.

Полномочия и процессуальная самостоятельность следователя

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 4051
Скачать документ

50

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

1. Следователь как участник уголовного процесса 6

§ 1. Процессуальные функции следователя и их место в деятельности
следователя 6

§ 2. Полномочия следователя 18

2. Процессуальная самостоятельность следователя 22

§ 1. Механизм обеспечения процессуальной самостоятельности следователя
22

§ 2. Взаимодействие следователя с органами дознания 31

3. Предпосылки создания единого следственного аппарата 43

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 53

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 58

ВВЕДЕНИЕ

Успех борьбы с преступностью в существенной мере определяется тем,
насколько быстро и полно будет раскрыто каждое преступление, изобличены
и преданы суду все лица, виновные в его совершении. Правильное решение
следователем вопросов, входящих в предмет доказывания по каждому
уголовному делу, во многом предопределяет законность и справедливость
судебного приговора. Какой бы процессуальной самостоятельностью и
независимостью суд ни обладал, он выносит свою оценку, исходя из
материалов уголовного дела, направляемого прокурором на его
рассмотрение. Именно следователь в первую очередь определяет наличие
состава и события преступления, доказывает виновность лица,
привлечённого к уголовной ответственности, определяет юридическую оценку
преступления, сумму причинённого материального ущерба и т.д.

Выше перечисленные задачи решаются в ходе предварительного следствия.
Следует подчеркнуть, что именно следователь является органом
государства, осуществляющим государственно-правовую функцию
расследования преступлений. Следователи учреждены специально для
осуществления данной функции.

В настоящее время, когда возникла необходимость коренного улучшения
деятельности правоохранительных органов, важно правильно определить
процессуальное положение следователя в уголовном процессе.

Реформа системы предварительного следствия актуальна и неизбежна –
состояние законности и правопорядка в стране ухудшается, количество
преступлений растёт, а загруженность следователей стала такой, что они
со своей работой порой уже не справляются. Идёт настойчивый поиск
наиболее рациональных форм производства по расследованию и раскрытию
преступлений, обеспечения следователям всей системы правоохранительных
органов условий для успешного осуществления возложенных на них
полномочий.

Раскрытие и расследование преступлений, изобличение виновных,
восстановление доброго имени человека, составляют сущность работы
следователя. От его умения и энергии, настойчивости и оперативности,
инициативы и самоотверженности во многом зависит исход дела.

Перечисленные выше задачи следователя в концентрированном виде отражают
его социально-политическую роль в обеспечении законности в жизни
общества. Однако наиболее полно роль следователя и сущность его
деятельности раскрываются в осуществляемых им функциях, которые
реализуются через предоставленные ему полномочия, правовых принципах и
условиях его деятельности.

Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие
преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения
закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут
справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к
уголовной ответственности и осуждён.

Деятельность всех участников уголовного процесса подчинена решению этих
задач, но достижение выше названных целей возможно лишь при чётком
разделении функций каждого из участников, в том числе и следователя. Для
этого государство определило правовое положение следователя, предоставив
ему определённые права и наложив обязанности. Для совершенствования
норм, регламентирующих процессуальное положение следователя, совершенно
необходимо чётко представлять то, чем должен заниматься следователь,
какая именно роль отведена ему в достижении задач судопроизводства.

Исходя из этого, особого внимания требует вопрос об
уголовно-процессуальной функции следователя. Она уже многие годы
обсуждается в юридической литературе, но до сих пор не нашла
однозначного определения.

Тщательного изучения требует вопрос о более чёткой разработке и
регламентации статуса следователя, его процессуальных полномочий. В
настоящее время целый ряд вопросов, связанных с правами и обязанностями
следователя не находит единообразного разрешения в теории и практике.
Исследование правового статуса следователя в уголовном процессе
позволяет более подробно охарактеризовать основополагающие начала, на
которых построено предварительное расследование. На стадии
предварительного расследования наиболее полно реализуется значительная
часть норм уголовно-процессуального закона и большая часть научных
рекомендаций криминалистики.

Целью настоящей работы является исследование процессуального положения
следователя в уголовном процессе, правовых основ его деятельности и
взаимоотношений с другими субъектами в неразрывной связи с анализом
сущности и принципов стадии предварительного расследования, механизма
уголовно-процессуального регулирования, предшествующего судебному
разбирательству уголовных дел.

В рамках обозначенной цели представляется целесообразным рассмотреть
следующие вопросы:

– определение места следователя в уголовном процессе и характер
выполняемых им функций;

– анализ процессуальных полномочий следователя и его обязанностей;

– исследование проблемы процессуальной самостоятельности следователя;

– тенденции развития института предварительного следствия.

Вышеуказанные задачи исследования определяют структуру работы.

При написании работы использовались тексты нормативных актов РФ, научные
комментарии законодательства, учебная литература, монографии по
исследуемой проблеме, материалы периодических изданий.

1. Следователь как участник уголовного процесса

§ 1. Процессуальные функции следователя и их место в деятельности
следователя

Назначение и роль следователя, содержание и формы его деятельности могут
быть раскрыты во всей их полноте, подвергнуты анализу и правильно поняты
лишь при условии проникновения во внутреннюю структуру этой
деятельности, изучения всех её составных частей в отдельности и в
органической взаимосвязи между собой. Такой подход представляется вполне
возможным и реальным, если использовать в качестве научного инструмента
категорию процессуальных функций как определённых направлений, особым
образом отграниченных сторон уголовно-процессуальной деятельности,
различающихся по своим ближайшим целям и формам осуществления.

В теории уголовного процесса можно считать утвердившейся концепцию,
согласно которой каждый субъект уголовно-процессуальной деятельности
выступает носителем конкретных функций, причём функции таких субъектов,
как следователь, прокурор, составляют основу уголовного процесса,
определяют его структуру и принципы построения. Однако вопрос о понятии
процессуальных функций и их видах является едва ли не самым спорным.
Одни учёные указывают на наличие в уголовном судопроизводстве
определённых уголовно-процессуальных функций, осуществляемых участниками
(субъектами) уголовно-процессуальной деятельности. Другие, напротив,
отрицают существование в уголовном процессе каких-либо обособленных друг
от друга процессуальных функций, полагая, что уголовно-процессуальное
законодательство не даёт оснований для строгого размежевания
уголовно-процессуальной деятельности на различные функции.

Однако и среди сторонников концепции уголовно-процессуальных функций
отсутствует совпадение точек зрения по целому ряду существенных
моментов, например о самом понятии процессуальных функций, об их
сущности, о количестве их в уголовном процессе. Более того, в понятие
даже одноимённых функций разные авторы нередко вкладывают различное
содержание. Шимановский исходит из того, что нет и не может быть
уголовно-процессуальных функций, которые осуществляются в равной мере
различными субъектами уголовно-процессуальной деятельности. Каждый
участник процесса осуществляет свою, присущую только ему
уголовно-процессуальную функцию, и соответственно под процессуальными
функциями понимается основная процессуальная обязанность, в которой
проявляется главное назначение и которой определяется процессуальная
роль каждого из участников процесса. Вместе с тем общность основных
процессуальных задач, стоящих в равной мере перед всеми участниками
процесса, не исключает того, что эти задачи государственные органы в
процессе выполняются разными, специфическими для каждого из них
способами, в различных процессуальных формах. Шимановский В.В. К
вопросу о процессуальной функции следователя в советском уголовном
процессе. //Правоведение. 1965. № 2. с. 175.

Что касается процессуальных функций, выполняемых в уголовном
судопроизводстве следователем как самостоятельным участником
уголовно-процессуальной деятельности то, М.С. Строгович полагает, что
следователь одновременно осуществляет три функции: обвинения, защиты и
разрешения дела, – и отмечает, что функции обвинения (уголовного
преследования) и защиты у следователя возникают лишь после появления в
процессе обвиняемого. Вся же деятельность следователя до этого момента,
есть следственная деятельность, предварительное следствие, в котором ещё
не расчленены процессуальные функции, и эта деятельность представляет
собой необходимую подготовку к уголовному преследованию, но не само
уголовное преследование. Шимановский В.В. указ. соч. с. 176.

В результате этого весьма ответственная деятельность следователя на
протяжении нередко довольно значительного периода производства
предварительного следствия до предъявления обвинения остаётся как бы
обезличенной и не охваченной какой-либо процессуальной функцией. Тем
самым большая часть, кропотливая, порой решающая, работа следователя,
направленная на раскрытие преступления, обнаружение и изобличение
преступника, не находит своего должного отражения в теории
процессуальных функций.

Л.Н. Гусев считает, что у следователя имеется одна процессуальная
функция – это всестороннее, полное и объективное исследование
обстоятельств дела. Якуб М.Л. О понятии процессуальной функции в
советском уголовном судопроизводстве.// Правоведение. 1973. № 5. с. 83.
С этим мнением также нельзя согласиться, ибо исследование дела является
не функцией, присущей лишь следователю, а процессуальным методом
установления истины по уголовному делу, в равной мере используемым
судом, прокурором, следователем и органом дознания.

Л.А. Мариупольский и Г.Р. Гольст наделяют следователя пятью функциями в
том числе такими, как привлечение общественности к борьбе с
преступностью и функция воспитания. Мариупольский Л.А., Гольст Г.Р.
К вопросу о процессуальных функциях следователя.//Сов. государство и
право. 1963. № 6. с. 114.

Аналогично Шимановскому вопрос о процессуальных функциях решают Рахунов
Р.Д. и П.С. Элькинд, усматривающие в деятельности следователя
осуществление одной основной функции – функции расследования. Сторонники
этого мнения, считают что расщепление единой по своему характеру и
сущности процессуальной деятельности следователя по производству
расследования уголовных дел на целый ряд самостоятельных функций,
присущих в основном другим участникам процесса, является искусственным.
Наименование процессуальной функции следователя, включающей в себя
различные стороны его деятельности по расследованию уголовных дел, не
может совпадать, как иногда полагают, с наименованием какой-либо
определённой стадии уголовного процесса, ибо осуществление этой функции
следователем распространяется на весь досудебный этап движения
уголовного дела либо охватывает лишь определённый период в стадиях
возбуждения уголовного дела или предварительного следствия. Ларин А.М.
Процессуальные гарантии и функция уголовного преследования. //Сов.
государство и право. 1975. № 7. с. 95.

Несколько новый взгляд на функции осуществляемые следователем во время
расследования уголовного дела высказал Ларин А.М., наделив следователя
следующими функциями, сообразно целям в уголовно-процессуальной
деятельности: исследования обстоятельств дела, уголовное преследование,
защита, устранение и возмещение вреда, возражения против гражданского
иска, обеспечение прав и законных интересов лиц, участвующих в деле,
предупреждение преступлений, процессуальное руководство и разрешение
дела. Эти функции автор выделил исходя данного им определения
процессуальным функциям: процессуальные функции – это виды (компоненты,
части) уголовно-процессуальной деятельности, которые различаются по
особым непосредственным целям, достигаемым в итоге производства по делу.
Ларин А.М. Расследование уголовного дела: процессуальные функции. М.
Юр.лит. 1986. с. 12.

Очень интересным и заслуживающим особого внимания на мой взгляд
представляет из себя мнение на этот счёт Нажимова В.И.. Говоря о
процессуальных функциях автор отмечает, что уголовно-процессуальная
деятельность, будучи сложной и многогранной, действительно, складывается
из различных составных частей. Однако частями (этапами) процесса принято
называть стадии процесса. Необходимо поэтому следующее уточнение: есть
такие компоненты уголовно-процессуальной деятельности, которые
свойственны всем стадиям уголовного процесса. Необходимо
уголовно-процессуальные функции рассматривать в качестве важнейших видов
уголовно-процессуальной деятельности, различающихся по своей
направленности, т.е. ближайшей цели, на достижение которой направлен
данный вид деятельности.

Движение уголовного дела, развитие уголовного процесса обусловлено
«борьбой» обвинения и защиты – двух диалектически противоположных по
своей направленности видов уголовно-процессуальной деятельности. Для
подведения итогов этой «борьбы» и принятия соответствующих решений нужен
третий вид уголовно-процессуальной деятельности – разрешение дела. Таким
образом, в уголовном процессе, в деятельности следователя существуют три
вида уголовно-процессуальных функций: а) обвинение (уголовное
преследование); б) защита и в) разрешение дела. Выделенные функции
автором, во многом схожи с функциями, которые выделяют и другие учёные,
но вопрос о возникновении той или иной из них, решён по другому. Нажимов
взяв исторический пример, конструкцию германского уголовного процесса
1842 г., где функции судьи, обвинителя и защитника были соединены в
одном лице – в лице следователя. Такое соединение противоречит всем
законам психологии. Иными словами, выделение различных
уголовно-процессуальных функций, равно как и возложение их на разных
участников процесса, должно опираться на знание законов психологии.
Сознание человека не терпит «раздвоения», вследствие чего одно и то же
лицо, как правило, не может одновременно выполнять функции, различные по
своей направленности. Выполнение соединённых функций обвинения и защиты
одним лицом возможно лишь при строгом соблюдении двух обязательных
условий. Во-первых, такому лицу должна быть предоставлена полная свобода
предстоящего выбора по внутреннему убеждению с учётом конкретных
обстоятельств дела, которые он должен установить и оценить. Во-вторых,
необходимо, чтобы психологически это лицо не было заранее связано уже
сделанными выводами, занятой по делу позицией. Важно, чтобы выбор ещё
был бы не сделан. Это значит, что осуществлять одновременно и обвинение,
и защиту лицо может лишь до тех пор, пока ни то, ни другое не
представляется ему (его сознанию) предпочтительным, правильным или
обоснованным. Человек, пришедший к тем или иным выводам и открыто
высказавший их, в дальнейшем обычно склонен отстаивать эти выводы и
недооценивать аргументы противоположного характера. Психологические
возможности индивида ограничены, и потому, он, как правило, лучше
справляется с умственной работой определённой направленности и объёма.
Нажимов В.П. Об уголовно-процессуальных функциях.//Правоведение. 1973.
№ 5. с. 75. Таким образом, подводя итог сказанному, автор считает, на
определённой стадии процесса субъект должен прийти к определённому
решению, а законодатель в свою очередь, предоставляет ему свободу выбора
осуществляемой им функции по его внутреннему убеждению с учётом
конкретных обстоятельств дела, и до тех пор пока выбор тем или иным
участником процесса (следователем, прокурором) не сделан, он
психологически вполне может оставаться объективным в своей деятельности,
в равной мере способствуя как обвинению, так и защите.

Расчленение деятельности следователя на отдельные компоненты (функции)
не является просто механическим приёмом, поскольку имеет в своей основе
специфику того или иного направления рассматриваемой деятельности.

Уголовно-процессуальные функции, вытекая из задач уголовного
судопроизводства, самостоятельно закреплены в уголовно-процессуальном
праве. Одни из них выражены в законе прямо (например, функции
рассмотрения сообщений о преступлении и обеспечения возмещения
материального ущерба, причинённого преступлением), другие –
опосредованно через конкретные институты (например, функция обвинения).
Следовательно, процессуальные функции являются не только теоретической,
но и правовой категорией. Процессуальные функции являются связующим
звеном между задачами и правовым положением участника процесса, они
предопределяют, в частности, процессуальное положение следователя, его
права и обязанности, конкретизируются в отдельных правовых институтах и
нормах.

Познание системы процессуальных функций следователя как основных
направлений его деятельности позволяет наиболее полно представить роль
следователя в выполнении задач уголовного судопроизводства, правильно
понять и применять каждый правовой институт и каждую норму, регулирующую
его деятельность.

Принимая во внимание вышесказанное, можно согласиться с таким
определением процессуальных функций следователя, как направления, виды,
компоненты, части его уголовно-процессуальной деятельности,
обусловленные задачами уголовного судопроизводства. Громов Н. А.,
Лисовенко В.В., Затона Р.Е. Следователь в уголовном процессе. //
Следователь. №4. 1998. с. 15 Таким образом, процессуальные функции
следователя являются своеобразным связующим звеном между задачами
судопроизводства и правовым положением следователя.

Следовательно, можно выстроить последовательный логический ряд понятий,
в котором каждое предыдущее обуславливает необходимость последующего:
задачи уголовного-судопроизводства – уголовно-процессуальная
деятельность следователя – уголовно-процессуальные функции –
процессуальные полномочия следователя.

К процессуальным функциям следует относить такие виды процессуальной
деятельности, от которых зависят возникновение, движение и разрешение
уголовного дела. Такая позиция позволяет обоснованно выделить вид
процессуальной деятельности в качестве специфического направления и
вместе с тем с необходимой полнотой определить все виды деятельности.

В общем виде, в деятельности следователя, можно выделить такие функции
(которые подлежат последующей конкретизации), как: обвинение, защита,
исследование обстоятельств дела, разрешение уголовного дела.

Функцию обвинения можно определить как совокупность процессуальных
действий, направленных на то, чтобы изобличить в совершении преступления
лицо, привлечённое в качестве обвиняемого, обеспечить применение к нему
мер заслуженного наказания, либо как деятельность, направленную на
изобличение и осуждение виновного в совершении преступления. Очень
сложно отрицать, что существует специальный институт, призванный
материализовать вывод следователя о наличии достаточных доказательств
для обвинения лица в совершении преступления. Применение этого института
и образует функцию обвинения.

Функция защиты – совокупность процессуальных действий, направленных на
опровержение обвинения, на установление невиновности обвиняемого или на
смягчение его ответственности. Противопоставление функции защиты
расследованию представляется не совсем правильным. Такое толкование
соотношения защиты и расследования искажает суть последнего.
Расследование включает в себя институт защиты как неотъемлемую составную
часть. Причём этот институт призван служить достижению задач, которые
стоят и перед органами расследования: обеспечению правильного применения
закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут
справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечён к
уголовной ответственности и осуждён. Противопоставление защиты
расследованию неизбежно придаёт последнему обвинительный характер, тогда
как сам факт обвинения (подозрения) вовсе не освобождает следователя от
обязанности проверить его обоснованность и в случае неподтверждения
(или изменить его в сторону смягчения). Осуществление этого тоже входит
в понятие «расследование», охватывается им. Совершенно очевидно, что
защита не противостоит расследованию, а, напротив, предполагает его,
причём независимо от того, по чьей инициативе – органа расследования,
обвиняемого или защитника – производится проверка обоснованности
обвинения или отказ от него. Конечно, бывают случаи необоснованного
привлечения в качестве подозреваемого или обвиняемого либо обвинения не
в соответствии с содеянным. Законодатель признаёт и учитывает это.
Именно поэтому в законе есть нормы о том, что если в ходе
предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо части не
нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в
это части, о чём объявляет обвиняемому.

Конституционный принцип права обвиняемого на защиту накладывает на
соответствующие государственные органы обязанность по обеспечению этого
права. Участие следователя в осуществлении функции защиты гарантирует
обеспечение конституционного права обвиняемого на защиту, а также
выполнение одной из задач уголовного судопроизводства, заключающейся в
том, чтобы ни один невиновный не был привлечён к уголовной
ответственности. Функция защиты в деятельности следователя заключается в
принятии процессуальных решений, в той или иной степени реабилитирующих
обвиняемого (подозреваемого) или содержащих вывод о наличии
обстоятельств, смягчающих его ответственность, т.е. ограждение граждан
от неосновательного обвинения и подозрения в совершении преступления.

Не может служить аргументом против того, что следователь осуществляет
обвинение и защиту, отсутствие в законе прямого указания на эти функции.
Многие научные понятия имеют собирательный, обобщённый характер.

Совместимость функций обвинения и защиты на данной стадии процесса
становится понятной и объяснимой, если учесть их производный характер от
функции исследования обстоятельств дела и осуществление той или иной из
них в зависимости от результатов исследования обстоятельств дела. Логика
деятельности следователя такова, что, обвиняя лицо и будучи поэтому
заинтересованным в том, чтобы это обвинение соответствовало истине, было
правильным и не опровергалось в дальнейшем (обвиняемым, защитником,
прокурором, судом), он не может отрицать того, что опровергает либо
может опровергнуть или заменить выдвинутое им обвинение. Даже с точки
зрения возможности наступления невыгодных для него последствий в
результате необоснованного обвинения, следователь заинтересован в том,
чтобы учесть оправдывающие, а также смягчающие ответственность
обстоятельства, и, наоборот, при реализации функции защиты следователь
заинтересован в том, чтобы его действия по защите обвиняемого не были
расценены как неосновательное выгораживание виновного.

Следователь довольно часто получает доказательственную информацию,
которую в момент получения нельзя определить, направлена ли она на
изобличение либо на оправдание. Лишь при оценке и сопоставлении с
другими доказательствами можно решить, обвинительная она либо
оправдательная. Обвинение, защита и разрешение дела немыслимы без
исследования обстоятельств дела, установления истины по делу. Не
случайно в уголовном процессе существуют специальные правовые институты,
предназначенные для исследования и судебного разбирательства. Реализация
функций обвинения, защиты и разрешения дела предопределяется
результатами исследования обстоятельств дела, причём общеизвестно, что
наибольший удельный вес во всей деятельности следователя приходится
именно на исследование обстоятельств дела, установления истины. Всё выше
сказанное позволяет признать исследование обстоятельств дела одной из
процессуальных функций в деятельности следователя.

Выполнение функции разрешения уголовного дела так же относится к
деятельности следователя как и выше перечисленные три функции. Признание
этой функции не должно приводит к выводу о том, что следователю
принадлежит судебная функция, т.е. осуществление правосудия, но не
стоит всякое разрешение уголовного дела приравнивать к осуществлению
правосудия. Правосудие – это разрешение дел судом. При наличии основании
и в порядке, предусмотренном законом, прекратить, а следовательно,
разрешить уголовное дело могут также следователь и прокурор. В УПК РФ
постановление о прекращении уголовного дела прямо рассматривается как
одна из форм разрешения уголовного дела. Функция разрешения дела
свойственна следователю в весьма ограниченных пределах: лишь в форме
прекращения уголовного дела, а в некоторых случаях прекращение дела
только с согласия прокурора.

Перечисленные направления в деятельности следователя оставляют за
пределами процессуальных функций следователя рассмотрение и разрешение
заявлений и сообщений о преступлении, обеспечение возмещения
материального ущерба и возможной конфискации имущества, пресечение и
предупреждение преступлений, розыск обвиняемого.

Смысл использования понятия процессуальной функции заключается в том,
чтобы выделить и раскрыть все основные стороны процессуальной
деятельности, познать её структуру.

Процессуальная деятельность начинается с момента поступления сигнала о
совершённом преступлении. Поскольку, законом возложена обязанность
рассматривать заявления и сообщения о преступлении и принимать по ним
решения о возбуждении уголовного дела либо в отказе в этом на
соответствующие органы, то эту функцию так же можно отнести к
деятельности следователя.

Положение о неотвратимости ответственности за совершённое преступление
включает в себя и неотвратимость возмещения виновным причинённого
преступлением материального ущерба. Применение в уголовном процессе
гражданско-правовых санкций, обеспечение возмещения материального
ущерба, причинённого преступлением, имеют своей целью восстановить
существовавший до преступления объём материальных благ лица (физического
или юридического), пострадавшего от преступления. В соответствии с
законом при наличии достаточных данных о причинении преступлением
материального ущерба следователь обязан принять меры обеспечения
предъявленного или возможного в будущем гражданского иска. Если
гражданский иск остался непредъявленным, суд при постановлении приговора
вправе по собственной инициативе разрешать вопросы о возмещении
материального ущерба. Отсюда следует, что при наличии достаточных данных
о причинении преступлением материального ущерба следователь должен
принять меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба независимо
от того, предъявлен ли гражданский иск и просит об этом гражданский
истец. При производстве по уголовному делу о преступлении, за которое
может быть применено наказание в виде конфискации имущества, следователь
обязан принять меры обеспечения против сокрытия имущества обвиняемого.
По своему содержанию она настолько близка к функции обеспечения
возмещения материального ущерба, причинённого преступлением, что с
полным основанием может быть объединена с ней в одну – функцию
обеспечения материального ущерба, причинённого преступлением, и
исполнения приговора в части конфискации имущества.

Одной из процессуальных функций следователя является пресечение
преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств, способствующих
совершению преступлений. Эта функция вытекает из общей цели уголовного
судопроизводства – способствовать предупреждению и искоренению
преступлений.

Самостоятельным направлением в деятельности следователя является розыск
обвиняемого. Эта функция достаточно чётко выражена в
уголовно-процессуальном законодательстве: при неизвестности места
нахождения обвиняемого следователь принимает необходимые меры к его
розыску.

Суммируя изложенное, а также учитывая изложенные мнения, можно сказать,
что следователь осуществляет следующие процессуальные функции:

1) рассмотрение заявлений и сообщений о преступлении;

2) исследование обстоятельств дела;

3) ограждение граждан от неосновательного обвинения в совершении
преступления;

4) обвинение в совершении преступления;

5) обеспечение возмещения материального ущерба, причинённого
преступлением, и исполнения приговора в части конфискации имущества;

6) пресечение преступлений и принятие мер к устранению обстоятельств,
способствующих совершению преступления;

7) розыск обвиняемого (обвиняемых), место нахождения которых
неизвестно;

8) разрешение уголовных дел.

§ 2. Полномочия следователя

Следователь, согласно п. 41 ст. 5 УПК России – должностное лицо,
уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному
делу, а также иные полномочия. Он является самостоятельным участником
уголовно-процессуальной деятельности, исполняющим определённые
обязанности и обладающим определёнными правами, которые чётко определены
законом.

Следователь занимает специфичное положение в уголовном процессе. Его
деятельность осуществляется в трёх стадиях: возбуждение уголовного дела,
предварительное расследование, возобновление производства по уголовному
делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Неразрывная связь процессуальных прав и обязанностей – характерная
особенность положения следователя. Интересы законности требуют, чтобы
следователи точно и четко выполняли возложенные на них законом права и
обязанности. Независимо от ведомственной принадлежности каждый
следователь обязан руководствоваться предписаниями закона о содержании и
направлении его деятельности. Он должен быстро и полно раскрыть каждое
преступление, изобличить виновных в его совершении, обеспечить
правильное применение закона с тем, чтобы каждый совершивший
преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный
не был привлечён к уголовной ответственности и осужден.

Следователь независимо от его принадлежности к какому-либо
государственному органу, осуществляет функции государственного
принуждения, его долг заключается в защите прав и законных интересов лиц
и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от
незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав
и свобод. Он должен подходить к расследованию каждого уголовного дела с
позиции государственных интересов, а не узкого профессионализма.

Следователь обязан в пределах своей компетенции в каждом случае
обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные меры по
установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в
совершении преступления (ч. 2 ст. 21 УПК России).

С этой целью следователь вправе по находящимся в его производстве делам
вызывать любое лицо для допроса или дачи заключения в качестве эксперта,
производить осмотры, обыски и другие, предусмотренные законом
следственные действия; требовать от предприятий, учреждений,
организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и
документов, могущих по делу установить фактические данные; требовать
производства ревизий и документальных проверок (ст. 86 УПК России); на
основании и в порядке, установленных законом, признавать лицо
потерпевшим, гражданским истцом или ответчиком (ст. ст. 42, 44, 54 УПК
России); задерживать лиц по подозрению в совершении преступления (ст. 91
УПК России); привлекать лиц в качестве обвиняемых (ст. 171 УПК России);
применять к ним меры пресечения (ст. 97 УПК России); приостановить
производство по делу (ст. 208 УПК России); направить дело через
прокурора в суд (ч.6 ст. 220 УПК России).

Следователь вправе прекратить уголовное преследование своим
постановлением при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 24 – 28
УПК России.

Следователь обязан устанавливать все обстоятельства, входящие в предмет
доказывания (ст. 73 УПК России), которые должны быть исследованы
следователем всесторонне, полно и объективно. В основном дела
направляются для производства дополнительного расследования из-за
неполноты предварительного следствия, которая в большинстве случаев в
необходимости производства различного рода экспертиз, установления и
допроса дополнительных свидетелей, приобщения ряда документов.

Следователь обязан выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению
преступлений, принимать меры к их устранению. Если свои обязанности
следователь не выполнил, суд укажет об этом в частном определении
(постановлении) и, при наличии к тому оснований, поставит перед
вышестоящим органом вопрос об ответственности следователя. Почти каждое
постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации о судебной
практике рассмотрения той или иной категории уголовных дел включает в
себя требование выявления причин и условий (обстоятельств) совершения
преступлений, которые входят в предмет доказывания, и подлежат
обязательному установлению в ходе предварительного расследования.

По мнению А.М. Ларина, деятельность следователя по предупреждению и
пресечению преступлений имеет свои специфические предпосылки, задачи и
методы. Информационной базой этой работы служат устанавливаемые в ходе
расследования сведения о конкретном подготавливаемом или продолжаемом
преступлении, его причинах и условиях. Это определяет границы
предупредительной работы следователя. См.: Ларин А.М., Мельникова З.В.,
Савицкий В.М. Уголовный процесс; лекции-очерки

Однако думается, что на практике следователь не занимается
профилактической работой. Это не его функция, следователь не обязан
предупреждать и воспитывать.

Согласно закону следователь обязан разъяснить участвующим в деле лицам
их права и обязанности, и обеспечить возможность осуществления ими своих
прав (ст. 11 УПК России).

Следователь обязан обеспечить подозреваемому и обвиняемому возможность
защищаться установленными законом средствами и способами, а также охрану
их личных и имущественных прав (ст. 16 УПК России). На следователя
уголовно-процессуальным законом возложена обязанность обеспечить
защитника на предварительном следствии, в случаях, предусмотренных ч.З
ст. 16 УПК России.

Следователь обязан принять меры к охране прав и законных интересов лиц,
потерпевших от преступления. Так, существенным ущемлением прав
потерпевшего является, по моему мнению, невнесение его в список лиц,
подлежащих вызову в суд.

Следователь обязан рассматривать ходатайства, заявляемые участниками
процесса (ст. 159, 219 УПК России).

Из анализа действующего уголовно-процессуального закона и УПК России
можно сделать вывод о том, что следователь обладает широким спектром
полномочий при производстве предварительного следствия. Однако они не
систематизированы и находятся в различных разделах и главах УПК.
Поэтому, на наш взгляд, необходимо было более конкретизировать
полномочия следователя, закрепить более полную и систематизированную
регламентацию его прав и обязанностей как субъекта
уголовно-процессуальной деятельности.

2. Процессуальная самостоятельность следователя

§ 1. Механизм обеспечения процессуальной самостоятельности следователя

Как участник уголовного процесса следователь обладает широкой
процессуальной самостоятельностью. В соответствии с законом, при
производстве предварительного следствия все решения о направлении
следствия и о производстве следственных действий следователь принимает
самостоятельно, за исключением случаев, когда предусмотрено законом
согласие и получение санкции от прокурора или постановления суда, и
несёт полную ответственность за их законное и своевременное выполнение,
то есть за ход и результаты расследования.

Обладая процессуальной самостоятельностью и независимостью, следователь
принимает по делу решения по своему внутреннему убеждению, основанному
на оценке материалов дела. Постановления следователя, вынесенные в
соответствии с законом по находящимся в его производстве уголовным
делам, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями,
организациями, должностными лицами и гражданами.

Значимость решений и действий, предпринимаемых следователем, позволила
законодателю за незаконное осуществление некоторых из них ввести
уголовную ответственность. Преступлением считается:

• привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности(ст. 299
УК РФ);

• незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300УК РФ);

• незаконное задержание, заключение под стражу или содержаниепод стражей
(ст. 301 УК РФ);

• принуждение к даче показаний (ст.302 УК РФ);

• фальсификация доказательств (ч. 2,3 ст. 303 УК РФ).

Обеспечивая независимость следователя от чьего-либо влияния, уголовный
закон предусмотрел ответственность за:

• воспрепятствование производству предварительного расследования (ст.294
УК РФ);

• посягательство на жизнь лица, осуществляющего предварительное
расследование (ст.295 УК РФ);

• угрозу или насильственные действия в связи с
производствомпредварительного расследования (ст. 296 УК РФ);

• клевету в отношении следователя (ст. 298 УК РФ);

• разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УКРФ);

• разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении
участников уголовного процесса (ст. 311 УК РФ).

По законодательству Российской Федерации следователь подлежит
государственной защите. Даже депутат Совета Федерации и депутат
Государственной Думы не вправе вмешиваться в деятельность следователя.

УПК Российской Федерации закрепил, что свои полномочия в уголовном
процессе следователь осуществляет независимо от каких бы то ни было
органов и должностных лиц, и в строгом соответствии с законом.
Воздействие в какой бы то и было форме на следователя с целью
воспрепятствования объективному расследованию по уголовному делу влечёт
установленную законом ответственность.

В ходе расследования уголовного дела следователь самостоятельно
выдвигает версии, проверяет их, составляет план расследования.
Следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению,
основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств,
руководствуясь при этом законом и совестью (ст. 17 УПК РФ).

Проблема, связанная с процессуальной самостоятельностью следователя, при
исследовании, как правило, сводится к его взаимоотношениям с прокурором
и начальником следственного отдела.

Самостоятельность следователя нельзя понимать как бесконтрольность. В
ряде случаев решения следователя должны быть санкционированы или
утверждены прокурором, либо согласованы с ним. Конституция Российской
Федерации и УПК России предусматривают, что наиболее важные решения,
связанные с ущемлением конституционных прав граждан, принятые
следователем при производстве по делу подлежат санкционированию судом.

Прокурор обязан следить за неуклонным соблюдением следователем
установленного законом порядка расследования уголовных дел. Вместе с
тем, прокурор вправе давать письменные указания о расследовании
преступления. В случае несогласия с указаниями прокурора о привлечении
лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объёме
обвинения, об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры
пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого, об отказе в
даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры
пресечения или о производстве иных процессуальных действий, о
направлении уголовного дела в суд или его прекращении, об отводе
следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия
следователь вправе представить дело вышестоящему прокурору с письменным
изложением своих возражений (ч. 3 ст. 38 УПК РФ). В этом случае прокурор
или отменяет указание нижестоящего прокурора, или поручает производство
по этому делу другому следователю. При этом следователь приостанавливает
выполнение соответствующих указаний прокурора.

Обжалование следователем иных указаний прокурора, не указанных в ч. 3
ст. 38 УПК России, не приостанавливает их исполнения. Однако практически
всегда следователи выполняют указания прокурора.

Определенные трудности практического характера обусловлены тем, что
процессуальное руководство деятельностью следователя параллельно с
прокурорским надзором осуществляет и начальник следственного отдела.

В значительной мере полномочия начальника следственного отдела совпадают
с полномочиями прокурора, но они меньше по объему.

Рамки компетенции по вмешательству в расследование у начальника
следственного подразделения гораздо шире, нежели у прокурора, хотя
последний обладает большими правами и властными полномочиями при
определении направления движения дела. Наличие у прокурора полномочий на
отмену незаконных и необоснованных постановлений следователя входит в
содержание его надзорных функций, а начальник следственного отдела
обязан по смыслу закона по каждому делу упреждать и не допускать
принятие следователем незаконных и необоснованных решений.

Каким бы тесным ни казалось соприкосновение ведомственного
процессуального контроля и прокурорского надзора, одно не должно
подменять другое.

Среди практических работников и научных работников обсуждается вопрос о
возможности расширения процессуальных полномочий начальника
следственного отдела. Так, И.Н. Кожевников пишет «анализируя более чем
тридцатилетний опыт функционирования следственного аппарата органов
внутренних дел и, в частности, деятельность руководителей следственных
подразделений, считаю, что полномочия их должны быть существенно
расширены. Целесообразно наделить начальника следственного отдела правом
отмены незаконных постановлений подчинённых следователей о прекращении
уголовного дела и приостановлении предварительного следствия. Это
позволит усилить контроль за расследованием, даст возможность оперативно
реагировать на нарушения подчинённых следователей». Кожевников И.Н.
Упорядочить полномочия следователя./ Российская юстиция. 1997. № 12.
С.23

Этой позиции придерживается и А. Пиюк, который также предлагает наделить
начальника следственного отдела правом отменять несоответствующие
обстоятельствам дела постановления следователя. Также он считает, что,
если руководить предварительным расследованием и утверждать
обвинительное заключение будет не прокурор, а начальник следственного
отдела, существенно уменьшится зависимость государственного обвинителя
от позиции предварительного расследования. Такое нововведение, по его
мнению, позволит также более объективно и беспристрастно разрешать
конфликты, возникающие между обвинением и защитой на предварительном
следствии. Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в стадии
предварительного расследования, ность, 1999. №9. С.35.

Таким образом, эти авторы считают, что отсутствие таких полномочий не
позволяет обеспечить важнейшую задачу уголовного судопроизводства по
немедленному восстановлению нарушенных прав и законных интересов
граждан.

УПК России восполнил в себе указанную проблему. Так, полномочия
начальника следственного отдела (ст. 39 УПК России) дополнились
содержанием: «отменять необоснованные постановления следователя о
приостановлении предварительного следствия» (п. 2 ч.1 ст. 39), а также
«вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или
необоснованных постановлений следователя» (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК).

Однако при более детальном изучении проблемы можно констатировать, что
вряд ли недостаток ответственности у начальников следственных
подразделений можно объяснить недостатком у них процессуальных
полномочий. Так же как и упущения в прокурорском надзоре трудно
оправдать избытком полномочий и обязанностей у прокурора.

Обязательное вмешательство прокурора в расследование носит эпизодичный
характер и только в строго определённых случаях: при решении вопроса об
избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, санкционировании
обыска или выемки, отстранении обвиняемого от должности, помещении
подозреваемого или обвиняемого в лечебные учреждения для проведения
судебно-психиатрических экспертиз, даче согласия на прекращение
уголовного дела по нереабилитирующим основаниям и, наконец, при
утверждении обвинительного заключения или постановления о направлении
дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер
медицинского характера, направлении дела на рассмотрение суда.

Во всех остальных случаях по закону истребование и проверка дел,
принятие по ним процессуальных решений определяется усмотрением
надзирающего прокурора. Поэтому прокурорский надзор является
дополнительной процессуальной гарантией обеспечения надлежащего режима
законности предварительного расследования, соблюдения конституционных и
процессуальных гарантий и прав личности в уголовном судопроизводстве.

Совсем иное положение у начальника следственного отдела, который
повседневно и непосредственно должен осуществлять свои процессуальные
функции ведомственного контроля за расследованием по каждому делу. Этот
ведомственный контроль является ни чем иным, как формой процессуального
руководства предварительным следствием.

Согласно ст. 39 УПК РФ начальник следственного отдела вправе:

1) проверять материалы уголовного дела;

2) давать следователю указания о направлении расследования, производстве
отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве
обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры
пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в
письменном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть
обжалованы им прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их
исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия
уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в
качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения,
избрания меры пресечения, а также производства следственных действий,
которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь
вправе представить прокурору материалы уголовного дела и письменные
возражения на указания начальника следственного отдела.

По закону начальник следственного отдела обязан осуществлять контроль за
своевременностью действий следователя по раскрытию и предупреждению
преступлений, принятию мер для наиболее полного, всестороннего и
объективного производства предварительного следствия и т.д.

Контроль за своевременностью действий следователей означает постоянное
за ними наблюдение, чтобы выполняемые ими действия (и не только чисто
процессуального характера, но и организационные) обеспечивали раскрытие
расследуемого преступления, принимались меры для наиболее полного,
всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств.

А.М. Ларин писал, что ни одно дело не может поступить в суд без
направления прокурору, участие начальника следственного отдела в каждом
уголовном деле отнюдь не обязательно. В отличие от прокурора начальник
следственного отдела не участвует в судебном разбирательстве по
уголовным делам и не может с той же остротой ощущать пробелы, ошибки
предварительного следствия, обнаруживаемые в суде, а потому уступает
прокурору в видении судебной перспективы дела. Участие начальника
следственного отдела в процессуальном руководстве деятельностью
следователей как будто облегчает работу прокурора в этом же направлении.
Но при этом прокурор оттесняется от следственной работы, его руководящая
роль снижается. Ларин А.М., Мельникова З.Б., Савицкий В.М. Уголовный
процесс: лекции-очерки.

Анализ положений ст. 39 УПК России позволяет сказать, что основной
формой реагирования при осуществлении ведомственного контроля – дача
письменных указаний следователю. Однако практика показывает, что нередко
количество даваемых прокурором указаний следователям не своего ведомства
значительно превышает количество указаний руководителей следственных
подразделений.

Если указания начальника следственного отдела затрагивают вопросы
привлечения в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объёма
обвинения, а также направления движения дела, то следователь в силу
требований ч.2 ст.127 и ч. 4 ст.127 УПК РСФСР вправе такие указания
начальника следственного отдела не исполнять, а обжаловать их
надзирающему прокурору. Однако на практике подобных случаев фактически
нет. На любых более или менее значимых процессуальных документах
независимо от их законности, обоснованности и качества исполнения
ставится виза начальника следственного подразделения. Тем самым
процессуальное положение следователя фактически низводится до уровня
дознавателя, для которого требуется согласие начальника органа дознания
принятия основных процессуальных решений.

Процессуальная самостоятельность следователя – полномочия, защищающие
внутреннее убеждение следователя и позволяющие следователю настаивать на
собственном мнении. Тем не менее, следователи состоят в следственных
подразделениях различных ведомств, а значит, за ними осуществляется и
процессуальный, и административный контроль. Так, в органах прокуратуры,
прокурор – не только орган надзора, но и руководитель в административном
порядке. Он назначает следователя на должность, освобождает от неё,
налагает дисциплинарные взыскания. К тому же он вправе проводить любые
следственные действия и принять к своему производству любое уголовное
дело. Практика свидетельствует о том, что следователи, находясь в
административном подчинении прокуроров, крайне редко пользуются своим
правом обжалования указаний прокурора.

Также начальники органов внутренних дел вправе осуществлять
административное руководство и контроль за деятельностью следователя.
Они не вправе вмешиваться в решение следователем процессуальных
вопросов, но давление с их стороны, тем не менее, имеет место, несмотря
на запрещающие это приказы МВД.

На данном этапе от правильно организованного прокурорского надзора за
соблюдением законности и ведомственного процессуального контроля со
стороны начальника следственного отдела в стадии предварительного
расследования зависит обеспечение действительной процессуальной
самостоятельности следователя. Одновременно это будет способствовать
повышению персональной ответственности следователя за законность и
обоснованность каждого из принимаемых и выполняемых им процессуальных
решений и действий. Поэтому важно отметить, что в процессе расследования
взаимоотношения следователя независимо от ведомственной принадлежности,
со своим начальником (прокурором, начальником следственного отдела)
должны носить не административный, а процессуальный характер, чётко
регламентированный законом.

И всё же думается, что только создание вневедомственного следственного
аппарата реально обеспечит процессуальную самостоятельность следователю.

§ 2. Взаимодействие следователя с органами дознания

В современных условиях следователь не может работать в одиночку.
Несмотря на персональную ответственность следователя за дело,
находящееся в его производстве, раскрытие преступлений всё больше
становится коллективной деятельностью на основе взаимодействия. Без
эффективного взаимодействия органов следствия и дознания невозможно
быстрое и полное выявление, расследование, раскрытие, пресечение и
предупреждение преступлений, связанных с посягательствами на охраняемые
Уголовным законом интересами.

Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания -основанное
на законе и общности задач в уголовном судопроизводстве, наиболее
разумное сочетание и эффективное использование полномочий и методов
работы, обусловленное различием их компетенции и форм деятельности,
осуществляемое в одной стадии уголовного процесса и направленное на
раскрытие, расследование и предупреждение преступлений. Рыжаков АЛ.
Предварительное расследование. Учебное пособие. Тула,, 1996. С.106.
Одним из общих условий производства предварительного следствия,
значительно повышающим его эффективность, является взаимодействие
следователя с органами дознания.

Взаимодействие следователя и органов дознания проводится на основе
принципов соблюдения законности, самостоятельности каждого
правоохранительного органа в пределах, предоставленных ему
законодательством Российской Федерации полномочий, процессуальной
независимости и персональной ответственности следователей и сотрудников
оперативных подразделений за точное выполнение согласованных
мероприятий.

Практика свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев успех
расследования преступлений достигается при тесном взаимодействии таких
подразделений: предварительного следствия, криминальной милиции и
милиции общественной безопасности.

Преступники маскируют преступление, скрывают его следы, предпринимают
все возможное, чтобы направить следствие по ложному пути. Следователь
должен быть хорошим организатором. Одна из главных его задач –
объединить в процессе расследования труд многих людей самых различных
специальностей; он вправе и должен обеспечить выполнение необходимых
функций теми, кто по закону обязан оказывать ему помощь. Найденов В.В.
Советский следователь. – М., 1980. – С. 369.

Эффективность борьбы с преступностью во многом зависит от рациональной
организации взаимодействия аппаратов следствия органов дознания и
экспертов-криминалистов на всех этапах расследования.

В юридической литературе существуют различные определения
«взаимодействия».

Так, И.М. Гугкин полагал, что под взаимодействием следователя и органов
дознания в уголовном процессе следует понимать основанную на законе,
согласованную по цели, месту, времени деятельность независимых друг от
друга в административном отношении органов, которая выражается в
наиболее целесообразном сочетании присущих этим органам средств и
методов и направлена на предупреждение, пресечение и раскрытие
преступлений, производство по которым отнесено к компетенции
следователя, привлечение к уголовной ответственности виновных и
обеспечение возмещение ущерба, причиненного преступлением. И.М. Гуткин.
Правовые вопросы взаимодействия следователей и органов дознания в
уголовном процессе. – М., 1967.-С. 13

По мнению И.Б. Воробьевой, взаимодействие есть деловое сотрудничество на
том или ином этапе обнаружения, раскрытия, расследования и
предупреждения преступления. Воробьева И.Б. Взаимодействие следователя с
контролирующими органами в борьбе с преступностью. Изд-во Сарат. ун-та.
– Саратов, 1987. – С. 19.

В.Е. Жарский считает, что под взаимодействием следователя и органа
дознания при расследовании преступлений понимается их согласованная
деятельность, направленная на выполнение стоящей перед ними общей задачи
– быстро и полно раскрыть и расследовать преступление и, хотя ни
следователь, ни орган дознания не находятся в административной
зависимости друг от друга, взаимодействуя, они должны использовать все
свои возможности и приложить максимум усилий для установления в ходе
расследования истины по делу. При этом следователь должен поддерживать
тесный контакт с органом дознания на всем протяжении расследования.
Жарский В.Е. Взаимодействие следователя и органов дознания при
расследовании краж: Учебное пособие. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1976.-С.
8.

И.Ф. Герасимов предлагает следующее определение: «Взаимодействие органов
предварительного следствия и дознания – это основанное на законе и
общности задач в уголовном судопроизводстве правильное сочетание и
эффективное использование полномочий, методов и форм деятельности,
присущих каждому из указанных органов, направленное на раскрытие,
расследование и предупреждение преступлений. Герасимов И.Ф.
Теоретические проблемы раскрытия преступлений – М., 1979. – С. 30-31.

Приведенные определения достаточно полно характеризуют сущность и цели
взаимодействия, которое заключается не только в совместном выезде на
место происшествия, в командировки, в составлении планов, но и в
постоянной оперативной взаимоосведомленности, контакте и взаимопомощи
при проведении тех или иных действий при расследовании преступлений.

На органы дознания возложено принятие необходимых оперативно-розыскных и
иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях
обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, а также мер по
предупреждению и пресечению преступлений. Кроме того, при наличии
признаков преступления, по которым обязательно предварительное
следствие, на органы дознания возложены обязанности по возбуждению
уголовного дела и проведению неотложных следственных действий для
установления и закрепления следов преступления: осмотра, обыска, выемки,
освидетельствования, задержания и допроса подозреваемых, допроса
потерпевших и свидетелей.

Взаимодействие следователя с органом дознания осуществляется в различных
формах. Причем эти формы зависят от того, какой орган возбудил уголовное
дело и приступил к расследованию (орган дознания или следователь), с кем
осуществляет следователь контакт (с оперативными работниками или с
сотрудниками других служб милиции), на каком этапе расследования
осуществляется это взаимодействие и т.д.

При расследовании преступлений взаимодействие следователя с органом
дознания чаще всего происходит в следующих формах:

– принятие мер по охране места происшествия и задержанию преступника;

– выполнение органом дознания поручений следователя по проведению
отдельных следственных действий и проверке данных, необходимыхдля
установления истины по делу;

– оказание органом дознания помощи следователю при осуществлении
последним следственных действий и розыскных мероприятий;

– взаимная информация о данных, полученных в ходе расследованияили в
процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий и другихдействий;

– согласование работы следователя и органа дознания при планировании
расследования.

Одной из эффективных форм взаимодействия следователя и органов дознания
является создание следственно-оперативных групп, в состав которых входят
следователи и оперативные работники.

Руководитель группы несет персональную ответственность за организацию
работы следственно – оперативной группы и подчиненных сотрудников,
соблюдение законности, достижение конкретных результатов в расследовании
и раскрытии преступления, сохранность получаемой и выдаваемой информации
по находящемуся в производстве уголовному делу;

– знакомится с оперативно – розыскной информацией, представляющей
интерес по расследуемому уголовному делу, проводит совместно с органами
дознания проверку и реализацию полученной информации;

– разрабатывает совместно с членами следственно – оперативной группы
план совместных следственных действий и оперативно – розыскных
мероприятий;

– дает письменные поручения соответствующим следователям и оперативным
работникам взаимодействующих органов о производстве следственных
действий и оперативно – розыскных мероприятий;

– организует взаимодействие участников и оказывает практическую помощь
членам следственно – оперативной группы при производстве отдельных
следственных действий и оперативно – розыскных мероприятий.

В целях дальнейшего улучшения оперативно-служебной деятельности и
совершенствования взаимодействия, приказом МВД России от 20.06. 1996 г.
№ 334 утверждена «Инструкция по организации взаимодействия подразделений
и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии
преступлений».

Согласно «Инструкции», основными задачами взаимодействия по раскрытию и
расследованию преступлений, в т.ч., например, в сфере незаконного
оборота и изготовления огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых
веществ и взрывных устройств, являются:

– обеспечение проведения неотложных следственных действий
иоперативно-розыскных мероприятий при совершении преступления;

– всестороннее и объективное расследование преступлений, своевременное
изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц ихсовершивших,
а также розыск скрывшихся преступников;

– осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального
ущерба, причиненного гражданам и организациям (вне зависимости от форм
собственности), преступными действиями виновных лиц.

Однако нельзя признать термин «взаимодействие» удачным, правильно
передающим правоотношения следователя и органов дознания, установленные
законом. Поскольку, думается, что взаимодействие предполагает
деятельность взаимную, основанную на равенстве сторон. Между тем,
уголовно-процессуальный закон чётко закрепляет юридическое неравенство
следователя и органа дознания.

П. 4 ч.2 ст. 38 УПК России устанавливает: «следователь уполномочен
давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения
о проведении оперативно – розыскных мероприятий, производстве отдельных
следственных действий, об исполнении постановлений о задержании,
приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также
получать содействие при их осуществлении». То есть поручения носят
властный характер, так как кроме права давать поручения и указания,
закреплена обязанность их исполнения. В то же время без поручения
следователя орган дознания не вправе приступить к процессуальной
деятельности.

Таким образом, в предусмотренных процессуальными нормами отношениях
следователь выступает как субъект прав, а орган дознания – как субъект
обязанностей. Органы дознания играют важную роль в расследовании. Но
относительно предварительного следствия их деятельность носит
вспомогательный характер. Поскольку именно следователь в полном объёме
несёт ответственность за направление, качество и сроки расследования по
принятому к производству уголовному делу. Именно он принимает
заключительное процессуальное решение в этой стадии, составить
обвинительное заключение или вынести постановление о прекращении дела.

Правовой основой взаимодействия следователей и органов дознания являются
также нормы ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»: ст.ст. 7, 10,
11, 13, 14. Должны также учитываться требования Закона «О милиции» в
части разграничения компетенции криминальной милиции и милиции
общественной безопасности: ст.ст. 8, 9.

Неукоснительное соблюдение перечисленных норм действующего
законодательства – необходимое условие эффективности взаимодействия в
выявлении, пресечении, раскрытии и расследовании преступлений.

Согласно ч.1 ст. 7 этого закона милиция подразделяется на криминальную и
милицию общественной безопасности. Основные задачи и состав милиции
общественной безопасности определяются в ч.ч. 1 и 2 ст. 9 Закона «О
милиции». В соответствии с этими нормами в задачи милиции общественной
безопасности входит раскрытие преступлений, по делам, по которым
производство предварительного следствия не обязательно. Раскрытие
преступлений, по делам, по которым обязательно производство
предварительного следствия, является одной из основных задач
криминальной милиций, как это указано в ч.1 ст. 8 Закона «О милиции».

В соответствии с требованиями ст. 151 УПК России по делам о
преступлениях, предусмотренных ч.2 ст. 222 УПК, обязательно производство
предварительного следствия. Поэтому поручения по ним должны направляться
начальнику криминальной милиции, который по должности является
заместителем соответствующего начальника городского (районного) отдела
(управления) внутренних дел.

Однако во всех случаях необходимо учитывать специфику расследуемого
преступления, которой безусловно обладают указанный вид преступления.
Для их успешного раскрытия часто необходимо взаимодействие с
подразделениями ППС. Эти подразделения как определено в ч.2 ст.9 Закона
«О милиции» входят в состав милиции общественной безопасности и
находятся в подчинении начальника милиции общественной безопасности,
который также, как и начальник криминальной милиции, является по
должности одним из заместителей начальника соответствующего ОВД (УВД).
Поэтому, при необходимости использования возможностей подразделений
милиции общественной безопасности и взаимодействия с ними в раскрытии и
расследовании преступлений, следователям следует направлять поручения в
соответствии со ст.7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» на
имя начальников ОВД (УВД). Поскольку в их компетенции поручить
соответствующим службам исполнение поручения в той или иной части.

Наиболее типичной формой процессуального взаимодействия, с точки зрения
полномочий следователя, является взаимодействие в порядке п.4 ч. 2 ст.
38 УПК России, которая закрепляет право следователя давать органу
дознания поручения и указания о производстве розыскных и следственных
действий. Поручение – это требование о производстве следственных и
розыскных действий, и касается перечня этих действий. А указания —
определяют порядок и условия их реализации поручения, то есть это
разъяснение. Поручения и указания излагаются в одном документе. Но в
некоторых случаях, ввиду выявления новых обстоятельств, следователь
может после дачи поручения направить органу дознания дополнительные
указания.

Следователям в большинстве случаев надо бы, исходя из имеющихся
материалов дела, конкретизировать в поручениях, какие всё-таки действия
и мероприятия необходимо провести.

К сожалению, органу дознания иногда даются поручения реально не
выполнимые: отработать лиц, ранее судимых за поджоги, на причастность к
совершению преступления; отработать несовершеннолетних, склонных к
совершению поджогов и т.п. Объём такого рода поручений не даёт
возможности выполнить их полностью, так как невозможность ограничения
круга лиц, подлежащих проверке, выводит поручение за пределы
возможностей органа дознания.

Вместе с тем нередко следователи формально подходят к исполнению своих
обязанностей по раскрытию преступлений, обеспечению всесторонности и
полноты расследования. Они направляют огромное количество поручений на
основании ч.4 ст. 38 УПК России в различные органы дознания, не
контролируя их реальное исполнение, заботясь лишь о получении краткой
информации из как можно большего количества служб, что создаёт видимость
активной работы по уголовному делу. Так, следователь УВД по уголовному
делу по ч.2 ст. 211 УК РФ направил ряд поручений на имя начальника
горотдела милиции, начальника специализированной роты дорожно-патрульной
службы, поставив перед всеми без исключения службами решение одних и тех
же вопросов по установлению водителя и машины, совершившей наезд.
Каких-либо информационных сведений, установленных следственным путём, о
механизме происшествия в поручении не приведено. Не указаны конкретные
мероприятия, путём выполнения которых можно установить водителя и
машину. Очевидно, что по данной категории дел, прежде всего необходимо
выполнение таких мероприятий, как опросы граждан, наведение справок,
обследование транспортных средств. Особенности расследуемого
преступления требуют привлечения к участию в их проведении работников
ГИБДД, обладающих специфическими познаниями по дорожно-транспортным
преступлениям.

Поручения о производстве следственных действий целесообразно давать в
следующих случаях:

• когда следователь не в состоянии выполнить их сам (например,если
необходимо одновременно произвести несколько следственных действий);

• когда это вызвано тактическими соображениями (например, задержание
обвиняемого непосредственно самим следователем затрудняетустановление
необходимого психологического контакта);

• когда это вызвано неотложностью или экономит время.

Следователь не вправе поручать органу дознания следственные действия,
которые он обязан произвести лично: осмотр места происшествия, допрос
обвиняемого по предъявленному обвинению, назначение экспертизы и т.п.,
которые обуславливают или определяют направление расследования.
Выполнение таких следственных действий не входит в компетенцию органа
дознания. Следователь не вправе перекладывать свои обязанности на орган
дознания.

Однако возложение на орган дознания не свойственных ему функций, в том
числе сложных следственных действий, становится распространенным
явлением. Работники оперативных подразделений, не обладая необходимым
уровнем знаний уголовно-процессуального законодательства и современных
средств доказывания, выполняют эти следственные действия с
многочисленными нарушениями, что порождает недопустимость доказательств.

Характерно в качестве примера уголовное дело по обвинению К. и других в
покушении на кражи машин. Все подозреваемые были задержаны в ночное
время возле двух гаражей, на которых были спилены замки. Выехавший на
место происшествия следователь поручил работникам территориального
отделения милиции допросить задержанных. Допрошены они были не в
качестве подозреваемых, а в качестве свидетелей с предупреждением об
уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо
ложных показаний, чем нарушены требования ст. 51 Конституции Российской
Федерации. К тому же по делу были нарушены и требования процессуального
законодательства в части работы с вещественными доказательствами.
Селезнёв М. Взаимодействие следователей и органов дознания./ Законность.
1996. № 6. С. 10. Тем самым, оперативными работниками было впустую
потрачено время, а эти первоначальные допросы не имеют
доказательственной силы. В результате дело утратило судебную
перспективу.

Весьма распространена практика возложения следователями на оперативные
подразделения истребования характеристик, справок из различных
учреждений. Согласно ст. 86 УПК России любое предприятие, а также
гражданин, имеющие отношение к расследуемому делу, могут представлять
доказательства. Следователь вправе требовать от них эти документы и
обязан делать это. Собирание подобных доказательств не относится ни к
розыскным, ни к следственным действиям.

Наличие поручения предполагает определённый срок его исполнения. Когда
следователь сам указывает время производства мероприятия, его изменять
нельзя. Указанное требование обусловлено тем, что порой возникает
необходимость одновременного производства серии следственных, розыскных
действий. Если время и срок производства возложенного на орган дознания
мероприятия изменить, то не только это действие, но и весь круг
намеченных следователем мер может не дать ожидаемого результата.

К сожалению, в УПК РСФСР не был установлен срок исполнения поручений и
указаний следователя органами дознания. На практике по аналогии
применялись положения ст. 132 УПК РСФСР, устанавливающие 10-дневный срок
исполнения отдельного поручения. Выполнение поручений и указаний,
даваемых следователем в порядке ст. 127 УПК РСФСР, нередко предполагали
довольно длительную деятельность органа дознания, не укладывающуюся в
рамки 10 дней. Либо наоборот, требовали немедленного исполнения.
Например, обыск, выемка документов, задержание. Поручения в подобных
случаях должны исполняться немедленно, в течение суток или на следующий
день после получения поручения. К сожалению УПК России также не
предусмотрел данное положение. Поэтому, в закон необходимо внести
дополнение и указать, что поручения и указания должны исполняться в
срок, определённый следователем с учётом обстоятельств конкретного дела.
Это положение закрепит ещё один элемент процессуальной самостоятельности
следователя.

Субъектом обязанностей в правоотношениях со следователем является орган
дознания, полномочия которого в полном объёме осуществляет только
начальник этого органа. Поэтому со своими поручениями и указаниями
следователь должен обращаться к начальнику органа дознания, но не к
руководителям или сотрудникам отдельных служб этого органа. Следователь
не вправе подменять начальника органа дознания и минуя его давать
поручения и указания его подчинённым.

Согласно ст. 38 УПК России следователь также вправе требовать от органа
дознания содействия при производстве отдельных следственных действий.
Как показывает практика, в ряде случаев целесообразно непосредственное
участие сотрудников органа дознания в следственном действии.

Такое содействие от сотрудников органа дознания может требоваться:

• при осмотре места происшествия для поиска возможных следов ипредметов,
удаленных от центра места происшествия;

• при проведении следственного эксперимента, когда по его условиям
необходим контроль за действиями лиц, участвующих в его проведении;

• на очной ставке для недопущения или предотвращения возможных эксцессов
и др.

Содействие органов дознания при производстве следственных действий имеет
и непроцессуальные формы. К ним можно отнести: охрану места происшествия
до и в ходе проведения осмотра места происшествия, конвоирование
обвиняемых и подозреваемых для участия в следственных действиях, помощь
в организации и проведении следственных действий.

К сожалению, УПК Российской Федерации не внес существенных изменений в
регламентацию вопросов взаимодействия следователя с органами дознания.
Он почти полностью воспроизводит ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР. Однако он не
внёс одно положительное новшество: следователь наделяется правом
знакомиться с оперативно-розыскными материалами органов дознания,
относящимися к расследуемому делу. На наш взгляд, это положение было бы
уместно по многим расследуемым преступлениям.

На законодательном уровне следует закрепить условия взаимодействия
следователя с органами дознания.

3. Предпосылки создания единого следственного аппарата

Следователь – это должностное лицо органов прокуратуры, внутренних дел,
органов Федеральной Службы Безопасности, назначенное на эту должность в
установленном порядке для осуществления предварительного расследования
по уголовным делам в пределах своей компетенции. Компетенция
следователей названных ведомств определена в УПК России в ст. 151,
которая посвящена подследственности уголовных дел.

В законе органами предварительного следствия названы не органы
расследования, а должностные лица (ст. 151 УПК России). Этим
подчеркивается то, что производство предварительного следствия –
исключительная компетенция следователей. Принадлежность следователя к
какому-либо органу не влияет на его процессуальное положение. Закон
наделяет всех следователей одинаковым объёмом процессуальных полномочий,
для всех следователей всей системы правоохранительных органов.

Однако нельзя не согласиться с тем, что отсутствие в настоящее время
единого следственного аппарата не обеспечивает эффективности ни в
организации следственной деятельности, ни в руководстве ею.

Создаются объективно разные условия для прокурорского надзора за
расследованием, осуществляемым различными органами, несмотря на единство
процессуального регламента. Ведомственная разобщённость следственных
органов только тормозит дальнейшее усиление борьбы с преступностью.

В настоящее время предварительное следствие по уголовным делам
производят следователи трех ведомств: прокуратуры, органов безопасности,
органов внутренних дел.

Принадлежность следователей к любому из этих ведомств негативно
сказывается на качестве предварительного следствия и на соблюдении прав
граждан.

Наличие следователей в ведомствах, отвечающих за борьбу с преступностью
(в первую очередь – за раскрытие преступлений) приводит к массовым
нарушениям законности при расследовании уголовных дел. Следователь, от
которого во многом зависят основные показатели работы спецслужб
(раскрываемость) в свою очередь зависит от руководства ведомства
(предоставление служебных помещений и транспорта, предоставление жилья,
распределение социальных благ и т.п.).

Не многим лучше зависимость следователя от прокурора, когда следователь
служит в прокуратуре. В этом случае прокурор, осуществляя надзор за
законностью на предварительном следствии, как бы осуществляет надзор за
самим собой – ведь следователь это сотрудник его собственного аппарата.
Отсюда и не единичные случаи некритического отношения прокуроров к даче
санкций на аресты и обыски, утверждению обвинительных заключений. В
немалой степени этим объясняется и обвинительный уклон прокуроров в
судах, когда они поддерживают обвинение во что бы то ни стало, ведь
оправдание – это брак в работе коллеги по ведомству, сослуживца.

Органы различных ведомств, выполняя возложенную на них функцию борьбы с
преступностью, неизбежно вовлекают в решение этой задачи подчиненного им
следователя. В результате принцип процессуальной самостоятельности
следователя, закрепленный в процессуальном законодательстве, оказывается
декларативным.

Создание единого следственного аппарата позволит выделить
предварительное следствие в самостоятельную отрасль государственной
деятельности, не зависящую от задач и ведомственных интересов отдельных
органов государственной власти, осуществляющих предварительное следствие
в настоящее время.

Разграничение функций и зон ответственности органов государственной
власти в сфере расследования преступлений позволит устранить элементы
монополизма различных органов на различных стадиях раскрытия
преступлений.

Четкое разграничение полномочий и ответственности всех участников
уголовного процесса на досудебных стадиях обеспечит их взаимный
контроль, что затруднит возникновение так называемых “заказных”
уголовных дел, сведет к минимуму возможность необоснованного прекращения
уголовных дел, что явится существенным шагом на пути устранения причин и
условий, порождающих коррупцию и злоупотребления в правоохранительных
органах.

Вопрос о создании единого следственного аппарата на протяжении многих
лет привлекает внимание научных и практических работников. Он
неоднократно подвергался обсуждению в юридической литературе. Свою
позицию по этому вопросу высказали многие видные учёные процессуалисты и
практические работники.

Характерно, что почти все они, так или иначе, признают необходимость
создания единого следственного аппарата. Предлагается в основном три
организационные формы органа по раскрытию и расследованию преступлений:

1) передача всего следственного аппарата в органы внутренних дел;

2) передача следствия в органы прокуратуры;

3) создание единого следственного органа в форме СледственногоКомитета
при Правительстве РФ на правах Министерства.

Следователи МВД сейчас расследуют более 80% всех уголовных дел в стране.
Однако очевидно, что сосредоточение предварительного следствия в
аппарате МВД, в распоряжении которого помимо этого находятся такие
мощные административные рычаги государственной власти, как службы охраны
общественного порядка, оперативно-розыскной работы и дознание,
внутренние войска, является тормозом на пути демократизации нашего
общества. Такое многообразие разноплановых функций, как приём, учёт,
регистрация поступающих заявлений, сообщений о совершённых
преступлениях; проведение оперативно-розыскных мероприятий; производство
предварительного следствия не оправдано и не рационально. А также имеет
ряд отрицательных последствий, так как не может гарантировать
обеспечения прав и законных интересов участников процесса.
Процессуальная деятельность, в которой реализуется проведение неотложных
следственных действий и дознание, практически сливается с
оперативно-розыскной и иной административной деятельностью органов МВД.
Оперативно-розыскные методы довлеют над процессуальными формами
доказывания. Процессуальная деятельность следователей МВД оказывается
под административным контролем, что ограничивает их независимость,
поскольку реально следователи МВД находятся в подчинении не только
начальника следственного отдела УВД (ОВД), но и начальника УВД (ОВД).

Следственный аппарат прокуратуры приобрёл значительный опыт борьбы с
коррупцией, взяточничеством, другими должностными преступлениями.
Поэтому многие считают, что следствие в прокуратуре надо сохранить.
Однако как отмечают противники этой позиции, переключение прокуратуры на
расследование уголовных дел привело к ослаблению общенадзорной работы и
надзора за следствием. Прокуратура перестала быть гарантом соблюдения
законности и справедливости. Прямое руководство собственным следственным
аппаратам с одновременным осуществлением функции государственного
обвинения, так или иначе, ведёт к обвинительному уклону в её
деятельности. Истина… И только истина. М.: Юрид. лит., 1990. С.263-265

Однако не следует забывать, что уголовное преследование является одной
из функций прокуратуры, а руководство следственным аппаратом обусловлено
надзорными полномочиями. Но тем не менее, ведомственное отделение
производства предварительного следствия от функций прокурорского надзора
за ним будет способствовать повышению объективности этого надзора,
создаст дополнительные гарантии законности расследования и рассмотрения
дел в суде.

Деятельность следователей едина и специфична по своей юридической
природе, задачам, принципам, содержанию и методам. Это даёт основание
полагать, что процесс формирования следственного аппарата должен
развиваться в направлении создания специального и самостоятельного
органа в системе правоохранительных органов государства. Этой позиции
придерживается большинство процессуалистов.

Попытки установить критерии отнесения уголовного дела к
подследственности того или иного правоохранительного органа ни к чему не
приводят. На практике зачастую очень сложно сразу определить
окончательную юридическую оценку (квалификацию) того или иного деяния,
что неизбежно порождает споры и нарушения правил о разграничении
компетенции различных ведомств.

Предварительное следствие, как известно, занимает в уголовном
судопроизводстве самостоятельное место и является особой формой
государственной деятельности, которая строго регламентирована
уголовно-процессуальным законодательством. Поэтому следственный аппарат
не должен быть организационно связан с розыском или прокурорским
надзором.

Независимое же предварительное следствие может и должно стать механизмом
контроля за деятельностью оперативных служб, средством выявления
беззаконий. Отсюда и стремление ведомств безопасности и внутренних дел
удержать следователей в своём подчинении, противиться их независимости.

Образование единого следственного аппарата и его органов на местах
станет одним из средств построения правового государства, которое
позволит создать единую систему подготовки и переподготовки следственных
кадров, научно-технического и методического обеспечения, оптимальной
организации расследования преступлений, что в конечном итоге
положительно скажется на состоянии борьбы с преступностью и укреплении
правопорядка, защите прав и законных интересов граждан.

В настоящее время в Государственной Думе на рассмотрении находится
проект закона «Об органах предварительного следствия в РФ».

В законопроекте предлагается конституировать органы предварительного
следствия в стране как самостоятельное ведомство – Федеральную службу
расследований. Следователи, состоя на службе в ведомстве, которое кроме
производства предварительного следствия никаких других функций не
исполняет, сохранят зависимость от прокурора и суда – но лишь постольку,
поскольку прокурор и суд осуществляют прокурорский надзор за законностью
в ходе следствия и судебный контроль за соблюдением прав граждан при
производстве расследования.

В настоящее время мотивы поведения должностных лиц правоохранительных
органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность, определяются
условным делением преступлений на две категории: преступления, дела о
которых расследуются следователями соответствующих ведомств (МВД, ФСБ,
ФСНП) и преступления, дела о которых расследуются следователями
прокуратуры – “чужого” ведомства. За расследование дел о преступлениях,
расследуемых следователями “своего” ведомства указанные должностные лица
несут ответственность в полной мере. Что касается наиболее тяжких
преступлений, дела о которых расследуются следователями прокуратуры, то
ответственность оперативно-разыскных служб ограничивается здесь только
рамками оперативного сопровождения. В результате этого у руководителей
оперативно-разыскных служб существуют различные подходы к оперативному
обеспечению предварительного следствия независимо от степени
общественной опасности преступлений и сложности расследования.

Создание Федеральной службы расследований устранит ведомственный подход
к оперативному обеспечению предварительного следствия, что позволит
существенно повысить уровень ответственности правоохранительных органов
за качество оперативно-разыскных мероприятий по наиболее тяжким
преступлениям, дела о которых расследуются в настоящее время
следователями прокуратуры.

С целью разграничения функций и ответственности органов предварительного
следствия и оперативно-разыскных служб следует возложить на органы
внутренних дел регистрацию заявлений о криминальных происшествиях, а на
органы Федеральной службы расследований – учет преступлений и лиц, их
совершивших. Это разграничение позволит создать механизм, в значительной
мере предотвращающий сокрытие преступлений от учета. Такая система
ведения уголовной статистики позволит иметь более объективную информацию
о состоянии преступности в стране и обеспечит повышение уровня защиты
прав и законных интересов граждан, пострадавших от преступлений.

На Федеральную службу расследований Российской Федерации и ее органы не
может быть возложено выполнение функций, не предусмотренных законом.

Задачами органов предварительного следствия в Российской Федерации
законопроект провозглашает:

– организацию предварительного следствия и производство предварительного
следствия по уголовным делам в соответствии с Уголовно-процессуальным
кодексом Российской Федерации;

– принятие в пределах своей компетенции по расследуемым уголовным делам
мер обеспечения возмещения гражданам, предприятиям, учреждениям и
организациям ущерба, причиненного им в результате совершения
преступлений;

– принятие в пределах своей компетенции мер к восстановлению чести,
достоинства и иных прав граждан, подвергнувшихся незаконному задержанию,
аресту и привлечению к уголовной ответственности;

– принятие в пределах своей компетенции по расследуемым уголовным делам
мер к выявлению причин и условий, способствовавших совершению
преступлений и мер к их устранению;

– учет преступлений и лиц, их совершивших.

В соответствии с возложенными на них задачами органы предварительного
следствия должны анализировать следственную практику, организацию и
результаты деятельности следователей, разрабатывать и реализовывать меры
по повышению качества и сокращению сроков производства расследования;
организовывать взаимодействие следователей с органами, осуществляющими
оперативно-розыскную, экспертно-криминалистическую деятельность,
дознание, прокурорский надзор и судебный контроль по уголовным делам;
изучать правоприменительную практику следователей и осуществлять
разработку предложений по совершенствованию законодательства Российской
Федерации; обеспечивать эффективную кадровую политику, подбор,
расстановку и воспитание следственных кадров, повышение их квалификации
и профессионального мастерства.

Законопроектом предусмотрено, что Федеральная служба расследований
Российской Федерации и ее органы должны осуществлять свои полномочия
независимо от федеральных органов государственной власти, органов
государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного
самоуправления, общественных объединений. Следователи Федеральной службы
расследований Российской Федерации, а также Директор Федеральной службы
расследований Российской Федерации, начальники управлений и отделов
Федеральной службы расследований Российской Федерации и их заместители
при расследовании уголовных дел подчиняются только указаниям прокурора и
постановлениям (определениям) суда, данными в пределах их полномочий в
соответствии с действующим законодательством.

Предполагается, что систему органов и учреждений предварительного
следствия Российской Федерации будут составлять Федеральная служба
расследований Российской Федерации, Следственные управления субъектов
Российской Федерации, приравненные к ним военные и другие
специализированные следственные управления, городские и районные
следственные отделы, другие территориальные военные и иные
специализированные следственные отделы, а также научные и
образовательные учреждения, редакции печатных изданий.

Создание и деятельность на территории Российской Федерации органов
предварительного следствия, не входящих в единую систему Федеральной
службы расследований Российской Федерации, не допускается.

Федеральная служба расследований Российской Федерации обеспечивает
расследование наиболее сложных уголовных дел и уголовных дел о
преступлениях, совершенных на территории нескольких субъектов Российской
Федерации, а также осуществляют организационно-методическое руководство
деятельностью всех органов предварительного следствия в Российской
Федерации. В составе Федеральной службы расследований Российской
Федерации образуется на правах структурного подразделения Главное
военное следственное управление, возглавляемое заместителем Директора
Федеральной службы расследований Российской Федерации.

Следственные управления субъектов Российской Федерации обеспечивают
расследование наиболее сложных уголовных дел и уголовных дел о
преступлениях, совершенных на территории нескольких городов, районов и
иных территориальных образованиях, входящих в субъект Российской
Федерации, а также осуществляют организационно-методическое руководство
деятельностью городских, районных и приравненных к ним территориальных
Следственных отделов.

Городские, районные и приравненные к ним территориальные Следственные
отделы обеспечивают расследование уголовных дел обо всех преступлениях,
совершенных на их территории, кроме дел, относящихся к компетенции
вышестоящих, специализированных и военных Следственных управлений и
отделов.

Приказом Директора Федеральной службы расследований Российской Федерации
могут быть образованы специализированные следственные управления и
отделы на правах соответственно Следственных управлений субъектов
Российской Федерации, городских и районных следственных отделов для
расследования преступлений против основ конституционного строя и
безопасности государства, а также преступлений, совершенных на объектах
оборонной промышленности, железнодорожном, воздушном и водном
транспорте.

Административный контроль за деятельностью следователя по расследованию
преступлений сводится к минимуму. Начальники следственных управлений
(отделов) утрачивают процессуальные полномочия по руководству
следователями. Над следователем не должно быть иных начальников, кроме
закона. Следователь при расследовании должен ориентироваться не на
мнение начальства, а на судебную перспективу дела. Такой подход позволит
противодействовать появлению (нередкому сегодня) “заказных” уголовных
дел.

С целью усиления гарантий независимости следователей большое внимание в
законопроекте уделено вопросам прохождения службы следователями, порядку
их назначения на должность и освобождения от должности. Предусмотрено, в
частности, что следователей и старших следователей районного звена
назначать на должность должны начальники Следственных управлений
субъектов Российской Федерации, следователей по особо важным делам и
старших следователей по особо важным делам как центрального аппарата,
так и Следственных управлений субъектов Российской Федерации (и к ним
приравненных) должен назначать на должность руководитель ведомства –
Директор Федеральной службы расследований Российской Федерации.

Руководителей ведомства – Директора Федеральной службы расследований
Российской Федерации и его заместителей – предлагается назначать на
должности указом Президента Российской Федерации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключение данного исследования представляется целесообразным сделать
следующие обобщения и выводы.

1. Следователь – процессуально самостоятельный орган расследования,
участник уголовно-процессуальной деятельности. Ему предоставлены широкие
полномочия, которые необходимо рассматривать в неразрывной связи с
целями, назначением и принципами уголовного процесса, руководствуясь
требованиями уголовно-процессуального законодательства, соблюдение
которых определяет реализацию, предоставленных следователю прав и
возложенных на него обязанностей.

Предварительное расследование как стадия уголовного процесса
представляет собой, прежде всего, регулируемую законом деятельность
следователя по установлению и процессуальному закреплению доказательств,
в целях полного и быстрого раскрытия преступлений, изобличения виновных
и привлечения их к уголовной ответственности. Эта деятельность
следователя осуществляется под надзором прокурора, процессуальным
контролем суда (судьи), начальника следственного отдела и направлена на
пресечение и предупреждение преступлений, выяснение и устранение
обстоятельств, способствующих совершению преступлений.

2. Следователь не подменяет суд, прекращая уголовное дело по
нереабилитирующим основаниям. Однако по причинам практического характера
должен быть усилен контроль со стороны прокурора за прекращением дел по
любым основаниям.

3. В УПК Российской Федерации следует, на наш взгляд, внести дополнения:
– систематизировать, более полно и чётко зарегламентироватьего права и
обязанности.

4. Процессуальная деятельность – совокупность функций, котораяохватывает
все без исключения регулируемые процессуальным закономдействия и решения
государственных органов, должностных лиц и граждан, участвующих в
уголовно-процессуальных отношениях. То есть, уголовно-процессуальная
функция отдельный компонент уголовно-процессуальной
деятельности, который различается по особым непосредственным целям,
достигаемым в итоге производства по уголовному делу.Под
уголовно-процессуальной функцией следователя следует понимать
неотдельные действия следователя, а всю его деятельность, то есть
совокупность действий и решений, объединённых единством цели.
Уголовно-процессуальная функция следователя выражается в реализации им
своихсобственных полномочий.

При расследовании же следователь осуществляет уголовное преследование,
которое является основной его функцией, в основе которого лежит
обвинение. Следовательно, следователь на предварительном следствии
представляет сторону обвинения. Поэтому на этой стадии уголовного
процесса как одна из важнейших гарантий объективности существует защита.

Уголовное преследование в форме обвинения включает его объективное
содержание:

• собирание доказательств, уличающих обвиняемого
иустанавливающих отягчающие его вину обстоятельства;

• применение к обвиняемому различного рода принудительныхмер: мер
пресечения, обысков, освидетельствований и др.;

• обоснование обвинения перед судом, усилия направленные на то,чтобы
убедить суд в виновности обвиняемого и в необходимости применения к нему
наказания. Обвинение является основной формой уголовного преследования.

6. В результате проведённого исследования установлены основные причины
нарушения законности следователями – слабый, неэффективный и разобщённый
организационный и процессуальный контроль со стороны начальников
следственных подразделений и надзор со стороны прокурора. Необходимо
изменить ту обстановку, которая сложилась в настоящее время, устранить
несовершенство ведомственного процессуального контроля за деятельностью
следователя, повысить роль прокурорского надзора в стадии
предварительного расследования, ориентировать эти формы контроля на
предупредительный характер их осуществления. Конструируя взаимоотношения
следователя, начальника следственного подразделения и прокурора, следует
исходить из общности решаемых ими процессуальных задач. На данном этапе
организационного построения системы предварительного следствия,
независимо от ведомственной принадлежности следователя, его отношения со
своим начальником – прокурором либо начальником следственного отдела –
должны носить только процессуальный характер, в чётком и строгом
соответствии с нормами УПК России.

7. В современных условиях борьба с преступностью даёт ощутимые
результаты там, где следователь действует, не изолировано, а в тесном
сотрудничестве с оперативными работниками различных органов дознания.
Задачу быстрого и полного раскрытия преступлений в подавляющем
большинстве случаев следователь может выполнить только тогда, когда он
взаимодействует с органами дознания. Важным направлением координации
действий в борьбе с преступностью является правильное взаимодействие
следователей и органов дознания, неуклонного сочетания следственных и
оперативно-розыскных мероприятий. От характера взаимодействия во многом
зависит успех раскрытия преступления. Ведомственная принадлежность
следственных аппаратов, несомненно, сказывается на характере их
взаимодействия с оперативными работниками. Однако, существующая система
взаимодействия между следователем и органами дознания не достаточно
эффективна, является одной из слабейших позиций в организации борьбы с
преступностью, не отвечает в полной мере требованиям сегодняшнего дня.

К сожалению, взаимодействие следователя с органами дознания лишь в общих
чертах, с точки зрения прав и обязанностей, регулируется
уголовно-процессуальным законом. Этих предписаний не достаточно,
поскольку они не являются системными и не в полной мере отражают
функциональную связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной
деятельности.

Следует признать целесообразным, чтобы весь комплекс вопросов, связанных
с использованием органов дознания в интересах уголовного
судопроизводства, стал предметом подробного регулирования
уголовно-процессуального законодательства. Следует регламентировать все
отношения, которые могут возникать между следователем и органами
дознания, обеспечивая продуманную и реально оправданную расстановку сил.
Назрела необходимость нормативного регулирования организационных форм,
условий и содержания взаимодействия следователя и органов дознания. В
законе должны быть заложены основы нормативного регулирования тактики
взаимодействия. При этом, определяющим критерием следственной и
оперативной работы должно быть строгое соблюдение законности, при
сохранении ведущей роли следователя.

8. В научных кругах проходит дискуссия, связанная с обсуждением
судебно-правовой реформы, и, прежде всего радикальных изменений, которые
должны охватить весь правоохранительный механизм, включая
предварительное следствие. Нужно решительно избавляться от внутренних
недостатков системы предварительного следствия, принципы
функционирования и организационного построения которой не отвечают
требованиям демократизации общества. Идёт трудный поиск таких форм
работы следственных органов, которые способны обеспечить защиту прав и
свобод граждан, общественных и государственных интересов.

Функция производства предварительного следствия уже приобрела достаточно
самостоятельный характер. И многие проблемы можно решить, если
последовательно реализовать идею о создании единого органа,
осуществляющего предварительное расследование – Федеральной службы
расследований, высказанную в разное время многими процессуалистами и
закреплённую в Концепции судебной реформы в Российской Федерации. Надо
установить единый порядок расследования преступлений и сосредоточить эту
работу во вневедомственном органе, потому что реальная угроза
самостоятельности следователя в настоящее время исходит от места
следователя в системе правоохранительных органов. Нужна комплексная
программа, предусматривающая значительные финансовые затраты,
кардинальное техническое и информационное переоснащение следствия.

Высказанные в дипломной работе предложения по преимуществу относятся к
переходному периоду и преследуют цель создания благоприятных условий для
борьбы с преступностью. Однако вносить изменения в правовую систему и
законодательство следует обдуманно, в разумных пределах и в
действительно необходимых случаях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ИСТОЧНИКИ:

1. Конституция Российской Федерации // СПС «Консультант плюс»

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ // СПС «Консультант плюс»

3. Уголовный кодекс РФ // СПС «Консультант плюс»

4. Федеральный Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в РФ» от
12.08. 1995 г. // СПС «Консультант плюс»

8. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. – 1992.

МОНОГРАФИИ, УЧЕБНИКИ, ПОСОБИЯ:

14. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. Учебник для вузов. М., 2003
г.

1. Вопросы расследования преступлений: справочное пособие /Под общ. ред.
Кожевникова И.Н. – М.: Спарк,1997.

2. Гаврилов А.К. Раскрытие преступлений на предварительномследствии
(правовые и организационные вопросы). – Волгоград: ВСШМВД СССР, 1976.

3. Громов Н.А. Уголовный процесс России: учеб, пособ. для студентов
вузов. – М. Юристъ, 1998.

4. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. – М.: Юрид.лит., 1981.

15. Дубинский А.Я. Исполнение процессуальных решений следователя. Киев.
1984 г.

5. Истина… И только истина! Пять бесед о судебно-правовойреформе. –
М.: Юрид. лит., 1990.

6. Крылов И.О., Бастрыкин А.И. Розыск, дознание, следствие:учеб,
пособ.-Л.: ЛГУ, 1984.

7. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции.
– 1986.

8. Ларин А.М. Я – следователь, – М,: Юрид.лит., 1991.

9. Ларин А.М., Мельникова З.Б.,. Савицкий В.М. Уголовныйпроцесс России:
лекции-очерки./ Под ред. Савицкого В.М. -М.: БЕК, 1997.

10. Найдёнов В.В. Советский следователь. – М.: Юрид.лит., 1980.

11. Научно-практический комментарий к УПК РСФСР./ под общ. ред. Лебедева
В.М. – М.: Спарк, 1995.

12. Проблемы предварительного следствия и дознания: сборникнауч.
трудов./ Отв.ред. Щерба СП. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1986.

13. Рыжаков А.П. Предварительное расследование: учебное пособие для
вузов и сред. спец. учеб, завед. – Тула, 1996.

16. Рыжаков А.П. Уголовный процесс. Учебник для вузов. М., 2003 г.

17. Уголовный процесс. Общая часть: учебник./ Под ред. БожьеваВ.П. -М.:
Спарк, 1997.

СТАТЬИ:

1. Алфёров В. Предварительное следствие: вчера, сегодня,
завтра.//Милиция. 1993. №7. – С. 2-5.

2. Воскресенский В., Кореневский Ю. Состязательность в уголовном
процессе// Законность. 1995. №7. – С.4 -10.

31. Громов Н.А., Лисовенко В.В., Затона Р.Е. Следователь в уголовном
процессе. // Следователь. М. 1998 г. № 4

3. Громов Н.А., Лисоволенко В.В., Гришин А.И. Состязательность и
равноправие сторон как принцип уголовного процесса. // Следователь.
1999. №5.-С. 34-39.

4. Громов Н.А., Лисоволенко В.В, Гришин А.И. Защита в состязательном
уголовном процессе.// Следователь. 1999, №8. – С. 20-25.

5. Гуляев А.П. Новые нормы УПК// Рос. юстиция. 1997, №3. -С.35-40.

6. Доля Е. К вопросу создания Следственного Комитета.// Сов.юстиция.
1993, №2.-С.9-10.

7. Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью
органовпредварительного расследования.// Рос. юстиция. 1999, № 7. –
С.26-28.

32. Ефимичев С. Ефимичев П. УПК Российской Федерации нуждается в
уточнении // Уголовное право. – 2003 г. – № 1

8. Зажицкий В.И. Связь оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной
деятельности в российском законодательстве.// Рос. юстиция. 1996. №4, с.
51-53.

9. Клочков В. Следователю нужен помощник.// Законность. 1996. № 4. – С.
46

10. Кожевников И.Н. Упорядочить полномочия следователя.// Рос.юстиция,
1997, № 12.-С.22-24.

11. Колосовский Д.Ю. Письмо законодателю.// Следователь. 1999,№4.-С.48.

12. Кондратов Б., Щербицкий Е. Следственный Комитет России.Кто «за», кто
«против»//Российская газета. 1993. 15 апреля.

13. Кореневский Ю. Противоречит ли Конституции РФ прекращение дела по
нереабилитирующим основаниям?// Рос. юстиция. 1997, № 1. -С.19-21.

14. Краткий анализ состояния преступности в России (январь -сентябрь
1999 года) // Рос.юстиция.1999, № 12. – С.53.

15. Кто правит бал в стране (состояние преступности)// Следователь.
1999,№3.-С.49-53.

16. Кулагин Н.И. Предварительное следствие: сегодня и завтра // Милиция.
1991, № 7. – С.14-15.

17. Ларин А.М, Преступность и раскрываемость преступлений//Гос. и право.
1999. № 4. -С.83-89.

18. Ларин А.М. Заметки о предварительном следствии в России //Гос. и
право. 1993. № 3. – С.72-76.

19. Ларин А.М. Следствие: каким ему быть?// Человек и закон.1996, №10.
-С.50-55.

20. Ларин А.М., Савицкий В.М. Каким быть следственному аппарату // Сов.
гос. и право. 1990, № 1. – С. 14-19.

21. Макарова 3. Состязательность нужна, но какая?// Законность.1999,
№3.-С.24-27.

22. Нащекин Е. О бедном следователе замолвите слово// Законность. 1997,
№3. -С.47-49.

23. Пиюк А. Прокурорский надзор и состязательность в
стадиипредварительного расследования// Законность. 1999, № 9. – С.34-35.

24. Рогаткин А., Петрухин И. О реформе
уголовно-процессуального права// Законность. 1996. № 2. – С.38-44.

33. Рубочкина В.В. Процессуальное положение следователя // Вестник МГУ
сер. 11. Право. 1997, № 4. – С.88-94.

25. Савицкий В.М. Последние новеллы УПК: прекращение уголовных дел,
состав суда, подсудность, подследственность // Рос. юстиция.1997,
№4.-С.18-20.

26. Савицкий В.М. Стержневая функция прокуратуры – осуществление
уголовного преследования// Рос. юстиция. 1994, № 10. – С.24-28.

27. Сазонов Б. Предварительное следствие прежде и теперь// Законность.
1993, № 10. -С.26-32.

28. Селезнёв М. Ведомственный процессуальный контроль и прокурорский
надзор на предварительном следствии// Законность. 1999, №1. -С.13-16.

29. Селезнёв М. Взаимодействие следователей и органов дознания //
Законность. 1996, № 6. – С.7-12.

34. Соловьев А., Токарева М. К вопросу о статусе прокурора в досудебных
стадиях уголовного процесса по УПК РФ // Уголовное право. – 2002 г. – №
4

35. Соловьев А., Токарева М., Воронцова Н. Проблемы законности и
качества расследования в свете требований УПК РФ // Уголовное право . –
2002 г. – № 2.

30. Соловьёв А., Якубович Н. Предварительное расследование ипрокурорский
надзор в свете судебной реформы// Законность. 1995, №8. -С.2-7.

36. Ухинин А.В. Анализ причин нарушений законности в деятельности
следователей органов внутренних дел и пути их устранения Следователь.
1999, №4. – С.33-37.

37. Чувилёв А. Подследственность уголовных дел// Законность.1996, №7.
-С.27.

38. Шимановский В. Разграничение подследственности уголовныхдел.// Рос.
юстиция. 1997, № 7. – С.35.

39. Щерба С. Только во взаимодействии// Милиции. 1996, №5.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019