.

Уголовная ответственность за вымогательство

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 3256
Скачать документ

2

Содержание

Введение

1 Уголовно – правовая характеристика ответственности за

Вымогательство

1.1 Основания уголовной ответственности за вымогательство

1.2 Ответственность за квалифицированный и особо

квалифицированный состав вымогательства

2 Особенности применения законодательных норм по уголовной

ответственности за вымогательство

2.1 Проблемы разграничения уголовной ответственности

за вымогательство с ответственностью смежных деяний

2.2 Основания и условия освобождения и прекращения уголовной

ответственности за вымогательство

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников

Приложение А

Приложение Б

Приложение В

Введение

Преступность является одним из социальных явлений, непосредственно
угрожающих безопасности человека. В последние годы заметны тенденции ее
существенного роста. Статистика свидетельствует, что в Российской
Федерации наиболее распространенными остаются преступления против
собственности. Доля преступлений против собственности в структуре
зарегистрированных преступлений превышает 50%.

Одним из преступлений против собственности является вымогательство. В
последние годы отмечен высокий рост вымогательств, что является
следствием смены общественно-экономической формации, возникновения
рыночных отношений и частной собственности.

Обогащение отдельных категорий граждан сделало их уязвимыми для
преступников с точки зрения виктимологии. В обществе появилось больше
возможностей обогащения, – как законным, так и незаконным путем.

Между тем, вымогательство продолжается оставаться преступлением с
высокой латентностью. Не все потерпевшие от вымогательства обращаются за
защитой в правоохранительные органы, считая данную защиту не эффективной
и испытывая страх перед организованной преступностью.

Повышенный уровень латентности вымогательства не позволяет судить о
действительном масштабе данного общественно опасного деяния.

Одной из задач Уголовного кодекса законодатель определил охрану
собственности граждан. В связи с этим обязанностью государства является
выработка комплексной системы противодействия преступности, в том числе
против собственности граждан. Но до настоящего времени государством не
выработаны эффективные механизмы для защиты граждан от вымогателей.
Уголовная ответственность за вымогательство это лишь один из шагов,
предпринятый в решении противодействия преступности. Однако, уже
имеющиеся нормы теряют свою эффективность в связи с латентностью
вымогательств, со сложностью доказывания фактов и квалификации таких
преступлений. Зачастую нарушается принцип справедливости при уголовной
ответственности, что тоже указывает на необходимость совершенствования и
законодательной доработки уголовно-правовой нормы о вымогательстве.
Требуют разрешения многие спорные вопросы, касающиеся состава
вымогательства.

В свете изложенного очевидно, что тема исследования является актуальной
как в научном плане, так и в целях последующего практического
применения.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере
уголовно-правовой охраны имущественных отношений.

В качестве предмета исследования выступили научные труды и нормы
законодательства об ответственности за вымогательство, иные
преступления; следственная и судебная практика по уголовным делам о
вымогательстве.

Цель исследования заключается в изучении и анализе теоретических
аспектов и законодательных норм об ответственности за вымогательство и
выявлении особенностей и проблем применения, имеющихся норм на практике.

Для достижения цели были определены следующие задачи: дать уголовно –
правовую характеристику уголовной ответственности за вымогательство;
определить основания уголовной ответственности за вымогательство;
установить характерные особенности ответственности за вымогательство;
дать правовую оценку квалифицированному составу вымогательств и особо
квалифицированному составу; определить степень и роль ответственности
при квалифицированных составах; дать анализ практики применения
законодательных норм, выявить особенности применения законодательных
норм; определить роль квалификации вымогательств, для определения
ответственности; дифференцировать ответственность за вымогательства с
уголовной ответственностью других составов, смежных с вымогательствами;
установить возможные основания освобождения от уголовной ответственности
за вымогательства и определить их роль; указать возможные условия
прекращения уголовной ответственности и определить роль судимости и ее
погашения на ответственность за вымогательство.

В качестве методологической основы исследования использовался
общенаучный диалектический метод познания, концептуальные положения
теории права, уголовного права. Для изучения законодательства и научных
трудов использовались общелогические методы и приемы исследования:
анализ, синтез, обобщение, структурно-функциональный метод,
статистический метод, системный подход и другие методы познания, а также
частно – научные методы: историко – правовой, сравнительно – правовой,
формально – логический, конкретно – социологический, статистический и
другие методы.

Нормативную базу исследования составили: Конституция РФ, Уголовный
кодекс Российской Федерации, Уголовно – процессуальный Кодекс Российской
Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, федеральные законы и
другие нормативно – правовые акты.

Теоретическому анализу подверглись положения авторов, затрагивающих
проблемы вымогательства и ответственности за него в разные периоды
развития данного вопроса.

Однако, теоретическую основу данной работы составляют высказывания и
умозаключения последних лет таких правоведов, как: С. Абросимова[11],
Е.О. Алаулова[13], В.Н. Антонова[35], Н.И. Архипцева[36], А.Г.
Безверхова[38], С.Д. Бобровского[11], И.В. Белоцерковского[14], А.И.
Бойцова[15], Г.Н. Борзенкова[17], О.В. Дмитриева[38], Т.В.
Досюковой[11], Е.А. Елец[11], Д.Ю. Жданухина[38], Е.Г. Зинчук[38], М.
Каипова[38], М.П. Клейменова[33], И.А. Клепицкого[38], И.Д.
Козочкина[36], О.В. Корягиной[38], С.М. Кочои[40], С.К. Лесного[11],
В.В. Лунеева[48], Н.А. Лопашенко[11], Ю.И. Ляпунова[23], Л.К.
Малахова[27], А.А. Матвеевой[28], В.С. Минской[44], С.Х. Нафиева[28],
К.Д. Николаева[40], П.Г. Пономарева[43], А.И. Рарога[50], Н.А.
Скорилкиной[35], В.П. Степалина[11], В.Н. Сафонова[13], А.П.
Севрюкова[47] и других. В 2004-2007 г.г. проблеме уголовной
ответственности за вымогательства посвятили свои работы такие авторы,
как: Р.З. Абдулгазиев[22], А.А. Богомолов[44], Р.С. Лечиев[42], М.Ю.
Рассказов[34], А.Г. Уфалов[45], А.П. Фильченко[47] и другие.

Как видно – в современной юридической литературе (по УК РФ)
уголовно-правовая характеристика вымогательства получила определенное
освещение, однако многие вопросы, требующие разрешения, не были
затронуты.

Так, требуется проведение сравнительно-правового анализа российского
уголовного законодательства, устанавливающего ответственность за
вымогательство. Также необходимо определить основные спорные вопросы,
подвергающие сложности оценки вымогательств и ответственности за них,
выявить причины этих явлений и устранить их. Такими вопросами являются:
вопрос о признании – непризнании вымогательства хищением. До настоящего
времени в литературе, посвященной вымогательству, не в полной мере
проработаны вопросы содержания вымогательских требований и угроз, не
исследован шантаж как способ совершения вымогательства. Диспозиция
вымогательства перегружена излишними терминами и выражениями.

На практике затруднено применение оценочных понятий, нашедших выражение
в норме о вымогательстве.

Требует разработки понятие места совершения преступления –
вымогательства (учитывая, что данное преступление может быть совершено
дистанционно).

При сравнительном изучении нормы о вымогательстве выявлены, по мнению
пробелы в праве, которые необходимо устранить для достижения большей
эффективности российской уголовной политики.

Однако данная работа представляет собой лишь попытку исследования
некоторых из указанных вопросов, имеющих отношение к уголовной
ответственности, и обоснованию практического применения. Спектр,
рассмотренных вопросов обозначен их значимостью и ограничен объемом
выпускной работы.

Практическая значимость её заключается в формировании собственной точки
зрения на проблему, обозначенную в теме, и в возможности опробации её
заключений на практике в дальнейшей работе.

Работа состоит из двух основных частей, в первой из которых рассмотрены
основные положения по ответственности за вымогательство, во второй –
выявлены проблемы их применения на практике.

1 Уголовно – правовая характеристика ответственности за вымогательство

1.1 Основания уголовной ответственности за вымогательство

Уголовный кодекс Российской Федерации относит вымогательство к
преступлениям против собственности (глава 21).

Расположение данной главы в особенной части Уголовного кодекса отвечает
современным представлениям о месте собственности в системе социальных
ценностей, поскольку право собственности принадлежит к числу важнейших
социальных благ личности. Поэтому преступление против собственности по
степени их опасности для общества следуют непосредственно за
преступлениями против личности.

Ответственность за указанное посягательство, соответственно,
предусмотрена нормами гл. 21, которая входит в раздел VIII УК.

Основания уголовной ответственности, вытекают из диспозиций статей
уголовного закона. Единственным и достаточным основанием уголовной
ответственности является состав преступления.

Состав преступления – это совокупность объективных и субъективных
признаков, предусмотренных в уголовном законе, характеризующих
общественно-опасное деяние как преступление или наличие преступного
деяния, а это значит необходимо наличие состава преступления,
квалифицированного как вымогательство, согласно ст. 163 УК РФ.

Законодатель определяет вымогательство как, «требование передачи чужого
имущества или права на имущество или совершения других действий
имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения
или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения
сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений,
которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам
потерпевшего или его близких» [ч. 1, ст 163 УК РФ].

Под вымогательством незаконного вознаграждения (из смысла ст. 156 ч.2 УК
РФ) законодатель понимает не только прямо выраженное требование
незаконного вознаграждения, но и умышленное поставление гражданина в
такие условия, при которых он вынужден уплатить незаконное
вознаграждение для предотвращения вредных последствий.

Традиционно в конструкции вымогательства для индивидуализации деяния
обращают внимание на два элемента: 1) требование (сопровождаемое
угрозой) и 2) фактическую передачу имущества, выполнение требований
преступника. Если предполагается, что имущество будет получено в
будущем, – это вымогательство, если требования должны быть выполнены
немедленно, – грабеж или разбой.

На самом деле необходимо исходить из разделения во времени: 1) самого
требования, 2) его выполнения и 3) угрозы (ее реализации). Классическая
формула для вымогательства – требование при угрозе и выполнении
требования в будущем. Есть и другие варианты: требование и немедленное
выполнение при угрозе в будущем: требование и насилие для исполнения
требования в будущем (жертва беспрекословно подчиняется любым
требованиям преступления).

Следовательно, вымогательство налицо при разрыве во времени между любым
из трех его составляющих: требованием, получением требуемого и
предполагаемым моментом реализации угрозы.

В статье «Уголовная ответственность за вымогательство» Н. Иванов
высказывает мнение о том, что предложение о передаче имущества или права
на имущество под угрозой негативных последствий (в смысле
вымогательства) носит длящийся характер (начало – предъявление
соответствующего требования, а окончание – его выполнение) и что все
деяния, совершенные в период действия требования вымогателя, являются
соединенными с вымогательством [23, С. 45]. Это не совсем точно,
поскольку возможен отказ потерпевшего и в связи с этим – реализация
угрозы преступником.

Исходя из смысла закона, насилие, уничтожение имущества, оглашение
позорящих сведений может относиться не только к моменту требования (как
подкрепление угрозы), но и к моменту, следующему за отказом от
выполнения требования (как месть), так как последнее охватывалось
умыслом виновного при совершении вымогательства. В противном случае
действия вымогателя должны будут квалифицироваться по статьям,
соответствующим виду и характеру реализуемой угрозы (а не по п. 2, 3
статьи о вымогательстве), что влечет неоправданное смягчение наказания.

По вопросу должна ли быть угроза конкретной в специальной литературе
высказываются различные мнения. Так, Г.Н.Борзенков [10, С. 70] считает,
«что угроза убийством или нанесением тяжких телесных повреждений должна
быть конкретна, а случаи угрозы насилия неопределенного характера
следует квалифицировать по ч. 2 ст. 163 УК РФ». Он же предлагает
определять характер угрозы исходя из слов вымогателя или его действий
(например, демонстрацию холодного и огнестрельного оружия расценивать
как угрозу убийством или нанесением тяжких телесных повреждений).

Ю.Ляпунов в таких случаях предлагает то, что в случаях высказывания
угрозы, носящей неопределенный характер, для установления подлинного
содержания необходимо учитывать все обстоятельства дела (место и время
совершения преступления, число преступников, характер предметов,
которыми они угрожали, субъективное восприятие потерпевшим характера
угрозы и т.д.). Колонкина Л.Н. Особенная часть уголовного права : учеб.
для вузов / Л.Н. Колонкина, Ю.В. Ляпунов. – М.: Юристъ, 2001. – С. 115.

Следует отметить, что, действительно, объективная сторона угрозы (форма
и содержание) крайне важны. Сам факт предъявления угрозы привносит
деструктивный элемент в существующие общественные отношения (поэтому
даже созданы специальные составы: ст. 209, 193 УК РФ). Но нельзя
игнорировать и субъективное отношение к угрозе самого потерпевшего.
Необходимо при этом отграничивать восприятие угрозы и влияние угрозы на
жертву. Первое играет решающее значение при определении преступности
деяния. Второе не имеет значения ни для квалификации, ни для определения
меры наказания.

Угроза должна быть действительной и реальной для потерпевшего,
осуществимой при обычных обстоятельствах. А повлияла или не оказала
никакого воздействия – не должно сказываться на привлечении вымогателя к
уголовной ответственности. Уверенность лица, на которого направлено
действие преступника, в своей силе, авторитете или результативности
вмешательства правоохранительных органов не исключает противоправности
деяния.

Когда насилие применяется сразу после отказа выполнить требование
преступника, но у последнего нет умысла на немедленное открытое
похищение имущества, мы видим неудавшееся вымогательство, но оконченное
преступление в смысле ст. 163 УК РФ. В этой связи единообразно решается
в теории вопрос о реализации угрозы: если она осуществлена вымогателем,
то ее считают средством мести за отказ выполнить требование преступника.
Однако квалифицируют такие действия по-разному.

Так, Г.Н.Борзенков считает, что последующая реализация угрозы в качестве
мести за невыполненное требование подлежит самостоятельной юридической
квалификации: все содеянное представляет собой совокупность
вымогательства и преступлений, совершенных из мести (телесные
повреждения, уничтожение имущества и т.п.), поскольку эти действия не
были направлены на завладение имуществом – это с одной стороны.

А с другой – месть (как мотив) должна возникать после совершения
действий или невыполнения требований потерпевшим, то есть после того,
как преступление (вымогательство) считается оконченным. На самом деле
преступник заранее планирует, просчитывает возможные варианты
осуществления угроз. Борзенков, Г.Н. Российское уголовное право. Общая
часть : в 2 т. / Г. Н. Борзенков, Л.В. Иногамова. – М.: Проспект, 2006.
– С. 225. Такие действия больше похожи на провокацию мести, чем на саму
месть. Поэтому все совершенное вымогателем во исполнение угрозы должно
включаться в объективную сторону квалифицированных видов вымогательства.
Исключение составляют умышленное убийство, умышленное тяжкое телесное
повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, умышленное уничтожение или
повреждение имущества, повлекшее человеческие жертвы (ст. 105; ч. 2 ст.
107 УК РФ).

Есть еще несколько спорных, недостаточно ясных вопросов, касающихся
характеристики состава вымогательства. Например, затруднения вызывает
«квалификация ситуации, когда лицо принуждается к продаже товара по
более низкой цене или к покупке чего-либо» Борзенков, Г.Н. Российское
уголовное право. Общая часть : в 2 т. / Г. Н. Борзенков, Л.В. Иногамова.
– М.: Проспект, 2006. – С. 227.. Эти действия являются ни чем иным, как
требованием переуступки прав или выгод имущественного характера,
принятием на себя невыгодных обязательств по отношению к имуществу, что
полностью укладывается в объективную сторону вымогательства.
Правоприменителю достаточно установить причинение вреда и наличие угроз
в этом случае, чтобы привлечь виновного к ответственности по ст. 163 УК
РФ.

Сложнее дело обстоит с угрозой оглашения сведений, позорящих
потерпевшего или его близких. Во всех случаях, когда вымогатель угрожает
противоправными действиями (убийством, нанесением телесных повреждений,
уничтожением имущества, разглашением тайны усыновления и т.п.) ясно
видна антисоциальная направленность его действий. Там, же, С. 230. Но
возможна и угроза исполнением, например, своего гражданского долга
(сообщением о совершенном преступлении), моральными обязанностями
(раскрытием обмана, объективной характеристикой или рецензией). Если
оглашение этих сведений ставится в зависимость от «благодарности»
жертвы, то здесь, можно говорить о наличии состава вымогательства. Если
же сведения предаются огласке без условия «вознаграждения» за молчание
со стороны потерпевшего – преступления не будет.

Близко к этому стоит вопрос об угрозе прекращения противоправной
деятельности самого потерпевшего. Это характерно не только для лиц,
занимающихся торговлей наркотиками, проституток, дельцов игорного
бизнеса, но и для взяточников, мошенников, воров. В соответствии со ст.
108 УПК РФ поводом к возбуждению уголовного дела является не только
заявление потерпевшего, но и сообщение других граждан, организаций,
непосредственное обнаружение признаков преступления органами дознания,
следователем, прокурором или судом. Следовательно, даже в случаях
требования имущества, прав на имущество или выполнение действий
имущественного характера от правонарушителей, в том числе в связи с их
незаконной деятельностью, при обстоятельствах, описанных в УК РФ как
вымогательство, по указанному факту должно возбуждаться уголовное дело,
а виновные должны быть привлечены к ответственности.

Таким образом, способом вымогательства является сопряженная с
требованием угроза, обращенная к потерпевшему. Согласно ч. 1 ст. 163,
может быть три ее варианта. Это: а) угроза насилием, б) угроза
уничтожения или повреждения чужого имущества, в) угроза распространения
сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений,
которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам
потерпевшего или его близких. Боровиков, В.Б. Российское уголовное
право. Особенная часть : учеб. для вузов / В.Б. Боровиков, В.В.
Боровикова, А.А. Абдульманов. – М. : Щит – М, 2007. – С. 120. Угроза
насилием не конкретизирована в диспозиции ч. 1 ст. 163, и,
следовательно, ее характер может быть любым. Однако эта угроза должна
быть реальной, способной вызвать у потерпевшего обоснованные опасения за
свою жизнь, здоровье и другие личные блага или аналогичные интересы его
близких.

Неоднозначно на практике решается проблема определения размера ущерба,
причиненного вымогателем. Не вызывает возражений так называемый прямой
ущерб, нанесенный потерпевшему или его близким: имущество, уничтоженное
или поврежденное в качестве подкрепления угрозы или за отказ выполнить
требование: полученная вымогателем выгода от передачи имущества, права
на имущество, совершенных потерпевшим действий имущественного характера.
Сумма исчисляется в денежном выражении в порядке, определенном для
хищений.

В понятие «крупный ущерб» (ст.163 УК РФ) большинством авторов упущенная
выгода (неполученные доходы) не включаются. Они относят ее к иным тяжким
последствиям, наряду с нарушением или прекращением деятельности
предприятия. Другие ученые считают упущенную выгоду разновидностью
убытков, нанесенных потерпевшему. Действительно, недополучение или
неполучение запланированных доходов может привести к снижению
показателей хозяйственной или коммерческой деятельности предприятия,
прекращению поставок, утрате кредитоспособности и даже банкротству. В
ст. 15 ГК РФ под убытками также понимаются расходы, которые лицо, чье
право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления
нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный
ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при
обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было
нарушено (упущенная выгода). Поэтому при взвешенном экономическом
обосновании упущенную выгоду необходимо включить в ущерб, причиненный
потерпевшему.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении N 3 от 04.05.97. указал на то,
что такие квалифицирующие признаки вымогательства, как повреждение или
уничтожение имущества, причинение крупного ущерба или иных тяжких
последствий, могут быть инкриминированы лишь в случае реального
наступления указанных в законе последствий. С тех пор Верховный Суд РФ
трижды обращал на это внимание при решении конкретных дел.

Однако, это вряд ли можно признать правильным и справедливым. Например,
Денисултанов потребовал от Темирбулатова 10 тыс. руб. под угрозой
убийством. Последний обратился в органы милиции и положил в условленное
место пакет, в котором были деньги в сумме 200 рублей, а остальная сумма
9,8 тыс. руб. была имитирована. Денисултанову не была вменена ч. 3
ст.163 УК РФ, предусматривающая тогда ответственность за вымогательство,
причинившее крупный ущерб, поскольку реальный вред составил только 200
руб. Следовательно, квалификация действий вымогателя зависит не от его
умысла и деяния, а от того какую сумму ему реально передает потерпевший.
Это является прямым обращением судебной практики к принципу объективного
вменения, более того, оправданием не может служить наступление
последствий как при косвенном умысле поскольку принято считать, что
вымогательство совершается только с прямым умыслом, хотя некоторые
ученые допускают в этом составе даже неосторожные формы вины.

Нередко вымогатель при предъявлении требования желает получить имущество
или право на имущество, которое не принадлежит лично потерпевшему,
подстрекает жертву к совершению преступления. Обычно это деяния,
предусмотренные ст. 158, 160, 161, 162, 164 УК РФ. Возможно исполнение и
других составов преступлений.

Следует рассмотреть несколько вариантов этого вопроса.

Первый. Преступник требует передать имущество, право на имущество. Его
не интересует источник и пути выполнения требования (свое имущество,
заем чужих средств, хищение).

Вымогатель подлежит ответственности только по ст.163 УК. Соучастия здесь
нет, т.к. подстрекательство возможно только к конкретному деянию, т.е.
необходимо склонение именно к совершению преступления. Потерпевшему
должна инкриминироваться статья УК РФ, соответствующая содеянному.
Босхолов, С.С. Основы уголовной политики: конституционный,
криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты : учеб.
для вузов. – М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 2000. – С. 45.

Вариант второй. Преступник предъявляет требование, которое может быть
выполнено жертвой только в нарушение закона. Если вымогатель сознает это
и желает совершения таких действий, то его деяния должны
квалифицироваться по совокупности норм о вымогательстве и
подстрекательстве к преступлению, состав которого содержится в действиях
лица, к которому предъявлено требование. Потерпевший также несет
уголовную ответственность. Васецов, А.М. Квалифицирующее значение
преступлений против собственности // Российская юстиция, 2001, №3. – С.
18.

Третий вариант отличается от второго тем, что жертва должна быть
освобождена от ответственности по правилам о крайней необходимости.
Вопрос здесь встает о соотношении ценностей при причинении вреда
правоохраняемым интересам других лиц и угрозе жизни, здоровью, чести,
достоинству и имущественным интересам потерпевшего. Борзенков, Г.Н.
Российское уголовное право. Общая часть : в 2 т. / Г. Н. Борзенков, Л.В.
Иногамова. – М.: Проспект, 2006. – С. 235.

В юридической литературе можно встретить иные мнения. Из них следует,
что ст.163 УК РФ (вымогательство) необходимо вменять преступлением, и
при наличии всех признаков его состава и отсутствии обстоятельств,
исключающих уголовную ответственность, лицо должно быть предано суду.
Даже в случаях, если действия потерпевшего пресечены на какой-либо
предварительной стадии, то вымогателю должна вменяться ст. 163 и,
например, ст. 35, 158 УК РФ.

Г.Н.Борзенков ставит под сомнение правильность квалификации действий
потерпевшего как хищения с точки зрения их преступности вообще:
«Получается, что расхититель не тот, кто вымогает деньги, а тот, кто
платит, подчиняясь насилию. При этом игнорируется отсутствие у данного
лица не только корыстной цели, но и умысла на завладение имуществом,
поскольку материально-ответственное лицо не уклоняется от возмещения
вреда» [12, С.85].

Конечно, потерпевший при обычных обстоятельствах, может быть, никогда не
совершил бы ничего подобного – лишь угроза вымогателя заставила его
преступить черту закона. Но характер и содержание вымогательства как
преступления резко отличается, например, от грабежа тем, что между
предъявлением требования и временем его осуществления есть определенный
промежуток. Это позволяет уклониться от выполнения требования и,
следовательно, не совершать преступления. Кроме того, кража в пользу
третьего лица наказывается в том же порядке, что и противозаконное без
возмездия изъятие в свою собственность.

Пробелы в законодательстве существенно влияют на борьбу с преступностью.
Нет вымогательства (в соответствии с формулировкой УК РФ) при
предъявлении требований неимущественного характера под угрозой насилия,
уничтожения имущества или оглашение позорящих сведений. Отчасти такие
действия уголовно наказуемы: как угрозы; принуждение к соавторству и
т.п. Но многие еще не нашли свое отражение в УК РФ, например, шантаж для
вступления в должность, получения почетных званий и т.д., но все это
требует особого рассмотрения.

Однако каких бы спорных вопросов не возникало основным непосредственным
объектом вымогательства – является собственность. Дополнительным
непосредственным объектом выступают честь и достоинство потерпевшего и
его близких, а также их личная неприкосновенность и здоровье.

Предметом вымогательства является чужое имущество, включая право на
чужое имущество. Если имущество принадлежит виновному, то квалификация
вымогательства исключается. Например, районный суд города Барнаула, не
согласившись с квалификацией действий Л. как вымогательство, отметил,
что «Л. не преследовал цели завладения чужим имуществом, принадлежащим
лично потерпевшему К., а прибег к самоуправным действиям, направленным
на получение денег за свой сломанный магнитофон. Эти действия Л. нельзя
квалифицировать как вымогательство, поскольку он пытался таким способом
заставить К. отдать ему деньги. Вымогательство же предполагает
истребование чужого имущества. Поэтому действия Л. должны быть
квалифицированы. как самоуправство».

Состав вымогательства определен законодателем, как формальный. Оно
считается оконченным с момента предъявления требования,
сопровождающегося угрозой, независимо от достижения виновным
поставленной цели. Однако это не говорит, что не бывает в природе
покушения на вымогательство Гаухман, Л.Д. Ответственность за корыстные
преступления против собственности : монография. – М.: Юристъ, 2003. – С.
58..

Получение вымогателем требуемого имущества или права на имущество или
совершение в его интересах других действий имущественного характера
находятся за пределами состава рассматриваемого преступления. Они
подлежат учету только при назначении наказания.

Следует отметить, что для квалификации вымогательства не имеет значения,
применением какого насилия вымогатель угрожает: побоями, причинением
здоровью любого из предусмотренных законом видов вреда или убийством.

Согласно ч. 1 ст. 163 УК, виновный может угрожать: насилием;
уничтожением или повреждением чужого имущества; распространением
сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений,
которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам
указанных лиц.

Как вымогательство под угрозой оглашения позорящих или иных сведений
(шантаж) следует квалифицировать требование передачи имущества,
сопровождающейся угрозой разглашения сведений о совершенном потерпевшим
или его близким правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых
может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких.
При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения,
под угрозой разглашения которых совершается вымогательство. В случае
если о потерпевшем или его близких оглашены сведения заведомо
клеветнического характера, содеянное, при наличии к тому оснований,
следует квалифицировать по совокупности преступлений.

Потерпевшим может быть лицо, в собственности или ведении которого
находится требуемое виновным имущество. Близкими потерпевшего могут быть
признаны как его родственники, так и другие лица. Последнее
обстоятельство судом должно быть установлено с учетом показаний также
самого потерпевшего.

К сведениям, которые могут причинить существенный вред, относятся
охраняемые законом персональные данные о потерпевшем или его близких
(например, информация о частной жизни, а равно информация, нарушающая
личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров,
почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица),
распространяемые без его согласия, кроме как на основании судебного
решения или законных к тому оснований. Козаченко, И.Я. Уголовное право.
Особенная часть : учеб. для вузов. – М.: ПРИОР, 2001. – С. 223. Однако,
как следует из УК, сведения могут быть не только охраняемые законом, но
и не охраняемые им. Ограничений в этом смысле ст. 163 УК не знает.

С субъективной стороны вымогательство характеризуется умышленной формой
вины. Вид умысла – прямой.

Субъект вымогательства – лицо, достигшее возраста 14 лет. Согласно ст.
20 УК за совершение кражи, грабежа, разбоя, вымогательства,
неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством
без цели хищения и умышленного уничтожения или повреждения чужого
имущества при отягчающих обстоятельствах ответственность наступает с 14
лет.

Следует отметить, что лицо считается достигшим возраста, с которого
наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении
суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих
суток. Корчагин, А.П. Уголовное законодательство о преступлениях в сфере
экономики и управления: сравнительное изучение // Государство и право,
2002, №12. – С. 44.

При установлении судебно-медицинской экспертизой возраста подсудимого
днем его рождения считается последний день того года, который назван
экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом
лет суду следует исходить из предложенного экспертами минимального
возраста такого лица. Кочои, С.М. Ответственность за корыстные
преступления против собственности : монография. – М Юристъ, 2000. – С.
96.

Вымогательство, совершенное с применением насилия предполагает нанесение
ударов, побоев, причинение любого вреда здоровью потерпевшего (кроме
причинения тяжкого вреда его здоровью) и т.д.

Применение насилия или угроза его применения являются признаком не
только вымогательства, но и грабежа и разбоя, поэтому важным является
вопрос о разграничении этих преступлений. Решая этот вопрос, следует
учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством
завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно
подкрепляет угрозу.

В качестве потерпевших от вымогательства могут выступать собственники
имущества, его владельцы, граждане, которые ведают имуществом или
охраняют его, а равно близкие этих лиц. К близким в смысле ст. 163
следует относить не только ближайших родственников, но и других лиц,
судьба которых дорога потерпевшим (например, правнуки, сводные братья и
сестры, невеста, жених, племянники и др.).

Предмет вымогательства описан в законе альтернативно. Это чужое
имущество, право на такое имущество или действия (услуги) имущественного
характера. К последним можно отнести, например, возврат долговой
расписки вымогателя без выплаты им ранее взятых денег, отказ от доли в
общем имуществе, проведение без оплаты или за символичную сумму ремонта
квартиры или автомобиля виновного, завещательный отказ в пользу
вымогателя и т.п.

Объективная сторона вымогательства предполагает совершение двух активных
действий, одно из которых заключается в требовании передачи имущества,
права на него или оказания имущественных услуг и посягает на основной
объект, а второе – в угрозе, содержание которой раскрывается в ч. 1 ст.
163 и которая направлена против личности потерпевшего ради обеспечения
вреда отношениям собственности.

Требование передачи имущества (права на него) может быть предъявлено как
собственнику (владельцу), так и его близким и носит незаконный характер,
что может выразиться в требовании передать ценности без возмещения их
эквивалента Кочои, С.М. Ответственность за корыстные преступления против
собственности : монография. – М Юристъ, 2000. – С. 100.. Если же
требование является обоснованным, хотя и соединено с угрозой, состав
вымогательства отсутствует, а может идти речь о привлечении к
ответственности по ст. 119, если, разумеется, угроза соответствует
признакам, указанным в этой норме.

Нередко субъекты ссылаются на то, что потерпевший был им должен деньги
(имущество) по гражданско-правовой сделке, хотя тот это оспаривает.
Такое заявление требует тщательной проверки, поскольку ст. 163 считает
предметом посягательства лишь чужое имущество. Если окажется, что
субъект, хотя и противоправными методами, требовал возвратить
принадлежащее ему имущество или предоставить уже оплаченные услуги
имущественного характера, то поведение подобного лица надо расценивать
не как вымогательство, а как самоуправство (ст. 330).

Угроза при вымогательстве по содержанию шире, чем при разбое (ст. 162),
и охватывает собой: запугивание любым насилием, а не только опасным для
жизни или здоровья; шантаж, т.е. угрозу распространения сведений,
которые могут быть правдивыми, но носят позорящий характер или способны
причинить существенный вред правам и интересам личности; запугивание
уничтожением или повреждением имущества, которое принадлежит владельцу,
его близким, закреплено за ними по службе или вверено иными гражданами.
Угроза применения насилия имеет место тогда, когда виновный запугивает
потерпевшего или его близких любой по степени тяжести физической
расправой Козаченко, И.Я. Уголовное право. Особенная часть : учеб. для
вузов. – М.: ПРИОР, 2001. – С. 213.

. К угрозам насилием следует относить и угрозу совершением
насильственных половых преступлений.

Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества представляет собой
запугивание потерпевшего причинением вреда чужому имуществу. Козаченко,
И.Я. Уголовное право. Особенная часть : учеб. для вузов. – М.: ПРИОР,
2001. – С. 213.

Угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких
(иначе – шантаж), – это запугивание потерпевшего передачей хотя бы
одному непосвященному лицу сведений о совершенном потерпевшим или его
близкими правонарушении, а равно иных сведений, оглашение которых может
нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. Там же,
С. 214.

Под угрозой распространения иных сведений, которые могут причинить
существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его
близких, следует понимать угрозу передачи сведений, которые лицо желает
сохранить в тайне, и желание это не противоречит закону. К иным
сведениям можно относить, например, тайну усыновления (удочерения),
личную или семейную тайну, коммерческую тайну, тайну исповеди и т.д.

Под вымогательскую угрозу подпадает далеко не всякая угроза
распространением иных сведений, а только такая, передача которой третьим
лицам может причинить существенный вред правам или законным интересам
потерпевшего или его близких. При этом существенный вред является
оценочной категорией; его наличие устанавливается в каждом конкретном
случае, в зависимости от обстоятельств дела.

В конкретных случаях в постановлениях следователя и приговоре суда
должно быть отражено, какого характера угроза последовала со стороны
вымогателя.

Преступление считается оконченным с момента сопряженного с указанной
угрозой требования виновного о передаче имущества независимо от того,
было ли оно удовлетворено потерпевшим.

Следовательно, основанием уголовной ответственности за вымогательство
является наличие всех квалифицирующих признаков состава преступления,
предусмотренного ст. 163 УК РФ. Субъектом преступления является
физическое вменяемое лицо, достигшее по возрасту 14 лет. Субъективная
сторона характеризуется прямым умыслом, корыстными мотивами и целью
незаконного получения чужого имущества, приобретения права на имущество
или обеспечения совершения потерпевшим действий имущественного
характера. Виновный сознает, что путем угрозы применения насилия либо
уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно угрозы
распространения позорящих или иных сведений требует передачи чужого
имущества, права на него или совершения в его пользу других действий
имущественного характера, и желает с помощью указанной угрозы принудить
потерпевшего к выполнению его требований. В содержание субъективной
стороны вымогательства входят также корыстные мотивы вымогателя и цель
незаконного получения им чужого имущества, приобретения права на
имущество или получения других имущественных выгод. Кочои, С.М.
Преступления против собственности: комментарий главы 21 УК РФ : пособие
для практич. работников, аспирантов и преподавателей. – М. : Проспект,
2001. – С. 87. Объективная сторона вымогательства характеризуется
действием и способом. Действие проявляется в требовании передачи чужого
имущества или права на имущество или совершения действий имущественного
характера. Способ вымогательства выражается в угрозе применения насилия
либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно в угрозе
распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо
иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или
законным интересам потерпевшего или его близких. Основным
непосредственным объектом вымогательства является конкретная форма
собственности, дополнительным — то личное благо потерпевшего, которому
угрожает опасность.

В соответствии со ст.163 УК РФ ответственность за вымогательство
возникает в случаях, когда имело место, – требование передачи чужого
имущества или права на имущество или совершения других действий
имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения
или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения
сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений,
которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам
потерпевшего или его близких.

Из диспозиции ст. 163 УК РФ следует, что при привлечении к уголовной
ответственности учитывается квалифицированный состав вымогательства [ч.2
ст. 163 УК РФ] и особо квалифицированный состав [ч.3 ст. 163 УК РФ].

1.2 Ответственность за квалифицированный и особо квалифицированный
состав вымогательства

Квалифицированный состав вымогательства (ч.2 ст.163) характеризуется:
совершением группой лиц по предварительному сговору; неоднократностью; с
применением насилия.

Первые два квалифицирующих признака по содержанию совпадают с
одноименными признаками при хищении. Третий признак означает применение
насилия, не связанного с причинением вреда здоровью (ограничение
свободы, побои, глумление и т.п.), а также причинение легкого или
средней тяжести вреда здоровью. Максимов, С.В. Уголовное право : учеб.
для вузов. – М.: Приор. 2005. – С.210.

В соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ «О судебной
практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1997 г. №3 вымогательство
следует считать повторным во всех случаях, когда лицо ранее совершило
одно из преступлений, указанных в примечании к ст.158 УК РФ,
безотносительно к тому, было ли оно за них осуждено.

Вымогательство не может квалифицироваться как повторное, если к моменту
совершения этого преступления истек срок давности привлечения к
уголовной ответственности за ранее совершенное преступление, указанное в
примечании к ст. 158 УК РФ, а также, если судимость за него погашена или
снята в силу акта амнистии или помилования.

Не образуют повторности неоднократные требования передачи имущества или
права на имущество, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти
требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и
тем же имуществом. Милюков, С.Ф. Российское уголовное законодательство :
учеб. для вузов. – М.: Приор. 2002. – С.262.

Под насилием следует понимать побои, причинение легкого телесного
повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства
здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, а также
иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему
физической боли либо с ограничением его свободы если это не создавало
опасности для жизни или здоровья. Максимов, С.В. Уголовное право : учеб.
для вузов. – М.: Приор. 2005. – С.213.

Особо квалифицированный состав вымогательства (ч.3 ст.163) включает
четыре признака: совершение организованной группой; цель получения
имущества в крупном размере; причинение тяжкого вреда здоровью
потерпевшего; совершение лицом, ранее два и более раза судимым за
хищение либо вымогательство.

Первый и последний признаки имеют то же содержание, что и при хищении.
Второй означает, что вымогатель требует передать ему имущество,
стоимость которого в пятьсот раз превышает минимальный размер платы
труда, либо требует передать ему право на имущество в таких же размерах
или совершить иные действия имущественного характера, результатом
которых должно стать получение виновным имущественной выгоды в крупном
размере.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда РФ «О судебной
практике по делам о преступлениях против личной собственности» при
определении размера похищенного следует исходить из его стоимости на
момент совершения преступления по государственным (розничным) ценам, а
если установлено, что потерпевший приобрел похищенное по комиссионной
или по рыночной цене, то по этим ценам. При отсутствии цены, стоимость
похищенного может быть установлена на основании заключения эксперта.
Кочои, С.М. Преступления против собственности: комментарий главы 21 УК
РФ : пособие для практич. работников, аспирантов и преподавателей. – М.
: Проспект, 2001. – С. 93.

В соответствие с постановлением Пленума Верховного суда РФ «О судебной
практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1997 г. №3 и постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. №5 «О некоторых вопросах
применения судами законодательства об ответственности за преступления
против собственности» причинение крупного ущерба рассчитывается исходя
из примечания к ст.158 УК РФ, где стоимостной критерий установлен
Федеральным законом от 1 июля 1994 года и составляет более 200 МРОТ,
существующего на момент совершения преступления.

Если неоднократное вымогательство совершено с единым умыслом в отношении
одного и того же лица и причинило в общей сложности крупный ущерб, то
такие действия следует квалифицировать по ч.3 ст.163.

Причем при квалификации учитывается как стоимость как переданного
вымогателю имущества, так и поврежденного или уничтоженного им.

Причинение тяжкого вреда здоровью означает, что потерпевшему причинены
последствия, описанные в ч.1 ст.111 УК РФ, либо как средство принуждения
к выполнению незаконных требований вымогателя, либо как результат
примененного к потерпевшему насилия. Эти последствия полностью
охватываются составом особо квалифицированного вымогательства и не
требуют дополнительной квалификации по ст.111 УК. Однако, если в
результате причинения тяжкого вреда здоровью наступила смерть
потерпевшего, которая не охватывалась умыслом виновного, то деяние
должно квалифицироваться по совокупности п.«в» ст.163 и ч.4 ст.111.

Следует разграничивать вымогательство, совершенное по предварительному
сговору группой лиц (ч.2 ст.163) и совершенное организованной группой
(ч.3 ст.163). В соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ
«О судебной практике по делам о преступлениях против личной
собственности» под организованной группой следует понимать устойчивое
объединение двух или более лиц с целью совершения одного или нескольких
преступлений. Об устойчивости группы могут свидетельствовать:
предварительное планирование преступных действий, подготовка средств
реализации преступного умысла, подбор или вербовка соучастников,
распределение ролей между ними и др. Действия лиц, совершивших
вымогательство в составе организованной группы, независимо от роли
каждого участника группы должны рассматриваться как соисполнительство
без ссылки на ст. 32, 33 УК РФ).

Насилие, предусмотренное п. «в» ч.2 ст.163 охватывает не только побои,
наказываемые сами по себе максимум арестом (ст.116), а также умышленное
причинение средней тяжести здоровью, квалифицирующие виды которого
наказываются лишением свободы на срок до пяти лет (ч.2 ст.112), а также
истязания, если оно не повлекло последствия, указанных ст.111,
квалифицирующие виды которого могут быть наказуемы лишением свободы от
трех до семи лет (ч.2 ст.111). Следовательно вымогательство, совершенное
с применением квалифицирующих видов насилия (указанных в ч.2 ст.112 и
ч.2 ст.117), должны квалифицироваться по совокупности преступлений Кочои
С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности :
учебно-практическое пособие. – М.: Изд-во «Профобразование», ООО
«АНТЕЯ», 2000 – с.248.

.

По совокупности должно квалифицироваться вымогательство, совершенное с
причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч.3 ст.163).
Причинение данного вреда при квалифицирующих обстоятельствах (ч.2-4
ст.111) наказуемо не менее строго, чем квалифицирующие виды
вымогательства (ч.2,3 ст.163).

Поглощение причинения тяжкого вреда здоровью при таких обстоятельствах
ст.163 не является целесообразным, следовательно, квалифицировать
вымогательство, сопряженное с умышленным причинением тяжкого вреда
здоровью, только по совокупности преступлений.

Таким образом, для дифференциации ответственности за посягательства на
собственность, и прежде всего за хищения, законодатель использует
повторяющиеся для нескольких преступлений отягчающие обстоятельства. К
ним относится совершение преступления: группой лиц по предварительному
сговору; с причинением значительного ущерба гражданину (признак уже
рассмотрен выше); организованной группой; лицом с использованием своего
служебного положения.

Подробный анализ такого квалифицирующего признака хищения, как
совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, дан в
постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29.

Пленум, в частности, разъяснил: «Если организатор, подстрекатель или
пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого
имущества, содеянное исполнителем преступления не может
квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному
сговору. В этих случаях в силу части третьей статьи 34 УК РФ действия
организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со
ссылкой на статью 33 УК РФ» (п. 8). «При квалификации действий виновных,
как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному
сговору, суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников
до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого
имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях
осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия
совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.
В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого
исполнителя совершенного преступления и других соучастников
(организаторов, подстрекателей, пособников)» (п. 9).

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого
имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами,
указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить
препятствия, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как
соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на ч. 5 ст. 33
УК.

Непосредственное совершение преступления означает выполнение его
объективной стороны, т.е. в хищении, – изъятие чужого имущества и (или)
обращение его в пользу виновного или других лиц. При соисполнительстве
именно эти действия в полном объеме или частично выполняются каждым
соисполнителем Минская, В.С. Уголовная ответственность за вымогательство
: учеб. для вузов / В.С. Минская, Г.И. Чечель. – Ставрополь: Закон, –
2004, – С.89..

Не могут быть расценены как непосредственное совершение преступления
«действия, направленные на оказание непосредственного содействия
исполнителю в совершении преступления» Минская, В.С. Уголовная
ответственность за вымогательство : учеб. для вузов / В.С. Минская, Г.И.
Чечель. – Ставрополь: Закон, – 2004, – С.90.

; это не что иное, как пособничество в преступлении, т.е. содействие
«совершению преступления советами, указаниями, предоставлением
информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением
препятствий» (ч. 5 ст. 33 УК). Действия любого пособника направлены на
содействие исполнителю в непосредственном совершении преступления;
потому они и признаются преступными и уголовно наказуемыми. Но это –
другая, нежели исполнение преступления, роль.

Участвуя хотя бы в одном деянии, лицо является соисполнителем. Что
касается особенностей интеллектуального момента его умысла, то
необходимо напомнить : объективно организатор может выступать в роли
любого соучастника – от исполнителя до пособника. Как и во всех других
случаях соучастия, характерным для умысла организатора является
намерение совершить преступление.

Ст. 34 уголовного кодекса содержит следующие указания: «Уголовная
ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по
статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со
ссылкой на статью 33 Уголовного кодекса, за исключением случаев, когда
они одновременно являлись соисполнителями преступления».

Ответственность соучастников. ст. 34 УК предусматривает общие основания
ответственности соучастников. Часть 5 ст. 35 УК оговаривает особенности
ответственности организаторов преступного сообщества и его участников.
Согласно части 1 ст. 34 УК « Ответственность соучастников преступления
определяется характером и степенью участия каждого из них в совершенном
преступлении». Что касается соисполнителей. То они не отвечают по одной
статье УК за совместно совершенное ими преступление. Все остальные
соучастники отвечают по той же статье Особенной части УК, но со ссылкой
на ст.33 УК. Далее в ст.34 УК содержатся постановления о неудавшемся
соучастии.

Общий принцип их ответственности, согласно акцессорной (дополнительной)
природе участия, можно сформулировать так : поскольку соучастие как
особая форма преступной деятельности представляет собой опасность лишь в
связи с преступлением, которому оказывается содействие, то и
ответственность по правилам о соучастии возможна тогда, когда признаки
этого действия объективизируются хотя бы в самой начальной стадии.
Михлин, А.С. Уголовное право : учеб. для вузов. – М.: ЮНИТИ, 2004. –
С.235. Из этого принципа следует, что все соучастники отвечают за одно и
тоже преступление. Одному преступлению, как правило, соответствует и
один состав, описанный в Особенной части УК. Исключения из этого правила
возможны в том случае, если одно и тоже преступление предусмотрено в
различных составах : простом, квалифицированном или привилегированном.
Такие составы могут быть предусмотрены в различных частях одной статьи
УК, реже – в различных статьях. Поскольку отягчающие или смягчающие
обстоятельства , предусмотренные в этих составах, могут быть на стороне
могут быть на стороне одних соучастников и отсутствовать на стороне
других, то вполне возможно, что действия соучастников будут
квалифицированны по различным частям одной и той же статьи или по
различным статьям УК.

Из данного принципа следует, что : соучастники отвечают по правилам о
соучастии в преступлении лишь при условии, что исполнитель хотя бы начал
приготовительные к преступлению действия; они несут ответственность в
рамках санкции статьи, инкриминируемой (предъявляемой) исполнителю, если
данное преступление предусмотрено в одной статье или части УК Там же, С.
240..

Руководствуясь принципом акцессорности, следует сказать, что
соучастники, где бы они ни совершили свои действия, должны отвечать по
законам государства, в котором исполнитель совершил преступление.

Таким образом, общие пределы уголовной ответственности соучастников
определяются тем, что совершил исполнитель, но результат этого дела
является коллективным плодом усилий и его соучастников, поэтому они
несут ответственность с учетом степени и характера участия каждого из
них. Это обстоятельство позволяет утверждать, что все соучастники
являются участниками общей вины, но отвечают они не за чужую вину, а за
свою собственную и свой вклад в общее преступное дело.

Действующее уголовное законодательство не предусматривает обязательного
смягчения наказания за соучастие. Вместе с тем закон не допускает и
формального равенства наказаний. Ст. 67 УК гласит: «1. При назначении
наказания за преступление, совершенного в соучастии, учитывается
характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение
этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер
причиненного или возможного вреда. 2. Смягчающие или отягчающие
обстоятельства, относящиеся к личности одного из участников, учитываются
при назначении наказания только этому участнику.»

Из постановлений ст. 67 следует, что главным в оценке тяжести наказания
за преступление, совершенное совместными действиями нескольких лиц,
является степень общественной опасности действий, совершенных
соучастниками, а не их формальная роль в совершенном преступлении. Иными
словами, наказание соучастника должно быть индивидуализировано в
зависимости от степени и характера его фактического участия в совершении
преступления и его влияния на характер и размер причиненного или
возможного вреда.

Таким образом, установление этих признаков является основанием для
индивидуализации наказания каждому из соучастников. Конечно формальная
роль участника (исполнитель, подстрекатель, организатор или пособник)
имеет большое значение в развитии преступного события и в его вредных и
опасных последствиях, но оно не должно быть формально самодовлеющим,
хотя бы объективно в большинстве случаев форма участия в преступлении
неизбежно определяет и объем, и важность этого участия в достижении
преступного результата, и степень его вредоносности.

Степень участия в преступлении – это мера интенсивности и эффективности
деятельности соучастников как в осуществлении преступного действия, так
и в достижении реального результата или в создании возможности его
наступления. Севрюков, А.П. Хищения по уголовному праву России. Курс
лекций : учеб. пособие. – М.: Юристъ, 2003. – С.65. Вместе с тем из всех
вышеназванных соучастников можно выделить организатора, степень участия
которого в преступлении логически всегда является наивысшей. Поэтому в
отношении него наказание может быть смягчено только при наличии
смягчающих обстоятельств личного характера. Михлин, А.С. Уголовное право
: учеб. для вузов. – М.: ЮНИТИ, 2004. – С.233. Говоря же об
индивидуализации ответственности соучастников, необходимо иметь ввиду,
что любому из них могут быть вменены все элементы, характеризующие
состав деяния, совершенного исполнителем. Вместе с тем соучастники могут
нести ответственность только за обстоятельства, связанные с составом
выполненного деяния, но не с личностью исполнителя, а потому объективные
отягчающие или смягчающие обстоятельства распространяются на всех
соучастников, тогда как личные обстоятельства должны вменятся только их
носителю.

К конструктивным признакам объективного характера следует отнести
наступление или возможность наступления тяжких последствий, обстановку,
способ, время и место совершения преступления. Севрюков, А.П. Хищения по
уголовному праву России. Курс лекций : учеб. пособие. – М.: Юристъ,
2003. – С.67.

Если они охватывались сознанием соучастников, то, безусловно, должны
влиять на ответственность. К обстоятельствам, которые характеризуют
субъективную сторону или субъекта преступления, относятся возраст,
особые мотивы и цели присущие субъективной стороне преступления. Если
они являются конструктивными признаками состава, то вменяются в вину
всем соучастникам. При этом следует различать два случая : когда эти
элементы имеются на стороне исполнителя; когда они имеются на стороне
других соучастников

Все субъективные обстоятельства, указанные в диспозиции статьи УК,
вмененной исполнителю, подлежат вменению всем соучастникам, даже если
они фактически отсутствовали. Например, пособник вымогательства будет
отвечать за соучастие в нем и в том случае, если он не преследовал таких
целей.

Если закон в качестве квалифицирующего обстоятельства предусматривает
неоднократность и она имеется на стороне исполнителя, то она вменяется и
соучастникам, которые об этом знали. На том же основании следует считать
правильной конструкцию, которая допускает возможность соучастия с
специальным субъектом. Это правило зафиксировано в ч.4 ст.34 УК: « Лицо,
не являющееся субъектом преступления, специально указанным в
соответствующей статье Особенной части УК, участвовавшее в совершении
преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную
ответственность за данное преступление в качестве его организатора,
подстрекателя или пособника».

Сказанное, однако, не относится к случаям невменяемости исполнителя или
соучастника. То же самое следует сказать и о возрасте исполнителя и
соучастников (ст.20 ) Если личные обстоятельства, зафиксированные в
законе, имеются только на стороне соучастников ( кроме исполнителя ), то
они вменяются именно им.

Однако, признание самостоятельной ответственности соучастников вовсе не
означает, что к уголовной ответственности должны привлекаться
обязательно все соучастники Минская, В.С. Уголовная ответственность за
вымогательство : учеб. для вузов / В.С. Минская, Г.И. Чечель. –
Ставрополь: Закон, – 2004, – С. 89.. Положение части 2 ст. 14 УК
распространяется и на случаи соучастия в преступлении. Если действия
того или иного соучастника были малозначительными, т.е. не сыграли и не
могли сыграть существенной роли для достижения преступного результата ,
то он не должен привлекаться к уголовной ответственности.

Организационную деятельность, подстрекательство и пособничество называют
неудавшимися в случаях, когда они остались безрезультатными (исполнитель
либо не собирался совершать преступление, либо собирался совершать
преступление, но передумал и ничего не совершил). Исполнитель в этих
случаях не может быть привлечен к уголовной ответственности.
Организатор, подстрекатель, пособник совершили действия на склонение
лица к совершению преступления или по оказанию содействия в
предполагаемом преступлении, что должно рассматриваться как
приготовление к соучастию в преступлении, т.е. действия виновных должны
квалифицироваться по ст.30,33 УК и статье Особенной части УК, в которой
предусмотрена ответственность за преступление, к которому склоняли
исполнителя.

Неудавшимся подстрекательство и пособничество будут и тогда, когда
подстрекатель и пособник сделали все для совершения преступления, но
исполнитель не смог его совершить, например, в связи со своей смертью, с
утратой вменяемости и т.д.

Посягательство на собственность, совершенное лицом с использованием
своего служебного положения предполагает наличие специального субъекта.
Этим субъектом может быть: должностное лицо, понятие которого дано в
примечании 1 к ст. 285 УК; государственный служащий или служащий органа
местного самоуправления, не являющийся должностным лицом; лицо,
выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации
(примечание 1 к ст. 201); служащий коммерческой или иной организации, не
наделенный управленческими функциями.

Таким образом, следует отметить, что особенности квалифицированного и
особо квалифицированного составов позволяют дифференцировать меры
государственного принуждения, оценку ответственности, однако большая
часть положений относительно ответственности подчиняется общим принципам
об ответственности, которые указываются в Общей части Уголовного кодекса
Российской Федерации.

Часть 2 ст. 163 предусматривает повышенную ответственность за
вымогательство, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору,
б) с применением насилия, в) в крупном размере.

В ч. 3 ст. 163 предусматривает ответственность за вымогательство,
совершенное: а) организованной группой, б) в целях получения имущества в
особо крупном размере, в) с причинением тяжкого вреда здоровью
потерпевшего.

2 Особенности применения законодательных норм по уголовной
ответственности за вымогательство

2.1 Проблемы разграничения уголовной ответственности за вымогательство с
ответственностью смежных деяний

Дифференциация уголовной ответственности может быть охарактеризована как
градация, разделение, расслоение ответственности в уголовном законе, в
результате чего законодателем устанавливаются различные уголовно –
правовые последствия в зависимости от типовой степени общественной
опасности преступления и личности виновного. Скуратов, Ю.И. Судебная
практика по уголовным делам : учеб. пособие. – М.: Норма, 2001. – С.632.

Следует отметить, что, чтобы реализовать оптимальным образом
дифференциацию ответственности в уголовном законе, необходимо определить
исходные положения, выработать концепцию дифференциации ответственности,
опираясь на теоретическую базу ее отдельных средств и способов. К
дифференциации ответственности из названных в новом УК принципов ближе
всего принцип справедливости (ст. 6). Однако данный принцип, во-первых,
не исчерпывает содержания дифференциации ответственности, а во-вторых,
охватывает и иные сферы. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 6 наказание и
иные меры уголовно – правового характера, применяемые к лицу,
совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть
соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления,
обстоятельствам его совершения и личности виновного. Очевидно, что
приведенное положение характеризует сферу не только дифференциации
ответственности в уголовном законе, но и индивидуализации
ответственности в процессе правоприменения, причем акцент сделан именно
на сфере индивидуализации. Возможно, такое положение частично
объясняется субъектом дифференциации: а рассматриваемый принцип
адресован в первую очередь законодателю. Там же, С. 634.

Между тем, в науке отечественного уголовного права не наблюдается
единства взглядов даже на сущность дифференциации ответственности. В
результате не уделяется должного внимания самому явлению дифференциации
ответственности. Невнимание теории уголовного права к проблеме
дифференциации ответственности не могло не сказаться на уголовном
законодательстве и практике его применения.

Практика применения закона дает основания тому, что, например,
вымогательство как вид преступного посягательства зачастую путают или
смешивают с самоуправством, разбоями, насильственными грабежами и так
далее, что, соответственно приводит к ошибочности ответственности и
наказания преступника. Например, приговором Бийского городского суда от
28 февраля 2002 г. осужден А. по п. «в» ч.2 ст. 163 УК РФ за
вымогательство, т.е. требование передачи имущества под угрозой
применения насилия и с применением насилия.

Определением судебной коллегии от 10 апреля 2002 г. приговор суда
изменен в виду неправильной квалификации действий осужденного. Согласно
диспозиции ст. 163 УК РФ уголовная ответственность за вымогательство
наступает в случае, когда осужденный предъявляет незаконные требования
на имущество для обращения его в свою пользу или в пользу третьих лиц. В
ходе предварительного следствия и в судебном заседании было установлено,
что между потерпевшей и осужденным по поводу требуемого имущества имелся
гражданско-правовой спор, а поэтому его действия по ст. 163 УК РФ
квалифицированы быть не могут. В связи с чем правильно А. был признан
виновным по ст. 330 ч.2 УК РФ за самоуправство, совершенное с
применением насилия и угрозой его применения.

Из этого следует, что необходимо обратить внимание на проблемные аспекты
квалификации вымогательства и разграничения его со смежными составами,
для устранения ошибок при ответственности за них.

Квалифицирующие признаки вымогательства в основном совпадают с
квалифицирующими признаками кражи. Обзор судебной практики Верховного
Суда РФ «Некоторые вопросы судебной практики по делам о краже, грабеже и
разбое» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 4 С. 37. Важные
разъяснения относительно понятия вымогательства, специфических оттенков
применения квалифицирующих признаков и квалификации данного преступления
содержатся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной
практике по делам о вымогательстве» [53, С.7] и постановлении Пленума
Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. «О выполнении судами
руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по
применению законодательства об ответственности за вымогательство» [55,
С.6].

Не образуют признака неоднократности требования передачи имущества или
права на имущество, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти
требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и
тем же имуществом.

В зависимости от характера, примененного при вымогательстве насилия
закон предусматривает квалифицированный (п. «в» ч. 2) и особо
квалифицированный (п. «в» ч. 3) виды этого преступления. Под насилием,
предусмотренным в ч. 2 настоящей статьи, имеется в виду насилие, не
вызвавшее кратковременного расстройства здоровья или незначительную
стойкую утрату общей трудоспособности. Имеется в виду нанесение побоев
или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую
боль. К этому виду насилия могут быть отнесены и лишение свободы, захват
потерпевшего или его близких, если при этом не создавалось опасности для
их жизни или здоровья. Шишкин А.Д. Вымогательство в системе
уголовно-правовых понятий: некоторые проблемы законодательной
регламентации // «Российская юстиция», N 12. 2006. – С.19.

Вымогательство, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни
или здоровья, отличается от насильственного грабежа тем, что при грабеже
насилие выступает средством завладения имуществом, а при вымогательстве
оно является формой выражения психического насилия, подкрепляющего
угрозу применить более серьезное насилие в случае отказа выполнить
вымогательское требование.

Вымогательство, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью
потерпевшего, отличается большей агрессивностью насильственных действий
виновного и их более высокой опасностью. Они могут выражаться в
причинении здоровью потерпевшего любого вреда, повлекшего последствия,
предусмотренные в ст.ст. 111, 112 и 115 настоящего Кодекса. Реальное
причинение вреда здоровью не меняет вымогательской сущности содеянного,
поскольку и в этих случаях насилие выступает как форма устрашения
потерпевшего, а не средство завладения имуществом.

Особенности вымогательского насилия позволяют отграничить его от разбоя.
Скуратов, Ю.И. Судебная практика по уголовным делам : учеб. пособие. –
М.: Норма, 2001. – С.642. Угроза насилием и реализация угрозы при
вымогательстве всегда отстоют друг от друга во времени. Если при разбое
психическое насилие представляет собой угрозу немедленной расправы над
потерпевшим, то при вымогательстве виновный угрожает привести ее в
исполнение в будущем. При этом может указываться сравнительно отдаленное
время удовлетворения вымогательского требования, момент передачи
требуемого может не уточняться вовсе либо предполагается передача
имущества вслед за предъявлением требования. В таких случаях следует
иметь в виду, что если при разбое насилие применяется для завладения
имуществом, то при вымогательстве оно служит усилением требования, либо
средством мести за отказ удовлетворить незаконные требования.

Если в результате вымогательства было совершено умышленное убийство,
содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений,
предусмотренных ч. 3 настоящей статьи и п. “з” ч. 2 ст. 105 УК.

Вымогательство относится к числу наиболее опасных экономических
преступлений. Это преступление против собственности. Поскольку уголовный
закон защищает как общественно значимые, так и личные интересы, объектом
преступного посягательства, предусмотренного ст. 163 Уголовного кодекса
(УК) РФ, является собственность граждан или юридических лиц, а равно
права на эту собственность. Предметом вымогательства могут быть также
действия имущественного характера (выполнение работы, предоставление
услуг и т.д.). Однако вымогательством нередко называют и вполне
обоснованные действия лиц, направленные на истребование долга или иных
законных выплат. Чтобы вернуть свои деньги, кредиторы порой вынуждены
обращаться к помощи друзей, охранных структур, знакомых чиновников, и
так далее. Надо признать, что действия таких лиц неотъемлемая часть
современной реальной жизни. Ослабевшая государственная власть не
обеспечивает защиту людей и бизнеса, судебная и исполнительная системы
почти бездействуют. Упомянутые же лица в сложившихся условиях, как
правило, действительно помогают пострадавшим кредиторам, по сути,
выполняя функции правоохранительных органов, судов и исполнительных
структур. И им нередко предъявляются обвинения в вымогательстве. На
предварительном следствии или в суде задача адвоката, приглашенного для
защиты таких лиц, состоит в том, чтобы не только грамотно изложить
следователю, прокурору, суду свой субъективный взгляд на дело, но и
помочь им разобраться в объективной стороне вопроса. В делах данной
категории очень важно в соответствии с гражданским законодательством
правильно расставить акценты в вопросах собственности, правоотношений
подозреваемого с потерпевшим, а также дать оценку личности самого
потерпевшего и объяснить мотивы его заявления о привлечении
подозреваемого к уголовной ответственности.

Например, бывший высокопоставленный сотрудник КГБ СССР, затем ФСБ
России, а в момент возбуждения уголовного дела руководитель крупной
частной охранной компании полковник в отставке В.А.Павлов Московским
городским судом был привлечен к уголовной ответственности по п. «б» ч. 3
ст. 163, п. «б» ч. 3 ст.159, ч.4 ст.33 и ч.2 ст. 291 УК РФ за
вымогательство с бизнесмена Ю.Макарова под угрозой насилия и
распространения порочащих сведений денежных средств в крупном размере (3
млн долларов США), за подстрекательство к даче взятки должностным лицам
ГУВД Москвы и хищение путем обмана (мошенничество) денежных средств в
крупном размере (50 тыс. долларов США), принадлежащих Макарову. Как
объяснил суду Павлов, деньги с Макарова он требовал по просьбе
компаньонов последнего по бизнесу академика Хряпова и бывшего начальника
академии ФСБ генерал-лейтенанта в отставке Титаренко. Макаров обещал
выплатить им оговоренную сумму за помощь в работе.

Данное дело по ряду причин получило широкую известность. Одна из его
особенностей заключалась в том, что потерпевшим являлся известный в
кругах, связанных с продажей за рубеж российского оружия, бизнесмен Юрий
Макаров. В отношении этого бывшего старшего офицера и сотрудника
Главного штаба ВВС России Главной военной прокуратурой (которая вела
предварительное следствие и поддерживала обвинение против Павлова в
суде) в период данного судебного процесса расследовалось другое
уголовное дело о хищениях крупных партий авиатехники и продаже ее
иностранцам.

Павлову вменялись в вину особо тяжкие преступления, наказание за которые
может достигать 20 лет лишения свободы. Но защитники значительно
поколебали позицию обвинения и сумели убедить суд в отсутствии как
моральных, так и правовых оснований для привлечения Павлова к уголовной
ответственности. В поддержку Павлова выступила общественность, его
поддерживали многие известные в стране люди. Павлов В.А. был приговорен
судом к четырем годам лишения свободы в колонии строгого режима с
конфискацией имущества. Верховный Суд РФ, рассмотревший дело по протесту
Главной военной прокуратуры (считавшей приговор излишне мягким) и
кассационным жалобам Павлова и его адвокатов (возражавших против слишком
строгого наказания), приговор Мосгорсуда оставил в силе. Предстоят
длительные процессы обжалования адвокатами этих судебных постановлений в
надзорном порядке, которые рано или поздно с учетом появляющихся
судебных прецедентов должны завершиться справедливым решением.
Считается, что осмыслить происшедшее следует уже сейчас. Этот и другие
подобные процессы дают основание ставить перед Пленумом Верховного Суда
РФ вопрос о необходимости дополнительных разъяснений судебной практики
по делам о вымогательстве как наиболее распространенным в условиях
нынешней неразвитой экономики с ее взаимными долгами, неплатежами и
бесконечными спорами.

Кандидат юридических наук К.Н.Голиков, анализируя защитительную речь
адвоката по описанному делу, наряду с другими аргументами,
свидетельствующими об отсутствии вины Павлова в инкриминируемом ему
вымогательстве, остро поставил вопрос о пределах допустимой
государственной защиты потерпевших, которые сами виновны перед
государством. По информации К.Н.Голикова, потерпевший по делу о
вымогательстве гражданин Макаров следственным органом был изобличен, в
частности, в нелегальных сделках с оружием (речь шла о реализации в
особо крупных размерах за границу боевого оружия (современных военных
самолетов, вертолетов и боевого авиационно-технического имущества) и
«перекачке» крупных денежных сумм в западные банки и оффшорные
компании). Сведения о незаконных сделках по продаже потерпевшим оружия
из официальных материалов, содержащихся в расследуемом Главной военной
прокуратурой уголовном деле в отношении того же Макарова и ряда
высокопоставленных офицеров ВВС России (дело полковника Воронки,
подполковников Кучеренко, Макарова и других), получили известность,
поэтому вопрос о пределах допустимой государственной защиты подобных
потерпевших неоднократно поднимался в средствах массовой информации. Его
рассматривали и на организованной 18 мая 1999 г. в Центральном доме
журналиста пресс-конференции ряда российских и зарубежных СМИ.

Предметом обсуждения стала неопределенность трактовки нормы закона об
уголовной ответственности за вымогательство.

Из содержания диспозиции ст. 163 УК РФ следует, что вымогательством
признается требование передачи чужого имущества или права на имущество
или совершения других действий имущественного характера, а равно под
угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его
близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред
правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

В описанном же случае речь идет о требованиях Павлова не в отношении
имущества потерпевшего, а в отношении средств, полученных последним от
нелегальных поставок за рубеж имущества, похищенного у государства, и
потерпевшему, таким образом, не принадлежащих по определению. С
субъективной точки зрения Павлов относился к происходящему как лицо,
уполномоченное собственником изъять у недобросовестного должника долг.
Кроме того, как правильно утверждает К.Н.Голиков, уголовно-правовой
нормой защищаются лишь законные, а не связанные с криминальным бизнесом
интересы потерпевшего.

Получается, что Павлов, требуя, чтобы Макаров перечислил компаньонам
своего доверителя 3 млн долларов США, не посягал на имущество Макарова,
а угроза распространения о нем сведений не посягала на его законные
интересы. Но суд рассудил иначе, указанные доводы во внимание приняты не
были. Не отреагировала на них и Коллегия Верховного Суда РФ.

Думается, цель закона состоит не только в том, чтобы в подобных
ситуациях любой ценой наказать кредитора или его представителя, нередко
прибегающих к достаточно жестким и неприятным для должника мерам при
истребовании долгов. Применяемые ими способы воздействия по внешним
признакам, действительно, порой ничем не отличаются от вымогательства в
уголовно-правовом смысле. Но, порицая их, важно ограничить право на
государственную защиту таких «потерпевших».

Итак, решение вынесено, но вопросы остались. Считается, что единственный
возможный выход для кредитора пригрозить должнику тем, что о
происшествии узнают его знакомые, тем самым он приобретет дурную
репутацию. Иными словами, кредитору официально предлагается применить
угрозу распространения позорящих должника сведений. А согласно
рекомендациям Института проблем укрепления законности и правопорядка при
Генеральной прокуратуре РФ, «законные имущественные претензии не могут
считаться вымогательством даже при предъявлении их под угрозой насилия».

Но в реальном процессе борьбы с преступностью нередко происходит
обратное. Часто, не желая нести ответственность за договорные нарушения
в гражданских правоотношениях с партнерами, когда те начинают активные
действия, например, по истребованию долга, должники, подобно
упомянутому, обращаются в правоохранительные органы с заявлениями о
вымогательстве. А правоохранительные органы и прокуроры, не затрудняя
себя тщательным анализом ситуации, возбуждают уголовные дела и
привлекают к ответственности не виновных в данном деянии лиц.

Так, Октябрьским РОВД г. Барнаула по заявлению гражданина Качалова было
возбуждено уголовное дело в отношении гражданина Лобунца. После
проведенного следствия последнему предъявили обвинение в вымогательстве,
совершенном с угрозой применения насилия, повторно по предварительному
сговору группой лиц, под угрозой убийства, соединенного с насилием,
опасным для жизни и здоровья потерпевшего (ч. 3 ст. 163 УК РФ).

Из материалов дела следовало, что в январе 2006 г. Лобунец передал
Качалову во временное пользование магнитофон «Осака». В процессе
использования магнитофон пришел в негодность, и Лобунец потребовал,
чтобы Качалов выплатил ему в качестве компенсации 100 тыс. рублей.
Качалов согласился, однако свое обещание не сдержал и с Лобунцом не
рассчитался. В конце февраля Лобунец, прийдя домой к Качалову,
потребовал от него новый магнитофон или 250 тыс. рублей и сообщил, что
штраф за задержку расчета составит 20 тыс. рублей за каждый
дополнительный день. При этом он угрожал матери Качалова убийством сына.
В начале апреля 2006 г. Лобунец и трое не установленных следствием лиц
встретили Качалова на улице, завели его в подвал дома, где потребовали
заплатить 1500 тыс. рублей, а затем сильно избили, причинив ему легкие
телесные повреждения с кратковременным расстройством здоровья.

Несмотря на сомнительность предъявленного Лобунцу обвинения в
вымогательстве, дело последнего было направлено в суд, который, к
сожалению, ошибку следственного органа и прокуратуры не исправил.
Лобунец был признан виновным и осужден к длительному сроку лишения
свободы. Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда
приговор оставила без изменений.

Заместитель председателя Верховного Суда РФ, куда обратился адвокат
осужденного, внес протест на судебные постановления. Президиум
Алтайского краевого суда постановлением от 9 января 2008 г. удовлетворил
протест, указав следующее. Лобунец не стремился завладеть чужим
имуществом, принадлежащим лично потерпевшему Качалову, а лишь требовал у
Качалова деньги за сломанный магнитофон. Качалов согласился с его
требованием, но деньги не отдавал. Лобунец, осуществляя различные
действия по взысканию денег, никаких реальных шагов для реализации
угрозы убийством не предпринимал. Угроза Качалову должна была лишь
заставить его расплатиться, оснований опасаться ее осуществления не
было. Действия Лобунца нельзя квалифицировать как вымогательство,
поскольку он хотел вернуть деньги за собственный сломанный Качаловым
магнитофон, вымогательство же предполагает истребование чужого
имущества. Поэтому Лобунец был признан виновным по более «мягким»
статьям закона: за самоуправство и причинение легких телесных
повреждений.

Порой правоохранительные органы вмешиваются в сферу гражданско-правовых
отношений между физическими лицами или организациями, проводят
незаконные проверки и расследования, возбуждают дела и подвергают иным
уголовно-правовым методам преследования невиновных лиц. Суды, в свою
очередь, при рассмотрении таких уголовных дел формально относятся к
оценке инкриминируемых обвиняемым действий и совершают серьезные ошибки.

Думается, Пленуму Верховного Суда РФ пора изучить судебную практику по
делам о вымогательстве и принять соответствующий документ, разъясняющий
неясные и спорные вопросы применения действующего законодательства.

Считается, что есть настоятельная необходимость привлечь к затронутой
проблеме внимание руководства правоохранительных структур, а также
прокуратуры. Им следует более тщательно осуществлять контроль и надзор
за правильностью и законностью возбуждения уголовных дел по заявлениям о
вымогательстве, еще на доследственных стадиях отделять
гражданско-правовые отношения от криминальных. Не всякий пострадавший от
мнимого вымогательства на самом деле является потерпевшим в том
понимании этого термина, которое заложено в уголовно-процессуальном
законе. А потому не каждый подлежит предусмотренной этим законом защите
государства. Надо пресекать любые попытки недобросовестных
«потерпевших», использующих правоохранительные органы для решения своих
личных проблем или ухода от законной ответственности перед партнером по
гражданско-правовой сделке, государством или частным лицом.

Изучение следственной и судебной практики по делам о вымогательстве
позволило выявить и еще ряд проблем квалификации этого преступления и
отграничения его от смежных составов.

Наиболее отчетливо вырисовываются такие: отграничение вымогательства от
грабежа с применением насилия и разбоя; квалификация деяния, состоящего
в требовании передачи чужого имущества, соединенном с насилием или
угрозой его применения, когда часть имущества передана виновному
немедленно, а передача другой предполагается в будущем; квалификация
«вымогательства» собственного имущества, переданного ранее потерпевшему
в кредит (долг); квалификация вымогательства, сопряженного с захватом
заложников.

Первая проблема возникает тогда, когда содеянное выражается в требовании
передачи чужого имущества, сопровождавшемся насилием, опасным или не
опасным для жизни или здоровья, или угрозой применения насилия, опасного
для жизни или здоровья потерпевшего или его близких. Ее решение
обусловлено моментом передачи имущества, моментом предполагаемой
реализации угрозы насилием, опасным для жизни или здоровья, и моментом
применения насилия. Сочетание этих элементов представляет собой критерий
отграничения вымогательства от насильственного грабежа и разбоя. При
этом возможны следующие варианты такого сочетания: виновный требует
немедленной передачи имущества и угрожает немедленным применением
насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего или его близких,
если потерпевший не выполнит имущественного требования; виновный требует
немедленной передачи имущества и угрожает применением насилия в случае
невыполнения незаконного требования; виновный требует передачи имущества
в будущем, угрожая применением такого насилия немедленно, если
потерпевший не согласится выполнить его требования; виновный требует
передачи имущества в будущем, угрожая применить опасное для жизни или
здоровья насилие также в будущем, если потерпевший не выполнит
требования; виновный требует передачи имущества немедленно и применяет
насилие, не опасное или опасное для жизни или здоровья потерпевшего;
виновный требует передачи имущества в будущем и применяет то или иное
насилие немедленно, чтобы обеспечить выполнение этого требования.

Решение проблемы применительно к каждому из вариантов основывается на
сопоставлении уголовно – правовых норм о вымогательстве, с одной
стороны, и о грабеже и разбое, с другой.

Из сопоставления этих уголовно – правовых норм следует, что грабежу и
разбою присущи, во-первых, немедленное завладение имуществом или
требование немедленной передачи имущества и, во-вторых, немедленное
применение насилия либо (при разбое) угроза немедленным применением
насилия, а при вымогательстве – то и другое либо то или другое имеет
место в будущем.

Так, в ч. 1 п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной
практике по делам о вымогательстве» указано, что «завладение имуществом
при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением
насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при
вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого
имущества в будущем».

Таким образом, при совпадении требования немедленной передачи имущества
и применения насилия, не опасного или опасного для жизни или здоровья
потерпевшего, либо угрозы немедленным применением насилия, опасного для
жизни или здоровья потерпевшего, деяние представляет собой грабеж,
соединенный с насилием, не опасным для жизни или здоровья потерпевшего,
либо разбой, а в иных случаях – вымогательство.

Такое решение обосновывается, в частности, еще и тем, что при сочетании
требования немедленной передачи имущества и применения насилия, не
опасного или опасного для названных благ личности, либо угрозы
немедленным применением насилия, опасного для жизни или здоровья
потерпевшего, тот не имеет возможности обратиться за помощью в органы
власти, тогда как при иных ситуациях он может это сделать.

Так, правоохранительная практика исходит из того, что при вымогательстве
виновный угрожает применением насилия в будущем. Тем самым
вымогательство отграничивается от грабежа и разбоя. Однако ответа на
вопрос о временной границе разграничения этих составов преступлений нет.
Отсутствует определение существенности вреда правам и интересам
потерпевшего или его близких при шантаже; есть сложности с
разграничением вымогательства и смежных с ним составов преступлений.
Существуют и другие требующие официального разъяснения вопросы
применения уголовного законодательства по делам о вымогательстве.

Отсюда, вторая проблема – квалификации деяния, состоящего в требовании
передачи чужого имущества, соединенного с насилием, не опасным или
опасным для жизни или здоровья, или угрозой применения насилия, опасного
для этих благ личности, когда часть имущества передается виновному
немедленно, а передача другой предполагается в будущем, – связана с
первой.

Ориентиром здесь может быть содержащееся в ч. 2 п. 2 упоминавшегося
Постановления Пленума Верховного Суда РФ разъяснение, согласно которому
«если вымогательство сопряжено с непосредственным изъятием имевшегося у
потерпевшего имущества, то эти действия, при наличии реальной
совокупности преступлений, должны дополнительно квалифицироваться, в
зависимости от характера примененного насилия, как грабеж или разбой».

Согласно этому разъяснению рассматриваемое деяние представляет собой
реальную совокупность вымогательства и грабежа, соединенного с насилием,
не опасным для жизни или здоровья, или вымогательства и разбоя – лишь
когда требованию передачи имущества сопутствовали применение насилия, не
опасного или опасного для жизни или здоровья, либо угроза немедленного
применения насилия, опасного для этих благ личности. Если же
имущественное требование сопровождалось угрозой применения насилия в
будущем, то совокупность преступлений отсутствует, поскольку отсутствует
свойственная грабежу и разбою угроза немедленного применения насилия.

Третья проблема заключается в квалификации «возвращения» собственного
имущества, переданного ранее потерпевшему в кредит (долг).

Эта проблема возникла в связи с тем, что в современных условиях нередко
представители одной коммерческой структуры получают кредит или покупают
товары с обязательством возвратить кредит с процентами или оплатить
товары в определенный срок, но не выполняют свои обязательства.
Кредиторы или продавцы, не рассчитывая возвратить кредит или взыскать
стоимость проданных товаров через суд, обращаются к должникам с
требованием выполнить обязательства, сопровождая это различными угрозами
или насильственными действиями.

Решение этой проблемы основано на выяснении правового статуса предмета
вымогательства.

Согласно ст. 163 УК предметом вымогательства является чужое имущество,
то есть такое, на которое виновный не имеет ни действительного, ни
предполагаемого права. Поэтому требование передачи собственного
имущества, в частности, сопровождаемое угрозами или насильственными
действиями, предусмотренными ст. 163 УК, не может быть квалифицировано
по этой статье как вымогательство. Такое деяние представляет собой
самоуправство, если причинен существенный вред гражданам, либо
государственным или общественным организациям, ответственность за
которое установлена ст. 330, в совокупности с соответствующим
преступлением против личности, либо с угрозой убийством, нанесением
тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества, предусмотренной
ст. 107 этого УК.

Четвертая проблема состоит в квалификации вымогательства, сопряженного с
захватом заложников. Эта проблема вызвана тем, что, с одной стороны,
захват заложников является обстоятельством, отягчающим вымогательство и
с другой – имущественные требования выступают в качестве условия
освобождения заложников, входящие, в состав иного преступления.

Л. Гаухман предлагает квалифицировать вымогательство, соединенное с
захватом заложников, по совокупности преступлений, обосновывая это тем,
что иное решение может привести к оставлению без предусмотренных
уголовным законом ответственности и наказания виновного за содеянное в
целом. Представляется, такое решение не совсем точное. Квалификация
вымогательства, сопряженного с захватом заложников, обеспечивается
посредством сопоставления степени общественной опасности данного вида
вымогательства, во-первых, с захватом заложников без отягчающих
обстоятельств и, во-вторых, с захватом заложников, повлекшим тяжкие
последствия. Однако, вымогательство, сопряженное с захватом заложников,
не повлекшим тяжких последствий, полностью охватывает такой захват и
деяние необходимо квалифицировать только по ст. 163 УК РФ.

2.2 Основания и условия освобождения от уголовной ответственности за
вымогательство

Следует отметить, что теоретическое решение вопроса о понятии, сущности
и содержании уголовной ответственности служит базой для решения вопросов
о природе освобождения от нее. Уголовным законом предусматривается
несколько критериев освобождения лица от уголовной ответственности.
Считается целесообразным, остановится на каждом из них и рассмотреть его
в соотношении с вымогательством.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным
раскаянием. Нормы уголовного закона не указывают, что деятельное
раскаяние является основанием освобождения от уголовной ответственности
при вымогательстве, как, например, «освобождение от уголовной
ответственности в связи с деятельным раскаянием предусматривается,
например, при незаконном обороте оружия, боеприпасов или взрывчатых
веществ и взрывных устройств (примечание к ст. 222 УК РФ) в отношении
лица, добровольно сдавшего оружие, боеприпасы или взрывчатые вещества,
взрывные устройства, если в его действиях не содержится иного состава
преступления; при незаконном обороте наркотических средств или
психотропных веществ (примечание к ст. 228 УК) в отношении лица,
добровольно сдавшего указанные предметы и активно способствовавшего
раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом
этих предметов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества,
добытого преступным путем (только за данное преступление)».(ст. 75 УК
РФ).

Однако при вымогательстве, деятельное раскаяние, будет являться,
непосредственно, смягчающим обстоятельством, так как в статье 75 УК РФ
указано, что «после совершения всех других преступлений (т.е. тяжких и
особо тяжких) такое поведение может выступать лишь в качестве
обстоятельства, смягчающего наказание, в том числе в качестве основания
для назначения более мягкого вида наказания, чем предусмотрено за данное
преступление».

Учитывая общественную опасность вымогательства, освобождение от
уголовной ответственности в связи с примирением сторон на такой вид
преступного посягательства не распространяется.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков
давности. Данное условие распространяется и на вымогательство, при
условии, что оно характеризуется однократностью, и вымогатель не
уклоняется от ответственности. Такой вывод следует из осуществления
задач общего и специального предупреждения требует своевременного
назначения и исполнения наказания. Запоздалое привлечение к уголовной
ответственности и запоздалое приведение приговора в исполнение не
оказывают должного воспитательного и общепредупредительного воздействия
и потому являются нецелесообразными. Виновный к этому времени может
исправиться, перестанет быть общественно опасным, и потому уже не будет
нуждаться в воздействии на него наказания. По истечении длительного
времени после совершения преступления подчас возникают и непреодолимые
трудности доказательственно – процессуального характера (утрачиваются
вещественные следы преступления, свидетелями забываются существенные
обстоятельства и т.д.), создающие препятствия для успешного
расследования и судебного рассмотрения дела.

Нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности по истечении
значительного срока после совершения преступления объясняется и тем, что
запоздалое возбуждение уголовного дела затрудняет его расследование и
правильное разрешение. Все это и определяет необходимость существования
в уголовном законодательстве института давности привлечения к уголовной
ответственности. Под давностью привлечения к уголовной ответственности
понимается истечение установленного законом срока, который устраняет
возможность привлечения лица к уголовной ответственности. В соответствии
со ст. 78 лицо, совершившее преступление, освобождается от уголовной
ответственности при следующих обстоятельствах: а) если истек
установленный законом давностный срок, б) если лицо не уклоняется от
следствия или суда. Наличие этих условий свидетельствует об отпадении
общественной опасности лица, совершившего преступление, что и служит
основанием для его освобождения от уголовной ответственности.

А так же вымогательство исключает отношение к тем преступлениям, которые
наказываются смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Следует
учитывать, и то, что смертная казнь не может быть применена к женщинам,
а также к лицам, совершившим преступление, наказуемое смертной казнью, в
возрасте до 18 лет, и мужчинам в возрасте старше 65 лет, указанное
исключение относительно применения этого наказания касается лишь мужчин,
совершивших преступление в возрасте от 18 лет, но не достигших к моменту
вынесения приговора 65 лет.

Более того, вымогатели не относятся к лицам, совершившим некоторые из
преступлений против мира и безопасности человечества. Это преступления,
предусмотренные гл. 34 Особенной части УК РФ, – планирование, подготовка
или ведение агрессивной войны (ст. 353), применение запрещенных средств
и методов ведения войны (ст. 356), геноцид (ст. 357) и экоцид (ст. 358).

Следующим основанием является состояние патологического опьянения. От
обычного физиологического опьянения отличается патологическое опьянение,
возникающее чаще всего при приеме алкогольных напитков в небольших дозах
в связи с физическим или психическим переутомлением лица. Оно
справедливо рассматривается как разновидность временного психического
расстройства, свидетельствует об утрате лицом способности осознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий
(бездействия) либо руководить ими. Лицо, совершившее преступление в
состоянии патологического опьянения, признается невменяемым. Такое
состояние может возникнуть и под психологическим давлением, и от
социальной действительности, что является критерием, который может
подтолкнуть преступника к вымогательству.

В уголовном законе существует понятие условно – досрочного освобождения.
Однако такое освобождение относится к исполнению наказания, что само по
себе не влечет освобождение или прекращение от ответственности. Сюда
можно отнести освобождение в связи с болезнью, освобождение женщин,
после родов и так далее.

Прекращение уголовной ответственности в законе связано, с : отбытием
срока наказания и снятием или погашением судимости; истечением срока
давности привлечения к уголовной ответственности; истечением срока
давности исполнения обвинительного приговора и при применении акта
амнистии или помилования. 

Прекращение уголовной ответственности очень важно для квалификации
рецидивных, с точки зрения криминологии, преступлений. При совершении
нового преступления наличие судимости зачастую рассматривается как
отягчающее обстоятельство, например, п. «г», ч. 3 ст. 163 УК РФ.
Примером также может являться примечание к с. 158 УК РФ, «…Лицом, ранее
судимым за хищение либо вымогательство, в статьях настоящей главы, а
также в других статьях настоящего Кодекса признается лицо, имеющее
судимость за одно или несколько преступлений, предусмотренных статьями
158 – 164, 209, 221, 226 и 229 настоящего Кодекса».

Следует отметить, что указания в законе на конкретные случаи
освобождения, прекращения ответственности за вымогательство, как,
например, «лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной
ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны
должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему
право возбудить уголовное дело, о даче взятки» не указаны, поэтому
следует рассматривать такие вопросы исходя из общих оснований, указанных
в Общей части Уголовного кодекса РФ и других нормативных актах.

Заключение

Исследование теоретических и практических аспектов уголовной
ответственности за вымогательство позволяет сделать следующие выводы:

Ответственность за вымогательство предусмотрена ст. 163 УК РФ.
Ответственность возникает в случаях, когда имело место – требование
передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других
действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо
уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой
распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо
иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или
законным интересам потерпевшего или его близких.

Законодатель выделяет ответственность за квалифицированный и особо
квалифицированный состав вымогательств.

Часть 2 ст. 163 предусматривает повышенную ответственность за
вымогательство, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору,
б) с применением насилия, в) в крупном размере – квалифицированный
состав.

В ч. 3 ст. 163 предусматривает ответственность за вымогательство,
совершенное: а) организованной группой, б) в целях получения имущества в
особо крупном размере, в) с причинением тяжкого вреда здоровью
потерпевшего, за особо квалифицированный состав.

Вымогательство — особая форма корыстных и, как правило, насильственных
посягательств на отношения собственности, которое, тесно примыкая к
хищениям чужого имущества, не относится, однако, к этой сравнительно
многочисленной группе преступлений. Имея много общих черт с хищениями
(единство объекта и предмета, за исключением действий имущественного
характера, прямой умысел, корыстная направленность, такая же мотивация
активных действий, невозможность совершения преступления путем
пассивного поведения), вымогательство не в полной мере охватывается
родовыми признаками общего понятия хищения.

Двуобъектность насильственного вымогательства, посягающего в подобных
случаях и на такое важное социальное благо, как здоровье человека,
усиливает его вредоносную направленность, повышает степень общественной
опасности. Так расценивает это и законодатель, установив за особо
опасный вид вымогательства наказание в виде лишения свободы сроком до
пятнадцати лет с конфискацией имущества. Квалифицированные виды
вымогательства относятся по закону к категориям тяжкого и особо тяжкого
преступлений (ст. 15 УК).

Предметом вымогательства являются: чужое имущество, право на имущество и
другие действия имущественного характера.

Практика борьбы с вымогательством встречается с такими разновидностями
требования передачи права на имущество, как долговая расписка, фиктивное
зачисление в состав учредителей различных коммерческих структур в целях
получения в последующем доходов от прибыли, оформление документа на
переход права собственности к преступнику на определенные ценности и др.

По своему содержанию угроза, выраженная в любой форме (устно, письменно)
непосредственно вымогателем или через третьих лиц и т. д., может быть
различной. Вымогатель может угрожать потерпевшему: применением
физического насилия; уничтожением или повреждением имущества;
распространением сведений, позорящих потерпевшего или его близких;
распространением иных сведений, которые могут причинить существенный
вред правам и законным интересам указанных лиц.

Субъектом уголовной ответственности является вменяемое физическое лицо,
достигшее 14 – летия, совершившее умышленное требование или угрозу в
корыстных целях.

Во избежание ошибок применения норм законодательство по уголовной
ответственности вымогательство следует различать со смежными составами,
такими как: грабеж, разбой, самоуправство, кража, незаконный оборот
оружия, захват заложников и другие.

Уголовная ответственность за вымогательство предполагает условия
освобождения и прекращения ответственности. Институт освобождения от
уголовной ответственности и наказания стимулирует лиц, совершивших
однажды преступление, к примерному поведению.

Исследование позволило выделить ряд проблем применения законодательных
норм по уголовной ответственности. Зачастую лица несут ответственность
по совокупности деяний, когда оно квалифицируется лишь по ст. 163 УК РФ.
Иногда, не вникая в суть ситуации, к уголовной ответственности за
вымогательство привлекаются лица, которые пытались лишь истребовать
невозвращенный долг и другие.

Думается, Пленуму Верховного Суда РФ пора изучить судебную практику по
делам о вымогательстве и принять соответствующий документ, разъясняющий
неясные и спорные вопросы применения действующего законодательства.

В целом нормы в рассмотренных УК не отличаются безупречностью и
нуждаются в доработке.

Правильным решением, является установление уголовной ответственности за
вымогательство вознаграждения.

Вымогательство является способом (включающим угрозы и насилие)
деформации воли потерпевшего, воздействия на его психику до такого
предела, что потерпевший передает имущество вымогателю либо
предоставляет имущественную выгоду. Данное положение заслуживает
внимания, поскольку позволяет правильно понять субъективную и
объективную сущность деяния. Вымогатель воздействует на психическую
сферу личности и полностью подчиняет ее своей воле, что,
предположительно, и является дополнительным объективным признаком
вымогательства.

При анализе квалифицирующих признаков вымогательства отмечается
неудачность законодательной конструкции ч. 2 и ч.3 ст. 163 УК. П. «г» ч.
2, устанавливает ответственность за вымогательство, совершенное в
крупном размере. П. «б» ч. 3 – за вымогательство, совершенное в целях
получения имущества в особо крупном размере. Исходя из буквального
толкования нормы, следует, что вымогатель должен получить имущество в
крупном размере, а это уже отвечает признакам хищения. Данный признак не
соответствует определению вымогательства, обозначенному законодателем
как преступление с формальным составом.

Предлагается данные признаки сформулировать как «в целях получения
имущества или приобретения имущественных выгод в крупном размере» и «в
целях получения имущества или приобретения имущественных выгод в особо
крупном размере», оставив слово «цели» во множественном числе в обоих
признаках, поскольку именно при вымогательстве возможно сочетание целей
приобретения имущества, получения имущественных выгод.

Также предлагается дополнить статьи 204, 290 УК понятиями
«вымогательство взятки» и «вымогательство вознаграждения лицом,
выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации»:

«Под вымогательством взятки понимается требование должностного лица дать
взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб
интересам дающего либо поставить последнего в такие условия, при которых
он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для
его правоохраняемых интересов». «Под вымогательством вознаграждения
лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной
организации, понимается требование лица, выполняющего управленческие
функции в коммерческой и иной организации, передать этому лицу имущество
или предоставить имущественные выгоды за совершение действий
(бездействия) в интересах дающего лица либо умышленное поставление этого
лица в условия, в которых оно вынуждено передать имущество или
предоставить имущественные выгоды лицу, выполняющему управленческие
функции в коммерческой и иной организации».

Глоссарий

1231Амнистиячастичное или полное освобождение от ответственности или от
наказания лиц, совершивших преступления, либо от иных уголовно-правовых
последствий совершения преступления, осуществляемое Верховным органом
власти.2Вымогательствопреступления против собственности, выражающиеся в
требовании передать чужое имущество или право на имущество или
совершение других действий имущественного характера под
угрозой.3Имуществосовокупность вещей, в том числе денег, ценных
бумаг.4Квалификация преступления установление в признаках совершенного
деяния признаков конкретного состава преступления.5Крупный
размерстоимость имущества в пятьсот раз превышающая, минимальный размер
оплаты труда.6Наказаниемера государственного принуждения, состоящая в
лишении или ограничении прав и свобод лица, признанного виновным в
совершении преступления, назначаемая по приговору суда.7Насилиедействия,
повлекшие причинение вреда здоровью потерпевшего, предусмотренного
статьями 111, 112 и 115 УК РФ.

1238Освобождение от уголовной ответственностиакт компетентных
государственных органов, освобождающий правонарушителя от назначения и
отбывания наказания на основании установления незначительной
общественной опасности личности виновного и содеянного
им.92310Организованная группаустойчивая группа из двух и более лиц,
заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или
организации 11Ответственность соучастников преступленияхарактер и
степень участия каждого из них в совершенном
преступлении.1213Собственностьимущество, которое принадлежит лицу на
праве собственности (право пользования, владения и распоряжения).
14Соучастники преступлениядва лица или более лиц, совершающие
преступление по предварительному сговору между собой.15Степень участия в
преступленииэто мера интенсивности и эффективности деятельности
соучастников как в осуществлении преступного действия, так и в
достижении реального результата или в создании возможности его
наступления.16Субъект преступлениялицо, совершившее преступление и
способное нести за него уголовную ответственность.17Побоинанесение
многократных ударов потерпевшему или совершение иных насильственных
действий, причинивших физическую боль12318Уголовная ответственностьэто
уголовно-правовое отношение по поводу осуждения лица, совершившего
преступление, заключающиеся в возможности применения к данному лицу мер
государственного принуждения.19Угрозаодин из видов психического насилия
над личностью; выражение устно, письменно, действиями либо др. способом
намерения нанести физический, материальный или иной вред лицу или его
правам и интересам, охраняемым законом20Условное осуждениеосуждение
лица, совершившего преступление, без реального отбывания наказания и
назначение ему испытательного срока 21Шантажзапугивание потерпевшего
передачей хотя бы одному непосвященному лицу сведений о совершенном
потерпевшим или его близкими правонарушении, а равно иных сведений,
оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего
или его близких.

Список использованных источников

Нормативно – правовые акты

1 Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской
Федерации [Текст]: офиц. текст. – М.: Маркетинг,2001. – 39 с. – ISBN
5-94462-025-0.

2 Уголовный Кодекс Российской Федерации от 24.05.1996 г. № 63 – ФЗ с
изм. 08.04.2008 г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс» :
[Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». – Посл. Обновление
08.04.2008.

3 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001г. N
174-ФЗ с изм. 08.04.2008 г. // Справочно-правовая система «Консультант
Плюс» : [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». – Посл.
Обновление 08.04.2008.

4 Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая) от 30.11.1994
г. № 51-ФЗ с изм. 26.06.2007 г. // Справочно-правовая система
«Консультант Плюс» : [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».
– Посл. Обновление 26.06.2007.

5 Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть вторая) от 26.01.1996
г. № 14-ФЗ с изм. 24.07.2007 г. // Справочно-правовая система
«Консультант Плюс» : [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».
– Посл. Обновление 24.07.2007.

6 Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 г. №188 – ФЗ с изм.
11.01.2007 г. [Текст] : СЗ РФ, 2005, №1, ст. 16.

7 О внесении изменений и дополнений в Уголовный Кодекс Российской
Федерации от 08.12.2003 г. №162-ФЗ в ред. от 05.01.2006 г. [Текст] :
[федер. закон : принят ГД ФС РФ 21.11.2003 г.] : СЗ РФ, 2003, №18, ст.
2253.

8 Российская Федерация. Законы. Об основных гарантиях прав ребенка в РФ
от 24 июля 1998 года № 124-ФЗ. [Текст]: фед. закон : СЗ РФ, 1998, №23,
ст. 2330.

9 Российская Федерация. Законы. Конвенция о правовой помощи и правовых
отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Ратифицирована
Федеральным законом от 4 августа 1994 г. № 16-ФЗ . [Текст]: фед. закон :
СЗ РФ.- 1994.- № 15.- Ст. 1684; 1995.- № 17.- Ст. 1472.

Научная литература

10 Абельцев, С.Г. Мотивация особо тяжких преступлений против личности
[Текст] // Российская Юстиция, 1998, № 1. – С. 16-18.

11 Актуальные проблемы квалификации и расследования преступлений в сфере
экономики [Текст] // Материалы Всероссийской научно – практической
конференции. Саратов, 2001. – 232 с.

12 Аликперова, Х.Д. Практический комментарий к Уголовному кодексу
Российской Федерации [Текст]: учеб. для вузов / Х.Д. Аликперова. – М.:
Юристъ, 2001. – 218 с. – ISBN 5-365-00096-X.

13 Аминов, Д.И. Уголовное право. Особенная часть [Текст]: учеб. для
вузов / Д.И. Аминов. – М.: Профобразование, 2002. – 332 с. . – ISBN
5-9589-0112-5.

14 Аслаханов, А.А. Преступность в сфере экономики : криминологические и
уголовно – правовые проблемы [Текст]: монография/ А.А. Аслаханов. – М.:
Моск.юридич. институт, 2007. – 125 с. – ISBN 5-8369-0138-4.

15 Бойцов А.И. Преступления против собственности [Текст]: учеб. пособие
/ А.И. Бойцов. – СПБ : Закон и право, 2002. – 660с. – ISBN
5-88944-132-4.

16 Борисов, А. Б. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации
(постатейный) с практическими разъяснениями и постатейными материалами
[Текст] / А.Б. Борисов. – М. : Книжный мир, 2007. – 1072 с. – ISBN
5-8213-0225-8.

17 Борзенков, Г.Н. Усиление ответственности за вымогательство [Текст]
:монография // Г.Н. Борзенков. – М.: ПРИОР, 2006. – 125 с. – ISBN
5-8235-0745-8.

18 Г.Н. Борзенков Преступления против собственности в новом Уголовном
кодексе Российской Федерации [Текст] //Юридический мир, 2003,№6. – С.
39-50.

19 Борзенков, Г.Н.Хищение и теперь хищение [Текст] // Человек и закон,
2000, №8. – С. 53-60.

20 Борзенков, Г.Н. Российское уголовное право. Общая часть [Текст]: в 2
т. / Г. Н. Борзенков, Л.В. Иногамова. – М.: Проспект, 2006. – 325 с. –
ISBN 5 7975-0548-7.

21 Боровиков, В.Б. Уголовное право. Особенная часть [Текст]: учеб. для
вузов / В.Б. Боровиков. – М.: Юристъ, 2005. – 341 с. – ISBN
5-94798-207-2.

22 Боровиков, В.Б. Российское уголовное право. Особенная часть [Текст]:
учеб. для вузов / В.Б. Боровиков, В.В. Боровикова, А.А. Абдульманов. –
М. : Щит – М, 2007. – ISBN 975-5-93004-248-1.

23 Босхолов, С.С. Основы уголовной политики: конституционный,
криминологический, уголовно-правовой и информационный аспекты [Текст]:
учеб. для вузов / С.С. Босхолов. – М.: Учебно-консультационный центр
«ЮрИнфоР», 2000. – 145 с. – ISBN 5-86225-231-6.

24 Быков, В. Совершение преступлений группой лиц по предварительному
сговору [Текст] // Законность, 2001, № 3. – С. 44-48.

25 Быков, Л.А. Вопросы методологии, учета и анализа общественно опасных
последствий преступлений [Текст] // Российская юстиция, 2000, № 5. – С.
20-23.

26 Васецов, А.М. Квалифицирующее значение преступлений против
собственности [Текст] // Российская юстиция, 2001, №3. – С. 12 – 20.

27 Ветров, Н.И. Уголовное право. Особенная часть [Текст]: учеб. для
вузов / Н.И. Ветров. – М. : Юнити – Дана, 2000. – 527 с. – ISBN
5-9512-0206-X.

28 Гаухман, Л.Д. Уголовное право. Особенная часть [Текст]: учеб. для
вузов / Л.Д. Гаухман. – М.: Юристъ, 2005. – 211 с. – ISBN 5-8354-0145-0.

29 Гаухман, Л.Д. Совершено преступление группой : тонкости квалификации
[Текст] // Милиция, 2003, №8. – С.39-42.

30 Гаухман, Л.Д. Ответственность за корыстные преступления против
собственности [Текст] : монография / Л.Д. Гаухман. – М.: Юристъ, 2003. –
98 с. – ISBN 5-7749-0289-7.

31 Гельфер, М.А. Преступления против личной собственности граждан
[Текст] : монография / М.А. Гельфер. – М.: Норма, 2000. – 89 с. – ISBN
5-8369-0042-6.

32 Гусев, О.Б. Преступления против собственности [Текст]: учеб. для
вузов / О.Б. Гусев, Б.Д. Завидов, А.П. Коротков, М.И. Слюсаренко. – М. :
Экзамен, 2001. – 192 с. – ISBN 5-8212-0224-8.

33 Клепицкий, И.А. Имущественные преступления (сравнительно-правовой
аспект) [Текст] // Законодательство, 2000, № 1. – С. 61-72.

34 Кобозева, Т.Ю. Проблема ответственности в уголовном праве:
социально-правовая характеристика категории уголовная ответственность
[Текст] / Т.Ю. Кобозева. // Российская юстиция. N 4. 2007. – С. 49 – 56.

35 Ковалев, М.Н. Российское уголовное законодательство [Текст]: учеб.
для вузов / М.Н. Ковалев. – М.: Инфра – М, 2000. – 250 с. – ISBN
5-8370-0042-0.

36 Козаченко, И.Я. Уголовное право. Особенная часть [Текст]: учеб. для
вузов / И.Я. Козаченко. – М.: ПРИОР, 2001. – 263 с. – ISBN
5-94798-428-8.

37 Колонкина Л.Н. Особенная часть уголовного права [Текст]: учеб. для
вузов / Л.Н. Колонкина. – М.: Юристъ, 2001. – 315 с. – ISBN
5-8370-0042-0.

38 Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации [Текст] / В.И.
Радченко и другие. – М. : Спарк, 2000. – 862 с. – ISBN 5-88944-132-5.

39 Корчагин, А.П. Уголовное законодательство о преступлениях в сфере
экономики и управления: сравнительное изучение [Текст] // Государство и
право, 2002, №12. – С. 41 – 48.

40 Кочои, С.М. Ответственность за корыстные преступления против
собственности [Текст] монография. / С.М. Кочои. – М Юристъ, 2000. – 116
с. – ISBN 5-88944-0042-0.

41 Кочои, С.М. Преступления против собственности: комментарий главы 21
УК РФ [Текст]: пособие для практич. работников, аспирантов и
преподавателей / С.М. Кочои. – М. : Проспект, 2001. – 104 с. – ISBN
5-8369-0141-4.

42 Максимов, С.В. Уголовное право [Текст]: учеб. для вузов / С.В.
Максимов. – М.: Приор. 2005. – 270 с. – ISBN 978-5-222-11828-5.

43 Милюков, С.Ф. Российское уголовное законодательство [Текст]: учеб.
для вузов / С.Ф. Милюков. – М.: Приор. 2002. – 340 с. – ISBN
5-7458-0041-5.

44 Минская, В.С. Уголовная ответственность за вымогательство [Текст]:
учеб. для вузов / В.С. Минская, Чечель Г.И. – Ставрополь: Закон, – 2004,
– 189 с. – ISBN 5-358-123-5.

45 Михлин, А.С. Уголовное право [Текст]: учеб. для вузов / А.С. Михлин.
– М.: ЮНИТИ, 2004. – 315 с. – ISBN 5-8487-1450-8.

46 Насильственная преступность [Текст]: учеб. для вузов / В.Н.
Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: ЮНИТИ – ДИАНА, 2002. – 256 с. – ISBN
5-238-00435-4.

47 Севрюков, А.П. Хищения по уголовному праву России. Курс лекций
[Текст]: учеб. пособие / А.П. Севрюков. – М.: Юристъ, 2003. – 125 с. –
ISBN 5-238-00435-4.

48 Скуратов, Ю.И. Судебная практика по уголовным делам [Текст]: учеб.
пособие / Ю.И. Скуратов. – М.: Норма, 2001. – 832 с. – ISBN
5-86225-999-6.

49 Шарапов, Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве [Текст]:
монография / Р.Д. Шарапов. – СПБ : Юрайт, 2001. – 112 с. – ISBN
5-85294-026-7.

50 Шишкин А.Д. Вымогательство в системе уголовно-правовых понятий:
некоторые проблемы законодательной регламентации [Текст] / А.Д. Шишкин.
«Российская юстиция», N 12. 2006. – С.18-23.

Материалы судебной практики

51 Постановление Президиума Верховного Суда РФ О судебной практике по
делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную
и иную антиобщественную деятельность № 5 от 25 .12.2002 [Текст] //
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 9. С.28.

52 Постановление Президиума Верховного Суда РФ № 164п04 от 14.04.2004
[Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 12. С. 23.

53 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 3«О
выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда
Российской Федерации по применению законодательства об ответственности
за вымогательство» [Текст] // Бюллетень Верховного Суда Российской
Федерации. 1992. № 11 С. 6.

54 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 1 «О
практике назначения судами РФ наказания в виде лишения свободы» [Текст]
// Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1994. № 2 С. 28;
1999. № 3С.34.

55 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 № 5 «О
некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности
за преступления против собственности» (в редакции с изменениями и
дополнениями от 27.12.2002) [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ.
1995. № 7 С. 10; 2003. №2 С.21.

56 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.05.1997 «О практике
применения судами законодательства об ответственности за
вымогательство»/ [Текст] // Российская газета от 30.04.97. – С. 3.

57 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8
«О некоторых вопросах применения Конституций РФ при осуществлении
правосудия» [Текст] // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. № 1 С.16-19.

58 Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы
судебной практики по делам о краже, грабеже и разбое» [Текст] //
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 4 С. 35-38.

59 Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам
Верховного Суда Российской Федерации за 2003 год [Текст] // Бюллетень
Верховного Суда РФ. 2004. № 9 С. 18-19; 22-23.

60 Архив городского суда г. Новоалтайска за 2007г. Дело № 22-3251-2007.

61 Архив городского суда г. Новоалтайска за 2007 г. Дело № 1-12/2007.

62 Архив городского суда г. Новоалтайска за 2003 г. Дело № 4405.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019