.

Теоретические аспекты судебных актов в гражданском праве

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 3351
Скачать документ

9

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты судебных актов в гражданском праве

1.1 Понятие судебных актов в гражданском праве

1.2 Роль судебных актов в обеспечении стабильности гражданского оборота

1.3 Классификация и требования, предъявляемые к судебным актам

Глава 2. Правовое регулирование исполнения судебных актов

2.1 Федеральный закон «Об исполнительном производстве»: характеристика
нововведений

2.2 Исполнение судебного решения судом – как неотъемлемая часть судебной
защиты

2.3 Проблемы исполнения судебных актов

Глава 3. Судебная практика исполнения судебных актов

3.1 Ситуации исполнения судебных актов

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы исследования. В соответствии со ст. 10 Конституции РФ
государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе
разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы
законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны. В
соответствии с принципом разделения властей высшие органы государства
как части единой власти через систему сдержек и противовесов
осуществляют гибкий взаимоконтроль и взаимодействие.

Деятельность органов судебной власти отличается от других
государственных органов наличием особой процессуальной формы,
оформлением результатов деятельности в судебных актах.

В судебных актах реализуются цели судебной власти: обеспечение
реализации прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, иных
субъектов права; посредством судебных актов устраняется правовая
неопределенность, в результате чего права, свободы и законные интересы
получают своевременную защиту. Через судебные акты судебная власть не
только содействует нормальному развитию гражданского оборота, но и
оказывает превентивное, воспитательное воздействие.

В гражданском процессе судебные акты выносятся в различных
правоприменительных циклах, они завершают стадии движения дела,
сопровождают всю деятельность по осуществлению правосудия от ее
возбуждения, до вынесения заключительного судебного акта. Несмотря на
свои различия судебные решения, судебные определения, судебные приказы,
судебные постановления имеют много общих черт, обусловленных
636правоприменительной природой правосудия, что предопределяет
необходимость их изучения как в рамках отдельной отрасли гражданского
процессуального права.

Таких комплексных исследований, посвященных теоретическим и прикладным
аспектам судебных актов гражданского процесса, ни в науке гражданского
процессуального ранее не проводилось, что обусловливает актуальность
избранной темы дипломной работы.

Степень разработанности темы исследования. В процессуальной науке ранее
проводились исследования, в которых изучались либо отдельные виды
судебных актов: судебное решение (Н.Б. Зейдер, М.А. Гурвич, И.А. Жевак,
К.А. Лебедь, Л.В. Левшин, Д.М. Чечот), заочное решение и судебный приказ
(И.В. Уткина, В.И. Решетняк, И.И. Черных, М.Г. Черемин), судебное
определение (З.К. Абдуллина, Л.И. Василевский, Г.В. Воронков, С.Л.
Червякова, Ю.Н. Чуйков, Ю.А. Широкопояс); либо акты суда общей
юрисдикции (А.Ф. Изварина); либо отдельные требования, предъявляемые к
судебным актам (Н.И. Ткачев, В.Н. Щеглов, Е.А. Хахалева); либо вопросы
законной силы судебного решения (М.Г. Авдюков, Е.В. Клинова, А.А.
Князев, Н.И. Масленникова, Д.И. Полумордвинов, В.П. Скобелев, Н.А.
Чечина); либо свойства вступивших в законную силу судебных актов (И.А.
Невский, А.М. Безруков).

Цели и задачи исследования. Актуальность комплексного исследования
судебных актов в гражданском процессе обусловливает и цель исследования:
разработать концепцию судебных актов в гражданском процессе России,
которая обеспечивала бы реализацию целей правосудия, делала российское
правосудие доступным, открытым, в том числе способствовала
своевременному рассмотрению и разрешению гражданских дел.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

– рассмотрение теоретических аспектов судебных актов в гражданском
праве;

– дать понятие судебных актов в гражданском праве;

– рассмотреть правовую характеристику судебных актов в гражданском
процессе;

– рассмотреть классификацию и требования, предъявляемые к судебным
актам;

– рассмотреть правовое регулирование исполнения судебных актов;

– рассмотреть Федеральный закон «Об исполнительном производстве»: и дать
характеристику нововведений;

– рассмотреть исполнение судебного решения судом – как неотъемлемая
часть судебной защиты;

– рассмотреть проблемы исполнения судебных решений;

– рассмотреть судебную практику исполнения судебных актов;

– рассмотреть ситуации исполнения судебных решений.

Теоретическую основу исследования составили труды: Т.Е. Абовой, Г.О.
Аболонина, Е.Б. Абросимовой, Н.И.Авдеенко, М.Г. Авдюкова, С.С.
Алексеева, А.Т. Боннера, Е.А. Борисовой, Е.В. Васьковского, А.П.
Вершинина, М.А. Викут, Е.А. Виноградовой, Н.А. Громошиной, А.Х.
Гольмстена, В. Некрошюса, Е.А. Нефедьева, С.В. Никитина, Е.И. Носыревой,
Ю.К. Осипова, Д.И. Полумордвинова, Ю.А. Поповой, И.А. Приходько, Е.Г.
Пушкар, И.В. Решетниковой, Т.А. Савельевой, Л.С. Самсоновой, Т.В.
Сахновой, В.М. Семенова, Н.И. Ткачева, М.К. Треушникова, П.Я.
Трубникова, Л.В. Тумановой, А.В. Цихоцкого, С.Л. Червяковой, Н.А.
Чечиной, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян, В.Н. Щеглова, В.М. Шерстюка, К.С.
Юдельсона, М.К. Юкова, В.В. Яркова и др.

Научная новизна исследования состоит в том, что впервые с начала
проведения в 1990-х гг. судебной реформы предпринято комплексное
исследование института судебных актов в гражданском процессуальном
праве, которые выносятся в различных правоприменительных циклах и в
различных стадиях гражданского процесса; обосновываются направления
дальнейшего регулирования института судебных актов с целью обеспечения
доступности и открытости российского правосудия.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и
списка литературы.

Глава 1 Теоретические аспекты судебных актов в гражданском праве

1.1 Понятие судебных актов в гражданском праве

В юридической науке отсутствует единый термин, обозначающий акты,
выносимые органами судебной власти. В науке гражданского процессуального
права при определении судебных актов либо делается акцент на их
письменной форме (М.А. Викут, Н.А. Рассахатская), либо они определяются
как совокупность всех актов, выносимых судами общей юрисдикции,
арбитражными судами (А.М. Безруков, Ю.А. Широкопояс), либо в качестве
основного фактора при определении понятия указывается выражение в
судебном акте воли суда, его волеизъявления (Д.М. Чечот, П.А. Лупинская,
Л.С. Самсонова, Н.И. Ткачев, К.С. Юдельсон).

Следует отметить, что все проводимые исследования касались лишь сущности
актов правосудия. Но судебные акты следует рассматривать как юридические
акты, выносимые судами при осуществлении функций правосудия и судебного
управления, в которых реализуются цели судебной власти по обеспечению
реализации прав, свобод, и законных интересов субъектов права.

Законодательство без оговорок и господствующая доктрина как правило не
признавали и не признают решение судебного органа (даже высших
инстанций) источником гражданского права. Правовые акты различного
уровня и силы, международные договоры, достаточно редкие в современных
имущественных отношениях обычаи делового оборота – вот исчерпывающий
перечень сфер официального, позитивно предусмотренного возникновения
юридических норм Аналогия в гражданском праве, призванная, казалось бы,
восполнять существующие пробелы в законодательстве, по существу уступает
эту функцию основным началам гражданского законодательства (ст. 1
Гражданского кодекса Российской Федерации), прямо призванным для
соответствующего разрешения юридических дел. . Судебным актам, равно
как и гражданско-правовым договорам традиционно отводится
вспомогательная роль и не в нормотворчестве, а лишь в механизме
правового регулирования.

Определенный всплеск научного интереса к роли актов правосудия в
рассматриваемом ракурсе вызвало принятие нового Арбитражного
процессуального кодекса, в частности, известные положения ст. 304
Комментарий к АПК РФ / Под ред. Яковлева В.Ф., Юкова М.К. М., 2003,
Рожнов А.П. Правоприменительная практика как нетрадиционный источник
российского права. Автореферат дисс… канд. юр. наук. Саратов, 2003 и
т.д.. Тем не менее, принципиальное положение дел по существу не
изменилось. Генетическое неприятие российским правом во все времена его
развития прецедентных подходов в современном состоянии отечественной
юриспруденции лишь несколько ослабло, но не изменилось. Впрочем, равно
классическое прецедентное правосудие и в Европе и за океаном испытывает
противоположные тенденции – с совершенствованием национальных
законодательств значение ранее принятых судебных решений постепенно
уменьшается Познер Р.А. Экономический анализ права : В 2-х т. / Пер. с
англ. Под ред. В.Л. Тамбовцева. СПб.: Экономическая школа, 2004. С. 729.
.

Проблема роли актов судебной власти, пределов судебного усмотрения не
исчерпывается решением вопроса, является ли решение суда источником
права или нет. Если право уравнивать с законодательством, проблема
вообще отсутствует, суд, по определению, участвуя в законотворческом
процессе, не может и не должен участвовать в собственно принятии,
установлении юридической нормы как таковой. Судебная, как и всякая иная
правоприменительная деятельность по существу нивелирует неизбежный
«разрыв» между законом и правом.

Судебные акты в гражданском и арбитражном процессе — это выносимые в
рамках правосудия по гражданским делам процессуальные акты-документы, в
которых отражаются результаты судебной деятельности при рассмотрении и
разрешении гражданского дела по существу, а также решение процедурных
вопросов, сопровождающих деятельность по осуществлению правосудия

К актам судебной власти относятся и судебные акты, выносимые в рамках
судебного управления. Их отличие от актов правосудия заключается в том,
что для актов судебного управления не предусмотрена процессуальная
форма, они не выносятся при рассмотрении конкретного гражданского дела.
Акты судебного управления по гражданским делам выносятся специальными
субъектами — Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ, Пленумом Верховного
Суда РФ, председателями высших судебных инстанций, президиумами высших
судебных инстанций; они направлены на обеспечение надлежащего
осуществления правосудия.

В настоящее время в каждой отрасли процессуального права существует свое
родовое понятие, объединяющее все акты, выносимые судами при
производстве по конкретному делу. Отсутствие единого понятия нарушает
целостность судебной власти. В связи с этим предлагается для обозначения
актов органов судебной власти использовать общий термин «судебные акты».

Данный термин, с одной стороны, позволит объединить судебные акты,
выносимые как в рамках правосудия, так и в рамках судебного управления,
с другой — избежать дублирования родового и видового наименования,
разграничить судебные акты, выносимые в рамках отдельных типов
правосудия, сохранив ссылку на родовую принадлежность. Так, термин
«судебные акты судов общей юрисдикции по гражданским делам» (или
«судебные акты в гражданском процессе») означает совокупность судебных
актов, выносимых при осуществлении правосудия по гражданским делам
судами общей юрисдикции; «судебные акты арбитражного суда» –
совокупность судебных актов, выносимых арбитражными судами при
осуществлении правосудия в сфере предпринимательской и иной
экономической деятельности; «судебные акты Конституционного Суда РФ» –
совокупность судебных актов, выносимых Конституционным Судом РФ при
осуществлении конституционного судопроизводства; «судебные акты судов
общей юрисдикции по уголовным делам» – это судебные акты, принимаемые
судами общей юрисдикции при осуществлении уголовного судопроизводства.

Вся процессуальная деятельность судов общей юрисдикции, арбитражных
судов должна оформляться в виде судебных актов, поскольку именно они
являются процессуальными юридическими фактами, с которыми связано
возникновение, изменение или прекращение гражданских процессуальных,
арбитражных процессуальных правоотношений. В связи с этим следует отойти
от практики выдачи судебных повесток, запросов, сопроводительных писем,
резолюций и оформлять действия суда судебными актами – судебными
определениями, поскольку именно они порождают правовые последствия.

Судебными актами должна оформляться не только процессуальная
деятельность суда, но и взаимоотношения между судами различных подсистем
в рамках производства по гражданскому делу. Так, обращение в
Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности закона
должно выноситься в форме определения, поскольку именно оно является
юридическим фактом, дающим основание приостановить производство по делу
и возбудить деятельность Конституционного Суда РФ. В связи с этим
предлагается внести изменения в ст. 36, 101 Федерального
конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», в которых в
качестве одной из допустимых форм обращений в Конституционный Суд РФ
должно называться определение суда. Соответствующие изменения необходимо
внести и в абз. 6 ст. 215 ГПК РФ, ч. 3 ст. 13 АПК РФ, которые
предусматривали бы, что вопрос о конституционности применяемой нормы
должен отражаться не в запросе, а в судебном акте – определении суда
общей юрисдикции или арбитражного суда.

В ст. 2 ГПК РФ в качестве важнейшей задачи судопроизводства названы
правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в
целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных
интересов субъектов различных правоотношений. В ст. 2 АПК РФ защита
нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц,
осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а
так же публично-правовых образований названа задачей судопроизводства в
арбитражных судах. Федеральный закон “Об исполнительном производстве” не
содержит специальной нормы о задачах и целях исполнительного
производства, однако нет сомнений, что принудительное исполнение
судебных актов подчиняется цели защиты нарушенных прав. Иными словами,
исполнительное производство является частью такой защиты в ситуации,
когда решение суда о присуждении ответчика (иного лица) к исполнению
установленной судом обязанности не исполняется им добровольно. Если это
так, то достижение цели (ст. 2 ГПК) и выполнение задачи (ст. 2 АПК РФ)
защиты нарушенных прав посредством действий судов и судебных
приставов-исполнителей должны быть частью судопроизводства, частью
судебного разбирательства (в более широком понимании, нежели в
соответствии с главой 19 АПК РФ и главой 15 ГПК РФ). Суд должен
«разбираться» в исполнении судебных актов до полного его осуществления.

В.В. Ярков и С.Е. Устьянцев в статье «Актуальные проблемы
исполнительного производства» называют несколько групп проблем,
отрицательно влияющих на эффективность исполнения судебных решений
(экономического, организационного, правового характера) Теоретические и
практические проблемы гражданского, арбитражного процесса и
исполнительного производства. Сборник научных статей. Краснодар – С-П,
2005. С. 291-313.. Проблемы эти поистине вопиющи. Правовая позиция ЕСПЧ
относительно значения исполнительного производства по судебным актам не
нашла действительного отклика прежде всего в законодательных актах
России. Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не содержит
норм, подробно регулирующих процесс исполнения, совершения
исполнительных действий судебным приставом-исполнителем и иными органами
и организациями. Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд не дают судам
обстоятельных разъяснений по вопросам применения Федерального закона «Об
исполнительном производстве» и соответствующих разделов АПК и ГПК РФ.

К настоящему времени после принятия Федерального закона «Об
исполнительном производстве» выполнен не один десяток диссертаций,
авторы которых утверждают гражданскую (арбитражную) процессуальную
отраслевую принадлежность норм исполнительного производства. На наш
взгляд, можно и нужно говорить о перспективах перевода этих норм в русло
гражданского (арбитражного) процессуального права.

Сегодня «исполнением судебных актов в Российской Федерации занимаются
органы исполнительной власти, но в результате неисполнения решений судов
умаляется авторитет судебной власти, теряется вера в способность
судебной системы решать стоящие перед ней задачи по защите прав и
интересов граждан и организаций», – пишет судья Арбитражного суда
Краснодарского края С.В. Березовская Березовская С.В. Соотношение норм
АПК и Федерального закона «Об исполнительном производстве» в Сборнике
научных статей «Теоретические и практические проблемы гражданского,
арбитражного процесса и исполнительного производства». Краснодар – С-П,
2005. С. 291-313..

По мнению Высшего Арбитражного Суда РФ, дела об оспаривании действий
(бездействия) судебных приставов-исполнителей по исполнению документов
несудебных органов, если заявителем является организация или
индивидуальный предприниматель, подведомственны арбитражным судам (п. 20
постановления Пленума ВАС РФ от 9 декабря 2002 г.; Информационное письмо
ВАС РФ от 21 июня 2004 г.). Верховный Суд РФ на этот счет высказывает
противоположное мнение (См., например, Обзор судебной практики
Верховного Суда РФ за II квартал 2004 г., утвержденный постановлением
Президиума Верховного Суда РФ от 6 октября 2004 г.). Закону
соответствуют обе точки зрения. Высший Арбитражный Суда РФ исходит из
толкования юридический сути этих дел в соответствии с нормами главы 24
АПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации – в соответствии со ст. 18
Федерального закона “Об исполнительном производстве”, действующей
наравне со ст. 434 ГПК РФ.

Очевидна необходимость законодательного отнесения дел об оспаривании
действий судебных приставов-исполнителей по исполнению судебных актов в
сфере предпринимательской и иной экономической деятельности к
компетенции арбитражных судов.

1.3 Роль судебных актов в обеспечении стабильности гражданского оборота

Развитие отношений между участниками гражданского оборота предполагает
добровольное исполнение принятых на себя обязательств. Лица, участвующие
в отношениях частноправового характера, рассчитывают на добросовестное
поведение своих контрагентов. Но в ряде случаев между участниками
возникают разногласия, конфликты. «В этой связи важным является создание
со стороны власти (государства) модели правового обеспечения
цивилизованного разрешения конфликтов». Кузбагаров А.Н. Примирение
сторон по конфликтам частноправового характера. Автореф. дис. … докт.
юрид. наук. СПб., 2006. С. 18

Традиционным способом разрешения правовых конфликтов выступает
правосудие. Вместе с тем в современном обществе вырабатываются и иные
внесудебные формы защиты права, урегулирования правовых конфликтов, «что
является более целесообразным в сфере гражданско-правовых отношений».
Носырева Е.И. Альтернативное разрешение споров в США. М., 2005. С. 6.
Необходимость развития альтернативных способов разрешения споров
рассматривается как на уровне международного сообщества, Рекомендации
Комитета министров государствам-членам Совета Европы относительно путей
облегчения доступа к правосудию от 14 мая 1981 г. R (81)7 // Российская
юстиция. 1997. № 7. С. 8. так и в нашем государстве. В соответствии с
целевой программой развития судебной системы на 2007— 2011 гг.
Постановление Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 «О федеральной
целевой программе «Развитие судебной системы на 2007—2011 годы» // СЗ
РФ. 2006. № 41. Ст. 4248. предполагается внедрение примирительных
процедур (восстановительной юстиции), внесудебных и досудебных способов
урегулирования споров, в том числе вытекающих из административных
правоотношений, а также процедур медиации в качестве механизмов
реализации положений законов Российской Федерации, предусматривающих
возможность примирения сторон.

Данная внесудебная форма разрешения правового конфликта должна получить
соответствующее развитие в российском правовом пространстве, поскольку
имеет большие преимущества перед судебной формой. Она позволяет
сохранить деловые, личностные отношения участников конфликта и после его
разрешения, что конечно же оказывает положительное влияние на хорошую
динамику развития гражданского оборота.

Применительно к современным российским реалиям следует отметить, что
основным способом разрешения правового конфликта является судебная форма
защиты нарушенного права. Для активного применения альтернативных
способов разрешения правовых споров необходима не только
заинтересованность государственных структур, но и желание самих
хозяйствующих субъектов. Задача же науки гражданского процессуального и
арбитражного процессуального права заключается в том, чтобы предложить
модели действенных внесудебных способов урегулирования конфликтов,
процедуры их применения, меры по возможности принудительного исполнения
решения таких органов. В настоящее время этим вопросам в процессуальной
науке уделяется немало внимания.

Одна из отличительных черт судебной власти выражается в том, что
результаты деятельности по обеспечению действующими прав, свобод и
законных интересов находят свою объективизацию в судебных актах.

Судебные акты в первую очередь являются актами органов государственной
власти. Как таковые они призваны упорядочивать существующие
правоотношения и правопорядок в целом. Как отмечал известный русский
ученый-процессуалист М. Малинин, одна из целей правосудия заключается в
«разрешении споров и водворении спокойных правоотношений». Малинин М.
Теория гражданского процесса. Одесса, 1881. С. 17—18. Цит. по:
Виноградова Е.А. Фундаментальные положения гражданского процессуального
права. // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и
исполнительного производства. Теория и практика. Сборник научных статей.
Краснодар — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс»,
2004. С. 27.

Судебные акты играют не последнюю роль в сохранении стабильности
гражданского оборота в обществе. Упорядочивающий характер судебных актов
заключается в том, что в рамках судебной процедуры рассмотрения и
разрешения дела суды разрешают различного рода социальные конфликты:
между отдельными членами общества, между ними и государством, конфликты,
возникающие в любой сфере жизни и деятельности человека, урегулированной
правом. Абросимова Е.Б. Судебная власть в РоссийскойФедерации: система и
принципы. М., 2002. С. 11.

В рамках гражданского и арбитражного процесса суд как орган
государственной власти путем рассмотрения и разрешения гражданских дел
способствует укреплению правопорядка (ст. 2 ГПК РФ), содействует
становлению и развитию деловых партнерских отношений, формированию
обычаев и этики делового оборота (п. 6 ст. 2 АПК РФ). Современные
исследователи цивилистического процесса обращают на это внимание. Так,
К.А. Лебедь, рассматривая сущность решения арбитражного суда,
отмечает,что «поскольку осуществление субъективных прав и реализация
правовых норм являются одним из важнейших условий динамичного и
цивилизованного развития предпринимательства, можно утверждать, что
решение арбитражного суда способствует формированию и поддержанию
правопорядка в экономической деятельности. В свою очередь, стабильность
экономического правового порядка обеспечивает последовательное развитие
рыночного товарооборота, хозяйственной деятельности в целом». Лебедь
К.А. Решение арбитражного суда. М., 2005. С. 16.

В современных условиях суд не только разрешает правовые споры между
субъектами конкретных правоотношений, но также осуществляет контроль за
деятельностью законодательной и исполнительной ветвей власти и их
органов. Обеспечительная функция судебных актов по поддержанию
стабильности гражданского оборота проявляется в двух сферах: во-первых,
в рамках индивидуального правоприменения, когда в результате
рассмотрения и разрешения отдельного дела суд упорядочивает конкретные
правоотношения, которые являются предметом рассмотрения в суде; а
во-вторых, когда суд осуществляет конституционный и административный
контроль за деятельностью законодательной и исполнительной ветвей
власти, чьи акты непосредственно регулируют сферу гражданского оборота.

Контролирующие функции за законодательной и исполнительной ветвями
власти судебная власть в гражданском и арбитражном процессе проявляет в
следующем.

1. В соответствии с действующим гражданским процессуальным, арбитражным
процессуальным законодательством суды общей юрисдикции, арбитражные суды
наделены правом нормоконтроля за нормативными актами законодательной и
исполнительной ветвей власти.

Так, если участники гражданского оборота полагают, что нормативный
правовой акт или отдельные его положения не соответствуют закону или
иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, в
связи с чем он нарушает их права, законные интересы, то они вправе
обратиться в соответствии с правилами подведомственности в суд общей
юрисдикции или в арбитражный суд с заявлением о признании нормативного
правового акта недействующим полностью или в части (гл. 24 ГПК РФ, гл.
23 АПК РФ).

По итогам рассмотрения этой категории дел суды общей юрисдикции,
арбитражные суды выносят судебные решения, которые в отличие от обычных
актов правоприменения не носят индивидуального характера, а свое
действие распространяют на неопределенный круг лиц.

Поэтому судебные решения по делам о признании недействующими нормативных
правовых актов можно сравнить с судебным прецедентом.

Судебный прецедент — это решение по конкретному делу, являющееся
обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении
аналогичных дел. Рене Д. Основные правовые системы современности. М.,
1976. С. 301.

Судебное решение, вынесенное в рамках судебного нормоконтроля, обладает
общими признаками судебного прецедента:

1) выносится по итогам рассмотрения и разрешения конкретного дела;

2) распространяет свое действие не неопределенный круг лиц, имеет общий
характер;

3) имеет обязательное действие, учитывается другими судьями при
рассмотрении схожего дела. Если нормативный акт признан судом
недействующим, то в рамках другого гражданского дела судьи не могут
обосновывать свои судебные решения, определения, постановления ссылкой
на этот нормативный акт.

Для того чтобы судебная власть могла эффективно реализовывать свои
властные полномочия согласно теории разделения властей, ее судебные акты
должны обладать такой же правовой природой, что и акты других ветвей
власти. Именно наделение судебных актов качеством судебного прецедента
уравнивает позицию судебной власти по отношению к другим ветвям. О
необходимости фактического равновесия властей и наделения судебной
власти правом на нормотворчество обращается внимание в научной
литературе. Решетникова И.В. Доказательственное право в российском
гражданском судопроизводстве. Автореф. дис. … д-ра юрид. наук.
Екатеринбург, 1997. С. 26; Ярков В.В. Юридические факты в механизме
реализации норм гражданского процессуального права. Екатеринбург, 1992.
С. 173—174; Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц.
М., 1987. С. 189 и др.

2. Суды общей юрисдикции и арбитражные суды принимают участие в
конституционном контроле. Непосредственно конституционный контроль
осуществляет Конституционный Суд РФ. Но если при рассмотрении
конкретного гражданского дела у суда общей юрисдикции или арбитражного
суда будут основания полагать, что подлежащий применению в конкретном
деле федеральный закон, другой нормативный акт противоречит Конституции
РФ, то они вправе обратиться в Конституционный Суд РФ с запросом о
соответствии применяемого нормативного акта Конституции РФ. Суды общей
юрисдикции, так же как и арбитражные суды, являются субъектами обращения
в Конституционный Суд РФ и таким образом принимают участие в
осуществлении контроля за соответствием нормативных актов Конституции
РФ.

Своеобразный конституционный контроль осуществляется судами и в том
случае, когда суды не применяют закон, который они считают
противоречащим Конституции РФ, и обосновывают свое решение ссылками на
Конституцию РФ, как на акт прямого действия. В соответствии с п. 2
постановления Пленума от 31 октября 1995 г. № 8 Верховный Суд РФ обратил
внимание, что Конституция РФ согласно ее ч. 1 ст. 15 имеет высшую
юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории
Российской Федерации. В соответствии с этим конституционным положением
судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного
нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом
правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию РФ в
качестве акта прямого действия. БВС РФ. 1996. № 1.

В соответствии со ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются
только Конституции РФ и федеральному закону. Суд, установив при
рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа
закону, принимает решение в соответствии с законом. Такое судебное
решение содействует развитию нормального гражданского оборота.

3. Регулирование гражданского оборота осуществляется не только нормами
национального права, но и общепризнанными принципами и нормами
международного права. Поэтому свои властные полномочия судебная власть
по отношению к законодательной и исполнительной ветвям власти проявляет
и в том, что суд вправе не применить национальное законодательство
(федеральный закон, иной нормативный акт), если оно противоречит
общепризнанным принципам и нормам международного права, международному
договору РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 11 ГПК РФ, ч. 4 ст. 13 АПК РФ, если
международным договором РФ установлены иные правила, чем те, которые
предусмотрены национальным законом, суд при рассмотрении и разрешении
гражданского дела применяет правила международного договора.

Кроме того, при рассмотрении и разрешении гражданских дел суды учитывают
судебную практику Европейского суда по правам человека, в том числе
вынесенные в отношении РФ постановления. Верховный Суд РФ в
постановлении Пленума от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами
общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права,
международных договоров РФ» в п. 11 указывает, что выполнение
постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае
необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного
характера, направленные на устранение нарушений прав человека,
предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя,
а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение
подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать
таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства,
вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав
человека и основных свобод. Если при судебном рассмотрении дела были
выявлены обстоятельства, которые способствовали нарушению прав и свобод
граждан, гарантированных Конвенцией, суд вправе вынести частное
определение (или постановление), в котором обращается внимание
соответствующих организаций и должностных лиц на обстоятельства и факты
нарушения указанных прав и свобод, требующие принятия необходимых мер.
БВС РФ. 2003. № 12.

Таким образом, суды общей юрисдикции, арбитражные суды применяют
действующее российское законодательство в соответствии с практикой этого
наднационального судебного органа.

4. Особое место в регулировании гражданского оборота имеют судебные
акты, в которых суд дает правовую оценку тем ситуациям, которые не
находят своего непосредственного регулирования в действующем
законодательства, т. е. имеется определенный пробел. Такие пробелы
устраняются судами посредством применения аналогии права, аналогии
закона.

Применение судами аналогии права и аналогии закона производится в случае
отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение. В таком случае
суд вынужден применять нормы права, регулирующие сходные отношения
(аналогия права), а при отсутствии таких норм разрешать дело исходя из
общих начал и смысла законодательства (аналогия права). В такой ситуации
суды ставят себя на место органа, который должен издать соответствующую
норму права, и как бы восполняют недостающее нормативное предписание
исходя из смысла схожей правовой нормы или принимая во внимание общие
начала и смысл законодательства. Правовое положение, сформулированное
судом, является своеобразным ориентиром для совершенствования
действующего законодательства, которые должны учитывать законодательная
и исполнительная власть в своей деятельности.

Действующие ГПК РФ (ч. 3 ст. 11) и АПК РФ (ч. 6 ст. 13) предусматривают
возможность применения нормативных правовых актов, применяемых при
рассмотрении гражданских дел как по аналогии закона, так и по аналогии
права. Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 1 ГПК РФ в судах общей
юрисдикции допускается применение по аналогии и гражданского
процессуального права. Действующий АПК РФ не предусматривает возможность
применения арбитражного процессуального права по аналогии, что нельзя
признать обоснованным. Фактически арбитражные суды применяют арбитражное
процессуальное законодательство по аналогии, в том числе Высший
Арбитражный Суд РФ неоднократно использовал аналогию в своих
рекомендациях. В частности, непосредственно вопрос о вынесении
дополнительного судебного акта решен в действующем АПК РФ только в
отношении судебного решения (ст. 178 АПК РФ). Однако Высший Арбитражный
Суд РФ совершенно справедливо распространил действие данного способа
устранения неполноты судебного акта и на постановления судов
апелляционной, кассационной инстанций. п. 10 постановления Пленума ВАС
РФ от 19 июня 1997 г. № 11 «О применении Арбитражного процессуального
кодекса при рассмотрении дел в апелляционной инстанции» // Вестник ВАС
РФ. 1997. № 12; п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 24 сентября 1999
г. № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса при
рассмотрении дел в арбитражном суде кассационной инстанции» // Вестник
ВАС РФ. 1999. № 11.

5. В соответствии с концепцией разделения властей судебная власть
сохраняет за собой право контроля за действиями (бездействиями) органов
государственной власти, органов местного самоуправления. В соответствии
с ч. 2 ст. 46 Конституции РФ решения и действия (или бездействие)
органов государственной власти, органов местного самоуправления,
общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Данное конституционное положение находит свою реализацию в рамках
гражданского и арбитражного процессов. Так, глава 25 ГПКРФ регулирует
производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия)
органов государственной власти, органов местного самоуправления,
должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. Глава 24 АПК
РФ регулирует порядок рассмотрения дел об оспаривании ненормативных
правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных
органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц.
В рамках этих судебных производств осуществляется судебный контроль за
деятельностью органов исполнительной власти, органов местного
самоуправления и дается надлежащая правовая оценка этой деятельности.

Судебные акты, вынесенные в рамках данного вида судебного производства,
устраняют из сферы правового регулирования те ненормативные акты,
решения, действия (бездействия) органов исполнительной власти, которые
противоречат существующему законодательству и мешают осуществлению
нормального гражданского оборота.

Особый вклад в обеспечение стабильности гражданского оборота вносят
судебные акты высших судебных инстанций (обзоры судебной практики,
информационные письма, постановления Пленума Верховного Суда РФ, Высшего
Арбитражного Суда РФ). Данные судебные акты выносятся не при
осуществлении судами правосудия, но в рамках судебного управления. Но
эти указания формируют единство судебной практики, что положительно
сказывается на обеспечении нормального функционирования гражданского
оборота. Так, только за последнее время Пленум Высшего Арбитражного Суда
РФ вынес ряд постановлений, которые можно рассматривать как средства
обеспечения нормального развития предпринимательской и иной
экономической деятельности. Это и постановление от 12 октября 2006 г. №
53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения
налогоплательщиком налоговой выгоды»; Экономика и жизнь. 2006. № 43.
постановление от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении судами
обеспечительных мер»; Экономика и жизнь. 2006. № 47 постановление от 22
июня 2006 г. № 24 «О применении к государственным (муниципальным)
учреждениям п. 2 ст. 1 ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров,
выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных
нужд»; Вестник ВАС РФ. 2006. № 8. постановление от 18 ноября 2003 г. №
19 «О некоторых вопросах применения ФЗ «Об акционерных обществах»
Вестник ВАС РФ. 2004. № 1. и др.

Таким образом, судебные акты судов общей юрисдикции и арбитражных судов,
выносимые как в рамках осуществления правосудия, так и в рамках
судебного управления, направлены на разрешение определенного правового
конфликта, что, в свою очередь, непосредственно влияет на обеспечение
стабильности отношений в гражданском обороте и имеет превентивное
значение для предупреждения возможных правовых конфликтов в будущем.

1.3 Классификация и требования, предъявляемые к судебным актам

В доктрине гражданского процессуального права судебные акты
классифицируются в зависимости от вида судебного акта, выносимого судом
первой инстанции (Э.М. Мурадьян, Д.М. Чечот, Н.А. Чечина), в зависимости
от судебных актов, заканчивающих рассмотрение дела в определенной стадии
процесса (Н.И. Ткачев). Подробная классификация проводится в отношении
судебных решений и определений.

Так, в зависимости от функций судебной власти в гражданском процессе
предлагается судебные акты разделять на судебные акты, выносимые в
рамках правосудия, и судебные акты, выносимые в рамках судебного
управления. Данная классификация помогает разграничить эти виды судебных
актов, а также показывает всю совокупность судебных актов, выносимых в
рамках правосудия. Ранее такой классификации судебных актов в науке
гражданского процессуального права не проводилось. Современные проблемы
развития института смешанной подведомственности по делам о взыскании
задолженности по банковским кредитам // Законы России: опыт, анализ,
практика. 2007. № 8. — 0,44 п.л.

О требованиях, предъявляемых к судебному решению в гражданском и
арбитражном процессе // Закон. 2007. № 11.- 0,83 п.л.

Судебные акты, выносимые в рамах правосудия, в зависимости от реализации
конечной цели правосудия можно разделить на две группы:

1) заключительные судебные акты, завершающие разбирательство дела в
рамках отдельного судебного производства или в рамках отдельного
правоприменительного цикла;

2) промежуточные судебные акты, сопровождающие всю деятельность по
осуществлению правосудия, направленные на вынесение заключительного
судебного акта.

К заключительным судебным актам, завершающим судебное производство,
предлагается отнести судебный приказ, судебное решение, постановление
суда проверочной инстанции.

К промежуточным судебным актам, сопровождающим деятельность по
осуществлению правосудия, предлагается относить судебные определения.

Современное гражданское процессуальное законодательство предусматривают
возможность вынесения судебного решения не только в случае, когда в
разбирательстве дела участвовали обе стороны, но и в случае отсутствия
какой-либо из сторон.

В зависимости от участия в судебном разбирательстве сторон предлагается
разделять судебные решения на постановляемые в обычном и заочном
порядке.

Решение, постановляемое в обычном порядке, выносится по итогам судебного
разбирательства, в котором принимали участие обе стороны и другие лица,
участвующие в деле. Вынесению такого решения предшествует обычная
развернутая процедура судебного разбирательства.

Решение, постановляемое в заочном порядке, выносится по итогам судебного
разбирательства, в котором отсутствует одна из сторон. Рассмотрение дела
в отсутствие какой-либо из сторон возможно в силу пассивности участников
процесса либо в силу бесспорности требований, когда требование основано
на письменных доказательствах, с достоверностью подтверждающих
требования заявителя.

В зависимости от того, полно ли дан ответ в судебном решении на все
заявленные требования, можно выделить окончательное, дополнительное,
промежуточное и частичное решение.

Судебные акты, выносимые в рамках судебного управления можно разделить
на судебные акты, обеспечивающие единообразие судебной практики
(обобщения судебной практики, ответы на вопросы, информационные письма,
постановления пленумов Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда
РФ), и судебные акты, организационного характера, обеспечивающие
нормальное функционирование деятельности судов (регламенты, приказы и т.
д.).

Вопрос о требованиях, предъявляемых к судебным актам, рассматривался
учеными-процессуалистами применительно к судебному решению (М.Г.
Авдюков, М.А. Гурвич, Н.Б. Зейдер, В.М. Семенов, Д.М. Чечот, Н.А.
Чечина, В.Н. Щеглов); в основном исследования были проведены до начала
судебной реформы 1990-х гг. В современный период объектом изучения в
основном, также являются требования, предъявляемые только к судебному
решению (К.А. Лебедь, Е.В. Хахалева).

Таким образом, законодательное установление требований, предъявляемых к
судебным актам, необходимо в силу следующих причин Современные проблемы
развития института смешанной подведомственности по делам о взыскании
задолженности по банковским кредитам // Законы России: опыт, анализ,
практика. 2007. № 8. — 0,44 п.л.

О требованиях, предъявляемых к судебному решению в гражданском и
арбитражном процессе // Закон. 2007. № 11.- 0,83 п.л.:

1) такие требования являются неотъемлемым атрибутом процессуальной
формы, в которой протекает вся деятельность по рассмотрению и разрешению
гражданских дел в рамках гражданского процесса;

2) они способствуют повышению авторитета судебной власти,
свидетельствуют о совершенстве процессуальной формы, формируют
уважительное отношение к суду, судебной власти, оказывают воспитательное
действие на граждан и организации;

3) позволяют лицам, участвующим в деле, оценить деятельность суда при
рассмотрении конкретного гражданского дела, сопоставив вынесенные
судебные акты по конкретному делу с требованиями, которые предъявляются
законом; 4) они являются критерием для проверки и пересмотра судебных
актов вышестоящими инстанциями (при обжаловании судебного акта суды
проверочных инстанций должны иметь четкие представления о требованиях на
соответствие которым проверяются вынесенные судебные акты).

В связи с реализацией в современном обществе доктрины разделения
властей, появлением новых подходов к пониманию права, возрастанием роли
судебной практики обосновывается целесообразность корректировки
существующих в гражданском процессуальном праве понятий законности,
обоснованности, мотивированности, которым должны отвечать все выносимые
судами общей юрисдикции, арбитражными судами судебные акты.

В современных условиях требование законности судебного решения не должно
ограничиваться только соблюдением и правильным применением норм
материального и процессуального права, а должно включать в себя
следующие дополнительные критерии.

1) Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с
общепризнанными принципами и нормами международного права,
международными договорами РФ. Эти нормы могут касаться
материально-правовых отношений или регулировать процедурные вопросы.

2) Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с
постановлениями и определениями Конституционного Суда РФ в которых
дается: а) толкование положений Конституции РФ, подлежащих применению в
рассматриваемом деле; б) толкование положений других нормативных актов,
подлежащих применению в данном деле; в) решается вопрос о признании
соответствующими или не соответствующими Конституции РФ отдельных
положений нормативных актов, которые применяются при рассмотрении или
разрешении данного дела.

3) Судебное решение должно быть вынесено в соответствии с судебными
прецедентами Европейского Суда по правам человека. Данное условие
вытекает из обязательств Российской Федерации в связи с ратификацией
Конвенции о защите прав человека и основных свобод. При этом российские
суды обязаны учитывать не только судебные прецеденты, вынесенные в
отношении Российской Федерации, но и прецеденты, вынесенные в отношении
других государств, поскольку в них дается толкование норм Конвенции,
которое для всех участников этой Конвенции обязательно.

4) В связи с возрастанием роли судебной практики, учитывая, что
действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривают
возможность отмены судебных актов в порядке надзора, если ими нарушается
единообразие в толковании или применении действующего законодательства,
судам при принятии решения необходимо руководствоваться и судебными
актами высших судебных инстанций, в которых дается модель единообразия в
применении и толковании действующего законодательства. По вопросам
судебной практики Высший Арбитражный Суд РФ, Верховный Суд РФ издают
постановления Пленума, информационные письма, обзоры судебной практики.
Судебное решение будет законным, если суд дал толкование положениям
действующего законодательства с учетом разъяснений Высшего Арбитражного
Суда РФ, Верховного Суда РФ по данному вопросу.

5) В некоторых случаях при рассмотрении и разрешении конкретного
гражданского дела суд общей юрисдикции, арбитражный суд сталкиваются с
наличием пробелов. В таких ситуациях суды применяют аналогию права,
аналогию закона. Решение суда будет законным, если при обнаружении
пробела суд применил или аналогию права, или аналогию закона.

6) В соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 13 АПК РФ арбитражные суды в
случаях, предусмотренных федеральным законом, применяют обычаи делового
оборота. В связи с этим решение будет законным, если суд: а) применил в
случае, предусмотренном федеральным законом, обычай делового оборота,
подлежащий применению к данному правоотношению; б) суд не применил
обычай, не подлежащий применению.

Требование обоснованности судебного решения предлагается рассматривать с
учетом отхода законодателя от формулы, согласно которой «суд должен
установить действительные обстоятельства, имеющие значение для дела»,
что рассматривалось как обязательное условие для установления
объективной истины по делу.

Рассматривая требование обоснованности судебного решения, следует
учитывать, что активная роль в доказывании принадлежит сторонам, в связи
с этим суд рассматривает и разрешает дело только с учетом представленных
сторонами доказательств. Место судебной практики среди источников
российского права: историографический анализ // Российский ежегодник
гражданского и арбитражного процесса. 2005. № 4. СПб., 2006. — 1,2 п.л.
Он может предложить лицам, участвующим в деле, обосновать свои
требования или возражения дополнительными доказательствами, но в любом
случае это право, а не обязанность сторон.

Кроме того, лица участвующие в деле, сами указывают обстоятельства,
имеющие значение для дела. По этой причине ряд обстоятельств, имеющих
значение для дела, может быть просто не известен суду (в силу правовой
неграмотности участников процесса, в силу соглашения самих сторон).
Таким образом, суд становится своеобразным «заложником» тех
обстоятельств, которые указаны сторонами, и тех доказательств, которые
представлены сторонами в обоснование наличия или отсутствия этих
обстоятельств. В любом случае рамки для вынесения судебного решения
очерчиваются самими сторонами. Поэтому решение суда будет обоснованным в
том случае, если: он установил обстоятельства, имеющие значение для
дела, в полном объеме, достаточном для вынесения решения; он установил
эти обстоятельства доказанными; его выводы соответствуют установленным
обстоятельствам.

При выполнении этих условий судебное решение становится обоснованным, но
оно не является истинным, возникает лишь презумпция истинности решения.
После вынесения судебное решение презюмируется истинным. Иными словами,
суд, исследовав доказательства, подтверждающие или опровергающие доводы
сторон по поводу установления фактических обстоятельств дела, сделал
правильный вывод, который основывается на представленных сторонами
доказательств. Этот вывод считается правильным, истинным, пока иное не
будет установлено судом вышестоящей инстанции. Презумпция истинности
судебного решения предполагает, что выводы суда по итогам рассмотренного
и разрешенного дела являются законными, обоснованными.

Действующий АПК РФ впервые называет требование мотивированности в
качестве самостоятельного, которому должны соответствовать как решение,
так и определения и постановления суда. В науке гражданского
процессуального права вопросам мотивированности судебных актов уделено
недостаточно внимания. В научной литературе советского периода
мотивированность как самостоятельное требование традиционно либо
исключалась (Н.А. Чечина), либо рассматривалась как составная часть
обоснованности (В.Н. Щеглов) или законности (Э.М. Мурадьян) судебного
решения.

Мотивированность судебного акта отражает логическую, мыслительную
деятельности суда при реализации в конкретном судебном акте требований
законности и обоснованности. Законность и обоснованность будут иметь
надлежащий характер только тогда, когда в этих требованиях будет четко
отражаться алгоритм рассуждений. Данный алгоритм судебной мыслительной
деятельности по вопросам применения права, по вопросам оценки
фактических обстоятельств дела, оценке доказательств и составляет такое
качество судебного акта, как мотивированность.

Мотивированность судебного акта связано с вопросами изложения мотивов,
по которым суд пришел к тому или иному выводу. Эти мотивы должны
касаться как вопросов права (материального и процессуального), так и
вопросов факта. Как правовое требование, мотивированность, с одной
стороны, отражает связь между фактическими обстоятельствами дела,
установленными судом и выводами, устраняет разобщенность
доказательственной информации, позволяет вскрыть противоречия в
исследованных доказательствах; с другой – раскрывает личностное
понимание судьями применяемой правовой нормы материального и
процессуального права.

Право на получение мотивированного судебного акта рассматривается
Европейским Судом по правам человека как атрибут права на справедливое
судебное разбирательство и как самостоятельное требование закреплено в
гражданском процессуальном законодательстве зарубежных стран (Германия,
Казахстан, Белоруссия и т. д.).

Требования законности, обоснованности, мотивированности, должны
предъявляться не только к судебному решению, но и к определениям суда
первой инстанции, судебным актам судов проверочных инстанций. Исключение
может составлять судебный приказ, который не предполагает наличие
развернутой мотивировочной части. Таким образом, предлагается
унифицировать нормы, касающиеся требований, предъявляемых к судебным
актам в гражданском процессе, закрепив в общей части ГПК РФ
соответствующие положения, которые распространяли бы свое действие на
все судебные акты, выносимые судами общей юрисдикции.

Глава 2. Правовое регулирование исполнения судебных актов

2.1 Федеральный закон «Об исполнительном производстве»: характеристика
нововведений

С 1 февраля 2008 года вступил в силу новый Федеральный закон от
02.10.2007 г. № 299-ФЗ «Об исполнительном производстве». Закон содержит
серьезные изменения, обусловленные необходимостью правильного и
своевременного исполнения судебных актов, актов других органов и
должностных лиц в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных
интересов граждан и организаций. В частности, отношения по
принудительному исполнению судебных актов получили более детальную
регламентацию. Многие нормы и институты закреплены в законодательстве
впервые, что объективно отражает накопленную практику регулирования
соответствующих отношений.

В Законе об исполнительном производстве были учтены наработки,
содержащиеся в проекте Исполнительного кодекса РФ, который не был
принят. Вместе с тем, существует мнение, согласно которому положения
федеральных законов «Об исполнительном производстве» и «О судебных
приставах» необходимо кодифицировать. В частности, по мнению И.И.
Гайнуллина, принятие Исполнительного кодекса РФ позволило бы «устранить
многочисленные недоработки, свести воедино разрозненные положения
федерального законодательства, так или иначе регулирующие вопросы
исполнительного производства». На наш взгляд, объединение норм в единый
акт было бы вполне логично с позиции юридической техники, прежде всего
для упреждения коллизий федеральных законов.

Основные новеллы данного закона:

Во-первых, на наш взгляд, Федеральный закон «Об исполнительном
производстве» значительно расширил компетенцию Федеральной службы
судебных приставов России в части получения информации. К примеру, все
российские банки обязаны по запросам судебных приставов, связанных с
исполнением решений судов по возврату долгов, в течение трех дней
предоставить всю необходимую информацию о должнике. Юридическая коллизия
Федерального закона «О банках и банковской деятельности» и Федерального
закона «Об исполнительном производстве» была устранена в результате
принятия Федерального закона «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты РФ». На сегодняшний день банки обязаны
предоставлять справки о счетах физических лиц только в пяти случаях:
самим гражданам, судам, организациям, осуществляющим страхование
вкладов, следственным органам и «органам принудительного исполнения
судебных актов, актов других органов и должностных лиц», то есть
судебным приставам. Налоговые органы также обязаны предоставлять
информацию об открытии новых банковских счетов должников. Соответственно
при условии нахождения на этих счетах денежных средств судебный пристав
сможет выставить туда инкассовое поручение либо наложить арест.

Во-вторых, в связи со вступлением в силу нового Закона «Об
исполнительном производстве» в подследственность службы приставов
перешли две статьи Уголовного кодекса РФ, а именно ст. 157 «Злостное
уклонение от уплаты алиментов» и ст. 177 «Злостное уклонение от
погашения кредиторской задолженности».

С целью упорядочения порядка работы в этом направлении Федеральная
служба судебных приставов России подготовила инструкции о привлечении к
ответственностизлостных неплательщиков алиментов и других уклоняющихся
от возврата денежных средств должников. Создана специальная электронная
база уголовных дел, в которую уже внесены граждане, которые подпадают
под соответствующую статью за злостное уклонение от исполнения решения
суда.

Особое внимание, с нашей точки зрения, следует уделить ст. 177 УК. По
итогам работы по линии дознания и административной практики за 8 месяцев
2008 года органами дознания ФССП России возбуждено 84 уголовных дела.
При этом необходимо учитывать интенсивное развитие потребительского
кредитования. Рост числа производств по кредиторской задолженности
подтверждает своевременность данного решения, но вместе с тем
проявляется серьезная проблема обеспеченности кредитов, выдаваемых
банками.

В-третьих, рассматривая виды ответственности, закрепленные в Законе об
исполнительном производстве, прежде всего, важно определить их правовую
природу. Среди ученых и практиков до сих пор нет единого мнения о том,
какую правовую природу имеет ответственность в исполнительном
производстве.

Так, О.В. Исаенкова считает, что «ответственность в исполнительном праве
как процессуальное средство и правовая гарантия обеспечивает должное
поведение субъектов правонарушения в ходе исполнительного производства».
Автор выделяет штрафную, компенсационную ответственность,
исполнительский сбор, а также ответственность в виде иных
неблагоприятных последствий. Д.Х. Валеев выдвинул и обосновал идею о
существовании в исполнительном производстве исполнительной
процессуальной ответственности, к которой ученый относит «штрафную
ответственность в виде неблагоприятных процессуально-правовых
последствий незаконной деятельности» А.Юдин считает
целесообразнымограничить исполнительную ответственность штрафом и
исполнительским сбором, так как «все прочие виды не содержат
обязательного компонента ответственности – отрицательной оценки личности
правонарушителя».

Рассматривая вышеперечисленные точки зрения, нам представляется, что,
прежде всего, следует обратиться к статьям Федерального закона от
02.10.2007 г. № 299-ФЗ «Об исполнительном производстве». Среди видов
ответственности в Законе указаны исполнительский сбор и штраф.

Впервые на законодательном уровне появилось определение понятия
исполнительского сбора. Согласно ст. 112 Закона, «исполнительский сбор
является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае
неисполнения им исполнительного договора в срок, установленный для
добровольного исполнения, а также в случае неисполнения им
исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в
течение суток с момента получения копии постановления судебного
пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства».

Таким образом, исполнительский сбор представляет собой санкцию,
налагаемую судебным приставом-исполнителем в случае нарушения его
предписания должником.

Исполнительский сбор представляет собой административную санкцию. Ее
размер – 7% от взыскиваемой суммы или стоимости имущества. ФЗ «Об
исполнительном производстве» определил, что суд с учетом степени вины
должника за неисполнение в срок исполнительного документа,
имущественного положения должника, иных существенных обстоятельств
вправе отсрочить или рассрочить взыскание исполнительского сбора, а
также уменьшить его размер. Новый закон ограничил право суда на снижение
исполнительского сбора одной четвертью его суммы.

Таким образом, было бы правильнее отказаться от взыскания
исполнительского сбора как административного штрафа. Целесообразна его
замена на неустойку за каждый день просрочки. Согласно ст. 330 ГК,
«неустойкой признается определенная законом или договором сумма, которую
должник обязан уплатить кредитору, в случае неисполнения или
ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки
исполнения». Неустойка стимулирует должника, прежде всего, надлежащим
образом исполнить обязательство, и, что важно, обеспечительный потенциал
неустойки всегда выше, если в ней преобладает штрафной характер. На наш
взгляд, необходимо применение кумулятивной (штрафной) неустойки как
наиболее эффективной. Мы также полагаем, что ответственность за
неисполнение должна наступать по аналогии со ст. 395 Гражданского
кодекса РФ.

Штраф применяется за следующие правонарушения:

– невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя;

– неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе
требований неимущественного характера после взыскания исполнительского
сбора;

– повторное и последующее неисполнение должником требований
неимущественного характера;

– иное нарушение законодательства об исполнительном производстве (чч.
1-3 ст. 113 Закона).

Необходимо отметить, что большинство норм Закона носят бланкетный
характер. Это связано с ошибочным отнесением законодателем нарушений
норм об исполнительном производстве к административным правонарушениям и
установлением административной ответственности за правонарушение в сфере
исполнительного производства. Данные изменения в Кодексе РФ об
административных правонарушениях вступили в силу с 1 февраля 2008 года
(ст.ст. 17.14 и 17.15).

Полается, что необходимо установить исполнительную процессуальную
ответственность за нарушения в ходе исполнительного производства, так
как судебные приставы – лица процессуальные, и их действия также
являются процессуальными.

В-четвертых, с нашей точки зрения, следует обратить внимание на
наделение судебного пристава-исполнителя правом в определенных случаях
временно ограничивать выезд должника из Российской Федерации (п. 15 ч. 1
ст.ст. 64, 67). Постановление судебного пристава-исполнителя о временном
ограничении на выезд должника из Российской Федерации, утвержденное
старшим судебным приставом, обязательно для исполнения не только
должником, но и пограничными органами, а также органами исполнительной
власти, уполномоченными на осуществление функций по контролю и надзору в
сфере миграции. Копии соответствующего постановления направляются
должнику, в территориальный орган федеральной структуры исполнительной
власти, уполномоченной на осуществление функций по контролю и надзору в
сфере миграции, и в пограничные органы.

Если исполнительный документ не является судебным актом и выдан не на
основании судебного акта, то судебный пристав-исполнитель вправе
обратиться в суд с заявлением об установлении для должника временного
ограничения на выезд из РФ.

Вышеперечисленное позволяет сделать следующий вывод: если до 1 февраля
2008 года судебные приставы могли вынести постановление о временном
ограничении на выезд за пределы Российской Федерации лишь в рамках
Соглашения между Федеральной службой судебных приставов и Федеральной
миграционной службой РФ 2007 года, то на сегодняшний день
пристав-исполнитель может выносить такое постановление в рамках ст. 67
Федерального закона от 02.10.2007 г. № 299-ФЗ «Об исполнительном
производстве».

Необходимо, на наш взгляд, отметить, что в правоприменительную практику
стал входить запрет выдачи гражданам-должникам заграничных паспортов. На
сегодняшний день для получения заграничного паспорта человек не должен
значиться в базе данных должников Федеральной службы судебных приставов.

Данные нововведения направлены, прежде всего, на повышение эффективности
деятельности судебных приставов. По данным официального сайта
Федеральной службы судебных приставов www.fssp.ru, к примеру, в
2005-2006 годах по исполнительным документам было взыскано лишь около
20% сумм, подлежащих взысканию.

В-пятых, с 1 февраля изменился порядок взыскания с должника денежных
средств. В соответствии с новым Федеральным законом исполнительный
документ о взыскании периодических платежей, о взыскании денежных
средств, не превышающих в сумме 25 тыс. руб., может быть направлен в
организацию или лицу, выплачивающему заработную плату, самим
взыскателем. Лица, выплачивающие должнику заработную плату, в
трехдневный срок со дня выплаты обязаны выплатить или перевести
удержанные денежные средства взыскателю. При этом перевод и перечисление
производятся за счет должника. Данное положение значительно упрощает
процедуру погашения долга.

ФЗ «Об исполнительном производстве» нормативно закрепил принцип
соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного
исполнения. Это отраслевой принцип, характерный только для
исполнительного производства. Он призван, во-первых, оградить должника
от несоразмерных долговым и иным обязательствам выплат и, во-вторых,
защитить права взыскателей при множественности требований и
недостаточности денежных средств и имущества должника для удовлетворения
всех кредиторов.

При осуществлении мер по исполнительному документу с должника может быть
удержано не более 50% заработной платы до полного покрытия предъявленных
требований. Ограничения размера удержания из зарплаты должника не
применяются при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей,
возмещении вреда здоровью, возмещении вреда в связи со смертью кормильца
и возмещении ущерба, причиненного преступлением. В этих случаях размер
удержания не может превышать 70%.

При недостаточности взысканий с должника денежной суммы для
удовлетворения всех требований по исполнительным документам эта сумма
распределяется между взыскателями по правилам, установленным ст. 111 ФЗ
«Об исполнительном производстве».

В первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов,
возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда лицам,
понесшим ущерб в результате смерти кормильца, а также требования о
компенсации морального вреда.

Во вторую очередь удовлетворяются требования, так или иначе связанные с
оплатой труда: требования по выплате выходных пособий и оплате труда
лиц, работающих по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений
авторам результатов интеллектуальной деятельности.

В третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в
бюджет и во внебюджетные фонды, затем все остальные.

На наш взгляд, государство вправе предоставлять первым двум очередям
приоритет, что связано с обеспечением интересов социально незащищенных
лиц: детей, сирот, инвалидов, а также тех, кто понес нравственные и
физические страдания, и лиц, работающих по трудовому договору. Но вместе
с тем, неоправданный приоритет отдается интересам государства и его
фондов, которое непосредственно является взыскателем. Это говорит о
низком уровне защиты интересов кредиторов.

Обобщая вышесказанное, с нашей точки зрения, это положение игнорирует
конституционную норму о том, что высшей ценностью являются права и
свободы человека (ст. 2 Конституции РФ). Кроме того, Законом также не
определена имущественная ответственность государства за действия
(бездействие) судебного пристава-исполнителя, которые привели к утрате,
порче или уничтожению имущества должника. Мы полагаем, что указанные
обязанности должны быть предусмотрены.

В Законе не установлена обязанность судебного пристава-исполнителя по
розыску должника и его имущества. Он предусматривает розыск должника и
имущества лишь в определенных случаях – по исполнительным документам о
взыскании алиментов, возмещении вреда, причиненного здоровью. А в иных
случаях приставы не наделены правом проведения оперативно-розыскных
мероприятий в отношении должников. Данное положение не способствует
эффективности розыска.

Согласно п. 1 ст. 65 ФЗ «Об исполнительном производстве», «судебный
пристав-исполнитель по своей инициативе выносит постановление о розыске
должника». Вместе с тем, в п. 4 данной статьи говорится, что «розыск
должника осуществляется Федеральной службой судебных приставов по
заявлению взыскателя в соответствии с законодательством Российской
Федерации». Данное несоответствие говорит о несовершенстве юридической
техники.

Немаловажным является отсутствие в Законе правового регулирования
вопросов, связанных с передачей на хранение имущества, арестованного
судебным приставом-исполнителем либо изъятого (описанного) им по иным
основаниям при совершении исполнительских действий. В частности, не
установлена обязанность судебного пристава-исполнителя обеспечить
сохранность такого имущества путем выбора и назначения независимого
хранителя. В статье 86 нового Закона предусмотрено, что имущество может
быть передано под охрану либо на хранение лицам, с которым у службы
судебных приставов заключен договор. Однако каким критериям должны
отвечать хранители, в Законе не указано.

Важным нововведением Закона являются нормы, посвященные вопросу
обращения взыскания на имущественные права. Наложение ареста на
имущественные права – процедура менее неприятная для должника, чем,
например, арест имущества или ограничение выезда за рубеж. Речь идет,
прежде всего, о тех имущественных правах, где есть четко выраженная
сумма – например, доход с аренды. Однако данное положение Закона требует
серьезной проработки на практике.

Таким образом, проанализировав основные положения Федерального закона
«Об исполнительном производстве», мы можем сделать вывод о необходимости
дальнейшего совершенствования Закона в целях повышения эффективности его
применения на практике.

2.2 Исполнение судебного решения судом – как неотъемлемая часть судебной
защиты

Обращаясь в суд за судебной защитой своего права, каждый гражданин перед
судом определяет круг своих требований и конечную цель — заставить
ответчика выполнить данные им обязательства.

При этом гражданин убежден в верности заявленных требований и добивается
от суда не только вынести судебный акт, подтверждающий его правоту, но и
реально восстановить нарушенное право. Процедура рассмотрения дела, как
правило, его не интересует. Но для суда важно разрешить спор, убедится,
что истец действительно прав. Убедившись, что требования истца
правомерны, суд должен выполнить и цель, поставленную истцом, с учетом
имеющихся судебных полномочий, а именно: реально восстановить право.

Это в действительности единое функциональное действие, которое и
проявляется как процесс разрешения спора и далее неотъемлемая часть —
реальное восстановление права судом: судебное восстановление права
выступает как высший уровень защиты и восстановления нарушенного права.
И никто, никакая другая процедура другой ветви власти обеспечить этот
высший уровень защиты и восстановления нарушенного права не в состоянии.
Конституцией РФ высший уровень защиты поручено выполнять судебной власти
(судам).

Надо отметить, что объединение различных действий суда в единой системе
гражданской процессуальной деятельности придает свойства целостной
структуры. Следовательно, необходимо заботиться не только о том, чтобы
каждый элемент, необходимый для «функционирования сложного объекта»,
находился на своем месте, но и «нужно также позаботиться о том, чтобы
этот элемент не был удален или деформирован».

Применительно к деятельности по исполнению судебных постановлений в
случае выделения этого вида деятельности из целостной структуры
гражданского процесса функционирование системы нарушается.

Удаленная в другую структуру, исполнительная деятельность становится
бесполезной для гражданской процессуальной деятельности, поскольку
последняя завершается теперь вынесением акта судебной власти. И носитель
судебной власти — судья уже не в состоянии реально проконтролировать
фактические действия по исполнению судебного акта, производимые уже
независимыми от суда субъектами структуры, входящей в изолированную и
самостоятельно действующую структуру. Минимальные элементы контроля за
исполнением судебных постановлений, оставленные в разд. VII
«Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и
постановлений иных органов» ГПК РФ, «лишили суд (судей) права
внепроцессуального (оперативного) контроля за деятельностью судебного
пристава-исполнителя». Исполнительное производство в настоящий момент
«специфическими средствами и способами выполняет общие для него задачи
осуществления защиты нарушенного или оспоренного права». И эти «общие
для него задачи» не являются общими для гражданского процесса, так как
со стороны судов ведется элементарный контроль, а не общий и постоянный,
как это происходит в единой системе гражданской процессуальной
деятельности.

Следует акцентировать внимание на том аспекте, что гражданский процесс
результирующим моментом своей деятельности имеет цель — реальную защиту
прав сторон. Деятельность, лишенная цели, является бесцельной,
бессмысленной.

Поэтому отрыв этапа, являющегося результатом всей предыдущей
деятельности органа судебной власти в ходе процесса по гражданскому
делу, можно назвать недостаточно продуманным действием со стороны
законодателя, приведшим судебную систему в части исполнения судебных
актов в тупик.

И в таком случае деятельность суда становится бессмысленной, что
отражается на эффективности и авторитете суда, приводит к падению
влияния и авторитета судебной власти.

Результат — реальное исполнение судебного акта — это часть целостного
гражданского процесса, иначе теряется смысл возбуждения, подготовки,
проведения судебного заседания и судебного разбирательства как элементов
процесса по разрешению спора для реальной защиты нарушенных прав и
законных интересов лица.

Исключение любого элемента из процессуальной деятельности создает
невозможность достижения основной цели деятельности судебной власти в
гражданском судопроизводстве — реальной (а не декларируемой) защиты
нарушенного права.

Наполненные властным велением и обеспеченные принудительным исполнением,
судебные акты становятся хранителями законности для конкретных
правоотношений. Эту охрану гарантирует и поэтому обязан обеспечить суд.

А далее получается, что все принципы осуществления правосудия и гарантии
вынесения высокообразованными, профессиональными судьями акта судебной
власти существуют только для того, чтобы акт государственной власти —
акт высочайшей силы воздействия — был передан на исполнение в руки
служащего, имеющего (как разрешил Закон от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ)
среднее общее образование, порой не способного понять особое положение и
значимость судебного постановления. Судебное решение исполняется им
наряду со взысканием банковских штрафов, мелких недоимок по налогам, а
нередко и откладывается: ввиду сложности предстоящих исполнительных
действий предпочтение отдается количественному исполнению более «легких»
ведомственных исполнительных документов.

Чтобы судебная власть была значима, влиятельна и авторитетна, она должна
владеть, пользоваться и распоряжаться своим, только ей присущим
инструментом механизма исполнения судебных актов такими работниками,
которые кадрово, организационно, статусно будут подчиняться судебной
власти, контролироваться ею и нести перед ней ответственность.

Изъятие принудительного исполнения судебных актов и субъектов исполнения
— судебных приставов-исполнителей из ведения судебной власти лишает ее
важнейшего элемента традиционно сложившегося процесса и воздействия на
фактическое завершение спора реализацией судебного предписания самим
судом, чем ущемляется сама суть и содержание судебной власти.

Представляется, что возвращение суду стадии исполнения судебных актов и
активизация роли суда в формировании кадров, организации работы и
деятельности судебных приставов-исполнителей повысит гарантии прав
сторон и значительно увеличит количество реально исполненных судебных
актов, что будет свидетельствовать о действительной, полной защите прав
и законных интересов граждан и юридических лиц независимой судебной
властью.

Служба же приставов (а не судебных приставов-исполнителей) может
продолжить работу по исполнению ведомственных актов, не обжалованных в
суд.

Когда элемент процесса становится на свое место, состояние структуры,
которой он принадлежит, набирает необходимую полноту и стабильность, ее
жизнедеятельные проявления становятся гибкими, пластичными, и напряжение
спадает.

Отмеченные выше недостатки в исполнении судебных постановлений в России
нашли отражение в постановлении Европейского Суда по правам человека,
когда судья А.И. Ковлер обратил внимание на то, что основным недостатком
в правоприменительной практике в свете ст. 6 Конвенции о защите прав
человека и основных свобод (право на справедливое судебное
разбирательство) становится неисполнение судебных решений. В настоящее
время из 6 тысяч находящихся в производстве Европейского Суда российских
дел более половины проходят по названой статье. В Постановлении по делу
«Бурдов против России» Европейский Суд со ссылкой на свои многочисленные
прецеденты подчеркнул, что неисполнение судебного решения означает
незавершенность судебной процедуры. Иными словами, процедура завершается
не оглашением постановления, приговора, а его исполнением:

«…исполнение судебного решения, вынесенного судом, должно…
рассматриваться как неотъемлемая часть судебного процесса».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 10
октября 2003 г. N 5 записал:

«…по смыслу ст. 6 Конвенции исполнение судебного решения рассматривается
как составляющая» судебного разбирательства.

Столетия вмонтирования судебных функций, в том числе реального
исполнения судебных решений, в другие структуры, кроме судебной системы,
показали разрушительное действие (обязательность исполнения судебного
решения превращалась в необязательность) и несовместимость исполнения
судебных постановлений по гражданским делам с функциональной
деятельностью других властных систем (ветвей власти). Ежегодное
рассмотрение учреждениями судебной системы до 5 миллионов гражданских
дел, по которым принимает участие как минимум 10 миллионов граждан,
постоянно демонстрирует (при любых проявлениях негативного отношения
населения к суду), что в структуре судебной власти имеются те участки
(или физические лица), где сохраняется знание, профессионализм и умение,
которые при отсутствии «извращения» судебной деятельности (отрыв,
смещение, перемещение) способны реализовать вынесенное ею же (судебной
властью) предписание — акт судебной власти.

Е.Н. Кузнецов считает необходимым возвратить стадию исполнительного
производства в органы судебной власти. При этом учредить в судах судью
по исполнению, дав ему существенные полномочия по разрешению всех
споров, возникающих в исполнительном производстве, а также иных
вопросов, связанных с ходом принудительного исполнения (например,
установление обеспечительных мер, предоставление отсрочки по исполнению
и т.д.), вместе с тем вмешательство его в исполнительные действия
недопустимо.

Невозможно, да это и нецелесообразно, уничтожить институт
принудительного исполнения как функцию судебной власти. Поэтому и
вынуждены как компромисс оставлять отдельные контрольные функции в
гражданском и арбитражном процессе.

Сосредоточив весь цикл от принятия заявления об определенных требованиях
до приведения в реальное исполнение предписаний судебной власти,
изложенных в судебном акте, судебная власть тем самым станет полностью
способной осуществлять высший уровень защиты прав и свобод граждан,
установленный и гарантированный Конституцией РФ. Имея полный комплект
процедур действия и воздействия, закрепленных только за ней в порядке
реализации ее государственной функции, судебная власть получит наконец и
возможность заниматься реализацией актов судебной власти, брать и нести
полную ответственность за принимаемые судебные решения, не деля эту
ответственность с другими ветвями власти.

Судебной процедуре придается исключительное значение, поскольку она
рассматривается в качестве гарантии справедливого разбирательства дела,
правильного его разрешения и реального исполнения предписаний,
изложенных в судебных актах.

2.3 Проблемы исполнения судебных актов

Исполнительное производство как система принудительного исполнения
юрисдикционных актов действует в России достаточно длительное время.

Своей непосредственной целью, но имеет принудительное исполнение
судебных актов и актов других органов уполномоченных возлагать на
граждан, юридических лиц и государство те или иные обязанности.

Другая цель исполнительного производства – обеспечение реального
восстановления нарушенных или оспариваемых прав или охраняемых законом
интересов, подтвержденных судебным актом, посредством принудительной его
реанимации.

В соответствии с положениями Федерального Закона «Об исполнительном
производстве» в течение 3 дневного срока со дня поступления
исполнительного документа в службу судебных приставов-исполнителей
судебный пристав-исполнитель выносит постановление о возбуждении
исполнительного производства. Исполнительные действия должны быть
совершены и требования, содержащиеся в исполнительном документе,
исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня
поступления к нему исполнительного документа (имеется ряд исключений:
когда требования исполнительного документа подлежат исполнению
немедленно: о взыскании алиментов, заработной платы, восстановления на
работе, другие в соответствии с федеральными законами).

В соответствии с действующим законодательством РФ вопросы исполнения
судебных актов отнесены к ведению двух ведомств: по гражданским делам –
Федеральной Службе судебных приставов, по уголовным – Федеральной службе
исполнения наказаний.

За судебными органами закреплены функции:

– обращение вступившего в законную силу судебного акта к исполнению
путем направления/выдачи исполнительного документа;

– вопросы, разрешаемые судом в порядке раздела 7 ГПК РФ-производство,
связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных
органов (выдача исполнительного листа, его дубликата, разъяснения
судебного постановления, подлежащего исполнению, отсрочка/рассрочка
исполнения судебного постановления, изменение способа и порядка
исполнения,

– индексация присужденных денежных сумм, рассмотрение вопросов о порядке
приостановления, возобновления, прекращения исполнительного
производства, поворот исполнения решения суда и т.п.)

– кроме того, суды рассматривают жалобы на действия (бездействия)
судебных приставов-исполнителей в соответствии со ст.441 ГПК РФ.

В соответствии с Инструкцией по судебному делопроизводству в районном
суде, утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ
29.04.2003 (п.п.9.2.28-9.2.36)уголовное дело считается законченным и
подлежит сдаче в архив суда после обращения приговора/постановления к
исполнению во всех его частях: основное и дополнительное наказание,
материальные взыскания; гражданское дело (по которому иск удовлетворен)
– после передачи (направления) исполнительных документов подразделению
судебных приставов либо взыскателю.

Вместе с тем, согласно практике Европейского суда по правам человека,
«исполнение судебного решения является неотъемлемой частью судебного
разбирательства».

В 2002 году Европейским Судом по правам человека была признана вина
России в нарушении права на справедливое судебное разбирательство,
неотъемлемой частью которого является исполнение решения суда, и права
на беспрепятственное пользование своей собственностью. Причем, на
ответчика, российское Правительство, была возложена санкция в виде
компенсации причиненных убытков неисполнением своевременно судебного
акта в размере, намного превышающем сумму задолженности, что не
исключало первоначальной обязанности произвести оплату по решению
национального суда в возмещение вреда, причиненного незаконными
действиями органа государственной власти, должностного лица. Европейский
Суд в Постановлении «Бурдов против России» указал на то, что «отсутствие
денежных средств не является для властей государства оправданием для
неисполнения решения суда».

Аналогичная позиция была высказана Конституционным судом РФ в
Постановлении от 25.01.2001 года №1-П «неправомерная задержка исполнения
судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на
справедливое правосудие в разумные сроки, что предполагает необходимость
справедливой компенсации лицу, которому причинен вред нарушением этого
права.

Таким образом, право на эффективно средство правовой защиты -одно из
основных прав человека и именно суд является органом, осуществляющим
реализацию гарантированных государством прав и свобод, защищает граждан
от имени государства от любых посягательств и нарушений.

На сегодняшний день доля граждан, доверяющих органам правосудия,
составляет 19%. Чем же объясняется столь низкий авторитет судебной
власти в глазах россиян? Изучение оснований такого положения дел
показало, что одним из ключевых признаков является низкий процент
реального приведения в исполнение судебных решений, что в свою очередь
дискредитирует судебные процедуры разрешения споров, заменяет их другими
процедурами, нередко с привлечением криминальных структур в качестве
своеобразных «судебных исполнителей».

В 2005 году по решениям Европейского Суда выплачено истцам 15 684074
рублей, за первое полугодие 2006 – 96 309 рублей. За десять месяцев 2006
года на рассмотрение судебных приставов РФ поступило 11 запросов,
связанных с обращениями граждан РФ в Европейский Суд. Основными
причинами обращений является неисполнение решений судов о предоставлении
жилья муниципальными образованиями, о неисполнении решений судов из
казны Российской Федерации.

По общему правилу исполнительного производства к должнику, добровольно
не исполняющему решение суда службой судебных приставов, согласно закону
РФ «Об исполнительном производстве», могут быть применены принудительные
меры изъятия имущества.

Судебный пристав -исполнитель в обеспечение исполнения судебного
постановления в праве произвести опись имущества должника и наложить на
него арест для его последующей реализации, изъять, передать на хранение
и реализовать арестованное имущество; обратить взыскание на доходы
должника; получать при совершении исполнительных действий необходимую
информацию, объяснения и справки и др. действия.

На сегодняшний день применительно к механизму принудительного исполнения
судебных решений можно сказать, что «спасение утопающих – дело рук самих
утопающих».

Не стоит забывать, что за неисполнение судебного решения на основании
пунктов 1 и 3 статьи 206 АПК РФ на банк или лицо, ответственное за
исполнение решения суда, может быть возложена ответственность:

«1. За неисполнение судебного акта арбитражного суда о взыскании
денежных средств банком или иным кредитным учреждением, которому
предъявлен исполнительный лист, на него налагается арбитражным судом
штраф в размере до 50 процентов суммы, подлежащей взысканию.

2. За неисполнение указанных в исполнительном листе действий лицом, на
которое возложено совершение этих действий, на это лицо налагается штраф
в размере до 200 установленных федеральным законом минимальных размеров
оплаты труда».

Те же меры ответственности определены статьями 85 и 86 Закона об
исполнительном производстве. Кроме вышеперечисленного на основании
пункта 1 статьи 87 Закона об исполнительном производстве установлены
иные меры за нарушения в процессе исполнения решений судов по
гражданско-правовым и налоговым делам:

«За невыполнение гражданами и должностными лицами законных требований
судебного пристава-исполнителя и нарушение законодательства Российской
Федерации об исполнительном производстве, а равно за утрату
исполнительного документа либо несвоевременное его отправление,
представление недостоверных сведений о доходах и об имущественном
положении должника, а также несообщение должником об увольнении с
работы, о новом месте работы или месте жительства виновные граждане и
должностные лица подвергаются судебным приставом-исполнителем штрафу в
размере до ста минимальных размеров оплаты труда, а за уклонение без
уважительных причин от явки по вызову судебного пристава-исполнителя или
к месту совершения исполнительных действий — приводу, о чем выносится
соответствующее постановление».

«Постановление судебного пристава-исполнителя утверждается старшим
судебным приставом. Оно может быть обжаловано в соответствующий суд в
10-дневный срок».

Кроме того, на основании статьи 315 УК РФ:

«Злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим,
служащим органа местного самоуправления, а также служащим
государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной
организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или
иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению —
наказываются штрафом в размере от двухсот до четырехсот минимальных
размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода
осужденного за период от двух до четырех месяцев, либо лишением права
занимать определенные должности или заниматься определенной
деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок
от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от
трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Глава 3. Судебная практика исполнения судебных актов

3.1 Ситуации исполнения судебных актов

Естественно, добровольное удовлетворение осужденным исковых требований
является наиболее эффективным способом реализации судебного решения,
однако в случае если должник не исполняет предписание судебного акта
добровольно, к нему могут быть применены меры принудительного
исполнения. Применение подобных мер, возможно, при наличии
предусмотренных законом оснований Закон №229-ФЗ «Об исполнительном
производстве», а именно: при предъявлении надлежащим образом
оформленного исполнительного документа; при возбуждении исполнительного
производства судебным приставом – исполнителем после истечения срока,
установленного для добровольного исполнения.

Закон №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» определяет условия и
порядок исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных
судов, а также актов других органов, которым при осуществлении
установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на
граждан, организации обязанности по передаче другим гражданам,
организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного
имущества либо совершению в их пользу определенных действий или
воздержанию от совершения этих действий (пункт 1 статьи 1 Закона №229-ФЗ
«Об исполнительном производстве»).

Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве
состоит из Закона «Об исполнительном производстве» №229-ФЗ, Федерального
закона от 02 октября 2007 г. №118-ФЗ «О судебных приставах» и иных
федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного
исполнения судебных актов.

Правительство Российской Федерации также может принимать нормативные
правовые акты по вопросам исполнительного производства (статья 3 Закона
№229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Производство по гражданскому иску, разрешенному с удовлетворением
заявленных гражданским истцом требований, считается законченным после
выдачи судом взыскателю исполнительного листа либо направления его по
просьбе взыскателя для принудительного исполнения в соответствующее
подразделение службы судебных приставов (статья 5 Закона №229-ФЗ «Об
исполнительном производстве»). А дело по рассмотрению гражданского иска
(в рамках уголовного судопроизводства), по которому в удовлетворении
требований отказано, считается законченным после вступления в законную
силу приговора суда по уголовному делу.

Контроль за обращением судебных актов к исполнению осуществляется
судьей, под председательством которого рассмотрено дело. Порядок
контроля за обращением к исполнению приговоров и решений суда
устанавливается тем же судьей.

По общему правилу, приговор, решения, определения или постановления суда
обращаются к исполнению после вступления их в законную силу, за
исключением случаев, когда законом предусмотрено их немедленное
исполнение.

По просьбе гражданского истца суд может обратить к немедленному
исполнению решение, если вследствие особых обстоятельств замедление в
его исполнении может привести к значительному ущербу для взыскателя или
исполнение может оказаться невозможным. Но такая просьба должна быть
заявлена в ходатайстве гражданского истца еще в ходе судебного
разбирательства.

Содержание исполнительных документов (оформляются уполномоченными на то
сотрудниками суда), передаваемых (направляемых) по назначению, должно
соответствовать требованиям статьи 13 Закона №229 ФЗ «Об исполнительном
производстве». Направляемые на исполнение копии приговоров и иных
судебных актов, а также выдаваемые судом исполнительные документы
заверяются подписями судьи, либо секретаря суда, а также гербовой
печатью суда. В отношении гражданских ответчиков (осужденного и
должников – юридических лиц) – указываются известные по делу
местонахождение органа юридического лица, наименование банковских
учреждений, являющихся хранителями их денежных средств, и номера
расчетных счетов в них.

При выдаче исполнительных документов на взыскание ущерба от преступлений
в них должны быть указаны дополнительные сведения о квалификации
общественно опасных деяний должника.

По каждому решению выдается только один исполнительный лист. Однако если
решение принято в пользу нескольких истцов или против нескольких
ответчиков, суд по просьбе взыскателя в соответствии со статьей 429 ГПК
РФ выписывает несколько исполнительных документов с точным указанием
места исполнения решения либо той его части, которая по данному
документу подлежит исполнению. При солидарной ответственности должников
исполнительные документы выписываются соответственно числу солидарных
должников.

Суд не вправе отказать в просьбе взыскателя о направлении
исполнительного документа для исполнения непосредственно судом. В
обычных случаях исполнительный документ высылается взыскателю путем
заказного отправления либо (при личной явке взыскателя в суд) этот
документ выдается ему под расписку.

Вступившие в законную силу судебные постановления судов по гражданским
делам обращаются к исполнению отделом делопроизводства суда путем выдачи
исполнительного документа взыскателю или по его просьбе – передачи
(направления) судебному приставу-исполнителю по месту работы, месту
жительства или нахождения осужденного лица либо по месту нахождения
имущества, если должником является юридическое лицо (статья 33 Закона
№229-ФЗ «Об исполнительном судопроизводстве»).

Исполнительные документы, непосредственно обращаемые судом к исполнению,
в зависимости от места исполнения передаются в соответствующее
подразделение судебных приставов в пределах данного населенного пункта
либо в подразделение судебных приставов другого населенного пункта. При
обращении к исполнению взыскатель извещается судом о передаче
исполнительного документа в подразделение судебных приставов.

Суд, принявший решение о конфискации имущества, полученного в результате
преступных действий либо нажитого преступным путем, после вступления
этого решения в законную силу направляет судебному приставу-исполнителю
по месту нахождения имущества (имущества арестованного в ходе
уголовного, а том числе судебного разбирательства) исполнительный лист,
копию описи имущества и копию приговора для исполнения, о чем извещает
соответствующий финансовый орган. Конфискации подлежит имущество
осужденного, включенное в опись. Споры о принадлежности имущества,
подлежащего конфискации, разрешаются в порядке гражданского
судопроизводства.

Законодатель, не называя сроков (в данном случае речь идет, в первую
очередь, об интересах государства), требует от судебного
пристава-исполнителя (получившего судебный акт о конфискации имущества,
копию описи имущества, приговор) немедленного реагирования. Судебный
пристав-исполнитель обязан проверить наличие имущества, указанного в
описи; описанные предметы, деньги и иные ценности – передать на
хранение, а при необходимости опломбировать и опечатать место хранения;
принять необходимые меры по сохранению имущества, указанного в описи.
Опись имущества, составленная судебным приставом-исполнителем,
утверждается судьей.

Порядок передачи конфискованного имущества осужденного финансовым
органам устанавливается Правительством Российской Федерации.

1. В целях создания единой системы реализации арестованного,
конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность
государства, и обеспечения эффективного государственного контроля за
процессом его реализации Правительство Российской Федерации, Российский
фонд федерального имущества наделен функциями специализированной
организации по реализации имущества, арестованного во исполнение
судебных актов или актов других органов, которым предоставлено право
принимать решения об обращении взыскания на имущество, а также по
распоряжению и реализации конфискованного, движимого бесхозяйного,
изъятого и иного имущества, обращенного в собственность государства по
основаниям, предусмотренным законами и иными нормативными правовыми
актами Российской Федерации.

Российский фонд федерального имущества, осуществляющий реализацию
имущества, как на внутреннем, так и на внешнем рынке, имеет право на
основании договоров привлекать к реализации имущества отобранных им на
конкурсной основе юридических и физических лиц.

Российский фонд федерального имущества в целях обеспечения сохранности
имущества, возмещения убытков в случае его утраты (гибели), недостачи
или повреждения обязан обеспечить при необходимости страхование
имущества, передаваемого Фонду на реализацию (Постановление
Правительства Российской Федерации от 19 апреля 2002 года №260 «О
реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного
в собственность государства».

2. «Положение о порядке и условиях хранения арестованного и изъятого
имущества» (смотрите Постановление Правительства Российской Федерации от
7 июля 1998 года №723 «Об утверждении положения о порядке и условиях
хранения арестованного и изъятого имущества») устанавливает порядок и
условия хранения имущества, арестованного и изъятого судебным
приставом-исполнителем при принудительном исполнении судебных актов
судов общей юрисдикции, которым при осуществлении установленных законом
полномочий предоставлено право возлагать на граждан, организации или
бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам,
организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного
имущества либо совершению в их пользу определенных действий или
воздержанию от совершения этих действий.

В отношении претензий, подлежащих удовлетворению за счет конфискованного
имущества осужденного, государство отвечает в пределах актива.
Удовлетворение всех предъявленных к осужденному требований за счет
конфискованного имущества производится в соответствии с
законодательством Российской Федерации.

Ситуация, когда все похищенное имущество (обнаруженное и арестованное на
стадии уголовного судопроизводства), возвращено владельцу (организации –
потерпевшей стороне) – подходит к разряду «идеальных».

А теперь о типичных ситуациях, когда исполнительное производство
возбуждается по обращению самой организации (потерпевшей стороной).

Обращаться необходимо в районное подразделение службы судебных приставов
по месту нахождения должника. При этом немаловажно знать о существовании
срока (пропуск которого нежелателен) обращения к судебным приставам –
исполнителям. Исполнительные листы, выдаваемые на основании приговора
суда, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня
вступления судебного акта (приговора) в законную силу, а в случаях,
когда судебный акт подлежит немедленному исполнению, – со следующего дня
после дня вынесения приговора (статья 15 Закона №229-ФЗ «Об
исполнительном производстве»).

Исполнительные документы о взыскании периодических платежей (например,
по возмещению вреда, причиненного здоровью, и некоторые другие)
сохраняют силу на все время, на которое присуждены платежи. В данных
случаях сроки предъявления исполнительных документов к исполнению
исчисляются для каждого платежа в отдельности (статья 15 Закона №229-ФЗ
«Об исполнительном производстве»).

Обращение к судебным приставам оформляется заявлением (бланк заявления
предоставляется службой судебных приставов) с просьбой принять к
исполнению решение суда.

Судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный
документ от взыскателя и в трехдневный срок (если не истек срок
предъявления исполнительного документа к исполнению) возбудить
исполнительное производство (пункты 1 и 2 стать 30 Закона №2299-ФЗ «Об
исполнительном судопроизводстве»). Копия постановления о возбуждении
исполнительного производства не позднее следующего дня после дня его
вынесения направляется взыскателю.

Исполнительные действия судебным приставом-исполнителем должны быть
совершены, а также требования, содержащиеся в исполнительном документе,
исполнены – в двухмесячный срок со дня поступления исполнительного
документа (статья 15 Закона №229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Мерами принудительного исполнения могут быть, например:

– обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на
имущество (должника) и его реализация;

– обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды
доходов должника;

– обращение взыскания на денежные средства и иное имущество (иностранная
валюта, ценные бумаги, акции и другое), принадлежащее должнику, но
находящееся у других лиц (граждан или организаций – юридических лиц);

– изъятие у должника и передача взыскателю (организации – потерпевшей
стороне) определенных предметов, указанных в исполнительном листе;

– иные меры, предпринимаемые в соответствии с федеральными законами,
обеспечивающие исполнение исполнительного документа.

Согласно Закону №229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебные
приставы должны взыскать причитающееся по исполнительному листу. А если
усилия судебного пристава оказались безрезультатными и денежные средства
не поступили на счет организации, то работа службы судебных приставов
должна быть продолжена. Такой вывод следует из сложившейся судебной
практики – смотрите, например, Постановление ФАС Уральского округа от 2
октября 2003 года №Ф09-2793/03-ГК (извлечение):

В жизни, к сожалению, приходится встречаться с фактами волокиты и
недобросовестности со стороны должностных лиц органов власти,
осуществляющих «государственные услуги». В таких случаях организация –
взыскатель вправе обжаловать действия (бездействия) судебных приставов
«в суд общей юрисдикции по месту нахождения судебного
пристава-исполнителя». Законодатель на обжалование действия (бездействия
или отказа в совершении действия) судебного пристава предоставил 10
дней. Добавим лишь, что если организацию не уведомляли о предстоящем
действии или об отказе совершить какое-либо законное действие, течение
срока, начинается с даты, когда взыскателю стало об этом известно.

Пример из практики:

31.08.1999г на основании решения Свердловского районного суда о
взыскании со Спиридонова в пользу Бондарчука! 2 444,1 (57 рублей был
выпущен исполнительный лист.

8.09.1999 судебным приставом исполнителем было возбуждено исполнительное
производство и 22.03.2002 года составлен акт о невозможности взыскания
(по указанному в исполнительном листе адресу ответчик не проживает,
имущества не имеет).

Кроме того, 1.04.2002 года в Свердловский районный суд поступает
заявление судебного пристава-исполнителя о прекращении исполнительного
производства в отношении должника Спиридонова по тем основаниям, что
имеется вступившее в законную силу решение суда от 7.12.2000г о
признании ответчика Спиридонова безвестно отсутствующим.

23.04.2002 года Свердловским районным судом вынесено определение о
прекращении исполнительного производства в отношении должника
Спиридонова, судебным приставом исполнителем вынесено постановление об
окончании исполнительного производства.

29.04.2002 года истец Бондарчук на определение суда о прекращении
исполнительного производства подает частную жалобу, в которой указывает,
что работа судебного пристава исполнителя не может быть признана полной
и всесторонней. Должностным лицом не выяснялся ряд вопросов, в
частности: имеет ли должник какое-либо имущество на праве собственности,
вклады в коммерческих банках, накопительную часть пенсии в Пенсионном
фонде, заключались ли им договоры страхования, имеется ли наследство.
Кроме того, истец-взыскатель указывает, что по имеющимся у него
сведениям у должника на праве собственности имеется квартира, остались
правопреемники, способные нести ответственность по долгам должника.

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского областного суда,
проверив материалы дела и запрошенное исполнительное производство,
согласилась с доводами истца, и 30.05.2002 отменила определение
Свердловского районного суда о прекращении исполнительного производства.

В дальнейшем судом было отказано судебному приставу исполнителю о
прекращении исполнительного производства № 21-351, определением судебной
коллегии по гражданским делам частная жалоба судебного
пристава-исполнителя на данное определение была оставлена без
удовлетворения.

Далее в материалах дела имеется несколько жалоб взыскателя, направленные
им в адрес Главного судебного пристава-исполнителя Пермской области в
связи с бездействием судебного пристава-исполнителя, в производстве
которого находится его исполнительный лист.

В результате активных и поступательных действий заинтересованного лица
согласно квитанции № АА 3063736 должником (признанным безвестно
отсутствующим) 1Л0.2002г в счет погашения долга на счет подразделения
ССП №7г. Перми переведена вся сумма,

указанная в исполнительном документе, которую судебный
пристав-исполнитель перевел на счет взыскателя.

Следует отметить, что 9.04.2003 года истцом было подано заявление о
взыскании с должника сумм индексации в связи с длительным неисполнением
судебного решения. Данное заявление было судом удовлетворено 9.04.2003,
взыскано в пользу Бондарчука индексация в размере 1821,81 рублей,
реальное исполнение соответствующего судебного акта состоялось согласно
платежному поручению №25 04.08.2003г.

Таким образом, срок исполнения судебного решения по данному делу
затянулся для взыскателя на долгие 4 года!

Имеются реальные проблемы и с исполнением судебных решений, в
соответствии с которыми должником является государственный орган.

Еще свежи в памяти событии, когда в течение 2001-2003г.г. в Свердловский
районный суд г. Перми поступило свыше 26 тысяч исков пенсионеров к
отделению Пенсионного фонда РФ по Пермской области о взыскании убытков
(индексации), связанных с несвоевременной выплатой пенсий в
1998-1999годах. Как правило, все исковые заявления данного характера
судом удовлетворялись. (В 2001 году Свердловским районным судом было
рассмотрено 2 тыс. 54 таких исков; в 2002 году 9_900; в 2003 – 8 тысяч
757).

Однако” не все истцы имели возможность получить причитающиеся «по суду»
денежные средства.

Так, с июля по декабрь 2006 года в Свердловский районный суд поступило
свыше 600 заявлений судебных приставов-исполнителей о прекращении
исполнительного производства в связи со смертью взыскателей.

Например: На основании решения Свердловского районного суда от 18.05.02
был выпушен исполнительный лист о взыскании с Пенсионного фонда РФ по
Пермской области в пользу Волеговой И.Д. 306 рублей.

15.12.2003 года было возбуждено исполнительное производство, согласно
материалам дела 3.05.2005 года истица умирает, в этой связи
исполнительное производство на основании решения суда было прекращено в
связи со смертью взыскателя.

Другой пример: исполнительное производство о взыскании с Пенсионного
Фонда в пользу Вшивкова Г.Ф. сумм индексации было возбуждено 30.01.2004,
в течение 8 месяцев данное судебное решение не исполнялось, и 28.09.2004
года в связи со смертью взыскателя исполнительное производство было
прекращено.

Только за октябрь 2006 года судьей Свердловского районного суда С.Ю.
Муратовой по данным основаниям было прекращено 300 таких исполнительных
производств.

Причиной высокого уровня неисполнения данных судебных решений явилось
отсутствие средств в бюджетах соответствующих уровней, а также
отсутствие методики планирования расходов госаппаратом. Взыскатели
бюджетных средств были лишены возможности эффективного своевременного
исполнения судебного решения в свою пользу, тогда как требования
судебного пристава-исполнителя обязательны для исполнения всеми без
исключения, в том числе должностными лицами и органами власти, за
незаконные действия которых ответственность несет государство за счет
средств федерального бюджета.

Возникают проблемы и приведения в исполнение судебных решений на
территории иностранных государств, чаще всего это касается решений о
взыскании алиментов. До настоящего времени не исполнен судебный приказ
от 22.04.1998года Свердловского районного суда о взыскании алиментов с
Азова А.С., выехавшего на постоянное место жительства в Грецию. В
материалах дела имеется акт о невозможности взыскания и о прекращении
розыска, так как согласно полученному 21.04.2005года ответу из
Министерства Юстиции Греческой республики по сообщению Прокуратуры судов
1 инстанции г.Солоники «должник Азов А.С. по указанному в судебных
документах адресу не проживает, установить его место нахождение
невозможно, приобретал ли он гражданство Греции неизвестно».

Достаточно проблем и с реальным исполнением приговоров по уголовным
делам, в соответствии с которыми потерпевшим возмещен моральный либо
материальный вред. На выборку в Кировском районном суде г. Перми было
изучено 24 уголовных дела, где потерпевшим от преступлений гражданам
были взысканы суммы в возмещение материального ущерба либо морального
вреда. Все дела в соответствии с требованиями Инструкции по судебному
делопроизводству списаны в архив как оконченные производством
(исполнительные листы по всем делам направлены в соответствующую службу
судебных приставов), самый ранний приговор по данным делам вступил в
законную силу в 2005 году. Вместе с тем, только в материалах 14
уголовных дел имеются исполнительные листы, где проставлены отметки о
реальном их исполнении.

12 декабря 2006 года в Уфе по вопросу исполнения судебных решений
состоялось заседание Совета при Полномочном представителе Президента РФ
в Приволжском Федеральном округе, где прозвучало, что на 1 октября 2006
года в Приволжском федеральном округе насчитывалось 6522 неисполненных
судебных решений более чем на 1 274 326 тысяч рублей.

В соответствии с целевыми индикаторами и показателями Федеральной
целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 годы
при успешной реализации намеченных мероприятий в 2007 году
прогнозируется увеличить процент доверия граждан к правосудию с 19 до
27, и к 2011 году довести этот показатель до 50%; повысить процент
исполненных судебных актов с 52% в 2006 году до 56% в 2007 году, к 2011
году такой показатель должен составить 80%.

В этой связи потребуются дополнительные меры по совершенствованию всего
комплекса законодательных, организационных, экономических и других мер,
которые должны обеспечивать безусловное исполнение судебных актов и
актов других органов. Необходимо максимально повысить активность органов
прокуратуры при выполнении ими функций надзора за исполнением
законодательства, регламентирующего исполнительное производство,
разработать четкое правовое регулирование и установить систему единых
подходов к вопросам ответственности приставов за ущерб, причиненный
надлежащим исполнением судебного решения. Есть предложения внести
изменения в ГПК и УПК РФ в части расширения рамок контроля судов за
деятельностью судебных приставов-исполнителей в части исполнения
судебного решения, с применением к ним в особых случаях соответствующих
санкций. Не исключено, что в ближайшем будущем в России появятся частные
судебные приставы, которые за приличный процент будут разыскивать
должников и исполнять практически любое решение суда, как это
осуществляется во многих странах Европы.

Таким образом, можно отметить, что в продуктивной работе судебного
пристава-исполнителя будет способствовать его согласие принять посильную
помощь организации (представителя организации) в осуществлении
мероприятий по принудительному исполнению взысканий. Попытайтесь
наладить контакт с судебным приставом (поделитесь имеющейся информацией
о предполагаемом наличии и местонахождении имущества должника,
предоставьте в необходимых случаях транспорт, наконец). Предоставление
судебному приставу транспорта для выезда, связанного с осуществлением
мер по взысканию имущества, предполагает, кстати, и участие
представителя организации в этих мероприятиях. Таким образом, вы будете
в курсе проводимого мероприятия и его результатов.

Заключение

Судебные акты как правоприменительные акты обычно носят индивидуальный
характер, являются процессуальными актами-документами.

Специфические черты судебных актов, отличающие их от других актов
правоприменения, можно подразделить на две группы: специфические черты
судебных актов как процессуальных актов-документов и специфические
черты, присущие судебным актам как юридическим фактам.

Для судебных актов как процессуальных документов характерно:

1) подробное регулирование процедуры вынесения;

2) детальная регламентация формы и содержания;

3) особый порядок проверки и отмены;

4) вступление в законную силу;

5) особый порядок исполнения;

6) трансграничное действие.

Судебные акты как юридические факты являются частью фактических
составов, с которыми связано возникновение, изменение и прекращение
материальных и процессуальных правоотношений.

Анализируя правовую природу судебных актов, доказывается ее
прецедентно-правоприменительный характер. Такая природа характерна для
судебных актов, выносимых как в рамках правосудия, так и в рамках
функции судебного управления.

Отнесение судебных актов к общему институту, существующему как в системе
гражданского процессуального возможно в силу следующих причин:

1) судебные акты — неотъемлемое звено правоприменительного процесса.
Вынесением судебного акта заканчивается не только рассмотрение и
разрешение по существу материально-правового спора, но и разрешение
процессуальных вопросов, сопровождающих деятельность по осуществлению
правосудия;

2) судебные акты не только завершают рассмотрение дела в рамках
отдельного правоприменительного цикла, но и являются связующим звеном
между различными стадиями в правоприменительном цикле;

3) действующее гражданское процессуальное законодательство
предусматривают для каждого правоприменительного цикла процедуру
принятия судебного акта.

С учетом межотраслевого характера института судебных актов,
обосновывается необходимость унификации норм, регламентирующих процедуру
вынесения заключительного судебного акта в гражданском, арбитражном,
уголовном и конституционном процессе, основанной на процедуре,
предусмотренной гл. 20 АПК. В связи с этим предлагается внести изменения
в соответствующее законодательство. Данный порядок следует взять за
основу и при создании Кодекса административного судопроизводства РФ.

Учитывая общность норм, регулирующих процедуру принятия судебных актов в
рамках различных судебных производств, правоприменительных циклов,
предлагается ввести в общие положения ГПК РФ и АПК РФ нормы,
распространяющие свое действие на все виды судебных актов в гражданском
процессе.

Одна совокупность норм должна регулировать вопросы формирования
судебного акта: понятие; виды; требования; структура; оглашение и
направление лицам, участвующим в деле; устранения недостатков;
обжалование.

Другая совокупность норм должна регулировать вопросы действия судебного
акта: вступление в законную силу и его обязательность.

Указание этих требований именно в общих положениях процессуальных
кодексов будет способствовать выработке единых правил, относящихся ко
всем видам судебных актов в гражданском процессе.

В зависимости от реализации конечной цели правосудия предлагается
выделять: 1) заключительные судебные акты, завершающие разбирательство
дела в рамках отдельного судебного производства или в рамках отдельного
правоприменительного цикла; 2) промежуточные судебные акты,
сопровождающие всю деятельность по осуществлению правосудия,
направленные на вынесение заключительного судебного акта.

Анализируя существующие в доктрине гражданского процессуального права
точки зрения на сущность судебного приказа, что судебный приказ является
самостоятельным видом судебных актов, в котором реализуются задачи
судебной власти в гражданском процессе. Посредством судебного приказа
реализуется право на судебную защиту, выражающееся в оперативном
восстановлении нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и
организаций.

В целях совершенствования института приказного производства необходимо:
1) сделать процедуру выдачи судебного приказа более доступной; 2)
предусмотреть возможность принимать меры по обеспечению требований; 3)
ввести правило о краткой мотивировке судебного приказа; 4) расширить
основания, по которым может быть выдан судебный приказ; 5) ввести
институт судебного приказа в арбитражный процесс; 6) ввести процедуру
перехода из приказного производства в общеисковое.

В гражданском процессуальном праве необходимо ввести французскую модель
заочного производства, которая широко применяется в гражданском процессе
многих европейских государств. При такой модели суд выносит заочное
решение по представленным истцом доказательствам, но ответчик «не
обвиняется» за свою неявку в процесс. Это позволит сократить временные
затраты, в частности, путем сокращения и упрощения порядка отмены
заочного решения. В связи с этим заочное решение может быть отменено
судом, его вынесшим, только при наличии обстоятельств и доказательств,
которые влияют на сущность вынесенного решения.

Список литературы

1. Абросимова Е.Б. Судебная власть в РоссийскойФедерации: система и
принципы. М., 2002. С. 11.

2. БВС РФ. 1996. № 1.

3. БВС РФ. 2003. № 12.

4. Вестник ВАС РФ. 2006. № 8.

5. Вестник ВАС РФ. 2004. № 1.

6. Гражданский и арбитражный процесс, нотариат, обязательственные
отношения. Образцы документов с комментариями / Под ред. В.В. Яркова.
М.: «Бек», 2000 (Раздел XIII). — 0,3 п.л.

7. Гражданский и арбитражный процесс. Исполнительное производство.
Обязательственные отношения. Образцы документов с комментариями / Под.
ред. С.Л. Дегтярева, В.В. Яркова.- 2-е изд., перераб. и доп. – М.:
«Волтерс Клувер», 2005 (Раздел XVI). — 0,5 п.л.

8. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова.- 6-е изд.,
перераб. и доп. – М.: «Волтерс Клувер», 2006 (Главы 17 (в соавторстве),
21). — 2,5 п.л.

9. Гражданское судопроизводство: современный взгляд на проблему //
Концепция развития судебной системы и системы добровольного и
принудительного исполнения решений Конституционного Суда РФ, судов общей
юрисдикции, арбитражных, третейских судов и Европейского Суда по правам
человека: Сборник научных статей. Краснодар; СПб., 2007. — 0,5 п.л.

10. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М.: «Норма», 2002.-
9,24 п.л.

11. Судебные акты в механизме реализации судебной власти в гражданском и
арбитражном процессе. М.: «Волтерс Клувер», 2007. — 21,5 п.л.

12. Юридико-психологические аспекты разрешения юридических споров //
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2005. № 3(27). —
0,4 п.л.

13. Проблемы действия законной силы судебного решения при примирении
сторон в исполнительном производстве // Вестник Санкт- Петербургского
университета МВД России. 2005. № 3(27)-2. — 0,3 п.л.

14. Об использовании примирительных процедур при осуществлении
правосудия по спорам частноправового характера // Арбитражный и
гражданский процесс. 2006. № 3. — 0,4 п.л.

15. Об унификации требований, предъявляемых к судебным актам в
гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2006.
№ 5. —0,41 п.л.

16. Об обжаловании промежуточных определений арбитражного суда //
Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 9. — 0,3 п.л.

17. Устранение неполноты судебных актов в арбитражном процессе //
Законодательство. 2007. № 1. — 0,32 п.л.

18. Отражение мотивированной оценки доказательств в судебных актах
арбитражного суда // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 1. —
0,5 п.л.

19. О функциях судебной власти в современном гражданском и арбитражном
процессах // Российский юридический журнал. 2007. № 1. — 0,6 п.л.

20. О структуре механизма реализации судебной власти в гражданском и
арбитражном процессах // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 2. —
0,32 п.л.

21. О специфических чертах правосудия по гражданским делам: современный
взгляд на проблему // Lex Russica (Научные труды МГЮА). 2007. № 2. — С.
296-302. – 0,41 п.л.

22. Роль судебных актов гражданского и арбитражного процесса в
обеспечении стабильности гражданского оборота // Закон. 2007. № 2. —
0,43 п.л.

23. Место судебных актов в обеспечении единства судебной власти:
некоторый аспект проблемы // Правоведение. 2007. № 2. — 0,9 п.л.

24. О проблеме определения срока на кассационное обжалование определений
арбитражного суда первой, апелляционной инстанций // Российский
юридический журнал. 2007. № 2. — 0,25 п.л.

25. Реализация принципа инстанционной самостоятельности судебных актов в
гражданском и арбитражном процессах. // Закон. 2007. № 5. — 0,5 п.л.

26. О совершенствовании формы судебных документов в гражданском и
арбитражном процессах России // Российский судья. 2007. № 6. — 0,35 п.л.

27. О мерах повышения культуры изложения судебных документов в
гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс.
2007. № 7. — 0,3 п.л.

28. Пути развития приказного производства // Российская юстиция. 2007. №
7. – С. 30-33.- 0,4 п.л.

29. Современные проблемы развития института смешанной подведомственности
по делам о взыскании задолженности по банковским кредитам // Законы
России: опыт, анализ, практика. 2007. № 8. — 0,44 п.л.

30. О требованиях, предъявляемых к судебному решению в гражданском и
арбитражном процессе // Закон. 2007. № 11.- 0,83 п.л.

31. Правовая характеристика заочного решения // Арбитражный и
гражданский процесс. 2007. № 12. – 0,5 п.л.

32. О роли судебной практики при осуществлении правосудия по гражданским
делам // Система гражданской юрисдикции в канун XXI века: современное
состояние и перспективы развития»: Межвузовский сборник научных трудов /
Отв. ред. В.В. Ярков. Екатеринбург, 2000. — 0,8 п.л.

33. Судебный контроль как форма реализации судебной власти в гражданском
процессе // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса.
2001. № 1. М., 2002. — 0,4 п.л.

34. О роли постановлений пленума Верховного Суда РФ // Защита прав и
законных интересов граждан и организаций: Материалы международной
научно-практической конференции. Ч. I. Краснодар, 2002. — 0,7 п.л.

35. К вопросу об оплате государственной пошлины при подаче апелляционной
жалобы на решение, определение мирового судьи // Правовой Екатеринбург.
2002. № 8(126). — 0,3 п.л.

36. Проблемы пересмотра судебных решений, определений мировых судей в
апелляционном порядке // Новеллы гражданского процессуального права:
материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С.
Шакарян. М., 2004. — С. 185-188. – 0,3 п.л.

37. Судебный приказ как форма реализации судебной власти в гражданском
процессе // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и
исполнительного производства. Теория и практика: Сборник научных статей.
Краснодар; Санкт-Петербург: «Юридический центр Пресс», 2004. — 0,41 п.л.

38. К вопросу о гражданской процессуальной правоспособности //
Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2004. № 3.
СПб., 2005. — 0,8 п.л.

39. О единообразии судебной практики при определении срока на подачу
кассационной жалобы на определения судов первой, апелляционной инстанции
(в соавторстве) // Федеральный арбитражный суд Уральского округа.
Практика. Обзоры. Комментарии: Информационный журнал. 2005. № 4(24). —
0,33 п.л.

40. Место судебной практики среди источников российского права:
историографический анализ // Российский ежегодник гражданского и
арбитражного процесса. 2005. № 4. СПб., 2006. — 1,2 п.л.

41. О социальном назначении примирительных процедур в гражданском
судопроизводстве // Народовластие и право в условиях формирования
гражданского общества: материалы международной научной конференции.
Курск. Региональный открытый Социальный институт, 30–31 марта 2006 г.
Изд. РОСИ. 2006. — 0,3 п.л.

42. Совершенствование норм о судебных актах в ГПК РФ // Проблемы иска и
исковой формы защиты нарушенных прав: Материалы Всероссийской
научно-практической конференции 15–16 сентября 2005 г. Краснодар.
КубАГУ, 2006. — С. 63-70. – 0,45 п.л.

43. О методике преподавания спецкурса «Особенности рассмотрения
гражданских дел в судах общей юрисдикции» // Проблемы преподавания
дисциплин частного права: Материалы международной научно-методической
конференции «Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и
методика преподавания»: Воронеж, 3–4 марта 2006 г. / Под ред. Е.И.
Носыревой, О.А. Поротиковой. Воронеж: ВГУ, 2006. —0,2 п.л.

44. О согласованности норм о судебных актах в гражданском
судопроизводстве // Проблемы взаимодействия отраслей частного права:
Материалы международной научно-методической конференции «Проблемы
взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика
преподавания»: Воронеж, 3–4 марта 2006 года / Под ред. Е.И. Носыревой,
Т.Н. Сафроновой. Воронеж: ВГУ, 2006. — 0,61 п.л.

45. Требование мотивированности судебных актов в контексте права на
справедливое судебное разбирательство // Европейская интеграция и
развитие цивилистического процесса в России: Сборник научных статей. М.:
РАП, 2006. — 0,55 п.л.

46. О вынесении дополнительного судебного акта в арбитражном процессе //
Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Обзоры.
Комментарии: Информационный журнал. 2006. № 2(26). — 0,32 п.л.

47. Способ устранения неполноты судебных актов в гражданском процессе //
Актуальные проблемы гражданского права и процесса: Сборник материалов
Международной научно-практической конференции. Вып. I / Отв. ред. Д.Х.
Валеев, М.Ю. Челышев. М.: Статут, 2006. — 0,2 п.л.

48. Особенности содержания резолютивной части решения арбитражного суда
первой инстанции // Федеральный арбитражный суд Уральского округа.
Практика. Обзоры. Комментарии: Информационный журнал. 2006. № 4(28). —
0,5 п.л.

49. Проблемы допустимости процессуальной формы судебных актов в
гражданском и арбитражном процессе // Судебная и правоохранительная
системы: проблемы и перспективы развития в современной России: Материалы
V межрегиональной научно-практической конференции (10 ноября 2006 г.) /
Отв. ред. М.С. Саликов. Екатеринбург, 2007. — 0,51 п.л.

50. Об основных тенденциях развития приказного производства // Мировой
судья. 2007. № 4. — 0,4 п.л.

51. Судебные акты международного коммерческого арбитража: актуальные
проблемы правовой природы и содержания, оспаривания, признания и
исполнения (обзор международной научно-практической конференции,
Санкт-Петербург, 11–12 мая 2006 г.) // Российский ежегодник гражданского
и арбитражного процесса. 2006. № 5. СПб., 2007. — 0,5 п.л.

52. О порядке распределения расходов по уплате государственной пошлины
по делам, рассматриваемым арбитражными судами в порядке главы 24 АПК РФ
// Арбитражный суд Свердловской области в 2007 году. Ч. I / Под ред.
проф. И.В. Решетниковой. Екатеринбург, 2007. — 0,23 п.л.

53. К вопросу об особенностях содержания резолютивной части решения
арбитражного суда первой инстанции // Арбитражный суд Свердловской
области в 2007 году. Ч. I / Под ред. проф. И.В. Решетниковой.
Екатеринбург, 2007. — 0,5 п.л.

54. О некоторых проблемах правовой регламентации процедуры постановления
судебных актов проверочных инстанций в гражданском и арбитражном
процессе // Актуальные проблемы унификации процессуальных норм,
регулирующих производство по пересмотру судебных постановлений:
Материалы Всероссийской научно-практической конференции / Под общ. ред.
Л.В. Тумановой. Тверь, 2007. — 0,7 п.л.

55. О частичных и промежуточных решениях в гражданском и арбитражном
процессе // Гражданское судопроизводство в изменяющейся России:
Междунар. науч.-практ. конф. (14–15 сентября 2007 г.): Сборник / Под
ред. д.ю.н., проф. О.В. Исаенковой. Саратов, 2007. — 0,45 п.л.

56. Современные проблемы определения правовой природы судебных актов в
гражданском и арбитражном процессах // Університетські наукові записки.
Часопис Хмельницького університету управління та права. 2007. № 4(24). —
0,75 п.л.

57. О теоретико-правовых вопросах совершенствования приказного
производства // Тенденции развития гражданского процессуального права
России: сборник научных статей. СПб., Издательство Р. Асланова
“Юридический центр Пресс”. 2008. – 0,4 п.л.

58. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред.
В.В. Яркова. М.: «Бек», 2003 (Глава 21). — 0,9 п.л.

59. Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под ред.
В.А. Радченко. М.: «Норма», 2003 (Главы 8–10, 29, 39). — 3,41 п.л.

60. Кузбагаров А.Н. Примирение сторон по конфликтам частноправового
характера. Автореф. дис…. докт. юрид. наук. СПб., 2006. С. 18.

61. Практикум по гражданскому процессу / Под ред. В.В. Яркова. М.:
«Волтерс Клувер», 2003 (Тема 22). — 0,2 п.л.

62. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. 5- е изд.,
перераб. и доп. – М.: «Волтерс Клувер», 2004 (Глава 21). — 1,5 п.л.

63. Комментарий к арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред.
В.В. Яркова. – 2-е изд., перераб и доп. – М.: «Волтерс Клувер», 2004
(Глава 21). — 1 п.л.

64. Практикум по арбитражному процессу / Под ред. С.Л. Дегтярева, В.В.
Яркова. М.: «Волтерс Клувер», 2004 (Темы 4, 19 (в соавторстве)). — 0, 3
п.л.

65. Практикум по гражданскому процессу / Под ред. А.Г. Плешанова, В.В.
Яркова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: «Волтерс Клувер», 2005 (Тема
22). — 0,2 п.л.

66. Практикум по арбитражному процессу / Под ред. С.Л. Дегтярева, В.В.
Яркова. – 2-е изд., перераб. и доп.- М.: «Волтерс Клувер», 2005 (Темы 4,
19 (в соавторстве)). — 0,3 п.л.

67. Комментарий к гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под ред.
В.А. Радченко. – 2-е изд., перераб. и доп.- М.: «Норма», 2006 (Главы
8–10, 29, 39). — 4,4 п.л.

68. Комментарий к арбитражному процессуальному кодексу РФ / Под ред.
П.В. Крашенинникова. М.: «Статут», 2007 (Глава 20). — 5 п.л.

69. Носырева Е.И. Альтернативное разрешение споров в США. М., 2005. С.
6.

70. Рекомендации Комитета министров государствам-членам Совета Европы
относительно путей облегчения доступа к правосудию от 14 мая 1981 г. R
(81)7 // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 8.

71. Постановление Правительства РФ от 21.09.2006 № 583 «О федеральной
целевой программе «Развитие судебной системы на 2007—2011 годы» // СЗ
РФ. 2006. № 41. Ст. 4248.

72. Малинин М. Теория гражданского процесса. Одесса, 1881. С. 17—18.
Цит. по: Виноградова Е.А. Фундаментальные положения гражданского
процессуального права. // Современная доктрина гражданского,
арбитражного процесса и исполнительного производства. Теория и практика.
Сборник научных статей. Краснодар — СПб.: Издательство Р. Асланова
«Юридический центр Пресс», 2004. С. 27.

73. Лебедь К.А. Решение арбитражного суда. М., 2005. С. 16.

74. Рене Д. Основные правовые системы современности. М., 1976. С. 301.

75. Решетникова И.В. Доказательственное право в российском гражданском
судопроизводстве. Автореф. дис…. д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 1997.
С. 26; Ярков В.В. Юридические факты в механизме реализации норм
гражданского процессуального права. Екатеринбург, 1992. С. 173—174;
Жуйков В.М. Судебная защита прав граждан и юридических лиц. М., 1987. С.
189 и др.

76. Постановления Пленума ВАС РФ от 19 июня 1997 г. № 11 «О применении
Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в
апелляционной инстанции» // Вестник ВАС РФ. 1997. № 12; п. 16
постановления Пленума ВАС РФ от 24 сентября 1999 г. № 13 «О применении
Арбитражного процессуального кодекса при рассмотрении дел в арбитражном
суде кассационной инстанции» // Вестник ВАС РФ. 1999. № 11.

77. Экономика и жизнь. 2006. № 43.

78. Экономика и жизнь. 2006. № 47.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019