.

Система права

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
0 1909
Скачать документ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Дисциплина Теория государства и права

Реферат

по теме: «Система права»

Подготовил:

Слушатель 454 группы

Зайцев А.А.

Белгород – 2008 г.

План Вступительная часть1. Понятие и элементы системы права. Публичное и
частное право.2. Предмет и метод правового регулирования как основания
выделения отраслей и институтов права.3. Отрасли российского права:
классификация и краткая характеристика.4. Соотношение системы права и
системы законодательства.Заключительная часть

Введение

Проблемность и актуальность исследований и разработок системы права во
многом обусловлены диалектическим противоречием ее основных качеств —
стабильности и динамизма. В настоящей работе на основе интегративного
общенаучного подхода предпринята попытка разрешить указанное
противоречие путем выделения стабильных (базовых) элементов системы
права и ее динамичных («текущих») элементов.

Для своей действенности и эффективности право должно быть внутренне
единым и непротиворечивым, представлять целостную, органичную систему.
По современным научным воззрениям, система права складывается из
взаимосвязанных и взаимодействующих элементов — норм права, объективно
влияет на построение и развитие системы законодательства, определяет его
содержание. Законодательство понимается как формальное, официальное,
публичное, заблаговременное и письменное выражение права, считается
основной, наиболее систематизированной формой отечественного права.

Несмотря на тесную взаимосвязь, системы права и законодательства
существенно различаются, они относительно самостоятельны. Система права
традиционно признается объективной, отражающей состояние общественных
отношений. В формировании же законодательства как системы
нормативно-правовых актов значим субъективный фактор, обусловленный
потребностями юридической практики. Структура системы законодательства
считается двумерной. Вертикальная структура — иерархическая в
соответствии с юридической силой нормативно-правовых актов (компетенцией
издающего их органа). Горизонтальная (отраслевая) структура
законодательства формируется в основном под влиянием объективно
сложившейся в обществе системы права.

Традиционная структура системы права — иерархическая со следующими
уровнями иерархии (сверху вниз): система в целом, общности, отрасли,
институты, нормы права. При более детальном юридическом исследовании
вводят также подотрасли и субинституты. Диапазон представлений о системе
права в целом — от ее полного отрицания позитивистами до признания
сущностью, первоосновой правовой реальности — в теории естественного
права.

Неоднозначны представления об общностях права, его традиционном делении
на публичное и частное. В правовой теории вводились различные критерии
такого деления: материальный, формальный, централизационный, по
характеру правовых норм и др. Но единого объективного критерия не
найдено, граница между публичным и частным правом не определена и
считается исторически подвижной и изменчивой.

В последнее время реальную, практическую значимость приобретает проблема
отраслей права. Критериями выделения отраслей современной правовой
наукой признаны предмет и метод правового регулирования. Фактически все
сводится к предмету регулирования, поскольку ни одна из отраслей не
имеет своего особого метода. При таком критерии отрасли права могут
множиться до бесконечности.

Аналогичная ситуация сложилась и на нижних уровнях иерархии — в
институтах и нормах права. Институт обычно определяют как объективно
обособившуюся внутри одной или нескольких отраслей права совокупность
взаимосвязанных правовых норм, регулирующих однородную группу
общественных отношений. Критерии выделения институтов практически
отсутствуют.

В рамках данной лекции мы остановимся на основных аспектах, раскрывающих
современное состояние теории системы права.

1. Под системой права понимается определенная внутренняя его структура
(строение, организация), которая складывается объективно как отражение
реально существующих и развивающихся общественных отношений. Она не
результат произвольного усмотрения законодателя, а своего рода слепок с
действительности. Фактический социальный строй общества, государства
определяет в конечном счете ту или иную систему права, его отрасли,
институты, другие подразделения. Система права показывает, из каких
частей, элементов состоит право и как они соотносятся между собой.

Системность – общее свойство всех типов права, в то время как
систематика или систематизация правовых норм не является таковой.
Каждому историческому типу права присуща своя система, отражающая
особенности этого типа и всей общественной формации. Структура права –
это юридическое выражение структуры данного общества.

В этом заключается объективная социальная обусловленность системы права,
ее детерминация экономическими, культурными, национальными и иными
факторами. Например, рабовладельческое, феодальное и современное право
отличаются друг от друга не только своими сущностями, но и внешними
признаками, т.е. формальными атрибутами, в том числе системного
характера, на которых лежит печать времени.

При этом не следует смешивать понятия «система права» и «правовая
система». В первом случае речь идет, как указано выше, о внутреннем
строении права, взятом в качестве отдельного явления, а во втором – о
правовой организации всего общества, совокупности всех юридических
средств, институтов, учреждений, существующих и функционирующих в
государстве. Система права выступает лишь одной из слагаемых правовой
системы.

Право есть совокупность создаваемых и охраняемых государством норм. Но
это не случайное и не хаотичное их нагромождение, не механическая масса,
а строго согласованная и взаимозависимая целостная система, в которой
нормы выстраиваются, группируются в определенном порядке. Перед нами –
сложное системное иерархическое образование, пронизываемое процессами
интеграции и дифференциации. В любом типе права между конкретными его
нормами всегда присутствуют элементы общего и единичного, сходства и
отличия, самостоятельности и зависимости.

Система права характеризуется такими чертами, как единство, различие,
взаимодействие, способность к делению, объективность, согласованность,
материальная обусловленность. Единство юридических норм, образующих
право, определяется: во-первых, единством выраженной в них
государственной воли; во-вторых, единством правовой системы, в рамках
которой они существуют и действуют; в-третьих, единством механизма
правового регулирования, его исходных принципов; в-четвертых, единством
конечных целей и задач.

В то же время нормы права различаются по своему конкретному содержанию,
характеру предписаний, сферам действия, формам выражения, предмету и
методам регулирования, санкциям и т.д. Поэтому они подразделяются на
отдельные части – отрасли, институты. В основе такого обособления лежат
указанные выше особенности, и прежде всего разнообразие, специфика самих
общественных отношений.

Однако объективная природа системы права не означает, что законодатель
не может на нее повлиять. Он может вносить в систему права известны»
коррективы, изменения (например, выделить, осознав потребность в этом,
ту или иную отрасль права или, напротив, объединить их, установить тот
или иной институт, принять те или иные нормы, акты и т.д.), но в
принципе система права от него не зависит, нельзя ее заново создать,
отменить, «перестроить».

Обособить можно только то, что объективно обособляется. Иными словами,
государство, власть могут в известных пределах влиять на сложившуюся
систему права, способствовать ее совершенствованию, развитию, но не
более того. Они не могут по своему «хотению» учредить, ввести декретом
нужную, желаемую систему права.

Объективность – важнейшее свойство системы права в отличие от
систематизации права, которая носит субъективный характер, т.е.
зависимый от государственной воли. Там, где есть право, всегда есть и
определенная его система, в то время как систематизации может и не быть
(например, в Великобритании право не систематизировано).

Систематизация – это всего лишь сознательно проводимое упорядочение
действующих правовых норм в целях удобства пользования ими на практике.
Но любое право имеет свою систему, даже если оно не систематизировано.
Система показывает, из каких частей, элементов состоит право и как они
соотносятся между собой.

Структурными элементами системы права являются: а) норма права; б)
отрасль права; в) подотрасль права; г) институт права; д) субинститут.
Именно они образуют юридическую ткань рассматриваемого явления.

Правовая норма – первичный элемент системы права. Это исходящее от
государства общеобязательное правило поведения властного характера.

Отрасль права представляет собой обособившуюся внутри данной системы
совокупность однородных правовых норм, регулирующих определенную область
(сферу) общественных отношений. Объективная необходимость предрешает
выделение отрасли права. Законодатель лишь осознает и оформляет
(протоколирует) эту потребность.

Для образования самостоятельной отрасли права имеют значение следующие
условия: а) степень своеобразия тех или иных отношений; б) их удельный
вес; в) невозможность урегулировать возникшие отношения с помощью норм
других отраслей; г) необходимость применения особого метода
регулирования.

Качественная однородность той или иной сферы общественных отношений
вызывает к жизни соответствующую отрасль права. И наоборот, наличие или
отсутствие той или иной отрасли права зависит от наличия или отсутствия
соответствующих областей общественных отношений, нуждающихся в правовом
регулировании. Отрасль не «придумывается», а рождается из социальных и
практических потребностей.

Хотя все отрасли права взаимосвязаны и проникнуты органическим
единством, они не равнозначны по своему значению, объему, роди в
процессе воздействия на общественные отношения. Такое положение
объясняется тем, что различные сферы этих отношений далеко не одинаковы
по широте и составу.

Поэтому в рамках наиболее крупных правовых отраслей выделяются
подотрасли. Например, в гражданском праве – авторское право, патентное,
жилищное, наследственное, арбитражное; в конституционном – избирательное
право; в трудовом – пенсионное; в земельном – горное, водное, лесное и
т.д. Эти подотрасли регулируют отдельные массивы общественных отношений,
характеризующихся своей спецификой и известной родовой обособленностью.

Институт права – это сравнительно небольшая, устойчивая группа правовых
норм, регулирующих определенную разновидность общественных отношений.
Если юридическая норма – «исходный» элемент, «живая» клеточка правовой
материи, то правовой институт представляет собой первичную правовую
общность.

Правовые институты призваны регламентировать отдельные участки,
фрагменты, стороны общественной жизни. Институт – составная часть, блок,
звено отрасли. В каждой отрасли их множество. Они обладают относительной
автономией, так как касаются в известной мере самостоятельных вопросов.

Примеры правовых институтов: в уголовном праве – институт необходимой
обороны, институт крайней необходимости, невменяемости; в гражданском
праве – институт исковой давности, институт дарения, сделки,
купли-продажи; в государственном праве – институт гражданства; в
административном – институт должностного лица; в семейном праве –
институт брака и т.д. Все институты функционируют в тесной взаимосвязи
друг с другом – как внутри данной отрасли, так и вне ее.

Термин «институт» часто употребляется в литературе и печати в
неопределенно широком смысле: говорят, например, о социальных,
политических, общественных институтах, институтах демократии,
парламентаризма, подразумевая под этим весьма разнородные и аморфные
явления. В данном же случае это понятие берется в сугубо юридическом его
значении – как конкретное нормативное установление государства, закона,
т.е. как правовой институт.

Институты делятся по отраслям права на гражданские, уголовные,
административные, финансовые и т.д. Сколько отраслей – столько
соответствующих групп институтов. Отраслевая принадлежность правовых
институтов – наиболее общий критерий их дифференциации. По этому же
признаку они подразделяются на материальные и процессуальные. Далее
институты классифицируются на отраслевые и межотраслевые (или
смешанные), простые и сложные (или комплексные), регулятивные,
охранительные и учредительные (закрепительные).

Внутриотраслевой институт состоит из норм одной отрасли права. Правовые
институты, содержащие нормы двух и более отраслей права, российскими
правоведами понимаются как комплексные (межотраслевые) институты См.:
Общая теория государства и права / Под ред. М. Н. Марченко. М, 1998. Т.
1. С. 233.

Комплексные институты имеются, например, в трудовом праве. Примером
этому может служить институт ответственности работодателя за повреждение
здоровья работника на производстве, который является одновременно и
институтом гражданского права. При осуществлении государственного
надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде и охране
труда применяются нормы административного права. Трудовому праву присущи
также отношения, связанные с социальным обеспечением (выплата работникам
пособий по временной нетрудоспособности) и гражданским процессуальным
правом (рассмотрение трудовых споров в суде). Не сохраняется
«стерильным» и предмет административного права, который также включает в
себя отношения из трудового, семейного, финансового и других отраслей
права. Как справедливо отмечает Ю.А. Тихомиров, в современных условиях
«взаимопроникновение и переплетение норм этих отраслей права становится
все более глубоким и масштабным» Тихомиров Ю. А. Курс административного
права и процесса. М., 1998. С. 105.

.

Простой институт, как правило, небольшой и не содержит в себе никаких
других подразделений. Сложный или комплексный, будучи относительно
крупным, имеет в своем составе более мелкие самостоятельные образования,
называемые субинститутами. Например, институт поставки в гражданском
праве включает институт штрафа, неустойки, ответственности.

Регулятивные институты направлены на регулирование соответствующих
отношений; охранительные – на их охрану, защиту (типичны для уголовного
права); учредительные – закрепляют, учреждают, определяют положение
(статус) тех или иных органов, организаций, должностных лиц, а также
граждан (характерны для государственного и административного права).

Таким образом, система права представляет собой сложное, полиструктурное
динамическое образование, в котором четко выделяются четыре ступени: 1)
структура отдельного нормативного предписания; 2) структура правового
института; 3) структура правовой отрасли; 4) структура права в целом.
Все эти уровни субординированы, логически и функционально предполагают
друг друга. Вместе взятые, они образуют достаточно сложную конструкцию.

В правовой науке все юридические нормы подразделяются на материальные и
процессуальные. Первые – регулируют реально складывающиеся между людьми
и их объединениями отношения, связанные с владением, пользованием и
распоряжением имуществом, его куплей-продажей, формами собственности,
трудовой и политической деятельностью, государственным управлением,
реализацией субъектами прав и обязанностей, вступлением в брак и т.д.

Вторые – определяют порядок разрешения споров, конфликтов, расследования
и судебного рассмотрения преступлений и иных правонарушений, т.е.
регламентируют чисто процедурные или организационные вопросы, имеющие,
однако, важное, принципиальное значение.

В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 118) судебная власть
осуществляется посредством конституционного, гражданского,
административного и уголовного судопроизводства. Рассуждая по аналогии,
можно на основе ст. 127 Конституции выделить и арбитражное
судопроизводство, осуществляющееся в соответствии с АПК РФ.

В итоге систему права можно кратко определить как совокупность
взаимосвязанных между собой юридических норм, институтов и отраслей,
характеризующихся внутренним единством и различием в соответствии с
особенностями регулируемых общественных отношений.

2. Критериями деления права на отрасли и институты выступают предмет и
метод правового регулирования.

Предмет правового регулирования – это фактические отношения людей,
объективно нуждающиеся в правовом опосредовании. Круг их весьма широк и
разнообразен – трудовые, управленческие, имущественные, земельные,
семейные и др. Им присущи следующие черты: 1) это жизненно важные для
человека и его объединений отношения; 2) это волевые, целенаправленные
(разумные) отношения; 3) это устойчивые, повторяющиеся и типичные
отношения; 4) это отношения поведенческие, за которыми можно
осуществлять внешний контроль (например, юрисдикционными органами).

Общественные отношения выступают в качестве главного объективного
(материального) критерия деления права на отрасли и институты. Структура
этих отношений, их тип, род, вид обусловливают в определенной мере
структурные и содержательные параметры нормы, института, отрасли и права
в целом.

Метод, свойственный правовому регулированию той или иной отрасли
позитивного права, обычно определяется в современной литературе по
теории права как обусловленные предметом правового регулирования
различные приемы, способы, средства воздействия права на общественные
отношения. См., напр.: Общая теория права и государства: Учебник /Под
ред. В. В. Лазарева. М., 1994. С. 136; Спиридонов Л. И. Теория
государства и права: Курс лекций. СПб., 1995. С. 168; Теория государства
и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. Саратов,
1995. С. 300; Назаренко Г. В. Общая теория права и государства: Курс
лекций. Орел, 1995. С. 18; Теория государства и права: Учебник для
вузов/ Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. 2-е изд., изм. и
доп. М., 2000. С. 326. Это определение во многом основывается на
советской правовой доктрине, принципиальные взгляды которой на метод
правового регулирования в основном оформились в 30-е — 50-е годы XX
столетия.

Если предмет правового регулирования, о котором мы говорили выше, имеет
объективное содержание, предопределенное самим характером общественных
отношений, метод служит дополнительным, юридическим критерием
дифференциации отраслей. Достаточно удачно квинтэссенция приведенных
взглядов иллюстрируется известным высказыванием: если предмет правового
регулирования отвечает на вопрос, что регулирует право, то метод — на
вопрос, как регулирует.

Методы правового регулирования принято классифицировать по разным
критериям. Наиболее распространенной является классификация проводимая
по характеру воздействия права на регулируемые общественные отношения.
По этому основанию выделяются два метода: императивный и диспозитивный.
Императивный метод, как отмечается в общей теории права, применяется для
воздействия на отношения, строящиеся на началах власти и подчинения их
субъектов, он характерен для публичных отраслей например,
административного и уголовно-исполнительного права. Диспозитивный метод
предполагает равенство сторон и применяется в сфере действия отраслей
частного права (гражданского, семейного и пр.). Общая теория права и
государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. 2-е изд., перераб. и
доп. М., 2000. С. 215.

Фактически та же классификация, но выраженная в иной терминологии, имеет
место в случае выделения метода субординации и метода координации. В
частности, метод субординации, который, как утверждается в теории права,
свойственен административному, уголовному и государственному праву,
также как и императивный метод, характеризуется подчинением одного
субъекта отношений другому. Метод координации, присущий гражданскому и
семейному праву, так же как диспозитивный метод, проявляется в равенстве
сторон правового отношения и в предоставлении им возможности
самостоятельно избирать предусмотренную правом модель поведения.
Назаренко Г. В. Общая теория права и государства: Курс лекций. С. 18.

Помимо двух названных, существует и третий вариант терминологического
обозначения по сути тех же двух методов правового регулирования. В
литературе по теории права выделяется метод автономии, который, по
мнению сторонников этой терминологии, применяется главным образом в
сфере действия частного права, и авторитарный метод, который имеет сферу
применения в публичном праве. При этом сущность метода автономии
характеризуется тем, что при помощи его самим участникам регулируемых
правом общественных отношений предоставляется возможность самостоятельно
определять свое поведение во взаимоотношениях друг с другом в рамках
закона. В отличие от него авторитарный метод базируется на использовании
властных правовых предписаний, которые устанавливают основания и порядок
возникновения конкретных прав и обязанностей у субъектов правоотношений.
Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. 2-е
изд., перераб. и доп. С. 136-137.

Императивный и диспозитивный методы, также как и методы субординации и
координации (автономии и авторитарности) нередко обозначаются в качестве
первичных, или исходных, методов, представляющих собой выделенные
логическим путем простейшие приемы регулирования, определяющие основную
специфику правового положения субъектов соответствующих отношений. При
этом императивный метод (он же метод субординации, или авторитаризма)
относится к сфере централизованного и тем самым
государственно-нормативного регулирования, а диспозитивный метод (метод
координации или автономии) — к области децентрализованного и, как
правило, договорного регулирования.7

Следует обратить внимание на то, что в сфере конкретных отраслей
позитивного права, к каковым относится, к примеру, трудовое право,
практически невозможно провести четкую грань между
централизованно-нормативным и децентрализованно-договорным
регулированием. Это объясняется тем, что среди источников трудового
права имеется достаточно большое число правовых актов, сочетающих
признаки и нормативных правовых, и договорных источников права, как
централизованных, так и децентрализованных. К числу таковых, например,
можно отнести локальные нормативные акты, которые, несомненно, являются
способом императивного, но одновременно и децентрализованного, правового
регулирования отношений, входящих в предмет трудового права. Наряду с
ними к источникам трудового права относятся и так называемые
«нормативные» соглашения и коллективные договоры. Данные соглашения,
заключаемые на уровне федерации в целом или на уровне отдельного
субъекта федерации, можно и нужно рассматривать как своеобразные
централизованные источники трудового права, которые, так же как и
коллективные договоры, одновременно имеют диспозитивные начала в своем
создании и императивные характеристики в правоприменении. В зарубежном
трудовом праве последних лет выделяется такой источник, как
согласовательное законодательство, представляющее собой результат
синтезного законотворчества, в котором сливаются воедино политическая
власть и частный интерес как два исторических русла легитимизации
социально-трудовых отношений. Вальдес даль Ре Ф. Децентрализованная
организация рынка труда // Право и экономика. Регулирующее вмешательство
в рыночной экономике. М., 2000. С. 109.

Следовательно, особенности правового регулирования отношений,
составляющих предмет такой жизненно важной для общества и экономики
отрасли, как трудовое право, не дают оснований для признания
универсальной (а в силу этого и научно безупречной) концепции,
выделяющей только два метода правового регулирования.

Этот вывод в принципе можно адресовать любой разновидности концепции
двувидовой классификации отраслевых методов правового регулирования, в
силу чего все они теряют свою теоретическую и практическую ценность для
многих отраслей права, которым свойственен комплексный характер
отношений, составляющих их предмет. Одна часть таких отношений нередко
обладает качеством равенства сторон и потому регулируется в
договорно-правовом порядке, а другая — властью одной стороны и
подчинением другой и потому регулируется в централизованно-нормативном
порядке. Если же принять тезис о том, что метод правового регулирования
определяется его предметом, то неизбежно придется прийти к тривиальному
выводу о диспозитивно-императивной, координационно-субординационной,
автономно-авторитарной, централизованно-децентрализованной,
нормативно-договорной и тем самым смешанной природе методов целого ряда
отраслей российского права.

Такой вывод, в свою очередь, является по большей части как теоретически,
так и практически бесполезным, в том числе и для определения места
конкретной отрасли права в системе российского права. Его бесполезность
состоит в том, что, фактически являясь смесью частноправовых и
публично-правовых приемов регулирования, он сам не может служить хотя бы
сколько-нибудь четким, надежным и эффективным критерием для отграничения
предмета одной отрасли права от смежных общественных отношений,
включаемых в предмет правового регулирования частных или публичных
отраслей права.

Таким образом, рассматривая основное служебное назначение метода
правового регулирования под углом зрения исполнения им функции
дополнительного критерия деления системы позитивного права на
самостоятельные отрасли, приходится признавать, что эту функцию он не в
состоянии выполнить по отношению ко многим отраслям права, предметы
которых характеризуются комплексностью, или неоднородностью, включаемых
в них отношений. Значит, все варианты концепции двувидовой классификации
отраслевых методов оказываются практически и теоретически бесполезными,
по крайней мере, для сферы действия норм этих отраслей права.

Данный вывод не является принципиально новым: в отечественной теории
права неоднократно и совершенно справедливо выражалось сомнение
относительно реальности исполнения методом функции, пусть даже и
дополнительного, критерия деления права на отрасли. Такое сомнение
основано главным образом на том, что метод, по общему признанию,
произволен от предмета и не имеет в этом смысле самостоятельного
значения. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И.
Матузова и А. В. Малько. С.300. Другими словами, он всецело определяется
предметом (к слову, не только в юриспруденции) и потому представляет
собой лишь юридическое выражение его, предмета, особенностей.

Коль скоро нельзя признать безупречным тезис о том, что правовому
регулированию самостоятельной отрасли права в принципе присущи только
два метода — диспозитивный или императивный (координации или
субординации, авторитарности или автономии), то вряд ли может быть
признана абсолютно верной и формула: «один метод — одна отрасль права».
Практически она также не находит своего подтверждения, поскольку в любой
отрасли права в большей или меньшей степени всегда используются оба
метода. Иначе говоря, в действительности каждая отрасль права фактически
использует оба метода. Тем самым всегда имеет место их сочетание,
которое, правда, характеризуется преобладанием императивных или
диспозитивных начал, обусловленных природой регулируемых отношений.
Однако ни одна отрасль не обладает единственным, неповторимым, абсолютно
«чистым» и в этом смысле подлинно собственным методом, например, только
координации или только субординации.

В итоге, применительно к рассмотренной теоретической конструкции
двувидового метода можно говорить лишь о том, что она способна
относительно хорошо «работать» в сфере весьма ограниченного числа так
называемых «основных», или «профилирующих», отраслей права, к которым, с
известными оговорками, относят гражданское, уголовное и административное
право. Однако она мало применима к тем отраслям, предметы которых носят
комплексный характер и не обладают ярко выраженной доминантой
имущественных отношений, как в гражданском праве, управленческих, как в
административном праве или охранительных, как в уголовном праве. Кстати
сказать, нормы этих комплексных отраслей составляют наибольший массив
позитивного права, деление которого на отрасли по двум одновременно
используемым методам оказывается невозможным.

3. К числу устоявшихся, общепризнанных отраслей относятся
конституционное (государственное), административное, финансовое,
гражданское, трудовое, гражданско-процессуальное, уголовное,
уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное право См.: Байтин М.И.,
Петров Д.Е. Основные отрасли современного российского права // Право и
политика. 2004. № 1.

.

Конституционное (государственное) право представляет собой систему
юридических норм, закрепляющих экономический, политический и
социально-культурный фундамент общества и государства, а также
регулирующих порядок формирования высших органов соответствующих ветвей
государственной власти, особенно представительных и законодательных
органов Российской Федерации, их отношения между собой, с другими
государственными органами, общественными объединениями и гражданами.

Метод правового регулирования конституционного (государственного) права
преимущественно императивный и направлен на обеспечение стабильности в
обществе и предсказуемости социально-политических процессов.
Соответственно данная отрасль права выполняет в основном
регулятивно-статическую функцию и закрепляет то, “что реально достигнуто
и составляет экономический, политический, социально-культурный фундамент
общества и государства, их последующего развития” Байтин М.И. Сущность
права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков).
Саратов, 2001. С. 140., а именно: гражданство и общий правовой статус
гражданина в государстве, приоритет прав и свобод человека и гражданина
во взаимоотношениях с государством, формирование социального правового
государства, республиканскую форму правления, естественно-правовую
основу позитивного права, суверенитет народа, разделение властей,
демократические средства и способы осуществления политической власти,
основные функции государства, горизонтальную и вертикальную, в том числе
федеративную структуру механизма Российского государства.

Регулятивно-динамическая функция конституционного (государственного)
права направлена на формирование и установление компетенции высших
органов различных ветвей государственной власти, осуществление
политической власти президентом и представительными органами
государства, разграничение компетенции между органами власти РФ и ее
субъектов, между органами государственной власти и местного
самоуправления.

Административное право – это система юридических норм, регулирующих
формирование и функционирование исполнительных органов государственной
власти, их отношения между собой, с другими государственными органами,
общественными объединениями и гражданами в процессе государственного
управления, т.е. осуществления конкретных задач и функций государства на
основе и во исполнение законов.

Государственное управление осуществляется в различных сферах
жизнедеятельности: оборона, образование, наука, культура,
здравоохранение, строительство и др. Соответственно этим сферам
регулирования образуются укрупненные институты (подотрасли)
административного права. Соответственно к предмету административного
права относятся общественные отношения, интересы субъектов которых
направлены на организацию государственного управления, осуществление
(процесс) управления, а также отношения в сфере управления и по поводу
осуществления управления между субъектами управления с одной стороны и
иными участниками отношений, деятельность которых составляет объект
управления – с другой.

В административном праве преобладающее место принадлежит императивному
методу со свойственной ему субординацией субъектов управленческих
отношений.

Гражданское право – это система юридических норм, регулирующих
имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения и
охраняющих личные права субъектов путем создания условий для оценки и
возмещения причиненного вреда в имущественном эквиваленте.

Имущественными признаются отношения по поводу владения, пользования и
распоряжения вещами, а также иные отношения, связанные с принадлежностью
либо передачей материальных благ. Специфическим признаком имущественных
отношений, входящих в предмет регулирования гражданского права,
признается их стоимостный характер, связанный с имущественным
обособлением участников отношений и предполагающий взаимную оценку ими
количества и качества труда, воплощенного в том материальном благе, по
поводу которого эти отношения складываются.

Личные неимущественные отношения представляют собой “возникающие по
поводу неимущественных благ общественные отношения, в которых
осуществляется индивидуализация личности гражданина или организации
посредством выявления и оценки их нравственных и иных социальных
качеств”. Объектами этих отношений являются различные нематериальные
блага, в том числе честь, деловая репутация, тот или иной продукт
духовного творчества, документ и т.д.

По отношению к материальным благам гражданское право выполняет
регулятивно-динамическую функцию, связанную с владением, пользованием и
распоряжением вещами, относительно любых нематериальных благ оно
осуществляет регулятивно-охранительную функцию.

Гражданскому праву свойствен специфический диспозитивный метод
регулирования или метод правовой автономии. Суть его в том, что сторонам
(участникам) гражданского правоотношения дозволяется свободно, по своему
усмотрению договориться о взаимных правах и обязанностях. Если же они
сами не приходят к соглашению, их отношения регулируются посредством
императивного метода.

Диспозитивный (дозволительный) метод регулирования характеризуется
наделением субъектов юридическим равенством, самостоятельностью,
способностью к правообладанию, инициативой и применением специфических
способов защиты нарушенных или оспариваемых субъективных прав.

Одним из основных следствий действия гражданско-правового метода
регулирования является то, что Российская Федерация, субъекты РФ,
муниципальные образования “выступают в отношениях, регулируемых
гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками
этих отношений – гражданами и юридическими лицами” (ст. 124 ГК РФ).

Трудовое право – это система юридических норм, регулирующих отношения,
основанные на соглашении между работником и работодателем о личном
выполнении работником за плату работы по определенной специальности,
квалификации или должности, а также отношения, непосредственно связанные
с трудовыми См.: Иванов С.А. Российское трудовое право: история и
современность // Государство и право. 1999. №5. С. 36 и сл..

Особенности метода регулирования трудового права в литературе
связываются с уровнем регулирования (сочетание централизованного и
локального) и характером (сочетание государственного и договорного
регулирования).

Согласование интересов работников и работодателей осуществляется в
отношениях их социального партнерства федерального, регионального,
отраслевого, территориального и организационного уровней.

Другой особенностью метода регулирования трудового права является
единое, но в то же время дифференцированное регулирование: определенные
трудовые права и обязанности распространяются на всех работников, и на
этой базе устанавливаются особенности регулирования труда отдельных
категорий работников в зависимости от объективных (условия труда) и
субъективных (личность работника) факторов.

Существенное место в структуре метода регулирования трудового права
занимает поощрительный способ, а также отраслевые, специфически трудовые
правовые принципы, лежащие в основе как законодательной, так и
договорной формы регулирования предмета рассматриваемой отрасли.

Специфической чертой метода регулирования трудового права является также
использование отличных от других отраслей особых способов и средств
защиты нарушенного права: государственный надзор и контроль за
соблюдением трудового законодательства; защита трудовых прав работников
профсоюзами; самозащита работниками своих трудовых прав (ст. 352
Трудового кодекса РФ).

Гражданско-процессуальное право – это система юридических норм,
регулирующих судопроизводство по делам о защите нарушенных или
оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций и
других субъектов гражданских, трудовых или иных правоотношений.

Гражданская процессуальная форма представляет собой порядок отправления
правосудия, регламент деятельности по рассмотрению и разрешению
гражданских дел. Этот порядок существенно отличается от других форм
осуществления правосудия.

Вследствие этого государственную деятельность по защите права в
гражданском судопроизводстве характеризует диспозитивность. Решающей
основой процесса становится личный, индивидуальный интерес субъекта.
Гражданско-правовой спор не требует “оперативного и немедленного
реагирования со стороны государства. Дело защиты своего субъективного
права в значительной степени и прежде всего касается самого
заинтересованного субъекта”.

Особенности метода регулирования гражданского процесса проявляются,
кроме изложенного, и в основаниях прекращения производства по делу,
среди которых выделяются: отказ истца от иска, утверждение судом
заключенного сторонами мирового соглашения, недопустимость
правопреемства в спорном правоотношении после смерти гражданина,
являвшегося одной из сторон по делу (ст. 220 ГПК РФ).

Уголовное право – это система юридических норм, регулирующих путем
установления категорического запрета под угрозой применения уголовного
наказания общественные отношения, в которых одним субъектом совершается
социально опасное деяние в отношении другого.

Уголовно-правовая норма регулирует общественное отношение, в котором
один субъект причиняет или может причинить вред другому путем совершения
общественно опасного деяния против личности, общества или государства.
Критерием, обусловливающим уголовно-правовое регулирование, являются
общественная опасность, ее характер и степень44. Соответственно, предмет
регулирования уголовного права составляют общественно опасные деяния
против личности, общества или государства.

Специфика императивного метода регулирования уголовного права
заключается в категорическом запрете совершения определенных составов
преступлений как общественно опасных деяний, что называется, без всяких
“если”, под угрозой применения соответствующего уголовного наказания.

Уголовно-процессуальное право – это система юридических норм,
регулирующих общественные отношения, возникающие в связи с производством
по уголовным делам, путем создания особой процедуры их возбуждения,
расследования, рассмотрения и разрешения.

Уголовно-процессуальное право устанавливает порядок производства по
уголовному делу, придает ему характер детально регламентированного
процесса. Вследствие этого “правосудие по уголовным делам осуществляется
именно и только в порядке уголовного процесса, в формах процесса; ни в
каком другом порядке, ни в каких иных формах правосудие по уголовным
делам не осуществляется и осуществляться не может”.

Правовое регулирование производства по уголовному делу есть
регулирование общественных отношений, возникающих по поводу этого
уголовного дела.

В настоящее время все участники уголовного судопроизводства
подразделяются на следующие группы: суд; участники со стороны обвинения
(прокурор, следователь, дознаватель, потерпевший и др.); участники со
стороны защиты (подозреваемый, обвиняемый, защитник и др.); иные
участники (свидетель, эксперт, переводчик и др.).

Таким образом, уголовный процесс по своему содержанию представляет собой
систему общественных отношений, обеспечивающих производство по
уголовному делу: возбуждение дела; предварительное расследование;
подготовку и назначение судебного заседания; судебное разбирательство и
вынесение приговора или иного судебного решения; пересмотр решений суда,
не вступивших в законную силу; исполнение приговора, а также, в
исключительных случаях, пересмотр вступивших в законную силу судебных
решений.

4. Вопрос о соотношении системы права и системы законодательства уже
длительное время является актуальным и дискуссионным в российской
юридической науке. Его разрешение окажет благотворное воздействие на
деятельность законодателя, научные разработки, а также на организацию
учебного процесса при подготовке юристов. Наиболее распространены две
позиции. Суть первой: система права и система законодательства
соотносятся как форма и содержание, то есть право закрепляется в
законодательстве, отражается в нем, причем система права объективна, а
система законодательства – объективно-субъективна. Суть второй: система
права – это единый, не разделенный на части массив правовых норм – живых
клеточек правовой материи; на каждом очередном этапе развития общества
массив правовых норм “кристаллизуется” вокруг нескольких крупных,
актуальных на данный момент системообразующих факторов (системы
нормотворческих органов, системы субъектов права, основные
социально-экономические задачи и пр.); отраслей права не существует,
есть только отрасли законодательства. В рамках данной работы
рассматриваются некоторые аспекты первой концепции.

По мнению А.М.Васильева, система права – это правовая абстракция,
которая служит для выражения связей и единства правовых норм, их
внутренних взаимозависимостей Васильев А.М. Правовые категории.
Методологические аспекты разработки системы категорий теории права. М.:
Юрид. лит., 1976. С.166.. Принципиальным для раскрытия содержания данной
категории является положение об объективных основаниях системы права,
которые коренятся в экономических отношениях, в специфике и предметных
особенностях регулируемых нормами права общественных отношений. Это
определение наиболее научно, поскольку выражает основные, сущностные
черты системы права, не претендуя на объединение в одной дефиниции всех
(в том числе и вторичных) характеристик явления. Что же касается
определения понятия “система законодательства”, то вполне достаточно его
обозначение как “многогранного образования с весьма сложной
конструкцией, состоящего из совокупности законодательных актов и
отдельных нормативных предписаний, распределяемых в зависимости от
объекта регулирования на отрасли, подотрасли и институты
законодательства”.

Традиционно ставится вопрос о соотношении системы права именно с
системой законодательства. Последняя же имеет несколько определений, в
зависимости от того, в узком или широком смысле рассматривается. В узком
смысле – это система законов, в широком смысле – законов и подзаконных
нормативных актов. И в том, и в другом случае из поля зрения выпадает
целый массив правовых норм, которые содержатся и в иных источниках
права, например, в нормативных договорах, правовых обычаях, судебном
прецеденте. К сожалению, такая позиция до сих пор наиболее
распространена. Даже при указании на ее ущербность пока не производится
решительная замена терминологии. Для отечественной юридической науки
всегда была характерна недооценка глубокого и непредвзятого исследования
вопроса об источниках права. В силу существовавшей ранее
общественно-политической ситуации основной акцент при изучении
источников права делался на противостояние двух систем (капитализма и
социализма). Разумеется, система источников социалистического права
считалась более совершенной. Российская правовая система относится к
романо-германской, в которой в качестве источника права преобладает
нормативный акт. В условиях же заидеологизированного общества эта
особенность приобрела исключительный характер, хотя применительно к иным
правовым системам признавалась множественность источников права. Поэтому
понятие “система источников права” было заменено понятием “система
законодательства”, а проблема источников права – проблемой соотношения
системы законодательства и системы права См.: Мешкова О.Е. Соотношение
системы права и системы законодательства // Вестник Омского
университета. 1998. Вып. 1. С. 88-90.

Само понятие “источник права” многозначно, под ним понимают и
материальные условия жизни общества, и основания юридической
обязательности нормы, и источники познания права. В исследуемом аспекте
под источником права понимается именно форма права, “форма реального
выражения и объективизации государственной воли господствующего класса,
выраженной в норме права. Этот момент конкретизации сущности права
обобщенно выражает правовая абстракция “форма (источник) права”.

Конечно, в идеале нормы права должны быть закреплены в нормативных
актах, однако возникновение, миграция и оформление правовой нормы имеют
свои, в некотором роде естественные законы. Известно, что государство
посредством издания нормативных актов лишь завершает
правообразовательный процесс, причем на его не сущностной стадии. То
есть для нас важно не только перечисление видов источников права, но и
построение их иерархии, поскольку нормы права осуществляют движение от
примитивнейших источников к более совершенным. Очевидно, что в принципе
невозможна ситуация, когда системе права будет соответствовать система
именно законодательства, поскольку существуют объективные стадии
генезиса правовых норм. Кроме того, в результате постоянного изменения
регулируемых правом общественных отношений меняется и само право, то
есть внутренние процессы возникновения, миграции, отмирания норм права в
системе бесконечны и являются одним из условий существования и развития
системы.

Различия между системами права и законодательства в наиболее общем виде
были сформулированы в ходе третьей научной дискуссии о системе права: 1)
несовпадение объема; 2) различия по соотношению объективного и
субъективного; 3) различие в системообразующих факторах системы права и
системы законодательства; 4) неодинаковый уровень структурной
упорядоченности, целостности (система права, в отличие от системы
законодательства, является самоорганизующейся системой); 5) различие в
соотношении статических и динамических свойств: система права более
устойчива, инвариантна, чем система законодательства; 6) эти системы
имеют определенные различия в закономерностях функционирования и
развития См.: Система советского права и перспективы ее развития //
Советское государство и право. 1982. №  6, 7, 8..

Что касается первого из указанных различий, то при использовании термина
“система источников права” несовпадение объема минимально. “Отстает”
система источников права лишь на глубинных, изначальных стадиях процесса
формирования нормы права, но этот факт нисколько не указывает на
несовершенство такого несовпадения.

Если говорить об остальных различиях, то разрешить эти проблемы можно,
используя тезис общей теории систем о взаимозависимости системы и среды.
Как указывает Л.Б.Тиунова, “…в отличие от органических систем, система
норм права и система законов не характеризуются процессами
саморегулирования – в них ведь не включена сама деятельность” Там же. С
126.. И это не является аргументом ущербности правовой системы, а,
наоборот, – в соответствии с принципом взаимозависимости системы и среды
система формирует и проявляет свои свойства в процессе взаимодействия со
средой, под которой следует понимать внешние по отношению к конкретной
системе объекты, которыми могут быть предметы, явления, отношения и т.п.
В данном случае такой средой является то, что может воздействовать на
правовую систему. Этим является только специальный субъект, а именно
государство в лице его органов, и мы можем рассматривать его, во-первых,
как управляющий центр правовой надстройки, а, во-вторых, как источник
возмущающего воздействия на правовую систему и фактор, который может
привести к разрушению системы при определенных условиях. Иначе пришлось
бы признать, что на систему права посредством воздействия на систему
источников права могут оказывать влияние граждане, юридические лица
путем, например, проведения инкорпорации законодательства. А это
противоречит не только теории, но и практике – система права не
перестраивается под произвольным воздействием таких субъектов.

Схематично процесс взаимодействия права и специального субъекта можно
представить следующим образом: законодатель воздействует на оболочку
права (его форму), то есть на систему источников права, которая в свою
очередь трансформирует содержание (систему права). Но изменения в
системе источников права ни коим образом не тождественны изменениям
системы права, хотя бы потому, что удельный вес субъективности в этих
образованиях различен.

Обращает на себя внимание еще один интересный момент – как правило,
сторонники этой концепции полагают, что система права и система
законодательства – элементы (или компоненты) правовой системы, причем
нетождественные по следующим причинам: “они как компоненты правовой
системы обладают относительной самостоятельностью, имеют специфические
закономерности становления, функционирования и развития, что позволяет
системе законодательства оказывать активное обратное воздействие на
систему права” Молодцов М.В. Система советского трудового права и
система законодательства о труде. М.: Юрид. лит., 1985. С.126..

Несомненно, что и система права, и система законодательства –
составляющие правовой системы. Но какова их роль и место в ней? Вряд ли
их можно выделять в качестве отдельных компонентов. Ведь критерием
элементности частей выступает их инвариантность, принимающая различные
формы в зависимости от особенностей того или иного класса системы. Таким
критерием при исследовании правовой системы как объективно-субъективной
выступает, в частности, принцип тождества частей относительно их места и
роли в данной системе. Например, отрасли в системе права тождественны
(неразличимы) как элементы одного уровня (конечно, если мы будем
рассматривать их как системы, состоящие из подотраслей, институтов и
норм, то они предстанут нетождественными, поскольку будут
рассматриваться на других уровнях, а это уже иной аспект исследования).

Систему права и систему законодательства невозможно определить как
тождественные, следовательно, они – элементы не одного уровня. Тогда,
может быть, они являются элементами разных уровней? Но здесь надо
учитывать принцип иерархичности системы, который означает, что каждый
элемент, в свою очередь, может рассматриваться как иная система, а
исследуемая в данном случае целостность представляет собой один из
компонентов более широкой системы. Значит, если рассматривать систему
права и систему законодательства как разноуровневые элементы, то один из
них должен входить в состав другого: либо система права в систему
законодательства, либо система законодательства в систему права. Ясно,
что такая ситуация абсурдна.

Кроме того, тезис о “компонентности” этих систем противоречит положению
о соотношении системы права и системы законодательства как содержания и
формы – содержание и форма не могут быть компонентами одной и той же
системы.

“В сущности, система права и система законодательства выражают один и
тот же феномен – право, но с разных сторон – внутренней и внешней,
отсюда их взаимообусловленности и общее социальное назначение”.

Заключительная часть

Подводя итог, необходимо помнить, что система права — это объективно
обусловленная системой общественных отношений внутренняя структура
права, которая состоит из взаимосвязанных норм, логически распределенных
по отраслям, подотраслям и институтам.

Систему права отличает то, что она обусловлена реально существующей
системой общественных отношений. Она не может создаваться по
субъективному усмотрению людей и существует объективно. Она
представляет собой органическую целостность, единство и взаимосвязь
правовых норм, а не их случайный набор. Нормы права, из которых состоит
система права, не могут функционировать изолированно. Они взаимно
согласованы и целенаправленны. Она характеризуется структурным
разнообразием. Это означает, что система права состоит из неодинаковых
по содержанию и объему структурных элементов, которые логически
объединяют, располагают нормативный материал в определенной
функциональной направленности.

Структурными элементами системы права выступают:

—нормы права;

—институты права;

—подотрасли права;

—отрасли права.

Деление системы права на отрасли и институты основывается на
определенных критериях. Такими критериями являются предмет (материальный
критерий) и метод (юридический критерий) правового регулирования.

Предмет правового регулирования — совокупность качественно однородных
общественных отношений, урегулированных правовыми нормами (отвечает на
вопрос «что?»). Предмет правового регулирования указывает, на какую
группу общественных отношений направлено влияние норм права.

Метод — это набор средств воздействия на поведение участников
общественных отношений.

Систему права и систему законодательства следует рассматривать как тесно
взаимосвязанные, но самостоятельные категории, представляющие собой два
аспекта одной и той же сущности — права, а именного его формы и
содержания. Система права рассматривается как внутренняя структура
права, соответствующая характеру регулируемых им общественных отношений;
система законодательства — как внешняя форма права, выражающая строение
его источников, т. е. система нормативно-правовых актов. Право не
существует вне законодательства, а законодательство в широком его
понимании и есть право.

Литература

1. Венгеров А.Б. Теория государства и права. – М., 1998.

2. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах /
Под ред. М.Н. Марченко. Т. 2. – М., 1998. Гл. ХI, ХII.

3. Теория государства и права / Под ред. В.М. Корельского и В.Д.
Перевалова. – М., 2003. Гл. 21.

4. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько –
М., 2003. Лекция 15, 16.

5. Теория государства и права: Учебник / Пиголкин А.С, Головистикова
А.Н., Дмитриев Ю.А., Саидов А.Х.; Под ред. А.С. Пиголкина. — М.:
Юрайт-Издат, 2005. Гл. 20.

6. Байтин М.И., Петров Д.Е. Основные отрасли современного российского
права // Право и политика. 2004. № 1.

7. Баранов В.М. Система права, система и систематизация законодательства
в правовой системе России: учебное пособие / В.М. Баранов, С.В.
Поленина. Н. Новгород, 2002.

8. Гущина Н.А. Системные связи в праве // Право и политика. 2004. № 5.

9. Мозолин В.П. Система Российского права // Право и политика. 2002. №
2.

10. Попондопуло В.Ф. Система общественных отношений и их правовые формы
(к вопросу о системе права) // Правоведение. 2002. № 4.

11. Сырых В.М. Комплексные институты как компоненты системы российского
права // Журнал российского права. 2002. № 10.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020