысоким острым дном и полукруглыми, широко открытыми
мисками. Отощитель глиняной массы – песок и растительность; Д.Я. Телегин
обосновывает одновременность сосуществования описанных групп, хотя
основная масса керамики второй группы залегала ниже.

Говоря о культурной принадлежности нижнего энеолитического горизонта
Александрии, необходимо коснуться вопроса о взаимодействии населения
бассейна Северского Донца с племенами неолита Среднего Дона. А.Т. Синюк
выделяет большую группу накольчатой керамики среди керамического
комплекса Александрии, которая представлена несколькими типами наколов:
треугольный, скобковидный, трапециевидный, спаренный. Он предполагает,
что заимствование накольчатой орнаментации шло с Дона и путем прямого
проникновения населения среднедонской культуры в бассейн Северского
Донца ? 132, с. 134-135? .

Верхний энеолитический горизонт (II) Д.Я. Телегин относит к древнеямной
культуре, а 1-й – к среднебронзовому времени.

На всей площади поселения Александрия располагался грунтовый могильник,
который включал 45 погребений. Автор раскопок отнес 39 из них ко времени
неолита-энеолита. Основная группа погребений – это взрослые, лишь три –
подростки и восемь – дети. По погребальному ритуалу погребения эпохи
неолита-энеолита делятся на две группы; вытянутые – 7 и скорченные – 31
(одно расчленено).

Вытянутые погребения отличались большой глубиной залегания. Пять из них
выявлены в единой коллективной яме на одном уровне, рядом друг с другом,
головой они ориентированы на восток. Ноги прямые, руки слегка согнуты в
локтях, кисти рук в области тазовых костей. Два других костяка залегали
в одиночных ямах. Все посыпаны порошком красной охры. Около трех
погребенных лежали кремневые ножи, аналогичные Мариупольскому
могильнику. Д.Я. Телегин отнес эти комплексы ко второму периоду
днепро-донецкой культуры, усматривая аналогии в могильниках
заключительной фазы черкасской и надпорожско-приазовской групп ? 146, с.
10? .

Группа скорченных погребений характеризовалась положением скелетов на
спине с подогнутыми в коленях ногами, вытянутыми вдоль туловища руками и
размещенными на тазовых костях кистями. Преобладает ориентировка
восточная, юго-восточная и северо-восточная. Погребения в основном
одиночные, но встречено три парных и одно групповое. Несколько
погребенных, по предположению автора раскопок, находились в сидячем или
полусидячем положении. При скорченных погребениях были выявлены
кремневые ножи или большие ножевидные пластины, аналогичные найденным в
третьем, нижнем, энеолитическом горизонте. При погребении №22 стоял
миниатюрный остродонный кубок-чашечка из пористой глины, типа первой
керамической группы. Этим погребальным комплексом Д.Я. Телегин
усматривал аналогии среди энеолитических погребений Дереивского и
Чаплинского некрополей, то есть относил к среднестоговской культуре ?
147, с. 108-112? .

В.н, Даниленко отрицает культурно-исторические построения Д.Я. Телегина
для Александрии, которые по его мнению, ошибочно показывают процесс
становления древнеямной культуры на основе слияния культур
днепро-донецкой и среднестоговской. Основой для этого ошибочного, по его
мнению, построения стал недостаточно убедительный анализ материала. В
своей работе В.Н. Даниленко излагает свою интерпретацию памятника ? 37,
с. 49-56? . Им выделено шесть слоев.

Первый слой относится к позднему неолиту – раннему энеолиту. В керамике
преобладают остродонные бокастые горшки со стянутым верхом и глубокие
банкообразные сосуды с едва наметившимся плоским дном и воротничковым
венчиком. Для сосудов характерно округлое углубление под венчиком,
зональные штамповые – гребенчатые и треугольно-накольчатые композиции и
линейно-геометрические схемы. В.Н. Даниленко считает этот слой
днепро-донецким, но уже с признаками перехода в азово-днепровскую
культуру.

Второй слой – раннеэнеолитический. Кремневый комплекс – мариупольского
типа: различные ножи на крупных пластинах, дротики, ретушированные с
двух сторон. Посуда двух типов. Первый тип: сосуды с примесью песка и
следами подлощенности или полосчатого сглаживания. Наиболее часто
встречаемы – остродонные, с высоким положением плечиков горшки, с
невысоким отогнутым наружу венчиком и гофрированным срезом.
Орнаментированы округлыми углублениями под венчиком и линейно-врезанным
или линейно-накольчатыми композициями в верхней части сосуда. Характерны
также плечистые остродонные горшки со стянутым верхом и воротничковым
венчиком. Орнамент – округлые углубления под венчиком; зональные,
украшающие верхнюю часть сосуда, композиции, выполненные из наколов
нескольких форм, а также оттисков гребенчатого штампа. Описываемая
посуда, по мнению В.Н. Даниленко, отражает процесс сложения второго
этапа азово-днепровской культуры, вызванного кельтеминарским влиянием. В
то же время, во втором слое – другая группа посуды (с ракушечной
примесью) в виде остродонных горшков с широким устьем или воротничковым
венчиком и с округлыми углублениями под ним, орнаментирована
композициями из скорописно-накольчатых и зигзагообразных линий и
отражает, по мнению автора, процесс сложения древнеямной культуры на ее
чигиринско-квитянском этапе, поскольку аналогии им встречены на
поселении Стрильча Скеля.

В третьем (от основания) горизонте автор отмечает продолжение процесса
распространения глиняной посуды с раковиной. Это яйцедонные плечистые
горшки с высокими отогнутыми наружу венчиками. Орнамент занимает верхнюю
часть сосуда и представлен оттисками гребенчатого штампа,
линейно-накольчатыми композициями. В.Н. Даниленко видит в описанной
керамике сложение среднестоговского комплекса, который был одним из
этапов сложения древнеямной культуры.

Четвертый слой относится к поздней среднестоговской линии развития (этап
Дереевки). Представлен плечистыми горшками с обильной примесью раковины,
с высоким вертикальным или слегка отогнутым венчиком. Орнамент
зональный, состоит из оттисков гребенчатого штампа, реже – оттисков
гусенички и шнура. С этим слоем связан и Александрийский могильник со
скорченными погребениями.

Пятый слой Александрии, по мнению В.Н. Даниленко, аналогичен второму
слою Михайловки, а шестой – поздней бронзе, раннему периоду срубной
культуры.

Завершая рассмотрение точек зрения на материалы Александрийского
поселения, необходимо коснуться взглядов И.Б. Васильева и А.Т. Синюка ?
26, с. 26-27? . Среди материалов первого (неолитического) горизонта они
выделяют большую группу керамики “воротничкового” типа синкретического
облика. Здесь, с одной стороны, проявляются черты поздней
днепро-донецкой культуры, с другой, – мариупольские традиции (сочетание
ямок под венчиком, плотное тесто с песком, гребенчатый штамп с мотивами
нижнедонской культуры). В их работе эта керамика получила термин
“александрийского типа”. Появление материалов смешанного облика они
считают общим явлением для пограничных районов между
раннеэнеолитическими племенами с воротничковой керамикой и
поздненеолитическими племенами более северных территорий, т.к. эти же
явления просматриваются в Поднепровье, на Дону (керамика черкасского
типа) и в Поволжье (русско-азибейского типа). Этот тип керамики известен
на Северском Донце, на стоянках Веревкинские хутора 14, Изюм 5 и другие.

В связи с задачей интерпретации поселения у х. Александрия мы хотели бы
предложить результаты своего анализа, полученные на основании работы с
коллекцией, хранящейся в Институте Археологии Украины. Несомненно, что
при раскопках памятника были смешаны материалы по целому ряду
археологических культур и периодов. Так, в “неолитическом” горизонте
весь комплекс материалов разделяется на следующие культурные типы:

1. Керамика днепро-донецкой культуры, где в качестве отощителя глиняной
массы в большом количестве использована трава. Поверхность покрыта
гребенчатым или линейным штампом. Гребенка формирует горизонтальные
ряды, елочные композиции, пунктиры. Венчики прямые или плавно сужаются:
некоторые гофрированы, что указывает на принадлежность к развитому этапу
этой культуры.

2. Материалы сурской культуры. Керамика с примесью песка и раковины,
поверхность заглажена. Орнаментация из проглаженных линий, заполненных
насечками и ямками.

3. “Воротничковая” керамика, несущая черты смешанного облика:
днепро-донецкой культуры и мариупольской культурно-исторической
общности.

Материалы второго (нижнего) энеолитического горизонта также можно
типологически расчленить следующим образом:

1. Материалы с накольчатой керамикой среднедонской культуры. В качестве
отощителя глиняной массы использована трава и песок. Орнамент в виде
строчечного накола различного вида.

2. Керамика типа “Засухи”, которую мы считаем относящейся к позднему
этапу развитой сурской культуры (Д.Я. Телегин относит к днепро-донецкой
культуре), со своеобразными орнаментальными композициями – (проглаженные
линии с зонами, заполненными насечками и ямками).

3. Керамика среднестоговской культуры.

Материалы третьего (верхнего) горизонта относятся к древнеямной
культуре, выше лежат материалы бронзового века.

В свете рассмотрения энеолитических слоев Александрийского поселения
необходимо проанализировать памятник Веревкинского хутора ХIV, который
был открыт в 20-х годах Н.В. Сибилевым ? 1270 с. 18? . Анализу
подвергался керамический комплекс в количестве 30-ти фрагментов
подъемного материала.

Д.Я. Телегин отнес памятник к донецкой группе второго этапа
днепро-донецкой культуры ? 146, с. 96-98? , когда появляется
плоскодонная посуда. В.Н. Даниленко отнес его к особому типу, “…где
обнаруживаются черты культурного контакта днепро-донецкой и позднейшей
буго-днестровской культуры, а с другой – обладают целым рядом признаков,
роднящих их с явлениями азово-днепровского ареала” ? 37, с. 39? . Выше
мы уже писали, что близкая точка зрения у И.Б. Васильева и А.Т. Синюка.
Н.С. Котова выделяет с одноименным названием целую группу памятников ?
162, с. 102-122? мариупольской культурно-исторической области с
материалами синкретического облика, которые были распространены в
лесостепной зоне Левобережной Украины и на небольшом участке
правобережного лесостепного Поднепровья. В районе среднего течения
бассейна реки Северский Донец Н.С. Котовой были включены кроме
материалов Веревкинских хуторов ХIV, памятники Изюм 4 и 5 (известные по
небольшому количеству подъемного материала), а также керамическая группа
с поселения Александрия на том основании, что выделение этой группы
памятников связано с сочетанием мариупольских и днепро-донецких
гончарных традиций. Поэтому керамика и включает сосуды слабо обожженные,
с примесью растительности и раковины в тесте, у 80 % – ямки под
венчиком, а 27 % орнаментированы наколами, иногда сочетающимися с
гребенчатыми оттисками. “Воротнички” оформлены на округлом или плоско
срезанном венчике. В орнаменте использован прочерченный зигзаг, что, по
мнению Н.С. Котовой, сближает с сосудами воронежско-донской культуры (в
ее понимании). Синкретизм керамики Северского Донца связан с тем, что
местные памятники граничат как с “воронежско-донской культурой”, так и с
веревкинской группой лесостепного Поднепровья.

Относительно вытянутых погребений Александрии была высказана точка
зрения, отличная от взгляда Д.Я. Телегина. Так как коллелктивное
захоронение 10-14 и одиночное погребение 3 имели восточную ориентировку
и окраску охрой, костяки 10-11 сопровождались большими ножевидными
пластинами, то их следует отнести, по мнению Н.С. Котовой, к
веревкинским. Лишь вытянутое погребение 17, располагавшееся в стороне от
них, было ориентировано на север и, несмотря на интенсивную окраску и
наличие ножа на большой пластине, принадлежит днепро-донецкому
населению.

На наш взгляд, если касаться “веревкинских памятников” Северского Донца,
мы имеем дело или с небольшой группой подъемного материала (Изюм 4 и 5,
Веревкинские хутора 14), или с группой керамики, полученной в результате
недостаточно тщательных археологических исследований (Александрия), что
не позволяет подкрепить ее кремневым материалом, остеологией и другими
объектами. Поэтому в настоящий момент преждевременно говорить о “группе
памятников”, а правильнее – о керамическом типе

Краткие предварительные выводы.

1. Как было рассмотрено выше, понятие “энеолит” имеет конкретное
проявление в различных регионах или ландшафтных зонах. Предметом нашего
исследования являются памятники бассейна реки Северский Донец – региона,
расположенного на стыке степной и лесостепной ландшафтно-климатических
зон Восточной Европы. Изучение материальной культуры и экономики
населения, оставившего эти памятники, дают серию фактов, которые
согласуются с определением “Энеолита” Восточно-европейской степи и
лесостепи как “…самостоятельной эпохи в системе археологической
периодизации, начинающейся с распространением культур, характеризуемых
таким комплексом археологических признаков, которые обусловлены навыками
изготовления первых медных изделий и распространением скотоводческого
хозяйства, включая коневодство ? 133, с. 2? .

2. К настоящему времени археологические памятники эпохи энеолита в
бассейне Северского Донца получили неоднозначную культурную оценку. Если
ряд исследователей – А.Т. Синюк, И.Б. Васильев и Н.С. Котова – считает,
что Днепро-Доно-Волжское междуречье было занято культурами мариупольской
культурно-исторической области, то Д.Я. Телегин относит памятники
бассейна Днепра, Приазовья и Северского Донца к днепро-донецкой
культуре. Имеются существенные различия мнений и по хронологической
интерпретации памятников (удревнение, по предположению Н.С. Котовой, до
середины V тыс. до н.э. – и омоложение А.Т. Синюком – до второй половины
IV тыс. до н.э.).

3. Касаясь конкретно территории среднего течения Северскогоо Донца, мы
имеем лишь один раскопанный памятник – Александрию. Однако и здесь, как
результат некачественного полевого изучения, памятник получил
неоднозначную оценку (В.Н. Даниленко, А.Т. Синюк, Д.Я. Телегин). По
нашему мнению, сложившемуся в результате изучения литературы, архивных и
полевых материалов, в степных и лесостепных регионах
Днепро-Доно-Волжского междуречья с IV тыс. до н.э. располагалась
мариупольская культурно-историческая область, в материалах которой
характерным признаком выступает “воротничковая” керамика.

4. Можно предполагать, что в сложении энеолитических памятников бассейна
Северского Донца могли принимать участие, с одной стороны, донецкая,
сурская и ракушечноярская неолитические культуры, с другой стороны –
культуры мариупольской культурно-исторической области.

Однако прежде чем приступить к анализу археологических памятников
бассейна Северского Донца, мы рассмотрим, в каких природно-климатических
условиях развивалась материальная культура, представленная изучаемыми
памятниками; т.к. природный фактор, несомненно, был одним из
определяющих не только в развитии экономики, но и влиял на
этноисторические процессы.

PRIVATE Временные ступени 1 Археологическая характеристика
Антропологическая характеристика

4181 (5600)

Двуногое хождение

2584 (2600) Начало орудийности Астралопитековые

1597 Олдувай Homo habilis 2

987 (1000) Аббевиль (трудовая традиция) Архантропы 2

610 (600) Ранний ашель 5 Архантропы 2

377 (400) Средний ашель 5 Палеантропы 3

233 (230) Поздний ашель 5 4 Палеантропы

144 (140-120) Раннее мустье 6 Палеантропы

89 Среднее мустье 6 Палеантропы

55 Позднее мустье 6 Палеантропы

34 (40) Верхний палеолит ранний Неоантропы

21 Верхний палеолит средний Неоантропы

13 Верхний палеолит поздний 7 Неоантропы

8 Неолит Современный человек

5 Энеолит Современный человек

3 Ранняя бронза Современный человек

2 Поздняя бронза Современный человек

1 Ранний железный век Современный человек

1 Поздний железный век Современный человек

Примечания:

1 – Единица счета 1 000 лет; временные ступени приведены без уточнения
начала отсчета

2 – развитие в рамках биоценоза (биосферы)

3 – овладение огнем, выход из биоценоза и становление ноосферы

4 – развитие в рамках ноосферы

5 – нижний палеолит планетарная хронология, доистория

6 – средний палеолит планетарная хронология, доистория

7 – региональные хронологии, региональная история

ЛИТЕРАТУРА

Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества. 2-е изд. Л, 1979.

Брей У., Трамп Д. Археологический словарь. М., 1990.

Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. М., 1981.

Воробьев Н.Н. Числа Фибоначчи. М., 1969 (изд. 3-е).

Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. М., 1982.

Мезолит СССР / Археология СССР. М., 1989.

Палеолит СССР / Археология СССР. М., 1984.

Румшинский Л.З. Элементы теории вероятностей. М., 1970.

Рянский Ф.Н. Фрактальная теория пространственно-временных размерностей:
естественные предпосылки и общественные последствия. РАН, ДВ. Институт
комплексного анализа региональных проблем. Биробиджан, 1992.

Энеолит СССР / Археология СССР. М., 1982

I. ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ. ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ В ДРЕВ- НОСТИ Каменный
век: от палеолита к неолиту История славян уходит своими корнями в
глубокую древ- ность, в тот самый длительный период развития челове-
ческого общества, который называется первобытнообщинным строем. Одной из
наиболее распространенных периодизаций этой формации является
археологическая, т.е. деление ее на каменный век, меднокаменный
(энеолит), бронзовый и ранний железный века. В основу этой периодизации
поло- жен принцип преобладания того или иного материала в производстве
орудий труда. Каменный век, самый длитель- ный в истории людей, делят
еще на палеолит – древний каменный век, мезолит – средний каменный век и
неолит – новый каменный век. В свою очередь палеолит подразделя- ют на
ранний (нижний) и поздний (верхний). В эпоху раннего палеолита идет
процесс антропогенеза – возникновения и развития “человека разумного”.
Согласно научному подходу, человек выделился из животного царс- тва
благодаря труду, систематическому изготовлению ору- дий труда. В
процессе трудовой деятельности совершенс- твовалась человеческая рука,
появилась и стала разви- ваться речь. Наука за последние десятилетия все
более удревняет явление очеловечивания наших звероподобных предков, что
в свою очередь заставляет искать ответы на новые вопросы. Недостающие
звенья антропогенеза запол- няются новыми находками, но появляются и
новые лакуны. Первыми предками человека, которые вступили на долгий путь
развития, были обезьяны – австралопитеки. Что же касается древнейших
людей (архантропов), то, судя по находкам в Африке в последние
десятилетия, их появление относится ко времени, отстоящему от нас на 2 –
2,5 млн лет. В конце раннего палеолита, около 100 тыс. лет тому назад,
появился неандертальский человек, названный так по первой находке в
Германии. Неандертальцы – палеоант- ропы, они стоят гораздо ближе к
современному человеку, чем предшествующие им архантропы. Неандертальцы
расп- ространились весьма широко. Стоянки их на территории нашей страны
обнаружены на Кавказе, в Крыму, в Средней Азии, Казахстане, в низовьях
Днепра и Дона, возле Вол- гограда. Большую роль в развитии человека
начинает иг- рать оледенение, менявшее состав животных и облик фло- ры.
Неандертальцы научились добывать огонь, что было огромным завоеванием
формирующегося человечества. У них, по всей видимости, появились уже
первые зачатки идеологических представлений. В пещере Тешик-Таш в Уз-
бекистане покойника окружали рога горного козла. Встре- чаются
захоронения, в которых тела умерших ориентирова- ны по линии
восток-запад. В позднем палеолите (40-35 тыс. лет тому назад) форми-
руется человек современного типа (кроманьонский чело- век). Эти люди уже
значительно усовершенствовали техни- ку изготовления каменных орудий:
они становятся гораздо более разнообразными, иногда миниатюрными.
Появляется метательное копье, что значительно повысило эффектив- ность
охоты. Зарождается искусство. Магическим целям служила наскальная
живопись. На стены пещер смесью при- родной охры с животным клеем
наносились изображения но- сорогов, мамонтов, лошадей и т.д. (например,
Каповая пещера в Башкирии). В эпоху палеолита постепенно изменяются и
формы челове- ческих сообществ. От первобытного человеческого стада – к
родовому строю, который и возникает в позднем палео- лите. Основной
ячейкой человеческого общества становит- ся родовая община, для которой
характерна общая собс- твенность на основные средства производства.
Переход к среднекаменному веку – мезолиту на нашей тер- ритории начался
в XII-X тысячелетиях до н.э., а закон- чился в VII-V тысячелетиях до
н.э. В это время челове- чество сделало много открытий. Важнейшим
изобретением были лук и стрелы, что привело к возможности не загон- ной,
а индивидуальной охоты, причем и на мелких живот- ных. Были сделаны
первые шаги в направлении скотоводс- тва. Была приручена собака.
Некоторые ученые предпола- гают, что в конце мезолита были приручены
свиньи, козы и овцы. Скотоводство как вид хозяйственной деятельности
сформи- ровалось только в неолите, когда зародилось и земледе- лие.
Переход к производящему хозяйству имеет такое нео- быкновенное значение
для человечества и по масштабам каменного века произошел так быстро, что
позволяет уче- ным говорить даже о неолитической “революции”. Расширя-
ется и усовершенствуется ассортимент каменных орудий труда, но
появляются и принципиально новые материалы. Так, в неолите было освоено
изготовление керамики, еще лепной, без гончарного круга. Освоено было и
ткачество. Изобретена лодка и было положено начало судоходству. В
неолите родоплеменной строй достигает более высокой стадии развития –
создаются крупные объединения родов – племена, появляется межплеменной
обмен и межплеменные связи. Век меди и бронзы Настоящим переворотом в
жизни человечества было освое- ние металлов. Первым металлом, который
люди научились добывать, была медь. Появление медных орудий активизи-
ровало обмен между племенами, так как месторождения ме- ди распределены
весьма неравномерно по земле. Неолити- ческая община была уже гораздо
менее замкнутой, чем об- щина эпохи палеолита. Это время называется
энеолитичес- ким веком. Со временем на базе меди люди научились соз-
давать новые сплавы – появилась бронза. Во времена меди и бронзы в
лесостепной зоне на территории нынешних Ук- раины и Молдавии в III
тысячелетии до н.э. господство- вала так называемая трипольская
культура, возникшая еще в конце IV тысячелетия до н.э. В степной зоне
России наиболее древней была ямная, а в эпоху бронзы добави- лись
катакомбная и срубная культуры, которые существен- но различаются по
типу погребального обряда и ряду эле- ментов материальпой культуры. На
Северном Кавказе во II тысячелетии до н.э. господствовала майкопская
культура. Именно в это время происходит крупное общественное раз-
деление труда – пастушеские племена начинают отделяться от
земледельческих. Все эти народы известны нам по так называемым
“археологическим культурам”. Это понятие ученые употребляют уже для
племен неолита и им обозна- чают совокупность памятников, которые
относятся к одной территории и эпохе, имеют общие особенности – в формах
общественной жизни, в орудиях труда, жилищах, погре- бальном обряде,
орнаменте и т.д. Обычно археологическая культура в той или иной степени
соответствует этничес- кой общности – группе родственных племен.

Литература

Гурин Ю.Г. Памятники раннего энеолита бассейна Северского Донца.

Советский энциклопедический словарь / Научно-редакционный совет: А.М.
Прохоров (пред.). – М.: “Советская энциклопедия”, 1981. – 1600 с. с илл.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019