.

Преступление

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 2458
Скачать документ

58

СОДЕРЖАНИЕ:

1.
Введение……………………………………………………….
……….стр.2

2. Глава 1. “Совокупность преступлений”……………………стр.7

§ 1. Место совокупности преступлений в структуре
множественности…………………………………………………
….стр.7

§ 2. Определение понятия совокупности преступлений….стр.14

3. Глава 2.“Назначение наказания при совокупности

преступлений”…………………………………………………..
…..стр.20

§ 1. Применение общих начал назначения наказания при
совокупности преступлений…………………………………стр.21

§ 2. Стадии и принципы назначения наказания при сово-

купности
преступлений……………………………………….стр.28

§ 3. Назначение дополнительных наказаний по сово-

купности
преступлений………………………………………стр.52

4.
Заключение……………………………………………………..
……стр.58

5.
Библиография……………………………………………………
….стр.63

Введение.

Решение социально-экономических задач обусловливает необходимость
эффективной борьбы с негативными явлениями, тормозящими общественное
развитие. Наиболее опасным из них является преступность. Ее резкое
возрастание в последние годы порождает у населения неуверенность в своей
безопасности, осложняет ход преобразований в обществе. Это вызывает
объективную потребность значительного повышения уровня борьбы с
преступными деяниями, совершенствования уголовного законодательства и
разработки научно-практических рекомендаций его применения.

Важное значение реализация этих проблем приобретает в случаях, когда
лицо совершает несколько преступлений и его противоправное поведение
характеризуется повышенной общественной опасностью. Как показывают
данные исследования проведенные в нашей дипломной работе, такие ситуации
встречаются почти по каждому пятому делу и в последние годы наблюдается
тенденция к их росту. При разрешении таких дел судебно-следственным
органам приходится сталкиваться с четырьмя задачами: во-первых,
обоснованно привлечь лицо к уголовной ответственности за совершение двух
и более преступлений; во-вторых, правильно квалифицировать содеянное по
нескольким нормам уголовного закона; в-третьих, назначить виновному
законное и справедливое наказание за каждое совершенное преступление и,
в-четвертых, правильно избрать принцип и определить окончательное
наказание по совокупности преступлений.

Решение этих задач должно полностью соответствовать положению о том,
что правильное привлечение лица к уголовной ответственности за
совершение нескольких преступлений и , как подчеркнул Пленум Верховного
Суда РСФСР в постановлении от 23 апреля 1985 гола “ О применении судами
РСФСР законодательства, регламентирующего назначение мер уголовного
наказания”, назначение законного, обоснованного и справедливого
наказания является важным средством в борьбе с преступностью,
способствует эффективному исправлению осужденных, а также предупреждению
новых преступлений.

Однако в практической деятельности правоохранительные органы
сталкиваются с рядом проблем, которые заключаются в следующем:

1) действующее уголовное законодательство регламентирует лишь порядок
назначения наказания при совокупности преступлений, оставляя на
усмотрение судебно-следственных органов многие иные вопросы, имеющие
приоритетное значение для применения наказания;

2) порядок назначения наказания при совокупности преступлений в ст. 40
УК РСФСР ( и аналогично в ряде проектов УК) приведен лишь в общей форме,
не раскрывая вопросы о применении принципов определения совокупного
наказания в зависимости от разновидностей совокупности, особенностях
назначения дополнительных наказаний и др. В постановлении же Пленума
Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 года “ О практике назначения
наказания при совершении нескольких преступлений и по нескольким
приговорам” говорится лишь о том, что необходимыми условиями определения
справедливого окончательного наказания являются:

а) правильная юридическая квалификация содеянного;

б) назначение соразмерного наказания за каждое преступление, входящее в
совокупность, и

в) определение окончательного наказания с учетом требований общих начал
назначения наказания и вида совокупности (реальная или идеальная) .
Иных, более конкретных рекомендации, вышестоящие судебные органы не
называют. Не нашли своего должного решения эти и некоторые другие
вопросы и в проекте Уголовного кодекса РФ, 1995 года;

3) в ряде случаев вопросы, связанные с назначением наказания при
совокупности преступления, разноречиво трактуются в судебной практике и
юридической литературе.

Между тем, совокупность преступлении есть сложное социально-правовое
явление, включающее и учение о преступлении, и учение о наказании , и
правильное решение названных и других вопросов имеет важное практическое
значение для определения оснований ответственности и пределов назначения
наказания при совершении нескольких преступлении.

По мнению диссертанта, изложенные проблемы предопределяют актуальность и
в то же время практическую необходимость дальнейшего исследования
вопросов, связанных с понятием совокупности преступлений, ее структурой,
назначением наказания при совокупности преступлений и др.

В этих целях в настоящей работе автором произведена одна из попыток
комплексного исследования основных проблем, характеризующих институт
совокупности преступлений с трех сторон.

а) социально-правовая природа и квалификация общественно опасных деяний,
образующих совокупность преступлений;

б) определение критериев отграничения совокупности от единичных и иных
видов множественности преступлений;

в) применение принципа индивидуализации и правил назначения наказания
при совокупности преступлений.

Основными задачами я ставил перед собой научно-практическую разработку
рекомендаций по совершенствованию норм уголовного законодательства,
регламентирующих структуру и виды единичных преступлений, их отличие от
совокупности, понятие совокупности и ее место в системе множественности
преступлений, порядок назначения основных и дополнительных наказаний при
совокупности преступлений.

В качестве методологической основы дипломной работы использовались
категории диалектического и исторического материализма. Кроме того,
помимо универсального аналитико-синтетического метода познания правовых
и социальных явлений, в дипломной работе применялись также такие частные
методы, как системно-структурный, сравнительно-правовой,
формально-логический и статистический.

При изложении теоретических вопросов в дипломной работе использовались
уголовно-правовые, социологические и криминалистические исследования,
проведенные такими учеными, как М.И. Бажановым, Я.М. Брайниным, Ф.Г.
Бурчаком, Б.С. Волковым, И.М. Гельпериным, В.К. Глистиным, А.С.
Гореликом, Н.С. Дагелем, Н.Д. Дурмановым, А.Ф. Зелинским, Т.Э. Караевым,
М.И. Ковалевым, Ю.А. Красиковым, П.К. Кривошеиным, В.Н. Кудрявцевым,
Б.А. Куриновым, А.Н. Леонтьевым, В.П. Малковым, А.С. Никиворовым, Н.А.
Стручковым, А.Н. Трайниным, Ю.Н. Юшковым, А.М. Яковлевым и другими.

Определенное внимание уделялось научно-практическим работам по
применению уголовного закона, регламентирующего вопросы назначения
наказания при совокупности преступлений, понятие совокупности и др.,
таких авторов, как Г.З. Анашкин, М.И.Блум, П.Ф. Гришанин, Г.А. Кригер,
М. Ленау, И.Л. Марогулова, Н. И. Мацнев. И. Портнов, В. Ткаченко, ряда
других.

Всего в дипломной работе использовано более 30 теоретических,
научно-практических работ и учебных пособий.

Правовую базу исследования составили: Конституция Российской Федерации;
Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР; Основы уголовного
законодательства Союза СССР и союзных республик, 1991 года; проекты –
Нового уголовного кодекса, 1992 года, Уголовного кодекса Российской
Федерации (Общая и Особенная части), 1994 года, Уголовного кодекса
Российской Федерации, 1995 года, Уголовного уложения Российской
Федерации, 1993 года.

Эмпирическим материалом послужили: результаты анализа постановлений,
обзоров и опубликованной судебной практики Верховных Судов ССР и
|Российской Федерации; статистические данные по Российской Федерации и
Новгородской области; выборочные обобщения отдельных категорий уголовных
дел, в том числе, в отношении 400 лиц, осужденных про совокупности
преступлений 22 судами Новгородской области, а также кассационная и
надзорная практика по этим делам.

Научная новизна и практическая значимость работы заключается в
следующем.

1. Автором произведено комплексное исследование совокупности
преступлений, суть которого состоит в том, что совокупность
преступлений, с одной стороны рассматривается как самостоятельное
социально-правовое явление, имеющее свои характерные особенности,
структуру и т.п., а с другой – как разновидность явления более высшей
степени обобщения – множественности преступлений. Исследование
совокупности преступлений с этих позиций крайне важно, так как
правильное решение данных вопросов имеет первостепенное значение для
определения справедливого наказания при совершении нескольких
преступлений.

2. В результате проведенного анализа законодательства, его проектов,
судебной практики и теоретических исследований в юридической науке, в
дипломной работе конкретизируются ряд положений, затрагивающих деление
единичных преступлений на виды, а также уточняются определения понятий
этих видов.

3. Исследуя разновидности единичных преступлений, автор высказывает ряд
предложений по совершенствованию законодательных конструкций отдельных
составов преступлений по объективным и субъективным признакам в целях
более четкого разграничения пределов единичных преступлений.

4. В дипломной работе уточняются отдельные положения о месте
совокупности преступлений в структуре множественности, ее определении и
критериях отграничения от единичных, а также иных разновидностей
множественности преступлений.

5. Учитывая, что совокупность преступлений, как разновидность
множественности, образуют деяния, содержащие признаки двух и более
составов преступлений, соискатель диплома исследует основания,
исключающие возможность признания преступлений элементами
множественности, в том числе совокупности преступлений, и называет их
примерный перечень, именуя, как “ основания утраты правовых свойств
преступлений”.

6. В дипломной работе подробно исследуются разновидности совокупности
преступлений и высказываются рекомендации по вопросам квалификации
наиболее проблематичной разновидности – идеальной и ее отграничения от
сходных единичных, например, сложных преступлений.

7. Соискателем диплома выдвигаются дополнительные аргументы в пользу
высказанных ранее в юридической литературе научно-практических
предложений по совершенствованию уголовного законодательства,
регламентирующего порядок и пределы назначения наказания при
совокупности преступлений.

6. В связи с разноречивым толкованием в теории и судебной практике ряда
вопросов, предлагается закрепить в уголовном законе:

а) определение понятий составного, продолжаемого и длящегося
преступлений;

б) специальную главу “Множественность преступлений”, разместив в ней
нормы о понятии множественности, ее разновидностях и структуре,
основаниях утраты правовых свойств единичных преступлений, образующих
множественность;

в) правила о наиболее общих случаях применения принципов назначения
наказания при совокупности преступлений;

г) более конкретные правила назначения дополнительных наказаний при
совокупности преступлений.

Кроме того, в дипломной работе высказываются предложения о необходимости
более подробной регламентации ряда вопросов о совокупности преступлений
в соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации.

Глава I.

“ Совокупность преступлений.”

Совокупность преступлений, будучи юридическим понятием, представляет
собой определенное социальное явление, которое, как правило,
свидетельствует о наличии у виновного устойчивой антиобщественной
ориентации, о его повышенной общественной опасности. Совершение
нескольких преступлений, кроме того, причиняет более значимый ущерб
общественным отношениям и требует особого подхода при возложении
ответственности на виновных лиц.

В связи с этим, исследование совокупности преступлений приобретает
важное значение. Прежде всего необходимо определить ее место в структуре
мноде с таенное ти преступлений и решить вопрос об основаниях,
исключающих множественность, а следовательно, совокупность преступлений.

§ 1. Место совокупности преступлений в структуре множественности.

В юридической литературе и судебной практике совокупность преступлений
долгие годы рассматривалась в связи с решением вопросов назначения
наказания. Так, в конце 50-х годов Н.А. Стручков главное назначение
совокупности преступлений видел в обеспечении правильного подхода к
определению совокупного наказания. Позднее такой же точки зрения
придерживался Я.М.Брайнин, который писал, что ” совокупность
преступлений существует не сама по себе, а исключительно в связи с
назначением наказания” . Именно этим можно объяснить тот факт, что
совокупность изучалась в разделе учения о наказания, а в уголовном
законе размещалась лишь в главе о назначении наказания.

Исследование совокупности преступлений в гаком аспекте является далеко
неполным и односторонним. Безусловно, совокупность преступлений, как и
любой иной институт уголовного права, в той или иной степени подчинен
вопросам назначения наказания. Однако лишь этим, на наш взгляд, значение
совокупности преступлений не ограничивается .

Мы полагаем, что проблема совокупности включает в себя три основных
аспекта:

1) установление критериев отграничения совокупности от единичных
преступлений и других разновидностей множественности;

2) определение оснований квалификации по двум или более нормам
уголовного закона и

3) применение принципа индивидуализации и правил назначения наказания
при совокупности преступлений. Каждый из этих аспектов представляет
собой самостоятельную проблем, затрагивающую вопросы и учения о
преступлении, и учения о наказании.

Совокупность преступлений означает сочетание нескольких преступных
деяний в поведении одного лица до его первого осуждения. В этом
отношении она представляет собой разновидность множественности
преступлений и ее правильное определение возможно лишь при исследовании
структуры множественности. Такая необходимость вызвана тем, что
совокупность преступлений имеет сходство с иными видами множественности,
что затрудняет их разграничение в судебной практике.

Например, приговором суда Б. осушен за кражу личного имущества граждан в
мае 1992 года и феврале 1993 года. Квалифицируя действия Б. по ст. 144
ч.1 и ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, суд не учел, что согласно ч .2 с т .144 УК
РСФСР признак повторности, в отличие от совокупности, объединяет оба
эпизода и дополнительно квалифицировать один из них по другой норме не
требуется .

Подобные ошибки неединичны. Их можно объяснить тем, что закон не
содержит должной регламентации множественности преступлений и её
разновидностей. Хотя сама множественность является общепризнанным
институтом уголовного права , ее законодательное определение в праве
отсутствует. Мы полагаем, что множественность преступлений включает з
себя несколько проблем, разрешение которых возможно лишь в
законодательном порядке. А поэтому, считаем необходимым введение в
общую часть уголовного закона отдельной главы, где разместить нормы о
множественности преступлений- ее понятие, разновидности, различие и др.
Это способствовало бы формированию правильных представлений о
множественности, единообразному толкованию ее разновидностей, в
определенной степени гарантировало бы от судебных ошибок при
квалификации преступлений.

Следует отметить, что подобное предложение в юридической литературе
встречалось , однако анализ законопроектов, начиная от Основ уголовного
законодательства Союза СССР и союзных республик, 1391 года и заканчивая
Уголовным кодексом 1995 года, показывает, что оно не нашло своего
реального воплощения. Лишь авторы Уголовного уложения РФ в ст.34
определяют множественность преступлений (и проступков), как совершение
одного (идеальная совокупность) или нескольких деяний (повторность),
содержащих признаки нескольких видов уголовных преступлений
(проступков). Что же касается проекта Нового УК РФ, 1992 г., то глава 8
хотя и названа “Множественность преступлений”, однако само понятие
множественности отсутствует.

Множественность преступлений есть одно из сложных социально-правовых
явлений и именно поэтому ее определение в литературе неоднозначное. Одни
авторы указывают на совершение лицом нескольких правонарушений,
предусмотренных уголовных законом , другие – на два, три и более
преступлений , третьи дополняют, что каждый акт общественно опасного
поведения должен представлять собой самостоятельный состав преступления
.

Вместе с тем, в юридической литературе в основном однозначно признается
назначение множественности преступлений в том, чтобы отразить
существование особой формы преступности, проявляющейся в неоднократном
совершении преступных деяний. Однако, как отмечалось ранее, не любое
отражение факта неоднократности может свидетельствовать о
множественности. Для нее характерны особые условия, при которых само
совершение не одного либо не первого преступления может быть отпссспс к
этому виду деяний. Такими условиями, на наш взгляд, являются следующую
факторы.

Во-первых, понятие множественности, в первую очередь, отражает
количественную сторону того или иного явления. Это есть “совокупность
элементов, выделенных в обособленную группу по какому-нибудь признаку “.
В правовом понятии множественность есть обособленная группа двух и более
преступлений.

Во-вторых, образующие множественность преступления, могут быть совершены
как посредством одного, так и нескольких деяний разновременно. Однако,
главным в конструкции множественности является не столько количество
деяний, сколько количество составов преступлений. Следовательно, каждый
элемент множественности – это самостоятельный состав преступления
независимо от характера и вида всей множественности и целого.

В-третьих, преступления» составляющие множественность, на момент
рассмотрения дела должны сохранять свои правовые свойства. Это означает,
что в отношении каждого преступления отсутствуют основаны,
препятствующие включению его в объем обвинения либо учету при назначении
наказания.

Анализ уголовно-правовых норм, точек зрений криминалистов по данное
вопросу позволяет определить следующие основания утраты правового
свойства преступления.

1) истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности;

2) истечение сроков давности исполнения обвинительного приговора;

3) погашение или снятие судимости;

4) освобождение от уголовной ответственности по амнистии, а разно
освобождение от наказания по амнистии или помилованию, если эти акты
предусматривают снятие судимости;

5) освобождение от уголовной ответственности вследствие изменения
обстановки;

6) освобождение от уголовной ответственности в связи с привлечением к
административной ответственности, передачей материалов на рассмотрение
товарищеского суда, комиссии по делам несовершеннолетних;

7) освобождение от наказания по приговору суда, если деяние потеряло
общественную опасность либо лицо его совершившее, перестало быть
общественно опасным;

8) освобождение от наказания в связи с применением принудительных мор
воспитательного характера к несовершеннолетним;

9) освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным
заявлением лица о совершенном преступлении в случаях, специально
предусмотренных уголовным законом, например, в примечаниях к статьям
174, 218 ч.1, 227 ч.2 УК РСФСР, либо в связи с его деятельным раскаянием
(ст. 75 УК. 1995г.);

10) отсутствие жалобы потерпевшего, когда дело может быть возбуждено не
иначе как по его жалобе, кроме случаев, предусмотренных ч.З ст.27 УПК
РСФСР;

11) издание закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния,
входящего в структуру множественности.

Названные обстоятельства могут относиться к любому из деяний. Их
особенность заключается в том, что хотя само действие (бездействие) и
содержит признаки определенного состава преступления, однако при
наличии даже одного из этих обстоятельств оно теряет свои юридические
свойства и в силу этого не подлежит учету в правовом отношении.

В юридической литературе взгляд на эти обстоятельства неоднозначен. Ряд
авторов допускают возможность считать элементами множественности и те
деяния, за которые лицо освобождалось от уголовной ответственности в
связи с передачей материалов на рассмотрение товарищеского суда, в
комиссию по делам несовершеннолетних, либо привлекалось к
административной ответственности, либо к нему применялись принудительные
меры воспитательного характера в связи с несовершеннолетним возрастом .

При этом, в обоснование такой точки зрения, например, Л.Захожий и
И.Гонтарь полагают, что в противном случае непризнание повторности будет
служить своеобразным правовым “поощрением” за продолжение преступного
поведения.

По нашему мнению, с такой позицией согласиться нельзя. Во-первых,
общепринятым в теории уголовного права является то, что элементами
множественности преступлений являются лишь такие деяния, которые
содержат самостоятельные составы преступлений.

Во-вторых, согласно конституционному положению, никто не может быть
признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут наказанию
иначе как по приговору суда. Следовательно, никакой другой, кроме суда,
орган государства, равно как и государственная организация, действующая
при участии общественности, никаким своим решением не может
констатировать наличие в деяниях лица состава преступления.

Поэтому, мы полагаем, что если по факту совершенного деяния состоялось
решение товарищеского суда либо комиссии по делам несовершеннолетних,
если согласно действующего законодательства вынесено решение о
прекращении дела и освобождении лица от уголовной ответственности либо
наказания по каким бы то ни было основаниям, такое деяние не может
входить в структуру множественности н учитываться при квалификации
преступлений и назначении наказания, подобную точку зрения высказывали
В.П.Малков, Т.Э.Караев, П.К.Кривошеин, П.Ф.Гришанин, исследуя отдельные
виды множественности преступлений .

К числу обстоятельств, исключающих множественность, относится
освобождение от уголовной ответственности и наказания в силу актов
амнистии либо помилования. При этом, в случае освобождения от уголовной
ответственности преступление теряет правовые свойства с момента
освобождения, а если такое касается наказания, то лишь в случае снятия
судимости. В определенной степени различные по своим последствиям акты
об амнистии и помилованию вызывают затруднения в судебной практике,
особенно тогда, когда в одних актах предусматривается снятие судимости,
а в других – нет. Например, Указ президиума Верховного Совета СССР от 18
июня 1937 года “Об амнистии в связи с 70-летием Великой Октябрьской
социалистической революции” содержит норму о снятии судимости с лиц,
освобожденных от наказания. Б постановлении Государственной Думы
Федерального Собрания Российской Федерации от 23 февраля 1934 года ” Об
объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской
Федерации” такой нормы но имеется. Следовательно, в первом случае
совершенное до амнистии преступление теряло правовые свойства и не могло
учитываться в структуре множественности, а во втором – наоборот.

По нашему мнению, коль скоро принятие таких актов свидетельствует о
гуманности государства, которое, освобождал от наказания, прощает
прошлое антиобщественное поведение определенной категории лиц, то такое
прощение должно быть полным, то есть, во всех случаях эти акты должны
содержать указание на снятие судимости. Это важно как для повышения роли
и значения самих актов, так и для однообразного их толкования и
применения в судебной практике.

Одним из наиболее распространенных оснований, исключающих
множественность преступлений, является истечение сроков давности
привлечения к уголовной ответственности, исполнения обвинительного
приговора и погашении или снятие судимости. В юридической литературе
взгляд на эти основания не всегда был правильным. В 60-х годах,
например, появилось ряд публикаций в которых фактически ставился вопрос
о ликвидации институтов давности и погашения судимости. В общей форме
такую позицию высказал А.А. Герцензон, который полагал, что преступление
может быть признано повторным независимо от того, что судимость за
первое преступление снята или погашена . Эта же позиция нашла свое
отражение в отдельных работах В.А. Владимирова и С.В. Бородина .

Безусловно, она вызвала серьезные возражения и не была поддержана ни
теорией, ни судебной практикой. Так, В.Н. Кудрявцев, подвергая критике
данную точку зрения, писал, что истечение срока давности или погашение
судимости свидетельствует о том, что в поведении осужденного нельзя
усматривать единой линии преступного поведения, а поэтому в таких
случаях нельзя учитывать продолжительный промежуток времени, прошедший
между первым и вторым преступлением . Верховный Суд СССР в определении
по конкретному делу в 1963 году специально подчеркнул, что повторным
может считаться преступление. лишь в тех случаях, когда не устранены
правовые последствия ранее совершенного преступления, к которым он
отнес: истечение сроков давности привлечения к уголовной
ответственности, снятие или погашение судимости за первое преступление .
В последние годы такая точка зрения является общепризнанной .

Не могут быть признаны элементами множественности и такие преступления,
когда лицо их совершившее, освобождается от уголовной ответственности
вследствие изменения обстановки, либо в связи с применением мер
воспитательного характера, либо когда деяние потеряло общественную
опасность или само лицо перестало быть общественно опасным. Такой вывод
объясняется тем, что суд, принимая подобное решение, дает правовую
оценку совершенному деянию, однако с учетом названных оснований считает
‘нецелесообразным применять уголовное наказание к лицу и тем самым
аннулирует всякие правовые свойства этого преступления. Освобождение от
наказания в таких случаях, с одной стороны, как бы завершает возникшее
уголовно-правовое отношение, а с другой – не создает судимости.

Что касается освобождения от уголовной ответственности в случаях,
специально предусмотренных Особенной частью уголовного закона, то, как
всякое иное освобождение, оно не придает содеянному каких-либо
юридически значимых свойств, а поэтому совершенное лицом деяние не может
учитываться при новом осуждении. На наш взгляд, особенность этого
освобождения заключается в том, что в отличие от норм Общей части, оно
является не результатом оценки общественной опасности личности виновного
и совершенного им преступления, а способом достижения должного поведения
лица, то есть, стимулом.

§ 2. Определение понятия совокупности преступлений.

Совокупность преступлений есть сложное уголовно-правовое явление, однако
закон не определяет его понятия, а лишь регулирует порядок назначения
наказания при совершении нескольких преступлений. Между тем, в судебной
практике совокупность преступлений встречается почти по каждому пятому
делу и судам приходится решать не только вопросы наказания, но и
квалификации совокупности, ее отграничения от единичного (сложного)
преступления, других видов множественности преступлений. Правильное же
решение этих вопросов в значительной степени зависит от однозначного
толкования самого понятия совокупности, а это возможно лишь в случае
регламентации ее в уголовном законе.

Впервые понятие совокупности преступлений было приведено в Основах
уголовного законодательства 1991 года, где в ст.22 совокупность
определялась, как “совершение двух или более преступлений,
предусмотренных различными статьями уголовного закона, ни за одно из
которых лицо не было осуждено. При этом не учитываются преступления, за
которое лицо было освобождено от уголовной ответственности по
основаниям, установленным законом”. Фактически, такое же определение
совокупности преступлений приводится в проекте Нового УК РФ. В проекте
УК РФ, 1995 года, кроме того, упоминается об идеальной совокупности и
конкуренции норм уголовного закона. А в проекте Уголовного уложения РФ
идеальная и реальная совокупность разъединены и их понятие, определяется
в различных статьях (ст.ст.35 и 37).

По-разному совокупность преступлений определяется в теории уголовного
права. Например, А.М.Яковлев и Н.А.Стручков к ней относят случаи
совершения виновным двух и более разнородных преступлений до вынесения
приговора по любому из них. Однако такая позиция противоречит закону и
судебной практике. Так, не вызывает сомнений, что злостное и особо
злостное хулиганство есть однородные преступления, имеете с тем,
согласно постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
24 декабря 1991 года ” 0 судебной практике по делам о хулиганстве”, в
случае их совершения в разное время – содеянное по каждому из
преступлений квалифицируется самостоятельно. Следовательно, совокупность
могут образовать и однородные преступления, которые квалифицируются по
разным частях даже одной и той же статьи УК.

Некоторые криминалисты совокупность преступлений определяют лишь в
рамках ст. 40 УК РСФСР , что явно недостаточно для правового толкования
этого понятия. Более подробно совокупность определяет В.П.Малков.
Однако и его определение нуждается в уточнении. Например, автор относит
к совокупности преступлений лишь случаи, когда “предметом
разбирательства судебно-следственных органов является совершение лицом
двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями
уголовного закона”. Между тем, совокупность образуют и те преступления,
по одному или нескольким из которых уже вынесен приговор, а большинство
статей уголовного закона подразделяются на части (пункты), описывающие
самостоятельные составы преступлений.

Безусловно, любое определение не может полностью охватить все признаки
того или иного понятия. Было бы бессмысленным стремление назвать в общем
понятии все частные признаки конкретных явлений. В то же время, каждое
определение, а правовое в особенности, должно содержать в себе указание
на существенные признаки, характеризующие то понятие, которое необходимо
определить.

В связи с этим, мы полагаем, что в определении совокупности преступлений
должны найти свое отражение именно такие признаки, которые бы отличали
совокупность от других видов множественности преступлений. К ним следует
отнести: во-первых, совершение лицом одного или несколько деяний,
содержащих признаки двух и более составов преступлений; во-вторых,
ответственность за эти преступления должна быть предусмотрена различными
нормами уголовного закона (то есть, статьями, частями либо пунктами
статьи Уголовного кодекса); в-третьих, ни за одно из совершенных
преступлений лицо не было осуждено и все они являются предметом
судебного разбирательства; в-четвертых, если за некоторые преступления
лицо и было осуждено, но все они совершены до постановления приговора по
первому делу; наконец, в-пятых, все совершенные лицом преступления на
момент рассмотрения дела не утратили правовых свойств.

Итак, первое, что необходимо отразить в понятии совокупности
преступлений – это указание на то, что два и более преступления могут
быть совершены одним лицом как посредством одного, так и нескольких
деяний. Такое указание будет обязывать судебно-следственные органы в
каждом случае разграничивать совокупность преступлений на ее
разновидности: идеальную и реальную. А это, в свою очередь, позволит
более правильно решать не только вопросы квалификации преступлений, но и
вопросы назначения наказания по их совокупности в зависимости от
разновидности последней.

Необходимость отражения в понятии совокупности преступлений ее
разновидностей в разных вариантах предлагалась в юридической литературе,
однако практической реализации такое предложение в большинстве
законопроектов но нашло.

Второй признак совокупности заключается в том, что все совершенные
преступления должны квалифицироваться различными нормами уголовного
закона. Так, в п.2 постановления Пленума верховного Суда СССР от 31 июля
1981 года.” О практике назначения наказания при совершении нескольких
преступлений и по нескольким приговорам”, на наш взгляд, справедливо
указано на квалификацию совокупности преступлений но только по различным
статьям, но и по разным частям (пунктам) одной и той же статьи
уголовного закона, предусматривающим отдельные составы преступлений.
Кроме того, совокупностью признаются и случаи совершения лицом
однородных действий, из которых одни квалифицируются как оконченное
лреступление, а другие – как приготовление, покушение или соучастие в
преступлении . Этого принципа придерживается и современная судебная
практика. Например, Верховный Суд Российской Федерации в постановлении
Пленума от 22 апреля 1992 года ” 0 судебной практике по делам об
изнасиловании” разъясняет, что при совершении двух и более
изнасилований, ответственность за которые предусмотрена различными
частями ст.117 УК РСФСР, а также при совершении в одном случае покушения
на изнасилование или соучастие в этом преступлении, а в другом –
оконченного изнасилования, действия виновного по каждому из указанных
преступлений должны квалифицироваться самостоятельно .

Как свидетельствуют данные нашего обобщения, наибольшее число лиц,
совершивших несколько преступлений, осуждается по двум нормам уголовного
закона. Так, из 400 лиц по двум нормам осуждено 298 (74,5%), по трем -66
(16,5%),по четырем -19 (4,8%), по пяти и более нормам – 17 лиц (4,2%).
Среди них в отношении 56 лиц (14%) отдельные преступления, входящие в
совокупность, были квалифицированы как по статьям Особенной, так и Общей
части УК. Это, в свою очередь, также доказывает необходимость включения
в определение понятия совокупности указания на квалификацию двух и более
преступлений различными нормами, а не статьями, уголовного закона. Такое
указание является более приемлемым для всех случаев квалификации
совокупности преступлений и но вызывает каких-либо затруднений в
применении закона.

Третий признак говорит о том, что ни за одно из совершенных преступлений
лицо еще но было осуждено. Как отмечалось, этот признак отличает
совокупность от рецидива, для которого характерно совершение
преступления после осуждения за предыдущее. В связи с этим, необходимо
уяснить смысл понятия осуждения.

В юридической литературе по этому вопросу существует две противоположные
точки зрения. Одни авторы полагают, что правила о назначении наказания
по совокупности преступлений распространяются на случаи совершения
преступных деяний как до, так и после вынесения приговора, но до
вступления его в законную силу. При этом, утверждается, что правовые
последствии, порождаемые приговором, наступают только о момента его
вступления в законную силу .

Противоположную позицию занимают те криминалисты, которые к совокупности
преступлений относят лишь преступления, совершенные до вынесения
приговора .

На наш взгляд, вторая позиция является более убедительной. Она вытекает
из анализа уголовного и уголовно-процессуального закона. Так, если
обратиться к анализу ст.ст. 44 и 46-1 УК РСФСР, то можно сделать вывод,
что границей, отличающей совокупность преступлений от совокупности
приговоров является момент вынесения приговора. Согласно ст. 46 УПК
РСФСР обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор,
именуется осужденным. Такой же вывод можно сделать из анализа ст.ст.
320, 327 и 328 УПК РСФСР. Отсюда следует, что термины “вынесение
приговора” и “осуждение” заключают в себе одинаковый смысл и совпадают с
моментом провозглашения приговора в зале судебного заседания. Таким же
образом этот вопрос решается в постановлении Пленума от 31 июля 1981
года ” 0 практике назначения наказания при совершении нескольких
преступлений и по нескольким приговорам”, в котором Верховный Суд СССР
разъяснил, что, поскольку вынесение приговора завершается его публичным
провозглашением, правила назначения наказания по совокупности приговоров
применяются в случаях совершения осужденным нового преступления после
провозглашения первого приговора.

В связи с этим, представляется обоснованным приговор суда по делу в
отношении М. Он был осужден к лишению свободы и, находясь в следственном
изоляторе, до вступления приговора в законную силу, покушался на побег.
Осуждая М. за вновь совершенное преступление, народный суд правильно
признал наличие совокупности приговоров, а не преступлений .

Мы полагаем такую практику обоснованной. Совершение виновным нового
преступления после провозглашения обвинительного приговора, даже до
вступления его в законную силу, свидетельствует о пренебрежительном его
отношении к государственному порицанию и сделанному ему предупреждению
не совершать преступлений под страхом уголовного наказания. И если он,
будучи осужденным, совершает новое преступление, а но становится на путь
исправления, то применение в отношении его нормы, предусматривающей
более строгие правила назначения наказания, вполне оправдано. Кроме
того, провозглашая приговор, суд подводит итог всей преступной
деятельности виновного, дает ей публичную оценку от имени государства и
этим самым осуждает совершение преступных деяний. Все последующие, после
провозглашения приговора, стадии носят формальный характер. В одних
случаях, например, при рассмотрении дела Верховным Судом РФ, приговор
вступает в законную силу с момента его провозглашения, в других – для
этого требуется иногда довольно продолжительный период времени. Но, в
зависимости от этого, общественная опасность личности осужденного но
претерпевает каких-либо изменений. И именно поэтому было бы
несправедливо совокупность преступлений связывать с моментом вступления
приговора в законную силу.

Четвертый признак заключается в том, что в ряде случаев совокупность
образуют и преступления, по одному из которых уже вынесен приговор.
Такие ситуации в судебной практике нередки: в Новгородской области,
например, они имели место по 4,5% изученных нами дел о совокупности
преступлений. Однако эта разновидность совокупности в общем определении
этого понятия ни в одном из законопроектов не упоминается, о ней лишь
говорится при назначении наказания.

По нашему мнению, этого недостаточно. В данном случае речь идет об
отдельной разновидности совокупности преступлений, назовем ее
совокупностью при разновременном осуждении за преступления. И поскольку
такая совокупность существует и, как свидетельствует судебная практика,
вызывает наибольше затруднений, то ее отражение в общем определении
совокупности просто необходимо. Так, данные нашего обобщения показывают,
что ошибки, связанные с неправильным толкованием этой совокупности
составляют более 4% ко всем нарушениям закона, выявленным Новгородским
областным судом в 1933 году. Наиболее характерной из них является то,
что суды зачастую не отличают названную совокупность преступлений от
совокупности приговоров.

Наконец, пятым признаком, подлежащим отражению в определении
совокупности, является указание на сохранение за совершенными
преступлениями на момент рассмотрения дела правовых, свойств. О
практическом значении этого признака говорилось при рассмотрении
разновидностей множественности преступлений.

Таким образом, с учетом рассмотренных признаков, мы полагаем, что
совокупностью преступлений признаются случаи совершения лицом одного или
нескольких деяний, содержащих признаки двух и более составов
преступлений, квалифицируемых по различным нормам уголовного закона, за
которые лицо не было осуждено и по которым не утрачены правовые
свойства. Если за некоторые деяния лицо было осуждено, но все
преступления совершены до вынесения приговора по первому делу.

В основу деления совокупности преступлений на виды могут быть положены
различные критерии. Наиболее общими из них, на наш взгляд, являются: 1)
характер преступного поведения лица в зависимости от которого
совокупность подразделяется на идеальную и реальную; 2) форма вины при
совершении нескольких преступлений, позволяющая выделить совокупность
умышленных, неосторожных и с двойной виной преступлений; 3) время
осуждения за преступления, входящие в совокупность с учетом которого
можно выделить совокупность преступлений при одновременном осуждении и
совокупность преступлений при разновременном осуждении.

Первый критерий, – характер преступного поведения лица, – подразделяет
совокупность преступлений на два основные

Глава 2.

“Назначение наказания при совокупности преступлений.”

Вопросы назначения наказания занимают одно из центральных мест в
уголовном законодательство и в теории уголовного права. Внимание к ним
обусловлено особым положением наказания в системе правовых мер борьбы с
преступностью.

Раскрывая сущность наказания, проект УК РФ, 1995 года, закрепляет, что
оно есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору
суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и
заключающаяся в предусмотренном законом лишении или ограничении прав и
свобод осужденного. В проекте УК РФ (Общая часть) указывается на то, что
наказание есть кара за совершенное преступление и применяется в целях
восстановления социальной справедливости, а также исправления
осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

Следовательно, наказание является важным сродством борьбы с
преступностью и от того, насколько справедливо оно назначено, зависит
успех в выполнении его задач и целой. Поэтому, назначение наказания
является одним из ответственных этапов в деятельности судебных органов.
Особую важность решение этих вопросов приобретает, когда деяния лица
представляют собой совокупность преступлений. В таких случаях уголовный
закон, помимо общих начал назначения наказания, предусматривает
специальные правила, применение которых вызывает определенные трудности.
А это обуславливает необходимость дальнейшего исследования проблемы
назначения наказания при совокупности преступлений и разработки
предложений по совершенствованию законодательства и практики его
применения.

§ 1. Применение общих начал назначения наказания при
совокупности преступлений.

В соответствии со ст. 37 УК РСФСР и аналогично ст. 60 проекта Уголовного
кодекса РФ, 1990 года, при назначении наказания суд учитывает характер и
степень общественной опасности совершенного преступления, личность
виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие
ответственность.

Как видно из данной нормы, суд, назначая наказание, обязан учесть три
группы обстоятельств:

а) относящиеся к характеристике преступного деяния, – его характер и
степень общественной опасности;

б) относящиеся к характеристике личности виновного, – его социальный
статус;

в) влияющие на степень ответственности виновного, – обстоятельства,
смягчающие и отягчающие ответственность.

В теории уголовного права под характером общественной опасности
подразумевают признак, присущий всем преступлениям данного вида и
определяется он, в первую очередь, значением и важностью того
охраняемого законом общественного отношения, которое является объектом
преступных деяний . В уголовном законодательство характер общественной
опасности является основой для подразделения преступлений на категории.
Однако в Уголовном кодексе РСФСР нет специальной нормы, регламентирующей
эти вопросы. В проекте Уголовного кодекса РФ 1995 года преступления
подразделяются на четыре категории: небольшой тяжести, средней тяжести,
тяжкие и особо тяжкие. Подобным образом этот вопрос решался и в ряде
предыдущих проектов. Авторы Уголовного уложения, помимо названных,
указывают на преступления “исключительной тяжести”, к таким относят
преступления, за которые предусмотрено исключительное наказание –
смертная казнь.

Представляется, что выделение таких преступлений в отдельную категорию
является обоснованным. Вместе с том, по нашему мнению, следовало бы
признать необходимым выделение в особую категорию неосторожных
преступлений, которые характеризуются ситуативностью и отсутствием
злонамеренности, что определяет своеобразный характер общественной
опасности виновного. Ранее такое предложение уже высказывалось в
литературе, однако своего практического решения не нашло.

В отличие от характера, степень общественной опасности есть признак,
характеризующий конкретное деяние и определяется совокупностью всех
обстоятельств, при которых оно было совершено. К кругу таких
обстоятельств Верховный Суд СССР в постановлении Пленума от 29 июня 1979
года ” 0 практике применения судами общих начал назначения наказания”
отнес: форму вины, мотив, способ, обстановку и стадию совершения
преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер
участия каждого из соучастников преступления, др.

На необходимость различать и учитывать при назначении наказания характер
и степень общественной опасности преступных деяний неоднократно
указывали Верховные Суды СССР и РСФСР при разрешении конкретных дел .
Важное значение учет этих Факторов имеет в случае совершения лицом
нескольких преступлений. Это объясняется том, что в таком случае они
влияют не только на размер наказания за каждое преступление, но и на
определение окончательного наказания, по их совокупности. “Его размер, –
как отмечает А.С. Горелик, – зависит от соотношения характера и степени
опасности отдельных преступлений, которое является одним из
обстоятельств, определяющих применение судом поглощения, частичного или
полного сложения наказаний” .

Результаты нашего обобщения показывают, что совокупность одинаковых
по характеру общественной опасности преступлений составляет 32%. Из них:
7,8% – совокупность тяжких, 0,5% – совокупность неосторожных
преступлений. Что касается степени общественной опасности преступлений,
входящих в совокупность, то в этом отношении можно выделить
совокупность, включающую неоконченные преступные деяния (13,5%) и
соучастие в преступлениях (0,5%).

Вторым важным требованном общих начал назначения наказания является
требование об учете личности виновного. Как отмечает П.С.Дагель, под
личностью виновного (преступника) понимается совокупность
социально-политических, психических и физических признаков лица,
совершившего преступление, имеющих уголовно-правовое значение. Данные о
личности подсудимого, отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда
СССР от 29 июня 1979 года “0 практике применения судами общих начал
назначения наказания”, имеют существенное значение для определения вида
и размера наказания, а поэтому должны быть всесторонне, полно и
объективно исследованы судом.

Строгое соблюдение этих требований общих начал является одним из важных
условий определения законного, обоснованного и справедливого наказания
лицам, виновным в нескольких преступлениях. Как правило, совершение
лицом нескольких преступлений, особенно умышленных, свидетельствует о
повышенной общественной опасности не только содеянного, но и личности
виновного. Лицо, которое два, три раза или более нарушило закон,
безусловно является более общественно опасным, чем лицо, впервые
нарушившее закон. Этот вывод вытекает из нашего обобщения дел о
совокупности преступлений.

Так, если проанализировать рецидивную преступность, то, например, в 1993
году число осужденных, ранее совершавших преступления, в Российской
Федерации составило 37,3% , в Новгородской области – 39,4%. Среди же
лиц, осужденных за совершение нескольких преступлений, этот показатель
равняется 70,5%. Аналогично можно говорить и о лицах, совершивших
преступления в состоянии опьянения: в Российской Федерации -51,8%, в
Новгородской области – 56,7%, а среди осужденных за совокупность
преступлений – 63%.

Анализ других данных о личности осужденных за совершение нескольких
преступлений показывает, что 54,8% из них отрицательно
характеризовались, 25,5% – не занимались общественно полезной
деятельностью, 15,5% – совершили преступления в период отбывания
уголовного наказания, 43,5% – в течение пяти лет после отбытия
последнего наказания.

Все эти данные имеют важное значение для индивидуализации наказания и,
на наш взгляд, они должны учитываться на двух этапах: при назначении
наказания за каждое преступление н его определении по их совокупности.

Третьим требованием общих начал назначения наказания является то, что
суд обязан учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие
ответственность, названные в ст. ст. 38 и 39 УК РСФСР. Их особенность
при назначении наказания по совокупности, преступлений заключается в
том, что то или иное обстоятельство может относиться как к одному из
преступлений, так и ко всей их совокупности. Вместо с том, следует
отметить, что если какое-либо из обстоятельств указано в диспозиции
статьи Особенной части уголовного закона в качестве одного из признаков
преступления, оно дополнительно не должно учитываться как смягчающее или
отягчающее ответственность при назначении наказания за это
преступление. В таких ситуациях нужно говорить не об отягчающем либо
смягчающем ответственность обстоятельстве, а о большей или меньшей
степени общественной опасности совершенного преступления.

Анализ дел о совокупности преступлений показывает, что в судебной
практике это правило и иные положении общих начал соблюдаются но всегда.
Наиболее противоречиво решаются вопросы об учете двух обстоятельств:
отягчающего совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо
преступление, и смягчающего – совершение преступления впервые,
вследствие случайного стечения обстоятельств, если это преступление но
представляет большой общественной опасности.

Так, при учете первого обстоятельства суды допускают ошибки троякого
рода. Во-первых, признают его отягчающим в случаях, когда ранее
совершенное преступление влияет на квалификацию последнего, например,
определяет его как повторное. Характерным является дело в отношении Е.
Он признан виновным в том, что в июне 1990 года совершил хищение
государственного имущества, а в августе того же года – кражу личного
имущества граждан. Осуждая Е. по ст.ст.89 ч.1 и 144 ч.2 УК РСФСР, суд
признал обстоятельством, отягчающим ответственность, совершение кражи
лицом, ранее совершившим преступление, и учел это обстоятельство при
назначении наказания, хотя в данном случае налицо повторность и все
деяния охватываются единым составом преступления, предусмотренным ч.2
ст.144 УК РСФСР .

Безусловно, учет данного обстоятельства в подобных случаях означал бы
усиление ответственности за деяния дважды и не соответствовал бы
принципу справедливости. Поэтому, представляется, что ст. 39 УК РСФСР
должна быть дополнена нормой, запрещающей такое решение, например: “Суд
не вправе признать отягчающими ответственность такие обстоятельства,
которые характеризуют преступное деяние либо являются признаками составе
преступления. В такой же редакции мы предлагаем изложить ч.2 ст.62
проекта Уголовного кодекса РФ, 1995 года.

Во-вторых, по смыслу п.1 ст.39 УК РСФСР, признак “совершение
преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление”,
охватывает три разновидности множественности : неоднократность, реальную
совокупность и рецидив.

Однако, данные нашего исследования показывают, что этот признак
учитывается как обстоятельство, отягчающее ответственность, лишь при
неснятой и непогашенной судимости за предыдущие преступления и в редких
случаях – при реальной совокупности. Что ^е касается случаев совершения
неоднократных тождественных деяний, например, нескольких эпизодов
злостного хулиганства, то применение п.1 ст.39 УК РСФСР нами не выявлено
ни по одному делу. По изученных же делам эта норма подлежала применению
в отношении 335 осужденных, а применена лишь к 110-й, как правило, ранее
судимым, что составляет 32,8%.

Такое положение, на наш взгляд, является следствием недостаточно четкого
изложения п.1 ст. 39 УК РСФСР, с одной стороны, а с другой – наличия
иного решения этого вопроса. Например, по мнению А.Зелинского, суд не
вправе ссылаться на п.1 ст. 39 УК при назначении наказания по
совокупности преступлений, поскольку порядок назначения наказания в
таких случаях определяется ст. 40 УК и было бы нелогично и несправедливо
учитывать повторность дважды, применяя ст. 40 и п.1 ст. 39 УК . С такой
точкой зрения согласиться нельзя, поскольку в данном случае речь идет о
нормах уголовного закона, регулирующих различный круг вопросов: ст. 40
УК регламентирует назначение наказания, когда оно ухе назначено за
каждое из преступлений, входящих в совокупность, и не касается порядка
назначения наказания за отдельно взятые преступления, так как этот
порядок установлен общими началами, предусмотренных ст. ст. 37-39 УК
РСФСР; п.1 ст. 39 УК РСФСР требует необходимости усиления наказания за
повторное совершение преступления, безотносительно к тому, входит или но
входит оно в совокупность преступлений, и в какой-либо взаимосвязи со
ст. 40 УК РСФСР но находится. Таким образом, применение наряду со ст. 40
УК также п.1 ст. 39 УК обусловлено необходимостью индивидуализации
наказания за множественность преступлений.

Вместе с тем, данная норма не должна охватывать совершение неосторожных
преступлений, когда лицо действует без цели причинения вреда
общественным интересам. Иначе было бы несправедливо применять к такому
лицу дополнительные уголовно-правовые меры, усиливающие ответственность.

Третья группа ошибок при применении п. 1 ст. 39 УК РСФСР характеризуется
том, что суды в ряде случаев признают обстоятельством, отягчающим
ответственность, наличие у лица судимости за ранее совершенное
преступление, хотя она погашена в установленном законом порядке. По
данным нашего обобщения такие ошибки составили 12% среди всех выявленных
в связи с неправильным применением п. 1 ст. 39 УК РСФСР по делам о
совокупности преступлений.

С учетом этих рассуждении, мы полагаем, что смысл рассматриваемого
отягчающего обстоятельства точнее передает выражение: “совершение лицом
умышленных преступлений неоднократно, если преступления не утратили
правовых свойств”.

В проектах уголовного законодательства это обстоятельство формулируется
по-разному. Например, в проекте Уголовного кодекса РФ, 1995 года,
указывается на неоднократность, рецидив и совершение преступлений в виде
промысла, в проекте Уголовного уложения РФ учитываются и те
обстоятельства, которые предусмотрены в качестве “необходимого либо
квалифицирующего признака” преступления. С такими решениями согласиться
трудно, о чем отмечалось ранее. Кроме того, в проектах среди
обстоятельств, отягчающих ответственность, не исключены неосторожные
преступления.

Что касается обстоятельства, смягчающего ответственность,
предусмотренного в п. 4 ст. 38 УК РСФСР, то “совершение преступления
впервые, вследствие случайного стечения обстоятельств, если это
преступление не представляет большой общественной опасности”, вопреки
своему смыслу, учитывается как при совершении нескольких (при реальной
совокупности), так и тяжких либо особо тяжких преступлений. Например, по
ст.ст.102 п.”а”, 146 ч.2 п.п.”а”,”б”, “в”,17 и 149 ч.2, 218 ч.1 УК РСФСР
осужден А. Он признан виновным в совершении четырех преступлений, два из
которых особо тяжкие: разбой и умышленное убийство из корыстных
побуждений. Однако суд, назначая А. наказание, признал обстоятельством,
смягчающим ответственность, то, что преступления он совершил впервые .
Нет сомнений в том, что но только с юридической, но и социальной точки
зрения, такое решение суда нельзя признать справедливым.

В этой связи, представляется обоснованным решение Верховного Суда РСФСР
по делу в отношении Б., осужденного по ст. 93-1 УК РСФСР. Отменяя
приговор из-за мягкости наказания, суд подчеркнул, что в силу п.4 ст.38
УК РСФСР совершение преступления впервые может быть признано
обстоятельством, смягчающим ответственность, каким оно признано, лишь в
случаях, когда преступление не представляет большой общественной
опасности и совершено вследствие случайного стечения обстоятельств .

По нашему мнению, данное обстоятельство должно признаваться в
соответствии со своим смысловым назначением. В частности, применительно
к совокупности преступлений оно может быть признано смягчающим
ответственность лишь в случаях идеальной совокупности, включающей
преступления, не представляющие большой общественной опасности. В тех же
случаях, когда в деяниях лица усматривается неоднократность, рецидив и
реальная совокупность преступлений либо идеальная совокупность,
включающая особо тяжкие, тяжкие и менее тяжкие преступления, применение-
п.4 ст.38 УК РСФСР следует признать неоправданным.

Правильное понимание общих начал назначения наказания при рассмотрении
дел о совокупности преступлений является необходимой предпосылкой
индивидуализации ответственности, вынесения законного и справедливого
приговора. Верховный Суд СССР в постановлении Пленума от 30 июня 1969
года ” 0 судебном приговоре” особо подчеркнул, что суд обязан не только
учитывать характер и степень общественной опасности совершенного
преступления, личность виновного и обстоятельства, смягчающие и
отягчающие ответственность, но и указывать в приговоре какие конкретные
обстоятельства, свидетельствующие о характере и степени общественной
опасности преступления,а также личности виновного, учтены судом при
избрании меры наказания .

§ 2. Стадии и принципы назначения наказания при совокупности
преступлений.

Уголовное законодательство помимо общих начал содержит специальные
правила назначения наказания за совершение нескольких преступлений. Эти
правила регламентируют порядок назначения наказания за два вида
совокупности: при одновременном и разновременном осуждении за два и
более преступления. Процесс назначения наказания за каждую совокупность
имеет свои особенности, а поэтому подлежит рассмотрению самостоятельно.

А. Назначение наказания согласно ч.1 ст.40 УК РСФСР. Наиболее
распространенной в судебной практике является совокупность двух и более
преступлений, когда дело о них рассматривается одновременно. В этих
случаях в соответствии с ч.1 ст.40 УК РСФСР суд назначает наказание
отдельно за каждое преступление, а затем определяет окончательное
наказание по их совокупности путем поглощения менее строго наказания
более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных
наказаний в пределах, установленных статьей, предусматривающей более
строгое наказание.

Как видно из этой нормы, назначение наказания при такой совокупности
преступлений состоит из двух стадий:

1) назначения наказания отдельно за каждое преступление, входящее в
совокупность, и

2) определения окончательного наказания по совокупности преступлений.
Обе стадии можно назвать самостоятельными, поскольку в каждой из них
решается своеобразный круг вопросов.

Так, в первой стадии суд, назначая наказание за каждое преступление
отдельно, руководствуется при этом общими началами, учитывая характер и
степень общественной опасности каждого преступления в отдельности,
личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие
ответственность и иные обстоятельства совершенных преступлений.

В ряде случаев эти требования закона но соблюдаются. Как показывают
результаты нашего исследования, суды не всегда в полной море учитывают
характер и степень общественной опасности каждого преступления,
входящего в совокупность, в результате чего ответственность за них не
дифференцируется и порой создается видимость Формального подхода к
назначению наказания.

Характерным является дело в отношении С. Он признан виновным в том, что,
находясь в состоянии опьянения, из-за ревности учинил ссору со своей
женой, угрожал ей охотничьим ружьем, а когда проходивший мимо К. пытался
пресечь его действия, стал производить в него выстрелы, причинив легкие
телесные повреждения. Через некоторое время при задержании работниками
милиции С. оказал сопротивление, высказывал угрозы расправой. Осуждая
его по ст.206 ч.З и 191-1 ч.2 УК РСФСР народный суд назначил за каждое
преступление одинаковое наказание – по три года лишения свободы . Нет
необходимости доказывать о существенном различила характере и степени
общественной опасности совершенных деяний и в связи с этим важности
дифференцированного подхода к назначению наказания за каждое
преступление.

Вопросы назначения наказания в этой стадии неоднозначно решаются в
теории уголовного права. Так, одни авторы полагают, что наказание должно
назначаться не за каждое преступление, а с учетом всей преступной
деятельности виновного, поскольку в противном случае игнорируется тот
факт, что каждое преступление является звеном в цепи других преступлений
.

Другие авторы, наоборот, считают, что при назначении наказания за каждое
преступление отдельно суд должен рассматривать их изолированно друг от
друга, как бы отвлечься от факта совершения лицом нескольких
преступлений. Обосновывается это тем, что изолированное рассмотрение
каждого из преступлений есть гарантия соблюдения принципа
индивидуализации ответственности, согласно которого за отдельное
преступление должно назначаться соразмерное ему наказания .

По нашему мнению, с такими точками зрения согласиться нельзя, поскольку
они не соответствуют как закону, так и судебной практике. В частности,
согласно ст.40 УК и 315 УПК РСФСР суд при назначении наказания за
совершение нескольких преступлений, обязан вначале назначить наказание
за каждое преступление в отдельности. Из содержания названных норм
нельзя сделать вывод, что каждое преступление необходимо рассматривать
изолированно, вне связи с другими даяниями, входящими в совокупность.
Наоборот, учитывая универсальное значение общих начал назначения
наказания, суд, например, согласно п.1 ст.39 УК РСФСР при определении
наказания за второе и каждое последующее преступление обязан принять во
внимание в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность то, что
они совершены лицом, ранее уже совершившим преступление.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 31 июля 1981 года “О
практике назначения наказания при совершении нескольких преступлений и
по нескольким приговорам” подчеркнул, что правильная юридическая
квалификация содеянного и назначение соразмерного наказания за каждое
преступление, входящее в совокупность, является необходимым условием
определения справедливого окончательного наказания .

Более подробно позицию по вопросу назначения наказания в первой стадии
Верховный Суд СССР высказал по делу в отношении Б. Отмечая, что закон
допускает при определении окончательного наказания по совокупности
преступлений применить как поглощение меньшего наказания большим, так и
полное или частичное сложение наказаний. Верховный Суд СССР вместо с тем
подчеркнул, что в любом из этих случаев определение наказания за каждое
из входящих в совокупность преступлений в отдельности должно
производиться в строгом соответствии с требованиями общих начал
назначения оказания с тем. чтобы ответственность была дифференцирована
в зависимости от характера и степени общественной опасности этих
преступлений .

В юридической литературе такое решение этого вопроса поддерживают
большинство криминалистов. Наиболее четко его формулирует Н.А.Беляев. В
учебнике по уголовному праву он пишет: “Суд, определяя наказание
отдельно за каждое преступление, входящее в совокупность, вовсе не
обязан рассматривать их изолированно друг от друга. Более того, он не
имеет права отвлечься от факта, что виновный совершил не одно, а
несколько преступлений, так как в соответствии с общими началами
назначения наказания учету подлежат не только характер и степень
общественной опасности совершенного преступления, но и личность
виновного и обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие
ответственность” . Аналогичное решение можно встретить в монографиях
А.С. Горелика, В.П. Малкова и на это обращается наше внимание в
дипломной работе.

Таким образом, при назначении наказания по совокупности преступлений суд
в первой стадии должен рассматривать совокупность как бы с двух сторон:
во-первых, как состоящую из самостоятельных преступлений, подлежащих
исследованию и наказанию каждое в отдельности, и, во-вторых, учитывать
место каждого преступления в совокупности, его взаимосвязь с другими
преступными деяниями, а также соблюдать указания закона об общих началах
назначения наказания, предусмотренных в ст.ст. 37-39 УК РСФСР. Только в
единстве этих сторон возможно выполнение основной задачи – назначение
наказания в точном соответствии о общими началами и принципами
уголовного закона.

Соблюдение такого порядка назначения наказания при совокупности
преступлений имеет важное практическое значение. Во-первых, назначение
наказания за каждое преступление необходимо для достижения целей
исправления и перевоспитания виновного, общего и специального
предупреждения преступлений: суд признает каждое деяние осуждаемым и
наказуемым, что убеждает в неотвратимости ответственности, справедливом
и индивидуальном подходе при назначении наказания. Во-вторых, такой
порядок обеспечивает возможность проверки приговора в кассационном и
надзорном порядке, особенно если в этих инстанциях изменяется или
отменяется приговор в части осуждения за одно из преступлений.
В-третьих, это позволяет правильно применять закон, смягчающий либо
устраняющий уголовную ответственность за отдельные преступления.
В-четвертых, назначение наказания за каждое преступление в отдельности
служит правильному решению других вопросов, например, о признании лица
особо опасным рецидивистом, назначении вида исправительно-трудовой
колонии, условно-досрочном освобождении и т.п.

Следовательно, первая стадия назначения наказания при совокупности
преступлений имеет определяющее значение. В связи с этим, наказание за
каждое преступление в этой стадии должно быть назначено таким образом,
чтобы не возникало сомнений относительно соответствия его требованиям
закона и не создавало трудностей при исполнении приговора: суд должен
точно обозначить его вид и размер по конкретной норме УК за каждое
преступление. Такие же требования содержатся в соответствующих нормах
проектов Нового УК, УК РФ, УК РФ (0бщая часть), Уголовного уложения
РФ, последнего УК РФ, 1995 г.

Вторая стадия назначения наказания при осуждении за несколько
преступлений – это определение окончательного наказания по совокупности
преступлений. Согласно ст.40 УК РСФСР такое определение возможно “путем
поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или
частичного сложения назначенных наказаний”. По нашему мнению, более
удачным и соответствующим правовой форме было бы указание не на пути, а
принципы назначения наказания по совокупности преступлений. В отличие от
общих, это- специфические, можно сказать, частные принципы, которыми
должен руководствоваться суд во второй стадии – при определении
совокупного наказания за два и более преступлений.

Анализ ст.40 УК РСФСР позволяет сделать вывод, что таких принципов три:

1) принцип поглощения менее строгого наказания более строгим;

2) принцип частичного сложения и

3) принцип полного сложения назначенных наказаний. Аналогичные принципы
предусмотрены и в названных нами законопроектах.

В судебной практике эти принципы применяются по-разному. Так,
проведенное нами обобщение показало, что при назначении наказания по
совокупности преступлений суды чаще всего прибегают к принципу
поглощения менее строгого наказания более строгим. Так, среди 400
осужденных за два и более преступлений этот принцип применен в отношении
246 лиц, что составляет 61,5%. Такого рода тенденция подмочена и другими
авторами. Например, по данным М.Ленау, поглощение применялось по 85% дел
, А.С.Горелик указывает на 80% , В.П.Малков- на 57,8% , Ю.А.Красиков-на
86,8% дел .

На наш взгляд, столь широкое применение принципа поглощения можно
объяснить, во-первых, несовершенством действующего уголовного
законодательства, оставляющим решение этого вопроса на усмотрение суда
вне зависимости от вида совокупности и образующих ее преступлений,
во-вторых, отсутствием четких рекомендаций в правовой литературе и
действующих постановлениях Пленумов Верховных Судов СССР и РФ по
применению того или иного принципа и, в-третьих, более упрощенным
порядком назначения совокупного наказания при поглощении. Об этих
факторах свидетельствуют и данные нашего исследования. Так, среди 300
лиц, осужденных судами Новгородской области в 1988-1983 годах за
совершение нескольких преступлений, принцип поглощения назначенных
наказаний был применен в отношении 64%. лиц. По результатам обобщения в
суды было направлено письмо, где предлагалось шире использовать принципы
частичного и полного сложения наказаний и давались рекомендации по
решению этих вопросов. В результате, в 1990 году при выборочном изучении
100 дел выяснилось, что количество случаев применения принципа
поглощения уменьшилось на 10%. По смыслу закона, суть данного принципа
заключается в том, что менее строгое наказание поглощается более строгим
и окончательная мера наказания определяется равной наиболее строгому
наказанию, назначенному за одно из преступлений, входящих в
совокупность. Именно такой порядок делает этот принцип наиболее
упрощенным.

Вопрос о том, какое наказание следует считать более строгим, особых
затруднений но вызывает. В этом случае необходимо руководствоваться
нормой УК, предусматривающей систему наказаний, где они перечислены в
определенной последовательности (ст.21 УК РСФСР). Если же за отдельные
преступления назначены однородные наказания, то более строгим является
наказание с более длительным сроком (например, лишение свободы), либо
большим по размеру (например, штраф). Исключение составляет направление
в дисциплинарный батальон, которое по тяжести близко к лишению свободы,
но все же менее тяжкое наказание, что вытекает из ст.ст. 34, 41 и 47 УК
РСФСР.

Несколько сложнее решается вопрос в отношении исправительных работ без
лишения свободы, когда они различаются по виду, срокам и проценту
удержании из заработка осужденного. В таких случаях, на наш взгляд,
необходимо учитывать следующее: во-первых, когда исправительные работы,
назначенные за отдельные преступления, одинаковы по срокам и размеру, но
различаются по виду, то более строгим наказанием являются исправительные
работы с отбыванием в иных мостах в районе жительства осужденного,
во-вторых, когда исправительные работы по месту работы осужденного
назначены на более длительный срок, чем исправительные работы с
отбыванием в иных местах, то более строгим наказанием являются
исправительные работы с более длительным сроком; в-третьих, когда
исправительные работы назначены на одинаковый срок, но с различным
размером удержании, то более строгими будут исправительные работы с
большим размером удержаний из заработка осужденного. Особых споров такие
ситуации не вызывают.

Вместе с тем, неоднозначно решается вопрос в случае, когда за одно из
преступлений, например, назначен меньший срок, чем за другое, но с
большим размером удержании. Так, народным судом 3. осуждена по ст. 92 ч.
2 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием 15% заработка, а
по ст. 175 УК РСФСР к 1 году исправительных работ с удержанием 20%
заработка. На основании ст. 40 УК РСФСР суд правильно определил
окончательно 3 – 2 года исправительных работ с удержанием 15% заработка
. По мнению же А.М. Яковлева, сравнение наказаний следует производить по
общей сумме удержании за весь период: более строгим наказанием будут то
исправительные работы, где в общей сложности окажется большей сумма
удержаний из заработка; если же общая сумма одинакова, то более строгим
следует считать то наказание, при исполнении которого эта сумма будет
взыскиваться за более короткий срок .

С такой точкой зрения согласиться нельзя. Мы полагаем, что сравнивать
тяжесть наказаний следует не по общей сумме “удержаний”, а по
длительности срока, ибо кроме удержаний осужденный испытывает и другие
правоограничения. Кроме того, согласно ст. 28 УК РСФСР именно срок
исправительных работ борется во внимание при их замене лишением свободы
в случае злостного уклонения от отбывания наказания. С учетом этого,
наказание в виде исправительных работ с более длительным сроком, но с
меньшим размером удержаний, должно признаваться более строгим
наказанием.

Следует отметить, что в проекте УК РФ, 1995 года, исправительные работы
не названы в числе видов наказаний. Однако это не может служить
основанием к отказу от рассмотренных нами вопросов, поскольку,
представляется, что законодатель вернется к этому виду наказания,
являющемуся более эффективным, чем, например, обязательные работы.

Вторым по распространяемости в судебной практике является принцип
частичного сложения наказаний. По изученным нами делам он применялся в
отношении 27,3% осужденных. Его сущность заключается в том, что суд,
назначив наказание за каждое преступление, к наиболее строгому наказанию
частично присоединяет наказание, назначенное за другие преступления,
входящие в совокупность. При этом, закон не требует указывать , к какому
и какое наказание должно присоединяться частично.

Иногда, назначая наказание по этому принципу, суды берут за основу менее
строгое наказание, вследствие чего окончательное наказание оказывается
меньшим, чем какое-либо из назначенных за каждое преступление. Например,
осуждая В. по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, по ст.
206 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, суд окончательно определил
В. по принципу частичного сложения 3 года 6 месяцев лишения свободы . В
этой связи Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 31 июля 1981
года разъяснял, что при частичном сложении окончательное наказание во
всяком случае должно быть по размеру больше любого из наказаний,
назначенных за каждое из преступлений, входящих в совокупность.

Наконец, принцип полного сложения заключается в определении
окончательного наказания путем суммирования наказаний, назначенных за
каждое преступление, входящее в совокупность. Примером может служить
дело в отношении В., осужденного по ст. 89 ч.З УК РСФСР к 3 годам
лишения свободы, по ст.212-1 ч.1 УК РСФСР к 6 месяцам лишения свободы, а
по совокупности преступлений – к 3 годам 6 месяцам лишения свободы .

Как показывает анализ судебной практики к этому принципу суды прибегают
редко. По данным нашего обобщения, полное сложение наказаний суды
применяли лишь по 11,2% делам.

Определяя наказание по принципам частичного либо полного сложения,
судебные органы сталкиваются с определенными трудностями, которые, на
наш взгляд, являются одними из условий столь ограниченного их
применения. Данные трудности характерны для обоих случаев, а поэтому их
целесообразно рассмотреть совместно.

Прежде всего, допускаются ошибки при сложении исправительных работ,
когда за отдельные преступления они назначены с разным процентом
удержаний. Например, назначая наказание Н. по ст.109 ч.1 УК РСФСР один
год исправительных работ с удержанием 20% заработка, по ст.144 ч.1 УК
РСФСР – один год исправительных работ с удержанием 15% заработка, суд
определял по совокупности по принципу полного сложения – два года
исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.
Изменяя приговор, кассационная инстанция, на наш взгляд, обоснованно
указала на необходимость удержания в течение первого года 20% заработка,
а второго – 15 %.

Вторая группа ошибок при применении принципов частичного и полного
сложения относится к вопросу о возможности сложения разнородных
наказании. В свое время Верховный Суд СССР, например, признал
невозможным сложение лишения свободы и направления в дисциплинарный
батальон, отметив, что ст.40 УК РСФСР не дает оснований для сложения
разнородных по своему виду наказаний . Противоположную позицию занял
Верховный Суд РСФСР по делу М. Он указал, что в соответствии со ст.40
УК. РСФСР суд вправе не только поглотить менее строгое наказание более
строгим, но и сломить лишение свободы с исправительными работами,
.присоединив за три дня исправительных работ один день лишения свободы.

Неоднозначно решается этот вопрос в теории уголовного права. Например,
по мнению М.Ленау, предусматривающая назначение наказания по
совокупности преступлений ст. 40 УК, не дает оснований для сложения
неоднородных мор наказания. Она не содержит специальных указаний по
данному вопросу и не устанавливает порядка сложения наказаний. Иную
позицию занимают криминалисты, полагающие возможным применение принципов
частичного и полного сложения разнородных наказаний.

В то до время, в юридической литературе можно встретить точку зрения,
ограничивающую применение названных принципов. Например, В.П.Малков
полагает, что складываться могут лишь наказания в виде лишения свободы,
направления в дисциплинарный батальон и исправительных работ. Что же
касается остальных видов наказаний, то они сложению по совокупности не
подлежат, поскольку за несколько преступлений должно назначаться одно
основное наказание в проделах санкции статьи, предусматривающей более
строгое наказание. Такую же позицию занял Верховный Суд РСФСР по делу в
отношении Ч. Он отметил, что при назначении наказания по правилам ст.40
УК РСФСР суд по совокупности преступлений может назначить один, наиболее
строгий вид наказания и не вправо оставить два вида основного наказания.
Лишение свободы и штраф приводятся в исполнение самостоятельно только
при применении ст.41 УК РСФСР .

По нашему мнению, какое-либо ограничение в применении принципов
назначения совокупного наказания необоснованно. Действительно,
действующее уголовное законодательство в ст. 40 УК РСФСР не содержит
специальных правил сложения разнородных наказаний, но, в то же время,
не содержит и никаких ограничений к такому сложению. Как справедливо
отмечает М.И. Бажанов, подобное ограничение привело бы к ослаблению
борьбы с совершением нескольких преступлений .

В этой связи представляется обоснованной рекомендация Верховного Суда
СССР в постановлении Пленума от 31 июля 1981 года, согласно которой
полное или частичное сложение наказаний при совокупности преступлений
может быть применено в случаях назначения как однородных, так и
различных видов наказаний за отдельные преступления. При этом, если
законодательство не предусматривает возможность замены различных видов
наказания и суд не найдет оснований для поглощения одного наказания
другим, они исполняются самостоятельно. Что же касается разнообразия
мнений в теории и судебной практике, то в целях его устранения,
необходимо предусмотреть в уголовном законе специальную норму о правилах
сложения разнородных наказания, распространив ее действие на оба вида
совокупности: преступлений и приговоров, например, как это предлагалось
в проектах Основ, 1991 года, Нового УК, 1992 года и предлагается в ст.
71 УК РФ, 1995 года.

Третьим наиболее спорным в последние годы является вопрос о размере
окончательного наказания по совокупности преступлений. Действующее
уголовное законодательство в ст. 40 УК РСФСР ограничивает этот размер
пределами санкции нормы, предусматривающей более строгое наказание.
Аналогично этот вопрос решался в проекте Нового УК. В ст. 60 проекта УК
РФ, 1992 года, при назначении совокупного наказания предусмотрены лишь
принципы частичного либо полного сложения наказаний в пределах
максимального срока, установленного для данного вида наказания. При
этом, в зависимости от характера входящих в совокупность преступлений, в
одних случаях максимальный размер окончательного наказания
ограничивается 15-ю годами, в других – 25-ю годами лишения свободы.
Несколько сложнее порядок назначения наказания по совокупности
преступлений предусмотрен в проектах Уголовного уложения РФ и последнего
Уголовного кодекса РФ, 1995 года, о чем будет сказано далее.

Нот единства в решении этих вопросов в теории уголовного права. Так,
одни авторы отстаивают правила, названные в ст. 40 УК РСФСР и проекте
Нового УК . Не мнению других, ограничение возможности назначения
наказания по совокупности преступлений пределами санкции статьи,
предусматривающей более строгое наказание, в ряде случаев не позволяет
назначить осужденному наказание в соответствии со степенью его вины и
опасностью содеянного. В связи с этим, в разное время, например, М.Д.
Шаргородский, М.И. Бажанов, Ю.А. Красиков, Ю.Н. Юшков и другие ученые
предлагали ограничить предел совокупного наказания максимальным сроком,
установленным для данного вида наказания . Несколько иначе эту проблему
решает А.С. Никифоров. По его мнению, необходимо установить правило,
согласно которому при назначении наказания по совокупности преступлений
суд мог бы выходить и за пределы максимального срока, установленного для
данного вида наказания .

Мы полагаем, что с такими предложениями согласиться нельзя. Во-первых,
установление такого порядка назначения наказания, в соответствии с
которым суду предоставлялось бы право выходить за предел, установленный
статьей закона, предусматривающей более строгое наказание, и тем более
за продел максимального его срока, означало бы возврат к неоправдавшей
себя на практике карательной политике прошлых лет, выражавшейся в
применении чрезмерно длительных сроков лишения свободы. Во-вторых,
установление такого порядка назначения наказания фактически уравнивало
бы ответственность при совокупности преступлений и совокупности
приговоров, несмотря на значительно большую общественную опасность
последней совокупности. В-третьих, как показывает анализ судебной
практики, из каких бы деяний ни состояла совокупность преступлений, суд
всегда имеет возможность назначить наказание, в полной мере отвечающее
характеру и степени общественной опасности содеянного, не выходя за
пределы санкции закона, предусматривающей более строгое наказание.

Данные нашего исследования подтверждают этот вывод. Например, при
осуждении за несколько преступлений суды чаще назначают лишение свободы.
Так, если в общей структуре судимости в 1990-1994 годах судами
Новгородской области лишение свободы назначалось в среднем 40,2%
осужденным, то в структуре судимости за совершение нескольких
преступлений – 79,6%. При этом, из 337 осужденных к лишению свободы
такое наказание в максимальном размере, предусмотренном санкцией закона
за наиболее тяжкое преступление, было назначено лишь 23 лицам, то есть,
7,2% осужденным.

Наконец, в-четвертых, выход за проделы санкции более строгого наказания
при совокупности преступлений вызвал бы отдельные противоречия в
правоприменительной деятельности. Напомним, что совокупность
преступлений подразделяется на учтенную и неучтенную в нормах закона.
Отсюда следует вопрос: было бы справедливо, с социальной и правовой
точек зрения, лицу, совершившему, например, множество краж чужого
имущества, или актов злостного хулиганства, или иных тождественных
деяний назначать наказание лишь в пределах санкции соответствующей нормы
закона, а лицу, совершившему такое же количество разных преступлений,
безотносительно к степени их тяжести, – в пределах максимального срока
для конкретного вида наказания либо за его пределами? Очевидно нет.
.Иначе это породило бы дискуссию противоположного характера.

С учетом этих рассуждений, мы полагаем, что наиболее обоснованной,
отвечающей принципам гуманизма и справедливости, является позиция,
согласно которой размер окончательного наказания по совокупности
преступлений ограничивается пределами санкции закона, предусматривающей
более строгое наказание.

Дифференциация ответственности в этих пределах осуществляется путем
применения того или иного принципа для определения окончательного
наказания. Задача сводится лишь к правильному решению этого вопроса.
Однако и здесь суды сталкиваются с определенными трудностями. Дело в
том, что ни закон, ни постановления Пленумов Верховных Судов СССР и РФ
не называют единых критериев для применения принципов назначения
совокупного наказания.

Уголовное законодательство лишь закрепляет их, но не указывает в каких
случаях следует применять поглощение, частичное либо полное сложение
наказаний. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981
года ” 0 практике назначения наказания при совершении нескольких
преступлений и по нескольким приговорам” только в общей форме говорится,
что при избрании принципа суды должны учитывать характер и степень
общественной опасности совершенных преступлений, мотивы и цели каждого
из них, форму вины, вид совокупности (реальная или идеальная),
обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, а также
данные о личности виновного . В обзоре судебной практики по этим
вопросам тот же суд отмечает, что правильно поступают суды, когда
поглощение наказаний применяют при идеальной совокупности преступлений,
а также в случаях реальной совокупности, когда степень общественной
опасности всех преступных действий и личность виновного определяется в
основном одним преступлением, являющимся наиболее тяжким или хотя и не
относящимся к тяжким, но повлекшим наиболее тяжелые последствия .

Каких-либо иных рекомендаций по применению принципов назначения
совокупного наказания Верховные Суды СССР и РФ не приводят, хотя в ряде
случаев обращают внимание на необходимость более широкого применения
принципов частичного и полного сложения наказаний . Разноречиво этот
вопрос решается в теории уголовного права.

Например, одни криминалисты отрицают необходимость применения принципа
поглощения наказаний при совокупности преступлений , другие связывают
его применение со степенью общественной опасности преступлений, входящих
в совокупность , третьи – с видами совокупности и наказания , а
четвертые полагают, что требования закона об общих началах не могут
учитываться повторно при определении окончательного наказания и служить
критерием выбора принципа его определения .

По-разному эти вопросы решаются в законопроектах. Так, в проекте Нового
УК названы три принципа, в проекте УК РФ, 1992 года – только частичного
и полного сложения, но отсутствуют критерии их применения. В проекте УК
РФ, 1995 года, закрепляется, что, когда совокупность включает в себя
преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое, то окончательное
наказание назначается путем частичного или полного сложения наказании, в
отдельных случаях часть 2 допускает применение принципа поглощения. В
проекте Уголовного уложения РФ действие принципа поглощения наказаний
распространяется лишь на случаи идеальной совокупности преступлений.
Анализ изложенных положении, данные судебной практики позволяют сделать
вывод, что отдельные положения требуют уточнения. Прежде всего, как
отмечалось ранее, при назначении наказания по совокупности преступлений
нельзя не учитывать того, что совершение лицом нескольких деяний,
особенно умышленных, свидетельствует о повышенной общественной опасности
содеянного и личности виновного. В таких случаях выбор между принципами
поглощения, частичного либо полного сложения должен отражать объективную
потребность практики, обеспечивающей усиление наказания за несколько
преступлений. В этой связи важное значение приобретает учет требований
общих начал назначения наказания и, в частности, характер и степень
общественной опасности всей совокупности преступлений. Именно эти
обстоятельства, на наш взгляд, должны служить первым критерием
правильного избрания одного из принципов назначения совокупного
наказания.

Как показывают результаты нашего обобщения, совокупность преступлений
могут составлять различные по характеру и степени общественной опасности
деяния. Например, можно выделить: совокупность тяжких и особо тяжких
преступлений; совокупность не относящихся к тяжким, но одинаковых по
степени общественной опасности преступлений; совокупность различных по
характеру и степени общественной опасности преступлений, но
характеризующих общую направленность преступного поведения лица;
совокупность преступлений одно (либо несколько) из которых отражается в
квалификации последнего как повторного; совокупность преступлений
общественная опасность которой определяется главным образом одним
деянием, а другие являются явно малозначительными по сравнению с ним;
совокупность преступлений, включающая, наряду с умышленными,
неосторожные преступления.

В зависимости от этого, принцип поглощения наказаний, на наш взгляд,
следует применять в двух случаях: во-первых, при сочетании совокупности
и повторности, то есть, когда одно (либо несколько) из преступлений,
входящих в совокупность, отражается в квалификации последнего
преступления в качество повторного и, во-вторых, когда одно (либо
несколько) из преступлений, входящих в совокупность, явно
малозначительное по сравнению с другим, определяющим совокупность. По
данным нашего обобщения среди 372 лиц, осужденных за реальную
совокупность преступлений, такие случаи встречались у 32% осужденных.

Примером первой совокупности может служить дело в отношении К.,
осужденного за то, что в течение одного дня он пытался похитить ветровое
стекло с автомашины гражданина В., а через некоторое время похитил
ветровое стекло и зеркало заднего вида с автомашины П. Назначая
наказание К. по ст.ст.15 и 144 ч.1 УК РСФСР – один год исправительных
работ, по ст. 144 ч.2 УК РСФСР – один год 6 месяцев исправительных
работ, суд применил принцип поглощения, назначив окончательное наказание
по совокупности преступлений – один год 6 месяцев исправительных работ .

Обоснованность такого решения заключается в том, что законодатель в ряде
случаев учитывает типичное сочетание преступлений, образующих
повторность (или неоднократность) и повышает за них наказание. И
поскольку первое преступление отражается в квалификация последнего,
определяет его как повторное (или неоднократное), представляющее большую
общественную опасность, то было бы несправедливо вторично ухудшать
положение осужденного посредством назначения ему наказания по
совокупности совершенных преступлений по принципам сложения.

Примером второй разновидности совокупности может служить дело в
отношении Н., осужденного за совершение в разное время угрозы убийством
В., причинение легких телесных повреждений К. и тяжких телесных
повреждений М. Назначая ому наказание по ст.ст.112 ч.2 и 207 УК РСФСР по
шесть месяцев лишения свободы, а по ст.108 ч.1 УК РСФСР – 4 года 6
месяцев лишения свободы, суд, на наш взгляд, правильно применил принцип
поглощения менее строгих наказаний более строгим и определил Н. – 4 года
6 месяцев лишения свободы .

Применение принципа поглощения наказаний в таких случаях обусловлено
тем, что общественная опасность как личности виновного, так и
совершенных им преступлений главным образом определяется одним
преступным деянием, остальные же в силу малозначительности какого-либо
существенного влияния на совокупность не оказывают.

Вторым критерием выбора принципа назначения совокупного наказания
является вид совокупности. Идеальная совокупность, как правило, является
менее общественно опасной, чем реальная, так как объединяет
преступления, совершенные одним деянием виновногоу Поэтому, назначая
наказание за преступления, было бы несправедливо применять принципы
сложения по их совокупности. Мы полагаем, что при назначении наказания
при идеальной совокупности следует применять принцип поглощения менее
строгих наказаний более строгим.

Такой позиции придерживается и судебная практика. Например, по делу в
отношении К., осужденного по ст.ст.108 ч.1 и 206 ч.З УК РСФСР, Верховный
Суд РСФСР отметил:”… принимая во внимание, что в данном случае имеет
место идеальная совокупность преступлений, при определении наказания
следовало бы применить принцип поглощения менее строгого наказания более
строгим, назначенным за более тяжкое преступление”.

Третьим критерием является размер назначенного наказания за каждое из
преступлений, входящих в совокупность. В зависимости от размера в
судебной практике встречаются две ситуации. Во-первых, когда за каждое
преступление назначено одинаковое по виду и размеру наказание, не
достигающее максимального предела в санкциях соответствующих статей
закона. В таком случае по смыслу п.4 постановления Пленума Верховного
Суда СССР от 31 июля 1981 года применение принципа поглощения одного
наказания другим недопустимо . Однако в судебной практике это правило
зачастую нарушается.

Например, Ч. осужден к лишению свободы по ст.ст.15 и 89 ч.2 УК РСФСР к 3
годам, по ст.89 ч.2 УК РСФСР к 3 годам и по совокупности преступлений в
соответствии со ст.40 УК РСФСР по принципу поглощения одного наказания
другим также к 3 годам. Безусловно, в кассационном порядке приговор был
изменен: назначенное Ч. по ст.ст.15 и 89 ч.2 УК РСФСР наказание снижено
до 2 лот 6 месяцев лишения свободы, а затем по совокупности преступлений
по принципу поглощения определено 3 года лишения свободы . Ошибки в
применении в таких случаях принципа поглощения наказаний, на наш взгляд,
обусловлены неправильным пониманием сущности самого принципа поглощения,
согласно которого наиболее строгое наказание, назначенное за одно из
преступлений, поглощает все остальные наказания, безотносительно к тому,
за какое по характеру и степени общественной опасности преступление оно
назначено. Когда же назначенные за преступления наказания одинаковы по
виду и размеру и не достигают максимальных пределов в санкциях закона,
суд может применить лишь принципы частичного или полного сложения.

Во-вторых, в судебной практике встречаются и такие ситуации, когда за
каждое, входящее в совокупность, преступление либо за одно из них,
наиболее тяжкое, суд назначает максимальное наказание, предусмотренное
санкцией закона. Например, Д. осужден к лишению свободы по ст.103 УК
РСФСР к 10 годам, а по ст.108 ч.1 УК РСФСР к 8 годам. Поскольку размеры
наказаний за эти преступления определены в максимальных пределах, то суд
вынужден был избрать только принцип поглощения и назначить Д. по
совокупности 10 лет лишения свободы .

Определенная сложность в таких ситуациях возникает тогда, когда лицо
осуждается за несколько преступлений, за которые предусмотрены
одинаковые по виду и размеру наказания, а суд назначает их в
максимальных пределах. Например, М. осужден как по ст.112 ч.1 УК РСФСР,
так и по ст.193 ч.1 УК РСФСР к 1 году лишения свободы. Такое же
наказание суд назначил и по совокупности преступлений . Возникает
вопрос, какой принцип должен применить суд в таком случае? Ответ на него
в литературе неоднозначен.

Так, Г.А. Кригер, М.Х.Хабибулин и В.П. Малков в журнальной статье
отмечают, что в подобных случаях одно наказание поглощают другим, таким
же по размеру. По мнению Ю.Юшкова, по смыслу закона “поглощать можно
только более строгим наказанием менее строгое”. А.С. Горолик считает,
что поскольку в данной ситуации наверняка нельзя говорить о сложении,
следует полагать, что применяется поглощение. При этом, он предлагает
изменить редакцию закона, сохранив указание на поглощение в общем виде и
исключив следующие за ним слова: “менее строгого наказания более
строгим”.

Представляется, что в приведенной ситуации речь может идти лишь о
поглощении наказаний, а не их сложении, поскольку окончательное
наказание по совокупности преступлений увеличить нельзя. Что же касается
изменения редакции ст.40 УК РСФСР, как предлагает А.С. Горелик, то в
этом нет необходимости. Во-первых, при правильном применении общих начал
уголовного закона суд должен дифференцировать ответственность за каждое
преступление, а не использовать в одинаковой степени максимальный продел
наказания. Во-вторых, как показывают результаты нашего исследования,
такие ситуации единичны: они имели место в 0,5% случаях. Наконец,
в-третьих, указание в законе на поглощение “менее строгого наказания
более строгим” четче определяет порядок назначения совокупного наказания
и позволяет избежать судебных ошибок.

Таким образом, учитывая рассмотренные вопросы, мы полагаем, что принцип
поглощения менее строгого наказания более строгим необходимо применять в
следующих случаях:

1)при идеальной совокупности преступлений;

2) при сочетании совокупности и повторности, то есть, когда одно (либо
несколько) из преступлений, входящих в совокупность, отражается в
квалификации последнего преступления, например, определяет его как
повторное; 3) когда одно (либо несколько) из преступлений явно
малозначительное по сравнению с другим, которое и определяет
общественную опасность всей совокупности;

4) когда за каждое, входящее в совокупность преступление либо одно из
них, наиболее тяжкое, назначается максимальное наказание,
предусмотренное санкцией закона.

В остальных случаях должны применяться принципы частичного и полного
сложения наказаний. Какой из этих принципов следует применять по тому
или иному делу зависит от ряда обстоятельств: характера и степени
общественной опасности преступлений, образующих совокупность;
обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность лица; размера
наказания, назначенного судом за каждое отдельное преступление; санкции
уголовно-правовой нормы, предусматривающей более строгое наказание и
т.п. Разнообразие этих обстоятельств и необходимость их учета при
назначении совокупного наказания не позволяют выделить конкретные случаи
применения одного из этих принципов. В этом отношении суд самостоятельно
должен принять решение о полном либо частичном сложении наказаний,
руководствуясь общими началами назначения наказания.

Выбор между принципами поглощения, частичного и полного сложения, с
одной стороны, должен служить одним из способов индивидуализации
ответственности, а с другой – обеспечивать назначение виновному
справедливого наказания. Именно поэтому в уголовном законе и
соответствующем постановлении Пленума Верховного Суда Российской
Федерации целесообразно отразить наиболее общие правила применения
названных принципов.

На наш взгляд, уголовный закон должен содержать нормы, регламентирующие
общий порядок назначения наказания при совокупности преступлений и
порядок назначения наказания при идеальной совокупности и сочетании
совокупности и повторности преступлений. В этой связи ч.1 ст.40 УК
РСФСР, части 1-3 ст. 89 УК РФ, 1995 года, следовало бы изложить в
редакции:

“При совокупности преступлений суд, назначив наказание за каждое
преступление отдельно, окончательное наказание определяет по принципам
поглощения менее строгого наказания более строгим, частичного или
полного сложения наказаний в пределах санкции нормы Особенной части
уголовного закона, предусматривающей более строгое наказание.

Принцип поглощения менее строгого наказания более строгим суд, как
правило, применяет в случаях идеальной совокупности преступлений и когда
первое преступление влияет на квалификацию последнего, определяя его как
повторное. Суд может применить этот принцип и в других случаях, указав
мотивы принятого решения”.

Что же касается остальных случаев применения принципа поглощения
наказаний, в частности, когда одно (либо несколько) из преступлений явно
малозначительное по сравнению с другим и когда за каждое преступление
либо одно. из них, наиболее тяжкое, назначено максимальное наказание,
предусмотренное санкцией закона, то свое отражение они должны найти в
постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, регулирующим
вопросы назначения наказания по совокупности преступлений.

Подобная регламентация таких правил, с одной стороны, позволит
ограничить случаи применения принципа поглощения наказаний в судебной
практике, а с другой – назвать правовые основания, диктующие
необходимость его применения.

Анализ судебной практики показывает, что в большинстве случаях каждый из
названных принципов применяется самостоятельно. Однако, при назначении
совокупного наказания иногда возникает необходимость их одновременного
применения. В юридической литературе этот вопрос трактуется по-разному.
Например, одни криминалисты считают, что закон разрешает применить по
одному делу либо поглощение, либо сложение наказаний, но не
предусматривает их совместное применение.

Другие авторы, наоборот, допускают такое сочетание принципов при
определении совокупного наказания, называя подобные ситуации
разновидностью частичного сложения наказаний .

По нашему мнению, последняя точка зрения является более убедительной,
поскольку в этом отношении закон но предусматривает каких-либо
ограничений и такие ограничения не отвечали бы потребностям судебной
практики. Например, осуждая И. к лишению свободы по ст.113 УК РСФСР к 1
году 6 месяцам, ст. 117 ч.З УК РСФСР к 6 годам, а ст.112 ч.2 УК РСФСР к
штрафу в суде 100 рублей, народный суд, с учетом характера и степени
общественной опасности совершенных преступлений, на наш взгляд,
обоснованно частично сложил наказания в виде лишения свободы и поглотил
штраф, определив И. окончательно 7 лет лишения свободы .

Ситуации, при которых возникает необходимость подобного решения, в
судебной практике неединичные. В частности, по результатам нашего
исследования они встречались среди 2% осужденных за совершение
нескольких преступлений. Возможность такого решения предусмотрена в
постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1981 года, где в
п.З подчеркнуто, что при определении наказания по совокупности трех или
более преступлений суд вправе одновременно полностью или частично
сломить одни и поглотить другие наказания, назначенные за отдельные
преступления .

Б. Назначение наказания при разновременном осуждении за несколько
преступлений.

Правила и принципы назначения наказания по совокупности преступлений
применяются но только при одновременном, но и разновременном осуждении
лица, совершившего несколько преступлений до постановления первого
приговора. В этом случае, как указано в ч.З ст.40 УК РСФСР и в
соответствующих статьях проектов уголовного законодательства, в срок
наказания засчитывается то наказание, которое полностью или частично
отбыто по первому приговору.

По смыслу данной нормы процесс назначения наказания при такой
совокупности состоит как бы из трех стадий: 1) назначение наказания за
преступление, раскрытое или рассматриваемое последним; 2) определение
окончательного наказания по совокупности преступлений с учетом первого и
вновь назначенного наказания; 3) производство зачета в срок наказания
полностью или частично отбытого наказания по первому приговору.

В первой стадии, при назначении наказания за последнее преступление суд
обязан руководствоваться как общими принципами, так и общими началами
уголовного закона, указанными в ст.ст.37-39 УК РСФСР. При этом следует
учитывать особенности данной совокупности преступлений. Они заключаются
в том, что приговоры по каждому делу выносятся в разное время, в
результате чего суду, постановившему первый приговор, например, не было
известно еще об одном совершенном преступлении. Вследствие этого, по
ряду дел суд был лишен возможности учесть, во-первых, повторное
совершение преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего
ответственность в соответствии с п.1 ст.39 УК РСФСР и, во-вторых,
последнее деяние в качество квалифицирующего признака состава
преступления.

Например, Б. в июле 1989 года совершил кражу мотоцикла, а в августе того
же года – злостное хулиганство. Последнее преступление было раскрыто
первым и приговором суда Б. осужден по ст.206 ч.2 УК РСФСР.

Поскольку на момент рассмотрения первого дела не было известно о краже,
то суд полагал, что хулиганство совершено впервые и в соответствии со
ст.38 УК РСФСР признал это обстоятельство смягчающим ответственность.
Бесспорно, что в таком случае учет смягчающего обстоятельства повлиял на
выбор наказания, хотя в действительности Б. совершил два преступления и
суд мог бы признать это обстоятельство отягчающим ответственность. Не
было возможности исправить положение и при последующем осуждении Б.,
поскольку кражу мотоцикла он совершил впервые .

Другой пример. К. осужден за кражу чужого имущества, совершенную 15
августа 1991 года, по ст.144 ч.1 УК РСФСР. В период отбывания наказания
он сделал явку с повинной о совершении аналогичного преступления 10 мая
1991 года. Постановляя последний приговор, суд вновь квалифицировал
деяния К. по ст.144 ч.1 УК РСФСР и назначил наказание по правилам ст.40
ч.З УК РСФСР . Между тем, при своевременном раскрытии обоих эпизодов
краж деяния К. следовало бы квалифицировать по признаку повторности (ч.2
ст.144 УК) и он понес бы более строгую ответственность.

С учетом этих особенностей суд, на наш взгляд, должен вносить
соответствующие коррективы при определении совокупного наказания,
например, чаще использовать принципы сложения наказаний. Это вытекает из
обязанности суда учитывать при назначении наказания как степень
общественной опасности каждого, входящего в совокупность преступления,
так и всей совокупности в зависимости от ее вида и характера
составляющих преступлений.

Вторая стадия заключается в том, что суд, назначив наказание за
последнее преступление, определяет окончательное наказание по
совокупности преступлений: последнего и по которому уже вынесен
приговор. При этом суд применяет принципы, названные в ч.1 ст.40 УК
РСФСР.

Анализ нашего исследования показывает, что при такого рода совокупности
преступлений суды чаще, чем в других случаях, применяют принципы
частичного или полного сложения наказаний. Так, если по всем делам о
совокупности преступлений принципы сложения применяются по 38% дел, то
за совокупность при разновременном осуждении – по 44% дел. Отчасти это
объясняется особенностями данной совокупности, о которых говорилось
выше, а отчасти – ошибочным применением правил о совокупности
приговоров, а не преступлений.

Например, согласно нашего обобщения, при назначении наказания по
совокупности преступлений при разновременном осуждении суды по 11% дел
применяли правила, предусмотренные ст.41, а не ч.З ст.40 УК РСФСР. О
характере и причинах такого положения говорилось нами в одной из
журнальных статей, в основу которой и были положены результаты обобщения
.

При назначении наказания согласно ч. 3 ст. 40 УК РСФСР необходимо
учитывать, что, с одной стороны, окончательное наказание по совокупности
преступлений не должно превышать максимальных пределов в санкциях норм,
входящих в совокупность, а с другой – наказания за отдельные
преступления включаются в совокупность целиком, независимо от того, что
к моменту постановления второго приговора наказание по первому делу
отбыто полностью или частично.

Если же исходить из неотбытого наказания по первому делу, то
окончательное наказание по совокупности преступлений иногда может быть
меньше, чем назначенное за отдельные преступления, входящие в
совокупность. По этому поводу Верховный Суд СССР в постановлении Пленума
от 31 июля 1981 года отмечал, что в случаях примененияя ч.З ст.40 УК
РСФСР окончательное наказание по совокупности преступлений не может быть
ниже наказания, назначенного по первому приговору, поскольку в таких
случаях при поглощении или сложении наказаний суд должен исходить из
размера всего наказания по первому делу, а не из его неотбытой части .
На указанные обстоятельства неоднократно обращалось внимание Верховным
Судом РСФСР при рассмотрении конкретных дел .

Данное разъяснение позволяет ответить еще на один вопрос, возникающий в
судебной практике. Так, иногда встречаются случаи, когда лицо осуждено
за совокупность преступлений, а затем выясняется, что оно виновно в
совершении еще нескольких преступлений, совершенных до вынесения
приговора. Поскольку в обоих случаях имеет место совокупность
преступлений, то пород судом встает вопрос о том, каким образом
назначать окончательное наказание. Следует ли назначенное по
совокупности по первому делу рассматривать как одно наказание или
учитывать отдельно назначенные наказания за каждое преступление и при
назначении наказания по второму приговору на основании ст.40 ч.З УК
РСФСР их слагать с вновь назначенными наказаниями?

Если обратиться к приведенному разъяснению Пленума Верховного Суда СССР,
то из его содержания видно, что при назначении наказания согласно ч.З
ст.40 УК РСФСР суд должен исходить из размера всего наказания по первому
делу, то есть, окончательное наказание по совокупности по первому
приговору должно рассматриваться как одно целое.

Сложным во второй стадии является вопрос о назначении совокупного
наказания в случае, когда по первому делу назначено условное, а по
второму – реальное наказание. В юридической литературе ряд авторов
считают, что условное и реальное наказание не могут взаимно поглощаться
либо слагаться между собой . По этому пути идет судебная практика.
Например, Верховный Суд РСФСР по конкретным делам в одном случае
отметил, что сложение наказаний по правилам, предусмотренным ч.З ст.40
УК РСФСР, не применяется, если по первому приговору лицо было осуждено
условно, а по второму назначено реальное наказание , по другому делу –
указал на недопустимость поглощения одного наказания другим , по
третьему – высказал мнение, что приговор об условном осуждении подлежит
исполнению самостоятельно .

Вместе с тем, в юридической литературе существует иная точка зрения.
Так, по мнению Г.З.Анашкина при таких ситуациях допустимо применение
принципа поглощения. Он отмечает, что более строгое наказание, чем
условное осуждение, назначенное вторым приговором, поглощает наказание,
назначенное первым приговором. Если же наказание по второму приговору
мягче, чем условное осуждение, оно подлежит поглощению условным
наказанием .

Мы полагаем, что порядок назначения наказания при совокупности
преступлений на основании ч.З ст.40 УК РСФСР должен быть единым,
безотносительно к тому, какое наказание назначено по первому приговору.
Во-первых, то обстоятельство, что в ч.З ст.40 УК РСФСР речь идет о
совокупности преступлений, а не о других правовых явлениях, сомнений не
вызывает. Во-вторых, предусматривая порядок назначения наказания при
совокупности преступлений, в том числе и при разновременном осуждении,
уголовный закон каких-либо исключений не делает. В-третьих, наличие двух
приговоров в отношении одного и того же лица усложняет процесс их
исполнения, делает условное наказание формальным решением суда.
В-четвертых, по смыслу ст. 367 УПК РСФСР при наличии двух приговоров в
отношении одного и того же лица суд обязан вынести определение о
назначении осужденному единого наказания, руководствуясь ст.ст.40 и 41
УК РСФСР. Наконец, в-пятых, единый порядок будет способствовать единому
подходу в решении вопросов наказания и предупреждать ошибки в судебной
практике.

С учетом таких рассуждений, представляется, что как в случаях осуждения
по первому приговору к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора,
так и при условном осуждении в соответствии со ст.44 УК РСФСР,
применение правил назначения наказания по совокупности преступлений на
основании ст.40 ч.З УК РСФСР должно быть одинаковым.

В третьей стадии суд, назначив окончательное наказание по совокупности
преступлений, должен зачесть в его срок наказание, отбытое полностью или
частично по первому приговору. Необходимость такого зачета обусловлена
том, что положение осужденного но должно ухудшаться, то есть, общая
продолжительность наказания за оба преступления не должна увеличиваться
от того, что одно из них было раскрыто позднее другого. Зачет отбытого
наказания может производиться двумя способами: во-первых, если наказание
по первому приговору отбыто но полностью, то срок окончательного
наказания удобное исчислять со дня отбывания наказания по первому
приговору; во-вторых, если наказание по первому приговору отбыто
полностью, то производится его вычет из окончательного наказания, а
оставшийся срок исчисляется со дня вынесения последнего приговора либо
заключения виновного под стражу по последнему делу. На необходимость
соблюдения требований закона о зачете отбытого наказания по первому
приговору неоднократно указывал Верховный Суд РСФСР при разрешении
конкретных дел. При этом, как в случае назначения совокупного наказания
на основании ст.40 ч.З УК РСФСР, так и в случае зачета отбытого
наказания по первому приговору необходимо руководствоваться правилами о
сложении наказании, названными в ст.41 УК РСФСР (ст. 71 проекта УК РФ,
1995 года).

§ 3. Назначение дополнительных наказаний по совокупности
преступлений.

В постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 23 марта 1971 года “0
практике назначения судами РСФСР дополнительных мер наказаний”
подчеркивается, что эти меры, назначенные в соответствии с требованиями
закона, имеют важное значение в предупреждении новых преступлений .
Выполнение этих требований приобретает особое значение в случае
совершения лицом нескольких преступлений, когда назначение
дополнительных наказаний является одним из средств индивидуализации
ответственности.

Однако, как “оказывают результаты нашего исследования, суди не всегда
учитывают повышенную общественную опасность совокупности преступлений и
но во всех случаях назначают виновным дополнительные наказания. Так, по
изученным нами делам в отношении 400 осужденных, 224 лица осуждено по
закону, предусматривающему возможность назначения дополнительных
наказаний. Однако такие наказания назначены лишь 87-й лицам, что
составляет 33%.

Нередко при этом суды допускают ошибки. Например, по данным моего
обобщения ошибочные решения встречались по 7% дел. Как правило, характер
ошибок заключается в том, что дополнительные наказания назначаются лишь
по совокупности преступлений, а не за отдельные преступления, входящие в
совокупность, а затем по их совокупности.

Названные ошибки имеют довольно распространенный характер, на что
неоднократно обращал внимание Верховный Суд РСФСР, например: в
постановлениях Пленума от 23 апреля 1985 года “О применении судами РСФСР
законодательства, регламентирующего назначение мер уголовного
наказания”; от 20 декабря 1988 года “0 ходе выполнения судами Российской
Федерации постановлений Пленума Верховного Суда СССР и Пленума
Верховного Суда РСФСР о практике назначения дополнительных наказаний “;
в ряде обзоров судебной практики ; при разрешении конкретных дел , т.п.

Устойчивость ошибок, на наш взгляд, объясняется тем, что уголовный закон
не предусматривает особого порядка назначения дополнительных наказаний
по совокупности преступлений, а содержащаяся в ч.2 ст.40 УК РСФСР норма,
недостаточно конкретна. Так, в ней говорится о том, что к основному
наказанию может быть присоединено любое из дополнительных наказаний,
предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса,
устанавливающими ответственность за те преступления, в совершении
которых лицо было признано виновным. Аналогичное правило содержится в
проектах уголовного законодательства.

Представляется, что такая редакция закона оставляет открытыми, по
крайней мере, три вопроса, по которым требуются специальные разъяснения
Пленума Верховного Суда Российской Федерации. Первый вопрос заключается
в том, каким образом следует присоединять дополнительное наказание: лишь
по совокупности преступлений, либо предварительно за отдельное
преступление, входящее в совокупность ?

В юридической литературе на этот вопрос можно встретить два ответа.
Например, Б.А.Куринов полагает, что дополнительные наказания могут быть
назначены по совокупности как тогда, когда они назначались отдельно за
какое-либо преступление, так и тогда, когда они предусмотрены в
соответствующих санкциях, но отдельно за преступления не назначались.
Аналогичную точку зрения, но применительно к совокупности преступлений
при разновременном осуждении (ч.З ст.40 УК РСФСР), высказал
А.С.Никифоров .

Другие авторы, наоборот, считают недопустимым назначение дополнительных
наказаний по совокупности преступлений, если они не были назначены за
отдельные преступления, входящие в совокупность. В противном случае, как
полагают, например, И.М.Гальперин и Ю.Б.Мельникова, приговор подлежит
отмене вследствие нарушения закона при назначении наказания.

По нашему мнению, вторая точка зрения является более обоснованной: она
соответствует не только сложившейся судебной практике, но и принципам
индивидуализации и справедливости наказания, особенно в случаях, когда
вышестоящими судебными инстанциями приговор по одному из обвинений
отменяется, а дело производством прекращается. В связи с этим, порядок
назначения дополнительных наказаний предварительно за каждое
преступление и лишь затем по их совокупности должен быть предусмотрен не
в судебных разъяснениях, а в самом законе. Вместо с тем, нельзя
согласиться с предложением, согласно которого назначение дополнительных
наказаний только по совокупности преступлений должно во всех случаях
влечь отмену приговора. Хотя в постановлении Пленума Верховного Суда
СССР от 29 августа 1980 года ” 0 практике назначения судами
дополнительных наказаний” и говорится о том, что назначение
дополнительного наказания только по совокупности преступлений следует
рассматривать как неправильное применение уголовного закона и может
служить основанием для отмены приговора , однако при анализе судебной
практики Верховных Судов СССР и РФ по конкретным делам таких фактов нами
не выявлено и в этом каждый раз нет необходимости. Законно и обоснованно
назначенное основное наказание по совокупности преступлений, в ряде
случаев может быть вполне достаточным для исправления виновного без
применения дополнительного наказания. Именно поэтому вышестоящие
судебные инстанции чаще всего исключают из приговора решение суда о
назначении дополнительного наказания лишь по совокупности преступлений.

Наряду с этим, следует признать, что в отдельных случаях отмена
приговора все же необходима. Такое положение возникает тогда, когда,
например, исключение из приговора неправильно назначенного
дополнительного наказания делает наказание в целом чрезмерно мягким.

Второй вопрос, возникающий при назначении дополнительных наказаний, –
это возможность назначения по совокупности преступлений нескольких
дополнительных наказаний, предварительно назначенных по нескольким
статьям уголовного закона. Согласно ч.2 ст.40 УК РСФСР к основному
наказанию может быть присоединено любое из дополнительных наказаний.
Такая редакция этой нормы вызвала двойственное решение этого вопроса.

Так, по мнению В.П. Малкова, к основному наказанию, назначенному по
совокупности преступлений, может быть присоединено одно дополнительное
наказание из числа назначенных за отдельные преступления. Иное же
решение но соответствовало бы принципу экономии репрессии, привело бы к
неоправданной жестокости наказания и сложностям при исполнении .

Иную точку зрения высказывают, например, И.М. Гальперин и
Ю.Б.Мельникова. Они полагают, что коль скоро допустимо назначение более
одного дополнительного наказания за совершение одного преступления, то
том более нет принципиальных оснований для исключения возможности
назначения нескольких дополнительных наказаний при осуждении по
совокупности преступлений .

Мы полагаем, что при решении этого вопроса необходимо учитывать, что
дополнительные наказания отличаются но только по своему характеру, но и
целям. Именно поэтому законодатель в ряде случаев за одно преступление
предусматривает возможность назначения несколько дополнительных
наказаний, в том число, когда они прямо и но указаны в санкциях статей
Особенной части, например, лишение права занимать определенные должности
или заниматься определенной деятельностью. Кроме того, за отдельные
преступления назначение дополнительных наказаний является обязательным.
При таких условиях, присоединение к окончательному наказанию по
совокупности преступления лишь одного дополнительного наказания не
соответствовало бы принципу справедливости, и целям самого уголовного
наказания. А поэтому, на наш взгляд, правило о назначении по
совокупности преступлений несколько дополнительных наказаний необходимо
отразить в уголовном законе.

Наконец, третий вопрос касается применения принципов поглощения,
частичного и полного сложения этих полагает В.П.Малков, к основному
наказанию по совокупности но могут присоединяться несколько
дополнительных наказаний, кроме конфискации имущества и лишения воинских
и специальных званий . Логически вытекает вывод, что при назначении иных
дополнительных наказаний суд вправе применить лишь принцип поглощения.
Однако с таким мнением согласиться нельзя.

Как отмечалось выше, суд не ограничен в количестве дополнительных
наказаний, которые он может назначить по совокупности преступлений. Нет
каких-либо ограничений в применении принципов поглощения, частичного
либо полного сложения дополнительных наказаний и в уголовном законе. Эти
принципы в равной мере относятся ко всем наказаниям безотносительно к
тому, применяются ли они в качестве основных или дополнительных.

Вместо с тем, применение этих принципов при назначении дополнительных
наказаний имеет свои особенности. Дело в том, что дополнительные
наказания в теории уголовного права подразделяются на однородные и
разнородные. При этом, каждое дополнительное наказание имеет
самостоятельное значение и применяется судом с определенной целью,
например, ограничить либо лишить осужденного прав по владению
имуществом, занятию определенной деятельностью и т.п. Если суд за
преступления, входящие в совокупность, назначил несколько однородных
(одинаковых) дополнительных наказаний, то безусловно, по совокупности
преступлений он должен определить одно, итоговое дополнительное
наказание. В этом случае суд вправо применить любой из принципов,
названных в ч.1 ст.40 УК РСФСР.

Например, Верховный Суд СССР в постановлении Пленума от 29 августа 1980
года ” 0 практике назначения судами дополнительных наказаний” разъяснил,
что окончательный размер дополнительных наказаний одного и того же вида
определяется путем поглощения меньшего срока большим либо путем их
полного или частичного сложения в пределах, установленных статьей,
предусматривающей более длительный срок дополнительного наказания, а в
случаях, когда такой предел но установлен в статье уголовного закона
либо когда дополнительное наказание применено на основе норм Общей части
уголовного кодекса, – в пределах максимального срока, установленного для
данного вида наказания .

Иное положение возникает тогда, когда за отдельные преступления,
входящие в совокупность, назначены разнородные наказания. Как известно,
уголовный закон не предусматривает возможности замены либо перерасчета
одного вида дополнительного наказания в другой. Учитывая целевое
значение таких наказаний, в отношении их неприменим и принцип
поглощения. Например, нельзя поглотить лишение воинского или
специального звания конфискацией имущества, хотя с точки зрения системы
наказаний последнее является более тяжким. В противном случае,
дополнительные наказания не достигли бы той цели, которую преследовал
суд при их назначении.

Наконец, в отношении разновидных дополнительных наказаний нельзя
применить и принцип частичного их присоединения к основному наказанию,
назначенному по совокупности преступлений, поскольку суд, определяя
окончательное наказание, но вправо уменьшить любое из наказаний,
назначенных за отдельные преступления.

С учетом изложенного, мы полагаем, что в случаях назначения за отдельные
преступления, входящие в совокупность, разнородных дополнительных
наказаний, последние в силу своей природы должны присоединяться
полностью к основному окончательному наказанию и исполняться
самостоятельно.

Назначая дополнительные наказания при совокупности преступлений и
применяя в отношении их принципы поглощения, частичного или полного
сложения, суд не связан с тем, какой из этих принципов применен в
отношении основных наказаний. Иными словами, принцип поглощения,
например, основных наказаний может сочетаться с принципами частичного
либо полного сложения дополнительных и наоборот. В литературе такое
решение одни авторы относят к разновидности частичного сложения, другие
называют применением “смешанного” принципа при назначении совокупного
наказания .

Представляется, что в таких случаях речь может идти о применении
принципа частичного сложения наказаний, поскольку в конечном итоге
окончательное наказание по совокупности преступлений но равняется как
сумме всех наказаний, назначенных за отдельные преступления, так и
наказанию, назначенному за наиболее тяжкое преступление. Поэтому при
назначении окончательного наказания суд в приговоре должен указать, что
оно определяется по принципу частичного сложения. Таким образом, анализ
особенностей, возникающих при назначении дополнительных наказаний по
совокупности преступлений, позволяет сделать вывод, что процесс
назначения этих наказаний, хотя и осуществляется параллельно с
назначением основных наказаний, в то же время он носит самостоятельный
характер и в силу этого должен быть более подробно регламентирован в
уголовном законе.

Следует отметить, что в юридической литературе такой вопрос ставился
неоднократно, например, такими учеными, как А.С. Гореликом, А.Л.
Цветиновичем и другими.

По нашему мнению, ч.2 ст.40 УК РСФСР (аналогично, ч.4 ст. 69 проекта
Уголовного кодекса РФ, 1995 г.) целесообразно изложить в такой редакции:

“К основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений, суд
может присоединить дополнительные наказания, назначенные за
преступления, входящие в совокупность. Если за несколько преступлений
назначены одинаковые дополнительные наказания, размер окончательного
наказания определяется по принципам, указанным в части первой настоящей
статьи. Дополнительные наказания разных видов подложат исполнению
самостоятельно”.

Аналогичная норма нами предлагалась в одной из журнальных статей . Она в
определенной степени будет способствовать, во-первых, более эффективному
решению вопросов о назначении дополнительных наказаний, а, во-вторых,
предупреждению судебных ошибок при рассмотрении уголовных дел.

Заключение.

Проведенное нами исследование показало, что совокупность преступлений
есть сложное социально-правовое явление. Эта сложность заключается в
том, что во-первых, по своей природе совокупность представляет собой
сочетание двух и более самостоятельных преступлений, квалифицируемых по
различных нормам уголовного закона. При этом, преступления могут быть
самыми разнообразными и их совершение возможно как посредством одного,
так и нескольких деяний. В этой связи важное значение приобретает
вопрос о понятии и структуре единичного преступления, являющегося
элементом совокупности, с одной стороны, а с другой – об отграничении
совокупности от других разновидностей множественности преступлений.

Во-вторых, совокупность преступлений, и в особенности реальная,
характеризуется более высокой степенью общественной опасности и требует
особого подхода при определении пределов уголовной ответственности и
назначении мер уголовного наказания.

Однако, анализ действующего уголовного законодательства, упомянутых нами
проектов Уголовного уложения и Уголовного кодекса Российской Федерации,
в том числе, УК РФ, 1995 года, показывает, что отдельные положения,
затрагивающие названные вопросы, требуют совершенствования.

На мой взгляд, это касается следующих норм.

1. Юридической сущностью единичного общественно опасного деяния является
состав преступления. В проектах уголовного законодательства, например, в
ст.8 проекта УК РФ, 1995 года, хотя указывается, что основанием
уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все
признаки состава преступления, однако само понятие состава преступления
не приводится. В связи с этим, мы предлагаем изложить данную норму в
следующей редакции.

” Основанием уголовной ответственности является общественно опасное
деяние, содержащее все признаки состава преступления.

Составом преступления признается система предусмотренных Общей и
Особенной частями настоящего кодекса объективных и субъективных
признаков общественно опасного деяния, необходимых для признания деяния
преступлением”.

2. Среди разновидностей единичных преступлении в судебной практике
наибольшую сложность вызывает разграничение составных, продолжаемых и
длящихся преступлений. Поэтому, для однообразного их толкования
следовало бы закрепить в законе их определенно, например, в Главе 3
“Понятие и виды преступлений” проекта УК РФ 1995 года в следующей
редакции.

Статья… Понятие составного преступления. Составным преступлением
признается совершение одного либо объединенных внутренним единством двух
или более деяний, посягающих на различные объекты и вызывающих
разнородные, но взаимосвязанные между собой последствия, одно из которых
определяет характер всего преступления.

Статья… Понятие продолжаемого преступления.

Продолжаемым признается преступление, слагаемое из неоднократных,
объединенных единством вины и цели, тождественных деяний, представляющих
отдельные акты единой деятельности лица, направленной на один и тот же
объект (предмет) для достижения общего результата.

Статья… Понятие длящегося преступления.

Длящимся преступлением признается деяние, сопряженное с последующих
нарушением либо невыполнением лицом в течение неопределенного времени
установленных законом запретов либо обязанностей под угрозой уголовного
наказания.

Длящееся преступление признается оконченным с момента прекращения
противоправного “поведения лица либо наступления событий, препятствующих
такому поведению.

3. Совокупность преступлений является одной из разновидностей
множественности преступлений и именно это создает определенные
трудности в отграничении ее на практике. Поэтому в целях устранения
разнообразия в решении этих вопросов важным было бы предусмотреть в
Уголовном кодексе Российской Федерации самостоятельную главу
“Множественность преступлений”, в которой подробно определить понятие
множественности, ее разновидностей и некоторые другие вопросы, имеющие
общее значение как для единичных, так и нескольких преступлений. По
нашему мнения, данную главу следует изложить в следующей редакции.

Глава… Множественность преступлений. Статья… Понятие множественности
преступлений. Множественностью преступлений признается наличие в деяниях
лица, безотносительно к (акту осуждения, двух и более составов
преступлений, по мотором не утрачены правовые свойства для привлечения к
уголовной ответственности, учета при квалификации и назначении
наказания.

Не утратившими правовых свойств признаются такие деяния, по которым не
истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности либо
исполнения обвинительного приговора, не погашена и не снята судимость,
лицо не освобождалось в соответствии с законом от уголовной
ответственности и наказания и в отношении его не принималось решение о
прекращении дела.

Разновидностями множественности преступлений являются: неоднократность,
совокупность и рецидив преступлений.

Статья… Неоднократность преступлений.

Неоднократностью преступлении признается совершение двух и более
тождественных, за которое лицо еще не было осуждено и с момента
совершения которых не утрачены правовые свойства.

Разновидностями неоднократности являются: повторность и систематичность
преступлений.

Неоднократность, повторность и систематичность могут наступать в
качестве конструктивных признаков единичных преступлений и
квалифицирующих признаков состава преступления.

Статья… Повторность преступлений.

Повторностью преступлений признается совершение двух и более
тождественных либо однородных, а в случаях, предусмотренных Особенной
частью настоящего кодекса, и разнородных преступных деяний, за которые
лицо еще не было осуждено и с момента совершения которых не утрачены
правовые свойства.

Статья… Систематичность преступлений.

Систематичностью преступлений признается совершение трех и более
тождественных деяний, за которые лицо еще не было осуждено и с момента
совершения которых не утрачены правовые свойства.

Статья… Совокупность преступления.

Совокупностью преступлений признается совершение лицом одного или
несколько деяний, содержащих признаки двух п более составов
преступлении, предусмотренных различными нормами уголовного закона, за
которые лицо не было осуждено н по которым не утрачены правовые
свойства.

Если за некоторые деяния лицо было осуждено, но все преступления
совершены до постановления приговора по первому делу.

Статья… Рецидив преступлений..

Рецидивом преступлений признается совершение нового умышленного
преступления лицом, ранее судимым за умышленное преступление, судимость
за которое не снята и не погашена в установленном законом порядке.

Что касается разновидностей рецидива, то рамки дипломного исследования
не позволили более подробно рассмотреть эти вопросы.

4. Одним из важных и в то же время самых ответственных в судебной
практике является вопрос о назначении наказания при совершении лицом
несколько преступлении. Он затрагивает две проблемы:

а) об учете этого обстоятельства в качество отягчающего ответственность
при множественности преступлений и

б) о применении одного из принципов определения окончательного наказания
при совокупность преступлении, как одной из разновидностей
множественности.

В этом отношении мы полагаем, что более четче необходимо сформулировать
п. 1 ст. 39 УК РСФСР (п. “а” ч.1 ст. 62 проекта УК РФ 1995 года),
ограничив эту норму лишь указанием на совершение неоднократно умышленных
преступлений, например:

1)” совершение лицом умышленных преступлений неоднократно, если
преступления не утратили правовых свойств”.

Кроме того, ст.30 УК РСФСР необходимо донолнить (улучшить редакцию ч.2
ст.62 проекта УК РФ, 1995 г.) новой частью следующего содержания:

“Суд не вправе признать отягчающих ответственность такие обстоятельства,
которые характеризуют преступное деяние либо являются признаками состава
преступления”.

Что касается назначения наказания по совокупности преступлений, то
ст.40 УК РСФСР (ст.69 проекта УК РФ,1995 года) следовало бы изложить в
такой редакции.

Статья… Назначение наказания по совокупности преступлений.

При совокупности преступлений суд, назначив наказание за каждое
преступление отдельно, окончательное наказание определяет по принципам
поглощения менее строгого наказания более строгим, частичного или
полного сложения наказаний в пределах санкции нормы Особенной части
уголовного закона, предусматривающей более строгое наказание.

Принцип поглощения менее строгого наказания более строгим суд, как
правило, применяет в случаях идеальной совокупности преступлений и когда
первое преступление влияет на квалификацию последнего, определяя его как
неоднократное. Суд может применить этот принцип и в других случаях,
указав мотивы принятого решения.

К основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений, суд
может присоединить дополнительные наказания, назначенные за
преступления, входящие в совокупность. Если за несколько преступлений
назначены одинаковые дополнительные наказания, размер окончательного
наказания определяется по принципам, указанным в части первой настоящей
статьи. Дополнительные наказания разных видов подлежат исполнению
самостоятельно.

По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения приговора
по первому делу будет установлено, что лицо виновно еще и в другом
преступлении, совершенном до вынесения указанного приговора. В этом
случае в срок назначенного наказания по совокупности преступлений
засчитывается наказание, отбытое по первому приговору.

Затронутые нами вопросы и высказанные по ним предложения, не исчерпывают
всех проблем, связанных с совокупностью преступлений. Однако, как
показывает судебная практика, по этим вопросам наиболее чаще допускаются
судебные ошибки, которые негативно влияют на правосудие в целом.
Поэтому, совершенствование норм о совокупности преступлений, назначении
наказания при совокупности и др. есть объективная потребность судебной
практики. Реализация же приведенных в работе предложений, на наш взгляд,
в определенной мере будет способствовать предупреждению судебных ошибок
при разрешении уголовных дел данной категории.

Библиография.

1. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1985, №7,стр.5.

2. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1981, № 5, стр.9.

3. Горелик А.С. Наказание по совокупности преступлений

и приговоров. Красноярск, 1991, стр. 3.

4. Караев Т.Э. Повторность преступлений. М., 1983, стр.6:

5. Волженкин Б. Квалификация при обвинении в совершении нескольких
преступлений. -” Социалистическая законность” 1984, № 10, стр.33,др.

6. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений, М., 1972,
стр.279.

7. “Российская газета”, 25.01.1995 г.

8. Архив Новгородского городского народного суда: дело № 1-848, 1990г. и
дело № 1-150, 1991 г.

9. Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, № 3, отр.23.

10. Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования, М., 1987,
стр.45.

11. Марцев А.И. Вопросы совершенствования норм о преступлении.
“Советское государство и право”, 1988,№II, стр.86.

I2. Дурманов Н.Д. Понятие преступления, М.,1948, стр.62.

13. Ковалев М.И. Понятие преступления в советском уголовном право.
Свердловск, 1987, стр.21.

Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность.М.,1969, стр.46, др.

14. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений.
Издательство Московского униворситета,1984,стр.75.

15. Тульчинский Г.Л. Разум, воля, успех. О философии

поступка. Издательство Ленинградского университета, 1990, стр.18.

16. Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М. 1961, стр.632-633.

17. Яковлев А.М. Совокупность преступлений по советскому уголовному
праву. М. 1960. стр. 22, др.

18. Архив Солоцкого районного народного суда, дело 1-28, 1989 год.

19. Архив Ленинского районного народного суда г. Новгорода, дело 1-66,
1989 год.

20. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946,стр.541-542.

21. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1977, стр.104.

22. Золинский А.Ф. Квалификация повторных преступлений. Волгоград,
1976, стр.8.

23. Архив Новгородского городского народного суда, дело 1-238, 1991 год.

24. Пионтковокий А.А. Учение о преступлении. М., 1961, стр.632-633.

25. Бажанов М.И. Назначение наказания по совокупности преступлений и
совокупности приговоров. Харьков, 1977,стр.12.

26. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924-1986. М.,
1987, стр.608.

27. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1963, № 4, стр.7.

28. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1973, № 1, стр.7.

29. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1977, № 6, стр.5.

30. Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1970, № 1, стр.14.

31. Малков В.П. Совокупность преступлений. Казань, 1974.

32. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность.М.,1992.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020