.

Формы соучастия по уголовному праву

Язык: русский
Формат: курсова
Тип документа: Word Doc
0 1457
Скачать документ

1

Оглавление:

Введение

Основная часть.

Глава 1. Соучастие и его значение:

1.1. Понятие соучастия

1.2.Признаки соучастия

Глава 2. Формы соучастия:

2.1. Понятие форм и видов соучастия

2.2. Мнимое соучастие как обстоятельство, исключающее преступность
деяния

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Актуальность темы исследования.

Институт соучастия – один из сложнейших в уголовном праве.

Еще в начале прошлого века Н.С. Таганцев писал, что учение о соучастии
находится в хаотическом состоянии Таганцев Н.С. Русское уголовное право.
Т. 1. СПб., 2007 С. 735.. А Г.Е. Колоколов отмечал, что “теория
соучастия составляет венец общего учения о преступлении и справедливо
считается труднейшим разделом уголовного права” Колоколов Г.Е. Уголовное
право: Лекции. М., 2007. С. 412.. Эту же мысль отчетливо провел М.И.
Ковалев, подготовивший в советский период фундаментальный труд по данной
проблеме.

Первое крупное в российской науке уголовного права исследование
института соучастия провел О.С. Жиряев. Его работа по данной проблеме
была определенной вехой в развитии теории соучастия Жиряев О.С. О
стечении нескольких преступников в одном преступлении. Дерпт, 1850.. В
советский период крупные работы были подготовлены А.Н. Трайниным, П.И.
Гришаевым, Г.А. Кригером и др.

Проблемы соучастия в преступлении – предмет пристального внимания
российских криминалистов и в настоящее время. Рост преступности в период
становления новых экономических отношений, активнейшее проявление ее
организованных форм заставляют специалистов и законодательные органы
вести активную работу в данном направлении.

Групповые формы совершения преступлений и институт соучастия в целом
всегда находились в эпицентре научных исследований. Интерес к ним
значительно возрос в связи с утверждением в нашем обществе
организованной преступности и принятием в 1996г. УК РФ. Те или иные
аспекты проблемы подвергнуты научному анализу в ряде диссертаций,
защищенных в последнее время (A.M. Абдулатипов, Я.Л. Алиев, С.А. Балеев,
И.Г. Галимов, М.В. Елеськин, Н.В. Иванцова, Р.Ф. Исмагилов, B.C.
Комиссаров, СВ. Розенко, Д.В. Савельев, Т.А. Хмелевская, А.В. Шеслера,
А.А. Яровой и др.).

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении форм
соучастия по уголовному праву.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные
задачи:

1. рассмотреть понятие соучастия;

2. рассмотреть признаки соучастия;

3. дать понятие форм соучастия;

4. рассмотреть мнимое соучастие как обстоятельство, исключающее
преступности деяния;

Объект исследования – формы соучастия по уголовному праву.

Предметом исследования являются общественные отношения,

Основная часть

Глава 1. Соучастие и его значение

1.1. Понятие соучастия

Согласно ст. 32 УК РФ «Уголовный кодекс Российской Федерации» от
13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 14.02.2008) // “Собрание законодательства
РФ”, 17.06.1996, № 25, ст. 2954., соучастием в преступлении признается
умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении
умышленного преступления.

Проблема соучастия всегда относилась к числу спорных, некоторые ее
аспекты остаются дискуссионными и по сей день. Вопрос о юридической
природе соучастия решается в теории уголовного права неоднозначно.
Согласно акцессорной теории соучастия, разделяемой некоторыми учеными,
центральной фигурой соучастия признается исполнитель, деятельность
других соучастников носит вспомогательный характер Наумов А.В.
Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1: Общая часть. М.,
2007. С. 308-313..

Другие авторы критически оценивают данную теорию и рассматривают
соучастие как самостоятельную форму преступной деятельности Гришаев
П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959. С. 172 –
173..

Большое значение в уяснении проблемы соучастия имеет определение понятия
соучастия, от объема и содержания которого зависит решение многих
вопросов, связанных с проблемой соучастия.

1.2.Признаки соучастия

Как особая форма преступной деятельности соучастие характеризуется
объективными и субъективными признаками, в соответствии с которыми можно
отличить соучастие от простого случайного совпадения действий нескольких
лиц при совершении одного и того же преступления. Например, при краже
инструментов из охраняемого склада, совершенной несколькими работниками,
имеющими доступ к этим инструментам в силу своей работы.

Объективные признаки соучастия характеризуются: а) количественным
признаком; б) качественным признаком; в) единым преступным результатом
для всех соучастников; г) причинной связью между деяниями всех
соучастников и единым преступным результатом. Последние два признака
характерны для преступлений с материальными составами.

Количественный признак означает, что в преступлении участвуют два и
более лица. Для большинства случаев соучастия достаточно наличия
нескольких человек, но для некоторых форм соучастия требуется
значительное количество соучастников, например, при организации
незаконного вооруженного формирования или участия в нем (ст. 208 УК),
организации преступного сообщества (ст. 210 УК), при массовых
беспорядках (ст. 212 УК).

Каждый из соучастников должен отвечать требованиям, установленным в
нормах гл. 4 УК РФ об общих условиях уголовной ответственности, т.е.
должен быть вменяемым лицом, достигшим установленного в законе возраста
(ст. 19 УК). Иными словами, общественно опасное деяние, совершенное в
результате усилий нескольких лиц, только тогда будет считаться
соучастием, когда его участники будут признаны субъектами преступления,
способными отвечать по закону за его совершение. Совершение преступления
с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу
возраста или невменяемости, не образует признаков соучастия, о чем
специально было указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14
февраля 2000 г. № 7 “О судебной практике по делам о преступлениях
несовершеннолетних” Постановление Пленума Верховного Суда РФ от
14.02.2000 г. № 7 “О судебной практике по делам о преступлениях
несовершеннолетних” (ред. от 06.02.2007) // Российская газета, № 50,
14.03.2000.. В связи с данным разъяснением Верховного Суда РФ следует
признать устаревшими ранее дававшиеся рекомендации в отношении грабежа,
разбоя и изнасилования, совершенными по предварительному сговору группой
лиц. Групповыми признавались преступления и в том случае, если члены
группы в силу невменяемости или малолетнего возраста не подлежали
уголовной ответственности. Однако следует заметить, что данный вопрос в
науке уголовного права остается дискуссионным и по сей день.
Неоднозначно он решается и в судебной практике.

Качественный признак – это совместность действий, что означает –
преступление совершается сообща несколькими лицами, т.е. каждый
соучастник совершает действия (бездействие), необходимые для выполнения
преступления, в большей или меньшей степени содействуя другим
соучастникам. При этом их роли могут быть различными: а) каждый из них
выполняет действия, образующие признаки объективной стороны преступления
полностью, т.е. они являются исполнителями преступления; б) выполняет
действия, частично характеризующие признаки объективной стороны
преступления – действия одного соучастника дополняют действия другого;
такие соучастники являются соисполнителями, они выполняют объективную
сторону сообща; в) действия одного соучастника создают условия для
действий другого соучастника. Последний признак имеет существенное
значение при выполнении других (кроме исполнителя и соисполнителя)
ролей: подстрекателя, организатора, пособника.

Большинство преступлений, совершаемых в соучастии, осуществляется при
помощи действий.

Единый преступный результат (для преступления с материальным составом)
является третьим объективным признаком соучастия. Он достигается
совместными усилиями всех соучастников, независимо от их ролей – общие
действия (бездействие) приводят к общему для всех общественно опасному
последствию – единому преступному результату.

Причинная связь – это объективно существующая связь между совместными
действиями всех соучастников и общим преступным результатом. Не
останавливаясь на уяснении данного понятия (оно подробно
проанализировано при характеристике объективной стороны преступления),
следует указать на особенность причинной связи в преступлении,
совершенном в соучастии.

Субъективные признаки соучастия характеризуются умышленной виной. Статья
32 УК определяет соучастие как умышленное участие в совершении
умышленного преступления. Употребление термина “умышленное” дважды в
тексте закона не является случайным. Ранее действовавший закон (ст. 17
УК РСФСР «Уголовный кодекс РСФСР» утв. ВС РСФСР 27.10.1960 (ред. от
30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР, 1960, № 40, ст. 591.) определял
соучастие как умышленное участие двух и более лиц в совершении
преступления, что послужило основанием для высказывания различных точек
зрения о субъективных признаках соучастия. Из содержания ст. 32 УК
вытекает, что соучастие в преступлениях, совершенных по неосторожности,
невозможно.

Глава 2. Формы соучастия

2.1. Понятие форм соучастия

Попытки классифицировать случаи совершения преступлений в соучастии на
формы предпринимались в научной литературе неоднократно Бурчак Ф.Г.
Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. М., 2006.
С. 124.. Но основным недостатком большей части публикаций, посвященных
проблеме соучастия, является то, что не уделялось достаточного внимания
уяснению понятия “форма” соучастия, а главное – критериям классификации
соучастия на формы.

Закон не выделяет специальную норму, в которой раскрывалось бы понятие
формы соучастия, но, учитывая объективный критерий – способ
взаимодействия между соучастниками, представляется возможным выделить
четыре формы соучастия: а) соучастие с выполнением различных ролей; б)
соисполнительство или простое соучастие; в) организованная группа; г)
преступное сообщество (преступная организация). Две последние формы
относятся к сложному соучастию. Именно о четырех способах взаимодействия
между соучастниками идет речь в ст. ст. 33 и 35 УК.

Статья 33 УК, определяя виды соучастников, по существу, содержит
описание первой формы соучастия – соучастие с выполнением различных
ролей Козлов А.П. Соучастие. Традиции и реальность. М., 2001. С. 405..
Соучастие с выполнением различных ролей предполагает способ
взаимодействия между соучастниками менее значительный по сравнению с
другими формами соучастия. Особенность объективной стороны данной формы
соучастия заключается в том, что только одно лицо – исполнитель
выполняет действия (бездействие), характеризующие объективную сторону
преступления. Другие соучастники: организатор (не руководивший
совершением преступления, не создавший организованную группу или
преступное сообщество), подстрекатель, пособник – лишь создают условия
для выполнения преступного акта. Их действия находятся за рамками
состава преступления и, как правило, осуществляются до начала совершения
преступления. Их “вклад” в совершение преступления не находится в
непосредственной причинной связи с преступным результатом, достигнутым
исполнителем. Исполнитель является главной фигурой при данной форме
соучастия. Другие лица только помогают ему. Согласованность действий
всех соучастников отсутствует. Способ взаимодействия незначительный.

В том случае, когда организатор преступления осуществляет руководство
при совершении преступления, создает организованную группу или
преступное сообщество, он становится соисполнителем преступления или
является субъектом самостоятельных преступлений, предусмотренных
Особенной частью УК, образующих понятие иных форм соучастия.

Анализ судебной практики показывает, что суды довольно часто допускают
ошибки, связанные с неточным установлением роли каждого виновного в
совершении преступления. Наиболее распространенными являются случаи,
когда действия соучастников при одном исполнителе необоснованно
квалифицируются судом как преступление, совершенное по предварительному
сговору группой лиц.

Так, Л. была осуждена Верховным Судом Удмуртской Республики за разбойное
нападение, сопряженное с убийством, совершенное по предварительному
сговору группой лиц. Верховный Суд РФ признал такую квалификацию
ошибочной, указав, что Л., согласно достигнутой между другими
осужденными М. и Б. договоренности, лишь остановила машину и попросила
водителя К. довезти их до определенного пункта, где М. и Б. совершили
убийство К., когда Л. уже покинула место преступления. Каких-либо
действий, связанных с убийством, Л. не совершила, поэтому она не может
быть признана участником группы, поскольку является лишь пособником БВС
РФ. 1999. № 1. С. 24..

Соисполнительство, или простое соучастие, – это форма соучастия, при
которой все совместно действующие лица непосредственно выполняют
объективную сторону преступления.

Простое соучастие означает, что взаимодействие между соучастниками было
достаточно простым, т.е. все участники совершили одинаковые действия.
Этот способ взаимодействия является более общественно опасным по
сравнению с первой формой соучастия, поскольку требует совместных усилий
всех соучастников в достижении преступного результата. Каждый из
соучастников может выполнять объективную сторону преступления полностью
или только частично, но в сложении совместных усилий достигается общая
преступная цель.

В законе (ч. 2 ст. 35 УК) прямо не говорится о соисполнительстве, но
судебная практика исходит из данной юридической оценки. Постановление
Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 “О судебной практике
по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)” в п. 10, раскрывая понятие
предварительного сговора на убийство, разъясняет, что договоренность
двух и более лиц, выраженная в любой форме до начала совершения
преступления, предполагает совершение действий, непосредственно
направленных на лишение жизни потерпевшего Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 “О судебной практике по делам об
убийстве (ст. 105 УК РФ)” // БВС РФ. 1999. № 3. С. 4.. Данное толкование
нормы подтверждается многочисленными примерами из судебной практики,
когда Верховный Суд РФ признавал умышленное убийство совершенным группой
лиц по предварительному сговору, если в нем участвовало два и более
исполнителя, заранее договорившихся о совместном его совершении, и
каждый из них выполнял действия, составлявшие хотя бы часть объективной
стороны преступления. Аналогичные рекомендации в отношении понятий
группового хищения или группового изнасилования содержатся в других
разъяснениях Пленумов Верховных Судов СССР и РФ.

Таким образом, объективная сторона группового преступления
характеризуется только соисполнительством. Каждый из участников группы
выполняет действия, образующие признаки объективной стороны
преступления. Объединенные усилия всех лиц приводят к наступлению
совместного преступного результата.

Субъективная сторона характеризуется теми же признаками, что и в первом
виде соисполнительства. Возможен также только прямой умысел. Различие
заключается в том, что в первом виде соисполнительства совместный умысел
возникает в момент совершения преступления, и при втором участники
группы заранее договариваются о совершении преступления. Мотивы могут
быть разными, но они не влияют на юридическую оценку действий всех лиц.

Внутреннее единство – единый умысел членов преступной группы
складывается в результате предварительного соглашения. Сговор, как
правило, бывает устным, но может быть письменным. Предварительный сговор
касается не только общего плана совершения задуманного преступления, его
характера и целей, но также количественного состава участников и той
конкретной роли, которую будет выполнять во время совершения
преступления каждый из них. Поэтому соучастники действуют согласованно и
достигают единого преступного результата.

Предварительный сговор на совершение преступления является обязательным
субъективным признаком не только второго вида соисполнительства, но и
других форм соучастия (за исключением редких случаев пособничества во
время совершения преступления). Сговор обязательно включает согласие
каждого из соучастников на использование определенных технических
средств, орудий, приемов и способов совершения преступления, а также на
определенный характер и размер общественно опасных последствий. Но в
практике бывают случаи, когда исполнитель преступления (один из
соисполнителей) во время совершения преступления выходит за пределы
предварительного соглашения, т.е. по собственной воле совершает
действия, не планируемые другими соучастниками. В таких случаях имеет
место эксцесс исполнителя.

Эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления,
не охватывающегося умыслом других соучастников (ст. 36 УК). Понятие
эксцесса исполнителя впервые законодательно оформлено в УК РФ, до этого
данное понятие использовалось только в науке уголовного права. Эксцесс
исполнителя может быть в случаях, когда исполнитель вместо задуманного
преступления или одновременно с ним совершает другое преступление или он
исполняет задуманное преступление, но с отягчающими обстоятельствами,
которые не обсуждались в момент сговора. В теории уголовного права
первый случай называется качественным эксцессом, а второй –
количественным. В обоих случаях, как установлено в ст. 36 УК, уголовную
ответственность за эксцесс несет только сам исполнитель, другие
соучастники преступления за него не отвечают. При эксцессе нарушается
признак совместности действий, поскольку другие соучастники не были
осведомлены заранее об изменении условий соглашения: нарушается
объективная связь (отсутствует причинная связь между действиями всех
соучастников) и теряется субъективная связь (изменяется конкретное
содержание умысла).

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 5 сентября 1986 г. “О
судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности”
(п. 7) разъяснил суть эксцесса: “Если группа лиц с предварительным
сговором имела намерение совершить кражу или грабеж, и один из
участников применил или угрожал применить насилие, опасное для жизни и
здоровья потерпевшего, то его действия следует квалифицировать как
разбой, а действия других лиц – соответственно как кражу или грабеж при
условии, что они непосредственно не способствовали применению насилия
либо не воспользовались им для завладения имуществом потерпевшего”
Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5.09.1986 г. № 11 “О
судебной практике по делам о преступлениях против личной
собственности”..

Примером качественного эксцесса может служить дело Ж. и Б. Судебная
коллегия по уголовным делам ВС РФ признала необоснованным осуждение Ж.
за разбой Электростальским городским судом Московской области, поскольку
Ж. и Б. (справедливо осужденный за разбой) предварительно не
договаривались о применении насилия, опасного для жизни и здоровья П.,
которая оказалась свидетельницей кражи автомобиля, принадлежащего И.
Завладение автомобилем происходило в присутствии П., поэтому действия Ж.
должны квалифицироваться как грабеж по п. “а” ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Количественный эксцесс содержался в действиях К., осужденного совместно
с А. по приговору Верховного Суда Республики Башкортостан за разбойное
нападение. А. и К. по предварительному сговору между собой путем обмана
проникли в квартиру Г., где К., достав нож, приставил его к шее Г. и
потребовал деньги. А., выполняя указания К., связал полотенцем руки и
ноги потерпевшего и пошел в другую комнату искать деньги. В это время
К., обнаружив деньги на столе, взял их, а затем задушил Г. Из материалов
дела видно, что К. и А. предварительно договаривались лишь об угрозе
применения насилия в отношении Г. Действия, направленные на лишение
жизни, К. совершил вне сговора. Убийство Г. умыслом А. не охватывалось,
поэтому действия К. являются эксцессом исполнителя, за которые А.,
согласно ст. 36 УК, ответственности не несет БВС РФ. 2003. № 1. С. 16..

Организованная группа как третья форма соучастия предусмотрена ч. 3 ст.
35 УК. Преступление признается совершенным организованной группой, если
оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для
совершения одного или нескольких преступлений.

Закон определяет четыре признака организованной группы: а) она состоит
из нескольких лиц, б) заранее объединившихся в группу, в) группа имеет
устойчивый характер, г) целью группы является совершение одного или
нескольких преступлений. Указанные признаки определяют количественную и
качественную характеристику организованной группы, включая способ
взаимодействия между ее участниками: это есть устойчивая и,
следовательно, сплоченная группа, которая создана для осуществления
преступной деятельности на длительное время. Но из содержания и смысла
толкуемой нормы вытекают и другие признаки организованной группы.

Устойчивость группы определяется не только длительностью ее
существования, но и стабильностью ее состава, которая, в свою очередь,
обеспечивается особым порядком подбора участников группы и установлением
групповой жесткой дисциплины. Поэтому в организованной группе
обязательно имеется организатор или руководитель, которые вербуют
участников и обеспечивают дисциплину. Руководитель планирует и
подготавливает совершение преступлений, обеспечивает орудиями и
средствами, необходимыми для реализации планов группы, координирует
действия других участников. В организованной группе возможно
распределение ролей не только в техническом смысле, как в группе,
созданной по предварительному сговору, но и в юридическом смысле
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 г. “О некоторых
вопросах применения судами законодательства об ответственности за
преступления против собственности” // Сборник постановлений Пленумов
Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 2000. С. 448..
Например, организатор или руководитель может поручить некоторым
участникам группы только материальное обеспечение группы (изготовление
орудий и средств преступления, изыскание финансовых вложений в
преступное дело), другим – обеспечить сохранность предметов
преступления, третьим – непосредственное исполнение преступления и т.д.
Материалы судебной практики свидетельствуют о том, что организованные
группы довольно часто характеризуются узкой специализацией (торговля
оружием, наркотиками, финансовые операции, игорный бизнес, проституция),
имеют свои регионы действия, а также отличаются профессионализмом ее
участников. Одной из разновидностей организованной группы является
банда. Некоторые ученые считают банду преступным сообществом, т.е.
относят ее к четвертой форме соучастия. Данная точка зрения устарела,
так как противоречит содержанию ст. 209 УК, в которой банда определяется
как группа. Под бандой следует понимать организованную устойчивую
вооруженную группу из двух и более лиц, заранее объединившихся для
совершения нападений на граждан или организации Постановление Пленума
Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. № 1 “О практике применения судами
законодательства об ответственности за бандитизм” // БВС РФ. 1997. № 3.
С. 2..

Таким образом, объективная сторона данной формы соучастия
характеризуется наличием организованной, устойчивой группы лиц, заранее
объединившихся для совершения неопределенного количества преступлений.
Особый способ взаимодействия между соучастниками отличают более высокий
уровень совместности и более прочные связи между участниками группы.
Особенность объективной стороны состоит в том, что, несмотря на четкое
распределение ролей, участники организованной группы признаются
соисполнителями.

Субъективная сторона характеризуется наличием прямого умысла. Цель –
совершение нескольких преступлений. Каждый из участников осознает свою
причастность к организованной группе и общественную опасность своих
действий и действий других лиц, предвидит хотя бы в общих чертах
результаты совместной преступной деятельности и желает быть участником
организованной группы и действовать в ее целях. Каждый из участников
осведомлен о характере и целях совершаемых и планируемых преступлений,
что не исключает различия мотивов преступной деятельности.

Как юридическое понятие организованная группа является квалифицирующим
обстоятельством многих преступлений (против собственности, в сфере
экономической деятельности, против общественной безопасности и
общественного порядка, против государственной власти), а также
составляет признаки самостоятельных преступлений: бандитизма (ст. 209
УК), организации религиозного или общественного объединения, посягающего
на личность и права граждан (ст. 239 УК).

Преступное сообщество (преступная организация) – это сплоченная
организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или
особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп,
созданных в тех же целях (ч. 3 ст. 35 УК).

Закон выделяет четыре признака данной формы соучастия: а) группа лиц, б)
заранее организованная, в) сплоченная, г) создана для совершения тяжких
или особо тяжких преступлений. Преступное сообщество имеет много общего
с третьей формой соучастия – организованной группой, оно и определяется
в законе как организованная группа, однако имеет качественное отличие по
способу взаимодействия между соучастниками. Преступное сообщество
характеризуется большей устойчивостью и сплоченностью, более тесными
организационными связями, поэтому относится к наиболее опасной форме
соучастия. Повышенная опасность проявляется также в целях – совершение
тяжких и особо тяжких преступлений. Сплоченность и устойчивость
обусловливают высокую степень согласованности преступной деятельности,
которая обеспечивается строгой конспирацией.

Преступное сообщество (преступная организация) имеет, по сравнению с
обычной организованной группой, более сложную внутреннюю структуру. Как
показывает практика, обязательно имеются организаторы, руководители,
совет руководителей, в который нередко входят коррумпированные лица
государственного аппарата, органов местного самоуправления, работники
правоохранительных органов. Роли рядовых участников строго распределены
– среди них имеются: исполнители преступлений, наводчики, собственная
служба безопасности, боевики, служба информации (разведка), служба
материального обеспечения деятельности преступной организации.
Преступное сообщество может подразделяться на более мелкие подразделения
(бригады, звенья, группы), но может, наоборот, представлять объединение
нескольких преступных организаций или объединение организаторов,
руководителей или иных представителей региональных устойчивых преступных
групп, которые созданы преступным сообществом в качестве структурных
подразделений, для разработки планов и создания условий для совершения
тяжких и особо тяжких преступлений Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная
ответственность за организацию преступного сообщества. М., 2007; Лунеев
В.В. Организованная преступность в России: осознание, истоки, тенденции
// Государство и право. 1996. № 4. С. 106 – 107.. В результате строгой
согласованности деятельности всех участников образуется, по мнению В.С.
Комиссарова, особая социально-психологическая общность людей, в которой
имеются групповые нормы поведения, собственные взгляды на ценности
жизни, огромное влияние лидеров и другие характеристики внутреннего
содержания сплоченности как признака преступного сообщества.

Таким образом, объективная сторона данной формы соучастия
характеризуется наличием сложных, устойчивых организационных форм
преступной деятельности в виде преступной организации, ее структурных
подразделений, объединения организаторов, руководителей и иных
представителей региональных групп, а также в форме организационной
деятельности, направленной на создание преступного сообщества и
руководстве им. Вряд ли нужно характеризовать субъективную сторону в
каждом случае.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом. Каждый
участник преступного сообщества или его автономного образования осознает
свое участие и участие других лиц (знание всех участников необязательно)
в преступной деятельности, организуемой данным сообществом, предвидит в
общем плане преступные результаты совместных действий и желает
действовать в этом направлении. Целью преступной деятельности является
совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Преступное сообщество как особая форма соучастия предусмотрена в нормах
Особенной части УК в качестве самостоятельных составов преступления:
организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем –
ст. 208 УК; организация преступного сообщества (преступной организации)
– ст. 210 УК.

Так, Московским городским судом были осуждены 21 февраля 2002 г. Х. и К.
по ч. 1 ст. 210 и по п. “а” ч. 3 ст. 159 УК РФ, а С., Б. и З. по ч. 2
ст. 210 и п. “а” ч. 3 ст. 159 УК РФ. По этому же делу осуждены и другие
лица. Х. и К. были признаны виновными в создании преступного сообщества
с целью совершения хищений денежных средств граждан путем мошенничества,
Х. – в руководстве им, К. – в руководстве его структурными
подразделениями; С., З. и Б. – в участии в преступном сообществе и
совершении мошенничества в крупном размере.

В конце января 2001 г. Х. стала заниматься “лохотроном” с целью
совершения хищения денежных средств мошенническим способом возле станции
метро “Водный стадион”. Проходившему мимо гражданину вручался рекламный
проспект, после чего ему сообщали о том, что он выиграл приз. Другой
участник преступной группы, игравший роль гражданина, тоже выигравшего
приз, предлагал первому гражданину разыграть несуществующий приз. За
получение приза оба гражданина вносили деньги. После этого другие члены
преступной группы объявляли, что приз никто не выиграл, оба претендента
проиграли и скрывались с похищенными суммами.

Х. осуществляла руководство лидерами нескольких преступных групп
“лохотронщиков”, осуществлявших мошенничество у станций метро “Улица
1905 года”, “ВДНХ”, “Водный стадион”. Подразделения преступного
сообщества представляли собой объединения, именуемые бригадами, по 10 и
более лиц под единым руководством Х. и К., с четким распределением
ролей, жесткой внутренней дисциплиной. Похищенные суммы ежедневно
передавались Х., из которых она выплачивала своим подчиненным
“зарплату”. Преступная деятельность “лохотронщиков” продолжалась почти в
течение месяца. За это время у граждан были похищены денежные средства
путем обмана в крупном размере, что является тяжким преступлением БВС
РФ. 2003. № 6. С. 9 – 11..

2.2. Мнимое соучастие как обстоятельство, исключающее преступности
деяния

Сегодня, когда России, по сути, объявлена “террористическая” война,
особую значимость приобретает проблема наличия у российских
правоохранительных органов и спецслужб надежных источников информации в
террористических формированиях. Это внедренные в преступные структуры
сотрудники органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность
(ОРД), и лица, оказывающие этим органам конфиденциальное содействие.

Одновременно необходимо признать, что действующее российское
законодательство отнюдь не представляет добротной основы для
результативной работы внедренных в преступные группы и организации лиц.

По поводу юридического обеспечения действий лиц, внедренных в преступные
группы и организации, высказываются различные точки зрения. Согласно
одной из них вполне приемлемую правовую основу их уголовной неуязвимости
создает институт деятельного раскаяния. Предполагается, что в случае
вынужденного совершения внедренным лицом преступления оно подлежит
освобождению от уголовной ответственности с применением норм о
деятельном раскаянии (ст. 75, примечания к ряду статей Особенной части
УК РФ) в порядке ст. 28 УПК РФ.

Более конструктивна другая точка зрения. Она опирается на норму ч. 4 ст.
16 ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” Федеральный закон от
12.08.1995 № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” (ред. от
24.07.2007) // Собрание законодательства РФ, 14.08.1995, № 33,.ст.
3349., которая допускает при осуществлении ОРД вынужденное причинение
вреда правоохраняемым интересам при защите жизни, здоровья,
конституционных прав и законных интересов граждан, а также для
обеспечения безопасности общества и государства от преступных
посягательств при правомерном выполнении субъектами ОРД своего
служебного или общественного долга.

Согласно этой позиции, внедренные в преступные группы и организации
лица, вынужденно участвующие в совершении преступлений, действуют в
состоянии крайней необходимости, а потому привлечению к уголовной
ответственности не подлежат ввиду отсутствия умысла на совершение
преступлений. При этом по смыслу крайней необходимости требуется
соблюдение следующих условий: а) предотвращенный вред должен быть больше
причиненного; б) иным образом, кроме как сопряженным с совершением
внедренным лицом преступления, решить задачу по выявлению,
предупреждению и пресечению организованной преступной деятельности
нельзя.

Думается, и такой подход не вполне оправдан. Во-первых, при вынужденном
совершении внедренными лицами преступлений весьма нелегко соотносить
величину причиненного и предотвращенного вреда. А во-вторых, сложно
обосновать невозможность решения оперативно-розыскных задач способом, не
связанным с причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам.

По пути признания в уголовном законодательстве мнимого соучастия пошли
многие страны. Американское уголовное право, например, исключает
ответственность секретных агентов и содействующих им частных лиц за
мнимое соучастие, поскольку в их действиях нет намерений совершать
преступления. В соответствии с параграфами “К” и “Н” Инструкции по
тайным операциям ФБР (1987 г.) Генерального атторнея США сотрудникам ФБР
и их осведомителям разрешается участвовать в действиях, образующих
состав преступления, в случаях, когда необходимо: а) добыть информацию,
имеющую первостепенное значение для привлечения разрабатываемых лиц к
уголовной ответственности; б) поддержать достоверность легенды в глазах
членов преступной организации; в) предупредить опасность для жизни и
здоровья людей. Участие в деятельности, которая по законодательству США
является серьезным преступлением, заранее санкционируется руководством
ФБР, а для мнимого соучастия в менее тяжких преступлениях достаточно
разрешения руководителя отделения ФБР в отдельном штате Смирнов М.П.
Оперативно-розыскная деятельность полиции зарубежных стран. М., 2001. С.
193 – 194..

Выполнение специального задания как обстоятельство, исключающее
преступность деяния, предусмотрено в Уголовных кодексах Республики
Беларусь (ст. 39), Украины (ст. 43), Республики Казахстан (ст. 34-1),
Эстонии (ст. 13.2), Литвы (ст. 32).

Не нова идея легализации института мнимого соучастия и в российском
праве. Попытки ее практического воплощения предпринимались, например,
разработчиками ряда проектов так и не принятого до сих пор федерального
закона о борьбе с организованной преступностью.

Заключение

Итак, мы рассмотрели понятие соучастия, признаки соучастия, дали понятие
форм соучастия, рассмотрели мнимое соучастие как обстоятельство,
исключающее преступности деяния.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Одной из тенденций, характеризующих сложные процессы в современном
криминальном мире, является все большая структуризация преступных
элементов.

Борьба с организованной преступностью, со всеми разновидностями
соорганизованности в преступности предполагает наличие продуманной и
совершенной законодательной базы. К сожалению, приходится констатировать
несовершенство некоторых норм, в частности, отсутствие в УК РФ четких и
приемлемых критериев разграничения группы лиц по предварительному
сговору, организованной группы и преступного сообщества (преступной
организации).

Уголовный кодекс РФ 1996 г. целым рядом своих положений обеспечивает
усиление и дифференциацию ответственности за организованные формы
совершения преступлений, в то же время он содержит такие нормы, которые,
казалось бы, заведомо были обречены на «непонимание»
судебно-следственной практикой. При таком большом удельном весе
групповых преступлений просто неубедительными выглядят показатели
судебной статистики, согласно которым за четыре года действия этого
Кодекса единицы были привлечены к уголовной ответственности по ст. 210
УК РФ и за совершение преступлений в составе организованной группы.

Рост организованных и иных групповых преступных посягательств в
конечном итоге обусловлен социально-экономическими условиями жизни
общества, в то же время выступает в качестве ответа криминальных
элементов на невиданное до этого развитие и усложнение экономических,
финансовых и иных отношений.

Список используемой литературы:

1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред.
от 14.02.2008) // “Собрание законодательства РФ”, 17.06.1996, № 25, ст.
2954.

2. Федеральный закон от 12.08.1995 № 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной
деятельности” (ред. от 24.07.2007) // Собрание законодательства РФ,
14.08.1995, № 33,.ст. 3349.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 г. № 7 “О
судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних” (ред. от
06.02.2007) // Российская газета, № 50, 14.03.2000.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 “О
судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)” // БВС РФ. 1999.
№ 3. С. 4.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 г. № 1 “О
практике применения судами законодательства об ответственности за
бандитизм” // БВС РФ. 1997. № 3. С. 2.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 г. “О
некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности
за преступления против собственности” // Сборник постановлений Пленумов
Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам. М., 2000. С. 448.

7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 5.09.1986 г. № 11 “О
судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности”.

8. «Уголовный кодекс РСФСР» утв. ВС РСФСР 27.10.1960 (ред. от
30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР, 1960, № 40, ст. 591.

Литература:

1. Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые
проблемы. М., 2006.

2. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию
преступного сообщества. М., 2007.

3. Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 1959.

4. Жиряев О.С. О стечении нескольких преступников в одном преступлении.
Дерпт, 1850.

5. Журавлев М.П., Никулин С.И. Российское уголовное право. Общая часть.
М., 2007. С. 478.

6. Иванов Н.Г. Понятие и формы соучастия в советском уголовном праве.
М., 2007.

7. Казанцев С. Я., Кругликов Л. Л., Мазуренко П. Н., Сундуров Ф. Р.
Уголовное право. М., 2007. С. 304.

8. Козлов А.П. Соучастие. Традиции и реальность. М., 2001. С. 362.

9. Колоколов Г.Е. Уголовное право: Лекции. М., 2007.

10. Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1:
Общая часть. М., 2007. С. 710.

11. Рарог А.И. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть:
учебник. М., 2007. С. 480.

12. Смирнов М.П. Оперативно-розыскная деятельность полиции зарубежных
стран. М., 2001. С. 240.

13. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Т. 1. СПб., 2007. С. 800.

Периодические издания:

1. Галактионов Е.А. Формы и виды соучастия: теоретико-правовые аспекты
// Российский следователь, 2002. № 8.

2. Лунеев В.В. Организованная преступность в России: осознание, истоки,
тенденции // Государство и право. 1996. № 4.

3. Савинский А. Мнимое соучастие как обстоятельство, исключающее
преступность деяния // Законность, 2005. № 10.

4. Улицкий С. Институт соучастия в судебной практике // Законность,
2005, № 11.

Похожие документы
Обсуждение
    Заказать реферат
    UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2019