.

Экономическое развитие Киевской Руси

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 2259
Скачать документ

28

ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. В. Н.
КАРАЗИНА

Экономическая история

Тема: ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КИЕВСКОЙ РУСИ

Выполнил: Пригара С. Г.

Харьков 2007

СОДЕРЖАНИЕ

1.
Введение……………………………………………………….
…………………………………………1

2. Феодальное
землевладение…………………………………………………..
…………………..3

2.1 Административно-территориальные
владения……………………………………..3

2.2 Частная
собственность…………………………………………………..
…………………….4

2.3
Община…………………………………………………………
……………………………………5

2.4
Церковь………………………………………………………..
……………………………………..5

2.5
Колонизация…………………………………………………….
………………………………….6

2.6
Наследование……………………………………………………
………………………………..6

3. Города

3.1
Протогорода…………………………………………………….
………………………………….7

3.2 Торгово-ремесленные
поселения………………………………………………………
….7

3.3
Погосты………………………………………………………..
……………………………………..8

3.4 Древнерусские
города…………………………………………………………
……………….8

4. Денежное обращение и
финансы………………………………………………………..
……..10

5.
Земледелие……………………………………………………..
………………………………………..12

6.
Ремесла………………………………………………………..
…………………………………………..15

7. Внутренняя
торговля……………………………………………………….
………………………..16

8. Внешняя торговля

8.1 Балтийско-черноморский торговый
путь…………………………………………….17

8.2 Волго-балтийский торговый
путь………………………………………………………..18

8.3 Великий
Новгород……………………………………………………….
……………………..19

8.4 Торговля с
Западом………………………………………………………..
……………………20

9. Промыслы

9.1
Бортничество……………………………………………………
………………………………….21

1.1
Охота………………………………………………………….
……………………………………….22

1.2 Рыболовство и морские
промыслы……………………………………………………….
23

2.
Налоги…………………………………………………………
……………………………………………24

1. ВВЕДЕНИЕ

В VIII-IX вв. у восточных славян, наряду с распадом родоплеменных
отношений, шёл процесс создания племенных объединений, у каждого из
которых было своё «княжение». Эти союзы, представлявшие собой
территориальные этнополитические общности, размещались следующим
образом: в верховьях Днепра, Волги и Западной Двины обитали кривичи,
продвигавшиеся на север и северо-восток. Часть кривичей, заселивших
берега реки Полоты, назывались полочанами. У реки Волхов и озера Ильмень
жили словене; в Полесье, между Припятью и Березиной – дреговичи; между
Сожем и Ипутью – радимичи. По рекам Десне, Сейму, Суле тянулись земли
северян; в верховьях Оки, расселяясь всё дальше вниз по течению, жили
вятичи; по берегам Среднего Днепра обитали поляне. По рекам Уж и Тетерев
лежали земли древлян; на Волыни жили дулебы (волыняне), по склонам
Карпатских гор – хорваты, уличи (угличи) – часть в районе Карпат, другая
отделившаяся часть в Лесной Руси (Великороссии); тиверцы – по Днестру.

Понятие племени относится к временам общинной демократии существовавшей
у древних славян на этапе разложения первобытнообщинного строя.
Территориальные объединения состояли из нескольких племён, а те, в свою
очередь – из групп поселений. Каждое из|с| этих образований было
отдельной этнической группой с определенной территорией, свойственными
ей элементами материальной культуры. Для нее характерна трехкомпонентная
система власти: предводитель-князь, наделенный военными, судебными и
другими функциями, племенная знать и народное собрание (вече). Центрами
союзов племен и их земель считаются древнейшие племенные города: Киев,
Новгород, Смоленск, Полоцк, Изборск (у псковских кривичей), Искоростене
(у древлян), Турове (у дреговичей), Перемышле (у хорватов), Пересечено
(у уличей), Волыни (у волынян) и др.

В первой половине I тысячелетия н.э. значительная часть лесной зоны
Восточной Европы была заселена восточнобалтскими, угро-финскими и
другими племенами. Редкое разбросанное население, небольшие родовые
поселки, укрепленные в областях Верхнего Поднепровья, Поволжья,
Подвинья; и, чаще, вообще не укрепленные севернее; комплексное лесное
хозяйство со скотоводством на первом месте подсечно-огневым земледелием
– на втором; с большой ролью охоты, рыболовства, лесных промыслов,– вот
характерные черты его быта. В III-VIII вв. происходило переселение
славян с запада в восточном и северном направлении.

В первой половине IX в. ряд племенных союзов (поляне, северяне, вятичи)
платили дань хазарскому каганату. С севера, из Скандинавии, на земли
восточных славян в VIII-IX вв. проникают норманны (варяги).
Скандинавский элемент (так же, как и греческий, тюркский, кавказский,
угро-финский и балтский) сыграл роль в формировании традиций,
материальной и духовной культуры древнерусской народности. В
исторических документах того времени сохранилось немного имен вождей
союзов племен (князей), поскольку славяне и анты в это время не имели
своей письменности; среди них – Межимир, Добрита, Пирогост, Хвилибуд,
Бож, Гостомысл, Мал.

Образование древнерусского государства произошло в 882 г., князь Олег
объединил Новгородские, Киевские и Смоленские земли, провозгласил себя
Великим Киевским Князем, объединив тем самым Северную и Южную Русь.

Границы древнерусского государства не были неизменны и проходили через:
побережье Финского залива, Волхов, Северную Двину в южном ее течении,
верховья Волги, Дона, Северского Донца,– Ворсклу, Днепр в среднем
течени, Южный Буг, Карпаты, Сан, Неман. Население – в различные периоды
могло колебаться от 2 до 5 млн. человек. Киевская Русь была одним из
самых крупных государственных образований современной Европы,
современной Европы – ее площадь составляла свыше 700 тыс. кв. км.
Центрами областей – земель были стольные города: Киев, Чернигов,
Суздаль, Новгород и др. Плотность населения – была невелика и
неравномерна, сообщение между отдельными районами – часто затруднено или
зависело от сезонных факторов.

Древней формой, сохранявшейся со времен самоуправления союзов племен,
было вече, которое существовало во всех крупных городах Руси, но имело
неодинаковое значение. Нередко в городах вече вмешивалось в военные
дела, решало политические вопросы. За ним признавали право на
утверждение, избрание и даже отказ в княжении, считались в вопросах о
войне и мире, оно участвовало в решении хозяйственных и финансовых
вопросов городского самоуправления. В Киеве вече обычно собиралось на
торговище возле Туровой божницы или на горе, на нем присутствовали
представители местной знати, церкви, городские старосты; а иногда –
князь и иноземные послы. Наибольшее значение вече имело на северо-западе
– в Новгороде (после 1136 г.: «введоша» князя себе), Пскове и Полоцке. В
Древней Руси вече не имело определенной компетенции, формы
представительства и порядка созыва.

Рядом с государством возникает и развивается церковная организация,
созданная греческими священнослужителями и княжеской властью по образцу
Византии. Духовенство делилось на «черное» (монашеское) и «белое»
(приходское). Организационными центрами – стали епархии, приходы и
монастыри. В дальнейшем ей были переданы значительные по объему сферы
юрисдикции (семейное и брачное право, охрана жизни и чести женщин,
отчасти наследственное право), которые раньше принадлежали ведению
общины; она выступала против рабства. Система наказаний в новом
церковном праве при подобных делах была заимствована из княжеского права
– судебные штрафы: типа вира, продажа и возмещение ущерба в гривнах.
Кроме того, церковь занималась сельским хозяйством, промыслами,
ремеслами, покровительствовала торговле, вмешивалась в политику а также
участвовала в обороне.

Киевская Русь представляла собой военно-политическое объединение с
элементами государственной общности по этнографическим, экономическим,
родственным (Рюриковичи и пр.) и другим признакам. Внешнее окружение –
было очень разнообразным: православная рабовладельческая Византия,
имевшая тысячелетнюю историю письменной культуры; Скандинавия, известная
своими воинами-мореплавателями; католические славянские Польша и Чехия;
мусульмане-тюрки волжские булгары; разноэтническая Хазария, включавшая
пограничную Салтово-Маяцкую культуру; языческие племена и народности
Севера и Юга, находившиеся на разных стадиях родового строя.

2. ФЕОДАЛЬНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ

Наступление феодализма обусловлено возникновением разделения труда между
двумя жизненно важными функциями древнего общества – земледелием и
безопасностью (обороной) и характеризуется выделением многочисленных
социально-значимых непроизводительных профессиональных групп населения
таких как князья, бояре, священнослужители, воины, купцы и др.
Драгоценная утварь и призведения художественного ремесла, поступавшие по
трансконтинетальным путям из Византии и Европы оседали в сокровищницах
знати и монастырей или превращались в личную собственность, а в
дальнейшем служили атрибутами светской и духовной власти феодалов.

Феодальное землевладение в Древней Руси осуществлялось следующими
способами:

1. налогообложения свободных собственников-производителей (полюдье,
дань, оброк и др.);

2. исполнения земледельцами-производителями различных повинностей;

3. непосредственной эксплуатацией зависимого труда (с признаками
рабовладения);

4. использованием наемного труда;

5. правом владельца на перераспределение, куплю-продажу, наследование,
разрешение межевых споров, отчуждение и т.п.

Сочетание и соотношение приведенных выше факторов могло
значительно изменяться для земель (так называли территории и поселения,
объединенные по признакам географии и принадлежности племенным союзам),
волостей и различных хозяйств – индивидуальных, сельских общин,
городских, вотчинных, монастырских и др. – в зависимости от местных
условий, отношений и со временем. Наибольшее значение в киевский период
– в этом сходятся многие исследователи,– как в общем объеме
сельскохозяйственного производства, так и в отношении численности
связанного с ним населения имело налоголожение свободных общинников –
земельная рента.

Отношения феодального землевладения, сложившиеся в киевский период,
законодательно отраженные в Русской Правде, оказались черезвычайно
консервативными, носили наследственный классово-сословный характер, но
не охватывали всего земледельческого населения – летописи говорят о
существании черносошного крестьянства (люди); а в последующие века –
приняли форму государственного крепостного права, пережитки которого
сохранились до XX в.

Через несколько веков после киевского периода в степных низовьях Днепра
и Дона возникла и распространилась другая форма землевладения –
свободное вооруженное земледелие (казачество), сыгравшее видимую роль в
освоении и развитии Юга.

АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ ВЛАДЕНИЯ

Становление государства восточных славян происходило в IX-X вв. путем
окняжения районов и племенных территорий, утверждения владетельных прав
князей, которое могло происходить лишь в относительно мирной и лояльной
среде. Так возникали волости (позднее домен и административное деление),
представлявшие собой территории и поселения связанные с городским
центром, княжеской резиденцией или частным усадьбой (огнищем), а также с
погостами.

Окняжение (IX-X вв.) – утверждение права землевладения и установления
дани не всегда происходило мирным путем и предшествовало полюдью –
организации сбора и транспортировки дани, хотя первоначально могло с ним
совпадать.

Центром административно-территориального владения князя (княжества,
земли), где находилась его дружина, резиденция, администрация и казна –
был стольный город. В Киеве, Новгороде, Смоленске, Полоцке, в
Ростово-Суздальской земле князья имели городские теремные дворы и
загородные резиденции, среди которых известны: Вышгород («Ольгин град»),
новгородских князей – на Городище и в селе Ракома (Ярослав), Смядынь под
Смоленском, ростов-суздальских – Владимир, Боголюбово – Андрея и др.

Отношения с населением окняженных территорий строились путем:

1. непосредственного руководства князем территориальных военных
формирований и действий (дружина, городские ополчения, войны и др.);

2. прямого налогообложения различных видов деятельности (дань, полюдье,
торговые пошлины, судебные штрафы и издержки);

3. получения доходов от частных владений (промыслы и вотчинное ремесло);

4. торговли.

Грамоты тех лет дают сведения о княжеской дружине и последующем
возникновении гражданской княжеской администрации, в которую к XII в.
входили: посадник, даньщик, черноборец, подъездной, писчий, тиун,
мытник, вирник, емец и др.

Возникновение постоянной прослойки профессиональных воинов в
восточнославянском обществе по данным современных источников датируется
VI-VII вв. Дружина князя существовала за счет его доходов и делились на
старшую, состоявшую из «княжих мужей» (позднее – боярская дума), и
младшую – постоянно находившийся при князе вооруженный отряд. Старшие
дружинники принимали участие военных, админисративных, политических,
торговых, финансовых и других делах князя. Младшие дружинники находились
при князе, проживая в гридницах, а в невоенное время кроме ратной службы
выполняли исполнительные обязанности, участвовали в охоте, сборе даней и
др.

С конца XI ст. взаимоотношения внутри княжеской династии, приобретают
черты вассалитета|, однако, на протяжении всего домонгольського|
времени, они имеют характер и родственных отношений|родственных|, что
является характерной чертой древнерусского феодализма.

В Галицко-Волынской земле был случай, когда княжеский стол занял боярин:
в 1210 г. «Володислав (боярин) въеха в Галич, вокняжися и сидя на
столе».

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Еще в X веке упоминаются княжеские села, в XII веке встречаются описание
частных владений с феодально зависимым населением. Такими были: Оьгины –
Ольжичи, Берестове – Владимира, Ракома – Ярослава, Бельчицы под Полоцком
и др. У князя могло быть несколько таких волостей, расположенных на
значительном удалении друг от друга, которые могли наследоваться,
передаваться другим владельцам, жертвоваться церкви.

В ходе окняжения и в дальнейшем князья передавали свое право на
получение дани с отдельных территорий и поселений своим дружинникам в
качестве платы за службу в виде частного владения или временного права
на получение части доходов. Этот процесс начинается на Руси в конце IX
в. с южных земель, позднее – распространяется к северу и северо-востоку.

В XI в. на Руси возникают отчины (перешедший от отца, поздне –
отечество, отчизна) – укрепленные усадьбы, к которым тяготел ряд
сельских общин с зависимым населением, и – феодальная прослойка –
боярство, которое формировалось из старшей дружины и общинной знати.
Доходы дружиников включали – кормление, административно-управленческие,
вотчинные и жалование. Процесс формирования боярского|шафер|
землевладения происходили неравномерно в разных|различных| частях
Древнерусского государства – если первые индивидуальные боярские|шафер|
владения на юге Руси появляются в X – XI ст., то на северо-восточных
землях феодальная вотчина возникает с середины – второй половины XII в.
Крупные землевладельцы имели вооруженные отряды и городские усадьбы.

В княжеских и боярских вотчинах использовались наиболее бесправные и
зависимые формы труда – челяди и холопов, однако, в целом, частных
земельных владений феодалов было относительно немного, основную часть
населения составляли свободные общинники.

Положение смердов, составлявших основную массу общинников-земледельцев,
могло значительно отличаться в зависимости от местных условий и вида
собственности: от зажиточного или даже богатого с использованием
наемного и другого труда, до – бедного и бесправного. В случае смерти
земледельца (смерда или холопа) – при отсутствии наследников – его
имущество принадлежало собственнику, которым могли быть: князь, боярин,
монастырь и др.

Русская Правда не делает строгого различия между княжеским и боярским
частным землевладением, а в дальнейшем термин отчина (вотчина) обозначал
не только укрепленное хозяйство, но и любое наследственное боярское или
княжеское землевладение.

С конца XII в. на смену дружинной организации приходит двор начинается
процесс образования дворянства. В дальнейшем крупные землевладельцы
имели свои вооруженные отряды. Частные землевладельцы имели бульшее
значение в Новгроде – к ним относились бояре и разбогатевшие купцы,
которые составляли совет, избиравший посадника и тысяцкого.

ОБЩИНА

В киевский период регулярно обрабатываемые поля, приусадебные участки и
др. находились в частной собственности. В Р.П. имеются указания на
бортовые, ролейные, дворовые межи и межевые знаки (знамения), что
позволяет говорить о дальнейшем развитии феодального хозяйства, при этом
не оговаривается чья это межа: производителя, общины или феодала; она
различает пахотные земли, бортные и охотничьи угодья, рыбные ловища.

Вервь – веревка, которая использовалась при выделении наделов и
определении межей – это поселение земледельцев, состоящее из нескольких
индивидуальных хозяйств (дымов), совместно использующих определенный
участок земли; так называли не всякую сельскую общину – также
использовали названия: весь, селище, село и др; она могла включать и
несколько деревень. Возникновение верви в условиях Руси, где не было
недостатка свободной земли, было связано с определенным этапом развития,
– когда производители стали выбирать лучшие земли, селиться и совместно
их использовать.

В Древней Руси сельская родовая или территориальная община имела
самоуправление (старосты и др.), платила круговой порукой некоторые виды
налогов и исполняла повинности; в период раннего феодализма характерные
отношения еще не охватили всего населения она длительное время сохраняла
дохристианские родоплеменные традиции.

ЦЕРКОВЬ

После принятия христианства (988 г.) в Киеве была создана
митрополичья кафедра. Позднее в Белгороде, Чернигове, Василеве,
Переяславле, Юрьеве возникают отдельные епископии. Возникновение
церковно-монастырского землевладения может быть отнесено ко второй
половине XI в. в южной Руси, и не ранее второй четверти XII в. – в
Новгороде и на северо-востоке. Первоначальными источниками недвижимости
были дары, пожертвования или завещания. В дальнейшем церковь имела
земельные владения с феодально зависимым населением и доходы с церковных
судов по особым видам преступлений. Подведомственны церковному суду
были: развод, умыкание, чародейство, волхвование, ведовство, ссоры между
родными, ограбление мертвецов, языческие обряды, убийство внебрачных
детей и др. Митрополит Киевский, владыка Новгородский и епископы русских
епархий имели собственные вооруженные отряды. В системе феодального
землевладения X-XIII вв. церковь занимает свое место поздно, когда
другие институты – княжеский и боярский уже существовали.

В отличии от князей и бояр, наделы монастырей не делились между
наследниками, как это было после смерти светских землевладельцев.

КОЛОНИЗАЦИЯ

Другой, параллельный путь возникновения феодального землевладения – это
колонизация незаселенных или неосвоенных территорий. В киевский период
она успешно продолжалась на территории Руси, севере и северо-востоке:
поселения новгородцев и суздальцев появились на побережье Белого моря и
в Предуралье. Отношения местными племенами такими, как: Чудь, Норома,
Ямь, Чудь Заволочская, Пермь, Печора, Югра были сравнительно мирными.
Войны, которые иногда возникали не приводили к массовыми расправами или
истреблению местного населения. Материальная культура ряда северных
памятников этого периода содержит сочетание славянских и финских
элементов. Вслед за колонизацией из Новгородской и Владимир-Суздальской
земель на Двине и Выге появились поселения земледельцев, боярские
вотчины и монастыри. Самой отдаленной колонией Новгорода была Вятская
земля.

Правильная колонизация южных степей остановилась в X в. где-то по
линии Воин (Желни) – Лтава – Донец; и рече Володимеръ: «Се не добро, еже
малъ городъ около Киева. И нача ставити городы по Десне, и по Востри, и
по Трубежеви, и по Суле, и по Стугне. И поча нарубати муже лучшие от
словенъ, и от кривич, и от чюди, и от вятичь. и от сихъ насели грады; бе
бо рать от печенегъ»; и вовсе была прекращена половцами в XII в.;
славянские поселения Северного Причерноморья пришли в упадок –
Тмутаракань последний раз упоминается в летописи в 1094 г.

НАСЛЕДОВАНИЕ

Киевская Русь не имела наследственного права землевладения (княжеского и
боярского). Попытки Великого Князя – а позднее и других князей – сажать
на столы своих сыновей, братьев и др. нередко приводили к конфликтам с
другими Рюриковичами, противодействию местной знати и городского вече.
После Ярослава устанавливается право всех сыновей князя на наследство в
Русской земле, однако, на протяжении двух столетий шла борьба двух
принципов наследства: по очереди всех братьев, а потом по очереди
сыновей старшего брата; либо только по лини старших сыновей, от отца –
старшему сыну.

На съездах в Любече (1097 г.), Витичеве (1100 г.) и Долобоке, созванных
благодаря усилиям Владимира Мономаха, князья целовали крест, что больше
не будут участвовать в междоусобицах и обязывались совместно бороться
против нарушителей согласия, но в Любече сказали твердо: «каждый да
держит отчину свою». В (1111 г.) объединенное выступление князей под
руководством Владимира привело к успеху в Задонских степях на реке Сал,
после чего Русь более 20 лет не знала нашествий кочевников.

Последним Великим Князем Киевской Руси был Мстислав (1125-1132 гг.) сын
Мономаха. В 1169 г. сын Ю.Долгорукого князь А.Боголюбский, возглавил
коалицию против Киева, ослабленного внутренними и внешними конфликтами,
захватил его и отдал своему брату, а затем и сам пал от рук «кучкового
семени» – после чего Киевская Русь окончательно распалась на полтора
десятка независимых земель; в таком виде она существовала вплоть до
второй черверти XIII в.

В 1221 г., в Киеве по инициативе Галицкого князя Мстислава состоялся
новый и последний съезд феодалов – предшественник Калки (Кальмиус) и
монголо-татарского нашествия.

3. ГОРОДА

Территория Древней Руси принадлежит к тем районам Европы, где
отсутствовала преемственность более ранних форм урбанизации восходящая к
античным временам, где появление городов было обусловлено развитием
социально-экономических отношений в среде славянских племен при
значительной специфике внешнего окружения и местных условий – наряду со
старинными земледельческими районами Среднего Поднепровья она включало
труднодоступные неосвоенные и незаселенные земли или такие, где
цивилизация делала лишь первые шаги.

Возникновение городских поселений и их дифференциация, связанное с
социальными процессами демографии и миграции, было обусловлено
появлением общественных разделений труда между сельским хозяйством,
ремеслом, торговлей и обороной. Для большинства древнерусских городов
была характерна высокая степень аграризации, наряду с развитием ремесел
и торговли.

Древнерусские источники пользуются разнообразной терминологией,
связанной с различными видами поселений. Встречаются упоминания стольных
городов, городищ, слобод, городков и др. Термином город (градити, жердь)
называлось любое огражденное, укрепленное поселение не зависимо от того,
был ли это город в современном смысле – административный, военный,
ремесленный и торговый центр либо небольшая крепость с военным
гарнизоном или старое поселение дофеодальной поры.

3.1 ПРОТОГОРОДА

В результате археологических исследований на юго-западе Руси были
изучены дофеодальные гнездовые протогородские поселения VIII-X в.
(племенные грады), находившиеся на стадии трансформации общины в город.
В состав таких протогородов входили: общинный центр, состоявший из
городища-убежище, ремесленных поселений с могильниками и окружающих
земледельческих поселений (Рудь, Алчедар, Екимауцы, Царевка).

В них обнаружены различные виды ремесленного производства: кузнечное,
ювелирное, оружейное, меднолитейное, косторезное, кожевенно-сапожное с
наборами соответствующих инструментов. Сельское хозяйство представлено
различными орудиями: пашенными (лемех, плужный нож, чересло), для уборки
урожая (серпы), обмолота урожая (жернова, зернотерки), а также зерновыми
ямами, десятками килограммов культурных растений – пшеницы, проса, ржи,
гороха, ячменя, льна; торговля – привозной посудой, денежной гривной,
среднеазиатскими серебряными дирхемами, весовыми гирьками. Военный
характер поселений подтверждается находками оружия: множества стрел,
тяжелых копий – рожнов, легких метательных копий – сулиц, железных и
свинцовых кистеней, боевых топоров, деталей доспехов. Найдены также
предметы снаряжения коней и всадников а также те, которые могли
принадлежать только более поздней феодальной знати, являясь частью
княжеского и боярского костюма (серебряная дротовая гривна, украшенная
сканья, серебряные серьги, подвески-лунницы, зерненые бляшки от
ожерелья, бусы, покрытые тончайшей зернью).

Процесс градообразования в Днестровско-Прутском междуречье земли
тиверцев, был прерван, причиной чему могли быть военные действия.

3.2 ТОРГОВО-РЕМЕСЛЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ

На Руси были ранние ремесленные поселения представлены Пастырским
городищем, Зимновским, позднее городищами Ревно, Хотомель и др. Это были
обосоленные единичные поселения, связанные с местными округами.

Торгово-ремесленные поселения, которым принадлежит важное место среди
древнерусских протогородов IX-X вв., возникают на важных торговых путях
в местах расселения славянских племен или вблизи городских центров.
Среди них: Гнёздово, Шестовице, Тимереве, а также Рюриково Городище под
Новгородом и в меньшей мере – Сарское городище под Ростовоми. Это были
первоначальные поселения и производства вне земледельческой структуры,
уровень торговли – и некоторых ремесел – в которых, был выше, чем в
крупных городах; они известны на важных торговых путях. Во время
правления Ольги рядом с центрами типа Гнёздова и Тимерева, расцвет
которых приходится как раз на середину X в., возникают и с ними сходные.

Население торгово-ремесленных поселений, так или иначе было связано с
транзитной торговлей, которая в значительной мере предопределяла
развитие: к началу XI вв. часть из них утрачивает свое значение,
приходит в упадок или исчезает, а рядом – развиваются территориальные
городские центры;
????????????????????????????????????????????????????????????????????????
???????????????????????????????????????????????????????другие –
сохранили свое региональное значение и существуют на карте нашего
времени. Города такого типа известны не во всех районах районах Древней
Руси; состав их населения был полиэтничным и включал скандинавские
элементы, славянскими, финнскими и балтскими – они сыграли заметную
роль в становлении раннефеодального государства и объединении Руси
X-начала XI в.

Некотрые из них служили местами дислокации дружин и играли роль опорных
пунктов власти, что позволяет определить великокняжеский домен в первые
десятилетия существования древнерусского государства в составе Киева,
Чернигова, Смоленска, Новгорода и Ростова. В торгово-ремесленных
поселениях обнаружены памятники древнерусской дружинной культуры:
захоронения знатных воинов (каролингские мечи и панцири, атрибуты
специфического обряда тризны, весы с гирьками для взвешивания серебра) и
воинов-купцов, клады арабских монет. В Гнёздове обнаружены захоронения
мастеров с молотками, напильникам, резцами, долотами – кузнечным и
деревообрабатывающим инструментом, связанным с судостроением.

Торгово-ремесленные поселения образуют отчетливую раннегородскую сеть,
проходившую по речным путям и переволокам, связанную со столичным
Киевом, Новгородом, с балтийским побережьем через Ладогу, и с Волжской
Булгарией. Преобладание дружинного населения, связанного со сбором дани,
в таких городах ставило их жизнедеятельность в зависимость от успехов
или неудач военных кампаний, и – личностей князей.

3.3 ПОГОСТЫ

При княгине Ольге возникает новый тип поселений (погосты), первоначально
предназначенных для временных стоянок (становищ) княжеской дружины,
служивших для организации установления, сбора, учета и транспортировки
дани. Погосты известны не во всех районах Киевской Руси, в отличии от
торгово-военных поселений, они первоначально не имели сколь-нибудь
значительного населения и гарнизона – дружины или воины-купцы строили
их, а затем использовали периодически; однако, и в XII-XIII вв. они
известны на северо-востоке Новгородской земли в окняжаемых районах, где
местное население было неславянским; кроме того,– и в ряде других
районов упоминаются, как центры сельских общин.

К ним относятся укрепленные городки, расположенные вдоль р. Луги и далее
в верховья р. Плюссы,– Которской, Петровский, Дремяцкий, Передольский,
Косицкий погосты Х-ХI вв., к котрым примыкали неукрепленные посады. Как
показали раскопки, жители поселков были связаны с ремеслами, ближней и
дальней торговлей. Археологами исследован также погост, упомянутый в
1137 г. – Векшенга (при впадении одноимённой реки в Сухону, в 89 км к
востоку от Вологды). Это мысовое городище треугольной формы, у которого
2 стороны образованы оврагами, а с третьей стороны, соединяющей мыс с
плато, прорыт ров. На самом городище имеется незначительный культурный
слой.

Погосты могли в дальнейшем могли развиваться, как самостоятельные
поселения, использоваться феодалами, промышленниками, купцами и местным
населением; либо – приходить в упадок вследствии миграционных и
демографических процессов близлежащих территорий.

После Ольги, начиная со Святослава, князья и воеводы уже не только
строили новые города, но и населяли их, определяя тем самым – военное,
административное и хозяйственное значение.

3.4 ДРЕВНЕРУССКИЕ ГОРОДА

В процессе становления Древнерусского государства наибольшую перспективу
имели поселения, исполнявшие функции торгово-ремесленных и
административных центров а также – центров местной племенной округи.

Древнейшие городища появляются в VIII-IX вв. в Среднем Поднепровье,
Поднестровье, Побужье. Летописи называют их в IX-X вв. более двух
десятков. Таковыми в частности были: Белгород, Белоозеро, Василев,
Вышгород, Вручий, Изборск, Искоростень, Киев, Ладога, Любеч, Менск,
Муром, Новгород, Пересечен, Перемышль, Переяславль, Полоцк, Псков,
Родня, Ростов, Смоленск, Туров, Червень, Чернигов. Все древнейшие
русские города имели славянские названия. Типичным для города –
административного центра административной округи – было сочетание:
крепости, дворов феодалов, ремесленного посада, торговли,
административного управления, церквей.

Рост численности населения сопровождался быстрым ростом городов: в
начале XI века на Руси насчитывалось 20-25 поселений городского типа, в
середине XII века их было уже около 70, а к 1230-м годам – более 150.
Увеличивалось не только число городов, но и их размеры. Численность
населения наиболее крупных – исчислялась десятками тысяч. К последним
можно отнести Киев, Новгород, оба Владимира, Галич, Полоцк, Смоленск а
также Ростов, Суздаль, Рязань, Витебск, Переяславль Русский. В период
расцвета в Киеве было свыше 50000 жителей, в Новгороде меньше – около 30
тысяч. Население остальных городов редко превышала 1000 человек.

Земледельческое население Киевской Руси было сосредоточено на
сравнительно небольшой территории с удобными для сельского хозяйства
землями. Относительно плотно были заселены долины рек: Днепра, Волги,
Западной Двины, Оки, Москвы-реки и бассейна озера Селигер а также район
так называемого Суздальского ополья. В рассматриваемый период на
северо-западе и северо-востоке Руси по данным археологических
исследований преобладали малодворные поселения, состоящие из 3-6 дворов,
их было около 70%, и только 30% имело 7-12 дворов и более. Более крупные
городские поселения – были центрами сельских районов, к которым тяготел
ряд более мелких. Жители последних свозило на них подати – извоз,
съезжалось на ярмарки и т.д. По данным раскопок в центральных районах
Смоленской области в IX-X веках известно 30 селищ, в XI-XII веках их
число возросло втрое, до 89.

Связь между возникновением городов и развитием земледелия в XI-XIII вв.
можно проследить по карте этого времени, где они расположены в виде
отдельных групп, чаще всего сосредоточенных в районах: Киевской,
Переяславской, Чернигово-Северской, Галицко-Волынской,
Полоцко-Смоленской, Рязанской земель.

Некоторые древние города первоначально формировались в виде группы
поселений, вблизи которых в дальнейшем строилось огражденное укрепление;
другие – какое-то время ограничивались огражденной территорией старых
поселений, вокруг которой в дальнейшем развивались районы предместий –
посады, которые впоследствии укреплялись и дифференцировались.
Предполагается, что Киев и Новгород, Чернигов и Новгород Северский
возникли возникли в результате развития и интеграции близлежащих
поселений. Были случаи полиэтнических древних поселений (Ладога, Псков).

Ремесленное, промышленное, торговое и служилое население проживало в
посадах, где размещались их дома, склады, мастерские и т.п. Непременным
условием города был торг или торговище, имело церковь, торговые
помещения и др. Купцы в те времена были одновременно и воинами, в
городах существовало ополчение – городские «сотни» и «тысячи»,
возглавлявл его «тысяцкий» – предводитель городского ополчения, ведавший
в мирное время делами городского управления.

Древнерусские города и их крепости первоначально обносились земляными
валами и рвами, позднее стали строить деревянные стены и укрепления.
Стены их укреплялись башнями – вежами, а внутрь города вели ворота. В
Киеве и Владимире по 4 ворот. На возведение и поддержание городских
укреплений затрачивались значительные средства – для этого существовала
специальная пошлина.

При обозначении городских районов в Киевской Руси использовались слова
улица и конец: первое означало проход между строениями, а другое –
квартал; по отношению к ним всречаются упоминания о местном
самоуправлении. Названия улиц и концов были разнообразны: Варяжская,
Конюхова, Волосова – в Новгороде, Копырев конец в Киеве.

Местоположение территории, на которой возник и вырос Киев, основанный в
V в. н.э. в одном из центров расселения восточнославянских племен, на
водоразделе лесостепи и леса, способствовало, как свидетельствуют данные
археологии, концентрации здесь задолго до его возникновения,
значительного земледельческого населения, развитию экономики и торговли.
Большое значение, также, имела удаленность от границ «дикого поля»
откуда угрожали кочевники.

Киев IX-XI вв. был торговым городом с ремесленным производством, городом
князей и их дружин. Люди – городская знать, связанная с княжеским
двором, боярами или церковью – составляют значительную и влиятельную
прослойку. Подобное можно было наблюдать и в других древнерусских
городах, приток населения в которых происходил за счет сельских жителей,
иногда поощряемого князьями.

Еще в X в. в устье Днепра было поселок русских воинов-купцов, ходивших в
Константинополь. Из него выросло Олешье XI-XII вв., где останавливались
купцы-гречники.

В результате археологических исследований в районе села Карачевки, на
берегу реки Уды были изучены культурные слои Донецкого городища XI-XII
вв., расположенного в 7 км. от Харькова, которое связывают с упоминаемым
в Ипатьевской летописи городом Донцом, в связи с походом 1185 г. князя
Игоря Святославича. Здесь были найдены жернова, зернотерки и другие
сельскохозяйственные орудия и предметы, а также полный ассортимент
хлебных злаков (просо, рожь, ячмень, мягкая и твердая пшеница, гречка),
лен и мак. Источники упоминают Солоный (хазарский) торговый путь,
который вел к Дону, а затем через Азовское море в Крым и Тмутараканское
княжество и далее в Черное море и города Крыма.

Некоторые города возникали, как крепости для обороны границ – г. Воин у
впадения реки Сулы в Днепр; Переяславец-на-Дунае и Тьмутаракань
основанные князем Святославом; другие – вырастают из княжеских усадеб
или крепостей (Гродно, Сурож, Райки, Колодяжин). Ярослав Мудрый во время
своего правления основал три города – Юрьев (Дерпт), Ярославль на Волге
и Ярослав на реке Сан, который сейчас находится в Польше. Имели место и
боярские города (Плесненск, Мстибогов), а также частные сельские усадьбы
– центры вотчинного хозяйства,– которые обычно были укреплены. Последних
было немного и к ним, как и к погостам, тяготел ряд мелких селищ.

В своем расселении на севере пришли в соприкосновение славянские,
угро-финские, восточно-балтские племена и возникла цепь городов: Псков,
Изборск, Новгород на Ильмене, Белоозеро, Ростов. Некоторые из них
возникли еще во времена племенных союзов, другие же были поставлены как,
как северные форпосты Руси.

На месте будущей Новгородской земли к 20-м годам X в. сложилось одно из
раннегосударственных объединений (славия) ильменских словен и кривичей.
Образование и становление Новгорода – второго по величине города Древней
Руси, населенного земледельцами-славянами, и расположенного в зоне
рискованого земледелия,– совпадающее по времени с расцветом торговли по
днепровскому торговому пути, не может быть объяснено совпадением
случайных причин. В течение нескольких десятилетий Новгород, которому
Ярослав Мудрый даровал акт об освобождении от ежегодной дани,
превратился из рядового северного поселения в одного из крупнейших
городов Руси, который был известен в Европе, в Византии, в Средней Азии
и на арабском Востоке.

Административное управленение в древнерусских городах, сложившееся в
процессе исторического развития, включало: князя, посадника, тысяцкого,
вече и архиепископа, значение, функции и положение которых, могло
значительно отличаться в разные периоды для отдельных районов. К XIII в.
в Новгороде было 5 концов, возглавляемых кончаковскими старостами,
которые участвовали в выборах посадника, скрепляли собственными печатями
общегородские акты, играли активную роль в местном вече. Выборные от
концов входили в состав посольств. Наряду с кончаковской организацией в
Новгороде, существовали десятки и сотни, которые по крайней мере с XII
в. возглавлял тысяцкий, фигура которого в большинстве древнерусских
городов была тесно связана с князем и его администрацией. В Пскове было
8 концов – каждый из них, строил свою часть городских укреплений
и???????????????????????????????????????????????????????????????????????
??????????????????????????????????????????????????????? формировал отряд
ополчения, возглавляемый избранным воеводой.

Значительный рост древнерусских городов во второй половине X-XI в.
(Киев, Новгород, Псков, Ростов, Смоленск, Полоцк и др.) привел к
изменениям в системе полюдья, что ослабило роль погостов. В Новгороде
появление князя отмечается переносом княжеской резиденции с Городища на
Ярославово Дворище: жизнь на самом Городище временно затухает. Также
затухает жизнь в Гнёздове под Смоленском после вокняжения Станислава и в
Шестовицах – из-за возникновения княжеской крепости в Любече. С
утверждением Ярослава на ростовском столе связан упадок поселения на
Сарском городище, а с основанием им Ярославля – исчезновение Тимерева и
других погостов в Верхнем Поволжье. К началу XI в. теряют значение
многие племенные протогородские центры (Хотомель, Искоростень и др.), а
также – старые культовые центры (Перынь).

4. ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ И ФИНАНСЫ

Во времена союзов племен в качестве средств платежей и их эквивалентов
использовались меха. Об этом говорят названия древнерусских денежных
единиц: куна (шкурка куницы), ногат (шкурка с четырьмя ногами), веверица
(беличья шкурка),– так же впоследствии назывались монеты или весовые
единицы серебра, когда-то соответствовавшие по цене меховым изделиям. В
киевский период использовали оба значения слов, хотя в действительности
к тому времени средством платежа уже служили серебряные (иногда и
золотые) монеты и слитки. Своей универсальной денежной единицы на Руси
тогда не было.

Слово гривна в рассматриваемый период имело три известных значения – это
металлическое кольцевое украшение и серебряный (иногда и золотой)
слиток; кроме того, так иногда называли связку мехов одного типа.
Гривны-слитки ходили на Руси еще в X в. и имели различный вид и вес.
Современный термин – деньги имеет более позднее монголо-татарского
происхождение.

Иностранные монеты, как восточные (сасанидские, позже арабские), так и
римские (позже византийские) ходили в большом количестве еще в
докиевской Руси – позднее появились и западноевропейские. Массовый
приток римских серебряных денариев на территорию лесостепной полосы
Восточной Европы начался еще в середине II в. н. э. – он был
кратковременным и резко сократился на рубеже II и III вв.; наибольшее
число кладов и отдельных находок монет обнаружено на территории Украины
и Беларуси, в частности, в районе Киева и его окрестностей.

Монеты Византии начинают проникать на территорию Южной Руси еще в
VII-VIII вв. Наибольшее их распространение приходится на IX-XI вв,
однако, даже в этот период их удельный вес в денежном обращении – был
незначителен.

Первые монеты стран Западной Европы попадают на Русь в 80-е гг. Х в., а
их массовый приток сюда начинается в 20-х гг. XI в. Основную часть
западноевропейских монет, поступавших на Русь, составляли германские
пфенниги, англосаксонские пенни, денарии Венгрии, Чехии и других стран.
Денарии, в основном, обращались на территории Северной и
Северо-Восточной Руси в XI-начале XII вв., а в юго-западной части Руси,
и на Киевщине, их обнаружено сравнительно немного. В самом начале XII в.
их ввоз сюда в закончился, однако в незначительных количествах они
проникали на Русь вплоть до 40-х гг. XII в.

В конце VIII в. на территорию Восточной Европы в значительных
количествах начинает проникать восточная монета – серебряный куфический
дирхем Арабского халифата, первоначально соответствовавший норме
древнерусской куны (2,73 г.); они попадали сюда главным образом по
Волжскому торговому пути, особую роль на котором играла Волжская
Болгария – меньшее значение имел торговый путь по Днепру и Северскому
Донцу. В меньших количествах здесь найдены и другие восточные монеты,
например сасанидские драхмы IV-VII вв. В первой трети Х в. в обращении
на Руси появляются саманидские дирхемы, среди которых была более тяжелая
монета в 3,41 г., ближе всего соответствавшая ногате, эквивалентом
которой могли служить меха ценных пушных зверей. Помимо настоящих
дирхемов, в обращении было немало подражаний, которые – по предположению
В.Л. Янина – чеканились в районах Салтово-маяцкой культуры, прилегающих
к границам Южной Руси (Безлюдовский клад Харьковской области и др.). К
середине X в. дирхемы, поступавшие из разных районов Арабского халифата,
перестали соответствовать устойчивым весовым нормам; их стали резать на
мелкие части (резанна) или принимать на вес, что стимулировало развитие
денежно счетных систем; а к середине XI в. их приток – полностью
прекращается. Среди обрезков монет встречались разные формы, в том числе
и, кружки, служившие мелкой монетой.

В IX-X вв. активизируется монометаллическое денежное обращение, которое
накладывается на существующую с незапамятных времен кунную меховую
денежную систему, которой в свое время так заинтересовался К. Маркс.
Тогда в обращении находились куфические дирхемы, европейские денарии,
пфенниги, пенни; наряду с серебряными милиарисиями сюда проникали
золотые солиды и медные монеты Византии – все они принимались в
княжескую казну в виде полюдья, даней, мыта, вир, продаж, гостевых,
военной добычи и проч.

Первые попытки выпуска собственной монеты относятся к концу X-началу XI
вв. они были связаны с кризисом серебра на Востоке и прекращением
поступления арабских монет на Русь. Финансовая администрация Владимира
Святославича (980-1015 гг.), вскоре после крещения Руси в 988 г.,
впервые предприняла меры для выпуска в обращение универсальной
общегосударственной монеты. Однако, эмиссия национальных монет
(златников и серебряников) не была постоянной, а продукции эпизодических
выпусков оказалось недостаточно для того, чтобы занять сколь-нибудь
заметное место на внутреннем рынке. Ограниченные попытки чеканки
собственной монеты предпринимали после Владимира – Святополк Изяславич,
Ярослав Мудрый, Михаил Тьмутараканский.

Еще в IX-первой половине Х в. на Руси имели хождение серебряные слитки
(гривны) весом в 68,22 г., ареал распространения которых был ограничен
близлежащими районами Русской земли. Структура денежного счета, согласно
Русской Правде, имела следующий вид:

гривна (68,22 г.) = 20 ногат (3,41 г.) = 25 кун (2,73 г.) = 50 резан
(1,36 г.) = 100 или 150 вевериц.

Согласно В.Л. Янину, метрологической основой древнерусской гривны в
68,22 г. служил устойчивый вес римского денария (3,41 г.). Гривно-кунная
терминология и методология серебряно-мехового счета сохранилась в
последующие века и нашла отражение в Краткой и Пространной редакции
Русской Правды.

К концу XI в. прекращается интенсивное обращение монет на Юге, а с 20-х
годов XII в. – немного позднее на Севере – начинается безмонетный
(гривневый) период, хронологически совпадающий с распадом Киевской Руси.

Платежные операции XI-XIII вв. обеспечивали поздние серебряные слитки
различного вида и веса; наибольшее значение имели киевские и
новгородские гривны серебра. Киевские гривны серебра – это литые слитки
шестиугольной формы, имевшие устойчивый вес – около 160 г., что
позволяет связывать их весовую норму с весом византийской литры (327,456
г.), и считать – равной ее половине (163,728 г.). Общая их датировка,
подтвержденная совместными находками с византийскими монетами – IX-XII
вв; ареал – охватывает почти всю территорию Руси, но большинство находок
концентрируется в южных районах.

Новгородские гривны серебра имели другой вид и вес – это были длинные
(14-16 см) палочки-бруски весом около 200 г. Их весовую норму связывают
с полуфунтом (204,756 г.), а также с гривной кун (51,184 г.), равной его
четверти, не имевшей серебряного слитка-эквивалента, и использовавшейся
в качестве термина счетной единицы. Вес златников князя Владимира,
заключенный в пределах 4,0-4,4 г., и соответствующий весовой норме
византийских солидов, в дальнейшем превратился в русскую единицу веса –
золотник (4,266 г.), точно соответствующий 1/96 позднейшего русского
фунта. Структура денежного счета в соответствии с Краткой редакцией
Русской Правды (конец XI в.):

гривна кун (51,184 г.) = 20 ногат (2,56 г.) = 25 кун (2,05 г.) = 50
резан (2,02 г.);

Пространная редакция (XII-XIII вв.) – дает следующее соотношение:

гривна кун (51,184 г.) = 20 ногат (2,56 г.) = 25 кун (1,02 г.) = 50
резан (1,02 г.).

Как видно из сказанного выше, поздние гривны серебра имели заниженный
устойчивый вес по сравнению с исходными нормами, что объясняется угаром
при плавке. Существовали также черниговские гривны, по весу близкие к
новгородским, но метрологически с ними не связанные. В источниках
киевского периода, упоминается и золотая гривна.

С наступлением феодальной раздробленности развиваются местные
денежно-весовые системы, сфера действия которых была ограничена
территориями отдельных земель. В XIII в. наряду с названием гривна, для
новгородских слитков серебра стало употребляться название рубль, который
составлял две полтины (половины). В дальнейшем рубль закрепился как
денежно-счетная единица, а позднее стал основной элементом росийской
денежной системы.

Функции средств платежа в безмонетный период – помимо гривен –
выполняли некоторые изделия древнерусского ремесла, такие как овручские
шиферные пряслица (грузики для веретен), широко распространенные на
территории Руси и часто находимые в городских центрах в количествах,
заметно превосходящих хозяйственные потребности в них; ареал их находок,
совпадает с территорией монетного обращения Руси IX – начала XII вв.
Такую точку зрения поддерживали В.Л. Янин, М.Н. Тихомиров и другие
исследователи.

По свидетельству различных источников (западноевропейских,
арабских и русских) в безмонетный период в Северной Руси в качестве
средств платежа использовались кожаные деньги. В Новгороде их снабжали
пломбами с изображением князя.

В Русской Правде регламентировано понятие договора (ряда) купли-продажи,
займа, кредитования, личного найма, поручения, наследования, хранения.
Договора обычно заключались в устной форме в присутствии послухов, на
торгу или в присутствии мытника. Исключения допускались лишь для займов
в сумме не более 3 гривен: при отсутствии свидетелей для взыскания долга
(при отказе должника) кредитору было достаточно принести присягу. Кредит
в те времена был связан с обоюдным риском – поэтому деньги часто хранили
в тайниках, закапывали в землю и т.п. Купец, ремесленник или смерд, в
случае невыполненя долговых обязательств мог потерять свое имущество и
превратится в закупа.

При раскопках в Новгороде обнаружены берестяные грамоты с просьбами о
займе а ткже долговые расписки и завещания. Должник обязан был платить
проценты, называвшиеся резами для денег, наставом при займе меда,
присопом в случае займа жита. Процент зависел от срока займа. «Месячная»
ставка, которая была максимальной, разрешалась для коротких кредитов на
срок не более четырех месяцев; для займов от четырех месяцев до одного
года устанавливалась ставка в «треть года»; для более длинных займов
законной являлась «годовая» ставка, которая была минимальной, и только
для нее оговаривался процентный потолок – 10 кун за каждую гривну,
взятую в заем.

Кредит в Киеве был дорог, с него брали большой процент, из-за чего в
1113 году произошло восстание против ростовщиков, после которого
Владимир Мономах ограничил ростовщичество («…аже кто возметь два реза,
то то ему исто; паки ли возметь три резы, то иста ему не взята»).
Встречаются также упоминания о ростовщической деятельности монастырей в
Новгороде.

Об уровне жизни в Киеве говорит тот факт, что Ярославу удалось найти
работников для строительства Святой Софии, лишь предложив платить в день
по ногате, на которую тогда можно было купить барана. Для сравнения –
низкооплачиваемые наемные работники тогда получали 2-3 ногаты в
пересчете на месяц.

Пространная редакция «Русской Правды» содержит положения, связанные с
банкротством – при погашении долгов закон предоставлял преимущество
иностранным кредиторам перед местными.

В конце Х в. князем Владимиром Святославичем была установлена церковная
десятина – право на получение десятой части доходов, которую платили
князья и бояре; она была своеобразной формой распределения феодальной
ренты между светской и духовной властью.

5. ЗЕМЛЕДЕЛИЕ

Одна из географических особенностей Древней Руси – деление страны на
природные зоны – предопределила ее экономическое развитие в лесных и
степных районах, привела к заметной разнице между севером и югом.
Граница тайги в начале I тыс. н.э. была гораздо южнее современной, её
остатком является современная Беловежская Пуща.

В степной зоне первоначально использовалась переложная система
земледелия, заключавшаяся в том, что после первых урожаев землю
оставляли под паром на несколько лет, не соблюдая какого-либо
определенного чередования – позже появилось двуполье и трехполье (XI
в.). На юге плуг (рало) использовался со скифских времен, а в качестве
тягловой силы – лошади или волы. Плужное земледелие было эффективным и
давало относительно высокие и стабильные урожаи. Современные раскопки
показали, что в IX-X вв. веках для обработки земли и выращивания урожая
применяли также лопату, косу и другие инструменты. В этот же период
стало применяться железо при изготовлении земледельческих орудий
(наральников, чересел и др.).

В лесной зоне работа должна была начинаться с вырубки деревьев и
выжигания подлеска. Такая система называется подсечно-огневой (подсека –
вырубка). В первый год, очищенные от лесной растительности, поля
удобренные древесной золой давали высокий урожай (сам-10 и более),
однако, в последующем урожайность резко падала и через три-четыре года
такие участки земли становились непригодными для использования а земля
нуждалась в длительном отдыхе. На начальной стадии развития земледелия в
лесной зоне основными орудиями труда были топор, мотыга, заступ и
борона-суковатка. В верховьях Волги лошадь первоначально использовалась
как скот, на мясо и в качестве транспортного средства, и только начиная
с V в. ее приспособили для сельскохозяйственных работ. Северная русская
соха представлял собой деревянное орудие с тремя зубьями. Позже к нему
приладили металлический лемех. Земледельцы использовали орудия вторичной
обработки почвы: грабли и вилы. Убирали урожай при помощи серпов,
скошенные колосья связывались в снопы, которые складывали в стога, а
затем хлеба молотили цепами или копытами погоняемых животных. Для
получения муки зерно размалывали каменными зернотерками и жерновами.

В Новгороде и некоторых других землях применялась двух- и трехпольная
(лядинная) система хозяйствования.

Система подсечного земледелия, практиковавшаяся на протяжении нескольких
веков в Восточной Европе, явилась фактором деградации почв, существенно
отразилась на состоянии ландшафтов лесной и лесостепной зоны, в первую
очередь, дерново-подзолистых, серых лесных и оподзоленных черноземов.
Значительные изменения основы древнего агроландшафта обусловили смену
растительности и животного мира обширных территорий.

Из зерновых культур на юге выращивали пшеницу, гречиху, полбу, пшено и
др. на севере – озимую рожь, яровую пшеницу а также овес, ячмень и
просо. При трехпольной системе возделывали следующие культуры:
волокнистые, пригодные для ткачества (лен и коноплю); бобовые (горох и
чечевицу) и репу на отдельных полях.

Древних славян лишь условно можно было назвать оседлым народом, так как,
истощив пашню на одном месте, они покидали свое жилище и искали другого.
Таким образом, первоначально поселки славян-земледельцев имели подвижный
характер.

Вокруг Киева и других городов были огороды, которые часто располагались
в речных поймах и других низких влажных местах. Выращивали капусту,
горох, репу, лук, чеснок и тыкву. Есть упоминания об огородничестве на
монастырских землях и в частных поместьях.

В «Патерике» Киево-Печерского монастыря говорится, что монахи выращивали
некоторые виды фруктовых деревьев. Встречаются данные об экспорте
фруктов из Византии.

В Древней Руси разводили свиней, коров, овец, коз. В качестве рабочего
скота в южных районах использовали волов, в лесной полосе – лошадей. У
восточных славян в IX- X вв. веках были все виды домашних животных,
крупный и мелкий скот: коровы, свиньи, лошади, домашние птицы (куры,
гуси, утки, а также голуби и др). Откармливая крупный рогатый скот
крестьянин обеспечивал себя не только мясом и молоком, но и кожей для
изготовления одежды и обуви.

В индивидуальных хозяйствах и сельских общинах киевского периода и в
последующие века преобладало натуральное производство, разделение
занятий было слабым; земледелие сочеталось с животноводством,
промыслами, сельскими ремеслами, обменом и др. видами деятельности.

В течение всего киевского периода, земледелие, культура и традиции
которого оставались неизменными в течение многих веков, было наиболее
стабильным фактором жизнедеятельности населения, однако, его
качественное развитие на Руси шло очень медленно; ему препятствовало, с
одной стороны несовершенство инфраструктуры и проблемы рынков, а с
другой – наличие массивов незаселенных неосвоенных земель, и
следовательно – альтернативных занятий производителей.

В Новгороде случаи массового голода по причине неурожаев отмечены в 1128
г., 1170 г., 1215 г., 1224 г.,1229-1230 гг. Особенно жестоким он был
1230 г. в Новгороде, Смоленске и других районах Руси.

6. РЕМЕСЛА

Города средневековой Европы заметно отличались от древнерусских. Первые,
как правило, не имели сельскохозяйствеенной агломерации, являясь местами
жизнедеятельности бюргеров. Феодалы имели собственные поместья-замки; в
городах их возможности были ограничены местным самоуправлением.
Большинство древнерусских городов находились под властью князей, их
посадников и местных землевладельцев, которые охотно занимались здесь
хозяйственной и финансовой деятельностью; исключение составляли только
Новгород и Псков, начиная с середины XII в. Поэтому, наряду со
свободными мастерами были и зависимые, работавшие на усадьбах князей и
бояр. Феодальное ремесло было более корпоративным, лучше обеспечено
сырьем и финансами; в нем нередко участвовали зарубежные мастера. На
товарах производимых «феодальным сектором» иногда ставились собственные
знаки Рюриковичей. Развитию древнерусского ремесла присуща
общесредневековая тенденция углубления специализации и перехода к
рыночной ориентации к XII в.

Ранее других выделилось плотницкое ремесло, т.к. больщинство строений в
городах, весях и селах были деревянными; среди его инструментов
упоминаются: топор долото, сверло, тесло, и редко – пила. Для
строительства мостов, церквей, оборонительных сооружений и др.
создавались артели. Эта форма была ближе к вотчинному ремеслу, чем к
свободному. Староста строительной артели в Киеве в конце одиннадцатого
века принимал участие в работе над «Правдой» Ярославичей. Строителя
крепостных деревянных укреплений называли – городник. Городская стена
делалась из отдельных срубов (городниц), плотно приставленных друг к
другу и засыпанных доверху землей. Над срубами с внешней стороны
устраивались заборола, защищавшие воинов от стрел. Городная повинность
была обязательной по крайней мере с ХIII в. Значение мостника отражено в
уставе Краткой редакции Русской правде: его помощника именовали отроком,
а за работу он, как и городник получал плату из казны в ногатах и кунах.
Мосты на важных дорогах находились в распоряжении мытников, собиравших
на них пошлину (мыт).

К числу наиболее древних относятся: горнодобыча, ткачество,
бондарничество, кожевенное и полотняное ремесло. Особое значение имело
кузнецы и оружейники. Ремесленники изготовляли: рала, плуги, серпы,
топоры, мечи, стрелы, щиты, кольчуги, замки, ключи, браслеты и перстни
из золота и серебра.

Местом сосредоточения свободного ремесла были посады. К концу XII-началу
XIII вв. киевский Подол достигает наибольших размеров и наивысшего
развития. В XII в. наблюдается рост размеров посадов в Чернигове,
Переяславе, Галиче, Суздале, Смоленске, Полоцке, Владимире и Новгороде,
а также заметное увеличение ремесленного производства. В Киеве было
представлено около 50 ремесел.

Городские ремесленники селились группами по роду занятийий и занимали
улицы или кварталы города, напримеру, Гончарский конец или Шитная улица
в Новгороде, квартал Кожемяки в Киеве. Раскопки кожевенных мастерских в
Новгороде свидетельствуют, что вместе с ростом городов и посадов росло
ремесленное производство: в слоях с середины XI до конца XII века
количество находок кожаной обуви возрастает в 5 раз.

В условиях преобладающего натурального хозяйства Руси IX-XII вв.
значительную роль играло домашнее производство, сельские ремесла,
переработка продукции сельского хозяйства и промыслов. Им часто
занимались в зимнее время, свободное от земледельческих проблем. В ряде
сельских общинах имелись производственные металлургические сооружения –
сыродутные горны. Они располаглись на окраинах населенных пунктов или за
их пределами, вблизи источников сырья и топлива, которые использовались
местными кузнецами. Домники владели специфической технологией
сыродутного процесса, им были известны простейшие способы получения
стали. Общинные кузнецы производили украшения из меди, бронзы и
низкопробного серебра, пользовавшиеся спросом у населения. Применение
гончарного круга в X в. привело к вытеснению лепной посуды круговой.
Обжигали глиняную посуду в домашних печах и в специальных гончарных
горнах.

Ткани делали из льна, шерсти и конопли. Знали сложное рисуночное тканье
и вышивку. Из льняного и пенькового полотна делали мужскую и женскую
одежду. Кроме изготовления одежды, льняная и пеньковая пряжа были
необходимы для технических нужд – веревок и канатов. Из холстины и
парусины делали военные палатки и паруса. Пряжу и сукно, которые в
основном использовали в зимней и верхней одежде, производили из шерсти.
Для изготовления головных уборов и зимней обуви применяли фетр.

Первоначально большая часть холстины и льняного полотна была домотканая,
а шерстяное сукно – домашнего валяния; они производились сельскими и
городскими ремесленниками и в монастырях. Женщины пряли и ткали, а
мужчины валяли сукно и вили веревки. На рубеже XII и XIII вв. в
Новгороде появляется горизонтальный ткацкий станок, заменивший более
древний – вертикальный; который позволяет значительно повысить
производительность ткацкого ремесла, после чего возрастает производство
более простой и дешевой ткани полотняного переплетения.

Пряжу пряли веретенами с пряслицами. Женщины любили носить украшения:
серебряные или бронзовые височные кольца, подвешенные к кокошнику,
мониста, браслеты, бусы.

Из мягкой кожи шили поршни, черевья, сапоги и др. без жесткой подошвы;
из лыка липы, берёзы и других пород деревьев плели лапти.

Первоначально оружие производили кузнецы, а затем возникла
специализация: щитники, лучники и др. Некогда заимствованные образцы
начали самостоятельно производиться местным балтским и русским
населением. Вооружение дружины было смешанным: через викингов на Русь
попадали каролингские мечи и скрамасаксы, северные наконечники ножен
мечей, некоторые формы иноземных копий, топоров, стрел, круглые щиты,
образцы конского снаряжения. С востока – пришли: сабля, кольчуга,
конический шлем, кочевническая пика, восточный чекан; встречались и
оригинальные изделия местных мастеров.

В конце X в. возникает сложное производство эмалей. B XII в. в Киеве,
Новгороде и Владимире возникают иконописные мастерские, деятельность
которых продолжала византийские традиции.

7. ВНУТРЕННЯЯ
ТОРГОВЛЯ

Внутренняя торговля в Киевской Руси развивалась под влиянием
обществееого разделения труда, выделения ремесел, роста городов,
возникновения и накопления излишков продукции. В крупных городах были
постоянно действующие торги или торговища – предшественники ныне
существующих рынков. В 1017 г. В Киеве их было 8, причем каждый имел
свою специализацию. Обычно это площади, на которых раполагались
торговые, складские и др. строения и церковь. На ней продавались и
покупались продукты питания, изделия ремесленников и др. товары;
собиралось городское вече, оглашались указы князя, и проч. На торгу
продавали и покупали различные товары за деньги или обмером, в
присутствии послухов или мытника заключались договора, торговые сделки,
делались заявления о пропаже имущества. Для взвешивания товаров торговцы
применяли различные весы и гири (гирьки).

Другой ранней формой торговли были ярмарки. Для них были характерны:
относительно редкая периодичность, большое стечение народа, наличие
привозных и местных товаров, сопровождение торговли увеселительными
мероприятиями. В киевсий период на Руси насчитывалось более 100 крупных
и мелких городов, где регулярно устраивались ярмарки, которые по
представляли собой торговые съезды.

Торговая деятельность монастырей в ограничивалась внутреннего рынком,
однако, гости, могли вывозить и изделия монастырских ремесленников.

Источники того времени упоминают следующие товары регулярного спроса:
зерно, хлеб, мед, воск, благовония, домашних животных, оружие, изделия
из металла, соль, одежду, меха, полотно, гончарные изделия, древесину и
др.

По данным археологических исследований северо-восточного района при
раскопках отдаленных сельских общинах наряду с изделиями местного
производства встечались и импортные товары, которые могли попадать туда
через городские торги и ярмарки, или – доставлятся бродячими
купцами-коробейниками.

Есть свидетельства о деятельности иногородних и иностранных купцов в
крупных городах. Их называли гостями (гостинной сотней), для них строили
гостинные дворы. Новгородские купцы проявляли активность в открытии
своих представительств по всей Руси.

Внутренние торговые пути XII-XIII вв., соединявшие населенные районы, на
отдельных участках проходили по: наезженным дорогам, переправам,
переволокам, рекам и озерам, лесным просекам и т.п. Удобных дорог,
соединявших не только отдаленные Киев и Новгород, Суздаль и Галич, но и
соседние земли и города было немного. Попытка провести обоз или судно с
зерном – например, из Переяславля в Новгород – технически доступная для
крупных купцов и их объединений, могла привести столь значительному
повышению стоимости, что его не смогли бы покупать даже очень богатые
люди. Этим в частности объясняются локальный характер хлебной торговли и
ее проблемы в последующие века. По данным летописи цена кади ржи в
неурожайные годы в Новгороде поднималась до 4, 6 и даже 20 гривен, что
во много раз превышало ее обычную стоимость.

Потребности Южной Руси в соли удовлетворялись за счет ее ввоза из Крыма
и Прикарпатья, а в Северо-Западную Русь она поступала из Старой Руссы и
побережья Белого моря либо из балтийских стран (Германии и др.).

8. ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ

В последние века I тыс. н.э. территорию Восточной Европы
пересекли два крупные транзитные торговые пути средневековья – «путь из
варяг в греки» и Волжско-Балтийский. Оба они прходили через Новгород:
первый сыграл значительную роль в развитии центральной и южной Руси,
другой – северо-восточного региона.

8.1 БАЛТИЙСКО-ЧЕРНОМОРСКИЙ ТОРГОВЫЙ
ПУТЬ

Время возникновения и становления Киевской Руси совпал с
расцветом торговли по днепровскому торговому пути – это во многом
объяснялось тем, что потребности князей и воинов-варягов в оружии,
снаряжении, одежде, обуви и др. не могли быть удовлетворены натуральными
данями и изделиями местных ремесленников, что стимулировало развитие
торговли и поиск внешних рынков. Торговля с Византией, достигла
наибольшего развития в первой половине X в; в этот период она имела
характер и масштабы организованного вывоза полюдья и была связана с
деятельностью торгово-ремесленных поселений. Особенно благоприятные
условия для внешней торговли Руси по Балтийско-Черноморскому пути
сложились после военного похода и последующих договоров Олега в период
907-944 гг. Менее выгодными для Руси были соглашения 944 г. (Игорь),
сохранявшие преемственность предыдущих договоров и общий подход
благоприятствующий русско-византийской торговле. В 955 г. княгиня Ольга
вела новые переговоры в Константинополе по политическим и торговым
вопросам.

Тяжело груженные корабли русов спускались по Днепру, проходили
пороги, где делали остановку на Хортице, принося жертвы своим богам.
Затем они продвигались до Днепровского устья к острову Березань
(Борисфен – Днепр), и двигались вдоль Черноморского побережья через
устье Дуная (Добруджа) на Константинополь. Далее через Константинополь,
где было поселение русских купцов, путь лежал к странам Арабского
Халифата. Основными товарами экспорта были меха, воск и мед, а также
рабы. В X-XI вв. Русь вела торговлю непосредственно с Константинополем,
где купцы покупали: дорогие ткани, домашнюю утварь, украшения, оружие,
пряности, вина, произведения художественного ремесла и искусства, иконы,
ювелирные украшения, изделия из стекла; брали и монетные деньги – своих
на Руси тогда не было. У арабских купцов пользовалься спросом мех черной
лисицы.

Работорговля на Черном море, известная не только в киевский период, была
очень прибыльной – ей занимались феодалы и их приказчики-купцы.

К концу X в. после смерти Святослава условия для южной торговли
Киевской Руси стали ухудшаться, а к концу XI в. из-за политических
разногласий с Византией и военных неудач Руси в походах 1024 г. и 1043
г. – стали неблагоприятными. После войны между Византией и Сицилией,
первого крестового похода (1096-1099 гг.) и последующего упадка
Арабского Халифата – торговые пути из Европы в Переднюю Азию, Индию и
Китай сместились в бассейн Средиземноморья, где преимущества получила
Венеция и некоторые другие страны.

Прорыв тюрок-половцев в Причерноморье стал новым препятствием для
торговли с Византией – киевским князьям приходилось спускаться с
дружиной по Днепру, чтобы охранять купцов-гречников. В середине XII века
князь Мстислав Изяславович говорил о том, что половцы «пути
отнимают». Другие затруднения торговли по днепровскому торговому пути
были связаны с действиями князей – полоцких (Усвятский волок и Витебск )
и черниговских (Любеч).

Особенность транзитной торговли из «варяг в греки» состояла в том, что
она осуществлялась местными купцами, сведений об участии в ней
византийцев или других иностранцев нет.

Торгово-экономические отношения Руси с Византией и Херсонесом
периодически продолжались в XII-XIII вв. и позднее, однако в импорте
этого периода больше известна продукция Солуки, Коринфа других
провинциальных городов, мастерам которых трудно было соперничать со
столичными умельцами. Посол Людовика IX Гильом Рубрук в 50-х гг. XIII в.
встречал русских купцов в Судаке, куда они привозили «горностаев, белок
и другие драгоценные меха».

8.2 ВОЛГО-БАЛТИЙСКИЙ ТОРГОВЫЙ ПУТЬ

Другой трансконтинентальный торговый путь из северно-западной и
центральной Руси по реке Итиль к Хвалынскому морю проходил через земли
Волжской Болгарии ее города: Булгар, Сувар, «Великий город Биляр» и др.
где, сходились торговые пути, проходившие через Хазарию, в Среднюю Азию
и Иран, на Русь, Прибалтику и Скандинавию, Кавказ и Византию, а также на
Север – в «Земли Мрака».

К 70-80 гг. VIII в. арабское серебро из стран Переднего Востока и
Средней Азии, через Северный Кавказ по Волге достигает Волго-Окского
междуречья и Ладоги. Первые сведения о торговле восточных славян с
прикаспийскими странами относятся к докиевскому периоду – плавая на
кораблях по Волге, они достигали столицы Хазарии, где платили пошлины, а
затем выходили в Каспийское море. По данным арабских источников
(Ибн-Даста) можно условно судить о соотношении между монетными деньгами
и мехами в X в. – в Хазарии за мех куницы давали два с половиной
дирхема; на Руси он стоил один дирхем, а за мех белки давали четверть
дирхема.

Булгары, еще в IX в. принявшие ислам, первыми в Европе научились
выплавлять чугун, освоили изготовление стали, еще в X веке воздвигали
каменные и деревянные мечети, школы, дворцы с центральным отоплением и
водопроводом; позднее – торговали рожью по Волге и эпизодически чеканили
собственную монету. Их обувь и изделия из кожи были известны во многих
странах. К началу XIII века каменные и кирпичные строения в городе
обогревались подпольной системой отопления, в окнах домов было цветное
стекло. Во безмонетный период купцы в городе пользовались свинцовыми или
меховыми деньгами – их эквивалентом служили шкурки куниц и белок.
Приезжавшие издалека купцы останавливались в караван-сараях. Предметы
новгородского и булгарского происхождения обнаруженные при
археологических исследованиях Нижней Печоры и острова Вайгач
свидетельствует о проникновении в этот район как новгородцев, так и
булгар. В военном деле булгары использовали верблюдов, чем приводили в
замешательство конницу неприятелей, т.к. лошади боялись этих животных.

В течение 7 лет после Калки Волжская Булгария в одиночестве вела борьбу
против монголо-татарского нашествия. В 1236 году, после монгольской
осады, Биляр, как и другие болгарские города, был взят, разграблен и
полностью разрушен.

Попытки Киевской Руси установить контроль над волжской торговлей и
торговыми связями с восточными странами были предприняты в конце X в.
Первый поход против Волжской Булгарии и Хазарии возглавил Святослав
(965-969 гг.) – следующий предпринял князь Владимир (985 г.). Об этом
пишет историк В.Н. Татищев: «Владимир в 990 году многих ремесленников в
Россию из Грек и Болгар призвал и многие рукоделия завел» (Булгар).
Около 1006 г. было заключено торговое соглашение между Русью и
Булгарией.

О сокращении торговли Руси с востоком в XI веке свидетельствует
уменьшение поступления арабских дирхемов, служивших основной монетой на
Руси. Однако, это не относится к русско-булгарской торговле.
Региональное значение Волжского и Волго-Двинского пути, как отмечал М.Н.
Тихомиров, обуславливает упадок древних – Ростова и Суздаля и выдвижение
ряда городов, расположенных по Волге и Оке (Ярославль, Нижний Новгород,
Кострома) с центром в Москве.

В 1024 и в 1229 годах булгары снабжали продовольствием голодающие
русские города.

XII-XIII вв. происходило чередование военных столкновений
Болгарского государства и Владимир-Суздальской земли (спор за мордовские
земли) с мирными периодами, когда развивалась торговля. Около 1229 г.
упоминается мир, по которому обеим сторонам разрешалось торговать, платя
пошлины.

На районах бассейна рек Камы и Вятки была обнаружена серебряная
посуда иранского происхождения. В ряде городов Владимир-Суздальской
земли при раскопках обнаружены находки болгарской красной керамики.
Считается, что более поздняя московская керамика сложилась под влиянием
болгарской.

Есть сведения о том, что еще в IX в. изделия из льна и конопли, основным
поставщиком которых была Владимир-Суздальская земля, где его принимали в
уплату податей,– в значительных количествах вывозились через Дербент в
Среднюю Азию и далее морем попадали в Иран, а в XIII в. были известны и
в Европе (Италии).

В конце XII – начале XIII в. в Новгород привозилась белоглиняная
фаянсовая посуда иранского присхождения. Это были, как правило, чаши и
блюда, украшенные сюжетно- геометрическим орнаментами.

Волго-Балтийская торговля испытывала затруднения из-за
столкновений Владимир-Суздальцев с Новгородом.

8.3 ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД

Новгород, расположенный на северо-западе русских земель, был связан
рекой Волхов с Финским заливом и Балтийским морем с Ливонией, Швецией,
со многими норвежскими и германскими городами. Ближайшими городами, с
которыми Новгород вел торговлю, были Нарва, Дерпт, Рига, Ревель. Этот
морской балтийский путь являлся стабильным центром внешней торговли в
киевский период. Через Балтику новгородские купцы доходили до немецких
городов Данцига и Любека, до Готланда, а также Або и Выборга.

В период Киевской Руси в городе шел процесс складывания сословия
торговцев; они вели торговлю, выступали приказчиками и посредниками в
торговых сделках. Крупные имущественные состояния, нажитые внешней
торговлей, были отмечены в Новгороде уже к концу ХII века; тогда же в
городе появляются торговые союзы, которые объединяли купцов,
осуществлявших операции за рубежом такие, как: Иванское сто, Заморские
купцы, Низовские купцы, Югорщина. Купеческие объединения регулировали
внешнеторговую деятельность, определяя порядок взимания с товаров
таможенной пошлины и ее ставки, о чем свидетельствует «Устав купеческого
общества в Новгороде», согласно которому льготная пошлина была
установлена для новгородских торговых людей, более высокая – для
иноземных гостей. Новгородское купечество, в отличие от других городов,
имело большее экономическое и политическое значение.

Новгород держал в своих руках транзитную торговлю Европы с Русью:
Полоцкой, Смоленской, Владимир-Суздальской и другими землями. Через
Новгород, Псков, Торжок (Новый Торг – торгово-ремесленное поселение) в
Европу вывозились ценные меха – собольи, горностаевые и др., которые в
больших количествах поступали из всех частей обширных Новгородских и
Владимир-Суздальких земель, а также традиционные товары русской
торговли: мед, воск, лен, кожи, древесина, смола, китовый и моржовый
жир, рыбий зуб и т.д. Сюда же привозили хлеб из соседних русских земель
(Смоленска, Полоцка, Суздаля и из европейских стран), арабские,
византийские и др. товары по трансконтинентальным торговым путям:
оружие, шелк, изделия из золота и серебра, вина, произведения
художественного ремесла, кожаная обувь, предметы роскоши, украшения и
др.

Торговля воском и медом в издавна процветала в Новгороде. Сюда сбывали
эти продукты смоленские, полоцкие, торжокские, бежецкие купцы. В 1170
году пуд меда стоил около 10 кун. Мед и воск продавались в особых
вощаных и медовых рядах.

Великий Новгород экспортировал за границу лес: лесоматериалы были в
числе первых товаров, которыми он торговал. Об этом свидетельствует и
его торговля с Ганзой – годовой вывоз лесных товаров этим купеческим
объединением достигал впоследствии 20 тысяч тонн. Многие европейские
страны покупали хвойные (сосну, ель, пихту, лиственницу, кедр), а также
лиственные (дуб, бук, ясень, березу, липу).

В киевский период возникли торговые связи новгородских купцов с
Ганзейским союзом, получившие развитие в последующие века. В архивах
сохранился древнейший документ – договор Новгорода с немецкими городами
в 1189-1199 гг. Как следует из содержания, договор был продолжением
ранее существовавшего соглашения.

Жизнедеятельность Новгорода была тесно связана с речным и морским
транспортом, он иногда фрахтовали немецкие или шведские суда и строил
свои. Недостаток удобных сухопутных дорог, а также зависимость от
поставок зерна и отсутсвие универсальной денежной единицы – делали
уязвимыми позиции города во внешней торговле. Важным источником
новгородского экспорта были торгово-военные экспедиции ушкуйников (ушкуя
– речное весельное судно) в земли северных народов – ненцев, зырян,
перми, югры и др., а также дани с подвластных ему территорий.

8.4 ТОРГОВЛЯ С ЗАПАДОМ

Еще в X – первой половине XI вв. на Русь из Европы ввозились франкские
мечи и панцири, поливная и стеклянная посуда. Развитие в XII в.
сухопутной торговли Киевской Руси с Центральной Европой смягчило
последствия потери византийских и арабских рынков и способствовало ее
структурным изменениям.

Северный торговый путь в западноевропейские страны проходил через
прибалтийские страны шел по балтийскому побережью через Ригу и Эстонию
на Новгород, Полоцк, Смоленск. Концентрация находок европейской монеты
(денария) в районах Новгородской земли и в бассейне р. Камы связана со
значением торговли ценными мехами на этом направлении.

Другой торговый путь в Западную Европу шел в направлении – Регенсбург на
Дунае – Краков – Галич – Киев – Чернигов – Рязань – Владимир.
Топография предметов западноевропейского импорта (произведений
художественного ремесла) показывает что связи Руси с Францией,
Германией, Италией были наиболее интенсивными в коце XII – начале XIII
вв. На этом пути торговля ценными мехами не имела столь важного
значения, т.к. в районах где он пролегал таких зверей не было.

Русская пушнина в Западной Европе использовалась, чаще всего, не для
меховых изделий целиком, а шла только на отделку. Мех в отделке или
большой меховой воротник – часто из соболя – во Франции был
отличительным признаком знатных людей, дворян; его носили рыцари; мех
горностая носили представители правящей династии.

Через юго-западную Русь проходил западный торговый путь «из варяг в
греки», соединявший Балтийское и Черное моря через реки: Висла, Западный
Буг, Днестр. Один из сухопутных путей в Византию по Днестру – через
Луцк, Владимир Волынский, Завихост, Краков – вел из Киева в Польшу,
другой – южнее, через Карпаты, связывал русские земли с Венгрией, откуда
открывались дороги в другие в другие западноевропейские страны.
Упоминается также сухопутный путь, начинавшийся в Праге, проходивший
через Киев на Волгу и далее в Азию.

9. ПРОМЫСЛЫ

9.1 БОРТНИЧЕСТВО

О существовании множества пчелиных роев на территории нашей страны, на
землях за Дунаем, прилегающих к Черному морю, упоминает Геродот еще в V
веке до нашей эры. Он сообщал, что левобережье Днепра занимал большой
лес. По данным палеогеографии, по долинам рек Черноморского бассейна
тогда росли широколиственные богатые медом леса.

На Руси бортничество существовало с незапямятных времен и распространено
было повсеместно в лесных и лесостепных районах, составлявших бульшую
часть ее территории. С появлением собственности намечаются границы
разделения – бортные ухожья – участки леса с бортными деревьями,
которые тянулись на десятки километров и отделялись друг от друга
бортной межой и знаком (знамен), наносимым на деревья; к ним примыкали
бобровые гоны, рыбные ловли, перевесища и другие угодья. Эти межи
тщательно метились и соблюдались. Были случаи когда они использовались
для опредеделения государственных границ.

По мере феодализации земли лучшие бортные ухожья становились
собственностью владельцев, которые держали бортников в своих ухожьях,
кроме того, были и свободные оброчные бортники – они выдалбливали борты,
переселяли семьи пчел в удобные места и собирали мед. Оброк платили
натурой. Облагались налогом не отдельные борты, а целый участок леса –
ухожье, включающее несколько десятков бортей. Обычно оброк составлял
десятую долю собранного меда (десятину). В различных районах в разные
периоды он мог значительно ее превышать и доходил до половины. Бортные
леса, освобождаемые от медовых даней, имело духовенство – епископы,
монастыри, церкви. Князья жаловали им бортнические села.

Существовали целые поселения, главным занятием жителей которых, было
бортничество, имевшие многовековую историю. Есть сведения о том, что
бортники были одними из первых поселенцев Харьковщины.

Несколько статей Русской Правды посвящены бортничеству – собственность
на ухожье приравнено к праву на землю. Из нее же мы узнаем и
существовавшие тогда цены на борть и пчел: борть без пчел стоила 5 кун,
с пчелами или рой пчел – полгривны.

На Руси бортники составляли свободное сословие и объединялись в цеха,
которые имели устав и свое знамя а также старост, следивших за
соблюдением обычаев и законов.

В старину мед использовали для производство хмельных и десертных медовых
напитков, он был единственным сырьем для виноделия. Употребление на Руси
виноградных и других вин, крепких хлебных спиртных напитков было
незначительным. Медовые вина производили в монастырях, получавших мед со
своих бортных ухожий. Они были – шипучими, легкими и выдержанными и
играли такую же роль, как виноградные вина у французов или пиво у
немцев. Простые люди перед праздниками и на продажу варили медовые
напитки. Оброк с этого производства шел в казну. В 996 г. киевский князь
Владимир по случаю победы над печенегами: «И сотворяше праздник велик,
варя 300 перевар меду и сзываше боляры свои и посадники, старейшины
градом, люды многи».

Бортничество наложило отпечаток быт, обычаи, свадебные и религиозные
обряды населения. Мед ели с кашами и киселями, подавали к блинам. Он
входил в народные кушанья, с ним пекли пироги «с медом и маком творены»,
коврижки и печенья; готовили разваристую пшеницу, ячмень и другие блюда,
сладкие творожники и пудинги.

По свидетельству византийских историков еще в V веке до нашей эры при
похоронах ели мед, ставили на могилах сосуды с медом, на обедах по
покойникам употребляли его в пищу. При поминовениях усопших могилы
поливали медом и медовым вином, еще в языческие времена у славян мед был
обычной жертвой богам.

Воск получали разваривая освобожденные от меда соты в воде и процеживая
их через шерсть, а потом стали и прессовать. Примерно из двух пудов
сотов выходил пуд воска. Были в Древней Руси воскобои, котрые получали
воск требуемого качества, пригодный для употребления и продажи.

9.2 ОХОТА

В период Киевской Руси флора и фауна Восточной Европы была богата и
разнообразна. В первых грамотах – встречаются названия многих животных и
птиц, служивших объектами охоты. Среди них – медведь, тур, лось, олень,
серна, косуля (дикая коза), вепрь, волк, белый волк, соболь, куница,
горностай, белка (веверица, векша, мысь), бобр, заяц, хомяк, суслик,
песец, дикая лошадь, лисица черная (чернобурая). По данным раскопок,
роль охоты, как средства добывания пищи, повсеместно снижалась по мере
роста численности населения и развития животновдства.

Наибольшее значение она имела в лесной зоне Северной Руси, где водились
ценные пушные звери, мех которых составлял главную статью экспорта и
одновременно служил средством обмена и платежей. Кроме того, охота
доставляла пищу значительной части населения районов проблемного
земледелия, обеспечивала мехами, необходимыми для изготовления теплой
одежды в местностях с суровыми зимами и служившими одновременно
предметами торговли и средством платежей; давала шкуры для скорняжных и
кожевенных ремесел и средства для уплаты дани.

Охотой на Руси не только в киевский период занималисъ князья и бояре,
которые часто держали профессиональных охотников различных
специальностей: сокольничих, ловчих, выжлятников, псарей, конюхов и др.;
в ней участвовали и дружинники. При псовой охоте использовались собаки
типа лайки, борзой и гончей. При охоте на быстроногих животных кроме
собак использовали охотничьих леопардов (пардусов). С ловчими птицами
(соколами, кречетами, ястребами) охотились на птиц: лебедей, мясо
которых считалось на Руси деликатесом, а также на журавлей, гусей, уток,
цапель, на зайцев и лисиц.

Даже для феодалов охота (ловитва, ловы) была не только развлечением, но
и промыслом а также – применялась для защиты домашних животных и людей
от хищников (медведей, волков и др.). В районах, где было много
промыслового зверя существовали охотничьи общины. Места для охоты
(ловища, перевесища, бобровые гоны, тетеревники, гоголиные ловы) могли
находиться в собственности феодалов – князей, монастырей и ограждались
межевыми знаками. В Русской Правде были предусмотрены штрафы за охоту в
чужих угодьях, а также за кражу или порчу охотничьих сетей и убийство
охотничьей собаки.

На животных и птиц охотились при помощи луков и стрел; использовали
топор, меч, копье, сулица (метательное копье), рогатину; ловили живьем в
сети и ловушки разных типов. Небольшие силки использовались для ловли
птиц. В источниках того времени упоминаются: тенеты, силы, промысловые
сети, перевесы, пруглы, кляпцы. Тенетами ловили зайцев и серн (косуль);
пруглами, которыми называли разного рода ловушки для птиц, кляпцами и
силами (петлями) ловили боровую дичь; перевесы служили для поимки
водоплавающей птицы. Петли и большие сети ставились в лесах для поимки
лосей и оленей. Встречаются также упоминания о самоловах и капканах.

Перевесы, применявшиеся при ловах птиц, представляли собой крупные сети,
установленные на столбах или местных предметах на путях перелета уток и
гусей у берегов озер и заливов рек; их развешивали в лесах между
деревьев для ловли животных, которых загоняли в них охотники; они
сохранились на Севере до недавнего времени.

На тура, зубра и других крупных животных охотились, применяя
ямы-западни, прикрытые ветками и листьями.

Зверина и дичина была важным компонентом питания простых людей и знати.
Ели тетеревов и глухарей, уток и гусей, журавлей и лебедей, мясо медведя
и дикого кабана, косули и лося, зайца и оленя, тура и зубра. Простые
люди употребляли мясо белки, суслика, хомяка, бобра. Христианская
церковь на Руси выступала против использования в качестве пищи мяса
некоторых животных: белки, суслика, хомяка, медведя, бобра и др.

9.3 РЫБОЛОВСТВО И МОРСКИЕ ПРОМЫСЛЫ

Этот вид промыслов был повсеместно распространен на Руси, но чаще всего
служил альтернативным занятием призводителей наряду с земледелием,
охотой, животновдством, ремеслом. В источниках XII в. упоминаются
профессинальные рыболовецкие артели на Севере – на реке Волхов и озере
Белом (Белоозеро). Тогда же галицкие рыбаки обосновались в низовьях
Дуная. Ловили: щуку, сома, сазана, окуня, язя, линя, налима (мень),
судака и др. Одной из самых ценных рыб считался осетр.

Индивидуальные рыболовы ловили рыбу на удочку на малых реках и озерах.
Леска делалась из конского волоса или крученной нити, поплавки – из
дерева или гусиных перьев; использовались костяные, каменные и
металлические крючки, каменные и глиняные сверленные грузы, а также
блесны и жерлицы различной формы. Наилучшие результаты давало применение
крючков с жальцем. Иногда для ловли щук, осетров и других крупных рыб
использовали сило – укрепленную на конце удилища петлю.

В товарном рыболовстве использовали различные плетенные узелковые сети,
долбленные и др. весельные или парусные лодки и суда. Длинные
сети-неводы применялись в XI-XII вв. в полесских городах Турове и
Пинске. Такой способ лова в дальнейшем стал одним из факторов уменьшения
численности популяций рыб, их видового разнообразия и размеров.

При ловле на малых водоемах использовали вершу (буг, топтуха, котец) –
плетенную из лыка, лозы, прутьев или лучин рыболовную снасть; реже –
бредни (бредник, бродень), саки, плетенные волокуши, слабницы и другие
снасти. Обычно верша (решетчатая корзина) имела овальную или угольную
форму, размер – мог достигать 1 м. и более, она погружалась в речную или
озерную воду на длительное время с поплавком и грузом или привязывалась
к местным предметам. Ее устанавливали в узких речных или озерных
протоках или вблизи мест кормления, миграции, укрытия рыбы. Такой способ
был известен с глубокой древности у разных народов.

Иногда ловили и охотничьм способом – перегораживали протоки или выходы
из мест укрытия, а затем с помощию шумовых и двигательных эффектов
выгоняли рыбу из естественных укрытий (зарослей водной растительности) и
загоняли ее в верши или сети.

Для ловли крупных рыб и морского зверя использовали гарпуны и остроги,
снабженные одним или несколькими игловидными остриями (с жальцем или без
него).

Берега рек, озер, острова и другие пригодные для рыболовства места
(ловища) могли находиться в собственности феодалов; за пользование ими
платили оброк. Монастыри старались получить в собственность рыбные
угодья, чтобы обеспечить свою братию необходимым запасом рыбы на время
Великого поста.

Пойманную рыбу готовили и употребляли в пищу сразу, а также солили и
сушили, что позволяло сохранять ее несколько месяцев; встречаются
упоминания о копчении.

Промысел моржей был известен с глубокой древности – за ним охотились в
Белом море и на Шпицбергене (Груманте), а также на Новой Земле и других
островах полярных морей. Моржей промышляли весной, летом и осенью в
открытом море, на льдинах, низменных берегах островов и материка. Он
ценился за сало, кожу и, главное, за рыбную кость, или зуб,
пользовавшуюся большим спросом у местных и иностранных купцов.

Кожа моржа употреблялась для изготовления подкаретных рессорных ремней и
гужей для хомутов. Из ее обрезков варили клей. В Новгородской земле
этими товарами торговали уже в начале двенадцатого века. «Рыбий зуб» был
известен новгородцам по крайней мере с рубежа X-XI вв., из этого редкого
и дорогого материала наряду произведениями средневекового
декоративно-прикладного искусства, вырезали и вытачивали ряд бытовых
изделий: пуговицы, бусы, гребни и рукоятки ножей, навершия плетей,
игральные кости и фишки, печати.

Меньшее значение имел китовый промысел – в составе даней, которые
коренное население Беломорья (чудь и лопари) еще в IX в. платили
Новгороду, упоминаются и шкуры белух. Самым древним, распространенным и
популярным у поморов, был тюлений промысел.

Для промыслов древние поморы использовали: гарпуны, спицы (копья или
рогатины), окованные дубинки; в море они выходили на беломорских лодьях.

10. НАЛОГИ

Первоначальное установление даней присходило в результате окняжения
отдельных земель и территорий, которое могло происходить разным путем и
включало элементы государственного устройства и управления; чем –
заметно отличалось от военных предприятий – походов, преследующих целью
получение военной добычи путем грабежей или контрибуций. Олег – задолго
до падения Каганата – сумел склонить (убедить или принудить)
территориальные племенные союзы к уплате дани ему, а не хазарам:

– Посла къ радимичем, рька: “Кому дань даете?” Они же реша: “Козаром”. И
рече им Олег: “Не дайте козаром, но мне дайте”. И въ даша Ольгови по
щьлягу, яко же и козаром даяху.

– Поча Олег воевати деревляны, и примучив а, имаше на них дань по черне
куне…

Как видно из вышесказанного «примученные» древляне и покладистые
радимичи заплатили в итоге одинаковую дань, т.к. во времена Олега куница
стоила примерно один щьляг (дирхем).

Организацией установления и сбора дани с самого начала занимался не
только Великий Князь, его воеводы, дружинники и княжеские чиновники
(даньщики, черноборцы) – но и местные князья; они получали ее виде
полюдного сбора либо извозом; часть этой дани шла в пользу сборщиков
(кормовыые и др.). Размер, вид и форму уплаты дани устанавливал князь;
иногда она оставалась неизменной в течении десятилетий. В дальнейшем
полюдье сохраняло ограниченное значение в XII в. в форме фиксированной
денежной повинности.

На начальном этапе Киевской Руси – по мнению ряда авторов – полюдье для
части союзов племен носило добровольный характер; оно сопровождалось
языческими обрядами, исполнением князем судебных и управленческих
обязанностей, и состояло в том, что ежегодно, обычно в зимнее время,
князь или его воевода с дружинниками объезжал территорию племенного
союза, собирал подати а затем отвозил их в свою резиденцию.

Позднее, в условиях Древней Руси собрать дань со всех земель и
транспортировать ее полюдным способом было уже невозможно. По мере
феодализации функции погостов отходили к городам и их администрациям и
местному самоуправлению, а в некоторых случаях – к княжеским
резиденциям. В землях, волостях, городских и сельских общинах и погостах
налогами занимались: князья, их администраци и дружины, посадники,
старосты и др. В часных индивидуальных хозяйствах за уплату дани
отвечали владельцы-производители. Боярские и монастырские владения были
освобождены от уплаты ежегодных даней князю.

Князь и его финансовая администрация устанавливали и принимали дань в
денежных меховых единицах или в гривнах, иногда брали медом и другими
продуктами. Организация сбора и учета даней со времен Олега носила
территориальный характер, а после Ольги появились и учетные деления:
«уроком», «от дыма, от сохи, от рала», т.е. налогом облагались
индивидуальные хозяйства производителей или общины, а не территории в
целом.

Из новгородских раскопок происходит ряд находок, позволяющих подтвердить
роль погостов не только для развития пушной охоты на Севере, но и при
учете даней добывавшихся здесь мехов. Речь идет о трех деревянных
замках, служивших, как показал В. Л. Янин, для опечатывания мешков, в
которые складывалась пушнина, собиравшаяся для уплаты подати. На них
вырезаны географические названия «Пинега», «Усть-Вага» и «Тихменьга» –
названия северных погостов на реках Ваге, Пинеге и озере Лача.

К середине ХII в. различали следующие виды и способы прямого
налогообложения населения: дань, полюдье, оброк, повоз, истужница,
почестье, вено, городское. Кроме того, существовали торговые пошлины:
гостиное, торговое, мыт, перевоз, весчее, предмер, пись, пятно,
корчмиты. К числу судебных штрафов и издержек принадлежали: виры,
продажи, судебные уроки, пересуд, ротные уроки, железное.

Выделение к началу XI в. ощепринятой доли расходов на содержание
княжеского двора и дружины свидетельствует о развитии финансов. Князь
Олег взял 300 гривен дани с Новгорода; Ярослав Мудрый, столетием спустя
собирал с него же 3000 гривен – из них тысячу он тратил на свою дружину,
а остальное отправлял в Киев. Ольга брала 1/3 дани с древлян для своего
двора (на нужды ратного строения), сосредоточенного в Вышгороде, а 2/3
шло в киевскую казну. Мстислав Удалой взял дань с чуди и 2/3 отдал
новгородцам, 1/3 раздал своему двору. Смоленский князь Ростислав в около
1136 г. получал от своего княжества – более 3000 гривен.

Список литературы

1. Б.А. Тимощук Древности славян и Руси, М., 1988

2. О.Ф. Сидоренко Українські землі у міжнародній торгівлі, К., 1992

3. М.Ф. Котляр Грошовий обіг на території України доби феодалізму, К.,
1971

4. В.Й. Довженюк Зелеробство Древньої Руси, К., 1961

5. І.М. Шекіра Київська Русь у міжнародних відносинах, К., 1967

6. В.А. Смолій Феодалізм на Україні, К., 1990

7. В.М. Рычков Формирование территории Киевской земли, К., 1988

8. М.Н. Тихомиров Древнерусские города, М., 1956

9. Б.А. Рыбаков Очерки по истории русской деревни, М., 1967

10. В.Л Янин Денежно-весовые системы русского средневековья, М., 1956

11. М.Н. Тихомиров, Русское летописание, М., 1979., [Происхождение
названий «Русь» и «Русская земля»], с. 22-48

12. Н.Г. Тимченко История охоты и животноводства в Киевской Руси, К.,
1972

13. Н.Н. Гурина Рыболовсво и морской промысел в эпоху раннего мезолита –
раннего металла в лесной и лесостепной зоне Восточной Европы, Л., 1991

14. Бырня П.П. «Древности Юго-Запада СССР (I – середина II тысячелетия
н.э.), [Процесс градообразования в поднестровье в период раннего
средневековья],1991 г.

15. В.Я. Петрухин, Т.А. Пушкина К предыстории Древнерусского города, OCR
по История СССР, №4, М.-Л., 1979, стр. 100-112

E-mail [email protected]

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019