.

Уголовный закон и его структура

Язык:
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 2186
Скачать документ

Уголовный закон и его структура

1. Уголовный закон. Задачи, стоящие перед ним. Структура уголовного
закона

Уголовный закон – это нормативный акт, принятый уполномоченным органом
государственной власти (Государственной Думой РФ), содержащий
юридические нормы, устанавливающие основания и принципы уголовной
ответственности, определяющие, какие общественно опасные деяния
признаются преступлениями, какие наказания предусмотрены за их
совершение и в каких случаях возможно освобождение от уголовной
ответственности или наказания.

В соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации принятие
уголовного законодательства отнесено к компетенции Российской Федерации.

Реализуя это предписание Конституции РФ, Государственная Дума приняла 24
мая 1996 г. УК РФ, введенный в действие 1 января 1997 г.

Как это определено в ч. 1 ст. 1 УК РФ, уголовное законодательство
Российской Федерации состоит только из Уголовного кодекса*(71). Новые
законы, предусматривающие уголовную ответственность (а следовательно, и
законы, сопутствующие ей), подлежат кодификации – включению в УК РФ.
Наличие одного нормативного источника облегчает практику реализации
уголовно-правовых предписаний. Следовательно, УК РФ, являясь Федеральным
законом, имеет юридическую силу на территории всей Российской Федерации.

УК РФ отражает тенденцию к мировой интеграции и подчеркивает приоритет
Конституции РФ в сфере нормативной деятельности государства. В ч. 2 ст.
1 УК РФ указано, что он основывается на Конституции РФ и общепринятых
принципах и нормах международного права.

В ч. 1 ст. 15 Конституции РФ установлено, что она имеет высшую
юридическую силу и прямое действие. В постановлении Пленума Верховного
Суда РФ N 8 от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения
судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” по
рассматриваемой проблеме отмечено, что “любые законы и иные правовые
акты, применяемые в Российской федерации, не должны противоречить
Конституции РФ. Суд, разрешая дело (в том числе уголовное), применяет
непосредственно нормы Конституции, в частности, в том случае, когда он
придет к убеждению, что федеральный закон находится в противоречии с
соответствующими положениями Конституции. В случае неопределенности в
вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ применяемый или подлежит
применению по конкретному делу закон, суд исходит из положений ч. 4 ст.
125 Конституции РФ, обращается в Конституционный Суд с запросом о
конституционности этого закона. Такой запрос может быть сделан судом
первой, кассационной или надзорной инстанции. В любой стадии
рассмотрения дела суд выносит мотивированное определение
(постановление), а сам оформляет решение в письменной форме в виде от
дельного документа. В связи с обращением в Конституционный Суд
производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается
до разрешения запроса Конституционным Судом, о чем должно быть указано в
означенном выше определении (постановлении) суда*(72).

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ определено, что общепринятые принципы и
нормы международного права и международные договоры РФ являются
составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ
установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются
правила международного договора. Пленум Верховного Суда РФ, о котором
говорилось выше, предписал судам при осуществлении правосудия исходить
из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права
закреплены в международных пактах, конвенциях и иных документах, в
частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о
гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических,
социальных и культурных правах и международных договорах РФ. При этом
судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 5
Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации”
положения официально опубликованных договоров РФ, не требующие издания
внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ
непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ
следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт,
принятый для осуществления положений указанного международного
договора*(73).

Так, с принятием России в Совет Европы и подписанием осенью 1997 г.
протокола N 6 на применение смертной казни в нашей стране наложен
мораторий. Смертная казнь в России практически не применялась с августа
1997 г.

Необходимо отметить, что ряд статей включен в УК РФ в соответствии с
международными конвенциями, например, с Единой конвенцией о
наркотических средствах 1961 г., Венской конвенцией о психотропных
веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота
наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 228-234).

Уголовный закон – федеральный закон, действующий на территории всей
Российской Федерации. Субъекты Федерации неправомочны принимать
уголовные законы.

Уголовный закон имеет высшую юридическую силу – он постоянно действует,
порождая юридические последствия. Отмена или изменение уголовного закона
осуществляются только Федеральным Собранием РФ. Только Конституционный
Суд правомочен прекратить действие тех уголовных законов, которые
противоречат Конституции.

Ни один нормативный акт не может противоречить уголовному закону. При
наличии противоречия действует последний. УК РФ является единственным
законом, регламентирующим применение уголовной ответственности,
освобождение от нее или другие положения материального уголовного права.

Вследствие этого неправомочна, например, ст. 176 УИК РФ, согласно
которой условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания
наказания лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, применяется лишь
при отсутствии у осужденного злостных нарушений режима в течение
предшествующих трех лет. Подобного ограничения ст. 79 УК РФ не
устанавливает.

В ч. 2 ст. 176 УИК РФ определено, что к условно-досрочному освобождению
не представляются лица, отбывающие пожизненное лишение свободы, если они
в период отбывания наказания совершили вновь тяжкое или особо тяжкое
преступление. Может быть, так и нужно было бы решить этот вопрос, но не
в УИК, а в УК РФ. И поэтому подобный запрет на применение
условно-досрочного освобождения противоречит ст. 79 УК РФ.

Уголовный закон характерен и своей нормативностью, так как он
регламентирует общеобязательное поведение людей в течение срока своего
действия.

В ст. 2 УК РФ определены задачи УК РФ, каковыми являются охрана прав и
свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и
общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя РФ
от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности
человечества и предупреждение преступлений.

Как мы видим, уголовный закон ставит перед собой две задачи. Прежде
всего это уголовно-правовая борьба с преступностью с целью охраны
интересов человека, общества и государства, а также человечества и мира.
Это основная, кардинальная задача.

Вторая задача – предупреждение преступлений. Оно охватывает общее и
частное (специальное) предупреждение, превенция нацелена на привитие
осужденному в процессе исполнения наказания навыков непреступного
поведения. О том, что решение этой задачи уголовно-правовыми средствами
сопряжено с большими сложностями, свидетельствуют следующие данные. В
настоящее время в местах лишения свободы мужчины, отбывающие это
наказание, в среднем имеют примерно 2,4 судимости к лишению свободы,
женщины – 1,9, а несовершеннолетние – 1,2. Следовательно, более половины
осужденных не впервые находятся в местах лишения свободы.

Общая превенция заключается в привитии уважения к закону,
законопослушанию у иных граждан со склонностью к совершению
преступлений, определяемой по совершению ими непреступных
правонарушений.

Для решения перечисленных задач уголовное законодательство устанавливает
основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие
опасные для личности, общества или государства деяния признаются
преступными, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовного
характера за совершение преступлений (ч. 2 ст. 2 УК РФ). Рассматриваемое
предписание закона носит рамочный характер. Помимо перечисленного
уголовный закон содержит и иные предписания, такие, например, как
правила, на основе которых решается вопрос о том, умышленно или
неосторожно совершено преступление, регламентация соучастия, виды и
основания освобождения от уголовной ответственности и наказания,
обстоятельства, исключающие преступность деяния, судимость и т.д.

Уголовный закон под угрозой наказания запрещает совершать те или иные
преступные действия (бездействие). Вместе с тем он предписывает
соответствующим органам и должностным лицам устанавливать в содеянном
наличие признаков состава преступления и подвергать виновных уголовной
ответственности или же, при наличии законных оснований, освобождать их
от уголовной ответственности или наказания. Следовательно,
уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность за конкретные
деяния, являются запретительными. Они имеют воспитательное и
предупредительное значение.

Предупредительная функция уголовно-правовой нормы базируется на
установленной в ней санкции – возможном наказании за содеянное. Тем
самым оказывается предупредительно-воспитательное воздействие на лиц,
способных совершить преступление. Уголовно-правовые нормы помимо этого
ориентированы на воспитание у граждан потребности неуклонно соблюдать
законы, на создание атмосферы нетерпимости к лицам, совершающим
преступление.

Государственные органы и должностные лица ориентируются законом на
надлежащую борьбу с преступностью, на профилактику правонарушений, их
предупреждение.

Нормы уголовного права не только охраняют общественные отношения, но и
регулируют их. Право, устанавливая определенные правила поведения, тем
самым и регулирует их.

Вместе с тем вполне очевидно, что основная часть населения нашей страны
не совершает преступления не потому, что опасается подвергнуться
уголовной ответственности, а вследствие убежденности в их
безнравственности. Однако это обстоятельство не исключает
общепредупредительное воздействие уголовно-правовых норм, которые
осуществляют свое регулятивное воздействие, способствуя формированию и
укреплению атмосферы нетерпимости, презрения к преступной деятельности.

Приговоры, определения и постановления суда не являются источниками
права. Они лишь толкуют, раскрывают истинное значение правовых норм
применительно к конкретной жизненной ситуации. Приговор, постановление и
решение суда обязательны только по каждому конкретному делу. Точно так
же разъяснения Пленума Верховного Суда РФ не создают норм права. Они
лишь толкуют, разъясняют, раскрывают истинное содержание той или иной
нормы права.

В юридической литературе встречается и иная точка зрения. Так, в
учебнике по уголовному праву под редакцией И.Я. Козаченко и З.А.
Незнамовой указано, что “…Верховный Суд Российской Федерации,
являющийся высшей судебной инстанцией по уголовным делам, имеет право
издавать разъяснения по вопросам применения уголовного права. По закону
данные разъяснения имеют обязательный характер для всех судов. Поскольку
все иные правоохранительные органы, применяющие нормы уголовного права
(органы дознания, следствия, прокуратуры), в конечном итоге работают на
суд, то следует признать, что разъяснения Верховного Суда РФ имеют
обязательный характер и для них”*(74). Изложенное можно понимать так,
что авторы учебника считают подобного рода деятельность Верховного Суда
РФ нормотворческой. Источниками считают такую деятельность Верховного
Суда РФ и авторы другого учебника по Общей части уголовного права*(75).

Однако приведенная точка зрения противоречит ст. 1 УК РФ, в соответствии
с которой уголовное законодательство РФ состоит только из УК РФ, и ст. 3
УК РФ, определяющей, что преступность деяния, а также его наказуемость и
иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ. Напомним,
что в соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и
подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

Нашему уголовному праву чужд прецедент – решение суда по конкретному
делу, являющееся обязательным для судей той или иной инстанции при
решении аналогичных или близких по характеру дел. Судебный прецедент
является источником права в ряде стран (Великобритании, Канаде и др.).
Определяя виновному лицу уголовную ответственность, суд толкует,
оценивает предписание закона и содеянное. Так, в ст. 60 УК РФ
установлены общие начала назначения наказания. Лицу, признанному
виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в
пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ,
и с учетом положений Общей части УК РФ. Более строгий вид наказания из
числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в
случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение
целей наказания. При этом учитываются характер и степень общественной
опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства,
смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного
наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. Из
приведенных предписаний закона следует, что суд, назначая наказание,
руководствуется своим правосознанием. Но вместе с тем правосознание суда
источником права не является. Оно лишь призвано правильно понимать
содержание правовых норм при их применении.

В ч. 2 ст. 3 УК РФ определено, что применение уголовного закона по
аналогии не допускается, как ранее отмечалось. Аналогией является
применение к деянию, не подпадающему под признаки состава преступления,
близкой по характеру нормы.

Например, в ст. 16 УК РСФСР 1926 г. по аналогии должны были применяться
статьи УК, предусматривающие наиболее сходные по роду и виду
преступления. Так, в г. Электросталь С. во время ночной смены на заводе
решил “подшутить” над заснувшей девушкой. Он поджег ее промасленную
телогрейку. Сорвать горящую телогрейку и потушить пламя он и другие
рабочие не смогли. Девушка скончалась от ожогов. Содеянное с
исчерпывающей ясностью подпадало под признаки неосторожного убийства
(ст. 139 УК РСФСР 1926 г.), за которое можно было назначить наказание в
виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительно-трудовые
работы на срок до одного года. Судьям такое наказание показалось слишком
мягким, и они осудили С. по аналогии со ст. 593 УК РСФСР 1926 г. за
бандитизм к десяти годам лишения свободы. В приведенном случае не было
необходимости применять статью УК, близкую “по роду” и “виду”. Более
того, совершить бандитизм один невооруженный человек не мог. К тому же
он совершил неосторожное преступление, а осужден – за умышленное.

Аналогия была упразднена Основами уголовного законодательства Союза ССР
и союзных республик 1958 г., но это не исключало ее “подпольное”
применение за счет необоснованного “расширения” диспозиций некоторых
статей УК РСФСР. Особенно “удобной” в этом отношении оказалась ст. 206
УК РСФСР 1960 г., устанавливавшая ответственность за хулиганство. По
этой норме, например, несли ответственность лица, “в шутку” или с целью
решившие причинить душевную боль недругам, сообщавшие о мнимой смерти
каких-либо лиц их родственникам. Такие действия, несомненно, асоциальны,
но хулиганством – грубым нарушением общественного порядка, выражающим
явное неуважение к обществу, они не являются.

Уголовный закон является формой выражения норм уголовного права.
Следовательно, закон является формой, а норма – его содержанием.

УК РФ состоит из Общей и Особенной частей. Общая часть УК РФ состоит из
шести разделов, которые делятся на главы.

Общая часть определяет задачи и принципы УК РФ, понятие преступления и
его виды, основания уголовной ответственности, неоконченное
преступление, соучастие в преступлении, обстоятельства, исключающие
преступность деяния, понятие и цели наказания, виды наказаний, общие
начала назначения наказания и иные общие положения уголовно-правовой
борьбы с преступностью.

Большинство норм Общей части УК РФ имеет позитивный (регулятивный)
характер, их применение само по себе не сопряжено с конкретным
преступлением. Но вместе с тем в Общей части УК имеются нормы
правоприменительного характера, включающие в себя и принуждение. Так, в
ч. 3 ст. 50 УК РФ предусмотрена замена исправительных работ в случае
злостного уклонения от их исполнения ограничением свободы, арестом или
лишением свободы.

Позитивные нормы делятся на следующие виды.

1. Декларативные, устанавливающие задачи и принципы уголовного
законодательства (ст. 1-7).

2. Общерегулятивные, устанавливающие общие предписания и понятия
преступления, соучастия в преступлении, судимости и т.д. Такие нормы
составляют основу Общей части УК РФ.

3. Поощряющие, устанавливающие, например, порядок применения условного
осуждения (ст. 73), условно-досрочного освобождения от отбывания
наказания (ст. 79), замену лишения свободы другим, более мягким видом
наказания (ст. 80).

4. Разрешающие, например, определяющие право на необходимую оборону (ст.
37), причинение вреда при задержании лица, осуществляющего преступление
(ст. 38).

5. Освобождающие от уголовной ответственности, например, в связи с
истечением срока давности (ст. 78) или же в связи с примирением с
потерпевшим (ст. 37). Освобождающие от наказания, например, в порядке
условно-досрочного освобождения (ст. 79) или в связи с болезнью
осужденного (ст. 81). Подобные нормы, кроме того, носят и поощрительный
характер.

Рассматриваемое деление норм Общей части УК РФ носит условный характер.
Оно призвано облегчить изучение этой части Кодекса, ибо перечисленные
группы норм имеют ряд общих признаков.

Правоприменительных норм в Общей части УК РФ немного. Это нормы,
устанавливающие замену одного наказания другим в случаях злостного
уклонения от уплаты штрафа (ст. 46), исполнения обязательных работ (ст.
49), исправительных работ (ст. 50) и ограничения свободы (ст. 53), При
несоблюдении определенных в законе требований во время испытательного
срока при условном осуждении (ст. 73), условно-досрочном освобождении
(ст. 79) и отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам,
имеющим малолетних детей (ст. 82), предусмотрены различные варианты
реального отбывания условно назначенного наказания или исполнения его
неотбытой части.

Как правило, нормы Общей части имеют описательный характер с четким
изложением сути того или иного предписания. Такое оформление имеют,
например, статьи, определяющие суть уголовного наказания и цели, стоящие
перед ним (ст. 43 УК), статья, предусматривающая досрочное освобождение
от отбывания наказания по болезни (ст. 81 УК), и т.д.

Вместе с тем ряд норм Общей части включают в себя ссылочные (отсылочные)
или бланкетные предписания. Так, ссылочное предписание содержится в п.
“в” ч. 7 ст. 79 УК, регламентирующем условно-досрочное освобождение от
наказания. В нем сказано, что если условно-досрочно освобожденный в
течение испытательного срока совершит умышленное преступление, то
наказание ему назначается по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ (по
совокупности приговоров).

Бланкетные нормы имеются, например, в некоторых статьях, определяющих
виды наказаний. Так, в ч. 5 ст. 46 УК РФ установлено, что в случае
злостного уклонения от уплаты штрафа он заменяется обязательными
работами, исправительными работами или арестом. Понятие злостного
уклонения от уплаты штрафа дано в ст. 32 УИК РФ.

В ст. 53, 54, 55, 56 и 57 УК РФ дано рамочное изложение содержания
ограничения свободы, ареста, содержания осужденного в дисциплинарной
воинской части и лишения свободы. Собственно говоря, в перечисленных
статьях предусмотрены различные виды лишения свободы, но в чем его
содержание, УК РФ не разъясняет. Точно так же в ст. 58 приведены правила
определения осужденному вида места лишения свободы или же вида
исправительной колонии, но в чем состоит отличие между ними, эта норма
не устанавливает. Следовательно, рассматриваемые нормы носят бланкетный
характер – отсылку к уголовно-исполнительному законодательству. В ст. 82
УИК РФ определено, что режим места лишения свободы – это “установленный
законом и соответствующими закону нормативными актами порядок и условия
исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию
осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них
обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную
безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание различных
категорий осужденных, различие условий содержания в зависимости от вида
исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий
отбывания наказания”. Это основа режима лишения свободы. В последующих
нормах уголовно-исполнительного законодательства режим исполнения
(отбытия) лишения свободы дополняется и уточняется (ст. 82-142 УИК). В
УИК РФ четко и развернуто определены режимные правила отбывания ареста
(ст. 68-72), содержание осужденных в дисциплинарных воинских частях (ст.
155-171), ограничение свободы (ст. 47-60).

Статьи Особенной части УК РФ устанавливают ответственность за отдельные
преступления, которые определяются в соответствии с предписаниями и
Общей части. Следовательно, УК РФ – система, слагаемая из двух
подсистем: Общей и Особенной частей.

Отражая характер общественной опасности ряда преступлений лиц, их
совершивших, законодатель делит ряд норм на части, в которых, при
наличии установленных в законе обстоятельств, преступление становится
более общественно опасным, что отражается в санкциях частей статей, то
есть имеются в виду так называемые квалифицирующие признаки. Так, в ст.
105 УК РФ предусмотрена ответственность за умышленное убийство. В ч. 1
этой статьи имеется в виду “простое” убийство, за совершение которого
возможно назначение наказания в виде лишения свободы на срок от шести до
пятнадцати лет. В ч. 2 ст. 105 УК РФ дан перечень квалифицирующих это
преступление признаков: убийство двух или более лиц; лица, заведомо для
виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с
похищением человека либо с захватом заложника, и т.д. За подобного рода
квалифицированное убийство предусмотрено более тяжкое наказание: лишение
свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертная казнь или
пожизненное лишение свободы.

Характер общественной опасности некоторых преступлений в зависимости от
ряда точно установленных в законе обстоятельств может значительно
меняться. В этих случаях ответственность за них устанавливается в
различных статьях. В этом отношении, например, характерно убийство,
ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 105 (убийство),
ст. 106 (убийство матерью своего ребенка), ст. 107 (убийство,
совершенное в состоянии аффекта), ст. 108 (убийство, совершенное при
превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер,
необходимых для задержания лица, совершившего преступление), ст. 109
(причинение смерти по неосторожности).

Статьи Особенной части, как правило, устанавливают ответственность за
одно преступление (простое или квалифицированное). Однако не исключено
установление в одной статье ответственности за два преступления. Так, в
ч. 1 ст. 183 УК РФ предусмотрена ответственность за собирание сведений,
составляющих коммерческую или банковскую тайну, а в ч. 2 этой статьи –
за незаконное разглашение или использование сведений, составляющих
коммерческую или банковскую тайну, без согласия их владельца,
совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и
причинившие крупный ущерб.

В соответствии с многолетней практикой кодификации новые законоположения
включаются в УК (как в Общую, так и в Особенную часть) под
дополнительной нумерацией для сохранения их системы и обеспечения работы
органов правосудия, статистических научных исследований в будущем.

Отмена уголовной ответственности за какое-либо преступление или
какого-нибудь предписания Общей части не влечет за собой изменение
нумерации УК РФ.

Правовая норма Особенной части состоит из гипотезы, диспозиции и
санкции.

Гипотеза в уголовно-правовой норме не приводится. Она предполагается
примерно в следующей форме: “…если кто-либо совершит убийство…”, а
далее следует диспозиция, определяющая, что следует понимать под
убийством.

Диспозицией называется та часть уголовно-правовой нормы (статьи),
которая содержит определение предусмотренного ею преступного деяния и
его составов. В Особенной части УК РФ имеются следующие виды диспозиций:
простая, описательная, ссылочная, бланкетная и смешанная
(комбинированная).

Простая диспозиция называет преступление без раскрытия его признаков.
Она применяется в тех случаях, когда смысл преступления достаточно ясен
в общих чертах без его описания или же наоборот – его описание сложно,
громоздко. Простая диспозиция, например, приведена в ст. 211 УК РФ –
угон судна. Что следует понимать под угоном судна, в данной статье не
уточняется вследствие его ясности.

В качестве примера иного рода можно привести ст. 242 УК РФ,
устанавливающую ответственность за незаконное распространение
порнографических материалов или предметов. По поводу понятия
“порнография” нет единого и четкого мнения, вследствие чего оно в
диспозиции ст. 242 УК РФ не расшифровано, несмотря на то, что на
практике из-за этого возникают большие трудности. А вот понятие “притон
для проституции” понятно, но требует многословного описания, и поэтому
оно не включено в диспозицию ст. 241 УК РФ.

Более предпочтительной является описательная диспозиция, включающая ряд
признаков, наличие которых в совокупности определяет содеянное как
преступление. Такая диспозиция, например, определена в ст. 213 УК РФ, в
соответствии с которой хулиганством является “грубое нарушение
общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу,
сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его
применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества”.

Бланкетная диспозиция не содержит конкретных признаков преступления, а
отсылает к нормам других отраслей права – гражданского,
административного, трудового и т.д. Такие диспозиции доминируют в главах
УК РФ, предусматривающих ответственность в сфере экологии (гл. 26),
экономической деятельности (гл. 22), безопасности движения и
эксплуатации транспорта (гл. 27), и т.д. Много таких диспозиций в главе,
устанавливающей ответственность в сфере общественной безопасности в
связи с нарушением специальных правил (строительных, горных работ и
иных), обращения с оружием, боеприпасами, радиоактивными веществами и
т.д. Бланкетной, например, является диспозиция ст. 218 УК РФ,
устанавливающая ответственность за нарушение правил учета, хранения,
перевозки и использования взрывоопасных, легковоспламеняющихся веществ и
пиротехнических изделий.

Ссылочной является диспозиция, которая для установления признаков
преступления в интересах устранения повторений отсылает к иной статье
или части статьи УК. Так, в ст. 112 УК РФ, устанавливающей
ответственность за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью,
указано, что оно не опасно для жизни человека и не влечет последствий,
указанных в ст. 111 УК. В ч. 2 ст. 111 УК предусмотрена ответственность
за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при наличии
квалифицирующих это преступление обстоятельств. При этом сделаны ссылки
на ч. 1 этой же статьи, определяющей признаки тяжкого вреда здоровью.

Помимо перечисленных существуют смешанные, или комбинированные,
диспозиции, содержащие признаки ссылочной или бланкетной диспозиции и
помимо этого какой-либо иной диспозиции. Такой смешанной диспозицией
наделена ст. 236 УК РФ, устанавливающая ответственность за нарушение
санитарно-эпидемиологических правил (бланкетная часть), повлекшее по
неосторожности массовое заболевание или отравление людей (описательная
часть).

Санкцией называется часть уголовно-правовой нормы (статьи), в которой
определяются вид и размер наказания за конкретное преступление.

Санкция по существу представляет собой законодательную оценку опасности
предусмотренного в конкретной норме деяния. В санкциях УК РФ обычно
устанавливаются альтернативные наказания по принципу “или-или”. Так, в
ч. 1 ст. 129 УК РФ за клевету предусмотрены наказания в виде штрафа в
размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда или в размере
заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного
месяца, либо обязательных работ на срок от 120 до 180 часов, либо
исправительных работ на срок до одного года. За ряд преступлений санкции
предусматривают один вид наказания. За убийство, например, в ч. 1 ст.
105 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от
шести до пятнадцати лет.

Уголовные наказания, в зависимости от возможности суда в приговоре
варьировать их размеры, делятся на абсолютно определенные и относительно
определенные.

Абсолютно определенными являются смертная казнь, пожизненное лишение
свободы и лишение специального, воинского или почетного звания,
классного чина и государственных наград. Перечисленные наказания не
допускают дозировки при их назначении судом. Их индивидуализация
невозможна в приговоре суда.

Относительно определенные наказания указывают вид наказания и его
размеры (пределы) – “от и до” или “до”. Так, в ст. 105 УК РФ за убийство
предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от шести до
пятнадцати лет.

Существует иной вид относительно определенных наказаний – с указанием
только максимума наказания. В подобных случаях низший предел наказания
определяется минимально возможным размером (пределом) этого наказания,
предусмотренным Общей частью УК. Например, такая конструкция
относительно определенного наказания определена в ч. 1 ст. 108 УК РФ,
устанавливающей ответственность за убийство, совершенное при превышении
пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для
задержания лица, совершившего преступление. За это преступление
предусмотрено наказание в виде ограничения свободы на срок до двух лет
или лишение свободы на тот же срок. Следовательно, в соответствии со ст.
53 УК РФ минимальный срок ограничения свободы равен одному году, а если
это лишение свободы – то равен шести месяцам (ч. 2 ст. 56 УК).

За ряд преступлений, таких, например, как умышленное причинение тяжкого
вреда здоровью (ст. 111 УК), угон судна воздушного или водного
транспорта либо железнодорожного состава (ст. 211 УК), в санкции
предусмотрено одно наказание – лишение свободы.

Большинство санкций предусматривают альтернативу двух или более видов
наказаний, что предоставляет суду широкие возможности определять степень
опасности содеянного и в соответствии с этим индивидуализировать
наказание виновному лицу. Так, в ч. 2 ст. 129 УК РФ за клевету
предусмотрена возможность назначения четырех видов наказания: штраф,
обязательные работы, исправительные работы или арест.

В статье 45 УК РФ наказания разделены на основные и дополнительные.

Основными наказаниями являются обязательные работы, исправительные
работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест,
лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и
смертная казнь (ч. 1 ст. 45 УК РФ). Некоторые наказания могут
назначаться судом как в качестве основных, так и в качестве
дополнительных наказаний (ч. 2 ст. 45 УК РФ).

Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и
государственных наград, а также конфискация имущества применяются только
как дополнительные наказания.

Санкции, в которых предусмотрена возможность назначения как основного,
так и дополнительного наказания, именуются кумулятивными. Как правило,
суд правомочен решать вопрос о назначении виновному лицу основного
наказания в совокупности с дополнительным наказанием или без него, в
зависимости от учета обстоятельств дела. Но в некоторых санкциях статей
УК предусмотрено обязательное сочетание как основного, так и
дополнительного.

УК установлено, что лицо, совершившее разбой при квалифицирующих
обстоятельствах, наказывается лишением свободы на срок от семи до
двенадцати лет с конфискацией имущества. Следовательно, в таких санкциях
предусмотрено обязательное назначение как основного, так и
дополнительного наказания.

К закону (норме права) предъявляются многие требования. Он должен быть
четким, ясным, не противоречащим иным нормам (в том числе – нормам
других отраслей права). К тому же нормы права должны быть, с одной
стороны, стабильными, а с другой – динамичными.

Стабильную норму можно тщательно изучить и проанализировать. Со временем
возрастает круг лиц, ее знающих, руководствующихся ею. Возникает
возможность изучения и обобщения практики применения нормы вместе с
увеличением срока ее действия, стабильности. Тем самым улучшается
правоприменительная деятельность и устраняются типичные ошибки,
обнаруживаемые в процессе анализа обобщения практики применения нормы
права. Продолжительная жизнь нормы повышает ее авторитет, значимость. С
другой стороны – норма может отстать от потребностей жизни, устареть. В
процессе применения нормы могут быть обнаружены ее недостатки. В таких
случаях возникает необходимость в отмене или изменении нормы, в
динамичной реакции законодателя. Это принцип динамичности нормы.

2. Действие уголовного закона в пространстве

Действие уголовного закона в пространстве основывается на пяти
принципах: территориальном, гражданства, покровительственном
(специального режима), универсальном и реальном.

В соответствии с территориальным принципом, основанным на незыблемости
суверенитета Российской федерации, все лица, совершившие преступление на
территории Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по
УК РФ (ч. 1 ст. 11 УК).

Действие УК РФ 1996 г. распространяется на всю территорию Российской
Федерации. Эта территория, согласно Закону РФ “О Государственной границе
Российской федерации” от 1 апреля 1993 г., определяется как сухопутное,
водное и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ.
Следовательно, территорией Российской Федерации являются находящиеся в
пределах их государственных границ суша, воды, недра, воздушное
пространство над сушей и водами. Государственной границей Российской
Федерации, согласно этому закону, является граница РСФСР, закрепленная
действующими международными договорами и законодательными актами бывшего
СССР (граница Российской Федерации).

Сухопутная государственная территория включает в себя материковую часть
государства и островов в пределах Государственной границы.

Водную территорию Российской Федерации составляют территориальные и
внутренние морские воды, а также части пограничных рек и озер.

К территориальному морю Российской Федерации относятся прибрежные
морские воды шириной 12 морских миль, отмеряемых по постоянному уровню
воды, а в случае периодического изменения уровня воды – по линии
максимального отлива как на материке, так и на островах, принадлежащих
России (см. ст. 15 и 16 Водного кодекса Российской федерации 1995 г.).
Международными договорами Российской Федерации, а при их отсутствии –
согласно общим принципам и нормам международного права – ширина
территориальных вод может быть установлена иной.

К внутренним морским водам относятся воды: портов РФ, ограниченные
линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки
гидротехнических и других постоянных сооружений портов; заливов бухт,
губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской
Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте
наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или
несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские
мили; заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа и
них не более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат
Российской Федерации, перечень которых устанавливается Правительством
РФ.

Территориальное море РФ – примыкающий к сухопутной территории или
внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль,
определяемых от исходных линий – согласно Закону “О внутренних морских
водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации” от
31 июля 1998 г. В этом Законе устанавливаются правила захода в морские
порты иностранных судов, порядок захода иностранных военных кораблей и
других некоммерческих государственных судов, эксплуатируемых в
некоммерческих целях, в морские порты и т.д.

Уголовное законодательство действует и в случаях совершения преступления
на континентальном шельфе Российской Федерации (ч. 2 ст. 11 УК). В
соответствии с международной Конвенцией о континентальном шельфе 1958 г.
и Федеральным законом РФ “О континентальном шельфе Российской Федерации”
1995 г. континентальный шельф включает в себя морское дно и недра
подводных районов, находящихся за границей территориального моря
Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее
сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка.
Подводной окраиной материка является продолжение континентального
массива Российской Федерации, включающего в себя поверхность и недра
континентального шельфа, склоны и подъемы. Приведенное определение
шельфа относится и к островам Российской Федерации. Закон “О
континентальном шельфе Российской Федерации” определяет пространственные
пределы внутренней и внешней границ континентального шельфа.

Иными словами, континентальный шельф Российской Федерации – это
примыкающие к территориальному морю до определенной глубины поверхности
и недра морского дна. Сооружения и установки, возведенные в целях
разведки или разработки естественных богатств континентального шельфа
Российской федерации, находятся под юрисдикцией России. Иностранные
физические и юридические лица не имеют права проводить исследования,
разведку и разработку естественных богатств и иные работы на
континентальном шельфе, за исключением тех случаев, когда это
предусмотрено соглашениями Российской Федерации с иностранным
государством или специально разрешено компетентным органом власти
России. За нарушение Закона о континентальном шельфе предусмотрена
уголовная ответственность (см. ст. 253 УК).

В ч. 2 ст. 11 УК РФ определено, что его действие распространяется и на
исключительную экономическую зону Российской Федерации. Ее правовой
режим аналогичен континентальному шельфу. И ответственность за
преступные нарушения такого режима также предусмотрена ст. 253 УК РФ.

Исключительная экономическая зона устанавливается в морских регионах,
находящихся за пределами территориальных вод (территориального моря)
Российской Федерации и прилегающих к ним, включая районы вокруг
принадлежащих Российской Федерации островов. Российская граница
исключительной экономической зоны находится на расстоянии 200 морских
миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальные воды
(территориальные моря) Российской Федерации. Разграничение особой
экономической зоны между Россией и другими иностранными государствами,
побережья которых противолежат с побережьем Российской Федерации,
осуществляется с учетом законодательства Российской Федерации путем
соглашения на основе международного права с целью достижения
справедливого решения. Создание исключительных экономических зон
осуществляется в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.
Российская Федерация в таких зонах имеет исключительное право на
разведку, разработку и сохранение природных ресурсов (живых и неживых) в
водах, покрывающих морское дно, морском дне и в его недрах, на
управление такими ресурсами, а также на любые виды деятельности по
экономической разработке зоны. В такой зоне могут создаваться
искусственные острова, установки и сооружения, осуществляться научные
исследования мер по защите и сохранению морской среды.

Необходимо подчеркнуть, что в исключительной экономической зоне
наказуемыми по УК РФ являются только деяния, сопряженные с незаконным
созданием зон безопасности, исследованиями и разработкой естественных
богатств зоны. Поэтому, например, если вне территориальных вод в
исключительной экономической зоне на иностранном судне будет совершено
убийство, то реакция на него не входит в юрисдикцию Российской
Федерации. При совершении преступления на приписанных к порту воздушном,
морском, речном судне, находящихся вне пределов России в нейтральном
воздушном или водном пространстве, ответственность наступает по УК РФ.
Имеются в виду гражданские самолеты, вертолеты, пароходы, яхты и т.д. В
случае совершения преступления на судне в территориальных и внутренних
водах или воздушном пространстве другой страны ответственность наступает
по законодательству последней.

К территории Российской Федерации приравниваются военные воздушные,
морские и речные суда РФ вне зависимости от той территории, на которой
они находятся (ч. 3 ст. 11 УК).

Территория посольств Российской Федерации в иностранных государствах и
машины послов под флагом РФ территориями Российской Федерации не
являются. Вместе с тем здания посольств, автомашины послов пользуются
дипломатическим иммунитетом.

Законом Российской Федерации “О недрах” от 21 февраля 1992 г.
определено, что они являются частью земной коры, расположенной ниже
почвенного слоя и дна водоемов. Они простираются до глубины, доступной
для геологического изучения и освоения. К недрам относится пространство
под сухопутной поверхностью и водной территорией, определенной
Государственной границей Российской Федерации.

Под воздушным пространством согласно ч. 2 ст. 1 Воздушного кодекса РФ
1997 г. “понимается воздушное пространство над территорией Российской
Федерации, в том числе воздушное пространство над внутренними водами и
территориальным морем”. Боковой границей воздушного пространства России
является вертикальная поверхность, проходящая по сухопутной и водной
государственной границе страны. Высотный предел, отделяющий воздушное
пространство страны от космоса, не установлен. Международные обычаи и
практика исходят из того, что космическое пространство, имеющее
международный режим, начинается с высоты 100-110 км над уровнем моря.

Договором о принципах деятельности государств по исследованию
космического пространства 1967 г. установлено, что юрисдикция государств
распространяется на объекты и их экипажи, находящиеся в космическом
пространстве.

Преступление считается совершенным на территории России, если начинается
оно за границей, а оканчивается в РФ.

Также решается рассматриваемый вопрос и в том случае, если за границей
осуществлялась организаторская деятельность, подстрекательство,
пособничество, а исполнитель действовал на территории РФ.

В тех случаях, когда приготовительная деятельность для совершения
преступления за границей осуществлялась в Российской Федерации или же на
нашей территории, имело место соучастие в совершении преступления за
рубежом, ответственность также следует по УК РФ.

В соответствии с территориальным принципом действия уголовного закона
все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, в
том числе иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства,
подлежат уголовной ответственности по УК РФ. Из этого общего правила в
ч. 4 ст. 11 УК РФ предусмотрено исключение, касающееся лиц, пользующихся
дипломатическим иммунитетом.

Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей,
согласно действующим законам и международным договорам, в случае
совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации
решается дипломатическим путем (ч. 4 ст. 11 УК).

Личной неприкосновенностью и иммунитетом от уголовной ответственности
пользуются: глава дипломатического представительства (посол, посланник,
поверенный в делах), советник, торговые представители и их заместители;
военные, военно-полевые и военно-воздушные атташе и их помощники;
первый, второй и третий секретарь, атташе и секретарь-архивариус, а
также члены их семей, не являющиеся гражданами Российской Федерации и
проживающие с ними совместно.

На началах взаимности ограниченным иммунитетом от уголовной
ответственности пользуются консульские должностные лица, сотрудники
обслуживающего персонала дипломатических представительств, а также
представители и должностные лица международных организаций, члены
парламентских и правительственных делегаций. Право неприкосновенности
распространяется на служебные и жилые помещения, на средства
передвижения дипломатических представителей. Однако это не дает права
использовать дипломатическую неприкосновенность в целях, несовместимых с
функциями дипломатического представительства. Лица, преступно
злоупотребляющие правом дипломатической неприкосновенности, объявляются
персонами non grata и должны покинуть территорию Российской Федерации.

В ч. 1 ст. 98 Конституции РФ установлено, что члены Совета Федерации и
депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение
всего срока их полномочий. Следовательно, они не могут быть подвергнуты
уголовной ответственности без от мены их неприкосновенности. Вопрос о
лишении их неприкосновенности решается по представлению Генерального
прокурора РФ соответствующей палатой Федерального Собрания. Депутаты
законодательных органов субъектов Федерации и иных уровней правом
неприкосновенности не обладают. Несмотря на это на территории ряда
субъектов Федерации в нарушение Конституции РФ действовали акты,
устанавливающие неприкосновенность депутатов законодательных органов
субъектов Федерации.

Конституционный Суд РФ неоднократно признавал такие местные акты
неконституционными. Такое, например, решение Конституционного Суда РФ
было принято в 1995 г. по закону Калининградской областной Думы, в 1996
г. – по закону Законодательного Собрания Тамбовской области. В январе
1998 г. Генеральный прокурор РФ издал приказ, предписывающий работникам
прокуратуры и органам предварительного дознания привлекать депутатов
законодательных органов власти субъектов Федерации к ответственности на
общих основаниях.

Как ранее отмечалось, существуют большие сомнения в обоснованности
установления неприкосновенности членов Совета Федерации и депутатов
Государственной Думы.

Правом неприкосновенности пользуются также судьи (ч. 1 ст. 122
Конституции РФ). Судья может быть привлечен к уголовной ответственности
только в порядке, определенном федеральным законом. Этот порядок сложен
и требует больших затрат времени.

Принцип гражданства установлен в ч. 1 ст. 12 УК РФ. Он предусматривает,
что граждане Российской Федерации и постоянно живущие в России лица без
гражданства, совершившие преступления за рубежом, подлежат уголовной
ответственности по УК РФ, если совершенное ими деяние признано
преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено,
и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.
Невозможность повторного осуждения предопределена ч. 2 ст. 6 УК РФ, в
которой воспроизведена ст. 50 Конституции РФ. При осуждении таких лиц
наказание не может превышать верхний предел санкции, предусмотренной
законом иностранного государства, на территории которого было совершено
преступление.

В соответствии со ст. 2 Закона РФ “О гражданстве Российской Федерации”
от 28 ноября 1991 г. (в редакции ФЗ от 6 февраля 1995 г.) гражданами
России являются лица, приобретшие ее гражданство в соответствии с
законом независимо от оснований его приобретения: по рождению, в порядке
регистрации, в результате приема в гражданство, восстановления в
гражданстве, принятия гражданства, а также выбора гражданства и по
другим основаниям. В Законе определено, что лицами без гражданства
(апатридами) являются лица, не принадлежащие к гражданству России и не
имеющие доказательств принадлежности к гражданству другого государства.
Лица без гражданства могут постоянно проживать на территории России не
менее 185 дней в календарном году или же – находиться в нашей стране
временно. Первая категория апатридов при решении вопросов привлечения к
уголовной ответственности приравнена к гражданам РФ, а вторая – к
иностранцам.

Иностранными гражданами являются лица, обладающие гражданством
(подданством) иностранного государства и не имеющие гражданства РФ.

Согласно ст. 62 Конституции РФ гражданин нашей страны может иметь
гражданство иностранного государства – двойное гражданство. При
совершении таким гражданином преступления в каком-либо третьем
государстве возникает вопрос о том, по законам какого государства он
должен нести ответственность, если он не был привлечен к ней в этом
третьем государстве. В таком случае следует исходить из международного
принципа “эффективного гражданства”, установленного в международном
праве, согласно которому применяется закон того государства, на
территории которого гражданин и его семья постоянно проживают, имеют
работу, жилье, имущество, пользуются всеми гражданскими и политическими
правами.

Воинские части Российской Федерации могут находиться и вне пределов
нашего государства. Так, например, миротворческие функции выполняют наши
воинские формирования на границе между Грузией и Абхазией. Российские
военные базы существуют в Грузии и Армении, а пограничные части – в
Таджикистане. Военнослужащие Российской Федерации, находящиеся за
границей и совершившие там преступление, несут ответственность по УК РФ,
если международными соглашениями России не предусмотрен иной порядок
решения этого вопроса (ч. 2 ст. 12 УК)*(76).

В рассматриваемой норме установлен покровительственный принцип, или
принцип специального режима.

Российская Федерация участвует в борьбе с международными преступлениями
и преступлениями международного характера (с фальшивомонетничеством,
угоном воздушного судна, с преступлениями, связанными с незаконным
изготовлением, сбытом или распространением наркотиков и т.д.).
Вследствие этого в ч. 3 ст. 12 УК РФ установлено, что иностранные
граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской
Федерации, совершившие преступление вне пределов России, подлежат
уголовной ответственности по УК РФ в случаях, предусмотренных между
народными договорами страны, если они не были осуждены в иностранном
государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории
Российской Федерации. В данной норме имеет место универсальный принцип
действия уголовного закона в пространстве, вытекающий из
международно-правовых обязательств России.

В ч. 3 ст. 12 УК РФ предусмотрен еще один принцип действия Закона в
пространстве – реальный. Суть этого принципа заключается в том, что
иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства, не проживающие
постоянно в России, совершившие преступления за рубежом, несут
ответственность по УК РФ за преступления, направленные против интересов
Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном
государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории
Российской Федерации.

Часть 1 ст. 13 УК РФ регламентирует институт выдачи (экстрадиции) лиц,
совершивших преступления вне территории России. Под выдачей понимается
передача одним государством находящихся на его территории лиц другому
государству, в котором они совершили преступление, для привлечения их к
уголовной ответственности или для отбывания наказания.

В 1995 г. в Генеральную прокуратуру РФ поступило 1400 ходатайств
иностранных государств о выдаче преступников, а в I квартале 1996 г. –
более 500*(77).

В ч. 1 ст. 13 установлено, что граждане Российской Федерации,
совершившие преступление на территории иностранного государства, не
подлежат выдаче этому государству. Расширительное толкование этой нормы
дает основание для вывода о том, что она распространяется и на лиц без
гражданства, постоянно проживающих на территории России. Такой вывод
подтверждается сопоставительным анализом ч. 1 ст. 13 УК РФ с ч. 1 ст. 12
УК РФ, в которой правовой статус лиц без гражданства, постоянно
проживающих на территории России, приравнен к статусу граждан Российской
Федерации.

Так, если гражданин (подданный) какого-либо государства на территории
этого государства совершил преступление, а затем переехал в Россию и
приобрел ее гражданство, то встает вопрос о недопустимости его выдачи
тому государству, на территории которого он совершил преступление.
Поскольку такие лица обвиняются в совершении преступления до того, как
оно стало гражданином России, на них не распространяется запрет,
установленный ч. 1 ст. 13 УК РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 13 УК РФ иностранные граждане (подданные) и
лица без гражданства, совершившие преступления за рубежом, находящиеся
на территории России, могут быть выданы для привлечения к уголовной
ответственности или отбывания наказания в соответствии с международными
договорами Российской Федерации. Такие договоры могут носить
многосторонний характер (см., например, Минскую конвенцию о правовой
помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам
1993 г., принятую государствами-членами Содружества Независимых
Государств). Но такие договоры могут быть и двусторонними*(78).

Российская Федерация 25 октября 1999 г. ратифицировала Европейскую
Конвенцию о выдаче лиц, совершивших преступления, от 13 декабря 1957 г.
с протоколами к ней*(79). В 62 статьях подробно регламентируются
материальные и процессуальные аспекты экстрадиции. Установлен приоритет
Конвенции над двусторонними договорами о выдаче. Так, согласно Конвенции
выдача осуществляется в отношении лиц, совершивших преступления,
наказуемые в соответствии с законодательством запрашивающей и
запрашиваемой сторон лишением свободы не менее одного года. Если
преступление наказуемо смертной казнью в соответствии с законом
запрашивающей страны, то в выдаче может быть отказано при
непредоставлении гарантий того, что смертная казнь не будет исполнена.
Достаточно многочисленны и оговорки к Конвенции и протоколам к ней,
сделанные Российской Федерацией при их под писании.

Указом Президента РФ от 21 июля 1997 г. утверждено Положение о порядке
предоставления Российской Федерацией политического убежища. Оно
предоставляется лицам, ищущим убежище и защиту от преследования или
реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской
принадлежности или в стране своего обычного места жительства за
общественно-политическую деятельность и убеждения, которые не
противоречат демократическим принципам, признанным мировым сообществом,
нормам международного права. Право на политическое убежище утрачивается
в ряде предусмотренных законом случаев, например, при осуждении лица за
преступление. Предоставление политического убежища и лишение его
производятся указом Президента РФ. Лица, получившие политическое
убежище, выдаче в другое государство не подлежат.

Если иностранный гражданин совершил преступление на территории России,
то в его выдаче может быть отказано вследствие приоритета
территориального принципа над принципом гражданства.

Недопустима выдача лица, если истекли согласно УК РФ сроки давности
привлечения его к уголовной ответственности.

Выдача осужденных другому государству для отбывания наказания также
определяется международными соглашениями. Выдача возможна в отношении
лиц, осужденных за преступление, наказуемое у нас и в государстве,
требующем выдачу осужденного. К тому же она возможна только в отношении
лиц, осужденных к лишению свободы на срок не менее шести месяцев.

В 1997 г. из общего числа лиц, отбывших наказание в виде лишения
свободы, 2% (15 тысяч) осужденных не являлись гражданами России. Из них
1,1% – лица без гражданства, 0,6% – граждане Украины, остальные – в
основном граждане бывших республик СССР. Не все прилегающие к Российской
Федерации республики проявляют желание истребовать выдачу своих граждан
для отбывания наказания. Особенно часто это относится к женщинам. В
основе такого негативного отношения к своим гражданам лежат
экономические трудности, осложняющие надлежащую организацию и
материальное обеспечение мест лишения свободы в этих республиках.

В местах лишения свободы Российской Федерации 99% лиц, отбывающих
лишение свободы, осуждены судом России. Около 7,5 тыс. осужденных были
выданы Российской Федерации другими государствами для отбывания
наказания.

3. Действие уголовного закона во времени

Наиболее острой формой реагирования на противоправное по ведение
человека является применение уголовного закона и связанное с этим
ограничение прав и свобод виновного. Вследствие этого к уголовному
закону имеет самое непосредственное отношение ст. 15 Конституции
Российской Федерации, согласно которой “любые нормативные правовые акты,
затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не
могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего
сведения”.

Порядок опубликования и вступления закона в силу определен федеральным
законом от 14 июня 1994 г. “О порядке опубликования и вступления в силу
федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат
Федерального Собрания”*(80).

Согласно ст. 2 этого Закона датой принятия федерального за кона (а
уголовные законы являются именно федеральными законами) считается день
принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Таким
образом, новый Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый
Государственной Думой 24 мая, одобренный Советом Федерации 5 июня и
подписанный Президентом 13 июня, считается принятым 24 мая 1996 г.

Официальным опубликованием уголовного закона считается первая публикация
его полного текста в “Парламентской газете”, “Российской газете” или
“Собрании законодательства Российской Федерации” (ст. 4 Федерального
закона от 14 июня 1994 г. в редакции Федерального закона от 22 октября
1999 г.).

Уголовный закон подлежит официальному опубликованию в течение семи дней
после его подписания Президентом Российской Федерации (ст. 3) и вступает
в силу, по общему правилу, по истечении десяти дней после официального
опубликования (ст. 6). Точнее было бы указать: по истечении десяти
суток, т.е., если, например, закон принят 1 марта, то с учетом того, что
день опубликования не входит в десятидневный срок, закон следует считать
вступившим в силу с 00 часов 12 марта.

Законодатель может установить и иной порядок вступления принятого закона
в силу. Так, большинство уголовных законов, принятых Государственной
Думой и направленных на изменение УК РСФСР, вступали в силу с момента
опубликования.

Вместе с тем при принятии обширных законодательных актов возможно
вступление их в силу по истечении значительного промежутка времени после
их принятия. Так, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 13 июня
1996 г. “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации”
УК РФ был введен в действие с 1 января 1997 г., т.е. более чем через
полгода после его принятия и опубликования. Такое длительное время было
необходимо для ознакомления с УК и для подготовки к его применению.

Действие уголовного закона может быть прекращено путем его отмены либо
замены другим уголовным законом, а также в связи с изменением условий и
обстоятельств, вызвавших принятие этого закона. Зарубежному
законодательству известны также уголовные законы, действие которых
рассчитано на определенный срок.

Между совершением общественно опасного действия (фактом бездействия) и
наступлением последствий иногда проходит значительное время. В связи с
этим при принятии уголовного закона для правильного решения вопроса о
том, какой – новый или прежний закон следует применять, важное значение
имеет определение времени совершения преступления. Согласно ч. 1 ст. 9
УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом,
действовавшим во время совершения этого преступления. В юридической
литературе были высказаны различные мнения по вопросу о том, что следует
считать временем совершения преступления: одни авторы считали временем
совершения преступления время совершения общественно опасных
действий*(81), другие – время наступления последствий*(82). УК РФ 1996
г. впервые совершенно определенно высказался по этому вопросу: “Временем
совершения преступления признается время совершения общественно опасного
действия (бездействия) независимо от времени наступления по следствий”
(ч. 2 ст. 9 УК). Юридическим основанием такого решения является то, что
субъективное отношение виновного к своим поступкам связано с законом,
существовавшим во время совершения действия (бездействия).

Признание временем совершения преступления времени совершения действий
исключает привлечение к ответственности лица, совершившего действия в
период, когда они не признавались преступными, если последствия
наступили после вступления в силу нового закона, криминализировавшего
это деяние. Соответственно исключается квалификация действий виновного
по новому закону, предусмотревшему более строгое наказание, если
действия были совершены до принятия нового закона. Так, если ранение с
целью убийства из ревности было нанесено в декабре 1996 г., а смерть
наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует
считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 103
УК РСФСР (наказание: лишение свободы от 3 до 10 лет), а не по ч. 1 ст.
105 УК РФ (наказание: лишение свободы от 6 до 15 лет).

Положение о том, что временем совершения преступления признается время
совершения действия, отличается универсальностью. Не все составы
преступления включают в себя в качестве обязательного признака
наступление последствий. Подобный признак отсутствует в формальных
составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении
действий или в бездействии (например, ст. 125 УК – оставление в
опасности), в усеченных составах, момент окончания преступления в
которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию
(например, ст. 162 УК – разбой). Между тем никакое преступление
невозможно без совершения определенных действий или без факта
бездействия*(83).

Некоторые сложности вызывает определение времени совершения
преступлений, объективная сторона которых заключается в совершении
нескольких или множества действий. Общим правилом определения времени
совершения преступления в таких случаях является время совершения
последнего действия или последний факт бездействия. Это относится ко
всем, в том числе к продолжаемым преступлениям, объективная сторона
которых заключается в совершении ряда тождественных преступных действий,
направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое
преступление (например, ст. 117 УК – истязание), а также к длящимся
преступлениям, заключающимся в действии или бездействии, сопряженном с
последующим длительным невыполнением возложенных законом на виновного
обязанностей (например, ст. 157 УК – злостное уклонение от уплаты
средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей)*(84).

Законом не урегулирован вопрос о том, что следует считать временем
совершения преступления соучастником. В юридической литературе этот
вопрос является дискуссионным. Так, А.И.Бойцов считает, что “действия
каждого отдельного соучастника должны оцениваться с позиций того закона,
который был в силе на момент их учинения”*(85). С этой позицией можно
согласиться, за исключением тех случаев, когда сознанием соучастника
охватывается то, что действия исполнителя будут совершены в момент,
когда вступит в силу более строгий закон.

Заслуживает внимания положение ст. 7 УК Литовской Республики. Согласно
общему положению этой статьи (как и по ч. 2 ст. 9 УК РФ) временем
совершения преступления признается время действия (бездействия). Однако
в случае, если виновный желал наступления последствий в другое время, то
“временем совершения преступления признается время появления
последствий”*(86). Применительно к условиям нашей страны такое положение
означало бы: если лицо в конце декабря 1996 г. с целью убийства
отправило из Москвы во Владивосток посылку со взрывчатым веществом,
сознавая, что последствия наступят в январе 1997 г., когда будет
действовать новый УК, предусматривающий более строгую ответственность за
убийство в сравнении с прежним УК, то временем совершения преступления
следует считать январь 1997 г. Такое решение не противоречит
юридическому основанию определения времени совершения преступления,
заключающемуся в осознании виновным наличия более строгого закона в
момент наступления последствий.

При введении в действие нового уголовного кодекса во всей полноте встают
вопросы об обратной силе закона. Под обратной силой уголовного закона
следует понимать распространение нового уголовного закона на деяния,
совершенные до его введения в действие. Конституцией Российской
Федерации, принятой 12 декабря 1993 г., положение, согласно которому
“Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не
имеет”, возведен до конституционного принципа (ст. 54). Уголовный кодекс
РФ 1996 г. развил и закрепил этот принцип в ст. 10, согласно ч. 1
которой “Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий
наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего
преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц,
совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в
том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но
имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния,
усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица,
обратной силы не имеет”.

Дореволюционные российские ученые высказывали противоположные мнения об
обратной силе уголовных законов. Так, большинство авторов (В. Спасович,
А. Кистяковский, П. Калмыков и др.)*(87) считали, что более мягкие
законы имеют обратную силу. Однако ряд авторов (Н. Таганцев, Н.
Сергеевский и др.)*(88) высказывали мнение о том, что новый уголовный
закон применяется ко всем деяниям, признанным преступными до его
издания.

Законом, устраняющим преступность деяния, признается закон, полностью
отменивший уголовную ответственность за то или иное деяние. УК РФ
декриминализировал более 80 деяний. В частности, исключена
ответственность за недонесение (ст. 811, 190 УК РСФСР), уклонение от
лечения венерической болезни (ст. 115.1 УК РСФСР), за ряд преступлений с
административной преюдицией и др. Так, Верховный Суд РФ в кассационном
порядке отменил приговор в части осуждения С. по ст. 1151 УК РСФСР и
приговор в части осуждения А. по ст. 190 УК РСФСР и дела производством
прекратил, указав, что введенный в действие с 1 января 1997 г. УК РФ
ответственность за указанные действия не предусматривает*(89).

Возможна также частичная декриминализация деяния путем включения в
диспозицию дополнительных признаков или исключения признаков, указанных
в прежнем УК. Так, включив дополнительные признаки, законодатель
декриминализировал хулиганство, заключающееся в грубом нарушении
общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, если это
деяние не сопровождалось применением насилия к гражданам либо угрозой
его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества
(ч. 1 ст. 206 УК РСФСР, ч. 1 ст. 213 УК РФ). Частичная декриминализация
возможна также путем изменений статей Общей части УК. Так, указанием в
ч. 2 ст. 30 УК РФ о том, что “уголовная ответственность наступает за
приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям”,
законодатель декриминализировал приготовление к преступлениям небольшой
и средней тяжести.

Законом, устанавливающим преступность деяния, является закон,
криминализировавший деяние, ранее не являвшееся преступным. Новый УК
содержит не только отдельные составы преступлений, но и целые главы,
содержащие составы преступлений, ранее уголовному законодательству
неизвестные. К таковым относятся: глава 23 “Преступления против
интересов службы в коммерческих и иных организациях”, глава 28
“Преступления в сфере компьютерной информации”.

Расширение уголовной ответственности возможно и путем изменения
диспозиции статьи. Так, исключив из нормы указание о материальной и иной
зависимости потерпевшего от виновного, законодатель расширил
ответственность за доведение до самоубийства (ст. 107 УК РСФСР, ст. 110
УК РФ).

Смягчение или усиление наказуемости деяния возможно путем внесения
изменений в санкцию статьи. Санкцией, предусматривающей более мягкое
наказание, следует считать санкцию, в которой исключен наиболее строгий
вид наказания или в которую включен альтернативно менее строгий вид
наказания, либо в которой снижен верхний или нижний предел наказания или
снижены оба предела наказания. Так, в связи с введением в действие УК РФ
Верховный Суд ВФ в соответствии со ст. 10 УК переквалифицировал действия
Ф. и др. со ст. 77 УК РСФСР (бандитизм) на ч. 1 ст. 209 УК РФ (санкция
новой статьи в отличие от ст. 77 УК РСФСР не предусматривает наказания в
виде смертной казни)*(90). Смягчение наказания возможно также путем
исключения из санкции дополнительного наказания либо указания на
необязательное применение дополнительного наказания вместо
обязательного.

В случаях, если закон усиливает наказание в одном из пределов санкции и
смягчает в другом (например, снижен верхний предел и повышен нижний
предел наказания), более мягкой следует считать статью, санкция которой
предусматривает более низкий верхний предел наказания, так как в
основание деления преступлений на категории (ст. 15 УК) положен верхний
предел санкции. Отнесение же совершенного виновным преступления к той
или иной категории влечет серьезные последствия для осужденного*(91).

В УК РСФСР 1960 г. (ст. 6) решался вопрос об обратной силе закона,
касающегося лишь преступности и наказуемости деяния, и не содержалось
положения об обратной силе законов, иным образом улучшающих или
ухудшающих положение лица, совершившего преступление. По сложившейся
судебной практике во всех случаях, независимо от того, улучшал или
ухудшал “иным образом” новый закон положение виновного, применялся новый
закон.

Так, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1971 г.
судам разъяснялось, что вопрос о возможности применения или неприменения
условно-досрочного освобождения от наказания и замены неотбытой части
наказания более мягким должен решаться в соответствии с законом,
действующим в данный момент, а не с законом, действовавшим во время
совершения преступления. Поскольку закон, иным образом улучшающий
положение лица, имел обратную силу и ранее, принципиально новым в ч. 1
ст. 10 УК РФ является положение о том, что не имеет обратной силы закон,
иным образом ухудшающий положение лица.

Это положение относится к основаниям условно-досрочного освобождения от
отбывания наказания (ст. 79 УК) и замены неотбытой части наказания более
мягким видом наказания (ст. 80 УК), освобождения от уголовной
ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК),
освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности
обвинительного приговора (ст. 83 УК), погашения судимости (ст. 86 УК) и
к другим вопросам, не определяющим преступность и наказуемость деяния.
Так, если по УК РСФСР новый закон, ограничивающий возможность
условно-досрочного освобождения или замены наказания более мягким
(например, увеличивалась часть наказания, по отбытии которой возможно
условно-досрочное освобождение), имел обратную силу, так как такой закон
не касался вопросов преступности и наказуемости деяния, то теперь такой
закон обратной силы не имеет, т.е. применяется более благоприятный для
осужденного закон, действовавший в момент совершения преступления.

В ч. 2 ст. 10 УК РФ указано: “Если новый уголовный закон смягчает
наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит
сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом”. Это
положение практически неприменимо. При приведении вынесенных ранее
приговоров в соответствие с новым уголовным законом суд должен
руководствоваться жесткими, конкретными критериями, а не определять
наказание по своему усмотрению “в пределах, предусмотренных новым
уголовным законом”. Так, в ч. 3 ст. 56 УК РСФСР предусматривалось, что в
отношении лиц, осужденных к наказанию, превышающему верхний предел
санкции нового закона, назначенное судом наказание смягчается до верхних
пределов нового уголовного закона.

С целью “подкорректировать” ч. 2 ст. 10 УК РФ на время при ведения в
соответствие ранее вынесенных приговоров с новым УК законодатель был
вынужден 4 декабря 1996 г. внести изменения в Федеральный закон от 13
июня 1996 г. “О введении в действие Уголовного кодекса Российской
Федерации”, которым предложил снизить наказание до верхних пределов
санкции нового закона лишь лицам, осужденным ранее к более строгому
наказанию, чем этот верхний предел санкции.

Вместе с тем более справедливым, отвечающим требованиям индивидуализации
наказания с учетом роли каждого осужденного в совершенном преступлении,
было бы указание в законе о сокращении наказания всем лицам, отбывающим
наказание по приговорам, вынесенным до введения в действие нового УК,
пропорционально смягчению новым законом верхнего предела наиболее
строгого вида наказания. Уголовные кодексы некоторых бывших союзных
республик пошли именно по такому пути. Так, согласно ч. 2 ст. 13 УК
Республики Таджикистан, “если новый уголовный кодекс смягчает
наказуемость деяния, за которое лицо отбывает наказание, назначенное
наказание подлежит сокращению в соответствии с верхним пределом санкции
вновь изданного уголовного закона”*(92).

Некоторую сложность представляет решение вопроса об обратной силе закона
в случаях, когда после совершения преступления и до момента привлечения
лица к ответственности закон изменился два или более раза. Вопрос о
применении “промежуточного” закона возникает в тех случаях, когда этот
закон мягче (или вовсе устраняет ответственность) в сравнении с законом,
действовавшим во время совершения преступления, и законом, действующим
во время привлечения лица к уголовной ответственности или вынесения
приговора. Например, ч. 2 ст. 92 УК РСФСР (присвоение и растрата),
действовавшая до 1 июля 1994 г., предусматривала наказание в виде
лишения свободы на срок до 7 лет. Федеральным законом от 1 июля 1994 г.
из УК РСФСР была исключена глава вторая и входившая в эту главу ст. 92 и
введена в УК ст. 147.1 (присвоение и растрата), максимальное наказание
по ч. 2 которой было – пять лет лишения свободы. Новый УК РФ, введенный
в действие с 1 января 1997 г., предусмотрел ответственность за
присвоение и растрату в ст. 160 с наказанием по ч. 2 до 6 лет лишения
свободы. Возникает вопрос – по какому закону квалифицировать действия
виновного, если преступление совершено в июне 1994 г., а привлекается к
ответственности лицо в 1997 г.?

По вопросу действия “промежуточного” закона в юридической литературе
высказаны противоположные мнения. Так, Н.Д. Дурманов, Я.М. Брайнин, А.И.
Бойцов, А.М. Медведев*(93) высказались в пользу применения
“промежуточного” закона, А.А. Тилле*(94) высказался против.
Представляется, что в случае, если между совершением преступления и
вынесением приговора уголовный закон изменялся неоднократно, применяется
наиболее благоприятный для виновного закон, в том числе “промежуточный”
закон*(95). В противном случае наказание виновного зависело бы не только
от характера и степени общественной опасности преступления,
обстоятельств его совершения и личности виновного, как этого требует
принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), но и от случайных обстоятельств,
каковым является время привлечения лица к уголовной ответственности или
время вынесения приговора.

4. Толкование уголовного закона

Применение закона невозможно без уяснения смысла его содержания, т.е.
толкования. “Закон всеобщ, – указывал К. Маркс. – Случай, который должен
быть определен на основании Закона, – единичен. Чтобы подвести единичное
под всеобщее, требуется суждение”*(96). Особенно важно толкование нового
закона, еще недостаточно разработанного теорией и не имеющего большую
практику применения. Толкование необходимо для уяснения сути норм Общей
и Особенной частей УК РФ. Оно необходимо и для понимания ряда терминов,
оценочных признаков составов преступлений и др.

Поэтому представляется весьма полезным опыт ряда зарубежных стран,
содержащих в УК разделы, в которых даются определения терминов и понятий
уголовного права (например, в УК ряда штатов США, в УК ФРГ, УК
Республики Казахстан и др.).

Существуют различные виды толкования закона:

а) по субъекту толкования – легальное, официальное, судебное и
неофициальное (доктринальное, профессиональное, обыденное);

б) по приемам (способам) – грамматическое, систематическое, историческое
и логическое;

в) по объему – буквальное, ограничительное и распространи тельное
(расширительное).

Легальным является толкование, осуществляемое законодателем –
Федеральным Собранием (ст. 94 Конституции РФ).

Необходимо обратить внимание на то, что легальное толкование УК РФ может
осуществляться Федеральным Собранием в УИК РФ. Так, в ч. 2 ст. 43 УК РФ
целями уголовного наказания определены восстановление социальной
справедливости, исправление осужденного и предупреждение преступлений.
Термин “исправление осужденных” раскрывается (толкуется) в ч. 1 ст. 9
УИК РФ, в которой он определяется как “формирование у них уважительного
отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям
человеческого общества и стимулирование правопослушного поведения”.
Приведенное толкование термина “исправления” неудобно. В нем
раскрывается не итог – исправление, а процесс исправления (привитие,
стимулирование и т.д.). К тому же явно преувеличены возможности
уголовно-исполнительной системы в деле “исправления” осужденных. По
мнению многих юристов, исправившимся следует считать осужденного, если
он не совершает новое преступление после исполнения (отбывания)
наказания.

В ч. 1 ст. 1 УИК РФ определяются цели уголовно-исполнительного
законодательства, одной из которых является “предупреждение совершения
новых преступлений как со стороны осужденных, так и иными лицами”. Это
предписание толкует термин “предупреждение преступления” как реализацию
частной и общей превенции.

Необходимо отметить, что в УИК РФ дано толкование и иным нормам УК РФ.
Иллюстрацией к этому является раскрытие данного в ч. 1 ст. 56 УК РФ
рамочного понятия лишения свободы как “изоляция осужденного от
общества”. В ст. 82 УИК РФ это предписание конкретизируется как порядок
и условия исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающие
изоляцию и охрану осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение
возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных
интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное
содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в
зависимости от исправительного учреждения, назначенного судом, изменение
условий отбывания наказания. Эти предписания закона в УИК РФ развиваются
и в ряде иных норм (см. ст. 83-111 УИК РФ). Точно так же раскрывается
содержание и так называемых срочных положений в УИК РФ (см. например,
ст. 39-46, устанавливающие порядок и условия исполнения и отбывания
исправительных работ).

Как уже отмечалось, в соответствии с ч. 2 ст. 125 Конституции РФ
Конституционному Суду предоставлено право толкования Конституции и
решения вопросов о соответствии Конституции федеральных законов,
нормативных актов Президента и Совета Федерации, Государственной Думы,
Правительства, а также рассмотрения жалоб на нарушение конституционных
прав и свобод граждан и проверки по запросам судов конституционности
федерального закона, примененного или подлежащего применению в
конкретном деле.

Это официальный вид толкования закона Конституционным Судом*(97).
Приведем пример такого толкования нормы права Конституционным Судом.

15 октября 1995 г. Конституционный Суд огласил решение о том, что норма
закона о пенсионном обеспечении, отказывающая лицам, отбывающим лишение
свободы, в праве получать пенсию, противоречит Конституции РФ и
фактически является дополнительным наказанием и препятствует погашению
задолженности осужденного потерпевшему. В результате этого решения
Конституционного Суда осужденные стали получать пенсии, что нашло в
дальнейшем свое закрепление в УИК РФ.

Решая конкретное дело, суд осуществляет толкование закона. Это судебное
(правоприменительное, или каузальное) толкование. Его осуществляют и
вышестоящие судебные инстанции при пересмотре конкретного дела.
Вступивший в законную силу приговор имеет обязательную силу для всех
должностных лиц, учреждений и органов, к которым этот приговор имеет
отношение.

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по
уголовным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в
предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный
надзор за их деятельностью и дает разъяснение по вопросам судебной
практики (ст. 126 Конституции PФ).

В соответствии со ст. 56 Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. “О
судоустройстве РСФСР” Верховный Суд РСФСР “изучает и обобщает судебную
практику, анализирует судебную статистику и дает руководящие разъяснения
судам по вопросам применения законодательства РСФСР, возникающим при
рассмотрении судебных дел. Руководящие разъяснения Пленума Верховного
Суда РСФСР обязательны для суда, других органов и должностных лиц,
применяющих закон, по которому дано разъяснение”. Ссылаясь на это
положение Закона и ст. 126 Конституции РФ, в которой определено, что
Верховный Суд Российской Федерации в качестве одной из своих функций
правомочен давать разъяснения “по вопросам судебной практики”, некоторые
практические работники и представители науки полагают, что Пленум
Верховного Суда РФ правомочен издавать обязательные для судов
разъяснения. Так, В.В.Демидов пишет: “То обстоятельство, что в отличие
от содержания ст. 56 Закона РСФСР “О судоустройстве РСФСР” в ст. 126
Конституции Российской Федерации не говорится о том, что указанные
разъяснения являются руководящими, на наш взгляд, ни в коей мере не
означает, что их можно игнорировать. Напротив, толкование текста ст. 126
Конституции дает основание для вывода о том, что дача Верховным Судом РФ
разъяснений по вопросам судебной практики является таким же равносильным
его положением, как и другие положения, перечисленные в этой
статье*(98).

Несомненно, роль Верховного Суда РФ в деле обобщения и изучения практики
судов велика. Результаты этой деятельности помогают судам в их
правоприменительной деятельности. Однако с принятием Конституции
Российской Федерации роль руководящих разъяснений Пленума Верховного
Суда РФ изменилась. Они потеряли обязательную силу, предписанную Законом
о судоустройстве. Этот закон вступил по рассматриваемому вопросу в
противоречие со ст. 120 Конституции РФ, в которой определено, что “судьи
независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и
федеральному закону”. Противоречат они и ч. 1 ст. 1 УК РФ,
устанавливающей, что уголовное законодательство Российской Федерации
состоит из УК РФ. В ч. 2 ст. 3 УК РФ определен запрет на применение
уголовного закона по аналогии. Приведенные предписания Конституции РФ и
УК РФ исключают возможность придания постановлениям Верховного Суда РФ
обязательного для суда характера. Такой вывод не противоречит ст. 126
Конституции Российской Федерации, которая наделяет Верховный Суд
Российской Федерации правом давать “разъяснения по вопросам судебной
практики”. Конституция не придает им “обязательный”, или “руководящий”,
характер. В ст. 56 Закона “О судоустройстве РСФСР” речь идет об
обязательных для судов, других органов и должностных лиц толкованиях
закона, данных в руководящих по становлениях Пленума Верховного Суда. В
ст. 126 Конституции РФ предусмотрена возможность разъяснений Верховным
Судом РФ вопросов судебной практики. Подчеркнем – не закона, а практики.

Как уже отмечалось ранее, руководящие разъяснения Верховного Суда РФ не
являются источниками права. Суды, решив конкретные дела, не могут
принимать решения со ссылкой на них. Невозможна и отмена какого-либо
решения суда со ссылкой на постановление Пленума Верховного Суда РФ. Эти
постановления, основанные на изучении судебной практики, последних
достижениях науки, ориентируют суды на то или иное толкование уголовного
закона и практического его применения. Тем самым облегчается толкование
норм права судами при решении ими конкретных дел, создаются условия для
единообразной, в точном соответствии с уголовным законом, судебной
практики. По нашему мнению, постановления Пленума Верховного Суда РФ
имеют рекомендательную силу.

Рассматриваемый вопрос тесно смыкается с проблемой судебного прецедента.
А.В. Наумов полагает, что “признание судебного прецедента источником
уголовного права не противоречит ни принципу “нет преступления без
указания о том в законе”, ни конституционному положению о том, что
каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока
его виновность в суде не будет доказана и установлена вступившим в
законную силу приговором суда (ст. 45 Конституции РФ). Судебный
прецедент является вторичным и производным по отношению к уголовному
закону, подчиненным ему, конкретизирует “букву” закона и, пополняя ее
реальным содержанием, в конечном счете является необходимым условием
реализации воли самого же законодателя. И, думается, было бы неплохо,
если бы в будущем судьи смогли официально ссылаться в приговоре на
решения Верховного Суда Российской Федерации именно как на прецедент
толкования применяемой ими уголовно-правовой нормы, разумеется, после
ссылки на саму правовую норму”*(99).

Данный вывод представляется ошибочным, ибо он противоречит ст. 120
Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что судьи независимы
и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону, а не решениям
Верховного Суда РФ по толкованию нормы права.

В.В. Демидов считает, что содержащиеся в постановлении Пленума
Верховного Суда РФ разъяснения по вопросам применения законодательства,
основанные на требовании закона и обобщенных данных судебной практики в
масштабах страны, представляют собой своеобразную форму судебного
прецедента и являются ориентирами, подлежащими обязательному учету в
целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений
и постановлений*(100).

Как это определено ст. 8 УК РФ, основанием уголовной ответственности
является совершение деяния, содержащего все признаки состава
преступления, предусмотренного УК РФ. Иных оснований для применения
уголовной ответственности в УК РФ нет. Ссылки на судебные решения,
которые в дальнейшем необходимо использовать при решении иных конкретных
дел, законом не предусмотрены.

Кстати, то, что А.В. Наумов и В.В. Демидов называют прецедентом, таковым
в чистом виде не является. Этимологически “прецедент” – это “идущий
впереди, предшествующий” (лат.). Случай, имевший ранее место и служащий
примером или оправданием для последующих случаев подобного рода. В
юриспруденции – это решение суда или какого-либо государственного
органа, вынесенное по конкретному делу и обязательное при решении
аналогичных дел в дальнейшем.

Профессиональное толкование права осуществляют лица, работающие в
органах, осуществляющих дознание и следствие, прокуратуры, адвокатуры и
др. Это толкование носит предварительный характер, ибо только суд
правомочен решать вопросы о квалификации содеянного, виновности и
уголовной ответственности лиц, обвиняемых в совершении преступления.

Доктринальное толкование осуществляют представители науки как в
отношении конкретных дел, так и в порядке обобщения судебной практики.
Необходимо отметить, что при Верховном Суде РФ функционируют
научно-консультативные советы, которые вырабатывают научные подходы к
толкованию правовых норм и их применению. Научно-консультативные советы
дают рекомендации, которые могут быть приняты или отвергнуты Верховным
Судом РФ.

Правовые нормы толкуются и гражданином (в том числе журналистом,
драматургом, писателем, кинодеятелем и др.). Это обыденное толкование,
не имеющее правового значения. Но подобного рода толкование правовых
норм способствует повышению уровня правосознания граждан и решению задач
общей превенции. Особенно большое правовоспитательное значение имеет
обыденное толкование правовых норм на телевидении, в газетах и журналах,
осуществляемое объективно, непредвзято, без спекулятивных тенденций.

Грамматический анализ текста – грамматическое толкование. Оно
осуществляется на основе правил грамматики, морфологии и синтаксиса. При
этом виде толкования учитывается каждое слово, каждый союз или запятая и
т.д. В ч. 2 ст. 15 УК РФ определено, что “преступлением небольшой
тяжести признаются умышленные или неосторожные преступления, за
совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим
Кодексом, не превышает двух лет лишения свободы”. Словосочетание “не
превышает” употреблено в ч. 2-4 этой статьи УК РФ. А в ч. 5 ст. 15 УК РФ
определено, что особо тяжкими преступлениями являются те преступления,
за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы “на
срок свыше десяти лет и более строгое наказание”. Грамматическое
толкование приведенных предписаний закона приводит к выводу, что
преступления небольшой тяжести предполагают наказуемость лишением
свободы на срок до двух лет включительно, а особо тяжкие – свыше десяти
лет.

Систематическое толкование предполагает сопоставление различных норм или
частей нормы. Так, в ч. 1 ст. 13 УК РФ определено, что граждане России,
совершившие преступление за границей, не подлежат выдаче иностранному
государству. Сопоставляется это предписание с ч. 1 ст. 12 УК РФ, в
которой к гражданам России приравнены лица без гражданства, постоянно
проживающие в России. Можно сделать вывод о том, что рассматриваемая в
ч. 1 ст. 13 РФ выдача неприменима к лицам без гражданства, постоянно
проживающим в России. В ст. 108 УК РФ предусмотрена ответственность за
убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо
при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего
преступление. Для анализа этой нормы необходимо ознакомление со ст. 37
УК РФ (необходимая оборона) и ст. 38 УК РФ (причинение вреда при
задержании лица, совершившего преступление).

Историческое толкование предполагает сопоставление ныне действующих норм
с нормами уголовного законодательства прошлого. Так, решение многих
вопросов, возникающих при определении действия уголовного
законодательства во времени, предполагает применение этого вида
толкования законов (см. ст. 10 УК РФ – обратная сила уголовного закона).

Историческое толкование предполагает также ознакомление с теми
основаниями, которые были положены в основу изучаемого уголовного
закона. Так, анализ ст. 228 УК РФ, устанавливающей ответственность за
незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку, пересылку
либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ, предполагает
ознакомление с целым рядом международных конвенций, например, с Единой
конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Конвенцией о психотропных
веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота
наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. и др

Очевидно, что любой вид толкования немыслим вне логики. Поэтому лишь
условно можно выделить логическое толкование закона*(101) – уяснение его
содержания на основе правил логики. В постановлении Пленума Верховного
Суда СССР от 27 июня 1975 г. на основе логического толкования было
разъяснено, что под “выполнением служебного долга следует понимать
деятельность любого лица, входящую в круг его служебных
обязанностей”*(102).

Буквальное толкование закона – толкование в полном соответствии с его
текстом. Такое толкование необходимо, например, для уяснения сути
конфискации имущества – принудительного без возмездного изъятия в
собственность государства всей или части имущества, являющегося
собственностью осужденного (ч. 1 ст. 52 УК РФ). “Буква” нормы определяет
его суть.

Ограничительное и распространительное (расширительное) толкование не
изменяют объема содержания закона, а лишь раскрывают его действительный
смысл, который может быть более узким или более широким по сравнению с
текстом закона, его словесным воплощением.

При ограничительном толковании закону придается более узкий, более
ограниченный смысл, чем это буквально определено в тексте.

С ограничительным толкованием закона мы встречаемся, например, при
анализе ст. 79 УК РФ, регламентирующей условно-досрочное освобождение от
отбывания наказания. В ч. 2 ст. 79 УК определено, что испытательный срок
при условно-досрочном освобождении от отбывания наказания равен
неотбытой части этого срока. Данное предписание закона толкуется
ограничительно, ибо оно не может распространяться на лиц, отбывающих
пожизненное лишение свободы.

Распространительное (расширительное) толкование предполагает придание
закону более широкого смысла по сравнению с буквальным его текстом. Так,
в ч. 3 ст. 81 УК РФ определено, что военнослужащие, отбывающие арест
либо содержание в дисциплинарной воинской части, освобождаются от
дальнейшего отбывания наказания в случае заболевания, делающего их
негодными к военной службе. Неотбытая часть наказания в подобных случаях
может быть заменена им более мягким наказанием. Но осужденный теряет
годность к несению военной службы и по другим обстоятельствам, например,
при достижении предельного для несения военной службы возраста.
Расширительное толкование позволяет применять рассматриваемую норму и в
подобной ситуации.

Точка зрения об ограничительном и расширительном толковании уголовного
закона критиковалась в одном из учебников за то, что, якобы, “такая
позиция ведет к изменению содержания закона при его практическом
применении и отражает позицию юстиции тоталитарного государства,
допускавшей возможность подмены законности целесообразностью.

В правовом, демократическом государстве недопустимо ни ограничительное,
ни расширительное толкование закона, которое ведет к субъективизму в
оценке положения закона и, по существу, к его коррекции
незаконодательным путем”*(103).

С таким мнением и особенно с аргументацией трудно согласиться.
Тоталитаризм и демократизм (кстати, понятия, тоже нуждающиеся в
толковании) к решению сугубо профессиональных вопросов уголовного права
отношения не имеют. В “тоталитарное” и “недемократическое” время 60-80-х
гг. теория и практика единодушно ограничительно толковала ст. 210 УК
РСФСР “Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность”. Вопреки
текстуальному выражению статьи возраст субъекта данного преступления
поднимается до 18 лет. Очевидно, что никакой подмены законности
целесообразностью в таком толковании не происходило, законность только
выигрывала.

Как правило, толкование закона проводится с применением различных
способов и видов его осуществления. Допустим, легальное толкование
сочетается с логическим, грамматическим, сопоставительным и
расширительным видами.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020