.

Образование и коррупция

Язык: русский
Формат: контрольна
Тип документа: Word Doc
0 878
Скачать документ

Содержание

Введение
Образование, индекс восприятия коррупции и мотивационные модели коррупционного поведения.
Статистические показатели оценки коррупции и их динамика.
Параболическая динамика ИВК авторитарных режимов.
Образование и коррупция.
Риски и преимущества инвестирований в человеческий или политический капитал.
Выводы
Список использованных источников


Введение

Сначала мировой финансовый, а потом и экономический кризис существенно повлияли на степень государственного вмешательства в экономику стран, оказавшихся в наиболее тяжелом положении. Во время кризиса, появление которого воспринимают как естественные издержки, свойственные рыночной экономике, значительно растет мотивация к вмешательству государства в экономику (дирижизм). По ряду причин Украина относится к странам, наименее подготовленным к противодействию его последствиям.
Однако существующий значительный уровень государственного вмешательства в экономические процессы в нашей стране не повлиял на его дальнейшее развитие. Существенно увеличился осуществляемый НБУ и правительством государственный контроль за банковской системой, появились случаи непосредственного правительственного управления предприятиями не только государственной формы собственности. Еще рентабельные, но уже на грани выживания отрасли под давлением правительства должны предоставлять помощь убыточным. Все эти процессы происходят на фоне постоянных обвинений со стороны оппозиции и других ветвей власти в коррупционной мотивации правительственных решений. Нужно отметить, что такие обвинения уже не вызывают резонанс в обществе. Причина, на первый взгляд, состоит в привыкании общества к этим проявлениям коррумпированности власти (которые в 99,9% случаев так и остаются на уровне обвинений). Но в дальнейшем мы выдвинем гипотезу о другой причине толерантного отношения общества к коррупции, которая закладывается в процессе получения образования и основывается на экономической мотивации.
В работе проанализированы тенденции изменений уровня коррумпированной в ряде стран на постсоветском пространстве и показано отсутствие позитивных тенденций в преодолении коррупции в Украине, продемонстрировано, что в некоторых постсоветских странах не наблюдается общемировая тенденция снижения уровня коррумпированности при росте образовательного уровня.


Образование, индекс восприятия коррупции и мотивационные модели коррупционного поведения

В последние годы получили значительное распространение исследования детерминантов коррупции, базирующиеся на статистической информации об уровне коррупции и сопутствующих экономических, институциональных, политических, социальных, демографических, религиозных и исторических показателях развития большинства стран мира. Такие работы проводятся методами эконометрического анализа и позволяют выявить устойчивые взаимосвязи между уровнем коррупции и исследуемыми переменными.
На основе ряда работ, в которых внимание акцентируется на развивающихся странах и странах с транзитивными экономиками, можно сделать вывод, что, вопреки общемировой тенденции, показатель коррумпированности не снижается при росте образовательного уровня.
Этот чрезвычайно важный факт нашел подтверждение и в работах других отечественных ученых. Так, Н. Мельник анализирует “существенное повышение образовательного уровня взяточника” в Украине в течение 90-х годов. Автор пишет, что осуществление “указанных (коррупционных) деяний во многих случаях требует определенного уровня образования и высокого интеллекта. И повышение образованности, и развитие интеллекта могут иметь, как следствие, совершенствование способов осуществления этих преступлений и увеличение их количества…”. Этот чрезвычайно важный вывод о взаимном влиянии коррупционного и образовательного уровней, к сожалению, не получил дальнейшего развития. На наш взгляд, именно на образовательном подходе должно основываться исследование механизмов коррупционных отношений в странах постсоветского пространства. Во время получения высшего образования формируются представления о путях и механизмах достижения целей, которые каждый человек считает целесообразным осуществлять в течение жизни. Как подчеркивал один из выдающихся социологов XX в. Питирим Сорокин, институты образования и воспитания во все века выполняют функции вертикальной социальной циркуляции.
Практически все политические силы, находившиеся при власти в новейшей истории Украины, признавали коррупцию главным препятствием на пути экономического и социального развития. Однако почти все попытки искоренить это явление не увенчались успехом. В Украине для значительной доли населения экономическая мотивация к выбору коррупционной модели поведения устойчива. Поэтому сначала рассмотрим существующие личные и групповые модели выбора карьерного роста.
Моделирование поведения человека, делающего собственный выбор между инвестированием в политический (бюрократический) или человеческий капитал, осуществлено в работе И. Ихрлича и Ф. Луи. Они рассматривают случай эндогенного экономического роста за счет накопления человеческого капитала и предлагают две возможные модели построения бюрократического аппарата: конкурентную и монополистическую (свойственную авторитарным режимам). По их мнению, следствием государственного вмешательства в экономику является накопление политического капитала, и это ведет к возникновению коррупции. С помощью эконометрической модели продемонстрировано замедление темпов экономического роста из-за повышения уровня инвестирования домохозяйств в политический капитал (такой путь непродуктивен для общественного развития) и рассмотрены три типа равновесных состояний; одним из них является ловушка бедности, в которой остается страна с небольшим первоначальным капиталом.
В работе Д. Акемоглу и Т. Вердиера коррупция рассматривается в пределах общей модели экономического равновесия. Показано, что повышение уровня инвестирований в экономику и улучшение распределения человеческого капитала зависят от уровня оплаты труда в публичном секторе (бюрократии). Рассматривается случай, когда расширение публичного сектора ведет к увеличению инвестиций и к более рациональному распределению одаренной молодежи между частным и публичным секторами.
Однако с некоторыми допущениями, которые содержит эта модель, трудно согласиться. Например, что разрастание бюрократического аппарата ведет к улучшению защиты прав собственности; что налоги, не уплаченные предпринимателем, полностью попадают в карман бюрократа, способствовавшего уклонению от них. Последнее не отвечает базисному принципу коррупционных взаимоотношений: осуществление коррупционного акта выгодно для обеих сторон. Важно помнить, что этот принцип срабатывает при условии отсутствия асимметрии информации у сторон коррупционных отношений. Имеется в виду, что информированный человек может получить полезную услугу от госаппарата и без взятки.
Между тем главную идею работы о существовании оптимального уровня коррумпированности для страны с заданным уровнем экономического развития трудно не принять, поскольку действительно снижение коррумпированности ниже этого уровня связано со значительными общественными расходами.
В другом исследовании этих же авторов рассматриваются механизмы государственного вмешательства в экономику с целью исправления недостатков, свойственных рыночной экономике. У такого подхода большое количество сторонников, особенно во время экономического кризиса, который принято трактовать как следствие неудачного регулирования отдельных сегментов мирового финансового рынка. Приведенная модель демонстрирует, что государственное вмешательство может быть эффективным только при незначительном уровне коррупции. На наш взгляд, это не имеет отношения к развивающимся странам или странам с транзитивной экономикой.
Авторы большинства исследований считают, что любое дополнительное вмешательство государства в экономику создает условия для получения дополнительной коррупционной ренты, оплачиваемой обществом. В работе К. Блекберна, Н. Боуса, М. Хакью смоделировано общество, поделенное на домохозяйства и бюрократов. Домохозяйства работают в фирмах и кредитуют их деятельность. Наличие капитала и рабочей силы определяют исходные параметры экономики, уровень оплаты труда и процент доходности капитала. Бюрократы, часть которых коррумпирована, получают зарплату и распоряжаются общественными фондами, имея возможность присвоения части этих фондов. Уровень коррумпированности общества также связывается с уровнем развития производительных сил или с уровнем накопления капитала. Показано, что для низкого уровня накопления капитала существует только одно равновесное состояние, отвечающее практически полной коррумпированности бюрократического аппарата. Выдвигается гипотеза об убывающей зависимости вероятности выявления коррупционных действий от количества коррумпированных бюрократов в стране.
Для среднего уровня экономического развития существует несколько равновесных состояний, то есть среднеразвитые страны могут иметь как низкий, так и высокий уровень коррупции. Для высокоразвитых стран существует только одно равновесное состояние, отвечающее незначительному уровню коррупции в стране. Страны, имеющие низкий уровень экономического развития, могут оставаться в ловушке бедности, поскольку их общественные фонды используются нерационально. При этом здесь не рассматриваются вопросы поддержки антикоррупционной политики населением, хотя домохозяйства, которые только теряют от существования коррупции, составляют большинство населения.
К. Борнером и Ч. Хейнсом показано, что значительный уровень коррупции связан, в первую очередь, с отсутствием экономических и финансовых реформ. Построенная авторами модель базируется на гипотезе о существовании вступительного взноса для получения должности в бюрократической структуре, что обеспечит стабильную коррупционную ренту. По сути, авторы рассматривают альтернативные варианты инвестирования, одним из которых является занятие должности, которая позволяет получать коррупционную ренту.
Главная идея исследования состоит в том, что человек, который хочет получить должность (позволяющую рассчитывать на коррупционную ренту), не имеет средств на вступительный взнос. Эти средства он получает у семьи, таким образом вовлекая ее в коррупционный круг. Так расширяется поддержка существующих коррупционных взаимоотношений в стране. Финансовые реформы дают возможность привлекать средства для первоначального взноса за пределами семьи. Идея первоначального взноса продуктивна, однако свести коррупцию только к механизму, включающему в себя взятку на нижнем уровне (работа с бизнесом и домохозяйствами) и трансфер в верхний бюрократический уровень в виде платы за должность, означает чрезвычайно упростить коррупционные механизмы, которые успешно функционируют в развивающихся странах. Например, в эту систему не укладывается распространенный механизм “откатов”, который почти пронизал всю украинскую экономику.

Статистические показатели оценки коррупции и их динамика

За показатель уровня коррумпированности общества возьмем индекс восприятия коррупции (ИВК), который введен международной организацией “Transparency agency” с 1998 г. Шкала оценки уровня коррумпированности имеет диапазон от 0 до 10. Вся информация об уровне коррумпированности полностью открыта и доступна “. Для диверсификации неадекватности оценки использовано 13 источников из 11 независимых институтов. Как правило, это международные организации, имеющие представительство в исследуемой стране. Кроме того, при оценке использовались некоторые элементы временного сглаживания (так, для получения оценки за 2008 г. использованы данные как за 2007, так и за 2008 гг.). Наиболее коррумпированные страны имеют ИВК, приближающийся к 0, у наименее коррумпированных он приближается к 10; к таким странам относятся наиболее развитые страны мира.
Наши политические деятели высказывают мнение (гипотезу), что Украина является наиболее коррумпированной страной Европы. Далее мы подтвердим или опровергнем эту гипотезу, поэтому среди европейских стран были выбраны страны с наихудшими показателями коррумпированности. Кроме того, мы проанализируем тенденции, которые наблюдаются в количественных оценках ИВК для Украины и других стран, имевших близкие начальные условия (страны бывшего социалистического лагеря) или относящихся к группе развивающихся стран. Для пояснения результатов эмпирических исследований мы используем модели, объясняющие мотивацию коррупционного поведения.
Для исследования и сравнительного анализа мы выбрали 15 стран, три из которых не были членами социалистического лагеря — Великобритания (приводится как пример высокоразвитой страны с длительными демократическими традициями), Бразилия и Индия (относятся к группе развивающихся стран). Из 11 постсоциалистических стран семь – бывшие республики Советского Союза (см. табл.).

Таблица
Показатели и тенденции динамики ИВК в некоторых странах
за 1998-2008 гг.
Страна Начальный уровень
Ро Средний уровень Среднеквадратичное отклонение Тенденция Выводы
β1 t
Азербайджан 1,5 2,0 0,3 0,08 3,3 Стабильное улучшение **
Беларусь 4,7 3,5 1,0 -0,22 2,8 Стабильное ухудшение *
Болгария 3,2 3,8 0,4 0,11 4,6 Стабильное улучшение **
Бразилия 4,2 3,8 0,3 -0,07 4,2 Стабильное ухудшение **
Индия 2,6 2,9 0,3 0,06 2,3 Стабильное улучшение *
Казахстан 2,7 2,4 0,3 -0,07 2,3 Стабильное ухудшение *
Китай 3,4 3,4 0,1 -0,004 0,2 Тенденция отсутствует
Латвия 2,6 3,8 0,7 0,21 11,3 Стабильное улучшение
Россия 2,4 2,5 0,2 0,02 0,7 Тенденция не определена
Румыния 2,8 3,0 0,3 0,04 1,1 Слабое улучшение
Словакия 3,3 4,0 0,5 0,13 3,9 Стабильное улучшение **
Украина 2,2 2,4 0,4 0,04 0,8 Тенденция не определена
Великобритания 8,7 8,6 0,1 -0,01 0,9 Тенденция не определена
Албания 2,3 2,6 0,4 0,06 1,8 Слабое улучшение
Молдова 2,5 2,7 0,2 0,04 0,8 Тенденция не определена
* Уровень значимости 0,05. ** Уровень значимости 0,01.

Поскольку все 15 стран (за исключением Великобритании) изначально имели высокий уровень коррупции, то они делали определенные шага для его снижения. Успешность этих шагов исследована с помощью модели линейного тренда:

И(х) = β0 + β1 • х + ε, (1)

где И – ИВК; β0 – начальный уровень индекса; β0 – средняя скорость изменения индекса за год; х – время в годах, принимающее значения 1,2,11 (1998— 2008 гг.); ε- погрешность модели.
Степень стабильности процесса снижения (повышения) уровня коррумпированности оценивается на основе возможности (вероятности) подтверждения гипотезы о ненулевом значении коэффициента р,. По значению Г-параметра (распределение Стьюдента) делается вывод о степени стабильности процесса.
Первоначальное положение относительно ИВК определялось величиной коэффициента β0. Наиболее коррумпированной страной среди исследуемых на начальном этапе следует признать Азербайджан, среди европейских стран — это Украина. Самый низкий уровень коррупции зафиксирован в Беларуси. Стабильное улучшение наблюдалось в пяти странах, среди которых наибольший прогресс отмечался в Словакии и Латвии (процессы в других странах Балтии происходили аналогично латвийскому сценарию). Стабильное ухудшение наблюдалось в Беларуси, Бразилии и Казахстане. Украина, Россия и Китай находятся среди стран, в которых тенденция не определилась. Отличие Китая состоит в том, что ИВК в этой стране отличается наименьшей вариативностью (то есть уровень коррумпированности китайского общества не растет, не убывает и не меняется случайно, как это происходит в Украине).
На наш взгляд, это полностью логичное продолжение политической и экономической стабильности в стране. Усиление неравномерности распределения доходов, которое в последнее десятилетие вызвано стремительным экономическим ростом китайской экономики, при практически полном отсутствии демократических институтов, должно повлечь за собой повышение уровня коррумпированности общества. Однако этот процесс нейтрализуется чрезвычайно жесткими действиями власти. Высшая мера наказания ежегодно применяется за экономические преступления. Китайское законодательство предусматривает наказание за экономическое преступление (взятку, растрату) в объеме более 100 тыс. юаней (12 530 дол.) не менее 10 лет заключения с конфискацией имущества.
Ситуация в Украине и России, на первый взгляд, идентична. Но при более детальном рассмотрении обнаруживается их принципиально разная природа. Если временное изменение ИВК в Украине не отвечает ни одной тенденции (несущественное улучшение ситуации не является статистически значимым (см. рис. 1)), то временное изменение ИВК в России имеет тенденцию, меняющуюся со временем.

Параболическая динамика ИВК авторитарных режимов

Самый простой вариант изменения тенденции в динамике ИВК можно представить в виде квадратичной зависимости от времени (х):

И(х) = β0+ β1 х + β2х2 + ε. (2)

Для эмпирической проверки предлагается следующая гипотеза: на первом этапе установления авторитарного режима происходит рост ИВК (снижение уровня коррумпированности), что полностью отвечает избирательным обещаниям будущего лидера (лозунги противодействия коррупции чрезвычайно популярны на территории бывшего СССР). Этот этап в дальнейшем будет называться сменой элит. На нем происходит ослабление существующих коррупционных механизмов. Со временем ситуация стабилизируется, все ключевые должности на длительное время занимают лица из ближайшего окружения лидера нации, которые получают статус “неприкосновенных”. Потом этот процесс распространяется на всю вертикаль власти, то есть каждый представитель верхнего ее эшелона подбирает под себя представителей из ближайшего нижнего эшелона иерархической структуры. Это этап стагнации, на котором восстанавливается функционирование коррупционных механизмов. Вариант реализации данной эмпирической временной зависимости происходит при следующих значениях коэффициентов уравнения (2):
β1 > 0; β2

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020