.

Договоры займа и кредита

Язык: русский
Формат: дипломна
Тип документа: Word Doc
0 4008
Скачать документ

3

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЗАЙМА 7

1.1. Понятие договора займа 7

1.2. Содержание и исполнение договора займа 13

1.3. Формы и виды кредитных и заемных обязательств 17

ГЛАВА 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА КРЕДИТА 30

2.1. Понятие кредитного договора 30

2.2. Содержание и исполнение кредитного договора 32

2.3. Отдельные разновидности кредитного договора 33

2.4. Договоры товарного и коммерческого кредита 35

ГЛАВА 3. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРОВ ЗАЙМА И КРЕДИТА 38

3.1. Сравнительная характеристика правового регулирования договоров
займа и кредита 38

3.2. Проблемы правового регулирования заемно-кредитных правоотношений 47

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 65

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 67

ПРИЛОЖЕНИЕ 72

ВВЕДЕНИЕ

Практически все предприниматели в своей повседневной хозяйственной
деятельности сталкиваются с одной из самых распространенных форм
договоров – договорами займа и кредита, выступая в них в качестве либо
кредиторов, либо заемщиками.

Гражданский оборот немыслим без заемно-кредитных отношений, а
регулятивные возможности, которые содержатся в заемном обязательстве,
используются многими гражданско-правовыми институтами, оформляющими
денежное обязательство. Это такие институты, как кредитный договор,
вексель, облигация, банковская гарантия, банковский вклад,
поручительство. Практический интерес для участников гражданского оборота
представляет возможность новации долга в заемное обязательство.

Вместе с тем, суды постоянно дают разъяснения по вопросам применения
норм о договорах кредита и займа в российском законодательстве.
Отечественное законодательство, регулирующее арендные правоотношения,
крайне запутано. Множество нормативных актов, противоречащих друг другу,
только ухудшают сложившееся положение. Находясь лишь на пути к
требуемому Арбитражным процессуальным кодексом РФ Арбитражный
процессуальный Кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред.
от 31.03.2005) // СЗ РФ от 29.07.2002, № 30, ст. 3012, СЗ РФ от
04.04.2005, № 14, ст. 1210. единообразию, судебная практика подчас не
может внести полную ясность в разрешение вопросов по кредитно-заемным
отношениям. Таким образом, большой груз проблем ложится на плечи
законодателя, чье кардинальное вмешательство давно и обоснованно
назрело.

Таким образом, налицо актуальность сформулированной темы дипломной
работы, которая позволяет не только определить новые подходы к
исследованию категории договоров кредита и займа, но и систематизировать
накопленные юридической наукой знания и правоприменительную практику.

Степень научной разработанности проблемы. Понятие договора займа и
кредита широко используется в юридической науке и правоприменительной
практике, что обусловлено распространенностью данных договоров в
гражданском обороте.

Отдельные стороны проблемы применения норм гражданского законодательства
о договорах кредита и займа, неоднократно рассматривались в правовой
науке. Общетеоретические аспекты договоров кредита и займа разрабатывали
такие ученые, как Витрянский В.В., Суханов Е.А., Козырь О.М., Завидов
Б.Д., Павлодский Е.А. и др.

В дипломной работе используются работы таких ученых в сфере гражданского
и других отраслей права, как Покровский И.А., Иоффе О.С., Брагинский
М.И., Дозорцев В.А., Садиков О.Н., Богачева Т.В., и ряда других авторов,
комментарии гражданского законодательства, учебники гражданского права.

Цель и задачи исследования вытекают из актуальности и степени научной
разработанности проблемы.

Целью представленной работы выступает комплексный теоретико-правовой
анализ договоров кредита и займа проведенный по следующим направления:

– всесторонний анализ правовых актов, действующих в Российской Федерации
как источников правового регулирования договоров кредита и займа;

– рассмотрение проблем применения правовых норм, регулирующих договоры
кредита и займа.

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

– выявить тенденции развития норм, регулирующих договоры займа и
кредита;

– определить содержание и признаки договоров займа и кредита согласно
действующему законодательству и правоприменительной практике;

– рассмотрение существенных условий, отдельных элементов договоров займа
и кредита, таких как стороны, объект (предмет), срок, форма договора.

Объект и предмет исследования определяются тематикой работы, ее целью и
задачами.

Объектом научного анализа настоящей работы являются договоры кредита и
займа как теоретическая категория и как правовое явление социальной
действительности.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках
заявленной темы, нормативно-правовых источников, судебной практики.

Методологической основой исследования является диалектический метод. В
ходе исследования использовались обще– и частнонаучные, а также
специальные методы познания.

Общими явились методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, наблюдения
и сравнения. В качестве общенаучных методов, с помощью которых
проводилось исследование, использовались метод структурного анализа,
системный и исторический методы. В качестве частнонаучного метода
выступил конкретно-социологический. К специальным методам,
использовавшимся в работе, следует отнести формально-юридический метод,
методы правового моделирования, различные способы толкования права.

Данные методы позволили наиболее последовательно и полно рассмотреть
различные аспекты договоров займа и кредита в рамках цели и задач
исследования.

Эмпирическая база исследования построена на нормативном материале и
судебной практике.

Нормативную основу составили: Конституция РФ, Конституция Российской
Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ. – 1993. – № 237. – от 25 декабря
1993, СЗ РФ от 17.10.2005, № 42, ст. 4212. федеральное законодательство,
затрагивающее вопросы регулирования договоров займа и кредита. Судебная
практика представлена решениями федеральных судов.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет
собой одну из попыток комплексного теоретико-правового анализа договоров
аренды и займа как института гражданского права в свете последних
изменений законодательства в данной области, серьезным сравнительным
анализом данных договоров.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЗАЙМА

1.1. Понятие договора займа

Первое упоминание в отечественном обязательственном праве о договоре
займа, различавшего заем вещей и денег, и договоре кредитования (под
проценты и без), встречается уже в Русской Правде (XI в.).

Обратимся к изложению института займа, данному дореволюционным
отечественным правоведом Габриэлем Феликсовичем Шершеневичем.

Так, согласно Г.Ф.Шершеневичу, дореволюционное русское гражданское право
(последняя четверть XIX – начало ХХ вв.) займом называет договор, в силу
которого одно лицо обязывается возвратить взятые у другого в
собственность заменимые вещи в том же количестве и того же качества
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. -М.: Спарк,
1995.С.239.. Из этого определения обнаруживаются существенные элементы
договора займа: односторонность договора, передача заменимых вещей в
собственность, обязанность возвращения. Кроме того, в договоре займа
возможны и случайные элементы, из которых обращают на себя внимание
условие о сроке и о процентах. В русской цивилистике существовало два
мнения касательно односторонности (двусторонности) договора займа. Так,
вышеупомянутый Г.Ф.Шершеневич считал, что заем представляет собой
односторонний договор: в нем лишь одна сторона обязывается к совершению
действия, к возвращению взятого, тогда как другая сторона имеет только
право, потому что она совершила действие одновременно с совершением
договора, передала известную сумму денег или других заменимых вещей
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. -М.: Спарк,
1995.С.240.. Другой отечественный цивилист Д.Мейер, напротив, считал
заем двусторонним договором, «в силу которого одно лицо обязывается
передавать заменимые вещи, а другое возвратить равную ценность Мейер Д.
И. Русское гражданское право. – М., изд-во МГУ, 1997.С.197.. Очевидно,
что такое соглашение, если бы оно и встретилось в действительности, было
бы не договором займа, а предварительным договором о совершении в
будущем займа.

Основание обязательства, вытекающего из займа, по Г.Ф.Шершеневичу,
заключается в передаче заменимых вещей. Интересен тот факт, что русская
практика кассационных решений рассматриваемого периода, держалась того
взгляда, что занимаемы могут быть только деньги. Цель займа – приобрести
право собственности на заменимые вещи. Соответственно тому взявший их,
имеет полное право распоряжаться ими по своему усмотрению, и давший их
не вправе потребовать их обратно, например, в случае неплатежа в срок
процентов. Действие, которое составляет содержание обязательства,
основанного на займе, заключается в возвращении ценности. Возвращены
должны быть не те вещи, что были взяты, а только подобные, того же рода
и в том же количестве. Это вытекает из того, что переданы были вещи
заменимые, а не индивидуальные и что право собственности за них перешло
к должнику. Так как заем направлен к установлению обязанности возвратить
взятое, то нет займа, где не было предварительно взято, потому что тогда
не может быть и речи о возвращении, в виду чего законодательство
справедливо признает ничтожным заем, если обнаружится его безденежность,
то есть если окажется, что должник взял на себя обязательство
возвратить, не взяв ничего от кредитора.

Современное отечественное обязательственное право с незначительными
редакционными изменениями воспроизводит определение договора займа,
ранее закрепленное в статье 269 ГК РСФСР 1964 г. и пункте 1 статьи 113
Основ гражданского законодательства 1991 г., а проведенный анализ
содержания 42 главы действующего Гражданского кодекса РФ, позволяет
сделать вывод о том, что заем, возникнув из римского контракта mutuum, и
сегодня сохраняет значение общей модели, по которой строится
регулирование всех заемно-кредитных отношений. Согласно ст.807 ГК РФ по
договору займа займодавец передает в собственность заемщика деньги или
другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется их
возвратить. Своеобразие этого вида договора, характеризуемого как
односторонний, состоит в том, что право требования займодавца и
обязанность возврата суммы займа лежат в сфере исполнения, а фаза
заключения договора, прежде всего, сводится к передаче денег и других
вещей, определенных родовыми признаками. Тем самым к форме договора,
определенной ст.808 ГК РФ, обязательно добавляются фактические действия
займодавца по передаче денег или других вещей.

Договор займа оформляет экономические отношения, единые по своей природе
с кредитным договором и договором факторинга (финансирования под уступку
денежного требования). Во всех этих ситуациях речь идет о передаче одним
участником товарного оборота другому определенного имущества с условием
возврата его эквивалента и, как правило, уплаты вознаграждения, т.е. о
предоставлении кредита в экономическом смысле. Однако подобно тому, как
экономические отношения посредничества оформляются различными
гражданско-правовыми договорами, так и кредитные экономические
взаимосвязи юридически могут оформляться по-разному: с помощью договора
займа денег или вещей (в том числе оформленного ценными бумагами –
выдачей векселя или выпуском (эмиссией) облигаций – либо новированием
(заменой) долга в денежное обязательство), с помощью кредитного договора
(в том числе договора о предоставлении товарного кредита), а также с
помощью договора факторинга.

Вместе с тем наличие некоторых общих правил, применимых ко всем
перечисленным обязательствам (в виде правил о займе, которые применяются
к другим кредитным обязательствам согласно п. 2 ст. 819, ч. 1 ст. 822 и
п. 2 ст. 823 ГК), позволяет говорить о существовании общей категории
кредитных обязательств, наиболее типичным из которых является
обязательство из договора займа. Хохлов С.А. Заем и кредит (гл.
42)//Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст,
комментарии, алфавитно-предметный указатель. С. 420. С этой точки зрения
названные общие обязательства (кредитные в экономическом смысле) с
гражданско-правовых позиций можно рассматривать как заемные. Таким
образом, заем представляет собой одну из гражданско-правовых форм
кредитования.

По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность
другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми
признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму
денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и
качества (абз. 1 п. 1 ст. 807 ГК).

По своей юридической природе договор займа является классической
реальной и односторонней сделкой, которая может быть как возмездной (по
общему правилу), так и безвозмездной.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других
вещей (абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК), из чего следует невозможность понудить
заимодавца к выдаче займа, поскольку обещание предоставить заем не имеет
юридического значения. Очевидно, что такая традиционная конструкция
займа не рассчитана на развитый рыночный оборот (что главным образом и
предопределило необходимость появления особого кредитного договора).

Сторонами договора займа могут быть любые субъекты гражданского права –
дееспособные граждане, юридические лица, публично-правовые образования,
являющиеся собственниками своего имущества. Ограничения предусмотрены
лишь для учреждений и предприятий как субъектов прав хозяйственного
ведения и оперативного управления, имеющих к тому же специальную
правоспособность. Учреждения (в том числе государственные органы и
органы местного самоуправления) не могут выступать в качестве
заимодавцев из-за отсутствия правомочия распоряжения закрепленным за
ними имуществом (если только речь не идет о доходах от разрешенной им
собственником деятельности), казенные предприятия могут действовать в
этой роли лишь с согласия учредителя-собственника, а другие унитарные
предприятия – при отсутствии законодательных запретов и ограничений.
Бюджетные учреждения не могут быть заемщиками (за исключением случаев их
неполного финансирования или задержки финансирования), а унитарные
предприятия обязаны регистрировать свои заимствования в соответствующем
финансовом органе. Ст. 118 Бюджетного кодекса РФ//СЗ РФ. 1998. N 31. Ст.
3823. В качестве заемщиков они приобретают на переданное им заимодавцами
имущество не право собственности, а соответствующее ограниченное вещное
право.

Кроме того, недопустимо систематическое выступление в роли заимодавца
юридического лица, не являющегося кредитной организацией (хотя бы и в
пределах законно имеющихся у него наличных денежных сумм), поскольку
деятельность по выдаче кредитов подлежит обязательному лицензированию.
Названное ограничение не распространяется на получение от своих
коммерческих партнеров векселей в оплату за переданное им имущество,
произведенные работы или оказанные услуги, а также на предоставление им
в этих случаях отсрочки или рассрочки платежа (являющихся формами
коммерческого кредитования). Очевидно, что и отдельные граждане без
статуса индивидуальных предпринимателей не могут систематически
выступать в качестве заимодавцев в возмездных договорах займа, ибо, по
сути, речь в таком случае шла бы о ростовщичестве.

Составляющее предмет займа имущество (движимые вещи) поступает в
собственность заемщика, поскольку последний использует его для своих
нужд, обычно смешивая с аналогичным собственным имуществом. В этом
качестве оно может служить объектом взыскания кредиторов заемщика и
отчуждаться последним по своему усмотрению без согласия заимодавца.
Заимодавец теряет на это имущество всякие права и может требовать
возврата лишь аналогичного, но не того же самого имущества (что отличает
заем от аренды и ссуды). Невозможность вернуть заимодавцу те же самые
денежные купюры или вещи очевидна, ибо в ином случае исключается их
использование заемщиком для собственных нужд. Различие собственных и
заемных средств (имущества), проводимое в учетно-бухгалтерских целях,
например при определении размера чистых активов хозяйственного общества,
не меняет этого положения, ибо собственником “заемных средств” все равно
становится заемщик. Поэтому, в частности, банк или иная кредитная
организация, выступающая в роли заемщика в отношениях со своими
клиентами-вкладчиками, становится собственником их имущества,
числящегося во вкладах и на депозитах. Поэтому предметом договора займа
могут быть либо деньги, либо иные движимые вещи, определенные родовыми
признаками.

Предметом займа не случайно всегда считались вещи, Шершеневич Г.Ф.
Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). С. 330-331.
ибо в обычной ситуации только они способны становиться объектами права
собственности. Из этого очевидно, что в данном качестве могут выступать
лишь наличные деньги (вещи), а не безналичные «денежные средства» (права
требования), выступающие предметом иного – кредитного – договора (что
прямо следует и из текста действующего закона – см. п. 1 ст. 807 и п. 1
ст. 819 ГК). Поэтому ограничения наличного денежного оборота в
отношениях между юридическими лицами также соответствующим образом
ограничивают возможности заключения между ними договора займа.

В качестве предмета займа не могут выступать вещи, ограниченные в
обороте, если только стороны договора не относятся к числу участников
оборота, имеющих разрешение на совершение сделок с такими вещами. Прежде
всего, речь идет об иностранной валюте и валютных ценностях (п. 2 ст.
807 ГК), сделки займа которых могут совершаться лишь в случаях и в
порядке, предусмотренных валютным законодательством.

Отношения займа предполагаются возмездными, если только их безвозмездный
характер прямо не установлен законом или конкретным договором. При
отсутствии в договоре займа прямых указаний о размере процентов они
определяются ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования),
существующей по месту нахождения (или жительства) заимодавца на день
уплаты заемщиком суммы долга или его части (п. 1 ст. 809 ГК). “Ставка
рефинансирования” (п. 1 ст. 809 ГК), или “учетная ставка банковского
процента” (п. 1 ст. 395 ГК), составляет размер процентов по кредитам,
предоставляемым Банком России коммерческим банкам. Банковский процент,
т.е. процент, по которому предоставляет кредиты конкретный коммерческий
банк (обслуживающий заимодавца), обычно несколько выше ставки
рефинансирования. В случае спора суды обычно ориентируются на ставку
рефинансирования (П. 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и
Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 “О
некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации”). Безвозмездными закон считает отношения
займа вещей и бытовой заем между гражданами на сумму, не превышающую
50-кратного минимального размера оплаты труда, причем и в этих случаях
стороны могут договориться о возмездном характере их отношений (п. 3 ст.
809 ГК).

Договор займа требует простой письменной формы в случаях, когда
заимодавцем является юридическое лицо либо сумма этого договора,
заключаемого между гражданами, не менее чем в 10 раз превышает
минимальный размер оплаты труда, установленный законом (п. 1 ст. 808
ГК), что соответствует общим правилам о простой письменной форме сделок
(п. 1 ст. 161 ГК). Такой формой в соответствии с законом может являться
расписка заемщика или иной документ, подтверждающий передачу заимодавцем
заемщику определенной денежной суммы или определенного количества вещей
(например, облигация, счет-фактура на товары и т.д.). В остальных
случаях договор займа может быть заключен и в устной форме.

Важно иметь в виду, что несоблюдение простой письменной формы само по
себе вовсе не влечет недействительность договора займа. В соответствии с
п. 1 ст. 162 ГК сторонам в такой ситуации лишь запрещено ссылаться на
свидетельские показания в подтверждение договора займа или его условий,
т.е. закон ограничивает круг доказательств, предоставляемых сторонами
суду в случае спора. При отсутствии спора такой договор предполагается
действительным.

1.2. Содержание и исполнение договора займа

Договор займа является односторонним, так как возлагает обязанность
только на заемщика, оставляя заимодавцу право требования (возврата
займа, по общему правилу с процентами). Заемщик должен возвратить
заимодавцу полученную сумму в срок и в порядке, которые предусмотрены
договором.

При отсутствии специальных указаний в договоре о сроке возврата (или его
определении моментом востребования) указанная сумма должна быть
возвращена в течение 30 дней со дня предъявления заимодавцем требования
об этом (абз. 2 п. 1 ст. 810 ГК), а не в 7-дневный срок, как это
предусматривает общее правило абз. 2 п. 2 ст. 314 ГК, что существенно
улучшает положение заемщика, в том числе в бытовых отношениях. Досрочный
возврат взятого взаймы имущества допускается лишь в беспроцентном
(безвозмездном) займе, а заем, предоставленный под проценты, может быть
досрочно возвращен только с согласия заимодавца (п. 2 ст. 810 ГК),
поскольку последний лишается в этом случае части своего дохода.

Сумма займа считается возвращенной либо в момент ее фактической передачи
заимодавцу (из рук в руки), либо в момент зачисления на его банковский
счет (п. 3 ст. 810 ГК). Следовательно, таким моментом нельзя считать,
например, списание банком соответствующей суммы со счета плательщика или
ее поступление на корреспондентский счет банка, обслуживающего
получателя (заимодавца). До наступления указанного обстоятельства
сохраняются обязанности заемщика, производится начисление процентов за
допущенную им просрочку в возврате суммы долга и т.п. Разумеется,
договором стороны вправе определить иной порядок возврата суммы займа
(например, считать его возвращенным в момент списания банком суммы долга
со счета заемщика).

Проценты по договору займа также могут выплачиваться в любом
согласованном сторонами порядке (в том числе и однократно). Однако при
отсутствии иного соглашения они должны выплачиваться ежемесячно, причем
не до определенного договором срока возврата суммы займа, а до дня ее
фактического возврата (п. 2 ст. 809 ГК). Следует также учитывать, что в
соответствии со ст. 319 ГК при недостаточности суммы платежа,
произведенного должником, основная сумма долга по общему правилу
погашается в последнюю очередь (и в силу этого проценты начисляются на
невозвращенную сумму до ее полного погашения).

ГК не предусматривает известного ряду зарубежных правопорядков
начисления процентов на проценты («сложных процентов») при просрочке
уплаты займа. В этом случае по его прямому указанию (п. 1 ст. 811 ГК)
лишь «на сумму займа» в качестве санкции за допущенное нарушение
дополнительно подлежат уплате повышенные проценты. Иначе говоря,
проценты, взыскиваемые в качестве санкций за просрочку, по общему
правилу начисляются только на основную («капитальную») сумму долга и
лишь в случаях, предусмотренных законом или договором, – также и на
сумму процентов за пользование взятыми взаймы деньгами. См.: П. 15
постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного
Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 “О практике применения положений
Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование
чужими денежными средствами” (Вестник ВАС РФ. 1998. N 11).

При этом применяются правила ст. 395 ГК, предусматривающие уплату
процентов при просрочке исполнения денежного обязательства (если,
конечно, иное последствие нарушения заемщиком своих обязательств – в
виде специально определенной неустойки, в том числе в форме «повышенных
процентов», – не предусмотрено в самом договоре займа). Они подлежат
уплате со дня, когда сумма займа подлежала возврату, до дня ее
фактической уплаты и, будучи законной неустойкой, взыскиваются наряду с
определенными договором или законом процентами как платой за кредит
(последние подлежат уплате за все время фактического пользования
заемщиком суммой займа).

Следовательно, если в конкретном договоре займа не говорится о его
возмездном или безвозмездном характере и не установлен размер процентов
за взятые взаймы деньги, а также не предусмотрены санкции на случай
просрочки их возврата, то, во-первых, этот договор считается возмездным,
а размер подлежащих уплате процентов определяется ставкой
рефинансирования, во-вторых, в случае просрочки возврата суммы долга
заемщик должен будет не только вернуть ее с указанными процентами
(начисленными до момента возврата всей суммы займа), но еще и уплатить в
качестве санкции проценты на основную сумму долга по той же ставке
рефинансирования за все время просрочки.

Если сторонами договора займа согласована возможность возврата его суммы
по частям (в рассрочку), то при просрочке возврата любой очередной части
займа (т.е. при однократной просрочке) заимодавец получает право
требовать возврата сразу всей оставшейся суммы займа с причитающимися
процентами (п. 2 ст. 811 ГК). Иначе говоря, условие о рассрочке теряет
силу. С этого же момента здесь также возможно начисление на оставшуюся
сумму дополнительных процентов (неустойки) в соответствии с правилами
ст. 395 ГК.

Разумеется, все это касается только отношений денежного займа, ибо заем
вещей не порождает денежных обязательств и предполагается безвозмездным,
а при установлении сторонами его возмездного характера они сами должны
определить и размер вознаграждения заимодавцу, и последствия просрочки
возврата займа. Исключение может составить ситуация, когда по
возмездному договору займа вещей вознаграждение заимодавцу установлено в
денежной сумме и, следовательно, возникает денежное обязательство по ее
уплате заемщиком.

Исполнение договора займа, т.е. возврат заимодавцу имущества с
процентами, может обеспечиваться специальными мерами, в частности
предоставлением заимодавцу за счет заемщика залога, банковской гарантии
или поручительства. Если заемщик не выполняет предусмотренных договором
обязанностей по дополнительному обеспечению возврата суммы займа одним
из указанных способов либо это обеспечение утрачивается (например,
погибает предмет залога) или его условия ухудшаются (например,
хозяйственное общество-поручитель объявляет об уменьшении размера своего
уставного капитала) не по вине заимодавца, последний получает право
требовать досрочного возврата суммы займа со всеми причитающимися ему
процентами (ст. 813 ГК). Со дня возникновения этого права на указанную
сумму в виде санкции также начисляются проценты, предусмотренные ст. 395
ГК.

Заемщик может оспаривать договор займа по безденежности, доказывая, что
фактически он не получил от заимодавца денег или вещей либо получил их в
меньшем количестве, чем было согласовано сторонами (ст. 812 ГК). В этом
случае особенно важно соблюдение сторонами договора требований,
относящихся к его форме. Если договор требовал простой письменной формы,
то его оспаривание по безденежности на основании свидетельских показаний
не допускается (если только речь не идет о договоре, заключенном под
влиянием обмана, насилия, угрозы и тому подобных обстоятельств,
предусмотренных ст. 179 ГК, доказывание которых в любом случае возможно
с помощью свидетелей). При установлении судом факта неполучения
заемщиком денег или вещей от заимодавца договор займа считается
незаключенным, а при доказанности получения им денег или вещей в меньшем
количестве, чем указано в договоре, последний считается заключенным на
фактически полученное количество денег или вещей.

В договоре займа на заимодавце лежат так называемые кредиторские
обязанности (п. 2 ст. 408 ГК), имеющиеся в подавляющем большинстве
обязательств и не превращающие данный договор в двусторонний. Заимодавец
как кредитор обязан выдать заемщику расписку в получении предмета займа,
либо вернуть соответствующий долговой документ (например, расписку
заемщика), либо сделать запись о возврате долга на возвращаемом долговом
документе, либо, наконец, отметить в своей расписке невозможность
возврата долгового документа, выданного заемщиком (в частности, по
причине его утраты). При невыполнении этих обязанностей заимодавец
считается просрочившим, что исключает начисление с этого момента
каких-либо процентов, подлежащих уплате заемщиком (п. 3 ст. 406 ГК).

1.3. Формы и виды кредитных и заемных обязательств

Основные юридические формы заемных и кредитных обязательств
урегулированы в трех параграфах главы 42 ГК РФ. Это разновидности
обязательств займа: вексельные обязательства, обязательства, возникающие
при выпуске и продаже облигаций, и обязательства по договору
государственного и муниципального займа, а также такие формы
кредитования как товарный и коммерческий кредит. Правила займа
распространяются на краткосрочные и долгосрочные банковские кредиты,
выдаваемые гражданам и юридическим лицам. Кроме того, действующим
законодательством предусмотрена возможность существования внебанковского
кредитования.

Статья 814 вводит в гражданское законодательство новую категорию –
целевой заем. В настоящее время целевое кредитование допускается
постольку, поскольку оно обусловлено самими сторонами кредитного
обязательства.

В отличие от кредитного договора, обычный договор займа, как правило, не
является целевым, т.е. не содержит условия об использовании полученных
средств под определенные задачи. Однако стороны вправе придать договору
займа строго целевой характер. Необходимость в этом может возникнуть в
случае, когда заемные отношения устанавливаются между коммерческими
организациями и займодавец желает знать, куда будут тратиться выданные
им средства либо когда заем предоставлен предприятием своему работнику.
В случае, если договором предусмотрено предоставление займа на
определенные цели (жилищное строительство, обустройство фермерского
хозяйства, строительство, реконструкцию или техническое перевооружение
промышленных объектов, закупку конкретных видов товаров и т.п.),
займодавец, в качестве которого обычно выступает банк, приобретает право
контроля над целевым использованием заемных средств. Заемщик в свою
очередь обязан обеспечить займодавцу возможность такого контроля (п.1
ст. 814 ГК). Формы и пределы контроля могут быть определены в договоре.
Последствия нарушения заемщиком условий о целевом использовании займа,
по сути, приравнивается к последствиям существенного нарушения договора,
предусмотренным п.2 ст. 450. Использование заемных средств не по
назначению, а также непредоставление заемщиком займодавцу возможности
осуществлять контроль над целевым использованием займа дает право
займодавцу потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и
уплаты причитающихся процентов (п.2 ст. 814 ГК).

В условиях дефицита денежной массы и при наличии достаточно высокого
процента инфляции вексель получил широкое распространение как средство
разрешения хронических неплатежей. Он возмещает нехватку наличных денег
у предприятий и по-прежнему остается популярным средством расчетом.
Кроме того, векселя превращаются в своеобразный инвестиционный
инструмент, позволяя привлекать значительные денежные средства.

В соответствии со ст. 815 договор займа может быть заключен путем выдачи
займодавцу простого или переводного векселя. Вексель – это ордерная
ценная бумага, представляющая собой ничем не обусловленное обязательство
векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе
плательщика (переводной вексель) выплатить до наступления
предусмотренного векселем срока полученной взаймы денежной суммы (ст.ст.
142, 815 ГК). Включение такого специфического правового инструмента как
вексель в главу 42 обусловлено кредитной функцией векселя. Наличие этой
функции предопределено тем, что промежуток времени между датой
составления векселя и датой платежа по нему может составлять от
нескольких дней до нескольких месяцев. В зависимости от вида векселя
(коммерческий, финансовый, муниципальный или государственный) различают
несколько видов обязательств, которые могут быть им оформлены: заемное
обязательство, коммерческий кредит, кредит банковский или иной кредитной
организации, а также муниципальный (государственный) займы. Такое
разнообразие определяется тем, что кредитные отношения возникают в сфере
обращения товаров на основе сделок займа и кредита. Рассмотрим основные
заемные и кредитные сделки, оформляемые векселем.

Посредством выдачи финансового векселя может быть заключен договор займа
(ст. 807 ГК). Кодекс не устанавливает каких-либо ограничений в
субъектном составе этого договора (как указывалось выше, его сторонами
могут быть как физические, так и юридические лица).

Предусмотренный ст. 823 ГК коммерческий кредит, одной из форм которого
является коммерческий вексель, может быть предоставлен либо покупателем
продавцу в виде аванса или предварительной оплаты, либо продавцом
покупателю посредством предоставления отсрочки или рассрочки оплаты
товаров, работ, услуг. Такая кредитная сделка создает обязательство, в
силу которого продавец и покупатель становятся соответственно кредитором
и должником. По общему правилу, коммерческий кредит предоставляет собой
не самостоятельную сделку заемного типа, а условие, содержащееся в
возмездном договоре. Однако при оформлении его векселем коммерческий
кредит представляет собой уже две сделки: с одной стороны, происходит
продажа, передача товара в собственность, а с другой стороны, денежный
эквивалент данного товара передается в кредит на то время, на которое
отсрочена уплата этой суммы. Целью такого кредита является, прежде
всего, ускорение реализации товаров, вследствие чего проценты по нему,
входящие в цену товара (а значит, и в сумму векселя), ниже, чем по
кредиту, предоставляемому банками, цель которых – получение прибыли.
Отчасти это объясняется тем, что размеры коммерческого кредита
ограничены величиной свободных денежных средств, имеющихся у
векселедателя.

Финансовым векселем может быть также оформлен кредит банка или иной
кредитной организации (банковский кредит), предусмотренный ст. 819 ГК.
Банковский кредит выходит за рамки коммерческого, так как он не
ограничен направлениями, сроками и суммами кредитных сделок, а замена
коммерческого кредита банковским делает кредит более эластичным,
расширяет его масштабы, повышает обеспеченность. Для нормально
функционирующей экономики характерно переплетение коммерческого и
банковского кредита, где основой всей системы является кредит
коммерческий, обслуживающий движения товаров из сферы производства в
сферу потребления, в то время как функция кредита банковского –
накопление, распределение и перераспределение капитала между отраслями.
Как указывалось, предметом кредитного договора могут быть только
денежные средства. В то же время, поскольку выдача большинства кредитов
осуществляется в безналичной форме, предметом кредитных отношений
становятся права требования, а не деньги (в виде денежных банкнот). В
связи с этим предусматриваются два основных вида вексельных кредитов:
под обеспечение (залог) векселей и в форме учета векселей. Кредиты по
учету могут быть, в свою очередь, предъявительскими и
векселедательскими. Эти разновидности, в свою очередь, имеют различные
конструкции. Однако такими разновидностями и формами вексельный кредит
не исчерпывается. М.М.Агарков выделяет, помимо всего прочего, такую его
форму, как гарантийный кредит, который может быть авальным и
общегражданским (в виде поручительства или банковской гарантии).

Авальный кредит предусматривает взятие на себя банком ответственности по
обязательствам клиента в форме вексельного поручительства (аваля).
Применение акцепта и аваля возможно как в кредитных, так и в заемных
отношениях.

Поручительство является договором, в силу которого поручитель
обязывается перед кредитором своего клиента отвечать за исполнение
последним его обязательства полностью или в части (ст. 361 ГК).

Банковская гарантия состоит в том, что банк или иная кредитная
организация (гарант) дает по просьбе своего клиента (принципала)
письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в
соответствии условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму
по представление бенефициаром письменного требования о ее уплате (ст.
368 ГК).

Заемщик выдает (передает) такие векселя (акцептованные, авалированные и
пр.) иным юридическим или физическим лицам в целях произведения с ними
расчетов за полученные товары, работы или услуги. Последние могут
передать эти бумаги для учета в банк-кредитор, в обслуживающий банк, на
инкассо и т.д. 4. ГК в ст. 817 предусматривает, что заемщиками, в
частности, могут выступать Российская Федерация, ее субъекты, а также
местные органы власти. В условиях товарно-денежных отношений упомянутые
субъекты к покрытию своих расходов привлекают не только доходы бюджета,
но и дополнительные, сформировавшиеся на заемной основе финансовые
ресурсы. Сам государственный (муниципальный) заем можно представить как
совокупность распределительных отношений по мобилизации государством
(муниципальными и другими образованиями) временно свободных денежных
средств физических и юридических лиц на условиях возвратности, срочности
и платности для покрытия бюджетного дефицита или дополнительного
финансирования общественных потребностей сверх текущих возможностей.
Казначейские векселя, векселя Министерства финансов, муниципальные и
прочие векселя являются одной из форм таких займов.

Необходимо отметить, что впервые в истории российского права в
гражданский закон, в его положения о договоре займа включены нормы о
договоре государственного и муниципального займа. Тем самым, прежде
всего, подчеркивается, что отношения государства и муниципальных
образований со своими кредиторами в связи с получением займа имеют
договорный характер, регулируются нормами гражданского права, а не
административно-финансовыми предписаниями. Основаниями для такого
подхода к регулированию указанных отношений дает ст. 75 Конституции РФ,
устанавливающая, что государственные займы выпускаются в порядке,
определенном законом, и размещаются на добровольной основе. Существенное
значение имеет правило о том, что изменение условий выпущенных в
обращение государственных и муниципальных займов не допускается (п.п. 4,
5 ст. 817 ГК). В случае нарушения данного правила договор займа
действителен на первоначальных условиях. Можно сказать, что договор
государственного займа – договор присоединения (ст. 428 ГК).

К сказанному необходимо добавить, что заемно-кредитные обязательства,
оформляемые векселем, регулируются вексельным законодательством (ст.815
ГК). Федеральный закон «О переводном и простом векселе» ?48-ФЗ от
21.02.97 г. подтвердил действие на территории РФ «Положения о переводном
и простом векселе» от 21.02.1937 г.

В установленных российским законодательством случаях договор займа может
быть заключен путем выпуска и продажи облигаций. Так, Закон об
акционерных обществах (ст.33) предусматривает право обществ на выпуск
облигаций. Облигация удостоверяет наличие договора займа между ее
владельцем (займодавцем) и эмитентом облигации (заемщиком). Владелец
облигации – займодавец обладает правом на получение от эмитента
номинальной стоимости облигации (либо иного имущественного эквивалента)
и оговоренных процентов (ст. 143 ГК). Облигация является ценной бумагой.
Выпуск и обращение облигаций регулируется Федеральным законом «Об
особенностях эмиссии и обращении государственных и муниципальных ценных
бумаг» ?136-ФЗ от 29.07.98 г. (ст. 816 ГК).

В хозяйственной деятельности возникает потребность во временном
заимствовании сырья, материалов, семян и других товаров массового
производства под условием их возврата в сроки, установленные договором.

Отношения сторон в таких случаях могут быть урегулированы либо договором
займа, либо договором товарного кредита. Договор займа применяется в
случаях, когда кредитор не берет на себя обязанность предоставить
соответствующий товар, а сама передача товара является элементом
процедуры оформления реального договора займа. Договор же товарного
кредита, подобно кредитному договору, включает обязательство кредитора
во исполнение договора передать должнику товары.

Договор товарного кредита вместе с тем отличается от кредитного договора
по ряду признаков. Кредитный договор порождает сугубо денежное
обязательство, в то время как объектом товарного кредита являются вещи
иные, чем деньги. Сфера кредитного договора ограничена областью
деятельности профессиональных кредиторов – банков и других кредитных
организаций. Сфера товарного кредита формально не ограничена
установлением исчерпывающего перечня его участников. На практике,
однако, участниками отношений товарного кредита, обычно выступают
предприниматели, связанные с производством, нуждающимся в непрерывном
потреблении определенных видов сырья и материалов.

Имея свой характерный объект и сферу применения, договор товарного
кредита сходен по содержанию прав и обязанностей сторон с кредитным
договором. Ввиду этого к товарному кредиту применяются правила п.2 главы
42 ГК о кредитном договоре, если иное не предусмотрено договором о
товарном кредите и не вытекает из существа данного обязательства. Кроме
того, при отсутствии специальных условий в договоре, к товарному кредиту
применяются правила о купле – продаже, предусматривающие требования к
количеству, ассортименту, комплектности, качеству, таре и упаковке
передаваемых товаров (ст. 822 ГК). Несомненно, это придает договору
товарного кредита черты договора купли-продажи. Но основное преимущество
такого механизма состоит в том, что у сторон нет необходимости
новировать договор купли-продажи в заемное обязательство (ст. 818 ГК),
так как товарный кредит уже является разновидностью займа.

Коммерческий кредит означает кредитование, осуществляемое
непосредственно самими участниками производства и реализации товаров
(работ, услуг), и противопоставляется банковскому кредиту,
осуществляемому банками и другими кредитными учреждениями. Исходя из
широкого понимания коммерческого кредита, к нему следовало бы, например,
отнести заем, предоставленный любым лицом, не обладающим статусом
кредитной организации. Определение коммерческого кредита, данное в
статье 823, не охватывает, однако, всех случаев такого кредитования в
его широком понимании. В качестве коммерческого кредита здесь
рассматривается только кредит, предоставляемый не по самостоятельному
заемному обязательству (договору займа, кредитному договору, договору о
товарном кредите), а во исполнение договоров на реализацию товаров,
выполнение работ или оказание услуг. В статье 823 ГК названы и типичные
случаи коммерческого кредита в его юридическом значении: аванс,
предварительная оплата, отсрочка или рассрочка оплаты товаров, работ или
услуг. Правила о коммерческом кредите, содержащиеся в ГК, можно свести к
двум важным юридическим положениям.

Во-первых, как и ранее Основы гражданского законодательства 1991 г. (п.
5 ст. 113), пункт 1 статьи 823 ГК подчеркивает правомерность продажи
товаров в кредит, авансирования подрядчиков и других видов коммерческого
кредита. Он допускается, если иное не установлено законом. Включение в
ГК нормы, специально предусматривающей возможность коммерческого
кредита, оправдано, поскольку длительное время был, наоборот, установлен
общий запрет коммерческого кредитования. В противоположность положениям
современного законодательства авансирование, оплата с рассрочкой
допускались только в исключительных случаях, предусмотренных
правительственными и ведомственными актами.

Во-вторых, определен круг правил, применяемых к коммерческому кредиту.
Согласно пункту 2 статьи 823 ГК к коммерческому кредиту применяются
содержащиеся в главе 42 ГК правила, если иное не предусмотрено правилами
о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и если
такое применение не противоречит существу этого обязательства. Анализ
правил ГК об отдельных договорах показывает, что положения главы 42 ГК
имеют различное значение для кредитных отношений, возникающих в рамках
купли – продажи, подряда, возмездного оказания услуг. Предварительная
оплата товаров, оплата товаров, проданных в кредит, оплата товаров в
рассрочку достаточно полно урегулированы специальными правилами о купле
– продаже (ст. ст. 487 – 489, 500 ГК) и потребность в применении к таким
случаям коммерческого кредита каких-либо правил главы 42 ГК практически
не возникает. Что касается правил ГК о договорах подряда (гл. 37 ГК),
договорах на выполнение научно – исследовательских, опытно –
конструкторских и технологических работ (гл. 38 ГК), договорах
возмездного оказания услуг (гл. 39 ГК), исполнение которых нередко
связано с авансированием или предварительной оплатой работ и услуг, то
соответствующие главы специальных правил о такого рода коммерческом
кредитовании не устанавливают. Поэтому есть основания для применения в
этих случаях ряда правил главы 42 ГК и, прежде всего, правил о
последствиях нарушения заемщиком договора займа (ст. 811 ГК).

Помимо банковского, в России, как и во многих других странах, существует
внебанковское кредитование. Федеральный закон «О сельскохозяйственной
кооперации», предусматривающий возможность создания кредитной
кооперации, был принят 8 декабря 1995 года. Принятые позднее федеральные
законы не обеспечивают механизм реализации данного положения, более
того, фактически они исключают подобную возможность. ГК также
устанавливает строгие ограничения в данной сфере: в соответствии со ст.
819 ГК кредиты выдает банк или иная кредитная организация. Таким
образом, кредитный кооператив может функционировать, используя в своей
деятельности лишь конструкцию договора займа, но не кредитного договора.
Предоставление кредитными кооперативами денежных средств по договорам
займа возможно за счет собственных средств. Высший Арбитражный Суд РФ в
письме от 10 августа 1994 года N С1-7/ОП-555 отмечает, что небанковская
организация вправе на платной основе размещать свои свободные денежные
средства по договору займа, но только в том случае, если эта
деятельность не носит систематического характера, не становится основным
видом деятельности организации и прямо не запрещена законом. Учитывая,
что действующим законодательством критерии систематичности не оговорены
и решение этого вопроса оставлено в каждом конкретном случае на
усмотрение арбитражного суда, предлагается при определении такого
критерия учитывать либо удельный вес доходов от процентных займов в
общей массе доходов от всех видов деятельности такого юридического лица,
либо количество сделок, совершенных в определенный период времени.

Рынок и законодательство породили и других участников внебанковского
кредитования – некоммерческие кредитные организации. Федеральный закон
«О государственной поддержке малого предпринимательства РФ» от 14.06.95
г. ?88-ФЗ прямо предусматривает создание обществ взаимного кредитования
субъектов малого предпринимательства. В соответствии с указанным законом
путей становления внебанковского кредитования было несколько. Первый из
них – наделение государственных и муниципальных фондов поддержки малого
предпринимательства правом предоставления субъектам малого
предпринимательства льготных кредитов, краткосрочных займов. При этом
оговаривалось, что указанные фонды не приобретают лицензии на банковскую
деятельность. Однако вследствие известного периода тотальных неплатежей
и банкротства предприятий и банков этот путь не был реализован. Второй
путь предусматривал создание обществ взаимного кредитования субъектов
малого предпринимательства. Однако этот закон практически прошел мимо
субъектом предпринимательства, так как был принят раньше Федерального
закона «О некоммерческих организациях» от 12.01.96 г. Заметим, что и
последний не отвечал на главный вопрос: вправе ли субъекты малого
предпринимательства использовать свои организационно-правовые формы для
кредитной деятельности? Только с принятием Федерального закона «О
садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединений
граждан» от 16.04.98 ?66-ФЗ, впервые допускавшего создание фондов
взаимного кредитования, фактически получило право на существование
внебанковское кредитование.

Таким образом, сегодня внебанковским кредитованием на законном основании
могут заниматься: предприятия (некредитные организации); государственные
и муниципальные фонды поддержки малого предпринимательства: общества
взаимного кредитования субъектов малого предпринимательства; фонды
взаимного кредитования и кредитные потребительские союзы. Теоретически
по срокам предоставления кредита банковское и внебанковское кредитование
не различается. Но, если сегодня банковские кредиты предоставляются на
несколько месяцев, то внебанковское кредитование не может быть дольше по
срокам – иначе кредитный портфель истощится. Поэтому в настоящее время
внебанковское кредитование может быть только краткосрочным. При
банковском кредитовании круг заемщиков практически не ограничен. При
внебанковском кредитовании круг заемщиков строго ограничен. Так, в
соответствии со ст. 11 Закона «О садоводческих, огороднических и дачных
некоммерческих объединений граждан» кредиты выдаются только учредителям
фонда взаимного кредитования.

Необходимо обратить внимание и на тот факт, что законодатель,
регламентируя отношения внебанковского кредитования, оперирует терминами
«кредит», «кредитование», хотя употребление термина «заем» применительно
ко внебанковскому кредитованию было бы более корректным. Так, например,
во «Временных правилах предоставления муниципальных ипотечных займов на
жилищное строительство и приобретение жилья» указывается, что
«встречающиеся в Правилах термины «ипотечный кредит» и «кредит»
равнозначны термину «заем» на основании гл.42 ГК РФ». Термин «ссуда» в
настоящих Правилах также несет в себе тот смысл, что и термины «кредит»
и «заем», и служит лишь для удобства изложения материала».

Такая аргументация представляется весьма сомнительной, – как минимум,
два утверждения из вышепомещенной цитаты не верны. Во-первых,
проанализировав содержание главы 42 ГК, следует заявить, что термины
«заем» и «кредит» не являются равнозначными. Во-вторых, зачем прибегать
к такому некорректному и невежественному способу «удобного изложения
материала», посредством которого в правовом тексте (?!) для обозначения
одной и той же категории сначала нагромождаются различные по содержанию
понятия, затем смешиваются, а ниже – «для удобства» – употребляемые
понятия механически объединяются в одно? Для простоты изложения
достаточно избрать один-единственный термин, смысловая нагрузка которого
отвечала бы и сущности обязательства, и соответствовала полномочиям
лица, предоставляющего денежные средства. Такой термин имеется, кроме
того, составители рассматриваемых Правил поместили его в заглавии
документа («заем»). Так и оперировать, стало быть, необходимо только
этим термином.

При этом стороны, соответственно, должны именоваться «займодавец» и
«заемщик». Хотя, необходимо заметить, название указанных Правил
составители также сформулировали некорректно. Термин «муниципальный
заем» употреблен не в смысле ст. 817 ГК, а как видно из формулировки
названия – в смысле займа, предоставляемого муниципальным образованием.

ГЛАВА 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА КРЕДИТА

2.1. Понятие кредитного договора

Кредитный договор является особой, самостоятельной разновидностью
договора займа. Именно это обстоятельство дает возможность в
субсидиарном порядке применять для его регулирования правила о займе,
если иное не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК).

Большинство участников имущественного оборота, прежде всего
профессиональные предприниматели, испытывают постоянную потребность в
денежном кредите. Ее удовлетворение в рамках договора займа невозможно,
так как он носит реальный характер и не может создать у заемщика
уверенности в получении денег в нужный ему момент, поскольку заимодавца
невозможно принудить к выдаче займа. Поэтому финансовый рынок, в рамках
которого, по сути, осуществляется «торговля деньгами», нуждается в
другом договоре консенсуального характера. Данное обстоятельство и
предопределило появление относительно самостоятельного кредитного
договора (в рамках общего института кредитных или заемных обязательств).

По кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор)
обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и
на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить
полученную денежную сумму с процентами (п. 1 ст. 819 ГК).

По своей юридической природе кредитный договор является консенсуальным,
возмездным и двусторонним. В отличие от договора займа он вступает в
силу уже в момент достижения сторонами соответствующего соглашения, до
реальной передачи денег заемщику (тем более что во многих случаях такая
передача производится периодически, а не однократно). Это дает
возможность заемщику при необходимости понудить кредитора к выдаче
кредита, что исключается в заемных отношениях.

От договора займа кредитный договор отличается также по субъектному
составу. В роли кредитора (заимодавца) здесь может выступать только банк
или иная кредитная организация, имеющая соответствующую лицензию
Центрального банка РФ на совершение таких операций. Иные субъекты
гражданского права лишены возможности предоставлять кредиты по
кредитному договору и могут выступать лишь в роли заемщиков.

Предметом кредитного договора могут быть только деньги, но не вещи.
Более того, выдача большинства кредитов осуществляется в безналичной
форме, т.е. предметом кредитных отношений становятся права требования, а
не деньги в виде денежных купюр (вещей). Именно поэтому закон говорит о
предоставлении кредита в виде «денежных средств» (п. 1 ст. 819 ГК), а не
«денег или других вещей» (п. 1 ст. 807 ГК), как это имеет место в
договоре займа. Таким образом, предметом кредитного договора являются
безналичные деньги («денежные средства»), т.е. права требования, а не
вещи. Если же в договоре речь идет об обязанности предоставить в кредит
вещи (определенные родовыми признаками), а не деньги, то такой договор
подпадает под действие специальных норм о товарном кредите (ст. 822 ГК).

Следовательно, кредитный договор и по субъектному составу, и по предмету
имеет более узкую сферу применения, чем договор займа. См.: Хохлов С.А.
Указ. соч. С. 428. Кроме того, и к его оформлению предъявляются более
жесткие требования. Согласно ст. 820 ГК он должен быть заключен в
письменной форме под страхом признания его ничтожным, что вовсе не
требуется для договоров займа.

Наконец, кредитный договор в отличие от договора займа всегда является
возмездным. Вознаграждение кредитору определяется в виде процентов,
начисленных на сумму кредита за все время его фактического
использования. Размер таких процентов определяется договором, а при
отсутствии в нем специальных указаний – по правилам п. 1 ст. 809 ГК,
т.е. по ставке рефинансирования.

2.2. Содержание и исполнение кредитного договора

Обязанность кредитора в данном договоре составляет предоставление
безналичных денежных средств заемщику в соответствии с условиями
заключенного договора (однократно, равными или иными частями в виде
отдельных «траншей», «кредитной линии» и т.д.). Обязанности заемщика
состоят в возврате полученного кредита и уплате предусмотренных
договором или законом процентов за его использование. Порядок, сроки и
другие условия исполнения этой обязанности типичны для любых заемных
отношений и потому предусмотрены нормами об исполнении своих
обязанностей заемщиком по договору займа. Ими, в частности, определяется
момент исполнения заемщиком обязанности по возврату суммы кредита (п. 1
и 3 ст. 810 ГК), последствия его просрочки (ст. 811 ГК), последствия
утраты им обеспечения или ухудшения его условий (ст. 813 ГК) и др.

Особенностью кредитных отношений является возможность одностороннего
отказа от исполнения заключенного договора со стороны как кредитора, так
и заемщика (п. 1 и 2 ст. 821 ГК). Это обстоятельство существенно
ослабляет консенсуальную природу кредитного договора, в известной мере
сближая его с реальным договором займа.

Кредитор вправе в одностороннем порядке отказаться от выдачи кредита
полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно
свидетельствующих о невозможности возврата суммы кредита в срок. Таким
обстоятельством может, в частности, явиться обнаружившаяся
неплатежеспособность заемщика или ее существенное понижение, например
при уменьшении хозяйственным обществом-заемщиком размера своего
уставного капитала. Очевидно, что данное правило служит защите интересов
кредитора.

С другой стороны, и заемщик по общему правилу не может быть принужден к
получению кредита (если, например, у него отпала или уменьшилась
надобность в деньгах). Поэтому он также вправе отказаться от получения
согласованного кредита полностью или частично, причем безмотивно (если
только данная возможность прямо не исключена законом, иным правовым
актом или самим договором). Он лишь обязан уведомить кредитора о своем
отказе до установленного договором срока предоставления кредита. Если у
кредитора в связи с отказом заемщика появляются убытки, то их
компенсация возможна только при наличии соответствующего условия в
конкретном кредитном договоре.

2.3. Отдельные разновидности кредитного договора

Кредитный договор может предусматривать условие об использовании
заемщиком полученного кредита на определенные цели. В этом случае речь
идет о целевом кредите, к которому применяются нормы об отношениях
целевого займа. В этом случае кредитор получает право контроля за
целевым использованием предоставленного кредита, а заемщик обязан
обеспечить ему необходимые для этого условия. Нецелевое расходование
кредитных средств дает кредитору право на односторонний отказ от
дальнейшего исполнения договора, в частности на отказ от дальнейшего
кредитования (п. 3 ст. 821 ГК), и на досрочное взыскание полученного
кредита с причитающимися кредитору процентами (п. 2 ст. 814 ГК).

В банковской практике кредиты различаются по способу их оформления и
выдачи. Так, кредитование может осуществляться путем «кредитования
счета» (ст. 850 ГК). В этом случае банк оплачивает требования кредиторов
своего клиента (заемщика) в пределах обусловленного договором лимита
даже при отсутствии средств на счете клиента либо на большую сумму, чем
находится на счете. Такой кредит называется также контокоррентным (итал.
conto corrento – текущий счет) или овердрафтом (англ. overdraft – сверх
счета).

Онкольный кредит (англ. on call – до звонка, до предупреждения)
предусматривает право клиента (заемщика) пользоваться кредитом банка со
специально открытого для этого счета, обычно до определенной договором
суммы (лимита), и право банка (кредитора) в любой момент в одностороннем
порядке прекратить кредитование и потребовать от заемщика полного или
частичного погашения задолженности. Онкольный кредит предусматривает
обязательное обеспечение в виде залога банку принадлежащих заемщику
ценных бумаг, рыночная стоимость которых может колебаться и потому
является неопределенной. Со своей стороны, клиент вправе в любое время
внести на счет снятую им сумму (с процентами) и потребовать возврата
обеспечения.

Аваль или акцепт векселя банком в качестве плательщика, по существу,
также является формой банковского кредитования. В международном обороте
он нередко именуется рамбурсным или акцептным кредитом. В современной
отечественной практике вексельным кредитом стала называться выдача
банками своих векселей заемщикам-клиентам, при которой в роли кредиторов
формально выступают уже не банки, а векселедержатели (заемщики),
рассчитывающиеся этими векселями со своими контрагентами. Ситуация, при
которой кредитор становится векселедателем, а заемщик –
векселедержателем, искажает назначение и смысл вексельного
обязательства.

Центральный банк РФ предоставляет коммерческим банкам краткосрочные
кредиты под залог государственных ценных бумаг (главным образом в
бездокументарной форме, т.е. под залог прав требования), которые
называются ломбардными по аналогии с кредитами, предоставляемыми
гражданам ломбардами под залог имущества. Специфику этих кредитов
составляет особый состав их участников и особый способ обеспечения их
возврата. Подробнее об этом см.: Маковская А.А. Залог денежных средств и
ценных бумаг. М., 1999. В более широком смысле ломбардным называют также
краткосрочный кредит (или заем) под залог (заклад) валютных ценностей
или ценных бумаг.

Самостоятельную разновидность кредитных отношений представляет бюджетный
кредит (ст. 76 БК). В отличие от обычного кредита он предоставляется не
кредитными организациями, а публично-правовыми образованиями –
Российской Федерацией, ее субъектами, муниципальными образованиями – за
счет средств соответствующего бюджета, т.е. своей казны. Бюджетный
кредит всегда носит не только возмездный, но и строго целевой характер.
Государственным и муниципальным унитарным предприятиям бюджетные кредиты
могут предоставляться и на беспроцентной (безвозмездной) основе (ст. 77
БК).

Бюджетный кредит предоставляется на основании кредитного договора с
органом, уполномоченным на это соответствующим публично-правовым
образованием (обычно с министерством или управлением финансов), с
обязательным обеспечением в виде банковской гарантии, поручительства или
залога. При этом осуществляется обязательная предварительная проверка
финансового состояния получателя кредита (заемщика), а впоследствии – и
систематические проверки целевого использования полученного кредита.
Средства бюджетного кредита перечисляются на бюджетный счет заемщика в
кредитной организации и затем расходуются им самостоятельно на
предусмотренные договором цели. В таком порядке, например, кредитуется
капитальное строительство объектов для федеральных государственных нужд.

2.4. Договоры товарного и коммерческого кредита

В хозяйственной деятельности иногда возникает потребность во временном
заимствовании не денежных средств, а сырья, материалов, семян и тому
подобных вещей в натуре. При этом получатель нередко заинтересован в
стабильности таких отношений, которую не может обеспечить реальный
договор займа. В таких случаях используется договор товарного кредита.
Он предусматривает обязанность кредитора предоставить другой стороне не
деньги, а вещи, определенные родовыми признаками (ч. 1 ст. 822 ГК). В
этом состоит его главное отличие от обычного кредитного договора.

Кроме того, договор о предоставлении товарного кредита могут заключать
любые субъекты заемных отношений, причем для банков и других кредитных
организаций как кредиторов этот договор мыслим как теоретически
возможное, но практически редкое исключение (кредит в виде ценных бумаг
или некоторых валютных ценностей). Условия о количестве, качестве и
других параметрах предоставляемых вещей определяются по правилам,
регулирующим договор купли-продажи, если только иное прямо не
предусмотрено в кредитном договоре.

В остальном на данный договор распространяются общие правила о кредитном
договоре (и соответственно о договоре займа). Этим определяется его
консенсуальный, возмездный и двусторонний характер, а также требование
об обязательности письменной формы.

Коммерческий кредит представляет собой не самостоятельную сделку
заемного типа, а условие возмездного договора (п. 1 ст. 823 ГК). В любом
таком договоре, например в договоре купли-продажи, аренды, подряда,
перевозки и т.д., может содержаться установленное в интересах
отчуждателя (услугодателя) условие о полной предварительной оплате
(«предоплате») или авансе (частичной оплате) предоставляемого имущества,
результатов работ или оказания услуг либо, напротив, предусмотренное в
интересах приобретателя (услугополучателя) условие об отсрочке или
рассрочке оплаты.

По существу, во всех этих ситуациях речь также идет о кредите,
предоставляемом, однако, не банками (или другими кредитными
организациями), а иными, обычными участниками имущественного оборота (не
обязательно коммерческими организациями) друг другу, причем не в рамках
специальных заемных отношений. Типичным примером такого кредита является
купля-продажа товаров с предварительной их оплатой покупателем (ст. 487
ГК), с оплатой проданного товара в кредит (ст. 488 ГК) или в рассрочку
(ст. 489 ГК), участниками (в том числе кредиторами) которой могут
являться как юридические лица, так и граждане.

В соответствии с п. 2 ст. 823 ГК к этому условию договора должны
применяться правила о займе и кредите, Судебная практика применяет к
коммерческому кредиту нормы только о займе, а не о кредитном договоре
(п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего
Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14), что не соответствует
правилу п. 2 ст. 823 ГК (см. комментарий Л.А.Новоселовой к указанному
постановлению в кн.: Комментарий к постановлениям Пленума Верховного
Суда Российской Федерации по гражданским делам. С. 161). если только
иное прямо не предусмотрено содержанием соответствующего договора и не
противоречит существу возникшего на его основе обязательства (так, к
рассматриваемой ситуации неприменима предусмотренная ст. 821 ГК
возможность одностороннего отказа от предоставления или получения
кредита). Из этого, в частности, следует обязательность письменного
оформления условия о предоставлении коммерческого кредита, а также его
возмездный характер. Последствия нарушения сторонами своих обязательств,
вытекающих из отношений коммерческого кредитования, тоже определяются
нормами о неисполнении заемных обязательств.

Строго говоря, выдача векселя взамен платежа также представляет собой
форму коммерческого кредита. Однако вексельные правоотношения
регулируются специальным законодательством.

ГЛАВА 3. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРОВ ЗАЙМА И КРЕДИТА

3.1. Сравнительная характеристика правового регулирования договоров
займа и кредита

Заемные и кредитные отношения являются неотъемлемым элементом
нормального имущественного оборота. Следуя за Основами гражданского
законодательства 1991 г. (ст. 113), ныне действующий ГК придает займу
значение универсальной кредитной сделки, которая может совершаться как в
бытовой, так и в предпринимательской областях деятельности. В
действующем Гражданском кодексе нормы о кредитных обязательствах,
включающих обязанность кредитора предоставить кредит, получили
дальнейшее развитие в п.2 главы 42.

В юридической литературе и в некоторых нормативных актах кредитный
договор нередко называют разновидностью договора займа. Представляется,
что такое определение кредитного договора не корректно. Кредитный
договор оформляет совершенно самостоятельные обязательственные
отношения, и, рассматривая эти две конструкции, можно говорить лишь об
их близости, но не однородности. Тот факт, что положения договора займа
распространяются на кредитные отношения, если законом не установлены для
них особое регулирование либо иное не вытекает из существа кредитного
договора (п.2 ст.819 ГК), не свидетельствует о том, что кредитный
договор – некая разновидность договора займа. Это – характерный для
отечественного законодателя прием, регулирующий правоотношения,
возникающие вследствие денежного обязательства. Подобные отсылки имеют
характер специального установления аналогии закона и используются во
избежание воспроизведения если и не целиком тождественных, то, во всяком
случае, в значительной мере текстуально совпадающих норм.

Убедиться в том, что заем и кредитный договор – самостоятельные, в
сущности, институты, нам поможет следующая сравнительная характеристика
договоров займа и кредита.

Заем является классической разновидностью реального и одностороннего
договора. По общему правилу договор займа теперь предполагается
возмездным, причем размер процентов определяется договором (если только
безвозмездный характер займа не установлен законом или договором). При
отсутствии в этом договоре прямых указаний о размере процентов он
определяется по тем же правилам, что и проценты за пользование чужими
денежными средствами (в соответствии с п.1 ст. 395 ГК РФ). Сами проценты
по соглашению сторон могут взыскиваться как в денежной, так и в
натуральной форме и в этом смысле не зависят от предмета займа (его
характера). Вместе с тем предполагается, что заем вещей, определенных
родовыми признаками, – беспроцентный (безвозмездный), если иное прямо не
предусмотрено в договоре. Исключение из правил о возмездности займа
сделано для договоров между гражданами, не связанных с их
предпринимательской деятельностью, в случаях, когда сумма займа не
превышает 50-кратного установленного законом минимального размера оплаты
труда. Такие договоры считаются беспроцентными, если в них прямо не
предусмотрено иное (ст.809 ГК). Проценты по договору займа могут
выплачиваться в любом согласованном сторонами порядке (в том числе и
однократно), но при отсутствии специальных указаний должны выплачиваться
ежемесячно, причем не до определенного договором срока возврата суммы
займа, а до дня ее фактического возврата (п.2 ст.809 ГК). Это правило
следует применять в сочетании с правилом ст.319 ГК, в соответствии с
которым при недостаточности суммы платежа, произведенного должником, по
общему правилу считается, что основная сумма долга погашается в
последнюю очередь. Следовательно, и проценты по займу можно продолжать
начислять на неполученную сумму до ее полного погашения.

В силу кредитного договора банк или иная кредитная организация
(кредитор), обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в
размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется
возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.

Итак, кредитный договор – консенсуальный, безусловно возмездный, имеет
двусторонний обязывающий характер.

В отличие от реального договора займа кредитный договор является
консенсуальным, то есть вступает в силу с момента достижения сторонами
соответствующего соглашения о передаче денежных средств в собственность
заемщику. Какое юридическое значение имеет указанное соглашение сторон?

Особый интерес представляет дискуссия отечественных правоведов о роли и
значении предварительного договора в заемно-кредитных отношениях.
«Заслуживают внимания две позиции юристов, суть которых можно выразить
следующим образом: 1) кредитный договор – это предварительный договор
займа и 2) возможно заключение предварительного кредитного договора.
Так, в отечественной цивилистике советского периода по наиболее
распространенной точке зрения консенсуальное обязательство предоставить
кредит рассматривалось как предварительный договор о займе» Гражданское
право: Учебник./Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого, в 2-х ч. Ч.II.
–М.: Проспект, 1998.С.318..

Как представляется, если три некие юридические категории (заем, кредит,
предварительный договор) обладают различным содержанием, то после
применения к одной из них (заем) свойств другой (предварительный
договор), возможно говорить лишь о появлении четвертой категории
(предварительный договор займа), но никак не строить умозаключение о
том, что одна из категорий (кредит), в сущности, – симбиоз двух других
категорий (заем, предварительный договор). Ведь более чем очевидно, что
понимание кредитного договора как предварительного договора о займе –
результат логической ошибки, вследствие которой становится допустимым
отождествление, во-первых, конструкций займа и кредита, а во-вторых,
предварительного договора (как процедуры, гарантирующей заключение в
будущем основного договора) и консенсуальности (как правовой природы).

Кредитный договор также нельзя считать договором присоединения, который
в соответствии со ст.428 ГК РФ понимается как договор, условия которого
определены одной из сторон в формулярах и могли быть приняты другой
стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в
целом.

Придерживаясь приведенного определения, следует заключить, что договор
присоединения не выявляет существо возникающих из него обязательств, а
предусматривает лишь способ заключения договора. Учитывая признаки,
позволяющие выделить договор присоединения (порядок заключения и
разработка его условий) и проводя анализ ст.ст. 428 и 819 ГК РФ, а также
принимая во внимание то обстоятельство, что предоставление кредитов, как
правило, сопровождается соответствующими обеспечительными
обязательствами (залог, поручительство и т.д.), носящими индивидуальный
характер, следует сделать вывод, о том, что кредитный договор не может
быть квалифицирован как договор присоединения.

Продолжая сравнительную характеристику договоров займа и кредита,
следует отметить, что в отличие от одностороннего договора займа,
кредитный договор – двусторонний. Статья 819 ГК РФ рассматривает
кредитный договор в качестве единой сделки, из которой одновременно
возникает, как обязанность банка выдать кредит, так и обязанность
заемщика его вернуть. Двусторонне обязывающий характер кредитного
договора обусловлен его консенсуальной природой.

Кредитный договор всегда является возмездным. Плата за кредит выражается
в процентах, которые устанавливаются по договору. Анализ существующей
практики и банковского законодательства показывает, что вознаграждение,
причитающееся стороне по банковской сделке, чаще всего выражается в
процентах от определенной суммы. Как правило, эти проценты включают в
себя ставку рефинансирования ЦБ России (стоимость кредитного ресурса) и
вознаграждение самого кредитора (банковскую маржу). В силу ст. 29 Закона
о банках и банковской деятельности кредитор не вправе в одностороннем
порядке изменять размер процентов, за исключением случаев, установленных
федеральным законом или договором. Порядок уплаты процентов (годовые,
ежемесячные и пр.) зависит от срока договора и фиксируется в нем. Таким
образом, условие о процентах представляет собой разновидность
определимого (а не определенного) условия сделки (договора).

Договор займа по общему правилу возмездный. Безвозмездными
предполагаются договоры займа между гражданами (при соблюдении двух
условий: такой заем не связан с осуществлением гражданами
предпринимательской деятельности и не превышает 50-кратного МРОТ); а
также в случаях, когда предметом договора займа являются не деньги, а
вещи, определенные родовыми признаками. Данная норма диспозитивна, и
поэтому стороны могут предусмотреть взимание процентов.

Предметом займа являются вещи (в том числе деньги), определенные
родовыми признаками. В качестве предмета займа не могут вещи, которые
могут принадлежать лишь определенным участникам оборота или нахождение
которых в обороте допускается по специальному разрешению. Наиболее
очевидный пример, прямо упомянутый в п.2 ст.807 ГК, – заем денежных
средств в иностранной валюте и валютных ценностей. Такие сделки могут
совершаться лишь в случаях и порядке, предусмотренных Законом РФ О
валютном регулировании и валютном контроле.

Предметом кредитного договора являются только денежные средства (за
исключением товарного кредита – ст.822 ГК РФ). Более того, выдача
большинства кредитов осуществляется в безналичной форме, то есть
предметом кредитных отношений становятся права требования, а не деньги
(в виде денежных купюр). Так как предметом кредитного договора являются
денежные средства (национальная или иностранная валюта), определенные
родовыми признаками (а не конкретные купюры, монеты и т.п.),
законодатель передачу денег в кредитном отношении рассматривает как
смену их собственника. Кроме того, и вещи, определенные родовыми
признаками, и денежные средства – потребляемы. Заемщик в процессе
извлечения из заимствованных вещей (денежных средств) полезных свойств
потребляет, перерабатывает, применяет, отчуждает, т.е. владеет,
пользуется, распоряжается, а значит, – выступает собственником.

Стороны договора займа – заемщик и займодавец, ими могут быть любые
лица, в том числе граждане и некоммерческие организации. Следует,
однако, иметь в виду, что речь идет именно о договорах займа, хотя бы и
возмездных, но не о кредитных сделках. Не могут выступать в роли
займодавцев финансируемые собственником учреждения, ибо в содержание
имеющегося у них права оперативного управления возможности распоряжения
имуществом собственника не входят (п.1 ст.298 ГК).

Кредитный договор имеет специальный субъектный состав. Стороны
кредитного договора четко определены в законе. Это – банк или иная
кредитная организация, имеющая лицензию Банка России на все или
отдельные банковские операции (исключение составляет коммерческий кредит
– ст.823), и заемщик, получающий денежные средства для
предпринимательских или потребительских целей.

На договор займа распространяются общие правила ГК о форме сделок
(ст.ст. 158-163) и договоров (ст.434). Форма договора займа между
гражданами зависит от суммы займа. В тех случаях, когда займодавцем
выступает юридическое лицо, необходимо соблюдение письменной формы.
Вместе с тем учитывается, что на практике договор займа часто
заключается не путем составления единого документа или обмена
документами, подписываемыми обеими сторонами, а путем выдачи в
подтверждение договора займа и его условий расписки, заемного
обязательства или иного документа, подписываемого только заемщиком. Эти
документы рассматриваются как удостоверяющие передачу заемщику
займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества
вещей (п.2 ст. 808 ГК). Несоблюдение письменной формы договора займа не
является основанием признания его незаключенным. Здесь действует общее
правило, предусмотренное п.1 ст. 162 ГК. Несоблюдение простой письменной
формы договора лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания
в подтверждение его заключения и его условий, но не лишает их права
приводить письменные и другие доказательства (личная переписка,
подтверждающая факт займа, документы о переводе займодавцем денежных
средств заемщику и т.д.), т.е. последствия несоблюдения простой
письменной формы договора займа связаны с ограничением круга
доказательств, представляемых сторонами в случае спора.

К форме кредитного договора статья 820 ГК предъявляет особое требование.
Он должен быть заключен в письменной форме независимо от суммы кредита.
Несоблюдение письменной формы влечет недействительность этого договора,
он считается ничтожным, тогда как несоблюдение письменной формы договора
займа не лишает его юридической силы.

Содержание договора займа, исходя из его односторонней природы,
составляет обязанность заемщика возвратить сумму займа (ст. 810 ГК) и
корреспондирующее ей право требования займодавца. Порядок и сроки
исполнения основной обязанности заемщика определяются договором. Срок
обычно не относится к существенным условиям договора. Законом особо
регламентируется лишь один случай: когда срок возврата суммы займа не
установлен либо определяется моментом востребования. В таких случаях
заемщику предоставляется льготный тридцатидневный срок, исчисляемый со
дня предъявления займодавцем требования, в течение которого заемщик
может собрать необходимую сумму и вернуть долг. Однако это правило
является диспозитивным и применяется в случаях, когда порядок и сроки
возврата суммы займа не определены в договоре. Это, однако, не
преуменьшает их значения, во-первых, как стандартных образцов, на
которые стороны могут ориентироваться при согласовании соответствующих
условий договора, и, во-вторых, как норм, выполняющих пробелы, часто
встречающиеся в договорах займа. Досрочный возврат суммы долга вполне
допустим при беспроцентном займе, поскольку такой заем не приносит
дохода займодавцу, и он заинтересован в скорейшем погашении
обязательства. Наоборот, согласие займодавца требуется, когда речь идет
о займе возмездном и сокращение срока договора уменьшит его доходы (п.2
ст. 810 ГК).

Существенным является также диспозитивное правило, определяющее момент
возврата займа. Сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее
займодавцу или зачисления соответствующих средств на его банковский счет
(п.3 ст. 810 ГК). Из данного правила следует, что списание денежных
средств со счета заемщика по его поручению с целью их перечисления для
погашения займа недостаточно для констатации исполнения заемщиком своего
обязательства. Оно признается выполненным лишь с момента поступления
суммы займа на счет займодавца. До этого момента на сумму займа подлежат
начислению и проценты, предусмотренные договором (п.2 ст. 809 ГК).

Содержание кредитного договора в целом совпадает с содержанием договора
займа. Его особенностью является возможность одностороннего расторжения
договора кредитором или заемщиком. Так, кредитор вправе не выполнить
свое обязательство при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том,
что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок. Заемщик
вправе отказаться от получения всего или части кредита без какой-либо
аргументации. Об этом заемщик должен уведомить кредитора до
установленного договором срока его предоставления, если иное не
предусмотрено законодательством или договором. В договоре может быть
предусмотрена ответственность за отказ от получения кредита заемщиком
или возможность отказа может быть вообще исключена.

В отличие от договора займа срок является существенным условием
кредитного договора. Последний хотя в определенных случаях и заключается
на условиях «до востребования», как обычный заем, но, будучи возмездным,
может быть досрочно исполнен лишь с согласия кредитора (в соответствии с
правилом п.2 ст.819 ГК).

Ответственность в договоре займа носит односторонний характер. Нарушение
заемщиком договора (просрочка возврата суммы долга) влечет для него
последствия, заключающиеся в возложении на заемщика обязанности по
уплате процентов за неисполнение денежного обязательства,
предусмотренной в общей форме ст.395 ГК. Размер ответственности заемщика
за просрочку определяется ставкой рефинансирования, установленной ЦБ РФ
(п.1 ст. 395 ГК). В этом случае общая сумма денежных средств, подлежащая
возврату в случае нарушения заемщиком своих обязательств, состоит из
сумм: займа, процентов, установленных за пользование заемными
средствами; процентов, начисляемых за нарушение срока возврата заемных
средств. Таким образом, начисление двух разновидностей процентов
происходит кумулятивно, путем сложения процентов-цены займа и
процентов-ответственности. В тех случаях, когда условиями договора
предусмотрено возвращение займа по частям, нарушение заемщиком срока
возврата очередной части займа дает право займодавцу потребовать
досрочного возврата всей оставшейся суммы займа и установленных
процентов. С этого момента, следовательно, возможно и начисление на
указанную сумму дополнительно процентов в соответствии со ст. 395 ГК.
Очевидно, что проценты по правилам указанной статьи могут быть взысканы
лишь при нарушении обязательства займа денег, но не вещей (либо при
невозврате процентов в денежной сумме по договору займа вещей). Из
содержания п.2 ст. 811 ГК не ясно, должен ли заемщик вернуть проценты за
весь срок, установленный договором, либо лишь за период, в течение
которого он пользовался заемными средствами. По общему правилу проценты
начисляются за период пользования кредитными средствами. Хотя,
необходимо отметить, что существует и противоположное мнение по данному
вопросу.

Так, например, Хохлов С.А. высказывает точку зрения, согласно которой
причитающимися процентами (п.2 ст. 811 ГК) следует считать проценты,
начисленные за весь период, установленный договором для возврата суммы
займа, а не только проценты, начисленные к моменту ее досрочного
возврата Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (Часть
вторая). / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. -М.:
Изд-во МЦФР, 1996.С.215.

. Аналогичные последствия наступают для заемщика в случаях, когда он не
предоставляет займодавцу обещанное по договору дополнительное
обеспечение возврата займа (например, предмет залога, поручительство
другого лица или банковскую гарантию), либо это обеспечение
утрачивается, или его условия ухудшаются не по вине займодавца.
Поскольку обеспечение займа предоставлял заемщик, он и должен
позаботиться о его реальности. В противном случае займодавец вправе
требовать досрочного возврата займа с процентами с начислением на эту
суму процентов в соответствии со ст. 395 ГК со дня возникновения такого
права.

В завершение сравнительной характеристики договоров займа и кредита
остается заключить, что договор займа и кредитный договор – два
самостоятельных института, близость которых обусловлена тем, что оба эти
договора оформляют денежное обязательство (заем не является денежным
обязательством лишь в случае, если предметом займа являются не деньги, а
вещи, определенные родовыми признаками, и заем таких вещей –
беспроцентный.

3.2. Проблемы правового регулирования заемно-кредитных правоотношений

Существующие законодательные правила о заключении договора займа,
предоставлении кредитов и обеспечении их возврата, а также о
деятельности Банка России и коммерческих банков по осуществлению
финансово-кредитных операций нуждаются в серьезном улучшении.

Договор займа в смысле ст.807 ГК имеет крайне узкое применение, когда
его предметом являются деньги, поскольку фактическая передача их
займодавцем заемщику – юридическому лицу помимо кредитной организации
невозможна. Значит, п.1 главы 42 применим между гражданами, а также
между юридическими лицами или с их участием в тех случаях, когда закон
допускает наличные расчеты (ст. 861 ГК).

С учетом изложенного следует более четко сформулировать ст. 809 ГК о
процентах по договору займа. Не отвечают отмеченной правовой природе
договора займа и правила п.1 главы 42 о векселе, облигации, договоре
государственного займа (ст.ст. 815 – 817 ГК), которые следовало бы
перенести в п.2, значительно расширив положения о кредитном договоре.
Параграф 3 главы 42 ГК следовало бы упразднить, так как ст. 822 не
раскрывает никакой специфики по сравнению с нормами п.1. Условия о
товарном кредите можно включать в договор купли-продажи и без
соответствующей ссылки на часть 2 ст. 822. Неудачно построена статья о
коммерческом кредите. Он рассматривается как аванс, предварительная
оплата, отсрочка и рассрочка оплаты товаров, работ и услуг, которые
включаются в договоры, исполнение которых связано с передачей в
собственность другой стороны денежных сумм или других вещей,
определенных родовыми признаками. Такие условия можно включать в
соответствующие договоры, например, купли-продажи, и без данной нормы. В
то же время отсрочка и рассрочка по договору займа или кредитного
договора являются изменением согласованного условия о сроке возврата
денег или вещей.

Тем самым положения о займе и кредите в главе 42 ГК сформулированы без
учета существенных условий самостоятельных видов договоров – займа и
кредитного. Законодательный прием, часто используемый в ГК, когда к
отношениям кредитного договора применяются правила, предусмотренные п.1
настоящей главы, то есть договора займа, не только не проводит различий
между этими договорами, но и усиливает недостатки правового
регулирования самого договора займа.

Существо договора займа и кредитного договора заключается в передаче
денег или вещей, определенных родовыми признаками, в собственность
заемщика с его обязательством возвратить займодавцу сумму займа.
Примечательно, что договор банковского вклада (депозита) ничем не
отличается от кредитного договора. В нем то же самое существо – взять
деньги в собственность, хотя в нем этого слова не употребляется, и
вернуть их вкладчику. Однако согласно п.3 ст. 834 ГК к отношениям банка
и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о
договоре банковского счета, по которому банк обязуется выполнять
распоряжения клиента, то есть вкладчика, о перечислении и выдаче
соответствующих сумм со счета. Таким образом, при помощи специального
правового регулирования тех же самых операций по предоставлению взаймы
денег и их возврату возникает договор другого вида, к которому не
применимы правила главы 42 ГК. (?).

Вышесказанное дает веские основания говорить о необходимости разработки
и принятия новой редакции Федерального закона о внесении изменений в
Гражданский кодекс РФ.

2. Некоторые теоретические и практические проблемы правоприменения.

Рассмотрим некоторые проблемы теоретического и практического характера,
существующие в правовом регулировании займа и кредита. Одной из таких
проблем является противоречие между правовой природой кредитного
договора и действующими правовыми нормами о нем.

Как указывалось в п.1 главы 1 настоящей работы, кредитный договор имеет
консенсуальную природу. Однако ее «компрометируют» нормы, содержащиеся в
статье 821 ГК РФ. Так, в соответствии с п.1 ст.821 ГК, право кредитора
отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным
договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств,
очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не
будет возвращена в срок, во-первых, не убедительно как эффективный
правовой инструмент, и, во-вторых, неудачно и неоправданно, с правовой
точки зрения, подменяет собой институт имущественной ответственности,
наступающей вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения
обязательств, более того, при этом законодательно закрепляется еще один
случай одностороннего (полного либо частичного) отказа от исполнения
договора, но не ввиду существенного нарушения контрагентом условий
договора, а в силу экономических соображений, в очередной раз
подтверждая то обстоятельство, что в кредитных обязательствах более
сильной в социально-экономическом смысле стороной является займодавец.
Безусловно, стоит согласиться с тем, что основной проблемой кредитных
обязательств является вопрос возврата денежных средств (кредита) и
процентов за пользование ими. Но какие правовые инструменты должен
использовать кредитор, обеспечивая возврат кредита? Отказ в
предоставлении кредита – мера неэффективная. Да и не правовая.
Современное гражданское законодательство предоставляет участникам
оборота достаточно широкий спектр способов обеспечения исполнения
обязательств. Для кредитных правоотношений наиболее характерно
использование таких институтов, как залог, поручительство и банковская
гарантия. Задаток и удержание имущества должника не типичны для
кредитного договора и поэтому они или вовсе не используются (задаток),
или используются крайне редко (удержание). Здесь следует, справедливости
ради, упомянуть о том, что ранее в банковском деле удержание имело
широкое применение и было одним из немногих случаев использования этого
гражданско-правового института в советском праве.

Что касается неустойки, то вряд ли этот способ обеспечения обязательств
может в современных условиях полностью удовлетворить интересы банков и
иных кредитных учреждений, ибо наличие такой нормы в договоре не
гарантирует реальной возможности возврата заемных средств. Кроме
названных выше и наиболее часто используемых средств обеспечения
обязательств, банками применяются и другие инструменты гражданского
права для защиты своих интересов – страхование риска невозврата кредита,
а также, учитывая открытость способов обеспечения обязательств (ст.329
ГК), иные не указанные в законе способы.

Хотя закон также предоставляет и заемщику право отказаться от получения
кредита, тем самым пытаясь уравновесить неравное положение сторон, все
же заемщик защищен слабее, чем кредитор. Решение кредитора об отказе в
предоставлении кредита, более свободно, нежели решение заемщика об
отказе в получении кредита: в соответствии с п.2 ст. 821 ГК заемщик
вправе отказаться от получения кредита при условии, если иное не
предусмотрено законом, иными правовыми актами или кредитным договором.
Более того, в соответствии с п.2 ст. 821 ГК кредитный договор может
содержать условия о запрещении отказа заемщика от кредита либо
обязывающие его в этом случае возместить кредитору убытки, возникшие по
причине расторжения или изменения заемщиком кредитного договора. Более,
чем очевидно, что законодатель встает на сторону кредитной организации,
которая не только диктует условия и порядок предоставления кредита, но и
не несет никакой имущественной ответственности за неисполнение
кредитного договора. В связи с этим создаются правовые предпосылки для
того, чтобы кредит предоставлялся за чрезмерно высокие проценты, а при
отсутствии возможностей предоставления кредита заемщику – отказаться от
договора, не возместив последнему убытки даже в форме реального ущерба.
Такое правовое регулирование кредитного договора нарушает принципы
гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее
исполнение обязательств, изложенных в ст.ст. 15 и 393 ГК. Статья 400 ГК
предусматривает ограничение права на полное возмещение убытков, а не
освобождает от ответственности, что происходит в данной ситуации.

В связи с изложенным, имеются основания сделать вывод о том, что
указанный дисбаланс в правах сторон в очередной раз свидетельствует о
тенденции к трансформации консенсуального по своей природе кредитного
договора в реальный. Вот почему положение о том, насколько юридически
связаны, с одной стороны, кредитор своим обязательством предоставить
кредит, а с другой стороны, заемщик своим обязательством принять
предоставленное кредитором, является существенным для характеристики
кредитного договора.

Таким образом, можно констатировать, что классический консенсуальный
характер кредитного договора значительно ослаблен и сближен с реальным
договором займа.

Следующей, заслуживающей внимания проблемой, является вопрос о праве
собственности на предмет займа в договоре займа и на денежные средства
(кредит) в кредитном договоре.

Заемные средства переходят в собственность заемщика. Однако, невзирая на
столь явную очевидность, данное обстоятельство является предметом
полемики. Существует две взаимоисключающие позиции, суть которых
выражена следующими суждениями: 1) отданная взаймы денежная сумма
остается в собственности заимодавца и 2) заимодавец передает сумму займа
в собственность заемщика.

Первая точка зрения – итог методологической ошибки, допускаемой
приверженцами данного мнения. Необходимо признать, что в немалой степени
этой ошибке способствуют и законодательство, и сами юристы.

Так, например, ст.209 ГК, объявляя объектом права собственности
имущество, совершенно упускает из виду тот факт, что в ст.128 ГК
имущество было определено как категория, включающая в себя не только
вещи, но и имущественные права. А право собственности на имущественное
право – это уже абсурд.

Или еще пример: ст. 395 ГК устанавливает ответственность за пользование
чужими денежными средствами, подразумевая под таковыми, прежде всего
суммы вовремя не возвращенных займов, кредитов, авансов, вкладов и т.д.,
то есть суммы, собственником которых является лицо, неосновательно их
удерживающее. Почему же тогда они «чужие»? Потому, что другое лицо
(заимодавец, кредитор и т.п.) может потребовать уплаты этих средств.

Так же необходимо добавить, что заемные средства (кредит), как
справедливо отмечалось в юридической литературе, имеют двойственную
правовую природу: как часть имущества они принадлежит заемщику на праве
собственности как полученные заимообразно деньги или вещи, определенные
родовыми признаками; как объект обязательственных правоотношений – это
долги должника перед кредитором, то есть лицом, управомоченным на
истребование или взыскание от должника указанной части имущества (права
требования кредитора).

Итак, в соответствии со ст.807 ГК заем является договором, по которому
деньги или иные вещи, определенные родовыми признаками (предмет
договора), передаются займодавцем в собственность заемщику (п.1 ст.807
ГК). Переход права собственности на предмет займа от займодавца к
заемщику обусловлен, во-первых, тем, что предметом договора являются
деньги и иные движимые вещи, определенные родовыми признаками, за
исключением, разумеется, вещей, оборот которых ограничен, и, во-вторых,
тем, что заемщик использует предмет займа для собственных нужд.
Очевидно, что использовать для собственных нужд
индивидуально-определенную вещь, безусловно подлежащую возврату, было бы
невозможно (такие правоотношения следует квалифицировать либо как
имущественный найм, либо как ссуду). Заемщик использует эти вещи в своих
целях, нередко смешивает их с собственными аналогичными вещами.
Невозможность вернуть те же самые денежные купюры или вещи очевидна, ибо
в ином случае исключается их использование заемщиком для собственных
нужд. Поэтому различие собственного и заемного имущества (средств)
возможно проводить лишь в учетных (бухгалтерских) целях. Но
собственником заемных средств становится заемщик, а у займодавца
появляется основанное на договоре (обязательстве) право требования.
Данное обстоятельство важно иметь в виду при рассмотрении любых сделок,
содержащих элементы займа, в частности банковских. В последнем случае
именно банк или иное кредитное учреждение, выступающее в роли заемщика
по отношению к своим вкладчикам, юридически и фактически становится
собственником вкладов. Впрочем, совершенно противоположную мысль
высказывают приверженцы точки зрения, согласно которой собственником
заемных средств является кредитор: «кредитор, будучи собственником
принадлежащих ему денежных средств.., отчуждает их,.. но не теряет при
этом своего титула собственника, права востребовать предмет передачи в
оговоренные сроки. Сохраняя за собой титул собственника на предмет
передачи, кредитор имеет гораздо больше шансов на возврат временно
отчужденного имущества, чем в положении субъекта, потерявшего право
собственности». Не оставляя без внимания то обстоятельство из
приведенной цитаты, согласно которому собственник и кредитор совпадают в
одном лице, мы должны были бы вслед за авторами констатировать, что
правовое положение вкладчика-собственника средств, внесенных им во
вклад, предпочтительнее, чем правовое положение вкладчика-кредитора.
Интересно, почему? Допустим, что в банк приходят два вкладчика (один –
собственник, а второй – только кредитор) и оба требуют (вот оно, право
требования, которое авторы упорно понимают как осуществление полномочий
собственника) возврата вкладов. Банк отвечает обоим: денег нет. Что
делает каждый из вкладчиков?.

Вкладчик-кредитор отправляется в суд, предъявляет иск о взыскании
денежной суммы в соответствии со ст.393 ГК, выигрывает дело, дожидается
вступления в законную силу решения суда, получает исполнительный лист и
отправляется с ним к судебному приставу-исполнителю. Последний
направляет исполнительный лист в ЦБ РФ, который с ведущегося у него
корсчета банка-должника списывает необходимую денежную сумму, которая
затем передается вкладчику. При отсутствии денег на корсчете ЦБ РФ
отмечает это на исполнительном листе и возвращает его без исполнения,
после чего судебный пристав продает часть имущества банка-должника, а
вырученные от продажи имущества средства направляет на удовлетворение
требований вкладчика.

Вкладчик-собственник отправляется в суд и требует.. возврата своих денег
в соответствии со ст.301 ГК. Своих, внесенных им в банк денежных купюр
(а если внесение во вклад денежных средств было осуществлено в
безналичном порядке, предмет иска вообще трудно представить). Проблем
возникает несколько. Проблема первая: как доказать суду, какие именно из
купюр, находящиеся в банке, принадлежат ему (вкладчику)? Допустим, что
вкладчик с этой проблемой справился. Но возникает проблема следующая:
банк заявляет, что этих купюр у него нет. И это естественно, ведь банк –
не хранилище денег, а предприятие по производству стоимости. Суд, помня
это утверждение, скорее всего, откажет такому вкладчику в иске.
Вкладчику остается лишь искать обладателя определенных денежных купюр.
Но даже если ему все-таки это удастся, на пути его иска об истребовании
купюр встает п.3 ст. 302 ГК: деньги нельзя истребовать от
добросовестного приобретателя. А то, что приобретатель купюр был
добросовестным, – не вызывает никаких сомнений: ни один получающий
деньги не обязан выяснять у плательщика, у кого и как он эти купюры
приобрел и законно ли он их у себя держит.

Ввиду сказанного необходимо еще раз подчеркнуть, что собственником
заемных средств (кредита) всегда является заемщик. В договоре займа
переход права собственности от займодавца к заемщику знаменует передача
предмета займа, а в кредитном договоре – зачисление денежных средств на
расчетный счет заемщика. Арбитражная практика данное обстоятельство
трактует однозначно: «заемные средства, полученные заемщиком по договору
займа или договора кредита, являются его денежными средствами и во
взаимоотношениях с третьими лицами расходуются по общим правилам
расходования денежных средств». Таким образом, важно помнить, что в
любых сделках, содержащих элементы займа, в том числе, банковских,
заемные средства являются собственностью заемщика. Невозможны ни «наем
денежных купюр» по договорам «селенга», «ни доверительное управление
денежными купюрами» (теперь прямо исключенное п.2 ст. 1013,
допускавшееся правилами о «паевых инвестиционных фондах» ).

К сожалению, редакция Закона о банках и банковской деятельности от
03.02.96 вновь допускает «доверительное управление денежными
средствами», что не просто противоречит здравому смыслу, но и является
основой для продолжения различных злоупотреблений.

Еще одной правоприменительной проблемой являются существующие
противоречия между ст.ст. 317, 140 ГК и Законом «О валютном
регулировании и валютном контроле», которые обнаруживаются при
заключении договора займа в иностранной валюте.

Часть 2 ст. 317 ГК позволяет установить в обязательстве, что оно
подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в
иностранной валюте. При этом подлежащая уплате сумма будет определяться
по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа. На
практике деньги передаются уже в валюте. В документе указывается лишь
сумма займа в валюте безо всякого определения процедуры возврата долга.
Изучение практики составления договоров займа показывает, что до сих пор
в договорах зачастую указывается лишь факт передачи определенной суммы в
рублях со ссылкой на курс доллара на момент передачи.

Еще одна проблема – это соотношение существующего порядка заключения
договоров займа с ч.1 ст.317 ГК РФ, ст. 140 ГК РФ и Законом РФ «О
валютном регулировании и валютном контроле». Несмотря на отсутствие в
Законе прямого запрета на совершение рассматриваемого вида сделок,
анализ его норм в совокупности с позицией ЦБ РФ, изложенной в
нормативных актах, позволяет считать договор займа, совершенный в
иностранной валюте, валютной операцией, связанной с движением капитала.
Естественно, что никаких разрешений Банка России на подобные операции
перед заключением сделки контрагенты не получают. Для этого и
понадобилось указание в тексте договора займа, о том, что сумма займа
передается в рублях, но пор курсу иностранной валюты на день передачи,
что в подавляющем большинстве случаев является юридической фикцией,
позволяющей вывести сделку из сферы валютного регулирования.

Таким образом, вопрос валюты заемного обязательства является одним из
основных факторов, влияющих на процедуру исполнения договора займа, как
при нормальном развитии событий, так и в случае судебного спора.
Несмотря на целый ряд явных противоречий между обычаями заключения
договоров займа, судебной практикой и законодательством, большинства
проблем можно избежать изначально при составлении текста договора.
Вместе с тем число таких профессионально оформленных сделок еще довольно
долго будет составлять небольшой процент. В судах снова и снова будут
возникать противоречивые ситуации, положить конец которым может лишь
активная позиция ВС РФ, оформленная специальным постановлением. Но этому
способу упорядочения практики противостоят кроме узкоспециальных, еще и
объективные причины. Например, жесткому запрету совершения сделок займа
в валюте препятствует огромное количество уже имеющихся договоров, в
которых фигурируют немалые суммы. При этом следует учитывать менталитет
относительно стабильности иностранной валюты и очень малую скорость
распространения правовой информации. Подобная жесткость, еще как-то
приемлемая в сфере предпринимательства, здесь может иметь
непредсказуемые последствия. Таким образом, при разрешении конкретных
споров, в основе которых лежат некорректно составленные договоры займа,
необходимо в полной мере использовать возможности, предоставленные самой
ситуацией неопределенности судебной практики. Активную роль здесь будут
играть доказательства фактов, не зафиксированных в тексте договора,
касающиеся процедуры заключения сделки и даже событий, предшествовавших
и сопутствовавших ее совершению.

Рассмотрим еще одну практическую проблему – способ исполнения кредитором
своей обязанности предоставить кредит.

В последнее время арбитражная практика пошла по пути отказов в исках о
взыскании задолженности по кредитам, выданным банками путем оплаты
расчетных документов заемщиков. То обстоятельство, что средства кредита
не поступили на расчетный счет заемщика, расценивается судами как
непредоставление средств в распоряжение заемщика и, в конечном счете,
служит основанием для вывода о безденежности кредитной сделки.

В основе всех заблуждений относительно содержания отношений по
предоставлению кредита без зачисления его суммы на расчетный счет
заемщика лежит, в конечном счете, неспособность составить комплексное
представление об этих отношениях, а также недооценка природы безналичных
денег.

Комплексный характер рассматриваемой конструкции заключается в том, что
она базируется, как правило, на трех договорах. Первичным является
договор, по которому будущий заемщик обязывается платить своему
контрагенту (за товары, работы, услуги и пр.). Наличие обязанности
платить другому лицу побуждает потенциального заемщика вступить в
кредитные отношения и предопределяет цель кредитования – исполнение
обязательств по соответствующему договору. Таким образом, вторым и
центральным элементом конструкции становится кредитный договор. В рамках
кредитного договора заемщик дает кредитору поручение о выполнении
платежа в пользу своего контрагента по первоначальному договору.
Следовательно, в кредитном договоре появляется элемент поручения, а
кредитор и заемщик дополнительно выступают в качестве доверителя и
поверенного. При этом, разумеется, между кредитором (банком) и
получателем платежа не возникает никаких договорных отношений. Заемщик
(доверитель), давая кредитору (поверенному, банку) поручение уплатить по
первичному договору, тем самым реализует право распоряжаться денежными
средствами, предоставленными в кредит. Действующий порядок отражения
кредитных операций в бухгалтерском учете банков полностью исключает
«объявление» заемщика должником без фактического предоставления ему
банком соответствующей суммы. Таким образом, существующая у заемщика
возможность распоряжения средствами кредита одинакова, независимо от
способа предоставления кредита.

Рассмотрим пример из судебном практики, свидетельствующий о
противоположной позиции в отношении способа предоставления кредита. Так,
ООО «Стоик» и ООО «Свод» обратились в Верховный Суд РФ с заявлением о
признании п.2.1.1. Положения ЦБ РФ ?54-П от 31.08.98 г. противоречащим
ГК РФ. Указанный пункт 2.1.1. стоит привести полностью: «предоставление
(размещение) банком денежных средств юридическим лицам осуществляется в
безналичном порядке путем зачисления денежных средств на расчетный,
текущий или корреспондентский счет, в том числе при предоставлении
средств на оплату платежных документов и на выплату заработной платы».
Как указывают заявители, данный пункт ограничивает права юридических
лиц, предусмотренные ст.ст. 313, 814, 821 ГК РФ. Решением ВС РФ
указанное заявление оставлено без удовлетворения, а Определением
Кассационной коллегии ВС РФ – без изменения. В этой связи необходимо
добавить, что практика, как всегда, опережает теорию, и предоставлении
кредита без перечисления суммы на расчетный счет заемщика – тому
подтверждение. Каждый второй кредит предоставляется именно таким
способом.

Еще одно противоречие в сфере применения норм действующего
законодательства. Это касается формы кредитного договора.

В соответствии с п.3 ст.7 Закона о бухгалтерском учете кредитные
обязательства, не подписанные главным бухгалтером, считаются
недействительными. Согласно ст. ст.307, 819 ГК кредитные обязательства
возникают из кредитного договора, который должен быть заключен в
письменной форме (ст.820 ГК). Сделка в письменной форме совершается
путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного
лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом
уполномоченными ими лицами. Сказанное свидетельствует о том, что в ст.7
Закона о бухучете под кредитными обязательства следует понимать
кредитные договоры. Вместе с тем п.1. ст. 53 ГК устанавливает, что
юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя
гражданские обязанности через свои органы, которые действуют в
соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными
документами. Поскольку главный бухгалтер в отличие от руководителя не
является органом управления юридического лица, норма, содержащаяся в
ст.7 Закона о бухучете, противоречит п.1 ст. 53 ГК. Эти законы имеют
статус федеральных, однако, в соответствии со ст.4 федерального закона
«О введении ив действие части первой ГК РФ» иные федеральные законы
применяются постольку, поскольку не противоречат части первой ГК. Таким
образом, кредитный договор, не подписанный главным бухгалтером, не
является недействительным.

Пойдем еще дальше. Если следовать логике закона о бухучете и норме о
коммерческом кредите, любой договор купли-продажи, поставки и т.д., по
условиям которого существует разрыв во времени между моментом передачи
товаров (работ, услуг) и моментом оплаты (что характерно для
подавляющего большинства договоров, заключаемых в сфере
предпринимательской деятельности), требует подписи главного бухгалтера,
иначе договор будет недействительным.

Сторонники точки зрения о необходимости подписи главного бухгалтера на
гражданско-правовых договорах отождествляют два различных понятия:
сделка и обязательство. В силу обязательства должник обязан совершить в
пользу кредитора определенное действие, либо воздержаться от
определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника
исполнения его обязанности.

Таким образом, обязательство – это определенное правоотношение, тогда
как сделка – это юридический факт, с которым закон связывает
установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Гражданского законодательство предъявляет требования к форме сделки,
тогда как форма обязательства не может быть установлена в силу его
правовой природы. Таким образом, положение п.3 ст.7 Закона о бухучете,
фактически устанавливающее требование к форме обязательства,
противоречит нормам гражданского законодательства. Исходя из смысла
Закона о бухучете, термин «обязательство» использован в нем не в
гражданско-правовом смысле. Видимо, под обязательством в данном случае
понимаются бухгалтерские документы, опосредующие бухгалтерский учет
хозяйственных операций и заключаемых договоров. Некорректность
формулировки данного закона послужила его расширительному толкованию.

Характерно, что за период действия закона о бухгалтерском учете с ноября
1996 г. по настоящее время в практике Президиума ВАС РФ не было ни
одного спора, предметом которого являлось бы требование о признании
недействительным кредитного договора, договора займа или иных
гражданско-правовых договоров по причине отсутствия подписи главного
бухгалтера.

В завершение рассмотрения некоторых теоретических и практических проблем
правоприменения необходимо уделить внимание встречающимся в практике
фактам, свидетельствующим о неправильном применением норм о займе к
вексельным отношениям. Кроме того, арбитражная практика имеет
оригинальный подход к решению проблем, связанных с порочностью векселей.

Так, нередко предприниматели используют вексель в качестве предмета
займа. Заслуживает особого внимания то обстоятельство, что вексель не
может быть предметом займа. Согласно п.1 ст. 807 ГК предметом договора
займа выступают деньги или другие вещи, определенные родовыми
признаками. Из анализа вексельного законодательства, ст. 143 ГК следует,
что вексель является ценной бумагой, поэтому быть предметом займа не
может. Вместе с тем в соответствии с соглашением сторон заемщиком может
быть выдан вексель, удостоверяющий ничем не обусловленное обязательство
векселедателя выплатить после наступлении предусмотренного векселем
срока полученные взаймы денежные суммы. Эти правоотношения регулируются
вексельным законодательством. Следует иметь в виду, что в данном случае
предметом договора займа все равно выступает не вексель, а оформленное
им право требования.

Рассмотрим следующий пример. Организацией выдан индивидуальному
предпринимателю вексель по договору займа с условием погашения наличными
деньгами и равными частями в течение года. Заемщик уклоняется от
исполнения своих обязательств, считая, что вексель не может быть
предметом договора займа в силу ст. 807 ГК. Как видно, индивидуальный
предприниматель здесь выступает заемщиком (ведь ему передан «предмет
займа» – вексель), в это же время он является векселеполучателем. В
связи с изложенным выше выводом о невозможности векселя быть предметом
договора займа ситуацию следует решить следующим образом. Заемщик
(индивидуальный предприниматель) должен вернуть вексель займодавцу, а
если заемщик этого не делает, то у него с момента использования векселя
в качестве оплаты возникает неосновательное обогащение, которое заемщик
обязан возвратить в соответствии с п.1 ст. 1102. На сумму
неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за
пользование чужими денежными средствами с того времени, когда
приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения
или сбережения денежных средств (п.2 ст. 1107 ГК).

Итак, сделка должна квалифицироваться как недействительная (ст. 168 ГК).
В этом случае наступает последствия, предусмотренные п.2 ст. 167 ГК, а
именно: каждая из сторон обязаны возвратить другой все полученное по
сделке.

Вместе с тем российская практика нередко решает такие вопросы по иному.
Так, невозможность выступать векселя в качестве предмета договора займа
не означает автоматического признания сделки недействительной. Как
указал Президиум ВАС РФ «невозможность признания документа векселем в
силу дефекта его формы не препятствует предъявлению самостоятельного
требования из такого документа на основании норм гражданского права об
обыкновенном долговом документе. Правоотношения сторон в этом случае
регулируются общегражданским законодательством, а не нормами вексельного
права». То есть, будучи недействительным как вексель, такой документ не
порождает правоотношений, регулируемых вексельным правом, но может
удостоверять правоотношения, вытекающие из гражданско-правовой сделки.

3. Основные направления совершенствования законодательства в сфере
заемно-кредитных правоотношений.

Как мы смогли убедиться, законодательство о займе и кредите нуждается в
серьезном улучшении. В целях его совершенствования необходимо принятие
следующих мер.

1. Разработка и принятие новой редакции Федерального закона о внесении
изменений и дополнений в Гражданский кодекс РФ для формулирования
положений о займе и кредите с учетом существенных условий этих
самостоятельных договоров. Изменение структуры 42 главы ГК с учетом
соображений, высказанных в настоящем разделе.

2. Необходимо упразднить правило п.1 ст. 821, позволяющее кредитору в
одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства, как не
соответствующее принципам об имущественной ответственности и
консенсуальной природе кредитного договора.

3. Следует внести изменения в Закон о банках и банковской деятельности,
запрещающие доверительное управление денежными средствами.

4. Содержание нормы п.3 ст.7 Закона о бухгалтерском учете, фактически
объявляющей недействительным кредитный договор без подписи главного
бухгалтера, следует привести в соответствие с действующим
законодательством.

5. Необходимо принятие специального Постановления ВС РФ, разъясняющего
порядок заключения и исполнения договора займа в иностранной валюте, так
как имеются противоречия между ч.1 ст.317 ГК РФ, ст. 140 ГК РФ и Законом
РФ «О валютном регулировании и валютном контроле».

6. Требуется законодательное разрешение проблемы, связанной со способом
исполнения кредитором своей обязанности предоставить кредит. Нормы ЦБ
РФ, носящие фискальную нагрузку и исключающие возможность перечисления
денежных средств, являющихся предметом кредитного договора, на счета,
указанные заемщиком, следует упразднить.

7. В целях соблюдения единой терминологии следует исключить употребление
термина «ссуда» в смысле «банковский краткосрочный кредит», а также в
соответствии с правомочиями лиц, осуществляющих внебанковское
кредитование, заменить употребление терминов «кредит», «кредитор» на
термин «заем», «займодавец».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая рассмотрение института займа и кредита в гражданском праве
России, еще раз подчеркнем те принципиальные моменты и характерные черты
этих институтов, которые были выявлены в результате анализа действующего
законодательства, судебно-арбитражной практики и основных положений
отечественной цивилистической доктрины.

Заем и кредит – два самостоятельных института. Объединение займа и
кредита в одну главу – законодательный прием, преследующий цели
соблюдения юридической экономии, а также более или менее
централизованного регулирования денежного обязательства. Кроме того,
благодаря своей универсальной конструкции, заем имеет своим предметом не
только деньги, но и другие вещи, определенные родовыми признаками. В
указанном случае заем не является денежным обязательством при условии
беспроцентности. Если же в договоре будет содержаться условие о
процентах, имеющих денежный эквивалент, такой заем следует считать
денежным обязательством. Поскольку заем представляет собой долг в чистом
виде, его конструкция представляет практический интерес для участников
гражданского оборота благодаря возможности новировать долг в заемное
обязательство, вследствие чего проценты по денежному обязательству
смогут начисляться взамен штрафов и неустойки, предусмотренных прежним
договором.

Кредитный договор не является предварительным договором о займе,
договором присоединения и его заключению не может предшествовать
заключение предварительного кредитного договора. Проценты в договоре
займа и кредита могут быть, во-первых, вознаграждением, платой за
пользование вещами либо денежными средствами, и, во-вторых,
ответственностью в случае неправомерного удержания, уклонения от их
возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или
сбережения за счет кредитора.

Вещи, определенные родовыми признаками, либо денежные средства всегда
передаются заемщику в собственность. Кредитный договор, в котором
денежные средства (кредит) перечисляются кредитором по поручению
заемщика на счет (расчетный, текущий, корреспондентский) его (заемщика)
контрагента, нельзя считать безденежным.

Недопустимы ни доверительное управление денежными средствами, ни их
найм.

Необходимо разрешить имеющееся противоречие в действующем
законодательстве в отношении заключения договора займа, предмет которого
выражен в инвалютном эквиваленте. Представляется, что в целях разрешения
имеющихся противоречий, Верховный Суд РФ должен принять специальное
постановление.

Несколько слов о проблеме терминологии. Так, если перефразировать
классика, следует употреблять тот термин, которым выражается содержание
подразумеваемой категории, и наоборот, подразумевать ту категорию,
которую характеризует известный термин. Необходимо упразднить
употребление термина «ссуда» в смысле «краткосрочного банковского
кредита»; вместо терминов «кредит», «кредитор» следует употреблять
термин «заем», «займодавец» – в случаях, когда речь идет о внебанковском
кредитовании.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 14.10.2005) // РГ от
25.12.1993, № 237, СЗ РФ от 17.10.2005, № 42, ст. 4212.

2. Арбитражный процессуальный Кодекс Российской Федерации от 24.07.2002
№ 95-ФЗ (ред. от 31.03.2005) // СЗ РФ от 29.07.2002, № 30, ст. 3012, СЗ
РФ от 04.04.2005, № 14, ст. 1210.

3. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994
№ 51-ФЗ (ред. от 21.07.2005) // СЗ РФ от 05.12.1994, № 32, ст. 3301, СЗ
РФ от 25.07.2005, № 30 (2 ч.), ст. 3120.

4. Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996
№ 14-ФЗ (ред. от 18.07.2005) // СЗ РФ от 29.01.1996, № 5, ст. 410, СЗ РФ
от 25.07.2005, № 30 (1 ч.), ст. 3100.

5. Федеральный закон «Об особенностях эмиссии и обращения
государственных и муниципальных бумаг» №136-ФЗ от 29.07.98 г. //
Собрание законодательства РФ. №31. 1998. Ст. 3814.

6. Федеральный закон от 08.12.1995 N193-ФЗ “О сельскохозяйственной
кооперации” (ред. от 18.02.1999) // Собрание законодательства РФ. N 50.
1995. Ст. 4870.

7. Федеральный закон РФ «О государственной поддержке малого
предпринимательства» 14 июня 1995 года № 88-ФЗ // Собрание
законодательства РФ. №25.1995. Ст. 2343.

8. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 02.12.90
№395-1.// Собрание законодательства РФ. №6. 1996. Ст.492. (в ред.
Федерального закона от 08.07.99 №136-ФЗ).

9. Федеральный закон «О простом и переводном векселе» №48-ФЗ от 11.03.97
г. // Собрание законодательства РФ. №11. 1997. С. 1238.

10. Федеральный закон «О бухгалтерском учете» №129-ФЗ от 21.11.96 г.
//Собрание законодательства РФ. №48. 1996. Ст. 5369.

11. Указ Президента РФ «О дополнительных мерах по повышению
эффективности инвестиционной политики РФ» №765 от 26.07.95 г. //
Собрание законодательства РФ. № 31. 1995. Ст. 3097.

12. Положение ЦБ РФ от 31.08.98 г. №54-П. «О порядке предоставления
(размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата
(погашения). // Вестник Банка России. №70-71. 1998. С.17-40.

13. Инструкция ЦБ РФ №7 от 29.06.92 г. О порядке обязательной продажи
предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через
уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке
РФ (с изменениями и дополнениями).// Экономика и жизнь. №28. 1992.
С.19-25.

14. Временные правила предоставления муниципальных и ипотечных займов на
жилищное строительство и приобретение жилья от 05.10.2000 г. //
Ведомости. 2000. С. 2-3.

Научная литература

15. Агарков М.М. Основы банковского права. Учение о ценных бумагах. М.:
Изд-во «Юристъ», 1994.

16. Андреев В.К. О займе, смежных договорах и банках.// ЭЖ-Юрист. 1999.
№31. С.4-5.

17. Белов В.А. Вексельные договоры.// Бизнес и банки. №19-20. 1999.
С.5-7.

18. Белов В.А. «Собственность» и «право собственности».// Бизнес и
банки. №5. 2000. С.3-5.

19. Белов В.Н. О внебанковском кредитовании. // Бизнес и банки. №6.
1999. С.4-5

20. Белокрылова О., Клавдиенко Т. Экономико-правовой статус кредитного
товарищества как нового субъекта финансового рынка. // Хозяйство и
право. №10. 1997. С. 45-51.

21. Беляков В. Заключение договора займа в иностранной валюте. //
ЭЖ-Юрист. №36. 2000. С.2-3.

22. Бойкова М., Кампфер Ю. Заемные и кредитные отношения в свете нового
Гражданского кодекса РФ. // Финансово-правовой абонемент. №21. 1996.
С.8-10.

23. Вашков Б. Предоплата как кредит. // ЭЖ-Юрист. №48. 1999. С. 3-4.

24. Витрянский В. Комментарий к постановлению Пленума ВС РФ и Пленума
ВАС РФ от 08.10.98 г. №1314. // Хозяйство и право. №11. 1998. С.32-40.

25. Воронцова И. О предоставлении кредита без перечисления суммы на
расчетный счет заемщика. // ЭЖ-Юрист. №2. 1999. С.2-3.

26. Годеме Е. Общая теория обязательств. М.: Изд-во Министерства
юстиции СССР, 1948.

27. Гражданское право. Учебник. Ч.2. Под ред. Сергеева А.П., Толстого
Ю.К. М.: Изд-во «Проспект», 1997.

28. Добрынина Л.Ю. Вексельное право России: Учебное и практическое
пособие. М.: Изд-во «Спарк», 1998.

29. Ефимова Л. Процент как форма вознаграждения по банковским
сделкам.// Бизнес и банки. №12, 1998. С. 2-4.

30. Иншаков В. Акционерные общества: крупные сделки и
кредит.//ЭЖ-Юрист. №24-25, 1999. С.3-4.

31. Исаев И.А. История государства и права России. М.: Изд-во «Юристъ»,
1995.

32. Комментарии к Конституции РФ. Под ред. Окунькова Л.А. М.: Изд-во
БЕК, 1996.

33. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (Часть
вторая). Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. М.: Изд-во
МЦФР, 1996.

34. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской федерации части
второй. Отв. ред. Садиков О.Н. М.: Изд-во «Юридическая фирма Контракт»;
«Инфра М – Норма», 1997.

35. Комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации.
Под общ. ред. Карповича В.Д. М.: Изд-во «Фонд «Правовая культура» фирма
«Гардарика», 1996.

36. Комментарии к Федеральному закону «Об акционерных обществах». Под
ред. Шапкиной Г.С. М.: Изд-во БЕК, 1996. Лаврушин О.И., Жуков А.И.
Экономические и правовые проблемы использования кредита.// Бизнес и
банки. №1-2, 2000. С.1-5.

37. Лебедев К. Понятие, состав и правовой режим кредиторской
задолженности. // Хозяйство и право. №11. 1998. С. 23-28.

38. Лунц Л.А. Денежное обязательство в гражданском и коллизионном праве
капиталистических стран. С.62. М.: Юрид. Изд-во Министерства юстиции
СССР, 1948.

39. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М.:
Изд-во «Статут», 1999.

40. Михайлов Н.П. Сборник древних правовых текстов. Свердловск: Изд-во
«Урал», 1989.

41. Ненашев А. Некоторые аспекты вексельного обращения в России. //
ЭЖ-Юрист. №19. 1998. С. 5-8.

42. Новицкий А. Кредитный договор.//ЭЖ-Юрист. №19, 1998. С.3-6.

43. Новицкий И.Б. Римское право. М.: Изд-во «ТЕИС», 1994.

44. Пастушенко Н. К вопросу о кредитной кооперации. // Хозяйство и
право. №8. 1998. С. 43-51.

45. Толмачев А. Товарный и коммерческий кредит. //Хозяйство и право.
№11. 1998. С. 36-41.

46. Сарбаш С. Гражданский кодекс: обеспечение исполнения кредитных
обязательств. // Закон. №2, 1997. С.93-109.

47. Старостина О. О форме кредитных договоров. // Электронная версия
финансово-правового абонемента «Предпринимательская практика:
вопрос-ответ». Гарант, АКДИ «Экономика и жизнь». www.online.garant.ru

48. Суханов Е.А. О юридической природе процентов по денежным
обязательствам. // Законодательство. №1. 1997. С. 21-32.

49. Суханов Е.А. Посреднические и кредитно-финансовые сделки в новом
Гражданском кодексе РФ. М.: Изд-во Центр деловой информации «Экономика и
жизнь», 1996. С.21-34.

50. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд-во
«Спарк», 1995.

Судебная практика

51. Постановление Президиума ВАС РФ от 12.03.96 г. №6974/94 // Вестник
ВАС РФ. №7. 1996. С. 13-14.

52. Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О
практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за
пользование чужими денежными средствами».// Хозяйство и право. № 11.
1998. С.11-19.

53. Письмо ВАС РФ от 26.01.94 №ОЩ-7ОП-48 «Обзор практики рассмотрения
споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением кредитных
договоров». // Вестник ВАС РФ. №2. 1994. С.44-49.

54. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.97 г. №18 «Обзор
практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в
хозяйственном обороте». // Вестник ВАС РФ. №10. 1997. С.34-38.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Договор займа

г.________________ “___” ___________ 20____
г.

______________________банк в лице
_______________________________,

действующего на основании Устава, именуемый в дальнейшем “Займодавец”,
и

_________________________ в лице
____________________________________,

действующего на основании _______________________, именуемый в
дальнейшем

“Заемщик”, заключили настоящий договор о нижеследующем:

1. “Займодавец” в порядке оказания финансовой помощи, в срок
до

“___”________20___ г. передает “Заемщику” денежные средства в
сумме

________________________________________________________________
рублей.

(цифрами, прописью)

2. “Заемщик” обязуется возвратить полученную по настоящему
договору

сумму по истечении ________ месяцев со дня получения вышеуказанной
суммы.

3. “Займодавец” обязуется принять до истечения срока, указанного
в

п.2 настоящего договора, денежные средства, переданные им “Заемщику”.

4. Указанная в настоящем договоре сумма передается
наличными

представителю “Заемщика”, действующего на основании доверенности.

5. Факт передачи суммы по настоящему договору
подтверждается

распиской “Заемщика”, которую он передает “Займодавцу” в
момент

получения занимаемой суммы.

6. За неисполнение или ненадлежащее исполнение условий
настоящего

договора стороны несут ответственность, установленную законодательством.

7. Срок действия настоящего договора:

Начало “___”________ 20___г.

Окончание “___”_________ 20___ г.

8. Юридические адреса и реквизиты сторон:

Заемщик:___________________

Займодатель:_______________

“Займодавец” “Заемщик”

____________ ___________

М.П. М.П.

Кредитный договор

г._________________ “___”_________20___ г.

__________ банк, именуемый в дальнейшем “Банк” в лице
__________,

действующего на основании Устава, с одной стороны и ________, именуемый
в

дальнейшем “Заемщик”, в лице ___________, действующего на
основании

_________, с другой стороны, заключили настоящий договор о
нижеследующем:

1. Предмет договора

1.1. Банк предоставляет Заемщику кредит в сумме _______ (цифрами
и

прописью) на срок _________ до ____________ со взиманием _____%%
годовых.

1.2. Погашение кредита осуществляется с
расчетно-текущего

счета________________

2. Объект кредитования

2.1
________________________________________________________________

________________________________________________________________________
_

3. Порядок расчетов

3.1. Заемщик производит возврат кредита в срок, обусловленный
сроч-

ным обязательством, своим платежным поручением.

3.2. Проценты по выданному кредиту начисляются ежеквартально и
на

дату возврата кредита. Расчет процентов производится за полный
предыдущий

квартал, сумма процентов перечисляется Банку платежными поручениями
Заем-

щика до 10 числа или в следующий за ним рабочий день каждого квартала,
за

который производится начисление.

3.3. Отсчет срока по начислению процентов начинается с даты
списания

средств со счета Банка и заканчивается датой зачисления их на счет
Банка.

Документальным основанием для расчета процентов служат выписки
из

лицевого счета Банка.

3.4. С просроченной задолженности и суммы неуплаченных в
срок

процентов за пользование кредитом взимается повышенная процентная
ставка

20% от суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки.

4. Обязательства банка

4.1. Банк обязуется произвести своевременное перечисление кредита
в

срок, указанный Заемщиком.

5. Обязательства Заемщика

5.1. Для получения кредита Заемщик предоставляет Банку:

– заявление на кредит с указанием цели его использования;

– срочное обязательство на дату возврата кредита;

– гарантии платежеспособности.

5.2. Заемщик обязуется своевременно возвратить кредит и проценты
по

ней и в соответствии с действующим законодательством отвечает по
своим

обязательствам принадлежащими ему финансовыми и материальными ресурсами.

5.3. При досрочном возврате кредита Заемщик обязан предупредить
Банк

о своем намерении за 5 дней.

6. Прочие условия

6.1. Договор вступает в силу с даты списания средств по кредиту
со

счета Банка и заканчивает свое действие после полного погашения
Заемщиком

кредита, перечисления процентов по нему и выполнения Заемщиком
других

условий договора.

6.2. Банк вправе востребовать с Заемщика кредит и проценты по
нему

досрочно в случае задержки перечисления процентов или нарушения любого
из

условий договора.

6.3. В случае принятия Центробанком России мер по
стабилизации

денежного обращения Банк оставляет за собой право произвести
изменение

процентной ставки по настоящему договору, но не ранее, чем через
три

месяца после перечисления кредита Заемщику.

6.4. Все изменения и дополнения по настоящему договору
действительны

лишь в том случае, если они совершены в письменной форме и
подписаны

уполномоченными на то лицами.

6.5. Если одна из сторон изменит свой адрес, то она
обязана

своевременно информировать об этом другую сторону.

6.6. Все споры, возникающие в процессе исполнения
настоящего

договора, будут в предварительном порядке рассматриваться сторонами
в

целях выработки взаимоприемлемого решения.

6.7. При недостижении договоренности спор передается на
рассмотрение

в арбитражный суд в соответствии с действующим законодательством.

7. Юридические адреса и реквизиты сторон:

Банк:_________________

Заемщик:______________

Настоящий договор составлен в 4-х экземплярах: первый и
четвертый

хранятся в Банке, второй у Заемщика, третий находится в учреждении
Банка

по месту открытия расчетного счета Заемщика.

БАНК ЗАЕМЩИК

_________ ___________

М.П. М.П.

Нашли опечатку? Выделите и нажмите CTRL+Enter

Похожие документы
Обсуждение

Ответить

Заказать реферат!
UkrReferat.com. Всі права захищені. 2000-2020