.

Институции Гая и Дигесты Юстиниана

Язык: русский
Формат: реферат
Тип документа: Word Doc
1 1836
Скачать документ

23

Введение

Огромная империя, расположенная на границе между Европой и Азией, в
течение, по крайней, мере семи столетий (с VI до начала XIII) играла
важную, порой ведущую роль в экономической, политической и культурной
жизни народов средневековой Европы и стран Ближнего Востока. От позиции
империи, ее побед или поражений зависели судьбы многих народов, как
ближних, так и дальних.

Союза с императорами искали почти все христианские государи и
мусульманские правители. Духовное влияние империи простиралось от
Балтийского моря до Красного, от Сирии и Армении до Атлантики.

Знание всеобщей истории государства и права заключается, прежде всего, в
том, что позволяет глубже понять современную государственность и дает
возможность прогнозировать основные тенденции ее развития в ближайшем
обозримом будущем.

Современная действительность не обособлена от прошлого и будущего. Она
лишь новая, важная веха в истории. Настоящее, воплощая в себе
разносторонние, сложные, подчас противоречивые, тенденции прошлого,
отрицает отжившее, наделяет перспективное иным качеством, порождает тем
самым новые тенденции и явления, закладывающие предпосылки будущего.

Соответственно, чтобы понять современные государство и право, нужно
знать, как они возникли, какие основные этапы прошли в своем развитии,
какие причины влияли на их образование, становление, развитие, изменение
их формы и содержания.

Решение этих задач невозможно без знания исторических фактов, являющихся
фундаментом историко-юридической науки.

Предметом исследования в данной работе являются Институции Гая и Дигесты
Юстиниана, в частности византийское право, которое являлось одной из
наиболее ярких сторон византийской культуры, и по силе воздействия на
культуру других народов средневекового мира оно может идти в сравнении
лишь с византийским искусством и архитектурой. В Византии значительно
дольше и более глубоко, чем на Западе, сказывалось влияние римской
юридической традиции. В отличие от большинства государств средневековой
Европы, в Византии сохранялось единое кодифицированное, распространяющее
свое действие на всю территорию Империи законодательство.

В данной работе были поставлены следующие задачи: показать необходимость
изучения законодательных памятников, которые имеют первостепенное
значение для изучения внутренней жизни Византийской империи IV — XI вв.;
дать краткую характеристику содержания законодательных документов,
показать историю их создания, значимость для данной эпохи, выделить
основные этапы законотворчества.

Законодательные памятники содержат неоценимый материал о
социально-экономических отношениях Византии, о государственном и
административном устройстве империи, о взаимоотношениях классов,
сословий, различных социальных групп и их правовом статусе, об
организации церкви и ее имуществах, о политике различных императоров.
Ценные материалы в юридических источниках встречаются и по
международному праву.

Законодательные памятники ранневизантийской эпохи так же, как и труды
историков и хронистов, отразили постоянную, пронизывавшую все сферы
жизни борьбу старого с новым, традиций рабовладельческого мира с
зачатками феодализма. Для историков они имеют исключительное значение и
актуальность потому, что не только дают возможность воссоздать во всем
многообразии картину социально-экономической и политической жизни в
империи IV—ХI вв. но и помогают установить, какие нормы гражданского
права могли оказывать организующее или тормозящее влияние на развитие
новых производственных отношений.

Одной из наиболее слабо изученных в советской византинистике проблем
является история византийского государства и права. Лишь в последние
годы этот пробел начал в известной степени заполняться.

1. Институции Гая

Особого расцвета римская юриспруденция достигла в период принципата (1-3
века н. э.), признаваемый за классический. В эту именно эпоху право
частной собственности, частное право достигло своего высшего развития.
Это обусловило широкое развитие деятельности юристов. Задачи, стоявшие
перед юристами классической эпохи, отличались большой сложностью.
Классовые противоречия все больше углублялись и обострялись, восстания
рабов приняли такие формы и размеры, что весь рабовладельческий строй
оказывался в опасности, и требовались чрезвычайные меры для обеспечения
господства верхушки рабовладельческого класса. Беспрерывно росли и
противоречия между различными группировками свободного населения. С
другой стороны рост государственной территории, расширение торгового
оборота, развитие и усложнение всех хозяйственных отношений вызывали
необходимость соответствующих изменений правовой надстройки. Необходимо
было проявить гибкость и разрешать вновь возникающие вопросы в интересах
господствующего класса, в первую очередь – в целях закрепления
неограниченного права собственности рабовладельцев на рабов и права
собственности на землю. Классические юристы успешно справились со
стоявшими перед ними задачами. Верные своему практическому направлению,
они в своих кратких и весьма четких решениях отдельных казусов
удовлетворяли новые запросы жизни, в соответствии с интересами
господствующего класса.

1.1 Возникновение Институций Гая

В период от I до середины III в. работали многие выдающиеся юристы,
совмещавшие глубину теоретических знаний, практические дарования,
педагогически-воспитательное влияние и, наконец, оставивших литературное
наследие. Среди них одно из важнейших мест занимает юрист Гай. Он
выходец из сабиньянской юридической школы, основанной Капитоном (школа
названа так по имени его знаменитого ученика Мазурия Сабина). Сабин был
великим юристом I в. н. э., комментировавшим цивильное право. Из
сабинцев во II веке н. э. надо отметить Сальвия Юлиана, получившего при
Адриане поручение кодифицировать преторское право и успешно выполнившего
это поручение.

Последним сабианцем считается Гай оставивший учебное руководство –
Институции, написанные с большой ясностью и наиболее упорядоченные.

1.2 Значение Институций

Наибольшей популярностью пользовались краткие элементарные руководства –
institutiones. Обучение юристов в республиканском Риме выражалось в
допущении молодых юристов к слушанию даваемых консультаций и к
обсуждению с ними отдельных казусов. В конце республики стали вести
систематическое чтение лекций. В качестве пособия к этим занятиям и
появились институции. Наибольшей популярностью пользовались институции
Гая. В конце классического периода появились институции Марциана,
Каллестрата, Павла и Ульпиана. Но они не могли затмить старых институций
Гая (II в. н.э.) послуживших в дальнейшем образцом институционной
системы. Эту своеобразную систему можно назвать доктринальной; при
отсутствии или лишь кратком рассмотрении исторического материала все
сосредоточено на догматическом изложении действующего права.
Институционная система излагает право и его применение не разрознено в
случайном смешении казуистики, а стремиться весь материал расчленить с
точки зрения общих правовых категорий, которыми являются, прежде всего,
лица, вещи и иски.

Институции Гая дополняются еще его сочинением («Повседневные дела»). В
совокупности они дают краткий обзор всего действующего права, привлекая
к изложению две системы – цивильного и преторского права с преобладанием
догматического толкования над историческим.

Институции Гая получили широкое распространение у юристов и грамматиков
последующей эпохи, а в VI в. н. э. они, правда, в искаженном и
переработанном виде были внесены в кодификацию Юстиниана. Еще в V в. н.
э. они распространялись в Италии в списках в своем подлинном виде. Один
из таких списков с искажениями и ошибками был найден в библиотеке в
Вероне ученым Нибуром (1816 г.) Текст институций был стерт и покрыт
сверху посланиями Иероониума (VIII-IX в.в.). Восстановленная рукопись –
палимпсест известен под названием веронский. В 1933 г. в Александрии
были куплены у антиквара пергаментные листы с отрывками Гая, дополняющие
веронский палимпсест. Они называются то «новыми отрывками Гая», то –
Александрийский, Египетский и Флорентийский Гай. Существуют русские
переводы, институций Гая – Расснера (1888 г.), Дыдынского (1890-1892
г.), М. Бобина – 3, 4 книг.

1.3 Содержание Институций Гая

«Институции Гая», состоят из четырех книг. Каждая книга разделена на
главы (например, О гражданском праве и естественном, О разделении права
и т.д.) и на статьи.

Система изложения.

Институции Гая говорят: «Все то право, которым мы пользуемся, относится
или к лицам, или к вещам, или к правовым действиям (искам)» Хрестоматия
по истории государства и права зарубежных стран. Т.1. Древний мир и
Средние века/Главный редактор Н.А. Крашенникова. М., НОРМА, 2005. Стр.
225. .

Итак, «Институции Гая» построены по институционной системе, «всё право
зависит от того, кто в нём нуждается, вещах и формах». Институционная
система – о лицах, вещах и формах.

Разделение права.

Гай разделяет право на гражданское и естественное. Этому посвящена Глава
1 Институций «О гражданском праве и естественном» Институции Гая./Пер.
Ф. Дыдынского/Под ред. Л.Л. Кофанова и В.А. Савельева. М., 1997. Стр. 6.

. Согласно ему, все народы, которые управляются законами и обычаями
пользуются частью своим собственным правом, частью общим правом всех
людей: и так, то право, которое каждый народ сам для себя установил,
есть его собственное право и называется правом гражданским, как бы
собственным правом, свойственным самим гражданам. А то право, которое
между всеми людьми установил естественный разум, применяется и
защищается одинаково у всех народов и называется правом общенародным,
как бы правом, которым пользуются все народы. Таким образом, и римский
народ пользуется отчасти своим собственным правом, отчасти правом, общим
всем людям.

Виды источников права.

Гражданское право римского народа состоит из законов, решений плебеев,
постановлений сената, указов императоров, эдиктов тех сановников,
которые имеют право издавать распоряжения, и из ответов юристов.

Закон есть то, что народ римский одобрил и постановил; плебейское
решение есть то, что плебеи одобрили и постановили. Плебс же отличается
от народа тем, что словом народ обозначаются все граждане, включая сюда
и патрициев; наименованием же плебса обозначаются прочие граждане, за
исключением патрициев. Вот почему патриции некогда утверждали, что
постановления плебеев для них не обязательны, так как они составлены без
их соизволения и участия. Но впоследствии издан был закон Гортензиев,
которым было определено, чтобы постановления плебейских собраний были
обязательны для всего народа. Таким образом решения плебеев поставлены
были наравне с настоящими законами.

Сенатское постановление есть то, что сенат повелевает и устанавливает;
оно имеет силу закона, хотя это было спорно.

Указ императора есть то, что постановил император или декретом, или
эдиктом, или рескриптом; и никогда не было сомнения в том, что указ
императора имеет силу настоящего закона, так как сам император
приобретает власть на основании особого закона, (который придавал
императорским распоряжениям силу закона).

Эдикты суть постановления и предписания тех сановников, которые имеют
право их издавать. Право же издавать эдикты предоставляется должностным
лицам римского народа; самое важное значение, однако в этом отношении,
имеют эдикты двух преторов — городского и иностранного, юрисдикция
которых в провинциях принадлежит их наместникам. То же самое относится к
эдиктам курульных Эдилов, юрисдикцию которых в провинциях римского
народа имеют квесторы. В императорские же провинции квесторов вообще не
назначают, а потому в этих провинциях такой эдикт не обнародуется.

Ответы законоведов — это мнения и суждения юристов, которым позволено
было устанавливать и творить право. Если мнения этих лиц сходятся, то
приобретает силу закона то, в чем они согласны. Если же мнения юристов
не согласны между собою, то судье предоставляется право, следовать тому
мнению, которое он считает самым лучшим, — что прямо выражается в
рескрипте блаженной памяти Адриана.

Помимо вышеназванных вопросов Институции Гая включают главы: Об
иностранцах, покоренных с оружием в руках; Об отпущении на волю и
законном основании отпущения на волю; О собрании совета; О способах
приобретения латинами римского гражданства, а также многое другое: Лица,
Формы, Защиты, Наследство, Семейное право и многое, многое другое Для
подготовки данной работы были использованы материалы с сайта
http://tarasei.narod.ru (17.11.08).

.

На то время, Институции Гая являются самой подробной, и популярной,
самой часто используемой. Как я уже отмечала, в последствии основываясь
на Институциях Гая, была выполнена Институция и кодификация Юстиниана.

2. Создание Свода законов и Дигест Юстиниана

С учреждением имперских порядков после республиканского периода
возвысилось значение императорского законодательства. Отныне все законы
и конституции предшествующих веков были объявлены старым правом (ius
vetus), и текущее императорское законотворчество стало именоваться
термином законы (leges). Вышли из употребления императорские конституции
в виде мандатов, декретов и рескриптов, преобладающей и нормальной
формой общего императорского указа (constitutio generalis) стали эдикты.
В тех случаях когда императорский указ даровал какие-либо привилегии
лицу или корпорации, он стал называться прагматической санкцией. Это
было одним из важных последствий возвышения власти принцепса (первого
лица) до власти доминуса (господина) всего римского народа. Римский
император, начиная с правления Диоклетиана, приобрел власть господина
(domini potestas), которая формально сопоставима и отчасти выводима из
власти владыки римского семейства (patria potestas).

Перечисленные перемены в области иерархии законов и власти получили
закрепление в кодификаторской деятельности римских императоров –
Диоклетиана (частные кодификации Грегориана и Гермогиана), а затем
Феодосия ?? (Кодекс Феодосия, собравший императорские конституции с 311
по 437 г.). Законы, изданные этими императорами и не вошедшие в кодексы,
собирались отдельно и получили название «новеллы». Кодификации времен
Диоклетиана и Феодосия были затем использованы в кодификациях варварских
королевств в конце V – начале VI в.: вестготские – Кодекс Эрика и
Бревиарий Алариха II, бургундский – Римский закон Гундобада и остготский
– Эдикт Теодориха. Эволюция постклассического права идет в сторону его
унификации, подчинения разрозненного самостоятельного творчества юристов
интересам центральной власти. Явственно намечается тенденция превратить
все право в писаный закон, а в условиях усиления неограниченной власти
монарха — в закон императора. С этим связано стремление возвести в ранг
писаного закона право, уже существующее как юридическая доктрина.
Одновременно делаются попытки упростить и стабилизировать
законодательство. Свое выражение это находит в тенденции преодолеть
юридический формализм классической юриспруденции, сделать огромное и
разрозненное наследие римских классических юристов и римских императоров
достоянием современников, которое можно было бы применить в судебной
практике.

Все это привело к первым, еще несовершенным, попыткам кодификации права
и к созданию трех самостоятельных кодексов римских законов,
предшествовавших законодательной реформе Юстиниана. Кодификационные
работы начинаются с систематизации и унификации императорских
конституций, изданных по самым разнообразным правовым вопросам.

Свод Юстиниана стал со временем основным источником для изучения
римского права. В XII в. он получил сохранившееся доныне название Corpus
juris civilis – Свод гражданского права. Он состоит из четырех основных
частей:

1) Codex – собрание императорских установлений (конституций) в 12 книгах
со времени Андриана до времени составления кодекса, 529 г. (первое
издание), 534 г. (второе издание).

2) Institutiones – Институции – в четырех книгах опубликованы в 533 г. с
приданием им специальным указом императора силы, равной всем другим
частям свода.

3) Digesta (Pandectae) – Дигесты, или пандекты, в составе: 7 частей и 50
книг, 432 титулов 9123 фрагментов; изданы в 533 г.

4) Novellae (leges) – 168 новелл (новых законов), изданных Юстинианом
после второй редакции Кодекса в 535 – 565 гг. Работа по составлению
Свода велась по поручению императора под руководством Трибониана,
«квестора дворцового ведомства», фактически главного министра, ведавшего
законодательными работами и председательствовавшего в консистории
(Совете при императоре) Учебник для вузов//Всеобщая история государства
и права. Под редакцией Графского. М., 2007. Стр. 114..

2.1 Дигесты Юстиниана

Digesta, vel Pandectae. Дигесты или Пандекты (в 50 книгах) —
монументальное собрание отрывков из сочинений прославленных римских
юристов. Это — неисчерпаемый источник самых разнообразных сведений о
Поздней Римской и Византийской империи. По определению исследователей,
термин «Дигеста» обозначал сочинение, представляющее собой
систематически расположенное изложение права, т.е. систему права
Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М.,
Юридическая литература, 1988. Стр . 87..

Покончив с конституциями, Юстиниан решил приступить к кодификации т.н.
Ius, т.е. права, содержавшегося в сочинениях юристов классического
периода. Мысль об этой работе была еще у императора Феодосия II: он
хотел выборки из сочинений юристов присоединить к существующим титулам
своего Кодекса. Но ему не удалось осуществить этого намерения. Его
современник Валентиниан III, побуждаемый сходными стремлениями, издал
упомянутый выше закон, устранивший лишь в небольшой степени трудность
пользования сочинениями юристов. С тех пор в этой области не было
сделано ничего, чтобы облегчить это пользование.

Главные затруднения при пользовании классиками во времена Юстиниана
заключались в следующем: во-первых, не по силам людям того времени было
усвоение всего материала, содержавшегося в сочинениях классических
юристов, даже при ограничениях, установленных законом Валентиниана III;
во-вторых, сочинения менее популярных авторов были малодоступны;
в-третьих, некоторые институты или отдельные правила устарели и
перестали применяться вполне или отчасти; в-четвертых, в сочинениях
классических юристов было много спорных юридических вопросов
(контроверз), оставшихся без разрешения. Чтобы взяться за их разрешение,
а также, чтобы выбрать из сочинений то, что еще сохраняло силу, нужно
было такое научное развитие, каким не обладали юристы времен Юстиниана.

2.2 Комиссия по созданию Дигест

По всем вышеперечисленным причинам Юстининан решился кодифицировать ius.
С этой целью он учредил в 530 г. (15 декабря) комиссию из 16 человек под
председательством Трибониана, в которую вошли помимо видных чиновников и
практиков известные профессора константинопольской (Феофил, Грациан) и
бейрутской (Дорофей и Анатолий) правовых школ. Составители дигест
позднее стали называться компиляторами. Этой комиссии поручено было
составить сборник в 50 книг, который бы назывался Digesta, или
Pandectae. В состав этого сборника должны были войти выдержки из
сочинений классических юристов, которых, по словам самого Юстиниана,
было собрано до 2000 книг (tibri). Этой комиссии даны были широкие
полномочия изменять текст сочинений, выбрасывать то, что уже не
применялось в жизни, и исключать места противоречивые.

Юстиниан не ограничился тем, что уполномочил комиссию выбрасывать
устарелое и устранять противоречия. Еще до начала и во время
деятельности комиссии он сам издал целый ряд конституций, которые имели
целью отменить силу некоторых древних институтов, как, например, деления
вещей на res mancipi и пес mancipi, собственности на квиритскую и
бонитарную, и разрешить множество спорных вопросов, оставшихся
неразрешенными в классической литературе. Часть этих конституций, может
быть, даже составлявших особый сборник, Юстиниан называет Quinquaginta
decisiones. Но кроме этих 50-ти были изданы и другие конституции с той
же целью.

О работах самой комиссии надо сказать следующее. Система, по которой был
распределен в Дигестах весь материал, была заимствована из Кодекса
Юстиниана и преторского эдикта, или, вернее, из Комментария Ульпиана к
преторскому эдикту. Согласно предписанию Юстиниана Дигесты разделялись
на 50 книг, а каждая книга делилась на титулы. Титулы получили заглавия,
соответствующие их содержанию. Каждый титул составлялся из отрывков
(фрагментов), взятых из сочинений классических юристов. Отрывки эти
снабжены указанием, из какого сочинения и какого юриста они взяты. В
процессе работы над дигестами комиссия просмотрела и использовала 2 тыс.
сочинений, обработала 3 млн. строчек. В случае возникновения спорных
вопросов она обращалась за разъяснениями к Юстиниану, который издавал
соответствующие конституции, составившие «50 решений». Дигесты, учитывая
масштабность использованного в них материала, были подготовлены
исключительно за короткий срок.

Порядок расположения отрывков в пределах каждого титула не был предписан
Юстинианом. Благодаря трудолюбивым и остроумным исследованиям немецкого
ученого Блуме, порядок этот может быть воспроизведен с большой
вероятностью. По-видимому, все находившиеся в распоряжении комиссии
сочинения были распределены на три группы с тем, чтобы каждая группа
была предоставлена отдельным подкомиссиям для выборки. В одну группу
отнесены были комментарии на сочинения Сабина, libri ad Sabinum, в
другую комментарии на Эдикт, libri ad Edictum, в третью практические
сочинения Папиниана (Quaestiones и Responsa). Все остальные сочинения
были распределены между этими группами довольно произвольно. Почти во
всяком титуле можно встретить фрагменты из всех трех групп, причем в
начале обыкновенно стоит та группа, которой принадлежит более длинный
отрывок. Кроме указанных трех групп встречается еще и четвертая, весьма
разнохарактерная по составу сочинений. Она, вероятно, образовалась
случайно, вследствие того, что некоторые сочинения попадались комиссии
позже. Отрывки этой группы стоят большею частью в конце титулов.

Текст отрывков оставался большей частью с том виде, какой он имел в
подлиннике. Но в тех случаях, когда он содержал право, вышедшее из
употребления или отмененное, компиляторы (так теперь называют часто
членов комиссии) вычеркивали старые термины или заменяли их другими,
родственными. Так, например, они вычеркивали выражения: adstipulator,
cognitor, familiae emptor, fiducia, formula, in jure cessto, mancipatio,
res mancipi и т.д. Они заменяли, например, fiducia словом pignus,
mancipare словом tradere, in jure cedere просто словом cedere и т.д.

Благодаря механическому характеру работы комиссии, они были приведены к
концу быстрее, чем ожидал Юстиниан: именно через три года сборник,
названный Digestu или Pandectae, был готов; 16 декабря 533 г. он был
опубликован, а 30 декабря того же года он должен был уже вступить в силу
и заменить собой все прежде бывшие в употреблении сочинения юристов.
Юстиниан запретил ссылаться в судах на эти сочинения или на основании их
делать в Дигестах или других его сборниках (Кодексе и Институциях)
какие-нибудь поправки. Мало того: он запретил даже писать какие-нибудь
толкования (commentarii, interpretationes) к этим сборникам. Во всех
сомнительных случаях единственным толкователем законов мог быть только
император, к которому судья и должен был обращаться за разъяснением Для
подготовки данной работы были использованы материалы с сайта
http://www.zakroma.narod.ru (17.11.08)..

2.3 Структура Дигест

Структура Дигест:

1. Общие понятия, история источников права, учреждения и лица с их
правоспособностью и дееспособностью (кн. 1);

2. Суд, процесс, иски (кн. 2 – 4);

3. Наследство и имущественные отношения (кн. 5 – 11);

4. Купля-продажа (кн. 12 – 19);

5. Залоговое право (кн. 20 – 22);

6. Имущественные отношения супругов (кн. 23 – 25);

7. Опека и попечительство (кн. 26 – 27);

8. Завещания, наследование по закону (кн. 28-38), пятая часть текста;

9. О рабстве (кн. 40);

10. Вербальные контракты (кн. 45 – 46);

11. О преступлениях и наказаниях – «страшные книги» (кн. 47 – 48);

12. Разъяснение терминов и некоторых общих понятий (кн. 50) Учебник для
вузов//Всеобщая история государства и права. Под редакцией Графского.
М., 2007. Стр. 120..

В Дигестах было зафиксировано правило, которое не разрешало применять
силу для восстановления нарушенного права, а её применение
рассматривалось, как самоуправство, влекущее неблагоприятные
последствия. Так кредитор, захвативший имущество должника для
удовлетворения своих требований, обязан был имущество вернуть. При этом
он утрачивал право требования Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в
переводе и с примечаниями И.С. Перетерского./Отв. ред. Е.А. Скрипилев.
М., 1984 (Д. 4.2.13.).. Собственник, утративший владение своей вещью, а
затем самоуправно отнявший её у фактического владельца, обязан был её
вернуть фактическому владельцу, при этом он утрачивал право
собственности на эту вещь Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в
переводе и с примечаниями И.С. Перетерского./Отв. ред. Е.А. Скрипилев.
М., 1984 (Д. 8.4.7.).. Эта норма закона, зафиксированная в Дигестах,
была призвана сделать невыгодным решение споров в обход суда.

Римские юристы, считали, в некоторых случаях правоспособность может
возникнуть и до рождения ребенка. Юрист Павел писал: «Кто находится во
чреве, охраняется, как если бы он находился среди людей, поскольку дело
идет о выгодах самого плода» Хрестоматия по истории государства и права
зарубежных стран. Т.1. Древний мир и Средние века/Главный редактор Н.А.
Крашенникова. М., НОРМА, 2005. Стр. 312 . Следовательно, если отец еще
не родившегося ребенка умирает, то при разделе наследства учитывалась
доля не родившегося.

Так же, они обращают внимание на то, что в отдельных случаях имущество
принадлежит не отдельным гражданам – физическим лицам, а объединениям.
Так юрист Марциан писал: «Принадлежат совокупности, а не отдельным
лицам, например, находящиеся в общинах театры, стадионы и т.п.» Дигесты
Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С.
Перетерского./Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1984 (Д. 18.6.1.).. Другой
юрист Альфен приводит следующее наблюдение: если в легионе с некоторым
временем полностью обновился состав воинов, то легион все же остается
тем самым. То же и корабль, на котором в результате ремонтов все части
заменены. Он остается все тем же. Далее

Ульпиан провозглашает: «В отношении декурионов или других совокупностей
не имеет значения, все ли остаются, или остается часть, или весь состав
переменился. Но если даже совокупность свелась к одному человеку, то
большей частью признается, что можно предъявлять к нему требования в
суде и он может предъявлять требования в суде, так как право всех
сосредоточилось в одном и остается имя совокупности. Если имеется долг в
пользу совокупности, то это не является долгом отдельным лицам» Дигесты
Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С.
Перетерского./Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1984 (Д. 3..4.1-2)..

Кроме личной собственности в Риме знали общую совместную собственность.
Еще древний классик Сцевола высказал идею собственности многих лиц на
одну вещь в идеальных долях – pars pro indiviso Дигесты Юстиниана.
Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского./Отв.
ред. Е.А. Скрипилев. М., 1984 (Д. 50.16.25).. Идея получила дальнейшее
развитие, не может быть несколько прав собственности на одну и туже
вещь, но одно право собственности на одну и ту же вещь вполне может
принадлежать нескольким лицам, и тогда налицо право общей собственности,
которое римские юристы называли communio или condominium.

Обучение. Юстиниан, издавая Дигесты, вместе с тем в особой конституции
определил характер и порядок преподавания в юридических школах,
Материалом для преподавания должны были служить только вышеуказанные
сборники. Преподавание должно было

продолжаться 5 лет. В первый год ученики должны были усвоить Институций
и первую часть Дигест (7 книг); во второй, третий и четвертый год разные
части Дигест в точно определенном порядке; в пятый год Юстинианов
Кодекс. Преподавание права дозволено было только в двух школах в
Константинополе и Берите (в Малой Азии), Существовавшие прежде
юридические школы в Александрии, Цезаре и других местах были закрыты.

Основные особенности юстиниановского законодательства исследователи
видят в том, что в нем были осуществлены последовательный отбор законов,
их систематизация, переработка, устранение противоречий, приспособление
старых законов в новой обстановке. В литературе последних лет политика
Юстиниана в отличие от политики предшествующих императоров
рассматривается как особенно последовательная, программная, что,
по-видимому, было связано с нарастающим кризисом ранневизантийского
общества.

Этот подход справедлив и в отношении законодательства как одной из сфер
проявления всей политики Юстиниана. Программность в его законодательстве
проявляется в четком следовании единым установкам.

Законодательство Юстиниана неизмеримо более отражало эти установки, чем
конкретные ситуации. Но его заданность, запрограммированность важна сама
по себе как показатель системы борьбы с нарастающим кризисом,
направленности социальной политики.

Заключение

Труд римских юристов – это многовековой и лишь в незначительной степени
дошедший до нас труд, приведший в первые века нашей эры к детальной
разработке всех юридических вопросов, связанных с относительно сложной
хозяйственной жизнью того времени. Римские юристы и правотворцы предали
римскому частному праву тот вид, который обеспечил римскому праву его
место в истории.

Римское право делается предметом изучения: оно начинает применяться в
судах: оно переходит в местное и национальное законодательство,
совершается то, что носит название рецепции римского права.

Материальное действие его не исчезло и теперь: все самое ценное из него
перелито в параграфы и статьи современных кодексов и действует под
именем этих последних.

Римское право определило не только практику, но и теорию. Непрерывное
многовековое изучение римского права, в особенности остатков римской
юридической литературы, формировало юридическое мышление Западной Европы
и создавало сильный класс юристов, руководителей и деятельных помощников
во всякой законодательной работе. Объединяя Европу на практике, римское
право объединяло ее и в теоретических исканиях: юриспруденция
французская работала все время рука об руку с юриспруденцией немецкой
или итальянской, говорила с ней на одном и том же языке, искала
разрешения одних и тех же проблем. Так возникала на почве римского права
дружная общая работа всей европейской юриспруденции, продолжавшая работу
мыслителей античного мира: факел, зажженный каким-либо римским Юлианом
или Папиньяном, через бесконечную цепь сменявшихся рук дошел до
современных ученых всех наций.

Из всего вышесказанного видно, что Институции Гая и Дигесты Юстиниана,
как и Римское право в общем принадлежат к тем вершинам человеческой
мысли, которые и сейчас, через много лет после их создания, поражают
свей грандиозностью.

Казус

На третий же день сессии нового конгресса (еще старого состава) в
декабре 1860 г. палата представителей значительным большинством приняла
гомстед-билль. Сенат в 1860 г. похоронил его в комиссии, и только летом
1861 г., после первых поражений, понесенных Севером в гражданской войне,
новый билль опять был внесен депутатом Олдричем из западного штата
Миннесоты. Однако в конгрессе было еще много противников билля и после
того, как явные сторонники рабства выбыли его из состава.

26 февраля 1862 г. билль был принят палатой депутатов 107 голосами
против 17, 7 мая – в сенате. Неблагоприятные для закона поправки,
принятые сенатом, были отвергнуты при переговорах между обеими палатами,
и 20 мая 1862 г. текст гомстед-билля был подписан Линкольном.

Основные положения гомстед-акта были следующие.

Всякий гражданин Соединенных Штатов или заявивший о своем желании
принять гражданство США, достигший 21 года, “не участвовавший в войне
против США и не помогавший их врагам”, получал с 1 января 1863 г. право
вступить во владение 160 акрами земли Хрестоматия по истории государства
и права зарубежных стран. Т.2. Древний мир и Средние века/Главный
редактор Н.А. Крашенникова. М., НОРМА, 2007. Стр. 603. . При этом
требовалась подписка, что получающий землю приобретает ее для поселения
на ней, а не для непосредственной или косвенной пользы какого-либо
другого лица или лиц, т.е. не для спекуляции. Для удостоверения всех
этих обстоятельств требовалась только присяга поселенца.

После принесения присяги и уплаты сбора в 10 долларов поселенец мог
вступить во владение участком, а по истечении пяти лет, если он мог
удостоверить, что жил на участке и пользовался им для своих нужд, он
получал его бесплатно в собственность. Если же поселенец хотел
приобрести право безусловной собственности (а, следовательно, и
отчуждения) до истечения пятилетнего срока, он мог уплатить по 1,25
доллара за акр и таким образом досрочно стать полным собственником
участка. Право заимки сохранилось, но теоретически поселенец мог занять
больше 160 акров.

Таким образом, акт о гомстедах должен был передать землю только тому,
кто ее обрабатывает, сделать землевладение “трудовым”. В акте имелся
пункт, который являлся в самом законе contradicto in adjecto. Гомстед
мыслился как трудовой надел, но через пять лет пользование гомстедом его
владелец мог коммутировать владение, т.е. получал документ на владение
землей и становился абсолютным ее собственником, после чего мог
отчуждать ее кому угодно. Если же владелец хотел воспользоваться
льготой, предоставленной льготой о земле, то он имел возможность
досрочно уплатить выкупную стоимость земли по казенной расценке (1,25
доллара за акр) и тотчас перепродать участок. Таким образом, положение о
гомстеде никоим образом не являлось преградой, которая могла бы
предотвратить концентрацию земельных участков. Кроме того, поскольку
проверить это обстоятельство было трудно или почти невозможно, поселенец
мог закрепить за собой путем заявки на гомстед один участок, затем
приобрести путем заимки другой, а после издания закона о лесных
гомстедах (1877 г.) и третий, чтобы затем продать все три.

Так по закону о гомстедах до 1900 г. было роздано 81 млн. га земли. К
этому времени почти все свободные хорошие земли на Западе были захвачены
и переселение стало постепенно сокращаться.

Из всего выше перечисленного следует, что Франц Шульц, недавний эмигрант
из Германии, обратившийся в адвокатскую контору в начале 1863 года,
имеет право получить участок «свободной земли» на следующих условиях:

1. Франц Шульц должен был принять гражданство США;

2. Получить землю переселенец мог при достижении возраста в 21 год;

3. Также Франц Шульц не должен был участвовать в войнах против США или
быть сторонником врагов США;

4. Требовалась подписка, о том, что земля взята для поселения на ней, а
не для спекуляции, для этого требовалось принять присягу;

5. Было обязательным уплата пошлины в 10 долларов.

По истечении пяти лет, если Франц Шульц мог удостоверить, что жил на
участке и пользовался им для своих нужд, он получал его бесплатно в
собственность.

Список литературы

1. Бартошек М. Римское право: понятия, термины, определения. М.,
Юридическая литература, 1988

2. Виппер Р. Очерки по истории Римской империи. М., Феникс, 1995

3. Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями
И.С. Перетерского./Отв. ред. Е.А. Скрипилев. М., 1984

4. Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта
http://tarasei.narod.ru

5. Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта
http://www.zakroma.narod.ru

6. Институции Гая./Пер. Ф. Дыдынского/Под ред. Л.Л. Кофанова и В.А.
Савельева. М., 1997

7. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975

8. Покровский И.В. История римского права. М., 1998

9. Учебник для вузов//Всеобщая история государства и права. Под
редакцией Графского. М., 2007

10. Учебник для вузов//История государства и права зарубежных стран. Под
редакцией Жидкова О.А., Крашенниковой Н.А. М., Издательская группа НОРМА
– ИНФРА • М, 1999

11. Учебник для вузов//Римское частное право. Под редакцией И.Б.
Новицкого и И.С. Перетерского. М., Юристь, 1996

12. Хвостов В.М. История римского права. М., 1991

13. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. Т.1,2.
Древний мир и Средние века/Главный редактор Н.А. Крашенникова. М.,
НОРМА, 2005

14. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. М., Юристъ,
1995

15. Юдовская А.Я., Баранов П.А., Ванюшкина Л.М. Новая история. М., 2000

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Заказать реферат
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019